WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |

«Шри Ауробиндо СИНТЕЗ ЙОГИ ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ. УСЛОВИЯ СИНТЕЗА............................................................................................................... 4 Глава I. Жизнь и Йога ...»

-- [ Страница 9 ] --

полным завершением материального становления должно стать снятие завесы с Материи и просветленное раскрытие полностью самосознающего Бытия своей собствен ной лишенной свободы душе в становлении. Поскольку Человек является такой лишенной свободы душой, то такое яркое высвобождение и достижение знания себя должно быть его высшей целью и условием его совер шенствования.

Но ограничения материального мира кажутся враждебными должному осуществлению этой цели, которая остается неизбежно самой высокой целью ментального существа, рожденного в физическом теле. Вначале суще ствование сформировало себя здесь, свое основание, в виде Материи;

оно было объективизировано, стало ощу тимым и конкретным для его собственного самопереживающего сознания-силы в форме самоделящейся матери альной субстанции, и, путем соединения частей этой Материи, для человека было создано отдельное физическое тело, отделенное от других и подчиняющееся определенным привычкам процесса или, как мы их называем, за конам бессознательной материальной Природы. Его сила бытия также есть природа или Сила, действующая в Материи, которая медленно вышла из несознания в жизнь и всегда ограничена формой, всегда зависит от тела, всегда отделена им от остальной Жизни и от других живых существ, всегда встречает препятствия в своем раз витии, существовании, самосовершенствующаяся по законам Бессознательного и посредством ограниченности телесной жизни. В равной степени его сознание — это ментальность, проявившаяся в теле и в резко индивидуа лизированной жизни;

поэтому оно ограничено в своей деятельности и возможностях, и зависит от органов тела, которые не на многое способны, и от очень ограниченной жизненной силы;

оно отделено от остального косми ческого ума и закрыто для мыслей других ментальных существ, внутренняя работа которых является книгой за семью печатями для физического ума человека, за исключением того, что он может прочесть в ней по аналогии со своей собственной ментальностью и по их неадекватным телесным знакам и самовыражениям. Его сознание постоянно впадает назад в бессознательное, в котором всегда находится значительная его часть, его жизнь об ращена к смерти, его физическое существо — к распаду. Его восторг существования зависит от отношений этого http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава XIX. Уровни Нашего Существования.

несовершенного сознания с его окружением, основанных на физических ощущениях и чувственном уме, други ми словами, на ограниченном уме, пытающемся овладеть внешним и чуждым ему миром при помощи ограни ченного тела, ограниченной виталической силы, ограниченных органов. Поэтому его власть обладания ограни чена, его сила восторга ограничена, и каждое прикосновение мира, которое превышает его силу, которого эта сила не в состоянии вынести, за которое она не может ухватиться, не может ассимилировать и овладеть, должно превратиться во что-то другое, не восторг, а в боль, дискомфорт или печаль. Или она должна встретиться с не восприятием, нечувствительностью, а если же и будет принята, то отстранена безразличием. Более того, тот вос торг бытия, которым он обладает, не является естественным и вечным владением, подобно самовосторгу Сатчи тананды, а дается опытом и приобретением во Времени, и поэтому может поддерживаться и продлеваться путем повторения опыта, и по своей природе является ненадежным и преходящим.

Все это значит, что естественные отношения Пуруши с Пракрити в материальном мире есть полное погло щение сознательного существа в силе ее творений, поэтому полное самозабвение и самоневежество Пуруши, полное господство Пракрити, и подчинение души Природе. Душа не знает себя, то, что она знает,— это труды Пракрити. Проявление индивидуальной самосознающей души в Человеке само по себе не аннулирует эти пер воначальные отношения невежества и подчинения. Ибо душа живет на материальном уровне существования, в позиции Пракрити, в которой материя все еще является главным детерминантом ее отношений с Природой, и ее сознание, будучи ограничено Материей, не может быть полностью самообладающим сознанием. Даже мировая Душа, если она ограничена материальной формулой, не может полностью владеть собою;

в еще меньшей мере это возможно для индивидуальной души, для которой остальное существование становится, благодаря телесно му, виталическому и ментальному ограничению и отделению, чем-то внешним по отношению к ней, от которого она все еще зависит для своей жизни и своего восторга, и своего знания. Эти ограничения его власти, знания, жизни, восторга бытия являются всей причиной неудовлетворенности человека собой и вселенной, И если бы материальный мир был всем, а материальный уровень — единственным уровнем его бытия, тогда человек — индивидуальный Пуруша — не достиг бы никогда совершенства и самоосуществления, и какой-либо другой жизни, кроме животной. Должны существовать либо миры, в которых он был бы освобожден от этих неполных и неудовлетворительных отношений Пуруши и Пракрити, либо уровни его собственного существования, дос тигнув которых, он мог бы превзойти их [отношения], или же, в крайнем случае, уровни, миры и высшие созда ния, от которых он мог бы получить знание, силу, радость, или помощь в овладении ими, иначе рост его сущест ва невозможен. Все это, утверждает древнее знание, существует — другие миры, более высокие уровни, воз можности общения, восхождения, роста путем контактов и влияния того, что находится выше его по теперешней шкале его реализованного существования.

Поскольку имеется положение равновесия отношений Пуруши и Пракрити, в котором Материя, мир матери ального существования, является первым решающим фактором, то также существует другое, несколько выше этого, где Материя не главенствует, а ее место, как первый решающий фактор, занимает Жизненная сила. В этом мире формы не определяют условия жизни, а это жизнь определяет формы, поэтому формы там гораздо свободнее, текучее, и, по нашему понятию, странно меняющиеся, по сравнению с материальным миром. Эта жизненная сила не есть бессознательная материальная сила, даже, кроме своих низших движений, не элементар ная подсознательная энергия, но она является сознательной силой бытия, направленная на формирование, но в гораздо большей степени не наслаждение, обладание, удовлетворение своего собственного динамического им пульса. Поэтому желание и удовлетворение импульса является первым законом этого мира абсолютно виталиче ского существования, этого равновесия отношений между душой и ее природой, в которых жизнь-сила 2 играет с гораздо большей свободой и способностью, чем в нашей физической жизни;

его можно назвать миром желаний, ибо такова его принципиальная характеристика. Более того, он не закреплен в одной трудно изменяемой форму ле, как, по-видимому, происходит в физической жизни, но способен многократно варьировать свое положение, допускает существование многих подуровней от таких, которые соприкасаются с материальным бытием и как бы растворяются в нем, и до таких, которые доходят в интенсивности жизненной силы до уровней чистого мен тального и психического бытия и растворяются в нем. Ибо в Природе в бесконечной гамме бытия нет больших разрывов, нет глубоких пропастей, через которые надо перепрыгивать, но все переходит одно в другое, тонко и непрерывно;

из этого ее сила различительного опыта создает порядок, определенные ранги, четкие градации, по которым душа разнообразно познает и овладевает своими возможностями бытия. Кроме того, так как единст венной целью желания является какое-нибудь наслаждение, такой должна быть и общая тенденция мира жела ний;

но так как там, где душа не свободна,— а она не может быть свободна, будучи подчинена желанию,— должно быть отрицательное, как и положительное во всем ее опыте, в этом мире имеются не только возможно Life-power life-power http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава XIX. Уровни Нашего Существования.

сти больших, или сильных, или продолжительных наслаждений, почти невообразимых для ограниченного физи ческого ума, но и возможности одинаково огромных страданий. Поэтому именно здесь расположены низшие небеса и ад, традициями и воображением которых человеческий ум соблазнял и запугивал себя с древнейших времен. Все человеческое воображение в действительности соответствует какой-нибудь реальности или реаль ной возможности, хотя они сами по себе могут быть совсем неточным представлением, или же облечены в слишком физические образы, и поэтому не способны выразить истину супрафизических реальностей.

Поскольку природа является комплексным единством, а не кучей несвязанных между собой феноменов, то не может быть непроходимой пропасти между материальным существованием и этим виталическим миром, или миром желаний. Наоборот, можно сказать, что в некотором смысле они существуют друг в друге и, по крайней мере, до некоторой степени взаимозависимы. В действительности, материальный мир на самом деле является чем-то вроде проекции виталического, вещью, которую он исторг и отделил от себя для того, чтобы осущест вить некоторые свои желания при иных условиях, чем свои собственные, которые являются логическим ре зультатом его же собственных наиболее материальных страстных желаний. Можно сказать, что жизнь на земле является результатом давления этого жизненного мира 1 на материальное, бессознательное существование физи ческой вселенной. Наше собственное проявленное виталическое существо также является только поверхност ным результатом большего и более основательного виталического существа, которое имеет свое должное место на жизненном уровне и через которое мы связаны с жизненным миром. Более того, жизненный мир постоянно влияет на нас, и за всем в материальном существовании стоят соответствующие силы жизненного мира;

даже самое грубое и элементарное имеет за собой элементарные жизне-силы 2, элементарные существа, которые их поддерживают. Влияния жизненного мира всегда изливаются на материальное существование, вызывают там свои силы и результаты, которые затем возвращаются в виталический мир для его модификации. Отсюда посто янно исходят касания и влияния на нашу виталическую часть, на наши желания;

там также имеются благодат ные и вредные силы добрых желаний и злых желаний, которые совсем не безразличны к нам, даже когда мы не знаем и не беспокоимся об этом. Но эти силы не являются только тенденциями, бессознательными силами, ни подсознательными, за исключением находящихся на границах с Материей, они являются сознательными силами, существами, живыми влияниями. По мере того как мы пробуждаемся к более высоким уровням нашего суще ствования, мы познаем их как друзей или врагов, силы, которые хотят властвовать или такие, которыми мы мо жем управлять, преодолеть, выйти из под их влияния и оставить позади себя. Это те возможные отношения че ловеческого существа с силами виталического мира, которые так сильно занимали европейский оккультизм, особенно в Средние Века, как и некоторые формы восточной магии и спиритуализма. «Суеверия» прошлого,— было много суеверий, так сказать, много невежественной и искаженной веры, ложных объяснений и темного, неуклюжего использования законов запредельного — все же основывались на истинах, которые будущая Наука, освободившаяся от своего единственного занятия материальным миром, сможет открыть вновь. Ибо супрамате риальное в такой же степени является реальностью, как существование ментальных существ в материальном мире.

Но почему тогда мы естественным образом не знаем обо многом, что находится за нами и всегда давит на нас? По той же причине, по которой мы не знаем внутреннюю жизнь наших соседей, хотя она существует в та кой же мере, как и наша собственная, и постоянно осуществляет оккультное влияние на нас,— ибо большая часть наших мыслей и чувств приходит к нам извне, от наших собратьев, как от индивидуумов, так и от коллек тивного разума человечества;

и по той причине, по которой мы не знаем большую часть своего бытия, которая является подсознательной по отношению к нашему бодрствующему уму и всегда влияет и скрытым путем пре допределяет наше поверхностное существование. Это так, потому что мы пользуемся обычно только нашим те лесным умом и живем почти исключительно телом, физической витальностью и физическим умом, а виталиче ский мир не вступает в отношения с нами непосредственно через них. Это осуществляется через другие оболоч ки нашего существа,— так называются они в Упанишадах,— другие тела, как они значатся по более поздней терминологии, ментальную оболочку или тонкое тело, в котором живет наше истинное ментальное существо, и жизненная оболочка или виталическое тело, которое более тесно связано с физической, или пищевой, оболоч кой, и образует вместе с ней грубое тело нашего сложного существования. Они владеют силами, чувствами, воз можностями, которые всегда тайно действуют в нас, связаны и вторгаются в наши физические органы и сплетения нашей физической жизни и ментальности. При помощи саморазвития мы можем осознать их, овла деть нашей жизнью в них, через них дойти до сознательных отношений с виталическим миром и другими мира ми, и использовать их также для более тонкого опыта и более сокровенного и близкого знания истин, фактов и событий даже самого материального мира. Благодаря этому саморазвитию мы можем жить более или менее life-world. Употребляется в том же смысле, что в vital plane — виталический уровень существования. (Прим. пер.) life-powers http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава XIX. Уровни Нашего Существования.

полно на уровнях нашего существования, иных, чем материальные, который в настоящее время составляет для нас все.

То, что было сказано о виталическом мире, относится, с необходимыми отличиями, к еще более высоким уровням космического существования. Ибо за его пределами находится ментальный уровень, мир ментального существования, в котором ни жизнь, ни материя, а ум является главной детерминантой. Там ум не детерминиро ван материальными условиями или виталической силой, но сам детерминирует и использует их для собственно го удовлетворения. Там ум, так сказать, психическое и интеллектуальное существо в определенном смысле сво боден, свободен по крайней мере для того, чтобы удовлетворить и проявить себя способом, который едва ли по стижим нашей ментальностью, связанной телом и жизнью;

ибо там Пуруша — это чистое ментальное существо, и его отношения с Пракрити определяются этой более чистой ментальностью. Природа там скорее ментальная, чем виталическая и физическая. Как виталический мир, так и, косвенным образом, материальный мир являются проекцией этого, результатом определенных тенденций ментального Бытия, ищущих поле деятельности, усло вия, сочетание гармоний, соответствующие их сущности;

и можно сказать, что феномен ума в этом мире являет ся результатом давления этого уровня сперва на виталический мир, а затем на жизнь в материальном существо вании. В результате своей модификации в виталическом мире он создает в нас ум желаний;

воздействуя непо средственно, он будит в нас более чистые силы нашего психического и интеллектуального существования. Но наша поверхностная ментальность является только вторичным результатом большей подсознательной менталь ности, чье истинное местонахождение — на ментальном уровне. Этот мир ментального существования также постоянно действует на нас и на наш мир, имеет свои силы и свои существа, соотносится с нами через наше ментальное тело. Здесь мы находим психические и метальные небеса, к которым может подняться Пуруша, ко гда он сбрасывает свое физическое тело, и временно пребывать там, пока импульс к земному существованию опять потянет его вниз. Здесь также много уровней, низший, приближающийся к низшим мирам и растворяю щийся в них, высший — на высотах силы ума 1, переходящий в миры более духовного существования.

Эти высшие миры являются супраментальными;

они принадлежат принципу сверхразума, свободному, ду ховному или божественному разум 2 или гносису, и тройственному духовному принципу Сатчитананды. Отсюда воспроизводятся низшие миры, путем как бы падения Пуруши в определенные специфические или ограничен ные узкие условия игры души с ее природой. Но эти высшие миры также не отделены от нас непроходимой пропастью;

они влияют на нас через так называемые оболочку знания и оболочку блаженства, через каузальное или духовное тело и, менее непосредственно, через ментальное тело, их тайные силы также не отсутствуют в творениях виталического и материального существования. Наше сознательное духовное бытие и наш интуитив ный ум просыпаются в нас в результате давления этих высших миров на ментальное существо в жизни и теле.

Но это казуальное тело, как мы говорим, мало развито в большинстве людей, и жить в нем или подняться до супраментальных уровней, которые отличаются от соответствующих подуровней в ментальном бытии, или, более того, сознательно обитать на них — самая трудная вещь из всех для человеческого существа. Это можно осуществить во время транса Самадхи, а иначе — только в результате новой эволюции возможностей индивидуального Пуруши, о которой лишь немногие даже в состоянии размышлять. Между тем — это условие совершенного самосознания, только при помощи которого Пуруша может осуществлять полный контроль над Пракрити;

ибо здесь даже не ум является определяющим, а Дух свободно осуществляет низшие дифференцирующие принципы, как второстепенные условия своего существования, руководимого высшими, и посредством их достигая их же истинных возможностей. Это само по себе являлось бы законченной эволюцией того, что вовлечено в инволюцию, и развитием неразвитого, тем, ради чего искал Пуруша в материальном мире, как бы испытывая себя, наибольших трудностей.

mind-power Называемое vij na или buddhi, слово, которое может привести к некоторому недоразумению, поскольку оно применя ется также к ментальному интеллекту, который является только более низкой производной божественного гносиса. (Прим.

Шри Ауробиндо) http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая.

Глава XX Нижний Тройственный Пуруша ТАКОВ основополагающий принцип различных миров космического существования и различ ных уровней нашего бытия;

они как лестница, спускающаяся в Материю, а, возможно, и еще ниже, поднимаю щаяся в высоты Духа, даже, возможно, до той точки, в которой существование уходит из космического бытия в разные степени супракосмического Абсолюта,— так, по крайней мере, утверждается в буддистской системе ми роздания. Но для нашего обычного материализованного сознания все это не существует, потому что оно скрыто от нас нашими заботами о своем существовании в маленьком уголке материальной вселенной и мелкими пере живаниями того короткого отрезка времени, который отведен нам на нашу жизнь в одном теле на этой земле.

Для этого сознания мир — это масса материальных объектов и сил, облеченных в какие-то формы и гармонизи рованных в систему организованных движений несколькими фиксированными самосуществующими законами, которым нам приходится подчиняться, которые нами управляют и нас ограничивают, и которые мы должны как можно лучше понять, чтобы как можно лучше использовать единственный краткий миг существования, начи нающийся рождением и заканчивающийся смертью, и никогда не повторяющийся. Наше собственное бытие — это своего рода случайность или, по крайней мере, небольшое и незначительное обстоятельство во вселенской жизни Материи или в вечном потоке творений материальной Силы. Каким-то образом душа или ум оказались в теле, и оно бредет среди вещей и сил, которые не очень хорошо понимает, сначала целиком поглощенное про блемами выживания в опасном и по большей части враждебном мире, а затем усилиями понять его законы и использовать их, чтобы сделать жизнь как можно более терпимой или счастливой, пока она еще продолжается.

Если бы мы действительно не представляли собой ничего более, чем такое незначительное движение индиви дуализированного ума в Материи, существование не могло бы предложить нам ничего сверх этого;

его лучшая часть представляла бы собой не более, чем такую борьбу эфемерного интеллекта и воли с вечной Материей и с трудностями Жизни, дополненную и смягченную игрой воображения и утешительными фикциями, которые нам предлагают религия и искусство, и всеми чудесами, о которые лелеет ум и беспокойная фантазия человека.

Но так как он есть душа, а не только живое тело, человек никогда не может надолго удовлетвориться тем, что такой первый взгляд на его существование, единственно оправданный внешними и объективными фактами жизни, и есть действительно истина и все знание: его субъективное бытие всячески подсказывает и намекает ему, что есть другая реальность, оно открыто чувству бесконечности и бессмертия, оно легко верит в существо вание других миров, большие возможности бытия, большие просторы для опыта его души. Наука открывает нам объективную истину существования и дает поверхностное знание нашего физического и виталического бытия;

но мы чувствуем, что есть другие, запредельные истины, которые могут, благодаря развитию нашего субъектив ного бытия и расширения его возможностей, открываться нам все больше и больше. Когда мы уже достаточно знаем этот мир, мы испытываем непреодолимое желание познавать другие состояния существования, и это та причина, почему периоды сильного влияния материализма и скептицизма всегда сменяются периодами оккуль тизма, мистических вероучений, новых религий и углубленными поисками Бесконечного и Божественного. Зна ний о нашей поверхностной ментальности и о законах нашей телесной жизни не достаточно;

они всегда приво дят нас к той таинственной и скрытой глубине субъективного существования, по отношению к которому наше поверхностное сознание — только самый его край или подступ. Мы начинаем понимать, что нашим физическим чувствам доступна только материальная скорлупка космического существования, и то, что очевидно нашей по верхностной ментальности, есть только береговые линии огромных континентов, которые остаются неисследо ванными. Чтобы их изучить, нужно не то знание, которое дает нам физическая наука или поверхностная психо логия.

Религия — первая попытка человека подняться выше себя и выше очевидных и материальных фактов своего существования. И первое ее существенное достижение — это способность подтвердить и сделать для него ре альным его субъективное чувство Бесконечности, от которого зависит его материальное и ментальное бытие, и стремление его души приблизиться к ней и жить в контакте с нею. Функция религии состоит в том, чтобы убе дить человека в такой возможности, о которой он всегда мечтал, но о которой его обычная жизнь не дает ему никакого подтверждения, возможности подняться над собой и вырасти из своей телесной жизни и смертности в радость бессмертной жизни и духовного существования. Она так же утверждает в человеке чувство, что есть миры и уровни бытия за пределами того мира, в котором ему суждено пребывать сейчас, миры, в которых смертность и подверженность пороку и страданию не являются естественным состоянием, а скорее блаженство бессмертия есть вечное состояние. В данном случае религия дает человеку правила, по которым в своей смерт http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава XX. Нижний Тройственный Пуруша.

ной жизни он готовит себя к бессмертию. Он — душа, а не тело, и его земная жизнь — это средство определения будущих условий его духовного бытия. В этом все религии сходятся;

но дальше этого мы не находим в них ни чего достаточно определенного. Утверждаемое ими различно;

одни говорят нам, что жизнь на земле — это все, что у нас есть, чтобы определить наше будущее существование, отрицают прошлое бессмертие души и ут верждают только ее будущее бессмертие, даже угрожают ей невероятными догмами вечных страданий в буду щем для тех, кто свернет с верного пути, другие, более широкие и рациональные, подтверждают последователь ность существований, в которых душа растет в познание Бесконечности, и дают полные гарантии всем на дос тижение высшей цели и совершенства. Некоторые [религии] представляют нам бесконечность как Существо, отличное от нас, но с которым мы можем вступать в личные отношения, другие — как безличное суще ствование, с которым наше отдельное бытие должно слиться;

таким образом, одни предлагают нам в качестве цели другие миры, в которых мы пребываем в присутствии Божественного, а другие — прекращение мирового существования путем растворения в Бесконечном. Большинство предлагают нам влачить или покинуть свою земную жизнь как испытание или преходящую скорбь или тщетную суету, и устремить свои надежды за ее пре делы;

в некоторых мы находим смутный намек на будущий триумф Духа, Божественного, в теле, здесь на земле, в коллективной жизни человека, и таким образом оправдывают не только отдельную надежду и стремление ин дивидуума, но общие, всеми разделяемые, надежды и стремления расы. Религия — это фактически не знание, а вера и стремление;

она в действительности подтверждается и неточным интуитивным знанием больших духов ных истин, и субъективным опытом душ, которые поднялись выше обычной жизни, но сама по себе она дает нам только надежду и веру, побуждающие нас стремиться к сокровенному обладанию скрытыми путями и новыми реальностями Духа. То, что мы всегда превращаем те немногие ясные истины и символы, или целые религиоз ные учения, в застывшие догмы, показывает, что мы еще младенцы в отношении духовного знания, и еще дале ки от науки Бесконечного.

И все же за каждой великой религией, за, так сказать, экзотерической стороной веры, надежды, символов, разбросанных истин и ограничивающих догм, есть эзотерическая сторона внутренней духовной подготовки и просветления, благодаря которым можно узнать скрытые истины, понять их и овладеть. За всякой экзотериче ской религией есть эзотерическая Йога, интуитивное знание, к которому эта вера есть первый шаг, невыразимые реальности, которые ее символы метафорически выражают, более глубокий смысл ее лежащих на поверхности истин, тайны ее высших уровней бытия, на которые ее догмы и суеверия лишь смутно намекают и указывают.

То, что Наука делает для нашего знания материального мира путем замены первых впечатлений от скрытых ис тин и их применений и все еще скрытого действия его мощных природных сил, а в нашем уме — верований и мнений — на достоверный опыт и более глубокое понимание, то Йога делает для более высоких уровней, и ми ров, и возможностей нашего бытия, к которым обращены религии. Поэтому вся эта масса различного опыта, существующего за закрытыми дверями, к которым сознание человека, если пожелает, может найти ключ, по падает в область всеобщей Йоги знания, которая не ограничивается только поисками одного Абсолюта или по знания Божественного как такового, или Божественного только в отдельно взятых отношениях с индивидуаль ной человеческой душой. Правда, что сознание Абсолюта — это высшая стадия Йоги знания, а овладение Боже ственным — ее первая, величайшая и самая желанная цель, и что пренебречь ею ради менее значительного зна ния означало бы недооценку нашей Йоги или даже легкомысленное к ней отношение, не понимание или уклоне ние от ее основной цели;

но, познав Божественное само по себе, Йога знания может с успехом включить в себя и Божественное в его отношениях с нами и с миром на разных уровнях нашего существования. Чтобы подняться к чистому бытию Я, постоянно стоящему перед нами как вершина нашего субъективного самовозвышения, мы можем с этой высоты овладеть низшими состояниями своего Я, вплоть до физического, и творениями Природы, которые им принадлежат.

Мы можем искать это знание отдельно с каждой стороны, со стороны Пуруши и со стороны Пракрити;

и мы можем объединить их, чтобы полностью овладеть различными отношениями Пуруши и Пракрити в свете Боже ственного. Упанишады говорят, что есть пятисторонняя душа в человеке и в мире, в микрокосме и макрокосме.

Физическая душа, я или бытие — Пуруша, Атман,— это то, что все мы осознаем сначала, я, которое, кажется, не имеет какого-либо существования отдельно от тела и никакого действия, виталического или даже ментального, независимо от него. Эта физическая душа повсюду присутствует в материальной Природе;

она пронизывает те ло, незаметно приводит в действие его движения и есть вся основа его опыта;

она наполняет и одушевляет все, даже то, что не имеет ментального сознания. Но в человеке это физическое бытие витализированно и ментали зированно;

оно получило что-то от закона и возможностей виталического и ментального бытия и природы. Но он владеет ими как производными, наложенными как бы на его первичную природу, и в своем действии они подчиняются закону и действию физического существования и его инструментов. Именно это подчинение на ших ментальной и виталической частей тела физической природе на первый взгляд оправдывает теорию мате риалистов, утверждающих, что ум и жизнь — это только обстоятельства и результаты физической силы, и все их http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава XX. Нижний Тройственный Пуруша.

действия объясняются действием этой силы в животном теле. В действительности, полное подчинение ума и жизни телу характерно для неразвитой человеческой природы, так же как и еще в большей степени, для живот ного, стоящего ступенькой ниже. В соответствии с теорией перевоплощения те, кто не поднимаются выше этой стадии, в земной жизни, не могут подняться и после смерти в ментальные или высшие виталические миры, но должны, побывав на нескольких физических уровнях, вернуться, чтобы продолжить свое развитие в следующем земном существовании. Ибо неразвитая физическая душа полностью подчиняется материальной природе и ее впечатлениям, и должна усовершенствоваться, прежде чем она сможет подняться на более высокий уровень бы тия.

Более развитая человеческая природа позволяет нам лучше и свободнее использовать все возможности и весь опыт, который мы извлекаем из виталических и ментальных уровней бытия, больше опираться для поддержки на эти скрытые уровни, не позволять физическому поглощать себя, управлять и изменять первоначальную при роду физического бытия более сильными виталическими силами и возможностями мира желаний, и более силь ными и тонкими ментальными силами и возможностями психического и интеллектуального уровней. В резуль тате такого развития мы можем подняться на более высокие уровни промежуточного бытия между смертью и новым рождением и лучше, быстрее использовать само это новое рождение для еще более высокого ментально го и духовного развития. Но даже так, в физическом существовании, которое все еще определяет большую часть нашего бодрствующего я, мы действуем без определенного сознания миров или уровней, которые являются ис точниками нашей деятельности. Действительно, мы знаем об уровне виталического и умственном, ментальном уровне физического бытия, но не о виталическом или ментальном уровне как таковом, или о высшем и большем виталическом и ментальном бытии, которым мы являемся за завесой нашего обычного сознания. Только на вы сокой стадии развития мы узнаем о них, и даже тогда, обычно, только на заднем плане действия нашей ментали зированной физической природы;

мы собственно не живем на тех уровнях, так как если бы мы жили там, мы могли бы очень скоро научиться сознательно контролировать тело виталической силой, а последнюю, вместе с первым,— полновластным умом;

мы бы тогда смогли определять нашу физическую и ментальную жизнь в ог ромной степени своей волей и знанием, как хозяева своего бытия, чей ум оказывает прямое действие на жизнь и тело. С помощью Йоги эту способность подняться над своим физическим я и овладеть более высокими я можно получить, в большей или меньшей степени, через повышенное и расширенное самосознание и самоконтроль.

Со стороны Пуруши это можно сделать путем ухода от своего физического я, которое занято только физиче ской природой, путем сосредоточения своей мысли и воли поднимаясь в виталическое, а затем и в ментальное я.

Сделав так, мы можем стать виталическим существом и вобрать свое физическое я в это новое сознание так, что мы будем воспринимать тело, его природу и его действия только как второстепенные обстоятельства Жизненной души 1, которой мы теперь являемся, и которая использует их как способ поддержания отношений с материаль ным миром. Некоторая отдаленность от физического бытия и затем превосходство над ним;

ясное чувство, что тело — только инструмент, или скорлупа, и легко отделяется;

необычайно сильное действие наших желаний на наше физическое существо и на жизненную среду;

сильное чувство власти и свободы манипулировать и направ лять жизненную энергию, которую мы теперь так ясно сознаем, ибо ее действие ощущается нами конкретно, тонко физическое по отношению к телу, ощутимое в каком-то легком сгустке как энергия, используемая умом;

ощущение внутри себя виталического уровня, находящегося выше физического, и знание и контакт с существа ми мира желаний;

вступление в действие новых сил — тех, что обычно называют оккультными силами или Сиддхи;

чувство близости и общности с Жизненной Душой в мире, и знание или ощущение эмоций, желаний, жизненных импульсов других;

таковы некоторые признаки этого нового сознания, достигнутого с помощью Йо ги.

Но все это относится к нижним стадиям духовного опыта и на самом деле, пожалуй, не более духовно, чем физическое существование. Нам нужно идти тем же путем все выше и подняться в ментальное я. Сделав это, мы можем стать ментальным я и подтянуть к нему физическое и виталическое бытие, чтобы жизнь и тело и их функции стали для нас второстепенными обстоятельствами нашего бытия, которые мы, являясь Умственной душой 2, используем для достижения своих низших целей, принадлежащих материальному существованию.

Здесь мы тоже сначала отдаляемся на некоторое расстояние от жизни и тела, и наша реальная жизнь, кажется, находится совсем на другом уровне по сравнению с жизнью материального человека, в контакте с более тонким существованием, с большим светом знания, чем земной, с гораздо менее плотной, но более властной и независи мой энергией;

мы фактически соприкасаемся с ментальным уровнем, ощущаем ментальные миры, можем об щаться с их существами и силами. С этого уровня мы взираем на мир желаний и материальное существование, которые как бы под нами, как будто мы можем их отбросить, если пожелаем, и действительно легко отбрасыва the Life-soul the Mind-soul http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава XX. Нижний Тройственный Пуруша.

ем, когда покидаем тело, чтобы подняться в ментальные, или психические, небеса. Но мы можем также не про сто отдалиться и отделиться, но стать выше жизни и тела, и виталических и материальных уровней и властно воздействовать на них с новой высоты нашего бытия. Другая динамика, не физическая или жизненная энергия, а нечто, что можно назвать чистой силой ума или силой души, которые развитое человеческое существо действи тельно использует, но как производные и несовершенно, но которыми мы можем теперь пользоваться свободно и со знанием, становится обычным процессом нашей деятельности, в то время как сила желания и физическая деятельность отходят на второй план, и используются только вместе с этой новой энергией, которая питает их, и в качестве ее каналов. Мы также соприкасаемся и общаемся с Разумом в космосе, сознаем его, знаем о его наме рениях, направлении движения, мысленных силах, о борьбе тонких сил, стоящей за любым событием, о чем обычный человек не подозревает или может только смутно догадываться по физическим событиям, а мы теперь можем видеть и чувствовать непосредственно еще до того, как появятся какие-то физические признаки или хотя бы виталические намеки на их действие. Мы также приобретаем знание и ощущение действия ума других су ществ и на физическом уровне, и на других, более высоких;

и более широкие возможности ментальных су ществ,— оккультные силы или Сиддхи, но гораздо более разреженные или более тонкие, чем те, которые соот ветствуют виталическому уровню,— естественно пробуждаются в нашем сознании.

Все это, однако, обстоятельства низшего тройственного мира нашего бытия, trailokya, как называли его древ ние мудрецы. Как бы ни выросли наши силы и наше сознание, пока мы живем на этих уровнях, мы все еще жи вем в пределах ограничений космических богов и подчиняемся, хотя и тоньше, легче и совсем иначе, власти Пракрити над Пурушей. Чтобы достичь настоящей свободы и власти, мы должны подняться на более высокий уровень многоярусной вершины нашего бытия.

http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая.

Глава XXI Лестница к Самотрансцендентности ТРАНСЦЕНДЕНЦИЯ этого низшего тройственного бытия и этого низшего тройственного ми ра, до которой наше сознание, и его сила, и результаты обычно являются ограниченными, трансценденция, ко торая объясняется пророками Веды как выход за пределы или прорыв за пределы двух сводов, небесного и зем ного,— открывает иерархию бесконечностей, для которых нормальное существование человека, даже в его наи высшем и наиболее широком полете, все еще чуждо. На эту высоту, даже на низшую ступень ее иерархии, ему трудно подняться. Разобщение, сильное на практике, хотя и нереальное по существу, разделяет все бытие чело века, микрокосм, так же, как оно разделяет мировое бытие, макрокосм. Оба имеют высшую и низшую полусфе ры, par rdha и apar rdha древней мудрости. Высшая сфера есть полное и вечное царство Духа;

ибо здесь он про является без прекращения или сокращения своих бесконечностей, развертывает нескрываемую славу своего бес предельного существования, своего беспредельного сознания и знания, свою неограниченную силу и власть, свое беспредельное блаженство. Низшая полусфера в равной степени принадлежит Духу;

но здесь он плотно завуалирован благодаря своему недостаточному самовыражению посредством ограниченного ума, замкнутой жизни и делимого тела. Я в низшей полусфере скрыто пеленой имени и формы;

его сознание разбито благодаря разделению на внутреннее и внешнее, индивидуальное и мировое;

его видение и чувства повернуты наружу;

его сила, ограниченная благодаря разделению его сознания, действует в оковах;

его знание, воля, власть, восторг, разобщенные этим делением, ограниченные этим ограничением, открыты воздействию своих противоположных или обратных форм, невежеству, слабости и страданиям. Мы можем в действительности почувствовать истин ное Я, или Дух, в себе, обратив наше чувство и взгляд вовнутрь;

мы также можем обнаружить то же Я, или Дух, во внешнем мире и его явлениях, погрузив их там так же внутрь сквозь завесу имен и форм в то, что пребывает там, в этих явлениях, или же стоит за ними. Наше нормальное сознание, посредством этого взгляда внутрь, мо жет отраженно ощутить беспредельное бытие, сознание и восторг этого «Я» и стать причастным пассивной или статичной бесконечности этих вещей. Но мы можем только в очень ограниченной степени стать причастны к его активному или динамичному проявлению знания, власти и радости. Даже эта статичная отраженная идентич ность может быть обычно достигнута лишь после большого и длительного усилия и в результате многих жизней прогрессивного саморазвития;

ибо очень прочно связано наше обычное сознание с законом своей низшей полу сферы бытия. Чтобы понять возможность трансцендирования ее вообще, мы должны подтвердить практической формулой отношения между мирами, которые составляют эти две сферы.

Все определяется Духом, ибо все, от самого тонкого существования до грубейшей материи является прояв лением Духа. Но Дух, Я или Бытие определяет тот мир, в котором живет, и опыт своего сознания, силы и вос торга в этом мире, путем какой либо позиции равновесия — среди многих возможных — в отношениях между Пурушей и Пракрити, Душой и Природой,— какой-нибудь основной позиции в том или другом из своих косми ческих принципов. Заняв позицию в принципе Материи, он становится физическим я физического мира под вла стью физической Природы;

тогда Дух поглощен в своем опыте Материи;

над ним доминирует невежество и инерция тамасической Силы, присущей физическому существованию. В индивидууме он становится материали зованной душой, annamaya puru a, чья жизнь и ум развились из невежества и инерции материального принципа и подвержены их основным ограничениям. Ибо жизнь в Материи действует в зависимости от тела;

ум в Материи действует в зависимости от тела и от виталического или нервного бытия;

сам дух в Материи ограничен и разде лен в своем самоотношении и своих силах ограничениями и разобщениями этого управляемого материей и ве домого жизнью умом. Эта материализованная душа живет, будучи привязанной к физическому телу и к его уз кому поверхностному внешнему сознанию, и она обычно принимает за всю истину существования переживания своих физических органов, своих чувств, своих обусловленных материей жизни и ума, в лучшем случае какие нибудь ограниченные духовные проблески.

Человек есть дух, но дух, который живет как ментальное существо в физической Природе;

для своего само сознания он является умом в физическом теле. Но, прежде всего, он является ментальным существом материа лизованным, и он принимает материализованную душу, annamaya puru a, за свое действительное я. Он вынуж ден признать, по выражению Упанишад, Материю за Брахмана, ибо здесь его взгляд видит Материю как то, из чего рождается все, благодаря чему все живет и к чему все возвращаются после своей кончины. В его естествен ном высшем понимании Дух является Бесконечностью, предпочтительно бессознательной бесконечностью, на селяющей или пронизывающей материальную вселенную (только которую он и знает), и проявляющую силою своего присутствия все эти формы вокруг себя. Его естественное высшее восприятие себя есть туманно воспри http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава XXI. Лестница к Самотрансцендентности.

нимаемая душа или дух, душа, проявляющаяся только через переживание физической жизни, связанная физиче скими феноменами и вынужденная после своего растворения вернуться, в силу автоматической необходимости, в обширную неопределенность Бесконечного. Но, имея возможность саморазвития, он может подняться за пре делы этих естественных концепций материализованной души;

он может дополнить их определенным производ ным опытом, извлеченным из супрафизических уровней и миров. Он может сосредоточивать ум и развить мен тальную часть своего бытия, обычно за счет полноты своей виталической и физической жизни, и в конце ум на чинает превалировать и может раскрыться Потустороннему. Он может сосредоточить этот самоосвобождаю щийся ум на Духе. Здесь также обычно в течение процесса он все больше и больше отстраняется от своей пол ной ментальной и физической жизни;

он ограничивает или препятствует их возможностям, насколько это ему позволяет его материальная основа в природе. В конечном счете его духовная жизнь превалирует, уничтожает его тенденции, связанные с земным существованием, и рвет его связи и ограничения. Одухотворенный, он по мещает свое настоящее существование в других, запредельных мирах, на небесах виталического или ментально го уровня;

он начинает рассматривать жизнь на земле как болезненное и беспокойное происшествие, или путь, на котором он никогда не достигнет полного наслаждения своим внутренним идеальным я, своей духовной сущ ностью. Более того, его высшее понимание Я, или Духа, более или менее соответствует квиетистическому;

ибо, как мы видели, он может полностью испытывать только его статистическую бесконечность, спокойную свободу Пуруши, неограничиваемую Пракрити, Душу, отделившуюся от Природы. В нем может возникнуть некоторое божественное динамическое проявление, но оно не может полностью подняться выше тяжелых ограничений физической Природы. Покой безгласного и пассивного Я более легко достигается, и он может более легко и полно сохранять его;

слишком трудно для него блаженство бесконечной активности, динамизм неизмеримой Мощи.

Но Дух может занять положение равновесия в принципе Жизни, не в Материи. Дух, установившийся таким образом, становится виталическим я виталического мира, Жизненной Душой Жизненной энергии в царстве сознательной динамической Природы. Поглощенный переживаниями силы и игрой сознательной Жизни, он на ходится во власти желаний, активности и страстей раджасического принципа, присущего виталическому суще ствованию. В индивидууме этот дух становится виталической душой, pr amaya puru a, в природе которой жиз ненные энергии тиранят ментальный и физический принципы. Физический элемент в виталическом мире охотно придает форму своим действиям и формациям в ответ на его желания и воображения, он служит и подчиняется страсти и силе жизни, и их формациям, и не мешает им, не ограничивает их, как он это делает здесь на земле, где жизнь — случайное явление в неподвижной Материи. Ментальный элемент также моделируется и ограничи вается жизненной силой, послушен ей, и только помогает обогатить и осуществить ее желание и энергию ее им пульсов. Эта виталическая душа живет в виталическом теле, состоящем из субстанции более тонкой, чем физи ческая материя, это субстанция, заряженная сознательной энергией, способная к гораздо более сильным воспри ятиям, возможностям, чувственной активности, чем то, что может быть представлено грубыми атомистическими элементами земной материи. Человек также имеет в себе, за его физическим существом, подсознательно, неви димые и неизвестные, но очень близкие к нему и образующие вместе с ним наиболее естественно активную часть его существования эту виталическую душу, эту виталическую природу и это виталическое тело;

целый виталический уровень, связанный с виталическим миром или миром желаний, сокрыт в нас, тайное сознание, в котором жизнь и желание находят свою игру без помех и легкую возможность самовыражения, и оттуда посы лают свое влияние и формации в нашу внешнюю жизнь.

Пропорционально тому, как сила этого жизненного уровня проявляется в нем и овладевает его физическим бытием, этот сын земли становится проводником жизненной энергии, сильным в своих желаниях, неистовым в своих страстях и эмоциях, динамичным в своих действиях, все больше и больше человеком раджасического ти па. Теперь у него есть возможность для пробуждения в сознании к виталическому уровню, стать виталической душой, pr amaya puru a, войти в виталическую природу и жить в тайном виталическом так же, как в видимом физическом теле. Если он достигнет такого изменения с некоторой полнотой и однозначностью — обычно это происходит при больших и благотворных ограничениях, или при спасительных осложнениях — и без того, чтобы подняться за пределы этих вещей, без того, чтобы вознестись на суправиталическую высоту, откуда они могут быть использованы, очищены, возвышены, тогда он становится низшим типом Асура или Титана, Ракша сом по природе, душою большой силы и жизненной энергии, увеличенным или истощенным силой безгранично го желания и страсти, преследуемый и гонимый активной способностью и колоссальным раджасическим эго, но обладая гораздо большими и более разнообразными силами, чем те, которыми обладает физический человек в обычной более инертной земной природе. Даже если он сильно развил ум на виталическом уровне, и использует the Life-soul of a Life-energy attended by saving complexities http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава XXI. Лестница к Самотрансцендентности.

его динамическую энергию для самоконтроля, как и для самоудовлетворения, он все же остается носителем Асурического энергизма (tapasy ), хотя и более высокого типа и направленного на более управляемое удовле творение раджасического эго.

Однако, на виталическом уровне возможно, как и на физическом, подняться до определенного духовного ве личия, в присущем этому уровню роде. Виталический человек имеет возможность подняться за пределы кон цепций и энергий, естественных для души желаний и уровня желаний. Он может развить более высокую мен тальность и, в условиях виталического бытия, он может сосредоточиться на некой реализации Духа, или Я, на ходящегося за пределами его форм и сил, или выше их. При такой духовной реализации была бы меньшая необ ходимость в квиетизме;

ибо имелась бы большая возможность для активного осуществления блаженства и мощи Вечного, имелись бы более мощные и более самоудовлетворенные силы, более богатое цветение динамичной Бесконечности. Тем не менее эта действенность никогда даже не приблизилась бы к полному и настоящему со вершенству;

ибо условия мира желаний, также как и физического, являются недостаточными для развития пол ной духовной жизни. Виталическое существо также должно развить дух в ущерб своей полноте, активности и жизненной силе в низшей полусфере нашего существования, и в конечном счете отойти от виталической форму лы и от жизни либо к Безмолвию, либо к невыразимой Силе за его пределами. Если он не уйдет из жизни, он должен оставаться в цепях жизни, ограниченным в своем самоосуществлении притягивающим вниз миром же ланий, и его доминирующим раджасическим принципом. На виталическом уровне также невозможно полное совершенство;

душе, которая достигает только этого, пришлось бы вернуться к физической жизни для получе ния большего опыта, более высокого саморазвития, более непосредственного подъема к Духу.

Выше материи и жизни стоит принцип ума, ближе к тайной Первопричине вещей. Дух, принявший равновес ное положение в уме, становится ментальным я ментального мира и пребывает там в царствовании своей собст венной чистой и светлой ментальной Природы. Там он действует в интенсивной свободе космического Интел лекта, поддерживаемый совместными трудами психоментальной и более высокой эмоциональной умственной силой, облагораживаемый и просветленный ясностью и счастьем саттвического принципа, соответствующего ментальному существованию. В индивидууме дух, утвердившийся таким образом, становится ментальной ду шой, manomaya puru a, в природе которого ясность и светлая сила ума действуют в полных правах, независимо от каких-либо ограничений или подавлений виталическими или телесными инструментами;

скорее, она господ ствует и полностью определяет формы своего тела и силы своей жизни. Ибо ум на своем собственном уровне не ограничен жизнью и не встречает препятствий, создаваемых материей, как это имеет место здесь на земле. Эта ментальная душа живет в ментальном, или тонком, теле, которое обладает способностью к знанию, пониманию, симпатии и взаимопроникновению с другими существами, трудно вообразимым для нас, а также свободной, тонкой и обладающей обширным радиусом действия способностью чувствовать, не ограниченной более грубы ми условиями виталической или физической природы.

Человек также имеет в себе, подсознательно, неведомо и незримо, спрятанную за его бодрствующим созна нием и видимым организмом, эту ментальную душу, ментальную природу, ментальное тело и ментальный уро вень, не материализованный, где принцип Ума находится у себя дома, а не как здесь, в борьбе с миром, враж дебным ему, препятствует его свободе и оскверняет его чистоту и ясность. Все более высокие способности чело века, его интеллектуальные и психоментальные бытие и силы пробуждаются и умножаются пропорционально тому, как сильно этот ментальный уровень оказывает на него давление. Ибо чем больше он проявляется, тем больше он влияет на физические части, тем больше он обогащает и возвышает соответствующий ментальный уровень заключенной в теле природы. На определенной высоте своего растущего господства он может сделать человека истинным человеком, а не просто рассуждающим животным;

ибо он тогда дает свою характерную силу ментальному существу в нас, которым является наше человечество во внутренне управляющей, но все же встре чающей слишком много затруднений сущности своей психологической структуры.

Человек может пробудиться к этому более высокому, ментальному сознанию, стать этим ментальным суще ством 2, принять эту ментальную природу и жить не только в виталической и физической оболочках, но и в этом ментальном теле. И если эта трансформация была бы достаточно полной, то он приобрел бы способность жить и существовать, по крайней мере, полубожественно. Ибо он мог бы наслаждаться силами, и видением, и воспри слово dynamic приведено в большинстве случаев как динамичный, динамический, хотя возможно и понимание как на ходящийся в развитии, что является одним из общепринятых значений этого слова. (Прим. пер.) Я включаю здесь в ум не только высший уровень ума, обычно известный человеку, но еще более высокие уровни, к ко торым у него нет в данный момент доступа, или же он только частично воспринимает какие-то смешанные слабые доли их энергии — просветленный ум, интуиция и, наконец, творческий Надразум (Ovennind) или Майя, который находится очень высоко (far above) а является источником нашего теперешнего существования. Если понимать ум только как Рассудок (Rea son) или человеческий интеллект, то свободное ментальное существо и его состояние будет чем-то гораздо более ограничен ным и гораздо ниже того, что описано здесь. (Прим. Шри Ауробиндо) http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава XXI. Лестница к Самотрансцендентности.

ятием, выходящими за пределы этой обычной жизни и тела;

он управлял бы всем благодаря ясности чистого знания;

его объединила бы с другими существами гармония любви и счастья;

его эмоции поднялись бы до со вершенства психоментального уровня, его ощущения утратили бы грубость, его интеллект, тонкий, чистый и подвижный, освободился бы от отклонений нечистой пранической энергии и обструкций материи. В нем разви лось бы также отражение мудрости и благости, стоящих выше всякой ментальной радости и знания;

ибо он мог бы получать более полно и без той примеси деформаций и фальсификаций, которая образуется нашим некомпе тентным умом, вдохновение и интуицию, которые являются стрелами супраментального Света, и сформировать свое усовершенствованное ментальное существование по образцу и силой этого громадного великолепия. Он сумел бы тогда также реализовать я, или дух, с большей, и более яркой, и более интимной силой, чем это воз можно теперь, и при более живой игре его активной силы и блаженства в удовлетворенной гармонии его суще ствования.

И для нашего обычного понятия это вполне может показаться законченным совершенством, что-то, к чему человек может стремиться в высочайшем полете идеализма. Нет сомнения, это было бы достаточным совершен ством для чистого ментального существа как такового, однако это все еще намного ниже величайших возможно стей духовной природы. Ибо здесь также наша духовная реализация была бы подчинена ограничениями ума, который по своей природе является отраженным, разбавленным и растворенным или узко направленным светом, а не широким и всеобъемлющим самосуществующим озарением и радостью духа. Тот сильнейший свет, то глу бочайшее блаженство находятся вне пределов ментальной досягаемости. Ум в действительности никогда не мо жет быть совершенным орудием Духа;

высшее самовыражение невозможно в его движениях, ибо сам его харак тер — разделять, делить, ограничивать. Даже если бы ум мог быть свободен от прямой фальши и ошибок, даже если бы он весь был интуитивным и потому безошибочным, он все еще представлял бы и организовывал бы только половинчатые истины или отдельные истины, и даже их не в их собственных телах, а в ясных представи тельных фигурах, собранных вместе, дабы создать собирательный итог или множественную структуру. Поэтому здесь самосовершенствующееся ментальное существо должно либо удалиться в чистый дух путем сбрасывания своего низшего существования, или возвратиться в физическую жизнь, чтобы развивать в ней возможность, до сих пор не найденную в нашей ментальной и психической природе. Это образно выражают Упанишады, когда они говорят, что небеса, достигнутые умственным Пурушей, это те, к которым человека поднимают лучи солн ца,— растворенные, разделенные, хотя сильные лучи супраментального сознания истины,— и отсюда он должен вернуться к земному существованию. Но просветленные, отрекшиеся от земной жизни, идут за пределы через врата солнца, и не возвращаются сюда. Ментальное существо, превосходящее свою сферу, не возвращается, по тому что в результате такого перехода оно входит в высокую область существования, свойственную высшей по лусфере. Он не может привнести ее величайшую духовную природу в эту низшую тройственность;

ибо здесь ментальное существо является высшим выражением Я. Здесь тройное ментальное, виталическое и физическое тело обеспечивает почти весь диапазон наших возможностей и является недостаточным для более великого соз нания;

сосуд не рассчитан на то, чтобы вместить большую божественность, в него не может поместиться вели колепие этой супраментальной силы и знания.

Это ограничение действует, только пока человек остается замкнутым в границах ментальной Майи. Если он поднимается в знание Я за пределы высшего ментального статуса, если он станет душой знания 1, Духом, пре бывающим в гносисе, vij namaya puru a, и примет натуру его бесконечной истины и мощи, если он будет жить в оболочке знания, каузальном теле так же, как в этих тонком ментальном, промежуточном виталическом и бо лее грубом физическом телах, тогда и только тогда он смог бы полностью привлечь в свое земное существова ние полноту бесконечного духовного сознания;

только тогда ему будет дана возможность поднять все свое бы тие и даже всю свою проявленную телесную выразительную природу в духовное царство. Но это в крайней сте пени трудно;

ибо казуальное тело охотно раскрывается навстречу сознанию и возможностям духовных уровней и по своей природе принадлежит к высшей полусфере существования, но оно либо совсем не развито в человеке, или только грубо развито и организовано, и завуалировано за многими промежуточными покровами подсозна тельного в нас. Оно черпает свое вещество из уровня истинного знания и уровня бесконечного блаженства, а они полностью принадлежат к еще недосягаемой высшей полусфере. Распространяя над этим низшим существова нием свою истину, и свет, и радость, они являются источником всего, что мы называем духовностью и что мы называем совершенством. Но эта инфильтрация происходит из-за густой завесы, через которую они проникают настолько умеренными и ослабленными, что они совсем незаметны в материальности наших физических поня тий, грубо деформированы и перевернуты в наших жизненных импульсах, перевернуты также, хотя несколько менее грубо, в наших поисках восприятия идей, сведены к минимуму даже в сравнительной чистоте и интенсив ности высших интуитивных областей нашей ментальной природы. Супраментальный принцип тайно находится knowledge-soul http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава XXI. Лестница к Самотрансцендентности.

во всем существующем. Он присутствует даже в грубейшей материальности, он сохраняет и контролирует низ шие миры своей скрытой властью и законом;

но эта власть завуалирована и этот закон действует невидимо через стесняющие ограничения и грубые деформации меньшей власти нашей физической, виталической и ментальной Природы. В то же время, его руководящее присутствие в низших формах внушает уверенность, вследствие единства всего существующего, что имеется возможность их пробуждения, даже возможность их совершенного проявления здесь, невзирая на все завесы, невзирая на всю массу наших видимых неспособностей, невзирая на бессилие или нежелание нашего ума, жизни и тела. А то, что возможно, обязательно должно свершиться когда нибудь, ибо таков закон всемогущего Духа.

Характер этих высших состояний души и соответствующих им высших миров духовной Природы трудно уловить. Даже Упанишады и Веды только аллегорически описывают их при помощи образов, намеков и симво лов. Тем не менее необходимо сделать попытку рассказать об их принципах и практическом влиянии, насколько они могут быть восприняты умом, стоящим на границе этих двух полусфер. Прохождение за эту границу было бы кульминацией, завершением Йоги самотрансцендентности через самопознание. Душа, которая стремится к совершенству, устремляется назад и ввысь, говорится в Упанишадах, от физического в виталического и из вита лического в ментального Пурушу,— из ментального в душу знания и из я знания в Пурушу блаженства. Это я блаженства является сознательной основой совершенного Сатчитананды, и вхождение в нее является заверше нием вознесения души. Поэтому ум должен попытаться дать себе какой-то отчет об этом решающем преобразо вании помещенного в теле сознания, этом сияющем видоизменении и самопревосхождении нашей вечно стре мящейся природы. Описание, которое может составить ум, никогда не может быть адекватным самой вещи, од нако оно может, по крайней мере, указывать на некоторое показательное отображение ее или, может быть, на некоторый отчасти ясный образ.

http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая.

Глава XXII Виджняна или Гносис В НАШЕЙ совершенной самотрансцейденции мы выходим и поднимаемся над невежеством или полупросветленностью нашего ментального сознательного бытия к величайшему я мудрости и силе исти ны 1 над ним, чтобы пребывать там в незатемненном свете божественного знания. Ментальный человек, кото рым мы являемся, перерождается в гностическую душу, в осознающее истину божество, в vij namaya puru a.

Находясь на этом уровне вершины нашего восхождения, мы находимся на уровне совершенно отличном от ма териального, виталического, ментального положения мирового духа, и при этом превращении изменяется весь наш взгляд и переживание нашей душевной жизни и мира вокруг нас. Мы рождаемся в новый статус души и приобретаем новую природу;

ибо в соответствии со статусом души находится статус Пракрити. При каждом переходе на мировом пути восхождения, от материи к жизни, от жизни к уму, от скованного ума к свободному интеллекту, по мере того, как скрытая, полупроявившаяся или уже проявившаяся душа поднимается к все более высокому уровню бытия, природа также возвышается до высшего творения, более широкого сознания, большей силы и более интенсивной или обширной области и радости существования. Однако переход от умственного я до я знания 2 является самым большим и решающим перемещением в Йоге. Это стряхивание с себя последней власти над нами космического невежества и наше твердое основание в Истине вещей, в сознании безграничном, и вечном, и нерушимом темнотой, ложью, страданием или ошибками.

Это первейшая вершина вхождения в божественное совершенство, s dharmya, s d ya, ибо все остальные только смотрят вверх на нее или улавливают какие-то лучи ее значительности. Высочайшие высоты ума или сверхразума все еще попадают в пояс умеренного невежества;

они могут лишь преломлять божественный Свет, но не посылать его с неуменьшенной силой нашим низшим членам. Ибо пока мы находимся в пределах тройно го пласта ума, жизни и тела, наша активная природа продолжает работать посредством силы невежества, даже когда душа, пребывающая в Уме, обладает какими-то частями знания. И даже если бы душа отражала или пред ставляла всю огромность знания в своем умственном сознании, она не была бы в состоянии претворить его должным образом в силе действия. Истинность действия может Значительно возрасти, но она все равно была бы подвержена ограничению, все еще была бы осуждена на разделение, что предотвратило бы ее возможность ра ботать целостно, с властью бесконечного. Сила божественно просветленного ума может быть огромной по срав нению с обычными силами, но она все же будет подвержена неспособности, и не может быть совершенного со ответствия между силой эффективной воли и светом идеи, которая ее вдохновляет. Безграничное Присутствие может находиться в этом статусе, но динамизм операций природы все еще относится к низшей Пракрити, дол жен следовать ее тройственным способом действия, и не в состоянии придать какую-либо адекватную форму величию внутри себя. В этом трагедия неэффективности, в этом зияющий пробел между идеалом и эффективной волей, нашей постоянной неспособности выработать в жизненной форме и действии ту истину, которую мы чув ствуем в нашем внутреннем сознании, которая преследует все стремления ума и жизни к божественному, стоя щему за ними. Но vij na, или гносис, есть не только истина, но и сила истины, это само действие беспредельной и божественной природы;

это божественное знание в единстве с божественной волей в силе и восторге спонтан ного, и светлого, и неизбежного самоосуществления. Таким образом, посредством гносиса мы изменяем свою человеческую природу в божественную.

Что же такое гносис, и как его описать? Надо избегать двух противоположных ошибок, двух неправильных концепций, которые деформируют противоположные стороны истины гносиса. Одна ошибка интеллектуально ограниченных мыслителей — принимать vij na за синоним другого индийского термина buddhi, а buddhi за си ноним рассудка, логического познавательного интеллекта. Те системы, которые признают это значение, сразу же переходят от уровня чистого интеллекта к уровню чистого духа. Не признается какой-либо промежуточной си лы, более божественного действия знания, чем чистый рассудок;

ограниченные человеческие возможности рас познавания истины принимаются за высшие движущие силы сознания, за наивысшую силу и изначальное дви жение. Противоположная ошибка, неправильная концепция мистики отождествляет vij na с сознанием Беспре дельного, свободного от всякого формирования понятий или же формирующего идеи в самой единой сущности мысли, не замечая другие динамичные акции в единственной и неизменной идее Единого. Это caitanyaghana greater wisdom-self and truth-power from the mind-self to the knowledge-self free from all ideation or else ideation packed into one essence of thought http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава XXII. Виджняна или Гносис.

Упанишад и является одним движением или, скорее всего, одной нитью многостороннего движения гносиса.

Гносис, Виджняна есть не только это концентрированное сознание бесконечной Сущности;

это также и одно временно бесконечное знание бесчисленных игр Бесконечного. Оно содержит всю способность к формированию понятий (не ментальных, а супраментальных), однако не ограничено этим, ибо далеко превосходит всякое дви жение по формированию понятий. Гностическая способность к формированию идей также не является по сво ему характеру интеллектуальным мышлением;

это не то, что мы называем рассудком, не концентрированный интеллект. Ибо рассудок ментален в своих методах, ментален в процессе приобретения знаний, ментален в своей основе, но метод формирования идей гносиса самопросветленный, супраментальный, испускание его мысленно го света спонтанно, без предварительного приобретения знаний, база мышления является воспроизводством соз нательных тождеств, а не передачей впечатлений, рожденных при непрямых контактах. Имеется связь, и даже нечто вроде нарушенной идентичности между двумя формами мысли;

ибо одна скрыто вытекает из другой. Ум рождается из того, что за пределами ума. Но они действуют на разных уровнях, и процессы их действия прямо противоположны.

Даже чистейший рассудок, наиболее светлый рациональный интеллект не является гносисом. Рассудок или интеллект — это только низший buddhi, в своих действиях он зависит от ощущений чувственного ума и от поня тий ментального интеллекта. Он не самопросветленный, достоверный, объединяющий субъективное с объек тивным, в отличие от гносиса. Имеется, в действительности, более высокая форма buddhi, которую можно на звать интуитивным умом или интуитивным рассудком, и он, благодаря своей интуиции, своему вдохновению, быстрому обнаруживающему видению, ясной проницательности и различению может выполнить работу рассуд ка более мощно, быстрее, с большей и непринужденной уверенностью. Он действует в самоозарении истины, которое не зависит от факельных бликов чувственного ума и его ограниченных неуверенных восприятий;

он руководствуется не интеллектуальными, а видимыми понятиями: это своего рода видение истины, слышание истины, память истины, непосредственное распознавание истины. Эту истинную и достоверную интуицию не обходимо отличать от силы обычного ментального рассудка, которую слишком легко спутать с ней, эту силу вовлеченного рассуждения, которая приходит к своим выводам путем скачка и не нуждается в обычных шагах логического ума. Логический рассудок действует шаг за шагом и проверяет верность каждого шага, как человек, ступающий на ненадежную почву и вынужденный осторожно проверять каждую пядь земли, которую видит своими глазами. Но этот другой супралогический процесс действия рассудка является движением проницатель ности или быстрого распознания;

оно происходит большими шагами или скачками, как человек, который прыга ет с одного надежного места на другое безопасное, или, по крайней мере, которое он считает безопасным. Про странство, которое он преодолевает, он охватывает одним всеобъемлющим и мгновенным взглядом, однако при этом он не различает и не измеряет зримо или ощутимо последовательность, особенности и обстоятельства. В этом движении есть что-то от чувства силы интуиции, что-то от ее скорости, некоторая видимость ее света и уверенности, и мы всегда готовы принять его за интуицию. Но наше допущение является ошибкой, и, если мы будем ему доверять, то оно приведет нас к опасным просчетам.

Интеллектуалы даже считают, что интуиция сама по себе есть не что иное, как этот быстрый процесс, в кото ром все действие логического ума быстро свершается или, быть может, совершается полусознательно или под сознательно, а не намеренно вырабатывается методами рассудку. По своей природе, однако, это процесс совер шенно отличен от интуиции, и необязательно является движением к истине. Сила его прыжка может закончить ся падением, его быстрота может подвести, его уверенность слишком часто оказывается самоуверенной ошиб кой. Достоверность его заключения должна всегда зависеть от последующей проверки или поддержки очевид ным чувствовосприятием, или же рациональное сцепление интеллектуальных концепций должно вмешаться, чтобы объяснить ему его собственную уверенность. Этот низший свет может на самом деле вобрать в себя очень охотно смесь фактической интуиции, и в результате создается псевдоинтуитивный или полуинтуитивный ум, очень обманчивый в результате частого блестящего успеха, оправдывающего вихрь чрезвычайно самоуверенных ложных убеждений. Истинная интуиция, наоборот, несет в себе свою собственную гарантию истины;

она на дежна и безошибочна в своих пределах. И до тех пор, пока это чистая интуиция, и пока она не воспринимает в себя какой-либо смеси ошибочных ощущений или интеллектуального движения по формированию понятий, она никогда не опровергается опытом. Интуиция может впоследствии проверяться рассудком или чувствовосприя тием, но истинность ее не зависит от этой проверки, она подтверждается автоматической самоочевидностью.

Если рассудок, зависящий от своих предположений, противоречит высшему свету, то в конце кондов, на основе более полного знания будет установлено, что интуитивное заключение было правильным, а более правдопо добное рациональное и предположительное заключение было ошибкой. Ибо истинная интуиция исходит из са мосуществующей истины вещей и защищена этой самосуществующей истиной, а не какими-либо косвенными, производными или зависимыми методами достижения знания.

http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава XXII. Виджняна или Гносис.

Но даже интуитивный рассудок не является гносисом;

это только проблеск света сверхразума, вспышками освещающий путь в ментальности, как молния в темных и закрытых тучами небесах. Его вдохновения, открове ния, интуиции, самоосвещающие различения — это послания с высшего уровня знания, которые в благоприят ных условиях достигают нашего низшего уровня сознания. Самый характер интуитивного ума создает пропасть различий между его действиями и действиями самосодержащего гносиса. В первую очередь он действует путем отдельных и ограниченных озарений, и его истина ограничена часто узким доступом или порцией знания, кото рые возникли в результате одной вспышки молнии, с которой его вторжение начинается и которой кончается.

Мы видим действие инстинкта у животных — автоматическую интуицию в том виталическом или чувственном уме, который является высшим и надежнейшим инструментом, на который животному приходится надеяться, поскольку оно не обладает человеческим светом рассудка, а только очень грубым и все еще плохо сформиро ванным интеллектом. И мы можем сразу заметить, что удивительная истина этого инстинкта, который кажется много надежней, чем рассудок, ограничена в птице, звере или насекомом до специальной и ограниченной утили тарности, которой ей позволено служить. Когда виталический ум животного пытается действовать за пределами этих границ, он слепо блуждает в еще большей степени, чем разум человека, и ему приходится с трудом учиться на повторяющемся чувственном опыте. Высшая ментальная интуиция человеческого существа является внут ренне зрительной, это не чувственная интуиция;

ибо она освещает интеллект, а не чувственный ум, она самосоз нающая и светлая, а не полусознательный слепой свет;

она свободно самодеятельна, не механически или авто матически. Но все же, даже когда она не затемнена подражательной псевдоинтуицией, она ограничена в челове ке, подобно инстинкту у животного, ограничена для специальной цели воли или знания — так же как инстинкт для специальной жизненной утилитарности или Природной цели. И когда интеллект, по своей неизменной при вычке, старается ее использовать, применить ее, умножить, он строит вокруг ядра интуиции, характерным для него способом, мешанину истины и ошибок. Чаще всего, внедрив элемент чувственной ошибки и концептуаль ной ошибки в самую суть интуиции, или окутав ее ментальными добавками и отклонениями, не только откло няют, но деформируют ее истину и превращают ее в ложь. Поэтому, в лучшем случае, интуиция дает нам только ограниченный, хотя и сильный свет;

в худшем случае, благодаря нашему неправильному обращению с нею, или фальшивому подражанию ей, она может привести нас к недоумению и конфузу, которых избегает менее често любивый интеллектуальный разум, довольствуясь своими безопасными медлительными методами,— безопас ными для более низких целей рассудка, но никогда не являющимися удовлетворительным поводырем ко внут ренней истине вещей.

Можно культивировать и расширить применение интуитивного ума пропорционально тому, как мы все менее и менее полагаемся на рассудочный интеллект. Мы можем тренировать нашу ментальность так, чтобы она не реагировала, как это делается теперь, на каждую отдельную вспышку интуитивного просветления для своих соб ственных низших целей, и не повергала бы сразу же нашу мысль в кристаллизующееся интеллектуальное действо вокруг нее;

мы можем натренировать ее так, чтобы мыслить в потоке следующих друг за другом и свя занных интуиций, изливать одну волну света за другой сияющими и торжествующими последовательностями.

Мы будем преуспевать в этой трудной перемене пропорционально тому, как будет очищаться вмешивающийся интеллект — если нам удастся уменьшить в нем элемент материальной мысли, порабощенной внешним видом вещей, элемент виталической мысли, находящийся в плену желаний, страстей, импульсов нашей природы, эле мент интеллектуальной мысли, находящийся в плену наших предпочтительных, уже установившихся или конге ниальных идей, концепций, мнений, фиксированных операций интеллекта, если, сведя к минимуму эти элемен ты, мы сможем заменить их интуитивным видением и ощущением вещей, интуитивным проникновением в суть видимостей, интуитивной волей и интуитивной способностью к формированию понятий. Это достаточно трудно достижимо для нашего сознания, которое естественным образом сковано тройным узлом ментальности, виталь ности и телесности, со своим несовершенством и невежеством, верхними, средними и нижними узами Ведиче ской притчи о зависимости души, узами смешанной истины и фальши видимостей, которыми привязали к жерт венному столбу una epa.

Но даже если бы удалось полностью завершить это трудное дело, интуиция все равно не стала бы гносисом;

она была бы только его слабым продолжением в ум, или его острым концом первого проникновения. Это разли чие, которое трудно определить иначе, кроме как символами, можно выразить, заимствовав Ведический образ, в котором Солнце представляет собой гносис 1, а небо, атмосфера и земля — ментальность, витальность, физиче ское человека и вселенной. Живя на земле, приподнимаясь в атмосферу или даже взлетая в небо, ментальное существо, manomaya puru a, все равно будет жить в лучах солнца, а не в свете своего тела. И в этих лучах он увидел бы вещи не такими, как они есть, а такими, как они отражаются в его органе зрения, деформированными его недостатками или ограниченными в своей истине его ограничениями. Но vij namaya puru a живет в самом Так называется Солнце в Ведах, tam jyoti (Прим. Шри Ауробиндо) http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава XXII. Виджняна или Гносис.

Солнце, в самом теле и великолепии истинного света;

он знает, что этот свет — его собственное самосветящееся существо, и он видит всю истину низшей тройственности и каждую вещь в ней. Он видит это не как отражение в ментальном органе зрения, а самим Солнцем гносиса в качестве своего глаза — ибо Солнце, говорится в Ве дах,— это глаз богов. Ментальное существо, даже в интуитивном уме, может увидеть истину только благодаря яркому отражению или ограниченному доступу, и подвержено ограниченности и несовершенству ментального зрения;

но супраментальное существо видит ее при помощи самого гносиса, из самого центра и бьющего источ ника истины, в ее настоящей форме и в ее собственном спонтанном и самосветящемся процессе. Ибо Виджняна является непосредственным и божественным знанием, в противоположность косвенному и человеческому зна нию.

Природа гносиса может быть обозначена для интеллекта только путем сопоставления ее с природой интел лекта, и даже тогда словами, которыми мы пользуемся, нельзя внести ясность, необходим некоторый фактиче ский опыт. Ибо какой язык, выкованный рассудком, может выразить супрарациональное? В основном разница между этими двумя силами в том, что ментальный рассудок с трудом продвигается от невежества к истине, но гносис содержит в себе непосредственный контакт, мгновенное видение, легкое и постоянное владение истиной, не нуждается в поиске или каком-либо действии. Рассудок начинает с явлений и трудится, редко или никогда не освобождаясь от хотя бы частичной зависимости от явлений,— чтобы распознать истину, стоящую за ними;

он показывает истину в свете явлений. Гносис начинает с истины и показывает явления в свете истины;

он сам — тело истины и ее дух. Рассудок пользуется предположениями, делает заключения;

но гносис пользуется иден тичностью или видением,— он есть, видит и знает. Как физическое зрение видит и постигает вид объекта, так и гораздо непосредственней гносис видит и постигает истину вещей. Но там, где физическое ощущение вступает в отношение с объектами путем скрытого контакта, гносис идентифицируется с вещами путем открытого едине ния. Таким образом, он в состоянии знать все вещи, как человек знает свое собственное существование, просто, убедительно, непосредственно. К рассудку непосредственное знание, pratyak a, приходит только через чувство, остальная истина познается только косвенным путем;

для гносиса вся его истина является непосредственным знанием, pratyak a. Поэтому истина, полученная интеллектом, является достоянием, над которым всегда витает тень некоторого сомнения, неполноты, окружения полутьмы и невежества или полузнания, возможность изме нения или аннулирования в результате дальнейшего получения знаний. Истина гносиса свободна от сомнений, самоочевидна, самосуществующа, неопровержима и абсолютна.

Для рассудка главным орудием является наблюдение, общее, аналитическое и синтетическое;

он помогает себе сравнением, сопоставлением и аналогией,— переходит от опыта к косвенным знаниям логическими путями дедукции, индукции, предположениями всех видов,— полагается на память, выходит за свои пределы при по мощи воображения, страхуется суждениями: все это процесс нащупывания и поиска. Гносис не ищет, он владе ет. Если он должен осветить, то и тогда он не ищет;

он открывает, он просветляет. В сознании, трансформиро ванном из интеллекта в гносис, воображение заменилось бы вдохновением истины, умственное суждение усту пило бы место самопросветленному распознаванию. Медленный и спотыкающийся логический процесс от рас суждения до заключения вытиснился бы быстрым интуитивным действием;

заключение или факт сразу виде лись бы в своем значении, своим собственным самодостаточным свидетельством, так же сразу видны были бы все показания, при помощи которых мы пришли к нему, одновременно с ним, в той же объемлющей картине, не как показания, а как ближайшие условия, связи и отношения, как составные части или ответвления обсто ятельств. Ментальные и чувственные наблюдения превратились бы во внутреннее видение, используя орудия как каналы, но не завися от них, как наш ум, который слеп и глух без физических чувств, и это видение позволи ло бы видеть не только вещь, но всю ее истину, ее силы, находящуюся в ней вечность. Наша ненадежная память отпала бы, а вместо нее наступило бы светлое владение знанием, божественная память, которая не является хра нилищем познаний, а хранит все вещи всегда содержащимися в сознании, память одновременно прошлого, на стоящего и будущего.

Ибо пока рассудок следует во времени от момента к моменту, и теряет, и находит, и опять теряет, и опять на ходит, гносис охватывает время одним взглядом и постоянной властью, и связывает прошлое, настоящее и бу дущее в их неделимых связях в единый непрерывный план знания. Гносис начинает с целостности, которой он непосредственно владеет;

он видит части, группы и детали только в отношении и связи с целостностью и вместе с ней;

ментальный рассудок в действительности не в состоянии видеть целостность и не знает полностью что либо целое, а лишь идет к этому, начиная анализировать и синтезировать его части, массы и детали;

без этого его взгляд на целое всегда является предположением или несовершенным пониманием, перепутанным итогом неясных признаков. Разум имеет дело с составными частями, процессами и свойствами;

он тщетно пытается с их помощью создать понятие о самой вещи, ее реальности, ее сущности. Но гносис прежде всего видит вещь в себе, проникает в ее первоначальную и вечную природу, рассматривает ее процессы и свойства только как приложе ние, как самовыражение ее природы. Разум пребывает в разнообразии и находится у него в плену;

он рассматри http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава XXII. Виджняна или Гносис.

вает вещи по отдельности и обращается с каждой, как с отдельным существованием, так же как он рассматрива ет доли Времени и части Пространства;

он видит единство только в сумме или в устранении разнообразия, или как общую концепцию и пустой образ. Но гносис пребывает в единстве и благодаря этому знает всю природу составляющих разнообразие;

он начинает с единства и видит разнообразие только единства, не разнообразие, составляющее единение, но единство, составляющее свои собственные множества. Гностическое знание, гно стическое чувство не различает какого бы то ни было реального разделения;

оно не рассматривает вещи в от дельности, как если бы они были независимы от своего истинного и изначального единства. Рассудок имеет дело с конечным и беспомощен перед бесконечным: он может понять его как бесконечное продление, в котором дей ствует конечное, но с трудом может понять бесконечное само по себе, и совсем не в состоянии охватить или проникнуть в него. Но гносис пребывает, видит и живет в бесконечном;

он всегда исходит из бесконечного и знает конечные вещи только в их отношении к бесконечному и в смысле бесконечного.

Если бы мы хотели описать гносис таким, как он есть в своем собственном осознании, а не так неполно, как он представляется нам в отличие от нашего собственного рассудка и интеллекта, то было бы едва ли возможно говорить о нем кроме как в образах и символах. И прежде всего мы должны помнить, что уровень гносиса, Ма хат, Виджняна — это не высший уровень нашего сознания, а его средний, или связующий, уровень. Находясь между триединой славой самого Духа, бесконечным существованием, сознанием и блаженством Вечного и на шим низшим тройственным бытием и природой, он как бы поставлен там как промежуточная, формулирующая, организующая и творческая мудрость, сила и радость Вечного. В гносисе Сатчитананда собирает свет своего необозримого существования и выливает его на душу в форме и силе божественного знания, божественной воли и божественной радости существования. Это как если бы бесконечный свет был собран в компактный сплошной шар солнца и затем щедро расточался на все, что зависит от солнца, в виде вечного сияния. Но гносис это не только свет, это — сила;

это творческое сознание, это самовоздействующая истина божественной Идеи. Эта идея не является творческим воображением, не что-то такое, что создает в пустоте, а свет и сила вечной суб станции, свет истины, полный силы истины;

и она вызывает то, что скрыто, в бытие, она не создает фикции, ко торой никогда не было в бытии. Способность к формированию и восприятию идей в гносисе — это лучистое световещество 1 сознания вечного Существования;

каждый луч — это истина. Воля в гносисе — это сознатель ная сила вечного знания;

она облекает сознание и субстанцию бытия в безошибочные формы силы истины, фор мы, которые воплощают идею и делают ее безупречно эффективной, и вырабатывает каждую силу истины и ка ждую форму истины 2 спонтанно и правильно в зависимости от их природы. Так как она несет созидательную силу божественной Идеи, Солнце, господин и символ гносиса, описывается в Ведах как Свет, который является отцом всех вещей, Сурья Савитри, Светящаяся Мудрость, который выводит в проявленное существование. Это творение вдохновляется божественным восторгом, вечной Анандой;

она полна радости своей собственной исти ны и силы, она творит в блаженстве, творит из блаженства, творит то, что полно блаженства. Поэтому мир гно сиса, супраментальный мир, является истинным и счастливым творением, tam, bhadram, ибо все в нем разделяет полностью радость, которая его создала. Божественное сияние неуклонного знания, божественная сила непоко лебимой воли и божественное спокойствие неизменного блаженства есть природа или Пракрити души в сверх разуме, в vij na. Вещество гносиса, или супраментальный уровень, сделано из совершенных абсолютностей того, что есть здесь несовершенного и относительного, и его движения состоят из примиренных переплетений и счастливых сплавов всего, что здесь является противоположностями. Ибо за видимостью этих противоположно стей находятся их истины, а истины вечного не конфликтуют между собой;

противоположности нашего ума и нашей жизни, преобразованные в сверхразуме в свой истинный дух, соединяются вместе и выступают как от тенки и цвета вечной Реальности и непреходящей Ананды. Сверхразум, или гносис,— это верховная Истина, верховная Мысль, верховное Слово, верховный Свет, верховная Воля-Идея;

это внутреннее и внешнее продол жение Бесконечного, которое за пределами Пространства, освобожденное от оков Время Вечного, который вне времени, небесная гармония всех абсолютов Абсолютного.

Для распознающего ума существует три силы Виджняны. Ее высшая сила знает и принимает в себя сверху все бесконечное существование, сознание и блаженство Ишвары;

это высочайшая высота абсолютного знания и силы вечного Сатчитананды. Вторая ее сила концентрирует Бесконечное в плотное светлое сознание, caitan yaghana или cidghana, семенная стадия божественного сознания, в которой содержатся, живые и конкретные, все непреложные принципы божественного бытия и все нерушимые истины божественной сознательной идеи и при роды. Ее третья сила выявляет или высвобождает эти вещи, благодаря эффективной способности формирования и восприятия идей, видению, подлинным идентичностям божественного знания, движениям божественной воли силы, вибрации божественных интенсивностей восторга, в мировую гармонию, неограниченное разнообразие, light-stuff Подразумеваются силы и формы уровня истины. (Прим. пер.) http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава XXII. Виджняна или Гносис.

разнообразие, многообразный ритм их сил, форм и взаимодействие жизненных результатов. Ментальный Пуру ша, восходящий в vij namaya, должен подняться в эти три силы. Он должен, преобразовав свое движение в движение гносиса, превратить свои ментальные понятия, способность к формированию и восприятию идей, во лю, удовольствие — в лучезарность божественного знания, пульсации божественной воли-силы, волны и потоки божественных морей восторга. Он должен превратить свое сознательное вещество ментальной природы в cidghana, или плотное самосветящееся сознание. Он должен трансформировать свою сознательную субстанцию в гностическое я или Истинное я бесконечного Сатчитананды. Эти три движения изложены в Иша Упанишаде, первое как vy ha, выстраивание лучей Солнца гносиса в порядок Истины-сознания, второе как sam ha, собира ние лучей в тело Солнца гносиса, третье — как видение красивейшей из всех форм Солнца, в котором душа должна наиболее сокровенно владеть своим единством с бесконечным Пурушей 1. Всевышний над ним, в нем, вокруг, везде, и душа, пребывающая во Всевышнем и единая со Всевышним,— бесконечная сила и истина Бо жественного, сосредоточенная в его собственной концентрированной светящейся природе души,— лучистая активность божественного знания, воля и радость, совершенная в природной активности Пракрити,— это есть основополагающий опыт ментального существа, измененного, и осуществленного, и очищенного в совершенст ве гносиса.

s rya, vy ha ra m n sam ha, tejo yat te r pam kaly atanam tat te pa y mi, yo's vasau puru a so'hamasmi. Веды описывают уровень Виджняны как tam, satyam, b hat, Справедливость, Истина, Простор, та же идея тройственности, выраженная иначе.

Ритам — это действие божественного знания, воли и радости в истине, игра Истины-сознания. Сатьям — это истина бытия, которая так действует, динамичная сущность Истины-сознания. Брихат — это бесконечность Сатчитананды, из которого исходят две другие и в которой они имеют свою основу. (Прим. Шри Ауробиндо) http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая.

Глава ХХIII Условия Достижения Гносиса ЗНАНИЕ — первый принцип Виджняны, но знание не единственная его сила. Сознание исти ны, как и другие уровни, основано на определенном принципе, который, естественно, и является ключом ко всем его движениям;

но оно не ограничивается этим, оно содержит и все другие силы существования. Только харак тер и действие этих сил модифицируется и принимает форму, соответствующую его собственному изначально му и основному закону;

интеллект, жизнь, тело, воля, сознание, блаженство — все эти силы сияют, бодрствуют, преисполнены божественного знания. Это и есть процесс Пуруши-Пракрити во всем;

это ключевое движение всей иерархии и всех степеней гармонии явленного существования.

В ментальном существе умственное чувство 1 или интеллект — это основной принцип. В мире ума, обитате лем которого является ментальное существо, оно представляет собой по своей главной и определяющей природе интеллект;

оно есть центр интеллекта, мощный поток интеллекта, воспринимающее и распространяющее дей ствие интеллекта. Оно интеллектом воспринимает свое собственное существование, интеллектом воспринимает существование, отличное от его собственного, интеллектом воспринимает свою собственную природу и дея тельность и деятельность других, интеллектом воспринимает природу вещей и лиц, и их отношений с самим собой и с другими. Из этого и состоит его опыт существования. У него нет никакого другого знания существо вания, знания жизни и материи, кроме того, что оно воспринимает своими органами чувств и может ухватить своим интеллектом;

то, чего оно не воспринимает и не постигает, для него практически не существует, или, во всяком случае, чуждо его миру и природе.

Человек в своем принципе ментальное существо, но он живет не в мире ума, а ведет в основном физическое существование;

его ум заключен в Материю и обусловлен Материей. Поэтому ему приходится начинать с дейст вия физических чувств, которые являются только каналами связи с материей;

он не начинает с умственного чув ства. И даже после этого он не может свободно пользоваться тем, что передают его физические органы чувств, до тех пор, пока умственное чувство не овладеет ими и не превратит в орудие и качество своего интеллектуаль ного существа. То, что в низшем субчеловеческом субментальном мире есть праническое, нервное, динамиче ское действие и реакция, что действует очень хорошо, не нуждаясь ни в каком переводе в термины ума или в управлении умом, должно быть поднято и обрести своего рода интеллектуальность. Но для того, чтобы приоб рести характер человеческого, оно должно стать сначала чувством силы, чувством желания, чувством воли, чув ством интеллектуального волевого действия, или ментально сознательным чувством силового действия. Вос торг бытия, испытываемый на низшем уровне, переходит в чувство ментального или ментализированного вита лического или физического удовольствия и его зеркальное отражение— боль, или в ментальное или ментализи рованное чувство-ощущение приязни и неприязни, или в интеллектуальный восторг или, наоборот, отсутствие восторга,— все возможные феномены интеллектуального умственного чувства. Так же и то, что над ним и то, что вокруг него и то, в чем он живет,— Бог, вселенское бытие, космические Силы,— не существуют, нереальны для него, пока его ум не пробудится для них и не постигнет, пока еще не настоящую их истину, но некоторую идею, наблюдение, умозаключение, представление о вещах сверхчувственных, некое ментальное чувство Беско нечного, некое интеллектуальное интерпретирующее сознание сил сверхличного над собой и вокруг себя.

Все изменяется, когда мы переходим от ума к гносису;

ибо там прямое непосредственное знание— централь ный принцип. Гностическое (vij namaya) бытие по своему характеру есть сознание-истина, центр и средоточие истинного видения 2 вещей, массированное движение или тонкое тело гносиса. Его действие— это самореали зуемое и распространяющееся действие силы истины вещей в соответствии с внутренним законом их самого глубинного и самого истинного существа и природы. Эта истина вещей, к которой мы должны придти, прежде чем мы сможем войти в гносис,— так как там все существует и оттуда все берет начало на гностическом уров не,— есть, прежде всего, истина единства, единения, но такого единения, который дает начало разнообразию в множественности и все же всегда единения, нерасторжимого единства. Состояние гносиса, условие бытия vij namaya, невозможно без полного и самого близкого самоотождествления себя со всем существованием и со всеми существованиями, всеобщего проникновения, всеобщего охвата и вмещения, как бы всего во всем. Гно стический Пуруша обычно осознает себя бесконечным, вмещающим мир в себе и выходящим за его пределы;

совсем не так, как разделенное ментальное бытие, привязанное к сознанию, которое чувствует, что оно находит mind-sense truth-vision http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава XXIII. Условия Достижения Гносиса.

ся в мире и является его частью. Из этого следует, что освобождение от ограничивающего нас и замыкающего в себе эго есть первый элементарный шаг к бытию гносиса;

ибо до тех пор, пока мы живем в эго, бесполезно наде яться на эту более высокую реальность, это необъятное самосознание, это истинное самопознание. Стоит только на мгновение вернуться к эго-мысли, эго-действию, эго-воле, как сознание сразу же выбрасывается из гностиче ской Истины, которой оно достигло, в ложь разделенной умственной природы. Надежная всеобщность бытия— сама основа этого сияющего высшего сознания. Освободившись от всякой жесткой отделенности (но получив взамен определенный трансцендентный взгляд или независимость), мы должны почувствовать себя едиными со всеми вещами и существами, отождествить себя с ними, осознать их как себя, чувствовать их бытие как свое, принять их сознание как часть своего, вступить в контакт с их энергией как со своей энергией, научиться быть одним существом со всеми. Это единство в действительности еще не все, что требуется, но это первое условие, и без него нет гносиса.

Такой всеобщности нельзя достичь во всей ее полноте, пока мы все еще чувствуем себя, как сейчас, сознани ем, помещенным в индивидуальный ум, жизнь и тело. Необходимо некое вознесение Пуруши из физического и даже из ментального — в тело vij namaya. Ни мозг, ни соответствующий ему ментальный «лотос» не могут более оставаться центром нашего мышления, а сердце и соответствующий ему «лотос» — центром нашего эмо ционального и чувственного бытия. Сознательный центр нашего бытия, нашей мысли, нашей воли и действия, даже первоначальная сила наших ощущений и эмоций выходят из тела и ума и занимают свободное положение над ними. У нас уже нет ощущения, что мы живем в теле, мы — над ним, как его повелитель, владелец, или Иш вара, и в то же время несем его в своем сознании, более широком, чем замкнутое в теле физическое чувство. То гда мы начинаем понимать очень живо, со всей силой реальности, нормальной и продолжительной, что имели в виду мудрецы, когда говорили, что душа содержит в себе тело, или что не душа в теле, а тело в душе. Не из моз га, а откуда-то, что находится выше нашего тела, мы будем формулировать идеи и проявлять волю, действие мозга будет только реакцией и движением физического механизма в ответ на шок мысли-силы и воли-силы, идущие сверху. Все будет исходить сверху;

только сверху будет идти все, что соответствует в гносисе нашей нынешней ментальной активности. Многие, если не все, из этих условий гностической перемены могут и, дейст вительно, должны быть достигнуты задолго до того, как мы достигнем самого гносиса,— но сначала несовер шенно, как будто отраженно,— в самом высшем разуме, и более полно в том, что можно назвать сознанием сверхразума, находящемся между ментальностью и гносисом.

Но этот центр и это действие свободны, не связаны, не зависимы от физического механизма, не прикреплены к узкому эго-чувству. Они не заключены в теле;

не заперты в отдельной индивидуальности, нащупывая неловкие контакты с внешним миром или заглядывая внутрь в поисках собственного более глубокого духа. Ибо в этом великом преображении мы начинаем приобретать сознание, не запертое в генерирующий ящик, но свободно разлитое и распространяющееся, самосуществуя повсюду;

здесь есть или может быть какой-то центр, но только для удобства индивидуального действия,— не жесткий, не основополагающий и отделимый. Сама природа на шей сознательной активности с этих пор становится вселенской;

единая с природой вселенского существования, она переходит от всеобщности к податливой и изменчивой индивидуализации. Она стала осознанием бесконеч ного существа, которое действует всегда универсально, хотя и с акцентом на индивидуальное формирование своих энергий. Но это акцент делается скорее с целью отличить, чем отделиться, и это формирование уже не то, что мы теперь понимаем под индивидуальностью;

нет более той маленькой ограниченной собранной из частей личности, запертой в формуле собственного механизма. Это состояние сознания так ненормально для нашего нынешнего способа существования, что рациональному человеку, который не обладает им, оно может показать ся невозможным или даже умопомешательством;

но однажды познанное, оно неоспоримо убеждает даже мен тальный интеллект в своем спокойствии, свободе, свете, силе, эффективности воли, чувств и удостоверяемой истине своей способности формировать идеи. Ибо это состояние начинается уже на более высоких уровнях ос вобожденного ума, и поэтому может быть частично ощутимо и понято умственным интеллектом, как только он уйдет с ментальных уровней, но достигнет совершенного самообладания только в супраментальном гносисе.

В этом состоянии сознания бесконечное становится для нас первичной, реальной действительностью, един ственной непосредственной и ощутимо истинной вещью. Для нас становится невозможным обдумывать или понимать конечное отдельно от нашего фундаментального чувства бесконечного, в котором конечное только и может жить, может формироваться, может иметь какую-то реальность или продолжительность. Пока эти конеч ные ум и тело являются для нашего сознания первым фактом нашего существования и основанием нашего мыш ления, чувств и воли, и пока вещи конечные являются нормальной реальностью, от которой мы только иногда, а может быть и часто, поднимаемся к идее и чувству бесконечного, мы все еще весьма далеки от гносиса. На уровне гносиса бесконечное сразу становится нашим нормальным сознанием бытия, его первым фактом, нашей thought-force and will-force http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава XXIII. Условия Достижения Гносиса.

ощутимой субстанцией. Оно совершенно конкретно становится для нас основанием, на котором формируется все конечное, и его необъятные неизмеримые силы становятся источником всей нашей мысли, воли и восторга.

Но это бесконечное не есть только бесконечность проникновения или распространения, в которой все формиру ется и происходит. За этим неизмеримым распространением гностическое сознание всегда ощущает внепро странственную внутреннюю бесконечность. Именно через эту двойную бесконечность мы и подойдем к сути бытия Сатчитананды, высшему я нашего собственного бытия и тотальности нашего космического существова ния. Здесь нам открывается неограниченное существование, которое мы чувствуем, как если бы это была беско нечность над нами, в которую мы пытаемся подняться, и бесконечность вокруг нас, в которой мы стремимся растворить наше отдельное существование. Затем мы расширяемся в нее и поднимаемся в нее;

мы вырываемся из эго в ее огромность и остаемся с этим навсегда. Если такое освобождение достигнуто, его сила может, если мы того пожелаем, все больше и больше овладевать и нашим низшим бытием, пока даже самая низшая и упор ствующая деятельность не преобразуется в истину Виджняны.

Это — основа, это чувство бесконечного, и владение посредством бесконечного, и только когда это достиг нуто, мы можем пойти дальше к некоторому нормальному процессу супраментального формирования идей, вос приятия, чувства, тождества, осознавания. Ибо даже это чувство бесконечного есть только первое основание и гораздо больше еще предстоит сделать, прежде чем сознание станет динамически гностическим. Ибо супрамен тальное знание есть игра верховного света;

есть еще много другого света, другие уровни знания выше, чем чело веческий ум, которые могут открыться в нас и получать и отражать что-то от того блеска даже до того, как мы поднимемся в гносис. Но чтобы властвовать и полностью владеть ими, мы должны сначала войти и стать быти ем верховного света, наше сознание должно превратиться в то сознание, его принцип и сила самоощущения и всеощущения посредством отождествления должны стать самой сутью нашего существования. Ибо наши сред ства и способы познания и действия должны обязательно соответствовать природе нашего сознания, которое должно радикально измениться, если мы хотим овладеть, а не только иногда испытывать эту высшую силу зна ния. Но она не ограничивается высшей мыслью или действием некого божественного рассудка. Она вознесет все наши нынешние средства познания, только невероятно расширенные, активные и эффективные в том, в чем сей час они ограничены, слепы, бесплодны, и превратит их в высокую и интенсивную деятельность восприятия Виджняны. Так, она поглощает действие наших чувств и освещает его даже в его обычной сфере так, что мы узнаем истинный смысл вещей. Но она также позволяет нашему умственному чувству непосредственно воспри нимать внутренний, так же как и внешний, феномен, чувствовать и воспринимать или проникать, например, в мысли, чувства, ощущения, нервные реакции объекта, на который он направлен 1. Она использует тонкие чувст ва наряду с физическими и не позволяет им ошибаться. Она дает нам знание, опыт уровней существования, от личных от материальных, к которым наша обычная ментальность привязана в своем невежестве, и она расширя ет для нас мир. Она подобным же образом преображает ощущения и дает им всю их интенсивность, а также всю полноту удерживающей силы;

ибо в нашей нормальной ментальности полная интенсивность невозможна, пото му что она не обладает силой удерживать и сохранять вибрации сверх определенных пределов, ум и тело не вы держат шока или длительного напряжения. Она также возносит элемент знания в наших чувствах и эмоциях,— ибо наши чувства также имеют силу знания и силу осуществления, которую мы не осознаем и соответствующим образом не развиваем — и одновременно освобождаем их от их ограничений, ошибок и искажений. Ибо во всем сущем гносис есть Истина, Справедливость, высший Закон, dev n m adabh ni vrat ni.

Знание и Сила, или Воля,— ибо вся сознательная сила есть воля— являются двумя неотделимыми сторонами действия сознания. В нашей ментальности они разделены. Сначала идет идея, воля, спотыкаясь, следует за ней, или восстает против нее, или используется как ее несовершенное орудие и дает несовершенный результат;

или же сначала возникает воля, со слепой или близорукой идеей в себе, и создает что-то неясное, что мы начинаем понимать лишь когда все кончится. Нет ни единства, ни полного взаимопонимания между этими двумя силами в нас, или нет полного соответствия замысла с его осуществлением. Нет и гармонии между индивидуальной волей и всеобщей;

первая пытается выйти за пределы второй, или не достает до нее, или уходит в сторону, или вступа ет с ней в противоречие. Она не знает сроков Истины, не знает ее степеней и размеров. Виджняна поднимает волю, и сначала устанавливает гармонию между ней и истиной супраментального знания, а потом их единство.

В этом знании идея индивидуума едина с идеей всеобщего, потому что обе ведут к истине верховного Знания и трансцендентной Воли. Гносис возвышает не только нашу интеллектуальную волю, но и наши желания, стрем ления, даже то, что мы называем низшими желаниями, инстинкты, импульсы, проявления чувств и ощущений, и преображает их. Они перестают быть желаниями и страстями, потому что сначала они перестают быть личными и затем перестают быть борьбой за недостигнутое, которую мы называем жаждой и желанием. Это уже не сле Эта сила, говорит Патанджали, нисходит путем sa yama на объект. Это происходит в ментальности, в гносисе нет не обходимости в sa yama. Ибо такое восприятие есть естественное действие Виджняны. (Прим. Шри Ауробиндо) http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава XXIII. Условия Достижения Гносиса.

пые или близорукие устремления инстинктивной или интеллектуальной ментальности, они преобразованы в разнообразные действия воли Истины, и эта воля осуществляет свои заявленные действия с непосредственным знанием правильной тактики, и потому с такой эффективностью, какая неведома нашей ментальной воле. По этому также в деятельности воли vij namaya нет места греху;

ибо всякий грех— это ошибка воли, желание и акт Невежества.

Когда желания уже совсем нет, печаль и внутренние страдания тоже исчезают. Виджняна возносит не только части нашего знания и воли, но и части наших привязанностей и радостей, и превращает их в действие божест венной Ананды. Ибо если знание и сила — две стороны или силы деятельности сознания, то восторг, Ананда — нечто более высокое, чем то, что мы называем удовольствием,— это сама материя сознания и естественный ре зультат взаимодействия знания и воли, силы и самоощущения 1. И удовольствие, и боль, и радость, и печаль — это деформации, вызванные нарушением гармонии между нашим сознанием и силой, которую оно применяет, между нашим знанием и волей, разрыв их единства из-за спуска на более низкий уровень, где они ограничены, разделены в себе, лишены возможности полно и правильно действовать, приходят в противоречие с чуждой си лой, чуждым сознанием, чуждым знанием, чуждой волей. Виджняна все это приводит в порядок силой истины и путем полного восстановления единства и гармонии, к Справедливости и высшему Закону. Она возносит все наши эмоции и превращает их в разные формы любви и восторга, даже нашу ненависть, отвращение, причины страданий. Она выявляет или открывает значение, которого в них не было, и из-за отсутствия которого они и стали таковыми отклонениями;

она всю нашу природу возвращает к вечному Добру. Так же она поступает и с нашими восприятиями и ощущениями и открывает всю ту радость, которую они ищут, но в ее истине, а не в ка ких-либо извращениях, и ложных стремлениях, и ложном восприятии;

она доходит даже до низших инстинктов и находит Божественное и Бесконечное в тех явлениях, за которыми они устремляются. Все это происходит не средствами низшего бытия, а путем возвышения ментального, виталического, материального в неотчуждаемую чистоту, естественную интенсивность, продолжительный экстаз, единство многоликости божественной Ананды.

Итак, бытие Виджняны — это всегда игра совершенного силы знания, силы воли, силы восторга, возведенная на более высокий уровень, чем ментальный, виталический или телесный. Всепроникающая, универсализирован ная, освобожденная от эгоистического персонализма и индивидуализма, это игра высшего Я, высшего сознания, и потому высшей силы и высшего восторга бытия. Все это действует в Виджняне в чистоте, в справедливости, в истине высшей или божественной Пракрити. Ее силы могут часто казаться тем, что на обычном языке Йоги на зывают Сиддхи, а европейцы называют оккультными силами, от которых в страхе бегут многие последователи и Йогины, как от ловушки, препятствия, уводящего в сторону от верного пути к Божественному. Но они становят ся такими и делаются опасными здесь, потому что их ищут в низшем бытии, ненормально, силами эго и для эгоистического удовлетворения. В Виджняне это не оккультные силы и не Сиддхи, но открытая, естественная и нормальная игра ее природы. Виджняна — это сила Истины и действие Истины божественного Бытия в его бо жественных отождествлениях, и, когда оно действует через индивидуума, возвышенного до гностического уров ня, он реализует себя непогрешимо, без изъяна или эгоистической реакции, не отклоняясь с пути овладения Бо жественным. Там индивидуум уже не эго, а свободный Джива, помещенный в высшую божественную природу и ставший ее частью, par prak tir j vabh t, [помещенный] в природу высшего и всеобщего Я, которого мы и ви дим в игре множественной индивидуальности, но без порока невежества, а с самознанием, в его множественном единении, в истине его божественной Шакти.

В Виджняне мы находим правильные отношение и действие Пуруши и Пракрити, потому что там они объе динены, и Божественное более несокрыто в Майе. Все есть его действие. Джива более не говорит: «я думаю, я действую, я желаю, я чувствую», он даже не говорит, как Садхака, стремящийся к единению, но еще его не до стигший: «я действую, как Ты, пребывающий в моем сердце, указываешь мне». Ибо сердце, центр ментального сознания, более уже не является местом происхождения, а лишь блаженным каналом. Он скорее видит Божест венное, сидящее над ним, господина всего, adhi ita, а также действующим в нем. И сам находясь в этом высшем бытии, par rdhe, paramasy m par vati, он может сказать честно и смело: «Сам Бог через его Пракрити знает, дей ствует, любит, наслаждается через мою индивидуальность и ее формы и исполняет там в самой высокой и боже ственной мере многоликую l l, которую Бесконечное вечно играет во всеобщности, которая и есть Оно на все времена».

self-awareness http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая.

Глава XXIV Гносис и Ананда ВОСХОЖДЕНИЕ в гносис, овладение чем-то от гностического сознания должно возвысить душу человека и его жизнь в этом мире в славу света, и силы, и блаженства, и бесконечности, которые могут показаться по сравнению со слабым действием и ограниченной реализацией нашего сегодняшнего ментального и физического существования самим статусом и динамикой совершенства окончательного и абсолютного. И это действительно совершенство, какого еще не было на пути вверх к духу. Ибо даже высшая духовная реализация на уровне ментальности несет в себе что-то тяжеловесное, одностороннее и исключительное;

даже широчайшая ментальная духовность не достаточно широка, и она также отмечена своей несовершенной силой самовыраже ния в жизни. И все же, по сравнению с тем, что еще выше, и это тоже, этот первый гностический блеск есть только яркий переход в более совершенное совершенство. Это прочное и сияющее основание, с которого мы мо жем радостно подниматься все выше в абсолютную бесконечность, которая есть источник и цель воплощенного духа. В этом дальнейшем восхождении гносис не исчезает, а достигает скорее своего высочайшего Света, из которого он спустился до этого, чтобы быть посредником между умом и высшим Бесконечным.

Упанишада говорит нам, что после того, как мы овладеем знанием я выше ментального, и все я с более низ ких уровней поднимутся до него, останется еще один последний шаг из всего, что нам надо сделать — хотя вы можете спросить, навсегда ли он последний, или только последний практически доступный осознанию, или во обще последний необходимый для нас сейчас? — чтобы поднять наше гностическое существование в Я Блажен ства и там завершить духовное самооткрытие божественной Бесконечности. Ананда, верховное вечное Бла женство, совсем иное и высочайшее по своему характеру, чем высшее человеческое удовольствие или радость, есть главная и изначальная суть духа. В Ананде наш дух найдет свое истинное я, в Ананде суть его сознания, в Ананде — абсолютная сила его существования. Вступление воплощенной души в высшее абсолютное, неогра ниченное, безусловное блаженство духа — это бесконечное освобождение и бесконечное совершенство. Правда, отчасти это совершенство можно испытать отраженно, искусно спустившись даже на более низкие уровни, где Пуруша играет с его измененной и сведенной к определенным качествам Природой. Испытать переживание ду ховной и безграничной Ананды можно и на уровне материи, на уровне жизни, на уровне ума, так же как и на гностическом истинном уровне знания и выше. И Йогину, который входит в эти нижние уровни реализации, они могут показаться такими завершенными и такими притягательными, что он вообразит, будто нет ничего большего, ничего выше их. Ибо каждый из этих божественных принципов несет в себе все возможности всех остальных шести свойств нашего бытия;

каждый уровень Природы может иметь свое собственное совершенство этих свойств при своих собственных условиях. Но совершенство в целом может быть достигнуто только путем восхождения от низших уровней к высшим и непрерывного встречного движения высших уровней в низшие, пока все не станет одним, одновременно и плотным блоком, и пластичным, как море, материалом бесконечной и вечной Истины.

Само физическое сознание в человеке, annamaya puru a, может, не совершая восхождения на высшие уровни и обратно, все же отражать и входить в я Сатчитананды. Оно может это делать путем отражения Души в физиче ской Природе, ее блаженства, силы и бесконечности, скрытых, но все же присутствующих здесь, или путем ут раты своего отдельного чувства субстанции, и существования в Я, которое в нем или вне его. Результатом будет восхитительный сон физического ума, в котором физическое существо забывается в некой сознательной Нирва не, или движется, как нечто инертное в руках Природы, ja avat, как лист на ветру, или это будет состояние чис той счастливой и свободной безответственности за действия, b lavat, божественное детство. Но в этом не будет высшей славы знания и восторга, которые принадлежат тому же статусу на более возвышенном уровне. Это — инертная реализация Сатчитананды, в которой нет ни власти Пуруши над Пракрити, ни какого бы то ни было вознесения Природы в ее высшую силу, бесконечную славу Пара Шакти. Между тем эти два свойства, вознесе ние и господство, есть путь к совершенству, великолепные врата в высшее Вечное.

Виталическая душа и виталическое сознание 3 в человеке, pr amaya puru a, могут так же прямо отражать и входить в я Сатчитананды путем огромного и великолепного и блаженного отражения Души во всеобщей Жиз ни, или путем утраты своего отдельного чувства жизни и существования в беспредельном Я в нем или вне его.

Bliss-Self truth-plane of knowledge the life-soul and life-consciousness http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава XXIV. Гносис и Ананда.

Результатом будет глубокое состояние чистого самозабытья, или действие, неответственно направляемое вита лической природой, возвышенный энтузиазм самоотдачи великой мировой энергии в ее виталистическом танце. Внешнее существо живет в Божественном безумии 2, не думая ни о себе, ни о мире, unmattavat или абсолютно игнорируя либо все условности и приоритеты общепринятого человеческого поведения, либо гармонии и ритмы высшей Истины. Оно действует как ничем не связанное виталическое существо, pi cavat, божественный маньяк или божественный бесноватый. Здесь также нет господства или высшего вознесения природы. Есть только радо стная статичная власть Я в нас, и неорганизованная динамичная власть физической и виталической Природы вне нас.

Ментальная душа и ментальное сознание в человеке, manomaya puru a, могут так же прямо отражать и вхо дить в Сатчитананду путем отражения Души, отображающейся в зеркале природы чистого всеобщего разума сияющей, свободной, счастливой, пластичной, безграничной, или путем растворения в огромном свободном без условном рассредоточенном Я в ней или вне ее. Результатом будет или неподвижное отсутствие всякого ума и действия, или свободное от желаний ничем не связанное действие, за которым наблюдает безучастный внутрен ний Свидетель. Ментальное существо становится душой-отшельником, она одна во всем мире и ей нет дела до человеческих связей, или это будет потаенная душа, которая живет в восхитительной близости к Богу или в сча стливом тождестве и в радостных отношениях чистой любви и экстаза ко всем существам. Ментальное существо может даже реализовать это Я на всех трех уровнях сразу. И тогда оно будет всеми этими [описанным] вещами попеременно, последовательно или одновременно. Или оно может преобразовать низшие формы в проявления высших состояний;

оно может возвысить эту детскую беспечность или инертную безответственность свободно го физического ума, или божественное безумие и пренебрежение всякими правилами, приоритетами, гармонией и тоном, присущие свободному виталическому существу, или прикрыть ими экстаз святого или одинокую сво боду странствующего отшельника. Но и в этом не будет ни господства, ни вознесения Природы душой в мире, но только двойное обладание, [обладание] свободы и восторга ментального духовного бесконечного внутри, [обладание] счастливой, естественной и нерегулируемой игрой умственной Природы вовне. И раз ментальное существо способно достигнуть гносис так, как виталическая душа и физическая душа не способны этого сделать, раз оно может принять гносис путем знания, хотя и ограниченного знания ментальной реакции, оно может до некоторой степени направлять своим светом свои внешние действия или, по крайней мере, омыть и очистить в нем свою волю и свои мысли. Но Ум может придти только к компромиссу между бесконечным в нем и конечной природой вне его;

он не может влить бесконечность знания силы и блаженства внутреннего бытия, сколь бы то ни было полно, в свои внешние действия, которые остаются всегда неадекватными. И все же он доволен и сво боден, потому что он Господин в себе самом, и несет ответственность за действие, будь то удовлетворительное или неудовлетворительное, берет на себя руководство им и определяет его последствия.

Но гностическая душа, vij namaya puru a, первая приобщается не только к свободе, но к власти и верховен ству Вечного. Ибо она получает полноту, она имеет чувство изобильности Божества в своей деятельности;

она принимает участие в свободном, великолепном и царственном движении Бесконечного, является сосудом изна чального знания, незапятнанной силы, ничем не нарушаемого блаженства, преобразует всю жизнь в вечный Свет и вечный Огонь и вечный Нектар. Она владеет бесконечностью Я и бесконечностью Природы. Она не столько теряет, сколько обретает свое естественное я в я Бесконечного. На других уровнях, к которым у ментального существа есть более легкий доступ, человек находит Бога в себе и себя в Боге;

он становится божественным ско рее по сути, а не в своих личных качествах или природных свойствах. В гносисе, даже в ментализированном гносисе, Божественное Вечное овладевает, изменяет, оставляет свой отпечаток на человеческом символе, охва тывает и отчасти проявляет себя в личных качествах и свойствах. Ментальное существо в лучшем случае вос принимает или отражает то, что есть истинное, божественное и вечное;

гностическая душа достигает истинной идентичности, обладает духом и силой Природы на уровне истины. В гносисе дуализм Пуруши и Пракрити, Души и Природы, двух отдельных сил, дополняющих друг друга, великая истина Санкхъя, основанная на прак тической истине нашего нынешнего естественного существования, исчезает в их двуединой сущности, дина мичной тайне скрытого Всевышнего. Истина-бытие есть Хара-Гаури индийского иконологического символа;

это двойная Власть, мужеско-женская, рожденная и поддерживаемая высочайшей Шакти Всевышнего.

Поэтому в истине душа 5 не впадает в самозабытие в Бесконечном;

она достигает вечного самообладания в Бесконечном. Ее действие организовано;

это совершенный контроль в бесконечной свободе. На более низких its vitalistic dance in a God-possessed frenzy truth-Nature Двуединое тело Господа и его Супруги, Ишвары и Шакти, правая половина мужская, левая — женская.

truth-soul http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава XXIV. Гносис и Ананда.

уровнях душа естественно подчинена Природе, и регулирующий принцип находится в низшей природе;

вся ор ганизация там зависит от признания строгого подчинения закону конечного. Если душа на этих уровнях откло няется от этого закона в свободу бесконечного, она теряет свой естественный центр и рассеивается 1 в космиче ской бесконечности, она нарушает живой гармонический принцип, которым регулировалось до этого момента ее внешнее бытие, и не находит другого. Индивидуальная природа или то, что от нее осталось, просто продолжает некоторое время механически совершать те же движения, или танцует в приливах и отливах всеобщей энергии, которая действует скорее на индивидуальную систему, чем в ней, или она блуждает в диких движениях безот ветственного экстаза, или остается инертной и лишенной дыхания Духа, которое было раньше в ней. Если, с другой стороны, душа движима своим импульсом свободы к открытию другого и божественного центра контро ля, через который Бесконечное может сознательно направлять свою собственную деятельность в индивидууме, то она приближается к гносису, где центр этот заранее существует, центр вечной гармонии и порядка. И когда он поднимается над умом и жизнью, Пуруша становится властелином своей собственной природы, потому что подчиняется только верховной Природе. Ибо там сила или воля являются абсолютными двойниками, абсолют ной динамикой божественного знания. И это знание есть не только глаз Свидетеля, это имманентный и неотра зимый взгляд Ишвары. Его сияющая направляющая власть, власть, которую нельзя ничем ограничить или от вергнуть, дает свою самовыражающую силу всем действиям и делает истинным, и лучезарным, и подлинным, и неизбежным каждое движение и каждый импульс.

Гносис не отвергает реализаций на более низких уровнях;

ибо это не уничтожение или прекращение, не Нир вана, а возвышенное воплощение нашей явленной Природы. Он ставит первые реализации в свои собственные условия, трансформировав их и сделав элементами божественного порядка. Гностическая душа — это ребенок, но ребенок-царь 2, это царственное и вечное детство, чьи игрушки — это миры, и вся вселенская Природа — это чудесный сад, где никогда не прекращается его игра. Гносис возносит состояние божественной инерции;

но это уже не инерция подчиненной души, которую Природа гонит, как опавший лист, гонимый дыханием Господа.

Это счастливая пассивность, несущая невообразимую интенсивность действия, Ананда Души Природы 3, одно временно движимая блаженством властного Пуруши и осознающая себя высшей Шакти над ним и вокруг него, и господствующей над ним, и несущей его блаженно и вечно на своей груди. Это двуединое бытие Пуруши Пракрити как пылающее Солнце и тело божественного Света, самонаправляемое по своей орбите своим собст венным внутренним сознанием и силой вместе со вселенским, вместе с верховным Трансцендентным. Его безу мие — это мудрое безумие Ананды, непредсказуемый экстаз верховного сознания и силы, вибрирующей в бес конечном чувстве свободы и напряжения в его божественных движениях. Его действие супрарационально, и поэтому для рационального ума, у которого нет к нему ключа, оно кажется колоссальным безумием. И все же то, что кажется безумием, есть мудрость в действии, которая просто озадачивает ум своей свободой и богатством своего содержания, бесконечной сложностью в фундаментальной простоте ее движений, это и есть метод Гос подина миров, который не поддается никакой интеллектуальной интерпретации,— это танец, круговорот мощ ных энергий, но Властелин танца держит в своей власти Его энергии и организует их в ритмический порядок, направляет их по гармоническим кругам, прочерченным его Раса-Лилой. Гностическая душа не более, чем бо жественный одержимый, связана мелкими условностями и приличиями обычной человеческой жизни, или узки ми правилами, с помощью которых последняя приспосабливается к непонятным двойственностям низшей при роды и пытается проложить себе путь среди кажущихся противоречий мира, чтобы избежать бесчисленные пре пятствия и обойти, тщательно и осторожно, его опасности и западни. Гностическая супраментальная жизнь вы глядит для нас ненормальной, потому что она открыта всем дерзостям и отчаянным восторгам души, которая бесстрашно и даже неистово взаимодействует с Природой, но это как раз и есть самое нормальное состояние бесконечного и всего, что подчиняется закону Истины в своем точном безошибочном движении. Оно повинует ся закону самообладаемого Знания, Любви, Восторга в бесчисленном Единстве. Оно кажется ненормальным только потому, что его ритм не может быть измерен неверной пульсацией ума, но оно движется в чудесной и трансцендентной размеренности.

Но в чем же тогда выражается необходимость идти еще выше, и в чем разница между душой в гносисе и ду шой в Блаженстве? Существенной разницы нет, но есть различие, потому что есть переход в другое сознание и некоторая перестановка,— ибо каждому шагу на пути вверх от Материи к высшему Существованию соответст вует изменение в сознании. Душа уже не ищет чего-то вверху, за пределами, она сама находится там и смотрит вниз на все, чем она была раньше. Ананду можно найти на всех уровнях, потому что она существует везде и вез де та же самая. Более того, уровень Ананды повторяется в каждом низшем мире сознания. Но на низших уров becomes centreless Так у Гераклита: «Царство ребёнка» (The kingdom is of the child) (Прим. Шри Ауробиндо) the Nature-Soul http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава XXIV. Гносис и Ананда.

нях она не только достигается неким растворением в ней чистого ума, или виталического ощущения 1, или фи зического ощущения, но она и сама разжижается растворенной в ней формой ума, жизни и материи, содержа щейся в этом соединении, и становится слабым раствором, чудесным для низшего сознания, но не сравнимым с его настоящей насыщенностью. Гносис, напротив, имеет плотный свет существенного сознания 2, в котором мо жет существовать интенсивная полнота Ананды. И когда форма гносиса растворяется в Ананде, она полностью не исчезает, но претерпевает естественную перемену, при которой душа переходит в последнюю стадию абсо лютной свободы;

ибо она попадает в абсолютное бытие духа и вырастает в свои собственные полностью само существующие блаженные бесконечности. В качестве сознательного источника, сопровождения, условия, нор мы, сферы и атмосферы своей деятельности гносис имеет бесконечное и абсолютное, он владеет ими как осно вой, источником, образующей его материей, внутренним и вдохновляющим Присутствием;

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.