WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |

«Шри Ауробиндо СИНТЕЗ ЙОГИ ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ. УСЛОВИЯ СИНТЕЗА............................................................................................................... 4 Глава I. Жизнь и Йога ...»

-- [ Страница 6 ] --

* * * Это тот более глубокий смысл, который мы должны признать в афоризме Гиты, что действие, определяемое и руководимое природой должно быть нашим законом в трудах. Безусловно, подразумевается не поверхностный темперамент или характер, или привычные импульсы, а в буквальном смысле санскритского слова наше «собст венное бытие», наша сущностная природа, божественная материя наших душ. Всё, что возникает из этого корня или вытекает из этих источников, является глубоким, необходимым, правильным;

всё остальное — мнения, им пульсы, привычки, желания — могут быть только поверхностными образованиями или случайными причудами существа или внушениями извне. Последние перемещаются и изменяются, но это остается неизменным. Не ис полнительные формы, принятые Природой в нас, являются нашим я, или наши неизменно постоянные и вырази тельные формы, но духовное бытие в нас — и это включает его становление души — которое пребывает во все времена во вселенной.

Однако мы не в состоянии легко распознать этот истинный внутренний закон нашего бытия;

он спрятан от нас, пока сердце и интеллект остаются неочищенными от эгоизма: до тех пор мы следуем поверхностным и не постоянным идеям, импульсам, желаниям, предложениям и внушениям всех видов от нашего окружения или вырабатываем формации нашей временной ментальной, виталической, физической личности — этого проходя щего эмпирического и структурированного я, которое было создано для нас посредством взаимодействия между нашим существом и давлением низшей космической Природы. Пропорционально тому как мы очищаемся, ис тинное существо внутри проявляет себя более ясно;

наша воля менее затрагивается внушениями извне и менее зациклена на наших поверхностных ментальных конструкциях. Когда будет отвергнут эгоизм и природа очи стится, действие придёт из указания души, из глубины или высоты духа, или будет открыто руководиться Госпо дом, который всё время тайно пребывал в наших сердцах. Высочайшее и окончательное слово Гиты для Йогина заключается в том, что он должен отказаться от всех общепринятых формул веры и действия, всех установлен ных и внешних правил поведения, всех конструкций внешней поверхностной Природы, Дхарм, и найти прибе жище только в Божественном. Свободный от желаний и привязанностей, в единстве со всеми существами, живя в бесконечной Истине и Чистоте и действуя исходя из самых глубин его внутреннего сознания, руководимый его бессмертным, божественным и высочайшим Я, [он достигнет того, что] все его труды будут направляться внутренней Силой посредством того сущностного духа и природы в нас, которая, постигая, воюя, трудясь, любя http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая. Глава XII. Божественный Труд.

и служа, всегда является божественной, направляться к осуществлению Бога в мире, к выражению Вечного во Времени.

Божественная активность, вытекающая спонтанно, свободно, безошибочно из света и силы нашего духовного я в единении с Божественным, является последней стадией интегральной Йоги Трудов. Самой истинной причи ной, почему мы должны искать освобождение, является не то, чтобы освободиться индивидуально от скорби мира, хотя и это освобождение так же будет дано нам, но для того, чтобы мы могли быть едины с Божествен ным, Всевышним, Вечным. Самая истинная причина, почему мы должны стремиться к совершенству, верховно му статусу, чистоте, знанию, силе, любви, уменью, заключается не в том, чтобы мы могли лично наслаждаться божественной Природой или быть подобными богам, хотя и это наслаждение будет нашим, а в том, что это ос вобождение и совершенство являются божественной Волей в нас, высочайшей истиной нашего я в Природе, вечно предполагаемой целью прогрессивного выражения во вселенной. Божественная Природа, свободная, со вершенная и блаженная, должна проявиться в индивидууме для того, чтобы она могла появляться в мире. Даже в Неведении индивидуум в действительности живет во вселенском и для вселенской Цели, ибо в самом преследо вании целей и желаний своего эго, он вынужден Природой содействовать своим эгоистическим действием ее работе и цели в мирах;

но это делается без сознательного намерения, несовершенно, и его вклад присовокупля ется к ее полуразвитому и полусознательному, грубому несовершенному движению. Избавление от эго и еди нение с Божественным является одновременно освобождением и окончательным оформлением его индивиду альности;

освобожденный, очищенный, усовершенствованный таким образом индивидуум — божественная ду ша — живет сознательно и полностью, как было изначально предназначено, внутри и для космического и транс цендентного Божественного и ради его Воли во вселенной.

На Пути Знания мы можем прийти к такой точке, когда мы можем выпрыгнуть из личности и вселенной, ос вободиться от всякого мышления, и воли, и трудов, и любого вида Природы и, будучи поглощены и вовлечены в Вечность, погрузиться в Трансцендентность;

это, хотя и не обязательно для познающего Бога 1, может быть ре шением души, условием, поставленным нашим внутренним я. На Пути Преданности путем интенсивного обо жания и радости мы можем достигнуть союза с верховным Вселюбящим, и вечно оставаться в экстазе его при сутствия, поглощённые только им, находясь сокровенно в одном мире блаженства с ним;

это тогда может стать импульсом нашего существа, его духовным выбором. Но на Пути Трудов открывается другая перспектива;

ибо путешествуя по этому пути, мы можем прийти к освобождению и совершенству, приняв единый закон и силу природы с Вечным;

мы отождествляемся с ним в нашей воле и динамическом я в той же мере, что и в нашем духовном статусе;

естественным итогом этого союза является божественный способ совершения трудов;

боже ственная жизнь в духовной свободе — телом его самовыражения. В Интегральной Йоге эти три линии подхода перестают быть исключительными, встречаются, сливаются или вытекают одна из другой;

освободившись от завесы ума над я, мы живем в Трансцендентном, благодаря обожанию сердца вступаем в единение верховной любви и блаженства, все силы нашего бытия восходят к единой Силе, наша воля и труды отдаются единой Воле и Власти, и мы воспринимаем динамичное совершенство божественной Природы.

God-knower http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая.

Глава XIII Сверхразум и Йога Труда ИНТЕГРАЛЬНАЯ Йога содержит, в качестве жизненного и необходимого элемента своей суммарной и конечной цели, превращение всего бытия в более высокое духовное сознание и более широкое бо жественное существование. Наши части воли и действия, наши части знания, наше мыслящее существо, наше эмоциональное существо, наше жизненное существо, всё наше я и природа должны искать Божественное, всту пить в Бесконечность, соединиться с Вечным. Но человеческая природа в настоящее время ограничена, раз делена, неровна,— для человека легче всего сосредоточиться на самой сильной части его бытия и следовать оп ределенной линии прогресса, соответствующей его природе: только редкие индивидуумы обладают необходи мой силой, чтобы сразу сделать гигантский решительный бросок прямо в море Божественной Бесконечности.

Поэтому некоторые должны избрать в качестве отправного пункта сосредоточение в мысли, или созерцание, или направленность ума в одну точку, чтобы найти вечную реальность Я в себе;

другие в состоянии более легко уе диниться в сердце, чтобы встретить там Божественное, Вечное: а еще некоторые преимущественно динамичны и активны;

для таких лучше всего сосредоточиться в воле и расширить своё бытие через труды. Единые с Я и ис точником всего в результате отдачи своей воли ее бесконечности, руководимые в своих трудах тайным Божест вом внутри или отдавшись Господу космической деятельности как владыке и движителю всех их энергий мыс ли, чувства, действия, становясь в результате такого расширения бытия неэгоистичными и вселенскими, они могут достигнуть трудами некоторой начальной полноты духовного состояния. Но путь, где бы он ни начинался, должен выйти в более широкое владение;

в конце он должен осуществляться через тотальность цельного знания, эмоции, воли динамичного действия, совершенствования бытия и всей природы. В супраментальном сознании, на уровне супраментального существования эта интеграция становится законченной;

там знание, воля, эмоция, совершенствование я и динамичной природы, каждое достигает своего собственного абсолюта, и все вместе сво ей совершенной гармонии и слияния друг с другом, до божественной интегральности, божественного совершен ства. Ибо сверхразум есть Сознание Истины, в котором Божественная Реальность, полностью проявленная, больше не работает с инструментами Неведения;

истина состояния бытия, которое абсолютно, становится дина мичной в истине энергии и активности бытия, которое самосуществующе и совершенно. Каждое движение там — это движение самосознающей истины Божественного Бытия, и каждая часть находится в полной гармо нии с целым. Даже самое ограниченное и конечное действие в Сознании Истины является движением Вечного и Бесконечного и участвует во внутренней абсолютности и совершенстве Вечного и Бесконечного. Восхождение к супраментальной Истине не только поднимает наше духовное и сущностное сознание до этой высоты, но также приводит к тому, что этот Свет и Истина снисходит во всё наше существо и все наши части природы. Тогда всё становится частью Божественной Истины, элементом и средством высшего союза и единства;

поэтому эти вос хождение и нисхождение должны быть конечной целью этой Йоги.

Единение с Божественной Реальностью нашего бытия и всего бытия является единой сущностной целью Йо ги. Необходимо помнить об этом;

мы должны помнить, что наша Йога предпринимается не ради приобретения сверхразума как такового, а ради Божественного;

мы ищем сверхразум не ради его собственной радости и вели чия, а для того, чтобы сделать единение абсолютным и полным, чтобы чувствовать его, владеть им, сделать бо лее динамичным всеми возможными путями нашего бытия, в его высшей интенсивности и наибольшей широте, и в каждой области, на каждом повороте, в каждом закоулке и укромном уголке нашей природы. Ошибочно ду мать, как это делают многие, что цель супраментальной Йоги — Придти к могущественному великолепию сверхчеловечества, божественной силе и величию, самоосуществлению увеличенной индивидуальной персо нальности. Это ложная и гибельная концепция,— гибельная потому, что легко может возбудить гордость, тще славие и амбицию раджасического виталического ума в нас и это, если не будет превзойдено и преодолено, должно привести к духовному падению, ложная потому, что это эгоистическая концепция, а первым условием супраментального изменения является избавление от эго. Она наиболее опасна для активной и динамичной при роды человека воли и труда, который может быть легко увлечён погоней за властью. Власть неизбежно прихо дит при супраментальном изменении, это необходимое условие для совершенного действия: но это Божествен ная Шакти приходит и возносит природу и жизнь, это власть Единого, действующего через духовного индиви дуума;

это не увеличение личной силы, не последнее завершающее свершение отделённого ментального и вита лического эго. Самоосуществление есть результат Йоги, но его целью не является величие индивидуума. Един Эта часть дальнейшего расширения книги, предполагавшегося автором, но оставшегося незаконченным.

http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая. Глава XIII. Сверхразум и Йога Труда.

ственной целью является духовное совершенство, нахождение истинного я и единения с Божественным путем принятия на себя божественного сознания и природы 1. Всё остальное является составляющими деталями и со провождающими обстоятельствами. Эгоцентричные импульсы, амбиция, стремление к власти и величию, моти вы самоутверждения являются чуждыми этому великому сознанию и служили бы непреодолимыми препятст виями для любой возможности даже незначительного продвижения в направлении супраментального изменения.

Необходимо потерять свое маленькое низшее я, чтобы найти более великое я. Господствующим мотивом долж но быть единение с Божественным;

даже обнаружение истины своего собственного бытия и всеобщего бытия, жизнь в этой истине с ее большим сознанием, совершенствование природы есть лишь естественные результаты этого движения. Будучи необходимыми условиями его полного завершения, они являются частью центральной цели только потому, что являются необходимым развитием и главным последствием.

Необходимо также помнить, что супраментальное изменение является трудной, далёкой, конечной ступенью;

оно должно рассматриваться как конец отдалённой перспективы;

его невозможно и не следует превращать в первоначальную цель, постоянно предусматриваемый результат или непосредственный объект. Ибо оно может попасть в разряд возможного только после длительного тяжёлого самопреодоления и самопревосхождения, в конце многих ступеней длительного испытания трудной самоэволюции природы. Нужно сперва приобрести внутреннее Йогическое сознание и заменить им наш обычный взгляд на вещи, естественные движения, жиз ненные мотивы;

необходимо революционизировать всё нынешнее построение нашего бытия. Затем, мы должны пойти ещё глубже, открыть завуалированное психическое существо и в его свете и под его правлением подчи нить психическому наши внутренние и внешние части, превратить природу ума, природу жизни, природу тела и всю нашу метальную, жизненную, психическую деятельность, состояния и движения в сознательный инстру ментарий души. Затем или одновременно мы должны одухотворить бытие во всей его полноте через нисхожде ние божественного Света, Силы, Чистоты, Знания, свободы и широты. Необходимо разрушить ограниченность личного ума, жизни и телесности, растворить эго, войти в космическое сознание, освободить я, обрести одухо творённые и универсализированные ум и сердце, жизненную силу, физическое сознание. Только тогда начинает становиться возможным переход к супраментальному сознанию, и даже тогда предстоит сложный подъём, каж дая стадия которого является отдельным трудным достижением. Йога — это быстрая и сжатая сознательная эво люция существа, однако как бы быстра она ни была, даже если она может совершить в течение одной жизни то, на что в инструментальной Природе могут потребоваться столетия и тысячелетия, или многие сотни жизней, всё равно всякая эволюция должна происходить постепенно;

даже самая большая скорость и концентрация движе ния не может поглотить все стадии или изменить порядок естественных процессов и приблизить конец к началу.

Поспешный и невежественный ум, слишком рьяная сила легко забывают об этой необходимости;

они бросаются вперед, чтобы сделать сверхразум непосредственной целью, и думают стащить его вниз вилами с его высочай шей высоты в Бесконечном. Это не только абсурдное желание, но представляет большую опасность. Ибо вита лическое желание может очень легко привести в действие тёмные или неистовые виталические силы, которые дадут обещание немедленного достижения его невыполнимой цели;

результатом может оказаться погружение в различные виды самообмана, стремление ко лжи и соблазнам сил тьмы, тяга к приобретению сверхнормальных сил, отстранение от Божественной [и приход] к Асурической природе, фатальное самораздувание до противоес тественной, нечеловеческой и небожественной колоссальности увеличенного эго. Если существо невелико, сла бо и неспособно по природе, то катастрофа будет не такого большого масштаба;

но потеря равновесия, менталь ное расстройство и падение в безрассудство, или виталическое расстройство с последующей моральной аберра цией или отклонением в какую-нибудь патологическую ненормальность может стать неблагоприятным послед ствием. В Йоге никакая ненормальность, даже если это возвышенная ненормальность, не может быть принята как способ самовыражения или духовной реализации. Даже когда кто-то получает сверхнормальный или сверх рациональный опыт, не должно быть нарушения равновесия, которое должно оставаться прочным от вершины сознания до его основания;

переживающее [этот] опыт сознание должно сохранять спокойный баланс, непогре шимую ясность и порядок в своём восприятии;

нечто вроде возвышенного здравого смысла, неизменную силу самокритики, правильного различения, координации и верного видения вещей;

всегда должно быть здравое вос приятие фактов и высокий одухотворённый позитивизм. Путем иррационализма или инфрарационализма невоз можно выйти за пределы обычной природы в высшую природу;

этого можно достигнуть пройдя через рассудок к величайшему свету сверхрассудка. Этот сверхрассудок нисходит в рассудок и поднимает его на более высокие уровни, разрушая его ограничения;

рассудок не теряется, а изменяется и становится своим собственным истин ным неограниченны я, координирующей силой сверхприроды.

Наша ментальность также легко впадает в другую ошибку, которой следует избегать;

она заключается в том, что некоторое более высокое промежуточное сознание или даже какое-нибудь сверхнормальное сознание при http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая. Глава XIII. Сверхразум и Йога Труда.

нимается за сверхразум. Чтобы достичь сверхразума, недостаточно подняться выше обычного движения челове ческого ума;

недостаточно получить больший свет, большую силу, большую радость или развить способности к знанию, видению, действенной воле, которые превосходят нормальный уровень человеческого существа. Не всякий свет является светом духа, ещё в меньшей мере является он светом сверхразума;

ум, жизнь, само физиче ское имеют свой собственный свет, пока скрытый, который может быть очень вдохновляющим, возвышающим, формирующим, мощно воздействующим. Прорыв в космическое сознание также может дать огромное увеличе ние сознания и мощи. Проникновение во внутренней ум, во внутреннее виталическое, внутреннее физическое, в любой уровень засознательного сознания может высвободить действие ненормальных или сверхнормальных сил знания, действия или переживания, которые неподготовленный ум легко может ошибочно принять за духовные откровения, вдохновения, интуиции. Проникновение вверх в более высокие уровни высшего ментального бытия может привлечь вниз много света и силы, создающих высокую активность интуитивизированного ума и жиз ненной силы, или же подъём в эти области может принести истинный, но всё же недостаточный свет, легко под дающийся смешению, свет по своему источнику духовный, хотя он не всегда остается духовным в характере своей активности, когда он спускается в низшую природу. Но ничто из этого не является супраментальным све том, супраментальной мощью;

он может быть видим и получен только тогда, когда мы достигнем вершин мен тального бытия, вступим в надразум 1 и будем стоять на границах высшей, более великой полусферы духовного существования. Там неведение, бессознательность, исходное Чёрное Невежество, медленно пробуждающиеся к полузнанию, которые являются основой материальной Природы и которые окружают, проникают и мощно огра ничивают все наши силы ума и жизни, разом исчезают;

ибо несмешанное и неизменное Истинное сознание является там сущностью всего бытия, его чистой духовной тканью. Воображать, что мы достигли такого поло жения, когда мы всё ещё движемся в динамизме Невежества, даже если это освещенное или просветлённое Не вежество, значит оставить себя открытыми для гибельного заблуждения, или для прекращения эволюции суще ства. Ибо если таким образом мы ошибочно принимаем какое-то низшее состояние за сверхразум, это делает нас беззащитными перед всеми опасностями, которые, как мы видели, сопровождают самонадеянную эгоистиче скую торопливость наших требований достижения. Если же мы принимаем одно из более высоких положений за самое высшее, мы можем, даже достигнув многого, всё же не достичь более великой, более совершенной цели нашего бытия;

ибо мы удовольствуемся лишь приближением, и верховное преображение избегнет нас. Даже достижение полного внутреннего освобождения и высокого духовного сознания не есть ещё верховное преоб ражение;

ибо мы можем иметь это достижение, статус, совершенный сам по себе, по существу, и всё же наши динамичные части при их использовании в жизни могут принадлежать просвещённому одухотворённому уму и могут в результате, как всякий ум, быть дефектны, даже в его высшей силе и познании, всё ещё подвержены частичному или локальному помрачению или ограничению вследствие первоначального ограничивающего не вежества.

overmind Truth-consciousness http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ ЙОГА ИНТЕГРАЛЬНОГО ЗНАНИЯ Глава I Объект Знания ВСЯКИЙ духовный поиск направлен к объекту Знания, к которому люди обычно не обращают взгляд своего ума, к кому-то или чему-то Вечному, Бесконечному, Абсолютному, которое не является времен ными вещами или силами, о которых мы знаем, хотя он или оно может находиться в них или за ними, или быть их источником или создателем. Его целью является такое состояние знания, при помощи которого мы можем осязать, войти или познать посредством тождества это Вечное, Бесконечное и Абсолютное, сознание отличное от нашего обычного сознания идей, форм и вещей, знание, которое не является тем, что мы обычно называем знанием, но нечто самосуществующее, постоянное, бесконечное. И хотя оно может или даже по необходимости должно, поскольку человек является ментальным существом, начаться с наших обычных инструментов знания, в то же время оно необходимо должно пойти дальше их, используя сверхчувствительные и супраментальные средства и возможности, ибо находится в поиске того, что само по себе является сверхчувствительным и супра ментальным и находится вне пределов досягаемости разума и чувств, несмотря на то, что через разум и чувства можно впервые увидеть его слабый проблеск или отраженное подобие.

Традиционные системы, несмотря на их другие различия, все исходят из веры или представления, что Вечное и Абсолютное может быть только, или по крайней мере может находится только в чистом трансцендентном со стоянии некосмического существования, или, иначе, несуществования. Все космическое существование, или все, что мы называем существованием, является состоянием невежества. Даже самое высокое индивидуальное со вершенство, даже благословенное космическое состояние ничуть не лучше высшего невежества. Все, что явля ется индивидуальным, все, что является космическим должно быть сурово отвергнуто искателем абсолютной Истины. Высшее неподвижное Я, или, иначе, абсолютный Нигил является единственной Истиной, единствен ным объектом духовного знания. Состояние знания, сознание, отличное от нынешнего временного, которое мы должны достигнуть, есть Нирвана, исчезновение эго, прекращение всякой ментальной, виталической и физиче ской активности, вообще всякой активности, высшая озаренная неподвижность, чистое блаженство безличного спокойствия, самопогруженного и невыразимого. Средствами являются медитация, сосредоточение, исклю чающее все остальное, полное растворение ума в своем объекте. Активность допускается только на первых ста диях поиска с тем, чтобы очистить ищущего и подготовить его морально и органически к тому, чтобы он мог стать пригодным сосудом для знания. Даже эта активность должна быть либо ограничена до исполнения обря дов поклонения и предписанных обязанностей жизни, строго установленных Индусской Шастрой, либо, в соот ветствии с Буддийской дисциплиной, должна направляться по восьмеричной тропе для высшей практики работ милосердия, которые ведут к практическому упразднению я во имя блага других. Наконец, в любой строгой и чистой Джнани-Йоге, всякая работа должна быть прекращена для полного покоя. Деятельность может подгото вить спасение, но не может дать его. Любая длительная приверженность к деятельности несовместима с высшим прогрессом и может оказаться непреодолимым препятствием к достижению духовной цели. Высшее состояние покоя есть совершенная противоположность деятельности и не может быть достигнуто теми, кто продолжает работать. И даже преданность, любовь, поклонение — это дисциплины для незрелой души, в лучшем случае это лучшие методы Невежества. Ибо они предназначаются для чего-то другого, более высокого и великого, чем мы сами;

но не может быть в высшем знании ничего подобного, ибо может быть или только одно Я, или вообще никакого Я, и поэтому либо нет никого, кто бы осуществлял поклонение и выражал любовь и преданность, либо нет того, кто бы принимал все это. Даже мыслительная активность должна исчезнуть в единственном сознании тождества или небытия, и, благодаря своей неподвижности, вызвать неподвижность всей природы. Должно ос таться только абсолютное Тождество или, иначе, вечный Нигил.

Эта чистая Джнани-Йога приходит через интеллект, хотя она заканчивается трансцендентацией интеллекта и его трудов. Думающий в нас отделяет себя от всех остальных частей того, чем мы феноменально являемся, от вергает сердце, отходит от жизни и чувств, отделяется от тела, чтобы достигнуть своей исключительной реали зации, в том, что даже за пределами его самого и его функций. Существует истина, лежащая в основе этого, и опыт, который, по-видимому, оправдывает такой подход. Имеется Сущность, которая по своей природе покой, http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава I. Объект Знания.

высшее Молчание в Бытии, которое за пределами своего собственного развития и мутаций, неподвижное и пото му стоящее выше всех активностей, для которых оно является не более, чем Свидетелем. И в иерархии наших психологических функций Мысль в некотором роде ближе всего к этому Я, ближе всего по крайней мере к его аспекту всесознающего знающего, который наблюдает все действия, но может стоять на заднем плане их всех.

Сердце, воля и другие силы в нас фундаментально активны, естественно направляются в сторону деятельности, находят через нее свое осуществление — хотя они могут также автоматически придти к определенной непод вижности за счет полноты удовлетворения своей активностью, или же иначе, путем обратного процесса истоще ния в результате постоянного разочарования и неудовлетворенности. Мысль также является активной силой, но в большей мере способна придти к покою в результате собственного сознательного выбора и воли. Мысль легче удовлетворяется просветленным интеллектуальным восприятием этого молчаливого Свидетеля Я, который вы ше всей нашей активности и, увидев однажды этот неподвижный Дух, готова, считая свою миссию поиска исти ны завершенной, успокоиться и стать неподвижной. Ибо в своем наиболее характерном движении она сама го това быть незаинтересованным свидетелем, судьей, наблюдателем вещей больше, чем заинтересованным участ ником и страстным работником в трудах, и может очень легко придти к духовному или философскому спокой ствию и беспристрастной отчужденности. И поскольку люди являются ментальными существами, то мышление, если в действительности и не самое лучшее и высшее в них, по крайней мере самое постоянное, естественное и эффективное средство для просвещения их невежества. Вооруженное своими функциями собирания и отраже ния, размышления, фиксированного созерцания, сосредоточения ума на своем объекте,, manana,, оно стоит на вершине нашего существа как необходимая помощь для нашего понимания того, к чему мы стремимся, и не удивительно, что оно претендует на роль руководителя в путешествии и единственного доступного проводника, или, по крайней мере, непосредственной и сокровенной двери храма.

Реально мысль является только разведчиком и первопроходцем;

она может направлять, но не командовать или приводить в исполнение. Лидером путешествия, капитаном марша, первым и самым древним жрецом нашей жертвы является Воля. Воля эта не есть желание сердца или требование или предпочтение ума, которым мы час то даем это имя. Это та внутренняя, доминантная и зачастую скрытая сознательная сила нашего бытия и всего бытия, Тапас, Шакти, Шраддха, которая полновластно определяет нашу ориентацию и для которой интеллект и сердце являются более или менее слепыми и автоматическими слугами и инструментами. Я, неподвижное, нахо дящееся в покое, свободное от вещей и событий, является поддержкой и фоном существования, молчаливым каналом или продуктом чего-то Высочайшего: оно само по себе не является единственно реальным существова нием, не само по себе Всевышним. Вечное, Всевышнее — это Господь и все порождающий Дух. Пребывающий выше всякой активности и не связанный с ней, он является источником, санкцией, материалом, эффективной силой, хозяином всех действий. Все виды активности исходят из этого высшего Я и определяются им;

все явля ются его операциями, процессами его собственной сознательной силы, а не чего-либо отличного от Я, какой либо иной силы, чем этот Дух. В этой активности выражается сознательная Воля Шакти Духа, движимая выра зить его бытие бесконечными путями, Воля или Сила, не невежественная, но в единстве со своим собственным самосознанием и знанием всего, что она должна выразить. И благодаря этой Силе присутствуют в нас тайная духовная воля и вера души, господствующие скрытые силы нашей природы, являющиеся индивидуальным инструментом, более близко сообщающимся с Высшим, более верным пастырем и просветителем, если нам уда лось бы найти и удержать его, потому, что он основательней и более интимно близок к Тождественному и Абсо лютному, чем поверхностная активность наших мыслительных сил. Познание этой воли в себе и в мире и следо вание ей до ее божественных завершений, какими бы они не были, безусловно должно служить высочайшим путем и вернейшей кульминацией как познания, так и труда, для ищущего в жизни и ищущего в Йоге.

Мысль, поскольку она не является высшей или сильнейшей частью Природы, и даже не единственным или глубочайшим показателем Истины, не должна стремиться к своему исключительному удовлетворению или при нимать его за признак достижения высшего Знания. Здесь она является проводником, ведущим до некоторой точки, сердца, жизни и других членов, но не может заменить их;

она должна видеть не только свое конечное удовлетворение, но также конечное удовлетворение, предназначенное для этих других членов. Исключительный путь абстрактной мысли был бы оправдан только в том случае, если бы целью Высшей Воли во вселенной было не более, чем сойти в деятельность невежества, управляемую умом как ослепляющим инструментом и тюрем щиком через фальшивые идеи и ощущения, и подняться в покой знания, в равной степени управляемый умом посредством правильного мышления, в качестве инструмента просветления и спасения. Однако, имеются шан сы, что в мире есть цель менее абсурдная и бесцельная, импульс к Абсолютному менее сухой и абстрактный, мировая истина более обширная и объемлющая, более богатая бесконечность высоты Бесконечного. Безусловно, meditation soul-faith http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава I. Объект Знания.

абстрактная логика всегда приходит, как пришли старые системы, к бесконечному пустому Отрицанию или бес конечному равно пустому Утверждению;

ибо, будучи абстрактной она движется в направлении абсолютной аб стракции, и это есть единственные две абстракции, которые являются абсолютно абсолютными. Но конкретная, все углубляющаяся мудрость, хранящая ожидающие нас все большие и большие богатства бесконечного опыта, а не самоуверенная абстрактная логика узкого и некомпетентного человеческого ума, может стать ключом к бо жественному сверхчеловеческому знанию. Сердце, воля, жизнь и даже тело в не меньшей мере, чем мысль, яв ляются формами божественного Сознательного Бытия и показателями великой значимости. Они также имеют силы, при помощи которых душа может вернуться к своему полному самосознанию, и средства, при помощи которых она может наслаждаться им. Целью Высшей Воли вполне может быть кульминация, в которой все су щество должно получить свое божественное удовлетворение, освещение глубин высотами, когда материальное Несознание обнаруживает себя как Божественное в результате прикосновения высшего Сверхсознания 1.

Традиционный Путь Знания следует через устранение и отвергает последовательно тело, жизнь, чувства, сердце, саму мысль с тем, чтобы слиться с безмолвным Я, или высшим Нигил, или неопределенным Абсолютом.

Путь интегрального знания предполагает, что нам предназначено придти к интегральному самосовершению, и единственное, что необходимо устранить — это наша собственная несознательность, Невежество и результаты Невежества. Устранить фальшь бытия, которая выступает как эго;

тогда наше истинное существо сможет про явиться в нас. Устранить фальшь жизни, которая выступает как обычное жизненное стремление и механический круговорот нашего телесного существования;

тогда проявится наша истинная жизнь, полная могущества Боже ства и радости Бесконечного. Устраните фальшивость чувств с их подчинением видимостям материального и двойственным ощущениям;

в нас есть большее чувство, которое тогда сможет открыться Божественному в ве щах и божественно отвечать этому. Устраните фальшивость сердца с его туманными страстями и желаниями и двойственным эмоциями;

в нас может открыться более глубокое сердце с его божественной любовью ко всем существам и его бесконечной страстью и острой тоской по отклику Бесконечного. Устраните фальшивость мышления с его неполноценными ментальными конструкциями, с его самонадеянными утверждениями и отри цаниями, с его ограниченными и малодоступными сосредоточениями;

за этим кроется большая возможность Знания, которое может открыться для настоящей Истины Бога, души, Природы и вселенной. Интегральное са мосвершение — абсолют, кульминация опыта сердца, его инстинкта любви, радости, преданности и поклонения;

абсолют, кульминация для чувств, для их стремления к божественной красоте и добру, и к наслаждению формой вещей;

абсолют, кульминация для жизни, ее поисков работы, божественного могущества, мастерства и совер шенства;

абсолют, кульминация, за пределами собственных ограничений, мысли, ее жажды истины, света, боже ственной мудрости и знания. Завершением всех этих вещей в нашей природе является не что-то отличное от них самих, из чего они все исторгнуты, а нечто более высокое, в чем они сразу трансцендируются 2 и обнаруживают свою собственную абсолютность и бесконечность, свою никем не измеренную гармонию.

За традиционным путем Знания, оправдывая его мысленный процесс уничтожения и устранения, стоит управляющий всем духовный опыт. Глубокий, интенсивный, убедительный, знакомый всем, кто перешагнул определенный предел сдерживающей умственной активности в бескрайнее внутреннее пространство, это вели кий.опыт освобождения, сознание чего-то внутри нас, что находится за и вне мира и всех его форм, интересов, целей, событий и происшествий, спокойный, незатрагиваемый, неозабоченный, неограниченный, неподвижный, свободный взгляд наверх к чему-то, находящемуся над нами неописуемо и неохватно, во что мы можем всту пить, отказавшись от нашей личности, присутствие вездесущего вечного свидетеля Пуруши, ощущение Беско нечности или Безвременности, которая смотрит вниз на нас из величественного отрицания всего нашего сущест вования, и только оно является единственно Реальным. Этот опыт является высшим очищением нашего духов ного разума, смотрящего уверенно за пределы своего собственного существования. Никто, не прошедший через это освобождение, не может полностью быть свободным от ума и его сетей, но никто не обязан навсегда за стрять в этом переживании. Как бы велико оно ни было, это только захлестывающее переживание Разумом того, что за его пределами и всего, что он в состоянии воспринять. Это высший отрицательный опыт, но за этим — огромный свет бесконечного Сознания, неограниченного Знания, утверждающее абсолютное Присутствие.

Объектом духовного знания является Всевышнее, Божественное, Бесконечное и Абсолютное. Это Всевыш нее имеет отношение к нашему индивидуальному бытию и имеет отношение ко вселенной, и оно трансцендиру ет как душу, так и вселенную. Ни мир, ни индивидуум не являются тем, чем они кажутся, ибо то представление о них, которое дают нам наши чувства, пока они не просвещены более высоким супраментальным и супрачувст венным знанием, является фальшивым, несовершенным, смягченным и ошибочным представлением. И тем не менее то, чем кажется вселенная и индивидуум, все же может дать представление о том, чем они на самом деле Superconscience transcend themselves http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава I. Объект Знания.

являются, представление, которое указывает за свои пределы на стоящую за ними реальность. Истина обычно познается путем корректировки значений, которые дают нам наш ум и чувства, и вначале путем действия выс шего интеллекта, который по возможности просвещает и приводит в порядок заключения невежественного чув ственного ума и ограниченного физического интеллекта;

таков метод всего человеческого знания и науки. Но за пределами этого существует знание, Сознание Истины 1, которое превосходит наш интеллект и приводит нас к истинному свету, преломленным лучом которого является обычное человеческое знание. Там абстрактные тер мины чистого разума и конструкции ума исчезают или превращаются в конкретное видение души и огромную действительность духовного опыта. Это знание может обратиться к абсолютному Вечному и потерять из виду душу и вселенную;

но оно может также видеть это существование из Вечного. Когда это сделано, мы обнаружи ваем, что невежество ума и чувств и вся видимая тщетность человеческой жизни не являлись бесполезной экс курсией сознательного существа, ненужной ошибкой. Здесь они планировались как грубая почва для само выражения Души, которая приходит из Безграничного, как материальная основа для ее самораскрытия и само обладания в условиях вселенной. Верно, что сами по себе они и все, что здесь есть, не имеет значения, и созда вать отдельные значения для них значит жить иллюзиями, Майей;

но они имеют высшее значение в Высшем, абсолютную Силу в Абсолюте, и это есть то, что предназначается им и соотносит с этой Истиной их теперешние относительные значения. Это тот все соединяющий опыт, который является основой самого глубокого инте грального и наиболее сокровенного самопознания и познания мира.

По отношению к индивидууму Всевышнее является нашим собственным истинным и высшим Я, тем, чем мы в конечном счете являемся по существу, тем, что мы представляем в своей проявленной природе. Духовное зна ние, движущееся к истинному Я в нас, должно отвергнуть, как отвергает традиционный путь знания, все обман чивые представления. Оно должно придти к открытию, что тело — не есть наше Я, или основа нашего сущест вования;

это ощущающая форма Бесконечного. Переживание Материи как единственной основы мира, физического мозга, нервов, клеток и молекул как единственной истины всего в нас, громоздкая несовершенная основа материализма, является заблуждением, полуправдой, принимаемой за целое, темным дном или тенью вещей, неправильно понятых в своей светлой субстанции, цифра нуль вместо Целого. Материалистическая идея ошибочно принимает созидание за созидательную Силу, способ выражения за То, что выражено и выражает.

Материя, наш физический мозг, нервы и тело — это поле и основа единственно для действия жизненной силы, которая служит для соединения Я с формой его трудов, и сохраняет их своим непосредственным динамизмом.

Материальные движения являются внешней нотацией, при помощи которой душа представляет свое понимание некоторых истин Бесконечного и делает их эффективными в терминах Субстанции. Эти вещи являются языком, нотацией, иероглифами, системой символов, а не тем глубочайшим истинным смыслом вещей, на которые они лишь намекают.

Также не является нашим Я Жизнь, виталическое, энергия, которая играет в мозгу, нервах и теле;

это лишь часть силы Бесконечного. Ощущение жизненной силы, использующей Материю в качестве своего орудия, фун даментом, источником и истинной суммой всех вещей, этот вибрирующий нестабильный базис витализма, явля ется иллюзией, частичным видением, воспринимаемым как полное, приливом на соседнем пляже, неправильно принимаемым за весь океан. Виталистическая идея принимает за сущность всего нечто мощное, но внешнее.

Жизненная сила — это динамизирование сознания, которое превосходит ее. Это сознание ощущается и действу ет, но не приобретает весомости для нашего интеллекта, пока мы не приходим к более высокому состоянию Ума 3, в настоящее время являющемуся для нас наивысшим. Ум здесь является творением Жизни, но в действи тельности это скрытое ощущение самой Жизни и того, что за ней, и более сознательная формулировка ее тайны;

Ум есть выражение не Жизни, а того, менее просветленным выражением чего является сама Жизнь.

И в то же время Ум, наша ментальность, наша думающая, понимающая часть, не является нашим Я, не явля ется Тем, ни концом и ни началом;

это полусвет, посланный из Бесконечного. Восприятие Ума как создателя форм и вещей и тех форм и вещей, которые существуют только в Уме, этот тонкий слабый базис идеализма, также является иллюзией, частичным видением, принимаемым за целое, бледный, преломленный свет, идеали зированный подобно пылающему телу Солнца и его великолепию. Этот идеалистический взгляд также не пости гает сути бытия, даже не затрагивает ее, а только одну из низших форм Природы. Ум это сомнительная внешняя полутень сознательного существования, которое не ограничено ментальностью, но превосходит ее. Метод тра диционного пути знания, устраняя все это, приходит к концепции и реализации чистого сознательного сущест вования, самоосознанного, самоблагословенного, независящего от ума, жизни и тела, и к конечному позитивно sense-mind half-view В зависимости от контекста англ. слово Mind переводится как Ум или, реже, как Разум. В большинстве случаев слово Разум является переводом англ. слова Reason. (Прим. пер.) http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава I. Объект Знания.

му опыту, который есть Атман, Я, исходная и сущностная природа нашего существования. Здесь наконец нечто центрально верное, но торопясь придти к этому, такой метод предполагает, что нет ничего между думающим умом и Всевышним, buddhe, paratastu sa, и, закрывая глаза в Самадхи, пытается промчаться через все, что фак тически находится между ними, даже не замечая эти великие и светлые царства Духа. Быть может, он достигает своей цели, но только затем, чтобы уснуть в Бесконечном. Или, если остается бодрствующим, то пребывает в высшем переживании Всевышнего, в которое самоаннулирующийся Ум может войти, но не в высшем Всевыш него, par tpara. Ум может сознавать Я только в духовном утончении ментальности, и только отраженную им Сатчитананду. Высшая истина, интегральное самосознание не может быть достигнуто этим самоослепляющим скачком в Абсолют, но путем терпеливого перехода за пределы ума в Истину-Сознание, где бесконечное может быть познано, ощутимо, видимо, испытано во всей полноте своего бесконечного богатства. И здесь мы обнару живаем Я, которым мы должны стать, не только статичный разреженный безучастный пустой Атман 1, но вели кий динамичный индивидуальный, всемирный и трансцендентный Дух. Это Я и Дух не могут быть выражены абстрактными обобщениями разума;

все вдохновенные описания пророков и мистиков не в состоянии исчерпать это содержание и великолепие.

По отношению к вселенной Всевышнее есть Брахман, единственная Реальность, которая является не только духовным, материальным и сознательным содержанием всех идей, сил и форм вселенной, но их источником, поддержкой и владельцем, космическим и супракосмическим Духом. Все понятия, к которым мы можем свести вселенную, Сила и Материя, Имя и Форма, Пуруша и Пракрити, еще не есть полностью то, чем на самом деле является вселенная сама по себе, или ее природа. И как все, чем мы являемся, есть игра и форма, ментальное, психическое, виталическое и физическое выражение высшего Я, независящего от ума, жизни и тела, также и вселенная есть игра, и форма, и космическое выражение души и природы высшего существования, которое не зависит от силы и материи, не зависит от идеи, названия и формы, не зависит от фундаментальной разницы ме жду Пурушей и Пракрити. Наше высшее Я и высшее Существование, которое стало вселенной, есть единый дух, единое Я и единое существование. Индивидуум по природе есть одно из выражений мирового бытия, по духу — эманация Трансцендентности. Ибо если он находит свое я, он находит также, что его собственное истинное я не является этой природной личностью, этой сотворенной индивидуальностью, но вселенским существованием в своих отношениях с другими и с Природой, и в своем высшем ракурсе является частью или живым фасадом высшего трансцендентного Духа.

Это высшее Существование не зависит от индивидуума или вселенной. Поэтому духовное знание может пре взойти или даже устранить эти две силы Духа и придти к концепции чего-то совершенно Трансцендентного, чего-то, что является безымянным и ментально непознаваемым, к полному Абсолюту. Традиционный путь зна ния устраняет индивидуальность и вселенную. Абсолют, к которому он стремится, не имеет очертаний, не под дается определению, безотносителен, ни то, ни се, neti neti. И все же мы можем о нем сказать, что он Един, что он Бесконечен, что это Невыразимое Блаженство, Сознание, Существование. Несмотря на непознаваемость для ума, и все же через наше индивидуальное существование и через названия и формы вселенной мы можем подой ти к реализации высшего Я, которое есть Брахман, и через реализацию Я мы можем придти к определенной реа лизации также этого полного Абсолюта, сущностной формой которого в нашем сознании является наше истин ное Я (svar pa). Это те механизмы, которые человеческий разум вынужден применять, если он хочет сформиро вать для себя какую-то концепцию трансцендентного и необусловленного Абсолюта. Система отрицания необ ходима для него, чтобы избавиться от своих собственных определений и ограниченного опыта;

он вынужден выходить в Бесконечность через неясную Неопределенность. Ибо он обитает в закрытой тюрьме конструкций и представлений, необходимых для его активности, но не являющихся самосуществующей истиной Материи, или Жизни, или Ума, или Духа. Но если мы сумеем однажды пересечь пределы сумеречной границы Ума и войти в величайший план супраментального Знания, необходимость в этих механизмах отпадает. Сверхразум имеет совсем другой, позитивный, непосредственный и живой опыт высшего Бесконечного. Абсолют находится за пределами персональности и бесперсональности, и в то же время он является одновременно и Неличностью, и высшей Личностью во всех личностях. Абсолют находится за пределами различия между единством и множест вом, и в то же время является Единым и бесчисленным Многим во всех мирах. Он находится за пределами всех ограничений качества, и в то же время не ограничен бескачественной пустотой, но также является всеми безгра ничными качествами. Он является индивидуальной душой и всеми душами, и даже больше, чем всеми [душами];

он есть бесформенный Брахман и вселенная. Это космический и супракосмический дух, верховный Господь, высшее Я, верховный Пуруша и верховная Шакти, Вечно Нерожденный, который бесконечно рождается, Беско нечный, который конечен в неисчислимом, многочисленное Единство, комплексное Элементарное, многосто a static tenuous vacant Atman Supermind http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава I. Объект Знания.

ронний Один, Слово Молчания Несказанного, безличная вездесущая Личность, Мистерия, прозрачный в выс шем сознании для своего собственного духа, но для меньшего сознания завуалированный своим собственным чрезмерным светом и навсегда непроницаемый. Для имеющего ограниченные размеры ума это — не примиримые противоречия, но для непрерывного видения и опыта супраментальной Сознания Истины они так просто и неизбежно представляют внутреннюю природу друг друга, что даже думать о них как о противоречи ях — невообразимое насилие. Стены, воздвигнутые измеряющим и разделяющим Интеллектом исчезают, и Ис тина появляется в своей простоте и красоте, и приводит все к своим гармонии, единству и свету. Размеры и раз личия остаются, но как символы для употребления, а не разделяющая тюрьма для самозабывающего Духа.

Сознание трансцендентного Абсолюта с его последствиями в индивидуальном и мировом является послед ним, вечным знанием. Наш разум может использовать его разными способами, может строить на его основе конфликтующие философии, может ограничивать, модифицировать, придавать особое значение или преумень шать значение каких-либо сторон знания, черпать из него истину или ошибки;

но наши интеллектуальные ва риации или несовершенные заявления не имеют значения для того конечного факта, что если мы доводим свою мысль и свой опыт до конца, то в этом знании они прекращаются. Целью Йоги духовного знания не может быть ни что иное, кроме этой вечной Реальности, этого Я, этого Брахмана, этого Трансцендентного, которое находит ся надо всем и во всем, проявленной в то же время скрыто в индивидууме, проявленно, хотя и в скрытой форме, во вселенной.

Кульминация тропы знания не обязательно предусматривает прекращение нашего мирского существования.

Ибо Высшее, с которым мы себя ассимилируем, Абсолютное и Трансцендентное, в которое мы вступаем, всегда обладает полным и конечным сознанием, которого мы ищем, и посредством него поддерживает свою игру в ми ре. Мы также не должны считать, что наше мирское существование кончается, раз в результате познания его цель осуществлена, и потому нам здесь уже больше нечем заняться. Ибо то, что мы сперва обретаем, освобож дение и необозримое молчание, и спокойствие — это только вечная самореализация индивидуума в сущности его сознательного бытия;

все еще будет оставаться на этой основе, не аннулированное молчанием, в единстве с освобождением и свободой, бесконечно продолжающееся самоосуществление Брахмана, его динамичное боже ственное проявление в индивидууме и благодаря его присутствию, примеру и воздействию в других и во все ленной в целом,— работа, которую Великие продолжают совершать. Наше динамичное самоосуществление не может быть достигнуто, пока мы сохраняем эгоистическое сознание, пребываем в темноте, освещенной лишь чадящей свечой ума, в путах зависимости. Наше теперешнее ограниченное сознание может служить только под готовительным полем, оно не в состоянии завершить что-либо, ибо все, что оно проявляет искажается насквозь эгоистичным невежеством и заблуждением. Истинное и божественное самоосуществление Брахмана в про явлении возможно только на основе Брахманического сознания, и потому через восприятие жизни освобож денной душой, Дживанмукта.

Это интегральное знание, ибо мы знаем, что, везде и при любых условиях, все для глаза, который видит, есть Единый, для божественного опыта все составляет единую форму Божественного. Только ум обладает свойством, для временного удобства своих мыслей и стремлений, искать возможность проведения искусственной границы резкого разделения, фикции постоянной несовместимости между различными аспектами вечного единства. Ос вобожденный обладатель знания живет и действует в мире не меньше, чем связанная душа и невежественный ум, а больше, совершая все действия, sarvak t, только с истинным знанием и большей сознательной силой. И поступая так, он не теряет право на высшее единство, не теряет высшего сознания и высшего знания. Ибо Все вышний, как бы он ни был ныне скрыт от нас, присутствует здесь в мире не в меньшей степени, чем он может быть в самом полном и невыразимом самоисчезновении, самой нетерпимой Нирване 2.

Brahman-consciousness the most intolerant Nirvana http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая.

Глава II Состояние Знания Я, БОЖЕСТВЕННОЕ, Высшая Реальность, Все, Трансцендентное,— Единое во всех этих ас пектах является объектом Йогического знания. Обычные объекты, внешний вид жизни и материи, психология наших мыслей и действий, восприятие сил видимого мира могут составлять часть этого знания, но только по стольку, поскольку это составляет часть проявления Единого. Сразу становится ясным, что знание, к которому стремится Йога, должно отличаться от того, что люди обычно понимают под этим словом. Ибо мы обычно под разумеваем под знанием интеллектуальное умение разобраться в фактах жизни, ума и материи, и в законах, ко торые ими управляют. Это знание, основанное на нашем чувственном восприятии и на рассуждении, исходящем из чувственного восприятия, и оно осуществляется частично ради чистого удовлетворения интеллекта, частично ради практической целесообразности и дополнительной силы, которую придает знание для обустройства нашей жизни и жизни других, для использования в человеческих целях открытых или тайных сил Природы, для помо щи, или калечения, спасения и облагораживания, или угнетения и уничтожения наших собратьев. Йога, действи тельно, соразмерна всей жизни и может вмещать все эти субъекты и объекты. Есть даже Йога 1, которая может быть использована для самопотворства, также как для самопокорения, для повреждения других, так же как для их спасения. Но «вся жизнь» включает не только, и даже не главным образом ту жизнь, какую теперь ведет че ловечество. Йога рассматривает и считает своей единственно верной целью более высокое истинно сознательное существование, которым наше полусознательное человечество еще не обладает, и к которому может придти только путем превосходящего нынешние его способности духовного восхождения. Это более высокое сознание и более высокое существование и является специфическим и подходящим объектом Йогической дисциплины.

Это более высокое сознание, это более высокое существование не являются просвещенной или просветлен ной ментальностью, поддержанной большей динамической энергией или поддерживающей более чистую мо ральную жизнь и характер. Их превосходство над обычным человеческим сознанием выражается не в степени, но по своему роду и сущности. Происходит изменение не просто поверхности или манеры действий нашего су щества, а самого его основания и динамического принципа. Йогическое знание стремится войти в тайное созна ние за пределами разума, которое присутствует здесь только оккультно, скрытое в основе всего существования.

Ибо только это сознание действительно знает, и только владея им мы можем обладать Богом и правильно позна вать мир, его действительную природу и тайные силы. Весь этот мир, видимый или ощущаемый нами, и также все в нем, что не видимо, является просто феноменальным выражением чего-то за пределами разума и чувств.

То знание, которое, на основе данных, полученных чувствами, могут дать нам чувства и интеллектуальное рас суждение, не является истинным знанием;

это наука представлений. И даже представления нельзя узнать долж ным образом, если мы не узнаем в начале Реальность, образами которой они являются. Эта Реальность является их я, и существует единственное я всего;

когда это понято, тогда можно познать истину всех вещей, а не только их видимость, как теперь.

Очевидно, что как бы много мы не анализировали физическое и ощутимое чувствами, мы не в состоянии та ким путем придти к Знанию Я, или самих себя, или того, что мы называем Богом. Телескоп, микроскоп, скаль пель, реторта, перегонный куб не в состоянии выйти за пределы физического, хотя могут привести ко все более тонким истинам в отношении физического. И если затем мы ограничим себя тем, что нам показывают наши чув ства и их физические помощники, и отказываемся с самого начала признавать какую-либо другую реальность или любой другой способ знания, то мы вынуждены придти к заключению, что нет ничего реального, за исклю чением физического, и что ни в нас, ни во вселенной нет Я, нет Бога внутри и вне, нет даже нас самих, за исклю чением агрегата из мозга, нервов и тела. Но к такому выводу мы вынуждены придти только потому, что мы это предположили основательно с самого начала, и поэтому вынуждены кружиться, возвращаясь к нашему первона чальному предположению.

Если же существует Я, Реальность не очевидная для чувств, то ее необходимо искать и познавать иными пу тями и средствами, чем физическая Наука. Интеллект не является таким средством. Безусловно, существует ряд сверхчувственных истин, к которым может придти интеллект своим собственным путем и которые он в состоя нии обнаружить и констатировать в качестве интеллектуальных концепций. Например, сама идея Силы, на кото Йога развивает силу, она развивает её даже тогда, когда мы не желаем или сознательно не стремимся к этому, а сила — это всегда обоюдоострое оружие, которое можно применить, чтобы повредить или уничтожить, также как помочь или спа сти. Следует также заметить, что не всякое уничтожение является злом. (Прим. Шри Ауробиндо) http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава II. Состояние Знания.

рой так настаивает Наука, является концепцией, истиной, к которой только интеллект может придти, идя за пре делы своих данных;

ибо мы не ощущаем эту мировую силу, а только ее результаты, и саму силу мы предполага ем как необходимую причину этих результатов. Точно так же интеллект, следуя определенной линии строго анализа может придти к интеллектуальной концепции и интеллектуальному убеждению Я, и это убеждение мо жет быть очень реальным, очень светлым, очень сильным как начало других и гораздо больших вещей. Все же, сам по себе интеллектуальный анализ может привести только к классификации ясных концепций, возможно к правильной классификации истинных концепций;

но это не то знание, к которому стремится Йога. Ибо само по себе оно не является эффективным знанием. Человек может прекрасно владеть им и в то же время оставаться тем же, кем он был раньше, за исключением самого факта большего интеллектуального просвещения. Измене ние нашего бытия, к которому стремится Йога, может вовсе не состояться.

Правда, что интеллектуальное обдумывание и правильное различение являются важной частью Йоги знания;

но их целью является скорее устранение трудностей, чем достижение окончательного и положительного резуль тата на этом пути. Наши обычные интеллектуальные понятия являются камнем преткновения на пути знания;

ибо они управляются ошибочными восприятиями чувств и основываются на понятии, что материя и тело явля ются реальностью, что жизнь и сила — это реальность, что страсть и эмоция, мысль и чувства — это реальность;

и с этими вещами мы отождествляем себя и, благодаря тому, что мы себя отождествляем с этими вещами 1, мы не можем вернуться к настоящему я. Поэтому для ищущего знание необходимо убрать этот камень преткнове ния и обрести правильные понятия о себе и о мире;

ибо как можем мы добиваться знания истинного я, если мы не имеем понятия о том, что оно собой представляет, а, наоборот, отягощены идеями полностью отличными от истины? Поэтому правильное мышление является необходимым предварительным условием, и когда устанавли вается привычка правильно думать, свободная от ошибок чувств, желания, старых ассоциаций и интеллектуаль ных предвзятых мнений, понимание очищается и не ставит серьезных препятствий для дальнейшего процесса познания. Все же, только тогда правильное мышление становится эффективным, когда, при очистившемся по нимании, за ним следуют другие операции, видение, опыт, реализация.

Каковы эти операции? Это не просто психологический самоанализ и самонаблюдение. Такой анализ, такое наблюдение, подобно процессу правильного мышления, имеют огромное значение и практически обязательны.

Они даже могут, при верном использовании, привести к правильной мысли значительной силы и эффективно сти. Подобно интеллектуальной способности различать путем процесса размышления, они будут иметь эффект очищения;

они приведут к самопознанию некоторого рода и к исправлению расстройств души и сердца, и даже расстройства понимания. Самопознание всех видов находится на прямом пути к познанию истинного Я. В Упа нишадах говорится, что Самосуществующее так установило двери души, что они открываются наружу, и боль шая часть людей смотрит наружу на видимость вещей;

только редкая душа, которая созрела для уми ротворенной мысли и стойкой мудрости, направляет свой взгляд внутрь, видит Я и достигает бессмертия. К это му повороту взгляда внутрь психологическое самонаблюдение и анализ являются великим и эффективным вве дением. Нам легче заглянуть внутрь себя, чем внутрь вещей, находящихся вне нас, ибо там, в вещах, находя щихся вне нас, мы прежде всего оказываемся сбитыми с толку формой, и, во-вторых, у нас отсутствует естест венный предварительный опыт, касающихся того в них, что не является их физической субстанцией. Очищен ный или успокоенный ум может начать отражать — как и сильное сосредоточение может позволить обнару жить — Бога в мире, но это бывает редко, и достичь этого весьма трудно 2. И только в себе мы можем наблюдать и познавать процесс Я в его становлении, и следовать за процессом, благодаря которому оно возвращается к са мобытию. Поэтому древний совет — познай себя — всегда останется первым словом, которое направляет нас в сторону настоящего знания. Все же, психологическое самопознание является только переживанием видов Я, это не есть осознание Я в его чистом бытии.

Состояние знания, таким образом, которое предусматривает Йога, не является просто интеллектуальной кон цепцией или ясной способностью различения истины, также не является оно просвещенным психологическим опытом состояний нашего бытия. Это «реализация» в полном смысле слова;

это значит сделать реальным для себя и внутри себя Я, трансцендентное и вселенское Божество, и это последующая невозможность рассмотрения состояний бытия иначе, как в свете этого Я и в их истинном аспекте, как поток его становления при психологи ческих и физических условиях нашего существования в мире. Эта реализация состоит из трех последовательных движений, внутреннее видение, полное внутреннее переживание и тождество.

так у Шри Ауробиндо В одном отношении, однако, это легче, ибо во внешних вещах мы не так стеснены ощущением ограниченного эго, как в нас самих;

поэтому отпадает одно из препятствий на пути познания Бога. (Прим. Шри Ауробиндо) у Шри Ауробиндо: the knowledge http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава II. Состояние Знания.

Это внутреннее видение,, сила, которая так высоко ценится в древних сказаниях, сила, которая делала человека Риши или Кави, не просто мыслителем,— это своего рода свет в душе, при помощи которого невиди мые вещи становятся настолько же очевидными и реальными для нее — для души, а не только для интеллекта — как и вещи, видимые физическим зрением. В физическом мире всегда существуют две формы знания, непосред ственная и посредственная, pratyak a, того, что существует для глаза, и parok, того, что далеко и за пределами нашей способности видеть. Когда объект находится за пределами нашей способности видеть, мы по необходи мости вынуждены, чтобы получить о нем представление, прибегнуть к умозаключению, воображению, анало гии, прислушиваться к описаниям тех, кто его видел, или путем изучения изображений или других представле ний о нем, если таковые имеются. Обобщив все это, мы можем действительно придти к более или менее адек ватной идее или подходящему образу объекта, но мы не осознаем саму вещь;

она еще не является познанной реальностью, а только концептуальным представлением реальности. Но увидев однажды своими глазами — ибо никакое другое чувство не адекватно — мы овладеваем, мы осознаем;

оно надежно принадлежит нашему удов летворенному существу, является частью нас самих в нашем знании. Точно такое же правило хорошо работает в отношении психических вещей и Я. Мы можем слушать ясные и светлые учения относительно Я от философов или учителей, или из древних писаний. Мы можем пытаться сформировать ментальное представление или кон цепцию о нем при помощи мысли, предположения, воображения, аналогии или любыми другими доступными средствами;

мы можем прочно держать в уме это представление и закрепить его при помощи полного и исклю чительного сосредоточения 1;

но мы еще пока не осознали его, мы не видели Бога. Только когда после длитель ного и настойчивого сосредоточения, или другими средствами, завеса ума разорвана или отдернута, только ко гда поток света обрушится на пробужденную ментальность, jyotirmaya brahman, и концепция уступает место знанию-видению, в котором Я присутствует также реально и конкретно, как физический объект для физического зрения, который мы таким образом познали;

ибо мы видели. После такого прозрения, какие бы ни были помра чения света, какие бы ни были темные периоды у души, она никогда не потеряет окончательно того, чем однаж ды овладела. Переживание неизбежно повторяется и будет повторяться все более часто, пока не станет постоян ным;

когда и как скоро — зависит он преданности и настойчивости, с какой мы движемся по пути и осаждаем своей волей или своей любовью скрытое Божество.

Это внутреннее зрение является одной из форм психологического переживания;

но внутренний опыт не ог раничивается этим лицезрением;

видение только открывает, оно не охватывает. Также как глаз, хотя только он способен дать первое чувство понимания, нуждается в помощи опыта осязания и других чувств до того, как по является всеохватывающее познание, видение я должно быть дополнено ощущением его всеми нашими члена ми. Все наше существо должно требовать Бога, а не только наш просветленный глаз знания. Ибо поскольку каж дый принцип в нас является только проявлением Я, то каждый может вернуться к своей реальности и иметь пе реживание Я. Мы можем иметь ментальное переживание Я и охватить в качестве конкретных реальностей все те казалось бы абстрактные вещи, которые для ума составляют существование — сознание, силу, наслаждение и их многообразные формы и деяния: таким образом разум удовлетворяется Богом. Мы можем получить эмоцио нальный опыт Я через Любовь и через эмоциональное наслаждение, любовь и наслаждение Я в нас, Я в мировом и Я во всех, с кем мы имеем отношения: так сердце удовлетворяется Богом. Мы можем получить эстетический опыт Я в красоте, понятии наслаждения и вкусить абсолютную реальность всепрекрасного во всем, созданном либо нами, либо Природой, в его очаровании для эстетического ума и чувств;

таким образом чувство удовлетво ряется Богом. Мы можем даже иметь виталический, нервный опыт и практически физическое чувство Я во всей жизни и формации, и во всех проявлениях власти, силы, энергии, которые действуют через нас или других, или в мире: так жизнь и тело удовлетворяются Богом.

Все это знание и опыт являются первоначальными средствами для достижения и обладания тождеством. То, что мы видим и переживаем — это наше Я, поэтому видение и опыт не полны, если они не заканчиваются в то ждестве, если мы не в состоянии Переживать всем своим существом высшее Ведантическое знание: Он это Я 2.

Мы не только должны видеть Бога и объять Его, но стать этой Реальностью. Мы должны стать едиными с Я в его трансцендентности всякой формы и проявления путем растворения, возгонки, избавления от себя в качестве эго и всех его принадлежностей в То, из чего они исходят, а также стать Я во всех его проявленных существова ниях и становлениях, единым с ним в бесконечном существовании, сознании, покое, наслаждении, которыми оно проявляет себя в нас, и единым с ним в действии, формации, игре самовосприятия, в которые оно облачает себя в мире.

Такова идея тройной операции Джнани-Йоги, ravana, manana, nididhy sana, слышать, думать или медитировать, и фик сироваться в сосредоточении. (Прим. Шри Ауробиндо) He am I http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава II. Состояние Знания.

Современному уму трудно понять, как мы можем достичь большего, чем интеллектуально представить себе Я или Бога;

но он может позаимствовать некую тень этого видения, опыта и становления из того внутреннего пробуждения к Природе, которое великий английский поэт сделал реальностью для европейского воображения.

Читая поэмы, в которых Уордсворт выражал свое восприятие Природы, мы можем получить некоторое отдален ное представление о том, что такое реализация. Ибо, во-первых, мы видим, что он имел видение чего-то в мире, которое является самим Я всех вещей, которые оно содержит, сознательной силы и присутствия отличного от его форм, и в то же время причины этих форм, проявленной в них. Мы замечаем, что у него не только было ви дение этого и радость, спокойствие и универсальность, которые приносит это присутствие, но само ощущение этого, ментальное, эстетическое, жизненное, физическое;

не только это ощущение и видение его в своем суще стве, но и в ближайшем цветке и обыкновеннейшем человеке, и в недвижимом камне;

и, наконец, что он даже иногда приобщался к этому единству, которое становилось объектом его посвящения, и одна из фаз этого при общения сильно и проникновенно выражена в поэме «A slumber did my spirit seal» 1, где он описывает, как он соединился всем своим существом с землей «свершающей свой ежедневный путь с деревьями, горами и камня ми». Вознося это восприятие до более глубокого Я, чем физическая Природа, мы получаем элементы Йогиче ского знания. Но весь этот опыт является только преддверием к сверхчувственному, супраментальному воспри ятию Трансцендентного, которое пребывает за пределами всех Его аспектов, и конечная вершина знания может быть достигнута только путем вхождения в сверхсознательное, и слиянием там всех остальных переживаний в божественное единство с Невыразимым. Это является кульминацией всего божественного знания;

это также ис точник всего божественного восторга и божественной жизни.

Состояние знания таким образом является целью этого пути и в действительности всех путей, когда они пройдены до конца, для чего интеллектуальное различение и осознание, и всякое сосредоточение и психологи ческое самопознание, все поиски сердца через любовь и путем чувств через красоту, и при помощи воли через силу и труд, и посредством души через покой и радость являются только ключами, приближениями, первыми подходами и начальными точками подъёма, которыми мы должны пользоваться и следовать им, пока не будут достигнуты широкие и бесконечные уровни, и божественные двери распахнутся в бесконечный Свет.

Дремотой мой дух запечатан. (Прим. пер.) http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая.

Глава III Очищенное Понимание ОПИСАНИЕ состояния знания, к которому мы стремимся, определяет средства приобретения знания, которыми мы будем пользоваться. Статус знания может быть оценен, как супраментальное восприятие, подготовленное ментальными представлениями через различные ментальные принципы в нас, и, будучи однаж ды достигнуто, опять отражающееся более совершенно во всех членах существа. Это есть новое видение уви денное и, таким образом, переделывание всего нашего существования в свете Божественного, Единого и Вечно го, свободное от подчинения видимости вещей и внешним проявлениям нашего поверхностного бытия.

Такой переход от человеческого к божественному, от разделенного и противоречивого к Единому, от фено мена к вечной истине, такое перерождение или новое рождение души неизбежно охватывает две стадии, одну подготовительную, во время которой душа и ее инструменты должны стать способными, и другую, которая пре дусматривает фактическое просветление и реализацию подготовленной души через ее подходящие для этого инструменты. На самом деле не существует жесткой линии разделения во Времени между этими двумя стадия ми;

они скорее всего необходимы друг другу и продолжаются одновременно. Ибо пропорционально тому, как душа становится способной, она все больше озаряется и поднимается до все более высоких, все более полных восприятий, и пропорционально тому, как увеличиваются эти озарения и эти восприятия, и ее инструменты ста новятся более способными и более подходящими для своей задачи;

существуют периоды неозаренной подготов ки души и периоды озаренного роста души, и кульминационные более или менее длительные моменты просвет ленного обладания души, моменты, проходящие как вспышка молнии, однако меняющие все духовное будущее, а также моменты, длящиеся много человеческих часов, дней, недель в постоянном свете или блеске Солнца Ис тины. И через все это душа, однажды повернувшаяся в сторону Бога, растет к постоянству и совершенству ее нового рождения и истинного существования.

Первая необходимость при подготовке заключается в очищении всех членов нашего существа;

особенно, для пути знания, очищение понимания, того ключа, который откроет дверь истины;

но очищенное понимание едва ли возможно без очищения других членов. Неочищенное сердце, неочищенное чувство, неочищенная виталь ность приводят к неправильному пониманию, нарушают его данные, искажаются выводы, затемняется видение, неправильно применяют его знание;

неочищенная физическая система задерживает или прекращает его дейст вие. Должна быть интегральная чистота. Здесь также имеется взаимозависимость;

ибо очищение каждого члена нашего существа выигрывает от прояснения любого другого, прогрессирующее успокоение эмоционального сердца, например, помогает очищению понимания, тогда как, в равной степени, очищенное понимание сообщает спокойствие и свет запутанной и затемненной деятельности не чистых еще эмоций. Можно даже сказать, что хотя каждый член нашего бытия имеет свои принципы очищения, все же очищенное понимание в человеке явля ется наиболее действенным очистителем его запутанного и неупорядоченного бытия и наиболее властно требует от других его членов правильного выполнения его функций. Знание, говорит Гита, является верховной чистотой;

свет является источником всей ясности и гармонии, тогда как темнота невежества является причиной всех на ших преткновений. Любовь, например, является очистителем сердца, и если свести все наши эмоции к божест венной любви, сердце станет совершенным;

в то же время сама любовь нуждается в очищении при помощи бо жественного знания. Любовь сердца к Богу может быть слепой, узкой и невежественной, и может привести к фанатизму и обскурантизму;

даже будучи чистой в других отношениях, она может ограничить наше совершен ство путем отказа видеть Его иначе, кроме как в ограниченной личности, уклоняясь от истинного и бесконечно го видения. Любовь сердца к людям может в равной степени привести к искажениям и преувеличениям в чувст вах, действиях и знании, что должно быть исправлено и предотвращено путем очищения способности понима ния.

Однако, мы должны рассмотреть глубоко и четко, что мы подразумеваем под пониманием и его очищением.

Мы применяем это слово как ближайший эквивалент, который можно найти в английском языке санскритскому философскому термину buddhi, поэтому мы исключаем из него действие чувственного ума, которое состоит лишь в регистрации ощущений всех видов без отличия правильных от неправильных, истинных от только иллю зорных феноменов, глубоких от поверхностных. Мы исключаем ту массу запутанных концепций, которая явля ется просто передачей этих ощущений, и которая в равной мере лишена высших принципов суждения и различе ния. Мы также не можем сюда включать тот постоянно скачущий поток привычной мысли, который выполняет the sense mind http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава III. Очищенное Понимание.

роль понимания в уме среднего недумающего человека, но являющийся лишь постоянным повторением при вычных ассоциаций, желаний, предубеждений, предрассудков, полученных или унаследованных предпочтений, даже если он постоянно обогащается свежим притоком концепций, притекающих из окружающей среды и при нимаемых без испытания верховным различающим разумом. Несомненно, это некий вид понимания, который был очень полезен в развитии человека из животного;

однако это только на одну ступень выше животного разу ма;

это полуживотный разум, подчиненный привычке, желаниям и чувствам, бесполезный для поиска научного, философского или духовного знания. Мы должны выйти за его пределы;

его очищение может быть выполнено только либо отказавшись от него или заставив его замолчать, либо превратив его в истинное понимание.

Под пониманием мы подразумеваем то, что одновременно воспринимает, рассуждает и различает, истинный разум человеческого существа, не подчиненный чувствам, желаниям или слепой силе привычки, но работающий с осознанием своего права на совершенство и знание. Безусловно, разум человека, каким он является в настоя щее время, даже в лучшем случае не действует в этой свободной и властительной манере;

но когда он не имеет успеха, это объясняется тем, что он еще смешан с более низким полуживотным действием, потому что он не чист и постоянно тормозится и его тянет вниз от его характерной деятельности. Очистившись, он не должен быть замешан в этих низших движениях, но должен отойти от объекта и наблюдать незаинтересованно, поста вить его на соответствующее место в целом при помощи сравнения, противопоставления, аналогии, рассужде ния исходя из правильно наблюдаемых данных, путем дедукции, индукции, заключения, сохраняя в памяти все полученные результаты, дополняя это обузданным и правильно направленным воображением, рассматривать все в свете тренированного и дисциплинированного суждения. Таково чистое интеллектуальное понимание, для ко торого законом и характерным действием является незаинтересованное наблюдение, суждение и аргументация.

Но термин buddhi также применяется в другом, более глубоком смысле. Интеллектуальное понимание это только низший buddhi, существует другой и более высокий buddhi, который является не интеллектом, а видени ем, не пониманием, а скорее всего стоящим выше 1 по знанию, и не ищет знание и получает его в зависимости от данных, которые он наблюдает, но уже владеет истиной и выдает ее в терминах откровенной и интуитивной мысли. Наибольшее приближение человеческого разума к этому сознающему истину знанию 2 обычно выража ется тем несовершенным действием озаренного открытия, которое происходит при большом напряжении мысли, и интеллект, наэлектризованный постоянными разрядами из-за завесы, подчиняясь более высокому энтузиазму, принимает в себя значительное влияние, исходящее из интуитивной и вдохновенной области знания. Ибо у че ловека есть интуитивный ум, который служит приемником и каналом для этих приливов, исходящих от супра ментальной области. Но действие интуиции и вдохновения в нас несовершенно по роду, а также скачкообразно в действии;

обычно оно проявляется в ответ на запрос трудящегося и борющегося сердца или интеллекта и, даже раньше, чем его дары проникают в сознание, они уже подвержены действию мысли или стремления, направлен ным навстречу им, и более не являются чистыми, но измененными согласно требованию сердца или интеллекта;

и после того, как они проникают в сознательный ум, они немедленно подхватываются интеллектуальным пони манием и рассеиваются или разламываются, чтобы соответствовать нашему несовершенному интеллектуально му знанию, или подхватываются сердцем и переделываются, чтобы соответствовать нашим слепым или полу слепым эмоциональным стремлениям и предпочтениям, или даже попадают во власть наших низших стремле ний и искажаются для неистового удовлетворения низменных желаний и страстей.

Если бы этот высший Буддхи мог действовать свободно от вмешательства этих низших членов, то он давал бы чистые формы истины;

наблюдение было бы в основном или же полностью заменено видением, которое мог ло бы видеть без раболепной зависимости от показаний чувственного ума и чувств;

воображение уступило бы место самоподтвержденному вдохновению истины;

аргументация — спонтанному умению распознавать отно шения, и заключения, построенные на основе аргументации — интуиции, содержащей в себе эти отношения и не трудящейся что-либо построить на их основе, суждение — мысленному зрению, в свете которого выступила бы проявленная истина, без той маски, которую она теперь носит и через которую приходится проникать нашему интеллектуальному суждению;

и память также вернула бы себе тот значительный смысл, который придавался ей Греками, и не оставалась бы более ничтожным копанием в запасе, приобретенном индивидуумом в его тепереш ней жизни, а стала бы все регистрирующим знанием, которое в тайне содержит и постоянно выдает из себя все, что для нас теперь казалось бы болезненным приобрести, но что мы на самом деле в этом смысле помним 3, зна ние, которое включает будущее 4 в не меньшей мере, чем прошлое. Безусловно, мы намереваемся поддерживать Божественное Существо описывается как adhyak a, тот, который сидя над всеми в высшем эфире, наблюдает за вещами, видит и контролирует их сверху. (Прим. Шри Ауробиндо) truth-conscious knowledge everything that we now seem painfully to acquire but really in this sense remember В этом смысле сила предсказания была удачно названа памятью будущего. (Прим. Шри Ауробиндо) http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава III. Очищенное Понимание.

рост нашей восприимчивости, до достижения области сознающего истину знания, однако возможность полно стью и открыто пребывать в Ней пока еще остается привилегией богов и за пределами нашего теперешнего че ловеческого качества.

Таким образом, теперь мы видим, что мы в точности подразумеваем под пониманием и под высшей способ ностью, которую мы для удобства можем назвать идеальной способностью, и которая находится во многом по отношению к развитому интеллекту в таком же положении, как интеллект по отношению к полуживотному ра зуму неразвитого человека. Становится также ясным, какова природа очищения, которое необходимо до того, как понимание сможет правильно выполнить свою роль в приобретении настоящего знания. Всякая Нечистота является беспорядком в работе, отходом от dharma, от справедливого и неотъемлемо правильного действия ве щей, которые в этой правильной активности чисты и способствуют нашему совершенствованию, и этот отход обычно является результатом невежественной путаницы 1 Дхарм, когда функция отвечает требованиям тенден ций, отличных от тех, которые являются для нее ее собственными.

Первой причиной нечистоты в понимании является вмешательство желания в мыслительные функции, а же лание само по себе является нечистотой Воли, вовлеченной в виталическую и эмоциональную части нашего бы тия. Когда виталические и эмоциональные желания затрагивают чистую Волю к знанию, то мыслительная функция становится подчиненной им, преследует цели иные, чем ей следует, и ее представления становятся ту манными и беспорядочными. Понимание должно подняться за пределы состояния, в котором сохраняется воз можность осады желаниями и эмоциями и, чтобы быть полностью неуязвимым, необходимо, чтобы сами вита лические части и эмоции были очищены. Воля к удовольствию является правильной для живого существа, но не выбор или погоня за удовольствием, которое должно определяться и приобретаться посредством более высоких функций;

поэтому виталическое существо должно быть натренированно таким образом, чтобы принимать, какое бы достижение 3 или удовольствие ни приходило к нему, при правильном функционировании жизни, покорном действию божественной Воли, и избавляться от страстных желаний и привязанности. Аналогично сердце долж но быть освобождено от подчинения страстным желаниям жизненного принципа и чувств, и таким образом из бавить себя от фальшивых эмоций страха, гнева, ненависти, похоти и т.д., которые составляют главную нечис тоту сердца. Воля к любви подходит сердцу, но и здесь также выбор и погоня за любовью должны быть преодо лены или успокоены, и сердце научится любить действительно глубоко и интенсивно, но со спокойной глуби ной, и установившейся и ровной, а не беспокойной и неупорядоченной, интенсивностью. Успокоение и овладе ние 4 этими членами является первым условием освобождения понимания от ошибки, невежества и искажения.

Это понимание от ошибки, невежества и искажения. Это очищение означает полную ровность нервного сущест ва и сердца;

ровность поэтому, будучи первым словом на пути трудов, также является первым словом на пути знания.

Второй причиной нечистоты понимания является иллюзия чувств и вмешательство чувственного ума в мыс лительные функции. Никакое знание не может быть истинным знанием, если оно подчиняет себя чувствам или пользуется ими иначе, чем как первыми указателями, данные которых должны постоянно корректироваться и превосходиться. Началом Науки является исследование истин мировой силы, которые лежат в основе ее види мых деяний, какими их представляют наши чувства;

начало философии — это исследование принципов вещей, которые чувства неправильно представляют нам;

начало духовного знания — это отказ принимать ограничения чувственной жизни или принимать видимое и чувствуемое за что-либо большее, чем феномен Реальности.

В равной степени чувственный ум должен быть успокоен и научен предоставлять функцию мысли уму, кото рый судит и понимает. Когда наше понимание отступает от действия чувственного ума и отвергает его вмеша тельство 5, последний отделяется от понимания, и тогда можно наблюдать его отдельное действие. В этом слу чае он проявляет себя как постоянно кружащееся в водовороте вихревое подводное течение привычных концеп ций, ассоциаций, воззрений, желаний без какой-либо настоящей последовательности, порядка или принципа света. Это постоянное повторение по кругу, неразумное и бесплодное. Обычно человеческое понимание прини мает это подводное течение и пытается привести его к частичному порядку и последовательности;

но, делая это, само оказывается подчиненным ему и участвует в этом беспорядке, беспокойстве, неразумном подчинении при вычке и слепому бесцельному повторению, что превращает обычный человеческий разум в обманчивый, огра ниченный, и даже поверхностный и бесполезный инструмент. Ничего нельзя поделать с этим неустойчивым, sa kara Will-to-know gain Возможно, в оригинальном тексте допущена опечатка — вместо pain. Тогда предложение приобретает более логи ческий смысл: какие бы боль или удовольствие не приходили к нему. (Прим. пер.) ama и dama intermiscence http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава III. Очищенное Понимание.

беспокойным, неистовым и раздражающим фактором, но только избавиться от него либо путем его отделения, а затем успокоения до полной тишины, или же сосредоточить мысль, что позволит ей самой отказаться от этого чуждого и смущающего элемента.

Третья причина нечистоты берет свое начало в самом понимании и состоит в неправильном действии воли к знанию. Эта воля естественно присуща пониманию, но здесь опять выбор и беспокойная погоня за знанием бло кируют и искажают. Они приводят к пристрастности и приверженности, в результате чего интеллект придержи вается определенных идей и мнений с более или менее упрямой волей к игнорированию истины в других идеях и мнениях, придерживается некоторых фрагментов истины и избегает принимать другие части, которые необхо димы для ее полноты, придерживается некоторых пристрастных знаний и отвергает все знания, которые не со гласуются с личным темпераментом мышления, приобретенным мыслителем в прошлом. Средство для исправ ления заключается в полной ровности ума, в культивации полной интеллектуальной честности и в совершенст вовании ментальной незаинтересованности. Очищенное понимание не позволит себе какого-либо страстного влечения, также как не позволит себе какого-либо пристрастия или неудовольствия по отношению к какой-либо определенной идее или истине и откажется от приверженности даже тем идеям, в которых совершенно уверено, и от того, чтобы подчеркивать их, создавая опасность нарушения баланса истины и обесценения значения дру гих элементов полного и совершенного знания.

Очищенное таким образом понимание стало бы совершенно гибким, полным и безошибочным инструментом интеллектуальной мысли и, будучи свободным от несовершенных источников препятствий и извращений, стало бы способным обрести такое верное и полное представление истин относительно Я и вселенной, на которое только способен интеллект. Но для настоящего знания необходимо нечто большее, поскольку настоящее знание по самой нашей дефиниции является сверхинтеллектуальным. Для того, чтобы понимание не могло мешать нам воспринимать настоящее знание, мы должны достичь этого нечто большего и культивировать силу чрезвычайно трудную для активного интеллектуального мыслителя и неприятную для его наклонностей, силу интеллектуаль ной пассивности. Это служит двойной цели, и поэтому необходимо приобрести два разных вида пассивности.

Прежде всего, мы видели, что интеллектуальная мысль сама по себе неадекватна и не является высшим мыш лением;

высшим является то, что приходит через интуитивный ум из супраментальной области. До тех пор, пока над нами доминируют интеллектуальная привычка и низшие виды деятельности, интуитивный ум может лишь подсознательно посылать нам свои послания, в большей или меньшей степени подвергающиеся извращениям, прежде чем они достигают сознательного ума;

или, если он работает сознательно, то с неадекватной редкостью и большим несовершенством функционирования. Чтобы усилить высшую способность знания в нас, необходимо осуществить такое же разделение между интуитивным и интеллектуальным элементами нашей мысли, как мы уже сделали в отношении понимания и чувственного ума;

а это не легкая задача, ибо наши интуитивные осозна ния не только приходят к нам покрытые коркой интеллектуальной активности, но имеется большое количество порождений ментальной деятельности, которые выдают себя за них и подражают видимости этой высшей спо собности. Средством от этого прежде всего является тренировка интеллекта в том смысле, чтобы он мог распознавать истинную интуицию, отличать ее от фальшивой, и выработать привычку приходя к интеллек туальной перцепции или выводу, не придавать этому окончательного значения, а скорее всего смотреть вверх, обращаться к божественному принципу и ожидать в таком полном молчании, какое он только сможет устано вить, света сверху. Таким путем можно преобразовать большую часть нашего интеллектуального мышления в просветленное истинно-сознательное видение,— идеальным был бы полный переход,— или, по крайней мере, сильно увеличить частоту, чистоту и сознательную силу идеального знания, действующего за интеллектом. По следний должен научиться подчиняться и быть пассивным по отношению к этой идеальной возможности.

Но для познания Я необходимо иметь силу полной интеллектуальной пассивности, силу отказаться от всякой мысли, силу ума совсем не думать, что предписывается в одном из отрывков Гитой. Это звучит тяжело для за падного ума, для которого мысль является наивысшей вещью, и который способен ошибочно принять силу ума не думать, его полное молчание, за неспособность мыслить Но эта сила молчания является способностью, а не неспособностью, силой, а не слабостью. Это мудрое и плодотворное молчание. Только когда ум спокоен как чистая, недвижимая вода в сосуде при совершенной чистоте и покое всего существа, и когда душа выходит за пределы в которых обитает мысль, способно Я, которое превосходит и рождает всякую деятельность и станов ление, Молчание, из которого рождены все слова, Абсолют, частичным отражением которого является все отно сительное, проявить себя в чистой сути нашего бытия. Только в полной тишине слышно Молчание;

только в полном покое открывается его Бытие. Поэтому для нас имя Того — Молчание и Спокойствие.

http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая.

Глава IV Сосредоточенность ВМЕСТЕ с чистотой, и как средство ее осуществления, необходима сосредоточенность. Чисто та и сосредоточенность есть в действительности два аспекта, женский и мужской, пассивный и активный, оди накового статуса бытия;

чистота это то условие, при котором сосредоточенность становится полной, правильно действующей, всемогущей;

при помощи сосредоточенности чистота осуществляет свою работу, а без нее она привела бы только к состоянию мирного покоя и вечного отдыха. Их противоположности также тесно связаны;

ибо мы видели, что нечистота — это беспорядок Дхарм, небрежная, смешанная и взаимно запутанная актив ность различных частей бытия;

и эта путаница исходит от отсутствия правильной сосредоточенности знания воплощенной Души над ее внутренних энергиях. Недостатком нашей природы прежде всего является инертное подчинение импульсам вещей 1 поступающим в ум беспорядочно и бесконтрольно, а затем случайная несовер шенная сосредоточенность, возникающая прерывисто, нерегулярно, с более или менее случайным выбором, на том или ином объекте, в соответствии с тем, какой он в данный момент вызывает интерес, и не в высшей душе или оценивающем и различающем интеллекте, а в беспокойном, скачущем, слабом, переменчивом, легко утом ляемом, легко отвлекаемом низшем уме, который является главным врагом нашего прогресса. При таких усло виях чистота, правильная работа функций, явный, незапятнанный и светлый порядок бытия невозможен;

раз личные труды, предоставленные случайностям окружения и внешнего влияния, неизбежно должны сталкивать ся, мешать, отвлекать, искажать. В равной мере, без чистоты полная, ровная, гибкая сосредоточенность существа с правильным мышлением, правильной волей, правильным чувством или в безопасном состоянии духовного переживания невозможна. Поэтому обе должны идти вместе, каждая помогая другой одержать победу, пока мы не сможем достичь того вечного покоя, из которого может исходить какой-то частичный образ в человеческом существе вечной, всесильной и всеведущей активности.

Но на пути знания, как это практикуется в Индии, сосредоточенность применяется в особом и более ограни ченном смысле. Это означает такое отдаление мысли от всякой отвлекающей активности ума и такую сосредо точенность его на идее Единого, при помощи которой душа воспаряет из феноменального в единственную Ре альность. Именно при помощи мысли мы растворяем себя в феноменальном;

собирая мысль обратно в себя, мы должны вернуться в реальность. Сосредоточенность обладает тремя силами, при помощи которых эта цель мо жет быть осуществлена. Сосредоточиваясь на чем-либо, мы в состоянии узнать эту вещь, заставить ее открыть свои сокровенные тайны;

мы должны использовать эту силу, чтобы познать не вещи, но единственную Вещь-в себе. Опять же путем сосредоточенности можно собрать всю волю для приобретения того, что еще не постигну то, все еще за пределами нас;

эту силу, если она достаточно натренирована, достаточно целеустремленна, доста точно искренна, уверена в себе, верит только себе, абсолютно полна веры 2, мы можем использовать для приоб ретения любого объекта;

но мы должны использовать ее не для приобретения многих объектов, которые нам предлагает мир, но для того, чтобы духовно овладеть тем единственным объектом, достойным поиска, который также является единственным предметом, достойным знания. Путем сосредоточенности всего нашего существа на своем состоянии мы можем стать тем, чем хотим;

мы можем стать, например, если даже раньше представляли собой массу слабостей и страха, вместо этого массой крепости и отваги, или мы можем стать целиком чистотой, святостью и покоем, или единой вселенской душой Любви;

но мы должны, как это сказано, использовать эту силу, чтобы стать даже не этими вещами, как бы высоки они ни были по сравнению с тем, какие мы теперь, но лучше стать тем, что стоит выше всех вещей и свободными от всякой деятельности и атрибутов, чистым и абсо лютным Бытием. Все остальное, всякое другое сосредоточение может представлять ценность только для подго товки, для предварительных шагов, для постепенной тренировки распущенных и саморасточающихся мысли, воли и бытия, для достижения их великой и уникальной цели.

Это использование сосредоточенности предусматривает, как и всякое другое, предварительное очищение;

оно предусматривает также в конце самоотречение, прекращение 3 и, наконец подъем в абсолютное и трансцен дентное состояние Самадхи, откуда, если оно достигает кульминации, если оно выдерживается, нет возврата, за исключением может быть одной души из многих тысяч. Ибо таким образом мы идем к «высшему состоянию sure of itself, faithful to itself alone, absolute in faith так у Шри Ауробиндо (Прим. пер.) http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава IV. Сосредоточенность.

Вечного, откуда души не возвращаются» в цикличную активность Природы 1;

и к этому Самадхи стремится Йо гин, который добивается освобождение от мира, в то время, когда он оставляет свое тело. Мы видим эту после довательность в дисциплине Раджа-Йоги. Ибо Раджайогин должен сперва достигнуть определенной моральной и духовной чистоты;

он должен освободиться от низшей или сводящей к низшим областям активности своего ума, но затем он должен прекратить всякую его активность, и сосредоточиться на одной идее, которая ведет от активности к покою. Раджайогическая сосредоточенность состоит из нескольких стадий, той, на которой овла девают объектом, той, на которой он содержится, той, на которой ум теряется в состоянии, представляемом объ ектом, или к которому ведет сосредоточенность, и только последняя в Раджа-Йоге называется Самадхи, хотя это слово может иметь, согласно Гите, гораздо более широкий смысл. Но в Раджайогическом Самадхи имеются раз личные градации статуса — та, в которой ум, хотя и не реагирующий на внешние объекты, все еще продолжает размышлять, думать, наблюдать в мире мысли, та, в которой ум все еще способен на первичные мысле-формы 2, и та, на которой прекратились все выбросы ума даже внутри себя, душа поднимается за пределы мысли в тиши ну Непередаваемого и Невыразимого. В любой Йоге имеются многочисленные подготовительные объекты кон центрации мысли, формы, устные формулы мысли, значительные имена, и все они являются опорами 3 для ума в этом движении, все должны быть использованы и превзойдены;

самую высшую опору, согласно Упанишадам, являет мистический слог АУМ, три буквы которого представляют Брахман или Высшее Я в его трех степенях состояния, Бодрствующая Душа, Дремлющая Душа и Спящая Душа, и весь мощный звук поднимается к тому, что как за пределами состояния, так и за пределами активности. Ибо для всей Йоги знания конечной целью является Трансцендентное.

Однако, мы постигли в качестве цели интегральной Йоги нечто более сложное и менее исключительное — менее исключительно позитивное в отношении высшего состояния души, менее исключительно негативное в отношении ее божественного излучения. Мы действительно должны стремиться к Высшему, Источнику всего, Трансцендентному, не исключая и того, что оно трансцендирует, скорее как к источнику установившегося опыта и высшего состояния души, который преобразует все другие состояния и переделает наше сознание мира в фор му его тайной Истины. Мы стремимся не удалить из нашего бытия всякое сознание вселенной, а осознать Бога, Истину и Я во вселенной, а также за ее пределами. Поэтому мы будем искать не только Невыразимое, но также Его проявление, как бесконечное бытие, сознание и блаженство, охватывающие вселенную и играющие в ней.

Ибо эта тройная бесконечность является его высшим проявлением, и ее мы будем стремиться познать, ей при надлежать и ею стать;

и поскольку мы стремимся осознать эту Троицу не только в себе, но и в космической игре, мы также станем домогаться знания и участия во вселенских божественных Истине, Знании, Воле, Любви, кото рые являются ее вторичным проявлением, Ее божественным становлением. Мы будем стремиться идентифици ровать себя с ней, к ней мы будем стараться подняться, и, когда период усилий будет пройден, позволим, от вергнув всякий эгоизм, втянуть нас в себя в нашем бытии, и снизойти в нас и обнять нас во всем нашем станов лении. И это не только средство подхода И достижения Ее высшей трансцендентности, но условие божествен ной жизни в проявлениях космоса, даже когда Трансцендентное обладает нами, а мы — Им.

Для того, чтобы мы могли осуществить это, термины сосредоточенность и Самадхи должны приобрести для нас более богатое и глубокое значение. Вся наша сосредоточенность это только образ божественного Тапаса, при помощи которого Я пребывает собранным в себе, при помощи которого оно проявляется внутри себя, при помощи которого оно обладает своим проявлением и поддерживает его, с чьей помощью отходит назад от вся кого проявления в свое высшее единство. Существо, обитающее в своем сознании в самом себе для блаженст ва — это божественный Тапас;

и Знание-Воля 5, пребывающая в силе сознания в себе, и ее проявление является сутью божественной сосредоточенности, Йогой Господина Йоги. В отношении самодифференциации Божест венного, в которой мы пребываем, сосредоточенность это то средство, при помощи которого индивидуальная душа отождествляет себя с любой формой и входит в любую форму, состояние или психологическое самопрояв ление (bh va) Я. Использование этого средства для объединения с Божественным является условием для дости жения божественного знания и принципом всей Йоги знания.

Это сосредоточение происходит при помощи Идеи, используя мысль, форму и имя как ключи, которые от дают сосредоточенному уму Истину, скрытую за всякой мыслью, формой и именем;

ибо именно через Идею ментальное существо поднимается за пределы всего выражения всего к тому, что выражено, к тому, для чего сама Идея является только инструментом. Путем сосредоточенности на Идее ментальное существование, кото yato naiva nivartante tad dh ma paramam mama thought-formations avalambana Мандукья Упанишада.

a Knowledge-Will http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава IV. Сосредоточенность.

рым мы в настоящее время являемся, ломает барьер нашей ментальности и приходит к состоянию сознания, со стоянию бытия, состоянию силы сознательного бытия и блаженства сознательного бытия, которому соответст вует Идея и символом, движением и ритмом которого она является. Сосредоточенность на Идее является, таким образом, только средством, ключом, открывающим для нас сверхсознательные уровни нашего существования;

определенное собранное вокруг себя состояние всего нашего существования, поднятое в эту сверхсознательную истину, единство и бесконечность самосознающего, самоблагословенного существования есть цель и кульмина ция;

и таково значение, которое мы даем термину Самадхи. Не просто состояние, оторванное от всякого созна ния внешнего, оторванное даже от всякого сознания внутреннего, пребывающее в том, что существует за преде лами обоих, либо как семена обоих, или трансцендентно даже по отношению к их стадии семени;

но установив шееся существование в Едином и Бесконечном, объединенное и отождествленное с ним, чтобы этот статус оста вался, пребываем ли мы и состоянии пробуждения, в котором мы сознаем формы вещей, или же мы уходим во внутреннюю активность, которая пребывает в игре принципов вещей, игре их имен и типичных форм, или мы воспаряем к состоянию статической внутренней сущности, где мы приходим к самим принципам и к принципу всех принципов, к семени имени и формы. Ибо душа, которая пришла к полному Самадхи и обосновалась в нем (sam dhistha) в том смысле, который Гита придает этому слову, имеет то, что является фундаментальным для всего опыта, и не может быть выведена из этого состояния, даже при помощи сколь угодно рассеивающего и отвлекающего — для того, кто еще не достиг этой вершины,— опыта. Она может охватить все в поле своего бы тия, не будучи связана чем-либо, или обманута или ограниченна.

Когда мы приходим к этому положению, в сосредоточенности всего нашего существа и сознания, необходи мость сосредоточения на Идее отпадает. Ибо там, в этом супраментальном состоянии, все состояние вещей пе ревернуто. Ум это вещь, которая пребывает в диффузии, в последовательности;

он может сосредоточиться только на чем-то одном в конкретный момент времени, а когда не сосредоточен, перебегает от одной вещи к другой в значительной степени случайным образом. Поэтому он должен сосредоточиться на одной идее, на од ном объекте размышления, на одном объекте созерцания, на одном объекте воли для того, чтобы овладеть или освоить его, и это должно осуществляться при хотя бы временном исключении всех других. Но то, что за преде лами ума, и во что мы пытаемся подняться, выше процесса бегущей мысли, выше разделения Идей. Божествен ное сосредоточено в себе, и когда оно выбрасывает идеи и проявляет активность, то не разделяется и не заклю чает себя в них, но содержит их и их движение в своей бесконечности;

неразделенное, оно все целиком находит ся за каждой Идеей и каждым движением, и в то же время за всеми ими вместе. Поддержанное им, каждое из них спонтанно себя вырабатывает, не посредством отдельного акта воли, а благодаря общей силе сознания, стоящего за ним;

если нам кажется, что в каждом есть концентрация божественной Воли и Знания, то это много кратное и ровное, но не исключительное сосредоточение, и реальностью его скорее является свободное и спон танное творчество в самособранном единстве и бесконечности. Душа, которая поднялась к божественному Са мадхи, участвует, по мере своего достижения, в этом перевернутом состоянии вещей,— истинном состоянии, ибо то, что является обратным нашей ментальности, является истиной. Именно по этой причине, как сказано в древних книгах, человек, достигший обладания Я, спонтанно, без необходимости сосредоточения мысли и уси лия, достигает знания или результата, который стремится охватить его Идея или Воля.

Поэтому целью нашего сосредоточения должен быть приход к такому установившемуся божественному ста тусу. Первым шагом в сосредоточении всегда должно быть приучение дискурсивного мысли к установившемуся неуклонному прохождению единого курса связной мысли к единственному предмету, и он не должен при этом отвлекаться какими-либо приманками и призывами к ее вниманию. Такое сосредоточение довольно обычно в нашей повседневной жизни, но оно становится труднее, когда должно осуществляться внутренне без внешнего объекта или действия, на которое направляется мысль;

но это внутреннее сосредоточение есть то, что должен осуществить искатель знания 3. Это также не должно быть только последовательной мыслью интеллектуального мыслителя, единственной целью которого является уяснить и интеллектуально связать между собой концепции.

Это не процесс рассуждения, за исключением, быть может, начальных стадий, столь желательный для того, что бы пребывать как можно дольше на плодотворной сущности идеи, которая, благодаря воздействию на нее воли души, должна выдать все аспекты своей истины. Таким образом, если объектом концентрации является божест венная Любовь, то ум должен сосредоточиться на существе идеи Бога как Любви, таким образом, чтобы различ ные проявления божественной Любви должны возникать ясно, не только для мысли, но и в сердце, в бытии и видении Садхака. Мысль может возникнуть вначале, а переживание потом, но в равной степени сначала может Бодрствующее, Сновидящее и Спящее состояние души. (Прим. Шри Ауробиндо) reversed На элементарных стадиях внутренней полемики и суждения, vitarka и vic ra, для корректировки ложных идей и дости жения интеллектуальной истины. (Прим. Шри Ауробиндо) http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава IV. Сосредоточенность.

придти переживание, а знание возникнуть из опыта. Затем необходимо все больше и больше пребывать в дос тигнутом состоянии и все больше овладевать им, пока оно не становится постоянным переживанием и наконец Дхармой или законом бытия.

Таков процесс сосредоточенной медитации;

но более трудным является метод фиксации всего ума в сосредо точении только на существе идеи, чтобы достичь не мысли-знания или психологического переживания предме та, но самой сущности вещи, стоящей за идеей. В этом процессе мысль прекращается и переходит в поглоща ющее или экстатическое наблюдение предмета или, проникая в него, во внутреннее Самадхи. Если идти таким путем, то впоследствии состояние, до которого мы поднялись, должно быть спущено вниз, чтобы овладеть низ шим существом, чтобы распространить свой свет, мощь и блаженство на наше обычное сознание. Ибо иначе мы можем владеть этим, как многие делают, в возвышенном состоянии или во внутреннем Самадхи, но мы его по теряем, когда проснемся или снизойдем и войдем в контакт с миром;

а это урезанное обладание не является це лью интегральной Йоги.

Третий процесс заключается в том, чтобы ни сосредоточиваться вначале в напряженной медитации на одном предмете, ни напряженно наблюдать один объект мысленным видением, но вначале полностью успокоить ум.

Это можно осуществить разными путями;

один — это полностью отойти от ментальной активности, не участвуя в ней, а только наблюдая ее, пока, устав от постоянных несанкционированных прыжков и беготни, она не станет все больше успокаиваться, и наконец абсолютно замрет. Другой путь — это отвергнуть мысленные предложе ния, выбрасывать их из ума, когда бы они не возникали, и твердо держаться покоя бытия, который в действи тельности всегда существует за беспокойством и бунтами ума. Когда это тайное спокойствие выявляется, вели кое молчание спускается на все существо, и обычно вместе с ним приходит восприятие и переживание всеохва тывающего молчащего Брахмана, так, что вначале кажется, что все остальное — просто форма и подобие. На основе этого покоя можно построить все остальное, пользуясь знанием и опытом уже не внешнего феномена вещей, но на основе более глубокой истины божественного проявления.

Обычно, когда эта стадия достигнута, становится ясно, что напряженная концентрация больше не нужна.

Свободная концентрация воли 1, использующая мысль только для внушений и передачи света низшим членам, займет его место. И тогда эта Воля буде требовать от физического существа, виталического существования серд ца и ума их преобразования в формы Божественного, которые выявляются в безмолвном Брахмане. Быстрее или медленнее, в зависимости от предварительной подготовки и очищения членов, они вынуждены будут, с большим или меньшим сопротивлением, подчиниться закону воли и ее мысли-внушению, так что в конце кон цов познание Божественного завладеет нашим сознанием на всех его уровнях, и образ Божественного формиру ется даже в нашем человеческом существовании, как это было сделано старыми Ведическими Садхаками. Для интегральной Йоги это самая прямая и могущественная дисциплина.

Этот вопрос будет рассмотрен подробней, когда мы дойдем до Йоги самосовершенствования. (Прим. Шри Ауробиндо) http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая.

Глава V Отречение ЕСЛИ дисциплинирование всех членов нашего существа при помощи очищения и концентра ции можно описать как правую руку тела Йоги, то отречение является его левой рукой. Путем дисциплины или позитивной практики мы утверждаем в себе истину вещей, истину бытия, истину знания, истину любви, истину трудов и этим замещаем фальшь, которой прониклась и извратилась наша натура;

путем отречения мы схваты ваем фальшь, выдираем ее с корнем и выбрасываем со своей дороги, чтобы она больше не мешала своей настой чивостью, сопротивлением и повторением счастливому и гармоничному росту нашей божественной жизни. От речение есть необходимое орудие нашего совершенствования.

Как далеко должно зайти отречение? Какой должна быть его природа? И каким образом должно оно приме няться? Существует установившаяся традиция, давно одобренная великими религиозными учениями и людьми с глубоким духовным опытом, что отречение не только должно быть полным как дисциплина, но решительным и окончательным как цель, и оно должно распространяться вплоть до отречения от самой жизни и нашего земного существования. Было много причин, которые способствовали росту этой чистой, высокой и величественной тра диции. Прежде всего здесь основательная причина радикальной оппозиции между мрачной и несовершенной природой жизни в мире, каковой она сейчас является на данной стадии нашей человеческой эволюции, и приро дой духовной жизни;

и эта оппозиция привела к полному отказу от мирского существования как лжи, безумства души, беспокойного и несчастливого сна или, в лучшем случае, порочного, обманчивого и почти бесполезного блага, или к его характеристике как царства мира, плоти и дьявола, и поэтому для души божественно руководи мой и божественно влекомой является местом сурового испытания и подготовки или, в лучшем случае, игрой Всего-сущего, соревнованием противоположных намерений, от которых Он устает и уходит. Вторая причи на — это жажда душой личного спасения, ухода к более далекой или самой далекой высоте беспримесного бла женства и покоя, не нарушаемого трудом и борьбой;

или нежелание возвратиться от экстаза божественных объ ятий в низшее поле труда и служения. Но существуют другие менее значительные причины, связанные с духов ным опытом,— сильное чувство и практическое доказательство больших трудностей, которые мы сознательно преувеличиваем до невозможности, сочетания жизни в труде и активности с духовным покоем и жизнью ради реализации;

или радость, которую ум начинает испытывать в самом акте отречения,— так же как он в действи тельности начинает испытывать радость от всего, чего достигает или к чему себя приучает,— и чувство покоя и освобождения, которое приобретается в результате безразличия к миру и объектам человеческих желаний. Са мыми низкими причинами являются слабость, которая уклоняется от борьбы, отвращение и разочарование ду ши, сбитой с толку великим космическим трудом, самость, которой нет дела до тех, кто остался позади нас, раз мы лично свободны от чудовищного постоянно вертящегося колеса смерти и рождения, безразличие к воплю, который поднимается от погрязшего в трудах человечества 2.

Для Садхака интегральной Йоги ни одна из этих причин не имеет значения. Он не может иметь дела со сла бостью и самостью, сколь бы они не казались духовными в своем облике или тенденции;

божественная сила и мужество и божественное сострадание и вспомоществование являются его сущностью, они являются той самой природой Божественного, которую он принял бы как одеяние духовного света и красоты. Обороты великого ко леса не вызывают в нем чувства страха или головокружения;

он поднимается выше их в своей душе и познает свыше их божественный закон и божественную цель. Трудность создания гармонии между божественной и че ловеческой жизнью, существования в Боге и в то же время в человеке,— это та самая трудность, которую он призван решить здесь, а не уходить от нее. Он усвоил, что радость, спокойствие и освобождение являются несо вершенной вершиной, и не представляют собой действительной ценности, если они не образуют состояние, ко торое надежно само по себе, не враждебно душе, не зависимо от отчужденности и бездействия, но стойко во время бури, гонки и борьбы, незапятнанно радостью мира или его страданиями. Экстаз божественного объятия не оставит его, ибо он послушен импульсу божественной любви к Богу в человечестве;

или если кажется, что он лишается его на время, то он знает из опыта, что это для его испытания, чтобы он мог избавиться от какого нибудь недостатка. Личное спасение он ищет только как необходимость для человеческого осуществления и потому, что тот, кто сам связан, не может легко освободить других,— хотя для Бога нет ничего невозможного;

он не жаждет рая личного счастья, а также не боится ада личных страданий. Если имеется противостояние меж All-existent the indifference to the cry that rises up from a labouring humanity http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава V. Отречение.

ду жизнью духовной и мирской, то это та пропасть, через которую он должен проложить мост, то противостоя ние, которое он должен превратить в гармонию. Если мир управляется плотью и дьяволом, то тем больше при чин для того, чтобы дети Бессмертия завоевали его для Бога и Духа. Если жизнь безумие, то как много миллио нов душ, которым необходимо принести свет божественного разума;

если сон, то он все же представляется ре альным многим видящим сны, которых необходимо привести к тому, чтобы они видели более благородные сны, или же проснулись;

если это ложь, то необходимо принести обманутым правду. Также, если будет сказано, что мы можем помочь миру путем просветительного примера ухода от мира, то мы не должны принять эту догму, поскольку имеется обратный пример великих Аватаров, показывающий, что мы можем помочь не только от вергнув мирскую жизнь, но также, и еще в большей мере, путем принятия и возвышения ее. И если это спек такль Все-Сущего 1, то мы должны согласиться сыграть нашу роль в нем красиво и мужественно, и насладиться игрой вместе с нашим божественным Партнером.

Но, главное, тот взгляд на мир, который мы приняли, запрещает отречение от существования мира, пока мы в состоянии служить чем-либо для Бога и человека в их работе по достижению целей этого существования. Мы смотрим на мир не как на изобретение дьявола или самообман души, а как на проявление Божественного, хотя пока еще частичное, потому что оно находится в процессе прогресса и эволюции. Поэтому для нас отречение от жизни не может быть целью жизни, и отречение от мира не может быть целью, ради которой мир был создан.

Мы стремимся реализовать свое единство с Богом, но для нас эта реализация связана с полным и абсолютным признанием нашего единства с человеком, и мы не можем отделить одно от другого. Пользуясь языком христи ан, Сын Божий есть также и Сын Человеческий, и оба элемента необходимы для завершенного Мессианства;

или, пользуясь индийской формой мысли, божественный Нарайана, одним только лучом которого является все ленная, проявляется и осуществляется в человеке;

цельный человек есть Нара-Нарайана, и в этой целостности он символизирует высшую мистерию существования.

Поэтому отречение должно быть для нас только инструментом, а не целью;

оно также не может быть единст венным или главным инструментом, поскольку нашей целью является реализация Божественного в человече ском существе, позитивная цель, которая не может быть достигнута негативными средствами. Негативные сред ства могут служить только для удаления того, что стоит на пути позитивного свершения. Это должно быть отре чение, и полное отречение от всего, что отличается от или противостоит божественному самосвершению, и по следовательное отречение от всего, что является меньшим или частичным достижением. Мы не должны быть привязаны к нашей жизни в мире;

если такая привязанность существует, мы должны отречься от нее и отречься полностью;

но мы также не должны быть привязаны к избавлению от мира, к спасению, к великому самоунич тожению;

если такая привязанность существует, то от нее мы должны также отречься, и отречься полностью.

Далее, наше отречение очевидно должно быть внутренним отречением;

особенно и превыше всего, отрече ние от привязанности и страстного желания в чувствах и сердце, от своеволия в мысли и действии, и от эгоизма в центре сознания. Ибо это есть три узла, которыми мы связаны с нашей низшей природой, и если мы сумеем полностью отречься от них, то больше ничего не может связывать нас. Поэтому привязанность и стремление должны быть полностью отвергнуты;

нет ничего в мире, к чему бы мы должны быть привязаны, ни богатство, ни бедность, ни радость, ни страдания, ни жизнь, ни смерть, ни величие, ни ничтожность, ни грех, ни доброде тель, ни друг, ни жена, ни дети, ни страна, ни наша работа и миссия, ни Небеса, ни Земля, ни что-либо находя щееся внутри них или за их пределами. И это не значит, что нет ничего, что мы должны любить, ничего, что должно доставлять нам наслаждение;

ибо привязанность — это эгоизм в любви, а не сама любовь, желание — это ограничение и неуверенность в погоне за удовольствием и удовлетворением, а не поиск божественного вос торга в вещах. Мы должны иметь вселенскую любовь, спокойную и в то же время вечно интенсивную, за преде лами короткого безумия самой необузданной страсти;

наслаждение и восторг в вещах, корни которого уходят в восторг в Боге, не относящийся к форме вещей, но к тому, что они прячут в себе и что охватывает мир, не запу тываясь в его сетях 2.

Самоволие в мыслях и действиях, как мы уже видели, должно быть полностью отвергнуто, если мы хотим стать совершенными на пути божественных работ;

оно должно быть в равной степени отвергнуто, если мы хо тим быть совершенными в божественном знании. Это самоволие означает эгоизм ума, который связан своими предпочтениями, своими привычками, своими прошлыми или настоящими формациями мысли, и взглядов, и воли, так как считает их самим собою или собственными, плетет вокруг них тонкие нити «я» и «мое» 3 и живет в них, как паук в своей паутине. Он терпеть не может, когда его тревожат, как паук не терпит, чтобы трогали его the All-Existence nirlipta. Божественная Ананда в вещах есть ni k ma и nirlipta, свободная от желаний и поэтому не привязанная. (Прим.

Шри Ауробиндо) «I-ness» and «my-ness» http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава V. Отречение.

паутину, и чувствует себя несоответствующим и несчастным, если его переносят к свежим взглядам и формаци ям, как паук чувствует себя инородным в чужой паутине. Необходимо полностью изжить из ума такую привя занность. Мы не только должны отказаться от обычного подхода к миру и жизни, к которым не проснувшийся ум льнет как к их естественный элемент;

но нас не должна связывать какая-либо наша собственная ментальная конструкция или интеллектуальная система мысли, или организация религиозных догм или логических за ключений;

мы не только должны разрубить на части тенета ума и чувств, но также бежать от ловушки мыслите ля, от западни богослова и богостроителя, от сетей Слова и зависимости от Идеи. Все это находится внутри нас в ожидании того, чтобы замуровать дух формами;

но мы должны всегда выходить за пределы, всегда отказываться от меньшего ради великого, от конечного ради Бесконечного;

мы должны быть готовы к тому, чтобы двигаться от просветления к просветлению, от переживания к переживанию, от одного состояния души к другому, так, чтобы достичь наибольшей трансцендентности Божественного и его наибольшей универсальности. Не должны мы также быть привязанными даже к тем истинам, которыми надежно владеем, ибо они являются лишь форма ми и выражениями Невыразимого, который отказывается ограничиваться какой-либо формой или выражением;

мы должны всегда оставаться открытыми для высшего приходящего сверху Слова, которое не привязывает себя к своему собственному смыслу, и для света Мысли, которая несет в себе свои собственные противоположности.

Но центром всего сопротивления является эгоизм, и его мы должны преследовать во всяком обличье и убе жище, вытаскивать его и уничтожать;

ибо его обличья бесконечны, и он будет льнуть к каждому клочку воз можного самоутаивания. Альтруизм и безразличие часто являются его весьма эффективными масками;

под та ким покровом он может смело бунтовать перед самим лицом божественных дозорных, которые уполномочены выследить и изгнать его. Здесь нам на помощь приходит формула высшего знания;

мы не имеем ничего общего, с нашей основной точки зрения, с этими различиями, ибо не существует ни я, ни ты, а только одно божественное Я, равное во всех воплощениях, равное в индивидууме и в группе, и понять это, выразить это и служить этому, осуществить это — вот все, что имеет значение. Самоудовлетворение и альтруизм, наслаждение и безразличие не имеют существенного значения. Если реализация, воплощение, служение этому одному Я требует от нас ак ции, которая кажется другим самослужением или самоутверждением в эгоистическом смысле, или кажется эгоистическим наслаждением и самопотаканием, мы должны совершить эту акцию;

мы должны руководство ваться внутренним поводырем, а не мнением людей. Влияние окружающей среды срабатывает иногда очень тонко;

мы предпочитаем и почти бессознательно рядимся в те одежды, которые лучше смотрятся со стороны и позволяем завуалировать свое внутреннее око;

мы вынуждены рядиться в верность нищенству, или облачаться в служение, или демонстрировать внешние доказательства безразличия и отречения и незапятнанную святость, ибо этого требует от нас традиция и мнения, и потому, что так мы можем произвести лучшее впечатление на окружающих. Но все это тщета и заблуждение. Мы можем быть призваны принять это, ибо такова может быть униформа нашего служения;

но в такой же степени вероятно и обратное. Человеческий взгляд со стороны не значит ничего;

внутренний взгляд — все.

Из учений Гиты мы видим, какая это тонкая вещь — та свобода от эгоизма, которая требуется. Эгоизм силы, эгоизм Кшатрия гонит Арджуну биться;

от битвы его отворачивает противоположный эгоизм слабости, робости, дух отвращения, ложная жалость, которая овладевает умом, нервами и чувствами,— вовсе не божественное со страдание, которое укрепляет руку и проясняет познание. Но эта слабость выступает в одеянии отреченья, как добродетель: «Лучше вести жизнь нищего, чем вкусить эти запятнанные кровью удовольствия. Я не желаю пра вить всем миром, нет, и мне не нужно царство богов». Мы можем сказать — какая глупость со стороны Учителя не поддержать это настроение, упустить этот высокий шанс, позволяющий добавить еще одну великую душу к армии Саньясинов, еще один блестящий пример для мира такого святого отречения. Но Пастырь видит иначе.

Пастырь, которого не обманешь словами: «Это слабость и заблуждение и эгоизм говорят в тебе. Узри свое Я, открой глаза к знанию, очисти свою душу от эгоизма». А затем? «Борись, побеждай, наслаждайся богатым цар ством». Или взять другой пример из древней индийской традиции. Казалось бы, это эгоизм заставил Раму, Ава тара, собрать армию и уничтожить нацию для того, чтобы получить обратно свою жену от Короля Ланки. Но было ли бы меньшим эгоизмом, если бы он облачился в равнодушие и, прикрываясь формальными терминами знания, заявил «У меня нет жены, нет врага, нет желаний;

все это иллюзия чувств;

я буду культивировать знание Брахмана, а Гавана пусть делает что хочет с дочерью Янаки»?

Как утверждает Гита, критерий находится внутри. Он в том, чтобы душа была свободна от стремлений и привязанностей, но также свободна от привязанности к бездействию, как и от эгоистического импульса к дейст вию, свободна от привязанности к формам добродетели, также как от притяжения зла. Это значит избавиться от «я» и от «моё», чтобы жить в едином Я и действовать в едином Я;

отвергнуть эгоизм отказа работать через ин дивидуальный центр мирового Существа так же, как эгоизм служения индивидуальному уму, жизни и телу, the universal Being http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть вторая. Глава V. Отречение.

исключая других. Жить в Я не значит пребывать только ради одного себя в Бесконечном, погруженным в него, и предавая забвению все остальное в этом океане безличного самодовольства;

но это значит жить как Я и в Я рав но в этом воплощении и во всех воплощениях и за пределами всех воплощений. Таково интегральное знание.

Можно заметить, что возможности, которые мы связываем с идеей отречения, отличаются от того значения, которое ей придает общераспространенное мнение. По общераспространенному мнению оно заключается в са моотвержении, запрещении удовольствий, отказе от объектов удовольствия. Самоотвержение является необхо димой дисциплиной для души человека, так как его сердце невежественно привязано;

отказ от удовольствий необходим, ибо его чувство захвачено и сковано нечистой сладостью 1 чувственных удовлетворений;

отвергать объекты удовольствий необходимо потому, что ум фиксируется на объекте и не в состоянии оторваться от него, чтобы выйти за его пределы и войти в себя. Если бы ум человека не был так невежествен, привязан, связан даже при своей беспокойной непостоянности, вводимости в заблуждение формами вещей, не было бы действительной необходимости в отречении;

душа могла бы путешествовать по тропе удовольствия, от меньшего к большему, от радости к божественной радости. В настоящее время это не осуществимо. Она должна внутренне отказаться от всего, к чему привязана с тем, чтобы обрести то, чем эти вещи реально являются. Внешнее отречение не являет ся существенным, но даже это необходимо на некоторое время;

без него невозможно обойтись во многих вещах, а иногда оно полезно во всем;

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.