WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 11 |

«А.Г.Чучалин Хронические обструктивные болезни легких Москва ЗАО «Издательство БИНОМ» 2000 Ч81 Чучалин А. Г. ...»

-- [ Страница 7 ] --

сурфактанта, сиаломуцинов Стимуляция нейтральных поверхностног регенерации мукополисахаридо о слоя слизистой в (более выражена бронхиальной дыхательных у амброксола), слизи. путей и продукции деполимеризация Оказывает нормальной кислых быстрый физиологической мукополисахаридо эффект. слизи. Активен в. Активен in только in vivo.

Секретолитически vitro.

Муколитический и й, Только мукорегуляторный секретомоторный муколитически эффект и й эффект противокашлевой эффект Амброксол Ацетил Карбоцисте *, Бромгексин цистеин ин Точ Пневмоцит Бронхи Бронхиаль ка ы II типа — альная слизь. ная слизь— приложени стимуляция Локально изменение я продукции активен в вязкости, сурфактанта. аэрозоле. При бокаловидные Бокаловидные пероральном клетки — клетки — приеме уменьшение изменение требуется вязкости характера проникновение продуцируемой продуцируемой через слизи, слизистая слизи. слизистую дыхательных Бронхиальная оболочку для путей — слизь — начала уменьшение разжижение действия количества слизи. Для бокаловидных воздействия на клеток. Для начала слизь требуется действия не проникновение требуется через слизистую проникновения в оболочку (при слизь через пероральном слизистую приеме) оболочку Мук Уменьшае Умень Оказывает олити- т адгезию шает вязкость нормализующее ческий бронхиального и действие на эффект секрета;

влияние эластичность вязкость и на вязкость и бронхиальной эластичность эластичность слизи, даже слизи вне менее заметны если они зависимости от очень низки. того, повышены Слизь или снижены эти становится показатели, что, в слишком свою очередь, жидкой,и оптимизирует появляется мукоцилиарный риск транспорт «затопления» бронхов Мук Активизиру Нет Активизиру орегулиру ет деятельность мукорегулятор ет деятельность ющий эф- реснитчатого ного действия. реснитчатого фект и эпителия путем Снижает эпителия, защита увеличения секрецию IgA, уменьшает слизистой содержания обладает количество сурфактанта и антиоксидантн гиперплазированн уменьшения ым действием ых бокаловидных вязкости слизи клеток, активизирует секрецию IgA, увеличивает количество SH содержащих компонентов слизи см. продолжение Таблица 18.1 (продолжение) Амброксол Ацетил Карбоцисте *, Бромгексин цистеин ин Сп Пероральн Перора Только особы о (таблетки, льно перорально — введения капсулы, (таблетки, сиропы капли,сиропы). капсулы, Интратрахеально «шипучие (ингаляции и порошки» и инстилляции). таблетки).

Парентерально Интратрахеал (в/м, в/в, п/к). ьно (ингаляции, инстилляции).

Парентеральн о (в/м, в/в) Фа Полностью Полнос Полностью рмакоки- всасывается из тью всасывается из нетика дыхательных всасывается ЖКТ, Ti/2=3 часа путей и ЖКТ;

из 15 мин, метаболизируется дыхательных максимальный в печени с путей и ЖКТ, уровень в крови ко образованием метаболизиру 2-му часу, активных ется в печени, продолжительност метаболитов;

биодоступност ь действия до биодоступность ь низкая — часов 80%;

Ti/2=l час, 10%, максимальное способен к насыщение кумуляции;

через 1-3 часа, элиминируется Т1/2=1 час, почками;

при при циррозе печеночной печени -до недостаточности час;

уменьшается элиминация клиренс преимуществе бромгексина, при нно почечной — печеночная, клиренс основной амброксола метаболит фармакологич ески активен, начало действия через 30- мин, продо лжительность действия до 2 4 час Амброксол Ацетил Карбоцисте *, Бромгексин цистеин ин По Амброксол Риск Незначител бочное (крайне редко): усугубления ьные: гастралгия, действие насморк, рвота, бронхоспазма;

запоры диарея;

сыпь на риск коже и слизистых с бронхиального зудом или без «затопления», зуда;

одышка (при необходимост применении ь инъекционных немедленной форм);

аспирации анафилактические разжиженного реакции (растворы бронхиального для перорального содержимого;

приема содержат высокий риск сульфаты);

анафилактиче Бромгексин: риск ских реакций увеличения при бронхиальной инъекционных обструкции у формах особо (применяются чувствительных только в лиц. стационарах);

насморк, стоматит при применении аэрозолей Амброксол стимулирует образование трахеобронхиального секрета пониженной вязкости за счет изменения химизма мукополисахаридов мокроты: во-первых, деполимеризуя, разрушая кислые мукополисахариды бронхиальной слизи, во-вторых, стимулируя выработку нейтральных мукополисахаридов бокаловидными клетками. Важной является также способность препарата восста навливать мукоцилиарный клиренс путем стимуляции двигательной активности ресничек мерцательного эпителия.

Отличительной особенностью препарата является его способность повышать синтез, секрецию сурфактанта и блокировать распад последнего под воздействием неблагоприятных факторов. Эта способность амброксола делает необходимым применение его у больных, находящихся на длительной оксигенотерапии (при которой разрушается сурфактант) или ИВЛ.

Оказывая положительное влияние на продукцию сурфактанта, амброксол опосредованно повышает мукоцилиарный транспорт, что в сочетании с усилением секреции гликопротеидов (мукокинетическое действие) обуславливает выраженный отхаркивающий эффект препарата.

Препарат не обладает тератогенным действием, поэтому он, один из немногих, может применяться у беременных женщин и в период лактации. Способность потенцировать синтез сурфактанта и отсутствие тератогенного эффекта дает возможность применять препарат для профилактики респираторного дистресс-синдрома у новорожденных, при назначении препарата беременным женщинам в последнем триместре беременности. Взрослым и детям старше 12 лет назначают по 30 мг в таблетках 3 раза в день в первые 3 дня, а затем дважды в сутки. Курс лечения средними терапевтическими дозами обычно составляет 7-10 дней. Мультицентровые исследования по длительному применению амброксола показали, что прием в течение б мес 75 мг препарата значительно уменьшает частоту и тяжесть обострений хронического обструктивного бронхита и продолжительность антибактериальной терапии (Prevention of Chronic Bronchitis Exacer bation With Ambroxol, 1989). При тяжелой хронической почечной недостаточности необходимо снизить дозу или увеличить интервал между приемами.

Бромгексин (Бизолвон, Флегамин, Фулпен) является синтетическим производным алкалоида вазицина (см. таблицу 18.1). Вазицин (Adhatoda vasica) с древних времен применялся на Востоке как отхаркивающее средство. При приеме внутрь препарат превращается в активный метаболит — амброксол. В целом, действие препарата аналогично действию амброксола — уменьшение вязкости секрета бронхиальных желез, воздействие на продукцию мукополисахаридов, высвобождение лизосомальных ферментов. Важным является также способность препарата восстанавливать мукоцилиарный клиренс (секретолитический эффект) посредством стимуляции синтеза сурфактанта альвеолярными пневмонитами II порядка, хотя и менее выраженное, чем у амброксола. Таким образом, бромгексин разжижает вязкий, липкий бронхиальный секрет и обеспе чивает его продвижение по дыхательным путям. Отличительной особенностью препарата является его самостоятельное противокашлевое действие. Впрочем, противокашлевой эффект бромгексина может оказаться нежелательным.

Курс лечения средними терапевтическими дозами обычно составляет 7-10 дней.

Фармакокинетика бромгексина дозозависима, препарат при многократном применении может кумулироваться. Применяют в таблетках у взрослых по 8-16 мг 2-3 раза в день. Используют также раствор для внутривенного введения по 16 мг (2 ампулы) 2-3 раза в день. Отхаркивающий эффект при использовании таблетированных форм достигается при приеме 24 мг/сутки на 4-6-й день приема;

в легких случаях препарат может быть эффективен при приеме 12-16 мг/сутки. Увеличенное количество мокроты обычно к 7-му дню начинает уменьшаться, отчетливо изменяется ее характер (исчезает гнойный компонент). Вязкость мокроты уменьшается по сравнению с исходным состоянием в 50 раз.

Ингаляции 2 мл раствора дают положительный эффект через 20 мин после приема, сохраняющийся в течение 4-8 часов (возможны повторные ингаляции 2-3 раза в день). Особенно эффективен препарат при одновременном применении в ингаляциях и внутрь. В тяжелых случаях рекомендуется применение парентерально (п/к, в/м, в/в), особенно в послеоперационном периоде и во время проведения ИВЛ для предотвращения скопления вязкой мокроты.

Необходима коррекция дозы и режима дозирования бромгексина при тяжелой печеночной недостаточности. Он не назначается одновременно с кодеинсодержащими препаратами, так как это затрудняет отхождение разжиженной мокроты.

Ацетилцистеин (Мукомист, Мукобене) — производное L-цистеина — активного муколитика, свободного от повреждающего действия протеолитических ферментов. Содержащиеся в его молекуле реактивные сульфгидрильные группы разрывают дисульфидные связи мукополисахаридов мокроты (Ventresca G. Р., 1989). В результате деполимеризации макромолекул мокрота, в том числе и гнойная, становится менее вязкой и адгезивной. К разжижению мокроты приводит и стимуляция мукозных клеток, секрет которых способен лизировать фибрин, кровяные сгустки.

Ацетилцистеин увеличивает синтез глютатиона, принимающего участие в процессах детоксикации. Известно, что препарат обладает определенными защитными свойствами, направленными против свободных радикалов, реактивных кислородных метаболитов, ответственных за развитие острого и хронического воспаления в легочной ткани и воздухоносных путях, что особенно актуально у курильщиков табака (Gillisen A. et al., 1997).

Препарат при обострениях хронического обструктивного бронхита применяют внутрь по мг 3 раза в день в течение 1 -2 нед. Продолжительный (до 6 мес) прием ацетилцистеина в холодное время года может предупреждать развитие обострений и прогрессирования заболевания. К сожалению, высокие дозы или длительный прием ацетилцистеина снижают продукцию IgA, лизоцима, подавляют деятельность реснитчатых клеток, снижая мукоцилиарный клиренс, что Ограничивает применение препарата при необходимости длительного лечения.

Преимущественно ацетилцистеин применяется в виде ингаляций (2-5 мл 20% раствора 3- раза в день), интратрахеально в виде медленных инстилляций (по 1 мл 10% раствора каждый час).

Для промывания бронхов при лечебной бронхоскопии применяют 5-10% раствор. В случае невозможности интратрахеального применения (коматозное состояние, травма и т. д.) возможно его в/м (1-2 мл 10% раствора 2-3 раза в день) или в/в (10 мл 5% раствора 2 раза в день) введение.

Нежелательным является чрезмерное разжижение мокроты при интратрахеальном введении препарата, что требует применения отсоса, чтобы предотвратить «затопление» легких.

Аналогичным действием обладает и 2-меркаптоэтансульфонат натрия — месна (Мистаброн), также имеющий в своей формуле свободную сульфгидрильную группу. Действует препарат быстрее и эффективнее ацетилцистеина. Применяется только в виде ингаляций или капельных внутрибронхиальных вливаний для предупреждения образования слизистой пробки, особенно в условиях интенсивного лечения (ИВЛ). При выраженной слабости пациента, приводящей к неэффективности кашля, препарат можно назначать только при наличии отсоса.

Карбоцистеин (Бронкатар, Мукодин, Мукопронт) — обладает одновременно мукорегулирующим и муколитическим эффектами. Механизм его действия связан с активацией сиаловой трансферазы — фермента бокаловидных клеток слизистой оболочки бронхов.

Карбоцистеин нормализует количественное соотношение кислых и нейтральных сиаломуцинов бронхиального секрета (уменьшает количество нейтральных гликопептидов и увеличивает количество гидроксисиалогликопептидов), что восстанавливает вязкость и эластичность слизи. Под воздействием препарата происходит регенерация слизистой оболочки, восстановление ее структуры, уменьшение (нормализация) количества бокаловидных клеток, особенно в терминальных бронхах, а значит и уменьшение количества вырабатываемой слизи.

Помимо этого восстанавливается секреция иммунологически активного IgA (специфическая защита) и число сульфгидрильных групп (неспецифическая защита);

улучшается мукоцилиарный клиренс (потенцируется деятельность реснитчатых клеток).

Таким образом, препарат демонстрирует двойное действие — как муколитик, уменьшая патологическую вязкость и тягучесть слизи, облегчая ее экспекторацию, и как мукорегулятор, улучшая регенерацию слизистой дыхательных путей. При этом действие карбоцистеина распространяется на все поврежденные отделы дыхательных путей (верхние и нижние дыхательные пути, придаточные пазухи носа), а также среднее и внутреннее ухо.

Возможно его использование при подготовке к бронхоскопии и/или бронхографии.

Профилактический прием муколитических препаратов в холодное время года в течение 6 мес приводит к значительному уменьшению частоты и длительности обострений хронического бронхита, в том числе и тяжелых, и сокращению применения антибиотиков (Allegra L. et al., 1996).

Выпускается препарат в виде сиропов или капсул. Среднесуточные дозы для взрослых по мерной ложке или капсуле 3 раза в день, при длительном приеме (до 6 мес) — 2 раза в день.

Продолжительность приема, как правило, от 8-10 дней до 3 нед. В начале лечения через 3-5 дней увеличивается объем мокроты, а позже (к 9 -му дню) снижается.

Тактика назначения муколитиков при хроническом обструктивном бронхите Терапия муколитическими препаратами показана при повышении вязкости слизи, секретируемой воспаленной слизистой оболочкой воздухоносных путей. И если при острых инфекционно-воспалительных процессах мукоцилиарный клиренс существенно не страдает, то при хронических бронхолегочных заболеваниях наблюдаются значительные дефекты мукоцилиарного клиренса, связанные с повреждением структуры слизистой токсинами микроорганизмов (замедление цилиарных колебаний, разрушение клеточных мембран, некроз клеток с продукцией активных гидрооксианионов, слущивание эпителия и др.).

При обострении хронического обструктивного бронхита назначаются средние терапевтические дозы препаратов в виде таблеток, сиропов, капель, «шипучих» таблеток на 9- дней, а в ряде случаев и на более длительный срок. Продолжительность приема муколитических препаратов зависит от достижения клинического эффекта.

Об эффективности муколитической терапии (критерии эффективности по Wettengel et al.

[Wettengel et al., 1997]) можно говорить, оценивая ее влияние на:

• самочувствие (улучшение качества жизни);

• симптомы (уменьшение или исчезновение одышки в покое или при нагрузке, уменьшение и облегчение кашля, изменение характера мокроты);

• показатели функции внешнего дыхания (особенно такие как ОФВ1, ФЖЕЛ, индекс Тиффно, максимальные объемные скорости, а также газы крови, характеризующие наличие и степень выраженности дыхательной недостаточности).

При лечении муколитическими препаратами стабильный клинический эффект отмечается на 2-4-й день в зависимости от характера и тяжести течения болезни.

Необходимо учитывать, что у ряда больных хроническим бронхитом после первого дня терапии адгезия и вязкость мокроты могут значительно увеличиться в результате отделения мокроты, накопившейся в бронхах и содержащей большое количество клеточного детрита, воспалительных элементов, белков и т. д. В последующие же дни реологические свойства мокроты улучшаются, достоверно увеличивается ее количество, снижается вязкость и адгезия (обычно к 4-му дню применения отхаркивающих лекарственных средств), что указывает на правильность выбора препарата, а к 6-8-м суткам лечения происходит стабилизация клинического эффекта. При применении муколитиков уровень адгезии снижается на 40-50%.

У больных с хроническим обструктивным бронхитом хороший эффект наблюдается при сочетании бронхолитических препаратов с муколитиками. Наличие вязкой мокроты препятствует доступу ингаляционных препаратов к слизистой бронхов, поэтому «отмывание» слизистой может усиливать эффективность препаратов и, соответственно, уменьшать дозу последних. Следует отметить, что р2-симпатомиметики (фенотерол, сальбутамол и др.) и теофиллин потенцируют мукоцилиарный клиренс;

теофиллин и М-холинолитики (ипратропиум бромид), уменьшая воспаление и отек слизистой, облегчают отхождение мокроты. В то же время применение ингаляционных средств, в том числе и через небулайзер, оксигенотерапия, могут повреждать альвеолярный и бронхиальный сурфактант. Поэтому у таких больных препаратом выбора должны служить амброксол и бромгексин, стимулирующие выработку сурфактанта и тем самым ускоряющие достижение ремиссии.

При сочетании обострения хронического обструктивного бронхита с воспалительными заболеваниями в носоглотке или среднем ухе полезно добавление к лечению карбоцистеина (муколитика и мукорегулятора, восстанавливающего структуру слизистой и стимулирующего ее защитные свойства).

При тяжелом течении заболевания препараты вводятся интратрахеально, в ингаляциях, либо в виде инстилляций или лечебных бронхоскопий. Целесообразно сочетать две формы введения препарата — ингаляционную и пероральную. Тяжелым больным — прежде всего послеоперационным, находящимся в коматозном состоянии, предпочтительно введение муколитика в/в, в/м или п/к. При введении ацетилцистеина или мистаброна необходимо предусмотреть не обходимость отсасывания бронхиального секрета, особенно у тяжелых, ослабленных больных для предотвращения «затопления» бронхиального дерева при неэффективном кашле.

В связи с тем, что ацетилцистеин может подавлять мукоцилиарный транспорт, продукцию IgA и лизоцима, целесообразно проведение массивной кратковременной терапии этим препаратом, а затем переход на пероральный прием амброксола, бромгексина или карбоцистеина. Последний предпочтительнее в случаях длительного хронического заболевания в связи с его выраженными мукорегулирующими свойствами.

У больных с диффузным поражением бронхиального дерева, значительными изменениями реологических свойств мокроты и снижением мукоцилиарного транспорта необходимо комплексное применение препаратов, стимулирующих отхаркивание, и бромгексина (в частности, капли бромгексин-8, содержащие бромгексин и отхаркивающие препараты рефлекторного типа — эфирные масла: фенхелевое, анисовое, масло душицы, мяту, камфару и ментол);

логично также комбинировать ацетилцистеин с бромгексином.

Муколитики и антибиотики Длительная персистенция патогенов в трахеобронхиальном тракте требует активного вмешательства и, в первую очередь, антибактериальной терапии.

Здесь, однако, следует учитывать тот факт, что в значительной части случаев у больных с хроническим обструктивным бронхитом, курильщиков вырабатываемая густая вязкая слизь оказывается существенным препятствием для проникновения антибиотиков в слизистую бронхов и бронхиальный секрет.

Традиционно предпочтение при лечении бронхитов отдается обычно антибиотикам широкого спектра действия, прежде всего аминопенициллинам (ампициллин, амоксициллин) и тетрациклинам (доксициклин).

При одновременном приеме антибиотиков и муколитиков вдвое сокращается период непродуктивного изнуряющего больного кашля (Roa С. С., Dantes R. В., 1995).

Очищение бронхов от чрезмерно вязкой мокроты способствует лучшему доступу антибиотиков к слизистой и уменьшению количества вводимых антибиотиков вдвое.

В то же время при проведении антибактериальной терапии заметно повышается вязкость мокроты вследствие высвобождения ДПК (лизис микробных тел и лейкоцитов). Особенно выражено сгущение мокроты при применении тетрациклинов (Brada P. С, 1991). Кроме того, антибиотики не обладают мукорегуляторным и противовоспалительным действием на слизистую. Все это требует проведения мероприятий, улучшающих реологические свойства мокроты и способствующих ее лучшему отхождению.

При одновременном назначении муколитиков и антибиотиков необходимо учитывать совместимость препаратов:

• амброксол, карбоцистеин, бромгексин при сочетанном применении с антимикробными средствами усиливают проникновение последних в бронхиальный секрет и слизистую бронхов и повышают их эффективность (в первую очередь это касается амоксициллина, цефуроксима, эрит ромицина, доксициклина, рифампицина и сульфаниламидных препаратов);

карбоцистеин наиболее активно препятствует сгущению мокроты при приеме антибиотиков;

• ацетилцистеин при ингаляциях или инстилляциях не следует смешивать с антибиотиками, так как при этом происходит взаимная инактивация препаратов;

• при пероральном приеме ацетилцистеина антибиотики (пенициллины, цефалоспорины, тетрациклины) следует принимать не ранее, чем через 2 часа после его приема;

• месна хорошо сочетается почти со всеми антибиотиками, но ни в каком виде не совместима с аминогликозидами;

Значительное снижение вязко-эластических свойств бронхиального секрета, его адгезии, а также увеличение объема отделяемой мокроты в части случаев может сопровождаться ухудшением общего состояния больного с усилением кашля и появлением или усугублением одышки. Развитие этих симптомов требует отмены отхаркивающих препаратов или уменьшения кратности их приема и/или дозы, а также присоединения М-холинолитиков. В наиболее тяжелых случаях приходится прибегать к отсасыванию чрезмерно разжиженной мокроты.

Заключение Таким образом, у больных с обструктивным бронхитом продуцируемый бронхиальный секрет с высокой вязкостью и адгезивностью, помимо угнетения активности мукоцилиарного клиренса, может вызывать бронхиальную обструкцию вследствие скопления слизи в дыхательных путях. В этих случаях применение муколитических лекарственных средств, наряду с антибактериальными, бронхорасширяющими и противовоспалительными препаратами, является патогенетически обоснованным.

Муколитические препараты, изменяя реологические свойства мокроты, влияют на ее консистенцию, изменяют слизеобразование и оказывают нормализующее действие на биохимический состав слизи.

Применение муколитических отхаркивающих препаратов в программе лечения хронического обструктивного бронхита способно дать и ощутимый экономический эффект, сокращая количество обострений, уменьшая их продолжительность и уменьшая количество применяемых антибиотиков (Scholthalt J., Sickmuller В., 1995).

При этом объективности ради следует сказать, что в современных согласительных рекомендациях Европейского Респираторного Общества (1995 г.) (Scholthalt J., Sickmuller В., 1995) и Американского Торакального Общества (1995 г.) (ERS, 1995) терапия муколитическими препаратами для широкого применения не рекомендуется. Основанием этому служит отсутствие контролируемых широкомасштабных исследований по оценке клинической эффективности и безопасности муколитических средств у больных хроническим обструктивным бронхитом.

ЛИТЕРАТУРА Белоусов Ю.Б„ Омельяновский В.В. Клиническая фармакология болезней органов дыхания. — М-, Универсум Паблишинг, 1996. — с. 176.

Кукес В.Г., Ших Е.В., Алешин М.А. Клинико-фармакологичесий подход к применению отхаркивающих средств. Лекция. Клин. фармакология и терапия, 1995. — №4(1): 75-77.

Руководство по медицине. Диагностика и терапия.(пер.с англ.) Под ред. Р.Беркоу и Э.Дж.Флетчера в 2-х томах. — М., Мир, 1997. —т.]: 1045.

Allegra L, Cordaro C.I, Grassi С. Prevention of acute exacerbations of chronic obstructive bronchitis with car-bocysteine lysine salt monohydrate: a multicenter, double-blind, placebo-controlled trial. Respiration,— 1996.—v. 63, N3:174-180. Л. М. Клячкин Реабилитационные программы при хронической обструктивной болезни легких Определения Хроническая обструктивная болезнь легких (ХОБЛ), по определению Европейского респираторного общества, — нарушение, характеризующееся уменьшением максимального потока воздуха при выдохе и замедлением форсированного опорожнения легких, при том, что эти признаки сохраняются, по крайней мере, в течение нескольких месяцев, в большинстве же случаев медленно прогрессируют и минимально реагируют на бронходилататоры. Ограничение воздушного потока обусловлено диффузной обструкцией дыхательных путей и эмфиземой легких (Siafakas N.

М.,1995;

Vermeire P., 1996). Эти признаки характерны для хронического обструктивного бронхита (ХОБ) с осложняющей его эмфиземой легких. Международная классификация болезней Х пересмотра и предлагает термин ХОБЛ вместо ХОБ. В современной литературе понятие ХОБЛ часто получает расширительную трактовку, составляя групповое понятие, охватывающее, наряду с ХОБ и эмфиземой, также бронхиальную астму, облитерирующий бронхиолит, муковисцидоз, нередко и бронхоэктатическую болезнь (Чучалин А. Г.,1997;

Jeffery P. K-,1997). Так или иначе, но основным компонентом ХОБЛ остаются ХОБ и эмфизема легких, патогенетически связанные между собой. Поэтому в данном руководстве реабилитация ХОБЛ рассматривается на модели ХОБ.

Реабилитация, по определению экспертов ВОЗ, — это комбинированное и координированное применение медицинских, социальных, педагогических и профессиональных мероприятий с целью подготовки и переподготовки (переквалификации) индивидуума на оптимум трудоспособности. Из этого основополагающего определения, как и из многих подобных ему, логически вытекает, что средствами достижения социальной цели реабилитации являются комплексы мероприятий, устраняющих причины ущерба, наносимого дееспособности человека. В число последних входит и реабилитация медицинская как система медицинских действий, направленных на восстановление функциональной дееспособности человека, нарушенной вследствие болезни, травмы, операции, про фессиональных, бытовых, экологических, спортивных или иных патогенных воздействий. Таким образом, медицинская реабилитация сближается с восстановительным лечением. Различия между медицинской реабилитацией и лечением сводятся к тому, что лечение больше связывается с острой фазой патологического процесса, а реабилитация — с фазами реконвалесценции и ремиссии. Пред упреждение рецидива болезни, ее хронизации — вторичная профилактика — полностью совпадает с реабилитацией. Различиями можно считать также преимущественно функциональную направленность реабилитации, тогда как лечение имеет целью провести коррекцию анатомической структуры. Лекарственные и хирургические методы более свойственны лечению. Они не чужды и ре абилитации, но последняя в основном использует нелекарственные и нехирургические методы, а главным образом физические факторы, как естественные, так и преформированные (Яковлев В. Н., Клячкин Л. М. и др., 1995).

Медицинская реабилитация связана с особенностями анатомо-физиологических систем, нозологических форм, их пато- и саногенеза, их синдромо- и симптоматологии.

Р. R- Dekhjuizen, R. Gosselink (1996) пульмонологическую реабилитацию определяют как форму медицинских мерорприятий (лечение), целью которых является ограничение тяжести легочной патологии (особенно ХОБЛ или астмы), а также их последствий с учетом персональных особенностей и условий конкретных пациентов. По мнению Американского торакального общества, пульмонологическая реабилитация при ХОБЛ имеет три главных цели: уменьшить ограничение воздушного потока, предотвратить и лечить осложнения, такие как гипоксемия и инфекция, уменьшить респираторные симптомы и улучшить качество жизни (Hshman А. Р.,1994).

Компонентами пульмонологической реабилитации считаются: детализация диагноза легочной патологии, оптимальное лечение, физическая тренировка, психотерапия, образование больного.

Этими средствами делается попытка достижения пациентом наиболее высокого функционального уровня.

Суммируя взгляды различных авторов и собственный опыт, мы можем считать целью реабилитации больного ХОБЛ восстановление его социальной дееспособности. Медицинская реабилитация как средство достижения этой цели решает следующие задачи:

1) подавление воспалительного процесса в бронхах и достижение клинической ремиссии;

2) стабилизация и пролонгирование ремиссии;

3) предупреждение рецидивов болезни;

4) ограничение бронхиальной обструкции;

5) улучшение качества жизни больных;

6) увеличение продолжительности жизни.

Признаками клинической ремиссии являются:

• максимальная ликвидация клинических симптомов;

• подавление активности воспаления бронхов и их гиперреактивности;

• максимальное восстановление функции внешнего дыхания, бронхиальной проходимости и замедление ее прогрессирования;

• оптимизация адаптивности и иммунной реактивности;

• максимально возможное улучшение качества жизни.

Реабилитация сочетается с лечением больного на всех этапах течения (лечения) болезни.

Каждый из этапов реабилитационной системы решает свою часть общей задачи реабилитации больного средствами, присущими каждому из этих этапов. Важным условием успеха является преемственность этапов, обеспечиваемая единством понимания патогенеза и задач лечения, а также непрерывностью информационных потоков с помощью рациональной документации.

Основным этапом реабилитационной системы является поликлинический, на котором осуществляется непрерывное, бессрочное динамическое наблюдение (диспансеризация) за течением болезни, определяется режим труда и отдыха, проводится поддерживающее и противорецидивное лечение (собственно медицинская реабилитация), определяются показания к госпитальному и санаторному лечению. Госпитальный этап служит для лечения острой фазы болезни и ее осложнений, а также для обследования больных, требующего сложных инструментальных устройств и аппаратов, инвазивных диагностических вмешательств и стационарного наблюдения. На госпитальном этапе разрабатывают и уточняют реабилитационные программы для больных на послегоспитальных этапах. На санаторном этапе имеются наибольшие реабилитационные возмож ности, используются прежде всего природные лечебные факторы, закрепляется состояние ремиссии, что способствует функциональному восстановлению как кардио-респираторной системы, так и целостного организма больного, прививаются навыки здорового образа жизни.

Диагностический процесс в ходе медицинской реабилитации имеет определенные особенности, отвечающие задачам реабилитации, в число которых входят:

• детализация нозологического диагноза с его максимальной индивидуализацией (распространенность и локализация процесса, активность воспаления, степень гиперреактивности бронхов, выраженность эмфиземы, состояние функции внешнего дыхания и бронхиальной проходимости, степень дыхательной недостаточности, стадия легочно-сердечной недостаточности);

• оценка общего состояния больного, наличия и характера сопутствующих заболеваний, состояния центральной и вегетативной нервных систем, иммунной реактивности, эндокринной сферы;

• оценка наличия и степени ремиссии;

• оценка метеолабильности, аллергизации, адаптации;

• оценка двигательных возможностей больного;

• объективная оценка динамики течения болезни, этапной и итоговой эффективности лечения.

Выбор аспектов (методов, комплексов) медицинской реабилитации определяется не столько нозологической принадлежностью, сколько синдромно-патогенетическим и клинико-функциональным подходами.

Средства медицинской реабилитации характеризуются ее аспектами:

• медицинским, охватывающим методы лечения как лекарственного и хирургического, так и, в наибольшей мере, физического и других немедикаментозных методов;

• физическим — способами физической тренировки и корригирующей кинезитерапии (лечебной физкультуры), а также массажа, мануальной терапии;

• психологическим, представляющим совокупность методов психотерапии и образования больных.

Аспекты и методы медицинской реабилитации Комплексная синтетическая оценка состояния каждого больного служит основой рационального выбора и осуществления координированной программы медицинской реабилитации, которая строится на основе нозологической принадлежности, синдромно-патогенетической характеристики, оценки функциональных возможностей, общего состояния и реактивности.

Медицинская реабилитация как восстановительное лечение имеет патогенетическую направленность и призвана к обеспечению функционального восстановления. Она рационально сочетает местное корригирующее воздействие с общим оздоровлением больного.

Физиотерапия Физические методы лечения как методы патогенетической терапии не являются альтернативными по отношению к лекарствам, те и другие взаимно дополняют и потенцируют друг друга в рамках лечебных комплексов. В пульмонологической практике применяются все основные виды физиотерапевтических процедур (Боголюбов В. М, Пономаренко Г. Н., 1996;

Клячкин Л. М. и др., 1997) Электролечение Включает лечебное применение различных видов электрического тока и полей.

Гальванизация — применение постоянного электрического тока малой силы и низкого напряжения. Действие постоянного тока потенцируется лекарствами, вводимыми с его помощью, по методу лекарственного электрофореза. Для стимуляции рассасывания воспалительных изменений, снятия бронхоспазма, болей, улучшения экспекторации вводят препараты кальция, магния, дионина, гепарина, эуфиллина, папаверина и др. Используемые методы оказывают как местное, так и общее действие (общий электрофорез по Вермелю). Для сегментарно-рефлекторного действия применяются гальванический воротник по Щербаку, эндоназальный метод по Кассилю и др.

Импульсные токи применяются в процедурах электросна, электроаналгезии для воздействия на центральную нервную систему. Вызывая ее разлитое торможение, они уменьшают гипервентиляцию, снимают психосоматические воздействия. Импульсные токи по методикам диадинамо- и амплипульстерапии обеспечивают электростимуляцию нервно-мышечных структур, в том числе дыхательной мускулатуры, улучшают трофику тканей и микроциркуляцию, что спо собствует рассасыванию воспалительных изменений, улучшению бронхиального дренажа.

Большое значение в лечении воспалительных заболеваний, в том числе ХОБЛ, принадлежит высокочастотной терапии (УВЧ, СВЧ, КВЧ), которая в олиготермической дозировке активно усиливает легочное кровообращение, уменьшает экссудацию и отек, оказывает бактериостатическое действие. Она являются активным противовоспалительным фактором. Аналогичное действие оказывает индуктотермия. Воздействуя на область корней легких, она подавляет активность воспаления в бронхах и легочных очагах. Действие высокочастотных электротерапевтических факторов на область надпочечников стимулирует их секреторную функцию, индуцируя эндогенную кортизонную волну, которая производит противовоспалительное действие, подавляет сенсибилизацию и способствует уменьшению дозы экзогенно вводимых гормональных препаратов.

Ультразвук при воздействии на органы грудной клетки непосредственного противовоспалительного действия не оказывает, но предупреждает рецидивирование воспаления.

Ультразвуком пользуются для введения с его помощью лекарственных веществ (ультрафонофорез), в том числе эуфиллина, гидрокортизона, лидазы и др. Глубокому проникновению вводимых лекарств в ткани способствует введение их из среды диметилсульфоксида, который и сам обладает противовоспалительной активностью.

Светолечение Оказывает многостороннее действие. Инфракрасное излучение прогревает кожу, усиливает микроциркуляцию, ускоряет обратное развитие воспалительного процесса.

Ультрафиолетовое излучение действует особенно активно, Его терапевтический эффект складывается из противовоспалительного, иммуномодулирующего, общеукрепляющего действия.

Общее облучение повышает иммунную реактивность и неспецифическую сопротивляемость, влияет на обмен кальция и другие обменные процессы. Местное облучение грудной клетки используется как противовоспалительный и десенсибилизирующий фактор, облучение зева способствует санации глоточного кольца.

Относительно новый метод светолечения — лазерная терапия — завоевал прочные позиции в пульмонологии. Облучение лазером биологически активных точек кожи, а также внутреннее облучение слизистой оболочки дыхательных путей (облучение бронхов с помощью бронхоскопа), внутрисосудистое облучение крови оказывает выраженное противовоспалительное и десенсибилизирующее действие, стимулирует тканевую регенерацию. В механизме действия лазера большое значение имеет стимулирующее влияние на систему антиоксидантной защиты.

Водотеплолечение Тепловой фактор применяется в таких процедурах как влажные укутывания, сауна, гипертермические ванны, в том числе скипидарные про Залманову, аппликации теплоносителей (лечебная грязь, торф, озокерит, парафин). Циркулярцые аппликации озокерита на грудную клетку обеспечивают ускоренное рассасывание воспалительных изменений в бронхах и легких, что сопровождается закономерным улучшением функции внешнего дыхания и проходимости бронхов, уменьшением кашля и отделения мокроты.

Ингаляционная терапия Одним из важнейших методов физиотерапии болезней легких является ингаляционное лечение — вдыхание высокодисперсных аэрозолей лекарственных веществ. Распыление последних обеспечивает их глубокое проникновение в дыхательные пути до бронхиол и альвеол.

С помощью ингаляций можно вводить и настои лекарственных трав, которые оказывают противовоспалительное и отхаркивающее действие, благоприятно влияют на трофику слизистой. При воспалении бактериального генеза применяют ингаляции антисептических, антибактериальных и противовоспалительных средств (риваноля, фурацилина, диоксидина, фитонцидов, кортикостероидов и др.). Метод электроаэрозольтерапии позволяет вводить аэрозоли, заряженные отрицательно.

Применяется также аэроионотерапия с ингаляцией отрицательно заряженных ионов. Своеобразным методом ингаляционной терапии является галотерапия, которая имитирует природную спелеотерапию — лечение в солекопях. Она проводится в специальной комнате — галокамере, в ко торой с помощью галогенератора создается микроклимат, сходный с воздушной средой в солекопях, содержащий высокодисперсный аэрозоль хлорида натрия. Пребывание в этой среде оказывает секретолитическое и противовоспалительное действие, снижает сенсибилизацию, активизирует мукоцилиарный транспорт. Аудиовизуальное сопровождение оказывает дополнительный психосуг гестивный транквилизирующий эффект.

Кинезитерапия Важное место в комплексе реабилитационных мероприятий больных ХОБЛ принадлежит кинезитерапии — лечебной физкультуре (ЛФК). В пульмонологии она применяется как для общей тренировки больного — повышения его двигательной активности, — так и для коррекции нарушений вентиляции (Слынчев П., Тодоров Л., 1978;

Мошков В. Н., 1987;

Кокосов А. Н., Стрельцова Э. В.,1987;

Клячкин Л. М. и др., 1995).

Коррекция обструктивных нарушений достигается дыхательными упражнениями с сопротивлением дыханию на выдохе. Для этого используются такие приемы, как произнесение звуков (звуковая гимнастика), выдох через сомкнутые губы, надувание эластических емкостей (надувные игрушки, камеры), что повышает внутрибронхиальное давление и предупреждает экспираторный кол лапс бронхов. Для дозирования сопротивления выдоху и его силы применяют тренажеры дыхания типа РИД-2 системы И. А. Люкевича (резистивный экспираторный тренинг). Для коррекции рестриктивных нарушений, сопровождающих эмфизему легких, применяют инспираторный тренинг (сопротивление на вдохе), тренирующий дыхательные мышцы, статические и динамические дыха тельные упражнения на обеспечение «полного» дыхания, в частности, элементы дыхательной гимнастики йогов. Для увеличения инспираторного объема различными движениями расширяют грудную клетку. Большое внимание следует уделять обучению больного диафрагмальному (брюшному) дыханию.

Уменьшение или снятие спазма гладкой мускулатуры бронхов достигается упражнениями на расслабление мышц плечевого пояса — маховыми упражнениями для рук, потряхиванием ими с наклоном корпуса вперед и в стороны. Удлиненный полноценный выдох сопровождается произнесением жужжащих, шипящих звуков, что также расслабляет тонус бронхов.

Одна из главных задач корригирующей ЛФК — улучшение дренажной функции бронхов, чему способствует дыхание в дренажных позициях, при которых зоны поражения легких, подлежащие дренированию, должны быть выше дренирующих бронхов. Дыхательные упражнения в дренажных положениях сопровождаются форсированием кашля, активным отхаркиванием мокроты, пер куссионным и вибрационным массажем грудной клетки.

У легочных больных непродуктивно повышаются затраты энергии на работу дыхания.

Уменьшению его энергетической стоимости способствует восстановление носового дыхания, увеличение подвижности грудной клетки, тренировка дыхательной мускулатуры, инспираторный резистивный тренинг, коррекция осанки, мобильности позвоночника. Рекомендуется использование приспособлений, разгружающих позвоночник, в частности, прибора «детензор» системы Кинляйна.

В ходе дыхательной гимнастики больной должен быть обучен правильному дыханию. Должно быть восстановлено носовое дыхание, которое кондиционирует вдыхаемый воздух, нормализует тонус мускулатуры бронхов, увеличивает подвижность грудной клетки. Дыхательная гимнастика совершается в медленном темпе, с ритмичным дыханием, устранением избыточно форсированного дыхания. Движения, которыми сопровождается дыхание, ритмично расширяющие и суживающие грудную клетку, должны способствовать эффективному и равномерному заполнению легких и их опорожнению.

Важным компонентом дыхательной реабилитации является постоянный текущий контроль и итоговая оценка ее эффективности. Текущий контроль осуществляется с помощью систематических измерений жизненной емкости легких и объемной скорости выдоха (пневмотахометрия, пикфлоуметрия) до и после занятий. Итоговый контроль основывается на сопоставлении результатов полной спирографии с показателями петли «поток-объем» в начале и в конце лечебного цикла, а также по результатам эргоспирометрии или велоэргометрии с измерением показателей спирометрии и пневмотахометрии (пикфлоуметрии) на высоте нагрузки и после нее.

Общетренирующая кинезитерапия основывается на возрастающей и подконтрольной нагрузочности общеразвивающих упражнений. Для ее дифференцированного и индивидуализированного дозирования предлагается система функциональных классов от первого ФК с максимальными двигательными возможностями до четвертого — самого «слабого» (табл. 19.1).

Таблица 19.1 Система функциональных классов больных ХОБЛ Фу ОФВ Толе.Дых Лего нкц. класс /ДОФВ1, рантность к ательная чно физической недостаточ сердечная % нагрузке по ность недостаточн отношению ость к ДМП К*, % I >70 >75 Нет Нет II 50- 50- I +/— 69 35- 25 Ш П 1-П 49 IV <34 <25 Ш Ш * — ДМПК — должное максимальное поглощение кислорода.

В соответствии с функциональными классами определяется (в санаториях) климато двигательный режим и предельная частота сердечных сокращений (для I ФК — 130 ударов в 1 мин, для II ФК — 120, для III ФК — 110, для IV ФК — 100 ударов в 1 мин).

Комплексы общетренирующей ЛФК строятся с применением дозированной ходьбы, терренкура, лечебного плавания, гребли, велотренировки, общеразвивающих упражнений. Лечебное плавание сочетает физическую нагрузку с сопротивлением водной среды, дыхательную гимнастику (максимальный вдох при сдавлении грудной клетки водой, выдох в воду, т. е. против сопротивления), а также ингаляцию гидроаэроионов и закаливающее климатическое воздействие (охлаждение в водной и воздушной среде, а в санаторных условиях и воздействие солнечной радиации).

Очень велико значение кинезитерапии при сочетанной кардио-респираторной патологии, частым в условиях реабилитации сочетании ХОБЛ с ИБС — своеобразным синдромом взаимного отягощения. У таких больных общетренирующий компонент ЛФК направлен в основном на тренировку миокарда, а корригирующий — на улучшение вентиляции, что способствует повышению общего реабилитационного эффекта (Щггольков А. М., 1990).

Санаторно-курортное лечение в реабилитации больных ХОБЛ Лечение легочных больных на курортах занимает особое место в восстановительной терапии, системе легочной реабилитации. Оно обеспечивает наиболее высокий уровень, но ограничено во времени сроком путевок и потому должно быть особенно насыщенным и целесообразно спланированным. Успешности санаторного лечения способствует правильный отбор больных, которым показано такое лечение, а в самом санатории — уточнение синдромной картины болезни, степени ремиссии, оценка реактивности, адаптации и функциональных резервов больного, объективная оценка текущих и заключительного результата лечения на курорте.

Больным ХОБЛ, в том числе с ХОБ, эмфиземой легких, бронхиальной астмой (с нечастыми и легкими приступами), бронхоэктатической болезнью (с необильным гнойным отделяемым и без наклонности к кровохарканью) в фазе ремиссии и при легочно-сердечной недостаточности не выше I ст. показано лечение на центральных климатических курортах. В их число входят приморские курорты на побережьях Черного и Балтийского морей и Тихого океана (здравницы Сочинской, Геленджикской, Ленинградской, Владивостокской групп), а также низко- и среднегорные курорты (Нальчик, Кисловодск).

При таких же заболеваниях, но с легочно-сердечной недостаточностью II ст. показано лечение только в местных санаториях.

Противопоказания для направления на курорт: легочно-сердечная недостаточность III ст., обострение заболевания, активный воспалительный процесс, обильная гнойная мокрота, наклонность к кровохарканью, частые и тяжелые астматические приступы, астматическое состояние.

Гормональная зависимость является относительным противопоказанием.

В санаториях применяются все виды лечения как лекарственного, так и немедикаментозного.

Однако специфической особенностью является преимущественное использование природных лечебных факторов: лечебного климата, минеральных вод, лечебных грязей. Климатотерапия — основной курортный фактор реабилитации больных ХОБЛ. Вместе с ЛФК она определяет содержание лечебных климатодвигательных режимов: щадящего, щадяще-тренирующего, тренирующего. В число видов климатотерапевтических процедур входят аэротерапия, гелиотерапия, талассотерапия.

Аэротерапия — метод природной оксигенотерапии с многообразным саногенным действием. Она способствует снижению метеолабильности — закаливанию больных. Осуществляется она в виде прогулок, пребывания в климатопавильонах и сна у моря, воздушных ванн. Дозируются процедуры аэротерапии по величине холодовой нагрузки, доступной данному больному, и эквивалентно эффективной температуре (ЭЭТ) атмосферного воздуха, т. е. по сочетанному ощущению его температуры, влажности, скорости движения.

Гелиотерапия — лечебное воздействие лучистой энергии солнечного излучения, рассеянной суммарной или ослабленной радиации. Дозируется в калориях или в биодозах в зависимости от состояния больного и радиационно-эффективной температуры, определяющей активность радиации в данных температурных условиях.

Талассотерапия — купания в море или иных открытых водоемах. Активно влияет на термоадаптационные механизмы, способствует закаливанию, является одновременно активным видом ЛФК. Кинезитерапевтическое действие плавания было рассмотрено выше. Дозируется по холодовой нагрузке — температуре воды и ЭЭТ воздуха.

Наиболее эффективными легочными здравницами по традиции считаются курорты Южного берега Крыма. Однако имеются убедительные данные о высоком лечебном эффекте, достигаемом и в санаториях других регионов страны, в том числе Сибири, Дальнего Востока, Прибалтики, средней полосы России и др., особенно для окрестного населения, не будучи для него климатически контрастными.

Южные приморские курорты располагают благоприятными возможностями для восстановительного лечения больных ХОБЛ, проведения гелио- и талассотерапии, аэротерапии с вдыханием морских гидроаэрозолей, насыщенных аэроионами отрицательного знака. Менее щадящий климат северных приморских курортов в большей мере способствует выработке термостабильности.

Совокупное действие природных, прежде всего климатических, факторов на пациента, пребывающего в их среде, потенцируется применением дозированных климатопроцедур. Все факторы климата (обеспечивающие закаливание, природную оксигенацию, влияющие на иммунную реактивность, на динамику легочно-сердечных взаимоотношений) — сильнодействующие и, как таковые, способны оказывать не только присущее им оздоровительное саногенное действие, но при нарушениях дозировки могут оказаться патогенными, приводить к дизадаптационным расстройствам и метеопатическим реакциям. Среди них особое внимание привлекает фактор влажности воздуха, саногенное действие которой недооценивается, а патогенное — традиционно преувеличивается.

Между тем умеренная влажность необходима для нормальной жизнедеятельности организма, особенно для органов дыхания. На приморских курортах, в том числе и в Сочи, относительная влажность воздуха практически не выходит за пределы умеренной, которая по Н. М. Воронину (1981) колеблются от 70 до 85%, что позволяет рассматривать курорты этого региона как показанные для больных ХОБЛ.

Эффект климатотерапии определяется не только пребыванием в той или иной климатической среде, но и сменой климатических условий (Бокша В. Г., 1983). При переезде больного на курорт возникает необходимость приспособления (адаптации) его организма к новым климатическим условиям — акклиматизации. Возникающая при этом адаптивная перестройка способствует сохране нию гомеостаза, оптимальному состоянию и взаимодействию функциональных систем. Уровень адаптации предопределяет итенсивность назначаемых воздействий курортных факторов, которые по своей природе являются средовыми. Достигнутый уровень адаптации предопределяет и конечный результат лечения на курорте. Поэтому при недостаточности адаптации должны быть предприняты меры по ее оптимизации, в том числе прием адаптогенов, осторожное и постепенное подконтрольное наращивание интенсивности климатопроцедур.

Грязелечение применяется у легочных больных довольно широко, главным образом в виде местных аппликаций грязи на грудную клетку, что оказывает противовоспалительное и рассасывающее действие. На курортах Сибири и Дальнего Востока с успехом применяется торфолечение как разновидность пелоидотерапии.

Методы бальнеотерапии (лечение минеральными водами) применяется реже. Питьевое лечение показано при сопутствующих заболеваниях органов пищеварения. Ванны из минеральных и газовых вод применяются для воздействия на нервную систему при невротичесих состояниях. Однако наиболее широко минеральные воды применяются для ингаляций, как самостоятельно — в виде тепловлажных ингаляций, — так и в качестве носителей лекарственных аэрозолей.

В специализированных пульмонологических санаториях находят применение в комплексном лечении и другие немедикаментозные методы. ЛФК является вторым после климатотерапии фактором санаторной реабилитации. Широко применяются аппаратная физиотерапия, иглорефлексотерапия, лечебное питание (десенсибилизирующие диеты). Возможно применение спе цифической гипосенсибилизации в виде коротких курсов при возможности продолжить лечение по месту жительства (Зонис Я. М., 1995). При гнойном бронхите применяют методы бронхосанационной терапии, в том числе и бронхоскопический лаваж, разумеется, при наличии обученного персонала и соответствующего оснащения. Более доступны такие методы бронхосанационной терапии как назотрахеальная интубация и ингаляционная терапия. Широко используются методы психотерапии.

Лекарственная терапия в санаториях применяется по ограниченным показаниям, в частности, при необходимости оптимизировать ход адаптации, при возможных обострениях болезни, в случаях метеопатических и бальнеореакций. Продолжается прием лекарств, предназначенных для перманентного применения, стремясь к возможному снижению их доз, кроме кортикостероидов, дозы которых в условиях санатория снижать не следует, тем более нельзя их отменять. Более того, при обострении заболеваний у лиц, получавших ранее гормонотерапию, следует возобновить прием кортикостероидов.

При показаниях к лекарственной терапии нужно взвешивать возможности их физиотерапевтического введения (ингаляции, электро-, ультрафонофорез).

Респираторная физиотерапия Дыхательная недостаточность, сопровождающая тяжелое течение ХОБЛ, требует введения в программу легочной реабилитации респираторной терапии (Зильбер А. П., 1989), которая включает методы воздействия газовой среды под повышенным или пониженным давлением (гипер- и гипобаротерапия), вспомогательную вентиляцию легких, оксигенотерапию, а также лечение измененной воздушной средой (аэроионотерапия, аэрозольтерапия, аэрофитотерапия). Проведение респираторной терапии требует прежде всего обеспечения проходимости дыхательных путей, что при хронической дыхательной недостаточности достигается с помощью бронходилататоров, а при необходимости — методами эндобронхиальной санации.

Вспомогательная вентиляция легких (ВВЛ) увеличивает вентиляторный объем, уменьшает неравномерность легочной вентиляции и функциональное альвеолярное шунтирование, уменьшает гипоксемию и особенно гиперкапнию. ВВЛ в осцилляторном режиме способствует, кроме того, очищению бронхов. Показания к ВВЛ определяются стойкой артериальной гипоксемией и гиперкап нией (Смегнев А. С., Юревич В. М., 1984). Осуществляется она с помощью различных респираторов, регулируемых по давлению или объему.

В настоящее время респираторная терапия проводится не только в госпитальных, но и в амбулаторных учреждениях, располагающих специальным оборудованием и обученным персоналом (Жилин Ю. Н. и др., 1992). Комплексы респираторной поликлинической терапии включают психотерапию и обучение больных, дыхательную кинезитерапию, ингаляционную аэрозольтерапию, вспомогательную, в том числе осцилляторную, вентиляцию, чрескожную электростимуляцию диафрагмы, резистивный респираторный тренинг, дозированную кислородную терапию, массаж грудной клетки, иглорефлексотерапию. Во Франции, Австрии и ряде других стран респираторная терапия проводится в домашних условиях (Полю Ж. М., 1992).

Длительная кислородная терапия показана при выраженной и стойкой гипоксемии, осуществляется с помощью постоянной ингаляции воздуха, обогащенного кислородом до 30-35%, на протяжении не менее 15-18 ч в сутки. Основными источниками кислорода являются концентраторы, получающие его из окружающего атмосферного воздуха.

Психологический аспект легочной реабилитации Психофизиологическая реабилитация — важный компонент реабилитации больных ХОБЛ, что определяется ролью психосоматического фактора в генезе легочных заболеваний. Психологическое состояние больного ХОБЛ нередко связано с ощущениями одышки, слабости, повышенной утомляемости, чувства тревоги, депрессии. Эти ощущения могут не иметь прямой связи с объективными нарушениями дыхания, но они нередко становятся определяющими в оценке больным качества жизни и существенно нарушают его социальный статус. Поэтому все лечебные действия, особенно реабилитационные мероприятия, должны иметь психотерапевтическую окраску.

Рациональная психотерапия больного ХОБЛ должна создавать у него настроение разумного оптимизма, способствовать преодолению нозофобии и депрессивных настроений, способствовать выработке рационального отношения к болезни, устойчивой мотивации на собственное участие в лечебном и реабилитационном процессе, партнерские отношения с врачом.

Роль психотерапии определяется и тем, что функционирование дыхательной системы осуществляется не только автоматически, но, в отличие от других систем, подчиняется центрально нервным, волевым влияниям, которые могут становиться объектами волевой регуляции. Так называемая «малая» психотерапия должна осуществляться врачом и средним медперсоналом при общении с больным. Необходима хорошо продуманная обстановочная психотерапия: ландшафте-, музыко-, библиотерапия. Психотерапевтическим содержанием должны быть насыщены занятия ЛФК и все другие лечебные действия и процедуры. Специальные методы психотерапии (аутотренинг, гипносуггестивная терапия и др.) проводятся специалистом — психотерапевтом, который, кроме того, является организатором психотерапии в своем учреждении.

Обязательным компонентом лечения больного ХОБЛ, как и многих других хронических заболеваний, является образование больных, которое является компонентом психотерапии.

Больного ХОБЛ и его семью необходимо обеспечить полезной информацией для выработки навыков самоконтроля, регуляции приема лекарств, поддержания качества жизни. Акцент должен быть сделан на сотрудничестве между больным, его семьей и врачом. Обучение проводится в специальных группах типа «астма-школы» или индивидуально — лечащим врачом.

Тактика медицинской реабилитации больных ХОБЛ Ступенчатый метод пошагового построения тактики лечения принят при многих заболеваниях, и в том числе при бронхиальной астме (Бронхиальная астма. Глобальная стратегия, 1996), близкой по патогенезу, а нередко и идентифицируемой с ХОБЛ. Этот принцип может быть положен и в основу восстановительной терапии, т. е. медицинской реабилитации ХОБЛ. В основу ступенчатой реабилитации ХОБЛ положена ее классификация по степени тяжести, общепринятым критерием которой считается наиболее демонстративный признак бронхиальной обструкции — процентное отношение односекундного объема форсированного выдоха за 1 секунду (ОФВ)) к его должной величине.

Европейское респираторное общество предлагает следующую классификацию ХОБЛ по трем стадиям в зависимости от ОФВ):

I стадия — ОФВ1 равен или больше 70% должного;

II стадия — ОФВ1 равен 50-69% должного;

III стадия — ОФВ1 равен 35-49% должного.

ГНЦ пульмонологии (Путов Н. В.) дополняет эту схему четвертой стадией, в которой ОФВ) равен или меньше 35% должного.

В первой стадии функциональные расстройства минимальны и малозаметны для больного, качество жизни не нарушено. Вторая-четвертая стадии примерно соответствуют классификации дыхательной недостаточности А. Г. Дембо (1957), по которой I стадия — одышка при больших физических напряжениях;

II стадия — одышка при небольших, обыденных физических напряжениях;

III стадия — одышка в покое. Предлагаемая классификация соответствует функциональной классификации Нью-йоркской кардиологической ассоциации, используемой во многих странах.

Данная классификация соответствует и нашей классификации функциональных классов, приведенной выше. Функциональные классы могут применяться для уточнения функциональной характеристики больных и особенно для оценки эффективности реабилитации.

Ступенчатая схема медицинской реабилитации больных ХОБЛ I стадия ХОБЛ — легкая Жалобы могут отсутствовать. Функциональные нарушения минимальны и малозаметны для больного, не влияют на качество жизни. Показатель ОФВ1 больше или равен 70%. Толерантность к физической нагрузке соответствует 75% ДМПК. Дыхательной и легочно-сердечной недостаточности нет. Функциональный класс — I.

II стадия ХОБЛ — средней тяжести Жалобы на одышку при больших нагрузках, обострения 1 раз в год, показатель ОФВ1 от 50 до 69% должной величины, толерантность к физической нагрузке 50-75% от уровня ДМПК, дыхательная недостаточность I степени, легочно-сердечная недостаточность скрытая, выявляется только при физической нагрузке, функциональный класс — II.

III стадия ХОБЛ — тяжелая Жалобы на одышку при обычных физических нагрузках, кашель с мокротой, обострения 2- раза в год, ремиссии нестойкие. ОФВ) — 35-49% от должной величины. Толерантность к физической нагрузке 25-50% от ДМПК. Дыхательная недостаточность II степени. Легочно-сердечная недостаточность 1-II стадии. Ограничена повседневная активность. Функциональный класс — III.

IV стадия ХОБЛ — крайне тяжелая Жалобы на постоянный кашель с мокротой, временами гнойной, возможны кровохарканье, одышка в покое, приступы экспираторного удушья, течение непрерывно-рецидивирующее. Полная недееспособность, нуждаются в уходе. Показатель ОФВ1 — 35% и меньше от должной величины, нагрузочные пробы невозможны, по косвенным данным толерантность к физической нагрузке меньше 25% от ДМПК. Дыхательная недостаточность III степени. Легочно-сердечная недостаточность III стадии. Функциональный класс IV.

Оценка результата реабилитации Результат — системообразующий фактор формирования функциональных систем организма, а также систем в любой сознательной деятельности человека, в том числе и реабилитации больных.

В ходе медицинской реабилитации объективная оценка текущих и итоговых результатов дает возможность оценить индивидуальную адекватность применяемых действий адаптационным возмож ностям больного и внести коррективы в программу дальнейших действий. Методология оценки результата реабилитации предполагает три возможных варианта. Первый из них — чисто субъективная самооценка больного. Эта методика, наиболее распространенная в санаторной практике, не будучи подкрепленной объективными показателями грешит завышением действительного результата. Но она незаменима при оценке качества жизни — одной из основных целей реабилитации.

Второй вариант — оценка результата реабилитации по сопоставлению его с объективными параметрами исходного состояния больного. Метод информативен, особенно при балльной системе оценки (Бокша В. Г., 1987). Но информативность метода понижается при отсутствии объективной динамики показателей, что может иметь причиной или близкое к нормальным состояние исходных характеристик, что сокращает резерв их возможных положительных сдвигов, или отсутствие эффекта лечения в силу рефрактерности процесса к нему. В обоих случаях это порождает двусмысленность оценки эффекта «без перемен» и снижает информативность метода.

Третий вариант — сопоставление достигнутого результата с прогнозируемым, то есть с целью реабилитации, определение степени достижения этой цели. По идее, это наиболее информативный путь, но его осуществление сталкивается с трудностями прогнозирования и недостаточной научной разработанностью.

В реабилитационной практике должны использоваться все три варианта оценки эффекта.

Качественная характеристика результата реабилитации больного ХОБЛ оценивается категориями «улучшение» (выздоровление при ХОБЛ невозможно), «без перемен» и «ухудшение» вплоть до летального исхода. Улучшением следует считать достижение цели реабилитации при положительной самооценке больного и положительной динамике объективных показателей.

Наиболее надежным критерием следует считать снижение функционального класса с переходом в более легкий, а при сохранении исходного класса — положительную динамику показателей проходимости бронхов и толерантности к физической нагрузке. О недостатках оценки «без перемен» уже говорилось. Оценка «ухудшение» комментариев не требует.

Цель реабилитации — социальная, поэтому и оценка ее эффективности должна учитывать, наряду с медицинскими показателями, также и социальные — оценку трудоспособности, результаты врачебно-трудовой экспертизы с оценкой степени потери трудоспособности, а для военнослужащих — военно-врачебной экспертизы с оценкой годности к военной службе. Следует учитывать и реальный возврат к профессиональной деятельности.

Социальная оценка дополняется экономической оценкой стоимости лечения и величиной предотвращенного экономического ущерба, связанного с заболеванием и трудопотерями больного.

При оценке эффекта реабилитации больного ХОБЛ необходимо учитывать качество жизни (Van Schayck С. R., 1996). Оно представляет переживания и ощущения больного как реакцию на болезнь и включает следующие компоненты: активность функции и способностей и их ограничения, самооценку тяжести симптомов, состояние утомления, ожидание дальнейших изменений здоровья и жизни, связанных с болезнью (Quirk F. H., Jones P. U., 1997). Для оценки качества жизни применяются различные опросники, призванные выяснить реакцию больного на болезнь, в том числе опросники «генеральные» для оценки общего состояния и «специфические» — связанные с конкретными нозологическими формами. Для ХОБЛ удовлетворительные опросники пока не разработаны. В качестве «генерального» опросника может быть использована распространенная в Нашей стране система «САН» (Доскин В. А. и др., 1975), по которой определяется в баллах восприятие больными 30 параметров, характеризующих его самочувствие, активность, настроение.

Данные литературы (Van Schayck С. Р., 1996;

Decramer M., 1997) указывают на такие эффекты реабилитации при ХОБЛ как повышение активности в повседневной жизни, уменьшение болезненности, тревоги и депрессии. Больные начинают ощущать увеличение социальной поддержки, облегчение коммуникативности. Всесторонние реабилитационные программы улучшают основные показатели качества жизни больных ХОБЛ, что, однако, не всегда совпадает с повышением толерантности к физическим нагрузкам. Уменьшение одышки наблюдается даже у больных старческого возраста при отсутствии заметной динамики показателей функции внешнего дыхания, чем подчеркивается самодовлеющее значение оценки качества жизни в реабилитации.

Остается нерешенным вопрос о влиянии реабилитации больного ХОБЛ на продолжительность жизни. Косвенные данные позволяют надеяться на положительное решение этого вопроса, но изучение его остается необходимым.

ЛИТЕРАТУРА Боголюбов В.М, Почомартко Г.Н. Общая физиотерапия. — М.СП6., СПП, 1996: 480. Бокша В.Г. Проблемы адаптации и курортое лечение. — Л, Медицина, 1983: 128. Бокша В.Г. Справочник по климатотерапии. — Киев, «Здоровья», 1989: 204.

Бокша Д. Г. О критериях эффективности курортного лечения больных с неспецифическими заболеваниями органов дыхания. Вопр. кур., 1987. — № 2: 5862.

Бронхиальная астма. Глобальная стратегия. Совместный доклад института Сердце, Легкие, Кровь (США) и Всемирная организация здравоохранения. Пульмонология, 1996. — Приложение:

1165.

Воронин НМ. Основы медицинской и биологической климатологии. — M., Медицина, 1981:

352. Горбенко П. П. Раннее выявление и принципы профилактики хронических неспецифических заболеваний легких. Автореф. дис. д. мед. наук, -Киев, 1991.

Дембо А.Г. Недостаточность функции внешнего дыхания. — Л., Медгиз, 1957: 302. Доскин ДА, Лаврентьев НА., Строюича О.Н, ШарайВ.Г. Психологический тест «САН» применительно к использованию в области физиологии труда. Журн. гит. труда и проф. эабол. 1975. — № 5: 2832.

Жилин Ю.Н., Колесников В.Н, Лихачева Р.А. и др. Амбулаторная терапия больных хроническими неспецифическими заболеваниями легких с дыхательной недостаточностью.

Пульмонология, 1992. — № 3: 29 — 35. Зильбер А.П. Дыхательная недостаточность. — M., Медицина, 1989: 512. Зонис Я.М Диагностика и курортное лечение бронхиальной астмы. — Кисловодск, 1994:

203. Кяячкин Л.М Санаторно-курортное лечение больных неспецифическими заболеваниями легких.

Курорты, т. 1 Профиздат, 1991: 261316.

Клткин Л.М., Яковлев В.Н.. Щегольков А.М. Дмутвский Р.А., Ярошснко В.П. Кйнезитерапия в пульмонологии. Актуальные вопр. внутр. патол., — Омск, 1995. — вып. 2: 81-87.

Кяячкин Л.М. Физиотерапия в пульмонологии. Рос. мед. журн., 1996. — №3: 4953.

Кяячкин Л.М, Малявин А.Г., Пономаренко Г.Н., Самойлов В.О., Щеголъков А.М. физические методы лечения в пульмонологии. — СПб, 1997: 298.

Кокосов А.Н, Стрельцова Э.В. Лечебная физкультура в реабилитации больных с заболеваниями легких. — Л, Медицина, 1987: 144.

Машков В.Н Лечебная физкультура в клинике внутренних болезней, — M, Медицина, 1977:

350. Полю Ж. М. Восстановительное пособие на дому. Пульмонология, Прилож. 2: 2631.

Путов HB. Совершенствование представлений об основных нозологических формах пульмонологии за последние 25 лет. Пульмонология, 1993. — №2: 6-10.

Сяынчев П., Тодоров Л. Кинезитерапия при заболеваниях дыхательнолй системы.

Руководство по кинези-терапии. Пер. с болт. — София, 1978: 316322.

Смешнее АС.. Юревич В.М. Респираторная терапия. — М., Медицина, 1984: 224. Чучалин АГ.

Актуальная пульмонология. Пульмонология, 1996. — №3: 7-9.

Щегольков AM. Реабилитация больных ИБС с сопутствующей бронхолегочной патологией в условиях санатория. Дне. канд. мед. наук. — Л., 1990.

Яковлев В.Н., Иванов В.Н, Клткин Л.М.. Щетольков AM. Состояние и перспективы медицинской реабилитации при патологии внутренних органов. Воен. мед. ж. 1995. — №9: 1321.

American Thoracic Society. Pulmonary Rehabilitation. Am. Rev. Respir. Dis.

1981.—vol. 124:663666. Fishman A P. Summary. Pulmonary Rehabilitation Research.

Am. J. Respir. CriL Care Med. 1994. — vol. 149:

519540.

Decramer М. Effects of rehabilitation and muscle training on quality of life in COPD patients. Eur. Respir. Rev., 1997.—vol. 7, №42: 9295.

Decl

Jeffery P. K. Pathology of asthma and COPD: a synopsis. Eur. Respir. Rev.

1997. — vol 7, № 43: 111118. Jordan fi Kurortotherapie. — Jena, 1980: 136 S.

Quirk F.H, Jones P. W. Back to basics: how many items can adequately rep resent health-related quality of life in airway diseases? Eur. Resp. Rev., 1997.- vol. 17: 5053.

Safakas R М, Vermeire P., Pride N. B. Optimal assessment of COPD. Eur.

Respir. J. 1995.- vol. 8: 13981420. Van Schayk С R Quality of life in patients with COPD. COPD diagnosis and treatment. — Amsterdam, Barcelona et al, 1996:

7277.

Vermeire P. Definition of COPD COPD. diagnosis and treatment. — Amsterdam, Barcelona. Hong Kong et al., 1996:110.

H. А. Дидковский, А. Г. Чучалин Наследственность и хронические обструктивные болезни легких Среди многочисленных факторов, приводящих к поражению респираторных путей, важная роль принадлежит наследственности. Это очевидно в случае таких заболеваний, как муковисцидоз (МВ) и эмфизема, обусловленных недостаточностью 1-антитрипсина, в основе этиопатогенеза которых лежат мутации в генах CF (cystic fibrosis) и Pi (protease inhibitor), соответственно. Роль генетических механизмов при хроническом бронхите и эмфиземе, не связанной с дефицитом 1-антитрипсина, обозначаемые термином «хронические обструктивные заболевания легких» (ХОБЛ) в настоящее время интенсивно изучаются. Клинические проявления ХОБЛ и вышеупомянутых наследственных болезни легких во многом сходны. Поэтому закономерности, установленные при изучении функций генов, ответственных за развитие МВ и эмфиземы легких при дефиците 1-антитрипсина, могут оказаться значительными и для ХОБЛ. Примером этому служит концепция, согласно которой эмфизема является следствием дисбаланса между протеазами и их ингибиторами. Обобщенная для эмфиземы в целом, эта концепция опирается на данные, полученные при изучении сравнительно редкого заболевания — эмфиземы, связанной с дефицитом 1 антитрипсина.

Несмотря на очевидную связь фактора курения с развитием ХОБЛ, уже давно были замечены индивидуальные различия в ответе респираторного тракта на табачный дым. Было установлено, что только у 10-20% курильщиков с длительным стажем курения развивается симптоматика ХОБЛ. Это позволяет сделать вывод, что помимо курения генетические факторы и кофакторы внешней среды также участвуют в развитии ХОБЛ. Такие кофакторы, как частые вирусные инфекции респираторного тракта в детском возрасте, загрязнения окружающей среды, несомненно, играют роль. Однако генетической предрасположенности в развитии ХОБЛ отводится в настоящее время главное значение. Это утверждение основывается на фактических данных, полученных в многочисленных исследованиях с использованием следующих клинико-генетических и эпидемиологических подходов:

1) Исследования, в которых показано накопление случаев ХОБЛ в семьях.

2) Семейные исследования, показывающие преобладание случаев ХОБЛ в группе родственников пациентов, страдающих ХОБЛ, по сравнению с группой родственников контрольных лиц (не страдающих ХОБЛ).

3) Исследования, показывающие корреляционную зависимость показателей ФВД у родителей и детей, а также среди сибсов, при отсутствии такой корреляции между супругами. 4) Исследования, в которых обнаружено снижение частоты случаев ХОБЛ или же снижение степени корреляции показателей функциональных исследований легких с увеличением генетической дистанции.

5) Исследования показателей функциональных легочных тестов в группе моно-и дизиготных близнецов.

В качестве примера исследований, в которых использовался близнецовый подход, может быть приведено исследование Р. М. Webster et al. (1979). При исследовании влияния курения на показатели легочных функциональных тестов у моно-и дизиготных близнецов авторы обнаружили, что если один из близнецов монозиготной пары имел повышенную чувствительность к табачному дыму, то у обоих имело место снижение функциональных легочных показателей (независимо от анамнеза курения). В то же время у нечувствительных к табачному дыму монозиготных пар показатели функциональных тестов были в пределах нормы. Такие конкордантные отношения показателей легочных функциональных тестов с курением не наблюдались у группы дизиготных близнецов.

В таблице 20.1 приводятся гены, для которых к настоящему времени показана связь специфического полиморфизма и ХОБЛ.

Таблица 20.1 Генетические факторы, принимающие участие в патогенезе ХОБЛ 1 -антитрипсин 1 -антихимотрипсин Муковисцидоз (CF трансмембранный регулятор) Витамин D -связывающий протеин 2-макроглобулин Цитохром Р 4501 Al Антигены групп крови Система HLA Иммунодефицитные состояния 1-антитрипсин Более 30 лет назад Laurell и Ericsson обнаружили, что у больных с низким уровнем ai глобулина в сыворотке крови наблюдалась высокая частота развития эмфиземы легких. Это было первое исследование, в котором с несомненностью была показана роль наследственности в развитии ХОБЛ. 1-антитрипсин (1-AT) является основной антипротеазой организма (около 90% общей ингибиторной способности сыворотки) и главным ингибитором эластазы нейтрофилов.

1-AT продуцируется в основном в печени, в небольших количествах он синтезируется макрофагами и моноцитами переферической крови. Это белок с выраженным полиморфизмом — к настоящему времени методами перекрестного электрофореза и изоэлектрического фокусирования идентифицировано более 70 вариантов 1-AT. Нормальным вариантом является М-аллель (с подтипами M1, M2 и МЗ), обеспечивающий синтез 1-AT с содержанием в сыворотке крови до 200 260 мг%.

В одном из вариантов 1-AT — Z в 342 положении — аминокислотный остаток глутаминовой кислоты замещены лизином, что произошло в результате единичного замещения в триплете А-Е.

Продуцируемый данным аллелём белок обладает низкой функциональной антипротеолитической активностью, но, что особенно важно, он имеет повышенную способность к агрегации и откладыва ется в виде глыбок в месте своего синтеза — эндоплазматическом ретикулуме гепатоцитов. Это может приводить к развитию заболеваний печени — цирроза, реже злокачественной гепатомы.

У индивидуумов, гомозиготных по Z мутации (генотип PiZZ), имеет место резкое снижение уровня 1-AT в сыворотке крови (менее 15% от нормы) и более быстрое падение функциональных легочных показателей с возрастом (даже при отсутствии воздействия табачного дыма). Следует, однако, указать, что у курильщиков с генотипом PiZZ симптоматика бронхиальной обструкции развивается в более молодом возрасте.

Несмотря на то, что связь Z варианта с развитием ХОБЛ не вызывает сомнений ввиду редкости случаев его гомозиготного состояния (от 1 на 1 670 до 1 на 5 097 среди новорожденных в европеоидных популяциях) данным дефектом может быть объяснена заболеваемость лишь у небольшой части лиц, имеющих генетическую предрасположенность к патологическому воздействию табачного дыма.

Установление связи гомозиготного Z варианта с повышенным риском развития ХОБЛ способствовало проведению большого числа исследований по изучению сочетания ХОБЛ с гетерозиготными генотипами. Приблизительная частота аллелей основных вариантов Pi-системы — нормального М и патологических S HZ — составляют 0,93, 0,05 и 0,02, соответственно. Лица с ММ генотипом имеют наибольший уровень ai-AT в сыворотке, который обозначается как нормальный. У лиц с MS-генотипом отмечается небольшое снижение ai-AT в сыворотке — 80% от нормы, у MZ гетерозигот уровень ai-AT составляет около 60% от нормы. Двойное гетерозиготное состояние по аномальным генам SZ, т. н. составные гетерозиготы, является редкостью, содержание ai-AT у них еще ниже — 40%) от нормы.

Для выяснения роли гетерозиготных генотипов PiMS и PiMZ как фактора риска развития ХОБЛ были проведены два типа исследований. В исследованиях типа «больной-контроль» было показано значимое преобладание генотипов MZ и MS в группах больных, страдающих ХОБЛ, по сравнению с контрольными группами лиц без явлений бронхиальной обструкции. В группах больных ХОБЛ частота обнаружения MZ-варианта составляла 3,9 14,2 %, в то время как в контрольных группах — от 1,0 до 5,3% (Sandford A. J. et al., 1997).

Другой подход оценки роли MZ-генотипа как фактора риска развития ХОБЛ заключался в изучении функциональных легочных показателей при проведении популяционных исследований. В таких исследованиях проводилось фенотипирование образцов сывороток и изучались показатели функциональных легочных тестов и частота случаев ХОБЛ среди лиц с MZ-фенотипом по сравнению с группой лиц с ММ-фенотипом. В большинстве исследований значимых различий в величине функциональных легочных показателей в группах лиц с MZ-и ММ-фенотипами не обнаружено.

Следует, однако, отметить, что эти исследования проводились, как правило, без учета фактора курения. В то же время, по данным R. Klayton et al. (1975), отмечалось выраженное преобладание случаев ХОБЛ среди MZ-гетерозигот курильщиков, тогда как в группах некурящих ММ и MZ-индивидуумов различий в частоте ХОБЛ не обнаружено. В одном из исследований, проводившемся в течение 10 лет, авторы показали статистически значимое снижение функциональных легочных показателей в группе, состоящей из 28 MZ-индивидуумов по сравнению с попарно подобранной ММ-контрольной группой (Tarjan E. et al., 1994).

Генетический полиморфизм гена 1-AT не исчерпывается мутациями, приводящими к снижению уровня 1-AT в сыворотке. В настоящее время описан ряд мутаций, сопровождающихся снижением функциональной активности ингибитора. Однако такие случаи являются черезвычайно редкими, и с ними может быть связан лишь небольшой процент лиц, предрасположенных к развитию ХОБЛ.

Недавно была описана принципиально новая мутация в гене 1-AT— в 3'-фланкцирующей области, которая не имеет отношения к аминокислотной последовательности и, следовательно, не приводит к аминокислотным заменам в молекуле 1-AT, не изменяет ее физико-химических свойств.

Теоретически такая мутация не должна иметь каких-либо клинических последствий. Тем не менее, была обнаружена отчетливая связь данной мутации (даже в гетерозиготном состоянии) с предрасположенностью к ХОБЛ и бронхоэктазам. Данная мутация была обнаружена двумя независимыми группами исследователей и оказалась не столь уж редкой — 15-20 % среди больных эмфиземой и бронхоэктазами (в контрольной группе здоровых лиц — не более 5%). Почти такие же частоты были обнаружены E. И. Самильчук и соавт. (1997) в русской популяции. Это наиболее вероятно связано с тем, что мутация в 3'-фланкирующей области нарушает регуляцию экспрессии гена 1-AT. Известно, что 1-AT относится к белкам т. н. «острой фазы», и его концентрация в сыворотке увеличивается при воспалительных процессах в 2-3 раза. Такое повышение концентрации 1-AT имеет большой биологический смысл, т. к. позволяет предотвратить повреждение тканей протеолитическими ферментами в местах острого воспаления. Недостаточное острофазное возрастание уровня 1-AT при вирусных и бактериальных респираторных инфекциях может способствовать повреждению тканей эластазой нейтрофилов и другими протеолитическими ферментами. В настоящее время получены первые результаты, раскрывающие конкретные молекулярные механизмы, благодаря которым 3'- мутация нарушает течение острофазного ответа.

Недавно получены новые данные, свидетельствующие о полиморфизме 3'-области гена 1 AT, сочетающемся с развитием ХОБЛ (Buraczynska M. et al.,1987). Мутантный аллель показывал утрату 2 и более сайтов рестрикции, что свидетельствует о наличии в нем делеции. Полиморфизм в указанной области был выявлен у 3 из 70 больных ХОБЛ и отсутствовал у 52 лиц контрольной группы.

Несмотря на нормальный уровень 1-AT в крови, гомозиготность по данной мутации приводила к раннему началу формирования ХОБЛ.

1-антихимотрипсин 1-антихимотрипсин (1-ACT), подобно 1-AT, является сериновым ингибитором протеаз и реактантом острой фазы. Он ингибирует панкреатический химотрипсин, катепсин G нейтрофилов, химазу тучных клеток и продукцию в нейтрофилах супероксидных ионов. Синтезируется 1-ACT гепатоцитами и альвеолярными макрофагами.

Дефицит 1-ACT обнаружен приблизительно в 1% случаев среди лиц шведской популяции.

Установлена повышенная частота данного гена у больных ХОБЛ и среди детей, страдающих бронхиальной астмой.

В настоящее время расшифрованы две точечные мутации в гене 1-ACT, сопровождающиеся снижением уровня 1-ACT в сыворотке и способствующие развитию ХОБЛ. Poller W. et al. (1992) описали замену Pro227 —» Ala, которую они обнаружили в 4 случаях среди 100 неродственных больных ХОБЛ и не обнаружили среди 100 здоровых индивидуумов немецкой популяции. У всех чет верых выявленных больных с данной мутацией уровень ai-ACT в сыворотке составлял 60% от нормального уровня, в то время как содержание ai-AT было в пределах нормы. Следует, однако, указать, что частота мутации Pro227—» А1а широко варьирует в различных популяциях. Так, данная мутация не обнаружена ни в одном случае среди 102 больных ХОБЛ русской популяции (Samilchuk E. J. et Chuchalin A. G, 1993).

Другая аминокислотная замена — Leu55—» Pro — описана Poller et al. (1993) в трех случаях при исследовании 200 больных ХОБЛ и не обнаружена при исследовании 100 контрольных лиц. Средний уровень 1-ACT в сыворотке гетерозиготных носителей данной мутации составлял 80% от нормы. Дефектный белок имел измененную подвижность при изоэлектрическом фокусировании и нарушение ряда функциональных свойств. Один из гетерозиготных носителей принадлежал к семье, у трех членов которой также имела место данная мутация и раннее начало ХОБЛ.

Муковисцидоз Продукт гена трансмембранного регуляторного белка (ТРБ) формирует хлорные каналы в апикальной части эпителиальных клеток дыхательных путей и таким образом участвует в сложном процессе контроля секреции респираторного тракта. Гомозиготный дефицит или нарушения функции ТРБ приводят к развитию муковисцидоза (МВ) — тяжелого заболевания с аутосомно-рецессивным типом наследования, характеризующегося повышением уровня хлоридов в поте (положительный лотовый тест) и очень ранним началом выраженного обструктивного процесса в легких с присоединением вторичной хронической бактериальной инфекции и формированием бронхоэктазов.

Частота случаев МВ составляет от 1 на 2 000 до 1 на 3 000 новорожденных с уровнем гетерозиготного носительства от 1 на 20 до 1 на 30 в большинстве популяций Северной Европы. Для объяснения столь высоких частот распространенности гена МВ (самый частый патологический ген среди лиц европеоидной расы) делались предположения о селективном преимуществе гетерозиготных носителей данного гена по отношению к туберкулезу, гриппу, холере и другим инфекциям.

В настоящее время установлено, что у гетерозиготных носителей'гена МВ имеют место нарушения регуляции транспорта воды и ионов в респираторном тракте, и вследствие этого отмечаются изменения мукоцилиарного клиренса и повышенная чувствительность бронхов при проведении провокационных тестов.

В 60-е годы ряд исследователей предпринял попытки проверить гипотезу о предрасположенности гетерозиготных носителей гена МВ к развитию респираторных заболеваний.

Исследование родителей больных МВ (т. е. облигатных гетерозигот) по сравнению со здоровыми в контроле не выявили значимых различий в показателях ФВД, частоте заболеваемости бронхиальной астмой или хроническим бронхитом. Тем не менее, у облигатных гетерозигот имела место по вышенная реактивность бронхиального дерева в тесте с метахолином с появлением в части случаев свистящих хрипов и снижением ОФВ1.

К настоящему времени описано около 600 различных мутаций в гене ТРБ. Наиболее частая мутация — delF508 — обнаруживается приблизительно в 70% случаев всех мутаций.

Гетерозиготность по мутации delF508 была обнаружена у 4 из 8 больных с диссеминированными бронхоэктазами (Poller W. et al., 1991) и у 5 из 65 больных с бронхиальной гиперсекрецией (Du mur V. et al. 1990). Следует, однако, отметить, что в обоих приведенных выше исследованиях нет ясного ответа на вопрос — являлась ли предрасполагающим фактором к развитию легочных заболеваний гетерозиготная мутация delF508 или же у пациентов наблюдалось мягкое недиагностированное течение МВ с неидентифицированной мутацией во второй хромосоме.

При обследовании 47 больных с бронхоэктазами с нормальными показателями потового теста в 4 случаях R. Gervais et al. (1993) обнаружили мутацию delF508, в то время как среди больного с хроническим бронхитом данная мутация была обнаружена лишь в 7 случаях. Недавно были проведены исследования по выяснению роли других, помимо delF508, мутаций гена ТРБ в развитии хронических легочных заболеваний. A. Artlich et al. (1995) провели исследование 100 больных хроническим бронхитом на наличие наиболее часто встречающихся мутаций в гене ТРБ— delF508, R553X, G551D, G542D, G542X, N1303K и 621+1G-»T. Единственная мутация delF508 была обнаружена у одного больного с бронхоэктазами, что отрицает связь указанных выше мутаций с хроническим бронхитом.

В то же время различные мутации в гене ТРБ были обнаружены у 5 из 16 больных с диссеминированными бронхоэктазами и нормальным уровнем хлоридов в поте (по одному случаю следующие виды мутаций — delF508, R75A, Ml 137V, 3667ins4, R1066C). В дальнейшем при исследовании этих же 16 больных у 5 из них была обнаружена мутация IVS8-5T, приводящая к сни жению экспрессии гена ТРБ (3 больных были ранее негативными на все исследованные мутации).

Суммируя, можно сказать, что гетерозиготное состояние по delF508 предрасполагает к развитию диссеминированных бронхоэктазов, однако роль мутаций гена ТРБ в развитии ХОБЛ остается недоказанной. Исследований мутаций гена ТРБ у больных ХОБЛ с документированными длительными воздействиями на дыхательные пути, например, такими как курение, не проводилось.

Витамин D-связывающий протеин Витамин D-связывающий протеин (ВДСП) представляет собой белок с молекулярной массой 55 кДа, синтезируемый в печени. Помимо витамина D, этот белок обладает также способностью связывать внеклеточный актин и эндотоксин. ВДСП резко усиливает (на 1-2 порядка) хемотактическую активность фактора комплемента 5а (С5а) для нейтрофилов. Кроме того, ВДСП может действовать как макрофаг-стимулирующий фактор. Таким образом, кроме связывания витамина D, ВДСП может оказывать активное влияние на течение воспалительного процесса.

Методом изоэлектрического фокусирования к настоящему времени идентифицирован ряд изоформ ВДСП. Две точечные мутации в экзоне 11 гена обуславливают 3 изоформы, названные 1 F, 1 S и 2.

По данным F. Kueppers et al., частота генотипа 2-2 достоверно ниже у больных ХОБЛ, что свидетельствует о протективном эффекте данного генотипа. По данным S. L. Home et al., у больных ХОБЛ имеет место значимое увеличение гомозиготного генотипа 1 F по сравнению с контролем (относительный риск 4,8). Конкретный механизм протективного действия генотипа 2 — заключается в том, что данная изоформа ВДСП гликозилирована менее чем на 10%, а лишь гликозилированные молекулы участвуют в формировании макрофаг-активирующего фактора.

2-макроглобулин 2-макроглобулин (2-MF) — ингибитор протеаз широкого спектра действия, синтезируется гепатоцитами, альвеолярными макрофагами и легочными фибробластами. Есть основания считать, что 2-МГ, также как и 1-AT, играет протективную роль в легких. Поскольку большие размеры молекулы 2-МГ (725 кДа) препятствуют значимому его транспорту из крови в легочный интерстиций и альвеолярные пространства, концентрация в крови может не отражать его содержание в легких.

Тем не менее повышение сосудистой проницаемости при воспалительных состояниях позволяет 2 МГ проникать в интерстиций. При острых легочных инфекциях установлено повышение уровня 2-МГ в мокроте. Компенсаторное повышение уровня 2-МГ в сыворотке, двукратно превышающее нормальное его содержание, обнаружено у больных с дефицитом 1-AT, причем независимо от наличия или отсутствия у них клинических проявлений ХОБЛ. Такого увеличения уровня оа-МГ не обнаружено у больных с эмфиземой легких без дефицита KI-AT.

Случаи дефицита 2-МГ являются редкостью. В литературе описано два случая данного дефицита с аутосомно-доминантным типом наследования (Stenbjerg S., 1981). Несмотря на то, что симптоматика легочных заболеваний в обоих случаях отсутствовала, это может быть связано с относительно молодым возрастом, недостаточным для развития ХОБЛ. Полное отсутствие 2-МГ не описано, вполне вероятно, что это состояние несовместимо с жизнью.

Цитохром Р450 1А Цитохром Р450 1А1 представляет собой метаболизирующий экзогенные соединения, способствуя их экскреции в мочу и в желчь. Установлено, что данный фермент может играть роль в активации легочных прокарциногенов в их карциногенные формы. Фермент продуцируется СУР 1А геном, и мутации в данном локусе ассоциируются с раком легкого (Drakoulis N. et al., 1994).

В последних исследованиях установлена повышенная частота мутации в 7-ом экзоне СУР 1А гена у больных раком легкого и ХОБЛ. Эта мутация вызывает аминокислотное замещение изолейцина в позиции 462 на валин. В результате такой замены продуцируется фермент, активность которого почти в 2 раза выше, чем в исходном изолейциновом белке. Была установлена ассоциативная роль этого высокоактивного фермента в формировании центриацинарной эмфиземы и рака легкого. Частота указанной мутации не была повышенной в группе больных, страдающих раком легкого, при отсутствии у них эмфиземы.

Антигены групп крови Ранее была показана связь антигена А системы АВ0 с развитием ХОБЛ (Cohen В. Н. et al., 1977). Однако в дальнейших исследованиях эта связь подтверждена не во всех случаях.

Антигены системы АВ0 представлены практически на всех клетках организма- При популяционных исследованиях было установлено, что приблизительно 80% индивидуумов секретируют антигены АВ0 в слюну, плазму и секреты респираторного тракта. Способность к секреции определяется секреторным локусом с доминантным типом наследования, расположенном на хромосоме 19q. Было показано, что «несекреторы» имеют худшие показатели легочных функций по сравнению с «секретерами». Это позволило предположить, что присутствие антигенов АВ0 в секретах респираторного тракта имеет протективное значение против повреждения легких.

Система крови Lewis также изучалась как возможный фактор риска развития ХОБЛ. В европеоидной популяции около 90% индивидуумов имеют доминантный аллель Lewis, продуцирующий субстанцию Lewis-a. У секретеров субстанция а конвертируется в субстанцию Lewis-b, и таким образом они имеют в сыворотке обе субстанции — а и b. Lewis-положительные несекреторы имеют в сыворотке только субстанцию а. У Lewis-негативных индивидуумов была обна ружена высокая частота развития бронхиальной обструкции (относительный риск 7,2). Недавно F.

Kauffmann et al. (1996) было проведено одновременное изучение всех трех генных локусов (АВ0, секреторы-несекреторы, Lewis). Лица с первой группой крови, которые были Lewis-негативными или несекреторами, имели заметное нарушение легочных функций и повышенную частоту случаев затрудненного дыхания и астмы. Причем лица Lewis-отрицательные и одновременно несекреторы имели наихудшие показатели функциональных легочных тестов. Lewis-положительные секретеры имели более низкие показатели легочных функций, если они имели группу крови П(А) по сравнению с группой 1(0).

Причина ассоциации генов АВ0, Lewis, гена-секретора с ХОБЛ остается неясной. Можно предположить участие этих систем в адгезии инфекционных агентов на слизистых бронхиального дерева. Определенные аллели приведенных выше групп крови могут повысить склонность ребенка к повторным респираторным инфекциям, которые, как хорошо известно, являются фактором повы шенного риска развития ХОБЛ (у взрослых).

Антигены лейкоцитов человека (HLA локус) Ассоциации между антигенами лейкоцитов человека (HLA) I класса и ХОБЛ были исследованы в группе курильщиков с длительным анамнезом курения и нормальным уровнем ОФВ) и в группе некурящих, но с низкими показателями ОФВ1 (Kauffmann F. et al., 1983). Авторы обнаружили значимое снижение частоты аллеля HLA-Bwl6 у лиц с низким уровнем ОФВ) и достоверное увеличение антигена HLA-B7 в этой же группе.

Представляют интерес результаты HLA-типирования, проведенного в японской популяции у больных с диффузным панбронхиолитом (Sugijama et al., 1990). Обнаружено увеличение HLA-Bw54 по сравнению с контролем (относительный риск = 13,3). Данный антиген встречается только среди японцев, китайцев и корейцев и, по-видимому, с этим связано то, что диффузный панбронхиолит не описан в кавказской (европеоидной) и африканской популяциях.

Не вполне ясно, обусловлены ли эти ассоциации самими вариациями в HLA-генах, или же они обусловлены влиянием других генов, сцепленными с HLA-аллелями.

Иммунодефицитные состояния Дефицит иммуноглобулинов Роль наследственного дефицита иммуноглобулина А (IgA) и иммуноглобулина G (IgG) в этиологии ХОБЛ изучалась в нескольких исследованиях. Как известно, больные с дефицитом IgA, как селективным, так и в сочетании с дефицитом IgG, подвержены рецидивирующим респираторным инфекциям. В одном из исследований у больных с дефицитом IgA в 4 случаях было обнаружено сни жение уровня IgG2, а у 2 больных — снижение IgG3 (Bjorkander J. et al., 1985). У всех больных с дефицитом IgA и IgG оказались сниженными функциональные легочные показатели. Кроме того, была обнаружена значимая корреляция между уровнем IgG2 и показателями ОФВ1 (ОвКееГе S. et al., 1991). Имеется рад описаний селективного дефицита IgA в сочетании с ХОБЛ в двух и даже трех поколениях отдельных семей при проведении семейно-генетических исследований (Дидковский Н. А., Дворецкий Л. И., 1995;

Webb D., Condemi J., 1974).

Нарушения в системе комплемента Основными клиническими симптомами наследственных дефектов в системе комплемента (Q являются повышенная склонность к инфекциям, системные поражения типа системной красной волчанки и ангионевротический отек. Повышенная склонность к инфекциям, в том числе к бронхолегочным, является одним из клинических признаков при дефиците С1г, С2, СЗ, С5 и С8. Так, по данным Ballow et al. (1975), при дефиците СЗ имел место выраженный дефект опсонизации грамотрицательных микроорганизмов, снижение бактерицидной активности и хемотаксиса нейтрофилов.

Наследственные нарушения фагоцитоза В настоящее время расшифрован рад наследственных нарушений в системе фагоцитоза.

Синдром Чедиака-Хигаси характеризуется рецидивирующими бронхолегочными и другими инфекциями, частичным кожно-глазным альбинизмом, фотофобией, нистагмом. Наследование происходит по аутосомно-рецессивному типу. Основным патогенетическим механизмом при данном синдроме служит нарушение хемотаксиса фагоцитов и дегрануляция лизосом при нормальной продукции бактерицидных окислительных метаболитов.

При хронической гранулематозной болезни изменена бактерицидность фагоцитов вследствие нарушенной продукции кислородных радикалов, обладающих бактерицидными свойствами. Диагноз хронической гранулематозной болезни подтверждается результатами теста с нитросиним тетразолием (НСТ-тест).

Внеклеточная супероксиддисмутаза Другие гены — кандидаты в качестве фактора риска развития ХОБЛ Внеклеточная супероксиддисмутаза (ВК-СОД) является секреторным гликопротеином, обнаруживаемым, главным образом, в интерстициальных пространствах, хотя приблизительно 1% находится в плазме, лимфатической и синовиальной жидкостях.

ВК-СОД — это главный внеклеточный антиоксидантный энзим в легких. Данный энзим обладает высоким сродством к гликозаминогликанам, таким как гепарин-сульфат. Более 98% ВК-СОД связано с сульфатом гепарина в матриксе соединительной ткани. Это идеальная локализация для того, чтобы играть главную роль в защите тканей от повреждающего действия кислородных радикалов, как ингалируемых с сигаретным дымом, так и образуемых активированными клетками, участвующими в воспалении. В настоящее время описан аномальный вариант гена ВК-СОД, при котором имеет место аминокислотное замещение в 213 положении белковой цепи Arg о Gly.

Около 2% индивидуумов в исследованной популяции являлись гетерозиготами по данной мутации (R213G), локализующейся в гепарин-связывающем домене молекулы энзима. Вследствие нарушения связи ВК-СОД с тканевыми гликозаминогликанами обнаружено 30-кратное повышение концентрации энзима в крови и снижение его содержания в тканях.

В заключение следует отметить, что приведенный выше набор генетических факторов, способствующих развитию ХОБЛ, является, по-видимому, далеко не полным. Он может быть пополнен как уже описанными генетическими нарушениями (например, различные варианты первичной цилиарной дискинезии), так и новыми, нуждающимися в расшифровке. Большая или мень шая склонность отдельных индивидуумов к развитию ХОБЛ, различная степень их чувствительности к табачному дыму и другим агрессивным факторам внешней среды могут быть обусловлены сочетанием нескольких генетических факторов.

ЛИТЕРАТУРА Дидковский Н.А., Дворецкий Л. И. Наследственные факторы и местная защита при неспецифических заболеваниях легких. — М., 1990: 224.

Самильчук Е.И., Гаспарян А.В.. Лактионов К.К., Чучалин А.Г. Taqi -полиморфизм в З' фланкирующей области гена Pi при хронической патологии органов дыхания и раке легкого.

Пульмонология, 1996.— 4: 17-21.

Arllich A., Boysen A, Bunge S.. Enlzian P., Schlaak М.. Schwmger E. Com moon CFCR mutations are not likely to predispose to chronic bronchitis in North ern Germany. Hum. Genet., 1995. — 95: 226-228.

Bjorkander J, Bake B, Oxelius VA, Yanson LA. Impaired lung function in pa tients with lung deficiency and low levels of IgG2 or IgG3. N Engi J Med, 1985.

— 313: 720-724.

Buraczynska hi, Scholl D., HanzlikAJ., Hollmunn В.. Ulmar W.T. Alphal antitrypsin gene polymorphism related to respiratory system disease. Klin.

Woschr., 1987. — 65: 538-541.

Cohen B.H., Ball W.C., Brashears S et al. Risk factors in chronic obstruc tive pulmonary disease (COPD). Am J Epidemiol, 1997.— 105: 223-232.

Drakoulis N.. Cascorbi I.. Brochnoller J.. Gross C.R. Roots 1. Polymor phisms in the human CYPIA1 gene as susceptibility factors for lung cancer exon- mutation (4889 A to G), and a T to С mutation in the 3-Hanking region. din In vest, 1994. — 72: 240-248.

Dumur V., Lafitle J-J., Gervais R el al. Abnormal distribution of cystic fibrosis delta F508 allele in adults with chronic bronchial hypersecretion. Lan cet, 1990. — 335: 1340.

Gervais R Lafitle J-J. Dumur V. et al. Sweat chloride and delta F508 muta tion in chronic bronchitis or bronchoec-tasis. Lancet, 1993. — 342: 997.

Home S.L, Cockcrofi D. W.. Dosman J.A. Possible protective effect against chronic obstructive airway disease by the GC 2 allele. Hum Hered, 1990. — 40:

173-176.

Kaujmam F, Kleisbauer J-P, Canibon-de-Muuzon A, el ul. Genetic markers in chronic airflow limitation: a genetic epidemiologic study. Am Rev Respir Dis, 1983. — 127: 263-269.

Kuuftnann F, Fretle C., Pham Q-T, Nafissi S, Bertraiid J-P, Oriol R As sotiation of blood group-related antigenes to FEV1, wheezing in asthma. Am RespCrit Care Med, 1996.— 153: 76-82.

Klaylon R, Fallal R. Cohen А.В. Detemiinants of chronic obstructive pulmo nary disease in patients with intermediate levers ofalfal-antitripsin. Am Rev Respir Dis, 1975. — 112: 71-75.

А. Н. Цой, А. И. Синопальников, В. В. Архипов Антибактериальная терапия при обострении хронического обструктивного бронхита Введение Респираторная инфекция не является главным компонентом в патогенезе хронического обструктивного бронхита (ХОБ). Под воздействием аэроирритантов у предрасположенных лиц последовательно развиваются структурные изменения воздухоносных путей и легочной ткани, нарушаются реологические свойства бронхиального секрета. Патоморфологические и функциональные изменения различных звеньев местного иммунитета создают условия для колонизации микроорганизмов и их адгезии на поверхности эпителия дыхательных путей (Чучалин А.

Г., 1992). На фоне практически постоянного присутствия микрофлоры, принципиально отличающейся по своему составу и вирулентности от микрофлоры респираторного тракта здоровых пациентов, эпизоды респираторной инфекции у значительного числа больных выступают в качестве ведущей причины как обострений, так и осложнений ХОБ. Поэтому антибактериальная терапия — наряду с элиминацией аэроирритантов (отказ от табакокурения и др.), назначением бронхолитиков и глюкокортикоидов, — относится к ключевым направлениям комплексной терапии больных ХОБ.

Имеются сторонники «ограниченного подхода» в применении антибактериальных лекарственных средств при обострениях хронического бронхита, которые небезосновательно полагают, что восстановление мукоцилиарного клиренса само по себе способно привести к «механической» элиминации возбудителя, хотя восстановить у таких больных механизмы мукоцилиарного клиренса на фоне далеко зашедших изменений гистоархитектоники дыхательных путей удается редко. Поэтому концепция механической элиминации (Cole P. et al., 1993) может быть актуальной и строго обоснованной только для случаев острой инфекции. Притом важно под черкнуть, что некоторые цитокины и продукты жизнедеятельности микроорганизмов, например, низкомолекулярные пептидогликаны Н influenzae, пневмоплазмин, выделяемый S.

Pneumoniae, или феназиновый пигмент Pseudomonas aeruginosa, приводят к замедлению цилиарных колебаний, а синтез липополисахаридов и рамнопептидов приводит к слущиванию эпителия и гибели эпителиоцитов вследствии разрушения клеточных мембран. Таким образом, существуют дополнительные (помимо инфекционного воспаления) микробиологические механизмы нарушения гистоархитектоники дыхательных путей.

Роль инфекции в развитии обострений ХОБ Проведенные начиная с 1952 г. исследования доказали специфичность микрофлоры дыхательных путей у больных ХОБ. Современные эпидемиологические исследования рассматривают H. influenzae в качестве наиболее часто встречающегося возбудителя как при обострениях ХОБ, так и при пневмониях у больных с ХОБ (табл. 21.1).

Таблица 21.1 Эпидемиология обострений хронического бронхита H. S. M.

Исследо Чис influen- pneumo- catarrhal ватели ло zae, niae, is, изолятов % % % Davie- 127 58, 16, 15, setaL, 1986 5 5 Aldons, 705 55, 14, 19, 1990 8 1 Chodosh 134 22, 9,7 14,, 1991 4 Lindsay 398 49, 17, 19, et al., 1992 7 1 Ball, 85 52, 16, 13, 1994 0 5 Bachand 84 30 21, 10,, 1991 4 На втором месте выявляются S. pneumoniae и M. catarrhalis. Причем частота выделения H. influenzae и M. catarrhalis в периоды обострения хронического бронхита существенно превышает таковую в периоды ремиссии. В период обострения хронического бронхита в мокроте больных выделяют также H. parainfluenzae, стрептококки, энтеробактерии, однако их патогенетическая роль в настоящее время изучена мало. Считается, что этиологическими агентами при обострении хронического бронхита могут быть M. pneumoniae, С. pneumoniae и Legionella spp. Важно отметить, что вышеперечисленные микроорганизмы также с высокой частотой (> 50% случаев) обнаруживаются у здоровых людей, исключая Streptococcus pneumoniae, которой представлен в микрофлоре здоровых лиц в 10% случаев. Также достаточно часто выделяются из мокроты/бронхиального секрета больных хроническим бронхитом и вне обострения пневмококки и гемофильная палочка.

Обострение хронического бронхита, ассоциируемое с гемофильной палочкой, характеризуется более тяжелым течением. Так, среди больных, которым в связи с тяжестью обострения ХОБ требовалась госпитализация, в 58,5% случаев в бронхиальном секрете/мокроте выявляли H. influenzae. Более того, в 15-20% случаев встречаются -лактамазопродуцирующие штаммы H. influenzae, а в 20-30% случаев этот возбудитель резистентен и к макролидам.

Moraxella catarrhalis, рассматриваемая в ряду актуальных возбудителей обострения ХБ, в ассоциациях с другими возбудителями может модифицировать антибактериальную резистентность последних благодаря способности к синтезу -лактамаз у абсолютного большинства штаммов (до 80%).

Тем не менее, было бы очевидным упрощением свести все или большинство случаев обострения хронического бронхита лишь к вышеназванным возбудителям. В настоящее время принято считать, что в 50% всех случаев обострения заболевания допускается участие неинфекционных факторов — массивной экспозиции аэроирритантов, аллергенов, ятрогении (в частности, ошибочное назначение -адреноблокаторов) и пр.;

а в этиологической структуре инфекционно-зависимых обострений хронического бронхита до 30% отводится вирусной рес пираторной инфекции — вирусы гриппа, парагриппа, ГС-вирус, риновирусы, коронавирусы (Ball P., 1995).

Критерии обострения хронического бронхита Крайне важно правильно дифференцировать обострение хронического бронхита, т. к.

установлено, что применение антибактериальных лекарственных средств при остром бронхите не только не эффективно (MacKay D. N., 1996), но и способствует развитию резистентности.

Критериями диагноза хронического обструктивного бронхита является наличие у больного кашля и мокроты более двух последовательных лет и практически ежедневно в течение трех последовательных месяцев. Для случаев обострения ХОБ, этиологически связанных с пиогенной микрофлорой, наиболее типично появление гнойной мокроты, тогда как другие так называемые «виннипегские» критерии обострения ХОБ — увеличение одышки и кашля — не всегда связаны с инфекцией. Также любое обострение ХОБ сопровождается отрицательной физикальной симп томатикой, одновременно происходит ухудшение показателей ФВД Симптомы обострения могут появляться в разных сочетаниях. Поэтому целесообразно выделение отдельных видов обострения ХОБ (Anthonisen N. R., 1987). Так, при I типе обострения наблюдаются увеличение одышки в сочетании с увеличением объема мокроты и появлением гнойной мокроты. II тип характеризуется любым сочетанием только 2 симптомов из числа характерных при I типе, а при III типе имеет место лишь один симптом, но на фоне появления таких признаков инфекции верхних дыхательных путей как лихорадка, учащение ЧД или ЧСС на 20% по сравнению с исходным.

Практическая ценность этой классификации заключается в том, что наиболее убедительная эффективность антибактериальных лекарственных средств достигается при их применении при I типе обострений (Anthonisen N. R-, 1987).

Применение методов лабораторной диагностики позволяет строже подходить к констатации обострения хронического бронхита. Так, для доказательства гнойного характера мокроты в настоящее время общепринятым является определение в мокроте или транстрахеальном аспирате (при микроскопии с увеличением 100) окрашенных по Граму более 25% палочкоядерных лейкоцитов и менее 10% эпителиальных клеток в поле зрения (Europ. Guidelines for Clinic. Evaluation of Anti-infective Drug Products, 1993);

микроскопия мокроты в раде случаев позволяет обнаружить потенциальных возбудителей. Исследование гистологических маркеров обострения хронического бронхита (увеличение числа макрофагов и Т-лимфоцитов), несмотря на высокую чувствительность, не может получить широкого практического распространения, так как получение гистологического материала по большей части является неоправданно инвазивной и трудоемкой процедурой.

Микробиологическое исследование Даже получение достоверно положительных результатов лишь косвенно подтверждает обострение ХОБ. Но при подборе антимикробной терапии, учитывая полиэтиологичность заболевания, отсутствие однозначного решения и свойственную для большинства возбудителей резистентность к проводимой терапии, микробиологическое исследование показано в целом ряде ситуаций: всем больным, находящимся на стационарном лечении, при сочетании хронического бронхита с бронхоэктатической болезнью, в случаях «хронического бронхогенного сепсиса», для лиц с тяжелой интеркуррентной патологией, у ослабленных и пожилых пациентов, а также при неэффективности проводимой ранее антибактериальной терапии. Применение антибактериальных лекарственных средств может приводить к индукции антибактериальной резистентности, поэтому особенно важно проводить микробиологическое исследование и исследо вание чувствительности к антибактериальным лекарственным средствам, если больной ранее уже получал антибактериальную терапию.

Результаты культуральных исследований и антибиотикограммы могут оказать незаменимую помощь при коррекции схемы неэффективной эмпирической терапии к 3-5-му дням лечения. Данные антибиотикограммы позволяют выбирать из числа потенциально эффективных лекарственных средств оптимальный антибактериальный препарат с менее широким спектром антибактериальной активности и (или) с меньшим количеством нежелательных эффектов, с оптимальными фармакокинетическими параметрами.

Обычно идентификация возбудителя проводится бактериологическими методами (микроскопия, культуральное исследование, тестирование чувствительности диско-диффузионным методом, а при выявлении антибактериальной резистентности — Е-тест или метод серийных разведений). Пробы на нуклеиновые кислоты и посев мокроты для выделения культур Mycoplasma и Legionella spp. — в большинстве случаев не отвечают оптимальному соотношению между ценностью полученной информации и стоимостью исследования.

Значительно большей специфичностью и чувствительностью обладают результаты исследования материалов, полученных при бронхоскопии (методом бронхоальвеолярного лаважа и получения материала защищенными щетками), однако нельзя рекомендовать проведение бронхоскопии всем больным с обострением хронического бронхита. Широкое применение фибробронхоскопии как диагностического и лечебного метода позволяет сочетать проведение этого исследования с получением материалов для микробиологической диагностики.

Данные микробиологического исследования (главным образом, относящиеся к вопросу резистентности возбудителей к антибактериальным лекарственным средствам) привели к существенным изменениям схем антибиотикотерапии ХОБ. Так, показатели антибактериальной резистентности микроорганизмов стали одним из главных критериев для подбора антибактериальной терапии.

Одновременно следует подчеркнуть, что использование более строгих критериев для назначения антибактериальных средств при обострениях хронического бронхита приводит к снижению числа резистентных штаммов. Так, снижение использования антибактериальных препаратов (без четких к тому показаний) в Исландии в период с 1990 по 1994 г примерно на 10 % привело к снижению распространенности пенициллинустойчивых штаммов пневмококка в этой стране (Kristinsson, 1995). Аналогичные исследования в Испании выявили снижение резистентных к тетрациклину и хлорамфениколу штаммов пневмококка с 70% (70-е годы) до 40% ко второй половине 80-х годов.

Антибактериальная терапия при обострении хронического бронхита Следует оговориться, что скептическое отношение к применению антибактериальных препаратов при обострениях ХОБ, нашедшее отражение в некоторых публикациях, в целом не оправдано. В этом плане весьма интересны результаты мета-анализа 239 англоязычных публикаций, посвященных этому вопросу и вышедших в свет в период с 1955 по 1995 гг. (Saint S., 1995). Как оказалось, только девять из них описывали результаты рандомизированных плацебо кон тролируемых исследований, в ходе которых антибиотики назначались, по крайней мере, в течение дней. В семи из анализируемых исследований оценка эффективности антибиотикотерапии оказалась положительной, в двух — отрицательной. В целом же у больных, переносящих обострение хронического бронхита, удалось продемонстрировать пусть минимальное, но все же доказанное преимущество антибиотиков перед плацебо. Помимо этого было показано, что антибактериальная терапия корреспондирует с более быстрыми сроками достижения ремиссии, особенно у больных с тяжелым обострением хронического бронхита. Впрочем, эти несколько неожиданные (в плане сдержанной оценки эффективности антибиотикотерапии) результаты могут быть обусловлены раз нородностью групп наблюдения и отсутствием общепринятой стандартизации в оценке степени тяжести обострения. Пожалуй, впервые связь между степенью тяжести актуального обострения хронического бронхита и эффективностью антибактериальной терапии удалось продемонстрировать Anthonisen в 1987 году в ходе проведения масштабного плацебо контролируемого обследования 350 больных с обострением хронического бронхита, отвечавшим т. н. «виннипегским» критериям. В этом исследовании было показано, что эффективность антибактериальной терапии при обострении хронического бронхита наблюдалась у 68,1% обследуемых, по сравнению с 55% больных, получавших плацебо (р < 0,01). Отрицательный клинический результат наблюдался у 18,9% больных, получавших плацебо, и лишь у 9,9% больных, которым были назначены антибиотики. При этом наиболее эффективным представлялось назначение антибактериальных средств при I типе бронхита.

В практической медицине антибиотики общепринято являются частью комплексной терапии обострений ХОБ, даже в ситуации, когда клиницисту в каждом отдельном случае трудно выявить и доказать очевидную связь бактериальной инфекции с обострением хронического бронхита. Однако представленная выше точка зрения включает ряд оговорок. Так, ступенчатый подход к терапии ХОБЛ, предложенный Американским торакальным обществом в Стандартах диагностики и лечения ХОБЛ (1995), предусматривает применение антибактериальных препаратов лишь на 5-й (высшей) ступени лечения — т. е. при тяжелых обострениях. Авторы стандартов подчеркивают, эффективность применения антибактериальных лекарственных средств для профилактики и лечения обострений ХОБЛ доказана только в тех случаях, когда имеются признаки инфекционного процесса, такие как лихорадка, лейкоцитоз, изменения при рентгенографии, а также микробиологические доказательства инфекции дыхательных путей (специальное получение которых для амбулаторных больных авторы считают не отвечающим соотношению стоимость/эффект). Вместе с тем рекомендации предусматривают назначения превентивных курсов антибактериальной терапии для больных с «привычными» обострениями в зимний период. Подход, практикуемый европейскими специалистами и изложенный в рекомендациях Европейского пульмонологического общества и Европейского руководства по клинической оценке противоинфекционных средств (1993), представляется несколько более широким.

Представление о том, как на практике может решаться вопрос о применении антибактериальной терапии при обострениях ХОБ дают результаты недавно опубликованных мультицентровых исследований. Одно из них — Estudio Observacional de Limitacion Ob structiva del flujo aereo (EOLO) — проводилось в Испании и включало опрос 200 врачей общей практики. Как показали результаты этого исследования, более 90% больных получали антибиотики (1995). Сходные результаты были продемонстрированы и в ходе мультицентрового европейского исследования по изучению «приверженности» врачей общей практики во Франции, Великобритании, Германии, Италии и Испании к тем или иным направлениям антибиотикотерапии в лечении инфекций нижних дыхательных путей, в т. ч. и обострения хронического бронхита (1996).

При этом оказалось, что абсолютное большинство практических врачей в подобной клинической ситуации назначают те или иные антибиотики: во Франции — 95%, в Великобритании — 94%, в Германии — 74%, в Италии — 96% и в Испании — 99%.

Анализ литературных данных позволяет сформулировать следующие показания к назначению антибактериальных лекарственных средств при обострениях ХОБ:

• Больные с тяжелым обострением хронического бронхита.

• Больные с среднетяжелым обострением хронического бронхита:

— при обострениях I типа и обострениях, проходящих с появлением гнойной мокроты;

— при наличии тяжелой интеркуррентной патологии, пожилые, ослабленные пациенты;

— при наличии в анамнезе тяжелой или часто рецидивирующей бактериальной инфекции (например, с сезонными обострениями в течение нескольких лет).

• Больные с признаками снижения иммунитета;

пациенты, постоянно принимающие стероиды (особенно при системном применении ГКС).

• Больные с дополнительными (помимо ХОБ) факторами нарушения дренажной функции дыхательных путей (например, бронхоэктатическая болезнь).

Правила проведения антибактериальной терапии В большинстве случаев антибактериальная терапия проводится в два этапа. Первоначально проводится эмпирическая антибактериальная терапия (до выявления возбудителя), при этом выбор препарата определятся представлениями клинициста о возможной этиологии обострения и базируется на данных эпидемиологических исследований и данных изучения сравнительной эффективности антибактериальных средств у какой-либо категории больных.

Для пациентов, тяжесть состояния которых не требует госпитализации, не следует рекомендовать подбор антибиотиков по результатам микроскопии препаратов мокроты или проведения культуральных исследований. В этом случае подбор антибактериального лекарственного средства проводится только эмпирически. Но в то же время адекватный уровень стационарного лечения не может быть достигнут при отсутствии этиологической (микробиологической, сероло гической) диагностики.

После определения возбудителя (обычно на 2-3-е сутки лечения) клиницист должен критически оценить результаты микробиологического исследования и эффективность проведенного эмпирического лечения. Последующий выбор препарата для антибактериальной терапии показан только в случае клинической неэффективности предыдущей терапии, или когда микробиологическое исследование позволяет произвести адекватную замену на препарат с меньшим числом нежелательных эффектов или более узким спектром.

Доказано, что далеко не во всех случаях обострение хронического бронхита может быть связано с бактериальной инфекцией, причем имеется возможность спонтанного выздоровления (особенно при нетяжелых обострениях заболевания). В спорных случаях (когда роль неинфекционных факторов обострения клинически кажется превалирующей, а течение обострения не относится к числу тяжелых) можно отсрочить начало антибактериальной терапии на 1-3 суток, то есть до получения достаточно веских данных микробиологического исследования и выявления дополнительных (лабораторных) критериев инфекционного процесса (см. выше).

Клинико-фармакологическое обоснование выбора антибактериальных лекарственных средств для терапии обострений хронического обструктивного бронхита При выборе препарата для эмпирической терапии обострений ХОБ необходимо ориентироваться только на комплекс критериев (Hie Т. М., 1997):

1) Препарат должен демонстрировать высокую эффективность по отношению к наиболее частым возбудителям: Н. influenzae, S. pneumoniae и М. catarrhalis.

2) Хорошо проникать в ткани бронхов. 3) Обладать хорошей переносимостью в терапевтических дозах.

4) Иметь выгодное соотношение стоимость/эффект.

Несомненно, что и для терапии после идентификации возбудителя (учитывая также, что нет однозначных критериев для разграничения возбудителя и штамма, колонизирующего дыхательные пути) эти положения сохраняют свою актуальность. Ситуация, связанная с ростом антибиотикорезистентности у большинства возбудителей хронического бронхита, заставила в последнее десятилетие перенести центр тяжести с применения -лактамных соединений на пре параты группы фторхинолонов, комбинированные препараты полусинтетических пенициллинов с клавулановой кислотой и т. д.

Значительному пересмотру подвергся подход к антибактериальной терапии хронических бронхитов и с позиций проникновения препаратов в легочную ткань, так как препарат является потенциально эффективным, когда соотношение максимальная концентрация в ткани бронхов к МПК составляет величину больше 1. Для лечения обострений ХОБ на фоне бронхоэктатической болезни аминогликозиды, несомненно, эффективны, но так как они недостаточно хорошо проникают в ткань легкого, в последнее время предложен метод их аэрозольного введения через небулайзер, что позволяет не только увеличить поступление антибактериального средства в очаг воспаления, но и снижает риск нежелательных эффектов из-за отсутствия их системного действия. В целом, большинство -лактамных антибиотиков демонстрирует достижение в мокроте и бронхиальном секрете концентраций, составляющих 5-25% от их сывороточных концентраций, в связи с чем терапевтические отношения в сравнении с минимальной подавляющей концентрацией (МИК90) актуальных респираторных возбудителей оказываются небольшими (см. табл. 21.2). В этом плане более перспективно назначение препаратов группы фторхинолонов.

Существует несколько альтернативных схем для эмпирической терапии, что объясняется различиями в эпидемиологии, факторах и распространенности лекарственной резистентности возбудителей.

Эмпирическая терапия, ориентированная на клиническую эффективность Канадское руководство по лечению хронического бронхита (1997) для эмпирической терапии обострений хронического бронхит, в первую очередь, рекомендует применение аминопенициллинов с «удачным», т. е. минимальным соотношением стоимость/эффективность, тетрациклинов и ко тримоксазола. Если терапия аминопенициллинами на 3-5-й день не приводит к улучшению, следует эмпирически исключить S. pneumoniae из числа вероятных возбудителей и перейти к терапии «новыми» макролидами или фторхинолонами или амоксациллином/клавуланатом. Эмпирически исключая «атипичную» флору, можно ожидать эффекта от терапии цефалоспоринами II-III поколений, амоксациллином/клавуланатом — т. е. антибактериальными средствами второго ряда.

В то же время Американское торакальное общество (1995) в качестве препаратов для эмпирической терапии ХОБ рекомендует применение тетрациклина, доксициклина, амоксациллина, эритромицина, триметоприм/сульфометоксазола, цефаклора.

Эмпирическая терапия, ориентированная на данные эпидемиологического анализа В стратегии подбора эмпирической антибактериальной терапии можно руководствоваться и эпидемиологическими данными. Так, для районов с загрязненным воздухом (центры металлургической и угольной индустрии) и у работников подобных предприятий наиболее частым возбудителем является М. catarrhalis, при этом до 80% штаммов этого возбудителя продуцируют -лактамазы (bro-1 и bro-2). По отношению к таким штаммам применение пенициллинов, комбинированных с клавулановой кислотой, не всегда эффективно. Более оправдано назначение фторхинолонов. Другой группой больных, у которых часто выявляется этот возбудитель, являются пожилые больные.

На популяционных критериях основаны схемы эмпирической антибактериальной терапии, предложенные в 1992 г. Р. Wilson:

1) Курильщикам с гнойной вязкой мокротой показано назначение ампициллина или амоксациллина сроком на 5-7 дней. При аллергии к пенициллинам показаны макролиды или тетрациклин.

2) У лиц с тяжелой соматической патологией, высоким риском наличия резистентных возбудителей, возрастными (пожилые больные) изменениями фармакокинетики препаратов и развитием нежелательных эффектов антибактериальных средств показаны -лактамазостабильные цефалоспорины (цефиксим, цефаклор) и фторхинолоны. Подобный выбор определяется частотой выделения у этой группы больных множественно-резистентных штаммов пневмококка и лактамазопродуцирующих штамов Н. influenzae и М. catarrhalis.

3) Также выделяется группа больных с хроническим бронхиальным сепсисом, т. е.

ослабленных пациентов с бронхоэктазами, постоянным выделением гнойной мокроты, частыми госпитализациями. Лечение таких больных происходит, главным образом, в условиях стационаров, при этом показано применение парентеральных антибактериальных средств (цефалоспоринов II-III поколения, фторхинолонов). Другим путем введения антибиотиков для этих пациентов является применение в аэрозолях через небулайзеры, например, целесообразность небулайзерной терапии аминогликозидами у больных с обострением хронического бронхита на фоне бронхоэктазов очевидна из-за их способности препятствовать распространению гнойного содержимого по дыхательным путям.

Роль и место отдельных классов антибиотиков в лечении обострения хронического бронхита Выбор антибактериальных препаратов для терапии обострений хронического бронхита наталкивается на ряд трудностей. Во-первых, современные («новые») антибиотики, характеризующиеся более совершенными параметрами фармакокинетики и улучшенным спектром антибактериальной активности, не всегда оказываются эффективнее традиционных схем антибактериальной терапии обострения хронического бронхита. На практике скорее лишь подтверждается терапевтическая эквивалентность «старых» и «новых» антибиотиков, либо минимальное, едва осязаемое преимущество последних (Ball P., 1995). Во-вторых, назначение многих современных препаратов до проведения исследования антибактериальной резистентности, с одной стороны, позволяет ожидать эффективности в отношении устойчивых штаммов, но в большинстве случаев не оправдано экономически из-за неадекватности между затратами и получаемым результатом, по сравнению с применением традиционных препаратов. Надежных фармакоэкономических исследований в этой области пока еще недостаточно. Также клиницист не может располагать оперативной информацией о частоте встречаемости резистентных штаммов в регионе и чаще всего вынужден опираться на собственные наблюдения. Вышесказанное только еще раз подтверждает необходимость проведения микробиологических и серологических исследований как самого надежного способа выбора наиболее эффективной, экономически выгодной и безопасной схемы лечения. С другой стороны, приведенные выше сведения позволяют рекомендовать препараты с оптимальным соотношением концентрация в ткани легкого/МПК потенциального возбудителя. Еще одним источником сведений для выбора схемы терапии могут служить результаты клинических испытаний, однако при интерпретации полученных в ходе этих испытаний данных следует в первую очередь обращать внимание на специфические критерии стратификации при подборе больных, тем более, что единых критериев, например, по оценке тяжести ХОБ, в настоящее время нет.

Оральные пенициллины широкого спектра действия и цефалоспорины Ампициллин и его «последователь» амоксициллин стали весьма широко используемыми антибиотиками при обострениях ХОБ (Ball P. et al., 1995). Их продолжают рассматривать в качестве препаратов выбора у больных с нетяжелым обострением хронического бронхита, прежде всего в тех странах и регионах, где распространенность резистентных штаммов гемофильной палочки и пневмококка остается на относительно низком уровне.

Нередко аминопенициллины выступают в качестве препаратов сравнения в оценке клинической эффективности и безопасности современных антибиотиков в лечении инфекций нижних дыхательных путей, прежде всего обострения хронического бронхита. При этом, как свидетельствуют многочисленные исследования, среди больных с легким и среднетяжелым обострением заболевания не удается выявить существенных различий между аминопенициллинами и ципрофлоксацином, офлоксацином, азитромицином, кларитромицином. Однако у лиц, переносящих более тяжелое обострение (соответствующее «виннипегским» критериям), азитромицин, ципрофлоксацин приобретают преимущество в сравнении с амоксициллином.

Несмотря на недостаточную антибактериальную активность и субоптимальную легочную концентрацию, оральные цефалоспорины П поколения — цефалексин и цефаклор — весьма широко используются в лечении обострения хронического бронхита и до сегодняшнего дня остаются стандартом сравнения при изучении новых антибактериальных препаратов.

Ко-амоксиклав (амоксициллин/клавулановая кислота) Анализ результатов клинических испытаний свидетельствует, что ко-амоксиклав является оптимальным антибиотиком в лечении обострения хронического бронхита, вызываемого р лактамазопродуцирующими штаммами Н. influenzae и М. catarrhalis. И хотя большинство исследователей рассматривают ко-амоксиклав как сопоставимый со стандартами сравнения антибиотик в лечении обострения хронического бронхита, имеется немало свидетельств его преиму щества перед амоксициллином, парентерально вводимым цефуроксимом, цефаклором и т. д.

Pages:     | 1 |   ...   | 5 | 6 || 8 | 9 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.