WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
-- [ Страница 1 ] --

ББК 87.3 Ш 99 Главный редактор и автор проекта «Книга света» С.Я.Левит Редакционная коллегия серии:

Методология Л.В.Скворцов (председатель), В.В.Бычков, социальных П.П.Гайденко, И.Л.Галинская, В.Д.Губин, Ю.Н.Давыдов, Г.И.Зверева, Ю.А.Кимелев, наук Н.Б.Маньковская, Л.Т.Мильская, Ю.С.Пивоваров, М.К.Рыклин, И.М.Савельева, М.М.Скибицкий, А.К.Сорокин, П.В.Соснов Составление тома: Н.М.Смирнова Переводчики: В.Г.Николаев, С.В.Ромашко, Н.М.Смирнова Общая и научная редакция, послесловие Н.М.Смирновой Художник: П.П.Ефремов Шюц А.

Ш 99 Избранное: Мир, светящийся смыслом / Пер. с нем. и англ. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2004. — 1056 с. (Серия «Книга света».) А.Шюц (1899—1959) — австрийский философ и социолог, последователь Гуссерля, основатель социальной феноменоло гии. В первой, высоко оцененной Гуссерлем, книге Шюца «Смысловое строение социального мира» (1932) заложены ос новные идеи, развитые в последующих работах. В книге пред принята попытка философского обоснования социальных наук на основе гуссерлевской описательной феноменологии.

Тем самым Шюц стремился выполнить поставленную Гуссер лем задачу восстановления связи абстрактных научных катего рий с «жизненным миром», понимаемым как мир непосред ственной человеческой жизнедеятельности, мир культуры.

В том вошли важнейшие работы А.Шюца: «Размышления о проблеме релевантности», «О множественных реальностях», «Символ, реальность и общество».

© С.Я.Левит, составление серии, © Н.М.Смирнова, составление тома, послесловие, © В.Г.Николаев, С.В.Ромашко, Н.М.Смирнова, перевод, ISBN 5 8243 0513 7 © «Российская политическая энциклопедия», Обыденная и научная интерпретация * человеческого действия I. Введение: содержание опыта и объекты мышления 1. Конструкты обыденного и научного мышления и обыденное мышление, ни наука не могут суще ствовать, не отходя от жесткой привязанности к « актуальному содержанию опыта». Это высказыва ние А.Н. Уайтхеда составляет основу его анализа в Н работе «Организация мышления»1. Даже в по вседневной жизни восприятие предмета представляет собой не что большее, чем просто чувственную презентацию2. Это объект мышления, конструкт высокосложной природы, включающий в себя не только определенные формы последовательности его конституирования во времени как объекта отдельного чувствен ного восприятия, скажем зрения3, и пространственных отно шений, чтобы конституировать его как чувственный объект не скольких чувств, скажем зрения и осязания4, но также и вклад воображения, завершаемый гипотетическим чувственным пред ставлением5. Согласно Уайтхеду, именно последний фактор, воображение гипотетического чувственного представления, явля ется «той твердой породой, на которой зиждется вся структура обыденного мышления»6, и рефлективный критицизм пытает ся «сконструировать наше чувственное представление как ре альное воплощение гипотетических мыслительных объектов восприятия7. Иными словами, так называемые конкретные факты обыденного восприятия не столь конкретны, как кажут ся. Они уже включают в себя абстракции высокосложной при роды, и мы должны принять их во внимание во избежание не уместной здесь иллюзии конкретности8.

Согласно Уайтхеду, наука всегда преследует двоякую цель:

первая – создание теории, согласующейся с опытом, вторая – * Schutz A. Collected Papers, Vol. 1, Martinus Nijhoff, The Hague, 1962. P. 3–47. Пер.

Н.М. Смирновой.

объяснение обыденных понятий природы, по крайней мере, в 2. Специфическая структура конструктов социальных наук общих чертах;

это объяснение состоит в сохранении этих по нятий в гармонизированном мышлении научной теории9. Для достижения этой цели физика (единственная наука, которая Если, согласно этой точке зрения, все научные конструкты интересует Уайтхеда в этом контексте) должна развить такие создаются для замены конструктов обыденного мышления, то приемы, посредством которых объекты мышления обыденного принципиальное различие между естественными и социальными восприятия заменяются научными объектами мышления10. науками становится легко уловимым. Представители естествен Последние, такие, как молекулы, атомы и электроны, обладают ных наук сами определяют, какой сектор универсума природы, всеми качествами, доступными непосредственному чувственно факты и события в нем и какие аспекты этих фактов и событий му представлению в нашем сознании и известны нам только как тематически и интерпретативно релевантны поставленной серия событий, в которых они участвуют, – событий, пред цели. Эти факты и события не являются ни предварительно ставленных в нашем сознании посредством чувственных пред отобранными, ни предварительно интерпретированными;

ставлений. Такие приемы наводят мосты между текучей нео они не обнаруживают внутренней структуры релевантностей.

пределенностью чувств и четкими определениями мышления11. Релевантность не присуща природе как таковой, это резуль В нашу задачу не входит детальное рассмотрение того ори тат избирательной и интерпретирующей деятельности чело гинального метода, посредством которого Уайтхед использует века в природе, занимающегося научными наблюдениями.

кратко описанные выше принципы для анализа организации Факты, данные и события, с которыми имеет дело представи мышления, начиная с «анатомии научных идей» и кончая ма тель естественных наук, являются именно фактами, данными тематизированными теориями современной физики и проце и событиями в поле его научного наблюдения, но это поле ни дурными правилами символической логики12. Нас, однако, чего не «значит» для находящихся в нем молекул, атомов и крайне интересует тот основополагающий взгляд, который электронов.

Уайтхед разделяет со многими выдающимися мыслителями Но фактам, событиям и данным, с которыми имеет дело нашего времени, такими, как Джемс13, Дьюи14, Бергсон15 и представитель общественных наук, присуща совсем иная Гуссерль16. Эта точка зрения может быть весьма схематично структура. Его поле научного наблюдения, социальный мир, представлена в следующих словах: все наше знание о мире, как никак не является бесструктурным. Он имеет собственное зна обыденное, так и научное, содержит конструкты, т.е. набор чение и структуру релевантности для человеческих существ, в абстракций, обобщений, формализаций и идеализаций, соот нем живущих, думающих и действующих. Они уже осуществи ветствующих определенному уровню организации мышления. ли выборку и проинтерпретировали этот мир в конструктах Строго говоря, не существует чистых и простых фактов. Все обыденного мышления повседневной жизни, и именно эти факты изначально отобраны из всеобщего контекста деятель объекты мышления воздействуют на их поведение, определя ностью нашего разума. Следовательно, они всегда интерпрети ют цели их действий и доступные средства их достижения, – рованы, как факты, на которые взирают как на искусственно короче, помогают им сориентироваться в природном и социо выбранные из их контекста посредством абстрагирующей де культурном окружении и поладить с ним. Объекты мышления, ятельности, так и факты, рассматриваемые сами по себе. И в созданные социальными учеными, отсылают нас к объектам том, и в другом случае они содержат внутренний и внешний мышления, созданным здравым смыслом людей, живущих по горизонт интерпретации. Это не означает, что в повседневной вседневной жизнью среди других людей, и основаны на таких жизни или в науке мы не в состоянии схватить реальность объектах. Так что используемые социальным ученым конструк мира. Это означает, что мы воспринимаем лишь определенные ты являются, так сказать, конструктами второго порядка, а его аспекты, а именно, те, которые релевантны нам как для именно конструктами конструктов, созданными действующи осуществления наших дел в жизни, так и с точки зрения при ми лицами на социальной сцене, чье поведение социальный знанных процедурных правил мышления, называемых науч ученый наблюдает и пытается объяснить в соответствии с про ным методом. цедурными17 правилами своей науки.

8 Современные социальные науки столкнулись с серьезной других, наших предшественников, как упорядоченный. Теперь дилеммой. Одна школа усматривает фундаментальное различие же он представлен нашему опыту и интерпретациям. Все ин в структуре социального мира и мира природы. Однако такое терпретации этого мира основаны на предшествующем опыте понимание ведет к ошибочному заключению, будто бы соци его восприятия, нашем собственном или переданном нам ро альные науки совершенно отличны от естественных, – точка дителями или учителями;

этот опыт как запас наличного зна зрения, игнорирующая тот факт, что определенные процедур ния («knowledge at hand») функционирует как схема референции.

ные правила правильной организации мышления являются К запасу наличного знания относится знание того, что мир, общими для всех эмпирических наук. Другая школа пытается в котором мы живем, состоит из ограниченного числа объек рассматривать поведение человека таким же образом, каким тов с более или менее определенными свойствами, объектов, представитель естественных наук смотрит на «поведение» сво среди которых мы передвигаемся, на которые мы можем воз их объектов мышления, считая само собой разумеющимся, что действовать и которые сопротивляются этому воздействию.

методы естественных наук (и прежде всего математической Однако ни один из этих объектов не воспринимается как изоли физики), которые достигли столь замечательных результатов, рованный. Он изначально помещен в горизонт уже знакомого и являются единственно научными методами. С другой стороны, известного и как таковой воспринимается как неоспоримая дан считается само собой разумеющимся, что само заимствование ность до последующего упоминания, не проблематизирован методов конструирования объектов естественных наук приво ный, но в любое время проблематизируемый запас наличного дит к достоверному знанию социальной реальности. Однако знания. Непроблематизированный предшествующий опыт, эти два утверждения не совместимы. Даже в высшей степени однако, изначально дан как типизированный, т.е. несущий от утонченная и предельно развитая система бихевиоризма, к крытый горизонт ожидаемого сходного опыта. Внешний мир, примеру, уводила бы далеко в сторону от конструктов, с помо к примеру, воспринимается в опыте не как нагромождение от щью которых люди в их повседневной жизни переживают в дельных неповторимых объектов, рассеянных в пространстве опыте собственное поведение и поведение своих близких. и времени, но как «горы», «деревья», «животные», «люди». Я Для того чтобы преодолеть эту трудность, требуются специ мог бы никогда не увидеть ирландского сеттера, но если я его альные методологические приемы, среди которых – констру видел, то я знаю, что это животное, а именно собака, демон ирование образцов рационального действия. В целях дальней стрирующая знакомые приметы и поведение, типичное для шего анализа специфической природы объектов мышления собаки, а не, скажем, кошки. Я могу задать резонный вопрос:

социальных наук следует охарактеризовать некоторые исполь «Какова порода этой собаки?» Вопрос предполагает, что отли зуемые в повседневной жизни конструкты здравого смысла. чие этой собаки от всех, которых я знаю, становится суще Ибо на последних основаны первые. ственным и проблематизируется только благодаря тому, что по моему прошлому опыту я знаю, что такое типичная собака. В более специализированном языке Гуссерля, чей анализ типи II. Мыслительные конструкты здравого смысла заций в повседневной жизни мы попытались подытожить19, то, что испытывается в опыте реального восприятия объекта, апперцептивно передается любому другому сходному объекту, 1. Здравый смысл индивида является системой воспринимаемому лишь как тип. Реальный опыт подтверждает типизированных конструктов или не подтверждает моего предвосхищения (антиципации) типического сходства с другими объектами. Если подтвержда Попробуем определить способ, которым бодрствующий18 ет, антиципируемое содержание типа увеличивается;

в то же взрослый человек взирает на интерсубъективный мир повсед время, тип может быть разбит на подтипы;

с другой стороны, невной жизни, в котором он действует и на который воздей реальный объект обладает и индивидуальными свойствами, ствует как человек среди людей. Этот мир существовал до на которые, тем не менее, воспринимаются в типизированной шего рождения, воспринимался в опыте и интерпретациях форме.

10 Наконец – и это очень важно – объект, воспринятый в ти имеет свою историю;

это осадок всего предшествующего опы пизированной форме, может рассматриваться как представи та человека, организованного в привычные данности его на тель (экземпляр) всеобщего типа и ведет меня к понятию этого личного знания, и как таковые являющиеся исключительно типа, и мне не нужно никаких специальных средств, чтобы его личной собственностью, данной ему и только ему*. Эта думать о конкретной собаке как об экземпляре всеобщего по биографически детерминированная ситуация включает в себя нятия «собака». Мой ирландский сеттер Ровер «в целом» де определенные возможности будущих практических и теорети монстрирует все типичные черты, которые, согласно моему ческих форм деятельности, так называемые «наличные цели».

прошлому опыту, подразумеваются в понятии «собака». Одна Эта система релевантностей, в свою очередь, определяет, какие ко меня не интересует то, что присуще ему наравне с другими элементы должны составить основу обобщающей типизации, собаками. Я вижу в нем своего друга и товарища Ровера, и в какие свойства этих элементов должны считаться характерно качестве такового отличного от всех прочих ирландских сетте типичными, а какие – уникальными и индивидуальными, т.е.

ров, имеющих общие с ним черты внешности и поведения;

я насколько мы должны продвинуться в открытый горизонт ти не склонен, не имея на то особой причины, видеть в Ровере пичности. В отношении нашего предыдущего примера это оз млекопитающее, животное, объект внешнего мира, хотя я и начает, что изменение моих наличных целей и присущих им знаю, что всем этим он тоже является. систем релевантностей, сдвиг «контекста», в котором S мне ин Так, в естественной установке повседневной жизни мы тересен, может повлечь за собой сдвиг моего интереса к бытию имеем дело лишь с определенными объектами, выпадающими S в качестве q, в то время как его бытие в качестве p становит из непроблематизированного поля объектов прошлого опыта, ся нерелевантным.

и избирательная деятельность нашего разума определяет, ка кие именно характеристики такого объекта являются индиви 2. Интерсубъективный характер повседневного знания дуальными, а какие – типичными. Словом, нас интересуют лишь отдельные свойства такого объекта. Это значит, что если и что из этого следует объект S имеет специфическое свойство p, выражение «S есть p» является эллиптическим. Ибо S, взятое в его явленности Анализ первых конструктов обыденного мышления повсед мне как неоспоримой данности, не обладает лишь свойством невной жизни мы осуществляли так, как будто этот мир явля p, но также и q, и r, и множеством других. Так что полное выс ется моим собственным и как будто нам дано право пренебре казывание следует читать: « S есть, помимо q и r, еще и p. Если гать тем, что он изначально является интерсубъективным я утверждаю по отношению к само собой разумеющимся эле миром культуры. Он интерсубъективен потому, что мы живем ментам мира «S есть p», то делаю это потому, что при данных в нем как люди среди других людей, связанные с ними взаим обстоятельствах меня интересует бытие S в качестве p, безот ным влиянием и работой, понимающие других и понимаемые носительно к его бытию в качестве q и r20. ими. Это мир культуры, поскольку изначально мир повседнев Употребляемые здесь термины «интерес» и «релевантность» – ной жизни является для нас универсумом значений, текстурой лишь заголовки для серии сложных проблем, которые не мо смыслов, которые мы должны интерпретировать, чтобы най гут рассматриваться вне рамок данной дискуссии. Но ограни ти в нем свое место и поладить с ним. Эта текстура значений, од чимся лишь несколькими ремарками. нако, – и это отличает царство культуры от царства природы – Человек в любой момент своей повседневной жизни нахо возникает и институциализируется в человеческой деятельно дится в биографически детерминированной ситуации, т.е. в оп сти, нас самих и наших товарищей, современников и предков.

ределяемом им физическом и социокультурном окружении21, в Все объекты культуры – инструменты, символы, языковые сис котором он занимает определенное место, не только в про темы, миры искусства, социальных институтов и т.д. – самим странственно временном или статусно ролевом смысле, но и своим происхождением и значением указывают на деятель в морально идеологическом22. Сказать, что ситуация является * См. раздел «Выбор между проектами действия».

биографически детерминированной, значит сказать, что она 12 ность человеческих существ. Поэтому мы всегда осознаем ис 2) моя и другого биографически детерминированные ситу торичность культуры, данной нам в традициях и обычаях. Эту ации, в которых наши наличные цели и системы релевантно историчность можно рассматривать в ее отношении к челове стей, порожденные этими целями, возникли, различны, во ческой деятельности, осадком которой она является. По той всяком случае, до некоторой степени.

же причине я не могу понять объект культуры без отнесения Обыденное мышление преодолевает различия индивиду его к той форме человеческой деятельности, в которой он воз альных перспектив, порожденных этими двумя факторами, с ник. Например, я не могу понять назначения инструмента без помощью двух фундаментальных идеализаций:

знания цели, которой он служит, знака или символа без зна 1) идеализации взаимозаменяемости точек зрения: я считаю ния того, что они замещают в голове того, кто их использует, само собой разумеющимся – и полагаю, что другой делает то института без понимания того, что он значит для тех, чье по же самое, – что если нас поменять местами, так, чтобы его ведение он регулирует. На этом основан так называемый по «здесь» стало моим, я буду на том же расстоянии от предметов стулат субъективной интерпретации в социальных науках, ко и увижу их в той же системе типизаций, что и он;

более того, торый мы рассмотрим впоследствии. в моей досягаемости будут те же предметы, что и в его (обрат Ближайшей же нашей задачей является, однако, рассмотре ное также верно);

ние дополнительных конструктов, возникающих в обыденном 2) идеализации соответствия систем релевантностей: пока мышлении, если мы примем во внимание то, что этот мир яв нет свидетельств обратному, я считаю само собой разумею ляется не моим частным, но интерсубъективным и что, следо щимся – и полагаю, что и другой тоже, – что различие перс вательно, мое знание о нем не является моим частным делом, пектив, проистекающее из уникальности наших биографичес но изначально интерсубъективно или социализировано. Для ких ситуаций, нерелевантны наличным целям каждого из нас этой цели нужно кратко рассмотреть три аспекта проблемы и что «мы» предполагаем, что каждый из нас отбирает и интер социализации знания: претирует реально или потенциально общие нам объекты и их а) взаимность перспектив, или структурная социализация свойства одинаковым образом или, по меньшей мере, в «эмпи знания;

рически идентичной» манере, достаточной для всех практи б) социальное происхождение, или генетическая социали ческих целей.

зация знания;

Очевидно, обе идеализации, т. е. взаимозаменяемости точек с) социальное распределение знания. зрения и соответствия систем релевантностей, вместе состав ляющие всеобщий тезис взаимности перспектив, являются ти а) Взаимность перспектив пизирующими конструктами, замещающими почерпнутые из В естественной установке здравого смысла повседневной личного опыта мои и другого объекты мышления. Оперируя жизни я принимаю в качестве само собой разумеющегося су этими конструктами обыденного мышления, можно предпо ществование наделенных разумом других людей. Из этого сле ложить, что тот сектор мира, который я рассматриваю как нео дует, что объекты этого мира в принципе доступны их знанию, споримую данность, является таким же и для вас, моего ин либо уже известны, либо познаваемы ими. Этот вопрос я не дивидуального другого, более того, он является таковым для проблематизирую. Но я также знаю и считаю само собой разу «Нас». Но это «Мы» включает не только меня и вас, но «любого, меющимся, что, строго говоря, «тот же самый» объект имеет кто является одним из нас», т.е. любого, чья система релеван несколько разные значения для меня и для кого бы то ни было тностей существенно (или в достаточной степени) соответствует еще. Причины этого кроются в том, что: моей и вашей. Таким образом, всеобщий тезис взаимности пер 1) находясь «здесь», я расположен на ином расстоянии и спектив приводит к способности постижения объектов и их воспринимаю в опыте иные типизированные стороны объек аспектов, реально известных мне и потенциально известных тов, чем тот, кто находится «там». По той же причине некото вам, как ко всеобщему знанию. Такое знание является объек рые объекты его поля досягаемости находятся вне моего (мо тивным и безымянным (анонимным), т.е. дистанцировано и его зрения, слуха, манипулятивной сферы и т.д.) и наоборот;

независимо от моего и другого определения ситуации, наших 14 уникальных биографических обстоятельств, реальных и потен типизирующие средства par exellence (по преимуществу. – Н.С.), циальных наличных целей. с помощью которых социальное по происхождению знание Мы должны интерпретировать термины «объекты» и «сто передается в словарь и синтаксис обыденного языка. Исполь роны объектов» в как можно более широком смысле, как зуемый в повседневной жизни естественный язык изначально объекты познания вообще. Тогда мы постигаем важность ин является языком имен вещей и событий, а любому имени при терсубъективных мыслительных конструктов, возникающих из сущи типизация и обобщение, относящиеся к превалирующей только что описанной структурной социализации знания, для в данной лингвистической группе системе релевантностей, в множества важных проблем, не проанализированных выдаю рамках которой оно определяется;

какая вещь заслуживает щимися представителями социальных наук достаточно глубо присвоения отдельного имени. Донаучный естественный язык ко. То, что, как мы полагаем, в общем, известно каждому, раз можно рассматривать как сокровищницу готовых типов и ха деляющему с нами нашу систему релевантностей, так это рактеристик, имеющих социальное происхождение и откры способ жизни, воспринимаемый как естественный, хороший, тый горизонт неисследованного содержания.

правильный членами определенной группы23 ;

как таковой, он порождает множество рецептов того, как обращаться с веща с) Социальное распределение знания ми и людьми в типизированной ситуации, нравов и тому по Знание социально распределено. Всеобщий тезис взаимности добного, «традиционного поведения» в веберовском смысле24, перспектив, без сомнения, преодолевает сложность, проистека самоочевидных утверждений, в истинность которых члены та ющую из того, что знание, которым я уже обладаю, является ких групп верят, несмотря на их непоследовательность25, од лишь потенциально возможным для другого и наоборот. Но за ним словом, представлений об «относительно естественных ас пасы наличного знания, которым в действительности располага пектах этого мира»26. Все эти термины относятся к конструктам ют индивиды, различны, и повседневное мышление считается с типизированного знания высокосоциализированной структу этим. Это различие касается не только того, что знает один ин ры, замещающим мыслительные объекты личностного знания, дивид в отличие от другого, но и как они оба знают об одном и как мои собственные, так и другого. Однако это знание имеет том же. Знание имеет множество степеней ясности, отчетливос свою историю, оно часть нашего «социального наследия», и ти, точности и освоенности. Если вспомнить известный пример это приводит нас ко второму аспекту проблемы социализации У. Джемса27 о различии между «ознакомлением» (knowledge of знания, к структуре его генезиса. acquaintance) и «знанием» (knowledge about), становится очевид ным, что о многих вещах я имею лишь смутное представление, в) Социальное происхождение знания они лишь знакомы мне, в то время как вы располагаете знанием Лишь небольшая часть нашего знания о мире рождается в об этих вещах как они есть, и наоборот. Я являюсь экспертом в нашем личном опыте. Большая его часть имеет социальное сравнительно небольшой области знания, и «профан» во многих происхождение, передана мне моими друзьями, родителями, других областях, равно как и вы28. Любой индивидуальный запас учителями и учителями моих учителей. Меня научили не толь знания в каждый момент структурирован на различные области ко тому, как определять свое окружение (т.е. типичные черты ясности, отчетливости и точности. Эта структура возникает из относительно естественных представлений о мире, принятые превалирующих релевантностей и является биографически де в той группе, к которой я принадлежу, как непроблематизиро терминированной. Само знание этих различий является элемен ванные, но в любой момент могущие оказаться под вопросом), том обыденного опыта: я знаю, с кем и при каких обстоятель но также и тому, как должны создаваться типические конст ствах мне нужно проконсультироваться как с «компетентным» рукты в соответствии с системой релевантностей, общеприня доктором или юристом. Иными словами, в повседневной жизни той в моей социальной группе. Они касаются жизненного стиля, я конструирую типы областей осведомленности Другого, об способов контактировать с окружением, квалифицированные ласть и текстуру его знания. При этом я исхожу из предположе предписания того, как использовать типизированные средства ния, что он руководствуется определенной структурой релевант для достижения типичных целей в типичных ситуациях. Это ностей, воплощенной в мотивах и связанных с ними образцах 16 действия и даже оказывающих определяющее воздействие на его между ними отношения – отношениями «лицом к лицу», при личность. Но это утверждение требует анализа конструктов чем этот термин понимается в несколько ином смысле, чем здравого смысла, относящихся к пониманию других, что и яв тот, в котором его использовал Кули31 и его последователи;

мы ляется нашей следующей задачей29. обозначаем им лишь формальный аспект социальных отноше ний, равно приложимый как к доверительной беседе между друзьями, так и к со присутствию случайных попутчиков в 3. Структура социального мира и его типизация купе железнодорожного поезда.

в конструктах здравого смысла Пребывание с кем либо в общем пространстве означает, что определенный сектор внешнего мира, содержащий объекты, Я, человеческое существо, родившееся в социальном мире и представляющие интерес для нас обоих, равно доступен как мне, живущее там своей повседневной жизнью, воспринимаю его в так и моему партнеру. Наблюдению каждого партнера непос опыте организованным вокруг моего места в нем, открытым редственно доступны тело, жесты, походка и выражение лица моим действиям и интерпретации, но всегда с учетом моей ре другого, не только как предметы или события во внешнем мире, альной биографически детерминированной ситуации. Лишь в но и в их физиогномическом значении, т.е. как симптомы мыс отношении ко мне определенные типы отношений с другими лей другого. Пребывание же с кем либо в общем времени – и не обретают специфический смысл, обозначаемый словом «Мы»;

только во внешнем (астрономическом), но и во внутреннем вре лишь в отношении к «Нам», центром которых являюсь Я, дру мени – подразумевает, что каждый партнер участвует в жизнен гие становятся «Вами», отношение же к «Вам» отсылает обрат ном процессе другого и может схватить в живом настоящем раз но ко мне, и третья сторона выявляется как «Они». Во временном витие его мыслей. Они могут разделять предполагаемые планы измерении в каждый момент моей биографии они «современ на будущее, надежды и тревоги. Короче, товарищи (consociates) ники», с которыми я могу взаимодействовать и реагировать на взаимно вовлечены в биографии друг друга;

они вместе взрос их действия;

«предки», на которых я не могу воздействовать, леют;

они живут, можно сказать, в чистом Мы отношении.

но чьи прошлые действия и результаты доступны моей интер В таком отношении, поверхностном и мимолетном, каким претации и могут воздействовать на мои собственные дей оно может оказаться, Другой схватывается как уникальная инди ствия;

и «потомки», о которых я ничего не могу знать из опы видуальность (хотя лишь отдельные проявления его личности та, но на которых я могу ориентироваться в своих действиях в доступны партнеру) в его уникальной биографической ситуации более или менее содержательных предвосхищениях будущего (хотя и обнаруживаемой лишь фрагментарно). Во всех других (антиципациях). Все эти отношения демонстрируют огромное формах социальных взаимодействий (даже в отношениях между многообразие форм близости и анонимности, знакомства и товарищами в той мере, в какой это касается нераскрытых сто неизвестности, глубины и поверхностности30. рон личности Другого) сущность другого человека может быть В данном контексте мы ограничимся отношениями, преоб схвачена, используя ранее цитированное выражение Уайтхеда, с ладающими между современниками. Оставаясь в пределах помощью «вклада в воображение гипотетически представляемого обыденного знания, мы можем считать само собой разумею значения», т.е. формирования конструктов типичного поведения, щимся, что человек может понимать другого и его действия и типичных мотивов, лежащих в его основании, типичного отно что он может взаимодействовать с другими, предполагая, что шения к персональному идеальному типу, примером которого они понимают его действия;

а также и то, что такое взаимопо является поведение Другого, как в пределах, так и вне поля моей нимание имеет свои пределы, но достаточно для большинства досягаемости. Мы не можем здесь32 развивать полную таксоно практических целей. мию структурирования социального мира и различных форм Среди моих современников есть такие, с которыми я разде конструкций идеальных типов осуществления действия и пер ляю – пока длится наше отношение – не только общее время, сональных идеальных типов, необходимых для постижения по но и пространство. Для удобства терминологии мы будем на ведения Другого. Думая о моем отсутствующем друге А, я форми зывать таких современников «товарищами», а существующие рую идеальный тип его личности и поведения на основе моего 18 прошлого опыта общения с А как с моим товарищем. Опуская коллективного сознания, так отчетливо обрисованную Э. Дюрк письмо в почтовый ящик, я ожидаю, что неизвестный мне чело геймом34;

оно лежит в основе теории Кули35 о происхождении век, называемый почтовым служащим, будет действовать типич собственного «я» как «эффекта зеркала»;

оно привело Дж. Мида ным, хотя и не вполне понятным мне образом, в результате чего к его оригинальному понятию «обобщенного другого»;

наконец, мое письмо достигнет адресата за разумное время. Не будучи зна оно имеет решающее значение для прояснения таких понятий, ком ни с одним французом или немцем, я понимаю, почему как «социальные функции», «социальная роль» и последнее по «Франция опасается ремилитаризации Германии». Подчиняясь счету, но не по важности – «рациональное действие»*.

правилам английской грамматики, я следую социально одобрен Но это лишь часть дела. Мое конструирование другого как ным образцам современного языкового общения на английском частичной персональности, как исполнителя типичных ролей языке, к которым я должен приспособиться в моем собственном или функций, сказывается на процессе самотипизации, когда речевом поведении, чтобы быть понятым. Наконец, остатки ма я вступаю во взаимодействие с ним. Я вхожу в эти отношения териальной культуры или утвари относятся к незнакомым мне не как целостная личность. Лишь определенные слои моей людям, создавшим их для использования другими людьми для личности охватываются этими отношениями. Определяя роль достижения типичных целей типичными средствами*. Другого, я предписываю ее самому себе. Типизируя поведение Это лишь несколько примеров, приведенных в порядке воз Другого, я типизирую свое собственное, связанное с ним, пре растания степени анонимности в отношениях между современ вращая себя в пассажира, потребителя, налогоплательщика, никами, использования конструктов, необходимых для того, что читателя, свидетеля. Именно эта самотипизация лежит в осно бы постичь их поведение. Ясно, что возрастание анонимности ве проводимого У. Джемсом37 и Дж. Мидом38 различения «I» и влечет за собой убывание полноты содержания. Чем более ано «Me» в отношении к социальному Я (self).

нимен типизируемый конструкт, тем он более далек от уникаль Мы, однако, должны иметь в виду, что используемые для ной индивидуальности человека и тем меньше черт его личнос типизации Другого и меня самого конструкции здравого смыс ти и образцов поведения входят в типизацию как релевантные ла имеют в значительной мере социальное происхождение и наличным целям, для достижения которых и создан этот тип. признание. Внутри заданной группы определенные типы пер Если провести различие между (субъективным) персональным сон и действий рассматриваются как сами собой разумеющи типом и (объективным) типом осуществления действия, то мож еся (пока ничто не свидетельствует против их очевидности), но сказать, что возрастание степени анонимности конструкта как набор правил и предписаний, выдержавших проверку в приводит к замене первого последним. Полное обезличивание прошлом и, как ожидается, сохраняющих свое значение и в предполагает, что индивиды взаимозаменяемы и идеальный тип отношении будущего. Более того, образцы типизированных кон осуществления действия относится к поведению кого бы то ни структов часто обращаются в стандарты поведения, поддержи было, чьи действия соответствуют типизированным в конструкте. ваемые традиционными, привычными, а иногда и специаль Суммируя сказанное, можно сказать, что никогда, кроме ными средствами социального контроля, например правом.

как в чистых Мы отношениях, мы не можем постичь уникаль ную индивидуальность Другого в его неповторимой биографи 4. Типы осуществления действий и персональные типы ческой ситуации. В конструктах повседневного мышления Дру гой представлен, в лучшем случае, лишь частью своей сущности, и даже в чистое Мы отношение входит лишь часть его личнос Теперь мы должны исследовать образец действия и социально ти. Это положение важно сразу в нескольких отношениях. Оно го взаимодействия, лежащий в основе идеальных типов персон помогло Г. Зиммелю33 преодолеть дилемму индивидуального и и осуществления действий в обыденном мышлении.

* Schutz A. The Problem of Rationality in the Social World // Economica. Vol. X. * Критический анализ этого понятия см.: Schutz A. The Problem of Rationality May 1943. Русск. пер.: Проблема рациональности в социальном мире (пер. in the Social World // Economica. Vol. X. May 1934. Русск. пер.: Проблема раци В.Г. Николаева). См. ч. I наст. изд. ональности в социальном мире (пер. В.Г. Николаева). См. ч. I наст. изд.

20 а) Действие, проект, мотив «повторенное» действие представляет собой нечто большее, Используемый далее термин «действие» (action) будет озна чем простое воспроизводство. Первоначальное действие А’ чать предварительно обдуманное действующим человеческое начиналось в обстоятельствах C’ и привело к состоянию S’;

поведение, т.е. поведение, основанное на заранее составлен повторное действие A’’ начиналось в обстоятельствах C’’ и, ном проекте. Термин «дело» (act) будет означать результат как предполагается, приведет к состоянию S’’. C’ с необходи протекающего процесса, т.е. завершенное действие. Действие мостью отличается от C’’, поскольку опыт A’, успешно реали может быть закрытым (например, попытка решить в уме науч зованный в состоянии S’, принадлежит к моему запасу знания, ную проблему) или открытым, производящим изменения во ставшему элементом обстоятельств C’’, в то время как запас внешнем мире;

действие может быть по соглашению или по знания, являющийся элементом ситуации C’, представляет со оплошности, причем сознательный отказ от действия также бой всего лишь неподтвержденные предвосхищения. Анало рассматривается как действие в подлинном смысле слова. гично этому, S’’ будет отличаться от S’ так же, как и A’’ от A’.

Любое проектирование состоит в предвосхищении будуще Это так, поскольку все термины – C’, C’’, A’, A’’, S’, S’’– пред го поведения с помощью фантазии, однако отправной точкой ставляют собой уникальные и неповторимые события. Одна любого проектирования является не реально осуществляю ко именно те черты, которые делают их уникальными и непов щийся процесс, а поступок в фантазии, рассматриваемый как торимыми в строгом смысле слова, в обыденном мышлении якобы осуществленный. Я должен представить себе состояние игнорируются как не имеющие отношения к поставленной дел, на достижение которого направлено мое будущее действие, цели. Осуществляя идеализацию «Я могу сделать это снова», я прежде, чем смогу сделать первый шаг для его достижения. Об интересуюсь лишь типизациями A, C и S, а не тем, на чем они разно говоря, я должен иметь некую идею создаваемой струк основаны. Эта конструкция состоит, образно говоря, в пре туры прежде, чем смогу снять с нее копии. Таким образом, я небрежении основаниями типизации как не относящимися к должен с помощью фантазии поместить себя в будущее время, делу, и это, заметим, свойственно типизациям всех видов.

когда дело сделано. Лишь тогда я смогу воссоздать в фантазии Это особенно важно в анализе понятия так называемого отдельные шаги своего будущего дела. В предложенной нами рационального действия. Очевидно, что в привычных и рутин терминологии это не будущее действие, но будущее дело, пред ных действиях повседневной жизни мы используем конструк восхищенное в проекте и в Будущем Совершенном Времени, ции, данные в форме приблизительных предписаний и эмпи modo futuri exacti. Эта свойственная проектированию времен рических правил, проверенных временем и сопрягающих цели ная перспектива обладает довольно важными следствиями. и средства без четкого представления их подлинной связи.

1) Все проекты моих будущих дел основаны на том знании, Даже в повседневном мышлении мы конструируем мир взаи которым я располагаю на момент проектирования. К нему при мосвязанных фактов, содержащий лишь те элементы, которые, надлежит мой опыт ранее сделанных дел, типически сходных с как мы полагаем, имеют отношение к нашим целям.

проектируемым. Далее, процесс проектирования включает в 2) Специфическая временная перспектива проекта до неко себя определенную идеализацию, обозначенную Э. Гуссерлем торой степени проливает свет на взаимоотношение между как «Я могу сделать это снова»39, т.е. утверждение, что в типи проектом и мотивом. В обыденной речи термин «мотив» ис чески сходных обстоятельствах я могу поступать типически пользуют для обозначения двух разных понятий, которые сле сходным образом для того, чтобы достичь типически сходно дует развести.

го состояния дел. Ясно, что эта идеализация включает в себя а) Мы можем сказать, что мотивом убийства было желание специфическую конструкцию. Мой запас наличного знания на заполучить деньги жертвы. В этом контексте «мотив» означает момент проектирования, строго говоря, отличен от того, кото состояние дел, цель, которую намерены достичь предприни рым я располагаю по завершению запланированного дела, по маемым действием. Такой тип мотивации мы будем называть скольку приобретенный мною опыт в процессе осуществления «мотивом для». С точки зрения действующего, такой тип мо проекта внес изменения в мои биографические обстоятельства тивов относится к будущему. Состояние, вызываемое предва и увеличил объем моего опыта, сделав меня «взрослее». Так, рительно спроектированным в фантазии будущим действием, 22 является «мотивом для» в отношении того, кто это действие ский, знает, где чернила, и ответит мне, если знает. В общем слу осуществляет. чае я ожидаю, что он будет руководствоваться теми же мотивами, б) Мы можем сказать, что убийца мотивирован совершить которыми я и многие другие руководствовались в типично сход свое злодеяние тем, что вырос в той или иной среде и имел та ных обстоятельствах. Наш пример показывает, что даже самые кой то детский опыт. Такой класс мотивов мы будем называть простые взаимодействия в повседневной жизни предполагают «(подлинными)40 мотивами потому что», с точки зрения дей наличие серии конструктов здравого смысла – в данном случае ствующего относящимися к его прошлому опыту, побуждаю конструктов ожидаемого поведения Другого, – основанных на щему его действовать тем или иным образом. То, что заключе идеализации, что «мотивы для» действующего лица станут «мо но в словах «потому что», мотивирует проект действия как тивами потому что» его партнера и наоборот. Мы будем назы такового (например, удовлетворить свою потребность в день вать ее идеализацией взаимности мотивов. Очевидно, что эта иде гах с помощью убийства). ализация основана на всеобщем тезисе взаимности перспектив, Мы не имеем возможности анализировать здесь41 теорию поскольку предполагает, что мотивы, приписываемые Другому, мотивов более детально. Однако нужно отметить, что действу типически сходны с моими собственными или других людей в ющее лицо, живущее в длящемся процессе действия, руковод типично сходных обстоятельствах;

они соответствуют моему ствуется лишь мотивами для, т.е. проектом достижения жела приобретенному или социально наследованному знанию.

емого состояния дел. И лишь мысленно возвращаясь либо к Предположим теперь, что я хочу раздобыть немного чер завершенному поступку, либо к последним стадиям его осуще нил, чтобы наполнить опустевшую авторучку и написать заяв ствления, либо же к проекту, предвосхитившему его в будущем ку в научный совет, которая, в случае ее удовлетворения, из совершенном времени, действующий обретает возможность менит всю мою жизнь. Я, действующий (вопрошающий), и ретроспективно схватить мотив потому что, побудивший его только я знаю план того, как добиться желаемого, являющего совершить или задумать содеянное. Но в это время действую ся конечным «мотивом для» моего данного действия, т.е. же щее лицо уже не действует, а наблюдает за самим собой. лаемого состояния дел. Конечно, оно может быть достигнуто Различие между двумя типами мотивов становится жизнен лишь с помощью серии шагов (написания заявки, обретения но важным для анализа человеческих взаимодействий, к кото необходимых письменных принадлежностей и т.д.), каждый из рому мы далее и переходим. которых обращается в «действие» со своим особым проектом и мотивом для. Однако все эти «побочные действия» – всего б) Социальное взаимодействие лишь этапы итогового действия, и все промежуточные шаги, Любые формы социальных взаимодействий основаны на на осуществление которых они направлены, – всего лишь ранее описанных конструктах, относящихся к пониманию средства для достижения определенной в первоначальном Другого и образцов действий вообще. Возьмем в качестве при проекте конечной цели. Временная протяженность изначаль мера беседу между знакомыми, обменивающимися вопросами ного проекта связывает воедино отдельные звенья подчинен и ответами. Задумывая свой вопрос, я ожидаю, что Другой пой ных ему проектов. Это станет более понятным, если рассмат мет мое действие (например, произнесение вопросительного ривать цепочку взаимосвязанных подчиненных действий как предложения) как вопрос, и это понимание побудит его действо «средства» достижения главной проектируемой цели, отдельные вать таким образом, что я смогу понять его поведение как адек звенья могут быть заменены другими или выпасть совсем, не ватный ответ. (Я: «Где чернила?» – Другой указывает на стол). внося никаких изменений в изначальный проект. Если я не «Мотив для» моего действия в том, чтобы получить соответ найду чернил, чтобы написать заявление, я могу воспользо ствующую информацию;

в данной ситуации это предполагает, ваться пишущей машинкой.

что понимание моего мотива для станет мотивом потому что Иными словами, лишь сам действующий знает, «где начи Другого, чтобы исполнить «действие для», снабжающее меня нается и где заканчивается его действие», т.е. для чего оно дол необходимой информацией, которую, я думаю, он может и жно быть выполнено. Временная протяженность его проектов хочет мне предоставить. Я ожидаю, что он понимает англий связывает воедино его действия. Его партнер не имеет пред 24 ставления ни о предшествующем проектировании, ни о кон только что описанные идеальные типы обнаруживают очень низ тексте более высокого уровня целостности, куда помещено кую степень анонимности и очень высокую степень полноты. В наблюдаемое им действие. Его познанию доступен лишь не конструировании типов осуществления действий просто совре большой фрагмент выполняемого действия, а именно, наблю менников, а не знакомых, мы приписываем более или менее ано даемое им завершенное дело или последние этапы завершаю нимным действующим лицам набор предположительно инва щегося действия. Если впоследствии третье лицо спросит его риантных мотивов, управляющих их действиями. Этот набор о том, чего я хотел от него, то он ответил бы, что я хотел уз представляет собой типизации ожидаемого поведения Другого и нать, как раздобыть немного чернил. Это все, что ему известно о часто исследуется с помощью социальных ролей, функций или моем проектировании и его контексте, и он должен рассматри институционального поведения. В обыденном мышлении конст вать его как целостное самодостаточное действие. Чтобы «по рукты подобного рода имеют особое значение для проектирова нять», что для меня, действующего, означает мое действие, ему ния действий, направленных на поведение моих современников следовало бы начать с наблюдаемого поступка и, основываясь (не знакомых мне лично). Они выполняют следующие функции:

на нем, сконструировать его мотив для, т.е. то, во имя чего я 1) Я считаю само собой разумеющимся, что мое действие призвел наблюдаемое им действие. (скажем, опускание в почтовый ящик адресованного и марки Из сказанного понятно, что смысл действия существенно раз рованного конверта) побудит неизвестного мне человека (по личен а) для действующего;

б) для коммуникативного партнера, чтальона) выполнить типичные действия (отправление письма) имеющего с ним общую систему релевантностей и целей;

в) для в соответствии с типичными мотивами для (выполнять про невовлеченного наблюдателя. Это приводит к двум важным фессиональные обязанности) с тем, чтобы проектируемое мною следствиям. Первое: в повседневном мышлении мы имеем состояние дел (доставка письма адресату за разумное время) лишь возможность, шанс понять действия Другого в той мере, было достигнуто.

в какой такое понимание достаточно для наших текущих нужд. 2) Я также полагаю само собой разумеющимся, что мой кон Второе: для того чтобы увеличить наш шанс, мы должны по структ идеального типа осуществления действия Другого в суще искать значение действия для самого действующего. Так что ственных моментах соответствует его собственной типизации, «постулат субъективной интерпретации значения», используя и к последней принадлежит типизированный конструкт моего этот неудачный термин, является не отличительной чертой (т.е. его анонимного партнера) типичного способа поведения, социологии Макса Вебера42 или методологии социальных наук основанный на типичных и, как предполагается, неизменных вообще, но принципом конструирования типов осуществле мотивах. («Кто бы ни опускал в почтовый ящик должным об ния действия в обыденном опыте*. разом адресованный и маркированный конверт, предполагает Но субъективная интерпретация значения возможна лишь как ся, что он будет доставлен адресату вовремя».) обнаружение мотивов, определяющих данное протекание дей 3) Более того, в моей собственной самотипизации, будь то ствия. Связывая тип осуществления действия с пониманием ле роль клиента или почтового служащего, я должен спроектиро жащих в его основе типичных мотивов действующего, мы при вать мое типичное действие таким образом, каким, как я пола ходим к конструированию персонального типа. Последний гаю, типичный почтовый служащий ожидает увидеть поведение может быть более или менее анонимным, относительно пустым типичного клиента. Такой конструкт образцов взаимосвязан или содержательным. В Мы отношении между знакомыми спо ного поведения партнеров представляет собой конструкт вза соб осуществления действия, его мотивы (в той мере, в какой они имосвязанных «мотивов для» и «мотивов потому что», которые, демонстрируются) и его личность (в той мере, в которой она как предполагается, постоянны. Чем более институционализи вовлечена в исполняемое действие) даны непосредственно, и рован или стандартизирован такой образец поведения, т.е. чем более он типизирован в социально санкционированных зако нах, правилах, руководствах, обычаях и привычках, тем больше * Ср.: Schutz A. Concept and Theory Formation in the Social Sciences. Русск.

пер.: Понятие и формирование теории в социальных науках (пер. Н.М. Смир шансов того, что мое собственное самотипизированное поведе новой). См. ч. I наст. изд.

ние достигнет поставленной цели.

26 с) Наблюдатель III. Рациональное действие Теперь нам нужно охарактеризовать ситуацию наблюдате * ля, не являющегося партнером в данном образце взаимодей в обыденном опыте ствия. Его собственные мотивы не взаимосвязаны с мотивами наблюдаемой персоны или персон;

он ориентирован на них, а они на него – нет. Иными словами, наблюдатель не участву В обыденном языке не проводится строгих различий между ет в сложном зеркальном отражении, свойственном образцам поведением, основанном на чувстве и разуме, и рациональным взаимодействия современников, в которых «мотивы для» дей поведением. Мы можем сказать, что поведение человека осно ствующего лица становятся понятны его партнеру как его соб вано на чувстве, если мотив и способ его действия понятны ственные «мотивы потому что» и наоборот. Именно этот факт нам, его партнерам или наблюдателям. Такое действие соот конституирует так называемую «незаинтересованность» или ветствует социально одобренному набору правил и предписа отстраненность наблюдателя. Он не разделяет ни надежд, ни ний того, как разрешить типичные проблемы, используя ти страхов действующих, независимо от того, поймут ли они друг пичные средства для достижения типичных целей. Если я, мы друга, достигнут ли своих целей путем взаимодействия моти или «один из нас» оказывается в типично сходных обстоятель вов. Таким образом, его система релевантностей отлична от ствах, он поступает сходным образом. Однако поведение, ос той, которую разделяют заинтересованные стороны, и, в то же нованное на чувстве, не предполагает, что действующий глубоко время, позволяет ему в той или иной степени видеть то, что проникся своими мотивами и контекстом целей и средств.

видят они. Но при всех обстоятельствах его наблюдению дос Сильная эмоциональная реакция против насильника может тупны лишь отдельные фрагменты действий обоих партне носить чувственный характер и быть необузданной. Если дей ров. Чтобы понять их, наблюдатель должен воспользоваться ствие представляется наблюдателю основанным на чувстве и, типично сходными образцами взаимодействия в ситуационно вдобавок, как предполагается, порождено здравым выбором сходной обстановке и сконструировать мотивы действую между различными способами действия, мы можем назвать его щих лиц на основании типа осуществления действия, откры разумным, даже если такое действие следует само собой разу того его наблюдению. Конструкты наблюдателя, следовательно, меющимся традиционным или привычным образцам поведе отличны от тех, которые используют участники взаимодей ния. Рациональное действие, однако, предполагает, что дей ствия, по той причине, что цель наблюдателя отлична от цели ствующий имеет ясное и отчетливое представление43 о целях, взаимодействующих лиц, и, значит, системы релевантностей, средствах и побочных результатах, которые «включают раци соответствующие этим целям, также различны. В повседнев ональное рассмотрение альтернативных средств достижения ной жизни наблюдателю дан лишь шанс, хотя и достаточ цели, взаимоотношения цели с другими ожидаемыми резуль ный, для многих практических целей, схватить субъективное татами использования данных средств и, наконец, сравнитель значение поступков действующего лица. Этот шанс возрас ную значимость различных возможных целей. Определение тает вместе с ростом степени анонимности и стандартизации как аффективного, так и традиционного действия не совмес наблюдаемого поведения. Научный наблюдатель образцов че тимо с этим типом»44.

ловеческих взаимодействий, социальный ученый, должен раз Эти весьма предварительные определения аффективных, работать специальные методы построения своих конструктов, разумных и рациональных действий даны в терминах обыден чтобы быть уверенным в их способности интерпретировать ных интерпретаций других действий людей в повседневной субъективные значения действий так, как их видят сами дей жизни. А они относятся не только к само собой разумеющему ствующие лица. Среди подобных приемов нас особенно инте ся знанию группы, к которой принадлежит наблюдатель, но ресуют конструкты так называемых моделей рациональных действий. Но сначала рассмотрим возможные значения терми * Ср. The Problem of Rationality in the Social World. Русский пер.: «Пробле на «рациональное действие» в обыденном опыте повседневной ма рациональности социального мира (пер. В.Г. Николаева). См. ч. I наст.

изд.

жизни.

28 также и к субъективной точке зрения действующего, т.е. к налич дении, если определяющие обстоятельства были некорректно ному запасу его знания на момент осуществления действия. Это или неполно установлены, в недостатке предвидения, если не обстоятельство приводит к определенным затруднениям. смогли предвосхитить будущее развитие событий, и т.д. Одна Во первых, как мы уже знаем, именно наша биографичес ко мы не скажем, что поступали неразумно.

кая ситуация определяет наличную проблему и, следовательно, Таким образом, в обоих случаях, т.е. в отношении как про систему релевантностей, в рамках которой типизируются опре шлого, так и будущего действия, наше суждение о его разумно деленные аспекты мира. Следовательно, запас знания действую сти относится к проекту, определяющему способ осуществле щего с необходимостью отличается от знания наблюдателя. Даже ния действия, точнее, к выбору между различными проектами.

всеобщий тезис взаимности перспектив недостаточен для ус Как будет показано далее45, любое проектирование будущего транения этой трудности, поскольку он предполагает, что как действия включает в себя выбор, по меньшей мере, между двумя наблюдатель, так и наблюдаемый разделяют существенно од способами поведения, а именно: осуществление спроектиро нородную – с точки зрения практических целей – систему ре ванного действия или отказ от него.

левантностей по структуре и содержанию. Если это не так, то Каждая из представленных к выбору альтернатив, как гово процесс действия, который является абсолютно рациональным рит Д. Дьюи46, должна быть отрепетирована в фантазии, для с точки зрения действующего, может казаться нерациональ того чтобы выбор и решение стали возможны. Если такое рас ным для партнера или наблюдателя и наоборот. Обе попытки – смотрение строго рационально, то действующий должен иметь вызвать дождь с помощью ритуального танца или же посыпа ясное и отчетливое представление обо всех элементах каждо ние облаков йодистым серебром – являются рациональными го проектируемого образа действия, из которых он выбирает:

действиями с субъективных точек зрения индейцев Хопи или а) изначальное состояние, в котором проектируемое дей современного метеоролога, но обе они рассматривались бы как ствие должно начинаться. Оно включает в себя достаточно нерациональные метеорологом 20 лет назад. точное определение биографической ситуации в природном и Во вторых, даже если мы ограничим наше исследование социально культурном окружении;

субъективной точкой зрения, мы должны выяснить, существу б) конечное состояние, к которому приведет осуществление ют ли различия термина «рациональный» в смысле разумнос спроектированного действия, т.е. его цель. И хотя не существу ти в отношении моих прошлых поступков и будущего образа ет изолированных проектов (все существующие в моей голове на действий. На первый взгляд, различие кажется существенным. данный момент времени проекты объединены в систему про Что сделано, то сделано и не может быть изменено, хотя состо ектов, называемых планами, и все планы объединены в общий яние, вызванное этими действиями, может быть изменено или жизненный план), не существует также и изолированных це устранено противоположно направленными действиями. У лей. Они иерархически взаимосвязаны, и достижение одной из меня нет выбора в отношении прошлых действий. Все, что них может оказать воздействие на другую. Следовательно, я проектировалось в отношении прошлых действий, осуществи должен располагать ясным и отчетливым знанием того, какое лось или не осуществилось в результате моего действия. С дру место занимает данный проект в иерархической системе моих гой стороны, все будущие действия проектируются на основе планов (или взаимоотношения поставленных целей с другими идеализации «Я могу сделать это снова», которая может выдер целями), представлением о сравнимости его с другими, о его жать, а может и не выдержать проверки. возможном на них воздействии, короче, о вторичных резуль Более внимательный анализ, однако, свидетельствует, что, татах моего будущего действия, как назвал их М. Вебер47;

даже рассуждая о разумности наших прошлых действий, мы с) различные средства, необходимые для достижения по всегда обращаемся к тому наличному знанию, которым мы ставленной цели, их доступность, степень практической целе располагали на момент проектирования этого действия. Если сообразности их применения, возможности привлечения тех мы обнаруживаем, что ранее спроектированное как разумное же средств для достижения других возможных целей, совмес действие при известных обстоятельствах таковым не является, тимости избранных средств с другими средствами, необходи мы можем обвинять себя в различных ошибках: ошибке в суж мыми для осуществления других проектов.

30 Сложность существенно возрастает, если проект рацио команды выполняются, мы осуществляем в высшей степени нального действия включает в себя рациональное действие или «рационализированные» виды деятельности на заводах, в лабо воздействие другого, скажем компаньона. Проектирование раториях и офисах, играем в щахматы, короче, мы способны рациональных действий подобного рода предполагает не толь поладить со своими товарищами. Как это возможно?

ко мое собственное ясное и отчетливое знание отправной си Возможны два различных ответа. Первый: в случае взаимо туации, но и того, как ее определил Другой. Более того, необ действия между близкими партнерами мы можем предполо ходима определенная вероятность того, что Другой будет жить, что взаимное участие в круговороте жизни, а также тот рассматривать мое действие, определяемое «мотивом для», как факт, что Другой разделяет ожидания, столь характерные для достаточное для возникновения его «мотива потому что». Если чистых «Мы отношений», создают предпосылки для анализи это так, то шанс того, что Другой поймет меня, достаточно ве руемого нами рационального взаимодействия. Однако именно лик. Применительно к рациональному взаимодействию это оз это чистое «Мы отношение» является иррациональным эле начает, что он будет рассматривать мое действие как рацио ментом любого взаимодействия между близкими партнерами.

нальное и реагировать рациональным образом. Утверждение, Второй ответ относится не только к взаимоотношениям близ что Другой будет действовать именно так, однако, подразуме ких партнеров, но и современников вообще. Мы можем объяс вает, что, с одной стороны, он располагает ясным и отчетли нить рациональность человеческих взаимодействий тем, что вым знанием моего проекта и его места в иерархии моих пла действия обоих действующих лиц ориентированы на опреде нов (во всяком случае, в той мере, в какой мои действия это ленные социально одобренные стандарты и правила поведе демонстрируют) и свойственной ей системе релевантностей. С ния, принятые в той группе, к которой они принадлежат: нор другой стороны, это означает, что структура и границы его на мы поведения, манеры, правила шахматной игры и т.д. Но ни личного знания, по большей части, существенно сходны с мо происхождение, ни заимствование этих социально одобренных ими и что наши системы релевантностей, по крайней мере ча стандартов невозможно понять «рационально». Такие стандар стично, совпадают. Далее, если я допускаю, что реакция ты могут следовать традиции или приниматься по привычке Другого на проектируемое мною действие будет рациональ как сами собой разумеющиеся, и, как следует из наших преды ной, то я предполагаю, что, проектируя свой ответ, он имеет дущих рассуждений, такого рода поведение, основанное на ясное и отчетливое знание обо всем, перечисленном в пунктах чувстве или даже разуме, вовсе не обязательно рационально. По а), б) и с). Наконец, если я проектирую рациональное дей крайней мере, оно не будет «идеально» рациональным, т.е. отве ствие, осуществление которого предполагает взаимосвязь на чающим всем требованиям, выработанным в процессе анали ших мотивов (т.е. я хочу, чтобы Другой что то сделал для за данного понятия.

меня), то я, соответственно, должен располагать достаточным Таким образом, мы пришли к заключению, что «рацио знанием того, что знает Другой (в отношении моих целей), и нальное действие» на уровне здравого смысла – это всегда дей это знание о нем предполагает достаточную осведомленность ствие в рамках непроблематизированного и неопределенного в том, что мне известно. Таково условие идеальной рациональ набора типизаций мотивов, средств и целей, способов действия ной интерпретации, поскольку, не располагая подобным со и персон, его выполняющих, принимаемых в качестве само со вместным знанием, я не могу «рационально» проектировать бой разумеющихся. Они, однако, принимаются как сами собой достижение своей цели, рассчитывая на сотрудничество или разумеющиеся не только самим действующим, но и его партне ответную реакцию Другого. Более того, такое совместное зна ром. В этом наборе типизированных конструктов с неопреде ние должно быть ясным и отчетливым;

лишь смутных ожида ленным горизонтом лишь отдельные элементы ясно и отчетли ний того, как поведет себя Другой, недостаточно. во определены. На них и основана рациональность повседневной Может показаться, что подобные условия делают рацио жизни. Так что мы можем сказать, что на этом уровне действия нальное социальное взаимодействие практически невозмож являются, в лучшем случае, частично рациональными и что ра ным даже для людей, знакомых друг с другом. Однако мы по циональность имеет множество степеней. Например, наше лучаем рациональные ответы на рациональные вопросы, наши предположение, что коммуникативный партнер знает все ра 32 циональные составляющие нашего взаимодействия, не может человека, живущего в социальном мире. Во вступительной ча быть «эмпирически достоверным» (пока не доказано обрат сти настоящей дискуссии мы попытались показать, что эти ное)48. Ему всегда присущ вероятностный характер, т.е. субъ принципы не совместимы друг с другом. Теперь же мы будем ективная вероятность (в противоположность математической придерживаться той точки зрения, что социальные науки дол вероятности). Мы всегда должны «ухватить шанс», «риск жны изучать человеческое поведение и его повседневные ин нуть», и эта ситуация выражена в наших надеждах и страхах, терпретации социальной реальности, включая анализ системы являющихся следствием фундаментальной неопределеннос проектов и мотивов, релевантностей и тех конструктов, кото ти в отношении результата нашего проектируемого взаимо рые описаны в предыдущих разделах. Такой анализ с необхо действия. димостью апеллирует к субъективной точке зрения, а именно, Чем более стандартизирован преобладающий образец к интерпретации действия и его рамок в терминах самого дей действия, тем более анонимным он является, тем более велик ствующего. А поскольку постулат субъективной интерпрета субъективный шанс на достижение согласия и, таким обра ции является, как видим, всеобщим принципом конструиро зом, на успех интерсубъективного поведения. Однако – и вания типов осуществления действия в повседневном опыте, это парадокс рациональности на уровне здравого смысла – любая социальная наука, желающая схватить «социальную ре чем более стандартизирован образец, тем менее поддаются альность», должна также принять этот принцип.

рациональному анализу на уровне повседневного мышления На первый взгляд может, однако, показаться, что это утвер его элементы. ждение противоречит хорошо установленным правилам мето Все это относится к критерию рациональности повседнев да даже наиболее развитых социальных наук. Возьмем, к при ного мышления и его конструктов. И лишь на уровне моделей меру, современную экономику. Неужели «поведение цен», а не образцов взаимодействия, создаваемых социальным ученым в поведение людей в рыночной ситуации является предметом соответствии с определенными требованиями метода своей на исследования экономиста? Изменение кривой цен, а не ожи уки, понятие рациональности обретает свое подлинное значе дания экономических субъектов, воплощенные в этой кривой?

ние. Для пояснения сказанного необходимо в первую очередь Разве экономист исследует такие предметы, как «капитал», «цикл проанализировать основные черты таких научных конструктов бизнеса», «заработная плата», «занятость», «монополия», так, как и их отношение к «реальности» социального мира в том виде, будто эти явления совершенно не зависят от деятельности эко в каком последняя предстает обыденному мышлению повсед номических субъектов, даже если и не обращается к структу невной жизни. ре субъективных значений, присущих субъектам этих видов деятельности? Достижения современных экономических тео рий не оставляют сомнений в том, что абстрактные концепту IV. Мыслительные конструкты социальных наук альные схемы могут весьма успешно использоваться для реше ния многих проблем. И сходные примеры можно найти практически во всех других социальных науках. Более внима 1. Постулат субъективной интерпретации тельный анализ, однако, показывает, что такая абстрактная концептуальная схема – не более чем тип интеллектуальной Едва ли социальные ученые будут спорить с тем, что объектом стенографии и что лежащие в ее основе субъективные эле социальных наук являются человеческое поведение, его фор менты человеческих действий не проблематизируются или мы, его организация и его результаты. Различные мнения, од полагаются не имеющими отношения к поставленной задаче.

нако, существуют по поводу того, должны ли мы изучать это Корректно сформулированный постулат субъективной интер поведение таким же образом, каким представители естествен претации в приложении к экономике и другим социальным ных наук исследуют свой объект, или же целью социальных наукам означает лишь то, что мы всегда можем, – а в некото наук является объяснение «социальной реальности» в том рых случаях и должны – обращаться к деятельности субъектов виде, в каком она представлена в опыте повседневной жизни в социальном мире и к их интерпретациям собственных дей 34 ствий в терминах проектов, доступных средств, мотивов, реле 2. Социальный ученый как незаинтересованный наблюдатель вантностей и т.д. Но если это так, необходимо ответить еще на два вопроса.

Первый: из предыдущего анализа следует, что субъективное Социальный ученый занимает позицию незаинтересованного значение действия для самого действующего является уни наблюдателя в социальном мире. Он не является частью на кальным и индивидуальным, поскольку возникает в уникаль блюдаемой ситуации, которая имеет для него не практический, ной и индивидуальной ситуации действующего. Как же мож а лишь познавательный интерес. Это не театр его действий, а но схватить субъективное значение научными методами? всего лишь объект размышлений. Он не действует в ней как Второй: контекст значений любой системы научного знания заинтересованное лицо, с надеждами и опасениями в отношении является объективным знанием, но равно доступным всем уче результатов своих действий, но взирает на нее с отстраненным ным и их контролю, т.е. оно может быть подтверждено или хладнокровием, подобно тому как представитель естественных опровергнуто ими. Как же можно схватить субъективные наук наблюдает за происходящим в его лаборатории.

структуры значений в системе объективного знания? Не пара И здесь необходимо небольшое пояснение. Конечно, в сво докс ли это? ей повседневной жизни социальный ученый остается челове На оба эти вопроса можно дать удовлетворительный ответ ческим существом, живущим среди других людей, с которыми в ходе двух несложных размышлений. Что касается первого, то он взаимодействует множеством способов. И, конечно, сама мы знаем, что, по Уайтхеду, все науки должны конструировать научная деятельность осуществляется в рамках традиций соци свои собственные идеальные объекты, замещающие объекты ально наследованного знания, основана на взаимодействии с обыденного мышления. Идеальные объекты социальных наук другими учеными, требует взаимного сотрудничества и крити не относятся к уникальным поступкам уникальных индивидов цизма и может протекать лишь в социальном взаимодействии.

в уникальной ситуации. С помощью специальных методологи Но в той мере, в какой научная деятельность имеет социальное ческих средств, которые мы далее и опишем, социальный уче основание, она является одной из множества видов деятельно ный заменяет объекты повседневного мышления, относящие сти, осуществляемых в социальном мире. Но наука как соци ся к уникальным событиям и обстоятельствам, моделями того альное явление – это одно, а специфически научная позиция сектора социального мира, в котором происходят типизиро ученого по отношению к своему объекту – совсем другое, и ванные события, относящиеся к рассматриваемой ученым на именно такую позицию мы и предлагаем рассмотреть в даль учной проблеме. Все остальное, происходящее в социальном нейшем изложении.

мире, считается нерелевантным, случайными «данными», ко Наш анализ обыденных интерпретаций социального мира в торые следует исключить из рассмотрения с помощью специ повседневной жизни показывает, как биографическая ситуа альной методологической техники, например утверждения ция человека в естественной установке сознания определяет «при прочих равных условиях»50. Тем не менее, можно пост его цели в любой момент времени. Принятая им система реле роить такую модель сектора социального мира, которая со вантностей определяет круг отдельных объектов и их типич держала бы типичные человеческие взаимодействия, и ана ных свойств, являющихся непроблематизированным фунда лизировать образцы такого типичного взаимодействия с ментом того, что принимается как само собой разумеющееся.

точки зрения значений, которые могут иметь для персональ В повседневной жизни человек считает себя центром социаль ных идеальных типов действующего осуществляемые им ного мира, сгруппированного вокруг него на разных уровнях действия. и с различной степенью близости и анонимности. Решением Второй вопрос. Важнейшей задачей социальных наук явля принять позицию незаинтересованного наблюдателя или, в ется развитие методологических схем для постижения объек принятой нами терминологии, – определяя научную работу тивного и проверяемого знания субъективной структуры зна как свой жизненный план, – социальный ученый дистанциру чений. Чтобы понять это, нам следует кратко рассмотреть ется от собственной биографической ситуации в социальном особую позицию ученого по отношению к социальному миру. мире. То, что в биографической ситуации повседневной жиз 36 ни принимается как само собой разумеющееся, ученый может циальном мире с позиции «здесь», которая предполагает вза проблематизировать и наоборот;

то, что кажется в высшей сте имность перспектив. В них социально наследованное и соци пени важным и значимым на одном уровне, может полностью ально одобренное знание не проблематизируется. Социальное потерять свое значение на другом. Центр ориентации в соци распределение знания определяет структуру типизирующих кон альном мире претерпевает радикальный сдвиг, равно как и структов, например, предполагаемую степень анонимности иерархия планов и проектов. Решение осуществить план науч персональных ролей, стандартизацию образцов осуществления ной работы во имя бескорыстного поиска истины в соответ действия, предполагаемое постоянство мотивов. Однако со ствии с ранее установленными правилами научного метода циальное распределение знания зависит от неоднородности со погружает социального ученого в организованную систему зна става самого запаса наличного знания, являющегося элементом чений, называемую корпусом его науки51. Он также должен при обыденного опыта. Понятия «Мы», «Вы», «Они», «внутригруп нять то, что установлено другими учеными, или объяснить, по повой», «межгрупповой», современники, предки и потомки – все чему он не может этого сделать. И только в рамках этого знания они с присущим им распределением близости и анонимности, по он может сформулировать свою научную проблему, дать ее науч меньшей мере, предполагают обыденные типизации или соотно ное решение. Эти рамки конституируют его «пребывание в науч симы с ними. Все это справедливо не только в отношении участ ной ситуации», заменяющей ему его биографическую ситуацию ников, но и наблюдателя образца социального взаимодействия, как человека в социальном мире. Как только научная проблема производящего наблюдения с позиции собственной биографи поставлена, ею и только ею определяется то, что имеет, а что не ческой ситуации в социальном мире. Различие между ними имеет отношения к ее решению и, таким образом, что надлежит состоит лишь в том, что участник образца социального взаимо исследовать, а что лишь принять к сведению как «данные». На действия, руководствуясь идеализацией взаимности мотивов, конец, она определяет уровень исследования в самом широком считает собственные мотивы взаимосвязанными с мотивами смысле, т.е. абстракции, обобщения, формализации и идеализа его партнера, в то время как наблюдателю доступны лишь явно ции, словом, конструкты, необходимые и приемлемые для рас обнаруживаемые фрагменты их действий. Однако как участники, смотрения и решения проблемы. Иными словами, научная про так и наблюдатель создают конструкты обыденного мышления блема является местом встречи («локусом») всех возможных в соответствии с собственной биографической ситуацией. В конструктов, релевантных ее решению, и каждый такой конст каждом из этих случаев такие конструкты имеют свое опреде рукт несет на себе печать отношения к той проблеме, ради кото ленное место в цепи мотивов биографически детерминирован рой он создан. А это означает, что любое изменение решаемой ной иерархии планов его создателя.

проблемы и уровня ее рассмотрения влечет за собой модифи Конструкты же образцов человеческих взаимодействий, од кацию структур релевантности и конструктов, созданных для нако, совершенно иного рода. Социальный ученый не имеет решения другой проблемы или той же самой на ином уровне;

собственного «здесь» внутри социального мира, точнее, он рас очень много непонимания и путаницы, особенно в соци сматривает свое положение в нем и систему релевантностей, с альных науках, возникает из за пренебрежения этим фактом. ней связанную, как не имеющие отношения к его научной дея тельности. Его запас наличного знания составляет корпус его науки, и он должен принять его в качестве само собой разу 3. Различия между обыденными и научными конструктами меющегося, что в данном контексте означает – в качестве науч образцов действия но достоверного, – если он не в состоянии четко объяснить, по чему он не может этого сделать. К корпусу научного знания Давайте кратко (и далеко не полно) рассмотрим некоторые принадлежат и выдержавшие проверку правила научной проце наиболее важные различия между обыденными и научными дуры, а именно, методы его науки, включая методы построения конструктами образцов взаимодействия, возникающие при научных конструктов. Запас научного знания имеет иную струк переходе от биографически предопределенной к научной си туру, чем та, что присуща обыденному знанию человека в повсед туации. Структуры обыденного мышления формируются в со невной жизни. Уточним, что оно также имеет множество степе 38 ней ясности и отчетливости. Но то, как оно структурировано, за вымышленному сознанию набор типичных «мотивов для», соот висит от знания, полученного в результате решения других про ветствующих целям наблюдаемых образцов исполнения дей блем, от их пока еще не обнаруженных следствий и открытых ствия, и типичных мотивов «потому что», на которых основаны горизонтов пока что не решенных проблем. Ученый считает само «мотивы для». Предполагается, что и тот, и другой мотив остают собой разумеющимся, что то, что он определяет, является «дан ся неизменными в голове воображаемой модели действующего.

ными», независимо от верований, принятых той или иной соци Однако такие модели действующих лиц не являются людь альной группой в мире повседневной жизни. И лишь поставлен ми с собственной биографией, живущими в социальном мире ная научная проблема определяет структуру релевантностей. повседневной жизни. Строго говоря, у них нет ни биографии, Не имея собственного «здесь» в социальном мире, соци ни истории, и ситуация, в которой они находятся, определе альный ученый не организует этот мир вокруг себя самого. Он на не ими, а их создателем, социальным ученым. Он создал никогда не может войти в образец взаимодействия как одно из этих марионеток или гомункулов для собственных целей. Со действующих лиц социального театра, не отказавшись, хотя бы циальный ученый наделил их лишь видимостью сознания, на время, от своей научной установки. Участвующий наблюда причем таким образом, чтобы предполагаемый запас их налич тель или полевой работник входит в контакт с изучаемой груп ного знания (включающего набор неизменных мотивов) делал пой как человек среди людей;

лишь система релевантностей, их действия субъективно понятными, как если бы они выпол служащая схемой отбора и интерпретации данных, определе нялись реальными действующими лицами социального мира.

на его научной установкой, временно отодвинутой на второй Но марионетка и ее вымышленное сознание не подчиняются план, чтобы быть возобновленной вновь. онтологическим условиям человеческого существования. Го Таким образом, принимая научную установку, социальный мункул не родился, он не взрослеет и не умрет. У него нет ни на ученый наблюдает образцы человеческих взаимодействий или дежд, ни страхов;

ему неведомо ощущение беспокойства как их результаты в той мере, в какой они доступны его наблюдению главный мотив его действий. Он не свободен в том смысле, что и открыты его интерпретации. Однако эти образцы взаимодей не может выйти за рамки, предопределенные его создателем, ствия он должен интерпретировать с помощью присущей им социальным ученым. У него, следовательно, не может быть структуры субъективных значений, в противном случае он те иных конфликтов, интересов и мотивов, чем те, которыми его ряет всякую надежду постичь «социальную реальность». наделил социальный ученый. Он не может ошибаться, если Для того чтобы соответствовать этому постулату (субъектив ошибка не является его типичной судьбой. У него нет выбора, ной интерпретации. – Н.С.), научный наблюдатель действует кроме тех альтернатив, которые предоставлены ему соци аналогично наблюдающему образец социального взаимодей альным ученым. В то время как человек, как хорошо показал ствия в повседневной жизни, однако руководствуется совер Г. Зиммель, входит в социальное взаимодействие лишь частью шенно иной системой релевантностей. своей личности и в одно и то же время пребывает как в нем, так и за его пределами, гомункул вовлечен в социальное вза имодействие целиком. Он всего лишь производное его типич 4. Научная модель социального мира ной функции, поскольку приданное ему вымышленное созна ние содержит лишь элементы, необходимые для того, чтобы Научный наблюдатель конструирует образцы типичного спо придать этим функциям субъективное значение.

соба исполнения действия в соответствии с наблюдаемыми Давайте рассмотрим некоторые скрытые смыслы этой об явлениями. Основываясь на них, он строит соответствующие им щей характеристики научных моделей. Гомункул помещен в образцы персональных типов, т.е. модели наделенных сознани систему релевантностей, возникающую из научной проблемы ем действующих лиц. Однако содержание сознания персональ его создателя, а не в биографически определенную ситуацию ного типа ограничено элементами, относящимися к наблюдае действующего в социальном мире. Именно ученый определя мым образцам способов исполнения действия, релевантных ет, где для его марионетки Здесь и Там, что находится в преде изучаемой научной проблеме. Таким образом, он приписывает лах его досягаемости, и кто для него Мы, Вы или Они. Ученый 40 определяет предполагаемый запас наличного знания своей некоторые принципы, управляющие конструированием науч модели. Этот запас знания не является социально наследован ных моделей человеческого действия вообще.

ным и, если не оговорено обратное, не является социально одобренным. И лишь система релевантностей, присущая рас 5. Постулаты научного моделирования социального мира сматриваемой проблеме, определяет его внутреннюю структуру, а именно, элементы, в отношении которых, как предполагается, гомункул обладает знанием, элементы, о которых он лишь осве Ранее мы говорили о том, что основной задачей социальных домлен, и элементы, которые он считает само собой разумеющи наук является развитие метода, позволяющего осуществлять мися. Этим (системой релевантностей. – Н.С.) определяются объективные операции с субъективными значениями челове и предполагаемые степени близости и анонимности, и придан ческого действия, и что идеальные объекты социальных наук, ный ему уровень типизации социального опыта. описывающие социальную реальность, должны быть совмес Если такая модель действующего предусматривает его вза тимы с объектами обыденного мышления людей в повседнев имодействие с другими действующими лицами, такими же го ной жизни. Описанные выше модельные конструкции отвеча мункулами, то взаимодействие их мотивов – в соответствии со ют этим требованиям, если они построены в соответствии со всеобщим тезисом взаимности перспектив – определяется их следующими постулатами.

создателем. Персональный тип и тип исполнения действия, созданные партнером марионеткой, включая определение си а) Постулат логической последовательности стем релевантностей, ролей и мотивов, не являются лишь воз Научная система типизированных конструктов должна быть можностью, которая может осуществиться, а может и не иметь установлена с высшей степенью ясности и отчетливости ее места в последующих событиях. Гомункулам не присущи нео концептуальных рамок и должна быть целиком совместима с правданные ожидания того, какой будет реакция Другого на правилами формальной логики. Выполнение этого постулата га его действия и типизации. Он не может играть никакой другой рантирует объективную достоверность созданных социальным роли, кроме той, что предписана ему директором кукольного ученым идеальных объектов, и их строго логический характер театра, называемого моделью социального мира. Именно со является одной из наиболее важных черт, отличающих идеаль циальный ученый устанавливает сцену, распределяет роли, ные объекты науки от замещаемых ими объектов обыденного раздает реплики, определяет, где действие началось, а где за мышлениия повседневной жизни.

кончилось, задает «размах проектов». Все стандарты и инсти туты, управляющие поведенческим образцом модели, снабже б) Постулат субъективной интерпретации ны с самого начала конструктами научного наблюдателя. Для того чтобы объяснить человеческие действия, ученый В подобной упрощенной модели социального мира воз должен спросить себя, какую модель индивидуального созна можны чисто рациональное поведение и рациональный выбор ния можно создать и какое типичное содержание должно быть из рациональных мотивов, поскольку все трудности, препят ей придано, чтобы она могла объяснить наблюдаемые факты ствующие реальному действующему лицу в повседневном жиз как продукт деятельности такого сознания в доступных пони ненном мире, устранены. Таким образом, ранее определенное манию отношениях. Следование этому постулату гарантирует понятие рациональности в строгом смысле слова относится не возможность сводить все виды человеческих действий или их к действиям, основанным на обыденном опыте повседневной результаты к субъективным значениям таких действий или их жизни в социальном мире;

оно относится в особому типу кон результатов, т.е. значений, придаваемых самим действующим структов, специфически определенных моделей социального своему действию.

мира, созданных социальным ученым для специфически оп ределенных методологических целей. в) Постулат адекватности Прежде чем обсуждать определенные функции «рациональ Каждый термин в научной модели человеческого действия ных» моделей социального мира, следует, однако, указать на должен быть таким, чтобы индивидуальное человеческое по 42 ведение в жизненном мире, соответствующее этому конструк возможен. Ведь создавая модель вымышленного сознания, ту, было бы понятно как самому действующему, так и его ученый может отбирать как существенные для решения его про партнерам в терминах обыденных интерпретаций повседнев блемы лишь те элементы, которые делают возможными рацио ной жизни. Следование этому постулату гарантирует совмес нальные действия и реакции его гомункулов. Постулат рацио тимость конструктов социального ученого с конструктами нальности, которому должен отвечать такой конструкт, можно обыденного опыта социальной реальности. сформулировать так: рациональные персональные типы и типы исполнения действия должны быть сконструированы так, что бы действующий в жизненном мире исполнял бы типичное V. Научные модели конструктов образцов действие, если он располагает ясным и отчетливым знанием всех тех его элементов, которые социальный ученый полагает рационального действия относящимися к действию, и использует наиболее подходящие средства, находящиеся в его распоряжении, для достижения Чтобы быть научными, все модельные конструкты социально цели, определенной этим конструктом.

го мира должны отвечать требованиям всех трех постулатов. Преимущество использования таких моделей рационально Но не является ли тот или иной конструкт, отвечающий посту го поведения в социальных науках может быть охарактеризо лату логической последовательности, или любая форма науч вано следующим образом:

ной деятельности рациональной по определению? 1) возможность конструирования образцов социального Это, конечно, так, но мы хотели бы избежать опасности взаимодействия при условии, что все участники такого взаи неправильного понимания. Мы должны различать рацио модействия ведут себя рационально в пределах условий, нальные конструкты моделей человеческих действий, с одной средств, целей и мотивов, определенных социальным ученым стороны, и конструкты моделей рациональных человеческих как общие для всех участников или распределенные между действий – с другой. Наука может строить рациональные мо ними определенным образом. Стандартизированное поведе дели иррационального поведения, как показывает даже беглый ние, такое, как социальные роли, институциональное поведе взгляд в учебник по психиатрии. С другой стороны, обыденное ние и т.д., могут изучаться отдельно;

мышление часто создает иррациональные модели в высшей сте 2) в то время как поведение индивидов в социальном жиз пени рационального поведения, объясняя экономические, поли ненном мире предсказуемо лишь в бессодержательных пред тические, военные и даже научные решения ссылками на чув восхищениях, рациональное поведение сконструированного ства или идеологемы, которые якобы управляют поведением персонального типа предсказуемо по определению в пределах тех, кто их принимает. Рациональность модельных конструк элементов, типизированных в конструкте. Следовательно, мо ций – это одно, и в этом смысле все научные модели, а не дель рационального действия может быть использована как только социальных наук, рациональны;

модельные же конст средство определения девиантного (отклоняющегося) поведе рукции рационального поведения – совсем другое. Было бы ния в реальном социальном мире и по отношению к данным, серьезным заблуждением полагать, что целью модельных выходящим за рамки рассматриваемой проблемы, т.е. к нети конструкций социальных наук или же критерием их научно пизированным элементам;

сти является интерпретация иррациональных образцов по 3) вариации отдельных элементов нескольких моделей или ведения так, как будто бы они рациональны. даже наборов моделей рациональных действий могут быть ис В данном случае нас главным образом интересует исполь пользованы для решения той же самой научной проблемы и зование научных – а следовательно, рациональных – моделей последующего сравнения друг с другом.

образцов рационального поведения. Нетрудно видеть, что на Последний пункт, однако, нуждается в некотором поясне учный конструкт совершенно рационального типа исполнения нии. Разве ранее мы не говорили, что все конструкты относят действия, соответствующего персональному идеальному типу, ся к определенной рассматриваемой проблеме и должны быть а также рациональным образцам взаимодействия, в принципе пересмотрены в случае сдвига проблемы? Нет ли определенно 44 го противоречия между сказанным ранее и возможностью со мом. Тем не менее, предполагается, что она действует самосто здавать различные конкурирующие модели для решения одной ятельно, управляя собой. Между сознанием, которым наделе и той же проблемы? на марионетка, и сконструированной ситуацией, в которой Противоречие исчезает, если мы примем во внимание, что она, как предполагается, действует свободно, осуществляя любая проблема является лишь «местом встречи» (локусом) тех рациональный выбор и принимая решения, существует преду подразумеваемых смыслов, которые могут быть либо сформу становленная гармония. Такая гармония возможна лишь пото лированы явно, либо, используя термин Э. Гуссерля53, содер му, что как марионетка, так и ее окружение созданы ученым.

жать внутренний горизонт непроблематизированных, но про И руководствуясь собственными принципами, ученый, несом блематизируемых элементов*. ненно, достигает успеха, открывая в сотворенном им мире им Для того чтобы прояснить внутренний горизонт проблемы, же установленную абсолютную гармонию.

мы можем варьировать условия, при которых действует вооб ражаемое действующее лицо, элементы мира, о которых он Примечания может знать, предполагаемую взаимосвязь мотивов, степень их близости и анонимности и т.д. Например, как экономист, ра Whitehead A.N. The Organization of Thought. London, 1917, частично переиз ботающий в рамках теории олигополии54, я могу конструиро данной в книге «The Aims Education», 1929, а также в «Mentor Book», Нью вать модель отдельной фирмы, промышленности или эконо Йорк, 1949. Цитируется по этому изданию. Первая цитата — P. 110.

мической системы в целом. Если ограничиться теорией Ibid. Chapter 9, «The Anatomy of Some Scientific Ideals, I Fact, II Objects».

индивидуальной фирмы, я могу сконструировать одну модель Ibid. P. 128 и далее, 131.

производителя, действующего в нерегулируемой конкуренции, Ibid. P. 131 и 136.

Ibid. P. 133.

другую – в условиях навязанных ему ограничений, когда он Ibid. P. 134.

осведомлен о сходных ограничениях других производителей Ibid. P. 135.

тех же товаров. А затем мы можем сравнить результаты «одной Whitehead A.N. Science in the Modern World. N.Y., 1925, переизданная и той же» фирмы в этих двух моделях.

«Mentor Book», New York, 1948. P. 52 и далее.

The Aims of Education. P. 126.

Все рассмотренные модели являются моделями рациональ Ibid. P. 135.

ных действий, а не действий, выполняемых людьми в создан Ibid. P. 136.

ных ими же ситуациях. Они исполняются персональными иде Ibid. P. 112–123, 136–155.

альными типами, созданными экономистом и помещенными James W. Principles of Psychology. Vol. I, chapter IX, «The Stream of Thought».

им в искусственную среду. P. 224 и далее;

особ. p. 289 и далее.

Dewey J. Logic, The Theory of Inquiry, N.Y., 1938, особ. Chs. III, IV, VII, VIII, XII;

См. также: The Objectivism Subjectivism of Modern Philosophy (1941) в подборке: Problems of Men. N.Y., 1946. P. 316 и далее.

VI. Заключительные замечания Bergson H. Matire et memoire. Ch. I: «La selection des Images par la Representation».

См., к примеру: Husserl E., Logische Untersuchungen. II Bd., «Die Ideale Einheit der Species und die neuen Abstraktions Theorien»;

прекрасно представленной Мар Отношения между социальным ученым и созданными им ма вином Фабером: Faber M. The Foundation of Phenomenology. Cambridge, 1943, рионетками в известной мере отражают застарелую теологи Ch. IX, особенно p. 251 и далее;

Husserl E. Ideen zu einen Phanomenologie, англ.

ческую и метафизическую проблему взаимоотношения между перевод Б. Гибсона: Gibson B. London 1931, First Section;

Formale und Transzen Богом и его творением. Марионетка существует и действует dentale Logik. Halle, 1929, Secs. 82–86, 94–96 (ср. с прив. выше работой М. Фа лишь с разрешения ученого;

она не может действовать иначе, бера, p. 501 и далее);

Erfahrung und Urteil. Prague, 1936. Secs. 6–10, 16–24, 41– и др.

как в соответствии с целями, определенными научным разу О понятии процедурных правил см.: Kaufmann F. Methodology of the Social Sciences. N.Y., 1944, особ. гл. III и IV;

о различных взглядах на взаимоотно * См., к примеру: Concept and Theory Formation in the Social Sciences. Русск.

шение естественных и социальных наук — Там же. Гл. Х.

пер.: «Формирование понятия и теории в социальных науках» (пер. Н.М. Смир Что касается точного определения этого термина, то оно будет дано в раз новой), ч. I наст. изд.

деле «О множественных реальностях». (Примечание: цитаты, приведенные 46 без уточняющих данных об источнике, как в данном случае, относятся к на The Sociology of Georg Simmel. Glencoe, 1950. См. также указатель к разделу стоящему изданию.) «Individual and Group».

19 Прекрасное изложение взглядов Дюркгейма см.: Gurvitch G. La Vocation Husserl E. Erfahrung und Urteil. Secs. 18–21, 82–85.

Об этом см. литературу предыдущей сноски. Actuelle de la Sociologie. Paris, 1950. Ch. VI. P. 351–409;

см. также: Parsons T.

Что касается термина «определение ситуации», см. различные статьи У. То The Structure of Social Action. Ch. X;

Benoit Smullian E. The Sociologism of маса (W.I. Thomas) на эту тему, собранные в издании «Social Behavior and Per Emile Durkhiem and his School // Barnes H. Introduction to the History of sonality. Contribution of W.I. Thomas to Theory of Social Research», ed. E. Volkart, Sociology. Chicago, 1948. P. 499–537. Merton R. Social Theory and Social Structure.

N.Y., 1951. См. также указатель и ценное предисловие издателя. Glencoe, III, 1949. Ch. IV. P. 125–150.

22 См.: Merleau Ponty M. Phenomenologie de la perception. Paris, 1945. P. 158.

Cooley Ch. Human Nature and the Social Order. Rev. ed. N.Y., 1922. P. 184. Русск.

Sumner W.G. Folkways. A Study of the Sociological Importance of Manners, пер.: Человеческая природа и социальный порядок (пер. с англ. О.А. Зотова и Customs, Mores and Morals. N.Y., 1906. Н.М. Смирновой). 2 е изд. М., 2001.

24 Weber M. The Theory of Social and Economic Organization / Transl. by A. Hen Mead G. Mind, Self and Society. Chicago, 1934. P. 152–163.

derson and T. Parsons. N.Y., 1947. P. 115 и далее;

см. также Parsons T. The James W. Op. cit. Vol I. Ch. X.

Structure of Social Action. N.Y., 1937. Ch. XVI. Mead G.H. Op. cit. P. 173–175, 196–198, 203;

The Genesis of the Self, reprinted in: Philosophy of the Present. Chicago, 1932. P. 176–195;

What Social Objects Lynd R. Middletown in Transition. N.Y., 1937. Ch. XII, см. также: Knowledge of what? Princeton, 1939. P. 38–63. Must Psychology Presuppose? // Journal of Philosophy. Vol X, 1913. P. 374–380.

26 Sheler M. Die Wissenformen und die Gesellschaft, Probleme eine Sociologie des Husserl E. Formale und transcendentale Logik. Halle, 1929. Sec. 74. S. 167. Er Wissens. Leipzig, 1926. P. 58 и далее. Ср.: Becker H., Dahlke H. Max Sheler’s fahrung und Urteil. Sec. 24, Sec. 51 b.

Sociology of Knowledge // Philosophy and Phenomenological Research. Vol. II, Лингвистически «мотивы потому что» могут быть выражены в современ 1924. P. 310–322, особ. 315. ных языках также и с помощью пояснительных придаточных предложений.

Подлинные «мотивы потому что», однако, не могут быть выражены прида James W. Op. cit. Vol. 1. P. 221 и далее.

Schutz A. The Well Informed Citizen. An Essay on the Social Distribution of точными предложениями цели. Это различие между двумя возможностями Knowledge // Social Research. Vol. 13. 1946. P. 463–472. Русский перевод: Хо лингвистического выражения, относящееся к «мотиву для», само по себе рошо информированный гражданин. Очерк о социальном распределении важное в других контекстах, в данном не рассматривается, и термин «мотив знания (пер. В.Г. Николаева).Часть 5 наст. изд. потому что» или «пояснительное придаточное предложение» используется За исключением некоторых экономистов (напр., Ф. Хайека;

см. его статью: исключительно для выражения подлинных «мотивов потому что».

Economics and Knowledge // Economica. February, 1937, впоследствии пере См. сноску 29.

печатанную в кн.: Individualism and Economic Order. Chicago, 1948), пробле Weber M. Op. cit. P. 90, особ. 88: «Понятие действия включает в себя все че ма социального распределения знания не привлекла внимания социальных ловеческое поведение тогда и в той мере, в какой действующий индивид ученых в той мере, в какой этого заслуживает. Она открывает новое про придает ему субъективный смысл… Действие является социальным в той мере, странство для теоретических и эмпирических исследований, воистину заслу в какой с помощью приданного ему действующим индивидом (или индивида живающее названия социологии знания, — термин, сегодня используемый ми) субъективного смысла оно принимает во внимание поведение других и для не вполне определенной дисциплины, которая основывается на соци таким образом оказывается ориентированным на него». См.: Parsons T. Op. cit., альном распределении знания, не усматривая в этом теоретической пробле особ. p. 82 и далее, 345–347, 484 и далее;

Kaufmann F. Op. cit. P. 56 и далее.

мы. Можно надеяться, что систематические исследования в этой области На этом постулате Лейбница, очевидно, основано понятие рационально внесут значительный вклад в решение многих проблем социальных наук, сти, используемое большинством тех, кто исследует эту тему. Парето, разли связанных с понятиями социальной роли, социальной стратификации, ин чающий логические и не логические действия, требует, чтобы первые логи ституализированного и организованного поведения, в социологию занятости чески связывали цели со средствами не только с точки зрения того, кто и профессий, престижа, статуса и т.д. выполняет действие, но и с точки зрения других людей, имеющих более об Schutz A. Der sinnhafte Aufbau der sozialen Welt. Vienna, 1932. 2nd edition, 1960. ширные знания, т.е. ученых (Pareto V. Trattato de Sociologia Generale. Англ.

Русск. пер.: Смысловое строение социального мира (пер. С.В. Ромашко), см. перевод под названием: Livingston A. (ed.) The Mind and Society. N.Y., ч. VI наст. издания. См. также: Stonier A., Bode K. A New Approach to the and 1942. Объективная и субъективная цели должны быть идентичны. Проф.

Methodology of Social Sciences // Economica. Vol. V. November 1937. P. 406–424, Т. Парсонс (The Structure of Social Action. P. 58) развивает сходную теорию.

особ. 416 и далее. Парето, однако, допускает, что с субъективной точки зрения почти все че Cooley Ch. Social Organization. N.Y., 1909. Chs. III—V;

Schutz A. The ловеческие действия принадлежат к классу логических. Проф. Г. Беккер Homecomer // American Jornal of Sociology. Vol. 50, 1945. Русск. пер. см.: Смир (Through Values to Social Interpretation. Durham, 1950. P. 23–27) придержива нова Н.М. А. Шюц. Возвращающийся домой // Социологические исследова ется мнения, что действие может быть названо рациональным, если оно це ния. 1995. № 2. ликом сосредоточено на средствах, которые действующий считает адекват См. сноску 29. ными для достижения отчетливо видимых целей.

33 Simmel G. Note on the Problem: How is Society Possible? / Transl. by A. Small // Weber M. Op. cit. P. 117. Характеристика рационального действия следует ве The American Jornal of Sociology. Vol. XVI, 1910. P. 372–391;

см также: Wolff K. беровскому определению одного из двух различаемых им типов рационально 48 го действия (Op. cit. P. 115), а именно так называемого целерационального дей ствия (в переводе Т. Парсонса «рациональной ориентации на систему дискрет Формирование понятия и теории ных целей»). Мы не рассматриваем здесь второй тип веберовского рациональ * ного действия — ценностно рациональное действие («рациональную ориентацию в социальных науках на абсолютную ценность»), так как различие между ними в принятой нами тер минологии может быть сведено к различию между двумя типами «мотивов по тому что», ведущих к формированию проекта действия как такового. Целера циональность подразумевает, что в системе иерархически выстроенных проектов, которые мы называем «планами», представленные к выбору различ ные способы осуществления действия должны быть рациональными. «Ценно стно рациональное действие» не может выбирать между различными проекта ми, равно представленными к выбору действующего в системе его планов.

Проект воспринимается как сам собой разумеющийся, хотя есть открытые аль тернативы того, как прийти к желаемому состоянию дел;

и они должны быть Это название восходит к симпозиуму, состоявшемуся в декаб определены в терминах рационального выбора. Т. Парсонс справедливо указы вал, что почти невозможно найти подходящий английский эквивалент «целе ре 1952 г. на ежегодной встрече Американской философской рациональному» (Zweckrational) и «ценностно рациональному» (Wertrational), ассоциации1. Большой вклад в ее работу внесли Э. Нагель и но его переводы уже означают изменение веберовской теории в одном суще К. Гемпель, стимулировав обсуждение этой проблемы, ственном пункте: для целерациональности не существует системы предполага сформулированной столь ясно и отчетливо, как вообще свой емых дискретных целей, для ценностной рациональности не существует абсо лютной ценности (Изложение собственных взглядов Парсонса см. во Введении ственно этим ученым. Ее темой стало противоречие, которое к данному тому Вебера, р. 16 и далее).

более чем на полвека раскололо не только логиков и мето Гораздо более важным, чем различие двух типов рационального действия, дологов, но также и социальных ученых на два лагеря. Одни для нашей проблемы является различие между рациональными действиями обо из них придерживались точки зрения, согласно которой их типов, с одной стороны, и традиционными и аффективными действиями – одни лишь методы естественных наук, приведшие к столь с другой. То же самое справедливо и в отношении модификации, предложен ной Г. Беккером в отношении «четырех типов средств», используемых членами блистательным результатам, являются научными, и что лишь любого общества для достижения своих целей: 1) целесообразная рациональ они во всей их полноте должны использоваться для изучения ность;

2) санкционированная рациональность;

3) традиционная не рациональ человеческих дел. Отказ от их использования, как утвержда ность;

4) аффективная не рациональность. В то время как Вебер и Парсонс лось, не позволил социальным наукам развить объяснитель включают цели в свои понятия рациональности, Беккер говорит о типах средств. ные теории, по точности сравнимые с естественно научными, Schutz A. Choosing among the Projects of Action. Русск. пер. В.Г. Николае и породил споры по эмпирическим основаниям небольшо ва. Выбор между проектами действия. См. ч. I наст. изд.

го числа наук, отвечавших этим требованиям, например Dewey J. Human Nature and Conduct. Modern Library edition. P. 190.

экономики.

См. цитату из М. Вебера, приведенную в сноске 44.

Представители другой школы видели фундаментальное раз См.: Husserl E. Erfahrung und Urteil. Sec. 77. S. 370.

Л. Мизес справедливо называет свой трактат по экономике человеческим личие в структуре социального и природного миров. Это ощу действием. Mises L. von. Human Action. New Haven, 1949. См. также: Hayek F.

щение привело к другой крайности, а именно к заключению, The Counter Revolution of Science. Glencoe, 1952. P. 25–36.

что социальные науки всецело отличны от естественных. В Это понятие более подробно рассмотрено Ф. Кауфманом, op. cit., p. 84 и поддержку этой точки зрения приводилось множество аргу далее и 213 и далее, о понятии «научная ситуация», см. р. 53 и 251.

Ibid. P. 42, 232. ментов. Утверждалось, что социальные науки являются идиог Shutz A. The Problem of Rationality in the Social World. Русск. пер. В.Г. Нико рафическими, им свойственны индивидуализирующая кон лаева. Проблема рациональности в социальном мире. См. ч. I наст. изд.

цептуализация и поиск единичных утвердительных суждений, О понятии горизонта см.: Kuhn H. The Phenomenological Concept of Hori zon // Faber M. (ed.) Philosophical Essays in Memory of Edmund Husserl. Cam * Concept and Theory Formation in the Social Sciences // Schutz A. Collected bridge, 1940. P. 106–124.

Papers. Vol. 1. Nijhoff, The Hague, 1962. P. 48–66. Доклад впервые представ Я очень признателен проф. Мэчлапу за разрешение использовать этот при лен на 33 й конференции, проводящейся каждые полгода, по философским мер из его книги Machlup F. The Economics of Seller’s Competition Model и научным методам в Нью Йорке 3 мая 1953 г. Пер. Н.М. Смирновой.

Analysis of Seller’s Conduct. Baltimore, 1952. P. 4 и далее.

50 в то время как естественные науки являются номотетически собственные концепции, которые, как им казалось, должны ми, для которых характерны обобщающая концептуализация и были стать методологией социальных наук. Они делали это, не поиск всеобщих достоверных суждений. Они имеют дело с располагая достаточными познаниями в философии, и остави постоянными отношениями, величина которых может быть из ли свои попытки, когда достигли уровня обобщений, который, мерена, могут проводить эксперименты, в то время как ни изме как им казалось, отвечал их глубокому убеждению в том, что цель рение, ни эксперимент не практикуются в социальных науках. их исследований не может быть достигнута методами естествен Словом, сторонники этой школы утверждают, что естествен ных наук без их надлежащих изменений или приспособлений.

ные науки должны иметь дело с материальными объектами и Неважно, что их аргументы часто несостоятельны, их форму процессами, социальные же науки – с психологическими и ин лировки – неудовлетворительны, а недоразумения затемняют теллектуальными и что, следовательно, методом первых явля их споры. Нас будет главным образом интересовать не то, что ется объяснение, вторых – понимание. сказали социальные ученые, а то, что они имели в виду.

Конечно, большая часть этих обобщающих утверждений Работы «позднего» Ф. Кауфмана2 и недавний вклад Нагеля3 и при ближайшем рассмотрении оказывалась несостоятельной Гемпеля4 подвергли критике многие ошибочные аргументы, по нескольким причинам. Некоторые сторонники приведен выдвинутые социальными учеными, и подготовили фундамент ных аргументов имеют весьма ошибочное представление о ме иного подхода к проблеме. Я сосредоточу внимание на критике тодах естественных наук. Другие склонны распространять ме проф. Нагелем утверждения М. Вебера и его школы, что соци тодологическую ситуацию, сложившуюся в одной социальной альные науки стремятся «понять» социальные явления в тер науке, на методы социальных наук вообще. А поскольку исто минах «значащих» категорий человеческого опыта и что, следо рия имеет дело с единичными и неповторяющимися событи вательно, «причинно функциональный» подход естественных ями, утверждалось, что содержание всех социальных наук ог наук неприложим к исследованию социальной реальности. Эта раничено единичными ассерторическими утверждениями. То, школа, как представляется проф. Нагелю, придерживается той что эксперимент едва ли возможен в культурной антрополо точки зрения, что все социально значимое человеческое поведе гии, заставляло пренебрегать тем фактом, что социальные пси ние является выражением мотивированных психических состо хологи могут успешно использовать лабораторные экспери яний и что в конечном счете социальный ученый не может быть менты, во всяком случае, в определенной степени. Наконец, и удовлетворен рассмотрением социальных процессов как взаи это самое важное, подобные аргументы упускают из виду тот мосвязи «внешних» событий, а установление соответствий или факт, что набор правил научной процедуры имеет равную до даже универсальных отношений взаимосвязи не может быть стоверность для всех эмпирических наук, изучают ли они их конечной целью. Напротив, он должен конструировать объекты природы или деяния людей. И в естественных, и в «идеальные типы» или «модели мотиваций», в терминах кото социальных науках преобладают принципы вывода и обосно рых он пытается «понять» публичное социальное поведение, вания, а также теоретические идеалы единства, простоты, уни приписывая мотивы действия участвующим в нем действую версальности и точности. щим лицам. Если я правильно понимаю критику проф. Наге Подобное неудовлетворительное состояние дел происходит ля, он придерживается точки зрения, что:

главным образом из за того, что развитие современных соци 1) эти мотивы действия не доступны чувственному наблю альных наук долгое время осуществлялось в условиях, когда дению. Из этого следует, как часто утверждается, что соци наука логики занималась в основном логикой естественных альный ученый должен умозрительно отождествить себя с наук. Их методы часто провозглашались единственно научными, участниками и смотреть на ситуацию их глазами. Конечно, мы, на манер монополистического империализма, а специфичес однако, не должны переживать психический опыт других лю кие проблемы, с которыми сталкивались социальные ученые в дей, для того чтобы предсказать их публичное поведение;

своей работе, не принимались во внимание. Оставленные без 2) приписывание эмоций, установок и целей в процессе ис помощи и руководства в своем восстании против этого догма следования публичного поведения является двойной гипоте тизма, социальные ученые вынуждены были развивать свои зой: она предполагает, что участники некоторых социальных 52 явлений находятся в определенном психическом состоянии;

ляют предсказывать лишь в очень ограниченных пределах, не она также предполагает определенные взаимоотношения меж составляет основного различия между социальными и естествен ду такими состояниями, а также между ними и публичным ными науками, поскольку многим отраслям последних присущи поведением. Но ни одно из воображаемых нами психических те же черты7. Как я постараюсь показать далее, мне кажется, что состояний, которым мог бы обладать изучаемый субъект, не проф. Нагель не понимает веберовского постулата субъективной может в реальности быть им присуще, и даже если наше при интерпретации. Тем не менее, он прав, утверждая, что метод, не писывание корректно, ни одно из воспринимаемых действий, обходимый ученому для того, чтобы отождествить себя с наблю вытекающих из этих состояний, не может показаться нам до даемым агентом социального действия и понять его мотивы, ступным пониманию или разумным;

или метод, необходимый для отбора наблюдаемых фактов и их 3) мы не «понимаем» природы и действия человеческих мо интерпретации в личной системе ценностей определенного на тивов и их проявлений в публичном поведении более адекват блюдателя, приводит к неконтролируемым личным и субъектив но, чем «внешние» причинно обусловленные отношения. ным образам в голове отдельного ученого, но не к научной те Если в смысловом объяснении мы лишь утверждаем, что от ории8. Но я не знаю ни одного социального ученого, который дельное действие является примером образца поведения во разделял бы понятие субъективности, раскритикованное проф.

множестве различных обстоятельств и что человек может про Нагелем. Можно с абсолютной точностью утверждать, что оно являть этот образец лишь в определенной форме, то не суще не имеет отношения к М. Веберу.

ствует резкой границы между такими объяснениями и теми, Я также думаю, что наши авторы не приемлют базисной фи что основаны на «внешнем» знании причинных зависимостей. лософской точки зрения сенсуалистического эмпиризма или ло Мы можем обрести знание о действиях людей на основе их гического позитивизма, отождествляющих опыт с чувственным публичного поведения аналогично тому, как мы открываем наблюдением и утверждающих, что только альтернативное кон атомную структуру воды на основе физического и химического тролируемому и, следовательно, объективному чувственное поведения этого вещества. Так что отвержение чисто «объек наблюдение является субъективным, следовательно, неконтро тивной» или «бихевиористской» социальной науки сторонни лируемой и непроверяемой интроспекцией. Здесь, разумеется, ками «смыслового подхода» не оправдано. не место возобновлять старый философский спор относитель Поскольку я вынужден не согласиться с утверждениями но скрытых предпосылок и подразумеваемых метафизических Нагеля и Гемпеля по нескольким вопросам фундаментально допущений этой философии. Но чтобы проиллюстрировать го характера, я позволю себе начать с краткого подведения ито собственную позицию, я должен был бы привести обширное гов по менее важным вопросам, в отношении которых я имею описание определенных феноменологических принципов.

счастье достичь с ними полного согласия. Я согласен с проф. Вместо этого я приведу несколько простых высказываний.

Нагелем, что все эмпирическое знание включает в себя мыс 1. Изначальная цель социальных наук состоит в достиже лительные процессы правильного вывода и должно быть выра нии организованного знания социальной реальности. Под по жено в форме высказываний, быть проверяемо любым, кто го нятием «социальная реальность» я склонен понимать тоталь тов и в состоянии это сделать путем наблюдения5, – однако, в ную сумму объектов и событий в социокультурном мире в том отличие от проф. Нагеля, я не нахожу, что это наблюдение дол виде, как они воспринимаются в опыте обыденного мышления жно быть чувственным в собственном смысле слова. Более того, людей, живущих повседневной жизнью среди других людей, я согласен с ним в том, что термин «теория» во всех эмпиричес связанных с ними множеством отношений и взаимодействий.

ких науках означает ясную и четкую формулировку определен Это мир культурных объектов и социальных институтов, в ко ных отношений между набором переменных, с помощью ко тором мы родились, несем свою ношу и с которым должны торых может быть объяснен класс эмпирически достоверных поладить. Мы, действующие и живущие в социальном мире, регулярностей6. Далее, я всем сердцем согласен с утверждени изначально воспринимаем его в опыте как мир природы и ем, что ни то, что эти регулярности имеют весьма ограничен культуры, и не как свой собственный, но как интерсубъектив ное применение в общественных науках, ни то, что они позво ный, т.е. как общий всем нам мир, актуально и потенциально 54 доступный каждому;

а это означает, что он включает в себя интересует лишь то, является ли она танцем, обменом товарами, взаимную коммуникацию и язык. приемом дружественного посла или еще чем то в этом же роде;

2. Все формы натурализма и логического эмпиризма рас в) более того, понятие социального действия в терминах обы сматривают социальную реальность как изначальную данность, денного знания и в социальных науках включает в себя то, что как соответствующий объект социальных наук. Интерсубъектив можно было бы назвать «негативными действиями», т.е. созна ность, взаимодействие, взаимная коммуникация и язык не про тельное воздержание от действия12, которое, конечно же, не блематизируются, выступая непроясненным основанием этих поддается чувственному наблюдению. Непродажа определен теорий. Они исходят из предположения, что социальный уче ных товаров по установленной цене, без сомнения, – такое же ный якобы уже решил свои фундаментальные проблемы еще экономическое действие, как и их продажа;

до того, как приступил к научному исследованию. Д. Дьюи с г) более того, как показал У. Томас13, социальная реальность ясностью, достойной этого великого философа, подчеркивал, содержит верования и убеждения, которые, будучи определены что любое исследование начинается и заканчивается в опре самими участниками, вполне реальны, но не поддаются чув деленных социокультурных рамках;

и проф. Нагель, безусловно, ственному наблюдению. Для обитателей Салема XVII в. кол знал о том, что наука и способы ее проверки имеют социальную довство было не самообманом, а элементом их социальной природу9. Но постулат описания и объяснения человеческого реальности и в качестве такового доступно наблюдению соци поведения в терминах проверяемого чувственного наблюдения ального ученого;

не доходит до описания и объяснения процесса, в котором д) наконец, – и это самое важное – постулат чувственного ученый Б контролирует и проверяет наблюдения и выводы наблюдения публичного человеческого поведения берет в ка ученого А. Чтобы осуществить это, Б должен знать, что наблю честве модели специфический и относительно небольшой сектор дает А, какова цель его исследования, почему он считает на социального мира, а именно ситуации, в которых действующий блюдаемый факт заслуживающим наблюдения, т.е. значимым дан наблюдателю в так называемых отношениях лицом к лицу.

для решения данной проблемы. Такое знание принято назы Но существует множество других измерений социального мира, вать пониманием. То, как именно возникает такое понимание, в которых подобные ситуации отнюдь не преобладают. Опуская социальные ученые не объясняют. Но каким бы оно ни оказа письмо в почтовый ящик, мы предполагаем, что анонимный лось, ясно одно: подобное интерсубъективное понимание не Другой, называемый почтальоном, исполнит серию действий, возникает ни из наблюдения ученого Б за поведением ученого А, нам не известных и нами не наблюдаемых, которые приведут к ни из интроспекции ученого Б, ни из самоотождествления уче тому, что адресат, возможно, тоже нам не известный, получит ного Б с А. Если подобное утверждение сформулировать на наше сообщение и отреагирует на него способом, который тоже языке логического позитивизма, оно означает, как показал нами не наблюдаем;

в результате мы получим по почте книгу, Ф. Кауфман10, что так называемые протокольные предложения которую заказывали. Или если я читаю в газетной передовице, о физическом мире имеют совершенно иную природу, чем что Франция опасается перевооружения Германии, я хорошо протокольные предложения о психофизическом мире. знаю, что это означает, не будучи знаком не только с авторами 3. Отождествление опыта с чувственным наблюдением во статьи, но даже и с французом или немцем, т.е. без всякого на обще и в особенности опыта с публичным действием (что пред блюдения за их публичным поведением.

лагает Нагель) исключает некоторые измерения социальной С помощью обыденного мышления повседневной жизни реальности из любых возможных исследований: люди обретают знание об этих измерениях того социального а) даже идеально рафинированный бихевиоризм может, как мира, в котором они живут. Но этому знанию, уточним, присущ показано, к примеру, Дж. Мидом11, объяснить поведение лишь не только фрагментарный характер, поскольку оно ограниче наблюдаемого, но не наблюдающего бихевиориста;

но сравнительно небольшим сектором социального мира, оно б) такое же публичное поведение (например, пышная племен зачастую и непоследовательно, и ему свойственны различные ная церемония, схваченная видеокамерой) может иметь совер степени ясности и отчетливости: от всестороннего «знания о», шенно иное значение для ее участников. Социального же ученого как назвал его У. Джемс14, через «знание знакомство», или про 56 стую осведомленность, к слепым верованиям, принимаемым в видности» в юридическом смысле, и способы подтверждения по качестве само собой разумеющихся. И в этом отношении су лученных данных, исходящие из процессов их понимания апел ществуют значительные различия одного индивида от другого ляционным судом. Более того, предсказания, основанные на и одной социальной группы от другой. Но, несмотря на его Verstehen, с большим успехом делаются и в обыденном мышле неадекватность, обыденное знание повседневной жизни дос нии. То, что должным образом маркированное и адресованное таточно для того, чтобы поладить с другими людьми, культур письмо, опущенное в почтовый ящик в Нью Йорке, достигнет ными объектами и социальными институтами, – короче, с со Чикаго, – нечто большее, чем просто шанс.

циальной реальностью. Потому что мир (как природный, так Тем не менее, как защитники, так и критики Verstehen впол и социальный) изначально интерсубъективен и, как мы пока не обоснованно сходятся в том, что Verstehen «субъективно». К жем в дальнейшем, наше знание о нем множеством способов несчастью, однако, этот термин используется обеими сторона социализировано. Более того, социальный мир дан в опыте ми в различных смыслах. Критики понимания называют его как изначально осмысленный. Другой воспринимается в опыте субъективным, поскольку полагают, что понимание мотивов не как организм, а как человек, его публичное поведение явля чужого действия основано на частной, непроверяемой и непод ется не чем то вроде явления природы, но человеческим дей тверждаемой интуиции наблюдателя или относится к его личной ствием. Обычно мы знаем, что делает Другой, для чего он это системе ценностей. Такие же ученые, как Макс Вебер, однако, делает и почему он делает это в данное время и при данных об называют Verstehen субъективным потому, что его цель состоит в стоятельствах. Это означает, что мы воспринимаем в опыте дей том, чтобы обнаружить, что «имеет в виду» действующий под ствия другого человека посредством его мотивов и целей. Ана своим действием, в отличие от того значения, которое прида логично этому, мы воспринимаем в опыте культурные объекты ет его действию коммуникативный партнер или невовлечен с помощью человеческих действий, в которых они создаются. ный наблюдатель. Таково происхождение знаменитого вебе К примеру, инструмент воспринимается в опыте не как вещь во ровского постулата субъективной интерпретации, о котором внешнем мире (чем он, без сомнения, тоже является), а с точ мы будем много говорить в дальнейшем. В целом же этой дис ки зрения цели, для которой он создан более или менее ано куссии недостает четкого различия между Verstehen 1) как нимными людьми, и его возможного использования другими. опытной формы обыденного знания человеческих дел;

2) как То, что в обыденном мышлении мы рассматриваем как эпистемологической проблемы;

3) как специфического мето само собой разумеющееся – актуальные или потенциальные да социальных наук.

значения человеческих действий и их результатов, – является До сих пор мы сосредоточивали внимание на Verstehen как именно тем, что хотят выразить социальные ученые, когда го на способе возникновения обыденного мышления в социаль ворят о понимании, или Verstehen, как технике изучения чело ном мире и прилаживания к нему. Что касается эпистемоло веческих дел. Таким образом, Verstehen изначально является не гического вопроса «Как такое понимание, или Verstehen, воз методом социальных наук, а особой формой опыта, посред можно?», сошлемся на высказывание Канта, сделанное в ством которой обыденное мышление познает социально куль другом контексте. Я считаю «скандалом в философии» то, что турный мир. Она не имеет ничего общего с интроспекцией;

удовлетворительного решения проблемы чужих сознаний и это продукт процессов сбора или изучения, аналогичных по связанной с ним проблемы интерсубъективности нашего опы вседневному опыту восприятия мира природы. Более того, та, как природного, так и социального мира, до сих пор не Verstehen (понимание) не является частным делом наблюдате найдено и что до самого последнего времени эта проблема во ля, не подлежащим проверке в опыте других наблюдателей. обще ускользала от внимания философов. Но решение этой Представим себе дискуссию в зале суда присяжных о том, дей наиболее сложной проблемы философской интерпретации ствительно ли подсудимый проявил «обдуманное преступное на является первым из того, что обыденным мышлением восприни мерение», или «умысел», убить человека, способен ли он был мается как данность и практически решается без всяких трудно оценить последствия своего деяния и т.д. В нашем распоряже стей в любом повседневном действии. А поскольку человеческие нии лишь «правила процедуры», укорененные в «правилах оче существа рождены матерями, а не состряпаны в пробирках, опыт 58 существования других людей и значение их действий являют мому, далеки от очевидных и знакомых черт, которые можно ся, без сомнения, первым и наиболее достоверным эмпиричес обнаружить в любом обществе. С другой стороны, теория, наце ким наблюдением, сделанным человеком. ленная на объяснение социальной реальности, должна развить С другой стороны, столь разные философы, как Джемс, особые методологические средства, отличные от естественно Бергсон, Дьюи, Гуссерль и Уайтхед солидарны в том, что обы научных, для того, чтобы достичь согласия с обыденным опы денное знание повседневной жизни является непроблематизи том социального мира. Это, конечно же, то, что уже сделали рованным, но всегда проблематизируемым основанием, на ко все занимающиеся человеческими проблемами теоретические тором единственно основывается и проводится исследование. науки – экономика, социология, юридические науки, лингви Таким фундаментом является жизненный мир (Lebenswelt), как стика, культурная антропология и т.д.

назвал его Э. Гуссерль, в рамках которого, как он полагал, возни В основе этого лежит существенное различие в структуре кают все научные и даже логические понятия;

это социальная идеальных объектов или ментальных конструктов, созданных матрица, в которой, согласно Д. Дьюи, возникают непрояс социальными учеными и представителями естественных наук17.

ненные ситуации, которые в процессе исследования должны Последние, т.е. представители естествознания, сами вольны быть переделаны в оправданные утверждения;

и Уайтхед ука определять – в соответствии с процедурными правилами сво зал, что целью науки является создание теории, согласующей ей науки – поле наблюдения, факты, данные или события, от ся с опытом, объяснение конструктов здравого смысла с помо носящиеся к поставленной ими проблеме или ближайшей щью идеальных объектов науки15. цели. Ни факты, ни события заранее не отобраны, а исследо Все эти мыслители солидарны в том, что любое знание о вательское поле не является предварительно интерпретирован мире, как обыденное, так и научное, включает ментальные ным. Мир природы, изучаемый социальным ученым, ничего конструкты, синтез, обобщения, формализации, идеализации, «не значит» ни для молекул, ни для атомов, ни для электронов.

характерные для определенного уровня организации мышле Но поле наблюдения социального ученого – социальная реаль ния. Э. Гуссерль показал, что понятие Природы, например, с ность – имеет специфическое значение и структуру релевантно которым имеют дело представители естественных наук, явля сти для человеческих существ, в нем живущих, действующих и ется идеализированной абстракцией Lebenswelt (жизненного думающих. С помощью набора конструктов обыденного зна мира. – Н.С.) – абстракцией, которая в принципе и, конечно ния они расчленили и по своему интерпретировали этот мир, же, вполне законно исключала людей и их жизни, а также вос данный им в опыте как реальность их повседневной жизни.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.