WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |

«Шри Ауробиндо СИНТЕЗ ЙОГИ ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ. УСЛОВИЯ СИНТЕЗА............................................................................................................... 4 Глава I. Жизнь и Йога ...»

-- [ Страница 5 ] --

здесь появля ется эффективное видение, но полное и точное знание ещё отсрочивается и наступает позже, если наступает во обще. Но божественная Воля может низойти также как сияющая единственная команда, или тотальное воспри ятие, или непрерывный поток восприятий того, что должно быть сделано, вливающийся в волю или в мысль, или как указание сверху, спонтанно выполняемое низшими членами. Когда Йога несовершенна, только некоторые действия могут быть произведены таким образом, или общее действие может идти таким путем, но только в пе риоды возвышения и просветления. Когда Йога совершенна, всё действие становится таковым. Мы действитель но можем различать три стадии нарастающего прогресса, во время которых, сначала, личная воля иногда или часто вдохновляется или бывает движима верховной Волей или сознательной Силой, находящейся вне ее, затем постоянно заменена и, наконец, она сливается с этим божественным действием Силы. Первая стадия — это ко гда нами всё ещё управляет интеллект, сердце и чувства;

они должны искать или ждать божественного вдохно http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая. Глава VIII. Верховная Воля.

вения и руководства и не всегда находят или получают его. Вторая стадия — это когда человеческий интеллект все больше и больше заменяется высшим, просветлённым или интуитивным одухотворенным умом, внешнее человеческое сердце — внутренним психическим сердцем, чувства — очищенной и неэгоистичной виталиче ской силой. Третья стадия наступает тогда, когда мы поднимаемся выше даже одухотворённого ума на супра ментальные уровни.

На всех трех стадиях основной характер освобожденной деятельности одинаков, спонтанный труд Пракрити, не направленный больше через эго или для целей эго, но по воле и для наслаждения верховного Пуруши. На высшем уровне это становится Истиной абсолютного и вселенского Всевышнего, выражающейся посредством индивидуальной души и сознательно вырабатывающейся через природу,— больше не через полу-восприятие и уменьшенное и искажённое претворение спотыкающейся, невежественной и вседеформирующей энергией на шей низшей природы, а всемудрой трансцендентной и вселенской Матерью. Господь скрыл себя, свою абсолют ную Мудрость и вечное Сознание в невежестве Силы Природы и выносит ее, чтобы двигать индивидуальное существо, при его соучастии в качестве эго;

эта низшая деятельность Природы продолжает преобладать, часто даже вопреки человеческим наполовину тёмным несовершенным усилиям к более благородным побуждениям и более чистому самопознанию. Наши человеческие усилия в совершенствовании терпят неудачу, или прогресси руют очень неполно в силу прошлой деятельности Природы в нас, благодаря ее предыдущим формированиям, ее укоренившимся связям;

только когда более великое Знание или Сила, чем наша собственная, пробьется через преграду нашего невежества и поведёт нас, или возвысит нашу личную волю, только тогда эти усилия поведут к истинному и высшему успеху. Ибо наша человеческая воля является обманывающимся и блуждающим лучом, отделённым от верховного Могущества. Период медленного проявления из этой низшей деятельности в более высокий свет и более чистую силу является долиной теней смерти для стремящегося к совершенству;

это ужас ный путь, полный испытаний, страданий, скорби, неизвестности, препятствий, ужасов и провалов. Необходимо сократить и облегчить это тяжёлое испытание или пронизать его божественным восторгом веры, всё возрастаю щей капитуляцией ума перед знанием, которое возникает изнутри и, поверх всего,— истинное вдохновение и правильная, непоколебимая и искренняя практика. «Практикуй Йогу непоколебимо,— говорит Гита,— с серд цем, свободным от слабодушия», ибо, хотя на ранних стадиях пути мы пьём от горького яда внутренних рас стройств и страданий, то в конце вкус этой чаши является сладостью нектара бессмертия и медвяного вина веч ной Ананды.

http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая.

Глава IX Ровность и Уничтожение Эго ПОЛНОЕ самопосвящение, полная ровность, беспощадное стирание эго, преобразующее осво бождение природы от невежественных форм действия есть те ступени, благодаря которым может быть подго товлено и достигнуто подчинение всего бытия и природы Божественной Воле,— самоотдача истинная, полная и беспредельная. Первая необходимость — это полный дух самопосвящения в наших трудах;

сначала это должно стать постоянной волей, затем укоренившейся во всём бытии необходимостью, в конце концов его автоматиче ской, но живой и сознательной привычкой, самосуществующим побуждением осуществлять все действия как жертву Всевышнему и скрытой Силе, присутствующей в нас, и во всех существах, и всех творениях вселенной.

Жизнь есть алтарь этой жертвы, действия это наши предложения;

трансцендентная и вселенская Сила и Присут ствие, все ещё скорее чувствуемые и увиденные мельком, чем узнанные и наблюдаемые нами,— это Божество, которому они предложены. Эта жертва, это самопосвящение имеют две стороны;

есть сама работа и есть дух, в котором она выполняется, дух поклонения Господину Трудов во всём, что мы видим, думаем и переживаем.

Работа сама по себе сначала определяется лучшим светом, которым мы можем располагать в нашем невеже стве. Это то, что мы представляем себе, как вещь, которую следует сделать. И примет ли это форму нашего чув ства долга, наших чувств к нашим собратьям, нашей идеи блага для других или блага для мира, или указания того человека, которого мы принимаем как Мастера, более мудрого, чем мы и являющегося для нас представи телем Господа всех трудов, в которого мы верим, но которого мы ещё не знаем, принцип [остаётся] один и тот же. Необходимо наличие сути жертвы трудов, а сутью является отдача всякого желания плодов нашего труда, отречение от всякой привязанности к результату, ради которого мы тем не менее работаем. Ибо пока мы работа ем с привязанностью к результату, жертва предлагается не Божеству, а нашему эго. Мы можем думать по друго му, но мы вводим себя в заблуждение;

мы превращаем нашу идею Божественного, наше чувство долга, наши чувства к своим собратьям, нашу идею того, что хорошо для мира и для других, даже наше послушание Мастеру в прикрытие наших эгоистических удовлетворений и предпочтений и в благовидный щит против выдвигаемого требования искоренить всякое желание из нашей природы.

На этой стадии Йоги и даже на протяжении всей Йоги эта форма желания, эта форма эго является врагом, против которого мы должны всегда быть на страже с неусыпной бдительностью. Мы не должны разочаровы ваться, когда мы найдем его таящимся в нас и маскирующимся всеми возможными способами, но мы должны быть бдительны, чтобы обнаружить его во всех его масках и безжалостны в уничтожении его влияния. Просвет ляющее Слово этого движения есть решающая линия Гиты, «На действие есть у тебя право, но никогда и ни при каких условиях на его плод». Плод принадлежит только Господу всех трудов;

наше единственное дело это под готовить успех истинным и старательным действием и предложить его, если он придёт, божественному Хозяи ну. Затем, даже если мы самоотреклись от привязанности к плоду, мы должны отречься от привязанности к ра боте;

в любой момент мы должны быть готовыми изменить одну работу, одно направление или одно поле дейст вия на другое, или оставить все действия, если таково ясное приказание Владыки. Иначе мы действуем не для него, а для нашего удовлетворения и удовольствия в работе, от кинетической природной потребности в действии или для реализации наших склонностей;

но это всё остановки и убежища эго. Как бы они ни были необходимы для нашего обычного движения жизни, они должны быть оставлены в росте духовного сознания и замещены божественными аналогами: Ананда, безличный и направляемый Богом восторг изгонит или вытеснит неозарен ное виталическое удовлетворение и удовольствие, полное радости движение Божественной Энергии — кинети ческую потребность;

реализация склонностей не будет больше целью или необходимостью, вместо этого будет выполнение Божественной Воли через естественную динамическую истину в действии свободной души и оза рённой природы. В конце, когда привязанность к плоду наших трудов и к самой работе удалена из сердца, также последняя цепляющаяся привязанность к идее и чувству нас самих как деятелей должна быть оставлена. Мы должны знать и чувствовать божественную Шакти над нами и в нас как истинного и единственного труженика.

* * * Самоотречение от привязанности к действию и его плоду является началом широкого движения к абсолют ной ровности в уме и душе, которая должна стать всеохватывающей, если мы собираемся стать совершенными в духе. Ибо поклонение Господину трудов требует ясного признания и радостного узнавания его в нас, во всех вещах и во всём происходящем. Ровность есть знак этого обожания;

для души это та основа, на которой могут http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая. Глава IX. Ровность и Уничтожение Эго.

быть совершены жертва и поклонение. Господь здесь присутствует равно во всех существах, и мы не должны делать существенного различия между нами и другими, мудрым и невежественным, другом и врагом, человеком и животным, святым и грешником. Мы никого не должны ненавидеть, никого не должны презирать, ничто не должно нас отталкивать;

ибо во всем мы должны видеть Единого, замаскированного или проявленного для его удовольствия. Он немного раскрыт в одном, больше в другом, или скрыт и полностью искажен в иных согласно его желанию и его знанию — что есть лучшее для того, чем он собирается стать в форме в них и что сделать в работе в их природе. Всё есть наше я, одно я, принявшее много форм. Ненависть, неприязнь, презрение и отвра щение, цепляние, привязанность и предпочтение естественны, необходимы и неизбежны на определенной сту пени: они служат или они помогают делать и поддерживать Природный выбор в нас. Но для Кармайогина они являются пережитком, преградой, процессом Неведения и, по мере его прогресса, они отпадают от его природы.

Душа-ребёнок нуждается в них для роста;

но они отпадают от взрослой [души] в божественном возрастании. В природе Бога, к которой мы должны подняться, может быть несокрушимость, даже разрушительная суровость но не ненависть, божественная ирония но не презрение, спокойный, ясновидящий и сильный отказ, но не отвращение и антипатия. Даже то, что мы должны уничтожить, мы не должны ненавидеть или отказаться признать как замаскированное и временное движение Вечного.

И так как все вещи есть единое Я в его проявлениях, мы будем иметь ровность души по отношению к урод ливому и красивому, искалеченному и совершенному, благородному и грубому, приятному и неприятному, доб ру и злу. Здесь так же не будет ненависти, презрения или отвращения, но вместо этого — ровный взгляд, кото рый видит все вещи в их действительном характере и их назначенном месте. Ибо мы будем знать, что все вещи выражают или маскируют, развивают или искажают, так хорошо, насколько они могут, или с неким изъяном, если так они должны, при обстоятельствах предназначенных для них, возможным для нынешнего статуса, или функции, или эволюции их природы путём, некоторую истину или факт, некоторую энергию или потенцию Бо жественного необходимую уже благодаря своему присутствию в постепенном проявлении как для всей целост ности настоящей суммы вещей, так и для совершенства конечного результата. Эта истина есть то, что мы долж ны искать и раскрывать за преходящим выражением;

несдерживаемые видимостями, недостатками и искаже ниями выражения, мы можем тогда поклоняться Божественному незапятнанному, чистому, прекрасному и со вершенному за его масками. Всё, действительно, должно быть изменено, принята не уродливость, но божествен ная красота, не несовершенство должно стать местом нашего пребывания, но совершенство, к которому стреми лись, высшее добро сделано универсальной целью, а не зло. Но то, что мы делаем, должно быть сделано с ду ховным пониманием и знанием, и именно божественное добро, красота, совершенство, наслаждение есть то, за чем должно следовать, а не человеческие стандарты этих вещей. Если у нас нет ровности, это знак, что Невеже ство все еще преследует нас, мы действительно ничего не поймём, и более чем вероятно, что мы разрушим ста рое несовершенство только чтобы сотворить новое: ибо мы подменяем оценками нашего человеческого ума и души желаний божественные значения.

Ровность не означает дополнительного невежества или слепоты;

она не призывает и не нуждается в придании видению серости и стирании всех оттенков. Различие остаётся, разнообразие выражения остаётся, и это разно образие мы будем ценить,— намного более справедливо, чем когда взгляд был покрыт облаком частичной и ошибочной любви и ненависти, восхищения и презрения, сочувствия и антипатии, влечения и отвращения. Но за разнообразием мы будем всегда видеть Полного и Неизменного, который пребывает в нём, и мы будем чувство вать, знать, или, в крайнем случае, если это скрыто от нас, верить в мудрую цель и божественную необходи мость конкретного проявления, кажется ли это нашим человеческим стандартам гармоничным и совершенным или грубым и незаконченным, или даже Ложным и злым.

И таким образом мы также будем обладать той же ровностью ума и души по отношению ко всем событиям, болезненным или приносящим удовольствие, поражению и успеху, чести и бесчестью, хорошей репутации и плохой репутации, удаче и невзгодам. Ибо во всём случающемся мы должны видеть волю Господина всех тру дов и результатов, и новый шаг в развивающемся проявлении Божества. Он проявляет себя тем, кто имеет видя щий внутренний глаз, в силах, их игре и результатах так же, как в вещах и в созданиях. Все вещи движутся к божественному событию;

каждый опыт, страдание и необходимость не менее, чем радость и удовлетворение, являются необходимым связующим звеном в осуществлении вселенского движения, которое мы должны понять и поддержать. Восставать, осуждать, плакать — это импульсы наших несдержанных и невежественных инстинк тов. Бунт как и всё другое имеет своё приложение в игре и даже необходим, полезен, предписан для божествен ного развития в своё время и на своей стадии;

но движение невежественного восстания принадлежит к периоду детства души или к [её] неопытной юности. Зрелая душа не осуждает, но ищет понимания и господства, не ры дает, но принимает или усиленно трудится чтобы улучшать и совершенствовать, не восстает внутри, но старает ся подчиняться, выполнять и преобразовывать. Таким образом с ровной душой мы получим все вещи из рук Владыки. Неудачу мы примем так же спокойно, как и удачу,— в качестве продолжения движения в направлении http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая. Глава IX. Ровность и Уничтожение Эго.

того часа, когда придет божественная победа. Наши души, умы и тела останутся непотревоженными острой скорбью, страданиями и болью, если в божественном произволении они придут к нам, и не будут пересилены сильнейшей радостью и удовольствием. Таким образом высочайше сбалансированные, мы стабильно про должим на нашем пути встречать все вещи с одинаковым спокойствием, пока мы не подготовимся к более высо кому состоянию и сможем войти в верховную и вселенскую Ананду.

* * * Эта ровность не может прийти иначе как путем длительных тяжёлых испытаний и терпеливой самодисцип лины;

пока сильно желание, ровность не может прийти вообще, кроме как в периоды спокойствия и усталости желания, и тогда это более похоже на инертное безразличие или временный откат желания, чем на настоящее спокойствие и позитивное духовное единство. Более того, эта дисциплина или этот рост ровности духа имеет свои необходимые эпохи и ступени. Обычно мы должны начинать с периода стойкости;

ибо мы должны нау читься противостоять, претерпевать и поглощать все контакты. Каждая фибра в нас должна быть научена не ша рахаться от того, что причиняет боль и отталкивает, и не бежать охотно к тому, что приятно и привлекает, но принимать, встречать, выносить и покорять. Мы должны быть достаточно сильными вынести все прикоснове ния, не только те, которые являются естественными и личными для нас, но и те, что рождены из нашей симпатии или нашего конфликта с мирами вокруг, вверху или внизу, и с их обитателями. Мы будем спокойно выносить действия и удары, наносимые нам людьми, вещами и силами, давление Богов и оскорбления Титанов;

мы долж ны встречать и поглощать в незамутненных морях нашего духа всё, что возможно придёт к нам на путях беско нечного опыта души. Это стоический период подготовки ровности, ее самая элементарная и всё же героическая эпоха. Но эта прочная стойкость плоти, сердца и ума должна быть усилена постоянно поддерживаемым чувст вом духовного подчинения божественной Воле: эта живая глина должна покоряться не только с суровой или мужественной покорностью, но со знанием или со смирением, даже в страдании, прикосновению божественной Руки, которая готовит ее совершенство. Мудрый, благоговейный или даже нежный стоицизм любящего Бога возможен, и это лучше, чем просто языческая самоуверенная выносливость, которая может привести к слишком большому затвердению Божьего сосуда: для него готовится сила, способная на мудрость и любовь;

его безмя тежность есть глубоко внедрённый покой, легко переходящий в блаженство. Достижение этого периода смире ния и стойкости есть сила души, ровная ко всем потрясениям и контактам.

Следующим идет период высокой беспристрастности и безразличия, во время которого душа становиться свободной от ликования и депрессии и избегает ловушки желания радости, как и тёмной сети острой боли печа ли и страданий. Все вещи, личности и силы, все мысли, чувства, ощущения и действия, свои собственные не менее чем чужие, рассматриваются сверху духом, который остаётся нетронутым и неизменным, и которого не волнуют эти вещи. Это философский период приготовления ровности, широкое и величественное движение. Но безразличие не должно превратиться в инертный отход от действия и опыта;

это не должно быть антипатией, рожденной из усталости, отвращения или неприязни, бегством разочарованного и пресыщенного желания, уг рюмостью расстроенного и неудовлетворенного эгоизма, силой отвращенного от его страстных целей. Эти отхо ды неизбежно происходят в незрелой душе и могут некоторым образом помочь прогрессу, обескураживая дви жимую желанием виталическую природу, но они не есть то совершенство, ради которого мы работаем. Безраз личие или беспристрастие, которых мы ищем, это спокойное превосходство высоко поднятой души над контак тами с вещами 2;

она рассматривает и принимает или отвергает их, но не затрагивается [ими] в отвержении и не подчиняется [им] в приятии. Она начинает чувствовать себя рядом, родственной, единой с молчаливым Я и Ду хом, сомосуществующей и отделённой от работ Природы, которые она поддерживает и делает возможными, частью или слившейся с неподвижной спокойной Реальностью, которая превосходит движения и действия все ленной. Цель этого периода высокой трансценденции есть непоколебимый и непотрясаемый приятными тече ниями или буйными волнами и лавинами мирового движения мир души.

Если мы можем пройти через эти две ступени внутреннего изменения не задерживаясь и не застревая ни в той, ни в другой, то мк входим в великую божественную ровность, которая способна на духовное рвение и спо койную страсть восторга, восхитительную, все понимающую и всем обладающую ровность совершенной души, интенсивность и даже широту и полноту ее бытия, обнимающего все вещи. Это высший период, и он достигает ся через радость полной самоотдачи Божественному и вселенской Матери. Ибо сила 3 тогда увенчается счастли вым господством, мир углубится до блаженства, обладание божественным Покоем возвышается и закладывает God-lover strength http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая. Глава IX. Ровность и Уничтожение Эго.

основу обладанию божественным движением. Но если это великое совершенство должно наступить, то беспри страстность души, смотрящей сверху вниз на поток форм, личностей, движений и сил должна быть модифици рована и изменена в новый смысл сильного и спокойного подчинения и мощной и интенсивной отдачи. Это под чинение больше не будет смиренным согласием, но радостным приятием: здесь не будет ощущения страдания, или несения нами ноши или креста;

любовь, восторг и радость самоотдачи будет его блистающей тканью. И это подчинение будет не только божественной Воле, которую мы постигаем, принимаем и которой покоряемся, но божественной Мудрости в Воле, которую мы узнаём, и божественной Любви в ней, которую мы чувствуем и восторженно претерпеваем, мудрость и любовь высшего Духа и Я нас самих и всех, с которыми мы достигаем счастливого и совершенного единства. Одинокая сила, мир и тишина есть последнее слово философской ровно сти мудреца;

но душа в ее интегральном опыте освобождает себя от этого самосозданного статуса и вступает в море верховного и всеобъемлющего экстаза безначального и бесконечного блаженства Вечного. Тогда наконец мы способны принимать все контакты с блаженной ровностью, потому что мы чувствуем в них прикосновение нерушимой Любви и Восторга, абсолютное счастье, которое всегда скрыто содержится в сердце вещей. Дости жением этой кульминации во вселенском и ровном восхищении является восторг души и открытие ворот Бла женства, которое бесконечно, Радости, которая превосходит всякое понимание.

* * * Прежде чем уничтожение желания и завоевание ровности души сможет дойти до абсолютного совершенства и дать свои плоды, должен быть завершен тот этап духовного движения, что ведёт к уничтожению чувства эго.

И для действующего отречение от эгоизма действия есть самый важный элемент в этом изменении. Ибо даже когда, поднося плоды и желание плодов Господину Жертвы, мы расстались с эгоизмом раджасического жела ния, мы можем всё ещё сохранять эгоизм работника. Мы всё ещё подчинены чувству, что мы сами есть сверши тели действия, сами его источник и сами податели санкции. Это всё ещё я, которое выбирает и определяет, это всё ещё я, которое принимает ответственность и чувствует недостатки или достоинства. Полное устранение это го разделяющего чувства эго есть существенная цель нашей Йоги. Если какое-либо эго и должно остаться в нас на некоторое время, то это только та его форма, которая знает себя как форму и готова исчезнуть, как только в нас проявится или будет построен истинный центр сознания. Этот истинный центр есть блистающее формиро вание единого Сознания и чистый канал и инструмент единого Существования. Поддержка для индивидуально го проявления и действия всеобщей Силы, он постепенно раскрывает за собой истинную Личность в нас, цен тральное вечное бытие, вечное бытие Всевышнего, мощь и часть трансцендентной Шакти 1.

Здесь также, в этом движении, которым дуща постепенно освобождает себя от тёмных покровов эго, про гресс имеет известные стадии. Ибо не только плод трудов принадлежит Господу;

наши труды также должны принадлежать ему;

поистине он есть Господь наших действий не менее, чем наших результатов. Это мы должны видеть не только одним думающим умом, это должно стать полностью истинным для всего нашего сознания и воли. Садхака должен не только думать и знать, но видеть и чувствовать конкретно и интенсивно, даже в момент работы, в ее начале и в ее процессе, что его работы совсем не его, но приходят через него от Верховного Суще ствования. Он должен всегда осознавать Силу, Присутствие, Волю, которые действуют через его индивидуаль ную природу. Но здесь при обращении к этому есть опасность, что он может перепутать свое замаскированное и возвысившееся эго или несовершенную силу с Господом и подменить требованиями этого эго верховные пред писания. Он может попасть в обычную ловушку этой низшей природы и, исказив, превратить свою предпола гаемую отдачу высшей Силе в предлог для преувеличенного и неконтролируемого потворства своей собствен ной воле и даже своим страстям и желаниям. Требуется огромная искренность, и она должна быть наложена не только на сознательный ум, но ещё более на засознательную нашу часть, полную скрытых движений. Ибо именно здесь, особенно в нашей засознательной виталической природе, пребывает неисправимый обманщик и актер. Садхака должен сначала далеко подвинуться в уничтожении желания и в твёрдой ровности его души ко всем трудам и всем событиям, прежде чем он сможет полностью возложить ношу его трудов на Божество. В лю бой момент он должен бдительно следить за обманными трюками эго и ловушками пытающихся сбить с пути Сил Тьмы, которые всегда представляют себя как единственный источник Света и Истины и облачаются в подо бия божественных форм, чтобы завладеть душой ищущего.

Сразу же он должен предпринять дальнейший шаг — перевести себя в позицию Свидетеля. В стороне от Пракрити, безличный и бесстрастный, он должен наблюдать исполняющую Природную Силу в работе внутри него и понимать ее действия;

он должен учиться путем этого разделения узнавать игру ее вселенских сил, разли subliminal http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая. Глава IX. Ровность и Уничтожение Эго.

чать ее чередования света и тьмы, божественного и небожественного, и обнаруживать ее огромные грозные Си лы и Существа, использующие невежественное человеческое создание. Природа работает в нас, говорит Гита, через тройное качество Пракрити, качество света и добра, качество страсти и желания и качество темноты и инертности. Ищущий должен различать, как безучастный и проницательный свидетель всего, что происходит в этом царстве его природы, раздельное и комбинированное действие этих качеств;

он должен проследить работу космических сил в нём через весь лабиринт их тонких невидимых процессов и масок, и знать каждый поворот этого лабиринта. Когда он продвинется в этом знании, он сможет стать дающим санкцию и больше не оставаться невежественным инструментом Природы. Сначала он должен заставить Природную Силу в ее действии на его инструменты подавить работу его двух низших качеств и подчинить их качеству света и добра, и затем он дол жен снова убедить ее предложить себя так, чтобы все три могли быть преображены высшей Силой в их божест венные эквиваленты, верховный покой и тишину, божественное просветление и блаженство, вечный божествен ный динамизм, Тапас. Первая часть этой дисциплины и изменения в основном может быть прочно сделана волей ментального существа в нас;

но ее полное исполнение и соответствующая трансформация могут быть проделаны только когда глубинная психическая душа увеличит свою способность воздействия на природу и заменит мен тальное бытие в качестве ее правителя. Когда это произойдёт, он будет готов совершить, не только с устремле нием и намерением, и изначальным и постепенным оставлением я 1, но с наиболее интенсивной действенностью динамической самоотдачи, полное самоотречение от своих трудов для Верховной Воли. Постепенно его ум не совершенного человеческого интеллекта будет замещен духовным и просветлённым умом, и он может в конце войти в супраментальный Свет Истины 2;

он не будет тогда больше действовать из своей природы Невежества с ее тремя формами перепутанной и несовершенной активности, но из божественной природы духовного покоя, света, силы и блаженства. Он будет действовать не из смеси невежественного ума и воли с побуждениями даже ещё более невежественного сердца эмоций и желаниями виталического существа, толчками и инстинктами пло ти, но сперва из одухотворенного я и [его] природы и, в конце, из супраментального Сознания Истины 3 и его божественной силы сверхприроды.

Таким образом становятся возможными финальные ступени, когда вуаль Природы спадёт и ищущий окажет ся лицом к лицу с Владыкой всего существования, и его действия сливаются с действиями верховной Энергии, которая чиста, истинна, совершенна и блаженна навеки. Таким образом он может полностью отречься от своих работ для супраментальной Шакти, также как и от плодов его трудов, и действовать только как сознательный инструмент вечного Работника. Более не давая санкций, он скорее будет получать в свои инструменты и следо вать находящемуся в ее руках божественному Наказу. Больше не трудясь (сам], он примет их исполнение через себя ее неспящей Силой. Больше не желая реализации своих собственных ментальных конструкций и удовле творения его собственных эмоциональных желаний, он будет повиноваться и участвовать во всемогущей Воле, которая есть также всезнающее Знание и таинственная, магическая и неизмеримая Любовь, и обширное бездон ное море вечного Блаженства Существования.

self-abandonment Truth-Light Truth-Consciousness http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая.

Глава X Три Формы Природы ПРЕВЗОЙТИ природное действие низшей Пракрити неизбежно для души, если она должна стать свободной в своём я и свободной в своих трудах. Гармоническое подчинение фактической вселенской Природе — условие хорошей и совершенной работы для природных инструментов — не есть идеал для души, которая должна скорее подчиняться Богу и его Шакти, но господствовать над своей собственной природой. Как представитель или канал Верховной Воли, она должна определять своим видением и санкцией или отказом ис пользование хранилища энергии, условий окружающей среды, ритма комбинированного движения, которые предоставляет Пракрити для работы природных инструментов ума, жизни и тела. Но над этой несовершенной Природой можно господствовать только в том случае, если она преодолена или используется сверху. И это мо жет быть сделано только путём превосхождения ее сил, качеств и форм действия;

в противном случае мы бес помощно подчиняемся ее условиям, и она доминирует над нами, несвободными в духе.

Идея трёх основных форм Природы есть творение древних Индийских мыслителей, и ее истина не сразу очевидна, потому что она является результатом длительного психологического эксперимента и глубокого внут реннего опыта. Поэтому без долгого внутреннего опыта, без личного самонаблюдения и интуитивного воспри ятия Природных сил ее трудно правильно ухватить или надёжно использовать. Тем не менее существуют опре делённые широкие показатели, которые могут помочь ищущему на Пути Трудов понять, анализировать и кон тролировать своим согласием или отказом комбинации его собственной природы. Эти формы называются в Ин дийских книгах качествами, гунами, и им даны имена sattva, rajas, tamas. Саттва это сила равновесия и перево дится в термины качества как добро, гармония, счастье и свет;

Раджас есть сила кинезиса и переводится в каче ство как борьба и усилие, страсть и действие;

Тамас есть сила бессознательности и инерции, и переводится в качество как темнота, неспособность и бездействие. Обычно используемые для психологического самоанализа, эти определения имеют силу также в физической Природе. Каждая вещь и каждое существование в низшей Пракрити содержит их, и его процессы и динамические формы есть результат взаимодействия этих качествен ных сил.

Каждая форма вещей, живая или неживая, есть постоянно сохраняемое равновесие природных сил в движе нии, и оно подчинено бесконечному потоку помогающих, беспокоящих или разделяющих и раздробляющих контактов, приходящих от других сочетаний сил, окружающих его. Наша собственная природа ума, жизни и тела есть ничто иное, как такое формирующее сочетание и равновесие. В получении окружающих контактов и реакции на них три модуса определяют характер получающего и характер ответа. Инертный и неспособный, он может претерпевать их безо всякой ответной реакции, любого движения самозащиты или какой-либо способно сти ассимиляции и приспособления;

это форма Тамаса, путь инерции. Отличительным клеймом Тамаса являются слепота и бессознательность, неспособность и невежество, леность, вялость, бездействие, механическая рутина и тупость ума, сон жизни и дремота души. Его воздействие, если оно не откорректировано другими элементами, не может быть ничем, кроме распада формы или разрушения равновесия природы без какого-либо нового сози дания, или нового равновесия, или силы кинетического прогресса. В сердце этого инертного бессилия лежит принцип невежества и неспособности или ленивого нежелания понимать, ухватить и управлять стимулирующим или атакующим контактом, предложением окружающих сил и их побуждением к новому опыту и переживанию.

С другой стороны, реципиент Природных контактов, затронутый и стимулированный, подстрекаемый или атакованный ее силами, может среагировать на давление или против него. Она позволяет, поощряет, принуждает его к борьбе, сопротивлению, попытке, к покорению или завладению его окружением, утверждению его воли, к борьбе, творчеству и завоеванию. Это форма Раджаса, путь страсти, действия и жажды желания. Борьба, изме нение и новое творение, победа и поражение, радость и страдание, надежда и разочарование — это его дети, со ставляющие многоцветный дом жизни, в котором он черпает свое удовольствие. Но его знание — несовершен ное или ложное знание, и оно приносит с собой невежественное усилие, ошибку, постоянное неправильное при способление, боль привязанности, разочарованное желание, печаль потери и неудачи. Дар Раджаса — кинетиче ская сила, энергия, активность, мощь, которая создаёт, действует и может побеждать;

но она двигается в невер ном свете или полусвете Неведения, и она извращена прикосновением Асура, Ракшаса и Пишача 2. Высокомер ное невежество человеческого ума, его самоудовлетворённые извращения и самонадеянные ошибки, гордость, modes — в некоторых местах переведено как модусы или модификации (Прим. пер.) Pishacha http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая. Глава X. Три Формы Природы.

тщеславие и амбиция, жестокость, тирания, животный гнев и насилие, эгоизм, низость, лицемерие, вероломство и низкая подлость, похоть, жадность и прожорливость, ревность, зависть и бездонная неблагодарность, которые обезображивают земную природу, есть естественные дети этого неотъемлемого, но сильного и опасного склада Природы.

Но воплощённое существо не ограничено этими двумя формами Пракрити;

есть лучший и более светлый способ иметь дело с окружающими влияниями и потоком мировых сил. Здесь возможно восприятие и реакция с ясным пониманием, равновесием и балансом. Этот путь природного существа имеет силу, которая, благодаря своему пониманию, сочувствует;

она постигает, контролирует и развивает побуждение Природы и ее методы: у него есть интеллект, который проникает в ее процессы и ее значения и способен ассимилировать и применять;

есть ясный ответ, который не подавлен, но приспосабливает, исправляет, гармонизирует, выявляет лучшее во всех вещах. Это форма Саттвы, сторона Природы полная света и уравновешенности, направленная к добру, зна нию, наслаждению и красоте, к счастью, правильному пониманию, правильному равновесию, правильному по рядку: ее темперамент есть изобилие яркой чистоты знания и светящейся теплоты сочувствия и близости. Изя щество и освещённость, управляемая энергия, завершенная гармония и уравновешенность всего существа есть превосходное достижение саттвической природы.

Ни одно существование не брошено целиком в единственную форму какой-либо из этих модификаций кос мической Силы;

все три присутствуют везде и в каждом. Имеет место постоянная комбинация и разделение их сдвигающихся соотношений и взаимопроникающих влияний, часто конфликт, соревнование сил, борьба с целью доминировать над другими. Все имеют в большей или меньшей степени, даже иногда и по минимуму, который с трудом можно оценить, саттвические состояния, ясные пути и зачаточные тенденции света, чистоты и счастья, тонкую адаптацию и сочувствие с окружением, интеллект, равновесие, правильный ум, правильную волю и чув ство, правильный импульс, добродетель, порядок. Все имеют их раджасические формы и импульсы, и мутные части желания, страсти и борьбы, извращения, фальши и ошибок, несбалансированную радость и печаль, агрес сивный толчок к работе и страстно желающее творчество, сильные, дерзкие, пламенные или яростные реакции на давление окружения и на жизненные атаки и предложения. Всё имеет свои тамасические стадии и постоянно затемнённые части, их моменты или пункты бессознательности, их долгие привычки или их временные бес плодные мечты слабой покорности или тупого приятия, составляющая их немощность или движение усталости, небрежность и вялость, и их падения в невежество и неспособность, депрессию, страх и трусливое отступление или подчинение окружающей среде и давлению людей, событий и сил. Каждый из нас саттвичен в некоторый направлениях его Природной энергии, или в некоторых частях своего ума или характера, в других раджасичен, тамасичен в третьих. Согласно тому, как одна или другая из форм обычно доминирует в его общем темперамен те, типе ума и образе действия, о ком-либо может быть сказано, что он саттвический, раджасический или тама сический человек;

но немногие всегда только одного вида, и никто не пребывает всецело в своём виде. Мудрые не всегда или полностью мудры, умные умны только местами;

святой подавляет в себе много несвятых движе ний, подлый не целиком зол: самый глупый имеет свои невыраженные, неиспользованные и неразвитые способ ности, самый робкий имеет свои моменты или пути проявления мужества, беспомощный и слабый— скрытую часть природы, полную силы. Доминирующие гуны не являются сутью типа души воплощённого существа, но только показателем формации, которую оно создало для этой жизни, или в течение его нынешнего существова ния и в данный момент его эволюции во Времени.

* * * Когда Садхака однажды отступил от действия Пракрити в нём или над ним и, не вмешиваясь, не улучшая и не препятствуя, не выбирая и не решая, разрешил ее игру и анализирует и наблюдает процесс, он скоро обнару живает, что ее формы самозависимы и работают, как работает однажды заведенная машина, посредством своей собственной структуры и движущих сил. Сила и движение вперед исходят от Пракрити, а не от существа. Тогда он осознаёт, сколь ошибочно было его впечатление, что его ум был производителем его действий;

его ум был только малой его частью, творением и мотором Природы. Природа всё время действовала в своих собственных формах, передвигая взад и вперёд три общих качества, как девочка может играть со своими куклами. Его эго было все это время инструментом и игрушкой;

его характер и интеллект, его моральные качества и ментальные силы, его творения, работы и подвиги, его злость и снисходительность, его жестокость и прощение, его любовь и его ненависть, его грех и его добродетель, его свет и его тьма, его страсть радости и его мука печали были иг рой Природы, которой душа, привлечённая, завоёванная и подчинённая, оказывает на время своё пассивное со действие 1. И тем не менее детерминизм Природы или Силы ещё не есть всё;

и в материи может звучать голос lent its passive concurrence http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая. Глава X. Три Формы Природы.

души,— но души тайной, Пуруши, а не ума или эго, поскольку они не являются независимыми сущностями, но частями Природы. Ибо санкция души необходима для игры, и внутренней молчаливой волей как господь и дающий санкцию она может определить принцип игры и вмешиваться в ее комбинации, хотя исполнение в мыс ли, воле, действии и импульсе должно всё же быть делом и привилегией Природы. Пуруша может указывать Природе гармонию для исполнения, но не вмешательством в ее функции, а путем сознательного взгляда и отно шения, которые она превращает сразу или после больших трудностей в выражающую идею, динамический им пульс и значительную форму.

Избежание действия двух низших гун очевидно необходимо, если мы превращаем нашу нынешнюю природу в силу и форму божественного сознания и инструмент его сил. Тамас затемняет и препятствует свету божест венного знания проникать в тёмные и бездействующие уголки нашей природы. Тамас делает неспособными и отбирает силу, необходимую чтобы отвечать божественному импульсу и энергию, необходимую чтобы изме нить, и волю, необходимую чтобы прогрессировать и делать нас пластичными для [воздействия] великой Шак ти. Раджас извращает знание, делает наш рассудок сообщником фальши и подстрекателем каждого неверного движения, тревожит и искривляет нашу жизненную силу и ее импульсы, нарушает баланс и здоровье тела. Рад жас захватывает все высокие идеи и возвышенные движения и оборачивает их к ложному и эгоистическому ис пользованию;

даже божественная Истина и божественные влияния, когда они спускаются до земного уровня, не могут избежать этого злоупотребления и захвата. При Тамасическом затемнении и раджасическом препятствии преобразованию невозможны ни божественное изменение, ни божественная жизнь.

Исключительное прибежище в Саттве казалось бы может послужить путём спасения: но здесь трудность в том, что ни одно из качеств не может превалировать само по себе над двумя другими его компаньонами и со перниками. Если, рассматривая качество желания и страсти как причину тревоги, страдания, греха и печали, мы напрягаемся и трудимся, чтобы подавить и подчинить его, Раджас никнет, но поднимается Тамас. Ибо, когда принцип активности притупляется, инерция занимает его место. Тихий мир, счастье, знание, любовь, правильное настроение могут быть привнесены принципом света, но если Раджас отсутствует или полностью подавлен, ти шина в душе имеет тенденцию стать неподвижностью бездействия, а не твёрдой основой динамического изме нения. Неэффективно правильно думающая, правильно делающая, добрая, умеренная и ровная, природа может стать в своих динамических частях Саттва-тамасической, нейтральной, бледно окрашенной, нетворческой, опус тошённой и обессиленной. Ментальная и моральная темнота может отсутствовать, но также [пропадут] и интен сивные источники действия, а это есть тормозящее ограничение и другой вид неспособности. Ибо Тамас двойст венен;

он противоречит Раджасу инерцией, он противоречит Саттве узостью, темнотой и невежеством, и, если хотя бы один из них угнетён, то он вливается, чтобы занять его место.

Если мы вновь призываем Раджас, чтобы исправить эту ошибку, и приказываем ему объединиться с Саттвой, чтобы посредством их союза стремиться освободиться от тёмного принципа, мы обнаружим, что мы возвысили наше действие, но что опять присутствует подчинение раджасическому хотению, страсти, разочарованию, стра данию, злости. Эти движения могут быть более возвышенные и величественные по своему масштабу, духу и действию, чем раньше, но они не есть мир, свобода, власть и самогосподство, к которым мы стараемся придти.

Где бы не таились желание и эго, страсть и беспокойство затаились вместе с ними и неотделимы от них. И если мы ищем компромисс между тремя формами так, чтобы Саттва был ведущим, а остальные подчинены, всё же мы только придём к более умеренному действию игры Природы. Новое равновесие достигнуто, но духовная свобода и господство вне видимости, или ещё только отдаленная перспектива.

Радикально отличающееся движение должно отвести нас от гун и поднять нас над ними. Ошибка, которая позволяет принимать действие форм Природы, должна исчезнуть;

ибо до тех пор, пока оно принимается, душа вовлечена в их операции и подчинена их закону. Форма Саттвы должна быть превзойдена, так же как Раджас и Тамас, золотая цепь должна быть порвана точно так же, как свинцовые кандалы и разукрашенные оковы из сме шанного сплава. Гита предписывает для этой цели новый метод самодисциплины. Он состоит в том, чтобы отойти в себе от действия форм и наблюдать их неровный поток в качестве Свидетеля, сидящего выше волную щихся сил Природы. Он тот, кто наблюдает, но беспристрастно и безразлично, отстранённый от них на их соб ственном уровне, пребывая в своей изначальной позиции высоко над ними. Свидетель смотрит, как под нимаются и опадают их волны, наблюдает, но не принимает и ни на минуту не вмешивается в их течение. Сна чала здесь должна быть свобода безличного Свидетеля;

затем здесь может появиться контроль Владыки, Ишва ры.

* * * Изначальное преимущество этого процесса отчуждения состоит в том, что человек начинает понимать свою собственную природу и всю Природу. Отчужденный Свидетель может видеть полностью без малейшего ослеп http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая. Глава X. Три Формы Природы.

ления эгоизмом игру ее форм Невежества и прослеживать ее во всех разветвлениях, утаиваниях и тонкостях — ибо она полна камуфляжа, маскировки, ловушек, вероломства и уловок. Наученный долгим опытом, сознающий все действия и условия как их взаимодействие, глубоко разбирающийся в их процессах, он не может больше быть побежденным их атаками, уловлен их сетями или обманут их масками. В то же время он постигает, что эго это не более чем приспособление и удерживающий узел их взаимодействия, и постигая это, он освобождается от иллюзии низшей эгоистической Природы. Он уходит от саттвического эгоизма альтруиста, святого и мыслителя;

он стряхивает с себя контроль раджасического эгоизма, наложенный на его жизненные импульсы, и перестаёт быть трудящимся поставщиком пищи для заинтересованности в себе, избалованным пленником или рабом, над рывающимся на галере страсти и желания;

он светом знания уничтожает тамасический эгоизм невежественного или пассивного скучного, неразумного, придерживающегося обычного круга человеческой жизни существа. Та ким образом убеждённый и осознающий основной порок чувства эго во всех наших личных действиях, он боль ше не ищет путей самоисправления и самоосвобождения в раджасическом или саттвическом эго, но смотрит вверх, за пределы инструментов и работ Природы, только на Владыку трудов и его верховную Шакти, верхов ную Пракрити. Только там всё бытие чисто и свободно, и возможно правление божественной Правды.

В этой последовательности первый шаг есть определённое отчуждённое превосходство над тремя формами Природы. Душа внутренне отделена и свободна от низшей Пракрити, не вовлечена в ее кольца, безразлична и довольна, находясь выше неё. Природа продолжает действовать в тройном круге ее древних привычек,— жела ние, печаль и радость атакуют сердце, инструменты впадают в бездействие, темноту и усталость, свет и мир воз вращаются в сердце, ум и тело;

но душа неизменна и незатрагиваема этими переменами. Наблюдая и не будучи тронутой горем и желанием низших членов, улыбаясь [в ответ] на их радости и их трудности, рассматривая и не будучи побежденной неудачами, темнотой мысли, дикостью, слабостью сердца и нервов, непринуждённая и не привязанная к просветлениям ума, его облегчениям и чувству лёгкости или силы в ответ на свет и радость, она не погружает себя ни в одну из этих вещей, но неподвижно ждет указаний высшей Воли и интуиции высшего светоносного знания. Действуя всегда таким образом, она неизбежно становится свободной даже в ее динамиче ских частях от борьбы трёх форм, и их недостаточных значимостей и сковывающих ограничений. Ибо теперь эта низшая Пракрити всё больше чувствует принуждение, исходящее от высшей Шакти. Старые привычки, за кото рые она цеплялась, не получают дальнейшей санкции и начинают устойчиво терять свою частоту и силу воз вращения. Наконец она понимает, что призвана к высшему действию и лучшему состоянию, и, как бы то ни бы ло медленно, как бы то ни было неохотно, и с какой бы начальной или продолжающейся противной волей и пре пятствующим невежеством, она подчиняется, поворачивает и готовит себя к изменению.

Статическая свобода души, больше не являющаяся только свидетелем и знающим, венчается динамической трансформацией Природы. Постоянные смешанные и неравномерные операции трёх форм, действующих друг на друга в наших трёх инструментах, прекращают своё обычное беспорядочное, беспокойное и неправильное действие и движение. Другое действие становится возможным, начинается, растет, достигает кульминации, ра бота более истинно верная, более сияющая, естественная и нормальная для глубочайшего божественного взаи модействия Пуруши и Пракрити, почти сверхъестественное и сверхнормальное для нашей нынешней несовер шенной природы. Тело, обусловливающее физический ум, больше не настаивает на тамасической инерции, ко торая повторяет всегда одно и то же невежественное движение: оно становится пассивным полем и инс трументом более великой силы и света, оно отвечает на каждое требование духовной силы, поддерживает лю бую разновидность и интенсивность нового божественного опыта. Наши кинетические и динамические витали ческие части,— наше нервное, эмоциональное, чувственное и волевое существо,— увеличиваются в силе и при нимают неустанное действие и блаженную радость переживания, но учатся в то же время стоять на основе ши рокого самообладающего и самоуравновешивающего спокойствия, возвышенные в применении силы, божест венные в промежутках покоя, ни ликующие и не возбуждённые, ни мучимые печалью и болью, никогда не под гоняемые желанием и докучливыми импульсами, ни утомлённые неспособностью и вялостью. Интеллект, мыш ление, понимание и отражающий ум отказываются от своих саттвических ограничений и открываются сущност ному свету и миру. Бесконечное знание предлагает нам свои блистающие уровни, знание, основанное не на мен тальных конструкциях, не связанное точкой зрения и мыслью или зависимое от запинающейся неуверенной ло гики и слабой поддержки чувств, но самоочевидное, аутентичное, всепроникающее, всепонимающее, безгранич ное блаженство и мир, не зависящее от освобождения от тормозящего напряжения творящей энергии и динами ческого действия, не состоящее из нескольких ограниченных частичных блаженств, но самосуществующее и всевключающее, влитое в вечно расширяющиеся области и текущее через всё более широкие и более многочис ленные каналы, чтобы обладать природой. Высшие сила, блаженство и знание, исходящие из источника за умом, жизнью и телом, охватывают последние, чтобы перелить их в более божественный образ.

felicities http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая. Глава X. Три Формы Природы.

Здесь побеждена дисгармония тройной формы нашего низшего существования, и здесь начинается более ве ликая тройная форма божественной Природы. Здесь нет темноты Тамаса или инерции. Тамас замещен божест венным миром и тихим вечным покоем, из которого освобождается, как из высшего источника спокойного со средоточения, игра действия и знание. Здесь нет раджасического кинезиса, нет желания, нет радостного или пе чального устремления действия, творения и обладания, нет плодоносящего хаоса беспокойного импульса. Рад жас замещается самообладающей мощью и безграничным действием силы, которое даже в своих самых безудер жных напряжениях не колеблет недвижимую уравновешенность души и не напрягает обширные и глубокие не беса и сверкающие пропасти ее покоя. Здесь нет конструирующего света ума, бросаемого вокруг чтобы ухватить и связать Истину, никакой ненадёжной и неактивной успокоенности. Саттва замещена просветлением и духов ным блаженством, идентичными с глубиной и бесконечным существованием души и преисполненными прямого и аутентичного знания, которое берет начало от завуалированного великолепия тайного Всеведения. Это более великое сознание, в которое должно быть преобразовано наше низшее сознание, эта природа Невежества с ее неспокойной несбалансированной деятельностью трёх форм [должна быть] изменена в эту великую сияющую сверхприроду. Сначала мы становимся свободными от трех гун, отчужденные, неволнуемые, ;

но это восстановление естественного состояния души, я, духа, свободного и наблюдающего в его недвижимом покое движение Пракрити в ее силе Неведения. Если на этой основе природа, движение Пракрити, тоже должна стать свободной, это должно произойти путем неподвижности действия в светящемся мире и тишине, в котором все действия совершаются без какой-либо сознательной реакции, участия или импульса со стороны ума или жизнен ного существа, без какой-либо пульсации мысли или вихревого движения виталических частей: это должно быть сделано по побуждению, по инициативе, работой безличной космической или трансцендентной Силы. Космиче ские Ум, Жизнь, Субстанция должны действовать, или чистая трансцендентная Сила Я 1 и Блаженство, отлича ющиеся от нашего личного бытия или его Природного вместилища. Это состояние свободы, которое может прийти в Йоге трудов через отречение от эго, желания, личной инициативы, самоотдачу существа космическому Я или универсальной Шакти;

оно может прийти в Йоге знания в результате остановки мысли, тишины ума, от крытия всего бытия космическому Сознанию, космическому Я, космическому Динамизму или вышей Реально сти;

оно может прийти в Йоге Преданности путем отдачи сердца и всей природы в руки Всеблаженного, как обожаемому Господину нашего существования. Но самое высшее изменение происходит в результате более по зитивной и динамичной трансценденции: это преображение или превращение в высшее духовное состояние,, при котором мы участвуем в величайшем духовном усилении;

ибо три низших неровных формы пе реходят в ровную триединую форму вечного покоя, света и силы, спокойствия, кинезиса, просветления божест венной Природы.

Эта высшая гармония не может прийти кроме как посредством остановки эгоистической воли, выбора и дей ствия, и успокоения нашего ограниченного интеллекта. Индивидуальное эго должно прекратить стремиться и бороться, ум замолкнуть, воля желания научиться не проявлять инициативу. Наша личность должна воссоеди ниться со своим источником, а всякая мысль и побуждение [должны] приходить сверху. Тайный Владыка наших действий будет медленно открываться нам, и из непоколебимой надёжности высшей Воли и Знания будет давать санкцию божественной Шакти, которая будет производить все действия в нас с чистой и возвышенной природой в качестве своего инструмента;

индивидуальный центр личности будет только подпоркой ее работ здесь, их при ёмником и каналом, отражателем ее силы и лучезарным участником ее света, радости и силы. Действуя, он не будет действовать, и никакая реакция низшей Пракрити не коснётся его. Превосхождение трёх форм Природы есть первое условие, а их трансформация — решающая ступень этой перемены, путем которой Путь Трудов вос ходит из узкой ямы нашей затемненной человеческой природы в неограниченную широту Истины и Света над нами.

Self-Power http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая.

Глава XI Владыка Труда ВЛАДЫКОЙ и Движителем наших трудов является Единый, Вселенский и Верховный, Веч ный и Бесконечный. Он есть трансцендентный неведомый и непознаваемый Абсолют, непередаваемый и непро явленный Невыразимый, находящийся над нами;

но он является также Я всего сущего, Владыкой всех миров, превосходящим все миры, Светом и Руководителем, Всепрекрасным и Всеблагим, Возлюбленным и Любящим.

Он суть Космический Дух и вся эта творческая Энергия вокруг нас;

он есть Имманентный в нас. Всё, что есть, есть он, и он Больше нежели всё то, что есть, и мы сами, хоть мы этого не ведаем, есть бытие его существа, сила его силы, сознательны сознанием, полученным от его сознания;

даже наше смертное существование состоит из его материи, и в нас есть бессмертный, который является искрой Света и Блаженства, существующих вечно. И неважно, посредством ли знания, трудов, любви или иными средствами узнать эту истину нашего бытия,— осоз нать ее, сделать действенной здесь или где бы то ни было есть цель всей Йоги.

* * * Но путь долог и труд тяжел, прежде чем мы сможем взглянуть на него глазами, видящими истину, и ещё дольше и еще упорней должно быть наше стремление, если нам суждено перестроить самих себя в его истинный образ. Владыка труда не открывает себя сразу же тому, кто его ищет. Всегда именно его Сила действует за заве сой 1, но она становится явной лишь когда мы отрекаемся от эгоизма деятеля, и ее непосредственное движение увеличивается пропорционально тому, как это отречение становится все более и более конкретным. Лишь тогда, когда наша отдача его божественной Шакти становится абсолютной, получаем мы право жить в его абсолютном присутствии. И лишь тогда сможем мы увидеть, как наш труд совершенно естественно, полностью и просто вли вается в форму Божественной Воли.

Таким образом, должны существовать стадии и градации нашего приближения к этому совершенству, как есть они на пути к любому иному совершенству на любом уровне Природы. Видение полной славы может явит ся нам прежде, медленно или внезапно, однажды или часто, но всё же до того, как основание будет завершено, оно является кратким и сжатым, а не продолжительным и всеохватывающим опытом, не длительным присутст вием. Обширность, бесконечное содержание Божественного Откровения приходит позже и постепенно раскры вает свою мощь и своё значение. Или, даже, устойчивое видение может быть достигнуто на вершинах нашей природы, и всё же совершенный ответ низших составляющих приходит лишь поэтапно. Первыми составляющи ми всякой Йоги являются вера и терпение. Жар сердца и неудержимость ищущей воли, стремящиеся взять штурмом царствие небесное, могут добиться ничтожных результатов, если они будут пренебрегать поддержкой своей горячности со стороны этих безмолвных и более спокойный помощников. И в длительной и трудной инте гральной Йоге должна присутствовать цельная вера и непоколебимое терпение.

Очень трудно приобрести или выработать эту веру и твердость на крутом и узком пути Йоги из-за нетерпе ливости как сердца и ума, так и стремящейся, но переменчивой воли нашей раджасической природы. Виталиче ская природа человека всегда жаждет плодов своего труда и, если эти плоды должны, появившись, быть отрину ты или долгое время неиспользованы, он теряет веру в идеал и в руководство. Ибо его ум всегда судит по внеш ности вещей, поскольку это является первой, неотъемлемой привычкой интеллектуального рассудка, которому он так безгранично доверяет. Нет для нас ничего более легкого, чем винить Бога в нашем сердце, когда мы долго страдаем или спотыкаемся в темноте, или отречься от идеала, который мы поставили перед собой. Ибо мы гово рим: «Я верил в Высочайшего, и я предан страданию, греху и заблуждению». Или же: «Я поставил всю мою жизнь на идею, которой противоречат и которую разрушают самые непреложные факты. Было бы гораздо лучше оставаться таким же, как и все, кто признал свою ограниченность и ступает по твердой почве обычного опыта».

В такие моменты — а они иногда бывают часты и продолжительны — всякий высший опыт оказывается забыт и сердце сосредоточенно на своей собственной горечи. Именно в этих тёмных переходах можно отпасть от добра или отвернуть назад от божественного труда.

Если кто-либо шёл долго и непоколебимо по этому пути, то вера в сердце останется и под самым яростным неблагоприятным давлением;

даже если она скрыта или явно подавлена, она воспользуется первой же возмож ностью вновь возникнуть. Ибо нечто более высокое, нежели сердце или интеллект, поддерживает ее, несмотря behind the veil http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая. Глава XI. Владыка Труда.

на самые ужасные падения и самые продолжительные неудачи. Но даже самому опытному Садхаке подобные перемены или затуманивания приносят задержку его прогресса, и являются в высшей степени опасными для новичка. Вот почему совершенно необходимо с самого начала понять и принять величайшую трудность пути и почувствовать нужду в вере, которая для интеллекта может показаться слепой, но которая всё же является более мудрой, чем наш рассуждающий ум. Ибо эта вера является поддержкой сверху;

она суть сверкающая тень, от брасываемая тайным светом, превосходящим интеллект и его информацию;

она — сердце сокрытого знания, которое не во власти непосредственных видимостей. Наша вера, упорная и настойчивая, будет подтверждена в своих трудах и вознесена и преобразована в конечном счёте в самооткровение божественного знания. Мы долж ны всегда твердо придерживаться предписания Гиты: «Йога должна постоянно практиковаться с сердцем, сво бодным от падений в состояние подавленности». Мы всегда должны повторять сомневающемуся интеллекту обещание Владыки: «Непременно Я выведу тебя из греха и зла;

так не предавайся печали». В конце концов, мерцания [пламени] веры прекратятся;

ибо мы узрим его лик и всегда будем чувствовать Божественное Присут ствие.

* * * Господин наших трудов уважает нашу природу даже тогда, когда он преобразует ее;

он всегда действует че рез природу, а не по прихоти или по капризу. Наша несовершенная природа заключает в себе компоненты наше го совершенства, но в зачаточном состоянии, искаженные, перепутанные, набросанные в беспорядке или в не верном и несовершенном порядке. Весь этот материал должен быть терпеливо доведен до совершенства, очи щен, реорганизован, заново вылеплен и трансформирован, не изрублен, срезан, или умерщвлён или покалечен, не предан забвению путём обуздания и отрицания. Этот мир и мы, в нём живущие, являемся его творением и проявлением, и он работает с ним и с нами таким путем, который наш узкий и невежественный ум не в силах познать до тех пор, пока он не станет безмолвным и не откроется божественному знанию. В наших ошибках за ключена материя истины, которая трудится над тем, чтобы открыть свое значение нашему ищущему не ощупь интеллекту. Человеческий интеллект устраняет одну ошибку — и правду с ней,— и заменяет ее другой полу правдой, полу-ошибкой;

но Божественная Мудрость продолжает сносить наши продолжающиеся ошибки до тех пор, пока мы не будем в состоянии добраться до истины, спрятанной и защищенной подо всеми ложными обо лочками. Наши грехи — это ложно направленные шаги ищущей Силы, нацеленной не на грех, а на совершенст во, на то, что мы могли бы назвать божественной добродетелью. Часто они являются покровами качества, кото рое должно быть трансформировано и выведено из-под этого мерзкого камуфляжа: иначе, в совершенном боже ственном провидении вещей, их существование или продолжение не было бы допущено. Владыка наших трудов вовсе не растяпа, не безразличный свидетель и не праздный игрок, забавляющийся роскошью ненужного зла. Он мудрее нашего рассудка и мудрее нашей добродетели.

Наша природа не только ошибочна в воле и невежественна в знании, но и слаба в силе;

но существует Боже ственная Сила, и она поведет нас, если мы поверим в нее, и она использует наши слабости и нашу силу для бо жественной цели. И если нас постигла неудача в достижении ближайшей цели, то это вследствие того, что он запланировал неудачу;

часто наша неудача или плохой результат является верной дорогой к истинному резуль тату, к которому не привёл бы немедленный и полный успех. Если мы страдаем, то это потому, что что-то в нас должно быть подготовлено для редкой возможности наслаждения. Если мы спотыкаемся, то это к тому, чтобы в конце концов узнать тайны более совершенной походки. И не дай бог, чтобы мы впали в бешенную горячку да же в достижении мира, чистоты и совершенства. Мир должен быть нашим достоянием, но не мир пустой и разо рённой природы или умерщвлённых или изувеченных способностей, неспособных к волнению оттого, что мы сделали их неспособными к напряжению, горению и силе. Чистота должна быть нашей целью, но не чистота пустоты или бесцветной и суровой холодности. От нас требуется совершенство, но не такое совершенство, кото рое может существовать лишь ограничивая свой простор узкими рамками или по прихоти прекращая вечно са морасширяющееся раскручивание Бесконечного. Наша цель — изменится в божественную природу, но божест венная природа не является ментальным или моральным, но духовным состоянием, которого трудно достичь, и трудно даже постичь нашим интеллектом. Владыка нашей работы и нашей Йоги знает, что должно быть сдела но, и мы должны позволить ему сделать это в нас его собственными средствами и его собственным способом.

Движение Неведения в своей основе эгоистично, и для нас нет ничего более трудного, чем избавление от эго изма, в то время как мы всё ещё признаём личность и привержены действию в полусвете и в полусиле нашей незаконченной природы. Легче лишить эго пищи посредством отречения от импульса к действию, или же убить его, отсекши от себя всякое движение личности. Легче вознести его в самозабвение путём растворения в трансе покоя или же в экстазе божественной Любви. Но ещё более трудной задачей для нас является освобождение ис тинной Личности и достижение божественной зрелости, которая будет являться чистым сосудом божественной http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая. Глава XI. Владыка Труда.

силы и совершенным инструментом божественного действия. И так непреклонно следует двигаться шаг за ша гом;

препятствие за препятствием должны быть испробованы и полностью покорены. Только Мудрость и Сила Божества могут совершить это для нас, и совершат, если мы будем стремиться к нему всей полнотой своей веры, последуем за ним и примем его деяния с непреклонным мужеством и терпением.

Первый шаг на этом долгом пути — посвящение всех наших дел как жертвы Божеству в нас и в мире;

это по зиция ума и сердца, не слишком трудная для начала, но очень тяжёлая для того, чтобы сделать ее совершенно искренней и всепроникающей. Вторым шагом будет отречение от привязанности к плодам наших трудов;

ибо единственно истинным, неизбежным и крайне желательным результатом принесения жертвы — и единственно необходимым — является Божественное Присутствие, Божественное Сознание и Сила в нас, и если это достиг нуто, всё остальное приложится. Это трансформация эгоистической воли в нашем виталическом существе, на шей души желания и природы желания, что гораздо труднее остального. Третий шаг заключается в том, чтобы избавиться от центрального эгоизма и даже от чувства эго работника. Это самое трудное преобразование изо всех, и оно не может быть сделано совершенно без первых двух шагов;

но и эти два первых шага не могут быть завершены, если третий не венчает [всё] движение и, вследствие угасания эгоизма, разрушает саму основу жела ния. Лишь тогда, когда мелкое чувство эго вырвано из природы, сможет ищущий узнать свою истинную лич ность, которое пребывает в высоте как часть и сила Божественного, и откинуть всякий побудительный мотив, отличный от воли Божественной Шакти.

* * * Существуют градации в этом последнем интегрирующем движении;

ибо оно не может быть осуществлено сразу же или без длительной подготовки, которая поспешно приближает его и делает в конечном счете возмож ным. Первое приближение, которое должно быть сделано — это перестать рассматривать себя в качестве работ ника и твердо уяснить то, что мы лишь инструменты космической Силы. Сперва это не одна Сила, а много кос мических сил, которые, как кажется, двигают нами;

но они могут быть превращены в питательную среду для эго, и это представление освобождает лишь ум, а не всю природу. Даже тогда, когда мы начинаем сознавать, что всё есть проявление работы одной космической Силы и Божества, стоящего за ней, это тоже не обязательно ос вобождает. Если эгоизм работника исчезает, то эгоизм инструмента может его заменить или же продлить [его существование] в скрытом состоянии. Жизнь мира была полна случаев эгоизма подобного рода, и он может быть ещё более поглощающим и чудовищным, чем любой другой;

та же опасность таится и в Йоге. Человек стано виться лидером среди людей или выдающимся в том или ином кругу, и чувствует себя полным силы, которая, как ему известно, выше и за пределами его собственной эгo-Cилы 1;

он может сознавать Судьбу, творящую через него, или Волю, таинственную и непостижимую, или Свет в великом сиянии. Получаются удивительные и сверхординарные результаты его мыслей, его действий или его творческого гения. Он осуществляет колос сальное разрушение, расчищающее путь человечеству, или некую великую постройку, которая становятся для него на какое-то время местом отдыха. Он является бичом и карой, или же он — светоч и врач [человечества], творец красоты или посланец знания. Или же, если его работа и ее результаты оказываются менее масштабными и имеют ограниченную область, всё равно им сопутствует сильное ощущение того, что он является инструмен том и избранником для этой миссии или его труда. Люди с такой судьбой и владеющие этими силами легко ве рят [в это] сами и объявляют себя просто инструментами в руках Бога или Судьбы: но даже в этом объявлении мы можем увидеть то, что здесь может вкрасться или скрываться ещё больший и более преувеличенный эгоизм, чем тот, который имеют мужество принять или содержать в себе обычные люди. И часто, когда подобного рода люди говорят о Боге, то лишь для того, чтобы воздвигнуть его образ, который на самом деле ни что иное, как огромная тень их самих или их собственной природы, устойчивая Обоготворённая Суть 2 их собственного типа воли, мысли, качества и силы. Этот увеличенный образ их эго и есть тот Властелин, которому они служат.

Слишком часто это случается в Йоге со слишком легко возвеличившимися сильными виталическими натурами или умами, когда они позволяют амбиции, гордости или желанию величия войти в их духовные поиски и испор тить чистоту побуждения;

увеличенное эго встает между ними и их истинной сущностью и ради своей собствен ной личной цели черпает силу из более великой невидимой Мощи, божественной или небожественной, дейст вующей через них, которую они смутно или четко начинают осознавать. Интеллектуальное восприятие или ви талическое ощущение Силы более великой, чем наша, и нас самих, как чего-то движимого ей, не достаточно для освобождения от эго.

ego-Force Deific Essence http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая. Глава XI. Владыка Труда.

Это восприятие, это ощущение более великой Силы в нас или над нами и двигающей нас, вовсе не галлюци нация или мегаломания. Те, кто таким образом чувствуют и видят, обладают большим видением, чем обычные люди, и продвинулись на шаг вперёд за ограниченный физический интеллект, но их видение не есть полное ви дение или непосредственный опыт. Ибо из-за того, что они нечисты в уме и несознающи в душе, из-за того, что их пробуждение в основном лишь в области виталического, нежели в духовную субстанцию [своего] Я, они не могут быть сознательными инструментами Божества или встретить лицом к лицу Владыку, но используются через посредство их подверженной ошибкам и несовершенной природы. Самое большее, что они видят из Боже ственного — это Судьбу, или космическую Силу, или же они дают его имя ограниченному Божеству, или, что хуже, титанической или демонической Силе, скрывающей его. Даже некоторые основатели религий воздвигли образ Бога секты, или национального Бога, или Силы ужаса и наказания, или Нумена саттвической любви, ми лости и добродетели, и всё это выглядит так, будто они никогда не видели Единого и Вечного. Божественное принимает образ, создаваемый ими, и вершит свое дело в них через этого посредника, но, поскольку единая Си ла ощутима и проявлена в их несовершенной природе сильнее, чем в других, мотивационный принцип эгоизма в них тоже может быть более сильным, чем в других. Возвеличенное раджасическое или саттвическое эго всё ещё владеет ими и стоит между ними и интегральной Истиной. Даже это уже что-то, начало, пусть далекое от истин ного и совершенного опыта. Гораздо худшее может случиться с теми, кто разрывает что-то в человеческих узах, но не обладает чистотой и знанием, ибо они могут стать инструментами, но не Божественного;

слишком часто, используя его имя, они бессознательно служат его личинам и чёрным Противникам, Силам Тьмы.

Наша природа должна стать пристанищем космической Силы, но не в низшем ее аспекте или в раджасиче ском или саттвическом движении;

она должна служить всемирной Воле, но в свете более великого освобож дающего знания. В позиции инструмента не должно быть никакого эгоизма, даже когда мы полностью сознаем величие Силы внутри нас. Каждый человек, осознанно или неосознанно, является инструментом всемирной Си лы и, не считая [ощущения] внутреннего Присутствия, нет такой уж существенный разницы между двумя дейст виями, действием одного инструмента и другого, как то утверждает безрассудство эгоистической гордыни. Раз личие между знанием и невежеством является благоволением Духа;

дыхание божественной Силы веет там, где он сегодня наполняет одного, а завтра другого, своим словом или могуществом. Если горшечник делает один горшок более совершенным, чем другой, то заслуга в этом не посуды, а горшечника. Подход нашего ума не должен быть: «Это моя мощь» или «Узри Божью силу во мне», а скорее: «Божественная Сила работает в этом уме и теле, и она та же самая, что трудится во всех людях и животных, в растении и в металле, в сознательных и живых вещах и в том, что выглядит бессознательным и неживым». Огромное видение Единого, творящего во всем, и всего мира как ровного инструмента божественного действия и постепенного самовыражения, если оно становится нашим полным опытом, поможет изжить раджасический эгоизм в нас, и даже саттвическое чувство эго начнёт исчезать из нашей природы.

Искоренение этой формы эго ведет прямо к истинному инструментальному действию, являющемуся сутью совершенной Карма-Йоги. Ибо покуда мы лелеем инструментальное эго, мы можем притвориться для самих себя, что мы есть сознательные инструменты Божественного, но на самом деле мы стараемся сделать Божествен ную Шакти инструментом наших собственных желаний или нашей эгоистической цели. И даже тогда, когда эго подчинено, но не уничтожено, мы действительно можем быть двигателями божественной Работы, но мы будем несовершенными орудиями и исказим или испортим работу нашими ментальными ошибками, нашими витали ческими искажениями или упрямыми неспособностями нашей физической природы. Если это эго исчезнет, то тогда мы сможем по настоящему стать не только чистыми инструментами, сознательно дающими согласие на каждый поворот божественной Руки, движущей нами, но сознающими нашу истинную природу, сознательными частями единого Вечного и Бесконечного, вынесенных верховной Шакти для свершения ее работ.

* * * Существует ещё более великий шаг, который подлежит совершить после сдачи инструментального эго Боже ственной Шакти. Недостаточно знать ее как единую Космическую Силу, движущую нами и всеми созданиями на уровнях ума, жизни и Материи;

ибо это низшая Природа и, хотя Божественное Знание, Свет, Сила здесь скрыто присутствуют и действуют в Невежестве, и могут частично разбить его завесу и проявить нечто истинно присущее им, или спустится вниз и вознести эти несовершенные низшие деяния, всё же, даже если мы осознаем Единое в одухотворённом уме, одухотворённом жизненном движении, одухотворённом сознании тела, несовер шенство сохраняется в динамических частях. Возникает ошибочный ответ Высшей Силе, завеса на лице Божест венного, постоянная смесь Невежества. И лишь когда мы открываемся Божественной Шакти в истине ее силы, превосходящей эту низшую Пракрити, для нас становится возможным стать совершенными инструментами ее силы и знания.

http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая. Глава XI. Владыка Труда.

Не только освобождение, но и совершенство должно быть целью Карма-Йоги. Божественное трудится через нашу природу и в согласии с ней;

если наша природа несовершенна, работа так же будет несовершенна, сме шанна, неадекватна. Она даже может быть запачкана грубыми ошибками, заблуждениями, нравственными сла бостями, отвлекающими воздействиями. Труд Божественного будет совершен в нас даже тогда, но сообразно нашей слабости, а не сообразно силе и чистоте источника. Если бы мы практиковали не интегральную Йогу, если бы мы искали лишь освобождения я в нас или недвижимого существования Пуруши, отделённого от Прак рити, это динамическое несовершенство могло бы не иметь значения. Спокойные, невозмутимые, неподавлен ные, неободрённые, отказывающиеся принять совершенство или несовершенство, недостаток или достоинство, грех или добродетель как свои, ощущающие, что это формы Природы, творящей в области своих форм, создают эту смесь, мы можем удалиться в молчание духа и, чистые, незатронутые, лишь свидетельствовать труды Прак рити. Но в интегральной реализации это может быть лишь шагом на пути, а не последним местом отдохновения.

Ибо мы нацелены на божественную реализацию не только в недвижимости Духа, но также в движении Приро ды. И вместе это не будет возможно до тех пор, пока мы не сможем почувствовать присутствие и силу Божест венного в каждом шаге, движении, форме нашей деятельности, в каждом повороте нашей воли, в каждой мысли, чувстве и порыве. Без сомнения, мы можем это чувствовать в каком-то смысле даже в природе Невежества, но это есть Божественная Сила и Присутствие под маской, уменьшение, заниженная величина. Мы требуем гораздо большего, чтобы наша природа стала силой Божественного в Истине Божественного, в Свете, в силе вечной са мосознающей Воли, в широте извечного Знания.

После удаления покрова эго [должно произойти] удаление покрова Природы и ее низших форм, которые правят нашими умом, жизнью и телом. Коль скоро ограничения эго начинают угасать, мы видим, как это покры вало соткано, и обнаруживаем действие космической Природы в нас, и в космической Природе или за ней мы ощущаем присутствие космического Я и динамизм проникающего весь мир Ишвары. Владыка инструмента сто ит за всей этой деятельностью, и даже в самой этой деятельности присутствует его прикосновение и воздействие колоссального направляющего или управляющего Влияния. И мы служим больше не эго или силе эго;

мы пови нуемся Владыке Мира и его эволюционному импульсу. На каждом шагу мы [как бы] говорим [выраженное] сан скритским стихом: «Как мне велишь Ты, пребывающий в сердце моем, так, О Господи, я поступаю». И всё же это действие может быть двух совершенно разных видов, одно лишь просветлённое, другое трансформирован ное и вознесённое в великую сверхприроду. Ибо мы можем продолжать действовать поддержанные нашей при родой, следующей за нами, когда мы были ею и ее иллюзией эгоизма «как бы усажены верхом на машину», но теперь с совершенным пониманием механизма и его использования для своих мировых целей Владыкой трудов, которого мы ощущаем за ним. И, действительно, [именно] до этого состояния даже многие великие Йоги дошли на уровнях одухотворенного ума;

но это вовсе не обязательно должно всегда случаться, ибо существует ещё бо лее великая супраментальная возможность. Возможно подняться над одухотворенным умом и действовать спон танно в живом присутствии исконной божественной Силы Истины [, принадлежащей] Высшей Матери. Наше движение едино с ее движением и сливается с ним, наша воля — одно с ее волей, наша энергия оправдана ее энергией 1, мы должны чувствовать ее работу через нас как Божественное проявление в высшей Силе Мудрости, и мы будем осознавать преобразованные ум, жизнь и тело лишь как каналы верховного Света и Силы за их пределами, безошибочной в ее шагах вследствие трансцендентности и тотальности своего знания. И мы должны быть не только приемниками, каналами, инструментами этого Света и Силы, но мы должны стать частью его в высочайшем вознесённом устойчивом переживании.

И уже, прежде чем мы достигнем этого последнего совершенства, мы можем обрести союз с Божественным в трудах в его чрезвычайной широте, если ещё и не в его самых сиятельных высотах;

поскольку мы теперь пости гаем не просто Природу или формы Природы, но начинаем осознавать, в наших физических движениях, в наших нервных и виталических реакциях, в наших ментальных действиях, Силу более великую, чем тело, ум и жизнь, которая берет под контроль наши ограниченные инструменты и управляет всеми их движениями. Более не су ществует ощущения нашего движения, мыслительного процесса или чувства, но ощущение ее движения, чувст ва и мышления в нас. Эта сила, ощущаемая нами в нас, есть универсальная Сила Божественного, которая скрыто или явно, действуя непосредственно или позволяя использовать свои силы существами в космосе, является единственной Энергией, которая одна только и существует и только одна и делает вселенское или индиви дуальное действие возможным. Ибо эта сила и есть само Божественное в теле своей силы;

всё является этой си лой действия, силой мысли и знания, силой господства и наслаждения, силой любви. Сознающие всегда и во всём, в нас и в других, Владыку Трудов владеющим, населяющим, наслаждающимся через эту Силу, которая является им самим, становящимся через неё всем сущим и всем случающимся, мы достигнем божественного absolved in her energy Wisdom-Power http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая. Глава XI. Владыка Труда.

союза через труды и достигнем через эту реализацию в трудах всего того, чего другие добиваются через абсо лютную преданность или через чистое знание. Но и здесь будет ещё один шаг, зовущий нас, восхождение из этого космического отождествления в тождество божественной Трансцендентности. Владыка наших трудов и нашего бытия не есть просто Божество здесь внутри нас, не просто космический Дух или своего рода вселенская Сила. Мир и Божественное не есть суть одно и тоже, как могло бы полагать некоего рода пантеистическое мыш ление. Мир является эманацией;

он зависит от того нечто, что проявлено в нём но не ограниченно им: Божест венное присутствует не только здесь;

существует ещё и Запредельное, вечная Трансцендентность. Индивидуаль ное бытие в своей духовной части также не выступает формацией в космическом существовании — наше эго, наш ум, наша жизнь, наше тело являются ей;

но неизменный дух, вечная душа в нас, вышел из Трансцендент ности.

* * * Трансцендент, который за пределами всего мира и всей Природы и всё же обладает миром и его природой, который снизошёл чем-то своим в него и лепит из него нечто такое, чем он ещё не стал, является Источником нашего бытия, источником наших трудов и их Владыкой. Но престол Трансцендентального Сознания пребывает в высоте абсолюта божественного Существования — и там же находятся абсолютная Сила, Истина, Блаженство Вечности — о котором наш менталитет не может сформировать никакого понятия, и даже наш самый великий духовный опыт является лишь его уменьшенным отражением в одухотворенном уме и сердце, слабой тенью, бледной производной. И есть исходящая из него своего рода золотая корона Света, Силы, Блаженства и Истины — божественное Сознание Истины 1, как называли ее древние мистики, Сверхразум, Гносис, с которым этот мир меньшего сознания, развивающийся в Неведении, состоит в тайном отношении, и который один под держивает его и предохраняет его от падения в хаос распада. Силы, которые теперь мы с удовлетворением назы ваем гносис, интуиция или просветление являются лишь слабыми отсветами того, что есть полный и пламенный источник, и между высшим человеческим интеллектом и ним расположено множество уровней восхождения сознания, высочайших ментальных или надментальных, которые нам бы пришлось покорить прежде, чем мы достигли бы его или смогли бы спустить его величие и славу сюда. И всё же, как бы это ни было трудно, это восхождение;

эта победа и есть судьба и предназначение человеческого духа, и этот сиятельный спуск или при несение вниз божественной Истины является неизбежным этапом сложной эволюции земной природы;

это пре дусмотренное достижение является его raison d'etre 2, нашим кульминационным состоянием и объяснением на шего земного существования. Ибо хотя Трансцендентальное Божество уже здесь как Пурушоттама в тайном сердце нашего таинства, оно завешено множеством одеяний и масок своей волшебной мировой Йога-Майи;

и лишь благодаря восхождению и победе Души здесь в теле, эти маски могут пасть и динамизм высшей Истины сможет заменить это запутанное плетение полуистины, которое становится творческой ошибкой, это необходи мое Знание, превращенное его погружением в бессознательность Материи и его медленным частичным возвра щением к себе, в деятельное Неведение.

Потому что здесь в мире, хотя гносис и находится тайно за существованием, то, что действует, не является гносисом, но магическим Невежеством Знания, непредсказуемой, хотя внешне явно механической Сверхра зумной Майей. Таким образом, Божественное здесь на первый взгляд предстает перед нами как ровный, пассив ный и безличный Свидетель Дух, неподвижный и дающий согласие Пуруша, не связанный качеством, Про странством или Временем, чья поддержка или санкция беспристрастно дана игре всего действия и энергий, ко торые трансцендентная Воля однажды уже разрешила и уполномочила самореализоваться в космосе. Этот Сви детель Дух, это неподвижное Я в вещах, кажется не проявляет никакой воли и ничего не определяет;

и все же мы узнаём то, что сама его пассивность, его молчаливое присутствие принуждает все вещи продвигаться даже в их неведении к божественной цели и привлекает через разделение к ещё не реализованному единству. И всё же никакая высшая непогрешимая Божественная Воля кажется не присутствует в этом, а лишь широко задейство ванная Космическая Энергия механического исполнительного Процесса, Пракрити. Это — одна сторона косми ческого Я;

другая представлена как вселенское Божество, единое в бытии, множественное в личности и силе, которое придаёт нам, когда мы входим в сознание его вселенских сил, чувство бесконечного качества, воли, действия и мирового знания и единого, но безграничного наслаждения;

потому что через него мы становимся едины со всеми существованиями не только в их сути, но и в их игре действия, видим себя во всём и всё в нас, постигаем всё знание, мысль и чувство как движение единого Ума и Сердца, всю энергию и действия как кине Truth-Consciousneas разумное основание, смысл (фр.) Knowledge-Ignorance http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая. Глава XI. Владыка Труда.

тику единой властной Воли, всю Материю и форму как часть единого Тела, все личности как проекции одной Личности, все эго как искажения единого и единственного реально существующего «Я». В нём мы более не остаёмся отдельными, но теряем наше активное эго во вселенском движении, также как через Свидетеля, не имеющего качеств и вечно непривязанного и незатронутого, мы теряем своё статическое эго во вселенском по кое.

И всё же здесь сохраняется противоречие между этими двумя условиями, отстранённым божественным Без молвием и всеобъемлющим божественным Действием, которое мы можем разрешить в себе определённым спо собом, на определённой высокой ступени, которая для нас выглядит завершенной, но не является таковой, пото му что на ней нет возможности полностью преобразовать и завладеть. Вселенский Мир, Свет, Сила, Блаженство — наши, но их действенное выражение не является выражением Сознания Истины, божественного Гносиса, но всё же, пусть и чудесно освобожденное, вознесённое и просветлённое, поддерживает лишь нынеш нее самовыражение Космического Духа и не трансформирует, подобно Трансцендентальному Нисхождению, двусмысленные символы и завуалированные тайны мира Неведения. Мы сами свободны, но земное сознание остается в оковах;

только дальнейшее трансцендентальное восхождение и нисхождение могут полностью устра нить противоречие, преобразовать и принести освобождение.

Ибо существует ещё и третий крайне близкий и личный аспект Владыки Трудов, который является ключом к его самым засознательно сокрытым таинству и экстазу;

ибо он отделяет от тайны скрытого Трансцендентного и двусмысленного проявления космического Движения индивидуальную Силу Божественного, способную быть посредником между этими двумя и перекинуть мост для нас от одного к другому. В этом аспекте трансцендент ная и вселенская личность Божественного приспосабливается к нашей индивидуализированной личности и при нимает личные отношения с нами, сразу же отождествившись с нами как наше верховное Я и всё же близкая и отличная как наш Владыка, Друг, Любовник, Учитель, наш Отец и наша Мать, наш Партнёр в великой мировой игре, замаскировавшийся в ней под друга и врага, помощника и противника и, во всех взаимоотношениях и во всех деяниях, влияющих на нас, направляющий наши шаги к нашему совершенству и освобождению. И именно благодаря этому более личностному проявлению нам доступна некоторая возможность полного трансценден тального переживания;

ибо в нём мы встречаем Единого не просто в освобожденном спокойствии и мире, не просто с пассивным им активным подчинением в наших делах или через таинство единения со вселенским Зна нием и Силой, наполняющей нас и руководящей нами, но с экстазом божественной Любви и Божественного Восторга, который возносится за пределы молчаливого Свидетеля и активной Силы Мира к определённому по ложительному предвидению величайшей несущей блаженство тайны 2. Потому что не сколько знание, ведущее к некому невыразимому Абсолюту, не сколько труды, поднимающие нас над мировым процессом к изначальному верховному Знающему и Владыке, сколько именно эта наиболее интимная для нас вещь, хотя в настоящее время и совершенно неясная, хранит для нас завёрнутым в свою страстную вуаль глубокий и восхитительный секрет трансцендентного Божества и некую абсолютную позитивность его совершенного Бытия, его всеконцентри рующего Блаженства, его мистической Ананды.

Но индивидуальное отношение с Божественным не всегда или не с [самого] начала приводит в силу вели чайшее расширение или высочайшее самопревосхождение. Сначала это Божество, близкое нам или постоянное в нас может быть полностью прочувствованно лишь в масштабе нашей личной природы и опыта, Проводник и Владыка, Руководитель и Учитель, Друг и Любовник, или же Дух, Сила или Присутствие, составляющее и воз носящее наше направленное вверх и увеличивающееся движение при помощи силы его сокровенной реальности, пребывающей в сердце или руководящей нашей природой с высоты, превышающей наш самый высокий интел лект. Именно наша личная эволюция является его заботой, личные отношения, являющиеся нашей радостью и осуществлением, перестройка нашей природы в его божественный образ, являющаяся нашим обретением себя и совершенством. Внешний мир кажется существует лишь как поле для этого роста, как источник материалов или помогающих или противоборствующих сил для его последовательных этапов. Наши работы, сделанные в этом мире, есть его работы, но даже тогда, когда они служат некой временной вселенской задаче, их главная цель для нас будет сделать внешне динамическими наши взаимоотношения с этим вечным Божеством, или придать им внутреннюю силу. Многие ищущие не просят о большем, или видят продолжение и реализацию [для себя] этого духовного расцвета лишь на запредельных небесах;

союз осуществляется и делается постоянным в вечной оби тели его совершенства, радости и красоты. Но этого недостаточно для ищущего интегрально;

как бы оно ни бы ло интенсивно и прекрасно, личное изолированное достижение не может быть его полной целью или всем его существованием. Должно наступить время, когда личное откроется вселенскому;

сама наша индивидуальность, духовная, ментальная, виталическая, даже физическая, становится вселенской: она выглядит как сила его все “I” to some positive divination of a greater beatific secret http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая. Глава XI. Владыка Труда.

ленской силы и космического духа, или же она содержит вселенную в той невыразимой бескрайности, которая приходит к индивидуальному сознанию тогда, когда оно разрывает путы и востекает вверх к Трансцендентности и во все стороны к Бесконечности.

* * * В Йоге, проживаемой полностью на одухотворенном ментальном уровне, возможно и даже обычно для этих трёх фундаментальных аспектов божественного — Индивидуального или Постоянного, Космического и Транс цендентного — стоять порознь как отдельные реализации. Каждый сам по себе тогда выглядит достаточным для удовлетворения стремления ищущего. Только лишь с личным Божеством во внутреннем просветлённом покое сердца, он может построить свое бытие по образу Возлюбленного и подняться из падшей Природы для того, чтобы жить с ним в неких небесах Духа. Освобожденный в космической бескрайности, избавленный от эго, с личностью, уменьшенной до точки приложения вселенской Силы, спокойный, свободный, бессмертный во все ленной, неподвижный в Свидетельствующем Я, даже будучи широко раскинувшимся без ограничений в беско нечном Пространстве и Времени, он способен наслаждаться в мире свободой Безвременного. Однонаправлен ный к некоей невыразимой Трансцендентности, отбрасывающий в сторону свою личность, стряхивающий с себя труд и беспокойство всемирного Динамизма, он может укрыться в невыразимой Нирване, свести на нет всё су щее в нестерпимом восторге полёта в Непередаваемое.

Но ни одно из этих достижений не будет достаточным для того, кто ищет широкой завершенности инте гральной Йоги. Индивидуального спасения ему не достаточно;

ибо он обнаруживает себя открывающимся кос мическому сознанию, которое далеко превосходит своей широтой и простором узкое напряжение ограниченной индивидуальной реализации, и чей призыв невозможно проигнорировать;

ведомый этим непреодолимым при нуждением, он должен пробиться через все разделительные барьеры, и простереться в Природе мира, заключив в себя вселенную. Сверху тоже существует динамическая реализация, крайне нужная для него, давящая из Выс шего на этот мир существ, и лишь некоторое вмещение и превосхождение [посредством] космического сознания может высвободить в проявление здесь это ещё нерастраченное великолепие. Но и космического сознания тоже недостаточно;

ибо оно тоже не есть вся Божественная реальность, не интегрально. Он должен раскрыть божест венный секрет, который стоит за личностью;

там, в ожидании своего принесения сюда, во Время, лежит тайна воплощения Трансцендентности. В космическом сознании в конце концов сохраняется пробел, не равное урав нение высшего Знания, которое может освободить, но не воздействовать, с Силой, казалось бы использующей ограниченное или маскирующееся поверхностным Невежеством Знание, которая может создавать, но создаёт несовершенство или совершенство преходящее, ограниченное и закрепощенное. С одной стороны здесь стоит свободный нединамический Свидетель, с другой — связанная Исполнительница действия, которой не были да ны все средства к действию. Примирение этих сопутствующих друг другу противоположностей кажется припа сено, отложено, отсрочено и удерживается в Непроявленном за нашими пределами. Но, опять же, просто бегство в некую абсолютную Трансцендентность оставляет личность нереализовавшейся и всемирное действие неза вершённым, и не может удовлетворить интегрального искателя. Он чувствует, что Истина, которая вечна, явля ется Силой, которая творит, равно как и выступает стабильным Существованием;

она не есть просто Сила ис ключительно иллюзорного или невежественного проявления. Вечная Истина может проявить свои истины во Времени;

она может творить в Знании, а не только в Бессознательности или Неведении. Божественное Нисхож дение не меньше, чем восхождение возможно для Божества;

существует перспектива привнесения вниз будуще го совершенства и освобождения в настоящем. По мере расширения его знания, для него становится все более и более очевидным то, что именно для этого Владыка Трудов бросил вниз душу, заключённую в нём, сюда как искру своего огня в темноту, с тем, чтобы она могла вырасти там в источник Света вечного.

Трансцендентное, Вселенское, Индивидуальное — вот три силы, венчающие, лежащие в основе и пронизы вающие всё проявление;

это первая из Троиц. В разворачивании сознания также есть три фундаментальные ста дии, и не одна из них не может быть пропущена, если нам суждено испытать всю Истину существования. Из индивидуального мы просыпаемся в более просторное и свободное космическое сознание;

но также из всемир ного с его сложной системой форм и сил мы должны проникнуть с помощью ещё более великого самопревосхо ждения в сознание без границ, основанное на Абсолюте. И всё же в этом восхождении мы на самом деле не уст раняем, но используем и преобразуем то, что казалось бы мы оставляем;

ибо существует высота, на которой все три вечно живут друг в друге, на этой высоте они блаженно соединены в узле своего гармонизированного един ства. Но эта вершина располагается выше высочайшей и величайшей одухотворенной ментальности, даже если какое-то ее отражение и может быть там воспринято и пережито;

ум, чтобы достигнуть ее, жить там, должен превзойти себя и быть преобразован в супраментальный гностический свет, силу и субстанцию. В этом низшем уменьшенном сознании действительно может быть попытка достичь гармонии, но она всегда будет несовершен http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая. Глава XI. Владыка Труда.

ной;

координация возможна, но не одновременная слитная реализация. Восхождение из ума обязательно для любой более великой реализации. Или же должно быть, при восхождении или как его следствие, динамическое нисхождение самосуществующей Истины, которая всегда существует вознесённой в своём собственном свете над Умом, вечная, первичная по отношению к проявлению Жизни и Материи.

Ибо Ум есть Майя, sat-asat. здесь лежит область охвата истинного и ложного, существующего и несущест вующего, и именно в этой двусмысленной области кажется царит Ум;

но даже в его собственном царстве он по истине является уменьшенным сознанием, он не является частью исконной и верховной порождающей силы Вечного. Даже если Ум способен отобразить некий образ сущностной Истины в своей субстанции, всё равно динамическая сила и действие Истины оказываются в нём всегда разбитыми и разделёнными. Всё, на что спосо бен Ум, это сложить вместе по кусочкам фрагменты и получить единство;

истина Ума это всего лишь полуправ да или часть загадки. Ментальное знание всегда относительно, частично и неполно, и его внешнее действие и творчество получается ещё более запутанным на его стадиях, или точно лишь в узких границах и в результате несовершенного сложения фрагментов. Даже в этом уменьшенном сознании Божественное проявляется как Дух в Уме, так же как он двигается как Дух в Жизни, и ещё загадочнее живет как Дух в Материи;

но не здесь лежит его полное динамическое откровение, не здесь совершенные отождествления Вечного. Лишь тогда, когда мы пересекаем границу [и попадаем] в большее сиятельное сознание и самосознающую субстанцию, где божествен ная Истина не странник, а коренной обитатель, Владыка нашего существования откроется нам в непреходящей интегральной истине своего бытия, своих сил и своих деяний. И лишь там его дела в нас обретут непогреши мость движения [к] его неотклонимой супраментальной цели.

Но это — конец долгого и трудного пути, и Владыка трудов не ждет до тех пор для того, чтобы встретить ищущего на пути Йоги и возложить свою тайную или полувидимую Руку на него и на его внутреннюю жизнь и действия. Он уже в мире как Зачинатель и Получатель трудов за плотными покровами Бессознательного, зама скированный силой Жизни, видимый для Ума в символических божествах и образах. Возможно, именно под этой личиной впервые встречает он душу, предназначенную для пути интегральной Йоги. Или даже нося ещё более плотные покровы, он может быть постигнут нами как Идеал или воспринят ментально как абстрактная Сила Любви, Добра, Красоты или Знания;

или, когда мы направляем свои шаги в сторону Пути, он может прий ти к нам замаскированный под призыв Человечества или Волю вещей, ведущие к освобождению мира из объя тий Тьмы, Лжи, Смерти и Страдания — великой четверки Неведения. Затем, после нашего вступления на путь, он окутывает нас своей широкой и могучей освобождающей Безличностью или пододвигается поближе к нам с лицом и фигурой личного Божества. Внутри и вокруг нас мы чувствуем Силу, которая поддерживает, защищает и лелеет;

мы слышим Голос, который указывает путь;

сознательная Воля большая, чем наша, руководит нами;

повелительная Сила движет нашу мысль и поступки, и само наше тело;

вечно расширяющееся Сознание прини мает в себя наше, живой Свет Знания освещает всё внутри, или Блаженство овладевает нами;

Могущественность давит сверху, конкретная, массивная и непреодолимая, и проникает и вливается в саму ткань нашей природы;

там царит Мир, Свет, Блаженство, Сила, Величие. Или же существуют взаимоотношения личные, интимные как сама жизнь, сладостные как любовь, всеохватывающие как небо, глубокие как бездна вод. Друг идет бок о бок с нами;

Любовник присутствует в тайне нашего сердца;

Владыка Труда и Испытания указывает нам наш путь;

Со здатель вещей использует нас в качестве своих инструментов;

мы на руках у вечной Матери. Все эти более легко воспринимаемые аспекты, в которых Невыразимое встречает нас, есть истины, а не просто помогающие симво лы или полезные воображаемые образы;

но по мере нашего продвижения их первые несовершенные формули ровки в нашем опыте стремятся к большему видению единой Истины, стоящей за ними. С каждым шагом их обычные ментальные маски спадают, и они приобретают большее, более глубокое, более интимное значение.

Наконец на супраментальных границах все эти Божества соединяют свои священные формы и, не прекращая существовать, объединяются. На этом пути Божественные Аспекты обнаружили себя не только для того, чтобы быть отброшенными;

они не являются временными духовными условностями или компромиссами с иллю зорным Сознанием или мечтательными образами, таинственно наброшенными на нас непередаваемым сверхсоз нанием Абсолюта;

напротив, их сила возрастет и их абсолютность раскрывается по мере их приближения к Ис тине, из которой они вышли.

Ибо эта ныне сверхсознательная Трансцендентность является Силой так же, как и Существованием. Супра ментальная Трансцендентность не является бессмысленным Чудом, но невыразимым, что вечно заключает в себе все сущности вещей, которые вышли из неё;

она содержит их там в их высшей вечно длящейся реальности и в их собственных характерных абсолютах. Уменьшение, разделение, деградация, создающие здесь чувство неспособной удовлетворить загадки, тайна Майи,— сами уменьшаются и отпадают от нас в нашем восхождении, и божественные Силы принимают свои истинные формы и всё больше и больше выступают как выражения Ис a vacant Wonder http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая. Глава XI. Владыка Труда.

тины в процессе [её] реализации здесь. Душа Божественного медленно пробуждается здесь из своей инволюции и сокрытия в материальной Бессознательности. Владыка наших дел вовсе не есть Владыка иллюзий, но высшая Реальность, вырабатывающая свои собственные самовыражающиеся реальности, медленно высвобождаемые из коконов Неведения, в которых в целях эволюционного проявления им было позволено некоторое время дремать.

Ибо супраментальная Трансцендентность не есть нечто совершенно отдельное и несвязанное с нашим нынеш ним существованием. Она есть более великий Свет, из которого всё сущее вышло для приключения Души, про валивающейся в Бессознательность и выявляющейся из неё, и, пока длится это приключение, он, сверхсозна тельный, ожидает над нашими умами до тех пор, когда не сможет стать сознательным в нас. Тогда он раскроет себя и через это раскрытие покажет нам всё значение нашего собственного бытия и наших дел;

ибо он раскроет Божественное, чье более полное проявление в мире освободит и завершит это скрытое значение.

В этом раскрытии Трансцендентное Божество будет становиться всё более и более известным нам в качестве верховного Существования и Совершенного Источника всего, чем мы являемся;

но одновременно мы будем ви деть его как Владыку трудов и творения, готового всё больше и больше изливать себя в область своего проявле ния. Космическое сознание и его действие более не будет казаться колоссально регулируемой Случайностью, но полем проявления;

там Божественное выглядит управляющим и пронизывающим Космическим Духом, который принимает всё от Трансцендентности и развивает то, что спускается, в формы, которые сейчас тщательно зама скированы или озадачивающе полузамаскированы, но предопределённые стать прозрачным откровением. Инди видуальное сознание восстановит свое истинное восприятие и действие;

ибо оно есть форма Души, посланной из Всевышнего, и есть, не смотря на все внешние видимости, то ядро или туманность, в котором Божественная Ма теринская Сила трудится ради победного воплощения не имеющего времени и формы Божества во Времени и Материи. Это медленно откроется нашему взору и опыту как воля Владыки трудов и как их собственное высшее значение, которое одно только и даёт сотворению мира и нашему собственному действию в мире свет и значе ние. Осознание этого и устремление к осуществлению этого является всей ношей Пути Божественных Трудов в интегральной Йоге.

http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая.

Глава XII Божественный Труд ПЕРЕД ищущим по пути трудов остается один вопрос, когда его поиски приходят, или кажется что приходят, к естественному концу — остаётся ли работа, и какая, для души после освобождения, и для какой цели? Ровность установилась в природе или она руководит всей природой;

достигнуто радикальное осво бождение от идеи эго, от пронизывающего чувства эго, от всех ощущений и импульсов эго и от его самоволия и желаний. Полное самопосвящение произошло не только в мыслях и сердце, но и во всех сложностях бытия. Гар монично установлена полная чистота или превосхождение трёх гун. Душа увидела Господина своих трудов и живёт в его присутствии, или сознательно содержится в его бытии, или объединена с ним, или ощущает его в сердце или выше и выполняет его указания. Она познала свое истинное бытие и отбросила покров Неведения.

Какая же работа остаётся для работника в человеке, и с каким побуждением, для какой цели, в каком духе будет она выполняться?

* * * Существует один ответ, очень известный в Индии;

не остается никакой работы, ибо остается лишь покой.

Когда душа может жить в вечном присутствии Всевышнего или когда она объединена с Абсолютом, цель наше го существования в мире, если можно говорить о существовании цели, сразу исчезает. Человек, освобожденный от проклятия саморазделения и от проклятия Невежества, освобождается также и от этого другого бедствия, от проклятия труда. Тогда всякая активность являлась бы умалением верховного состояния и возвращением к Не вежеству. Такой подход к жизни поддерживается идеей, основанной на ошибке виталической природы, для ко торой активность диктуется только одним или всеми тремя низшими мотивами, необходимостью, беспокойным инстинктом и импульсом или желанием. Если же инстинкт или импульс успокоены, желание исчерпано, то от куда быть месту для трудов? Может оставаться какая-то механическая необходимость, не более, и даже это ис чезнет навсегда с отпадением тела. Но после всего, даже так, пока жизнь остаётся, действие неизбежно. Просто мышление или, при отсутствии мысли, жизнь сама по себе есть действие и причина многих последствий. Всякое существование в мире есть деяние, сила, потенция, и имеет динамический эффект на целое в силу самого своего присутствия, даже инерция праха, даже молчание недвижимого Будды на краю Нирваны. Вопрос стоит только о характере активности, инструментов, которые применяются или действуют сами по себе, и [характере] духа и знания работника. Ибо на самом деле не человек работает, а Природа работает через него для самовыражения внутренней Силы, которая исходит от Бесконечного. Единственно необходимое — знать это и жить в присутст вии и бытии Господина Природы, свободными от желания и иллюзий личных импульсов. Это, а не телесное прекращение активности является истинным освобождением;

ибо сразу же прекращается зависимость от рабо ты. Человек может сидеть тихо и неподвижно бесконечно долго, и в то же время быть связанным Невежеством не меньше, чем животное или насекомое. Но если он сумеет сделать это более высокое сознание динамичным в себе, тогда все труды всех миров могут проходить через него, и всё же он будет оставаться [внутренне] непод вижным, в абсолютном покое и мире, свободным от каких-либо пут. Деятельность в мире в начале даётся нам как средство саморазвития и самоосуществления;

но даже если бы мы достигли наиболее возможной божествен ной самозавершённости, она всё же оставалась бы средством осуществления божественного намерения в мире и большего универсального я, частью которого является каждое существо — частью, которая снизошла вместе с ним из Трансцендентности.

В определённом смысле, когда его Йога достигает определённой кульминации, для человека перестает суще ствовать работа;

ибо у него больше нет личной необходимости трудиться, нет смысла в его работе;

но нет необ ходимости и бежать от активности или искать убежища в блаженной инерции. Ибо теперь он действует так, как действует Божественное Существование без какой-либо связывающей необходимости и без какого-либо прину ждающего невежества. Даже выполняя работу, он совсем не работает;

он не проявляет личной инициативы. Это Божественная Шакти работает в нём через посредство его природы;

его деятельность развивается через спон танность высшей Силы, владеющей его орудиями, частью которой он является, с чьей волей идентична его воля, и его сила — это ее сила. Находящийся в нём дух содержит, поддерживает и наблюдает за этой деятельностью;

он руководит ею в знании, но не привержен или пригвождён к работе в результате привязанности или необхо димости, не связан желанием ее плодов, не порабощен каким либо движением или импульсом, http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая. Глава XII. Божественный Труд.

Распространённой ошибкой является предположение, что активность невозможна или, по крайней мере, бес смысленна при отсутствии желания. Нам говорят, что если пропадёт желание, должна прекратиться деятель ность. Но это, как и другие слишком простые обобщения, скорее привлекательно для разделяющего и опреде ляющего ума, чем истинно. Большая часть работы во вселенной выполняется без всякого вмешательства жела ния;

она осуществляется в результате спокойной необходимости и спонтанного закона Природы. Даже человек постоянно выполняет различную работу благодаря спонтанному импульсу, интуиции, инстинкту, или действует повинуясь естественной необходимости и закону сил без ментального планирования или побуждения сознатель ного виталического волевого акта или эмоционального желания. Достаточно часто его действие противоречит его намерениям или желаниям;

оно исходит от него подчиняясь необходимости или принуждению, подчиняясь импульсу, повинуясь силе, действующей в нём и стремящейся к самовыражению, или сознательному поиску более высокого принципа. Желание служит дополнительной приманкой, которой Природа отвела большое место в жизни живых существ, чтобы вызвать некоторого рода раджасическое действие, необходимое для ее промежу точных целей;

но оно не является ее единственным или даже главным двигателем. Оно имеет большое значение пока действует;

оно помогает нам преодолеть инерцию, противоречит многим тамасическим силам, которые в противном случае препятствовали бы действию. Но ищущий, далеко прошедший по пути трудов, вышел за пре делы промежуточной стадии, на которой желание является помогающим средством. Оно более не является не обходимым для его активности, а скорее является ужасным препятствием и источником помех, не эффективности и поражения. Другие вынуждены подчиняться личному выбору или мотиву, но ему придется научиться действовать с безличным или вселенским умом, или же как часть или орудие бесконечной Личности.

Спокойное безразличие, радостная незаинтересованность или блаженный отклик на божественную Силу, чтобы она ни предписывала, является условием эффективности его работы или предприятия какой-либо стоящей дея тельности. Не желание, не привязанность должны направлять его, а Воля, действующая в божественном покое, Знание, исходящее из трансцендентного Света, радостный Импульс, являющийся силой, исходящей от верхов ной Ананды.

* * * На продвинутой стадии Йоги для ищущего безразлично, в смысле какого-либо личного предпочтения, какую деятельность он осуществляет или не осуществляет;

даже его действие или бездействие не зависит от его лично го выбора или желания. Всегда он движим сделать то, что соответствует Истине, или что требует Божество через его природу. Отсюда иногда делают неправильный вывод о том, что духовный человек, принимая то положение, в которое он поставлен Судьбой или Богом, или его прошлой Кармой, довольствуясь работой в той области и в том окружении семьи, клана, касты, нации, которые унаследовал от рождения и по обстоятельствам, не будет, а может быть и не должен принимать какие-либо меры чтобы превзойти их или стремиться к более высокой свет ской цели. Поскольку у него в действительности нет работы, поскольку он в действительности только использу ет работу, причём любую работу, пока он пребывает в теле чтобы достигнуть освобождения или, достигнув его, только для того, чтобы повиноваться верховной Воле и выполнять всё, что она предписывает, то для этой цели достаточно той области, которая ему представлена. Став свободным, ему остаётся только продолжать работать в той сфере, которая определена ему Судьбой и обстоятельствами до тех пор, пока не настанет великий час, когда он сможет наконец исчезнуть в Бесконечности. Добиваться какого-то определённого результата или работать ради какой-либо высокой светской цели значит впасть в иллюзию работы;

это значит придерживаться ошибоч ного мнения, что земная жизнь имеет вразумительное направление и содержит цели, которых стоит добиваться.

Великая теория Иллюзии, которая является практическим отрицанием Божественного в мире, даже когда она в принципе признает Присутствие, опять перед нами. Но Божественное присутствует в мире,— не только статиче ски, но и динамически, не только как духовное я и присутствие, но как власть, сила, энергия, и поэтому божест венная работа в мире возможна.

Нет такого узкого принципа, такой области ограниченной деятельности, которые можно было бы навязать Кармайогину в качестве правила или сферы его деятельности. Совершенно верно то, что любая работа, малень кая или большая для воображения, мелкого или широкого масштаба, может быть одинаково использована на пути к освобождению или для самодисциплины. Также верно, что после освобождения человек может пребы вать в любой сфере жизни и любого вида активности и реализовать там своё существование в Божественном. В зависимости от того, как его направляет Дух, он может оставаться в той сфере, которая присуща ему от рожде ния и обстоятельств, или порвать эти рамки и продвинуться к неограниченной активности, которая будет подхо дить его возросшему сознанию и более высокому знанию. Для внешнего взгляда людей внутреннее освобожде ние может не повлечь за собой видимых изменений в его внешней деятельности;

или наоборот внутренняя сво бода и бесконечность могут отразиться во внешней динамичной работе, настолько обширной и новой, что все http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая. Глава XII. Божественный Труд.

общее внимание будет поглощено этой новой силой. Если таково в нём намерение Всевышнего, освободившаяся душа может быть довольна лёгкой и ограниченной активностью в пределах старого человеческого окружения, никоим образом не стремясь изменить ее внешние проявления. Однако, она так же может быть призвана к такой работе, которая не только изменит форму и сферу своей собственной внешней жизни, но создаст новый мир или новый порядок, изменив вокруг себя всё.

* * * Нас может преследовать постоянная идея о том, что единственной целью освобождения является обеспечить индивидуальную душу свободой от физического возрождения в нестабильной жизни мира. Если эта свобода обеспечена, то для неё уже не существует дальнейшей работы в жизни здесь или где-то ещё, за исключением разве что той, которая требуется для продолжающих существовать потребностей тела, или неизбежной в резуль тате нереализованных последствий прошлых жизней. Это немногое, быстро исчерпывающееся или поглощаю щееся огнем Йоги, прекратится после того, как освободившаяся душа покинет тело. Цель избежать возрождения, которая давно зафиксирована в индийской ментальности как высшая цель души, заменила собой наслаждение запредельным раем, которое закреплялось в ментальности верующих многими религиями в качестве божествен ной приманки. В индийской религии также содержался этот более ранний и низший призыв, когда доминирую щим кредо являлось грубое внешнее истолкование Ведических гимнов, а дуалисты в более поздней Индии также сохранили его в качестве части их высшего духовного мотива. Безусловно, освобождение от ограничений ума и тела к вечному миру, покою, безмолвию Духа обладает большей привлекательностью, чем предложение рая ментальных радостей или бесконечно продолжающихся физических удовольствий, но и это в конце концов лишь приманка;

настойчивая идея усталости ума от мира, уклонения живого существа от риска рождения, игра ет на струнах слабости и не может служить высшим мотивом. Стремление к личному спасению, как бы высоко по форме оно ни было, является продуктом эго;

оно покоится на идее нашей собственной индивидуальности и ее стремлении к личному благу или благополучию, ее страстном желании освободиться от страданий и на ее при зыве к уничтожению забот становления, и делает это высшей целью нашего существования. Для полного отказа от этой основы эго необходимо подняться выше стремления к личному спасению. Если мы ищем Божественное, то это должно быть ради Божественного и не для чего иного, потому что это является высшим призывом нашего существа, глубочайшей истиной духа. Поиск освобождения, свободы души, реализации нашего истинного и высшего я, единения с Божественным, оправдан только потому, что это высший закон нашей природы, потому что он является притяжением того, что есть низшего в нас, к более высокому, потому что такова Божественная воля в нас. Это является достаточным оправданием и единственной истинной причиной;

все другие мотивы яв ляются наростами, второстепенными или случайными истинами или удобными ловушками, которые душа должна избегать, как только необходимость в них отпадает, и состояние единства со Всевышним и со всеми су ществами становится нашим нормальным сознанием, и блаженство этого состояния — нашей духовной атмо сферой.

Часто мы видим, что это стремление к личному спасению преодолевается другим притяжением, которое так же принадлежит к более высокой стороне нашей природы и которое указывает на тот существенный характер действия, которого должна придерживаться освобожденная душа. Это то, что подразумевается в великой леген де об Амитабха Будде, который повернул назад, когда его душа находилась на пороге Нирваны, и дал клятву никогда не переступать его, пока хоть одно существо пребывает в скорби и Неведении. Это то, что подчёркнуто в возвышенных стихах Бхагавата Пураны, «Я не желаю ни высшего состояния со всеми его восемью сиддхи, ни прекращения цепи рождений;

дозволь мне принять горе всех существ, которые страдают, и войти в них, чтобы освободить их от печали». Это воодушевило на замечательные строки письма Свами Вивекананду. «Я потерял всякое желание своего спасения»,— писал великий Ведантист,— «пусть возрождаюсь я снова и снова, и страдаю тысячью, несчастий, чтобы я мог поклоняться единственному существующему Богу, единственному Богу, в ко торого я верю, тотальной сумме всех душ,— и превыше всех, мой Бог порочный, мой Бог несчастный, мой Бог бедняк всех рас, всех народов, является особым предметом моего поклонения. Ему, который является высоким и низким, святым и грешником, богом и червяком, Ему поклоняйтесь, видимому, познаваемому, реальному, везде сущему;

сокрушите всех других идолов. В ком нет ни прошлой жизни, ни будущего рождения, ни смерти, ни ухода, ни прихода, в ком мы всегда пребывали и всегда будем едины, Ему поклоняйтесь;

сокрушите всех других идолов».

В последних двух предложениях содержится в действительности вся суть вопроса. Истинное спасение или истинная свобода от цепи возрождения заключается не в отказе от земной жизни или в индивидуальном уходе в результате духовного самоуничтожения, подобно тому, как истинное отречение заключается не в простом физи ческом устранении от семьи и общества;

это есть внутреннее отождествление с Божественным, в котором нет http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая. Глава XII. Божественный Труд.

ограничений прошлой жизни и будущего рождения, но вместо этого вечное существование нерожденной Души.

Тот, кто внутренне свободен даже действуя, ничего не делает, говорит Гита;

ибо это Природа действует в нём под руководством Господина Природы. В равной мере, даже если он сто раз облекается в тело, он свободен от любой цепи рождений или механического колеса существования, поскольку он живет в нерожденном и бес смертном духе, а не в жизни тела. Поэтому привязанность к избежанию возрождения (рождения вновь) является одним из идолов, который, кто бы его ни придерживался, Садхакой интегральной Йоги должен быть уничтожен и отброшен. Ибо эта Йога не ограничивается реализацией индивидуальной душой Трансцендентного за преде лами всего мира;

она охватывает также реализацию Вселенского, «тотальную сумму всех душ», и поэтому не может ограничиться движением к личному спасению и уходу. Даже в своём превосхождении космических огра ничений он всё же продолжает быть единым со всем в Боге;

для него остается божественная работа в мире.

* * * Эта работа не может фиксироваться или определяться каким-либо умственным законом или человеческим стандартом;

ибо его сознание ушло от человеческого закона и ограничений и перешло в божественную свободу, из под управления внешним и переходящим к самоуправлению внутренним и вечным, от связывающих форм ко нечного к свободному самоопределению Бесконечного. «Как бы он ни жил, и ни действовал»,— говорит Гита,— «он живет и действует во Мне». Законы, которые установлены человеческим интеллектом, не могут быть при менены к освобожденной душе,— такой не может быть судим по внешним критериям и испытаниям, которые предписываются их ментальными ассоциациями и предубеждениями;

он находится за пределами узкой юрис дикции этих склонных ошибаться трибуналов. Не имеет значения, носит ли он одеяние аскета или живет полной жизнью главы семьи;

проводит ли он свои дни в, как говорят, святых трудах, или в многосторонней мирской деятельности;

посвящает ли он себя непосредственно тому, чтобы вести людей к Свету как Будда, Христос или Шанкара, или управляет царствами как Янака, или предстаёт перед людьми, как Шри Кришна, политиком или полководцем;

что он ест или пьет;

каковы его привычки или занятия;

терпит ли он поражение или имеет успех;

является ли его труд конструктивным или разрушительным;

поддерживает ли он или восстанавливает старый порядок, или трудится, чтобы создать новый;

общается ли он с такими, которых люди уважают, или с теми, ко торых людское чувство превосходства в добродетельности отвергает или порицает;

оправдывают ли его совре менники его жизнь и поступки, или проклинают его как сбивающего людей с пути и возбудителя религиозных, моральных или общественных ересей. Им не руководят суждения людей или законы, установленные невеждами;

он послушен внутреннему голосу и движим невидимой Силой. Его истинная жизнь внутри, и ее описанием яв ляется то, что он живет, движется и действует в Боге, в Божественном, в Бесконечном.

Но если его действиями не руководит внешнее правило, то он руководствуется одним правилом, которое не является внешним;

оно диктуется не личным желанием или целью, но будет частью сознательной и в конечном счете хорошо организованной, потому что самоорганизованной, божественной деятельности в мире. Гита утвер ждает, что деятельность освобожденного человека должна направляться не желанием, но должна быть направ лена на поддержание вселенной, ее управления, руководства, импульсов, сохранения на пути, который ей пред назначен. Это предписание [обычно] трактуется в том смысле, что раз вселенная, будучи иллюзией, в которой должно пребывать большинство людей, поскольку они не способны к освобождению, то внешне он должен дей ствовать так, чтобы сохранять в них привязанность к их обычной работе, возложенной на них общественным законом. Если бы это было так, то это было бы плохим и мелким правилом, и каждое благородное сердце от вергло бы его, чтобы лучше следовать божественной клятве Амитабха Будды, возвышенной молитве Бхагавата, страстному устремлению Вивекананды. Но если мы предпочли точку зрения, что мир является божественно управляемым движением Природы, проявляющейся в человеке в направлении Бога, и что это тот самый труд, которым, как объявляет в Гите Господь, он вечно занят, хотя не существует ничего, что бы он не имел или мог ещё иметь, тогда это великое указание приобретает глубокий и истинный смысл. Участвовать в этой боже ственной работе, жить для Бога в мире будет являться правилом для Кармайогина;

жить для Бога в мире и по этому действовать так, чтобы Божественное могло всё больше и больше проявлять себя, а мир двигаться вперед любым путем его таинственного паломничества и становиться ближе к божественному идеалу.

Как он будет делать это, каким путем это осуществить — не может быть решено посредством общего прави ла. Оно должно развиться или определиться изнутри;

решение лежит между Богом и нашим я, Верховным Я и индивидуальным я, которое является орудием этого труда;

даже ещё до освобождения, именно из внутреннего я, как только мы начинаем сознавать его, исходит санкция, духовно определённый выбор. Точно также изнутри должно прийти знание работы, которую надлежит совершить. Нет такой особенной работы, закона, или формы, или внешне установленного, или неизменного вида или способа труда, который можно было бы определить как http://www.orlov-yoga.com/ Шри Ауробиндо. СИНТЕЗ ЙОГИ. Часть первая. Глава XII. Божественный Труд.

присущий освобожденному существу. Фраза, использованная в Гите для выражения этой работы, которая долж на быть выполнена, в действительности истолкована в том смысле, что мы должны выполнять свой долг незави симо от его результатов. Но это понимание рождено Европейской культурой, которая скорее этична, чем духов на, и скорее внешняя, чем глубоко внутренняя по своим концепциям. Не существует общего понятия долга;

мы имеем только обязанности, часто конфликтующие между собой, они определяются нашим окружением, нашими общественными отношениями, нашим внешним статусом в жизни. Они имеют большую ценность в воспитании нашей незрелой моральной природы и создании стандарта, который препятствует действию эгоистических же ланий. Уже было отмечено, что пока ищущий лишён внутреннего света, то ему необходимо руководствоваться тем лучшим светом, которым он располагает, при этом долг, принцип, причина — среди прочих стандартов, ко торые он может временно создавать и придерживаться их. Но при всём том, обязанности суть внешние вещи, не относящиеся к ткани души, и не могут служить конечной нормой действия на этом пути. Долг солдата сражать ся, когда ему приказано, даже стрелять в своих знакомых и родных;

но такой стандарт или подобный ему не мо жет быть навязан освобожденному человеку. С другой стороны, любить или проявлять сострадание, повино ваться высшей истине нашего бытия, следовать повелению Божественного не есть обязанности;

это закон при роды, когда она поднимается к Божественному, излияние действия из состояния души, высокая реальность духа.

Деятельность освобожденного исполнителя работ должна быть именно таким излиянием из души;

она должна приходить к нему или исходить из него как естественный результат его духовного единства с Божественным, а не быть сформированной путем назидательного конструирования ментальной мысли и воли, практического рас судка или общественного мнения. В обычной жизни руководством является выработанное личностью, общест вом или традицией правило, стандарт или идеал;

как только начинается духовный путь, это должно быть за менено внутренним и внешним правилом или образом жизни, необходимым для нашей самодисциплины, осво бождения и совершенствования, жизненным порядком, соответствующим тому пути, по которому мы идём, или к этому должно быть присоединено воздействие того, кто признан [нами] духовным пастырем и господином.

Гуру, или же предписания Руководителя внутри нас. Но на последней стадии душевной бесконечности и свобо ды все внешние нормы заменяются или откладываются в сторону, и остается только спонтанное и интегральное подчинение Божественному, с которым мы объединены, и активность, спонтанно осуществляющая интеграль ную духовную истину нашего бытия и природы.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.