WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

«ШЕКСПИРОВСКИЕ ШТУДИИ ТРАГЕДИЯ «ГАМЛЕТ» ББК 84 (4Вел) Ш41 Ш41 Шекспировские штудии: Трагедия «Гамлет»: ...»

-- [ Страница 2 ] --

Наконец, повесть «Дуэль» (1891) дает прекрасный образ того, как в художественном мире Чехова сосуществуют правдоискательсто без веры в Бога и жизнь по правде, в Боге. Главный герой повести Ла евский, обобщая свой и чужой опыт, размышляет: «В поисках за прав дой люди делают два шага вперед, шаг назад. Страдания, ошибки и скука жизни бросают их назад, но жажда правды и упрямая воля гонят вперед и вперед. И кто знает? Быть может, доплывут до настоящей правды…» (4, 479). Чехов показывает, что таким образом невозможно стать праведником. Лаевский недалеко ушел от Николая Степановича из «Скучной истории». «Бога у него нет» (4, 460), — так характеризует писатель своего героя. Лаевский, подобно профессору, «духовной жа ждою томим», хочет молиться «кому-нибудь» или «чему-нибудь», да же грозе. Но веры в Бога нет, нет и преображения героя, несмотря на то, что после дуэли Лаевский сильно изменился, женился, стал рабо тать. Он повторяет всего лишь вывод своего противника фон Корена:

«Никто не знает настоящей правды» (4, 479), он по-прежнему не мо жет сориентироваться в мире и теряется, слабеет душой перед окру жающими людьми. Следовательно, Лаевского нельзя признать «спас шимся христианином», как это делают некоторые исследователи Че хова99. И в той же повести «Дуэль» совершается настоящий прорыв в сферу глубокой веры. Дьякон рассказывает зоологу фон Корену про своего дядю-«попа», который, отправляясь на молебен о ниспослании дождя, брал с собою зонт. «Вера горами двигает», — утверждает дья кон, и «какой-нибудь слабенький старец святым духом пролепечет од но только слово… и в Европе камня на камне не останется» (4, 457).

Всегда находчивый зоолог не смог ничего по существу возразить на простую и серьезную речь дьякона. Гимн вере в Бога и силе основан ной на ней святости оказался недосягаемым и для чеховской иронии.

Таким образом, Чехов показывает трудность, практически не возможность для человека сориентироваться в жизни без Бога, без ве ры. Писатель через литературные произведения дает понять, что нель зя найти «настоящую правду», но нельзя ее найти не вообще, в принципе, а именно в той системе жизненного ориентирования, из которой исключен «Бог живого человека». Чехов знал эту правду, о ней вдохновенно и откровенно делился с читателями в связи со смер тью Пржевальского. Эта правда вывела его из тяжелого внутреннего кризиса 1889 г. и словно Дон-Кихота подвела к решению отправиться на остров Сахалин. Внутренняя работа Чехова над собой производила сильное впечатление на окружающих. Так, К. И. Чуковский утвер ждал, что А. П. Чехов казался современникам «мерилом вещей», а его книги — «единственной правдой обо всем, что творилось вокруг»100.

Но Чехов, разумеется, был далек от такого представления о самом се бе. Он в открытых, честных поисках стремился к абсолютной, высшей правде, минуя множество относительных «правд», которыми удовле См.: Зайцев Б. Чехов // Зайцев Б. Далекое. М., 1991. С. 330;

Катаев В. Б.

Эволюция и чудо в мире Чехова (повесть «Дуэль») // Русская литература XIX века и христианство. М., 1997. С. 54.

Чуковский К. И. Собр. соч. М., 1967. Т. 5. С. 593–594.

творялись его современники. В этом заключается подлинная суть творчества Чехова.

ХРИСТИАНСКИЕ МОТИВЫ В «ГАМЛЕТЕ» УИЛЬЯМА ШЕКСПИРА Б. Н. Гайдин Трагедии «Гамлет» суждено было стать широким полем для интерпретаций и размышлений. А.-В. Шлегель сравнивал пьесу с иррациональным уравнением, в котором некое неизвестное невозможно выразить абсолютно точно. Множество трактовок проблемы «Гамлета», по мнению Пинского, «не продолжая, не уточняя друг друга, кардинально различаются как по «абсолютной величине», так и по «знаку» — положительному или (гораздо реже) отрицательному для репутации героя»101.

Хорошо известен факт, что Шекспир использовал историческое событие убийства датского короля своим братом. Но в том и состояла гениальность драматурга, что из обыкновенного, банального случая он смог развить потрясающую по своему философско-эстетическому содержанию драму, а из простого героя мстителя — волнующую умы миллионов зрителей и читателей трагическую личность. Поэтому не удивительно, что в критике, посвященной «Гамлету», по словам Аник ста, «отразилась борьба всех течений общественно-философской мыс ли, начиная с XVIII века и по наше время»102.

Попытаемся дать свою оценку проблеме Гамлета, следуя примеру русской религиозной философской школы. При всей кажущейся традиционности христианской интерпретации в ней, на наш взгляд, непременно будет присутствовать некая научная новизна. Особенно, принимая во внимание однобокость и условность западных трактовок, которые, начиная с ХХ века, вслед за Ницше, пытаются доказать, что Бог умер.

По нашему мнению, русское философствование может стать почвой для новой научной трактовки проблемы Гамлета, ибо являет ся оригинальным философским течением. Русская философия разви валась иначе, чем в Европе. В. Аксючиц утверждал, что «европей ская литература родилась из теологической и философской традиции Пинский Л. Е. Шекспир. М., 1971. С. 139.

Аникст А. А. Послесловие к «Гамлету» // Шекспир У. Полн. собр. соч.:

В 8 т. М., 1960. Т. 6. С. 588.

в процессе секуляризации христианской средневековой культуры.

Русская литература, напротив, предварила и зародила оригинальную русскую философию, придав ей художественную интуицию и рели гиозный пафос»103. Известный философ Ильин замечал: «Русский мыслитель поднимается до истинных высот как мыслитель, созер цающий сердцем». (Ильин, 1993) В своих поисках и размышлениях русские мыслители обратились к традиции святоотеческого бого словия»104. Ф. М. Достоевский по этому поводу писал: « У нас есть великая школа богословия, это наша обедня, открытая для всех»105.

Таким образом, мы попытаемся объяснить поведение Гамлета с точки позиции христианской морали и христианского представления о праве на суд, взгляда на добро и зло.

Многочисленные попытки интерпретировать внутренние противоречия Гамлета с точки зрения тех исторических реалий и по нятия о юридическом праве, которые существовали в шекспировской Англии, на наш взгляд, оказываются неспособными объяснить многие сцены, когда Гамлет руководствуется чем-то большим, чем историческая практика и обычаи в установлении справедливости. Ведь, по сути дела, медлительность и нерешительность Гамлета можно объяснить его отношением к Богу и божественному праву судить ему подобных. Для Гамлета переход от размышления к действию — это воистину духовный опыт. Ведь неслучайно, он видит в образе призрака искушение дьявола, который призывает к мщению, а не потустороннюю связь с отцом.

Разобравшись в ситуации, Гамлет хочет отомстить Клавдию, человеку, убившему его отца и занявшему трон посредством же нитьбы на его матери. Казалось бы, у него есть все основания со вершить акт возмездия. Но, по словам Ванновского, «закон мести, о котором идет речь, отличается от всех представлений мести тем, что в центре его стоит исключительный интерес мстителя к судьбе души своего врага»106. Более того, желание выполнить свой сынов Аксючиц В. Становление русской философии // Интернет-журнал Сретенского монастыря // http://www.pravoslavie.ru/jurnal/ Там же.

Цит. по: Там же.

Ванновский А. Новые данные о влиянии Шекспира на Пушкина // Пушкинист. Вып. 1. М., 1989. С. 387.

ний долг приводит к полному изменению «самой природы мести».

«Вся энергия мстителя уходит не на внешнюю борьбу с врагом, а на решение глубочайших этических и религиозно-философских про блем»107.

Гамлет боится совершить ошибку: стоит немного преувели чить количество зла в душе врага и она попадает на небеса, «ибо са мая малейшая крупинка добра, оставшаяся не замеченной может легко склонить весы небесного правосудия»108. Но постепенно герой настолько увлекается и поражается «картиной души человеческой», вечным полем битвы добра и зла, что хочет «помочь семени добра, которое живет даже в душе самого страшного преступника, вырасти в могучее дерево;

иначе говоря, спасти его душу»109. Таким образом, Гамлет переживает момент переоценки ценностей, история которых насчитывает не дно тысячелетие.

С. Н. Булгаков в своем труде «Свет невечерний. Созерцание и умозрения» писал: «В совести своей необманной и нелицеприят ной, столь загадочно свободной от естественного человеческого се бялюбия человек ощущает, что некто совесть совершает вместе с ним его дела, творит суд свой, всегда его видит»110. Гамлет посте пенно открывает для себя то, что можно было назвать новым спосо бом мести, при котором не нужно ждать того часа, когда душа Клав дия окончательно погрязнет в лоне греха. Необходимо лишь разбу дить спящее чувство совести и тогда ад возникнет в душе преступ ника. Тем самым Гамлет выполняет свой долг как сын и «спасает душу врага, уменьшает количество зла на земле»111.

«В этой диалектике мести», по словам того же Ванновского, «в этом превращении героя из мстителя за кровь в мстителя за душу, и из мстителя за душу в спасителя душ и заключается тайный закон эволюции человеческого духа, затерявшийся со времен Христа Там же. С. 388.

Там же.

Там же.

Булгаков С. Н. Свет невечерний. Созерцания и умозрения // Булгаков С. Н. Первообраз и образ: Сочинения: В 2 т. СПб., 1999. Т. 1. С. 61.

Ванновский А. Указ. соч. С. 388.

и вновь открытый Шекспиром»112. Гамлет, двигаясь от ветхозавет ного "око за око, зуб за зуб», достигает новой вершины человеческо го сознания — Евангельской заповеди, провозглашающей любовь к врагам. А «делание заповедей», по выражению С. Н. Булгакова, «становится путем к Богу, а вместе с тем и возможностью религиоз ного преткновения для человека»113.

По нашему мнению, поединок Лаэрта и Гамлета является символом борьбы между мстителем за кровь и мстителем за жизнь, Старым и Новым Адамом.

Почему же Гамлет, в конце концов, убивает Клавдия? Мы склонны полагать, что Шекспир мог вложить в подобную развязку мысль, которую можно выразить, пользуясь словами С. Булгакова о Христе: « Ему надо было приобщиться Ветхого Адама, пройти путь земной жизни и разделить ее тяготы и последнюю судьбу»114.

Несмотря на то, что параллель Гамлет-Христос может пока заться не совсем убедительной, (вопрос: «мог ли Христос убить?» отпадает сам собой), но с другой стороны, вполне можно предполо жить, на наш взгляд, что Шекспир попытался изобразить путь ду ховного роста молодого человека. Ведь лишь «приняв в себе всего Адама, сделавшись поистине человеком, приняв все искушения и сам, будучи искушен всем, мог Христос сделаться Новым Ада мом»115. На этом потенциал христианской интерпретации проблемы «Гамлета» не исчерпывается, и что в будущем необходимо провести более детальное исследование христианских мотивов трагедии У. Шекспира.

Там же. C. 389.

Булгаков С. Н. Указ. соч. С. 61.

Там же. С. 299.

Там же.

РАЗМЫШЛЕНИЯ И МНЕНИЯ СТУДЕНТОВ О «ГАМЛЕТЕ» ОБРАЗ ГЕРТРУДЫ Мария Волохова О человеке, как впрочем и о литературном герое, судить можно либо по его собственным словам, либо по отзывам о нем дру гих. С первых страниц трагедии мы пока не можем составить о Гер труде какого бы то ни было мнения, так как она попросту не появля ется в повествовании. Лишь косвенно ее образ затронут во второй сцене первого акта. Первое, что мы узнаем о ней, так это то, что она недавно похоронила мужа. Что впрочем не мешает ей спустя весьма недолгий срок выходить замуж за его брата. Лучше всего нам об этом повествует Гамлет в своем проникновенном обвиняющем мо нологе:

Что поминать! Она к нему влеклась, Как будто голод рос от утоленья.

И что ж, чрез месяц... Лучше не вникать!

О женщины, вам имя — вероломство!

Нет месяца! И целы башмаки, В которых шла в слезах, как Ниобея, За отчим гробом. И она, она, — О боже, зверь, лишенный разуменья, Томился б дольше, — замужем — за кем:

За дядею, который схож с покойным, Как я с Гераклом. В месяц с небольшим!

Еще от соли лицемерных слез У ней на веках краснота не спала, И замужем! С такою быстротой Нырять под простыню кровосмешенья!

Читатели должны быть в негодовании! Но что интересно: сам убитый король, вернее его призрак, что в сущности одно и то же здесь, не обвиняет жену, не клеймит ее позором. Скорее, он зол на брата, вероломно отнявшего у него все разом: жизнь, корону и жену.

Про Гертруду он упоминает лишь то, что:

...Судья ей бог И совести глубокие уколы.

Сложно не подивиться такому благородству старого короля, но мнение читателя о коварной предательнице не меняется.

Тем не менее в следующем акте королева предстает перед нами слегка в другом образе — образе заботливой матери. Она вроде бы искренне волнуется о помешательстве сына, так трогательно просит его друзей разузнать, что же приключилось с Гамлетом. Но, например, лично у меня это не вызвало особого доверия к ее персо не, все же первое впечатление пересилило. Далее я убедилась в сво ей правоте: судя по ее же собственным словам, она прекрасно созна ет причину сыновнего срыва:

...Причина, к сожалению, одна:

Смерть короля и спешность нашей свадьбы.

Но при этом она не стремится устранить хотя бы одну причи ну Гамлета расстройства — свадьбу с Клавдием (понятно, что пер вого уже никак не изменить). Так что сын сыном, а все же забота о собственном благополучии заботит Гертруду куда больше. И это как нельзя лучше подтверждается тем, как легко она согласилась с вер сией Полония: что Гамлет тронулся умом от неразделенной любви.

Конечно, так ведь много проще — не надо терзаться угрызениями совести (если она вообще знала что это такое) и чувством вины пе ред сыном.

Такое впечатление о королеве поддерживается в нас и даль ше. Например, когда находясь якобы в безумии, Гамлет продолжает издеваться над слишком поспешной свадьбой Гертруды с Клавдием:

«Взгляните, какой радостный вид у моей матери, а всего два часа, как умер мой отец.... Как? Так много? Ну тогда к дьяволу траур. Бу ду ходить в соболях. Силы небесные! Умер назад два месяца, и все еще не забыт!» Здесь явно просматривается злая сатира, ехидная ирония по отношению к матери.

По ходу развития действия пьесы мы видим, что Гамлет, а следовательно и мы, были правы в отношении Гертруды. Слушая речь королевы в пьесе, которая клянется мужу в верности и обличает тех, кто вступает в брак второй раз из корысти, Гертруда лишь под мечает, что «леди слишком много обещает».

И по ходу повествования мы еще не раз убеждаемся в пра вильности первого впечатления. Например, диалог Гамлета с мате рью, когда он бросает ей в лицо обвинения, причем говорит с нею грубо и дерзко (впрочем, как она того и заслуживает). Гертруда же в ответ не пытается оправдаться, она лишь все время просит сына ос тановиться и пощадить. Ну еще бы — правду о себе слышать редко кому нравится.

Единственный, по моему мнению, благородный поступок Гертруды — это ее смерть. Правда, это, к сожалению, была не ее инициатива, а скорее ошибка..

Как бы то ни было, мой итог к теме «Образ Гертруды» таков:

лживая, двуличная, лицемерная баба.

КТО ГАМЛЕТ— БОРЕЦ ЗА ВЛАСТЬ ИЛИ БОРЕЦ СО ЗЛОМ?

Карина Борисова Трагедия Вильяма Шекспира «Гамлет, принц Датский» — наиболее знаменитая из пьес драматурга. В ней Шекспир поставил философские вопросы, ответа на которые люди ищут до сих пор.

Взгляды человечества на мировой порядок, проблема добра и зла, жизни и смерти, затронутые в трагедии, являются вечной темой для размышления.

Принц Гамлет — человек сильных страстей и высокого интел лекта. Это герой эпохи Возрождения, когда передовые умы стреми лись восстановить духовные идеалы древних римлян и греков, утра ченные за мрачный период средневековья. Человек представлялся венцом творения, обладающим огромными возможностями.

Будучи наследником короля, Гамлет жил счастливо. Он был любим своими родителями, у него была любимая девушка, отвечав шая ему взаимностью, имел хороших друзей, увлекался науками, поэзией, театром. Гамлету было суждено стать правителем своего народа. Но вдруг все стало рушиться. В расцвете сил умер отец.

Мать, так любившая отца, не выдержав срока траура, вышла замуж за брата покойного и разделила с ним трон. И, наконец, Гамлет уз нал, что отца убил собственный брат, чтобы завладеть короной и ко ролевой.

Гамлет испытал сильнейшее потрясение. Это потрясение по шатнуло его веру в людей. Зло, царящее в мире, стало причиной его душевного разлада.

«Распалась связь времен». Зло вступило в его мир и разрушило гармонию жизни. До этого Гамлет жил с верой и надеждой. Он был честен и искренен и, вероятно, предполагал то же в людях. Воспри няв предательство болезненно остро, Гамлет не мог приспособиться к миру зла и лицемерия.

Погружаясь в свои раздумья, Гамлет размышлял о смысле бы тия. Его мучает порочность мира, в котором он живет, лживость, ко рысть и жестокость близких ему людей. Покориться этой жизни и терпеть ее, или лучше умереть? «Быть или не быть?», размышляет Гамлет в своем знаменитом монологе. Но неизвестно, лучше ли там, за чертой жизни?

Трагедия Гамлета нравственная. Он страдает за грехи челове ческие, но не за утерянный трон. Он борется в одиночку. Его, чело века высоконравственного и умного, терзает то, что нарушен миро вой закон бытия: зло проникло в мир и нарушило его целостность.

Гамлет чувствует, что он должен отомстить, восстановить справед ливость. Он поклялся убить короля, погубившего его отца.

Но мучимый философскими размышлениями, Гамлет медлит с местью. Сильный и мужественный Гамлет, охваченный жаждой мести, в то же время чувствует неуверенность, выступая в роли ка рающего судьи. Возможно, как человек мыслящий, он понимает, что карать — это миссия Бога. Для человека же она губительна. Колеба ние Гамлета вызвано также внутренним потрясением от «моря бед ствий». Он сомневается и в то же время упрекает себя за бездейст вие. Гамлет не в ладу с собой. Слишком тяжело бремя нерешенных вопросов. Он не может терпеть зло, но и не знает, как бороться с ним. Чтобы скрыть свое смятение, он притворялся безумным.

В конечном итоге Гамлет на пути к мести становится причи ной нескольких смертей. Он косвенно виновен в смерти Офелии.

Переживая измену матери, Гамлет отверг любящую его Офелию, причиняя ей страдания. Он ненамеренно убивает ее отца. Гамлет от правляет на верную смерть своих друзей Розенкранца и Гильден стерна, убивает Лаэрта, брата Офелии, и, наконец, убивает короля.

Таким образом, преследуя благородную цель, Гамлет сам тво рит зло.

После того, как мщение свершилось, Гамлет гибнет. И гибель его неизбежна. Душевная мука и скорбь, с которыми он смотрел на мир, отвратили его от жизни, где нет добра и любви.

Гамлет умирает, сломленный под бременем неразрешенных вопросов.

СОДЕРЖАНИЕ Луков Вл. А. Шекспиризация (К теории и истории принципов процессов)……………………………………………………………… Луков Вл. А. Загадка Гамлета ………………………………... Луков Вал. А. Тезаурус Гамлета ……………………………... Захаров Н. В. Гамлет и Горацио — два портрета студентов Виттенбергского университета …………………………………….. Тарасов А. Б. Праведники А. П. Чехова: Дон-Кихот или Гам лет? …………………………………………………………………… Гайдин Б. Н. Христианские мотивы в «Гамлете» Уильяма Шекспира ……………………………………………………………… Размышления и мнения студентов о «Гамлете» Волохова М. Образ Гертруды ………………………………… Борисова К. Кто Гамлет — борец за власть или борец со злом?………………………………………………………………….. _ Издательство Московского гуманитарного университета Печатно-множительное бюро Подписано в печать 23.04.2005 г. Формат 60 х 84 1/16 Усл. п. л. 4, Тираж 100 экз. Заказ № Адрес: 111395 Москва, ул. Юности, 5/

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.