WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Кафедра конституционного и международного права КГУ Татарский институт содействия бизнесу Институт социально-экономических и правовых наук Академии наук Республики Татарстан Правозащитный Центр города

Казани П.В. Чиков, Г.Н. Хадиева, А.Б. Мезяев, А.М. Насырова Универсальные и региональные системы защиты прав человека и интересов государства Под редакцией доктора юридических наук, профессора, Курдюкова Г.И.

2003 1 Книга издана при финансовой поддержке Совета по международным исследованиям и обменам (IREX) на средства индивидуального гранта, полученного П.В. Чиковым в рамках the Alumni Small Grants Program.

УДК Чиков П.В., Мезяев А.Б., Насырова А.М., Хадиева Г.Н.

Универсальные и региональные системы защиты прав человека и интересов государства / Под ред. проф. Г.И. Курдюкова — Казань:

Издательство, 2002 — *** с.

Монография является научным трудом коллектива авторов, имеющих опыт научной и правозащитной деятельности.

Представляет собой исследование соотношения и особенностей международно-правового регулирования прав человека и интересов государства в различных правовых системах. Детально анализируются универсальная, европейская, африканская системы защиты прав человека и системы безопасности государств, а также вопросы прав человека и коллективной безопасности новых независимых государств, возникших на территории Союза ССР.

Книга будет интересна научному сообществу, преподавателям международно-правовых дисциплин и студентам, а также сотрудникам правозащитных организаций.

© Правозащитный Центр города Казани, 2002.

© Курдюков Г.И., Чиков П.В., Хадиева Г.Н., Мезяев А.Б., Насырова А.М., ISBN Содержание Вступительное слово (Г.И. Курдюков) Раздел 1. П.В. Чиков. Универсальные системы защиты прав государства и человека Предисловие Подраздел 1. Государство Глава 1. Основные права и обязанности государства Право на территориальную неприкосновенность Право на самоопределение народов Равенство Право на нейтралитет Постоянный нейтралитет Обязанность воздерживаться от угрозы силой или ее применения в какой бы то ни было форме Обязанность добросовестно выполнять принятые на себя международные обязательства Глава 2. Универсальная система защиты интересов государства Универсальная система коллективной безопасности. Ее составляющие Совет Безопасности ООН Генеральная Ассамблея ООН Мирные средства разрешения споров Санкции. Военные санкции. Контрмеры Военные санкции Контрмеры Самооборона Подраздел 2. Личность.

Глава 3. Основные права и обязанности человека Глава 4. Универсальная система защиты прав человека Комиссия ООН по правам человека Верховный комиссар ООН по правам человека Договорные органы Комитет по правам человека Комитет по экономическим, социальным и культурным правам Глава 5. Права человека и интересы государства: конфликт Послесловие Раздел 2. Г.Н. Хадиева. Европейская система защиты прав человека Введение Глава 1. Европейский Суд по правам человека. Порядок обращения с индивидуальными жалобами. Прецедентное право Европейского Суда по правам человека.

Глава 2. Европейская Социальная Хартия. Порядок обращения с коллективными жалобами.

Глава 3. Верховный Комиссар по правам человека Совета Европы.

Заключение Раздел 3. А.Б. Мезяев. Африканская и Азиатская системы обеспечения безопасности и защиты прав человека.

Подраздел 1. Африканская система защиты прав человека.

Глава 1. Доктрина Глава 2. Конституции Глава 3. Международное право.

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 года.

Конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965 года.

Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации против женщин.

Конвенция о политическом статусе женщин 1952 года.

Глава 4. Африканская Хартия прав человека и народов Право на жизнь Права женщин Глава 5. Африканская Комиссия по правам человека и народов Источники права, применяемые Комиссией Механизм раннего предупреждения Права человека в отдельных странах Нигерия Судан Гамбия Отчеты государств Глава 6. Африканский Суд по правам человека Подраздел 2. Азиатская система защиты прав человека Глава 1. Всеобщая Исламская декларация прав человека.

Глава 2. Азиатско-Тихоокеанская Декларация прав человека и народов Раздел 4. А.М. Насырова. Механизм защиты интересов государств и прав человека в рамках Содружества Независимых Государств Глава 1. Защита интересов государства в рамках Содружества Независимых Государств А) Экономическая безопасность Б) Экологическая безопасность В) Военная безопасность Современные тенденции развития сотрудничества государств в области военной безопасности.

Глава 2. Защита и охрана прав человека в Содружестве Независимых Государств Ограничение прав и свобод человека А.а) Государственная безопасность б) Общественный порядок Б.а) Здоровье или нравственность населения б) Права и свободы других ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО ХХ век был завершен Декадой международного права. 17 ноября 1989г. Генеральная Ассамблея ООН принимает резолюцию 44/ «Десятилетие международного права ООН» (период с 1990 - годов). Главными целями десятилетия должны быть: а) содействие применению уважению принципов международного права;

в) содействие средствам и методам мирного разрешения споров между государствами, включая обращение в Международный Суд и полное уважение к нему;

с) поощрение прогрессивного развития международного права и его кодификации;

d) поощрение преподавания, изучения, распространения и более широкого признания международного права.

Одним из условий стабильного международного правопорядка является поддержание государствами международного мира и безопасности. В качестве цели своей политики государства взяли обязательства осуществлять меры с помощью всех надлежащих средств как национального, так и международного характера.

Одним из принципов международного права является обязательность государств сотрудничать друг с другом. Государства обязаны сотрудничать независимо от различий их политических, экономических и социальных систем в различных областях международных отношений, содействовать экономической стабильности и прогрессу. Международное право стало достоянием цивилизации, в нем были закреплены многообразные формы сотрудничества государств, общечеловеческие ценности, нормы о достоинстве, ценностях человека, его прав и свобод. На Саммите тысячелетия, состоявшемся 6-8 декабря 2000г. в Нью-Йорке, глав государств и правительств и все 189 государств-членов ООН приняли Декларацию тысячелетия, в которой они подтвердили свою коллективную ответственность за утверждение принципов человеческого достоинства, равенства и справедливости на глобальном уровне.

Расширилось понятие ответственности государств. Это коллективная ответственность перед человечеством в рамках ООН, ответственность в решении глобальных проблем (разоружение, экология, Мировой океан и др.). По-иному стала восприниматься ответственность государств как мера позитивного и правомерного, добросовестного поведения и как мера политического и юридического принуждения.

K сожалению, рубеж ХХ и XXI веков ознаменовался некоторыми отрицательными факторами, прежде всего, это военная акция НАТО против бывшей Югославии (1999г.), международный терроризм (CIIIA, 11 сентября 2001г.). Терроризм не является кризисом международного права (только в рамках ООН принято 12 конвенций по борьбе с терроризмом), а есть следствие неэффективного выполнения государствами принятых международно-правовых обязательств.

Не случайно, в своем ежегодном докладе о работе ООН ее Генеральный секретарь Кофи А. Аннан отметил следующее: «...мы были свидетелями разительных контрастов на международной арене, где за обнадеживающими событиями возникали опасные угрозы... Сегодня глобальные идеи - суверенитет народов;

подотчетность руководителей, личные права и верховенство права распространяются по всему миру. И все же нет гарантии того, что эти ценности устоят и что некоторые нации не станут вновь жертвами тирании и угнетения». Г.И. Курдюков, Профессор, доктор юридических наук Заведующий кафедры конституционного и международного права Казанского государственного университета Кофи А. Аннан. Годовой доклад о работе Организации. 2001. Нью-Йорк. 2001. С.1-2.

Чиков П.В. * Раздел 1. Универсальные системы защиты прав государства и человека Предисловие Если девятнадцатый век характеризовался отношениями государство-государство, а двадцатый – индивид-государство, то двадцать первый век может быть представлен как отношения индивид индивид. Трансграничные международно-правовые отношения, включающие только индивидов и регулируемые международным публичным правом, - может быть, это то направление, в котором мы движемся.

Антони Д’Амато Во второй половине ХХ века мир помешался на правах человека.

Сотни толстенных фолиантов, многие тысячи статей, комментариев, мнений, идей. Права человека оказались настолько важным детерминантом человеческой цивилизации, что сейчас весьма трудно определить их место и в теории, и в практике.

В международном праве сформировалась отдельная отрасль права о правах человека, появились труды по философии, психологии прав человека. В международных отношениях статус борца за права человека стал значить больше, чем статус обладателя оружия массового поражения.

В юридической науке гарантии неотъемлемых прав привели к структурным изменениям во многих отраслях национального права.

В уголовном, уголовно-процессуальном праве России – институт присяжных заседателей;

отказ от признания, как царицы доказательств;

усиление роли защитника;

возвышение статуса судьи и так далее. В гражданском праве – утверждение и признание неприкосновенности частной собственности, признание юридического равенства экономических субъектов.

Первое юридическое оформление нормы о правах человека получили на межгосударственном уровне. Причиной тому стал постепенный кризис Вестфальской системы суверенных государств.

Догматический принцип абсолютного невмешательства во * Чиков Павел Владимирович, аспирант Института социально-экономических и правовых наук Академии наук Республики Татарстан, преподаватель Татарского института содействия бизнесу, председатель Правозащитного Центра г. Казани, выпускник программы Young Leaders Fellowship 2000-2001 гг. Совета по международным исследованиями обменам (IREX), Master of Public Administration (University of North Dakota, Grand Forks, ND, USA).

внутренние дела другого государства привел к крупным мировым катаклизмам в виде мировых войн.

Оказалось, что единственным способом избежать самоуничтожения является создание системы общепризнанных правил и норм поведения, субъектами которых станет мельчайший общественный элемент – человек.

Эта система, юридически закрепленная, в частности, во Всеобщей декларации прав человека 1948 г., имела задачей унификацию и уравнивание статусов членов самых различных сообществ. С ее вплетением в правовые системы и, главное, в правосознание индивидов и общественное сознание автоматически ставились вне закона и морали такие ранее легитимируемые феномены, как расизм, половая дискриминация, колониализм и пр.

Как показывает новейшая история, цивилизация действительно озабочена существованием этих явлений и прибегает к комплексным мероприятиям, чтобы искоренить их. В результате, система прав человека, созданная изначально государствами (в первую очередь, западными) отчасти как политическое орудие борьбы против социалистических государств, трансформировалась в автономно существующий самосовершенствующийся феномен.

Сегодня, если полицейский применяет насилие в отношении задержанного, с точки зрения квалификации, абсолютно не имеет значения, в какой стране это происходит. Пытки или жесткое обращение – вот название этому действию. Имеют значение только две составляющие:

- насколько детализировано и всеобъемлюще юридически зафиксированы нормы о правах человека и насколько эффективны способы защиты прав в случае их нарушения в данном государстве (географическом регионе, континенте);

- насколько данное государство (географический регион, континент) видит угрозу собственной безопасности в возможности искоренения нарушений этих прав человека.

Исследовательская гипотеза, которую авторы собираются подтвердить или опровергнуть гласит, что системы защиты прав человека и системы безопасности государств соприкасаются, взаимодействуют и, более того, зачастую конфликтуют.

По сути, речь идет о взаимоотношениях индивида и государства. Их роль, значение, уровень безопасности и уровень защиты интересов неравны. Более того, даже соотношение статусов этих двух субъектов в различных географических регионах также представляется неравным.

Исследованию этой проблемы посвящена данная монография.

В ней будут описаны универсальная и некоторые региональные системы безопасности государств, с одной стороны, и универсальная и региональные системы защиты прав человека, с другой.

Подраздел 1. Государство Глава 1. Основные права и обязанности государств Основные права и обязанности государств сформировались исторически, они результат правового регулирования межгосударственных отношений. Само понятие «основные права и обязанности» появилось в силу того, что исторически государства являются первичными, основными, универсальными субъектами международного права. Основные права и обязанности или фундаментальные (неотъемлемые) государств возникли в тот период, когда они были единственными субъектами международного права, и корни прав и обязанностей в утверждении принципа политического развития («равный над равным не имеет власти»). Этот принцип повлиял на формирование таких принципов международного права, как суверенное равенство государств и невмешательства во внутренние дела. Начала независимости и формы невмешательства потребовали создания таких политических основ, которые могли бы обеспечить государствам самостоятельное существование и безопасность.

Основные права и обязанности являются по своей сущности согласованием воль, позиций, интересов государств в процессе признания (явно выраженного или молчаливого) ими общеобязательных правил поведения. Государства имеют основные права и обязанности в пределах системы международного права, права и они принадлежат государству с момента его возникновения. В системе международного права основные права государства называются законными, а содержание юридической обязанности состоит в необходимости уважения прав государств. Основные права и обязанности являются объективными по своему содержанию, они существуют независимо от действий государств во времени, являются ли они «старыми» или «новыми».

Вновь возникшие государства обязаны воспринимать объективную систему основных прав и обязанностей. В рамках международного права все государства имеют равные права и обязанности.

Основные права и обязанности государств - это норма обычного права и норма в форме договора. В нормативно-правовой системе основные права и обязанности составляют общий правовой статус государств. В процессе форм реализации основных прав и обязанностей государства в международных правоотношениях приобретают субъективные права и юридические обязанности.

В науке международного права многие участники признают тот факт, что основные права и обязанности государств происходят из основных принципов международного права. Основные права и обязанности или содержатся в принципах права, или совпадают ними, или государства подтверждают их в других актах.

Принципы - это ядро современного международного права, фундамент международного правопорядка, это и комплекс обобщенных норм, они также нормы высшего порядка. Принципы международного права - это основополагающие, общепризнанные юридические нормы универсального действия. Они обладают высшей, императивной силой, или иначе, jus cogens1 («неоспоримое право»). Венская конвенция о праве международных договоров 1969г. в ст.53 закрепила три элемента понятия императивной нормы общего международного права (jus cosens): она принимается и признается международным сообществом государств;

отклонение от нее недопустимо;

она может быть изменена только последующей нормой общего международного права, носящей такой же характер.

Обязательства, вытекающие из основных принципов, носят всеобщий характер. Нарушение хотя бы одного принципа международного права влечет за собой подрыв международного правопорядка. Состояние международного правопорядка зависит от того, как государствами соблюдаются и признаются основные принципы международного права.

Г.В. Игнатенко пишет, что «в принципах заложены такие правила, от которых ни одно государство не вправе отступать и которые служат эталоном правомерного поведения участников международного общения».

Принципы международного права - это требование, должное поведение, идеал, ориентиры, к чему должны стремиться государства и обеспечивать международную безопасность законным, справедливым и гуманным решением вопросов. И.И.

Лукашук отмечает: «Утверждение комплекса основных принципов вносит существенные изменения в систему управления международными отношениями... He только по юридическим, политическим и моральным соображениям, но и по объективным причинам любое сколько-нибудь значительное решение может быть надежным, если оно опирается на основные принципы»2.

Игнатенко Г.В.Международное право и общественный прогресс.М.1972.С.91.

Лукашук И.И. Нормы международного права. М., «Спарк»;

1997.С.84.

В Уставе OOH закреплены семь основных принципов:1) неприменение силы или угрозы силой;

2) мирное разрешение споров;

3) невмешательство;

4) сотрудничество;

5) равноправие и самоопределение народов;

6) суверенное равенство государств;

7) добросовестное выполнение обязательств по международному праву.

Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом OOH от 24 октября 197О г. раскрывает содержание указанных принципов. Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа 1975г.

(раздел «Декларация принципов, которыми государства участники будут руководствоваться во взаимных отношениях») дополнил эти принципы еще тремя: нерушимость границ, территориальная целостность, уважение прав человека.

Основные принципы международного права закрепляют и определяют основные права и обязанности государств. Возьмем, например, принцип «Суверенное равенство, уважение прав, присущих суверенитету», принятый Заключительным актом СБСЕ 1975г.: право принадлежать или не принадлежать к международным организациям;

право быть или не быть участником двусторонних или многосторонних договоров, включая право быть или не быть участником союзных договоров, право на нейтралитет.

Если принципы международного права имеют общие начала, то основные права и обязанности представляют собой конкретное выражение всеобщих требований государств. Например, принцип запрещения силы или угрозы силой предполагают основную обязанность - территориальную неприкосновенность государства и основное право - территориальное верховенство государства. Из этого принципа следуют такие основные права, как право на самооборону и право на принуждение. Таким образом, принципы права индивидуализируются и конкретизируются в форме взаимных обязательств. В одном принципе может содержаться разное количество основных прав и обязанностей. Следовательно, принципы международного права предопределяют возникновение более конкретных правил поведения;

возможно официальная конкретизация принципов международных договоров, заключенных государствами.

Основы права и обязанности образуют собственную систему.

Особое качество этой системы придает единство. Это предполагает, что а) праву одного государства соответствуют обязанности другого, б) государства имеют одновременно и права и обязанности, в) эти права и обязанности для всех государств равны.

По мнению А. Фердросса, основные права «принадлежат государствам непосредственно в силу их международной правосубъектности, в то время как наличие других прав зависит от существования еще других предпосылок»1.

К основным правам государства можно отнести право на справедливую и коллективную самооборону, на защиту и уважение своей правосубъектности, на нейтралитет на применение международно-правовой ответственности и ее реализацию в виде контрмер и санкций. Исходя из единства прав и обязанностей, можно рассматривать их соотношение, а именно: 1) право на суверенитет и независимость соответствует обязанность государств не вмешиваться во внутренние дела и с учетом внутренней компетенции определять предел международно-правового регулирования;

2) обязанности поддержания мира соответствует право коллективной безопасности на универсальной (OOH) и региональной основе и право на самооборону против агрессивной войны;

3) праву на заключение договоров соответствуют добросовестное выполнение обязательств по международному праву и принцип «договоры должны соблюдаться» (pacta sunt servanda) 4) обязанности уважения прав человека и основных свобод, включая свободу мысли, совести, религии соответствует право поощрять и развивать эффективное осуществление гражданских, политических, экономических, социальных, культурных и других прав и свобод человека, туда же входит уважение прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам и защита их законных интересов. Кроме того, государства подтвердили право лиц знать свои права, основные свободы и поступать в соответствии с ними.

На основе принципов международного права государства определяют в основных правах и обязанностях юридическую меру должного и невозможного поведения. Юридическая природа основных прав и обязанностей состоит в том, что они взаимно согласованы, признаны государствами, и не одно государство не вправе отступать от основных прав и обязанностей, сужать или толковать в ущерб правам и обязанностям других государств.

Государства осуществляют свои права и обязанности независимо от формы сотрудничества, ведь государства развивают сотрудничество как равные субъекты. И не важно, на каком месте стоит - право или обязанность, или наоборот - обязанность и право, главное в другом - сохранить соответствие между основными правами и обязанностями государств.

Фердросс А.Международное право.М.,1959,С.25.

На современном этапе развития международного права по прежнему существенное значение имеет кодификация основных прав и обязанностей государств, которые сложились под влиянием принципов международного права. Кстати, были попытки конкретизировать основные принципы международного права в отдельном договоре, например, принцип неприменения силы или угрозы силой, предполагалось, что этот договор кодифицирует принцип на уровне основных прав и обязанностей государств. Но эти попытки сохранились в проектном варианте. Комиссия международного право OOH в 1949г. подготовила проект Декларации прав и обязанностей государств, который так и не был принят. Не исключено, что здесь сыграл свою роль фактор идеологизации межгосударственных отношений. Как известно, в ст.14 проекта составители добивались признания «супрематии международного права»1, а это расценивалось некоторыми государствами как отрицание суверенитета и провозглашение принципа примата международного права над внутригосударственным правом.

В свое время В.М. Корецкий отмечал, что как в прошлом так и в настоящем «более или менее удовлетворительного критерия для отграничения основных прав и обязанностей государств так и не найдено»2.

В другой работе В.Мю. Корецкий проанализировал двадцать деклараций о правах и обязанностях государств, их проекты и документы приравненных к ним. Большинство из них были схожи с тем, что основывались на благих пожеланиях, но не предусматривали реальных мер, которые могли бы обеспечить национальный суверенитет, право народов на самоопределение, суверенное равенство государств, невмешательство во внутренние дела3.

С.14 проекта Декларации прав и обязанностей государств: «Каждое государство обязано поддерживать свои отношения с другими государствами в соответствии с тем принципом, что суверенитет каждого государства подчинен супрематии международного права» ( См.: Международное право в избранных документах. Том 1.

М., 1957. С.32-34) Корецкий В.М. Проблема «основных прав и обязанностей государств» в международном праве// В кн.: Корецкий В.М. Избранные труды. Книга 2, Киев, Наукова Думка. 1989. С.200. Здесь же Корецкий В.М. пишет о пестроте терминологии прав, которые считаются основными. Их называют изначальными, предшествующими, прирожденными (неразрывно связанными с существованием государств), непосредственными (никем не наделяемыми), абсолютными (действующими в отношении всех других государств). Там же С. 200.

Корецкий В.М. Декларация прав и обязанностей государств. Киев. 1962. С.137.

Кодификация основных прав и обязанностей государств является актуальной и в настоящее время. Об этом свидетельствуют новые научные исследования и предложения о проекте международной конвенции об основных правах и обязанностях государств1. В.А.

Романов отмечал, международное право создается и применяется главным образом государствами, но их права и обязанности «оказались намного менее разработанными, чем права и обязанности индивида, что не может не сказаться негативно и на международных усилиях по их обеспечению»2.

На региональном уровне такая кодификация была осуществлена в 1933г. в межамериканской Конвенции о правах и обязанностях государств, принятой в Монтевидео. Сюда, в частности, вошли такие права: политическое существование государства независимо от его признания другими государствами;

государства равноправны, они пользуются равными правами и имеют равную дееспособность;

ни одно государство не имеет права вмешиваться во внутренние или внешние дела другого;

юрисдикция государств в пределах национальной территории распространяется на всех обитателей;

сохранение мира - дело первостепенного интереса для государств3.

Эти положения были закреплены в Уставе Организации американских государств 1948г. Устав закрепил и другие права, а именно: право одного государства независимо от силы, которой оно обладает, а вытекает из факта существования государств как субъекта международного права;

основные права государств не могут быть ущемлены ни в какой форме;

право, которым располагает каждое государство для защиты и развития своего существования, не уполномочивает его совершать несправедливые акты против другого государства;

никакое государство не может применять меры экономического или политического характера в целях повлиять на суверенную волю другого государства и извлечь из этого какую-либо выгоду4.

Официально кодификация основных прав и обязанностей государств на универсальном уровне еще не заключена. В отечественной доктрине международного права в 1996г. группой ученых Московского независимого института международного права См. Кокорев Р.С. Основные права и обязанности государств как субъектов международного права. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук М., Романов В.А. Концепция основных прав и обязанностей государств на рубеже веков//Московский журнал международного права. 1996.-N4.-С.176.

Текст см. Международное право. Право в избранных документах. Том 1. М., 1957. С.

34-36.

Текст см. Международное право в избранных документах. П. М., 1957. С. 201-221.

был представлен проект Кодекса основных правил и обязанностей государств. К основным правам авторы проекта относят: право на территориальную целостность и неприкосновенность;

право на юрисдикцию;

право на дееспособность в пространстве общего пользования;

право на самооборону;

право на защиту своих прав и интересов;

право на защиту интересов своих граждан и юридических лиц;

право на солидарность.

К основным обязанностям - уважать и соблюдать права человека и основные свободы;

уважать суверенитет других государств и не вмешиваться в дела друг друга;

воздержаться от угрозы силой или ее применения;

обеспечивать, что бы территория государства не использовалась для посягательства на другие государства;

использовать свою территорию таким образом чтобы не наносить ущерба другим государствам пространствам общего пользования и окружающей среде;

поддерживать мирные дружественные отношения и разрешать свои международные споры мирными средствами;

добросовестно выполнять свои международные обязательства1.

Цели и интересы государств в международно-правовой системе Каждое государства имеет свои особенности, собственный путь развития. Международное право обеспечивает государствам развитие, суверенитет, экономическую, политическую и военную безопасность, что отвечает интересам международного сообщества государств.

Национальные и международные интересы государств взаимосвязаны, причинно обусловлены. Интересы государств проявляются в нормообразовании и в реализации норм внутригосударственного и международного права. Национальные интересы и национальная безопасность государств должны соответствовать нормам международного права. Интересы могут быть одним из оснований построения системы международного права. В другом случае, многие государства взяли на себя конституционное обязательство о верховенстве, примате международного права в своей национально- правовой системе.

Впервые в Конституции Российской Федерации в ст. 15 было закреплено положение, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы».

См. Московский журнал международного права. 1996.N4. С. 179-186.

Интересы государств определяются их статусом в международных отношениях, соотношением сил между ними, внешней политикой.

Интерес является фактором образования юридических норм, и эффективность норм международного права зависит от того, в какой мере она отражает интересы государств. В международных отношениях любая сфера затрагивает экономический и политический интерес государств. Закономерности международно правового регулирования предполагают учет интересов каждого государства при взаимном уважении суверенитета.

Интересы, как и цели государств, являются необходимым моментом действия государств. Имея свои интересы, государства выступают с заранее намеченными целями. Цель действий основанных на нормах международного права, одновременно предполагает достижение их имеющимися средствами1. В современном международном праве – это только и исключительно мирные средства.

Государства в процессе нормообразования и реализации стремится к тому, чтобы интересы были согласованны, хотя это согласование происходит часто во взаимном столкновении, в противоречиях, при различно международно-правовых позициях.

Соглашение государств как итог создания нормы международного права - это координация, баланс интересов. При функционировании норм в международно-правовой системе могут быть противоречия, но правовая норма постоянно вносит корректировку между целями и интересами субъектов. Особое значение имеют общие многосторонние кодифицированные акты, Устав ООН, закрепляющие систему целей, интересов и средств их осуществления. Устав ООН формирует цели конкретно:

«поддерживать международный мир и безопасность, и с этой целью принимать эффективные коллективные меры для предотвращения и устранения угрозы миру и подавлению актов агрессии или других нарушений мира и проводить мирными средствами...(ст.1). Цели Устава ООН устанавливают универсальную обязанность для членов и нечленов ООН (ст. 2 п.6). Устав возлагает достижение целей на все государства, народы и международные организации. Сама ООН преследует цель «быть центром для согласования действий наций в достижении этих общих целей (ст. 1 п. 4) и главная из них «избавить грядущее поколение от бедствий войны».

«Для реализации цели необходимы соответствующие средства. Именно средства выступают в качестве связующего звена между субъектом цели и объектом его деятельности, направленной на достижение определенного результата». См.

Керимов Д.А. Методология права. М., «Аванта», 2001, С. 302.

Цель Устава OOH состоит в том, чтобы урегулировать отношения имеющих всеобщее значение для государств. Устав нацеливает государства на развитие международно-правовой системы и создание условий при которых могут соблюдаться «уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и других источников международного права:» (Преамбула), поощрение развития международного права и его кодификацию (ст.13). Нормами международного права закреплено, что государства обязаны воздерживаться от действий, которые лишили бы договор объекты и цели договора (ст. 18 Венской конвенции о праве международных договоров 1969г.). Соглашение как основание юридической природы международного договора включает в себя взаимосвязанность интересов государств. О.И. Тиунов пишет, что «взаимность интересов сторон предполагает соответствие их прав и обязанностей, то есть участники соглашения в равной степени удовлетворяют свои интересы в определенной сфере сотрудничества»1.

Для достижения целей государства не обязаны прибегать к мерам любого характера. В международно-правовой системе закреплены мирные средства, а если применяются принудительные меры, вплоть до вмешательства во внутренние дела, то лишь потому, что эти дела представляют собой угрозу миру и его нарушение.

К сожалению, отдельные государства добиваются осуществление целей путем применения силы, ссылаясь на международное право, положения устава ООН. Это видно на примере разрешения югославского кризиса, где реализация целей во многом основывалась на злоупотреблении правом и в конечном счете явного нарушения общепризнанных принципов международного права. Международное право не применяет право силы, каково бы ни было соотношение политической, экономической и военной силы.

Безусловно, интересы государств в международных отношениях многообразны по своему содержанию, возможно противоборств, столкновение интересов, в следствии чего возникают ситуации, споры, конфликты. Последние затрагивают не только национальные интересы государств, но и международный общий интерес.

Государства призваны осознать субъективное отношение к условиям своей взаимосвязанности, а так то, что составляет объективное - это совпадающие, общие интересы. Субъективное понимание интереса, национального или коалиционного, Тиунов О.И. Принцип соблюдения договоров в международном праве. Перьмь, 1976.-С.11.

достигаемого неправомерными средствами, является злоупотреблением правом со стороны отдельных государств. С другой стороны, субъективное осознание интереса может создать статус заинтересованного государства в решении какой либо проблемы Устав OOH закрепляет понятие «непосредственной заинтересованности государств». Конкретные признаки непосредственной заинтересованности проявляются в процессе реализации международной правосубъектности государств:

переговоры о заключении договоров, применение мирных средств в урегулировании конфликтов, действия на нарушение мира и безопасности, защита специфических интересов государств отдельного региона и др.

Доктрина международного права гласит: государства – основные первичные субъекты международного права, обладающие общей правосубъектностью.1 Сия святость этих субъектов объясняется пятивековой историей становления западной человеческой цивилизации, начавшейся от преодоления светской властью религиозного доминирования, получения ею независимости.

Здесь необходимо оговориться. В данной главе речь пойдет об универсальных системах обеспечения безопасности государства и гарантий прав человека. Об универсальных, значит, о системе Организации Объединенных Наций. Однако при всей своей универсальности, то есть, вовлеченности максимального количества государств, система ООН, в первую очередь, является следствием развития западной человеческой цивилизации. Идеи западных философов легли в ее основу, история взаимоотношений западных государств предшествовала ее созданию;

развитие обеих мировых войн началось на европейском континенте, да и предшественница ООН – Лига Наций – порождение либеральных идей Вудро Вильсона и Версальского мирного договора 1919 г. Об особенностях незападной философии в создании системы прав человека – в Африке и Азии – речь пойдет в отдельной главе.

Европейская и американская история международных отношений начинается с середины XVI века. Именно тогда в Европе сформировалась система суверенных государств. Система получила свое название от Вестфальского трактата о мире 1648 г., завершившего Тридцатилетнюю войну между католиками и протестантами.

Трактат сформулировал новые ранее не существовавшие международно-правовые принципы, определившие межгосударственные отношения на два столетия вперед:

Международное публичное право. Учебник / Под ред. К.А. Бекяшева. М., 1999. С. политического равновесия, независимости светской власти от власти духовной, равенства государств. Тогда же были предусмотрены применение коллективных мер (санкций) против агрессоров, мирные средства разрешения споров. Договор закрепил между всеми его участниками не только «право на территорию и на верховенство», но и равноправие европейских государств без различия их форм государственного строя и религии. Идеи, заложенные в Трактате, в особенности о правах и равенстве, были во многом рецепиированы из римского права.

Межгосударственные отношения регулировались по аналогии с отношениями частных лиц. Провозвестником философского обоснования Вестфальской системы был Гуго Гроций, предположивший, что «известные права могли возникнуть в силу взаимного соглашения как между всеми государствами, так и между большинством их». Обособление государств как субъектов международных отношений, формирование объективного понятия государства вне зависимости от индивидуальных характеристик оного привело в конечном итоге к необходимости признания их равенства.

У государства, как субъекта отношений, стал формироваться правовой статус в виде совокупности прав и обязанностей и способов их защиты. В течение нескольких веков государства, будучи единственными акторами на международной арене, детализировали и уточняли свой правовой статус. Более того, формировался целый комплекс охранительных правовых норм и практики их применения, имевший целью не допустить посягательства на правовой статус государства.

Далее мы внимательно изучим составляющие правового статуса государства, его основные права и обязанности, а затем осветим механизм их защиты.

Право на территориальную неприкосновенность Теория международного права указывает на три основных признака государства: суверенитет, правительство, территория и население.

По словам теоретиков, суверенитет является фундаментом всех основных прав государства.3 Не вдаваясь в дискуссию о дефиниции суверенитета, приведем лишь определение, содержащееся в Международное право. Учебник для вузов / Под ред. Г.В. Игнатенко, О.И. Тиунова.

М., 1999. С. 32.

Гроций Г. О праве войны и мира. Три книги. М., 1956. С. 48.

Международное публичное право. Учебник / Под ред. К.А. Бекяшева. М., 1999. С.

101.

арбитражном решении об островах Пальмас (Нидерланды – США) 1928 г. «Суверенитет в отношениях государств, — гласит решение, — означает независимость. Независимость в отношении участка земного шара есть право осуществлять в его пределах функции государства, исключая любое иное государство».1 Территория же – это пространственные пределы верховенства государственной власти данного государства. Следовательно, территориальная неприкосновенность, как принцип международного права означает недопустимость использования ее, включая естественные богатства, без согласия суверена.2 В международном праве обеспечение неприкосновенности границ государств признается сферой совместных жизненно важных интересов (п. 1 Декларации СНГ о неприкосновенности границ 1993 г.). В международно-правовых актах право на территориальную неприкосновенность выражается, как правило, в форме корреспондирующей обязанности государств уважать его и воздерживаться от неправомерных действий. В частности, Декларация о принципах международного права 1970 г., говоря об угрозе силы, исключает ее применение «с целью нарушения существующих международных границ другого государства или в качестве средства разрешения международных споров, в том числе территориальных споров и вопросов, касающихся государственных границ». Заключительных акт СБСЕ 1975 г. запрещает государствам вообще любые действия, несовместимые с целями и принципами Устава ООН, против территориальной целостности.

Устав ООН (п. 4 ст. 2) запрещает применение силы против территориальной целостности государств в виде вторжения, аннексии, оккупации, любых попыток расчленения государственной территории, если это не связано с применением международных санкций. Право на самоопределение народов Закрепление права на самоопределение народов есть одно из бесспорных завоеваний социализма. Борьба Советского Союза в UN Reports of International Arbitral Awards. Vol. 2. 1949. P. 838.

Клименко Б.М. Государственная территория. М., 1974. С. 67 и сл.

Дипломатический вестник, 1993, №17-18. С. 9-10.

Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, 1970 г.

Международное публичное право. Учебник / Под ред. К.А. Бекяшева. М., 1999. С.

61.

60-70-х гг. ХХ века за увеличение числа сторонников в Генеральной Ассамблее ООН привела к международно-правовому запрету колониализма. Согласно Декларации о предоставлении независимости странам и народам, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 14 декабря 1960 г. «все народы имеют право на самоопределение, в силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие». Определяя его как подчинение народов иностранному игу, господству и эксплуатации, Декларация о принципах международного права признает его отказом в основных правах человека.1 Более того, колониализм как явление был, в конечном счете, криминализован и внесен в Кодекс преступлений против мира и безопасности человечества.

Параллельно с этим процессом шел процесс признания за народами права на самоопределение. Международные пакты о правах человека 1966 года зафиксировали право на самоопределение в договорной форме, обязательной для государств. Декларация о принципах международного права 1970 г.

конкретизировала его содержание и определила, что способами осуществления народом права на самоопределение являются:

- создание суверенного и независимого государства;

- свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним;

- установление любого другого политического статуса, свободно определенного народом;

- все участники международных отношений обязаны уважать это право.

Исходя из принципа равноправия и права народов распоряжаться своей судьбой, указывается в Заключительном акте СБСЕ 1975 г., все народы имеют право в условиях полной свободы определять, когда и как они желают, свой внутренний и внешний политический статус без вмешательства извне и осуществлять по своему усмотрению свое политическое, экономическое, социальное и культурное развитие. Возможно самоопределение народов (наций), организованных в государство, например, многонациональное.

Однако здесь необходимо учитывать территориальную целостность государства и ненарушение прав других народов. Сепаратистские тенденции, одностороннее провозглашение независимости нарушают принципы международного права и не получают международно-правового признания другими государствами. В Международное право в документах: Учеб. пособие / Сост.: Н.Т. Блатова, Г.М.

Мелков. М., 2000. С. 21.

Постановлении Конституционного суда Российской Федерации от марта 1992 года говорится: «Не отрицая права народов на самоопределение, осуществляемое посредством законного волеизъявления, следует исходить из того, что международное право ограничивает его соблюдением принципа территориальной целостности и принципа соблюдения прав человека». Таким образом, право на самоопределение и право на отделение взаимосвязаны, и реализация этого права должна быть с учетом всех факторов.1 В названной Декларации 1960 г. Сказано, что «всякая политика, направленная на то, чтобы частично или полностью разрушить национальное государство и территориальную целостность страны, не совместима с целями и принципами Устава Организации Объединенных Наций».

Равенство Согласно п. 1 ст. 2 Устава ООН, Организация основана на принципе суверенного равенства всех ее членов. В силу этого качества государства – субъекты международного права равны независимо от времени возникновения, величины территории, количества населения и факта международно-правового признания. По мнению Международного Суда ООН, равенство означает равную свободу во всех делах, не регулируемых международным правом. Государства обязаны уважать суверенное равенство и своеобразие друг друга, а также все права, присущие суверенитету.

В частности, понятие суверенного равенства включает следующие элементы:

а) государства юридически равны;

б) каждое государство пользуется правами, присущими полному суверенитету;

в) каждое государство обязано уважать правосубъектность других государств;

г) равное право участвовать в решении международных проблем, в которых они законно заинтересованы. Равенство правового статуса государств означает, что все нормы международного права применяются к ним одинаково, обладают См. об этом: Черниченко С.В. Принцип самоопределения народов (современная интерпретация) // Московский журнал международного права, 1996, №4. С. 7.

ICJ. Reports. 1950. P. 275.

Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, 1970 г.

Лукашук И.И., Лукашук О.И. Право на участие в международных договорах // СГП.

1985. №4. С. 16.

равной обязательной силой. Государства обладают равной способностью создавать права и принимать на себя обязательства.

Из принципа суверенного равенства вытекает равное право каждого государства на участие в решении общих проблем, а также вопросов, в которых оно непосредственно заинтересовано. Утверждение права на участие есть прямой вызов неореалистическому пониманию международных отношений, которым отстаивается тезис о праве сильнейших на решение общемировых проблем. Международно-правовое обоснование права на участие содержится в ряде научных работ. Право на участие проявляется ярче всего в участии в конференциях и договорах, посвященных проблемам, представляющим общий интерес, и утверждающих нормы общего международного права.

Хартия экономических прав и обязанностей государств 1974 г.

закрепила право каждого государства «участвовать в международной торговле и иных формах экономического сотрудничества независимо от каких-либо различий».

Право на нейтралитет Право государств на нейтралитет указано в принципе суверенного равенства, уважения прав, присущих суверенитету Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г.

Различаются следующие виды нейтралитета в военное время:

- обязательство государства не участвовать в войне и не оказывать помощь воюющим державам;

- вооруженный – право государства, объявившего нейтралитет, защитить свой статус вооруженной силой во время войны.

Выделяют и нейтралитет постоянный, как во время войны, так и в мирное время.

Постоянный нейтралитет. Это международно-правовой статус государства, взявшего обязательство не участвовать в каких-либо войнах, которые происходят или могут произойти в будущем, и воздерживаться от действий, способных вовлечь такое государство в войну. В мирное время такие государства не участвуют в военных блоках и не предоставляют свою территорию под иностранные военные базы.

Там же.

См.: Ашаевский Б.М. Межправительственные конференции. М., 1980. С. 33;

Лихачев В.Н. Место принципа универсальности в системе принципов международного права // СЕМП. 1975;

Талалаев А.Н. Право международных договоров. С. 104-106.

Международное право. Учебник для вузов / Под ред. Г.В. Игнатенко, О.И. Тиунова.

М., 1999. С. 53.

В связи с этим постоянно-нейтральные государства не принимают участия в военно-политических союзах, отказываются от размещения на своей территории иностранных военных баз, выступают против оружия массового уничтожения, активно поддерживают усилия мирового сообщества в сфере разоружения, укрепления доверия и сотрудничества между государствами.

Правом на постоянный нейтралитет впервые в новой истории воспользовалась Швейцария в 1815 году, когда представители Австрии, Франции, Великобритании, России, Португалии и Пруссии торжественно признали «всегдашний нейтралитет» Швейцарии. В содержание права государства на нейтралитет входит:

а) возможность отражать военной силой любые попытки воюющих нарушить статус нейтрального государства;

б) предоставлять свою территорию для содержания и перевозки жертв войны, оказавшихся на его территории;

в) оказывать воюющим добрые услуги и посредничество в переговорах;

г) предоставлять убежище войскам, военным кораблям и летательным аппаратам воюющих с последующим их интернированием;

д) использовать морские пространства за пределами территориального моря прибрежных государств и воздушное пространство над ними для морской и воздушной навигации, принимая во внимание зоны военных действий, объявленные воюющими.

В настоящее время постоянно-нейтральными государствами являются также Австрия, Лаос, Камбоджа, Мальта. 12 декабря г. в Туркменистане был принят Конституционный закон «О постоянном нейтралитете Туркменистана». Статус Туркменистана был признан и поддержан резолюцией Генеральной Ассамблеей ООН.

В последнее время Швейцария заявила о так называемом «интегральном суверенитете». В этой связи в 2002 году в Швейцарии был проведен референдум о вступлении ее в ООН.

Большинство населения проголосовало «за» и 10 сентября года Швейцария стала 191 государством-членом ООН.

Акт относительно признания и гарантии постоянного нейтралитета Швейцарии и неприкосновенности ее территории. См. Мартенс Ф.Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными державами. СПб., 1878, т. IV, ч. 1.

С. 13-15.

Обязанность воздерживаться от угрозы силой или ее применения в какой бы то ни было форме Обязанность государств воздерживаться от угрозы силой или ее применения закреплена в п. 4 ст. 2 Устава ООН. Устав же указывает и на неправомерные формы применения силы: акт агрессии, угроза миру или нарушение мира (ст. 39). На них и остановимся подробнее.

История определения «агрессия» в международном праве началась во время Первой мировой войны.1 Еще в ходе Парижской мирной конференции под нажимом общественного мнения 25 января 1919 г.

была создана Комиссия по вопросам ответственности за войну.

Большинство комиссии сочло необходимым установление международных санкций за совершение акта агрессии и рекомендовало рассмотреть этот вопрос в рамках международного органа. В связи с этим, возникла необходимость дать определение «акта агрессии». Несколько позже, в 1923 году при подготовке проекта договора о взаимной помощи, был учрежден специальный комитет Временной смешанной комиссии, который рассмотрел проблему агрессивной войны и выработал «Комментарий по вопросу об определении случаев агрессии». Серьезным продвижением вперед к праву мира послужило принятие 27 августа 1928 года Договора об отказе от войны в качестве орудия национальной политики (пакт Бриана-Келлога).

В 1933 году впервые на конференции по разоружению представитель СССР внес детально разработанный проект определения агрессии, по которому агрессором признавалось государство, первым применившее вооруженную силу. В результате дискуссии по советскому проекту был учрежден Комитет по вопросам безопасности с поручением рассмотреть вопрос об определении агрессии. Подготовленный комитетом доклад содержал проект определения, однако, этот проект не был утвержден Генеральным комитетом конференции.2 В силу этого СССР пошел по пути заключения двусторонних (Лондонских) Подробно об истории определения агрессии см.: ООН как инструмент по поддержанию и укреплению мира. Международно-правовые проблемы. М., "Международные отношения", 1980;

Копал В. Определение агрессии - важный вклад в укрепление международного мира и прогрессивное развитие международного права // Международное право на службе мира и сотрудничества государств. М., "Международные отношения", 1981. С. 6-21;

Орловский А.В. Ответственность государств за агрессию. Минск: Наука и техника, 1969;

Рыбаков Ю.М. Вооруженная агрессия - тягчайшее международное преступление. М.: Юридическая литература, 1980.

Societe des Nations. Acts de la Conference pour la reduction et la limitation des armaments. Serie B (proces-verbal de la commission generale), v.2, p. 510-517, 547-559.

конвенций, дающих определение агрессии. 3 июля 1933 года СССР, Эстония, Латвия, Польша, Румыния, Турция и Афганистан заключили Конвенцию об определении агрессии (вступила в силу октября 1933 года). В 1934 году к Конвенции присоединилась Финляндия. Также Союзом ССР в Лондоне были заключены двусторонние конвенции об определении агрессии: 4 июля года с Румынией, Чехословакией, Югославией, Турцией, 5 июля - 1933 года – с Литвой.

В конвенциях государства определили «возможно более точным образом понятие агрессии», которая состоит из следующих действий:

1. Объявление войны другому государству.

2. Вторжение своих вооруженных сил, хотя бы без объявления войны, на территорию другого государства.

3. Нападение своими сухопутными, морскими или воздушными силами, хотя бы без объявления войны, на территорию, на суда или на воздушные суда другого государства.

4. Морскую блокаду берегов или портов другого государства.

5. Поддержку, оказанную вооруженным бандам, которые, будучи образованными на его территории, вторгнутся на территорию другого государства. Работа была прервана начавшейся Второй мировой войной.

Определение агрессии, разработанное Советским Союзом, использовалось Нюрнбергским и Токийским трибуналами при установлении уголовной ответственности за преступления против мира, в частности за развязывание и ведение агрессивной войны. В частности, на сессии Нюрнбергского трибунала американский судья Джексон, определяя состав преступления агрессии, дословно воспроизвел положения упомянутых Лондонских конвенций. Отмечая ценный вклад этих конвенций и указывая на желательность разработки подобного документа в рамках ООН, бывший президент США Г. Гувер и видный американский дипломат Г. Гибсон писали, что «такое определение должно установить стандарты поведения государств, являясь в этом смысле необходимой предпосылкой как для функционирования См.: Международное право в избранных документах. Том III. М., 1957. С. 6.

Подробнее см. Трайнин А.Н. Защита мира и борьба с преступлениями против человечества. М., 1956;

Полторак А.И. Нюрнбергский процесс (основные правовые проблемы). М., 1966.

The Case against the Nazi War Criminals (1946).

международного права, так и для деятельности органов новой организации по поддержанию мира». На XXII сессии Генеральной Ассамблеи был поставлен вопрос о возобновлении работы над понятием агрессии. Был вновь создан специальный комитет с задачей «изучить все аспекты вопроса, с тем, чтобы могло быть подготовлено определение агрессии».2 В его состав вошли 35 государств.

В результате длительной работы были выработаны следующие положения. Ст.2 гласила: «Применение вооруженной силы государством первым в нарушение Устава является prima facie свидетельством акта агрессии, хотя Совет Безопасности может в соответствии с Уставом сделать вывод, что определение о том, что акт агрессии был совершен, не будет оправданным в свете других соответствующих обстоятельств, включая тот факт, что соответствующие акты или их последствия не носят достаточно серьезного характера». Определение агрессии никоим образом не нарушило «главной ответственности» Совета Безопасности за поддержание международного мира и безопасности, то есть именно за ним остается последнее слово в определении.

В статье 3 содержится перечень агрессивных актов: «Любое из следующих действий, независимо от объявления войны, с учетом и в соответствии с положениями ст.2 будет квалифицироваться в качестве акта агрессии:

a) вторжение или нападение вооруженных сил государства на территорию другого государства или любая военная оккупация, какой бы временный характер она не носила, являющаяся результатом такого вторжения или нападения, или любая аннексия с применением силы территории другого государства или части ее;

b) бомбардировка вооруженными силами государства территории другого государства или применение любого оружия государством против территории другого государства;

c) блокада портов или берегов государства вооруженными силами другого государства;

d) нападение вооруженными силами государства на сухопутные, морские или воздушные силы, или морские и воздушные флоты другого государства;

e) применение вооруженных сил одного государства, находящихся на территории другого государства по соглашению с принимающим государством, в нарушение условий, предусмотренных в Имеется в виду Организация Объединенных Наций. См. Hoover H., Gibson H. The Basis of Lasting Peace. N.Y., 1945. P. 89.

General Assembly Official Records, 22 Sess., Suppl. No 16 (A/6716) at 84.

соглашении, или любое продолжение их пребывания на такой территории по прекращении действия соглашения;

f) действие государства, позволяющего, чтобы его территория, которую оно предоставило в распоряжение другого государства, использовалась этим другим государством для совершения акта агрессии против третьего государства;

g) засылка государством или от имени государства вооруженных банд, групп, иррегулярных сил или наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства, носящие столь серьезный характер, что это равносильно перечисленным выше актам, или его значительное участие в них».

Последние два пункта ст. 3 касаются таких актов агрессии, которые являются по сути косвенной агрессией, хотя в определении года такое понятие не применяется.

«Вышеприведенный перечень актов не является исчерпывающим, и Совет Безопасности может определить, что другие акты представляют собой агрессию согласно положениям Устава», - гласит статья 4.

Не менее важной является и статья 5: «Никакие соображения политического, экономического, военного или иного характера не могут служить оправданием агрессии».

В итоге 14 декабря 1974 года была принята Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 3314 (XXIX), в пп. 3 и 4 которой говорилось:

«Генеральная Ассамблея...3. призывает все государства воздерживаться от всех актов агрессии и других видов применения силы, противоречащих Уставу Организации Объединенных Наций и Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций;

4. обращает внимание Совета Безопасности на определение агрессии, изложенное ниже, и рекомендует ему, по мере необходимости, учитывать это определение в качестве руководства при установлении в соответствии с Уставом наличия акта агрессии». Текст определения агрессии следовал в качестве приложения к этой резолюции. В отличие от понятия агрессии, определений угрозы миру и нарушения мира в международном праве не закреплено.

Поэтому остается довольствоваться авторитетными мнениями Официальные отчеты Генеральной Ассамблеи, двадцать девятая сессия, приложение 19 (А/9619).

ученых. В частности, Э.С. Александрова справедливо считает, что «согласно Уставу, нарушение мира и угроза миру - более широкие понятия, чем акт агрессии. Агрессия представляет собой наиболее серьезную форму нарушений мира».1 С подобной точкой зрения соглашается большинство авторов. Однако когда речь доходит до определения угрозы миру или нарушения мира, то возникают проблемы. Александрова пишет, что «под угрозой миру, прежде всего, понимается угроза развязывания новой мировой войны»3, однако, не все агрессивные акты направлены на развязывание мировой войны. Другие дают чрезмерно широкое толкование понятия «нарушение мира».

«Нарушением мира по смыслу Устава ООН, - пишет Собакин В.К., - должно считаться все то, что нарушает мир в его широком понимании, нарушает дружественные отношения между нациями.

Нарушение мира, а не только угроза миру, может заключаться в нарушении добрососедских отношений между государствами».4 В ответ на это определение Ю.Я. Михеев указал, что «нарушение добрососедских отношений, хотя и является очень серьезным нарушением принципов международного права, воплощенных в Уставе ООН, не всегда является нарушением международного мира. Считать нарушение добрососедских отношений положением более серьезным, чем угроза миру, и приравнивать его к нарушению мира значило бы недооценивать серьезность нарушения мира или угрозы миру». Интересна точка зрения В.И. Гантмана, выделяющего шесть фаз международного конфликта. По его мнению, на пятой, предпоследней, стадии конфликта одна из сторон переходит «к практическому применению военной силы в демонстративных целях или ограниченных масштабах». На этом этапе, считает Гантман, заканчивается мирная стадия конфликта и в добавление ко всем использовавшимся ранее средствам взаимного воздействия друг на друга, по крайней мере, одна из сторон создает непосредственную угрозу применения в конфликте вооруженных сил. Используя Александрова Э.С. ООН: объединенные действия по поддержанию мира. М., "Международные отношения", 1978. С. 50.

см. Михеев Ю.Я. Применение принудительных мер по Уставу ООН. М., "Международные отношения", 1967. С.53;

Собакин В.К. Коллективная безопасность - гарантия мирного сосуществования. М., 1962. С. Александрова Э.С. ООН: объединенные действия по поддержанию мира. М., "Международные отношения", 1978. С. 50.

Собакин В.К. Коллективная безопасность - гарантия мирного сосуществования. М., 1962. С. Михеев Ю.Я. Применение принудительных мер по Уставу ООН. М., "Международные отношения", 1967. С.54.

категории Устава ООН, «ситуация» в этой фазе конфликта оценивается им в форме «угрозы миру», о которой идет речь в ст.

39 Устава.

«Угроза применения силы» в контексте п.4 ст.2 Устава ООН, пишет Э.И. Скакунов, представляет собой нарушение одной из сторон в споре своего обязательства и, выражаясь, например, в концентрации вооруженных сил или даже пограничных инцидентах, является посягательством на безопасность другой стороны в конфликте при формальном сохранении мира между ними.1 «Иначе говоря, - продолжает он, - при нарушении безопасности другой стороны в конфликте «угроза применения силы» создает «угрозу миру» и поэтому покрывается последним понятием». По мнению К. Райта, «угроза миру» в значении ст.39 Устава тем отличается от споров или ситуаций, продолжение которых, по гл.VI Устава, могло бы «угрожать поддержанию мира и безопасности», что в первом случае речь идет о «непосредственной опасности», тогда как во втором - о «потенциальной угрозе». Это можно понимать в том смысле, объясняет Скакунов, что на мирной стадии конфликта все принимавшиеся сторонами меры воздействия друг на друга создавали «потенциальную угрозу» как «угрозу безопасности» сторон, в то время как в промежуточной фазе конфликта возникает «непосредственная опасность» самому «миру» как отсутствию войны между государствами, что и достигается средствами «угрозы применения силы», осуществляемой одной из сторон в споре. К. Райт считает, что об «угрозе миру» в смысле ст.39 Устава ООН возможно говорить, «когда вследствие объявления войны, вмешательства или другого враждебного акта,. совершенного правительством одного государства против другого государства, или вследствие значительности гражданской войны внутри какого либо государства создается непосредственная опасность нарушения международного мира».5 «Нарушение мира» является самым широким по объему понятием, возникающим, по словам К.

Райта, «всякий раз, когда на противоположных сторонах международно-признанной границы происходят военные действия Скакунов Э.И. Международно-правовые гарантии безопасности государств. М., "Международные отношения", 1983. С. 104.

Там же. С. 105.

Wright Q. International Law and the United Nations. Bombay, 1960, p. 95.

Скакунов Э.И. Международно-правовые гарантии безопасности государств. М., "Международные отношения", 1983. С. 105.

Wright Q. International Law and the United Nations. Bombay, 1960.

между вооруженными силами, контролируемыми правительствами de facto или de jure». По его мнению Г. Кельзена, «всякое серьезное нарушение международного права, особенно нарушение почти любой обязанности, наложенной на члена Уставом, - и не только нарушение обязанности воздержания от угрозы силой или ее применения - может быть истолковано как нарушение мира». В практике Совета Безопасности стала просматриваться тенденция более широкого толкования понятия «угроза миру, нарушение мира». Например, в 1993г., когда Совет Безопасности принял решение о применении принудительных мер против Ливии (без использования вооруженных сил) с целью добиться от нее выдачи террористов, то он расценил международный терроризм как создающий угрозу миру и безопасности. Следовательно, терроризм не менее опасен, чем агрессия. Эту тенденцию пытается излишне деформировать принятая весной 1999 года Стратегическая концепция НАТО.

В ней к числу рисков для безопасности и стабильности в Евроатлантическом регионе и вокруг него отнесены и региональные кризисы «на периферии альянса», а равно «этническая и политическая вражда, территориальные споры, неадекватные или неудавшиеся попытки реформ, нарушения прав человека и распад государств». Попросту говоря, считает профессор В.А. Романов, все аномальные явления, свойственные переходному - от биполярности к новой модели международных отношений - периоду трактуются в Концепции как факторы, могущие обуславливать военно-силовое реагирование со стороны НАТО.4 Кроме того, «интересам безопасности союза может угрожать более широкий» круг явлений, в том числе терроризм, саботаж и организованная преступность, а также перебои в поставке жизненно важных ресурсов и даже «неконтролируемое перемещение огромных масс людей, особенно в результате вооруженных конфликтов» (п.24 Концепции).

Ibid. P.93.

Kelsen H. The Law of the United Nations. P. 727.

Курдюков Г.И. 50 лет Уставу ООН: поправки, пересмотр и предложения в свете международного права // Организация Объединенных Наций: настоящее и будущее.

Казань, 1996. С. 16.

Романов В.А. Новая Стратегическая концепция НАТО, военная акция альянса против СРЮ и международный правопорядок (Дискуссия на кафедре международного права МГИМО (У) МИД РФ) // Московский журнал международного права, 2000, №1. С.76.

Обязанность добросовестно выполнять принятые на себя международные обязательства Основное сущностное отличие международного права от любого другого состоит в том, что государства одновременно являются основными правосоздающими субъектами и основными же правореализующими. В такой ситуации огромные усилия и время требуется и на стадии заключения международного договора, и на стадии его исполнения. Единственным залогом эффективного исполнения договора служит закрепление древнего принципа pacta sunt servanda (договоры должны соблюдаться) и обязанности добросовестно выполнять принятые на себя международных обязательства. Обязанность эта последовательно находит свое отражение во всех международно-правовых документах, регулирующих статус государств и принципы международного права: Уставе ООН, Декларации о принципах международного права 1970 г., Заключительном акте СБСЕ 1975 г., в Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. «В требовании добросовестности, - пишет Талалаев А.Н., - выполнение международных договоров проявляется наиболее ясно императивный характер принципа pacta sunt servanda: государства не вправе по своему усмотрению, даже согласованному, отступать от добросовестности при выполнении своих договорных обязательств». Требование добросовестного выполнения распространяется на обязательства, вытекающие как из общепризнанных принципов и норм международного права, так и из соответствующих международных договоров или других соглашений, участниками которых государства являются.

При этом указывается на то, что в случае, когда обязательства государств-членов ООН по Уставу ООН войдут в противоречие с обязательством по каком-либо договору или международному соглашению, преимущественную силу будут иметь их обязательства по Уставу. Талалаев А.Н. Венская конвенция о праве международных договоров.

Комментарий. М., Юридическая литература, 1997. С. 67.

Ст. 103 Устава ООН.

Глава 2. Универсальная система защиты интересов государств Универсальная система коллективной безопасности. Ее составляющие.

В теории международных отношений, реалисты, или традиционалисты, говорят, что первичными и часто единственными генераторами власти и легитимной активности являются государства. Они рассматривают мир в качестве анархичного образования, где многочисленные участники – государства – борются за выживание.

Реалисты верят, что все события, действия и процессы между государствами имеют властный элемент, относятся к вопросам баланса, самозащиты и борьбы. У истоков любого конфликта стоит борьба между индивидами за выживание. Поэтому если какое-либо государство, как и индивид, делает шаг в сторону усиления своей обороны, другие государства неизбежно усматривают в этом увеличивающуюся угрозу собственной безопасности. Результатом становится гонка вооружений.1 Подобная ситуация также ведет к возникновению альянсов и союзов и установлению внутрисистемного баланса власти.

Реалисты признают и допускают некий уровень сотрудничества между государствами. Сотрудничество может простираться в области безопасности (ограничение вооружений), экономики (торговля) и экологии (контроль за выбросами). Коллективная безопасность – творение века ХХ – по определению, это система коллективных мер, применяемых государствами на универсальной или региональной основе с целью устранения угрозы миры, предотвращения или подавления актов агрессии и восстановления международного мира и безопасности. Универсальная система коллективной безопасности, созданная в рамках Устава Организации Объединенных Наций, в первую очередь ставила целью итоги войны и не допустить столкновения сильнейших мира сего – государств-победителей во Второй мировой войне.

Устав ООН подробно регламентирует меры и способы поддержания международного мира и безопасности: меры по запрещению угрозы силой или ее применения в отношениях между государствами (п. ст. 2);

меры мирного разрешения международных споров (гл. VI);

меры разоружения (ст.ст. 11, 26, 47);

меры по использованию Hughes, Barry B. Continuing and Change in World Politics. Competing Perspectives.

Prentice Hall, Upper Saddle River, New Jersey, 2000, p. Ibid., p. 44.

Международное публичное право. Учебник / Под ред. К.А. Бекяшева. М., 1999. С.

355.

региональных организаций безопасности (гл. VIII);

временные меры по пресечению нарушений мира (ст. 40);

принудительные меры безопасности без использования вооруженных сил (ст. 41) и с их использованием (военные санкции, ст. 42).

Коллективные меры для предотвращения и устранения угрозы миру и актов агрессии как элемент коллективной безопасности – это действия невооруженного или вооруженного характера, совершаемые группой государств или региональными и универсальными организациями, уполномоченными на поддержание и восстановление международного мира и безопасности. По своей сути, здесь речь идет о санкциях.

Осуществление действий ООН, предпринимаемых Советом Безопасности ООН в соответствии с гл.VII Устава в отношении угрозы миру, нарушений мира и актов агрессии, есть система коллективной безопасности.1 Подтверждением тому служит перечень инструментов по поддержанию международного мира и безопасности, определенный в докладе ООН по случаю 50-летия Организации, вошедший в историю под названием «Дополнение» к «Повестке дня для мира».2 Наиболее важными среди них выделены: превентивная дипломатия и миротворчество;

операции по поддержанию мира;

построение мира;

разоружение;

санкции и принуждение к миру.

Юридически закреплены следующие фундаментальные положения системы коллективной безопасности:

а) коллективные принудительные действия (меры), не связанные или связанные с использованием вооруженных сил, против государства с целью поддержания и восстановления международного мира и безопасности могут предприниматься только по решению Совета Безопасности в случае действий этого государства, составляющих угрозу миру, нарушение мира или акт агрессии;

б) применение вооруженной силы государствами в их международных отношениях, включая действия в отношении другого государства, совершившего международное правонарушение (вооруженные репрессалии), запрещено Уставом ООН и международным правом;

Актуальные проблемы деятельности международных организаций. Теория и практика / Отв. ред. Г.И.Морозов, М., "Международные отношения", 1982. С.96.

Supplement to an Agenda for Peace: Position Paper of the Secretary-General on the Occasion of Fiftieth Anniversary of the United Nations // SIPRI Yearbook, 1996, Oxford University Press, p. 91-100;

UN Documents A/50/60 (S/1995/1), 3 Jan. 1995.

в) бесспорным исключением из такого запрещения является применение в межгосударственных отношениях вооруженных сил в порядке самообороны». Совет Безопасности ООН В соответствии с Уставом ООН, Совет Безопасности является единственным органом, правомочным принимать решения, связанные с действиями ООН по поддержанию и восстановлению международного мира и безопасности. Только Совет Безопасности, согласно Уставу, и никакой другой орган или должностное лицо ООН, имеет право выносить решения о проведении операций с использованием вооруженных сил ООН, а равно – решать вопросы, связанные с созданием и использованием вооруженных сил ООН, в частности такие, как определение задач и функций вооруженных сил, их состава и численности, структуры командования этих сил, сроков пребывания их в районах операций, а также вопросы руководства операциями и определения порядка их финансирования.

Согласно Уставу, на Совет Безопасности ООН возложена главная ответственность за поддержание международного мира и безопасности.

В общей форме компетенция Совета Безопасности изложена в ст. (пп.1 и 2) Устава. Согласно этой статье, члены ООН «возлагают на Совет Безопасности главную ответственность за поддержание международного мира и безопасности», и при исполнении своих обязанностей, вытекающих из этой ответственности, Совет Безопасности «действует в соответствии с Целями и Принципами Объединенных Наций».

Данное положение Устава, как и многие другие, за годы существования ООН было подвергнуто неоднократному толкованию. На практике возник вопрос о том, что, если на Совет Безопасности возложена не исключительная ответственность за поддержание международного мира и безопасности, а «главная», значит любое государство-член ООН имеет право прибегать по своему усмотрению к принудительным действиям против другого государства и не предъявлять возникший спорный вопрос на рассмотрение Совета Безопасности, или, другими словами, может действовать в обход Совета Безопасности. Подобная аргументация была использована дипломатами и юристами-международниками См. Ушаков Н.А. Правовое регулирование использования силы в международных отношениях. М.: Институт государства и права Российской Академии наук, 1997. С.

30-31.

Соединенных Штатов Америки относительно так называемого «карантина» (морская блокада) у берегов Кубы в октябре года1, организации вооруженного вмешательства во внутренние дела Доминиканской Республики в 1965 году и Гренады в 1983 году.

Определенные специфические функции и полномочия Совета Безопасности изложены в различных главах Устава ООН (в частности, в гл.VI-VII, XII и др.).

Следует иметь в виду, что предметом разбирательства Совета Безопасности являются не все споры и ситуации, а только те, которые представляют или могут представлять угрозу международному миру и безопасности. Совет не имеет права вмешиваться «в дела, по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства», и само государство не обязано представлять такие дела на рассмотрение Совета Безопасности.

Необходимо отметить, что указанный принцип невмешательства в дела не затрагивает применения Советом Безопасности принудительных мер на основании гл.VII Устава.

Устав ООН предусматривает (ст.51), что члены ООН имеют право в порядке индивидуальной или коллективной самообороны применить вооруженную силу для отражения вооруженного нападения, до тех пор, пока Совет Безопасности не примет мер, необходимых для поддержания международного мира и безопасности.

В распоряжение Совета Безопасности Уставом ООН предоставлен широкий арсенал средств и мер для выполнения им «главной ответственности» за поддержание международного мира и безопасности. Полномочия и функции в этой сфере деятельности Совета Безопасности делятся на три основные группы: полномочия, связанные с мирным разрешением споров между государствами;

полномочия, относящиеся к созданию системы регулирования вооружений и разоружения;

и полномочия, связанные с действиями в отношении угрозы миру, нарушений мира и актов агрессии.

В Уставе ООН функциям и полномочиям Совета по мирному урегулированию международных споров и ситуаций посвящена специальная гл.VI (ст.ст.33-38). Прежде всего, Устав возлагает на членов ООН обязательство стараться разрешать свои споры путем переговоров, посредничества, примирения, арбитража, обследования, судебного разбирательства, обращения к региональным органам или иными мирными средствами по своему выбору (п.1 ст.33). Совет Безопасности имеет право, когда сочтет это необходимым, потребовать от сторон разрешения спора при Chayes A. The Legal Case for U.S. Action on Cuba // Department of State Bulletin. – 1962. – Nov.19. – p.765.

помощи таких средств (п.2 ст.33). Примером может служить резолюция 395 (1976) Совета Безопасности от 25 августа 1976 г., в которой Совет призвал правительства Греции и Турции возобновить прямые переговоры по поводу их разногласий.

Немаловажное значение имеют и полномочия Совета Безопасности при решении проблемы всеобщего и полного разоружения.

Согласно ст.26, Совет Безопасности несет ответственность за формулирование планов создания системы регулирования вооружений и разоружения. Устав ООН предусматривает, что в этой области Совет Безопасности должен взаимодействовать с Генеральной Ассамблеей, которая, согласно Уставу, имеет право рекомендовать общие принципы сотрудничества по поддержанию международного мира и безопасности, включая принципы, относящиеся к разоружению и регулированию вооружений (ст.11).

Специфические полномочия Совета Безопасности, перечисляемые в гл.VII Устава, характеризуют его в качестве центрального органа, главнейшего элемента всей системы коллективной безопасности ООН.

Согласно ст.39 Устава, Совет может давать рекомендации и принимать коллективные меры только после того, как он определит наличие угрозы миру, нарушения мира или акта агрессии. В этом проявляется одна из существенных особенностей правового положения Совета Безопасности по сравнению, например, с Советом Лиги наций. Статут Лиги наций (ст.16), как уже упоминалось выше, хотя и предоставлял Совету право определять наличие нарушения каким-либо государством Статута и рекомендовать на основании этого членам Лиги военные меры, фактически оставлял на усмотрение ее членов определение вида и размера принудительных действий против агрессора, что не могло не приводить и на практике приводило к разобщению усилий Лиги по борьбе с агрессией и к полной ее беспомощности. В отличие от Лиги наций, обязанность противодействовать угрозе миру или нарушениям мира по Уставу ООН возлагается на центральный орган Организации, который и принимает принудительные меры от имени членов ООН как единого целого.

В Уставе ООН не определяются конкретно вид и характер рекомендаций по ст.39. Однако большинство комментаторов Устава считают, что Совет Безопасности может принять любые рекомендации, в том числе и те, которые указаны в главе VI1.

Например, в п.1 ст.36, п.2 ст.37 и др., то есть это могут быть вышеперечисленные переговоры, посредничество, примирение, арбитраж, обследование, судебное разбирательство, обращение к региональным органам.

Помимо этих рекомендаций Совет Безопасности может, определив наличие угрозы миру или его нарушения, принять, согласно ст.40, временные меры. Необходимость принимаемых Советом временные мер объясняется тем, что для выяснения положения и определения степени обострения конфликта требуется некоторое время1. По своему характеру временные меры являются рекомендацией, что подтверждают большинство комментаторов Устава и о чем свидетельствует практика Совета Безопасности.

Однако рекомендация Совета Безопасности по ст.40 – это рекомендация особого рода, поскольку невыполнение ее может повлечь за собой применение санкций, предусмотренных в ст. Устава. На основании этого, В. Федоров делает вывод о том, что «временные меры по ст.40 могут иметь характер и простой рекомендации, и «приказа», если Совет Безопасности заявит, что несоблюдение этого «приказа» создаст угрозу миру или нарушение мира, то есть если появятся условия для применения санкций, предусмотренных ст.39»2.

Но компетенция Совета Безопасности в случае угрозы миру или нарушения мира не ограничивается принятием рекомендаций и временных мер. Отличительная особенность правового положения Совета Безопасности в рамках ООН заключается в том, что этот орган уполномочен принимать эффективные меры борьбы и воздействия в случае определения угрозы миру, нарушения мира или акта агрессии. Устав ООН указывает на два вида коллективных принудительных действий: действия, не связанные с применением вооруженных сил, и непосредственно действия вооруженными силами, если они окажутся необходимыми для поддержания или восстановления международного мира и безопасности.

Для оказания давления на государство, действия которого создают угрозу международному миру или представляют собой нарушение мира, Совет Безопасности может решить и потребовать от членов ООН применения мер, не связанных с использованием вооруженных сил, например таких, как полный или частичный перерыв экономических отношений, железнодорожных, морских, воздушных, почтовых, телеграфных, радио или других средств сообщения, а также разрыв дипломатических отношений (ст.41).

Если указанные в статье 41 Устава меры Совет Безопасности сочтет недостаточными или если эти меры уже оказались Эти временные меры могут включать рекомендацию СБ прекратить военные действия, установить перемирие, отвести войска, провести демилитаризованную зону между воюющими сторонами и т.д.

Федоров В.Н. ООН и проблемы войны и мира. М., "Международные отношения", 1988, с.43.

недостаточными, Совет уполномочивается предпринимать действия, связанные с использованием воздушных, морских и сухопутных вооруженных сил. Такие действия могут включать демонстрацию, блокаду, операции вооруженных сил членов Организации и др. (ст.42). В случае необходимости предпринять срочные военные мероприятия Совет Безопасности может использовать для совместных международных принудительных действий контингенты национальных военно-воздушных сил, которые члены Организации должны держать в состоянии боевой готовности (ст.45) в соответствии с особым соглашением или соглашениями, упомянутыми в ст. 43.

Устав ООН (ст.49) предусматривает, что все государства-члены должны помогать друг другу при проведении в жизнь мер, о которых Советом Безопасности принято решение. Если какое-нибудь государство, независимо от того, состоит оно членом ООН или нет, столкнется при осуществлении превентивных или принудительных мер, принятых Советом Безопасности, с какими-либо специальными экономическими проблемами, оно имеет право консультироваться с Советом Безопасности относительно методов разрешения таких проблем (ст.50).

Ряд исследователей, анализируя полномочия Совета Безопасности по гл.VII, приходят к выводу, что Совету, в отличие от Лиги наций, основателями ООН была предоставлена «определенная автономная компетенция принимать решения по поддержанию международного мира и безопасности» и что такие права не были даны ни Генеральной Ассамблее, ни Генеральному секретарю1.

Генеральная Ассамблея ООН Устав ООН строго очерчивает компетенцию Совета Безопасности ООН и отграничивает ее от компетенции других главных органов ООН. Весьма большое значение имеет отграничение компетенции Совета Безопасности ООН и Генеральной Ассамблеи.

Прежде всего, соотношение компетенции Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи и отграничение компетенции одного органа от другого прослеживаются уже из общего определения функций и полномочий каждого из названных органов, изложенных соответственно в пп.1 и 2 ст.24 и ст.10 Устава ООН. В то время как Совет Безопасности ООН наделен действенными функциями и полномочиями принимать решения и предпринимать действия по вопросам, затрагивающим поддержание международного мира и Twitcett K. The International Drama: the United Nations on the World Stage // The Evolving United Nations: A Prospect for Peace? - L., 1971. - P. безопасности, функции и полномочия Генеральной Ассамблеи заключаются в принятии рекомендаций и обсуждении этих же вопросов. Генеральная Ассамблея ООН может принимать рекомендации, то есть юридические акты, исполнение которых зависит от добровольного согласия членов ООН и которые не являются для них юридически обязательными.

Помимо рекомендаций Совет Безопасности принимает решения, то есть юридические акты, имеющие обязательную силу для всех членов ООН (ст.25), и предпринимает на основе указанных решений реальные эффективные действия (включая действия военно воздушными, военно-морскими и сухопутными силами). Таким образом, в самом Уставе подчеркивается, что в осуществлении основной цели ООН - сохранение и поддержание международного мира и безопасности - центр тяжести всей оперативно-политической деятельности ООН лежит на ее центральном органе - Совете Безопасности.

Вся история деятельности Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи, особенно в первые годы после Второй Мировой войны, изобилует попытками изменить определенное Уставом соотношение между компетенцией Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи в пользу последней.

Разграничение компетенции Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи проводится Уставом ООН и по линии предоставления в распоряжение каждого из этих органов соответствующих средств и мер по поддержанию международного мира и безопасности. В то время как в распоряжение Совета Безопасности Уставом ООН предоставлен обширный арсенал средств и мер для осуществления им «главной ответственности» за поддержание международного мира и безопасности (право проводить расследование любого спора или ситуации, которые могут привести к международным трениям или вызвать спор, согласно ст.34;

определять существование любой угрозы миру, любого нарушения мира или акта агрессии по ст.39;

принимать временные меры в соответствии со ст.40;

принимать меры, не связанные с использованием вооруженных сил или связанные с использованием вооруженных сил, согласно ст.41 и 42, и др.), Генеральная Ассамблея, согласно Уставу, может только обсудить вопрос и рекомендовать (с учетом ограничений, предусмотренных п.1 ст.12) некоторые меры с изъятиями, предусмотренными Уставом (в частности, главами VI и VII).

Таким образом, сравнение компетенции Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи даже в общем плане показывает, что возможности и средства Совета Безопасности в деле поддержания международного мира и безопасности намного шире, чем Генеральной Ассамблеи, а принимаемые Советом решения обладают несравненно большей правовой силой, чем рекомендации Генеральной Ассамблеи.

Большое значение имеет отграничение компетенции Совета Безопасности от компетенции Генеральной Ассамблеи, прямо предусмотренное в п.2 ст.11 и в ст.12 Устава. Пункт 2 ст. подтверждает, что Генеральная Ассамблея имеет право рассматривать вопросы, относящиеся к поддержанию мира и безопасности. Однако п.2 ст.11 не расширяет общую компетенцию Генеральной Ассамблеи, как она изложена в ст.10, а, наоборот, сужает ее, отграничивая ее от компетенции Совета. В соответствии с этой статьей, Совет Безопасности может поставить перед Генеральной Ассамблеей «любые вопросы, относящиеся к поддержанию международного мира и безопасности», а Генеральная Ассамблея может обсуждать и делать рекомендации Совету по этим вопросам. Но все вопросы, по которым необходимо «предпринять действия», должны быть направлены Совету до или после их обсуждения. Это подчеркивается также п.3 ст.11 Устава, согласно которому Генеральная Ассамблея уполномочивается обращать внимание Совета на ситуации, которые могли бы угрожать международному миру и безопасности. На основании изложенного, в частности В. Федоров, делает вывод о том, что Совет Безопасности обладает исключительной компетенцией в отношении вопросов, по которым необходимо предпринять действия1.

Другое существенное ограничение полномочий Генеральной Ассамблеи в пользу Совета Безопасности содержится в п.1 ст. Устава, согласно которому Генеральная Ассамблея не может делать каких-либо рекомендаций по любому спору или ситуации, когда Совет Безопасности осуществляет в отношении этого спора или ситуации возложенные на него Уставом функции, если только Совет не запросит ее об этом.

Мирные средства разрешения споров Система коллективной безопасности ООН стоит на приоритете мирных средств разрешения споров. Поэтому регламентации видов подобных средств в международном праве уделено большое внимание. Только Устав ООН, посвятивший этому вопросу главу VI, выделяет следующие средства: переговоры, обследование, Федоров В.Н. ООН и проблемы войны и мира. М., "Международные отношения", 1988, с.54.

посредничество, примирение, арбитраж, судебное разбирательство, обращение к региональным органам или соглашениям.

При этом большая роль в разрешении споров в зависимости от их характера принадлежит Совету Безопасности, Генеральной Ассамблее и Международному Суду.

«Прежде чем спор будет представлен на судебное разбирательство, его предмет должен быть четко определен на дипломатических переговорах», - утверждала Постоянная палата международного правосудия.1 Переговоры – прямой контакт двух или более сторон в целях достижения компромисса.

Посредничество – деятельность третьих государств и/или международных организаций с целью урегулирования спора.

Посредничество может выражаться в организации переговоров, внесении предложений.

Обследование (установление фактов) применяется с целью независимого объективного установления обстоятельств, лежащих в основе спора. Следственная комиссия, формируемая сторонами, проводит расследование, по итогам которого подготавливает доклад. Комиссия не предлагает сторонам какие-либо варианты разрешения спора. Она носит сугубо вспомогательный характер.

Примирение, как более существенная процедура, состоит из нескольких стадий: определение предмета спора, установление обстоятельств и фактов, вынесение рекомендаций и попытка достичь соглашения сторон.

Среди судебных и квазисудебных способов разрешения международных споров выделяется арбитраж, который в свое время Ф.Ф. Мартенс назвал «разумнейшим способом миролюбивого разрешения международных столкновений».2 Его особенность в том, что решение выносится коллегией арбитров – профессионалов в своей области, отобранных сторонами. Решение третейского суда является обязательным для сторон.

Собственно судебной юрисдикцией по разрешению споров между государствами в системе ООН обладает лишь Международный Суд ООН – один из главных органов Организации. Действующий на постоянной основе суд более приспособлен к последовательности в применении и толковании норм международного права. Существует обширная практика Международного Суда. Его влияние и авторитет, вещи немаловажные в международных отношениях при отсутствии аппарата принуждения, аналогов в мире не имеют.

PCIJ. Ser. A. No. 2. P. 15.

Мартенс Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных народов. Т. 2.

М., 1996. С. 279.

Санкции. Военные санкции. Контрмеры С развитием международных отношений приоритетная роль государств как единственных полноправных субъектов международного права стала уступать место международным организациям. Это отчетливо просматривается на протяжении всего ХХ века, с возникновения Лиги Наций до современной огромной роли международных организаций в мире. Параллельно с этим процессом развивалось и понятие санкций. Все больше ученых начало говорить о санкциях как исключительно коллективных мерах принуждения, которые, как правило, применяются международными организациями. С появлением санкций межправительственных организаций, говорят ученые, международное право «эволюционировало в сторону новой и более высокой стадии».1 Что же касается реакции отдельных государств на нарушение в отношении него международных обязательств со стороны другого государства, то подобные меры они призывают именовать контрмерами. К ним относятся репрессалии и реторсии. О них пойдет речь чуть ниже. Подобная точка зрения представляется обоснованной в связи с тем, что она устремлена на усиление роли международных организаций при одновременном снижении роли отдельных государств и их влияния и, как результат, на устранение потенциальной напряженности в международных отношениях.

Кроме того, в этом случае санкции становятся не орудием борьбы в руках одного государства, а международно-правовым средством обеспечения соблюдения (enforcement) международных обязательств. Без сомнения, никто не оспаривает тот факт, что обеспечивают соблюдение санкций непосредственно государства, однако, действуют они как члены международной организации и в соответствии с ее решением.

Санкцию, таким образом, можно определить как коллективную реакцию международного сообщества в лице международных организаций либо на основе международных договоров на определяемое им (сообществом) наличие нарушения международных обязательств путем принудительных мер в отношении нарушителя. Сходным является и определения некоторых западных авторов, которые видят в санкциях коллективные меры, предъявляемые органами, представляющими международное сообщество в ответ на осознанное незаконное или неприемлемое поведение одного из его членов и направленные на Leben Ch. Les Sanctions Privatives de Droits ou de Qualite Dans les Organizations Internationales Specialisees. Bruvlant. 1979.

поддержание должного поведения, требуемого международным правом. По общему признанию, коллективные санкции подразделяются на меры невоенного и меры военного характера. Манфорд Кулсесса и Дорити Старк выделили следующие виды невоенных санкций:

1.Спортивные и культурные (приостановка обменов).

2.Дипломатические (сокращение или закрытие дипломатических миссий, исключение из международных организаций, запрещение въезда должностных лиц).

3.Транспортные (запрещение воздушного и морского сообщения, приостановка железнодорожного и автотранспортного сообщения).

4.Коммуникативные (приостановка почтовой и телевизионной связи).

5.Связанные с развитием сотрудничества (прекращение финансовой и технической помощи).

6.Военно-экономические (прекращение военного сотрудничества, эмбарго на оружие).

7.Финансовые (замораживание иностранных счетов, отказ в финансовых трансфертах).

8.Торговые (бойкоты и эмбарго).

9.Уголовные (международные трибуналы). В рамках Организации Объединенных Наций принудительные меры невоенного характера предусматриваются в ст.41 Устава ООН.

Согласно этой статье, эти меры могут включать полный или частичный перерыв экономических отношений, железнодорожных, морских, воздушных, почтовых, телеграфных, радио или других средств сообщения, а также разрыв дипломатических отношений.

Аксель Никез среди невоенных санкций выделяет следующие экономические меры: замораживание банковских счетов, приостановка зарубежной помощи, экспортные или импортные эмбарго, отмена льготного статуса, занесение в черный список фирм, торгующих с данным государством, приостановка или отмена совместных проектов, торговых соглашений, технической помощи. В. Пелла к санкциям против государств относит дипломатические санкции (предупреждение, разрыв дипломатических и консульских отношений и т. д.);

юридические санкции (наложение секвестра на Schrijver Nico. The Use of Economic Sanctions by the UN Security Council: an International Law Perspective. "International Economic Law and Armed Conflict" (edited by Harry H.G.Post) Martinus Nijhoff Publishers, Dordrecht-Boston-London, 1994. P. 126.

Manford Kulsessa, Dorethee Starck, "Peace through Sanctions?" Recommendations for German UN Policy" Development and Peace Foundation, Bonn - Dec '97.

Никэз А. Элементы международного публичного права. Издано Управлением Верховного Комиссара ООН по Делам Беженцев в Кыргызской Республике, 1997.

имущество граждан государства и др.);

экономические санкции (блокада, эмбарго и т. д.);

другие санкции (порицание, штраф, лишение права представительства в международной организации на определенное время, лишение мандата на управление подопечной территорией, полная или частичная оккупация территории государства, лишение независимости). Военные санкции Согласно ст. 42 Устава ООН, Совет Безопасности «уполномочивается предпринимать... действия воздушными, морскими или сухопутными силами». Именно на основе этой нормы строится вся современная концепция военных санкций.

В актуальное и сегодня положение о военных действиях в рамках ООН меморандума правительства СССР «О некоторых мерах по усилению эффективности ООН в обеспечении международного мира и безопасности» от 10 июля 1964 года говорится: «Решения такого рода должны приниматься, однако, лишь в качестве самой крайней меры и при тщательном взвешивании всех относящихся к делу обстоятельств, имея в виду, что использование иностранных войск, в том числе и войск ООН, для урегулирования конфликтов и даже одно только присутствие их на чужих территориях может, как показывает опыт, вести к прямо противоположным результатам - к вмешательству во внутренние дела государств, к серьезным международным осложнениям, к обострению напряженности.

Непременным условием такой крайней меры, как использование вооруженных сил ООН, должно быть - всегда и при всех обстоятельствах - точное соблюдение всех положений Устава ООН, относящихся к вопросам применения силы для поддержания или восстановления международного мира». Как справедливо заметил Д.Б. Левин, «особенность принудительных мер невоенного характера, предусмотренных ст. 41 Устава ООН, заключается в том, что их применение может быть эффективным лишь тогда, когда они выполняются всеми членами ООН или, во всяком случае, всеми теми из них, которые поддерживают экономические и дипломатические отношения с государством, против которого эти меры применяются, в то время как военные меры могут быть эффективными и тогда, когда применяются лишь некоторыми государствами». Pella V. Le Code des Crimes contre la paix et la securite de l’humanite. P. 87.

Док. ООН S/5811. С.4.

Левин Д.Б. Международное право и сохранение мира. М., “Международные отношения”. 1971. С.122.

«Когда речь идет о международных преступлениях, - писал Д.Б.

Левин в 1966 году, - представляющих собой посягательство на коренные основы международного общения, таких как агрессия, как преступления колониализма, расизма и т.д., то международные санкции применяются к виновному государству непосредственно, как правило, включают принудительные меры и могут в случае необходимости включать меры военного принуждения». Профессор Г.М. Мелков в числе мер принудительного характера, которые могут быть приняты Советом Безопасности ООН, выделяет, в частности, меры, связанные с использованием вооруженных сил для подавления агрессора силой и восстановления международного мира и безопасности.2 Далее он пишет: «международное право... разрешает обращаться к силе в следующих случаях: в порядке осуществления права на индивидуальную или коллективную самооборону от агрессии (по статье 51 Устава ООН);

во время национально-освободительной войны против колонизатора и оккупанта;

при возникновении гражданской войны или военного мятежа в какой-либо стране;

при подавлении агрессора силой по решению Совета Безопасности ООН (по ст. 42 Устава ООН);

для защиты миротворческих сил ООН, ОБСЕ или другой региональной международной организации при нападении на них враждующих сторон (или одной из них);

при выполнении государством своих договорных обязательств». О.Н. Хлестов и А.И. Никитин выделяют лишь два случая применения вооруженных сил в современном международном праве, однако, как и Г.И. Мелков одним из них они признают применение вооруженных сил «против государства, совершившего акт агрессии или нарушившего мир». Касаясь случаев применения военных санкций, Г.И. Мелков указал, что «перед международным сообществом в конце XX века во весь рост встали вопросы о правомерности применения силы для:

- предотвращения войны между государствами (в том числе между теми, кто уже имеет ядерное оружие или находится на пороге его создания собственными силами);

Левин Д.Б. Ответственность государств в современном международном праве. М., "Международные отношения", 1966. С.131.

Мелков Г.М. Международно-правовые вопросы применения силы в международном праве и международной практике государств на рубеже XX-XXI веков // Российский ежегодник международного права. 1998-1999. С.-П. 1999. С.207.

Там же. С.210.

Хлестов О.Н., Никитин А.И. Использование вооруженных сил в международных отношениях и позиция России (международно-правовые аспекты) // Российский ежегодник международного права. 1996-1997. С.-П. 1998. С. 190.

- для предотвращения войны внутри одного государства (ликвидации угрозы гражданской войны, военного мятежа или вооруженных действий сепаратистских группировок, направленных на разрушение государства или на выход из его состава какой-либо части территории, для пресечения этнических или религиозных междоусобиц);

- для защиты вооруженных сил ООН или миротворческих сил ООН и ОБСЕ в случаях нападений на них». Развивая эту мысль, О.Н. Хлестов и А.И. Никитин указывают, что «Совет Безопасности ООН в последние годы начинает более широко интерпретировать содержащиеся в Уставе понятия «угроза миру, любое нарушение мира», дающие ему право применять принудительные действия... Совет расценил международный терроризм как создание угрозы миру и безопасности».2 В решении Совета Безопасности, в частности, по ливийскому случаю, устанавливающем санкции против Ливии с целью добиться от нее выдачи террористов, обвиняемых в организации взрывов двух гражданских самолетов, указывалось, что «...пресечение актов международного терроризма, включая те из них, к которым прямо или косвенно причастны государства, имеет существенное значение для поддержания международного мира и безопасности.»3 Далее авторы статьи обращают внимание на еще одну тенденцию - «все более частое применение Советом Безопасности вооруженных сил не только в межгосударственных вооруженных конфликтах, но и в немеждународных, возникающих между различными политическими или этническими группами в пределах государства или на территории сразу нескольких государств».

О.Н. Хлестов и А.И. Никитин, анализируя практику использования в международных отношениях вооруженных сил в 1992-1995 годах, выделили следующие стадии и формы применения вооруженных сил:

Несиловая стадия:

1. Предварительное «упредительное» развертывание вооруженных сил в конфликтном регионе с целью предотвращения эскалации конфликта, которое включает в себя:

- демонстрацию сил в поддержку политических предупреждений конфликтующим сторонам;

Мелков Г.М. Международно-правовые вопросы применения силы в международном праве и международной практике государств на рубеже XX-XXI веков // Российский ежегодник международного права. 1998-1999. С.-П. 1999. С.201.

Хлестов О.Н., Никитин А.И. Указ. соч. С. 192.

Резолюция Совета Безопасности 883 от 11 ноября 1993 г.

- разделение потенциальных позиций враждующих сторон, с которых могут начаться провокации и вооруженные действия;

- оказание, в случае необходимости, медицинской, продовольственной, гуманитарной помощи населению.

2. Создание демилитаризованных зон в районах конфликта, означающее:

- контроль коммуникаций, используемых конфликтующими сторонами в оперативных целях;

- контроль за соблюдением режима прекращения огня;

- осуществление режима запрещения авиаполетов в районе конфликта;

-обеспечение режима для доставки гуманитарных грузов.

Силовая стадия:

1. Разоружение и ликвидация незаконных вооруженных формирований в районе конфликта.

2. Защита законных гражданских властей в районе конфликта.

3. Восстановление нарушенного режима государственных или административных границ.

4. Защита беженцев и вынужденных переселенцев, организация и охрана лагерей для беженцев, обеспечение поступления медицинской помощи.

5. Охрана этнических меньшинств, подвергшихся давлению, провокациям со стороны своего этнического окружения.

6. Межпозиционное размещение вооруженных сил для разделения («экранирования») друг от друга враждующих группировок на время организации и проведения переговоров.

7. Постадийное разделение враждующих сторон (создание расширяющейся демилитаризованной зоны).

8. Обеспечение условий для проведения свободных выборов гражданской власти по завершении конфликта.

9. Эскортирование эшелонов гуманитарной помощи, предоставленных по национальным каналам и каналам международных организаций.

10.Обеспечение защиты основных прав человека в районе конфликта.

11.Защита от разрушения или повреждения стратегических объектов в районе конфликта (арсеналов оружия массового поражения и обычных вооружений, дамб, крупных народно хозяйственных объектов и т.д.).

12.Защита посреднических, дипломатических, переговорных миссий международных и неправительственных организаций, ведущих деятельность по разрешению конфликта. По мнению подавляющего большинства ученых, Устав ООН прямо запрещает осуществление принудительных мер в силу региональных соглашений или региональными органами без полномочий от Совета Безопасности. Таким образом, без разрешения Совета Безопасности региональные организации не обладают полномочиями в отношении принудительных мер по поддержанию или восстановлению международного мира. Для применения принудительных мер региональными организациями, по мнению Д.Б. Левина, необходимы четыре обязательных условия: «во-первых, чтобы эти меры применялись организациями, объединяющими государства одного географического региона;

во-вторых, чтобы они применялись в отношении угрозы миру, нарушений мира или актов агрессии, направленных против государств этого региона;

в-третьих, чтобы они осуществлялись по уполномочию и под руководством Совета Безопасности (исключая меры по ст.107 );

и, в-четвертых, чтобы Совет Безопасности был всегда полностью информирован как о принятых, так и о намечаемых мерах». Во-вторых, факт грубого нарушения международного обязательства в виде международного преступления, являющегося угрозой международному миру и безопасности, должен быть определен в качестве такового. Такое определение должно быть оформлено в виде резолюции Совета Безопасности ООН. В резолюции должен быть указан состав (субъект, объект, субъективная и объективная стороны) преступления, квалификация (указание на нарушенные договорные и/или обычные нормы), цели военных санкций, рамки их применения, театр войны, состав вооруженных сил, сроки и отменительные условия. Подобное условие позволяет исключить неопределенность применения военных санкций.

В-третьих, применяемые военные санкции должны в полной мере соответствовать требованиям права вооруженных конфликтов Хлестов О.Н., Никитин А.И. Использование вооруженных сил в международных отношениях и позиция России (международно-правовые аспекты) // Российский ежегодник международного права. 1996-1997. С.-П. 1998. С. 200-201.

Актуальные проблемы деятельности международных организаций. Теория и практика / Отв. ред. Г.И. Морозов, М., "Международные отношения", 1982. С.117.

Статья 107 Устава ООН касается исключительно последствий Второй Мировой войны.

Левин Д.Б. Международное право и сохранение мира. М., "Международные отношения", 1971. С.138.

относительно средств и методов ведения войны. Тем самым на субъекты возлагается ответственность за соблюдение процессуальных обязательств в ходе применения военных санкций.

В-четвертых, использование военных санкций допускается лишь при невозможности восстановления status quo мирными средствами. Это не означает, что обязательно соблюдение принципа исчерпания всех мирных средств, поскольку не исключены случаи, когда обстоятельства свидетельствуют о невозможности их применения в силу характера правонарушения либо его последствий. Однако факт невозможности восстановления status quo мирными средствами должен быть установлен Советом Безопасности ООН. Соблюдение этого условия усиливает превентивный, устрашающий характер военных санкций.

Контрмеры Обособление в теории международного права понятия контрмеры объясняется рядом причин. Во-первых, субъектом контрмер, в отличие от санкций, является отдельное государство. За государством в современном международном праве закреплена возможность применения определенных действий самостоятельно без предварительного разрешения или уведомления международных организаций. Некоторые авторы относят индивидуальную самооборону государства также к контрмерам.1 Не вдаваясь в дискуссию, укажем лишь на то, что в международном праве допускается применение как индивидуальной, так и коллективной самообороны. Кроме того, в случае применения государством вооруженной силы в рамках самообороны, оно немедленно должно известить об этом Совет Безопасности ООН, который, как уже неоднократно упоминалось, является единственным органом, решающим вопросы международного мира и безопасности. Во-вторых, международным правом допускаются лишь невооруженные односторонние действия государств.

Одностороннее применение силы (опять же за исключением случаев самообороны) не допускается.

Контрмеры можно определить как одностороннее действие государства без применения вооруженной силы в ответ на правомерные или неправомерные действия другого государства, нарушающие законные интересы первого. К ним теория международного права относит реторсии и репрессалии.

Реторсиями считаются меры воздействия одного государства на другое, преследующие цель побудить последнее прекратить См. напр. Лукашук И.И. Международное право. Общая часть. М., 1997. С. 187.

недружелюбные, несправедливые, дискриминационные, но, тем не менее, правомерные действия.1 Это отзыв посла из государства, совершившего недружественный акт;

выдворение из страны равного числа дипломатов государства, которое ранее выслало из страны дипломатов первого государства;

запрещение въезда в страну или отмена визитов делегаций и пр. Обычно реторсии представляют собой меры, тождественные или аналогичные тем, против которых они направлены. Поскольку для применения реторсии не требуется факта правонарушения, они могут применяться государствами в качестве превентивных мер при наличии лишь угрозы совершения правонарушения.

Репрессалии – невооруженные правомерные принудительные действия одного государства в ответ на совершение другим государством правонарушения.2 Репрессалии применяются в ответ на неправомерные действия другого государства с целью восстановления нарушенного права. Они должны быть соразмерны причиненному ущербу и тому принуждению, которое необходимо для получения удовлетворения. Репрессалии могут выражаться в приостановлении или разрыве дипломатических отношений, введении одностороннего эмбарго и др.

Самооборона Право государств на самооборону умышленно выведено из главы, где перечисляются основные права государств. Причина тому – роль индивидуальной и коллективной самообороны в системе универсальной коллективной безопасности.

Международно-правовым основанием использования права на самооборону является ст. 51 Устава ООН. Согласно ей, «Устав ни к коей мере не затрагивает неотъемлемого права на индивидуальную и коллективную самооборону, если произойдет вооруженное нападение на Члена Организации». Компромиссный характер данной нормы сквозит в каждом слове. Официального толкования в рамках ООН не существует. В результате, остается только быть свидетелями максимально вольного толкования нормы в каждом конкретном случае и отсутствия сложившихся обычаев применения.

Право государств на самооборону в межгосударственных отношениях является бесспорным, общепризнанным исключением Лукашук И.И. Международное право. Общая часть. М., 1997. С. 185.

Международное публичное право. Учебник / Под ред. К.А. Бекяшева. М., 1999. С.

620.

из принципа неприменения вооруженной силы или угрозы такой силой. Субъектами права на самооборону могут быть только государства.

Более спорным является утверждение о том, что и объектом этого права могут быть только государства. То есть, вооруженное нападение только государства на другое государство может стать юридическим фактом, необходимым для использования права второго государства на самооборону. Этого мнения, выражающего традиционный для советской, в частности, науки международного права подход, придерживается профессор Н.А. Ушаков, доказывающий, что «положения ст. 51 не касаются случаев использования вооруженной силы колониальным или зависимым народом в борьбе за свое освобождение», а также «когда вооруженное нападение на государство совершают разного рода вооруженные банды, группы, иррегулярные силы, наемники и т.п.

при молчаливой или явной поддержке иностранного государства, что иногда именуют косвенной агрессией». Диаметрально противоположный подход навязывается в последние годы теоретиками администрации президента США и военного штаба Североатлантического альянса. «Прежде всего, – заявляла помощник по национальной безопасности президента США Дж.

Буша-младшего Кондолиза Райс в ходе предвыборной президентской гонки, – американские вооруженные силы должны быть в состоянии решительно противостоять любой возникающей военной угрозе в Азиатско-Тихоокеанском регионе, на Ближнем Востоке, в Персидском заливе и в Европе, то есть в тех регионах, где на карту поставлены интересы не только США, но и наших ключевых союзников. Только американская военная мощь способна выполнить такую сдерживающую функцию, и поэтому не следует ее распылять и отвлекать в другие регионы, чтобы не помешать выполнению этой основной задачи. Именно такую роль сыграли США, когда Саддам Хусейн стал угрожать региону Персидского залива, и именно американская мощь требуется для предотвращения конфликта на Корейском полуострове и в Тайваньском проливе. В двух последних случаях цель состоит в том, чтобы Северная Корея и Китай не могли даже и помыслить о применении силы, сознавая, что решающий фактор ситуации - американская мощь».3 При этом собственные доводы американцы Ушаков Н.А. Правовое регулирование использования силы в международных отношениях. М., 1997. С. 33.

Там же. С. 34.

Кондолиза Райс. Во имя национальных интересов // Pro et Contra, Том 5, 2000.

подтверждают широким практическим применением в международных отношениях вооруженной силы. В частности, военная операция США в Афганистане в 2002 году в ответ на террористические акты в Нью-Йорке и Вашингтоне 11 сентября года с юридической точки зрения обосновывалась рамками индивидуальной самообороны.

В рамках основанной на Уставе ООН системы коллективной безопасности индивидуальная самооборона толкуется нижеследующим образом.

1. Потерпевшее государство самостоятельно должно prima facie установить наличие факта вооруженного на него нападения другого государств, а Совет Безопасности ООН – согласиться с такой оценкой.

2. Совет Безопасности может потребовать от заинтересованных сторон, в данном случае от нападающей и обороняющейся, выполнения тех временных мер, которые он найдет необходимыми или желательными, чтобы предотвратить ухудшение ситуации (ст. 40 Устава ООН).

3. Совет Безопасности может определить существования в указанном случае угрозы миру, нарушений мира или акта агрессии и предпринять санкции в соответствии со статьями 41 и 42 Устава ООН.

Очевидно, делает вывод Н.А. Ушаков, в указанных случаях как самооборона, так и вооруженное нападение должны прекратиться;

система коллективной безопасности вступила в действие. Как показывает международная практика, индивидуальная самооборона как обстоятельство, дающее право использовать силу, явление редкое. При рассмотрении в Совете Безопасности заявлений заинтересованных государств, оправдывавших свои вооруженные действия против других государств ссылкой на право самообороны, Совет ни разу не признал такие ссылки обоснованными.

Что касается права на коллективную самооборону, но в науке вообще оспаривается наличие в сем понятии юридического смысла.

В реальной действительности право на коллективную самооборону понимается как право государств заключать соглашения о взаимной помощи в случае вооруженного нападения на одно из них или, чаще, в случае совершения против одного из них акта агрессии. Ушаков Н.А. Указ соч. С. 34-35.

Там же. С. 41.

Подраздел 2. Личность.

Глава 3. Основные права и обязанности человека Нормы современного международного права изменили свой адресат. Если раньше они были обращены к государствам, то сейчас – в пользу прав человека. Сложился так называемый гомоцентризм, когда защита прав человека стоит на первом месте.

Генеральный секретарь ООН в своем докладе сказал: «Сегодня декларации и кодексы поведения регулируют почти каждый мыслимый аспект отношений между личностью и государством». Права абстрактного индивида впервые были закреплены во Всеобщей Декларации прав человека. Затем Международные пакты 1966 года детализировали их. Современное международное право теперь твердо стоит на концепции прав человека, одно из которых - право на социальный и международный порядок, в котором права человека и свободы могут быть полностью реализованы. Указанные интересы абстрактного индивида, касающиеся всего международного сообщества, играют возрастающую роль в международных делах. Признано, что люди имеют право быть активно вовлеченными либо индивидуально, либо в ассоциации с другими, в продвижение и защиту своих прав и свобод. Более того, нормы международного права о правах человека играют решающую роль в оценке легитимности режима и уровня цивилизованности. Во второй части речь пойдет о международно-правовой системе защиты прав и свобод человека. Последовательно будут изложены основные права и свободы человека, закрепленные в международных документах. Затем последует описание элементов универсальной системы защиты прав человека.

Большинство авторов, писавших о концепции прав человека, склоняются к мнению, что корни ее следует искать в западной культуре. Причина этому в том, что в Европе и в Северной Америке в течение долгого времени люди жили изолированно друг от друга, ибо так было легче выжить. В других концах света люди были более тесно связаны и отдельное «я» сливалось с коллективом, из Аннан К.А. Предотвращение войны и бедствий: глобальный вызов растущих масштабов. Годовой доклад о работе Организации за 1999 г. – Нью-Йорк, 1999, с.

100.

G.A. Res. 217 (1948).

Donna E. Arzt and Igor I. Luckashuk, “Participants in International Legal Relations,” in, Charlotte Ku and Paul F. Diehl, eds., International Law: classic and Contemporary Readings, Boulder;

London: Lynne Rienner Publishers, 1998, p.157.

которого оно черпало главные элементы своего самосознания. Другие культуры пользуются иными средства для защиты человеческого достоинства. К какой бы культуре и географическому региону не принадлежал человек и общество, существует ряд интеркультурных и интерконтинентальных прав и свобод.

В теории прав человека, все права и свободы подразделяются по предмету на гражданские, политические, социальные, экономические и культурные. В соответствии с Международными пактами о гражданских и политических правах и об экономических, социальных и культурных правах определены следующие права и свободы человека (см. таблицу).

Осятынский В. Права человека в перспективе XXI века. Helsinska Fundacja Praw Czlowieka, Warszawa, Polska, 2001. С. 21.

Jack Donelly. Universal Human Rights in Theory and Practice, 1989. P. 49-65.

Гражданские и политические Экономические, социальные и культурные Право на жизнь, ст. 6 Право на труд, ст. Запрет применения пыток или жестокого, Право на создание и бесчеловечного или унижающего достоинство вступление в профсоюзы, обращения или наказания, ст. 7 ст. Запрет содержания в рабстве и подневольном Право на социальное состоянии, ст.8 обеспечение, ст. Запрет принудительного или обязательного труда, Охрана семьи, ст. п. 3 ст. Право на свободу и личную неприкосновенность, Право на достойный ст. ст.ст. 9 и 11 жизненный уровень, ст. Право на свободное передвижение и свобода Право на охрану здоровья, выбора местожительства, ст. 12 ст. Защита иностранцев перед высылкой, ст. 13 Право на образование, ст.

Право на равное, справедливое и публичное Право на участие в разбирательство дела компетентным, культурной жизни и право независимым и беспристрастным судом, на пользование созданным на основании закона, ст. 14 результатами научного Право считаться невиновным, пока виновность не прогресса и защиту будет доказана согласно закону, п. 2 ст. 14 интересов, вытекающих из творческой авторской Право на признание правосубъектности, ст. деятельности Свобода личной и семейной жизни, право на недопущение произвольного или незаконного посягательства на неприкосновенность жилища или тайну корреспонденции или незаконное посягательство на честь и репутацию, ст. Свобода мысли, совести и религии, ст. Право беспрепятственно придерживаться своего мнения, право на свободное выражение своего мнения, свобода искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи независимо от государственных границ устно, письменно или посредством печати или художественных форм выражения, или иными способами по своему выбору, ст.ст. 19 и Право на мирные собрания, право на свободу ассоциации с другими, право создавать профсоюзы и вступать в такие по своему усмотрению, ст.ст. 21 и Право на вступление в брак и право основать семью, ст. Право доступа к государственной службе, ст. Запрет дискриминации, ст. Глава 4. Универсальная система защиты прав человека Комиссия ООН по правам человека Комиссия ООН по правам человека была создана как одна из специализированных предметных комиссий Экономического и Социального Совета ООН в 1946 г. В настоящее время она состоит из представителей 53 государств-членов, избранных ЭКОСОС на трехлетний срок по следующей региональной квоте: 15 от африканских государств, 12 от азиатских государств, 11 из Латинской Америки и Карибских государств, 10 из Западной Европы и других государств, и пять от восточноевропейских государств.

В 1947 г. Комиссия собралась на свое первое заседание. В качестве основной задачей тогда ей была определена разработка Всеобщей декларации прав человека. Через год, в 1948 г.

Декларация была создана.

В течение первых 20 лет своей работы (1947-1966) Комиссия, основываясь на Всеобщей декларации, работала над составлением двух пактов о правах человека: Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах и Международного пакта о гражданских и политических правах.

Пакты были приняты Генеральной Ассамблеей ООН в 1966 году.

Однако основная сущность Комиссии и ее предназначение состояли несколько в другом. На своих заседаниях члены Комиссии должны были рассматривать конкретные жалобы на нарушения прав граждан государств-членов.

В 1959 г. Экономический и Социальный Совет ООН принял решение о том, что сообщения о нарушениях прав человека, представляемые в ООН, должны передаваться на рассмотрение Комиссии по правам человека и Подкомиссии по предупреждению дискриминации и защите меньшинств. При этом адресатам гарантировалась конфиденциальность, если они прямо не заявили о том, что не возражают против оглашения своего имени.

Процедура заключалась в том, что правительства государств, о которых идет речь в сообщениях, получают копии этих сообщений, а их ответы также направляются Комиссии по правам человека.

В 1967г. после окончания работы над составлением пактов ЭКОСОС уполномочил Комиссию по правам человека «изучать информацию относительно грубых нарушений прав человека и основных свобод… во всех странах». Совет постановил, чтобы Комиссия в надлежащих случаях «произвела тщательное изучение ситуаций, которые свидетельствуют о систематическом нарушении прав человека», представила доклад и сделала рекомендации Совету в отношении этих нарушений».

Комиссия является основным органом ООН, ответственным за проведение в жизнь и защиту прав человека. Ее компетенции подлежат любые вопросы, касающиеся прав человека. Она проводит исследования, разрабатывает международные документы, устанавливающие стандарты в области прав человека, а также рассматривает рекомендации и исследования, подготовленные ее вспомогательным органов, Подкомиссией по поощрению и защите прав человека.

Комиссия также выполняет специальные задачи, поставленные перед ней Генеральной Ассамблеей ООН или ЭКОСОС, включая рассмотрение заявлений о нарушениях прав человека и обработку сообщений, касающихся таких нарушений. Начиная с 1990 г., Комиссии было поручено проводить заседания для специального рассмотрения наиболее серьезных ситуаций в области прав человека при условии, что простое большинство (27 из 53 членов) на это согласно.

Комиссией создано 13 рабочих групп, которые специализируются по следующим направлениям:

a. принудительные или недобровольные исчезновения;

b. преступления апартеида;

c. право на развитие;

d. поощрение прав и свобод (правозащитники);

e. произвольные аресты;

f. проект факультативного протокола к Конвенции против пыток;

g. ситуации с правами человека;

h. проект факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка о вовлечении детей в вооруженные конфликты;

i. проект факультативного протокола к Конвенции о правах ребенка о торговле детьми, детской проституции и детской порнографии;

j. коренные народы;

k. права переселенцев;

l. постоянный форум по коренным народам;

m. программы структурного урегулирования;

и n. пересмотр механизмов.

В 1980 г. Комиссия создала рабочую группу из пяти членов, являющихся экспертами и выступающих в личном качестве, для исследования вопросов, связанных с принудительным или недобровольным исчезновением людей.

В 1988 году Комиссия учредила рабочую группу правительственных экспертов по праву на развитие. В нее вошли 15 экспертов со следующими обязанностями:

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.