WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«выпуск 97 библиотека психологии и психотерапии КЛАСС независимая фирма Александр Черников Системная семейная терапия Интегративная модель диагностики Москва Независимая фирма «Класс» 2001 УДК ...»

-- [ Страница 2 ] --

Наиболее типичная проблема в двух поколениях возникает тогда, когда один из родителей принимает сторону ребенка против другого родителя, нарушая тем самым границу поколений. “Ребенку” может быть и 2 года, и 40 лет, так как проблема не в возрасте, а в организации. Депрессивная женщина с несколькими детьми может по прежнему функционировать как ребенок во взаимоотношениях со своими родителями. Тот же цикл взаимо действий может иметь место, когда родители расстались, но у кого то из них или у ребенка сохраняются надежды на воссоединение. Типичная по следовательность выглядит так:

1. Один из родителей (обычно мать) находится в интенсивных вза имодействиях с ребенком, часто испытывая амбивалентную смесь чувств привязанности и раздражения.

2. Симптоматическое поведение ребенка обостряется.

3. Мать или ребенок призывают отца помочь в разрешении их труд ностей.

4. Отец пытается решить проблему и как то взаимодействует с ре бенком.

5. Мать возмущается, считая, что отец поступает не так, как надо.

Она может даже прибегнуть к крайним мерам, угрожая развес тись с ним.

6. Отец отступает, оставляя попытки ослабить тесную связь между матерью и ребенком.

Основные параметры интегративной модели и диагностируемые проблемы 7. Мать и ребенок взаимодействуют со смесью привязанности и раздражения до тех пор, пока снова не окажутся в тупике и т.д.

Данная последовательность становится особенно очевидной, если дисциплинировать ребенка пытается приемный отец. Эту ситуацию можно также описать как запутанную диаду роди тель — ребенок, которая последовательно то включает, то вы ключает другого взрослого (см. также раздел 2.1.5 о маневриру ющей системе).

Опишем еще одну типичную последовательность взаимодействий, возника ющую в ригидно комплементарном браке. Допустим, например, что один из супругов все время заботится о другом, играя роль сильной личности в семье и не позволяя партнеру брать на себя ответственность и, в свою оче редь, проявлять заботу. Тогда, если “ответственный” супруг заболевает, его партнер может почувствовать себя совсем плохо, побуждая “сильного” от влечься от своей болезни и продолжать нести за него ответственность, тем самым помогая ему не выходить из привычной роли. Например, вышедший в отставку муж может погрузиться в депрессивное состояние и не нахо дить себе места до тех пор, пока не заболеет жена и он не сможет заняться ее лечением. Улучшение самочувствия жены усиливает его чувство нереа лизованности, а ухудшение стимулирует к активным действиям. Последо вательность таким образом замыкается, образуя порочный круг.

Нечто подобное происходит в диаде родитель ребенок. Допустим, мать по гружена в тяжелые переживания, связанные с потерей своих престарелых родителей. У ребенка вскоре возникают проблемы, требующие ее вмеша тельства. Когда улучшается ситуация с ребенком, мать снова возвращается к своему горю и т.д.

Описанные циклы, конечно, упрощают изумительную сложность жизни се мей. В одной и той же семье можно одновременно обнаружить несколько разных типов последовательностей взаимодействия, встретить разные типы конфликтов. Однако представление семейных процессов в виде цир кулярных последовательностей позволяет терапевту подходить к этой ин формации более эффективно, фокусируясь на проблемных циклах взаимо действий.

Сохранение гомеостаза в семейных системах, несомненно, является цирку лярным процессом. Если проблема становится хронической, она, как пра вило, обслуживает гомеостатическую функцию в системе. Терапевт пыта ется выдвинуть системную гипотезу семейного функционирования, кото рая является циркулярной, описывает самоподдерживающийся процесс и включает в себя проблемное поведение. Эта циркулярная гипотеза помога ет терапевту выработать план собственных действий.

60 Диагностика в системной семейной терапии 2.3. ПРОБЛЕМЫ ЖИЗНЕННОГО ЦИКЛА СЕМЬИ Проблемы супругов, недавно вступивших в брак, в целом отличаются от проблем пар, женатых 20 лет. Родители маленьких детей не сталкиваются с теми трудностями, что родители подростков. Признание этих различий ведет к понятию “жизненного цикла семьи” [Minuchin, 1974;

Carter and McColdrick, 1980;

Duhl, 1981;

Duvall, 1977;

Neighbour, 1985;

Хейли, 1995;

Ва сильева, 1975] или “развивающиеся стадии семьи” [Rubinstein, 1971;

Solomon, 1973]. Разные авторы предлагают несколько отличающиеся клас сификации стадий жизненного цикла семьи, но важность такой периодиза ции признается всеми исследователями. В данном параграфе приводится классификация, основанная на суммировании и модификации двух описан ных в литературе вариантов периодизации жизни семьи [Lange, van der Hart, 1983;

Хейли, 1995]. Для каждой стадии жизненного цикла перечисле ны типичные проблемы развития, часто встречающиеся в практике психо логической помощи семьям.

Жизненный цикл семьи может быть разделен следующим образом:

1. Период ухаживания.

2. Фаза проживания супругов без детей. (От начала проживания вместе или в браке до рождения первого ребенка).

3. Экспансия. (От рождения первого ребенка до рождения после днего. Семья с маленькими детьми).

4. Стабилизация. Фаза зрелого брака. (Период воспитания детей, продолжающийся до того момента, когда первый ребенок поки дает дом).

5. Фаза, в которой дети постепенно покидают дом.

6. “Пустое гнездо”. (Супруги снова остаются одни после отъезда всех детей.) 7. Фаза, в которой кто то из партнеров остается один после смерти другого.

Однако очень многие семьи не подходят ни под одну из схем. Например, семьи с детьми, сильно отличающимися по возрасту, много раз вступавшие в брак и имеющие детей от предыдущих браков, семьи с одним из родите лей, или семьи, проживающие совместно с родителями одного из супругов, и т.д. Тем не менее, такая периодизация является полезной, так как обеспе чивает некоторый образец для сравнения и анализа отклонений. Кроме того, каковы бы ни были структуры семей, каждая семья имеет специфи ческие задачи, выполнение которых соответсвует определенной стадии жизненного цикла.

Между стадиями существуют переходные периоды, когда перед членами семьи возникают новые задачи, требующие существенной перестройки их Основные параметры интегративной модели и диагностируемые проблемы взаимоотношений. Чтобы перейти на новую ступень развития, семье необ ходимо совершить изменения в своей структурной организации, адаптиро вать к текущей ситуации основные правила семейного функционирования и выработать новый образ самих себя. Периоды стабилизации в точке пе рехода сменяются кризисными периодами. Неуспешный переход может по влечь нестабильность в следующей фазе семейной жизни. Некоторые пе реходы для семьи сделать легче, в то время как другие вызывают пробле мы. Например, для одних супругов приспособление к фазе рождения детей может быть достаточно болезненным, в то время как другая молодая пара будет очень счастлива с появлением детей и сможет хорошо управлять их интегрированием в семью, но позднее будет испытывать трудности в “раз решении уйти”.

Обычно именно в переходный период семья ищет помощи у специалистов, так как не видит возможности приспособления к новой ситуации или даже не принимает ее. Иногда задача осложняется шлейфом неудачно решен ных проблем на предыдущих стадиях. Симптоматическое поведение чле нов семьи зачастую отражает трудностии перехода и способствует стаби лизации семейной системы, находящейся под угрозой назревших измене ний.

Перечислим коротко типичные задачи и проблемы на разных стадиях жиз ненного цикла семьи.

1) Период ухаживания Семейное и индивидуальное развитие, конечно, не являются разделенными процессами, и в тот момент, когда молодой человек вступает в этап поиска партнера по браку, его родительская семья переживает этап ослабления эмоциональных связей с ним.

Чтобы успешно пройти эту фазу, молодые люди должны разрешить следу ющие проблемы: формирование идентичности;

достижение эмоциональ ной и финансовой независимости от родителей;

занятие адекватного воз расту статуса;

развитие навыков ухаживания и привлечения партнера.

Специфика российских семей состоит в большей зависимости от родите лей. Для этой стадии довольно обычным (в отличие от семей на Западе) является проживание молодого человека совместно с родителями. Отсут ствие опыта отдельного самостоятельного проживания препятствует фор мированию собственных взглядов на жизнь. Партнер по браку часто при ходит в дом родителей супруга в детской роли. Называние тещи или свек рови словом “мама”, а тестя/свекра — “папа” является одним из маркеров подобной ситуации.

62 Диагностика в системной семейной терапии Для многих молодых людей помощь профессионального психотерапевта в это время представляет собой церемонию инициации, в ходе которой уста навливаются отношения с посторонним человеком, желающим помочь им достичь независимости и зрелости.

Для некоторых этот период чрезмерно затягивается. Молодые люди могут избегать вступления в брак по причинам, которые кроются внутри их ро дительской семьи. Но точно так же, пытаясь освободиться от сковывающих отношений с родителями, они могут стремиться и к преждевременному браку. В параграфе 2.4 мы обсудим ряд моментов, оказывающих влияние на выбор партнера по браку. Большинство поводов для обращения в пси хологическую консультацию в этот период, по нашему опыту, связан с трудностями устанавления близких взаимоотношений с партнером и/или невозможностью заключить брак с любимым человеком (см. случай Б в главе 4).

2) Фаза жизни молодых супругов без детей Довольно большой процент обращений к психологу на этой стадии связан с ощущением супругов, что, заключив брак, они оказались в ловушке. Если целью брака является уход из родительской семьи, то, вступив в брак, мо лодые люди нередко обнаруживают, что раз они уже поженились, то цель брака достигнута и основания для него исчезли.

Существует довольно много причин для того, чтобы выйти замуж без осо бой любви (назло обидевшему возлюбленному;

из за низкой самооценки (“кроме него я никому не нужна”);

как реализация программы, например, “выйти замуж до 20 лет”;

из соображений престижа и т.д.). Иногда супру ги испытывают вину перед родителями за “слишком поспешный” брак (особенно перед родителем противоположного пола).

Супруги, только что заключившие брак, оказываются перед множеством проблем. Им необходимо установить оптимальный для себя баланс близос ти/отдаленности, решить проблему семейной иерархии и сфер ответ ственности. Вообще, в этот период им необходимо очень многое обсудить и установить множество соглашений по самым разным вопросам (от цен ностей до привычек). Могут возникнуть и сексуальные проблемы — как следствие неопытности, разницы в воспитании, уровне желаний и т.д.

Супруги могут вдруг осознать, что они очень разные, и испугаться разли чий. И впервые задуматься: “Если мы такие разные, то что мы делаем вмес те?” Они могут бояться потерять близость, понимаемую как одинаковость, и начать бороться со взаимной непохожестью разными средствами. Во первых, постараются просто не замечать различий. Очень часто в самый Основные параметры интегративной модели и диагностируемые проблемы ранний период молодожены избегают противоречий и критики, потому что хотят сохранить доброжелательную атмосферу в семье и не ранить чувства другого. По прошествии некоторого времени эти скрытые противоречия растут, и супруги обнаруживают, что все время находятся на грани ссоры и почему то легко и сильно раздражаются, реагируя друг на друга.

Другим способом преодоления разногласий является силовая борьба. Суп руги могут открыто пытаться подчинить себе партнера или манипулиро вать им с помощью слабости и болезни.

Еще одной важной проблемой в этот период является установление гра ниц семьи. Она включает в себя решение вопросов о том, кто из знакомых мужа или жены будет допущен в семью и как часто;

насколько разрешено пребывание супругов вне семьи без партнера;

насколько допустимо вме шательство со стороны родителей супругов.

Молодая пара должна установить территорию, относительно независимую от родительского влияния, а родителям, в свою очередь, необходимо изме нить способы взаимодействия с детьми после того, как те создали свою собственную семью.

В случае конфликта с родительскими семьями у супругов может развиться симптоматическое поведение. Например, у жены, муж которой не может предотвратить вмешательство своей матери в дела молодой семьи, могут появиться симптомы как способ приспособления к данной ситуации. Неко торые пары пытаются защитить свою независимость, полностью отрезая себя от взаимодействия с родителями. Обычно такие попытки не заканчи ваются успехом, а только способствуют разрушению брака, поскольку “ис кусство жить в браке предполагает достижение независимости в сочетании с сохранением эмоциональных связей с родственниками” [Хейли, 1995].

Одной из важнейших задач данной стадии жизненного цикла является уре гулирование проблем, касающихся беременности и желания стать родите лями. Работая над трудностями взаимоотношений молодых супругов, тера певт часто обнаруживает, что скрытой пружиной, создающей напряжение между ними, является нерешенный вопрос о заведении ребенка.

3) Рождение детей и взаимодействие с ними Супружеская пара может быть не готова к появлению детей, и рождение нежеланного ребенка значительно усиливает проблемы его воспитания.

Кроме того, люди, считавшие свой брак пробной попыткой, обнаруживают, что теперь расстаться им будет гораздо труднее.

Некоторые молодые матери рассматривают рождение ребенка как способ восполнения дефицита любви к самой себе. Во время беременности такая 64 Диагностика в системной семейной терапии мать может быть счастлива фантазией о приобретении существа, которое будет ее любить, и крах мечты наступает после родов в связи с необходи мостью много “отдавать” самой. Послеродовая депрессия иногда рассматри вается как реакция на окончательную утрату своего собственного детства.

Перед супругами возникает необходимость снова перестраивать взаимоот ношения (проблемы иерархии, близости и т.д.), которые только что стаби лизировались на предыдущей стадии. Игра, в которую играла молодая пара до рождения ребенка, была игрой для двоих. Они научились взаимодей ствовать друг с другом и нашли решение многих проблем. Появление тре тьего “игрока” может привести к следующим трудностям. Может возник нуть ревность нового типа, если один из супругов почувствует, что другой больше привязан к ребенку, чем к нему. Пара попытается теперь решать проблемы через ребенка. Он может использоваться в качестве козла отпу щения, партнера в коалиции одного супруга против другого, примирителя в конфликтах, а иногда — единственного оправдания брака. Роль ребенка как средства коммуникации между супругами иногда бывает настолько ве лика, что когда он вырастает и пытается покинуть дом, возникает серьез ный кризис, поскольку супружеская пара оказывается перед необходимос тью взаимодействовать друг с другом непосредственно, без участия ребен ка. Вновь актуальными становятся проблемы, не решенные еще до его рождения.

Рождение ребенка представляет собой факт объединения двух семей. Это событие создает бабушек и дедушек, дядей и тетей с обеих сторон. Меня ется процедура нанесения визитов. Семьи могут ссориться из за того, как назвать ребенка, как его учить и воспитывать. Брак, который в распростра ненной семье рассматривался как временный, с рождением ребенка часто признается свершившимся фактом и принимается. Важно отметить также, что каждый новый ребенок изменяет общую ситуацию в семье.

Родители должны научиться справляться с множеством проблем, связан ных с ребенком, и делать это самостоятельно, так как в этот период моло дые родители обычно не желают использовать те методы воспитания, кото рые когда то применялись к ним самим.

Довольно важной проблемой этого периода является проблема дефицита самореализации у матери, деятельность которой ограничена лишь семьей.

У нее могут возникнуть чувства неудовлетворенности и зависти по отно шению к активной жизни мужа. Брак может начать разрушаться по мере того, как у жены будут возрастать требования относительно помощи по уходу за ребенком, а у мужа будет возникать чувство, что жена и ребенок мешают его работе. Иногда возникает сверхвовлеченность матери в про Основные параметры интегративной модели и диагностируемые проблемы блемы ребенка как способ компенсации недостаточно насыщенной жизни.

Время поступления ребенка в школу может сопровождаться наступлением кризиса в семье. Несогласие между родителями в том, как воспитывать ре бенка, становится более явным, так как продукт их воспитательной дея тельности оказывается объектом всеобщего обозрения. Родители впервые переживают тот факт, что ребенок когда нибудь вырастет и покинет дом, а они останутся наедине друг с другом. Кроме того, перед матерью может встать проблема возвращения на работу, так как ребенок уже не требует столько внимания, как раньше. К этому времени женщина может в значи тельной мере дисквалифицироваться, и подобная перспектива ее может пу гать. Возможно и противоположная ситуация, когда возвращения жены на работу не хочет муж, опасающийся потерять над ней контроль. Одной из распространенных проблем этого периода является школьная фобия у ре бенка. Даже если нет проблем в самой школе, она возникает вследствие тревоги расставания, особенно когда мать депрессивна и редко покидает дом. Способы коммуникации в семье к тому времени становятся стереотип ными, и определенные их структуры не приспособлены к ситуации пребы вания ребенка вне семьи (см. раздел 3.1).

Типичный проблемный треугольник со сверхвовлеченной матерью и отцом на периферии взаимоотношений анализируется в разделах 2.1.3, 2.1.4 и 2.2.2. Иногда подобные треугольники продолжают существовать, даже ког да родители формально разведены (см. гл. 4, семья В). Предъявляя ребенка как проблему, мама борется с “наследством” отца. Она жалуется на те чер ты ребенка, которые она не принимала в отце. Например, необязатель ность, слабохарактерность, грубость, лживость и т.д. Сражаясь с ними, она подкрепляет и фиксирует у ребенка это поведение. В этом случае целью психотерапевта может быть помощь семье в “завершении незаконченных дел” с бывшим супругом.

В неполных семьях распространена борьба через поколение. Например, очень типично желание бабушки объединиться с ребенком против матери.

Если мать молодая, бабушка часто относится к ней и внуку так, как если бы они оба были ее детьми одного возраста.

Если мама работает, а бабушка на пенсии, ролевая структура семьи видоиз меняется следующим образом: мама играет мужскую роль “кормильца” се мьи, бабушка — роль домохозяйки, воспитывающей их общего ребенка.

Эта ситуация делает проблему иерархии в семье крайне запутанной, так как бабушка обычно претендует на главенствующее положение по отно шению к своей дочери. Такая борьба через поколение может стать особен но явной и очевидной, когда ребенок окажется вовлеченным во внесемей ные структуры, предъявляющие к нему требования достижений.

66 Диагностика в системной семейной терапии 4) Фаза стабилизации.

Трудности на зрелой стадии брака Обычно эта фаза развития семьи соответствует кризису середины жизни супругов. В этот период люди, как правило, лучше осознают уровень своих возможностей, достижений и больше, чем раньше, задумываются о конеч ности жизни. Типичным стрессом, характерным для данной стадии жизнен ного цикла, является необходимость ухода за престарелыми родителями супругов и переживание их смерти.

Другим распространенным напряжением этого периода является приспо собление к возрастным изменениям в самих супругах. Когда мужчина дос тигает среднего возраста и приобретает высокий социальный статус, он становится более привлекательным для молодых женщин, в то время как его жена, для которой физическая привлекательность гораздо более важна, чувствует, что стала менее интересной для мужчин.

Середина жизни вообще характеризуется сочетанием больших возможнос тей с серьезными ограничениями. Накоплен значительный опыт и знания, но уже не так легко, как в юности, изменить свою судьбу. Девяностые годы двадцатого века в России особенно остро поставили проблему приспособ ляемости именно для семей, находящихся на данной стадии жизненного цикла. Если молодым людям гораздо легче адаптироваться к меняющимся экономическим условиям, а от пожилых этого никто особенно не ожидает, то для людей среднего возраста необходимость смены профессии и лише ние достигнутого статуса может представлять серьезную проблему. Потеря работы и многолетнее депрессивное настроение мужа в сочетании с фи нансовыми успехами жены и взаимным отчуждением супругов — одна из типичных ситуаций, с которой сталкиваются российские семейные тера певты в последнее десятилетие.

Часто способы решения или избегания проблем, наработанные семьей к этой стадии, становятся неадекватными. Иногда это приводит к интенси фикации проблемного поведения — такого, например, как пьянство или жестокость по отношению к супругу, — и постепенно достигает нетерпи мого уровня. Дети все реже бывают дома, что заставляет родителей осоз нать, что рано или поздно они останутся наедине друг с другом и, если им хочется быть менее несчастными, то расстаться надо прямо сейчас, не до жидаясь, когда дети совсем вырастут.

Разрешить проблему, возникающую на зрелых стадиях супружества, гораз до труднее, чем в ранние годы брака, когда молодая пара еще нестабильна и находится в процессе создания новых стереотипов взаимодействия.

Основные параметры интегративной модели и диагностируемые проблемы Подростковый кризис с точки зрения семейной системы можно рассматри вать как внутрисемейную борьбу за поддержание прежнего иерархическо го порядка. Например, мать вырабатывает определенные способы общения с дочерью как с ребенком и одновременно имеет паттерны общения с жен щинами как с соперницами. Когда же дочь подрастает и может представ лять собой женщину соперницу, устойчивые отношения матери с дочерью нарушаются. Отец ощущает себя между женой и взрослой дочерью, как в ловушке. Подобный же конфликт возникает тогда, когда мальчик превра щается в молодого мужчину, и отец должен взаимодействовать с ним и как со своим сыном, и как с равным ему взрослым.

5) Фаза, в которой выросшие дети покидают дом Наиболее интенсивные кризисы семья переживает тогда, когда кто то вступает в семью или покидает ее. В западной культуре отсутствует чет кая демаркационная линия, определяющая, что подросток превратился во взрослого человека. Получение паспорта, школьный выпускной вечер и т.д. не являются церемониями инициации, дающими ребенку новый статус и требующими от родителей нового отношения к нему. И даже брак в тех случаях, когда родители продолжают поддерживать молодую семью, не яв ляется церемонией, завершающей отделение детей от родителей.

В некоторых семьях конфликт достигает максимальной остроты, когда са мый старший ребенок покидает дом, в других обстановка ухудшается по мере того, как уходят все более младшие дети, и кризис становится особен но острым, когда самый младший должен покинуть семью. Во многих слу чаях родители, успешно отпуская большинство своих детьми, вдруг остро ощущают напряжение, когда критического возраста достигает определен ный ребенок. В таких случаях оказывается, что именно этот ребенок играл в семье особенно важную роль. Возможно, именно с помощью этого ребен ка родители общались друг с другом, либо забота о нем и любовь к нему сплачивали их.

Родители вдруг обнаруживают, что им не о чем говорить друг с другом.

Или вдруг обостряются старые разногласия и проблемы, решение которых было отложено из за рождения детей. В этот период возрастает число раз водов. В семьях, где есть только один родитель, он может ощутить уход ре бенка как начало одинокой старости.

Юношеская шизофрения и другие тяжелые нарушения психики могут ис пользоваться как способы разрешения семейной проблемы на этой стадии жизни, когда семья дезорганизована. Если ребенок и родители не могут больше выносить изоляцию друг от друга, с ребенком может происходить 68 Диагностика в системной семейной терапии что то плохое. Становясь социально неприспособленным благодаря болез ни, ребенок остается в кругу семьи. Родители продолжают использовать ребенка как источник несогласия или, наоборот, совместной заботы, и не обходимость взаимодействовать друг с другом непосредственно отпадает [Хейли, 1995].

Индивидуальная психотерапия ребенка, госпитализация в психиатриче ской клинике стабилизирует семейную ситуацию, навешивает на него яр лык “психически больного”. Родители теперь не должны решать свой кон фликт и переходить на следующую стадию жизненного цикла.

Улучшение дел у ребенка может снова дестабилизировать семью. В этом случае родители часто прекращают индивидуальную терапию или из за рецидива снова помещают ребенка в психиатрическую больницу, что дела ет его “хроническим больным”.

Когда эмоциональная интенсивность в системе очень велика и тяга к слия нию слишком сильна, члены семьи часто стараются совершенно разорвать отношения. Разрыв взаимоотношений посредством эмоциональной или фи зической дистанции не заканчивает эмоционального процесса;

наоборот, даже усиливает его. Если кто то разрывает отношения с собственными ро дителями или сиблингами, эмоциональные переживания и тягость таких отношений становятся совсем невыносимыми, подталкивая человека к но вым отношениям с собственным супругом или детьми, которые становятся местом поиска срочного решения. Под таким давлением новые отношения становятся все более проблематичными и в итоге приходят к очередному дистанцированию и разрыву. Молодой человек проиграет в случае, если примет крайнее решение — или останется с родителями, или навсегда по кинет семью. Он должен отделить себя от своей семьи, но в то же время сохранить с ней связи. Большинство семей оказываются способными под держивать подобное равновесие, и современный семейный терапевт стре мится именно к этой цели, помогая провести церемонию инициации и пе рестроить семейную структуру таким образом, чтобы ребенок присоеди нился к миру взрослых, а родители научились относиться к себе и друг другу иначе.

Жизненный цикл представляет собой непрерывный процесс, в котором проблемы решаются по мере их возникновения. Предыдущие поколения связаны с последующими многочисленными связями. Если молодые люди прерывают контакты со своими родителями, они лишают своего ребенка бабушек и дедушек и затрудняют своим родителям переход на более по здние стадии жизненного цикла.

Основные параметры интегративной модели и диагностируемые проблемы 6,7) Последние стадии жизненного цикла Уход на пенсию может сделать проблему пребывания наедине друг с дру гом еще более острой. Кроме того, недостаток самореализации может при вести к возникновению симптомов. Часто симптомы одного из супругов помогают другому приспособиться к жизни на пенсии. Например, уйдя с работы, муж может почувствовать, что если раньше он жил активной жизнью, помогал другим, то теперь он положен на полку, как ненужный предмет. Когда его жена заболевает, у него вновь появляется полезная функция. Он должен теперь помочь ей выздороветь, водя по врачам. Бо лезнь жены защищает его от депрессии, в которую он впадает, когда ей становится лучше. Если у жены случается рецидив, он снова оживает и мо жет предпринять активные действия.

Когда один из супругов умирает, другой остается в одиночестве и вынуж ден искать новые связи со своей семьей. A. O. Лэнж и Ван дер Харт (1983) приводят пример паранойи одинокой старой женщины, переехавшей в другой город, как реакцию на ощущение собственной незащищенности (как “улитка без раковины”). Часто в это время возникает также проблема ухода за старым человеком.

Для каждой фазы жизненного цикла семьи существуют примерные возрас тные рамки, свойственные каждой культуре. В случае сильных отличий возраста членов семьи от нормативно ожидаемого терапевт может прогно зировать возможные трудности перехода. Например, факт заключения пер вого брака в сорокалетнем возрасте, вскоре после смерти родителей, мо жет указывать на проблемы, связанные с покиданием отчего дома и уста новлением близких взаимоотношений с противоположным полом. Анали зируя проблемы жизненного цикла семьи, терапевту важно отмечать по здние или очень ранние браки;

ранний или очень поздний возраст заведе ния детей;

большую возрастную разницу между супругами;

длительные или очень короткие промежутки между знакомством и браком или между браками. Например, очень короткий промежуток между браками может свидетельствовать о возможных “незаконченных делах” с бывшим партне ром и важном эмоциональном “наследстве” предыдущего супружества.

Кроме того, в этом случае детям намного труднее адаптироваться к изме нениям в структуре семьи.

Социальные перемены влекут за собой изменения в нормативно ожидае мом возрасте переходных периодов. Так, недавно существовавшие нормы для возраста заключения брака меняются. Пары теперь сочетаются браком позднее, часто к 25 годам и позже. По западной статистике, супруги, кото 70 Диагностика в системной семейной терапии рые вступают в брак до 20 и после 30 лет, имеют больший риск разводов [Booth & Edwards, 1985].

2.4. СЕМЕЙНАЯ ИСТОРИЯ Кроме типичных проблем и задач жизненного цикла, мимо которых не проходит ни одна семья, анализ развития семейной системы необходимо дополнить уникальным историческим контекстом, характерным для каж дой конкретной семьи.

Системный подход предполагает, что люди организуют свое поведение внутри семейных систем в соответствии с поколением, возрастом, полом, структурными и коммуникативными параметрами системы. “Если вы при спосабливаетесь к семейной структуре, то она будет оказывать влияние на ваше функционирование, паттерны взаимоотношений и тип семьи, кото рый вы создадите в следующем поколении” [McGoldric, Gerson, 1985]. Се мьи повторяют сами себя. То, что происходит в одном поколении, часто по вторяется в следующем, и те же темы будут проигрываться из поколение в поколение, хотя актуальное поведение может иметь различные формы.

Мюррэй Боуэн называл это многопоколенными переходами семейных пат тернов [Bowen, 1978]. Основная гипотеза сводится к тому, что паттерны взаимоотношений предыдущих поколений могут обеспечить неявные мо дели для семейного функционирования в следующих поколениях.

В системном подходе можно объединить одновременно текущий и истори ческий контекст семьи. Картер (1978) пишет, что “течение тревоги” в се мейной системе происходит как вдоль вертикального, так и вдоль горизон тального направлений. “Вертикальный” поток тревоги берет начало от паттернов функционирования и взаимоотношений, которые исторически переходят вниз по поколениям, главным образом через процесс эмоцио нального триангулирования. “Горизонтальный” же поток происходит из текущих стрессов семьи, попыток справиться с неизбежными изменениями и задачами данной стадии жизненного цикла семьи.

Стрессоры на вертикальной оси часто создают добавочные проблемы, так что даже маленький горизонтальный стресс может оказывать серьезное влияние на систему. Например, если у молодой матери существует много нерешенных проблем со своей матерью и/или отцом (вертикальная трево га), для нее наступает особенно тяжелое время, когда она встречается с обычными трудностями воспитания (горизонтальная тревога).

Учитывая историческую перспективу, важно занимать системную позицию относительно “совпадения” событий. События, одновременно происходя Основные параметры интегративной модели и диагностируемые проблемы щие в разных частях семьи, не рассматриваются просто как диапазон слу чайностей, а видятся скорее как взаимосвязанные системным способом.

Отметим также, что важные события, вероятнее всего, случаются в опреде ленное время, чем в другое. Особенно это касается того, что происходит в переходные периоды между стадиями жизненного цикла в семейной исто рии. Симптомы группируются вокруг таких переходов, когда члены семьи лицом к лицу встречаются с задачей реорганизации своих взаимоотноше ний друг с другом при переходе на новую фазу (см. параграф 2.3). Симп томатическая семья “застревает” во времени и часто оказывается не в со стоянии выйти из тупика путем изменения правил своего функционирова ния, переструктурирования и движения. Изучение семейной истории мо жет дать важные ключи к пониманию природы таких тупиков и прояснить, как симптомы могут появляться, консервируя некоторые стереотипы взаи моотношений или защищая определенное “наследство” предыдущих по колений.

Иллюстрируя системный подход к анализу семейной истории, мы исполь зуем специальную форму записи информации — генограмму, разработан ную для этих целей Мюррэем Боуэном. (Система используемых символов представлена в приложении 1;

применение этого диагностико терапевти ческого инструмента описано в разделах 3.1, 3.2.) Генограмма помогает те рапевту проследить “течение тревоги” через поколения и пересечение ее с текущим семейным контекстом.

Далее в этом разделе мы постараемся коротко суммировать категории, на которые терапевт опирается в системной интерпретации семейной ис тории.

1) Порядок рождения, пол и разница в возрасте между детьми в семье Исследования, проведенные Уолтером Тоуменом [Toman, 1976], показывают, что модели поведения людей во многом определяются тем, были ли они старшими, средними, младшими или единственными детьми в семье. Он изучал тысячи нормальных семей и неизменно обнаруживал, что люди, за нимающие одинаковые позиции в семье по порядку рождения, имеют весь ма близкие характеристики. Дискуссия на эту тему имеет давнюю историю и, хотя некоторые авторы спорят с ним по отдельным вопросам [Adler, 1958;

Bank & Kahn, 1982;

Ernst & Angst, 1983;

Forer, 1976;

Sutton Smits & Rosenberg, 1970], точка зрения Тоумена является на сегодняшний день наи более популярной [McGoldric, Gerson, 1985;

Ричардсон, 1994].

Существует ограниченное число возможных ролевых позиций в семье в за висимости от количества детей, их пола и промежутка между их рождени 72 Диагностика в системной семейной терапии ем. И, хотя в настоящее время модели поведения, связанные с порядком рождения, претерпевают изменения вследствие социальных перемен, конт роля над рождаемостью, женских движений, большого числа семей, повтор но вступающих в брак, можно говорить о некоторых устойчивых различи ях между ролевыми позициями детей. Стереотипы сиблинговых позиций не означают, что каждый должен быть именно таким. Однако они указыва ют, что люди, родившиеся в семье в той или иной последовательности, чаще всего бывают именно такими. Анализ исключений из правил дает до полнительную и очень ценную информацию о семье. Опишем коротко эти характеристики и их влияние на модели супружеских взаимоотношений.

Старшему ребенку в семье обычно больше других детей свойственны от ветственность, добросовестность, стремление к достижениям, честолюбие.

Он склонен брать на себя часть родительских функций, заботясь о младших братьях и сестрах, особенно в случае болезни или потери родителей. Он может чувствовать себя ответственным за семейное благосостояние, про должение семейных традиций, часто становится лидером. Рождение следу ющего ребенка приводит к лишению его исключительной позиции в обла дании любовью матери и часто сопровождается ревностью к сопернику.

Старшие дети, особенно мальчики, чаще других наследуют профессии отца и деда, и с ними семья в большей степени связывает успехи в карьере. Ак цент на высокие достижения делает старшего ребенка более серьезным, стремящимся к совершенству и менее склонным к играм, чем другие. По этому довольно распространенной психологической проблемой старших детей является тревога не оправдать ожидания родителей и других автори тетных фигур. Им трудно расслабиться и получать удовольствие от жизни.

Младшему ребенку больше свойственны беззаботность, оптимизм и готов ность принимать чужое покровительство. Для членов своей семьи он мо жет так навсегда и остаться малышом. К его достижениям родители, как правило, относятся менее требовательно. И если старшие дети в семье не умирают или серьезно не заболевают, он меньше посвящает себя продол жению дела семьи. “Положение младшего брата всегда чревато опасностью быть избалованным и остаться семейным ребенком... Он может стать арти стом, или, как результат сверхкомпенсации, развить огромные амбиции и бороться за то, чтобы быть спасителем всей семьи” [Adler, 1970].

У младшего ребенка могут возникать проблемы с самодисциплиной и труд ности в принятии решений, поскольку рядом всегда был кто то старший и мудрый, чтобы позаботиться о его делах. Поскольку такой ребенок привык быть в семье самым маленьким, он знает, что силой в близких отношениях ничего не добьешься, и часто вырабатывает манипулятивные пути дости жения желаемого, демонстративно обижаясь или пытаясь очаровать. Если в семье его чрезмерно опекали, то он может оказаться бунтарем и, выбирая партнером по браку старшего ребенка, бороться впоследствии против его Основные параметры интегративной модели и диагностируемые проблемы контроля. Младший ребенок, с которым хорошо обращались в детстве, обычно легок в обращении и популярен среди друзей.

Если вспомнить традиции средневековья, то земельный надел и замок дос тавался старшему сыну, а младшие уходили искать счастья в крестовые по ходы. Неслучайно также, что библейский блудный сын был младшим в се мье. Из известных людей можно упомянуть, например, Уинстона Черчилля, Бориса Ельцина, Раису Горбачеву, у которых ярко выражены характеристи ки старших детей. В свою очередь, младшими детьми были Грегори Бейт сон, Элизабет Тейлор и Бернард Шоу, чье бунтующее поведение и остроум ное высмеивание благовоспитанности и общественного порядка прекрасно соотносятся со стереотипом поведения младшего ребенка в семье.

Средний ребенок может демонстрировать характеристики как младшего, так и старшего или их комбинации. Однако часто средний ребенок, если только он не является единственной девочкой или единственным мальчи ком в семье, вынужден бороться за то, чтобы быть замеченным и получить свою роль в семейной системе. Такие дети бывают лишены авторитета старших детей и спонтанности младших. Альфред Адлер, автор теории о комплексе неполноценности, сам будучи вторым сыном, писал: “Второй ре бенок в семье находится под постоянным давлением с обеих сторон — бо рясь за то, чтобы опередить своего старшего брата, и боясь, что его дого нит младший...” [Adler, 1970].

Если семья многодетная, то характеристики средних детей во многом зави сят от того, в группе каких детей они родились: среди младших или среди старших и какова разница в возрасте между ними. Промежуточная пози ция средних детей стимулирует развитие у них социальных навыков. Они часто умеют вести переговоры и ладить с различными людьми, поскольку были вынуждены научиться жить в мире со своими старшими и младшими братьями и сестрами, наделенными разными характерами.

Единственный ребенок оказывается одновременно самым старшим и са мым младшим в семье. В результате такие дети имеют многие свойства старшего ребенка, но могут сохранять в себе детские качества до зрелого возраста. Более чем какой либо другой, единственный ребенок наследует характеристики родителя того же пола. Например, девочка, мать которой была младшей сестрой братьев, окажется более непостоянной и склонной к флирту, чем та, у которой мать была старшей сестрой сестер. Поскольку родители склонны возлагать большие надежды на своего единственного ребенка, как и на старшего, он обычно отличается в школе и в последую щих областях приложения сил. Будучи исключительным фокусом внима ния, единственные дети часто очень тесно привязаны к родителям на про тяжении всей жизни и испытывают большие трудности в сепарации. Имея меньше возможностей для игры с другими детьми, единственный ребенок 74 Диагностика в системной семейной терапии уже в детстве может походить на маленького взрослого. Кроме того, он до статочно комфортно будет чувствовать себя в одиночестве. Индира Ганди, второй премьер министр Индии, является примером единственного ребен ка. “Она выросла довольно изолированно и жила в присутствии старших людей, рано став доверенным лицом своего отца. Она явно имела чувство мессии и ответственности, что свойственно старшим детям, но как лидер, как это и свойственно единственному ребенку, была достаточно автори тарной и вела скорее изолированное существование, будучи сама себе со ветчиком” [McGoldric, Gerson, 1985].

Для близнецов параметры старший/младший ребенок также имеют значе ния и проявляются в зависимости от того, в группе каких детей они роди лись. Например, близнецы, имеющие старшую сестру/брата, будут действо вать как младшие дети. Если родители подчеркивают, что один из них по явился на свет раньше другого, то роли старший/младший, могут быть по делены ими между собой. Близнецы показывают самые низкие результаты в тестах на интеллект по сравнению с детьми, занимающими другую пози цию в порядке рождения. Возможно, это связано с тем, что они функцио нируют как отдельная команда и меньше других ориентируются на взрос лых и сверстников. Во взрослой жизни они испытывают сложности в раз делении и обретении отдельной, собственной идентичности, особенно если они одного пола [Ричардсон, 1994].

Ребенок с особыми свойствами может изменить типично ожидаемые харак теристики. Второй ребенок может функционировать как первый, если име ет особые таланты или старший болен. С другой стороны, порядковая по зиция ребенка может быть усилена, если его родитель того же пола имеет такую же порядковую позицию.

Большое значение имеют установки родителей относительно пола ребен ка. В большинстве культур семьи обычно оказывают предпочтение сыновь ям. Старшая сестра в семье может нести ответственность за воспитание младших детей и принимать на себя часть родительских функций, в то вре мя как следующий за ней брат будет получать славу и высокие родитель ские ожидания. В некоторых исследованиях утреждается, что хотя пред почтительность сыновей уменьшается, существует большая вероятность, что семьи, в которых рождаются только девочки, будут продолжать попыт ки, в то время как семьи, где есть только сыновья, остановятся на меньшем количестве детей [Broverman et al., 1972].

Что касается разницы в возрасте, то если она составляет более пяти шести лет, каждый из детей по своим характеристикам будет приближаться к единственному ребенку, хотя к ним будут добавляться некоторые качества той позиции, к которой он ближе всего. Например, старшая сестра брата, которая на восемь лет старше его, будет скорее единственной дочерью, ка Основные параметры интегративной модели и диагностируемые проблемы кова она и была на протяжении восьми лет, но в ее поведении будут за метны и черты старшей сестры братьев. Чем меньше разница в возрасте, тем более вероятно, что дети будут вступать в конкуренцию за достиже ния. Например, если между старшим братом и младшей сестрой разница всего в год, то наступит время, когда он будет бояться, что его опередит девочка, которая развивается быстрее.

Тоумен [Toman, 1976] утверждает, что для стабильного супружества боль шое значение имеет то, в какой мере в нем повторяется положение, ко торое каждый из супругов занимал среди своих братьев и сестер. В связи с этим можно выделить комплементарный, некомплементарный и частично комплементарный браки. Тоумен полагает, что в комплементарном браке старшего и младшего ребенка супругам легче договориться и подстроиться друг под друга, так как они воспроизводят свой опыт взаимоотношений с братьями и сестрами (рис. 2.4.1). Они играют в браке комплементарные роли — один заботится, другой принимает заботу;

один планирует, другой осуществляет эти планы;

один хочет ходить на работу, другой предпочита ет оставаться дома и т.д. Их связь тем прочнее и продолжительнее, чем больше отношения обоих партнеров напоминают их положение в семьях родителей.

Некомплементарный брак — это брак партнеров с одинаковой порядко вой позицией в родительской семье (рис. 2.4.2). При прочих равных усло Рис. 2.4.1. Комплементарный брак младшей дочери и старшего сына а) б) Рис. 2.4.2. Некомплементарный брак а) двух старших, б) двух младших детей 76 Диагностика в системной семейной терапии виях им требуется больше времени и усилий, чтобы договориться и дей ствовать согласованно. Когда в брак вступают два старших ребенка, они могут бороться за власть и конкурировать во взаимоотношениях. Два младших, наоборот, могут избегать ответственности и соревноваться, кто из них младше. Для брака двух младших детей может наступить особенно тяжелое время после рождения детей, когда возникает необходимость в длительном проявлении заботы и распределении ответственности.

Очень важным является то, был ли у супругов опыт взаимоотношения с сиблингами противоположного пола в родительской семье. Муж, который произошел из семьи, где все дети были мальчиками, будет, вероятно, вос принимать женщин как “чужеродное существо”, и ему надо сделать больше усилий, чтобы понять свою жену, чем мужчине, который имел сестер (рис 2.4.3).

Рис. 2.4.3. Некомплементарный брак двух старших детей, осложненный возможными трудностями из за одинакового пола детей в семье Тоумен различает идентичность и комплементарность. В первом случае речь идет об идентификации, во втором — о взаимодействии. Партнеры, которые занимали одинаковое положение среди братьев и сестер в роди тельской семье, легче узнают друг друга и быстрее достигают взаимопони мания. Например, младший брат и младшая сестра, хорошо знают, что зна чит быть самым младшим по сравнению с другими детьми. Муж и жена, ко торые были самыми старшими в семье своих родителей, хорошо знают, что такое уход за младшими и ответственность за них. Они легко понимают друг друга и могут подменить один другого при необходимости, но плохо сотрудничают. Партнеры с идентичным типом только тогда сохраняют полное согласие в браке, когда работают в разных областях, обеспечивают друг другу определенную свободу в личной жизни, имеют разные компа нии и параллельно воспитывают детей: например, сыновей воспитывает отец, а дочерей — мать.

Частично комплементарные отношения устанавливаются в том случае, когда один или оба партнера в родительской семье имели несколько типов Основные параметры интегративной модели и диагностируемые проблемы связей со своими братьями и сестрами, из которых одна по крайней мере совпадала с таковой у партнера (рис. 2.4.4).

Рис. 2.4.4. Частично комплементарный брак Единственные дети, в силу их большей привязанности к родителям, скорее будут искать в партнере черты отца или матери. Наилучший прогноз для таких лиц имеет брак с партнером, имевшим младшего брата или сестру (например, муж, бывший единственным ребенком и, жена, имевшая млад шего брата). Наихудший прогноз имеют браки, в которых каждый из суп ругов был единственным ребенком в семье.

Важно отметить также, что комплементарность брака не является абсолют ной гарантией его стабильности. Необходимо соотнести этот параметр с тем характером взаимоотношений, который был в родительских семьях супругов. Например, муж ожидает от жены заботы о нем как о младшем брате, в то же время бунтуя против чрезмерной опеки, как делал это со своей старшей сестрой. Важной моделью является также модель взаимоот ношений родителей супругов.

2) Совпадение жизненных событий Под ключевыми жизненными событиями мы понимаем рождения, смерти, заключение браков, разводы и временные разделения, переезды, серьезные заболевания, изменения во взаимоотношениях, в карьере, смена места ра боты и учебных заведений, серьезные неудачи и успехи и т.д. События, происходящие в одно и то же время в семейной истории и часто кажущие ся несвязанными, системно соотносятся и имеют глубокое влияние на се мейное функционирование. Мы не говорим здесь, что одно событие вызы вает другое и служит его причиной, скорее, речь идет о сочетании ряда со бытий, которые могут влиять на развитие семейных паттернов. Исследуя семейную историю, терапевт отмечает время, когда семья испытывала очень много стрессов, а также влияние травматических событий внутри се мьи и взаимосвязь семейного опыта с социальными изменениями.

78 Диагностика в системной семейной терапии Мы выделяем следующие четыре типа таких совпадений:

а) Совпадение важного жизненного события в семье с началом развития симптома у какого либо ее члена или с этапами его обострения. Типичным примером подобного совпадения является возрастная регрессия ребенка после рождения младшего братика или сестренки.

б) Группирование важных жизненных событий в переходный период меж ду стадиями жизненного цикла. В этот период семьи особенно уязвимы к изменениям. Например, крах профессиональной карьеры отца в качестве начальника лаборатории проектного института после начала перестройки может наложиться на переход между подростковым возрастом и фазой от деления ребенка от семьи и особенно ожесточить взаимоотношения отца с сыном, который пытается идти своим путем (см. главу 4, случай семьи Д).

Или женщина, долго откладывавшая свой брак, выходит замуж вскоре пос ле смерти своего отца. В этом случае терапевту стоит исследовать взаимо отношения женщины со своим отцом.

Важнейший вопрос, на который должен ответить себе терапевт, состоит в том, почему семья пришла к нему на прием именно сейчас, а не позже или раньше. Проблема могла тянуться несколько лет, но пришли они к нему только теперь. Терапевту важно понять, как эти события соотносятся с не давней историей семьи.

в) Синдром годовщины. Некоторые совпадения могут быть поняты как ре акция на годовщину какого нибудь важного или травматического события.

Например, депрессивное настроение, возникающее каждый год в одно и то же время, может совпадать с годовщиной смерти родителя или брата/сест ры, причем такая связь не обязательно будет осознаваемой.

В определенном возрасте у членов семьи может резко возрастать тревога.

Так, у мужчины, отец которого умер от инфаркта в 40 лет, может развиться страх умереть от сердечного приступа, когда он начинает преодолевать этот возрастной рубеж. Или женщина может начать особенно бояться раз вода, когда ее дочери исполнится столько же лет, сколько было ей, когда их семью покинул отец. Или, например, в консультацию обращается мама с проблемным подростком тринадцати лет. В процессе интервью выясняет ся, что когда ей самой было тринадцать лет, у нее умерла мать. Возможно, она обращается за консультацией именно сейчас, так как ее сын прибли зился к возрасту, в котором у нее самой отсутствует опыт воспитания ма терью.

В семьях раковых больных широко распространены случаи, когда люди за болевают раком в том же возрасте, в котором внезапно умер кто то из чле нов семьи. [Шутценбергер, 1997]. Исследователи приводят поразительные Основные параметры интегративной модели и диагностируемые проблемы данные, когда людям даже удается подгадывать день своей смерти к какой то важной для них дате. Известно, например, что Томас Джеферсон и Джон Адамс (второй и третий президенты США) умерли в один день — 4 июля 1926 г. — в день пятидесятилетия независимости Америки. Причем в последних словах Адамса упоминался Томас Джеферсон [McGoldric, Gerson, 1985].

г) Совпадение ряда событий с рождением ребенка может сделать его поло жение в семье особым. На особое положение Зигмунда Фрейда в семье сво их родителей указывает ряд обстоятельств. В год его рождения умирает отец его отца, через год рождается и вскоре умирает его брат, после чего в семье долгое время рождались одни девочки. Кроме того, через пару лет после его рождения старшие сыновья отца от другого брака иммигрируют в Англию. Неудивительно, что Зигмунд занял в своей семье исключитель ную роль, став для родителей заменой всех этих потерь.

Интересно, что Анна Фрейд, самая младшая дочь Зигмунда, великий дет ский психоаналитик и единственная из детей, кто продолжил его дело, ро дилась в 1895 г., в один из важнейших периодов жизни Фрейда. В 1896 г.

умирает отец Зигмунда Фрейда, потерю которого он рассматривал как наи более значимое и тяжелое событие своей жизни. В этот период Фрейд пуб ликует свою первую аналитическую работу “Исследование истерии” и на чинает свой знаменитый самоанализ.

“Наш собственный опыт привел нас к тому, чтобы уделять особое внима ние тому, как влияют на семью потери. К ним семье гораздо труднее при способиться, чем к другим изменениям” [McGoldric & Walsh,1983]. Уолш [1978] обнаружил, что внуки, демонстрирующие симптоматическое по ведение, часто рождаются в пределах двух лет до или после смерти пра родителей.

На ожидания родителей от конкретного ребенка существенное влияние оказывает процесс “родительского проектирования”, обстановка в семье на момент его рождения и особенно качество супружеских отношений в этот период. Ребенок, рожденный в “хороший” период брака, когда отношения родителей не были омрачены конфликтами, имеет большие шансы быть любимым ими.

И наоборот, ребенок, родившийся “не вовремя”, когда семья не была к это му готова, может нести на себе печать отвержения. Например, в одной се мье эмоциональное дистанцирование и ревность матери к дочери были за даны тем, что в период ее беременности этим ребенком открылась измена мужа. И хотя мать старалась одинаково относиться ко всем детям, не пере житая обида на мужа влияла на ее отношение к этой конкретной девочке (см. также главу 4, случай семьи Д).

80 Диагностика в системной семейной терапии 3) Повторение паттернов функционирования в следующих поколениях Множество симптоматических паттернов, таких как алкоголизм, инцест, физические симптомы, насилие и суициды, нередко повторяются из поко ления в поколение. Узнавание и исследование таких паттернов может по мочь семье понять, какие способы адаптации она использует, и избежать повторения неприятных моделей в настоящем и их перехода в будущее, освоив другие способы совладания с ситуацией.

Наследие “семейных программ” может оказывать серьезное влияние на ожидание и выборы в настоящем. Так, например, женщина, происходящая из семьи, где в нескольких поколениях были разводы, может воспринимать развод почти как норму.

Выбор жизненного пути может также отталкиваться от жизненного опыта и интересов предыдущих поколений. Проиллюстрируем это на истори ческом примере, используя генограмму семьи Карла Густава Юнга (см.

рис. 2.4.5).

На генограмме видно, что отец Юнга, два брата отца, все шесть братьев ма тери, дедушка матери и три брата дедушки матери были священниками.

Можно отметить также, что дедушка, в честь которого Юнг был назван, и прадедушка по отцовской линии были врачами. Кроме того, несколько чле нов его семьи верили в оккультные феномены — его мать, дедушка матери и его кузина, Елена Прейсверк, которая утверждала, что является медиу мом (в юности Юнг принимал участие в ее сеансах). Предполагается так же, что мать Юнга и его бабушка по отцовской линии страдали психичес кими расстройствами. Таким образом, то, что Юнг стал врачом психиатром и испытывал глубокий интерес к религии и сверхестественному, весьма соответствует господствующим паттернам в его семье [McGoldrick, Gerson, 1985].

4) Триангулирование как модель передачи паттернов взаимоотношений в последующие поколения Несмотря на огромную сложность и разнообразие семейных взаимодей ствий, меняющихся со временем, изучение семейной истории позволяет проследить трансляцию определенных моделей взаимоотношений в после дующие поколения. Особенно удобно это делать с помощью генограммы.

Очевидно, что наименьшая человеческая система состоит из двух человек.

Анализируя генограмму, можно заметить повторение диадических взаимо Основные параметры интегративной модели и диагностируемые проблемы Зигмунд Юнг врач 1794— София душевнобольная в среднем возрасте Самуэль Прейсверк 1799— Все священники 1794— священник, верил врач в сверхъестесвенное Карл Густав Все мужчины — священники Священники Елена 1843— медиум Джон Пауэл Эмилия Прейсверк верила в сверхъестественное психиатрический госпиталь в психотик?

жил несколько дней Джоанна Гертруда 1875— Карл Густав Юнг Рис. 2.4.5. Генограмма семьи Карла Густава Юнга (приводится по McGoldrick и Gerson, 1985) отношений. Так, на рис. 2.4.6 показано, что сыновья в каждом поколении имеют конфликтные взаимоотношения со своими отцами и близкие — с матерями, в то время как дочери, наоборот — конфликтные с матерями и близкие с отцами. Все супруги имеют дистантные или конфликтные взаи моотношения друг с другом. Другими словами, существует комплементар ный паттерн супружеского дистанцирования, конфликтов между лицами того же пола и альянс между лицами разных полов в двух поколениях.

Следовательно, можно предположить, что сын и дочь в третьем поколении повторят эту модель дистанцированного брака, конфликты с детьми того же пола и близость с детьми противоположного пола.

Более сложный уровень анализа, соответствующий системному подходу, предлагает связывать эти диадические взаимоотношения и рассматривать их как функцию других отношений, исследуя таким образом семейные тре угольники (см. параграфы 2.1.3 — 2.1.5). С этой точки зрения дистанциро 82 Диагностика в системной семейной терапии Рис. 2.4.6. Переход паттернов взаимоотношений в новые поколения вание отца и матери может быть функцией его близости с дочерью и конф ликта матери с дочерью. Такую же гипотезу можно выдвинуть для любых трех человек из этой системы. Диадическое существование неустойчиво и имеет тенденцию втягивать третьего члена, стабилизируя взаимоотноше ния диады. Системные теоретики, начиная с Боуэна, считают триангулиро вание основным механизмом передачи паттернов взаимоотношений в по следующие поколения. В таком случае одной из основных терапевтиче ских стратегий является отмена паттерна треугольника и помощь в реше нии проблем диады напрямую друг с другом. Один из фрагментов помощи семье в данном примере мог бы заключаться в установлении близких взаи моотношений дочери с матерью, даже если ее отец, с которым дочь была близка, находится в конфликте с ее матерью (возможно, опасение не быть лояльной к отцу мешает дочери проделать это самой). Если бы дочь смогла этого достичь, вероятность ее хронических конфликтов, в свою очередь, со своей дочерью в новом поколении сильно уменьшилась бы. Кроме того, это внесло бы изменение и во взаимоотношения супругов.

Проиллюстрируем процесс триангулирования коротким примером из тера певтической практики (см. рис. 2.4.7).

Женщина 26 лет, назовем ее Варя, выходит замуж за мужчину, который старше ее на 10 лет и очень привязан к своей двенадцатилетней дочери от первого брака. Мать девочки бросила ее на мужа и ушла к другому.

Выходя замуж, Варя фактически воспроизводит треугольник, существовав ший в доме ее родителей. Она была старшей дочерью в семье, ответствен ной, исполнительной девочкой, хорошо училась. Ее мать умерла, когда ей не исполнилось и 10 лет. Отец больше не женился и воспитывал ее и млад Основные параметры интегративной модели и диагностируемые проблемы 36 Рис. 2.4.7. Треугольники в родительской семье и в собственном браке шую сестру один. Постепенно в семье сложилась следующая ситуация:

отец работал, Варя занималась домашним хозяйством и старательно учи лась, а младшая сестра Женя, любимица отца, развлекалась, гуляла с подру гами и молодыми людьми. Она была младше Вари на 7 лет, но кавалеров у нее было гораздо больше. Обе сестры соперничали за любовь отца. Млад шая старалась добиться отцовской любви веселостью, шаловливостью, лас кой;

старшая — проявлением ответственности, помощи, заботы. Варя меч тала выйти замуж за такого человека, в делах и заботах которого она смо жет полностью раствориться. Отец любил Варю, но держался с ней строго и явно предпочитал ей младшую сестру.

Выйдя замуж, Варя воспроизвела этот же треугольник с одним мужчиной и женской конкуренцией. Желание заботиться о приемной дочери, скрытая агрессивность к ней и чувство вины за это были для нее повторением на новом витке спирали давно знакомых, привычных эмоций. На момент при хода в консультацию через год после заключения брака она находилась в состоянии затяжного конфликта с девочкой и не могла понять причин это го, так как на сознательном уровне пыталась заботиться о ней и возмес тить ей потерю матери. Кроме того, этот конфликт привел к отдалению между супругами.

Другой воспроизведенный здесь треугольник включает трех женщин (умершую мать и двух дочерей — в родительской семье Вари;

а в ее соб ственной семье — саму Варю, приемную дочь и ее мать, покинувшую се мью). Как Варя не могла заменить мать своей сестре, так она не может за менить ее и для своей приемной дочери. Установление хороших взаимоот ношений с приемными родителями часто воспринимается детьми как неко торое предательство по отношению к своим собственным. Важно отметить, что семьи, заключившие повторный брак, обычно несут в себе потенциаль ный конфликт между детьми, родными и приемными родителями, часто 84 Диагностика в системной семейной терапии вне зависимости от личностных особенностей его участников. Приемным родителям нужно много мудрости, терпения и ненавязчивой любви, чтобы сбалансировать образовавшуюся новую семейную структуру.

Резюмируя, можно сказать, что изучение семейной истории позволяет луч ше понять:

что лежит в основе выбора супругами друг друга;

как их способы взаимодействия друг с другом и с детьми соотно сятся с моделями взаимоотношений в их родительских семьях;

какие изменения претерпела структура ядерной семьи и харак тер коммуникации в ней в ходе исторического развития и какие события оказали на семью наибольшее влияние;

какие события предшествуют текущему семейному кризису и почему семья пришла на прием к терапевту именно сейчас;

каковы место и функции симптоматического поведения в более широком семейном и историческом контексте.

2.5. ФУНКЦИИ СИМПТОМАТИЧЕСКОГО ПОВЕДЕНИЯ В СЕМЕЙНОЙ СИСТЕМЕ Под симптоматическим поведением мы будем понимать широкий класс нарушений, включая психические симптомы, а также любое поведение, удовлетворяющее следующим условиям:

1) поведение пациента оказывает сравнительно сильное влияние на других людей;

2) оно непроизвольно и не поддается контролю со стороны паци ента.

Кроме того, симптоматическое поведение часто “закрепляется окружением, и пациент приобретает в той или иной форме вторичное заболевание” [Оудсхоорн, 1993].

С коммуникативной точки зрения симптоматическое поведение представ ляет собой неконгруентность между логическими уровнями коммуникации и метакоммуникации. Пациент прибегает к каким то крайностям или избе гает делать что то и одновременно указывает, что он не делает этого, так как не контролирует то, что происходит. Возможно, такие серьезные про блемы, как шизофрения, требуют более многоуровневого описания, но аб солютное большинство невротических и психосоматических симптомов, а также поведенческих проблем детей могут быть представлены именно так [Haley, 1963].

Основные параметры интегративной модели и диагностируемые проблемы Очевидно, что симптомы могут быть следствиями нарушения разных иерархических уровней глобальной системы в модели Оудсхоорна (см. па раграф 1.3), и для раскрытия их смысла и функций найдется не одно объяснение. Мы будем акцентировать внимание на том, что смысл симпто мов меняется в зависимости от того, что является единицей рассмотре ния — индивид, диада или триада. В данном параграфе мы постараемся обосновать роль симптомов в семейной системе, используя структуру тре угольника в качестве единицы анализа. Далее будет показано что, во пер вых, симптоматическое поведение может быть воспринято как коммуника тивная метафора, характеризующая некоторые групповые темы из бли жайшего окружения пациента;

во вторых, оно представляет собой часть циркулярной коммуникативной последовательности;

и, в третьих, вы полняет определенные функции в семейной системе.

С появлением семейной терапии произошел сдвиг в понимании проблем ного (симптоматического) поведения членов семьи. В психоанализе психи ческие симптомы признаются следствием внутреннего конфликта, компро миссом между бессознательными влечениями и репрессивными механиз мами. Симптомы рассматриваются исключительно как свойство индивида, выражение интрапсихического конфликта, обострившегося, возможно, вследствие травматического влияния со стороны его социального окруже ния. Тревога или депрессия признаются характеристиками состояния че ловека. Например, когда женщина компульсивно моет руки, возможной психодинамической метафорой может быть объяснение этого поведения как “искупление ею чувства вины”.

С развитием коммуникативной теории и теории систем произошло измене ние в понимании симптомов. Симптомы являются не только характеристи ками состояния, но и выражением отношений между людьми, и служат средствами достижения некоторых тактических целей в отношениях с близкими. Вопрос теперь ставится так: к чему ведет приступ тревоги, если рассматривать его в контексте семейных отношений, отношений на работе или отношений с психотерапевтом?

Вот два простых примера:

У ребенка заболевает голова, живот и т.д. в тот момент, когда ему надо идти в школу.

В семье есть мальчик подросткового возраста, очень привязан ный к матери. Мама замужем второй раз. Одновременно с рожде нием братика или сестренки у подростка возникают проблемы с поведением или успеваемостью. Он реагирует на появление со перника и с помощью крайнего поведения “сообщает”, что чув ствует себя покинутым. Его проблемы отвлекают мать и отчима 86 Диагностика в системной семейной терапии от новорожденного и, получая свою порцию отрицательного вни мания, подросток чувствует, что родители продолжают выпол нять свои функции по отношению к нему.

Таким образом, симптоматическое поведение может выполнять функцию скрытой, парадоксальной коммуникации между людьми. Оно определенно несет в себе коммуникативную метафору и в то же время представлено в такой форме, которая не воспринимается другими членами семьи как по слание.

В следующем примере нарушение поведения дочери, ее “склонность дру жить с девочками легкого поведения и поздние возвращения домой”, могут быть восприняты как метафора, отражающая групповую тему семьи.

Супружеская пара и двое детей (дочь от первого брака матери тринадцати лет и общий ребенок, девочка трех лет) живут в одной комнате коммуналь ной квартиры. Интимная жизнь между супругами нарушена много лет.

Жена через два года совместной жизни обнаружила, что у мужа есть лю бовница, которую муж по ее требованию тут же оставил. Однако тревога о том, что это может рано или поздно повториться, не стихла и время от вре мени подкрепляется новыми подозрениями. Тем более что несколько меся цев назад ее старшая дочь сказала, что отчим как то стал странно на нее поглядывать и часто прижимать к себе. Муж все отрицал, и впоследствии супруги больше об этом не разговаривали. У мужа год назад умер отец, ос талась двухкомнатная квартира, в которую семья могла бы переехать. Од нако жена, мотивируя нежеланием менять школу дочери, настояла на том, чтобы временно сдать эту квартиру. (Переезд в новую квартиру и приоб ретение супругами отдельной спальни, возможно, воспринималось ими как угроза стабильности сложившихся между ними отношений.) Последствия ми инцидента с отчимом стало то, что мать усилила контроль над дочерью и запретила ей гулять после шести часов вечера, что раньше было вполне обычным делом. “Я места себе не нахожу, если кого то нет дома”, — гово рила она, опасаясь также, что муж и девочка могут встречаться в новой квартире. Дочь выразила протест и вскоре подружилась с девочками свое го возраста, живущими половой жизнью. Супруги вместе стали бороться с “испорченностью” девочки, отслеживая ее опоздания, устраивая скандалы, и вскоре добились того, что она раза два не ночевала дома. После этого мать появилась с девочкой в психологической консультации с просьбой по мочь справиться с моральной распущенностью дочери. Девочка в этой се мье оказывается в парадоксальной ситуации. Являясь жертвой неадекват ного поведения отчима, она не только не получает защиту матери, но и становится объектом преследования родителей. Поведение девочки, о ко торой раньше все отзывались только положительно (в том числе и учите ля), быстро приобретает крайние формы и метафорически отражает груп Основные параметры интегративной модели и диагностируемые проблемы повую тему семьи. Обсуждая поведение дочери, супруги теперь получили возможность обсуждать важнейшие и щекотливые для них вопросы интим ной жизни и “нравственной чистоты” не на своем материале, а на примере событий из жизни дочери. Изобретая совместные меры по спасению де вочки, они также совершают определенные магические действия по спасе нию собственного брака.

Некоторые сторонники системного подхода рассматривают природу симп томов в семье как вид коммуникативной метафоры.

“Большинство симптомов — а также реакция на них членов семьи — в действительности только метафоры, зеркально отражающие (и одновре менно как в кривом зеркале искажающие) все остальные семейные проб лемы, прямое выражение которых непоправимо нарушило бы семейный status quo” [Интервью с Клу Маданес в кн. Р. Саймона, 1996]. Задача те рапевта — правильно прочитать это отражение и, опираясь на него, со здать свою метафору, в которой будут предложены возможные решения проблемы.

Анализируя проблемы семьи, полезно думать о симптоматическом поведе нии как о прерывистом процессе и считать, что проблема существует не постоянно, а время от времени. Например, дети начинают больше ссорить ся и выяснять отношения, когда родители дома, и прекрасно ладят, когда их нет. В связи с этим важнейшими для семейного терапевта являются сле дующие вопросы: “Кто вовлечен в проблему? Что меняется в семье, когда симптом есть и когда его нет? После каких событий происходит обостре ние проблемы? Какова реакция других членов семьи? Чем заканчивается эта последовательность событий и взаимодействий и каков результат?”.

Рассуждая на эту тему, Джей Хейли пишет: “Чтобы справиться с пробле мой, ее нужно описать в операциональных терминах... Ярлыки “делинк вентный подросток”, “алкоголик”, “доминантная мать и пассивный отец”, “невротик”, “симбиоз между матерью и ребенком” скорее кристаллизуют проблему, чем дают способы ее решения” [Haley, 1976]. Системные семей ные терапевты стараются проследить циркулярную последовательность, частью которой является симптоматическое поведение. Подобная позиция постепенно сформировалась по мере развития семейной терапии.

Хейли выделяет следующие стадии процесса изменения точки зрения на природу детских симптомов:

1. Первоначально допускалось, что вся проблема заключена в пси хике ребенка, и он как то не так функционирует. Основной гипо тезой было то, что он отвечает на прошлый опыт, который инте риоризировал.

88 Диагностика в системной семейной терапии 2. Позднее матери подчеркивали, что у ребенка есть проблемы во взаимоотношениях с нею. Например, говорили, что она беспо мощна и некомпетентна, и ребенок адаптировал к этому свое по ведение. Для того чтобы объяснить, почему мать такова, какая она есть, выдвигалась гипотеза, что она отвечает на прошлый опыт, и особенно детский.

3. Еще позднее был “открыт” отец. Многократно убеждались, что поведение матери можно объяснить через ее взаимоотношения с мужем. Например, если она ведет себя с ребенком беспомощно и некомпетентно, то отец вынужден приходить на помощь и боль ше времени проводить с ними. Когда же проблема ослабевает, он отстраняется от семьи.

4. Наконец, начинает получать признание точка зрения, что в зам кнутую последовательность включено поведение всех участни ков драмы. Состояние души отца и его бегство из семьи, возмож но, является продуктом его взаимоотношений с матерью и ре бенком, которые стали такими в силу его предшествующих дей ствий и т.д.

В данном примере симптоматическое поведение ребенка и беспомощность матери являются функциями возвращения отца в семью и представляют со бой часть циркулярной последовательности. Другой ее частью является последовательность взаимодействий, приводящая к отстранению его от се мьи, например, по причине конфликтов с женой. Рассмотрев историческое развитие их отношений, можно увидеть, как семья попала в данную точку развития своей структуры и коммуникативных последовательностей. “По нимая значение симптома, я вижу, как он встроен в семейную систему. Я верю, что каждый фрагмент поведения в семье логичен для данной систе мы” [V. Satir, в кн. Hoffman & Haley, 1967].

Когда мы пытаемся понять функции симптомов в семейной системе, нам важно отдавать себе отчет в том, что является единицей нашего анализа — индивид, диада или триада. Если это индивид, то мы думаем о проблеме, как правило, в терминах недостатка/излишка чего либо. Мы обычно стро им гипотезу следующим образом: “Этот человек ведет себя так, потому что ему не хватает... силы Эго (тепла и эмоциональной поддержки;

положи тельных эмоций и активности;

определенных химических веществ в орга низме и т.д.)”.

В том случае, если в качестве единицы нашего рассмотрения выступает ди ада, объяснение существующих проблем происходит в терминах взаимо действия (конфликт, соревнование, сплоченность, борьба за власть и т.д.).

Основные параметры интегративной модели и диагностируемые проблемы Симптоматическое поведение становится тогда межличностными силовы ми маневрами, средством контроля других людей. Например, муж много работает, и у жены, которая сидит дома с ребенком, развивается депрес сивное настроение. Возможно, эта женщина не может войти в открытую конфронтацию со своим мужем, а когда у нее депрессия, муж начинает ме нять свое поведение в том направлении, которое ей больше нравится.

У ребенка начинается рвота перед входом в здание школы. Мама вынуждена отводить его домой и укладывать в постель. В выход ные дни и в дни, когда он по каким либо причинам не учится, рвоты не возникает.

У мужа кардиофобия, и он боится умереть от сердечного присту па, хотя физически с сердцем все в порядке. Его симптомы могут структурировать всю жизнь семьи, начиная с интимных отноше ний между супругами и кончая поведением детей, которые не должны шуметь, когда отец так болен.

Человек, который демонстрирует беспомощность и ожидает, чтобы о нем заботились, на более высоком уровне контролирует того, кто проявляет о нем заботу.

В современной системной терапии принято считать, что собственно сис темный анализ начинается там, где единица рассмотрения включает в себя три и более элементов. В этом случае для объяснения смысла симптомов прибегают к категориям равновесия, порядка, защиты, регуляции, эволю ции и т.п. О семье тогда можно думать в терминах саморегулирующейся системы, к которой могут быть применены общие принципы кибернетики.

Семья представляет собой систему, в которой равновесие поддерживается благодаря постоянному переходу от гомеостаза к изменениям. Все посто янно меняется и движется, и равновесие, которое достигается, является ди намическим равновесием.

С точки зрения системной теории, симптомы появляются в том случае, если происходит смещение или нарушение процесса развертывания жиз ненного цикла семьи или другой естественной группы. Они являются сред ствами уравновесить “застрявшую” систему, и для внешнего наблюдателя симптомы сигнализируют о том, что семья испытывает трудности при пе реходе из одной стадии развития в другую. Симптоматическое поведение часто является ответом на парадокс: семейную систему, которая требует серьезных изменений и реорганизации, необходимо срочно стабилизиро вать в ее текущем состоянии.

Симптоматическое поведение в семейной системе может выполнять две функции:

90 Диагностика в системной семейной терапии 1). Морфостатическую функцию, т.е. консервацию семейной системы в ее текущем состоянии. (Синонимы: гомеостаз, негативная обратная связь, “от клонение в сторону снижения”;

см. параграфы 1.2;

2.1.3.) Так, ребенок мо жет “заболеть” или у него появляется девиантное поведение как попытка уменьшить напряжение в браке своих родителей. В генезе поведенческих расстройств у детей особое место принадлежит способам разрешения кон фликтов между родителями.

Другой пример: супруги собираются разводиться из за алкоголизма мужа.

Жена подает на развод, но в этот момент он “случайно” ломает ногу, и она не может его бросить в таком состоянии. Симптом позволяет им избежать пугающих изменений. Муж несет “кару” за свое безобразное поведение и клянется исправиться. Жена снова принимает привычную для нее роль “спасителя” своего “слабого” партнера. Через некоторое время запои во зобновляются и т.д.

2). Морфогенетическую функцию (позитивная обратная связь, “отклонение в сторону усиления”), целью которой является изменение семейной систе мы, переход на другую стадию. Так, подросток может предпринять суици дальную попытку как крайнюю меру для того, чтобы получить больше жиз ненного пространства для самого себя и чтобы изменить жесткие семей ные правила [Оудсхоорн, 1993]. “Важнейший фактор, ведущий к позитив ным переменам в семье, — это отчаяние. Когда семья в отчаянии, она ме няется, если нет — остается прежней” [Интервью с Карлом Витакером в кн. Р. Саймона, 1996]. В качестве симптомов обычно выступает именно то поведение, которое вызовет крайнюю реакцию у конкретных лиц из бли жайшего окружения. Так, в нашем примере с приставанием отчима к три надцатилетней девочке в качестве симптоматического поведения возника ет, например, не плохая учеба или конфликты с учителями, а поздние при ходы домой и дружба с девочками особого типа. Именно это поведение вы зовет крайнюю реакцию родителей и отразит групповые темы семьи.

Симптоматическое поведение детей может выполнять морфостатическую и морфогенетическую функции одновременно: призывать к изменениям на уровне всей семьи, заставляя ее, например, обратиться к специалисту и стабилизировать при этом подсистему родителей, которые должны поза быть о своих разногласиях и объединиться для помощи ребенку.

Следовательно, на симптоматическое поведение можно взглянуть с точ ки зрения его целесообразности для семейной системы. Такая позиция по зволяет терапевту осуществлять переопределение существующих проблем в позитивных терминах, что уменьшает сопротивление семьи и создает “работающую реальность” для изменений.

Анализируя проблематику семьи, важно помнить о двух системных прин ципах — эквифинальности и мультифинальности [Wilden, 1980]. Один и Основные параметры интегративной модели и диагностируемые проблемы тот же тип дисфункциональной семейной структуры может привести к са мым разным видам симптоматического поведения (мультифинальность).

Верно также обратное — то, что разные типы семейных систем могут по рождать схожие проблемы (эквифинальность). Таким образом, одни и те же симптомы в разных системах могут нести прямо противоположный смысл и иметь разные функции, поэтому так важен анализ уникальной ситуации данной семьи.

Понимание того, что может означать то или иное симптоматическое пове дение в контексте существования семьи, каков его прагматический смысл для отдельных ее членов и для всей системы в целом, является одной из важнейших задач семейного терапевта.

Ван Дейк (1980) предлагает при оценке симптоматического поведения ис пользовать поочередно три вопроса или гипотезы:

(а) Носит ли симптом сигнальный характер, то есть служит ли сигналом тревоги или является специфической, закодированной информацией?

При включении сигнала тревоги загорается красная лампочка, которая предупреждает, что данная ситуация далее невыносима. Речь идет о стрес се в конкретной ситуации. Например, приступы тревоги у молодой матери, возникшие сразу после рождения ребенка, могут говорить о том, что эта семья не в состоянии перейти на стадию воспитания детей.

Или, в другом случае, семилетняя девочка, приходя из школы, в особенно трудный для нее период привыкания разбрасывала книжки и тетрадки по комнате, отреагируя аффект. Через некоторое время она их собирала и са дилась за уроки.

Такие отклонения можно рассматривать как реакцию на случайные травмы или на неизбежные трудности, связанные с прохождением жизненного цикла индивида и его семьи (рождение, болезнь, кончина члена семьи, пер вый день в школе и т.д.).

Симптом превращается в закодированное сообщение, когда существующие взаимоотношения исключают открытое обсуждение проблем в семье. Ин формация приобретает симптоматическую форму и часто противоречит вербальным высказываниям. Если ребенку не нравится ходить в школу и если родители способны это понять, то ему нет необходимости проявлять неудовольствие в виде прогулов или жалоб на боли в желудке. Такие сим птомы у детей могут выражать:

протест против родителей (когда открытый протест чересчур опасен);

сообщение в метафорической форме (например, головная боль при наличии у ребенка трудностей в обучении).

92 Диагностика в системной семейной терапии (б) Является ли данный симптом частью модели, повторяющейся хро нически?

Часто первое оптимистическое предположение терапевта заключается в том, что симптом пропадет, если расшифрована заключенная в нем инфор мация и решена конкретная проблема. Однако нередко симптоматическое поведение никуда не исчезает или даже обостряется, так как симптом дав но перестал быть острым и превратился в хронический, встроенный в се мейную систему, подкрепляемый ее членами. Взаимоотношения между членами семьи носят комплементарный характер. Например, чем больше степень беспомощности у ребенка, тем выше степень доминирования его родителя(ей). И наоборот. Трудно определить, кто первым начинает откло няться от нормы. Реакции одного провоцируют то или иное поведение другого, что, в свою очередь, подкрепляет поведение первого. Образуется порочный круг.

Закрепляющие симптом модели, как правило, ригидны и трудно поддаются изменениям. Если родители привыкли втягивать ребенка в свои взаимоот ношения и используют его в качестве громоотвода, козла отпущения, парт нера в коалиции, арбитра или посредника, то формируется устойчивая мо дель. Члены семьи фиксируются в своих стереотипных ролях. Попытки те рапевта изменить устоявшиеся поведенческие паттерны вызывают актив ное противодействие, как прямое, так и в виде усиления или затягивания симптоматического поведения. Одним из самых простых закрепляющих факторов является дополнительное “внимание”, получаемое носителем симптоматического поведения от других членов семьи.

(в) Является ли данный симптом выражением “механизма преодоления”, проявлением адаптации с целью избежать альтернативы? Если это так, то какого изменения опасаются члены семьи?

Например, симптоматическое поведение у ребенка появляется после силь ных скандалов между родителями, представляющих угрозу для существо вания семьи. Им следует на время позабыть о своем конфликте и пере ключиться на симптом, который является частью морфостатического меха низма.

Итак, при оценке семьи, в которой проявляется симптоматическое поведе ние, терапевт задает себе следующие вопросы:

Если верна гипотеза (а), то что означает данный симптом? В чем состоит его коммуникативная метафора?

Если справедлива гипотеза (б), то в какую семейную модель укладывается данный симптом, какие циклические поведенческие паттерны можно на блюдать в связи с симптомом в этой семье?

Основные параметры интегративной модели и диагностируемые проблемы Если верна гипотеза (в), то в какой степени данный симптом связан с воп росами адаптации и выживания?

Часто правильными оказываются две или три гипотезы. Как все это соот носится со стадиями жизненного цикла семьи и семейной структурой? И как симптоматическое поведение выглядит в контексте семейной истории по крайней мере трех поколений?

Итогом является определение функций симптоматического поведения в ядерной и распространенной семейной системах, а также отношение к нему как к коммуникативной метафоре.

Общие гипотезы семейного функционирования должны быть циркуляр ными и включать в себя всех членов семьи. При этом симптом рассмат ривается как звено циркулярной последовательности, в которой семья застряла.

2.6. ЦЕЛИ СИСТЕМНОЙ СЕМЕЙНОЙ ТЕРАПИИ, ОСНОВАННОЙ НА ИНТЕГРАТИВНОЙ МОДЕЛИ Семейные терапевты разных направлений в ходе терапии пытаются дос тичь различных целей. Однако существует согласие в том, что “решение представленных семейных проблем и облегчение симптомов без возник новения новых симптомов у каких либо членов семьи должно быть мини мальной задачей терапии” [Guerin P., 1976]. В этом параграфе коротко об суждаются цели и средства для решения этой центральной терапевтичес кой задачи, вытекающие из различных диагностических подходов, интег рируемых в нашей модели.

В системной теории изменений (см. параграф 2.2) выделяются изменения первого, второго и третьего порядка. Изменения первого порядка, или адаптация, не затрагивают структуры и основных правил функционирова ния системы и, если проблема серьезна, их, как правило, недостаточно для возвращения к нормальному состоянию системы. Часто адаптация предла гает лишь временное решение, например, на основе симптоматического поведения. Изменения второго порядка (мета адаптация) касаются измене ния организационных основ системы и обычно обозначаются термином переструктурирование. Изменения третьего порядка обозначают сдвиги в самовосприятии системы, в том числе своей способности меняться. Напом ним, что под системой могут пониматься и индивид, и семья, и любая дру гая социальная организация.

Допустим, что симптомом является воровство подростком денег у родите лей. Адаптационными способами решения семьей данной проблемы будет, 94 Диагностика в системной семейной терапии например, усиление обычных методов воздействия на ребенка. Если в се мье принято ругать и физически наказывать сына за проступки, то в ситуа ции такого серьезного нарушения, как воровство, ругать и наказывать под ростка будут сильнее. В других семьях, уповающих на понимание и разби рательства, будут больше разговаривать с ребенком о нравственности и пытаться выяснить причины его воровства. Однако вне зависимости от си стемы принимаемых мер и эффективности воздействия при адаптацион ных стратегиях члены семьи обычно не делают чего то принципиально но вого. Если бы семья как то реорганизовала свои правила, например, стала выделять подростку карманные деньги, чего раньше никогда не делала, или увидела бы проблему воровства в связи с другими проблемами взаи моотношений членов семьи, которые попыталась бы улучшить, то это было бы отражением изменений второго порядка, или мета адаптацией. И если бы в ходе позитивных перемен члены семьи увидели себя как людей от ветственных и способных решать проблемы, то это означало бы изменения третьего порядка.

Семья, как правило, приходит на терапию, исчерпав свои возможности в адаптации, опасаясь необходимости реорганизации и имея негативный об раз себя самой и своих перспектив. Целью системной семейной терапии является создание условий для достижения семьей изменений второго и третьего порядка. Предполагается, что такие изменения приведут к редук ции проблем и симптомов, выходу семьи из тупика, облегчению в ее про движении по стадиям жизненного цикла и, в итоге, к большему оптимизму и удовлетворенности семейной жизнью.

Итак, рассмотрим, на что направлены усилия семейного терапевта, исполь зующего критерии интегративной диагностической модели:

1) Изменения в структуре семьи. Основным допущением здесь является то, что дисфункциональная семейная организация поддерживает существо вание проблем семьи. Тогда, используя модель Олсона, необходимо создать условия, помогающие семье продвинуться к более сбалансированным ти пам семейной организации. Например, в ригидной системе организовать более открытую коммуникацию и переговоры;

хаотичной семье — помочь выстроить иерархическую структуру, обеспечить сильный родительский альянс и сотрудничество в супружеской подсистеме, что обеспечит подхо дящее руководство семьей и воспитанием детей. Для этого в хаотичной си стеме терапевту, может быть, понадобится даже занять авторитарную по зицию руководства на начальной фазе терапии. В разобщенной системе терапевт помогает объединению семьи на основе помощи идентифициро ванному пациенту и прояснения потенциальных выгод для всех членов се мьи, которые в этом участвуют. Часто бывает полезным помочь “отстраня Основные параметры интегративной модели и диагностируемые проблемы ющемуся” члену семьи найти себе комфортную нишу внутри нее, изменив коалиционную структуру семьи.

Напротив, в запутанной семье терапевт будет поддерживать прочерчива ние границ между подсистемами и увеличение областей личностной авто номии, уважая при этом их высокую потребность в эмоциональной близос ти. Он стремится помочь семье установить подходящий возрасту баланс привязанности и отдаленности между ее членами и людьми вне семьи.

Чтобы не быть частью запутанной терапевтической системы, в работе с та кой семьей терапевту необходимо постоянно прояснять свою роль и грани цы профессиональной ответственности.

Важно подчеркнуть, что поставленные цели по трансформации семейных структур должны быть реалистичными и не должны планировать слишком больших изменений. Часто дисфункциональным семьям при рассмотрении возможности перемен бывают свойственны крайние позиции типа “все или ничего”. Они колеблются между чувствами безнадежности и нереалис тическими ожиданиями. Кроме того, они опасаются, что если в семье будут происходить изменения, то они окажутся крайними по характеру. Напри мер, запутанные семьи будут противиться любой форме проявления само стоятельности детей, так как боятся тотального разрыва. В работе с семья ми несбалансированных типов важно ставить скромные, конкретные цели, которых можно достичь путем небольших пошаговых изменений, добива ясь уменьшения тревоги до приемлемого уровня, предотвращая крайние флуктуации и помогая семье постепенно меняться все время.

Другие структурно ориентированные цели системной семейной терапии вытекают из перечня дисфункций семейной организации, приведенного в разделе 2.1.4, и включают в себя работу с межпоколенными и скрытыми коалициями, реверсией иерархии и другими структурными нарушениями в отдельных подсистемах семьи. Важной задачей структурно ориентирован ного системного семейного терапевта часто является укрепление супру жеской подсистемы как центральной в семье.

2) Помощь семье в разрешении соответствующих задач и требований жиз ненного цикла и обеспечение успешного перехода на следующую стадию развития.

3) Изменение характера коммуникаций в семье. С точки зрения коммуни кативного подхода симптоматическое поведение является частью последо вательности взаимодействия между людьми, и поэтому изменение повторя ющихся ригидных последовательностей, поддерживающих существование проблемы, является важнейшей целью терапии. Терапевту нужно опреде лить функции симптоматического поведения и опасности его потери для семейной системы. “Определена ли проблема как фобия, депрессия, отреа 96 Диагностика в системной семейной терапии гирование действием, неуправляемый характер или как нибудь еще, такая коммуникация является функциональной внутри системы... и представляет собой негласные контракты между людьми” [Haley, 1976]. Терапевту необ ходимо создать условия для решения тех же семейных задач несимптома тическими средствами или, возможно, помочь семье переформулировать эти задачи по новому. Терапевты, придерживающиеся коммуникативного подхода, будут активно переопределять индивидуальные проблемы с точки зрения функционирования всей семьи. “Золотым правилом семейной тера пии является изменение при любой возможности индивидуальных ярлы ков, которые члены семьи приклеивают друг на друга, на работающие бо лее эффективно ярлыки взаимодействия” [Lange, van der Hart., 1983].

Порочный круг можно разорвать многими средствами — различными тера певтическими заданиями, в том числе парадоксальными, предписанием се мейных ритуалов, переопределением проблемного поведения, прояснени ем коммуникации и обучением семьи различным коммуникативным навы кам. Многие семейные терапевты, использующие идеологию теории науче ния, акцентируют внимание на увеличении способности членов семьи вес ти между собой переговоры, касающиеся изменений [Lange & Zeegers, 1978;

Olson at al., 1989;

Кратохвил, 1991]. Терапевты этой ориентации пы таются изменить стиль взаимодействия, обучая членов семьи эмпатии, от крытому самовыражению, навыкам слушания и т.д. Кроме того, организуя переговоры, терапевт может обращать внимание членов семьи на способы их обращения друг к другу, вводя коммуникативные правила (употреблять только позитивную критику в виде предложения альтернатив;

говорить за себя, а не за другого;

“не читать мысли” партнера;

не использовать дисква лифицирующую коммуникацию;

говорить конкретно и ясно, не использо вать смутные формулировки и т.д.). Целью терапии в таком подходе может быть увеличение сложности и количества возможных вариантов поведе ния членов семьи.

4) Цели семейной терапии с позиции изучения семейной истории. Классик системного направления, М. Боуэн, считал, что многие интенсивные эмо циональные проблемы не могут быть решены в рамках работы только с ядерной семьей, и отстаивал необходимость фокусирования терапии на ро дительских семьях одного или обоих супругов, оставляя в стороне текущий супружеский кризис. Важнейшей целью семейной терапии Боуэн считал достижение членами семьи дифференциации самих себя в семейной систе ме. Дифференцированность означает способность членов семьи вступать в близкие взаимоотношения и в то же время быть самодостаточными, чтобы ориентироваться на собственные цели, не оправдываться и не стараться менять других, легко перенося различия между ними. Одной из основных операций в этом подходе является отмена паттерна треугольника и уста Основные параметры интегративной модели и диагностируемые проблемы новление прямых — личность к личности — диадических взаимоотноше ний без втягивания третьего во время конфликта и тревоги. Вовлечен ность в треугольники и взаимные пересечения треугольников, связываю щие поколения, являются ключевым механизмом, посредством которого паттерны отношений и функционирования передаются в семье из поколе ния в поколение.

Использование информации о семейной истории помогает, во первых, раз блокировать семейную систему и получить доступ к семейным секретам.

Во вторых, получение информации о текущей функции “мешающего пове дения” в распространенной семейной системе и открытие повторяющихся проблемных паттернов и попыток решения, предпринятых предыдущими поколениями, помогает поместить симптом в определенный контекст, сформировать более обоснованные гипотезы и определить необходимые изменения, в том числе привлекая для работы членов семейного клана, по мимо ядерной семьи. Кроме того, работа с семейной историей предоставля ет большие возможности для изменения взгляда семьи на саму себя и пе реформулирования симптомов.

Коротко резюмируя, можно сказать, что цели терапии, следующие из ана лиза семейной истории, говорят о:

1) необходимости создания условий для дифференциации членов семьи;

2) прерывании дисфункциональных паттернов, взятых из родитель ских семей, и отказа от передачи их в новые поколения;

3) вынесении на поверхность важных “незаконченных дел” членов семьи (например, прерванного процесса переживания горя, что серьезнейшим образом воздействует на структуру и коммуника ции в семье);

4) перестройке текущих взаимоотношений с членами распростра ненной семьи и 5) переопределении семейного функционирования с точки зрения расширенной семейной перспективы.

Как было показано в главе 2, параметры интегративной модели логически взаимосвязаны, дополняют друг друга и вместе позволяют получить целос тный образ семейной системы и ее проблем. Интегративная модель позво ляет также выделить основные цели семейной терапии. Объединение ин тегративной модели с моделью Оудсхоорна может служить теоретической основой для взаимодействия семейного терапевта со специалистами друго го профиля (врачами, социальными работниками, психотерапевтами, веду щими индивидуальный прием и т.д.).

98 Диагностика в системной семейной терапии Глава 2 отвечает на вопрос о том, что терапевту нужно знать о семейной системе, какая информация является релевантной именно для семейной терапии. Целью третьей главы является развитие и описание способов по лучения этой информации. Следовательно, она отвечает на вопрос, как те рапевт это делает.

Сбор информации на основе интегративной модели Глава СБОР ИНФОРМАЦИИ НА ОСНОВЕ ИНТЕГРАТИВНОЙ МОДЕЛИ.

ДИАГНОСТИЧЕСКИЕ МЕТОДИКИ И ТЕХНИКИ ИНТЕРВЬЮИРОВАНИЯ СЕМЬИ При наблюдении за работой мастеров семейной терапии создается обман чивое впечатление легкости и стихийности их действий, однако это только поверхностный взгляд. Грамотная работа основана на высокой точности, выверенности и продуманности каждого шага. Терапевтическая работа ве ликих мастеров удивительно экономна, и наблюдающие часто остаются в недоумении, как они пришли к тем или иным выводам и добились столь потрясающих результатов.

Эффективная терапия невозможна без развитой диагностики проблем и типовых терапевтических ситуаций. Предлагаемая нами интегративная модель является эвристичным средством выдвижения терапевтических ги потез и призвана сделать диагностический процесс более быстрым и про стым. Основной задачей данной главы является отбор и модификация средств получения информации о семейной системе, обеспечивающей те рапевта, использующего интегративную модель, адекватным набором диаг ностических инструментов. В разделах 3.1 — 3.5 представлен пакет со вместимых и взаимодополняющих диагностических методик и техник ин тервью. В разделе 3.6 подробно описана структура оценочной сессии, а также специализированные методы исследования параметров интегратив ной модели. Данная структура первой сессии с семьей является модифика цией интервью, предложенного Дж. Хейли и значительно переработанного в соответствии с интегративной моделью.

Собранная информация о семейной системе суммируется с помощью спе циально разработанной карты структурирования информации о семей ной системе, выдвижения гипотез и планирования терапии (см. прило 100 Диагностика в системной семейной терапии жение 6). Она позволяет обнаружить “дыры” и “белые пятна” в проведен ной диагностике и является подспорьем для выдвижения системных гипо тез и планирования терапии.

Семейная терапия представляет собой процесс, в котором диагностика се мейных проблем неразрывно связана с терапией. Многие семейные тера певты склонны рассматривать оценку и действия терапевта как одновре менный процесс, идущий на протяжении всей терапии — от звонка по те лефону до ее окончания. Иногда терапевт уже на первой встрече просит семью что то сделать или рассказывает им какую нибудь историю. Реакции клиентов обеспечивают терапевта важной информацией о сильных и сла бых сторонах семейной системы. С. Минухин (1974), например, заявляет, что не всегда важно, чтобы клиенты выполняли задания терапевта. Способ реагирования семьи на эти задачи предоставляет информацию об их взаи модействии друг с другом.

С другой стороны, обычной процедурой является также организация одной или нескольких встреч с семьей для проведения всесторонней оценки се мейных проблем, формулирования терапевтических гипотез, составления плана терапии и заключение с семьей терапевтического контракта. Боль шинство терапевтов выделяют в своей работе фазу оценивания семейной системы как начальную фазу терапии. Предлагаемый нами подход следует этой традиции.

Организуя оценочные сессии с семьей, терапевт проводит своеобразный диагностико терапевтический эксперимент и получает информацию о се мье из разных источников: наблюдая спонтанное поведение семьи на при еме и их невербальные реакции;

принимая семейный миф о проблеме без критики, как важную метафору, отражающую реальные проблемы семьи;

исследуя семейную систему с помощью специальных техник интервьюиро вания и отслеживая реакции членов семьи на собственные действия и за дания. Кроме того, терапевт должен установить рабочий контакт с семьей и мотивировать ее к изменениям.

Когда терапевт начинает работать с семьей, формируется новая система с его участием. Создать условия для необходимых изменений в семейной си стеме терапевт сможет, только войдя в систему и действуя изнутри нее.

Всякая семья имеет границы, и в ситуации поиска помощи эти границы не сколько приоткрываются. Позиция психотерапевта содержит в себе следу ющий парадокс: он может войти в систему только на основе изоморфизма, т.е. своей схожести с семьей, но помочь ей измениться он может, только используя анизоморфные стратегии. Чем больше сходство, тем легче ему быть принятым системой, но тем труднее изменить ее. “Любитель, непро фессиональный консультант становится другом, членом семьи или членом Сбор информации на основе интегративной модели компании — при этом он теряет возможность изменить ту систему, частью которой он стал. С другой стороны, не воспринятый семьей профессио нальный психолог, сохраняющий дистанцию и не обладающий достаточ ным пониманием и проникновением в систему, никогда не приблизится к ней, а останется в стороне со всеми своими знаниями, не имея шанса ей помочь” [Юнссон Л., Бернлер Г, 1992]. Поэтому важной задачей для психо лога является его способность переключаться с позиции “вне” на положе ние “внутри” системы и обратно, что, конечно, легче сказать, чем сделать.

Входя в систему, терапевт становится частью “семейной игры”. Семья пе реносит свои модели функционирования в терапевтическую ситуацию. Так, например, если с разобщенной семьей терапевту бывает трудно начать ра ботать, собрав всех членов семьи в одно и то же время у себя на приеме, то с запутанной семьей ему непросто завершить сессию или даже всю тера пию в целом. Члены семьи “запутанного” типа склонны приходить к нему все вместе, звонить ему домой, приглашать в гости и, становясь беспомощ но зависимыми от терапевта, перекладывать на него всю ответственность за свое спасение. По тому, как семья взаимодействует с терапевтом, какой тип терапевтической системы она ему пытается навязать, терапевт может многое сказать о семейной структуре и правилах ее функционирования.

Далее в этой главе будут описаны методы сбора информации о семье на основе критериев предложенной интегративной модели, а также представ лена структура диагностической сессии терапевта с семьей.

3.1. МЕТОДЫ ИЗУЧЕНИЯ СЕМЕЙНОЙ ИСТОРИИ Анализируя ход семейной истории, стадии развития семьи, паттерны взаи моотношений, переходящие в новые поколения, и события, предшествую щие кризису, удобно использовать две взаимодополняющие методики — “Генограмму” [Bowen, 1978;

Carter & McGoldrick Orfanidis, 1976;

Guerin & Pendagast, 1976;

McGoldrick, 1977;

Pendagast & Sherman, 1977;

Brandt, 1980;

McGoldric & Gerson, 1985] и “Линию времени” (The Time Line) [Stanton, 1992].

Генограмма представляет собой форму семейной родословной, на которой записывается информация о членах семьи, по крайней мере в трех поколе ниях. Генограммы показывают семейную информацию графически, что по зволяет быстро охватить сложные семейные паттерны, и являются богатым источником гипотез о том, как клинические проблемы могут быть связаны с семейным контекстом и развитием во времени. Для терапевтических за писей генограмма обеспечивает краткое резюме, позволяющее терапевту, 102 Диагностика в системной семейной терапии не знакомому со случаем, быстро воспринять большое количество инфор мации о семье и получить представление о ее потенциальных проблемах.

В отличие от других форм исследовательской записи, генограмма позволя ет постоянно вносить добавления и корректировку при каждой встрече с семьей. Она дает возможность терапевту держать в голове большое коли чество членов семьи, их взаимоотношения и ключевые события семейной истории.

“Генограмма не является тестом и не содержит клинических шкал. Скорее, она представляет собой субъективный инструмент генерирования клини ческих гипотез для дальнейшей системной оценки” [McGoldric & Gerson, 1985]. В терапевтическую практику генограмма была введена Мюррэем Боуэном. Она служит для анализа семейной истории с позиции системной теории. Список используемых в генограмме символов представлен в при ложении 1, примеры генограмм даются в главах 2 и 4.

В сочетании с генограммой обычно используется список важных событий семейной истории или методика “линия времени”, в которой события рас положены вдоль временной оси. Методика довольно проста: по горизонта ли прочерчивается линия времени с отметкой лет, месяцев и даже дней, на усмотрение терапевта. Проводятся вертикальные линии, и над ними указы ваются события жизненного цикла. Например: “Николай потерял работу”, “Мария и Владимир поженились”, “Отец Сергея умер” и т.д. Эта методика позволяет организовать трудно сопоставимую информацию о семейной ис тории в более удобной графической форме. Особенно важной эта методика становится при размышлении терапевта о том, почему семья пришла за по мощью именно сейчас, а не годом раньше или позже. Что изменилось в се мье? Что стало другим во внешних связях семьи? Что заставило семью ис кать помощи в это особое время? В чем состоит пусковой момент кризиса?

Кроме простого варианта “линии времени”, можно использовать эту мето дику, объединяя ее со способами изображения семейной структуры и взаи моотношений. Это позволяет отразить ход изменений важнейших парамет ров семейной системы во времени. Например, на рис. 3.1.1 изображено со четание линии времени с генограммой. На рисунке отражен довольно ти пичный случай отказа семилетнего мальчика от посещения школы. Момент вступления в брак был выбран за нулевую точку. Двойная линия между супругами показывает близкие взаимоотношения. На втором и четвертом году брака рождаются дети. Тройная линия между матерью и новорожден ными отражает очень близкие взаимоотношения ребенка с матерью, нор мальные для этого возраста. И до десятого года брака семья представляет собой хорошо функционирующую систему. Вначале этого года муж терпит крупную профессиональную неудачу, становится депрессивным, замыкает Сбор информации на основе интегративной модели 26 28 28 30 26 9 0 2 в школу Свадьба Рождение Рождение второго Мужа понижают Мальчик дочери ребенка (сына) в должности отказывается ходить в школу 0 1 2 3 4 10 11 Т, годы Типы взаимоотношений:

— близкие — очень близкие — конфликтные — дистантные Рис. 3.1.1. Совместное использование “линии времени” и генограммы ся в себе, все больше отдаляясь от детей, особенно от младшего сына. На чинаются серьезные конфликты между супругами. Отношения матери и сына опять становятся чрезмерно близкими, “запутанными”, что для детей такого возраста уже является проблемой. Вскоре мальчику исполняется семь лет, ему пора идти в школу, но он отказывается, так как это повлечет за собой увеличение дистанции между ним и матерью, что, возможно, в этот трудный для семьи период интуитивно расценивается как опасность для них обоих. Отказ мальчика посещать школу приводит семью к специа листу и, может быть, адресован также его отцу, который должен отложить в сторону свои неприятности и помочь матери и сыну.

3.2. ИНТЕРВЬЮ ПО ГЕНОГРАММЕ Сбор информации о семейной истории обычно проходит в контексте обще го семейного интервью, и терапевт не может игнорировать проблему, с ко торой пришла семья. Поэтому конструирование генограммы должно быть частью более широкой задачи присоединения и помощи семье. Проводя интервью, терапевт двигается от представленной проблемы к более широ 104 Диагностика в системной семейной терапии кому семейному и социальному контексту;

от настоящей семейной ситуа ции — к исторической хронологии семейных событий;

от легких вопро сов — к трудным, провоцирующим тревогу;

от очевидных фактов — к суж дениям о взаимоотношениях и далее, к циркулярным гипотезам о семей ном функционировании.

Терапевт собирает информацию:

1) О составе семьи (Кто живет вместе в вашем доме? В каких они род ственных отношениях? Были ли у супругов другие браки? Есть ли от них дети? Где живут остальные члены семьи?).

2) Демографическую информацию о семье (имена, пол, возраст, сколько лет в браке, род занятий и образование членов семьи и т.д.).

3) О настоящем состоянии проблемы (Кто из членов семьи знает о про блеме? Как каждый из них видит ее и как реагирует на нее? Имеет ли кто нибудь в семье подобные проблемы?).

4) Об истории развития проблемы (Когда проблема возникла? Кто ее за метил первым? Кто думает о ней как о серьезной проблеме, а кто склонен не придавать ей особого значения? Какие попытки решений были пред приняты и кем? Обращалась ли семья раньше к специалистам и были ли случаи госпитализации? В чем изменились взаимоотношения в семье по сравнению с тем, какими они были до кризиса? Считают ли члены семьи, что проблема изменяется? В каком направлении? К лучшему или к худше му? Что случится в семье, если кризис будет продолжаться? Как они пред ставляют себе взаимоотношения в будущем?).

5) О недавних событиях и переходах в жизненном цикле семьи (рождения, смерти, браки, разводы, переезды, проблемы с работой, болезни членов се мьи и т.д.).

6) О реакциях семьи на важные события семейной истории (Какова была реакция семьи, когда родился определенный ребенок? В честь кого он был назван? Когда и почему семья переехала в этот город? Кто тяжелее всего пережил смерть этого члена семьи? Кто перенес легче? Кто организовывал похороны?). Оценка прошлых способов адаптации, особенно реорганиза ций семьи после потерь и других критических переходов дает важные ключи к пониманию семейных правил, ожиданий и паттернов реагиро вания.

7) О родительских семьях каждого из супругов (Живы ли ваши родители?

Если умерли, то когда и отчего? Если живы, то чем занимаются? На пенсии или работают? Разведены ли они? Были ли у них другие браки? Когда ваши родители встретились? Когда они поженились? Есть ли у вас братья Сбор информации на основе интегративной модели или сестры? Старшие или младшие и какова разница в возрасте? Чем зани маются, состоят ли в браке, есть ли у них дети?) Терапевт может задавать такие же вопросы и про родителей отца и матери. Целью является сбор ин формации по крайней мере о 3—4 поколениях, включая поколение иден тифицированного пациента. Важной информацией являются сведения о приемных детях, выкидышах, абортах, рано умерших детях.

8) О других значимых для семьи людях (друзьях, коллегах по работе, учи телях, врачах и т.д.).

9) О семейных взаимоотношениях (Есть ли какие либо члены семьи, кото рые прервали взаимоотношения друг с другом? Есть ли кто нибудь, кто на ходится в серьезном конфликте? Какие члены семьи очень близки друг другу? Кому в семье этот человек доверяет больше всего? Все супружеские пары имеют некоторые трудности и иногда конфликтуют. Какие типы не согласия есть в вашей паре? У ваших родителей? В браках ваших братьев и сестер? Как каждый из супругов ладит с каждым ребенком?) Терапевт мо жет задавать специальные циркулярные вопросы (см. параграф 3.4). На пример, он может спросить у мужа: “Как вы думаете, насколько близки были ваша мать и ваш старший брат?” — и затем поинтересоваться, что ду мает об этом его жена. Иногда полезно спрашивать, как присутствующие на встрече люди были бы охарактеризованы другими членами семьи: “Как ваш отец описал бы вас, когда вам было тринадцать лет, что соответствует возрасту вашего сына сейчас?”. Такие циркулярные вопросы задают для того, чтобы обнаружить различия во взаимоотношениях с разными члена ми семьи. Обнаруживая отличающееся восприятие у разных членов семьи, терапевт попутно вводит новую информацию в систему, обогащая семью новыми взглядами на саму себя.

10) О семейных ролях (Кто из членов семьи любит проявлять заботу о дру гих? А кто любит, когда о нем много заботятся? Кто в семье выглядит воле вым человеком? Кто самый авторитетный? Кто из детей наиболее послу шен? Кому сопутствует успех? Кто постоянно терпит неудачи? Кто кажется теплым? Холодным? Дистанцированным? Кто больше всех болеет в семье?) Терапевту важно обращать внимание на ярлыки и клички, которые члены семьи дают друг другу (Супер мать, Железная Леди, Домашний Тиран и т.д.). Они являются важными ключами к эмоциональным паттернам в се мейной системе.

11) О трудных для семьи темах (Имеет ли кто нибудь из членов вашей се мьи серьезные медицинские или психиатрические проблемы? Проблемы, связанные с физическим или сексуальным насилием? Употребляют ли нар котики? Много алкоголя? Когда либо были арестованы? За что? Каков их статус сейчас?). Обсуждение этих тем может быть болезненным для чле 106 Диагностика в системной семейной терапии нов семьи, и поэтому вопросы следует задавать особенно тактично и осто рожно. И если семья выражает сильное сопротивление, то терапевт должен отступить и вернуться к ним позднее.

В то время как основная информация по генограмме может быть собрана за полчаса (без детального опроса по проблеме), всесторонний сбор семей ной истории от нескольких членов семьи может потребовать нескольких встреч. Терапевт может проделать такую работу, предварительно мотиви ровав на нее семью и заключив с ними соответствующий контракт. Более распространенным является первоначальное получение основной инфор мации о семейной истории и возвращение к ней время от времени, когда в разговоре всплывает “исторический материал”.

Когда семья приходит с проблемой, она часто имеет собственную точку зрения на ее природу. Как правило, это ригидный, несистемный взгляд, ос нованный на вере, что только один человек — носитель симптомов нужда ется в изменении. Любые попытки двигаться непосредственно в другие проблемные зоны семьи часто блокируются яростным их отрицанием. Воп росы по генограмме позволяют проникнуть в сердце семейного опыта (рождения, смерть, болезни и интенсивность взаимоотношений) относи тельно безопасным и безболезненным для семьи способом и разблокиро вать важные темы. Терапевт просто интересуется жизнью семьи, никого ни в чем не обвиняя. Наоборот, такая информация может помочь терапевту переопределить события в семье, представив их как естественный ход со бытий. “Обычно два младших ребенка, которые женятся, склонны ожидать от партнера повышенной заботы о них. Как это происходит с вами?”;

“Час то женитьба детей и их уход из семьи тяжело переживается родителями.

Были ли в этот период в вашей семье какие либо трудности?” Используя данные генограммы, терапевт может помочь членам семьи преодолеть не гативное восприятие друг друга. Мастером таких переопределений был Мюррэй Боуэн:

“Клиент: Моя мать была очень доминантной женщиной, она никогда не хотела расставаться с тем, чем владела, включая меня.

Боуэн: Ну, если вы единственный ребенок, то что можно предсказать? Час то во взаимоотношениях, подобных этим, люди довольно точно знают, что думает другой... Другими словами, вы описываете не слишком необычный тип интенсивных взаимоотношений между матерью и единственным сы ном, особенно если мать не имеет мужа, а ваша мать была одинока. Как бы вы охарактеризовали взаимоотношения вашей матери с ее матерью?” [Цит.

по McGoldric & Gerson, 1985].

Кроме неоценимой помощи в построении терапевтических гипотез, интер вью по генограмме позволяет терапевту устанавливать раппорт с членами семьи. Интересно, что Роджерс и Даркин (1984) обнаружили, что большин Сбор информации на основе интегративной модели ство пациентов после такого двадцатиминутного опроса чувствовали, что подобное интервью может улучшить их отношения с врачом и медицинс кое лечение. Опрос по генограмме сфокусирован не только на проблемах и трудностях семьи. Он высвечивает также успехи ее членов и способы, с помощью которых они уже справились с другими проблемами.

3.3. ПРОСЛЕЖИВАНИЕ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЕЙ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ Системный терапевт, ориентированный на исследование циркулярных пе тель, в которых застревает семья, будет определенным образом выстраи вать опрос семьи. С. Минухин (1974) предлагает специальную технику те рапевтического интервью, которую он называет техникой прослеживания (Tracking).

Техника прослеживания используется для того, чтобы обнаружить специ фический паттерн поведения, мышления или чувствования в системном контексте. Терапевт хочет точно изучить, что происходит от начала и до конца последовательности.

Минухин (1974) отмечает: “Терапевт следует содержанию семейных ком муникаций и поведения и поощряет их продолжать. Он подобен иголке, следующей по желобу в записывающем устройстве. В наиболее простой форме прослеживание представляет собой проясняющие вопросы, одобри тельные комментарии или выяснение подробностей. Терапевт не бросает вызова тому, что говорится. Он определяет свою позицию как заинтересо ванную. Операция прослеживания является типичной для терапевта, не навязывающего свое мнение. Скупое “гм”;

утверждения, подсказывающие продолжение беседы;

повторение того, что сказал собеседник;

демонстра ция интереса и вопрос для выяснения содержания — все это способы, ко торыми психодинамический и недирективный терапевты контролируют направление и течение коммуникаций”.

Системный терапевт держится несколько более активно. Он может спро сить: “Кто первым сделает что либо в этой ситуации? Что затем сделает (ют) другой (другие)? Что тогда сделает первый? Как на это ответит дру гой? Что другие члены семьи сделают, пока это происходит?” Он избегает вопросов “почему?”, провоцирующих рационализацию и сопротивление, и больше интересуется тем, “как это происходит” и “каковы последствия этого поведения”. Терапевт продолжает до тех пор, пока не выйдет нару жу вся последовательность событий, относящихся к симптоматическому поведению или жалобе, пока не будет определен конечный результат и последовательность не начнется снова. Последовательность образует пет лю самоподкрепляющей обратной связи. Теперь терапевт может наблю 108 Диагностика в системной семейной терапии дать, как каждый член семьи ведет себя, поддерживая повторяющийся пат терн, на который семья жалуется как на симптом. Он задает вопросы в бе зоценочной манере, просто интересуется, что семья делает. Так как тера певт изучает семейный язык, то вопросы формулируются в понятиях мета фор самой семьи.

Он может также попросить клиентов разыграть определенное событие, об ратиться к родителям: “Не могли бы вы сесть и присоединиться к вашим детям в их игре в куклы”.

Терапевт использует эти данные, создавая свои собственные гипотезы, а также организует их в некоторую форму обратной связи: “Итак, это ваша работа — устанавливать мир между родителями? Как вы думаете, как долго они будут нуждаться в вас как в миротворце?” Обратная связь обычно переопределяет в позитивных понятиях каждую личность и систему, создавая атмосферу сотрудничества. Кроме того, об ратная связь помогает членам семьи увидеть то, что они делают, и стиму лирует их на изменение. Таким образом, помимо диагностического сред ства эта техника является важнейшим элементом в процессе присоедине ния к семье и мягкого руководства ею в направлении нового поведения [Minuchin & Fishman, 1981;

Aponte & Van Deusen, 1981].

3.4. ЦИРКУЛЯРНОЕ ИНТЕРВЬЮ МИЛАНСКОЙ ШКОЛЫ.

АКЦЕНТ НА РАЗЛИЧИЯХ Семейные терапевты миланской школы (M. Палаззоли, Л. Босколо, Дж. Чеччин и Дж. Прата) также используют технологию прослеживания коммуникаций, делая особый акцент на обнаружении различий между чле нами семьи. Согласно Г. Бейтсону, информация есть различия, а различия отражают позиции в отношениях [Bateson G., 1973].

Опознавание различий определяет взаимоотношения между тем, что срав нивается. Взаимоотношения в этом смысле подразумевают взаимность.

Если мать имеет больше возможностей делать то, что она хочет, тогда отец — меньше. Взаимность, опять же, подразумевает циркулярность.

Предпочтение циркулярности влияет на стиль терапевтического интер вью. Терапевты миланской школы используют особый тип вопросов — циркулярные вопросы. Задавая те или иные виды вопросов, терапевт фак тически обнаруживает свою ориентацию и получает данные, соответству ющие ей по характеру. Так, вопрос “Является ли мама несчастной?” иссле дует описательные характеристики и является скорее линейным, тогда как Сбор информации на основе интегративной модели вопросы, исследующие различия, — “Кто первым заметил проблему?” и, следовательно, определил ситуацию как проблемную и “Кто больше всех расстраивается в этой ситуации?” — скорее будут циркулярными.

“Знать о том, является ли отец нежным и любящим, менее полез но, чем знать, есть ли разница в его привязанности к кому то сейчас по сравнению с тем, что было раньше;

или существует ли различие в его привязанности к дочери и жене” [Tomm K., 1981].

Построение интервью вокруг различий является одним из наиболее значи тельных вкладов миланской группы в усовершенствование техники семей ного консультирования. Ориентируя опрос вокруг различий, терапевт из влекает более релевантные данные и делает это более эффективно, чем с помощью линейных описаний.

Можно выделить следующие типы различий:

а) различия между индивидуальностями (“Кто злится больше всего?”);

б) различия во взаимоотношениях (“В чем разница между способом, которым мама общается с Катей, по сравнению с тем, как она об ходится с Колей?”);

в) различия во времени (“Как она общалась с ним в прошлом году по сравнению с тем, как общается сейчас?”) и их различные ком бинации.

Задавая циркулярные вопросы, терапевт активно использует категории, проясняющие различия: больше/меньше, ближе/дальше, чаще/реже, хуже/ лучше и т.д. (“Кто из членов семьи лучше всего понимает маму?”, “Стано вятся ли родители ближе друг к другу, когда Коля плохо себя ведет?”;

“Чаще ли отец бывает дома, когда Павлик ворует?” “Ссоры между братом и сестрой реже случаются, когда родители дома или когда их нет?”).

Циркулярные вопросы — особенно полезный способ интервьюирования, если терапевт хочет получить непредвзятую информацию о взаимодей ствиях в семье и не стать жертвой навязываемого ему семейного мифа.

Прослеживая циркулярные последовательности взаимодействий, терапевт, во первых, обычно заменяет глагол “чувствовать” глаголом “делать”, а во вторых, задает вопрос не самим участникам событий, а кому то третьему:

“Что сделает Борис, когда, придя домой, увидит, что его жена расстроена?”.

Чтобы высветить различия в разного рода отношениях между членами се мьи, терапевт может попросить кого нибудь из них прокомментировать, как он видит отношения между двумя другими, например, мать могут спро сить, как она видит отношения между отцом и одним из детей. Потом тера певт задает тот же самый вопрос отцу по поводу отношения матери с дру гим ребенком и т.д. Эти триадические вопросы представляются очень эф 110 Диагностика в системной семейной терапии фективными, они обеспечивают более ясной информацией о паттернах взаимоотношений и помогают преодолеть сопротивление. Они ведут к на рушению “золотого правила”, обычно действующего в симптоматических семьях, а именно, запрета на вербализованную метакоммуникацию.

Другой тип циркулярного вопроса использует сослагательное наклонение “если бы”. “Если бы отец был здесь, то что бы он ответил на этот вопрос?”;

“Если бы мама так самоотверженно не пыталась помочь дочке, было ли бы у нее больше времени для контактов с мужем?”, “Кто больше всего страдал бы в семье, если бы сын уехал учиться в другой город?”, “Если бы мы не говорили о проблеме твоего брата, то о чем бы нам стоило здесь погово рить?” и т.д. Последний вопрос вскрывает другие важные темы в семье, кроме проблемы идентифицированного пациента. Часто на этот вопрос кто нибудь из членов семьи скажет, например, что родители совсем не раз говаривают друг с другом, если не обсуждают проблему ребенка, или что другой член семьи совсем забыт на фоне помощи кому то еще.

Еще один вид циркулярного вопроса — так называемый вопрос, “читаю щий мысли”: кого то из членов семьи спрашивают, что, по его мнению, ду мает об этом другой член семьи. То есть вопрос задается не прямо, а через мнение кого то еще.

Задавая циркулярные вопросы, терапевт обращает особое внимание на не вербальное поведение членов семьи, так как оно может дать важный ключ к пониманию того, задевает ли данный вопрос деликатную область на се мейной карте. Если это так, терапевт задает дополнительные специфичес кие вопросы об определенной области, что может быть входом в систему для раскрытия семейных секретов и скрытых коалиций.

Циркулярные вопросы не только собирают данные о семье, но и вводят в систему новую информацию о ней самой. Природа задаваемых вопросов позволяет членам семьи осознавать последствия своего поведения. Созда вая новые связи, процесс циркулярного интервьюирования позволяет се мье “открыть” новую реальность в своих отношениях, что запускает изме нения в системе верований семьи.

3.5. ИЗУЧЕНИЕ СТРУКТУРЫ СЕМЬИ.

СИСТЕМНЫЙ СЕМЕЙНЫЙ ТЕСТ ГЕРИНГА.

АНКЕТА “СЕМЕЙНЫЕ РОЛИ” Несмотря на то, что системное описание структуры семейных отношений является значительным шагом на пути к формированию психотерапевтом адекватных стратегий разрешения проблем, в настоящее время существует довольно мало психометрических валидизированных инструментов, кото Сбор информации на основе интегративной модели рые могли бы использоваться в клинической практике. Существующие на сегодняшний день семейные тесты в основном требуют очень много вре мени и, как правило, ограничены возможностью их применения к испытуе мым школьного возраста и старше. Кроме того, с их помощью мы можем получить только отдельные картины либо семьи в целом, либо отдельной диады.

Одной из первых попыток операционализации системной семейной теории и создания диагностических инструментов, удобных для практики, была циркулярная модель Олсона (см. параграф 2.1.2). На основе этой модели был разработан ряд опросников и клинических шкал (Family Adaptability and Cohesion Evaluation Scales — FACES 1,2,3 и другие) [Olson, 1979].

Другое направление оценки семейной системы опирается на ее простран ственную репрезентацию. Социометрический тест Дж.Л. Морено был од ним из первых методов, направленных на изучение структуры групп [Moreno, 1951;

Лейтц, 1994]. Имеются сообщения о применении некоторых вариантов этого метода в семейной терапии в России [Эйдемиллер, 1994].

В отечественной психологической практике хорошо известен графический тест “Рисунок семьи” [Хоментаускас, 1986;

Захаров, 1988;

Лосева, 1995 и др.]. В работе с семейными проблемами широко используется техника “се мейной скульптуры”, пришедшая из психодрамы. Членов семьи просят с помощью телесной метафоры изобразить структуру взаимоотношений в их доме. Однако эта техника требует специального мотивирования членов се мьи и может спровоцировать очень сильные эмоции. По нашему опыту, она более эффективна тогда, когда терапевт уже сам в какой то степени разоб рался в семейной структуре и хочет дать семье обратную связь. Помогая людям принять определенные метафорические позы, он может мягко от крыть семье ее организацию. Изучая структуру семейных взаимоотноше ний, терапевт отмечает, как члены семьи спонтанно расселись в его каби нете, как они распределяются по комнатам в их квартире, кто с кем сидит за обеденным столом и т.д. (см. раздел 3.6).

Существует класс техник с применением замещающих фигур для членов семьи. Эти методики уже в значительной степени стандартизованы. Эмоци ональная близость между членами семьи представлена здесь как дистанция между фигурами. Большое количество исследований, проведенных с от дельными членами семьи, подтвердили, что этот показатель точно отража ет восприятие пациентами отношений в семье. Наиболее удачной методи кой данного класса, на наш взгляд, является Системный Семейный Тест (FAST), разработанный и валидизированный Герингом [Gehring, 1993].

FAST представляет собой методику, основанную на структурной системной семейной теории и предназначенную для исследований и психотерапевти ческой практики. Тестовый материал состоит из доски, разделенной на 112 Диагностика в системной семейной терапии квадрат (9 Х 9), женских и мужских фигурок, а также цилиндрических бло ков высотой 1,5;

3 и 4,5 см. На фигурках условно нанесены точками глаза.

Внешний вид FAST изображен на рисунке в приложении 2.

Расстояние между фигурками на доске отражает степень сплоченности се мьи и отдельных ее подсистем. Высота фигурок, регулируемая с помощью цилиндрических блоков, показывает семейную иерархию. Направление взгляда фигур является дополнительным качественным параметром, отра жающим нюансы взаимоотношений членов семьи.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.