WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 11 |

«А.Г.Чучалин Хронические обструктивные болезни легких Москва ЗАО «Издательство БИНОМ» 2000 Ч81 Чучалин А. Г. ...»

-- [ Страница 4 ] --

Больные с выраженной бронхиальной обструкцией, пытаясь приспособиться к сниженным вентиляционным возможностям, перестраивают свой дыхательный стереотип (паттерн) таким образом, чтобы он был максимально экономным и эффективным в отношении газообмена и работы дыхания. Повышенное бронхиальное сопротивление и, следовательно, динамическая работа дыхания заставляют пациента дышать глубже и реже. Этому могут также способствовать повышение растяжимости легочной ткани и увеличение мертвого пространства, часто имеющие место при ХОБЛ (Ross et al., 1989).

При этом дыхательной мускулатуре приходится проделывать гораздо больший объем работы по поддержанию соответствующего уровня вентиляции в неблагоприятных условиях повышения бронхиального сопротивления и сопутствующей ему гипервоздушности легких (Sluiter et al., 1991). Теоретически можно предположить, что пациенты, прекращающие выполнение теста с фи зической нагрузкой вследствие диспноэ при уровне вентиляции, превышающем 65% максимальной вентиляции легких (MVV), полученной при выполнении двенадцатисекундного маневра, то есть уровне так называемой максимальной поддерживаемой вентиляции легких (maximal sustained ventilatory capacity), и не достигшие возрастного максимально допустимого ЧСС, считаются ограниченными в своей физической активности вследствие вентиляционных причин (Gallagher et al., 1994). Это предположение базируется на экспериментах, проведенных в покое, когда было установлено, что произвольное повышение вентиляции до уровня 65% MVV вызывало утомление дыхательных мышц в течение нескольких минут (LoRusso et al., 1993).

Несмотря на это, в некоторых проведенных исследованиях было показано, что и при тяжелой бронхиальной обструкции достаточный вентиляционный резерв сохраняется (O'Donnell, 1994).

Однако даже при отсутствии достижения вентиляционного предела нарушение бронхиальной проводимости и изменения механики дыхания у больных ХОБЛ могут приводить к снижению толерантности к физической нагрузке и нарушению газообмена (Similowski, Derenne, 1994).

Несмотря на вышеизложенное, на сегодняшний день остается неизученным вопрос о влиянии степени выраженности обструктивных вентиляционных нарушений на преимущественные механизмы ограничения и субъективную симптоматику во время физической нагрузки.

Снижение толерантности к физической нагрузке не может объясняться лишь бронхиальной обструкцией (Carter et al., 1993). Известно, что пациенты даже с умеренно выраженной бронхиальной обструкцией вовлекаются в так называемую «спираль диспноэ» (Wegner et al., 1994;

Wijkstra et al., 1994), что означает переход пациента к менее подвижному образу жизни по мере нарастания бронхиальной обструкции для предотвращения появления эпизодов одышки.

Этот переход, как и появление одышки на ранних этапах, может произойти незаметно для самого больного. Снижение вентиляционного резерва во время нагрузки по мере нарастания выраженности обструктивных расстройств может частично объяснять достижение в среднем меньшего ЧСС. В проведенных нами исследованиях было показано, что, несмотря на снижение тахикардического ответа на нагрузку, у больных с бронхиальной обструкцией разной степени тяжести отмечалось одновременное падение кислородного пульса. Это может объясняться тем, что максимальное потребление кислорода снижается в еще большей степени, чем максимально достигнутая ЧСС.

Однако отношение прироста VО2 к приросту ЧСС оставалось на довольно высоком уровне (> 20 мл), что свидетельствовало об адекватном повышении насосной функции сердца в ответ на физическую нагрузку. Возрастание вентиляционных эквивалентов по кислороду и углекислоте у больных с бронхиальной обструкцией могло свидетельствовать о газообменной неэффективности вентиляции.

Это подтверждалось повышением фракции мертвого пространства и в совокупности могло говорить о наличии вентиляционного шунта (Ross, 1989).

Таким образом, сам по себе механизм респираторного ограничения состоит не только в снижении максимальной вентиляционной способности при увеличении степени обструкции, но и в повышении уровня вентиляции, необходимого для данного уровня потребления кислорода в связи со снижением газообменной эффективности вентиляции.

По данным литературы (Wasserman et al., 1987;

Noseda et al., 1994), почти всегда симптомом, ограничивающим выполнение нагрузочного тестирования при обструктивных легочных заболеваниях, является одышка. В нашем же исследовании одышка далеко не во всех случаях была основным симптомом, ограничивающим выполнение теста у больных с бронхиальной обструкцией.

Диспноэ по своей интенсивности в баллах по шкале Борга было основным симптомом, препятствующим дальнейшему выполнению нагрузочного теста, только у больных с тяжелой обструкцией, тогда как локальная мышечная усталость ног доминировала в контрольной группе. Оба эти симптома играли примерно одинаковую роль в прекращении нагрузочного теста у пациентов с легкой и средне выраженной обструкцией. Именно последнее оказалось неожиданным, как и то, что некоторая часть больных с тяжелой бронхиальной обструкцией назвала усталость ног основным симптомом, лимитирующим физическую нагрузку.

Этому может быть несколько объяснений. Во-первых, мышечный метаболизм зависит от таких факторов как вентиляция, кровообращение и газообмен, и все эти факторы в совокупности или в отдельности могут снижать восприимчивость мышц к моторной активации. Однако более вероятным объяснением ощущений возросших усилий, а следовательно, и чувства усталости может служить просто слабость вследствие детренированности и малоподвижного образа жизни, который ведут больные обструктивными легочными заболеваниями. Мышечная масса и сила во многом определяются повседневной физической активностью. Ее отсутствие приводит к выраженным изме нениям структуры и функции скелетных мышц, что убедительно показано в исследованиях, проведенных во время поддержания длительного постельного режима и иммобилизации конечностей у здоровых добровольцев и при старении (Wilson et al., 1985). То есть синтез сократительных протеинов и активность ферментов, контролирующих энергетический метаболизм, зависит от физической активности.

В наших исследованиях обращало на себя внимание и то, что некоторая часть лиц контрольной группы считала диспноэ основным симптомом, ограничивающим их физическую активность, в тех случаях, когда вентиляционный резерв был достаточным. В целом это не противоречит имеющимся литературным данным (O'Donnell, 1994), согласно которым около 12% здоровых лиц жалуются на одышку как основной фактор, препятствующий выполнению ступенчато возрастающей физической нагрузки. Что касается объективных критериев прекращения тестирования, то повышение удельного веса лиц, достигших вентиляционного предела при возрастании обструкции, является причиной того, что они не достигают субмаксимального ЧСС.

Таким образом, достижение вентиляционного предела является наиболее частым объективным лимитирующим фактором прекращения выполнения теста у больных ХОБЛ.

Функциональная диагностика легочных заболеваний — это бурно развивающаяся область, быстро внедряющая самые последние технологические достижения. Общая тенденция современной медицины — тщательное протоколирование и максимально точный функциональный диагноз — приобретают при ведении больных обструктивными легочными заболеваниями еще большее зна чение, т. к. в этом случае одной из основных целей проведения любых терапевтических и реабилитационных мероприятий является повышение функциональных возможностей больного к перенесению повседневных физических нагрузок, связанных с профессиональной деятельностью и бытом, улучшение качества жизни.

ЛИТЕРАТУРА Айсаное З.Р. Механизмы ограничения физической работоспособности у больных хроническими обструктивными заболеваниями легких. Автореф. дис. д-ра. мед. наук. — М, 1994. — 235 с.

Barnes P., Godfrey S Chronic obstructive Pulmonary disease. Martin Dunitz Ltd. — London, 1997. — 1-81.

Brand P., Quanjer P.H., Postma D.S. et al. And the Dutch Chronic Non Specific Lung Disease (CNSLD) Study Group. Thorax, 1992. — 47: 429-436.

BTS guidelines for flie management of chronic obstructive pulmonary dis ease. Thorax, 1997. — 5 (suppi): S 1 -S28.

Carter R, Mcotra B„ Blevins W.. Holiday D. Altered exercise gas exchange and cardiac function in patients with mild chronic obstructive pulmonary dis ease. Chest, 1993. — 103(3);

745-750.

Carter R, Nicotra B„ Huber G. Differing effects of airway obstruction on physical work capacity and ventilation in men and women with COPD. Chest, 1994.

— 106(6): 1730-1739.

COPD: diagnosis and treatment. Eds.: van Herwaarden C.L.A., Repine J.E., Venneire P., van Weel. C. Excerpta Medica, 1996.—1-122.

O'Donnell D.E. Breathlessness in patients with chronic airflow limitation.

Mechanisms and management. Chest, 1994.— 106(3): 904-912.

Edwards P. The importance of spirometry in COPD. Respiratory Care Matters, 1996. — 1: 12-13.

Folgering ft. Van-Herwaarden C. Pulmonary rehabilitation in asthma and COPD, physiological basics. Respir. Med., 1993. — 87 (Suppi В): 41-44.

Gallagher CG. Exercise limitation and clinical exercise testing in chronic obstructive pulmonary disease, din. Chest Med., 1994. — 15(2): 305-326.

Garyard P.. Orehek J„ Grimaud C. Charpin C. Bronchoconstrictor effects of deep inspiration in patients with asthma. Am. Rev. Respir. Dis., 1975. — 111:

433-439.

Gelb A.F., Schein М., Kuei J„ Tashkin D.P., Muller N.L. Hogg-J.C. Epsiein J.D., Zamel N. Limited contribution of emphysema in advanced chronic obstructive pulmonary disease. Am.Rev.Respir. Dis., 1993. — 147(5);

1157- Gould G.A.. Redpalh А. Т., Ryan М. et al. Parenchymal emphysema measured by CT lung density correlates with lung function in patients with bullous dis ease. Eur. Respir. J., 1993. — 6(5): 698-704.

Greene K.E, Peters J.I. Pathophysiology of acute respiratory failure, din.

Chest Med., 1994. — 15(1): 1-12.

Guidelines for the management of chronic obstructive pulmonary disease.

Thoracic Society of Australia and New Zealand. Mod. Mad. — Australia;

July, 1995. — 132-146.

Kmidson R.J., Kallenborn W.T„ Burrows B. The effects of cigarette smoking and smoking cessation on the carbon monoxide diffusion capacity of the lung in asymptomatic subjects. Am. Rev. Respir. Dis., 1989. — 140: 645-651.

Morrell N. W., Wgnall B.K, Biggs Т., Seed W.A. Collateral ventilation and gas exchange in emphysema. Am. J. Respir. Crit. Care Med., 1994. — 150(3): 635 641.

Morrison N.J„ Abboud R. Т., Ramadan F. el al. Comparison of single breath carbon monoxide diffusion capacity and pressure-volume curves in detecting em physema. Am. Rev. Respir. Hs., 1989. — 139: 1179-1187.

Noseda A., Carpiaux J.P., Schmerber J., Valente F., Yernault J.C. Dyspnoea and flow-volume curve during exercise in COPD patients. Eur. Respir. J., 1994. — 7(2): 279-285.

Pitcher W.D„ Cumiingham H.S. Oxygen cost of increasing tidal volume and diaphragm flattening in obstructive pulmonary disease. J. Appl. Physiol., 1993.

— 74(6): 2750-2756.

Pride N. Airway function and responses: COPD versus asthma. Selected pres entations from the V-th symposium on chronic obstructive pulmonary disease. — Barcelona, Spain, March 14-15, 1996. — 14-15.

Ross R Interpreting Exercise Tests. CSI Software. — Houston, 1989. — p.

LoRusso T.J., Belman Ш., ElashoffJ.D.. Koerner SK. Prediction of maximal exercise capacity in obstructive and restrictive pulmonary disease. Chest, 1993.

— 104(6): 1748-1754.

Safakas N.M, Vermeire P., Pride KB. et al. Optimal assessment and manage ment of chronic obstructive pulmonary disease (COPD). A consensus statement of the European Respiratory Soiety (ERS). Eur. Resp. J.;

8: 1398-1420.

Smilowsia Т., Derenne J. Inspiratory muscle testing in stable COPD pa tients. Eur. Respir. J., 1994. — 7(10):

1871-1876.

Sluiter H.J., Koeler G.H. DeMonchy J.G.R. et al. The Dutch hypothesis (chronic non-specific lung disease) revisited. Eur. Respir. J., 1991. — 4: 479 489.

Stern EJ„ Webb W.R.. Gamsu G. Dynamic quantitative computed tomography. A predictor of pulmonary function in obstructive lung diseases. Invest. Radiol., 1994. — 29(5): 564-569.

Standards for the diagnosis and care of patients with chronic obstructive pulmonary disease. ATS statement. Am J. Respir. Crit. Care Med., 1995. — 152:

S77-S120.

Van Hoard J.A., Smeels J., Clement J. et al. Assessment of reversibility of airflow obstruction. Am. J. Respir. Crit. Care Med., 1994. — 150(2): 551 554. В. П. Харченко, П. М. Котляров Рентгеновские методы в диагностике хронической обструктивной болезни легких Рентгеновские методы — ведущие в оценке макроструктуры, анатомо-топографического состояния легкого, органов грудной клетки, диагностическом мониторинге развития ХОБЛ.

Рентгенография грудной клетки в двух проекциях, обычная рентгеновская компьютерная томография легких (РКТ), бронхография — основные методы медицинской визуализации, тонкого структурного анализа состояния легочной ткани, бронхов (Розенштраух Л. С. и соавт., 1997, Котляров П. М., 1997).

Подлинную революцию произвело внедрение высокоразрешающей рентгеновской компьютерной томографии (ВРКТ), т. н. спиральной РКТ, позволяющей в сжатые сроки (3-5 с) с выполнением тончайших (1-2 мм) срезов исследовать легкое. Это позволило выйти на новый качественный уровень диагностики — визуализацию бронхиальных структур вплоть до бронхиол. ХОБЛ — понятие собирательное, в которое входит хронический обструктивный бронхит, эмфизема, бронхиальная астма, муковисцидоз, бронхоэктатическая болезнь.

Лучевое обследование пациента начинается с рентгенографии грудной клетки у стойки, как минимум, в двух проекциях. Пленочная рентгенография (с последующим использованием фотопроявления) отходит в прошлое. В клиническую практику благодаря новейшим разработкам активно, внедряются цифровые способы получения изображения органов грудной клетки. Это позволяет значительно улучшить качество и информативность изображения, дает возможность его последующей компьютерной обработки. Существенно снижается доза облучения, качество снимка мало зависит от искусства оператора, как это имеет место при пленочной рентгенографии. Отпадает необходимость в громоздком архиве — информация хранится в специальном компьютере с возможностью передачи изображения по кабельным сетям с получением, при необходимости, твердой копии. Рентгенография больных ХОБЛ, являясь скрининговым методом, далеко не всегда выявляет патологические изменения легкого, даже при выраженной клинико-лабораторной картине заболеваний. Чувствительность рентгенографии, по данным разных авторов, колеблется от 50 до 82%, в то время как РКТ — 90-92%, ВРКТ — 98-100% (Me Loud T. С. и соавт., 1983;

MullerN. L. и соавт., 1990).

Таким образом, у части больных ХОБЛ рентгенография не выявляет патологических признаков. Как показывает сопоставление с данными ВРКТ, это обусловлено локализацией изменений на уровне бронхиол, ацинусов, локальными нарушениями вентиляции и легочной перфузии, малым объемом изменений. Рентгенограмма легких, будучи плоскостным отображением такого объемного органа как легкое, не в состоянии из-за суммарного наложения большого коли чества элементов легкого, слабой абсорбции некоторыми из них рентгеновских квантов отобразить малые по объему, тонкие изменения легочной микро- и макроструктуры. В этом состоит предел и ограничение метода. В то же время рентгенография обладает высокой пропускной способностью, незначительной по сравнению с РКТ и ВРКТ стоимостью, дает возможность:

1) провести дифференциальный диагноз с другими сходными по клинико-лабораторным данным заболеваниями легких;

2) зафиксировать макроструктуру легкого на момент обращения с последующим динамическим мониторингом на протяжении всей жизни пациента;

3) выявить макроаномалии развития легкого, являющиеся нередко пусковым механизмом в возникновении ХОБЛ;

4) определить показания к выполнению обычной линейной томографии, рентгеноскопии, ВРКТ;

5) при наличии достаточных для постановки диагноза макроструктурных изменениях легкого, видимых на рентгенограммах, ограничиться только рентгенографией.

Рентгенография играет определенную роль в оценке кровообращения в малом круге, формирования легочного сердца. Анализ рентгенограммы, исследование в трех проекциях с контрастированным пищеводом — основной метод неинвазивной объективизации редукции капиллярного русла, спазма мелких артериол легкого, дилатации вследствие гипертензии малого круга основных ветвей легочной артерии, расширения легочного конуса. До настоящего времени остается неясным, почему правые отделы сердца не принимают типичных очертаний, характерных для легочного сердца других этиологии. Можно предположить, что вследствие длительного течения ХОБЛ, чередования периодов ремиссий и обострений правые отделы сердца успевают приспособиться (происходит мышечная компенсация) к постепенному нарастанию давления в малом круге кровообращения. В результате — отсутствие выраженной миогенной дилатации правого желудочка, предсердия, легочного конуса. Дополнительными факторами может быть увеличение давления вздутой легочной ткани на сердце, низкое стояние диафрагмы.

РКТ легких стала использоваться практически с момента появления метода. Исследование проводилось с выполнением срезов 5-10 мм, что представляло возможность анализа тонких деталей легочного рисунка, изменений плевры, распознавание небольших очаговых инфильтраций и буллезно-кистозных изменений, невидимых на обычных рентгенограммах. Метод обладал целым рядом недостатков, которые сдерживали его использование в практике пульмонологии. Значительное время, необходимое для выполнения скала, вызывало появление артефактов, связанных с деятельностью сердца, дыхательной нерезкостью. Этот недостаток усугублялся при необходимости провести полное обследование легкого. Конструкция аппаратов не позволяла получать более тонкие срезы с высоким качеством изображения. Терминальные отделы бронхов, ацинусы оставались вне зоны чувствительности РКТ, невозможна была высококачественная объемная реконструкция всех отделов бронхиального дерева, ВРКТ — последнее слово в компьютерной технике получения изображения органов, в том числе легкого. Ее преимущество в возможности изучения тонких (малых) признаков изменения легочной паренхимы в отдельно взятой точке (зоне) легкого. Это связано с возможностью выполнения тонких 1 -2 мм срезов, высокой разрешающей способностью метода. ВРКТ произвела революцию в неинвазивном изучении бронхиального дерева, вплоть до терминальных бронхиол, с последующей объемной высококачественной реконструкцией изображения. Стало возможным изучать легочную вентиляцию и перфузию. Исследование бронхиальной системы с помощью ВРКТ, по мнению D. P. Naidich с соавт. (1982), сопоставима с бронхографией, особенно это касается диагностики бронхоэктазов. ВРКТ в норме визуализирует бронхиолы до 2-3 мм в диаметре. Брон хиолы меньшего диаметра отображаются на компьютерных сканах в виде линейных структур 2-4 мм в диаметре в результате патологического процесса — утолщения стенок, расширения просвета, заполненного грануляционной тканью или воспалительным секретом, с короткими боковыми ответвлениями отмечают симптом «обломанной ветки» (Y-V-фигуры). Методика ВРКТ состоит в сканировании легкого от верхушек до диафрагмы толщиной срезов 1-2 мм, интервалом между сканами 5-10 мм. В зонах интереса интервал между скалами уменьшается до 5 мм. Время сканирования 1 с и менее, что уменьшает возможность возникновения артефактов от пульсации сосудов, дыхательных движений. В случае необходимости детального анализа всех отделов бронхиальной системы обязательно сканирование с краниальным наклоном Гентри 20-25 градусов для улучшенной визуализации групп бронхов, лежащих косо по отношению к плоскости сканирования (особенно касается бронхов средней доли, язычковых сегментов). Трехмерная реконструкция позволяет изучать пространственное расположение, макроструктуру трахеи, бронхиального дерева, сосудистого русла. Для изучения бронхиол анализ изображения проводится при уровне окна 400- HU, ширине 1 000-1 600 HU. Нарушение режимов оценки изображения может привести к появлению артефактов в виде ложного утолщения стенок, очажков инфильтрации. Для оценки вентиляции легкого обязательно выполнение раздельных сканов на вдохе и выдохе. Отсутствие динамики воздухонаполнения в одной и той же зоне — достоверный признак вздутия (гиповентиляция). Участки неизмененной ткани имеют различное воздухонаполнение на фазах дыхания. Преимущество ВРКТ — распознавание изменений макроструктуры бронхиол на доклинических стадиях. Показанием к дополнению рентгенографии РКТ является отсутствие изменений на рентгенограммах при клинико лабораторных данных за ХОБЛ, одышка неясного генеза, необходимость уточнить степень пора жения бронхиол, наличие локальных булл и возможность их хирургического лечения, подозрение на аномалии развития легкого, необходимость уточнения тонкой макроструктуры легочной ткани.

Недостаток РКТ — значительные дозы облучения, которое получает пациент в процессе обследования, превышающие в 10-15 раз дозу при обычной рентгенографии (дозы при ВРКТ на 10 12% меньше доз при обычной РКТ). При определении показаний к РКТ необходимо учитывать риск повышенного облучения пациента. Объем исследования желательно ограничить зоной интереса, если таковую представляется возможным установить с помощью других методов. ВРКГдает возможность оценить дольку легкого, состоящую из нескольких ацинусов. В норме границы долек не визуализируются на сканах, однако становятся видимыми при различного характера патологических процессах. Сосудистые структуры прослеживаются вплоть до наружной части грудной стенки, брон хиолы исчезают за 2-3 см до нее. Патологические изменения бронхиолы проявляются в утолщении ее стенки неравномерного неправильного характера, визуализации в субплевральных отделах легкого, нарушении соотношения толщины стенки и диаметра бронха (в норме 1:5-1:9).

Бронхография — золотой стандарт в изучении макроструктуры бронхов, вплоть до субсегментарных. Оптимально проводить бронхографию в процессе бронхоскопии с прицельной визуализацией зоны интереса (сегментарные, реже долевые бронхи). Локализация изменений определяется по данным обычной рентгенографии, РКТ, физикального исследования. Применяются водорастворимые контрастные вещества высоких концентраций, дающих хорошее «обмазывание» стенок бронхов, имеющие низкую вязкость, благодаря этому проникающие в дистальные отделы бронхиального «дерева».

Smith et al. (1996) считают, что в диагностике бронхоэктазов ВРКТ должна заменить как обычную рентгенографию, так и бронхографию, что, по нашему мнению, преждевременно.

Недостаток метода в его инвазивности, невозможности проведения при сердечной, дыхательной недостаточности, аллергических реакциях на йодсодержащие препараты. Бронхография не дает представления о бронхиолах, поражение которых предшествует развитию бронхоэктазов в более крупных бронхах. Ряд авторов считает, что ВРКТ — метод скрининга для определения показаний к бронхографии, выявления бронхоэктазов в терминальных бронхиолах, недоступных визуализации в процессе бронхографии (Naidich D. Р. et al., 1982;

Seneterre E. et al., 1994.) Диагноз ХОБЛ ставится на основании клинико-лабораторных данных. Методы медицинской визуализации в большинстве случаев уточняют стадию заболевания, уровень и распространенность поражения, состояние кровообращения в малом круге, исключают другие, похожие по клинической картине заболевания. Методы лучевой диагностики играют важную роль в динамическом мони торинге болезни, ее осложнении другим патологическим процессом.

Эмфизема легких Эмфизема легких имеет довольно типичную рентгенологическую картину. Увеличивается площадь легочных полей, повышается «прозрачность» легочной ткани за счет ее разрушения и уменьшения на единицу площади составляющих нормальный легочный рисунок. При отсутствии сопутствующего пневмосклероза легочный рисунок разрежен и обеднен. Корни легких расширены, уплотнены за счет расширенных легочных артерий, прикорневого фиброза, уплотнения лимфоузлов, лимфатических сосудов. Визуализируются, как правило, долевые, реже сегментарные, разветвления легочной артерии. Они расширены, «обрублены», что указывает на редукцию микроциркуляторного русла, развитие гипертензии в малом круге кровообращения. Сердце расположено вертикально, ка жется уменьшенным, выбухает легочный конус, переходящий в расширенные сосуды корней.

Кажущееся уменьшение размеров сердца, вероятно, связано с низким стоянием купола диафрагмы и повышением внутрилегочного давления на мышечную стенку сердца. При проведении дыхательных проб экскурсия куполов диафрагмы, изменения прозрачности легких минимальны. Один из признаков вздутия легочной ткани — расширенные промежутки между ребрами, перпендикулярное их расположение по отношению к позвоночнику. При эмфиземе в легочной ткани нередко отмечаются эмфизематозные буллы (альвеолярные кисты), возникающие вследствие атрофии альвеолярных перегородок и формирования больших напряженных воздухосодержащих полостей. Различают мелкие (до 3 см) и гигантские (8-11 см и более) буллы. Мелкие буллы обычно множественные, неправильно округлой формы с четко очерченной тонкой наружной стенкой, широким основанием прилежащие к наружной грудной клетке (висцеральная плевра). Картина достаточно характерна, что позволяет не спутать буллезные изменения с кавернозными. Гигантские буллы проявляются одиночными полостями, одна из стенок которых прилежит к грудной стенке. Все стенки буллы выявляются на обычных линейных томограммах легкого в различных проекциях. Однако рентгенография далеко не всегда выявляет буллы (даже гигантские), и более точным методом диагностики их является РКТ. Рентгенография не может определить объем буллы, степень давления ее на окружающие ткани.

Бронхографическая картина эмфиземы — обеднение бронхиального «дерева», мелкие бронхи не визуализируются, бронхи удалены друг от друга из-за увеличения, растяжения площади легочной ткани. Нередко наблюдаются признаки хронического бронхита, единичные бронхоэктазы.

Буллы при бронхографии не контрастируются. Отсутствие контрастирования мелких бронхов, булл, как показывают данные ВРКТ, связано с воспалительным процессом в бронхиолах. Показанием к ВРКТ при эмфиземе являются: уточнение макроструктурных изменений, первопричины эмфиземы, наличие клинико-лабораторных данных за эмфизему и отсутствие ее признаков при обычном рентгенологическом исследовании.

Только РКТ, ВРКТ могут дать достоверную информацию о локализации, количестве, объеме буллезных изменений. Особенно это важно для пациентов с одной, двумя доминантными буллами, вызывающими прогрессирующую одышку за счет компрессии окружающей легочной ткани, что и определяет показание к хирургическому лечению эмфиземы. Для определения степени сдавления окружающей легочной ткани обязательно проводить сканирование раздельно на вдохе и выдохе.

Обеднение сосудистого рисунка, сужение терминальных разветвлений легочных артерий с дилатацией прикорневых ветвей — отображение прогрессирующей гипертензии в малом круге, деструктивных изменений легочной ткани. ВРКТ у части пациентов на ранней стадии развития эмфиземы регистрирует патологию бронхиол в виде фиброзного уплотнения их стенки, перибронхиальную субплевральную мелкоочаговую инфильтрацию. Изменения носят диффузно очаговый характер. Аналогичные изменения могут возникать у курящих пациентов и клинически никак не проявляться. Патоморфологические сопоставления показали наличие вяло текущего хронического воспаления в бронхиолах, пигментных макрофагов в альвеолах. Поражаются преимущественно верхние отделы легких. Эти изменения наводят на мысль, что пусковым механизмом центрилобулярной эмфиземы может быть патология терминальных отделов бронхиол, обусловленная курением, неблагоприятной экологией вдыхаемого воздуха. Сопутствующий эм физеме хронический бронхит также находит отображение на РКТ, ВРКТ в виде утолщения стенок бронхов, неравномерности их просвета, единичных бронхоэктазов, перибронхиальных тяжистых структур, указывающих на элементы пневмосклероза. Достоверно доказано, что крупноочаговая инфильтрация у курящих — следствие альвеолита, а микроочаги связаны с респираторным бронхиолитом.

Таким образом, методы медицинской визуализации играют определяющую роль в уточнении макро- и микроструктурных сдвигов в легких при эмфиземе, показаниях к оперативному лечению, контролируют динамику изменений под влиянием лечения, факторы, осложняющие течение болезни.

Требует дополнительного изучения проблема взаимосвязи бронхиолита и центрилобулярной эм физемы легких, особенно у пациентов с отягощенным анамнезом (курение, неблагоприятные экологические факторы атмосферы и производства, наследственные факторы и т. д.).

Хронический бронхит Хронический бронхит — воспалительные изменения бронхов различной этиологии. Наличие рентгенологических симптомов зависит от длительности болезни, индивидуальных особенностей пациента, формы, фазы течения заболевания. Отсутствие изменений на рентгенограммах не является основанием оспаривать данные клинико-лабораторной картины. Рентгенологические симптомы нередко появляются на 5-7-й и более год от начала заболевания. ВРКТ в этом отношении — метод выбора в случае необходимости объективной оценки макроструктурных изменений легкого.

ВРКТ выявляет изменения не только на уровне бронхов, но и у 60% больных в бронхиолах.

Определяются центрилобулярно локализованные мелкоочаговые уплотнения, визуализируются терминальные отделы бронхов за счет заполнения их воспалительным секретом, утолщения стенок.

Возникает неоднородность перфузии легочной ткани. Воспалительные изменения терминальных отделов бронхов приводят к очаговому вздутию легочной ткани или, наоборот, гиповентиляции с сопутствующей вазоконстрикцией сосудов. В относительно сохранной части легочной ткани, наоборот, идет увеличение перфузии, дилатация легочных артерий (Sweat-man М. С. et al., 1990). У отдельных пациентов В РКТ регистрировала бронхоэктазы. Эти изменения могут носить обратимый характер под влиянием своевременно начатого и адекватного лечения. Изменения легочной ткани, локальное нарушение вентиляции лучше визуализируются на сканах, произведенных на выдохе.

На обычных рентгенограммах легкого при хроническом бронхите выявляется следующая группа симптомов: утолщение стенок бронхов, усиление легочного рисунка по мелкосетчатому типу за счет пневмосклероза, признаки легочной эмфиземы локального или диффузного характера, постепенно прогрессирующая легочная гипертензия. Последние признаки указывают на обструктивную форму течения заболевания. Самый распространенный симптом поражения бронхов — появление кольцевидных теней осевых сечений бронхов (при их ходе перпендикулярно плоскости рентгенпленки) или «трубчатых» структур (при расположении бронха параллельно плоскости пленки).

Толщина стенок кольцевидной тени может составлять 1-2,8 мм, «тубулярной» структуры 1-1,8 мм.

Контуры ровные, четкие. Утолщение стенок бронхов обычно наблюдается в прикорневой зоне, средней трети легочных полей с обеих сторон. Изменения легочного рисунка заключаются в появлении мелкопетлистого обусловленного интерстициальным фиброзом рисунка, прослеживающегося до наружной грудной стенки. Параллельно исчезают мелкие ветви легочных артерии. У ряда пациентов регистрируются буллезно-вздутые участки легочной ткани, более полную картину в этом отношении дают РКТ, ВРКТ. Рентгенография — метод выбора в диагностическом мониторинге развития макроструктурных признаков легочной гипертензии по мере прогрессирующего течения обструктивного хронического бронхита. На фоне расширения грудной клетки, дилатации крупных ветвей легочной артерии с редукцией их мелких разветвлений определяется выбухание легочного конуса сердца, уменьшение тени сердца за счет низкого стояния диафрагмы и сдавления эмфизематозно вздутыми легкими.

При хроническом бронхите к бронхографии, как правило, не прибегают, за исключением случаев дифференциальной диагностики, распознавания бронхоэктазов — их локализации и протяженности изменений. Наиболее частые виды изменений бронхов — аденоэктазы — дивертикулоподобные выпячивания стенки бронха, их сужение на протяжении, зазубренность внутренних контуров, четкообразность формы, «ампутация» в дистальных отделах за счет слизисто гнойной пробки или фиброза. Реже имеется дилатация отдельных бронхов с их обрывом или проникновением контрастного вещества в ацинусы, сближение или, наоборот, удаление отдельных групп бронхов друг от друга. Изменения бронхов могут носить спастический характер и исчезать после спазмолитической терапии (Шехтер А. И, Батырев П. И., 1969;

Соколов Ю. Н., Овчинников В.

И., 1972).

Показанием к дополнению рентгенографии РКТ или ВРКТ является несоответствие клинических данных рентгенологическим, подозрение на крупную буллу и возможность ее оперативного лечения, уточнение состояния вентиляции различных отделов легкого, исключение сопутствующего бронхиолита. РКТ, ВРКТ регистрируют участки буллезно вздутого легкого, определяют локализацию, объем и степень сдавления окружающей ткани. ВРКТ у части пациентов регистрирует картину «пестрой» вентиляции легкого, когда наряду с буллами выявляются зоны гиповентиляции, нормальной вентиляции легкого. Если механизм вздутия легочной ткани достаточно отработан, то участки гиповентиляции до конца еще не понятны. Вероятно, это связано с закупоркой бронхов гнойно-слизистой пробкой. Возможна обратимость выявленных изменений в процессе лечения. В зонах нарушенной вентиляции определяется сужение просвета легочных сосудов.

Состояние легочной вентиляции при бронхите требует дальнейшего изучения, особенно в части стадийности развития изменения, возможной их обратимости. ВРКТ — метод выбора в тонком макроструктурном анализе патологии бронхиального дерева, альвеол при хроническом бронхите. У 30-35% пациентов выявляется патология бронхиол — их расширение, утолщение стенок, неравномерность просвета, симптом визуализации бронхиолы у наружной грудной стенки;

множественные мелкоочаговые участки перибронхиальной, альвеолярной инфильтрации;

бронхоэктазы мелких бронхов. Следует отметить, что в период обострения процесса эти изменения нарастают количественно, часть их исчезает в период ремиссии. У группы курящих пациентов вышеописанные изменения носили более стойкий характер и значительную распространенность.

ВРКТ значительно раньше, чем рентгенография, указывает на начало развития эмфиземы как осложнения обструктивного бронхита.

Таким образом, внедрение ВРКТ в клиническую практику дало возможность более глубокого анализа макроструктуры легочной ткани при хроническом обструктивном бронхите, выявило качественно новый уровень патологических изменений в легких при данной патологии. Необходимо дальнейшее накопление фактов, особенно в части выраженности альвеолита, нарушения легочной вентиляции и перфузии, динамики их развития.

Бронхоэктатическая болезнь Бронхоэктатическая болезнь — патологическое расширение бронхов, врожденное или приобретенное, воспалительного характера. Клиническая картина бронхоэктазов зависит от фазы ремиссии или обострения, значительную роль играет объем и локализация процесса.

Рентгенография, рентгенотомография грудной клетки обладают большими возможностями в распознании болезни. Рентгенологическая картина обусловлена как поражением собственно бронхов, так и состоянием паренхимы легкого (уменьшение объема, гиповентиляция, ателектаз).

Сопутствующее поражение паренхимы наблюдается у 75 % больных, причем наиболее часто в средней доле справа и нижней слева. Нижняя доля левого легкого поражается в 5-7раз чаще. Доля уменьшена в объеме за счет диффузного, диффузно-очагового пневмосклероза, участков карнификации как следствие ранее перенесенных острых, нередко абсцедирующих, пневмоний. На обзорных рентгенотомограммах визуализируются сближенные, с утолщенной стенкой, деформированные бронхи, с наличием уровня при кистовидных, мешотчатой формы бронхоэктазах.

Определяется компенсаторная гипервентиляция непораженных отделов легкого. При сморщивании нижней доли левого легкого средостение смещается влево, сужаются межреберные промежутки, смещается вниз междолевая щель. Легочный рисунок деформирован за счет пятнисто-тяжистого интерстициального перибронхиального фиброза, «прозрачность» доли снижена, возможна приподнятость левого купола диафрагмы. Поражение средней доли справа ведет к ее затемнению, сморщиванию. На фоне усиленного, деформированного легочного рисунка прослеживаются измененные, с утолщенной стенкой бронхи, округлые, линейные, ячеистые просветления, отображаю щие бронхоэктазы. Смещение средостения вправо, как правило, не происходит из-за компенсаторной гипервентиляции непораженных долей. В верхних долях бронхоэктазы имеют вид полостей разнообразной формы, с тонкими стенками, располагаются по ходу соответствующего бронха, утолщенные стенки которого хорошо выявляются на томограммах. Всегда присутствуют различной степени выраженности пневмосклероз, зоны рубцовой ткани, гиповентиляция. В ряде случаев изменения необходимо дифференцировать с кистозными изменениями, бронхиальными кистами.

Корни легких при бронхоэктатической болезни всегда уплотнены, расширены вследствие реакции расположенных здесь лимфатических коллекторов на хронический воспалительный процесс. Как известно, бронхоэктазы могут сопровождаться эмфиземой легкого, осложняя течение болезни картиной легочного сердца (Колесников И. С. и соавт., 1988). Возможности рентгенологического распознавания эмфизематозно вздутых участков легкого на фоне диффузного пневмо-, бронхосклероза ограничены, т. к. общая гиповентиляция затушевывает картину эмфиземы. РКТ, ВРКТ — методы выбора в уточнении обструктивного характера болезни.

Муковисцидоз легких Муковисцидоз легких — наследственная болезнь, характеризующаяся кистозным перерождением желез дыхательных путей из-за закупорки их выводящих протоков вязким секретом.

У детей возникает обструктивный бронхит с явлениями эмфиземы, ателектаза, с последующим формированием бронхоэктатической болезни. Рентгенологическая картина соответствует ранее описанной при эмфиземе, бронхоэктазах. Следует полагать,что использование РКТ, ВРКТ позволяет получить новые данные по патогенезу болезни, начальным макроструктурным признакам ее развития и осложнения. Обычное рентгенологическое исследование, как следует из вышеприведенных фактов, обладает значительными возможностями в распознавании болезни. Однако золотым стандартом, достоверно определяющим объем, локализацию, протяженность процесса, является бронхография.

Бронхографическая семиотика бронхоэктазов достаточно характерна. На первом месте по частоте стоят бронхоэктазы смешанной формы, затем дилатация стенок цилиндрической формы (бронхи 4-6-го порядка), кистовидные, мешотчатые изменения. Мешотчатая форма — слепо обрывающийся бронх с расширенной, неправильной формы полостью в терминальном отделе.

Бронхография нередко выявляет наличие уровней в кистозных, мешотчатых изменениях за счет смешивания контрастного вещества с слизисто-гнойным содержимым. Бронхография — основной метод дифференциальной диагностики изменений бронхов, обусловленных хроническим бронхитом, от бронхоэктатической болезни. Определенные затруднения могут возникнуть в отличии выраженного деформирующего бронхита от мелких бронхоэктазов. Клинико-лабораторные данные, сопоставление их с рентгенологической картиной дают возможность прийти к определенному заключению. Проводя прицельную долевую бронхографию, необходимо помнить, что при поражении нижней доли левого легкого довольно часто в патологический процесс вовлекаются бронхи язычкового сегмента верхней доли, при среднедолевых изменениях справа — базально-передний и базально-медиальный (сердечный) сегменты нижней доли. Это настоятельно диктует провести дополнительно бронхографию соответствующих долей с целью определения распространенности поражения. К недостаткам бронхографии следует отнести возможность ложноотрицательных ответов при сужении бронхов, гнойном эндобронхите, фиброзных изменениях, когда контрастное вещество не в состоянии проникнуть в дистальные отделы бронхов.

РКТ, ВРКТ определяют качественно новый этап лучевой диагностики бронхоэктазов легких.

По мнению D. P. Naidich et al. (1983), ВРКТ, по мере внедрения метода в клиническую практику, может частично заменить бронхографию. При ВРКТ выявляются минимальные, начальные признаки болезни, давая при этом специфическую информацию. Метод лишен таких недостатков бронхогра фии, как препятствие прохождению контрастного вещества дистальнее слизисто- Рис. 11. Рис. 11. гнойной пробки, сужения. Благодаря этому возможно получение более точной и полной картины изменений бронхов, даже в тех зонах, где при бронхографии не видны изменения (рис. 11.1 11.3). По данным различных авторов, чувствительность обычной РКТ в выявлении бронхоэктазов составляет 63-79 %, специфичность — 92-100%, у ВРКТ чувствительность 82-97%. Наилучшие результаты можно получить, используя срезы толщиной 1 мм, минимальные интервалы между ними.

На наш взгляд, ВРКТ следует использовать в неясных случаях как скрининг для определения показаний к последующей бронхографии с сочетанным анализом полученных данных. РКТ, ВРКТ при сканировании в различных плоскостях регистрируют цилиндрические, мешотчатые, кистевидные и смешанной формы бронхоэктазы. Преимуществом РКТ является возможность сопоставить диаметр цилиндрически измененного бронха с диаметром сопутствующей легочной артерии и таким образом объективизировать полученные данные. Для бронхоэктатического поражения характерно превышение диаметра пораженного бронха над диаметром сопутствующей артерии более чем в 1, раза. Этот признак весьма существенен в дифференциальной диагностике преходящей дилатации бронхов, имеющей место в отдельных зонах у здоровых пациентов, астматиков, в процессе выздоровления от пневмоний. Величина преходящей дилятации не превышает 1,5 размера соответствующего артериального, сосуда. На брон Рис. 11. хоэктазы терминальных бронхов указывает их визуализация в субплевральных отделах.

Просвет бронхиол расширен, отсутствует сужение диаметра к периферии. Это ранний и специфический признак, который может появляться до поражения субсегментарных, сегментарных бронхов, возникновения клинической манифестации бронхоэктатической болезни.

РКТ — метод выбора в выявлении очагов буллезной эмфиземы при бронхоэктатической болезни, обструктивной формы ее течения. На ранних стадиях развития заболевания обнаружение булл может быть единственным признаком формирующегося бронхиолита, микробронхоэктазов. В последующем при контрольных обследованиях появлялись вышеописанные признаки поражения бронхиол, паренхимы легкого. Биопсия показала, что в 65% это происходит за счет преходящих воспалительных изменений, в 35% — уже сформировавшегося фиброза (Remy-Jardin M. et al., 1993). Под влиянием лечения очаги буллезного вздутия могут исчезать, происходит нормализация вентиляции легочной ткани. Бронхиолит, вероятно, может быть пусковым механизмом в развитии бронхоэктазов, по крайней мере, у определенной части пациентов. РКТ — метод выбора в мониторинге за исходом острых абсцедирующих, обширных пневмоний в плане формирования бронхоэктатической болезни. Это единственно возможный метод диагностики и дифференциальной диагностики у пациентов с непереносимостью йодистых препаратов, невозможности выполнения бронхоэндоскопической бронхографии по состоянию здоровья.

Бронхиальная астма Бронхиальная астма — одно из проявлений ХОБЛ, характеризующееся повторными приступами экспираторной одышки в связи с нарушением бронхиальной проводимости.

Рентгенологическое исследование легких при неосложненном течении болезни длительное время не выявляет изменений макроструктуры органа. Со временем развивается картина эмфиземы легкого, легочного сердца, признаки легочной гипертензии. Грудная клетка принимает бочкообразную форму с расширением переднего средостения. Возможно возникновение мелких или гигантских булл. ВРКТ, выполненная у больных бронхиальной астмой пациентов вне приступов, у 77 % регистрировала дилатированное состояние бронхов, причем коэффициент соотношения диаметра бронха к диаметру идущей рядом артерии не превышал 1,5. Этот признак считается дифференциально-диагностическим по отношению к бронхоэктазам, где соотношение должно быть большим. В ряде случаев дилатация носила обратимый характер. Бронхоэктазы, особенно мелких бронхов, имели место у 50% больных астмой. У части больных определялась утолщенная стенка бронхов, сужение просвета, воспалительный характер этого утолщения (рис. 11.4). Нарушение проходимости сопровождалось выявляемыми участками вздутия легочной ткани, отчетливо определявшимися по отсутствию динамики воздухонаполнения отдельных участков легкого на сканах, выполненных на вдохе и выдохе. Возможна обратимость этих изме- Рис. 11. нений после проводимого противовоспалительного лечения. В период приступа определялся распространенный спазм бронхиального дерева как результат мукоидного набухания, эмфизематозно вздутые ацинусы чередовались с гиповентиляцией части из них. Разнонаправленность вентиляции различных участков легкого, очевидно, зависела от степени сужения просветов бронхов. Изменения исчезали после купирования приступа. Необходимо отметить, что по данным Paganin et al.

обследовавших на ВРКТ значительное количество некурящих пациентов, страдающих бронхиальной астмой, у 72 % из этих пациентов обнаружены изменения в бронхах, легочной ткани. Об изменениях, обнаруженных более чем у половины курящих пациентов, отмечалось выше. Работы по исследованию больных астмой с использованием ВРКТ немногочисленны, проблема находится в стадии разработки и накопления фактов. Не исключено, что будет обнаружена взаимосвязь между экологически обусловленными, другой этиологии бронхиолитами и бронхиальной астмой.

Таким образом, возможности рентгенологических методов исследования в уточнении причин, распространенности, стадии развития макроструктурных изменений, осложнений, дифференциальной диагностике ХОБЛ весьма значительны. Существенную роль в этом по-прежнему играют традиционная рентгенография, рентгенотомография грудной клетки. Диагностика ХОБЛ поднялась на качественно новый уровень с внедрением в клиническую практику ВРКТ благодаря тончайшим срезам, минимальному времени сканирования, высококачественной объемной реконструкции изображения, что дает возможность визуализировать патологические изменения на уровне респираторных бронхиол, ацинусов. Это позволило выявить картину неоднородной вентиляции легочной ткани при эмфиземе, хроническом обструктивном бронхите, астме с нарушени ем легочной перфузии, объективизировать картину буллезной эмфиземы с определением сдавления окружающей легочной ткани и показаний к хирургическому вмешательству. РКТ распознает очаги эмфиземы при бронхоэктатической болезни, что затруднительно при обычном рентгенологическом исследовании. Выявлена зависимость между курением, неблагополучной экологией и развитием бронхиолита, бронхоэктазов, следствием которых может быть развитие эмфиземы, бронхоэктатической болезни, возможно, и астмы. Перспективно использование ВРКТ в диагностике бронхоэктатической болезни, особенно на уровне терминальных бронхиол, в начальных признаках болезни. Однако попытки некоторых авторов заменить ВРКТ традиционные рентгенографию, брон хографию следует рассматривать как увлечение методом. Необходимо дальнейшее накопление фактического материала по данным ВРКТ в уточненной диагностике легочных заболеваний.

ЛИТЕРАТУРА Колесников И.С, Плешаков В. Т., Лесицкш Л.С. Бронхоэктазии. В кн.: Хирургия легких и плевры. — М, Медицина, 1988. 234-254.

Комаров П.М. Методы медицинской визуализации в диагностике острых пневмоний. Пульмонология, приложение, 1997. 44- Рожнштриух Л.С, Рыбакова НИ., Bwmep М.Г. Рентгенодиагностика заболеваний органов дыхания. — М, Медицина, 1987 г.

McZW Т.С. Carrinston СВ.. Gaensler E.A. Offuse iniiltrative lung disease-a nev scheme for description. Ra- ^U^L'a^cSnis P. Plenary lymphangi^yomatosis — correlation of CT with nadiographic and functional findings. Radiology, 1990. — 175: 535-539.

Naidich D.P., McCauley D.I., Khouri N.F. el al. Computed tomography of bronchiectasis, JCAT, 1982. 6.

^Pemy-Jardin М., Jiraud F„ Pemy J. et at. Importance of graund-glass attenuation in chronic inftotive lung dis-ease-pathologic-CT coirelation. Radiology, 1993. 189:

603-698.

SenevrreE. Paganin F Bruel JM et at. Measunnent of the internal size of bronch. h,gh resolution computed tomography. Eur.Respir. J., 1994. -7: 596-600.

S»A IE.. Flavor C.D.H Reviev article. Imaging in bronchiectas.s. Br. J. Radiol., 1996. — 69. 589-593. S«eat^nMC. Miter A.B.. Sricldand В.. Turner.W,r»ick М. Computed tomography >n adult obhteraove bron- chiolitis. Clin.Radiol., 1990.—41: 116-119. А. С. Соколов, С. С. Якушин, Л. В. Кисляк, И. Д. Апульцина Селективные -агонисты адренергических рецепторов в лечении хронической обструктивной болезни легких Дискуссия о месте и роли 2-агонистов адренергических рецепторов в терапии хронической обструктивной болезни легких (ХОБЛ) ведется с момента применения их при этом заболевании.

Рассматривается вопрос о том, могут ли симпатомиметики претендовать на роль препаратов первой линии в терапии ХОБЛ, и является ли комбинация препаратов этой группы с антихолинергическими средствами более эффективной по сравнению с монотерапией каждым из них, с какого препарата предпочтительнее начать терапию, какова должна быть длительность терапии и как она влияет на прогрессирование течения болезни.

С 1992 по 1995 год опубликовано несколько национальных консенсусов по ХОБЛ: Канадское Торакальное Общество (1992 г), Европейское Респираторное Общество, Торакальное Общество Австралии и Новой Зеландии, Американское Торакальное Общество, Российское общество пульмонологов (1995 г). Представленные консенсусы обладают большим сходством, но отдельные вопросы трактуются по-разному, в зависимости от территориальной или экономической ситуации в регионе.

Большинство специалистов определяют ХОБЛ как неуклонно прогрессирующую болезнь, характерными чертами которой являются малообратимая обструкция дыхательных путей, нарушение архитектоники терминальных отделов паренхимы легких и повышение секреции мокроты.

Современный уровень знаний и клинический опыт, к сожалению, не позволяют предупредить развитие ХОБЛ или существенно снизить скорость потери легочной функции. Цель современной фармакотерапии ХОБЛ — предупредить развитие симптомов и рецидивов обострения, сохранить легочную функцию оптимальной как на данный момент, так и в будущем, повысить активность паци ента при повседневной жизни, повысить качество жизни.

Рекомендовано проводить комплексную терапию ХОБЛ с учетом фазы и степени тяжести заболевания. Степень тяжести ХОБЛ следует оценивать по величине ОФВ1 — таблица 12.1 (Green ing, 1997).

Таблица 12. Тяжесть ХОБЛ по ОФВ Тяжесть ХОБЛ ОФВ1, % от долж.

Легкая > 50- Средняя Тяжелая < В основе консенсусов по лекарственной терапии ХОБЛ лежит ступенчатый подход, основные принципы которого изложены в табл. 12.2 (ATS, 1995).

Таблица 12.2 Лекарственная терапия ХОЗЛ Ст При легкой интермиттирующей тяжести упень симптомов: селективные 2-агонисты адренергических рецепторов в виде дозированного аэрозоля через дозирующий ингалятор (MDI) рекомендуется ингалировать по 1-2 дозе каждые 2-6 часов в зависимости от потребности, но не более 8-12 доз в течение суток Ст При нарастании симптоматики до средней упень 2 степени тяжести: антихолинергические средства (ипратропия бромид) в виде дозированного аэрозоля через MDI по 2-6 дозы каждые 6-8 часов, нежелательно использовать чаще, возможна комбинация с селективными 2-агонистами адренергических рецепторов через MDI по 1-4 ингаляции, 4 раза в день в качестве базисной терапии, а также для купирования приступа удушья Ст Если ранее проводимая терапия упень 3 малоэффективна, или отмечается нарастание степени тяжести болезни, то добавляются пролонгированные теофиллины 200-400 мг 2 раза в сутки, а при ночных приступах удушья 400-800 мг перед сном, альтернативой для метилксантинов может быть применение пролонгированных лекарственных форм 2 агонистов адренергических рецепторов: 4-8 мг 2 раза в день или только на ночь и (или) использование мукокинетических агентов Ст Если симптомы ХОБЛ становятся упень 4 неконтролируемыми, то:

-рассматривается вопрос о применении оральных глюкокортикостероидов (преднизолон) от 40 мг в день в течение 10-14 дней, — в случае улучшения дозу снижают ежедневно или переменно, — если улучшения не происходит, лечение быстро обрывают, — при наличии эффекта глюкокортикостероидной терапии рассматривается вопрос о переходе от пероральных лекарственных форм к аэрозольным через MDI, особенно у тех пациентов, которые имеют явную бронхиальную гиперреактивность Ст При тяжелом обострении: — увеличенные дозы упень 2-агонистов адренергических рецепторов через MDI со спейсером по 6-8 ингаляций каждые 1/2-2 часа или ингаляция раствора, полная доза каждые 1 /2-2 часа или подкожное введение эпинефрина или тербуталина 0,1-0,5 мл и/или — увеличенные дозы ипратропия бромида: через MDI со спейсером 6-8 доз каждые 3- часа или ингаляции раствора 0,5 мг каждые 4-8 часов и - введение теофиллина в/в с учетом его сывороточного уровня до 10-12 мг/мл и - введение метилпреднизолона в/в 50-100 мг болюсом, а затем каждые 6-8 часов и — по показаниям добавляются антибиотики — мукокинетические агенты Таким образом, общепринятой точкой зрения в консенсусе является положение о том, что бронхорасширяющая терапия при ХОБЛ должна занимать одно из главных мест, несмотря на то, что пациенты с этим заболеванием имеют ограниченный ответ на бронходилатирующую терапию и она мало влияет на динамику легочной функции. Как правило, после приема бронхорасширяющих препаратов у больных ХОБЛ происходят субъективное снижение ощущения диспноэ и увеличение толерантности к физической нагрузке. С этой целью предлагается использовать бронходилататоры различных фармакологических групп: антихолинергические средства, р2-агонисты адренергических рецепторов и метилксантины.

Расширение знаний о спектре фармакологического действия 2-агонистов адренергических рецепторов, появление новых препаратов этой лекарственной группы и способов применения изменили взгляд на их место и роль в терапии ХОБЛ.

Теоретической основой использования препаратов этой группы в терапии ХОБЛ является способность р2-агонистов адренергических рецепторов вызывать расслабление гладкой мускулатуры бронхов, улучшать мукоцилиарный клиренс в результате привлечения в просвет бронхиального дерева ионов хлора и воды, учащения движения ресничек мерцательного эпителия бронхов, влияя таким образом на мукоцилиарный транспорт (Chung et al., 1989;

Harrison et al., 1991), оказывать бронхопротективное, антиаллергическое и противовоспалительное действие.

Кроме этого, у больных ХОБЛ полезными могут быть свойства препаратов данной группы оказывать стимулирующее влияние на функции сердечно-сосудистой и центральной нервной систем, участие в метаболизме липидов, инсулина, глюкозы, электролитов. Быстрота развития эффекта, его сила и удовлетворительная продолжительность обуславливают преимущества симпатомиметиков по сравнению с бронходилатирующими препаратами других фармакологических групп (Чучалин, 1997).

Лекарственные препараты группы симпатомиметиков и способы их введения В настоящее время симпатомиметики существуют в растворах для инъекций или инфузий, таблетированных и ингаляционных (порошкообразных и в виде спреев) лекарственных формах. В терапии ХОБЛ наиболее оптимальным считается ингаляционный путь введения их в организм, так как он позволяет доставить препарат непосредственно к органу-мишени, достичь быстрого начала дей ствия, снизить частоту и выраженность системных эффектов. При этом можно использовать препараты, не всасывающиеся или разрушающиеся в желудочно-кишечном тракте (Чучалин, Хамид, 1992).

В настоящее время существуют ингаляционные лекарственные формы 2-агонистов адренергических рецепторов короткого и пролонгированного действия. 2-агонисты короткого действия вызывают быстрое развитие фармакологического эффекта, которое обуславливает их использование для быстрого купирования симптомов ХОБЛ и диспноэ, вызванного физической нагрузкой. Действие ингаляционного 2-агониста начинается через 5-10 минут и продолжается в те чение 4-5 часов. Для лучшей доставки препарата, облегчения техники ингаляции и уменьшения побочных эффектов рекомендуется применение спейсеров.

На сегодняшний день появляется все больше работ, посвященных изучению эффективности ингаляционных пролонгированных лекарственных форм р2-агонистов адренергических рецепторов при ХОБЛ (Steffensen, Faurschou, 1996;

Boyd et al., 1997;

Jones, Bosh, 1997;

Grove et al., 1996, Suzuki et al., 1997). Так, например, сальметерол сравнивался с плацебо после 4 недель лечения в двойном слепом плацебо-контролируемом перекрестном исследовании, охватившем 63 пациентов со средней степенью тяжести заболевания (Ulrik, 1995). Во время терапии сальметеролом у пациентов улучшались следующие контролируемые параметры: увеличивались утренние показатели пикового экспираторного потока, снижалась потребность в ингаляционных бронходилататорах короткого действия, уменьшалось проявление симптоматики. Однако динамика показателей легочной функции была выражена незначительно. Аналогичные результаты приводят и другие авторы, изучавшие применение сальметерола у этой категории больных. Все они сходятся во мнении, что про лонгированные ингаляционные 2-агонисты адренергических рецепторов (сальметерол, формотерол) значительно улучшают качество жизни больных с хронической обструктивной болезнью легких, но существенно не влияют на показатели функции внешнего дыхания (van Herwaarden et al., 1996;

Steffensen, Faurschou, 1996;

Jones, Bosh, 1997).

Несмотря на очевидные преимущества ингаляционных 2-агонистов адренергических рецепторов, в терапии ХОБЛ используются и другие их лекарственные формы, например, таблетированные.

В одном плацебо-контролируемом исследовании 58 пациентов с тяжелым течением ХОБЛ получали сальбутамол per os по 8 мг 2 раза в сутки. При этом отмечено малое, но статистически значимое увеличение ОФВ1. Однако клиническая эффективность этой пролонгированной пероральной лекарственной формы сальбутамола была незначительна (Mohammed et al., 1991).

Клиническая эффективность отечественного пролонгированного селективного 2-агониста адренергических рецепторов «Сальтоса» изучена у 45 больных ХОБЛ в периоде обострения (Соколов А. В. и др., 1997). Препарат давали 10 дней по 7,23 мг 2 раза в сутки. Эффективность препарата оценивалась по клиническим данным, динамике показателей функции внешнего дыхания (ФВД) и толерантности к физической нагрузке (ТФН). У больных с легкой степенью тяжести течения ХОБЛ выявлена полная нормализация показателей ФВД достоверное увеличение ТФН. У больных со средней степенью тяжести ХОБЛ выявлено достоверное увеличение показателей ФВД однако полной нормализации не отмечалось. Увеличение ТФН также было достоверно, но не таким значительным, как в предыдущей группе. В обеих группах на фоне лечения сальтосом отмечалось отчетливое улучшение состояния больных, что проявлялось уменьшением кашля и одышки. У больных с тяжелым течением ХОБЛ лечение сальтосом не вызывало существенного улучшения их самочувствия (кашель и одышка беспокоили по-прежнему). Прироста показателей ФВД не выявлено, достоверной динамики ТФН не наблюдалось. Таким образом, при легкой и средней степени тяжести ХОБЛ в периоде обострения пролонгированные оральные формы симпатомиметиков являются эффективными. Применение сальтоса в виде монотерапии у больных с тяжелым течением ХОБЛ, по нашим данным, является нецелесообразным. Комбинация сальтоса с препаратами других фармакологических групп и их эффективность в лечении ХОБЛ нуждается в дальнейшем изучении.

Особое место в терапии ХОБЛ занимают комбинированные лекарственные формы препаратов с различным механизмом действия. Жесткие фиксированные комбинации не всегда являются целесообразными из-за моментов, имеющих отношение к фармакокинетике и фармакодинамике. Однако примером удачной комбинации симпатомиметика (фенотерол) и холинолитика (ипратропия бромид) является препарат «Беродуал» (фирма «Boehringer Ingel heim», Германия). Несмотря на то, что доза фенотерола в нем в 4 раза меньше, чем в препарате «Беротек», он не уступает по клинической эффективности беротеку и имеет по сравнению с ним ряд преимуществ. «Беродуал» выпускается в двух лекарственных формах: в виде дозированного аэро золя и раствора для ингаляции. В качестве раствора для ингаляции через небулайзер он используется при обострении ХОБЛ вместо внутривенного введения раствора эуфиллина: в лечении обострения БА, затяжного приступа БА, астматического статуса как препарат выбора до введения глюкокортикостероидов и эуфиллина, при обострении хронического обструктивного бронхита в составе комплексной терапии, в отделении физиотерапии в качестве плановой бронходилатирующей терапии. Представителем следующей генерации комбинированных препаратов (симпатомиметика и холинолитика) является препарат «Комбивент» (фирма «Boehringer Ingelheim», Германия). В нем сочетается полная доза сальбутамола и полная доза ипратропия бромида.

2-агонисты адренергических рецепторов в терапии обострения ХОБЛ При выборе лекарственной терапии обострения ХОБЛ необходимо учитывать следующие факторы:

1) степень обратимости бронхиальной обструкции, 2) предшествующую терапия в периоде ремиссии и возможность передозировки лекарственных средств, 3) наличие противопоказаний к классу лекарственных препаратов или отдельным препаратам, 4) причины, приведшие к обострению заболевания (ATS, 1995;

Musil, Vondra, 1996).

Учитывая вышеперечисленное, а также совокупность механизмов патогенеза ХОБЛ, терапия заболевания в периоде обострения должна быть комплексной. Поэтому рекомендуется сочетание препаратов различных фармакологических групп: бронходилататоры (р2-агонисты адренергических рецепторов, антихолинергические препараты, метилксантины), глюкокортикостероиды, антибиотики, отхаркивающие и муколитические средства, а также кислородотерапия (Musil, Vondra, 1996).

Существует несколько этапов терапии ХОБЛ в периоде обострения. Обычно лечение обострения ХОБЛ начинается с применения ингаляционных 2-агонистов адренергических рецепторов в виде дозированных аэрозолей со спейсером или растворов, распыляемых через небулайзер — устройства для преобразования жидкости в аэрозоль (Tashkin et al., 1996;

Chiang et al., 1996). Использование небулайзеров особенно предпочтительно у тяжелых больных с выраженным снижением функциональных резервов дыхания. Преимущества ингаляций через небулайзер состоят в следующем: не требуется координации вдоха с ингаляцией препарата, техника ингаляции легко выполнима для детей, пожилых и ослабленных больных, так как не требует выполнения форсированного дыхательного маневра;

существует возможность введения высокой дозы препарата, что не достигается при использовании дозированных ингаляторов;

в распыляемых через небулайзер растворах отсутствуют фреоны или другие пропелленты;

существует возможность включения в контур подачи кислорода и в контур искусственной вентиляции легких. Показано, что эффективность ингаляционной терапии ХОБЛ в периоде обострения, проводимой с помощью небулайзеров, выше, чем при использовании MDI со спейсером. Дозы и кратность применения 2 агонистов адренергических рецепторов при использовании небулайзера и дозированного ингалятора представлены в табл. 12.3 (ATS, 1995).

Таблица 12.3 Дозы и кратность введения симпатомиметиков при обострении ХОБЛ MD Препарат MD Ста Экв I дозы I кол-во ндартные ивалентные вдохов дозы MDI вдохам ингаляцион ингаляцион ного ные дозы раствора 5 Эпинефри 0,1 2-4 0, н (адреналин, 6-0,15 мг каждые 4-6 -0,5мл приматин) часов (1,25-11 мг) 2- 10 Изопротер 0,0 0, инол (изупрел, 8-0,13 мг 4 каждые -0,5 мл меди-халлер-Изо) (1,25.2,5мг) 4-6 часов 7 Изоэтарин 0,3 1 - 0, (бронкометр, 4 мг 2 каждые 4 -1 мл (2,5- бронкозол, арм-а- часа 10) или мед и др.) 1.25-5 мг)* 15 Метапроте 0,6 1 - 0,2 ринол (алупент, 5мг 2 каждые 0,3мл (10- метапрел) 3-4 часа 15 мг или 2 5 мл (10мг) или 2-5 мл (15мл)* — Тербутали 0,2 2 0, н (бретаир, 0 мг каждые 4-6 -0,5 мл бретин)** часов (0,25-0, мг) 10 Фенотеро 0,2 2 1- л (беротек) 0 мг каждые 4-6 мг часов Альбутеро 0,0 1 - 0, л (провентил, 9 мг 2 каждые мл(2,5 мг) вентолин) 4-6 часов или 3, мл(2,5 мг)* — — Пирбутеро 0,2 1 л (максаир) 0 мг 2 каждые 4-6 часов 1- Битолтеро 0,3 2 0, л (торналейт) 7 мг каждые 4-8 -1 мл (0,5 часов 2мг) Сальмете 0,0 рол 2 мг каждые (серевент) 12 часов * Доза зависит от препарата.** Маркировано для п/к введения. Дозы рекомендованы для взрослых. Количество колеблется 0,25-2,5 мл, и процент доставки в легкие зависит как от небулайзера, так и от техники ингаляции В настоящее время ведется дискуссия об адекватной дозе и кратности применения 2 агонистов адренергических рецепторов при обострении ХОБЛ. Так например, доза сальбутамола (считающегося эталоном в ряду симпатомиметиков) при ингаляции через небулайзер колеблется от 2,5 до 5,0 мг (1-2 ампулы), при использовании дозированного ингалятора со спейсером однократная адекватная доза — 400-1000 мкг. «Режим больших доз» оказывает существенный положительный эффект с минимумом побочных реакций. Это объясняется тем, что в периоде обострения ХОБЛ ускоряется метаболизм препарата: уменьшается период полужизни и возрастает его клиренс. В результате описанного выше изменения метаболизма симпатомиметиков увеличивается кратность ингаляции препаратов: их можно вводить каждые 30-60 минут до достижения клинического эффекта.

При использовании симпатомиметиков в периоде обострения ХОБЛ у больных с нарастающей дыхательной недостаточностью возможно усугубление гипоксемии и гипокалиемии (Yang et al., 1996;

Viegas et al., 1996;

Suzuki et al., 1997). Нарастание гипоксемии может быть связано с тем, что препараты этой группы вызывают вазодилатацию в малом круге кровообращения, приводящую к повышению перфузии плохо вентилируемых отделов легких, что усиливает вентиляционно-перфузионный дисбаланс. Гипокалиемия связана с перераспределением калия во внутри- и межклеточном пространстве, которое ведет к нарастанию слабости дыхательной мускулатуры, что, в свою очередь, усугубляет вентиляцию.

При отсутствии эффекта от симпатомиметиков назначаются антихолинергические препараты, которые вводятся с помощью MDI со спейсером или через небулайзер.

На следующем этапе терапии используется комбинация 2-агонистов адренергических рецепторов с антихолинергическими препаратами, что может уменьшить дозу и кратность применения обоих препаратов. При недостаточном эффекте к описанной комбинации могут быть добавлены метилксантины и глюкокортикостероиды.

Факторы, которые необходимо учитывать при терапии симпатомиметиками 1) При отсутствии эффекта и/или развития парадоксальной реакции использование препаратов данной группы не рекомендуется.

2) Рекомендуется использовать спейсер для облегчения техники ингаляции, что ведет к повышению эффективности терапии и снижению выраженности системных эффектов.

3) Количество ингаляций в течение месяца не более 200-300 доз (1 дозированный ингалятор).

4) Инструктировать пациентов о максимальном количестве ингаляций в день: обычно 8-12, а во время обострения 12-24 ингаляции, через 3-4 часа.

5) В связи с возможной кумуляцией и передозировкой при назначении пролонгированных лекарственных форм необходимо строго следить за кратностью их приема.

6) В домашних условиях ингаляция больших доз симпатомиметиков через небулайзер не рекомендуется (по данным Американского Торакального Общества, 1995).

Обсуждение и заключение В соответствии с рекомендациями Американского Торакального общества (ATS, 1997), при фармакотерапии ХОБЛ бронходилатирующими препаратами выбора являются 2-агонисты адренергических рецепторов. Однако следует сказать, что существует и другая точка зрения, где считается, что препаратом первой линии должны быть антихолинергические средства, а не р2 агонисты адренергических рецепторов (Rennard, 1996).

Установлено, что современные лекарственные формы р2-агонистов адренергических рецепторов улучшают самочувствие больного, но они не способны существенно затормозить прогрессирование заболевания как при интермиттирующем, так и регулярном приеме (Rennard, 1996).

Анализ литературных данных и собственных исследований свидетельствует о том, что использование 2-агонистов адренергических рецепторов в комплексной терапии ХОБЛ является обоснованным, клинически эффективным и может применяться как в периоде обострения, так и в стадии ремиссии вне зависимости от степени тяжести болезни. В периоде ремиссии с успехом могут использоваться различные лекарственные формы р2-агонистов адренергических рецепторов (ингаляционные и таблетированные различной длительности действия), однако в периоде обострения предпочтение отдается применению ингаляционных 2-агонистов через специальные устройства (небулайзеры, спейсеры и др.). На начальных стадиях болезни 2-агонисты адренергических рецепторов могут использоваться в виде монотерапии, а при уменьшении эффективности их действия рекомендуется использование комбинированной бронходилатирующей терапии (Cydulka, Emerman, 1995;

Levin et al., 1996).

По мнению ряда авторов (Rebuck et al., 1987;

Rennard, 1996), при выборе бронходилатирующей терапии у больных ХОБЛ комбинация препаратов с различным механизмом действия является более предпочтительной по сравнению с монотерапией. Так, например, анализ эффективности ингаляционного применения сальбутамола и ипратропия бромида в субмаксимальных дозах каждого, оцененный у 500 больных до и после 3 месяцев непрерывной терапии, показал, что оба препарата вызывали аналогичную степень бронходилатации, но ответ на комбинированный прием обоих препаратов был лучше, чем на любой из них в виде монотерапии.

Таким образом, с практической точки зрения важно, что использование субмаксимальных доз препаратов различных фармакологических групп при их сочетанном применении позволяет получить более высокий эффект, чем от монотерапии каждым из компонентов (Combivent Inhalation Aerosol Study Group, 1994).

Эффективность комбинированной терапии объясняется следующими факторами: синергизм действия применяемых компонентов, различные точки приложения механизма действия в дыхательных путях, разные пути проникновение в легкие, различная длительность действия, различная токсичность. Преимущества комбинированной терапии заключаются в том, что при этом появляется возможность уменьшения терапевтической дозы каждого из компонентов, ведущей к снижению частоты побочных эффектов, расширяется спектр действия препарата, увеличивается сила и продолжительность действия, превышающая простую суммацию эффектов компонентов (Teramoto et al., 1996;

Rennard, 1996). При этом удовлетворительная 4юновая бронходилатация достигается независимо от того, в какой последовательности вводятся бронхорасширяющие препараты. Хотя, по мнению некоторых авторов, при комбинации 2-агониста адренергических рецепторов (сальбутамол) с аитихолинергическим препаратом (ипратропия бромид, тровентол) целесобразнее ингалировать сальбутамол на фоне предварительного введения антихолинергического средства (Matera et al., 1995, Шварц Г. Я., 1997).

Тем не менее, рассматривая аргументы «за» и «против» комбинированной бронходилатирующей терапии, следует отметить мнение (Rebuck, 1987), что при лечении ХОБЛ нет разницы в эффекте и нет преимуществ в комбинации препаратов с различным механизмом действия по сравнению с монотерапией. В подтверждение этого приводятся данные рандомизированного двойного слепого мультицентрового исследования, которые показали, что у пациентов ХОБЛ в периоде обострения бронходилатационная эффективность ингаляционной терапии через небулайзер ипратропия бромида и фенотерола в виде монотерапии и их комбинации при всех трех схемах применения препаратов одинакова.

Продолжая работать в этом направлении, Karpel (1991) изучила эффективность комбинированного применения препаратов различных фармакологических групп (ипратропия бромид, метапротеренол), а также их дозозависимый эффект. Было показано, что комбинация изучаемых препаратов в максимальных дозах независимо от последовательности ингаляции не выявила преиму ществ по сравнению с монотерапией. Описанный факт, видимо, объясняется дозозависимым феноменом. Доказательством этого предположения послужило проведенное в Канаде и США на больных ХОБЛ мультицентровое изучение сравнительной эффективности субмаксимальных доз ипратропия бромида и сальбутамола в виде монотерапии и их комбинации. Установлено, что моно терапия каждым препаратом в субмаксимальных дозах вызывает аналогичный бронходилатирующий эффект. Комбинация ипратропия бромида с сальбутамолом в тех же дозах вызывала бронходилатирующий эффект, превышающий бронходилатацию при монотерапии.

Таким образом, в заключение следует сказать, что дискуссия о роли и месте 2-агонистов адренергических рецепторов в настоящее время не завершена. Вместе с тем использование 2 агонистов адренергических рецепторов в комплексной терапии позволяет значительно повысить ее эффективность и улучшить качество жизни больных хронической обструктивной болезнью легких.

ЛИТЕРАТУРА Соколов А.С., Скичилова С.Я., Покудии Н.И.. Павлов В.М.. КислякЛ.В. Селективные бета-2- агонисты адренергических рецепторов «Бронхиальная астма». Под ред. Акад.

РАМН Чучалина А.Г. в 2 томах. — М., Агар, 1997.—т. 2: 269-302.

Чучалиа А.Г. Бронхиальная астма. Сальбутамол. Под ред. Акад. РАМН Чучалпна А.Г. и док. И.Хамнда. — М., ФАРМЕДИНФО, 1992. — 3-65.

Шварц Г.Я. Холинергические механизмы функционирования бронхолегочного аппарата и использование аитихолинергических препаратов в фармакотерапии бронхообструктивного синдрома. В кн. «Бронхиальная астма». Под ред. Акад. РАМН Чучалина А.Г. в 2 томах.—М., Агар, 1997.—т. 1. 135-159.

ATS. Comprehensive Outpatient Management of COPD in Respiratory and Critical Care Medicine. 1995, Nov. (Supl 10). V. 152.N5.S84-S96. ATS. Inpatient Management of COPD. In Respiratory and Critical Care Medicine, Nov. 1995. — Supl 10, V. 152. N5:S97-S106.

Belmcm M., Botnick W., Shin J. Inhaled bronchodilators reduce dynamic hyperinflation during exercise in patients with chronic obstructive pulmonary disease. Am. J. Respir. Crit. Care Med., Mar. 1996. — 153(3): 967-975.

BoydG., Morice A.. Pounsford ]„ Seben M., Pestis N.. Crawford C. An evaluation of salmeterol in the treatment of chronic obstructive pulmonary dis ease. Eur. Respir.}., Apr. 1997. — 10(4): 815-821.

Cliiang L, Yu C„ Kuo H. Effect of nebulized fenoterol on spirometry, dysp nea sensation changes during exercise in patients with chronic obstructive pul monary disease. Chang Keng I Hsueh., Jun. 1996. — 19(2): 129-134.

Grow A., UpworthB., Reid P., Smith R., Rumage L, IngramC., Jenkins R, inier J., Dhillon D. Effects of regular salmeterol on lung function and exercise capacity in patients with chronic obstructive airways disease. Thorax, Jul.1996.—51(7): 689-693.

van Herwaarden С., Dekhuijzen P., van Schayck C., van Weel C., Mole/na J.

Drug treatment of chronic obstructive pulmonary disease. Ned. Tijdschr.

Geneeskd., Apr. 1996. — N6,140(14): 761-765.

Jones P., Bosh T. Quality of life changes in COPD patients treated with salmeterol. Am. J. Respir. Crit. Care Med., Apr 1997. — 155(4): 1283-1289.

levin D., Little K, iaughlin K, Galbrailh J„ dustman P., Murphy D., Kram J., Hardie G„ Reuler C, Osffansky D., McFarland K.. Petty Т., Silvers W., Ren nard S., Mieller M., Bepsher L, Zfwallack R, Vale R Addition of anticholinergic solution prolongs brorichodilator effect of beta 2 agonists in patients with chronic obstructive pulmonary disease. Am. J. Med., Jan 29, 1996. —. 100(1 A):

40S-48S.

AfcferoAf, QizzolaM, vinciguerra A. DiPernaF., CalderaroF., CaputiM., Ros siF. A comparison of the bronchodilating effects of salmeterol, salbutamol and ipratropiiim bromide in patients with chronic obstructive pulmonary disease.

Arn. Phar-macol., Dec. 1995. — 8(6): 267-271.

Musil J. Vondra V. Rindamentals of hospital treatment in exacerbations of chronic obstructive lung disease. Vnitr. Lek., Oct. 1996 — 42(10): 717-723.

Ramsdell J., Henderson S., Renvall At, Salmon D., Ferguson P. Effects of theophylline and ipratropiiim on cognition in elderly patients with chronic ob structive pulmonary disease. Ann. Allergy Asthma hnmunol., Apr. 1996. — 76(4):

335-340.

Rennard S., Serby C., Ghafotiri M., Johnson P., Friedman M. Extended ther apy with ipratropium is associated with improved lung function in patients with COPD. A retrospective analysis of data from seven clinical trials. Chest, Jul.

1996.— 110(1): 62-70.

Steffensen 1., Fawschou P. Fonnoterol as inhalation powder in the treat ment of patients with reversible obstructive lung diseases. A 3-month placebo controlled comparison of the effects offormoterol and salbutamol, followed by a 12-month period with formoterol alone. Ugeskr Laeger., Dec. 1996. — N 2, 158(49): 7092-7096.

Suzuki S., Walanuki Y., Yoshiike Y, Okubo T. Effects of fenoterol on ven tilatory response to hypercapnia and hypoxia in patients with chronic obstruc tive pulmonary disease. Thorax, Peb. 1997. — 52(2): 125-129.

Terainoto S., Fuhichi Y, Ouchi Y A week-long course of inhaled beta agonist or anticholinergic agent may reduce dyspnea during exercise in COPD.

Chest, Jun. 1996. — 109(6): 1666-1667.

Viegas C., Ferrer A„ Montserrat J., Barbera J., Коса J., Rodriguez-Roisin R. Ventilation-perfu-sion response after fenoterol in hypoxemic patients with stable COPD. Chest, Jul. 1996. — 110 (I):

71-77.

Yang С, Ни H., Un M., Wung C., Lee С., Kuo H. Effect of beta 2 adrenoceptor agonists on plasma potassium and cardiopulmonary responses on exer cise in patients with chronic obstructive pulmonary disease. Eur. J. Clin. Phar macol., 1996. — 49(5): 341-345.

H. Ю. Сенкевич Качество жизни при хронической обструктивной болезни легких Психика соматического больного, особенно страдающего хроническим заболеванием, никогда не бывает нормальной. Всякий человек, постоянно страдающий от своей болезни, поневоле приобретает невротические черты. Необходимо снисходительно относиться к некоторым характерологическим особенностям пациента, делающим его трудным больным, иногда капризным, часто выдумывающим несуществующие жалобы (Вартанян M. E. и др., 1988). Больной должен быть таким — длительная травматизация соматического очага делает неустойчивой его психику. Это в свое время отметил еще Вольтер: «Сколь облагодетельствованы природой те люди, которые опорожняют ежедневно свой кишечник с такой же легкостью, как и отхаркивают утром мокроту.

«Нет» — в их устах звучит куда любезнее и предупредительнее, чем «Да» — в устах человека, страдающего запорами» (Вотчал Б. E., 1963).

Всегда нужно думать о том, не скрывается ли за картиной невроза серьезное соматическое заболевание. С. П. Боткин (1867/1950) говорил: «Невроз — это яма, в которую врачи сбрасывают все то, что им неизвестно». Так, «невроз Ремгельда» впоследствии оказался язвенной болезнью двенадцатиперстной кишки, а «невроз сердца» — стенокардией. Такие «неврастеники» часто умирали от желудочно-кишечного кровотечения или от обширного инфаркта миокарда. Именно с неврозом врачи прошлого века и начала нынешнего связывали патогенез бронхиальной астмы (БА), она так и называлась — «asthma bronchealae seu nervozum» (Буйневич К. А., 1909).

Болезнь и человек В 1936 году Г. Селье ввел в клиническую практику термин «стресс» и впервые обоснованно показал взаимосвязь соматических заболеваний и изменений в психоэмоциональной сфере больного, которая получила отражение в так называемом «порочном круге стресса» (рис. 13.1).

По теории Селье, некий симптом вызывает у пациента опасение, что он может повториться вновь, и вместе с этим возникает страх ожидания, который приводит к тому, что симптом действительно повторяется. Это лишь усиливает изначальные опасения больного, круг замыкается.

При известных условиях сам страх может оказаться тем, повторения чего боится пациент. Как же реагирует большинство больных на этот страх перед стра "Порочный круг стресса" Рис. 13. хом? Как правило, бегством. Например, они стараются не выходить из дома, реже посещают работу, сводят к минимуму общение с родственниками и друзьями, отстраняются от домашних проблем и т. д. Результатом этого бегства может считаться и избыточная потребность больных в различных лечебных мероприятиях, полиморфизм их жалоб, не всегда соответствующих реальному соматическому состоянию больного (Franki, 1973;

Sheehan D. V., 1982).

Особенно подвластна болезни психоэмоциональная сфера ребенка. Осознание себя не таким, как все, заставляет детей рано испытывать к себе жалость. Такие дети имеют обычно низкую самооценку, считают себя «неполноценными», что затрудняет взаимоотношения со сверстниками и родителями. Этому способствуют пропущенные занятия, обычно плохая, успеваемость и не всегда достаточное взаимопонимание в семье. Все это на фоне сохраняющейся болезни и по мере взросления ребенка приводит к формированию у него социофобии — боязни оказаться несостоятельным в обществе (Kathol R. G. et al., 1990;

Seimhauser F. H., 1997).

Хронические заболевания, склонные к прогрессированию и протекающие с обострениями, приводят к хронификации стресса и могут привести к существенным ограничениям во всех составляющих нормального существования человека (Beck А. Т. et al., 1985). В свою очередь, эти ограничения могут оказаться важнее для больного, чем сами симптомы заболевания. Именно поэтому всегда было велико желание врачей определить, каким образом болезнь влияет на че ловека, причем на все аспекты его жизни.

Ранее исследования этого влияния сводились к формальным психометрическим процедурам с использованием такого, например, инструмента, как Minnesota Multiphasic Personality In ventory (MMPI). MMPI имеет давнюю историю применения и всегда считался «краеугольным камнем» исследований психосоциальных аспектов медицинских проблем. К сожалению, этот «старый любимчик» психологов оказался неадекватным инструментом оценки влияния заболевания на все аспекты жизни человека. MMPI исходно связан с чертами личности и эмоциональными расстройствами, что делает его пригодным для построения психологического заключения. При этом остается неизученным вопрос влияния болезни на другие аспекты жизни больного, в первую очередь, на его социальную сферу. Такое одностороннее исследование не позволяло понять степень дисадаптации больного человека в целом (McSweeny A. J., 1988).

Поэтому одной из наиболее важных здравоохранительных инициатив последнего десятилетия следует считать выработку консенсуса, касающегося сбора точек зрения пациентов на свое здоровье, как мониторинга результатов здравоохранения, конечной целью которого является достижение более эффективной жизни пациентов наряду с сохранением ими работоспособности и хорошего самочувствия (Sherboume С. D. et al., 1992).

Хотя пациент и является наилучшим судьей при оценке тактики здравоохранения, его некомпетентность в медицинских вопросах служила серьезным препятствием в этом процессе.

Помимо этого, больные не всегда могли связать изменения в своем поведении с заболеванием. Так, больные с бронхиальной обструкцией часто приписывают одышку и низкую толерантность к физической нагрузке своему возрасту или плохой физической форме. Основной причиной недостоверности подобной информации являлось отсутствие простых в использовании и стандартизированных методик ее сбора (Mercier С. et al., 1995).

Сбор стандартных ответов на стандартные вопросы явился эффективным методом оценки статуса здоровья. Тщательно выстроенные связи вопросов и ответов, составленные для подсчета по методу суммирования рейтингов (Guyatt G. H. et al., 1991), чрезвычайно помогли исследователям за прошедшее десятилетие и легли в основу современных опросников по качеству жизни (КЖ).

Что такое качество жизни?

На первый взгляд, этот вопрос кажется столь же риторическим как вопросы:

«Что такое лсизнь?» и «Что такое счастье?». Человек всегда пытался дать определение «жизни» и «счастья». Вот лишь некоторые из этих определений:

• «Жизнь — вечное рабство, в котором беспрестанно нужно жертвовать удовольствиями и удобствами» (Жан Батист Массилон).

• «Жизнь — способность существа поступать сообразно своим представлениям» (Эммануил Кант).

• «Счастье — гармония с собой» (Лев Толстой).

• «Счастье — удовлетворение всех наших потребностей» (Эммануил Кант).

• «Счастье — когда желаемое равняется имеемому» (Леонид Леонов).

Именно это отношение «желаемого» и «имеемого» является ключом к пониманию сути КЖ. В Большой Медицинской Энциклопедии США (Quality of Life. // Medical Encyclopedia, The World Book, 1995) сказано: «Качество жизни —степень удовлетворения человеческих потребностей».

Один из ведущих представителей так называемой гуманистической психологии известный американский психолог Maslow A. H. (1954) систематизировал потребности человека в виде пирамиды (рис. 13.2). В основании этой «пирамиды» находятся физиологические, или органические, потребности, такие как голод, жажда, половое влечение и т. д. А вершиной «пирамиды» является по требность в самоактуализации, которую крайне упрощенно можно заменить понятием «развитие личности». Эта «пирамида» интересна тем, что нельзя перескочить через уровень, не пройдя его, т.

е. без реализации простых потребностей не могут появиться потребности в удовлетворении более сложных целей. Эта иерархия потребностей человека находится во взаимосвязи со степенью соци ального развития личности. Разумеется, термин «социальный» не имеет ничего общего с материальным благополучием и должностным положением индивидуума. Чем ниже стоит индивидуум в своем социальном развитии, тем проще его потребности, следовательно, возможность их удовлетворения будет выше, а значит, и КЖ такого человека будет выше по сравнению с более развитыми личностями (Guyatt G.H. et al., 1987).

Рис. 13. Также на «пирамиду» человеческих потребностей следует посмотреть и с другой стороны.

Хронические заболевания, являясь хроническим стрессом для больного, препятствуют его стремлению к самоактуализации, т. е. его развитию как личности (Hyland М. Е. et al., 1995).

Хороший клиницист должен не только лечить болезнь, но и помочь пациенту раскрыться, прорваться сквозь защиты, препятствующие познанию им самого себя. Врач должен помнить, что лучшим путем к хорошей жизни для его пациента может быть только один: еще больше быть самим собой. Больные — это люди, которые не являются тем, кем они есть. Они построили себе всевозмож ные психосоциальные защиты против своей болезни. Распознать эти защиты и найти оптимальный выход из них — вот высшая задача, которая стоит перед врачом (duff L. Е. et al., 1981). И наука о КЖ помогает врачу в этом благородном деле.

КЖ из общего вопроса превратилось в предмет научных исследований, в показатель, имеющий свои методы определения и критерии оценки. Отношение к КЖ как к обывательскому понятию сегодня уже не допустимо.

ВОЗ уделяет большое внимание развитию науки о КЖ как важного инструмента при принятии решений относительно методов лечения, научных исследований и подготовки медицинского персонала. ВОЗ рекомендует определять КЖ как индивидуальное соотношение своего положения в жизни общества в контексте культуры и систем ценностей этого общества с целями данного индиви дуума, его планами, возможностями и степенью общего неустройства (The WHOQOL Group, 1996).

Основываясь на рекомендациях ВОЗ и проведенных собственных исследованиях, ученые НИИ пульмонологии NO РФ предложили следующее определение КЖ: качество жизни — степень комфортности человека как внутри себя, так и в рамках своего общества (Сенкевич и др., 1997).

Конечно, такая оценка полностью зависит от физического и психоэмоционального состояния, уровня независимости, общественного положения, окружающей среды и от личных представлений индивидуума.

Важно понимать, что понятие «качество жизни» не аналогично функциональному статусу. В соответствии с данными ВОЗ, «функциональный статус» определяется как способность индивидуума в данное время выполнять задание или функцию, которые должны иметь фактический результат.

Функциональный статус является лишь одним из аспектов показателя КЖ (The WHOQOL Group, 1994).

Методы определения и критерии оценки качества жизни Стандартизированные опросники — основной инструмент определения уровня КЖ. Единых критериев КЖ не существует. Также не существует стандартных норм КЖ Каждый опросник имеет свои критерии и шкалу оценки. Для различных групп, регионов, стран можно определить условную норму и в дальнейшем проводить сравнение с этим показателем. То есть опросники позволяют выявить лишь тенденцию изменения КЖ в той или иной группе респондентов (Donner et al., 1997).

Разработаны общие опросники, направленные на оценку здоровья населения и тактики здравоохранения в целом, независимо от нозологии, и специальные опросники для конкретных областей медицины и нозологий в отдельности. Общим у всех опросников являются простота их применения, доступность пониманию пациентов и достоверность результатов.

Общие опросники преимущественно применяются для оценки эффективности тактики здравоохранения и при проведении эпидемиологических исследований, а специальные — для оценки результатов конкретных лечебных мероприятий за относительно короткий промежуток времени.

Поэтому специальные опросники стали наиболее популярными при оценке эффективности лекарственных препаратов, и именно эти опросники применяются к клинических испытаниях фармакологическими компаниями.

Несмотря на то, что единых критериев КЖ не существует, и каждый опросник строится на своих критериях, тем не менее ВОЗ провела активную исследовательскую работу (The WHOQOL Group, 1995) по выработке основополагающих критериев КЖ (табл. 13.1). Проводились консультации с медицинскими и общественными организациями, с отдельными авторитетными специалистами медицинской, социологической и психологической практики как развитых, так и развивающихся стран. Разумеется, учитывались мнения самих пациентов и здоровых людей.

Таблица 13.1 Критерии качества жизни и их составляющие, рекомендованные ВОЗ Критерии Составляющие Физические сила, энергия, усталость, боль, дискомфорт, сон, отдых Психологич положительные эмоции, мышление, еские изучение, запоминание, концентрация, самооценка, внешний вид, негативные переживания Уровень повседневная активность, независимости работоспособность, зависимость от лекарств и лечения Обществен субъекта, сексуальная активность ная жизнь Окружающ благополучие, безопасность, быт, ая среда обеспеченность, доступность и качество медицинского и социального обеспечения, доступность информации, возможность обучения и повышения квалификации, досуг, экология (поллютанты, шум, населенность, климат) Духовность религия, личные убеждения В настоящее время применяется 5 общих опросников (табл. 13.2), причем все они рассчитаны на респондентов в возрасте от 17 лет и старше. (Исключение составляет опросник SF-36, охватывающий респондентов начиная с 14-летнего возраста.) Для пульмонологии разработано специальных опросников, 7 для взрослой и 3 для педиатрической практики (табл. 13.3).

Таблица 13.2 Общие опросники качества жизни Название Авторы SF-36 The MOS 36-Item J.Warc C. D.

Short-Form Health Survey Sherboume WHOQOL-100 WHO Quality The WHOQOL Group of Life SIP M. Bergner Sickness Impact Profile PQVS Profil de Qualite A. Dazord de Vie Subjective EUROQOL The EUROQOL Group European Quality of Life Таблица 13. Специальные опросники качества жизни по пульмонологии Название Авт Воз Ноз оры раст ология AQLQ Asthma QoL E.

взр БА Questionnaire Juniper ослые RIQ A.

взр ХО Maille ослые БЛ Respiratory Ill A. Kap ness Questionnaire tein SGRQ St. Georg's P.

взр ХО Respiratory Question- Jones ослые БЛ naire AQQ G.

взр БА Marks S.

ослые Asthma QoL Ques- Dunn tionnaire LAQ Living with M.

взр БА Asthma Questionnaire Hyland ослые S. Fin nis LAQA Life Activi- T.

взр БА ties Questionnarire for Creer G.

ослые Asthma Wigal H.

Kotses ABP Asthma Bother M.

взр БА Prifile Hyland ослые A. Ley PAQLQ Peadiatric E.

дет БА Asthma QoL Questionnaire Juniper и 5-7 лет LAQCA T.

дет БА Creer G.

и 5-7 лет Life Activities Wigal Questionnarire for Chil- dren Asthma CAQ D.

дет БА French и 4-7лет 8 Childhood Asthma M.

11 лет 12 Questionnarire CAQ "A" Christie 16 лет CAQ "B" CAQ "C" Оценка КЖдолжна основываться на широком охвате критериев, а не только на одном из них, таком, например, как боль или удушье. В тех случаях, когда испытываются боль или удушье, ЮК должно оцениваться путем выявления влияния, которое оказывают эти симптомы на самостоятельность индивидуума, его психологическую, общественную, духовную жизнь, в значительно большей степени, чем концентрирование исключительно на самих симптомах (Sher boume С. D., 19926).

Сходным образом не должно приниматься во внимание количество часов, отведенных на сон, хотя любые проблемы, связанные со сном, считаются существенными.

При оценке КЖ должны приниматься во внимание не только негативные, но и позитивные аспекты жизни индивидуума.

Очень важно, чтобы не учитывались профессиональные оценки медицинских работников и членов семьи индивидуума. Также не следует брать во внимание объективную оценку условий жизни и материального благополучия респондента.

Таким образом, качество жизни — это объективный показатель субъективности (Jones P.

W., 1997).

Важно понимать также, что опросники по КЖ не оценивают тяжесть заболевания. Они отражают то, как больной переносит свое заболевание. Так, при длительно текущей болезни некоторые индивидуумы как бы привыкают к своему заболеванию и перестают обращать внимание на симптомы. У таких лиц можно зарегистрировать повышение уровня КЖ, что, однако, не будет означать регрессию заболевания (Sherboume С. D. et al., 1992).

«Горячие точки» пульмонологии В медицине всегда существовали заболевания, больше всего снижающие уровень общего здоровья, работоспособности и продолжительности жизни населения. Это так называемые «горячие точки» медицины — определенные виды и формы патологии, чаще других ведущие к преждевременной смерти, значительно обременяющие жизнь человека, протекающие с частыми обострениями, временной потерей трудоспособности и инвалидностью. Естественно, что вокруг таких заболеваний всегда концентрировалась исследовательская работа и практическая деятельность врачей. В настоящее время в клинической медицине в целом такими «горячими точками» являются злокачественные опухоли. В кардиологии это инфаркт миокарда, а в пульмонологии, кроме рака легкого, хронические обструктивные болезни легких (ХОБЛ) (ЖюгждаА. Ю. и др., 1995).

Дыхательный дискомфорт и, как высшая форма его проявления, удушье, сопровождающееся страхом смерти, постоянное ожидание приступа, привязанность к определенным лекарствам, с одной стороны, и страх перед этими лекарствами, с другой, — все это и многое другое делает жизнь больного ХОБЛ в значительной степени отличающейся от жизни окружающих (рис. 13.3), и суще ственно влияют на его КЖ (Siafakas N. М. et al., 1997).

За последние годы интерес к изучению КЖ больных ХОБЛ значительно возрос во всем мире (рис. 13.4). В первую очередь, это объясняется тем, что данные заболевания сопровождаются дыхательным дискомфортом, эмоциональная значимость которого порой превышает болевой синдром. Проведенные Stewart A. L. et al. (1989) исследования по сравнительной оценке КЖ больных ХОБЛ и ИБС показали, что постоянный страх смерти испытывали 91% больных ХОБЛ против 56% больных ИБС.

Влияние ХОБЛ на качество жизни больных Депрессия Депрессия отмечается как наиболее часто встречающееся эмоциональное расстройство, связанное с ХОБЛ. Такие симптомы как пессимизм, безнадежность и безысходность указываются практически всеми исследователями психологических аспектов ХОБЛ (Dudly D. L. et al., 1980;

Greenberg С. D. et al., 1985;

Sandhu H. S., 1986). Депрессия является общей проблемой для больных ХОБЛ. Так, D.

P. Agle и G. L. Вашп (1977) зарегистрировали выраженные симптомы депрессии у 74% больных, а H. G. Gordon et al. (1987) — у 42% больных, а еще у 7% симптомы депрессии сочетались с другими эмоциональными расстройствами. Такое различие в результатах может быть объяснено несопоставимостью отобранных групп и различными методами оценки, которые применяли авторы.

Agle и Ваит использовали MMPI, a Gordon оценивал КЖ с помощью опросника SGRQ (St.

George's Respiratory Questionnaire). Тем не менее, несмотря на различие в результатах, все авторы сходятся во мнении, что больные ХОБЛ подвергаются высокому риску развития депрессии.

Схема влияния ХОБЛ на качество жизни больных Рис. 13. Существуют различные мнения относительно причин депрессии у больных ХОБЛ. Одни авторы на первое место ставят социальные проблемы, вызванные заболеванием: потеря интереса к различным видам деятельности, снижение возможности выполнять привычную для себя работу, адаптационные сложности в коллективе и в семье, материальные проблемы, связанные с частой нетрудоспособностью и т. д. (Dudley D. L. et al., 1980;

Meille A. R. et al., 1994).

Другие ведущую роль в развитии депрессии у больных ХОБЛ отводят физиологическим факторам, в частности, хронической гипоксии головного мозга (McSweeyn A. J., 1988).

Несмотря на то, что физиологические факторы являются существенными в развитии эмоциональных расстройств у больных ХОБЛ, тем не менее возникаю Рис. 13. щую у них депрессию следует расценивать как ситуационно обусловленную. Ниже будет представлена многовариантная модель депрессивного состояния у больных ХОБЛ. Хотя, безусловно, работы в этом направлении будут продолжены и окончательный вывод делать рано.

Другие эмоциональные расстройства Другие эмоциональные расстройства дополняют картину депрессии. В первую очередь это страх, раздражительность, истерия, состояние зависимости, агрессивное поведение и различные психосоматические состояния (Agle D. Р. & Baum, 1977;

Dudley G. L. et al., 1980;

Grcenberg C. D. et al., 1985;

Sandhu H. S. et al., 1986;

McSweenyAJ, 1988).

Страх и забота о состоянии своего организма достаточно обычное явление при хронических заболеваниях, в том числе и при ХОБЛ. Состояние страха регистрируется в среднем у 96% больных, и этот показатель отличается удивительной постоянностью в большей части исследований. A. J.

McSweeny (1988) выявил различные психосоматические состояния, в первую очередь, диспепсию и болевой синдром — у 8,7% больных ХОБЛ против 0% в контрольной группе.

Истерия и агрессивность являются менее постоянными последствиями ХОБЛ. Например, G.

H. Guyatt et al. (1987) выявили только у 2,7% больных начальные явления истерии. В этом плане интересными представляются работы С. Mercier et al. (1995), которые на основании исследований психофизиологии дыхания предположили, что больные с ХОБЛ стараются избегать проявления сильных эмоций, включая злобу, чтобы не допустить избыточного потребления кислорода, которым сопровождается любое эмоциональное раздражение.

Социальная активность и ежедневная деятельность Несмотря на то, что социальная активность и ежедневная деятельность все чаще предлагаются исследователями в качестве основных критериев оценки влияния болезни на человека, этот вопрос недостаточно хорошо представлен в литературе по ХОБЛ, в первую очередь, по причине отсутствия до последнего времени соответствующих методик оценки.

R. G. Kathol et al. (1990) отмечают очевидные изменения «стиля жизни» больных ХОБЛ. Эти изменения проявляются при умывании, уходе за собой, в стиле одежды, питании, сне и в повседневных передвижениях. Например, стиль одежды изменяется в сторону уменьшения стесняющих костюмов и рубашек, а также уменьшения застежек и пуговиц. Предпочтение отдается свободным одеждам, которые просто надевать и снимать. Ограничиваются прием пищи и ее объем, т.

к. переполненный желудок приводит к диафрагмальному дыханию.

Существенной проблемой для больных ХОБЛ является полноценный сон. Из-за кашля и одышки у таких больных часто появляются проблемы с засыпанием. Сам сон характеризуется кратковременностью и поверхностностью с частыми пробуждениями. В конечном итоге, такой сон становится непродуктивным, т. е. не приносящим отдыха и не подготавливающим человека к следую щему дню.

Помимо кашля и одышки, отрицательное влияние на сон оказывает развивающаяся депрессия. Причем в данном случае депрессия может рассматриваться как причина непродуктивного сна и как его следствие. Поэтому коррекцию сна следует считать одной из важнейших задач при ведения больных ХОБЛ в плане повышения их уровня КЖ Интересной представляется работа, выполненная А. J. NfcSweeny et al. (1982), по оценке влияния ночной оксигенотерапии на КЖ больных ХОБЛ (рис. 13.5). Применялся один из общих опросников SIP (Sickness Impact Profile). Было установлено, что ночная оксигенотерапия повышает уровень КЖ больных ХОБЛ практически по всем критериям SIP. Единственный критерий, который оставался не чувствительным — профессиональная деятельность. Это объясняется включением в исследуемые группы лиц преимущественно пенсионного возраста. G. V. Padil laetal. (1996) повторили это исследование на лицах моложе 65 лет и выявили значительное (р < 0,001) улучшение профессиональной деятельности у больных ХОБЛ средней степени тяжести на фоне проведения ночной оксигенотерапии. На основании этих исследований были сделаны выводы, что оценка профессиональной деятельности имеет большое значение лишь для лиц до пенсионного возраста, и что на нее прямое воздействие оказывает уровень Ра02.

Таким образом, для неработающих групп наиболее существенному влиянию ХОБЛ подвержены такие критерии КЖ как работа по дому, т. е. ведение домашнего хозяйства, и сон.

Влияние ночной оксигенотерапии на качество жизни больных ХОБЛ Рис. 13. Но выявляется не только негативное влияние ХОБЛ. Обязательным условием проведения исследований в области КЖ является их биполярность, т. е. изучение не только негативного, но и позитивного влияния болезни на жизнь с обязательным акцентированием на этом внимания больного. Так, установлено, что 28% респондентов отмечают положительное влияние ХОБЛ на заботу о внуках, а 40% — на брак (Sherboume С. D., 1992).

Сексуальная жизнь Эта сторона жизни больных ХОБЛ является, пожалуй, самой неизученной, а имеющиеся результаты малочисленных исследований не могут быть приняты безоговорочно. Определенную сложность в оценке изменений сексуальной функции больных представляет отсутствие универсального метода дифференцировки первичных и вторичных изменений. Тем не менее, все авторы, занимающиеся оценкой КЖ, указывают на чрезвычайную важность этой проблемы для самих больных.

В ранних исследованиях (Kass I. et al., 1972) было установлено, что 19% больных ХОБЛ мужского пола являлись импотентами. Последующие исследования показали более высокий процент половых дисфункций среди больных мужчин. Так, A. A. Kaptein et al. (1993) установили импотенцию у 30% больных ХОБЛ, а еще 5% вынуждены были прерывать половой акт из за одышки. Оставшиеся бальные оценивали свою сексуальную активность лишь на 16% от исходного уровня до болезни.

К сожалению, отсутствуют более или менее значимые данные относительно сексуальной активности женщин, страдающих ХОБЛ. Однако логично предположить, что факторы, влияющие на сексуальную функцию мужчин, также влияют на эту функцию у женщин. Проведенное Е. I. Hanson (1982) исследование, в котором принимало участие 62% мужчин и 38% женщин, обнаружило, что из 11 жизненных сфер, принятых к оценке, сексуальная функция ставилась респондентами на первое место по степени негативного влияния ХОБЛ. Данное наблюдение полностью соответствует последующим (Kaptein А. А. et al., 1993;

Siafakas N. М., 1996), что лишь подтверждает негативное влияние ХОБЛ на сексуальную жизнь больного независимо от пола.

Однако ни один из авторов не дает изолированной оценки этого влияния на мужчин и на женщин. Вообще следует отметить, что сексуальность женщин, страдающих ХОБЛ, остается пока пренебрегаемой исследователями областью и требует дальнейшего изучения.

№ прекращаются споры относительно того, являются ли выявляемые сексуальные дисфункции прямым следствием заболевания или естественным стиханием, учитывая возраст больных ХОБЛ, или результатом сложившегося стиля поведения больного человека, независимо от нозологии. Некоторые авторы отводят существенную роль в развитии сексуальных проблем у больного негативному отношению к этой сфере человеческой деятельности второго здорового партнера, обусловленному необходимостью постоянной поддержки и опеки.

Хобби и рекреация Несмотря на немногочисленность имеющихся исследований, большинство авторов сходятся во мнении, что 40-50% больных ХОБЛ испытывают серьезные проблемы с продуктивным и приятным проведением свободного времени, что является важной составляющей их общего КЖ.

Снижение способности к рекреации, с одной стороны, может рассматриваться как следствие прямого влияния заболевания, с другой — как симптом, характерный для депрессивного состояния (Van Schayck С. Р., 1996). В любом случае проблемы, связанные с отдыхом и проведением свободного времени, должны считаться существенными. А эффективность борьбы с негативным влиянием болезни на КЖ пациентов в немалой степени зависит от поддержки их старых хобби и поиска новых, причем эта задача стоит как перед врачом, так и перед близкими больного.

Взаимосвязь качества жизни с другими факторами Закономерен вопрос: какие факторы могут улучшить или, наоборот, ухудшить ЮК больных ХОБЛ? Н. S. Sandhu (1986) отметил, что психо-социальные качества личности играют главную, возможно, даже центральную роль в адаптации пациента к болезни. Так, высокие психосоциальные качества способствуют положительному результату лечения, в то время как низкие — часто приводят к различным неблагоприятным исходам.

A. L. Stewart et al. (1989) произвели оценку психосоциальных качеств у 336 пациентах с ХОБЛ и обнаружили, что больные, обладающие высокими качествами, требовали меньшего лечения и быстрее адаптировались к изменениям жизни, чем пациенты с более низкими психосоциальными качествами. Jones P. W. et al. (1994) обнаружили, что пациенты с ХОБЛ, обладающие высокими психосоциальными качествами, положительное реагировали на проведение современных программ лечения, включая групповую терапию, и имели большую продолжительность жизни. Такие пациенты имели более позитивный взгляд на свое заболевание и, как следствие этого, активнее участвовали в лечебном процессе. У пациентов же с низкими качествами негативизм в отношении к заболеванию и перспективам лечения был высок, что обуславливало консерватизм в выборе программы лечения.

Два других исследования были нацелены на оценку влияния на КЖ специфичных психосоциальных качеств. Т. L. Creeret al. (1992) отметили как важный фактор успешной адаптации присутствие поддерживающей жены или близких родственников, а Е. F. Jumper et al.

(1994) установили, что материальное благополучие пациента способствует позитивной приспосабливаемости.

A. J. McSweeny (1988) установил относительно существенные взаимосвязи между КЖ и возрастом, психоневрологическим и социоэкономическим статусами и дееспособностью (рис. 13.6).

Исследование G. W. Padilla et al. (1996) подтвердило результаты, полученные McSweeny, а также обнаружило некоторые дополнительные факты взаимодействия, заслуживающие интереса.

Было установлено, что ЮК также имеет весьма негативную связь с длительностью курения, причем курение оказывало негативное влияние на уровень КЖ больных ХОБЛ в значительно большей степени, чем кратковременные стрессовые ситуации, такие как неприятности на работе или дома, плохая успеваемость детей, неисправность личного автомобиля и пр.

К. Т. Labuhn (1995) исследовал более подробно взаимосвязь между КЖ и другими аспектами функционирования при ХОБЛ, в частности, он попытался разработать многовариантную модель, объясняющую депрессивное состояние больных (рис. 13.7). Модель включала в себя биологические, психологические и социальные аспекты депрессии применительно к больным ХОБЛ. По этой модели дисфункция, связанная с заболеванием, прямо воздействует Схема взаимосвязи ХОБЛ и качества жизни больных Рис. 13. Многовариантная модель депрессивного состояния больных ХОБЛ Рис. 13. на настроение, причем пациенты с более выраженной дисфункцией имели более подавленное состояние. Такие показатели как толерантность к физической нагрузке, возраст, длительность курения, образование и РаО2 воздействуют на настроение косвенным образом через другие показатели модели. Психоневрологическая устойчивость, профессиональный статус и брак рассматриваются автором как факторы, являющиеся прямыми и косвенными причинами депрессии.

Таким образом, эмоциональный статус не является простым отображением тяжести заболевания, а зависит от всех составляющих жизни человека.

Сравнительная оценка влияния ХОБ и БА на качество жизни больных Несмотря на то, что ХОБЛ имеют общие механизмы влияния на КЖ больных, существуют индивидуальные особенности у входящих в эту группу заболеваний. В НИИ пульмонологии МЗ РФ было проведено исследование по сравнительной оценке влияния ХОБ и БА на КЖ больных (Сенкевич Н. Ю. и др., 1997). Применялся один из самых популярных общих опросников SF-36.

Критериями КЖпо опроснику SF-36 являются (Ware et al., 1992):

• ФА — (PF — Physical Functioning) — физическая активность (прямо про порциональная связь: чем выше балл, тем больше физическая активность);

• РФ — (RP — Role-Physical) — роль физических проблем в ограничении жизнедеятельности (обратно пропорциональная связь: чем выше балл, тем меньше роль физических проблем в ограничении жизнедеятельности);

• Б — (ВР — Bodily Pain) — боль (обратно пропорциональная связь: чем выше балл, тем меньше респондент испытывает боли);

• ОЗ — (GH— General Health) — общее восприятие здоровья (прямо пропорциональная связь: чем выше балл, тем лучшим воспринимается респондентом свое здоровье);

• ЖС — (VT — Vitality) — жизнеспособность (прямо пропорциональная связь: чем выше балл, тем выше жизнеспособность респондента);

• СА — (SF—Social Functioning) — социальная активность (прямо пропорциональная связь: чем выше балл, тем выше социальная активность респондента);

• РЭ — (RE—Role-Emotional) — роль эмоциональных проблем в ограничении жизнедеятельности (обратно пропорциональная связь: чем выше балл, тем меньше роль эмоциональных проблем в ограничении жизнедеятельности);

• ПЗ — (МН— Mental Health) — психическое здоровье (прямо пропорциональная связь:

чем выше балл, тем лучше психическое здоровье);

• СС — (СН — Change Health) — сравнение самочувствия с предыдущим годом (прямо пропорциональная связь: чем ниже балл, тем значительнее ухудшилось самочувствие респондента за год).

Оценка производится по 100 балльной шкале.

Как видно на рис. 13.8, БА и ХОБ значительно (р > 0,001) снижают уровень КЖ больных по всем показателям опросника SF-36, в первую очередь это касается возросшей роли физических и эмоциональных проблем в ограничении жизнедеятельности и сниженной жизнеспособности пациентов. Также было установлено, что по всем показателям, кроме социальной активности и роли эмоциональных проблем, ХОБ оказывает более существенное негативное влияние на КЖ больных, чем БА. Хотя большинство выявленных различий между ХОБ и БА не могут считаться достоверными (р > 0,05), тем не менее ХОБ следует считать более неблагоприятным для жизни больного, чем БА.

Сравнительная оценка влияния ХОБ и БА на качество жизни больных Критерии SF-36:

ФА — физическая активность;

РФ — роль физических проблем в ограничении жизнидеятельности;

Б — боль;

03 — общее восприятие здоровья;

ЖС- жизнеспособность;

СА — социальная активность;

РЭ — роль эмоциональных проблем в ограничении жизнедеятельности;

ПЗ — психическое здоровье;

СС — сравнение самочувствия с предыдущим годом Рис. 13. Тот факт, что БА является более тяжелой эмоциональной проблемой для больного, чем ХОБ, у практикующего врача не вызовет удивления. Достаточно вспомнить первую эмоциональную реакцию пациента на выставленный врачом диагноз. Так, диагноз ХОБ обычно не вызывает у больного какого-либо значимого эмоционального ответа. Диагноз же БА воспринимается пациентами как «удар судьбы», сопровождается чувством безысходности и вселяет в них страх. Никто, как правило, не остается безразличным к этому диагнозу.

Видимо, именно этой эмоциональной реакцией больных БА на свою болезнь объясняется более выраженное снижение их социальной активности, чем у больных ХОБ. Хотя, возможно, последующие исследования этого вопроса дадут более обстоятельные объяснения.

Клинические аспекты и практическое использование Все исследователи сходятся во мнении, что самым тяжелым следствием ХОБЛ следует считать невозможность больными осуществлять социальные связи в соответствии с их возрастом и социально-экономическим положением. Именно поэтому социальную адаптацию больных следует считать важнейшей задачей здравоохранения. Перед практикующими врачами в настоящее время возникает необходимость оценки степени социальной дезадаптации больных и поиска возможных путей выхода из создавшегося положения. Причем индивидуально для каждого пациента, с учетом его возраста, исходного социального положения и психоневрологического статуса.

Ведущая роль в решении этой задачи отводится специальным медицинским образовательным программам. В НИИ пульмонологии МЗ РФ (Сенкевич И Ю. и др., 1997) была выполнена исследовательская работа по определению эффективности подобных программ на примере Астма-школ (АШ) (рис. 13.9). Применялся общий опросник SF-36, о котором уже говорилось выше. Установлено, что АШ повышают КЖ больных БА по всем критериям опросника. В первую Влияние Астма-школ на качество жизни больных БА Критерии SF-36:

ФА — физическая активность;

РФ — роль физических проблем в ограничении жизнедеяте льности;

Б — боль;

ОЗ — общее восприятие здоровья;

ЖС — жизнеспособность;

СА — социальная активность;

РЭ — роль эмоциональных проблем в ограничении жизнедеятельности;

ПЗ — психическое здоровье;

СС — сравнение самочувствия с предыдущим годом Рис. 13. очередь, повышается социальная активность больных и снижается роль эмоциональных проблем в ограничении жизнедеятельности. Р. W. Jones et al. (1994) также установили положительное влияние на КЖ пациентов образовательных программ, только для больных ХОБ.

Помимо этого образовательные медицинские программы оказались более эффективными по своему психотерапевтическому действию, чем традиционная психотерапия (Millon et al., 1996).

Многие пациенты отказываются от традиционной психотерапии, т. к. не видят у себя психологических проблем. Привлечение же психолога в общую образовательную медицинскую программу делает психотерапию менее навязчивой, не отпугивающей пациента, а следовательно, имеющей больше шансов на успех.

Оценка КЖ заставляет врачей взглянуть поверх болезней, немощи и симптомов, помогает определить, каким образом болезнь влияет на человека, и найти соответствующие способы вмешательства. Оценка КЖ позволяет врачу сосредоточить внимание на позитивных аспектах жизни больного и способах их увеличения (Padilla G. V. et al., 1996).

Показатель КЖ может быть использован как радикальный показатель при сравнении достоинств различных методов ведения заболевания и при определении оптимальных лечебных программ в свете их эффективности и стоимости. Так, проведенные в МакМастерском университете Канады исследования по влиянию пролонгированных бронхолитиков на КЖ больных БА показали, что, несмотря на практически одинаковую клиническую эффективность, пролонгированные формы значительно в большей степени, чем бронхолитики короткого действия, улучшают КЖ пациентов.

Следовательно, именно этим формам должно быть отдано предпочтение (Van Schayck С. Р. et al., 1992).

В итоге, учет КЖ пациентов может привести к улучшению качества медицинского обслуживания в целом (Jumper E. F. et al., 1993).

Именно поэтому ВОЗ указывает, что в настоящее время имеется острая необходимость в культурной адаптации опросников к различным экономическим формациям и языковым группам (The WHOQOL Group, 1996).

ЛИТЕРАТУРА Боткин С.П. Курс клиники внутренних болезней и клинические лекции. (1867) — М, Медгиз, 1950. — том 2: 12-14.

Буйневт К.А. Руководство к изучению внутренних болезней. — Калуга, Губернская Типо литография, 1909: 149.

Вартанян ME., Остроглазое В.Г., Ануфриев А.К. Пограничные психопатологические состояния в общемедицинской практике. — М., Авангард, 1988: 43-48.

Воппал Б.Е. Очерки клинической фармакологии. — М., Медгиз, 1963: 17 — 39.

Жюгжда А.Ю., Стапоикене М.А., Пяпкяеишне Р.И., Бальчус В.Я. Эволюция учения о хроническом бронхите. Клин. мед., 1995. — № 6: 8-10.

Сенкевич Н. Ю.. Белевский А.С„ Чучалин А. Г. Оценка влияния образовательных программ в пульмонологии на качество жизни больных бронхиальной астмой (первый опыт применения в России опросника SF-36 в пульмонологии). Пульмонология, 1997а. — №3:18-22.

Сенкевт Н.Ю., Белевский А. С. Сравнительная оценка качества жизни больных хроническими обструктивными заболеваниями легких. Международный журнал по иммунореабилитации, 1997. — № 7: 166. Сенкевич Н.Ю., Белевскт АС, Чушлин А. Г. Оценка качества жизни больных бронхиальной астмой в про-цессе обучения основным методам самоведения и самонаблюдения. 7-й Национальный конгресс по болезням органов дыхания. — Москва, 1997. — № 885.

Селье Г. Очерки об адаптационном синдроме. — М, Медгиз, 1960: 49 — 52.

Agle D.P. and Baum G.L Psychosocial aspects of chronic obstructive pulmo nary disease. Med. din. N.A., 1977.—Vol. 61: 749-758.

Beck A T„ Emery G. Anexiety Disorders and Phobias: A congnitive perspec tive. — New York, Basic Books, 1985: 63-72.

Berger М, Bobbin RA, Carler W.B., Gilson B.S. The Sickness Impact Pro file: Development and final revision of a health status measure. Med. Care., 1981.—Vol. 19:787-805.

CluffLE. Chronic Disease, Rmction and the Quality of Care. Chronic Dis ease, 1981.—Vol. 34: 299-301.

Creer T.L, Wgal J.K Kolses H., McComaughy К, Wilder J.A A life activities questionnaire for adult Asthma-J. Asthma, 1992. —Vol. 29: 393-399.

Creer T.L, Wigal J.K.. Kolses H., Halala J.C et al. A life activities questionnaire for childhood Asthma. J. Asthma, 1993. — Vol. 30: 467-473.

DazardA, Germ P. Evaluation of treatment effects on patient's quality of life: what approach? From the concepts to the instruments. Clinical Trials and Meta-Analysis, 1994. — Vol. 29: 1-8.

Dudley D.L, Closer E.M, Jorgenson B.N., Logon D.L Psychosocial concomi tants to rehabilitation in chronic obstructive pulmonary disease: Psychosocial and psychological considerations. Chest, 1980. — Vol. 77: 413-420. FranU V. The Doctor and the Soul.— New York, Vintage Books, 1973: 112-118.

French D.J., Christie MJ., Sawden A.J. The reproducibility of the child hood asthma questionnaires: measures of quality of life for children with asthma aged 4-16 years. Quality of Life Res., 1994.—Vol. 100:6.

Gordon H.G., TownsendM., Berman LB., PugsleyS.O. Quality of Life in pa tients with chronic airflow limitation. Br. J. Dis. Chest, 1987. — Vol. 81, № 1:

45-53.

Greenberg G.D.. Ryan J.J., Bourlier P.E. Psychological and neuropsy chological aspects of COPD. Psychosomat-ics, 1985.-Vol.26: 29-33.

Guyatt G.H., Bombardier C, Tugwell P.X. Measuring disease — specific Qual ity of Life in clinic trials. Can. Med. Assoc. J., 1986. — Vol. 134: 889-895.

GvyattG.H., BermanLB., Townsend М. PugsleyS.O., Chambers L W. A measure of Quality of Life for clinical trials in chronic lung disease. Thorax, 1987. — Vol. 42: 773-778.

Guyall G.H., Feeny D., Patrick D. Proceedings of the international confer ence on the measurement of Quality of Life as an outcome in clinical trials:

postscrirt. Controlled din. Trials., 1991. — Vol. 12: 266-269.

Hanson E.I. Effects of chronic lung disease on life in general and sexual ity: perceptions of adult patients. Heart Lung, 1982. — Vol. 11: 435-441.

Hyland ME., Finnis S, Irvine S.H. A scale for assessing Quality of Life in adult Asthma sufferers. J. Psychosomatic Res., 1991. — Vol. 35: 99-110.

Hyland ME., ley A, Fisher D. W., Woodward V. Measurement of psychological distress in Asthma and Asthma management programs. Br. din. Psychol., 1995. — Vol. 32: 67-74.

Jones P. W„ Quirk F.H., Baveystock CM, Uttlejohns P. A self-complete meas ure for chronic airflow limitation:

The St. George's Respiratory Questionnaire. Am. Rev. Respir. Dis., 1992. — Vol. 145: 1321-1327.

Jones P. W., Quirk F.H., Baveystock CM, Liulejohns P. Why Quality of Life measures should be used in the treatment of patients with respiratory illnesses.

Monaldi Arch. Dis. Chest, 1994. — Vol. 49: 79-82.

Jumper EF.. Guyatt G.H, Epslein RS. et al. Evaluation of impairment of health related QoL in Asthma: development of a questionnaire for use in clinical trials. Thorax, 1992. — Vol. 47, № 2: 76 -83.

Juniper E.F., Guyatt G.H., Fernie P.J., Griffith LE. Measuring QoL in Asthma. Am. Rev. Respir. Dis., 1993. — Vol. 147:832-838.

Jumper E.F., Guyatt G.H., Milan A, Griffith LE. Determining a minima! im portant change in a disease — specific QoL questionnaire. J. Qin. Epidemiol., 1994.—Vol. 47, № 1: 81-87.

Juniper E.F., Guyall G.H., Feeny D.H., et al. Measuring Quality of Life in children with Asthma. Quality Life Res., 1996.—Vol. 5:3.

Kaplein AA. Brand P.LP.. Dekker F. W., Kersjens HAM et al. Quality of Life in long-term multicentre trial in chronic nonspecific lung disease: assessment at baseline. Eur. Respir. J., 1993. —Vol. 6: 1479-1484.

Kass /., Updegraff К, Muffly RB. Sex in chronic obstructive pulmonary dis ease. Med. Aspects Hum Sex 1972.—Vol. 6: 33-42.

Kalhol RG., Noyes R, Mlliams J. et al. Diagnosing depression in patients with medical illness. J. Psychosomatic Res., 1990. — № 4: 40.

labuhn К. Т., McSweeny AJ. A causal modeling study of determinants of de pressed mood in chronic obstructive pulmonary disease. Am. Rev. Respir. Dis., 1995. — Vol. 146: 1511-1517.

Marks G.B., Dumi SM, Woodcock AJ. A scale for the measurement of Quality of Life in adults with Asthma. J. Clin. Epidemiol., 1992. — Vol. 45: 461-472.

MaslowAH. Motivation and Personality. — New York, Harper & Brothers, 1954:

241-246.

McSweeny AJ., Grant I., Healon RK. Adams KM. Timms R M Life quality of pa tients with chronic obstroctiv pulmonary disease. Arch. Intern. Med., 1982. — Vol. 142: 473-478.

McSweeny AJ. Quality of Life in relation to OOPD. Chronic obstructive pul monary disease. — New York, Marcel Dekker tic., 1988:59-85.

Meilte AR, Kaplein AA, Koning C.J.M el al. Developing a Quality of Life questionnaire for patients with respiratory illness. Chest Dis., 1994. — Vol.

49: 8-76.

Mercier С, Dazord A. Chaunn F. et at. The Subjective Quality of Life Pro file Questionnaire: statistical analysis in clinical trials. News Letter QoL, 1995.—№12: 10-12.

Quality of Life. Medical Encyclopedia. — Chicago, The Worid Book, 1995:

744.

Padilla G. V., Hurwicz Ml., Berhamvich E., Johnson D.A Diness adaptation and Quality of Life. News Letter QoL, 1996.—№15: 13.

Sandhu H.S. Psychosocial issues in chronic obstructive pulmonary disease, din. Chest Med., 1986. — Vol. 7:

629-642.

Sermhauser F.H. Quality of Life in chronic respiratory disorders in chil dren. Eur. Respir. Rev., 1997. — Vol. 7, №42:77-81.

Sherbourne CD.. Sevan AL, mis KB. Role functioning measures, to: Stewart A.L., Ware J.E. et al. Measuring functioning and well-being: The Medical Out comes Study Approach. Durham, NC: Duke University Press, 1992a: 205-208.

Sherbourne CD. Pain measures. In: Stewart A.L., Ware J.E. et al. Measuring functioning and well-being: The Medical Outcomes Study Approach. Durham, NC:

Duke University Press, 19926: 220.

Sherbourne CO. Social functioning: social activity limitations measures.

In: Stewart A.L., Ware J.E. et al. Measuring functioning and well-being: The Medical Outcomes Study Approach. Durham, NC: Duke University Press, 1992в: 173 175.

Sheehan D. V. Panic attacks and phobias. New Engl. J. Med., 1982: 156-158.

Siafakas N.M EPS Consensus Statement: optimal assessment and management of chronic obstructive pulmonary disease. Eur. Respir. Rev., 1996. — Vol. 6, № 39:

270-275.

Siafakas N.M, Schiza S., Xirouhaki N.. Bowos D. Is dyspnoea the main de terminant of Quality of Life in the failing lung? A review. Eur. Respir. Rev., 1997. — Vol. 7, № 42: 53-57.

Slewarl AL, Greenfild S., Hays RD. et al. Functional status and well-being of patients with chronic conditions. Results from the Medical Outcome Study.

JAMA, 1989. — Vol. 262: 907-913.

Tarlov АР.. Wire J.E., Greenfild S. et al. The Medical Outcome Study: An application of methods for monitoring the results of medical care. JAMA, 1989. — Vol. 262: 925-930.

The EUROQOL Group. EUROQOL — a new facility for the measurement of health related Quality of Life. Health Policy, 1990.—Vol. 16: 199-208.

The WHOQOL Group. The Worid Health Organization Quality of Life assessment (WHOQOL): position paper from the Worid Health Organization. Social science and medicine, 1995a. — Vol. 41: 1403-1409.

The WHOQOL Group. Held trial WHOQOL-100: facet definitions and questions.

— Geneva: WHO (MNH/PSF/956.1.B.).

The WHOQOL Group. What Quality of Life? Worid Health Forum, 1996.—Vol. 17, № 4: 354-356.

Van Schayck CP. Two-year bronchodilatator treatment in patients with mild airflow obstruction: contradictory effects on lung function and Quality of Life.

Chest, 1992.—Vol. 102:91.

Van Schayck CP. Quality of Life in patients with chronic obstructive lung diseases. COPD: diagnosis and treatment — Washington, Excerpta Medica, 1996: 72 77.

Ware J.E.. Sherbourne C. The MOS 36-Item Short-Form Health Survey. Med.

Care., 1992. — № 30: 473-483.

Т. А. Федорова Хроническое лёгочное сердце Введение Лёгочное сердце является одной из наиболее важных проблем современной медицины. Это обусловлено все возрастающей частотой хронических неспецифических заболеваний легких в промышленно развитых странах.

Легочная гипертензия и недостаточность кровообращения при хроническом легочном сердце (ХЛС) служат основной причиной ранней инвалидизации и смертности больных с хронической бронхолегочной патологией. Хронические неспецифические заболевания легких, осложненные хроническим легочным сердцем, составляют 30% летальности от недостаточности кровообращения.

В связи с этим своевременное выявление признаков легочного сердца чрезвычайно важно для оценки состояния больного и выбора адекватной терапии.

Под легочным сердцем понимают, согласно определению ВОЗ, изменения правого желудочка — только его гипертрофию или сочетание гипертрофии с дилатацией или недостаточностью, возникающие как следствие функциональных и/или структурных изменений в легких и не связанных с первичной недостаточностью левых отделов или врожденными пороками сердца.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.