WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

СОЦИОЛОГИЯ ЭКСПРЕСС в социологию, через которую тогда материала. В ранних текстах опраши прошел Бурдье. Впоследствии, упо- ваемые крестьяне пребывают в по миная об Алжире, он часто говорил стоянном

взаимодействии с коло именно об этой абсолютной переме- ниальным обществом. «Лишенные не его взгляда на мир, подчеркивал корней» не оторваны от современно свою тогдашнюю сильную «эмоцио- го мира, напротив, в него насильно нальную взбудораженность» и сход- втянуты, вследствие чего находятся ство судеб, которое он усматривал в разрушительном внутреннем кон между собственной траекторией вы- фликте между, с одной стороны, не BOURDIEU P. Es- MARTIN-CRIADO E. ходца из провинциального Беарна обходимостью приспосабливать свое quisses algriennes / Les deux Algries и выпускника республиканской шко- поведение к условиям капитализма и, Textes dits et de Pierre Bourdieu. лы, и траекторией алжирских кресть- с другой, — невозможностью извлечь prsents par Tas- Paris: Ed. du Cro- ян, «лишенных корней», чьи дерев- из этого выгоду для себя, посколь sadit Yacine. Paris: quant, 2008. 128 p. ни разрушила колониальная война. ку они в то же время превращают Seuil, 2008. 412 p. В «Алжирских набросках» представ- ся в наиболее эксплуатируемую часть лено прежде всего это инициатиче- пролетариата. Когда Бурдье впервые РЕМЯ между 1955 и 1960 гг. ское измерение. Предисловие соста- использует термин «габитус», он от Пьер Бурдье (1930–2002) вительницы книги, Тассадит Ясин, сылает именно к этому несоответ провел в колонизирован- по большей части основано на свиде- ствию между экономическими дис Вном Алжире, пребывавшем тельствах ранних соратников Бурдье. позициями индивидов и реальным в состоянии войны. Беспокойный но- Работа испанского социолога Эн- миром, в котором те вынуждены дей вобранец, начинающий философ по- рике Мартин-Криадо посвяще- ствовать. Напротив, в более поздних кинул Францию, увозя в своем ба- на тому же алжирскому опыту Бур- текстах те же самые крестьяне ока гаже проект феноменологической дье, но имеет совсем иную направ- зываются воплощением модели тра диссертации о темпоральных струк- ленность. Хотя Алжир в ней также диционного общества, однородного турах эмоциональной жизни и под- предстает горнилом, где интеллек- и лишенного истории. Об этом свиде шивку «L’Express». туал закалил свой научный характер тельствует более частое употребление Этот плодотворный для Бурдье пе- и «с самого начала доказал, что вла- Пьером Бурдье общих формулировок риод его жизни остается мало изу- деет боевым искусством под назва- («кабильская женщина», «кабильский ченным. Работая с 1958 г. ассистен- нием социология», исходная алжир- дом» и т. д.) или замена материалов том на гуманитарном факультете ская матрица, по мнению автора, по- интервью поговорками — как источ Алжирского университета, Бурдье родила скорее понятия, чем человека. ника аутентичного туземного знания возглавил молодую команду, ис- Пользуясь свободой (то есть удаленно- и средства прямого доступа к этой аб следования которой затем подыто- стью от социологического поля Фран- солютно цельной «второй природе», жил в таких важных для социоло- ции и хорошим знанием англосак- каковой и становится габитус. Мар гии работах, как «Труд и трудящиеся сонской литературы), Мартин-Криа- тин-Криадо объясняет это смеще в Алжире» и «Лишенные корней». до выдвигает сильный тезис: работа ние весьма спорными аргументами.

Собранные в трудных военных усло- Бурдье над текстами (и «Социология Для него Бурдье пал жертвой своеоб виях материалы — интервью, наблю- Алжира», и «Набросок теории прак- разного «тройного обмана восприя дения, фотографии, статистические тики» перерабатывались по мень- тия»: «французский исследователь-ка обследования — дали Бурдье пищу шей мере трижды) показывает нали- билофил, связанный с берберскими для размышлений над экономиче- чие в его социологии двух совершен- интеллектуалами-активистами и бе скими практиками, использованием но разных способов использования рущий интервью у лишенных кор тела, времени, домашнего простран- алжирского, а, точнее, кабильского ней крестьян», становится узником ства у «человека, брошенного между апостериорной реконструкции утра двумя мирами», т. е. подвергшегося ченного мира этих крестьян, «в ко Кабилия — гористая область Алжира, гра колонизации. Публикация в одном нечном счете воспроизводя структур ничащая с морем, население которой за сборнике ряда важных статей, восхо- но обусловленную ностальгию своих нималось земледелием и скотоводством.

дящих к данному периоду, дает об- собеседников». Жертве, а возмож Колонизирована Францией во ВТОРОЙ по щее представление об «инициации» но и сообщнику в создании этой ил ловине XIX в. Кабильское общество стало люзии, такое упрощение исходного объектом исследований П. Бурдье, резуль материала позволяет (под сильным Прогрессивный еженедельник, основанный таты которых легли в основу нескольких в 1953 г., во время первой Индокитайской ключевых работ, в том числе второй кни- облагораживающим влиянием струк войны. — Прим. ред. ги «Практический смысл». — Прим. ред. турализма) разработать более общую 110 ПУ ШК ИН № Э К С П Р Е С С - Р Е Ц Е Н З И И : С О Ц И О Л О Г И Я n g a e h V C i X e w F e D r P w Click to buy NOW!

m w o w c.

.

d k o c c a r u t СОЦИОЛОГИЯ ЭКСПРЕСС теорию социального мира, а впослед- их желания. В результате социология стрирует этот разрыв между двумя ствии и перенести ее на другие обла- оказывалась одновременно и наукой прочтениями творчества Дюркгей сти: начиная с 1961 г. приоритетным о социальных институтах, и наукой ма. Именно в этом ключе социо исследовательским полем Бурдье ста- о морали. лог Раймон Будон комментирует новится общество французской мет- Однако сегодня в центре дискус- тезис о «новом Дюркгейме» и про рополии. Жиль Бастэн (Le monde des сий оказалась другая классическая тивопоставляет ему тезис о Дюрк livres, 16.10.2008. Перевод Ксении Га- книга Дюркгейма «Элементарные гейме «истинном», рационали ланиной). формы религиозной жизни». Опуб- сте и методологе. Таким образом, ликованная в 1912 г., эта работа о ри- речь идет об ощутимой дистан туалах и мифах австралийских абори- ции, которая отныне разделяет дюр генов снова переиздана. Долгое вре- кгеймовские штудии во Франции мя ее рассматривали как один из «тех и США. Жиль Бастэн (Le monde des прекрасных, но безвозвратно устарев- livres, 18.09.2008. Перевод Ксении ших и каталогизированных мертвых Галаниной).

памятников» (К. Бодло и Р. Эстабле), которые составляют вехи творчест ва Дюркгейма. Сейчас же эта кни га вызывает новую волну интереса.

Здесь Дюркгейм предстает социоло DURKHEIM Е. DURKHEIM Е. Les гом, внимательным к опыту священ L’institution de la formes lmentaires ного и ритуалам (религиозным или ВЕБЕР М. Жизнь sociologie / dir. par de la vie religieuse светским, например, праздникам), и творчество Макса Bernard Valade. (nouvelle pr- а также к подчинению индивидов Вебера / Пер. с нем.

Paris: PUF, 2008. face de Jean-Paul правилам. В конце 1960-х гг. Ирвинг М. И. Левиной. М.:

176 p. Willaime). Paris: Гоффман, знаменитый представи- РОССПЭН, 2007. 656 с.

PUF, 2008. 648 p. тель Чикагской школы, уже указывал на этот аспект дюркгеймовского на- ИОГРАФИЯ, ставшая ступенью Ы празднуем уже сто- следия. Это вдохновило его к наблю- к канонизации Макса Вебера, пятидесятый юбилей дению за драматизацией повседнев- была написана его женой Ма со дня рождения Эмиля ной жизни: скажем, правила вежли- Брианной в 1924 – 26 годах, вско МДюркгейма, а труды со- вости представали у него ритуалами ре после смерти мужа (1920). Этот циолога продолжают вызывать ин- уклонения, позволяющими индиви- текст был актом примирения с его терес. Дюркгейм по-прежнему жив? дам «сохранить лицо». В последнее уходом и прологом к возвращению Его фигура чаще рождает учениче- время ряд исследований в США уделя- Марианны в интеллектуальный и по скую почтительность, нежели серь- ет внимание именно этому аспекту литический мир Германии: к роли езные идейные дебаты. Выход в свет работ Дюркгейма. Они определили хозяйки влиятельного интеллекту обзорного труда под редакцией Бер- специфические черты «нового Дюр- ального салона, активной участницы нара Валада «Дюркгейм. Основа- кгейма», для которого ритуальное женского движения и издательницы ние социологии» позволяет подве- «возбуждение» так же необходимо десяти томов сочинений мужа — на сти итог международной рецепции в деле социального сплочения, как стоящего памятника Веберу.

работ Дюркгейма. Долгое время эта и соблюдение норм. Удивительный В отличие от большинства биогра рецепция представлялась в виде ди- возврат к истокам, если учесть, что, фов, скромно отступающих в тень, птиха. На одной его половине был заимствуя словарь британских на- Марианна не просто выходит на сце ясно различим автор «Метода со- блюдателей, Дюркгейм почти в ужасе ну повествования как один из его циологии» (1895) и «Самоубийства» описывал сцены распутства и дикого главных протагонистов. Она превра (1897), взыскательный рационалист, возбуждения, вызванные австралий- щает Макса в часть неделимого и аф пожелавший «рассматривать соци- ским корробори: во время этих сезон- фектированного «мы», «четы Вебе альные факты как вещи». На другой ных праздников аборигены испыты- ров». Первые читатели упрекали было записано утверждение, повто- вают действие окружающих их выс- рассказчицу за то, что она раскрыла ряемое им с 1893 г., начиная с книги ших сил. За священным Дюркгейм непозволительно многое о семейной «О разделении общественного тру- усматривал не что иное, как само жизни и внутренних переживани да»: общество чувствует себя обязан- общество. ях коллеги. Современные исследо ным обеспечить интеграцию своих Коллективный труд под редак- ватели упрекают ее в прямо про членов в группы и контролировать цией Бернара Валада хорошо иллю- тивоположном: слишком о многом Э К С П Р Е С С - Р Е Ц Е Н З И И : С О Ц И О Л О Г И Я ПУ ШК ИН № n g a e h V C i X e w F e D r P w Click to buy NOW!

m w o w c.

.

d k o c c a r u t СОЦИОЛОГИЯ ЭКСПРЕСС она умолчала. Построенный по ли- в отношениях с женщинами, распо- щины (с. 259 – 261). В городах господ тературному канону, текст помеща- лагающий его к горячей поддержке ствующий «дух капитализма» остро ет биографическую канву в рамки академической и политической ак- и наглядно являет себя в шуме, тес рассказа о характерах: благородном, тивности жены, ненависть к армей- ноте, «вони керосина», черной уголь ищущем, прямодушном, сосредото- ской муштре, которой он подвер- ной копоти и «океанах» бычьей кро ченном, нетерпеливом, страдающем, гается во время годичной службы, ви со скотобоен, скорости жизнен «внутренне порывистом и несколь- участие в социалистически ориен- ных и производственных ритмов, ко замкнутом» Максе, решительной, тированной ассоциации «Союз со- господстве типовых домов и небо добродетельной, умелой, ищущей, циальной политики», по заказу ко- скребов, к которым неприменимы тонко чувствующей и одухотворен- торой он проводит эмпирические эстетические критерии. Здесь «с бе ной Марианне, а также о целом хоре исследования аграрного и рабочего шеным неистовством раздавливается родственных, дружеских, политиче- мира, раздражение в адрес фрейди- все лежащее на пути капиталистиче ских, профессиональных характеров стов (но не Фрейда), которые настаи- ской культуры» (с. 256).

вокруг них. Книга изобилует суж- вают на разрушении аскетической Другим социологическим прото дениями, балансирующими на гра- этики, яркие опыты заграничных типом становится дед Макса, «при ни моральной метафизики и мисти- путешествий, которые чередуются влекательный, добрый, утонченный цизма. Вот как Марианна описывает с «тихой исследовательской работой», старый джентльмен», который, со трудный для мужа период после ежедневная аскеза многочасовых гласно Марианне, предстает в гла его ухода из университета, связан- штудий и поразительная плотность зах внука образцовым воплоще ного с нервным срывом из-за смер- интеллектуальных внедисциплинар- нием «капиталистического духа», ти отца (1897): «Вебер, вероятно, все ных сетей, куда Макс — сын депутата, на сей раз доиндустриальной эпо время чувствует, что ядро его сущ- юрист, экономист, политик — вовле- хи: он «вставал, по доброму старому ности, скрывающее творческие заро- чен вместе с детьми таких же выход- обычаю, в 6 часов, но работал снача дыши, неизменяемо и неприкасае- цев из традиционной торгово-про- ла несколько часов в своем большом мо, что болезнь не проникла через мышленной буржуазии, как он сам. саду, часто „уютно“ читал вслух за защитный покров» (с. 232). Невоз- Настоящими находками, свер- нятым чисткой овощей женщинам можно узнать, насколько это чувство кающими посреди этого материа- и только около 11 часов отправлялся и подобная модель самочувствия ла, оказываются портреты реаль- в контору. Поход за пивом и бутылка близки самому Веберу. Между тем ных людей и обрывки впечатлений, хорошего бордо входили в распоря уход из университета становится по- которые Вебер развертывает в мас- док дня» (с. 29). Контрастные опыты воротным моментом для него как со- штабные исторические фрески и пе- немецкой юности и американских циолога, о чем из свидетельств Ма- реводит в опорные пункты своей путешествий создают одну из цент рианны почерпнуть почти нечего. социологической теории. В путеше- ральных интриг веберовской социо Неизменный рефрен биографии с са- ствиях по Америке, где он знакомит- логии, отнюдь не лишенной этно мых первых ее тактов, со сведений ся с «грубоватым» и симпатичным графического измерения. Эти и не о дедушках и бабушках — мотив «тя- «народцем», наблюдает шокирую- которые другие примеры дополняют желой жизни», не лишенный рели- щие картины расовой сегрегации представление о социологии как нау гиозной экзальтации и окрашиваю- и впечатляется ростом городов, Вебе- ке ее пониманием как специфиче щий (само)рефлексию рассказчицы, ры некоторое время гостят у дальних ски биографического отношения но также самого Макса Вебера, чьи родственников Макса по материн- с миром ближних и дальних род письма приводятся в книге. ской линии, фермеров Джефферсо- ственников. Пример в чем-то схожей Именно публикация писем наде- на и Джеймса. Перемещаясь по кон- трансформации родственной связи ляет эту биографию бесспорной цен- тиненту прогрессирующей рацио- в научную дает интеллектуальное се ностью, развеивая и заново освещая нальности, путешественники словно мейное предприятие другого ранне ее томно-восторженный стиль. В них выпадают в предшествующую эпоху го социолога, Эмиля Дюркгейма.

и в попутных свидетельствах Мари- европейской истории, где «религиоз- Не будучи исследованием в при анны канонический образ Вебера-ос- ный дух» еще силен и продуктивен. вычном смысле этого слова, книга нователя социологии остается дале- Наблюдая за привычным образом Марианны Вебер оставляет многие ко на периферии. Но именно здесь жизни своих дальних американских обстоятельства и связи едва намечен можно обнаружить некоторые со- родственников, Вебер отмечает ис- ными и зыбкими, особенно в глазах циальные мотивы интеллектуаль- ключительную роль, которую игра- современного российского читате ной страсти Макса: колеблющий- ет религиозная аффилиация в кре- ля. Вводный текст к ее русскому пе ся интерес к религиозным истинам дитоспособности предпринимателей реводу явно не был бы лишним.

в студенческие годы, эгалитаризм и в экономической жизни всей об- Александр Бикбов 112 ПУ ШК ИН № Э К С П Р Е С С - Р Е Ц Е Н З И И : С О Ц И О Л О Г И Я n g a e h V C i X e w F e D r P w Click to buy NOW!

m w o w c.

.

d k o c c a r u t




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.