WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Жиль Делёз:

сейсмограф нового мира Карен Свасьян.

очему-то рецензия на книгу Мириам Энгельхардт «Делёз, как ме тод. Сейсмограф теоретических инноваций на примерах фемини стического дискурса» хочет начаться с неточного предположения:

ПЖиль Делёз покончил бы с собой, по крайней мере, попытался бы наложить на себя руки, увидь он себя таким, каким его деконструирует Ми риам Энгельхардт. Неточность догадки даже не столько в том, что он сделал это задолго до появления книги, сколько в том, что на него здесь как бы прое цируется ницшевская аллегореза «базарных мух», создавая впечатление, буд то названная книга искажает и извращает его, а не (пусть вызывающе пло MIRIAM ENGELHARDT. Deleuze als ско) осуществляет. Но, даже уточненная, неточность не исчезает, а лишь Methode: Ein Seismograph fr the- сдвигается (сгибается) на задний план, в «похожую на туман размытость вир oretische Innovationen durchge- туальных образов»;

нет сомнения, что книге М. Энгельхардт, хоть и сослага fhrt an Beispielen des feministischen тельно, приписывается роль, которая ей и не светила бы, появись она в ме Diskurses. Mnchen: Fink Verlag, нее виртуальном и более устойчивом мире, том самом, разрушению которого 2008. 231 S. шизоаналитик Делёз посвятил свою критически и клинически беспокой ную жизнь и непобедимости которого он воздал-таки должное, решившись добровольно уйти из него: как раз в самый разгар столь лихо санкциониро ванного им культурного беспредела. «Может быть, этот век станет однажды делёзианским» — интересно в этой фразе Фуко то, что ее мог бы сказать и Де лёз — о Фуко;

а еще интереснее то, что оба попали в глаз: сказали, как сгла зили, то есть не просто сказали, а захотели, и не просто захотели, а наклика ли: в час, когда всем им, слепым вождям слепых, сподобилось снимать жатву с безответственных и безответных пространств послеялтинского мира. Ко нечно, было бы нелепо понимать «делёзианский век» иначе, чем по-делё зовски же: как конструкцию, хоть и предназначенную для многих — в идеа ле, всех — избранных (всех, как избранных), но всё же конструкцию, обойти которую удается и всегда будет удаваться тем, кто в восприятии вещей опи рается не на идеологический имплантат сознания, а на — всё еще! — здоро вые органы чувств. Плюрализм времен стар, как мир, но, по-видимому, ни когда еще он не был таким до отчаяния очевидным, как сейчас;

сшибленные вульгарным циферблатным временем в опцию «современность», «мы» жи вем не только в различных настоящих, но и в различных прошлых и различ ных будущих, часто не имеющих ничего общего между собой. «Наша» готов Мириам Энгельхардт. Делёз, как метод.

ность к диалогу есть готовность аутистов, заменивших старую гоббсовскую Сейсмограф теоретических инноваций на примерах феминистического дискурса войну всех против всех миротворческой глухотой всех ко всем. Делёз мог еще 50 ПУ ШК ИН № Н О В Ы Е П Р О Ч Т Е Н И Я Н О В Ы Х Ф И Л О С О Ф О В n n n n g g g g a a a a e e e e h h h h V V V V C C C C i i i i X X X X e e e e w w w w F F F F e e e e D D D D r r r r P P P P w w w w Click to buy NOW!

Click to buy NOW!

Click to buy NOW!

Click to buy NOW!

m m m m w w w w o o o o w w w w c c c c.

.

.

.

.

.

.

.

d d d d k k k k o o o o c c c c c c c c a a a a r r r r u u u u t t t t дышать воздухом ненавистного ему платониз- Дебюсси ответил: «Он не пропустил ни одной ФИЛОСОФИЯ ма, о котором клоны его в лучшем случае зна- ноты. Это было ужасно». И когда потрясенная ют понаслышке, и, по-видимому, нам легче бу- Лонг воскликнула: «Но Вы должны были быть дет понять неточность, с которой началась эта довольны, Вы, требующий точности в каждой «рецензия», если мы скажем, что прошлое Де- ноте без какого-либо послабления», он буркнул лёза отличается от прошлого Мириам Энгель- в ответ: «О, но только не так, только не так».

хардт тем, что в нем нет ни следа его самого, Сценка, как будто придуманная Делёзом или — тогда как в ее прошлом едва ли есть кто-нибудь для Делёза. В этом «не так» — еще, кроме него. скромное обаяние антифашизма, ФИЛОСОФИЯ — который должен быть ризомой, ПРОДОЛЖЕНИЕ ВОЙНЫ.

даже не корнем, того менее дере нига «Делёз, как метод» написана про- вом (и уж никак не плодом), и все- ИНЫМИ СРЕДСТВАМИ сто, аккуратно и (сказал бы Ницше) «ос- гда спешить, даже стоя на месте, корбительно ясно», тем более ос- чтобы не дать обнаружиться в себе «другому фа Ккорбительно, что содержанием ее яв- шизму». Впрочем, гвоздь книги М. Энгельхардт ляется хорошо придуманная и продуманная, торчит не в «не так» этой, большей, ее части, а главное, стилистически удавшаяся сложность. а в последних двух главках, ради которых, надо «Сложность мысли Делёза генерирует радость полагать, она и была написана. Главки называ объяснения» (с. 10). Надо представить себе две- ются: «Делёз в действии» (вариант: «Приклад сти с лишним страниц такой генерированной ной Делёз» — Deleuze angewendet) и «Делёз, радости (к тому же в немецком сенсориуме), как метод качественного различения процес на которых от бедного пучкообразного, децен- сов изменения». Первая из них состоит из двух трированного, завернутого в собственные и чу- подглавок: «Социологический метод описания жие складки, псевдобарочного оборотня Делёза нового» и «Аффирмативное описание — тео остаются даже не рожки да ножки, а тщательно ретикоориентированный анализ», из которых разутюженные сгибы и дренированные очаги последняя, в свою очередь, разделена на три инфекции. Философия — продолжение войны части: «Бовуар и новое в фазе равенства», «Ири иными средствами, и Делёз, изъясняющийся гари, Сику и новое в фазе различия», «Батлер на языке Бисмарка, столь же ощутимо передает и новое в феминистическом деконструктивиз настроение Седана, как Гегель, пересказанный ме». Это презентация «делёзианского века» ad на языке Клемансо, настроение Версаля. Не сек- valorem, как альтернативной параллели к «Кни рет, что немцам нелегко писать о французах, ге Бытия»: настоящая vita non fascista в форме как, наверное, еще нелегче французам писать вызова Творцу мира сделать вещи мира иначе о немцах, разумеется, за вычетом случаев, ко- и лучше, чем это удалось ему.

гда пишущий одной крови с теми, о ком он.

пишет (как, скажем, Юнгер с Риваролем или, обратно, Валери с Гёте). Делёзу, в этом смыс- ель книги сформулирована по всем пра ле, не повезло с М. Энгельхардт куда больше, вилам расфокусированной ясности ака чем, скажем, Канту с Делёзом, причем дефек- демического жаргона: «методологизиро Ц том (во французской оптике) обернулась здесь вать философию Делёза таким образом, как раз типично немецкая добродетель;

въед- чтобы она могла направлять социологическое ливость изложения такова, что смытым в мыс- исследование процессов качественного измене лях француза оказывается их кружащий голо- ния» (с. 8). Жаргон не должен сбивать с толку, ву make-up, отчего мысли предстают во всей потому что «процессы качественного измене своей отталкивающей натуральности, совсем ния» — это всё-что-угодно. Какие угодно процес как та швейцарка из Берна, с которой у Каза- сы каких угодно качественных изменений;

чем новы случился позорный физиологический Делёз больше всего хотел быть, так это филосо сбой, потому что юное создание, по его словам, фом нового, причем не в качестве пассивного было слишком естественным, слишком лишен- дескриптора, а как производитель. Надо было ным кривляний и ужимок, чтобы быть привле- спешно устранять ляпсус одного учителя, упре кательным. Неслучайно Делёз возвел несовер- кавшего философов в том, что они объясняют шенство в ранг метафизического принципа, мир, вместо того чтобы его изменять. Над ляп предпочтя совершенным платоновским иде- сусом потешался уже другой учитель (Хайдег ям, отражающимся в несовершенных вещах, гер): прежде чем изменять мир, надо же объяс нексусы виртуальностей, взаимодействие кото- нить его, чтобы знать, чт именно изменяешь.

рых необходимым образом предполагает неко- Чудеса и второе дыхание поумневшего в эпиго торую нестабильность. Это напоминает другую нах марксизма — шестьсот шестьдесят шестой историю, рассказанную пианисткой Маргари- тезис о Фейербахе: философы должны пони той Лонг о Дебюсси. Молодую Лонг сбила од- мать, как возникает новое, чтобы научиться нажды с толку угрюмость мастера после кон- генерировать новое;

можно было бы кашлянуть церта какой-то знаменитости, на котором была в кулак, с учетом мафусаилова возраста этого исполнена, в частности, его сюита Pour le piano. тезиса, а при особом душевном настрое и уло На вопрос, что же именно ему не понравилось, вить за спиной модника-производителя спе Н О В Ы Е П Р О Ч Т Е Н И Я Н О В Ы Х Ф И Л О С О Ф О В ПУ ШК ИН № n n n n g g g g a a a a e e e e h h h h V V V V C C C C i i i i X X X X e e e e w w w w F F F F e e e e D D D D r r r r P P P P w w w w Click to buy NOW!

Click to buy NOW!

Click to buy NOW!

Click to buy NOW!

m m m m w w w w o o o o w w w w c c c c.

.

.

.

.

.

.

.

d d d d k k k k o o o o c c c c c c c c a a a a r r r r u u u u t t t t цифический запах серы. «Народец! Чёрт меж дящие к разрыву с прежними смыслами и обра них, а им не догадаться: / Хоть прямо их за ши- зованию меньшинств, страстных союзов и т. д., ворот бери». Какие именно конкретно «про- после чего рукой подать до нового конституи цессы качественного изменения» имеет в виду рованного предмета, а то и новой сущности ис М. Энгельхардт, выясняется уже к концу кни- кусства, отрицание которой будет грозить вам ги, в главке о «прикладном Делёзе», инноваци- зачислением в фанатики-фундаменталисты или, онная техника которого блестяще выдерживает если по максимуму, в фашисты!

экзамен феминистического дискурса: на при.

мерах архаической первопроходки, self-made woman Симоны де Бовуар, еще двух мужествен- ак сказано, М. Энгельхардт тематизи ных современниц, сделавших всё, чтобы ни- рует технику генерирования нового что не напоминало больше о современницах на примерах феминистического дис женственных, и, наконец, последней, самой Ккурса. В истоках дискурса классиче инновационной, постфеминистской, постфу- ская фаза равенства, представленная в 60-е коистской, постделёзианской, цифровой, аме- годы Симоной де Бовуар. Значение этой беспо риканской Джудит Батлер. Как это происходит, койной дамы трудно переоценить;

дело совсем демонстрируется на последовательном прове- не в том, что над ней смеялись, а в том, что, иг дении материала через восемь пунктов (с. 184), норируя смех, она делала несмешными искон в основе которых лежат следующие выделен- но смешные вещи. Так, Леон Блуа, критикуя ные курсивом «понятия однажды Поля Бурже, заметил, что женщины ГАСТОН БАШЛЯР МЕТКО из философии Жиля Де- неспособны произвести шедевр. «Им для это лёза» (сам Делёз, как из- го кое-чего недостает». По Блуа, именно этого СФОРМУЛИРОВАЛ СУТЬ НО вестно, считал задачей недостает и Бурже. В новом дискурсе над этим ВОЙ НАУЧНОЙ ФИЛОСОФИИ:

философии «творчество уже не смеются. Быть мужчиной без «кое-че понятий»). Сначала это го», сегодня, когда всё больше и больше, с по ЕСЛИ ПРЕЖДЕ НАУКА ОТ какое-то новое восприя- зволения сказать, мужчин мечтают избавиться ВЕЧАЛА НА ВОПРОСЫ ЧТО тие, из которого реконст- от «этого», и избавляются-таки хирургиче руируется некая встреча;

ски, острота бедного Блуа даже не анахронизм, И КАК, ТО ПРИНЦИП, ПО КО встреча, в свою очередь, а плоскость. Дальше — больше. Во второй фазе ТОРОМУ ОНА ДЕЙСТВУЕТ оказывается знаком опре- (Люси Иригари, Элен Сику) речь идет уже СЕЙЧАС: А ПОЧЕМУ БЫ НЕТ деленных условностей не о равенстве, а о различии, или, чтобы сохра и вызывает к жизни но- нить связь с праматерью Бовуар, о различии вые проблематизации;

постепенно становит- в равенстве — по типу: если женщины и муж ся ясным, какими привычными восприятиями чины равны, то женщины равнее. Цель дискур и смысловыми связями приходится жертво- са — обретение (изобретение) параллельного вать (разрыв), и по отношению к какому смыс- женского времени, своего рода «новая хроно лообразующему порядку совершается измена логия», ризоматически пучащаяся из еще од (по какому «ложному» выбору объекта она опо- ного ставшего абсолютно несмешным бон знается). Короче: на толику виртуальности наса- мо: «cherchez la femme». Саша Гитри и в дурном живается целый порядок актуальности, потому сне не привиделось бы, чем обернется его ми что вокруг нового восприятия образуется мень- лая шутка в головах дам, начитавшихся Лака шинство, а в самом меньшинстве страстный на и Деррида: «Я бы охотно признал, — гово союз, после чего начинается творческий про- рит однажды Гитри, — что женщины выше цесс образования новой теории, или внезапно нас, если бы это могло выбить у них из голо возникающего различия, которое и есть новое, вы мысль, что они нам равны». Шутка Гит как конституированный предмет или новая ри — трубка Магритта: ни трубка, ни шутка, сущность. — В этой тарабарщине закодирован а «Делёз в действии». Но гвоздь в последней, век Делёза с его техникой каких угодно разру- третьей, фазе, ужаснувшей даже ветеранок фе шений и каких угодно созиданий. Нужно лишь минизма. Едва ли такое могло прийти в голо различать за выделенными курсивом концеп- ву француженке, потолок дискурса которой тами их реальный повседневный смысл, что- не шел дальше жеманной версии онтологиче бы осознать случившееся. Гастон Башляр не- ского аргумента: меня ищут, следовательно, обыкновенно метко сформулировал однажды я существую, при условии, правда, что ищут суть новой научной философии: если прежде не только в превратностях мужских имплика наука отвечала на вопросы что и как, то прин- ций, но в долгосрочной перспективе заново пе цип, по которому она действует сейчас: а по- реписанной истории творения и человечест чему бы нет. Тут не только весь Делёз, тут вся ва. В Gender Mainstreaming феминизм, по сути, рать. А почему бы не устроить выставку фека- упраздняется, так как он самой антитетикой лий в каком-нибудь престижном музее искусств своего сосуществования с мужским обречен (сначала — профилактически — искусственных, на ущербность. Постфеминистский мир — мир а потом и в оригинале)? Чем не «новое восприя- без биологии, абсолютно дебиологизирован тие», под знаком которого происходят встречи ный мир, потому что природа — это скрытая и возникают новые проблематизации, приво- социальная конструкция и, как таковая, тира 52 ПУ ШК ИН № Н О В Ы Е П Р О Ч Т Е Н И Я Н О В Ы Х Ф И Л О С О Ф О В n n n n g g g g a a a a e e e e h h h h V V V V C C C C i i i i X X X X e e e e w w w w F F F F e e e e D D D D r r r r P P P P w w w w Click to buy NOW!

Click to buy NOW!

Click to buy NOW!

Click to buy NOW!

m m m m w w w w o o o o w w w w c c c c.

.

.

.

.

.

.

.

d d d d k k k k o o o o c c c c c c c c a a a a r r r r u u u u t t t t ФИЛОСОФИЯ ФИ О Ф О ФИ ЛО О Ф Л О Ф Л О ФИ Л О ФИ ЛО О ФИ ЛО О ФИ ЛО О ФИ ЛО О ФИ ЛО О ФИ ЛО О ФИ ЛО О ФИ ЛО О Ф ЛО О ФИ ЛО О ФИ ЛО О ФИ ЛО О ФИ ЛО О ФИ ЛО О И ФИ ЛО О И ФИ ЛО О И ФИ ЛО О И ФИ ЛО О И ФИ ЛО О И Ф ЛО О И ФИ ЛО О И ФИ ЛО О И Ф ЛО О И Ф И Л О И Ф И Л О И Ф И Л О Ф И ФИ ЛО О Ф И ФИ ЛО О ФИ ФИ ЛО О Ф И ФИ ЛО О Ф И Ф И ЛО О ФИ ФИ ЛО СО Ф И ФИ ЛО СО Ф И ФИ ЛО СО Ф И ФИ ЛО С О ФИ ФИ ЛО СО ФИ ФИ ЛО СО Ф И ФИ ЛО СО Ф И ФИ ЛО СО ФИ ФИ Л СО ФИ Ф И ЛО СО Ф И Ф И Л С О Ф И Ф И Л СО ФИ Ф И Л СО ФИ ФИ Л СО ФИ ФИ Л СО ФИ ФИ ЛО С О ФИ Ф И ЛО СО ФИ ФИ ЛО СО ФИ ФИ ЛО С О ФИ ФИ ЛО СО ФИ Ф И Л СО Ф И ФИ Л СО Ф И ФИ Л СО ФИ ФИ ЛО С О ФИ ФИ ЛО СО ФИ ФИ ЛО СО Ф И ФИ ЛО СО Ф И ФИ ЛО СО ФИ Ф И ЛО СО ФИ ФИ Л СО Ф И Ф И ЛО СО ФИ Ф И Л С О ФИ Ф И Л С О Ф И Ф И ЛО СО Ф И ФИ Л СО Ф И Ф И ЛО СО ФИ ФИ Л СО Ф И Ф И Л СО ФИ Ф И ЛО СО ФИ Ф И ЛО СО ФИ Ф И ЛО С О ФИ ФИ ЛО СО ФИ Ф И ЛО СО ФИ ФИ Л СО Ф И Ф И ЛО СО ФИ ФИ Л СО ФИ ФИ Л С О Ф И ФИ Л СО ФИ Ф И Л СО ФИ ФИ Л СО ФИ Ф И Л СО Ф И ФИ Л СО ФИ ФИ Л СО Ф И Ф И Л СО ФИ ФИ Л СО ФИ Ф И Л СО ФИ Ф И ЛО С О ФИ Ф И ЛО С О ФИ ФИ Л СО ФИ ФИ Л О СО ФИ Ф И Л О СО ФИ ФИ Л О С О ФИ ФИ Л О СО ФИ Ф И Л О СО ФИ Ф И Л О СО Ф И ФИ Л О СО ФИ Ф И Л О СО ФИ Ф И Л О СО ФИ Ф И ЛО СО Ф И Ф И Л О С О ФИ Ф И ЛО С О Ф И ФИ ЛО С О ФИ Ф И ЛО С О Ф И ФИ ЛО С О ФИ ФИ Л О С О ФИ ФИ ЛО СО ФИ Ф И ЛО СО ФИ Ф И Л О СО ФИ Ф И Л О СО ФИ Ф И Л О СО ФИ Ф И Л О СО ФИ Ф И ЛО СО ФИ Ф И Л О СО Ф И Ф И Л О С О Ф И ФИ ЛО С О ФИ Ф И Л О СО Ф И ФИ ЛО СО ФИ ФИ ЛО СО ФИ Ф И ЛО СО Ф И Ф И Л О СО ФИ Ф И Л О С О ФИ Ф И ЛО СО ФИ Ф И ЛО С О ФИ Ф И Л О С О ФИ Ф И ЛО СО ФИ ФИ ЛО СО ФИ Ф И ЛО СО ФИ Ф И ЛО СО ФИ Ф И ЛО С О ФИ Ф И ЛО С О ФИ Ф И ЛО СО ФИ Ф И Л О С О ФИ Ф И ЛО СО Ф И Ф И Л О С О Ф И Ф И Л О СО ФИ ФИ Л О С О ФИ ФИ Л О СО ФИ ФИ Л О СО ФИ Ф И ЛО СО ФИ Ф И ЛО СО Ф И Ф И Л О СО Ф И Ф И ЛО СО ФИ Ф И Л О С О ФИ ФИ ЛО СО Ф И Ф И ЛО С О ФИ Ф И Л О С О ФИ Ф И Л О С О ФИ Ф И Л О СО ФИ Ф И Л О СО ФИ Ф И Л О СО Ф И Ф И ЛО СО Ф И Ф И ЛО С О Ф И Ф И ЛО СО Ф И Ф И ЛО СО Ф И Ф И ЛО СО Ф И Ф И Л О СО Ф И Ф И ЛО СО ФИ Ф И ЛО СО ФИ Ф И ЛО СО ФИ Ф И Л О СО ФИ Ф И ЛО С О ФИ ФИ Л О С О ФИ Ф И Л О С О ФИ Ф И Л О СО ФИ Ф И ЛО С О ФИ Ф И ЛО СО ФИ Ф И Л О СО Ф И Ф И Л О СО Ф И Ф И Л О СО Ф И Ф И Л О СО Ф И Ф И Л О СО ФИ Ф И ЛО СО ФИ Ф И ЛО СО ФИ Ф И Л О С О ФИ Ф И Л О С О ФИ Ф И ЛО С О ФИ Ф И Л О С О Ф И Ф И Л О С О ФИ Ф И Л О СО Ф И Ф И Л О СО Ф И Ф И Л О СО Ф И Ф И ЛО С О Ф И Ф И Л О СО ФИ Ф И Л О СО Ф И Ф И Л О СО Ф И Ф И ЛО С О Ф И Ф И ЛО С О Ф И Ф И Л О СО ФИ ФИ Л О С О Ф И Ф И ЛО СО Ф И Ф И Л О СО Ф И Ф И Л О СО Ф И Ф И Л О С О ФИ Ф И Л О С О ФИ Ф И Л О С О Ф И Ф И Л О С О Ф И Ф И Л О СО ФИ Ф И Л О С О Ф И Ф И Л О С О Ф И Ф И Л О СО Ф И ФИ Л О С О Ф И Ф И Л О С О Ф И Ф И Л О С О Ф И Ф И Л О С О Ф И Ф И Л О С О Ф И Ф И Л О С О Ф И Ф И Л О С О Ф И Ф И Л О С О Ф И Ф И Л О С О Ф И Ф И Л О С О Ф И Ф И Л О СО Ф И Ф И Л О С О Ф И Ф И Л О С О Ф И Ф И Л О С О Ф И Ф И Л О С О Ф И Ф И Л О С О Ф И ФИ Л О С О Ф И Ф И Л О С О Ф И Ф И Л О С О Ф И Ф И Л О С О Ф И Ф И Л О С О Ф И Ф И Л О С О Ф И О О О О О О ния и диктатура, принуждающая человека счи- ди» (Делёз говорит enculage, что хоть и не со тать себя разнополым и верить в то, что так оно ставляет труда адекватно озвучить по-русски, и есть. На деле, асоциальный и тоталитарный но, наверное, всё же не среди философов, а, ско Бог-фундаменталист, сотворив человека, как рее уж, конюхов или сутенеров). «Я воображал, мужчину и женщину, лишь выдал собствен- что подбираюсь к автору со спины и делаю ему ный конструктивизм (thesei) за естественный ребенка, который будет его ребенком и в то же распорядок вещей (physei), чем и запятнал соб- время уродцем». Интересно, а воображал ли он, ственное творение. Только путем радикальной что в один прекрасный день и к нему подберут деконструкции этого недоразумения можно ся сзади… Сценка, способная пополнить тезау опознать в нем конструкцию и преобразо- рус виртуального и стать новым восприяти вать бесклассовое общество в общество беспо- ем: Мириам Энгельхардт, в группе с Симоной лое, или свободнополое, где каждый волен сам де Бовуар, двумя другими и гендершей Батлер, выбирать себе пол, осуществляя выбор не че- располагаются позади Делёза и все вместе де рез атавистические ужасы хирургии, а в сте- лают ему уродца. Технический вопрос, как это рильной чистоте дискурса. Характерно, что но- им удается, можно обойти из деликатности, вым восприятием делёзианки Батлер был так но если кому-то покажется уместным настаи называемый cross-dressing: подобно Архиме- вать на ответе, то вполне достаточно будет со ду, увидевшему в ванне закон гидростатики, слаться на вибратор «Лакан».

она увидела в ношении одежды другого пола.

первофеномен гендерной идентичности. Несо мненно, у Делёза, доведенного было до отчая- одном телеинтервью Делёз назвал Вит ния экстемпоралиями дотошной немки, были генштейна «убийцей философии». Лю все основания считать себя адекватно приме- бопытно, что ему при этом и в голову ненным, после того как М. Энгельхардт вошла, Вне приходило допустить, что, возмож наконец, в роль и сделала с ним то, что сам он, но, сама философия предпочла бы быть уби по собственному признанию, делал с классика- той, чем содомизированной. Его друг-подель ми. Известно, что историю философии Делёз, ник Фуко охарактеризовал однажды книгу с изяществом анекдотического поручика-гуса- «Анти-Эдип» (в предисловии к американско ра, понимал как «некий способ сношения сза- му изданию 1977 года), как «введение в нефа Н О В Ы Е П Р О Ч Т Е Н И Я Н О В Ы Х Ф И Л О С О Ф О В ПУ ШК ИН № Е ГОР Д МИТРИЕВ. Сарай. 1990. Холст, масло n n n n g g g g a a a a e e e e h h h h V V V V C C C C i i i i X X X X e e e e w w w w F F F F e e e e D D D D r r r r P P P P w w w w Click to buy NOW!

Click to buy NOW!

Click to buy NOW!

Click to buy NOW!

m m m m w w w w o o o o w w w w c c c c.

.

.

.

.

.

.

.

d d d d k k k k o o o o c c c c c c c c a a a a r r r r u u u u t t t t в противном случае это был бы — фашизм. Харак терно, что наряду с фа шизмом Делёз отвергал и капитализм, мотивируя свое неприятие почвен ностью и стабильностью обоих: фашизм, как и ка питализм, ограничива ют виртуальное, а значит, свободу. «Введение в нефа шистскую жизнь» — поте рянный ад, или изгнание из ада ответственностей и ограничений в рай абсо лютных самоосуществле ний, где (так Делёз в своей книге о Фуко) «литератур ная форма, научная аксио ма, повседневная фраза, шизофреническая чушь и т. д. в равной степени шистскую жизнь». Если учесть, что фашизм являются высказываниями, хотя и несоизмери к тому времени успел уже пройти номина- мыми, несводимыми друг к другу и лишенны цию абсолютного зла, то «введение в нефа- ми дискурсивной эквивалентности». Еще раз:

шистскую жизнь» имело все шансы стать фи- все могут всё, потому что нефашистская лософией эпохи par excellence. Нефашистская жизнь — это тотальный горизонт виртуально жизнь, по Фуко, это жизнь, очищенная от вся- го, где литератор, ученый, обыватель, шизо кого рода унитарной и тоталитарной паранойи, френик, добавим, философ и — last, not least — жизнь, в которой мысли, желания, поступки христианский моралист в равной степени изживаются не иерархично, а дизъюнктивно, высказываются, пополняя круг возможного всё по принципу не подразделенности, а дикора- новыми и новыми невозможностями и — «от стущести, с предпочтением множественного давая скромную дань уважения св. Франциску единому, различного однообразному, номадно- Сальскому». От пьянящего слогана акциониста го оседлому и т. п. Нужно только внимательнее Бойса: Каждый человек — художник! до реф прислушаться к этим властным интонациям, рена песни: We are the champions. Именно: мы, чтобы различить his master’s voice у прово- то есть, все. Потому что, когда не все, а немно катора, попавшего однажды в марксизм, как гие и того меньше — это тирания и фашизм.

в свой фашизм, и так и просидевшего в нем Догадка: если век Делёза начинался с улицы, всю жизнь. Параллель с христианскими мора- студенческих коммуналок и перформансов, листами, на которую указывает Фуко, необык- то отчего бы ему не завершиться в операцион новенно точна по своей саморазоблачительно- ной и, post hoc, ergo propter hoc, в прозектор сти;

ему просто не хватило дыхания досказать ской, после того как «нам всем» придет очередь ее до конца. Фуко: «Христианские морали- самоосуществиться в качестве хирургов и про сты разыскивали следы плоти, затаившиеся оперировать друг друга. We are the surgeons!

в складках души. Делёз и Гваттари, в свою оче.

редь, подкарауливают наиболее интимные сле ды фашизма в теле». Но ведь куда более харак- езутешность философии: Последнее, терным для моралистов было не то, что они что остается от прочтения книги М. Эн боролись с плотью, а то, что их самих одолева- гельхардт, — вопрос о жанре. Наверное, ла плоть. «Анти-Эдип» волен сколько угодно Буместнее всего было бы отнести ее к ди подкарауливать фашизм и искоренять его сле- корастущим (пусть даже в парниковом режи ды;

по-настоящему он становится интересен ме), но логика смысла распорядилась иначе.

там, где самого его подкарауливает фашизм Ceci est une philosophie. Почему бы нет! Поче (например, подбираясь к нему сзади), потому му бы в мире, в котором трубка — это не труб что фашизм опознается не по genus proximum, ка, автор — это не автор, нефилософии не быть а по differentiae specifica, имя которым леги- философией! Неизменно стабильными оста он. Можно сказать, что элитарному фашизму ются сами они: мэтры, авторы, знаменито в стиле Джентиле, Примо де Ривера или Дриё сти, с трубками и без, хотя Фуко, профессор ла Рошеля противостоит здесь коммунальный ствующий в Collge de France, — это примерно фашизм поколения, сидящего на марксизме, то же, что Диоген, преподающий этику в Ака ницшеанстве и фрейдизме, как на игле, — по- демии. Надо было просто вводить других в не коления, в котором все могут всё, потому что фашистскую жизнь, в абсолютную логику 54 ПУ ШК ИН № Н О В Ы Е П Р О Ч Т Е Н И Я Н О В Ы Х Ф И Л О С О Ф О В Л ЮДМИЛА Б ЛОК.

Веер. 2000. Холст, масло n n n n g g g g a a a a e e e e h h h h V V V V C C C C i i i i X X X X e e e e w w w w F F F F e e e e D D D D r r r r P P P P w w w w Click to buy NOW!

Click to buy NOW!

Click to buy NOW!

Click to buy NOW!

m m m m w w w w o o o o w w w w c c c c.

.

.

.

.

.

.

.

d d d d k k k k o o o o c c c c c c c c a a a a r r r r u u u u t t t t относительного, и делать это от имени фило- deutsche und die britische Philosophie im Ersten ФИЛОСОФИЯ софии, той самой, в убийцы которой Делёз за- Weltkrieg. Paderborn, 2004), о будущем можно числил Витгенштейна, а Витгенштейн, не- было уже не беспокоиться. Делёзу и консор сомненно, зачислил бы Делёза. Философия там оставалось, практически не встречая сопро в век шизоанализа разделила участь дестаби- тивления, заселять уродцами беспризорные ду лизированных вещей, отчего философией ста- шевные пространства разнемеченного мира.

ло всё, соответственно, философами — все. Се.

годня на Западе — характерно, что сам Делёз сетовал в свое время на это со всей горечью конце концов всё свелось к тому, что родителя, забывшего, каким образом он про- бы, заменив мысль говорением, выдрес извел на свет своих уродцев, — мало кто удив- сировать само говорение до эффекта ляется «философии» сортов сыра, «философии» Внеразличимости с мыслью, при усло холдинг-компаний, «философии» автобусных вии, разумеется, что говорение было бы не лю предприятий, и уже совсем обычными, даже бым, а французским. Постмодерн обольщает устаревшими выглядят темы, типа: Творец, как по-французски;

он и был, по существу, типич состоявшийся шизофреник, или: Скользящее но французской реакцией на модерн, после и плавающее означающее, или (совсем новый того как в последнем не осталось подобающего пример): В бессознательном состоянии под (первого) места для la grande nation. «Досадно, — шумом сушильного аппарата для волос: По- говорит однажды Бог у Шарля Пеги, — когда сещение парикмахерской, как бегство от дей- в мире не будет больше этих французов;

бу ствительности, у Кэтрин Мэнсфилд и Инге- дут вещи, которые я сотворил, и никого, кто бы борг Бахманн. Хитрость заключалась в том, что, их понял». Досаднее должно было быть ему прежде чем разрушить старый мир «до осно- другое: когда в мире почти ванья», они захватили «почту» и «телеграф»: не осталось уже вещей, со- ФИЛОСОФИЯ УМЕРЛА устоявшиеся в тысячелетиях формы, знаки, творенных им, потому что ТОЙ ЖЕ СМЕРТЬЮ, ЧТО ИС институции, которые они заполняли потом остались французы, решив каким угодно содержанием, чтобы, скажем, шие, что им больше при- КУССТВО И НАУКА, И ПОНЯТЬ хрюкая из шкафа, можно было называть это личествует творить новые ЭТО МОЖНО БУДЕТ, ЛИШЬ искусством, а устраивая семинары на тему во- вещи, чем утруждать себя лос Ингеборг Бахманн, преподносить это как пониманием старых. Пост- ЗНАЯ, ЧЕМ ОНА ЖИЛА философию. Рихард Вале, опубликовавший модерн — еще один (по в 1894 году свое монументальное исследова- следний?) французский реванш, возвраще ние «Целое философии и ее конец», завершил ние двухсотлетнего Казановы, компенсирую его словами: «Придет время, когда скажут: ко- щего немощность плоти фокусами обсценного гда-то была философия». Конечно, он имел дискурса. Сейчас, в бесчисленных компиляци в виду не мертвых философов, которые живут, ях и диссертациях, он примеривается к роли только потому что не знают, что мертвы. Фи- классика, напуская на себя важность и респек лософия умерла той же смертью, что искусство табельность, но респектабельный Лакан или и наука, и понять это можно будет, лишь зная, Делёз такая же нелепость и безвкусица, как чем она жила. Ее просто прикончили извне: вчерашние хиппи, обернувшиеся вдруг мини сверхумные литераторы, гораздые пофилософ- страми, профессорами и депутатами. Куда чест ствовать физики и дальше все, кому не лень. нее был уход не в респектабельность, а в тер Конечно, это уже случалось не раз, по-види- рор. Постмодерн и сам был террором, как бы мому, сильнее всего в XVIII веке, в эпоху про- (в кантовском смысле) монограммой чистой свещенческого постмодерна, когда философи- способности дестабилизации, то есть террором ей называлось решительно всё, о чем можно в оригинале, с которого по сей день копиру было порассуждать в кафе и салонах, любой ет свои судьбы «больное позднее потомство».

тип высказывания, всё равно: энциклопеди- Он никогда и не скрывал своего марксизма, на ческий или порнографический, продуцируе- против, гордился им, а в некоторых случаях мый человекомашинами: от Ламетри и Вольте- (Фуко) даже начинал с членства в коммунисти ра до Ретифа де ла Бретона и Сада. Остановить ческой партии. Нужно однажды увидеть этот эту оргию снова выпало немцам;

Кант, а вслед призрак, называемый марксизмом, в момен за ним немецкий идеализм, лишь по-свое- тах его трансформаций, когда, став смешным му повторили жест Лютера, избавив филосо- в своей послесталинской, хрущевско-брежнев фию от маразма и вернув ей идентичность. Ко- ской личине, он принялся вживаться в роль гда потом, начиная с Первой мировой войны умницы и шармера, для чего ему единствен и дальше, повесткой дня стала «освободитель- но и понадобился парижский антураж. Главное, ная борьба за Германию» (в формулировке сэра он ни на минуту не переставал убивать. Ме Генри Джонса, профессора философии универ- нялись лишь техника и топика умерщвления:

ситета Глазго: «They are dehumanized. We are один раз, как массовые ссылки и казни, другой in to liberate those people», — богатейший ма- раз, как стилистически изысканный, подчас териал по этой теме в вышедшей не так давно бесподобный дискурс.

книге: PETER HOERES. Krieg der Philosophen. Die Базель, 20 октября 2008 г.

Н О В Ы Е П Р О Ч Т Е Н И Я Н О В Ы Х Ф И Л О С О Ф О В ПУ ШК ИН № n n n n g g g g a a a a e e e e h h h h V V V V C C C C i i i i X X X X e e e e w w w w F F F F e e e e D D D D r r r r P P P P w w w w Click to buy NOW!

Click to buy NOW!

Click to buy NOW!

Click to buy NOW!

m m m m w w w w o o o o w w w w c c c c.

.

.

.

.

.

.

.

d d d d k k k k o o o o c c c c c c c c a a a a r r r r u u u u t t t t




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.