WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 ||

«А.Г.Чучалин Хронические обструктивные болезни легких Москва ЗАО «Издательство БИНОМ» 2000 Ч81 Чучалин А. Г. ...»

-- [ Страница 11 ] --

хронический бронхит неуточненный (J 42), при этом исключены астматический бронхит, эмфизематозный бронхит, обструктивная легочная болезнь;

эмфизема (J43), но с исключением эмфиземы с хроническим (обструктивным) бронхитом, эмфизематозного (обструктивного) бронхита.

В рубрику «другая хроническая обструктивная легочная болезнь» (J44) включены хронический бронхит — астматический (обструктивный), эмфизематозный, хронический бронхит с эмфиземой, обструктивный, астма, а затем следуют указания об исключении астмы, астматического бронхита, эмфиземы и некоторых других болезней.

В рубрике «другая уточненная хроническая обструктивная легочная болезнь» (J44,8) значатся хронический бронхит — астматический (обструктивный), эмфизематозный, обструктивный.

Из раздела «астма» (J45) исключены хронический астматический (обструктивный) бронхит, хроническая обструктивная астма.

Спорность, противоречивость, нелогичность перечисленных группировок и рубрикаций отражают сложность проблемы хронических обструктивных болезней легких.

Использование этой классификации в педиатрической пульмонологической клинике не может не вызвать затруднений.

Помимо того, обструктивные нарушения, как свидетельствует наш клинический опыт, обнаруживаются у детей и при других нозологических формах — муковисцидозе, первичной цилиарной дискинезии, синдроме Вильямса-Кэмбелла.

Весьма важно подчеркнуть, что хроническая обструктивная патология легких, возникнув у детей, продолжается в зрелом возрасте и в дальнейшем становится одной из частых причин нетрудоспособности и инвалидности больных.

В журнале «Вопросы охраны материнства и детства» (N2,1982) мы совместно с Т. М.

Голиковой, Л. Н. Любченко, В. А. Барг и Р. М. Харьковой описали основные клинико-функциональные признаки обструктивной патологии (см. табл. 30.1).

Выраженность клинико-рентгенологических и функциональных признаков обструктивного синдрома при различных формах хронической бронхолегочной патологии у детей весьма варьирует.

У больных с воспалительными заболеваниями бронхолегочной системы (хронический бронхит, синдром Картагенера, муковисцидоз) синдром бронхиальной обструкции обычно сочетается с дыха тельными расстройствами рестриктивного типа. У больных бронхиальной астмой обструктивные нарушения носят интермиттирующий, преходящий характер (исчезают или резко уменьшаются в межприступном периоде). Классической формой хронической обструктивной патологии легких является хроническая эмфизема легких.

Мы считаем важным подчеркнуть, что в педиатрической практике необходима диагностика заболевания, приведшего к обструктивным нарушениям. Только такой подход позволяет осуществить целенаправленную рациональную терапию. При этом следует отметить, что «хронические обструктивные болезни легких» — понятие собирательное, объединяющее и поглощающее различную хроническую патологию легких — основной предмет научных и практических интересов клинической пульмонологии детского возраста.

Несомненно, что в ряду обструктивных болезней легких по распространенности, тяжести и опасности для жизни больных детей первенство принадлежит бронхиальной астме. По данным эпидемиологических исследований, распространенность бронхиальной астмы среди детей в индустриально развитых странах колеблется в пределах 2-11% (Debelic,1992).

Бронхиальная астма как болезнь помолодела. Она встречается сейчас у детей первого года и даже первых месяцев жизни. Проблема бронхиальной астмы превратилась сегодня в проблему мирового значения. Всемирная организация здравоохранения и Национальный институт здоровья США разработали и опубликовали рекомендательный доклад «Бронхиальная астма. Глобальная стратегия» (1995). Этот документ взят как базовый для разработки национальной программы по борьбе с бронхиальной астмой в нашей стране. По инициативе академика РАМН проф. А. Г.

Чучалина, поддержанной союзом педиатров России (академик РАМН проф. А. А. Баранов) группой специалистов, работающих в области детской астмологии, была разработана Национальная программа «Бронхиальная астма у детей. Стратегия лечения и профилактики» (1997). В подготовке этой программы приняли участие сотрудники нашего института. Одно из ключевых положений Программы состоит в том, что бронхиальная астма у детей развивается на основе хронического аллергического воспаления бронхов, их гиперреактивности и характеризуется периодически возникающими приступами затрудненного дыхания или удушья в результате распространенной бронхиальной обструкции, обусловленной бронхоконстрикцией, гиперсекрецией слизи, отеком стенки бронхов. Таким образом, в основу трактовки астмы положена воспалительная концепция (Чучалин А.

Г., 1997). Несомненна роль воспалительного процесса в развитии и течении бронхиальной астмы у детей. Бронхиальная астма — классическое и в высшей степени антигенспецифическое заболевание (Олинг А., 1981), в формировании которого решающее значение имеет реагинзависимый тип аллергической реакции. Развитие воспаления при астме начинается с ответной реакции иммунокомпетентных клеток на стимуляцию аллергеном. Это реализуется высвобождением медиаторов, содержащихся в этих клетках (гистамин, серотонин), а также образованием новых меди аторов, к которым относятся лейкотриены (С4, Е4, D4, В4), фактор активации тромбоцитов.

Таблица 30.1 Основные признаки хронической бронхиальной обструкции у детей Клинич Рентгено Функци Радиол еские логические ональные огические Одышк Повышен Увелич Увелич а (экспира- а прозрачность ение ение торная) легочной ткани бронхиального регионарного и сопротивления общего остаточного объема легких Эмфиз Горизонт Снижен Замедл ематозное альное ие мощности ение времени вздутие расположение форсированног накопления и грудной клетки ребер о выдоха выведения изотопа Коробо Низкое Снижен Неравн чный пер- расположение ие МОС, омерность куторный звук диафрагмы (в увеличение альвеолярной виде палатки) ООЛ вентиляции Ослабл Зияние ение дыхания. переднего Сухие средостения.

свистящие «Капельное хрипы сердце» В работах Ю. Е. Вельтищева и О. Б. Святкиной была убедительно показана роль липидных медиаторов в патогенезе атопической бронхиальной астмы. Липидные медиаторы обладают не только мощным бронхоконстрикторным, но и выраженным провоспалительным эффектом. Эти же медиаторы (главным образом ФАТ и ЛТВ4) ответственны за включение в реакцию эозинофилов, нейтрофилов, тромбоцитов, а также за формирование воспаления в тканях, за развитие неспецифической гиперреактивности.

В нашей клинике было установлено (Лев Н. С., 1994), что при бронхиальной астме у детей усилено высвобождение вещества Р — нейропептида, участвующего в механизме обструктивных нарушений. Субстанция Р является основным медиатором нейрогенного воспаления, которое усугубляет аллергическое воспаление. Усиление высвобождения субстанции Р из окончаний сенсорных нервов создает условия для возникновения стойких воспалительных изменений в рес пираторном тракте больных бронхиальной астмой, усиливает воспалительный процесс, обусловленный реагинзависимой реакцией.

Считается, что комбинация различных медиаторов воспаления неизменно вызывает весь комплекс клинических проявлений — бронхоспазм, отек слизистой оболочки бронхов, гиперсекрецию слизи (Кау А. В., 1991). Вслед за специфической иммунной реакцией возникает неспецифическая реакция воспаления. В этой связи существует известная формула: аллергия — это иммунная реакция плюс воспаление (Струков А. И. и соавт., 1990). Клинические и эндоскопические признаки воспаления бронхов, определяемые даже при легкой астме, хорошо известны педиатрам. Как показал анализ, проведенный в клинике института (Скуратова О. П.,1978), у всех детей, умерших во время приступов бронхиальной астмы в стационарах различных городов страны, при морфологических исследованиях обнаруживали склерозирование подслизистой и перибронхиальной ткани, их эозинофильную инфильтрацию, разрастание соединительной ткани в легких. С современных позиций эти изменения являются результатом хронического аллергического воспаления. В этой связи у многих детей, больных тяжелой гормонозависимой бронхиальной астмой, на фоне длительного приема предни золона внутрь, ингаляционных кортикостероидных препаратов, при исчезновении признаков бронхиальной гиперреактивности, скрытого бронхоспазма сохраняется выраженное снижение функциональных показателей, характеризующих периферическую бронхиальную проходимость (Дрожжев М. Е., 1993). Таким образом, бронхиальная астма у детей — классический пример хронической обструктивной патологии легких.

Значимость аллергического воспаления была подчеркнута нами в главе «Педиатрические проблемы астмологии», опубликованной в монографии «Бронхиальная астма», изданной под редакцией А. Г. Чучалина (1997).

В последние годы установлена несомненная связь детской и взрослой бронхиальной астмы (Розинова Н. Н. и соавт., 1995;

Jeukins et al., 1994;

Popesky et al., 1994 и др.).

Начавшись в детском возрасте, бронхиальная астма продолжается у взрослых пациентов. При этом отмечено, что даже при длительной клинической ремиссии у больных сохраняются функциональные признаки бронхиальной обструкции.

Вместе с тем в большинстве случаев обструктивные нарушения при бронхиальной астме у детей обратимы (Хегглин Р., 1965;

Палеев Н. Р., 1990). При длительной, упорной и тяжелой астме эти изменения стойко сохраняются и тогда говорят о хронической эмфиземе легких. Изучение возрастной эволюции бронхиальной астмы на этапах ребенок-подросток-взрослый больной показало воз можность формирования эмфиземы с типичной клинической и функциональной симптоматикой в детском и подростковом возрасте у больных с тяжелой бронхиальной астмой (Ковалевская М. Н., 1997).

G. P. Sheldon (1963) подчеркивал, что причина эмфиземы при детской астме лежит в хроническом бронхите. Проблема хронического бронхита у детей как самостоятельного заболевания до последнего времени широко дискутируется. До последнего времени отечественные педиатры рассматривали хронический бронхит лишь как облигатный признак других хронических заболеваний легких (хронической пневмонии, муковисцидоза, синдрома Картагенера и др.). В 1995 г. на симпозиуме, проходившем в Институте педиатрии РАМН, хронический бронхит у детей включен в число самостоятельных нозологических форм. По аналогии с определением хронического бронхита, принятым терапевтами, хронический бронхит у детей рассматривается как заболевание, проявляющееся продуктивным кашлем, эпизодами обострений 2-3 раза в году на протяжении не менее 2 лет. В основе хронического бронхита у детей лежит инфекционно-воспалительный процесс.

Обычно поражаются бронхи среднего и мелкого калибра с изменениями слизистой оболочки, облитерацией и деформацией бронхиальных ветвлений (Бойцова Е. В., Богданова А. В.,1995).

Считают, что когда имеет место выраженное поражение мелких дыхательных путей, то развиваются клинические признаки их обструкции. Причем бронхиолит сочетается с симптомами хронического бронхита. Тяжелые обструктивные поражения легких у детей иногда формируются непосредственно вслед за острой респираторной инфекцией, могущей, как подчеркивал в свое время М. А. Скворцов (1946), вести к деформации и облитерации мелких бронхиальных разветвлений.

По общему признанию, хронический воспалительный процесс — бронхит и бронхиолит — основное условие развития эмфиземы легких. До сих пор пользуются определением эмфиземы легких, принятым на симпозиуме, проведенном фирмой Ciba (1959). Эмфизема характеризуется увеличением воздушных пространств дистальнее терминальных бронхиол, сопровождающимся деструктивными изменениями альвеолярных стенок (Барроуз Б., 1997). Это чисто морфологическое определение эмфиземы легких, которое не дает критериев ее диагностики, что необходимо клиницистам. Не случайно в крупном руководстве Д. Крофтона и А. Дугласа (1974) подчеркивается, что диагноз эмфиземы легких непростой. Несомненно, что в педиатрической практике диагностические трудности эмфиземы легких возрастают. Вместе с тем Н. Ф. Филатов в своем труде «Семиотика и диагностика детских болезней» еще в 1902 г. писал, что у детей могут появиться «симптомы настоящей эмфиземы.

В нашей клинике (Розинова Н. Н, Каганов С. Ю., 1972) было сформулировано положение о возможности развития у детей хронической обструктивной эмфиземы легких и ее распознавания.

Эмфизема легких имеет у детей характерные клинико-функциональные и рентгенологические черты.

Они нашли свое отражение в нашей главе «Эмфизема легких», содержащейся в монографии «Хро нические заболевания легких у детей и критерии их диагностики» (М. 1979). В клинической картине эмфиземы легких у детей доминирует прогрессирующая одышка. Кашель в большинстве случаев был не частым, мокрота скудная, преимущественно слизистая, отделяется с трудом или отсутствует вообще. Перкуторный звук над легкими носит коробочный характер, дыхание ослаблено. Про слушиваются сухие свистящие и у большинства больных влажные хрипы. Грудная клетка деформирована — бочкообразной формы, с выбуханием грудины.

При рентгенологическом исследовании определяется эмфизематозное вздутие легочной ткани, горизонтальное расположение ребер, зияние переднего средостения. Диафрагма опущена, иногда имеет форму «палатки», сердце срединно расположено, «капельное».

В диагностике эмфиземы легких чрезвычайно большое значение имеют функциональные исследования. При этом определяются характерные функциональные нарушения, стабильно сохраняющиеся несмотря на комплекс интенсивного лечения. У всех наблюдавшихся нами больных было значительно увеличено бронхиальное сопротивление, снижены скоростные показатели (ОФВ, МОС).

Классическим функциональным признаком хронической эмфиземы считается стабильное увеличение остаточного объема легких. Величина остаточного объема легких у детей с эмфиземой легких превышала возрастную норму в 2,5-3 раза. Отношение остаточного объема легких к общей емкости легких колебалось в пределах 40-60% (при норме для детей 25-28%). Важно подчеркнуть, что использование бронхолитических препаратов и кортикостероидов не давало положительного клинического и функционального эффекта.

Наряду с общей оценкой функции внешнего дыхания определенное значение в диагностике эмфиземы легких у детей имеет изучение регионарной функции легких. Радиоизотопные исследования регионарных функций показали, что при эмфиземе легких у детей имеет место неравномерность альвеолярной вентиляции, отмечается возрастание не только общего остаточного объема, но и регионарное увеличение этого показателя во всех зонах легкого (Барг В. А., Лясс Ф.М., 1981).

Эти изменения типичны для обструктивной патологии легких у детей, в том числе для хронического облитерирующего бронхиолита. Проблема его привлекает в последние годы пристальное внимание. В обновленной классификации клинических форм бронхолегочных болезней у детей, принятой на симпозиуме в институте педиатрии РАМН (М.,1996), указывается, что мор фологическим субстратом этого заболевания является облитерация бронхиол и артериол, приводящяя к нарушению легочного кровотока и развитию эмфиземы легких.

Т. В. Спичак и соавт. (1997) подчеркивают, что хронический облитерирующий бронхиолит характеризуется преобладанием обструктивных вентиляционных нарушений, выраженность которых связана с распространенностью бронхолегочного поражения — тотального, очагового (двустороннего, одностороннего), долевого.

Полагают, что синдром Маклеода (одностороннее повышение прозрачности легочной ткани) является одним из вариантов хронического облитерирующего бронхиолита, перенесенного в раннем детском возрасте (Крофтон Дж. и Дуглас А., 1974;

Спичак Т. В. и соавт., 1997). Заметим здесь, что наряду с рестриктивными при хронических формах экзогенного аллергического альвеолита часто обнаруживаются и обструктивные дыхательные расстройства (Нестеренко В. Н., 1995). Об аналогичных данных сообщает Ричардсон (1997). При этом речь идет, вероятно, о бронхиоле альвеолите.

Начиная с работ С. Laurell, S. Eriksson (1963) обсуждается вопрос о связи эмфиземы легких у лиц молодого возраста с наследственным дефицитом ai-антитрипсина (1 -ингибитор протеаз). Недостаточность 1-антитрипсина наследуется по аутосомно-рецессивному типу. Ген Pi (protease inhibitor) расположен на длинном плече хромосомы 14 (14 q 31-32).

Как известно, 1-ингибитор протеаз составляетоколо90% a i-глобулиновых фракций сыворотки крови. У здоровых людей уровень a i-антитрипсина составляет 200-400 мг% в 1 мл крови. При гомозиготных формах недостаточности его уровень снижается до 10-15% от нормальных значений, при гетерозиготных — составляет 50-60% от нормы (EnKSson S., 1978).

a i-антитрипсин отличается генетическим полиморфизмом. Нормальными вариантами a i ингибитора протеаз является PiMM. Установлена связь между гомозиготной недостаточностью и фенотипом PiZZ. Гетерозиготные формы фенотипов PiMS, PiMZ характеризуются умеренным снижением уровня 1-антитрипсина.

В организме человека a i-антитрипсин выполняет защитную роль. Он является важнейшим сывороточным ингибитором трипсина, химотрипсина и, что особенно важно, нейтрофильной эластазы, способной повреждать легочную ткань. Баланс эластаза-антиэластаза играет важнейшую роль в развитии эмфиземы легких. Главным источником эластазы в легких являются нейтрофилы.

Считается, что 90% антиэластазной активности обеспечивает 1-ингибитор протеаз. При недостаточности a i-антитрипсина протеазы, воздействуя на эластин, коллаген и протеогликан, вызывают деструкцию легочной ткани. У больных с дефицитом 1-ингибитора протеаз содержание эластина в ткани легких уменьшено.

Считается, что гетерозиготное носительство реализуется в обструктивную патологию при воздействии ряда факторов — респираторная инфекция, курение, поллютанты.

Хроническая обструктивная патология легких при недостаточности 1-антитрипсина формируется в молодом возрасте — у лиц 30-40 лет. Начало заболевания в детском возрасте наблюдается редко и описано лишь у единичных больных (Talamo, 1975;

Гембицкая Т.Е., 1976). В пульмонологической клинике Московского НИИ педиатрии и детской хирургии было обследовано детей с хроническими заболеваниями легких, в том числе и с хронической эмфиземой, и при этом ни в одном случае не было обнаружено дефицита а i-антитрипсина (Р. М. Харькова).

Говоря о патологии, протекающей с гипервоздушностью легочной ткани, нельзя не упомянуть лобарную эмфизему. Это порок развития, выявляющийся преимущественно в детском возрасте.

Полагают, что в основе лобарной эмфиземы лежит недоразвитие или отсутствие хрящей бронха пораженной доли. Причиной лобарной эмфиземы может быть также частичное нарушение бронхи альной проходимости за счет гипертрофии слизистой бронха или вследствие его сдавления извне аномально расположенными сосудами, бронхогенными кистами. Частичное нарушение бронхиальной проходимости с развитием клапанного механизма обуславливает задержку воздуха на выдохе, повышение внутрилегочного давления с последующим перерастяжением паренхимы легкого. По ха рактеру морфологических изменений выделяют различные варианты патологии. Возможно увеличение числа альвеол внутри доли при нормальных их размерах (полиальвеолярная эмфизема).

В других случаях при нормальном числе альвеол имеет место растяжение паренхимы легкого.

Излюбленной локализацией лобарной эмфиземы является верхняя доля левого легкого.

Лобарная эмфизема не может рассматриваться как истинная эмфизема, поскольку отсутствует основной морфологический признак эмфиземы — деструкция легочной ткани (Thuzl beck, 1968).

Клиническим проявлением заболевания является дыхательная недостаточность, тяжесть которой зависит от степени гиперинфляции пораженной доли. Наиболее тяжелые формы проявляются в первые дни жизни ребенка. Приступы асфиксии сопровождаются потерей сознания, судорогами. Эта форма лобарной эмфиземы без экстренного хирургического вмешательства в короткие сроки приводит к гибели новорожденного ребенка. При небольшой степени гиперинфляции заболевание диагностируется у детей школьного возраста или взрослых людей, а иногда вообще является рентгенологической находкой.

В последние годы подчеркивается патогенетическое единство лобарной эмфиземы и синдрома Вильямса-Кэмбелла (синдром баллонирующих бронхоэктазов). Эти поражения рассматриваются с позиций тканевой дисплазии как различные варианты врожденного дефекта развития бронхиальных хрящей.

В основе синдрома Вильямса-Кэмбелла лежит отсутствие или недоразвитие хрящей бронхов от 2 до 6-8 генерации. Бронхи, лишенные хрящевого каркаса, мягкие, податливые, раздуваются на вдохе и коллабируют на выдохе. Это приводит к бронхиальной обструкции, способствует застою бронхиального содержимого с последующим его инфицированием. Обструктивный синдром может появиться сразу после рождения ребенка или в раннем детском возрасте. Экспираторная одышка, свистящее дыхание, горбовидная деформация грудной клетки, утолщение ногтевых фаланг пальцев («барабанные палочки»), истощение ребенка — главные клинические признаки болезни. Для бронхологической картины характерен пролапс бронхиальных стенок, наличие генерализованных и баллонирующих бронхоэктазов. Течение заболевания неблагоприятное. Больные погибают в детском возрасте от прогрессирующей легочно-сердечной недостаточности.

К обструктивным заболеваниям легких у детей по существу могут быть отнесены и некоторые формы генетически детерминированной патологии, в частности, первичная цилиарная дискинезия (синдром «неподвижных ресничек»). В основе ее лежит наследственно обусловленный дефект строения мерцательного эпителия слизистой респираторного тракта, впервые описанный в 1977- гг. R. Elliason, В. Afzelus и др. Морфологическая сущность аксонемального дефекта сводится к утрате динеиновых ручек, радиальных мостиков, изменению числа и транслокации микротрубочек.

Утрата динеиновых ручек, являющихся носителем АТФ-азной активности, обуславливает нарушение биения ресничек, их неподвижность или дисфункцию. Отсутствие синхронного колебания ресничек нарушает мукоцилиарный транспорт, приводит к застою бронхиального секрета, создает предпосылки для наслоения инфекции.

Классическим вариантом первичной цилиарной дискинезии является синдром Картагенера — триада, включающая обратное расположение внутренних органов, бронхоэктазы и синусит. На его долю приходится 50-60% всех случаев первичной цилиарной дискинезии. В то же время врожденный цилиарный дефект может не сочетаться с обратным расположением внутренних органов.

Обструктивный синдром является одним из основных в клинической картине муковисцидоза.

Муковисцидоз в настоящее время является отдельной крупной проблемой педиатрии и педиатрической пульмонологии в частности. Тип наследования муковисцидоза — аутосомно рецессивный, мутация располагается в 7-й хромосоме. При муковисцидозе нарушается функция эк зокринных желез — поджелудочной, потовых, бронхиальных и других. Бронхиальная обструкция при муковисцидозе развивается за счет закупорки бронхов густой, вязкой слизью. В последующем присоединяются пневмо-склеротические изменения.

Итак, синдром бронхиальной обструкции независимо от механизма его возникновения имеет достаточно однотипные клинические и функциональные проявления. Это нередко является причиной сложностей и ошибок при диагностике отдельных нозологических форм. Вместе с тем, определение характера заболевания, уточнение механизма возникновения бронхиальной обструкции совершенно необходимы для определения рациональной терапевтической тактики.

Приводим основные диагностические признаки этих заболеваний (табл. 30.2).

Лечение больных детей определяется нозологической формой, вызвавшей обструктивную патологию. Основы базисной терапии при бронхиальной астме, методы оказания экстренной помощи и особенности лечения в зависимости от тяжести заболевания подробно изложены в Национальной программе «Бронхиальная астма у детей. Стратегия лечения и профилактика» (1997).

При других хронических обструктивных болезнях легких лечение направлено на ослабление клинических проявлений, подавление обострений. Речь идет о ликвидации бронхиальной инфекции (антибиотические средства), устранении бронхоспазма (бронхолитические препараты), улучшении отхождения мокроты (муколитические средства). Вместе с тем вопросы терапии при хронических об структивных заболеваниях легких до сего времени остаются дискутабельными (Белоусов Ю. Б., Ольшанский В. В., 1996;

Барроуз Б., 1997).

Здесь приведены лишь общие терапевтические рекомендации и ориентиры. Однако выбор методов лечения остается за лечащим врачом, постоянно наблюдающим больного ребенка и учитывающим конкретную клиническую ситуацию.

Таблица 30. Клинико-функциональные проявления хронических заболеваний легких, сопровождающихся обструктивными нарушениями Но Основные Функциональн Рентгенологич Специфические зологичес- клинические ые признаки еские признаки признаки кая форма проявления Бр Приступы Снижение Эмфизематозн Увеличение онхи- затрудненного ОФВ1. Увеличение ое вздутие легочной уровня общего IgE.

альная дыхания. Сухой ткани преиму- Обнаружение специ остаточного объема астма приступообразный щественно в период фических IgE, преимущественно в кашель. приступов. преципитинов.

период приступа.

Терапевтический Положительные Положительный тест с эффект от кожные пробы с бронхолитическими бронхолитических причинно-значимыми препаратами препаратов, аллергенами кортикостероидов.

Другие проявления атопии Э Постоянная Резко Эмфизема мфизема одышка, не выраженный легких. Зияние легких уступающая обструктивный переднего лекарственной синдром. Стабильное средостения.

терапии. Сухой увеличение общего и Диафрагма в виде кашель. Потеря регионарного «палатки» массы тела. остаточного объема Деформация легких. Отсутствие грудной клетки. положительной Сухие хрипы реакции на бронхолитические препараты Но Основные Функциональн Рентгенологич Специфически зологичес- клинические ые признаки еские признаки е признаки кая форма проявления Об Постоянная Стабильное Постоянное лите- одышка экспиратор- снижение OФB1. эмфизематозное рирующий ного типа, не вздутие легких.

Увеличение брон- уступающая Усиление сосудистого остаточного объема хиолит терапевтическим и интерстициального легких. Отсутствие воздействиям. рисунка положительной Эпизоды реакции на воспалительного бронхолитические процесса в бронхах препараты. Легочная и легких. Сухие и гипертензия влажные хрипы.

Потеря массы тела Си Одышка Выраженный ндром обструктивного типа обструктивный Вильямса- с раннего возраста. синдром Кэмбелла Влажный кашель.

Деформация грудной клетки.

Потеря массы тела.

Сухие и влажные хрипы. Повторные воспалительные заболевания легких Лечение бронхиальной астмы — основной нозологической формы обструктивной патологии легких у детей В структуре хронической обструктивной патологии легких у детей бронхиальная астма занимает главное место. Известно, что бронхиальная астма у детей представляет крупную медицинскую и социальную проблему. Современные направления в диагностике и лечении этого заболевания отражены в официальных документах и многочисленных публикациях. На конгрессе по болезням органов дыхания в Москве (июнь 1997 г.) была утверждена созданная в России Нацио нальная программа «Бронхиальная астма у детей. Стратегия лечения и профилактика» Москва, г. Министерством здравоохранения РФ издано Указание о необходимости широкого внедрения рекомендаций этой программы в практику детского здравоохранения. Современная концепция развития и формирования бронхиальной астмы определяет построение рациональной терапии. В на стоящем разделе излагаются данные литературы последних лет, касающиеся терапевтических воздействий при бронхиальной астме у детей. Основные принципы терапии подробно изложены в Национальной программе «Бронхиальная астма у детей. Стратегия лечения и профилактика» Москва, 1997 г. В связи с тем, что бронхиальную астму у детей рассматривают как хроническое воспалительное заболевание, в настоящее время антивоспалительные препараты являются препаратами первой линии терапии астмы, при этом лечение должно начинаться в ранние сроки от начала болезни и быть продолжительным. Это так называемая базисная терапия. Считается целесообразным ступенчатый подход к терапии, который подразумевает увеличение количества назначаемых препаратов и дозировок при ухудшении состояния больных и их снижение при улучшении. Это позволяет избегать возможных побочных эффектов или токсичности препаратов при длительном применении.

Основные задачи лечения предусматривают ликвидацию или смягчение симптомов заболевания, улучшение легочной функции, уменьшение частоты и тяжести обострений, снижение смертности и заболеваемости, предотвращение необратимых морфологических изменений в легких, улучшение качеств жизни больных, предупреждение их инвалидизации. Эффективность терапии зависит от различных факторов, включающих тяжесть заболевания, возраст больного и длительность астмы к началу лечения, характер используемых лекарств, дозы продолжительность лечения.

Известно, что отдельные препараты могут обеспечить облегчение симптомов заболевания без значительного влияния на частоту обострений [Waalkens Н. J. et al., 1993, Pierce F. J.

et al., 1981]. Другие лекарственные средства способствуют ликвидации или смягчению воспаления, особенно в ранней стадии заболевания.

Сегодня не существует лечебных методов, которые позволяли бы полностью контролировать процесс воспаления, а, следовательно, и состояние больных. Поэтому необходимо регулярное наблюдение больных. Мониторинг включает симптомы заболевания (дневные, ночные приступы удушья, эпизоды свистящего дыхания, кашель, нарушение сна), а также исследование легочной функции, оценку повседневной активности детей и частоту обострений. Большинство детей старше лет могут воспроизвести пиковую скорость выдоха на пикфлоуметре, поэтому контроль за состоянием легочной функции может осуществляться в домашних условиях. Детям старше 6 лет можно проводить спирографию, позволяющую регистрировать ОФВ1, ФЖЕЛ и другие показатели.

Полезны также стандартизованные тесты с физической нагрузкой. Падение значения показателей внешнего дыхания на 12%-15% и более является существенным указанием на наличие бронхиальной гиперреактивности.

В течение многих лет в педиатрии при лечении острых проявлений астмы используются три класса бронходилятаторов: 2-агонисты, антихолинергические препараты, теофиллины.

Основными начальными средствами купирования приступов удушья являются 2-агонисты короткого действия. Селективные 2-агонисты (сальбутамол, тербуталин, фенотерол) обеспечивают быстрое и выраженное расширение бронхов. В последнее десятилетие в Европе и США парентеральное введение препаратов 2-агонистов заменено ингаляционными формами (Feukot rienes, New Concept..., 1997, Pin I). Использование усовершенствованных средств доставки, таких как ингаляция сухой пудры и улучшенных спейсеров, улучшает эффективность этих препаратов. У детей раннего возраста и у некоторых больных старшего возраста ограничена способность проведения синхронной ингаляции из дозирующего баллонного ингалятора. В этом случае используют спейсер, маску или ингаляция делается с помощью небулайзера.

Иногда у детей 2-агонисты используют длительно в качестве регулярной терапии. В то же время в медицинской литературе описано увеличение смертности при бронхиальной астме у взрослых больных, что связывают с повышенной частотой использования 2-агонистов. Это мнение вызвало интенсивные дебаты об использовании этих препаратов в лечении астмы (Tinkelman D.

G. et al, 1993). Обзор данных литературы, касающихся детей и подростков показал значимую, но слабую связь между использованием 2-агонистов и смертностью от астмы (Mattson A., 1975). У некоторых больных к 2-агонистам развивается толерантность, которая определяется по снижению длительности и выраженности их терапевтического эффекта. Это объясняется снижением плотности рецепторов на поверхности клеток, и возможно уменьшением их синтеза (Taylor D. R., 1993).

Клиническое значение толерантности дискутабельно. Мультицентристское исследование с использованием сальметерола и сальбутамола в течение 12 недель показало незначительное снижение эффекта бронходилятации у больных в каждой из групп (Pedersen S., 1995). Вместе с тем, плацебо-контролируемое исследование у детей показало, что сочетанное лечение будесонидом и бронхолитиком (до 22 мес.) не только увеличивало ПСВ, но также улучшало ОФВ1 (Diamant Z., 1994). В настоящее время у детей благоразумнее использовать 2-агонисты по показаниям, больше по клинической потребности, чем на регулярной основе. Причем целесообразно применение пре паратов с большей специфичностью к 2-адренорецпторам Увеличение потребности в 2-агонистах является основанием для пересмотра базисной терапии, которая возможно является недостаточной или неправильно подобранной.

Пролонгированные 2-агонисты включают формотерол, сальметерол, назначаемые в ингаляционной форме. Эффект сохраняется до 12 часов. Однако при использовании длительно действующих препаратов возникает ряд проблем. Например, первоначальное использование сальметерола блокирует бронхоконстрикцию на метахолин [Diamant Z., 1994], тогда как длительное использование этого препарата уменьшает протективный эффект.

Таким образом, 2-агонисты являются главными препаратами в терапии острых приступов астмы. Пролонгированные 2-агонисты используются в лечении среднетяжелой и тяжелой астмы в сочетании с противовоспалительными препаратами.

Усиление бронхолитического действия 2-адреномиментиков при лечении обострения астмы может быть достигнуто при комбинации с антихолинергическими препаратами (ипратропиум бромид).

У детей младше 4 лет добавляют 125 мкг ипратропиума бромида к ингаляции сальбутамола, больным старше 2 лет — 250 мкг [Repsher L. H. et al., 1984]. Назначение комбинации раствора ипратропиума бромида и фенотерола через небулайзер у детей 6-17 лет приводило к боле значительному и быстрому улучшению бронхиальной проходимости, чем одного фенотерола [Барг В.

А., 1981]. Добавление ипратропиума бромида к симпатомиметикам при длительном лечении астмы оказывается полезным при значительно выраженном сужении в крупных бронхах. Ипратропиум бромид может быть добавлен к лечению, когда необходима дополнительная бронходилятация, которая не может быть достигнута без риска побочных эффектов при увеличении дозы симпатомиметиков. Использование базисной противовоспалительной терапии существенно уменьшает потребность в бронхолитиках.

Важное место при лечении бронхиальной астмы у детей занимает теофиллин. Теофиллин используют при легкой персистирующей, умеренной и тяжелой астме. Это вторая или третья линия в терапии астмы, используемая только при недостаточной эффективности 2-агонистов. Способность теофиллина оказывать как бронходилятирующий, так и антивоспалительный эффект широко обсуждается в последние годы. Некоторые предполагают, что теофиллин может проявлять противовоспалительную активность, когда дается в низких дозах [Boman G. et al., 1993]. Как бронхолитик, теофиллин более эффективен в высоких дозах. Однако при повышении дозы теофиллина снижается безопасность, увеличиваются побочные реакции, и поэтому при назначении препарата уровень теофиллина должен мониторироваться в сыворотке крови. Исследования показывают, что оральные теофиллины, добавляемые к базисной терапии ингаляционными или оральными кортикостероидами, оказывают положительный эффект [Bronsky E., 1994].

Проведенное у 100 детей в течение года двойное слепое плацебо-контролируемое мультицентри ческое исследование применения теофиллина и беклометазона дипропионата (БДП) при бронхиальной астме легкой и средней тяжести показало, что при назначении БДП (400 мкг/день) снижается ответ на метахолин, а также используется меньшее количество бронхолитиков (по требованию), чем при лечении пролонгированным теофиллином в дозе 2-3 мг/кг/день. На фоне лечения теофиллином у детей чаще отмечались побочные эффекты (гастроинтестинальные,головнаяболь,тремор, навязчивые движения), чем при назначении БДП [Van Essen-Zandvliet E.E. et al., 1992].

Теофиллины короткого действия (эуфиллин) применяются для лечения больных с тяжелыми проявлениями бронхиальной астмы, когда необходимо парентеральное введение препарата под контролем его терапевтической концентрации в крови, которая составляет 10-15 мкг/мл [Cheung D., 1992]. Пролонгированные препараты теофиллина не применяются в терапии острых приступов бронхиальной астмы.

Основное место в лечении легкой и среднетяжелой астмы у детей занимают кромогликат натрия и недокромил натрия. Широкий спектр активности определяется способностью препаратов этого класса ингибировать как раннюю, так и позднюю фазу аллергических реакций. Как кромолин, так и недокромил используются редко при астме у взрослых, так как эти препараты имеют у них только умеренную эффективность. В педиатрии эти препараты рассматриваются как совершенно безопасные, а потому широко используются. Кромолин натрия значительно уменьшает число обострений астмы (на 38%), нарушения ночного сна (на 50%), симптомы астмы (на 23-34%) [Mnan Т.К. et al., 1992]. Среди побочных эффектов описаны раздражение дыхательных путей, кашель или трахеит. Сравнительное исследование ответа на метахолин после 3 месяцев лечения кромолином и теофиллином [Haahtela Т. et al., 1994] показало, что кромолин натрия и теофиллин улучшали легочную функцию по сравнению с базисным уровнем, однако различия в профиле безопасности этих препаратов были очевидны. Дети, лечившиеся теофиллином, были более невротичны, у них возникали проблемы поведения в школе. Эффективность кромогликата натрия достигается при курсе лечения не менее 1,5-2 месяцев (по 1-2 ингаляции 3-4 раза в день). Детям раннего возраста препарат можно назначать через небулайзер в вице раствора. Длительное применение препарата позволяет поддерживать устойчивую ремиссию. Эффективность кромгликата натрия дебатируется, тогда как безопасность его не вызывает сомнений.

Недокромил натрия отличается от кромолина и других лекарств, применяемых при астме. Его протективный эффект на провокацию антигеном сходен с кромолином, но препарат значительно эффективнее при провокации диоксидом серы (SCh). Недокромил натрия предотвращает развитие БГР после воздействия аллергена. Показано, что недокромил может уменьшать или прекращать позднюю астматическую реакцию у сенсибилизированных пациентов, когда дается больным перед провокацией, предотвращает бронхоспазм, вызванный физической нагрузкой. Недокромил натрия применяется у детей начиная с 2-летнего возраста. Двойное плацебо-контролируемое исследование, выполненное у детей 6-11 лет при использовании недокромила натрия 4 мг 4 раза в день [Brundage К. L. et al., 1990] и у детей 6-17 лет [Bames P. J. et al., 1994] приводило к улучшению всех клинико-функциональных параметров, характеризующих тяжесть астмы. В отличие от кромолина натрия, недокромил не вызывает рефлекторного кашля, наоборот, он высоко эффективен при кашлевом варианте бронхиальной астмы. Профилактическая доза недокромила составляет ингаляции (8 мг) 2 раза в день. Среди побочных проявлений отмечаются тошнота, редко рвота, головная боль (у 1% пациентов). У детей, больных астмой, использование недокромила натрия может обеспечить успешную терапию астмы с начальных этапов заболевания, при этом можно избежать опасность побочных эффектов, которые отмечаются при применении 2-агонистов, теофиллинов или кортикостероидов.

В связи с доказанной ролью лейкотриенов в развитии аллергического воспаления при бронхиальной астме у детей в последнее время при легкой и среднетяжелой астме стали применяться антилейкотриеновые препараты. Выделяются ингибиторы синтеза лейкотриенов (зилетон) и блокаторы цистиниловых лейкотриеновых рецепторов (зафирлукаст, монтелукаст) (Liebman R. et al., 1974;

Dhillon D. P., 1991). Зафирлукаст применяется у детей начиная с 12 летнего возраста по 10 мг 2 раза в день, монтелукаст используют у детей с б лет по 5 мг один раз перед сном.

У детей раннего возраста при сочетании бронхиальной астмы с кожной или гастроинтестинальной аллергией применяют антигистаминный препарат кетотифен, цетиризин.

Гистологические исследования биоптатов показывают наличие хронического воспаления в дыхательных путях при бронхиальной астме. Данные исследований, анализ мокроты, отделяемой при кашле, и оксида азота (NО) в выдыхаемом воздухе подтверждают в последние годы это положение у детей (Agertoft L. et al.;

1993;

Carter E. et al., 1993;

Pedersen S. et al., 1995).

Использование ингаляционных кортикостероидов (ИКС) предотвращает необратимые изменения в дыхательных путях. При тяжелом течении бронхиальной астмы назначение ингаляционных кортикостероидов является обязательным. В рекомендациях Национальной программы они применяются также у больных со среднетяжелым течением при неэффективности других видов терапии.

Недавние исследования показали, что улучшение легочной функции выражено значительнее у детей, которые начинают лечение ИКС в ранние сроки после проявления симптомов болезни (Ar menio L. et al., 1993). Сходные данные получены у взрослых, когда при раннем начале терапии с использованием ИКС клинический эффект был лучше, чем при поздно начатом лечении (Kelly H. W. et al., 1992).

Когда лечение ИКС прерывается, возможно ухудшение состояния (Watson WTA. et al., 1988). Отмечается, что ИКС подавляют проявления аллергического воспаления, но не вылечивают болезнь. Выявлено, что при использовании ИКС значительно улучшается самочувствие, исчезают симптомы астмы. Было показано, что у детей низкие дозы ИКС значительно эффективнее, чем кромогликат натрия.

ИКС являются основой лечения астмы тяжелого течения. Однако в некоторых странах врачи неохотно начинают у детей терапию с ИКС. Кортикофобия характерна и для родителей больных. S.

Pederson считает, что применение ИКС уменьшает риск недостаточной терапии, который может наблюдаться при использовании менее эффективных препаратов.

Кортикостероидные препараты используются у детей более 20 лет, однако их безопасность остается предметом постоянных дискуссий. Хорошо известно, что ИКС, применяемые в низких дозах, не вызывают какого-либо системного эффекта. При возрастании доз может наблюдаться системный эффект. Исследования при длительном назначении ИКС не выявили существенного влияния на функцию системы гипофиз-гипоталамус-надпочечники.

Исследование костной плотности у детей, регулярно получавших ИКС в течение 4 лет, не выявило отличий по сравнению с данными у 100 детей, которые никогда не получали стероидов Agertoft L. 1994. Также не было выявлено влияния на рост больных (Pearlman D. et al., 1992).

Важно отметить, что иногда влияние астмы на больного и его жизнь недооценивается, что приводит к неадекватной по длительности и дозам терапии. Также это связано с тем, что родителям не нравится, что ребенок постоянно получает лекарства, они боятся побочных проявлений, в некоторых ситуациях стоимость лечения также играет важную роль.

У детей, больных астмой, часты эмоциональные нарушения (McLean W. L. et al., 1973).

Наблюдаются тревожность, нарушение внимание, ограничение общения, социальная изоляция, гиперопека или высокий негативизм по отношению к ребенку в семье (Mullen M. L. et al., 1993).

Большинство этих проблем являются результатом недостаточного лечения заболевания. Для предотвращения этих вторичных нарушений необходимы ранняя диагностика, обучение пациента и эффективная терапия с самого начала заболевания. У большинства больных достигается терапевтический эффект, однако при этом необходимо обучение пациентов и родителей больных, самих пациентов по выполнению лечебных рекомендаций, формирует у родителей и больных навыки самопомощи. Особого внимания требуют больные в пубертантном возрасте и подростки, которые не редко прекращают лечение или проводят его нерегулярно, иногда начинают курить. Летальные исходы при астме более часты у подростков, чем в раннем детстве и у взрослых (Brenner M. et al., 1988). Эти пациенты требуют особого внимания. Важным положением следует считать возможность сочетания базисной терапии с немедикаментозными методами, которые являются основными в реабилитационных программах, рассматриваются как тренирующие, способствующие восстановлению нарушенных функций.

ЛИТЕРАТУРА Afzelius В. Immotile cilia syndrome: associated defect a microtubule.

Crit. Rev. J. Biochemistry, 1989. — 19, 1:63-86.

Afzelius В. Immotile cilia syndrome: associated defect a microtubule.

Crit.RevJ.Biochemistry, 1989,19,1,63-86 Agertoft L, Pedersen S. Bone density in children during long-term treatment with budesonide. Eur. Resp J. 1993, 6:26 IS.

Agertoft L., Pederson S. Effects of long-term treatment with an inhaled corticosteroid on growth and pulmonary function in asthmatic children. Respir Med. 1994, 88:373-381.

Armenio L., Baldini G., Bardare M., Boner a., Burgio R-, Cavagni G., LaRosa M., Marcucci R, Miraglia del Giudice M., Pulejo MR., Ronchetti г., Verini M., Vierucci A., Villa M.P. Double-blind, placebo-controlled study of nedocromil sodium in asthma. Arch Dis Child 1993, 68:193-197.

Bames P.J., Pauwels R.A. Theophylline in the management of asthma: time for reappraisal? Eur Respir J 1994, 7:579-591/ Boman G., foucard Т., Bergstrom S.E., Fomgren H., Hedlin G. Report cases of death from asthma between 1 and 43 years of age. Lacartidningen. 1993, 91:22.

Brenner M„ Berkowitz R., Marshall N.. Strunk R.C. Need for theophyl line in severe steroid-requiring asthmatics Clin Allergy 1988: 18(2): 143-150/ Bronsky E., Ellis M., Fries s., Gillespie D., Ginchansky E., Komfeld S., LaFbrce C., Mellon M, Smith Т., Thomas MR. More symptom-free days for asthmatic children treated with nedocromil sodium. Eur Respir J 1994;

7(Suppl 18): 140S.

Brundage K.L., Mohsini K.G, Fbrese A..B. Bronchodilator response to ip ratropium bromide in infants with bron-chopulmonary dysplasia. Am.Rev.Respir.

QS. 1990, 142,1137-1142/ Bymes C.A., Dinarevic S., Bames P.J., Shineboume E.A., Bush A. Exhaled NO levels in normal and asthmatic children. Am J Resp Crit Care Med 1996;

153:A800.

Carter E., Crus M, Checrown S., Shief G., Reilly K., Hendeles L. Efficacy of intravenously administered theo-phylline in children hospitalized with severe asthma. J Pediatr 1993;

80:470-476.

Cheung D., Timers MC., Zwindennan A.H., Bel En., Dijkman J.H, Sterk PJ.Long-term effects of a long-acting pi-adrenoreceptor agonist, on airway hy perresponsiveness in patients with mild asthma. N Engi J med 1992;

327:1198-1203.

Dhillon D.P. studies in exercise-indused asthma. Eur Respir Rev 1991,1:265-267.

EUiasson R, Aftelius B. Immotile cilia syndrome. N. E. J. Med., 1977. — 297: 1-6.

Elliasson R., Afzelius B. Immotile cilia syndrome. N.EJ.Med., 1977,297,1- Eriksson S. Proteases and protease inhibitors in chronic obstructive lung disease. Act. Med. Scand., 1978. — 23:

449-455.

Eriksson S. Proteases and protease inhibitors in chronic obstructive lung disease. Act.Med.Scand.,1978,23,449- Furukawa C.T., shapiro G.G., Bierman C.W., Kraemer MJ., Ward D.J., Pierson W.E. A double-Hind study comparing the effectiveness of cromolyn sodium and sus tained-release theophylline in chidhood asthma. Pediatrics 1984;

74:453-459.

Haahtela Т., Jarvinen M, Kava Т., Kiviranta K-, Koskinen S., Legtonen K., Nikander K., Persson Т., Selroos 0., Sovijarvi A.. et al. Effects of reducing or discontinuing inhaled budesonide in patients with mild asthma. N Engi J Med.

1994;

331:700-705.

JJ. Rrisman, G.J. Canny. The role of anticholinergic drugs in paediatric airways disease. In anticholinergic therapy in obstructive airways disease. Ed NJ.Gross, London 1993, 169-180.

Jenldns M, Hopper J., Bowes G. factors in childhood as predictors of asthma in adult life. Br. Med. J., 1994. — 309,6947: 90-93.

Jenkins M, Hopper J., Bowes G. Factors in childhood as predictors of asthma in adult life. Br.MedJ., 1994,309,6947,90- KayAB. Asthma and Inflammation. J. Allergy Clin. bnmunol., 1991. — 87 (5):

893-909.

Kay А.В. Asthma and Inflammation. JAllergy din. hnmunol., 1991,87(5), 893 Kelly H.W., Murphy S. Beta-adrenergic agonists for acute severe asthma.

Ann Pharmacother 1992;

26:81-91.

laurell С, Eriksson S. Electroforetic A-l globulin pattern of serum in a 1-antitripsin deficency. Scand. J. din. Lab. Invest, 1963. — 15: 132-137.

Laurell С., Eriksson S. Electroforetic A-l globulin pattern of serum in a 1-antitripsin deficency. Scand.J.Clin.Lab.bivest, 1963,15,132- Leukotrienes. New Concepts and Targets for Therapy. Ed. I Rodger, J. Bet ting, S-E. Dahlen, 1997.

Liebman R., Mnuchin s. Baker L. The use of structural family therapy in the treatment of intractable asthma. Am J Psychiatry. 1974;

131:535-540.

Mattson A. Psycologic aspects of childhood asthma. Pediatr Gin North Am.

1975;

2:77-78.

McLean W.L., Lozano J., Hamiaway P., Sakowits S., Mueller H.L. Cromolyn treatment of asthmatic children Am J Dis Child 1973;

125:332-337.

Mullen ML., Mullen В., Carey M The association between beta-agonist use and death from astma. JAMA 1993;

270:1842-1845.

Ninan Т.К., Rusell G. Asthma, inhaled corticcBteroid treatment, and growth. Arch Dis Child 1992;

67:701-705.

Peariman D., chervinsky P., LaForce C, Seltzer J., Southern L., Kemp J., Dockhom R., Grossman J., Alexander W.J., Van As.A., Cocchetto D., Yancey S., Liddle R-A comparison of salmeterol with albuterol in the treatment of mild-to moderate asthma. N Engi J Med 1992/327:1420-1425.

Pedersen S., Ramsgaard-Hansen 0. Budesonide treatment of moderate and se vere asthma in children: a dose response study. Allergy din hnmunol. 1995;

95:

29-33.

Pierce FJ., Payne C.R., Wiliams S.J., Denison D.M, dark T.J. Comparison of intravenous and inhaled terbutaline in the treatment of asthma. Chest 1981;

79:506-511. Pin I., Radford s., Kolendowicz г., Jennings В., Denburg J.A., Har greave f.E., Dolovich J. Airway inflammation in symptomatic and asymptomatic children with methacholine hyperresponsiveness. Eur Resp J 1993;

6(9): 1249 1256.

Repsher LH, Anderson Ja., Bush R.K., Rlliers c.j., Kass I., Kemp J.P., siegel S., Webb D.R. Assessment of tachyphylaxis foolowing prolonged therapy of asthma with inhaled albutero aerosol. Chest 1984;

85: 34-38.

S. Pedersen. What are the goals of treating pediatric Asthma? Pediatric Pulmonology. S 15, 22-27, 1997.

Sheldon G.P. Asthma. Chronic bronchitis and emphysema. Calif. Med., 1963,98,4,p.212Talamo R. Basic of clinical aspects of a- 1-antitrypsin. Pedi atr.,1975,56,1,91- Sheldon G.P. Asthma. Chronic bronchitis and emphysema. Calif. Med., 1963.

— 98,4: 212.

TalamoR. Basic of clinical aspects of a-1 -antitrypein. Pediatr., 1975.— 56, 1:91-100.

Taylor D.R.,Sears MR., Herbison G.P., Rannery E.M-, Print C.G, Lake D.C., Yates DD.M-, Lucas M.K., Li Q. Regular ingaled beta-agonist in asthma: effects on exacerbations and lung function. Thorax 1993;

48: 134-138.

Tinkelman D.G.,Reed C.E., Nelson H.S., Offord K.P. Aerosol beclomethasone dipropionate compared with theo-phylline as primary treatment of chronic, mild to moderately severe asthma in children. Pediatrics 1993;

92: 64-77.

Van Essen-Zandvliet ЕЕ., Hughes M.D., Waalkens H.J., Duivemian EJ., Poc cock S.J., Kerrebijn K.R, Dutch CNSLD study group. Effects of 22 months treat ment with inhaled corticosteroids and/or beta-2-agonists on lung function, air way responsiveness, and symptoms in children with asthma. Am Rev Respir dis 1992;

146: 547-554.

Verbeme AAPH, Frost С., Bogaard J.M., Kerrebijn K.R, One year treatment with sameterol, compared to inhaled cordcoeteroid in children with mild moderate asthma (abstract). Am J Resper Crit Care Med. 1996;

153:A408.

Waalkens H.J., Van Zandvliet E.E., Huges M.D., Gerritsen J., Duivemian EJ., Khol K-, Quahjer P.H., Sluiter H.J., Pouw E.M. et al. Cessation of long term treatment with inhaled corticosteroid (budesonide) in children with asthma results in deterioration. Am Rev Respir Dis. !993;

148: 1252-1257.

Watson WTA., Becker A.B. Comparison of ipratropium solution, fenoterol so lution, and their combination administered by nebulizer and face mask to chil dren with acute asthma. J. All. din. hnmunol. 1988,82,1012-1018.

Z. Diamant, J-W. J. Lammers. P. J. Sterk. Antileucotriene therapy in Asthma din Immunoterap. 2(3) 220-232, 1994.

Барг В. А. Клиническое значение регионарной вентиляции легких при хронической бронхолегочной патологии у детей. Автореф. дис. канд. мед. н. — М, 1981.

Барг В.А. Клиническое значение регионарной вентиляции легких при хронической бронхолегочной патологии у детей. Автореф.дис.канд.мед.н.,М, Барроуз З.Б. Хронические обструктивные заболевания дыхательных путей. В кн.

«Руководство по медицине» — М-, Изд-во «Мир», 1997. — с. 450-455.

Барроуз З.Б. Хронические обструктивные заболевания дыхательных путей. В кн.

«Руководство по медицине» М.,Изд-во«Мир», 1997, стр 450- Белоусов Ю.Б., Омельяновский В.В. Клиническая фармакология болезней органов дыхания.

— М., Универсум Паблишинг, 1996.

Белоусов Ю.Б., Омельяновский В.В. Клиническая фармакология болезней органов дыхания.

М., Универсум Паблишинг, Бойцова Е.В., Богданова A.B., Ктинова Т.В. и др. Особенности воспалительного процесса в легких при хронических бронхо-бронхиолитах у детей. 5 Нацконгресс по болезням органов дыхания, — М., 1995. — с. 1271.

Бойцова Е.В., Богданова A.B., Блинова Т.В. и др. Особенности воспалительного процесса в легких при хронических бронхо-бронхиолитах у детей. 5 Нац.конгресс по болезням органов дыхания, М-,1995, «Бронхиальная астма. Глобальная стратегия». Пульмонология. 1996, приложение.

«Бронхиальная астма. Глобальная стратегия». Пульмонология, 1996, «Бронхиальная астма» под ред. А.Г.Чучалина, М-,«Агар.»., «Бронхиальная астма» под ред. Чучалина А.Г., — М., «Агар.», 1997.

Вельтищев Ю.Е., Святкина О.Б. О роли структурно-функциональных изменений биологических мембран в патогенезе атопической аллергии у детей. Вопр. охр. мат. и дет., 1983. — 9, 3-9.

Вельтищев Ю.Е., Святкина О.Б. О роли структурно-функциональных изменений биологических мембран в патогенезе атопической аллергии у детей. Вопр.охр.мат.и дет., 1983,93- Гембицкая Т.Е., Сыромятникова Н.В., Ширяева К.Ф. и др. О клиническом значении определения активности оц-антитрипсина у различных контингентов пульмонологических больных. В кн. «Пороки развития и генетически обусловленные формы хронических неспецифических заболеваний легких у детей». — Л., 1976.—с. 115-117.

Гембицкая Т.Е., Сыромятникова Н.В., Ширяева КФ. и др. О клиническом значении определения активности а-1-антитрипсина у различных контингентов пульмонологических больных. В кн. «Пороки развития и генетически обусловленные формы хронических неспецифических заболеваний легких у детей». Л.,1976,115- Геппе Н.А., Карпушкина A.B. Применение ингаляционных кортикостероидов при бронхиальной астме у детей. Рос. Вестник Перинат, Педиатрии, 5, 1996.

Дж.Крофтон, А.Дуглас. Заболевания органов дыхания. М., «Медицина», Дрожжев М-Е. Клинико-патогенетические особенности гормонозависимой бронхиальной астмы у детей. Автореф. дис. канд. мед. наук. — М., 1993.

Ингрэм Р.Г.. младший. «Хронический бронхит, эмфизема легких и бронхообструктивный синдром» В кн. «Внутренние болезни» книга, т.6, — М., Медицина, стр. 93-111.

Каганов С/О., Розинова Н.Н., Голикова Т.М., Любченко Л.Н., Барг В.А, Харькова P.M.

Хроническая патология легких у детей. Вопр. охр. мат. и дет., 1982. — 4,13-17.

Каганов С.Ю., Розинова НН, Голикова Т.М., Любченко Л.Н, Барг В.А., Харькова P.M.

Хроническая патология легких у детей. Вопр.охр.мат.и дет., 1982,4,13- Классификация клинических форм бронхолегочных заболеваний у детей. Рос. вест. перянат.

и пед., 1996.—2,52-56.

Классификация клинических форм бронхолегочных заболеваний у детей. Рос.вест.перинат.и пед., 1996,2,52- Климанская Е.В.

Ковалевская М.Н, Розинова Н.Н Возрастнаая эволюция и исходы бронхиальной астмы у детей. Росс. вести, перинат. и педиатрии, 1997. — 1: 34-40.

Ковалевская М.Н., Розинова Н.Н. Возрастнаая эволюция и исходы бронхиальной астмы у детей. Росс.вестн.перинат. и педиатрии,!,1997,34-40.

Крофтон Дж., Дуглас А. Заболевания органов дыхания. — М., «Медицина», 1974.

Лев Н.С. Клинико-патогенетическое значение нейропептидов при бронхиальной астме у детей. — М., 1994. Автореф. дис. канд. мед. наук.

Лев НС. Клинико-патогенетическое значение нейропептидов при бронхиальной астме у детей.

М., 1994. Автореф.дисс.канд.мед.наук.

Международная статистическая классификация болезней (X пересмотр. ВОЗ). — М-, 1992.

Международная статистическая классификация болезней (X пересмотр. ВОЗ). М., 1992.

Национальная программа «Бронхиальная астма у детей. Стратегия лечения и профилактики».

— М., 1997.

Национальная программа «Бронхиальная астма у детей. Стратегия лечения и профилактика».

Москва, 1997.

Национальная программа «Бронхиальная астма у детей. Стратегия лечения и профилактики», М., Нестеренко В.Н. Клинические варианты экзогенного аллергического альвеолита у детей. Рос.

вест. перинат. и пед., 1995.— 1:29-34.

Нестеренко В.Н. Клинические варианты экзогенного аллергического альвеолита у детей.

Рос.вест.перинат.и пед., 1995.1.29- ОлингА. Новые аспекты бронхиальной астмы. М., 1981,25- Олинг А. Новые аспекты бронхиальной астмы. — М., 1981. — 25-31.

Палеев ПР., Ильченко В.А. «Хронический бронхит» в кн. «Болезни органов дыхания». Т. 3. под ред. Па-лееваНР., 110- Палеев HP., Ильченко В.А. «Хронический бронхит» в кн. Болезни органов дыхания.Т.З. под ред. Н.Р.Па-леева, 110-180 приложение Р.Г.Ингрэм, младший. «Хронический бронхит, эмфизема легких и бронхообструктивный синдром» В кн. «Внутренние болезни» книга, т.6, М., «Медицина», стр. 93- Р.Хегглин Дифференциальная диагностика внутренних болезней, М., «Медицина», Ричардсон Х.Б. «Аллергические заболевания легких» в кн. «Руководство по медицине», пер. с англ., — М., 1997.—С.484-489.

Розинова Н.Н., Каганов С.Ю. Некоторые вопросы эмфиземы легких у детей. Вопр. охр. мат. и дет., 1972.—11:52-58. Розинова Н.Н., Каганов С.Ю. Некоторые вопросы эмфиземы легких у детей.

Вопр.охр.мат. и дет.,1972,11,52- Розинова Н.Н.. Каганов С.Ю. Эмфизема легких. В кн. «Хронические заболевания легких у детей и критерии их диагностики». — М., «Медицина», 1979.

Розинова Н.Н, Каганов С.Ю. Эмфизема легких. В кн. «Хронические заболевания легких у детей и критерии их диагностики». М., «Медицина», Скворцов МА. Патологическая анатомия важнейших заболеваний детского возраста. — М., 1946. Скворцов М.А. Патологическая анатомия важнейших заболеваний детского возраста. М., Скуратова О.П. Асфиксический синдром как проявление тяжелой бронхиальной астмы у детей.

Автореф. дис. канд. мед. Наук. — М., 1978.

Скуратова О.П. Асфиксический синдром как проявление тяжелой бронхиальной астмы у детей. Авто-реф.дисс.канд.мед.наук, М., Спичак Т.В., Лунина О.Ф., Реутова B.C. Хронический облитерирующий бронхиолит у детей.

Рос. вестник перинат. и пед., 1997,4,32- Спичак Т.В., Лукича О.Ф., Реутова B.C. Хронический облитерирующий бронхиолит у детей.

Рос. вестник перинат. и пед., 1997. — 4: 32-38.

Струков А.И., Серов В.В„ СаркисовД.С. Общая патология человека. Руководство для врачей, 1990. Струков А.И., Серов В.В., Саркисов ДС. Общая патология человека. Руководство для врачей, 1990 Филатов Н.Ф. «Семиотика и диагностика детских болезней». — М., Медгиз, 1949. Хегтлин Р.

Дифференциальная диагностика внутренних болезней, — М., Медицина, 1965. ЧушшнАГ. Стратегия лечения и профилактики бронхиальной астмы в России. IntJ.hnmunorehaKlitation, 1997.— 7:51-56.

Чучалин А.Г. Стратегия лечения и профилактики бронхиальной астмы в России.

IntJ.Inimunorehabilitation, 1997, 7, 51- Б. Л. Медников Экономические аспекты в пульмонологии Ресурсы здравоохранения ограничены во всем мире, как в богатых, так и в бедных в экономическом отношении странах, и проблема их эффективного распределения весьма актуальна.

Согласно концепции развития здравоохранения и медицинской науки в Российской федерации (Постановление правительства РФ N1387 от 5.11.97), предусмотрено «проведение инвестиционной политики, обеспечивающей высокую эффективность вложений — максимального медицинского, социального и экономического эффекта на единицу затрат». В связи с этим в настоящее время особое значение придается разработке и совершенствованию медицинских про грамм и рекомендаций по рациональному использованию ресурсов здравоохранения. Помимо ограниченности ассигнований, выделяемых на здравоохранение, для существующей ситуации характерно:

• низкая эффективность капиталовложений в здравоохранение;

• явно недостаточная изученность экономических проблем;

• внедрение в практику новых медицинских технологий;

• наличие альтернативных методов лечения одного и того же заболевания;

• появление более эффективных и, как правило, более дорогих лекарств.

По мнению экспертов, эффективность использования ресурсов можно повысить, направляя основные средства, в первую очередь, на борьбу с болезнями, наносящими наибольший ущерб экономике страны. К настоящему времени неспецифические заболевания легких превратились во всем мире в крупную медико-социальную проблему, в первую очередь, из-за высоких уровней заболеваемости и смертности. В России болезни органов дыхания занимают первое место как причина заболеваемости с временной утратой трудоспособности и 3-4 место как причина инвалидности и смертности. Рост неблагоприятных эпидемиологических показателей при неспецифических заболеваниях легких связан, как правило, с их хроническими формами, в основном с хроническим бронхитом и бронхиальной астмой. Между тем, современные достижения в диагностике и лечении бронхолегочных заболеваний дают реальную возможность научно обо снованного, с учетом международного опыта, решения у нас в стране неотложных проблем пульмонологии при максимальной экономии средств, а в некоторых направлениях при снижении затрат.

Экономика здравоохранения («Health Economics») — сравнительно новое направление, которое рассматривает применение экономических принципов и методов анализа с целью эффективного использования ограниченных ресурсов. Стоимость того или иного заболевания понимается как потребление ресурсов, а эффективность затрат характеризуется как отношение между достигнутым состоянием здоровья и количеством затраченных денег на основе анализа стои мости и результатов альтернативных программ или подходов к оказанию медицинской помощи (рис.

31.1). Хотя очевидна целесообразность и полезность проведения экономических анализов в принятии решений о приоритетности тех или иных программ в здравоохранении, к настоящему времени в России практически отсутствуют исследования с современных позиций медицинской экономики. Как правило, используются частичные экономические исследования (табл. 31.1). Это не означает, что их проведение не является важным, однако эти данные не дают ответа на вопрос, эффективно ли используются ресурсы. Для ответа на вопрос об эффективности на единицу затрат должны использоваться методы полных экономических оценок (табл. 31.2).

Стоимость и результаты альтернативных программ в здравоохранении Рис. 31. Минимизация стоимости применяется в случае, если сравниваются два метода лечения, сравнение двух лекарств и т. д., результат которых одинаков, но стоимость их применения разная.

Соответственно, выбирается наиболее дешевый способ лечения. Стоимость/эффективность наиболее широко применяемый метод анализа, позволяющий проводить стоимостную оценку полученного эффекта или оценку эффекта на единицу затрат. Целесообразность использования метода стоимость/выгода представляется довольно спорной. Его суть — в монетарной оценке всех результатов, полученных от проведения программы или метода, и последующему приведению их к уровню цен сегодняшнего дня. Стоимость самой программы также приводится к стоимости на период оценки результатов. Соответственно, при прочих равных условиях, лучшей является программа с наибольшей разницей выгод. Метод наиболее применим для сравнения двух разных программ в здравоохранении или двух разных методов лечения. Стоимость/полезность наиболее часто применяется при сравнении одной программы с другой. Результаты выражаются в стоимости на один год жизни, приведенный к полному здоровью (стоимость 1 КВАЛИ). Метод основан на теории утилитарности, которая описывает способ принятия решений в условиях неопределенности с использованием установленных утилитарных показателей, которые в количественной форме отражают обусловленное состоянием здоровья качество жизни.

Таблица 31.1 Типы исследований, применяемые в экономике здравоохранения Рассматриваются ли стоимость и результаты исследуемых подходов к лечению?

Пров Нет Да одится ли ет сравнение Ст Резул Частичные двух или оимость ьтаты исследования 5) более аль Описание стоимости/ тернатив?

результатов 1) 2) Описание Описание стоимости эффективнос ти Ча иссле 6) Полные а стичные дования экономические исследования Минимизаци 3) 4) я стоимости Сравни- Сравнитель тельный ный анализ Стоимость эффективность анализ эффективнос Стоимость выгода стоимости ти Стоимость полезность Таблица 31. Методологии полных экономических исследований Методология Оценка Оценка стоимости результатов Минимизация монетар Подразумеваетс стоимости (cost- ная я, что результаты minimization) одинаковы в обеих случаях Стоимость монетар Натуральные эффективность (cost- ная единицы (симптомы, effectivenes) ФВД и др. показатели) Стоимость монетар Монетарная выгода (cost- ная benefit) Стоимость монетар КВАЛИ (годы полезность (cost- ная жизни, приведенные к utility) состоянию полного здоровья) Специалисты по экономике здравоохранения применяют различные методы для экономического анализа, каждый из которых измеряет цену в одном и том же (денежном) смысле, но по-разному отражает благоприятное влияние на здоровье. Экономические исследования основываются на признанных стандартах. Однако ввиду отсутствия достаточно достоверных данных (к примеру, истинная распространенность хронического бронхита, бронхиальной астмы и др.) воз можно использование гипотез и абстрактных предположений. Для оценки текущих экономических затрат, связанных с заболеванием, определяется его стоимость, в которую входят: прямые (стоимость лечения), непрямые (потеря производительности труда, расходы социального характера), неизмеримые (качество жизни) расходы. Прямые расходы — это в основном бюджетные средства и средства системы обязательного медицинского страхования для обеспечения лечебно-диагнос тического процесса. Носителями части прямых расходов являются и сами больные (расходы личных средств пациентов, иногда включаемые в прямые расходы). Для изучения прямых затрат может использоваться метод ориентации на учреждения здравоохранения. Имея данные по общим ассигнованиям (система обязательного медицинского страхования и бюджетные средства), большая часть расходов может быть непосредственно выведена эмпирическим путем с учетом относительной частоты того или иного диагноза (хронический бронхит, бронхиальная астма и др.). При этом:

• ориентировочный объем расходов на амбулаторную помощь = объем ассигнований/ частота изучаемой болезни ко всем заболеваниям;

• ориентировочная стоимость экстренной помощи = объему расходов на оказание экстренной помощи по всем заболеваниям/ частота оказания помощи при той или иной бронхолегочной патологии (бронхиальная астма, хронический бронхит и т.д.);

• ориентировочная стоимость госпитализаций = объем ассигнований лечебным учреждениям на стационарное лечение частота того или иного диагноза ко всем случаям госпитализаций.

Метод ориентации на учреждения здравоохранения применительно к пульмонологическим больным является недостаточно информативным. Кроме того, его в полной мере невозможно использовать применительно к информации по статистике в России, из которой можно получить только количество больных по той или иной патологии (форма 12), количество госпитализированных больных и количество проведенных ими койко-дней (форма 14) и информацию в некоторых регионах РФ о выездах скорой помощи, если она компьютеризирована и возможен поиск по фамилиям пациентов по кодам Международной классификации болезней. При этом в форме 30 (сведения о лечебно-профилактическом учреждении) и в форме 52 (сведения о деятельности лечебного учреждения, функционирующего в системе обязательного медицинского страхования) отсутствует деление амбулаторных посещений по кодам МКБ, а в форме 16-ВН (сведения о причинах временной нетрудоспособности) коды по бронхолегочной патологии 490-496 объединены. Представляется также маловероятным выделение расходов на лекарственные средства для лечения той или иной нозологии из данных по товарообороту аптечной сети и количеству оплаченных льготных рецептов до момента введения адекватных механизмов учета и контроля.

Таким образом, в текущей ситуации, используя метод ориентации на лечебные учреждения и данные государственной статистики, невозможно даже ориентировочно подсчитать прямые расходы.

Индивидуально-ориентировочный метод является более информативным при исследовании прямых расходов. Он основан на оценке удельных объемов услуг лечащих врачей на одного пациента В зависимости от качества диагностики, возможностей лечебного учреждения, тяжести заболевания определяются и выбираются те или иные виды услуг, оказываемые больному, с соответствующей оценкой их стоимости (консультации специалистов, обследование, оказание экстренной помощи, госпитализации, лечение в дневном стационаре и др.). Фактическая стоимость услуг рассчитывается по медико-экономическим стандартам, которые представляют собой довольно приближенные величины и значительно отличаются между собой в разных регионах страны. Для определения расходов на использование лекарств учитывается общий их объем и структура при фактической ситуации. Исходя из динамики назначений, рассчитываются средние расходы на одного больного, а затем по статистической распространенности заболевания проводится общий подсчет с использованием информации по рынкам лекарств. При этом не учитываются расходы на медикаментозное лечение в стационаре, так как они входят в стоимость госпитализации, и так называемые побочные расходы (лечение сопутствующих заболеваний), включая самолечение.

Экономическая оценка при использовании представленных методов осуществляется по вторичным информационным источникам. При этом успех ретроспективного анализа имеющихся данных ограничен недостаточными точностью, обоснованностью и полнотой. Мало что известно об экономический последствиях той или иной болезни в течение всей ее продолжительности, за ис ключением степени инвалидизации. Кроме того, оценка расходов, связанных с заболеванием, основана на использовании информации о заболеваемости, из чего выводится общая сумма издержек общества. Для этого необходимо точное знание распространенности, к примеру бронхиальной астмы или хронического бронхита, так как этот показатель входит в знаменатель формулы затрат на одного больного. При использовании данных статистики прямые расходы ис кусственно занижаются, причем значительно. Наиболее серьезные критические замечания по поводу оценок стоимости болезни — это применение цен как отражение действительной стоимости прямых (медицинских) услуг. Эти данные лучше рассматривать как оценку затрат (Медников Б. Л. и др., 1997).

Непрямые расходы, понесенные в результате заболевания обществом в целом и пациентом в частности, не входят в затраты здравоохранения. Несмотря на то, что в последнее время под «непрямыми расходами» обычно подразумевают потерю производительности труда в результате заболевания, целесообразно рассматривать более широкое понятие этих расходов применительно к анализу комплексной стоимости заболевания (cost of illness studies). Рекомендации по проведению экономических исследований в здравоохранении неоднозначно толкуют полезность использования непрямых расходов. Одни (Langley P., 1996) не приветствуют включению непрямых расходов в экономический анализ, другие (Guidelines..., 1994) позволяют включить непрямые расходы в исследования, но только в форме физических единиц (количество дней нетрудоспсобности, случаи преждевременной смерти и т. д.) без попыток оценить их в денежном выражении.

Наиболее полное понятие «непрямых расходов» включает в себя как расходы общества (потери производства), так и социальные расходы (выплата пенсий по инвалидности, выплаты по больничным листам, неуплата налогов по болезни). Социальные расходы, за исключением неуплаты налогов, по болезни рассматриваются как «трансферные платежи», уже заложенные в региональный бюджет. Их наличие или отсутствие не оказывает влияния на общество, так как выплаты уже включены в соответствующие расходные статьи. Для рассмотрения потерь производительности труда применяются два метода: «человеческого капитала» и «фрикционной стоимости». Метод «человеческого капитала» основывается на подсчете потенциальных потерь производства. При этом используется средняя начисленная зарплата (подразумевается, что уровень средней зарплаты эквивалентен предельному доходу). В случае полной нетрудоспособности за потери производства принимается общий объем доходов от возраста наступления полной нетрудоспособности до выхода на пенсию. Недостатком метода является то, что в случае долгосрочного отсутствия или наступления полной нетрудоспособности потери могут быть компенсированы наймом другого работника, а при недолгосрочных пропусках работа может быть выполнена другим сотрудником или выполнена больным после его выхода на работу. При использовании данного метода рассчитываются потенциальные потери, фактические же на самом деле ниже.

При использовании метода «фрикционной стоимости» потеря производительности труда как результат заболевания зависит от времени периода необходимого организации для возобновления исходной производительности. Такой временной период называется фрикционным. Для использования данного метода необходимо знать частоту фрикционных периодов, их продолжитель ность, связь пропусков работы по болезни с продуктивностью (эластичность рабочего времени от производительности), потери (приобретения) производительности труда и среднесрочное влияние на экономику. Недостатком метода является сложность определения продолжительности фрикционного периода и ассоциированных с ним издержек. Кроме того, в расчеты по непрямым расходам могут быть включены преждевременная смерть и «тихие потери» (пропуск занятий, время ожидания приема у врача, уход за больным и др. расходы). Экономическую оценку преждевременной смерти вследствие заболевания проводят при помощи моделирования. За основу в этой связи принимаются отчетные статистические данные по летальным случаям. При использовании метода «человек капитал» учитываются только потерянные годы трудового стажа, которые могли бы быть отработаны в существующих условиях продолжительности жизни без наступления преждевременной смерти вследствие заболевания. При расчетах используются современные данные по трудовому стажу на остаток жизни по возрастным группам и полу. Основной трудностью для использования этих двух методов является сложность определения потерь производства для инвалидов, безработных и пенсионеров.

Из группы хронических неспецифических заболеваний дыхательных путей, которые занимают позиции с 490 по 496 ICD, экономические аспекты, касающиеся бронхиальной астмы, наиболее изучены. Это обусловлено следующим:

• бронхиальная астма занимает одно из ведущих мест среди болезней органов дыхания (Bu mey PGL, 1993);

• в настоящее время она считается одной из главных проблем здравоохранения развитых стран (Чучалин А. Г., 1997;

Woolcock A. J., 1991);

• это не только наиболее распространенное заболевание у детей и взрослых, но и заболевание, уровень распространенности и тяжесть которого постоянно возрастают (Petty Т. L.

et al., 1989);

• сегодня «бронхиальная астма» — социальная, экономическая и чисто медицинская проблема, решение которой потребовало формирования стратегии борьбы с этим заболеванием (Чучалин А. Г., 1997;

GINA, 1995);

• к настоящему времени доказано, что бронхиальная астма — заболевание, тяжесть которого может быть снижена, а социальное и экономическое бремя уменьшено в результате использования современных принципов ее диагностики и лечения (Charlton I. G. et al., 1991);

Несмотря на то, что в каждой стране существует «самый лучший» путь диагностики и лечения астмы, который защищается специалистами и авторитетными учеными с целью улучшения стандарта медицинской помощи, к настоящему времени во многих странах, в том числе и в России, сформированы национальные планы комплексной диагностики и лечения болезни на основе международных исследований (Национальная программа..., 1997), в том числе и по экономическим аспектам. Так, режим «лучшей практики» ведет к «лучшему» контролю заболевания, меньшим обострениям и, следовательно, затратам.

Истинная стоимость бронхиальной астмы неизвестна. С точки зрения общества она высока, особенно если принимать в расчет неизмеримые потери (Ross R.N., 1989). Стоимость бронхиальной астмы в разных странах неодинакова из-за качества ее диагностики и распространености, структуры затрат в системе здравоохранения, методологии исследований (Bos ton Consulting Group..., 1992). В связи с изначальной трудностью получения достоверной информации обо всех компонентах стоимости астмы результаты оценок значительно варьируют и считается, что они, вероятно, уменьшены по сравнению с истинной стоимостью заболевания (табл.

31.3).

Таблица 31. Распространенность и расходы на бронхиальную астму В США 1 % затрат на здравоохранение приходится на астму (Weis К. В., 1992). Высокая вариабельность представленных данных между исследованиями может быть обусловлена особенностями здравоохранения в странах, где проводились исследования, различными источниками данных, исходной разницей цен. Характер потребления ресурсов у отдельных пациентов различается в связи с тяжестью заболевания и возрастом. Исследования Glaxo в Канаде (Boston Consulting Group..., 1993) позволило ди4)ференцировать стоимость бронхиальной астмы в зависимости от тяжести болезни. Показано, что основные затраты (до 80%) приходятся на небольшую группу больных (20 %). В большинстве стран, где проводились исследования, непрямые расходы менее значительны по сравнению с медицинскими (см. табл. 31.3). Прямые затраты на астму зависят от уровня развития и финансирования здравоохранения, подготовленности медицинского персонала, готовности пациентов следовать предписаниям врача.

Относительные значения, составляющие прямые затраты, в разных исследованиях (Boston Consulting Group, 1992) существенно отличаются. В целом, стоимость врачебных услуг является минимальной, стоимость стационарного лечения приблизительно равна стоимости лекарственных препаратов. При этом больные обычно плохо соблюдают режим медикаментозного лечения (Dom peling Е. et al., 1992;

Mawhinney Н. et al., 1991;

Rand С. S. et al., 1992), приводятся данные, что только 15% пациентов правильно принимают лекарства (Bosely С. М et al., 1994). На экстренную медицинскую терапию (лечение обострений) расходуется больше денег, чем на профилактическое лечение. За основу расчетов, вызванных бронхиальной астмой, берутся преимущественно вторичные данные, которые ретроспективно анализируются. В экономическом анализе допускаются гипотетические предположения, что обусловлено отсутствием надежной ин формации, и предполагаемые расходы могут колебаться в довольно широком диапазоне. В связи с этим наиболее оптимальным является экономическая оценка последствий бронхиальной астмы на примере небольших групп с последующим экстраполированием результатов на уточненную распространенность заболевания. По наши данным (Медников Б. Л. и др., 1997) при изучении стоимости бронхиальной астмы в текущей ситуации (см. табл. 31.3) прямые расходы составили 372 $ на одного больного, из них на амбулаторную помощь (включая экстренную) — 29 %, госпитализации — 41 %, медикаментозное лечение — 30 %. При этом установление и поддержание контроля над симптомами бронхиальной астмы наблюдалось всего у 17% обследованных, предупреждение обострений — у 5 %, предотвращение побочных эффектов — у 43 %, госпитализации — 56 %.

Непрямые расходы составили 159 $ (оплата пенсий инвалидам — 48 %, потери производства — %, оплата дней нетрудоспособности — 25 %). В процессе исследования установлены также общие затраты на больных с недиагностированной астмой, которые наблюдались и лечились с другими диагнозами (см. табл. 31.3). При анализе эффективности существующих расходов на бронхиальную астму установлено, что они не соответствуют получаемым результатам. В то же время использование современных подходов к диагностике и лечению астмы дает значительно лучшие результаты при меньших расходах. Так, установление контроля над симптомами отмечено у 56 % обследованных, предупреждение обострений у 58 %, предотвращение побочных эффектов лечения у 82%, а госпитализации 15 %. При этом общие расходы снизились на 13 % и составили в среднем $ на одного больного.

В настоящее время все большее значение приобретают клинические исследования отдельных видов лечения с одновременной оценкой потребления ресурсов как здравоохранения, так и общества в целом. Особого внимания заслуживают исследования, проведенные при хронической обструктивной болезни легких. К сожалению они единичные и касаются в основном анализа стоимости-эффективности различных лекарственных препаратов. Так, в 1994 г. (Dompeling et al., 1992) проведено ретроспективное изучение клинической эффективности и экономической значимости различных схем лечения ХОБЛ (417 пациентов) в течении 6 месяцев с момента установления диагноза. У 109 применен ипратропиум бромид, у 166 теофиллин, у 64 ингаляционные кортикостероиды (триамсиналон или бекламетазон), у 128 альбутерол. Сравнение проводилось с помощью регрессионного анализа. Установлено, что среди пациентов получавших начальную терапию ипратропиума бромидом с последующим присоединением альбутерола клиническая эффективность была выше при достоверном (p<0,05) снижении количества госпитализаций незапланированных визитов к врачу, а также более низкой стоимости лечения по сравнению с другими группами. В другом исследовании (Mawhinney Н. et al., 1991) проведен анализ стоимости эффективности лечения теофиллином (311 пациентов ХОБЛ) и ипратропиума бромидом ( пациентов). Использование аналитической модели по Marcov и исследование общей стоимости лечение убедительно доказало преимущества применения ипратропиума бромида.

Рассмотренные экономические аспекты, в том числе и на примере бронхиальной астмы, призваны способствовать более тесному сотрудничеству специалистов по экономике здравоохранения и клиницистов в поиске путей оптимизации затрат при бронхолегочных заболеваниях.

ЛИТЕРАТУРА Бронхиальная астма. Под ред. акад. РАМН Чучалина А.Г. — М., 1997. — 1 -2 т.

Ерлшков B.C. Фармакоэкономическая эффективность применения отечественных противоастматических препаратов при лечении больных бронхиальной астмой. Дис. на соиск. учен.

степени канд. мед. наук. — М., 1997.— 120с.

Медников Б.Л„ Медчикот O.K. Пиявский С.А.. Чучаяин А.Г. Экономические аспекты бронхиальной астмы. Сб. резюме 7 Национального конгресса по болезням органов дыхания. — М., — 1997. — 75 с.

Национальная программа «Бронхиальная астма у детей. Стратегия лечения и профилактика».

— М., 1997.—93с.

Basely СМ., Parry D.T., Cochrane G.M. Patient complianse with inhaled medication: does combining beta-agonists with corticosteroid imrove compliance?

Eur. Respir. J., 1994. — 7: 504-509.

Boston Consulting Group (CRESGE). Asthma: mieux connaitre pour mieux trailer. (Ashtma: understand it better to treat in better). — Paris, Glaxo, 1992.

Boston Consulting Group. The costs of adult astma in Canada. — Princeton, USA, Communications Media for Hducation, 1993.

BiirneyPGL. Epidemiology of ashma.. Allergy, 1993.—48: 17-21.

Charllon I.G., Lanes K., Bain J. Delay in diagnosis of childhood ashma and its influence on respiratory consultation rates. Archives of Diseases of Child hood, 1991. — 66: 633-635.

Dompeling Е., Van Grunsven P.M., Van Schayck C.P., et ul. Treatment with inhaled steroids in ashtma and chronic bronchitis: longterm compliance and in haler tecnique. Farm. Pract., 1992. — 9: 161-166.

Global initiative for ashma. National institutes of Health National Heart.

Lung, and Blood Institute. Publication Number 95, 3659, 1995.

Guidelines for economic evaluation of pharaceuticals. — Ottava, Canada, COOHTA, 1994.

Hughes DM., McLeod М, Garner В., Goldbloom HB. Controlled trial of a home and ambulatory program for asthmatic children. Pediatrics, 1991. — 87: 54-61.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.