WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ нашего учителя С. И. СПАСОКУКОЦКОГО ) * ВВЕДЕНИЕ Современный этап легочной хирургии знаменуется большими успе­ хами как в теоретическом изучении проблемы, так и в разработке и ...»

-- [ Страница 3 ] --

Общее состояние больного при поступлении удовлетворительное. Кожа и види­ мые слизистые нормальной окраски. При обследовании органов дыхания справа под лопаткой определи стог притупление перкуторного звука, дыхание ослаблено, значительное количество сухих хрипов и единичные влажные. Границы сердца в пределах нормы, топы чистые. Пульс 90 ударов в минуту, удовлетворительного наполнения, ритмичен.

Рентгенологическое исследование (17/VIII): справа в нижнем легочном поле определяется полость значительных размеров с горизонтальным уровнем жидкости.

При боковом исследовании она отходит кзади, располагаясь в нижней доле правого легкого, вокруг полости легочная ткань инфильтрирована (рис. 34).

При бронхографии (29/VIII) контрастным веществом заполнились неизменен­ ные бронхи верхней и средней долей правого легкого. Вентральные бронхи нижней доли также не изменены, в дорсальные бронхи нижней доли контрастное вещество не прошло (рис. 35).

Больному была сделана пневмотомия. В результате наступило выздоровление.

Следует иметь в виду, что иногда бронхография не в состоянии показать имеющиеся изменения бронхов вследствие случайных причин.

Мы наблюдали..тяжелое поражение легкого с крупными бронхоэкта Рис. 34. Рентгенограмма больного И. Справа, в нижнем легочном поле определяется полость значительных раз­ меров с горизонтальным уровнем жидкости. Вокруг полости легочная ткань инфильтрирована.

Рис. 35. Бронхограмма больного И. Контрастным веществом заполнились неизмененные бронхи верхней и средней доли правого легкого. Вентральные бронхи нижней доли также не изменены. В дорсальные бронхи нижней доли контрастное вещество не прошло.

зами, которых нам до операции не удавалось выя нить, так как они были заполнены большим количеством замазкоподобной массы.

Бронхография дает возможность выявлять нарушение дренажной функции бронхов. Эти нарушения возникают в пораженных хрони­ ческим воспалительным процессом бронхах и выражаются в расстрой­ стве нормальной перистальтической деятельности мускулатуры брон­ хов. Эвакуация контрастного вещества из бронхиального дерева в норме заканчивается в течение 24 часов, дальнейшая задержка его говорит о нарушении нормальной дренажной функции бронхов.

Противопоказания к бронхографии следует разделить на две груп­ пы, одна из которых зависит от состояния больного, связанного с пора­ жением легкого, вторая — от поражения других органон и систем.

К первой группе относится обострение легочного процесса, сопровож­ дающееся высокой температурой, выделением обильного количества мокроты и легочные кровотечения. Ко второй группе следует отнести идиосинкразию к йоду, базедову болезнь, психические заболевания, болезни сердца с явлениями сердечной недостаточности первой и второй степени, заболевания почек с явлениями почечной недостаточности.

Бронхография показала себя как абсолютно надежный диагности­ ческий метод. На нашем материале только у 2 больных она не подтпер дила имевшееся поражение бронхов.

Наряду с бронхографией необходимо производить бронхоскопи­ ческое исследование. Мы придаем ему большое значение, так как нагное­ ние легкого иногда осложняет бронхогенный рак, и в запущенных случаях трудно бывает выяснить истинный характер заболевания.

* Исследование гемодинамики Для оценки общего состояния больного с хроническим нагноением легких исключительно большое значение имеет правильная оценка состояния его сердечно-сосудистой системы. Большим количеством работ доказана непосредственная связь расстройств органов дыхания с соответствующими расстройствами сердечно-сосудистой системы. Эти расстройства определяются поражением легочной ткани, длительной гипоксемией и явлениями тяжелой интоксикации. А. И. Гефтер, А. П. Матусова и С. Н. Соринсон (1952) отмечают, что чем больше артериальная гипоксемпя, тем больше нарушения со стороны сердца и сосудов периферии (падение венозного давления, замедление кровотока), тем больше бывает выражена недостаточность кровообращения, в пато­ генезе которой существенную роль играют функциональные изменения центральной нервной системы, вызванные кислородной недостаточностью.

Для хирурга прапильная оценка состояния сердечно-сосудистой системы является необходимым мероприятием при решении вопроса о возможности оперативного вмешательства и о допустимом его объеме.

Без необходимых исследований, характеризующих состояние сердечно­ сосудистой системы, нельзя решать вопрос о назначении больного на операцию. Мы проводили комплексные исследования, включающие подсчет частоты и качества пульса, частоты дыхания, проведение дыха­ тельных проб, измерение артериального и венозного давления, опре­ деление скорости кровотока в большом и малом кругах кровообращения.

У больных с нагноением легких отмечается значительная лабиль­ ность пульса, который учащается даже при небольших функциональных нагрузках, причем тахикардия закономерно возникает у наиболее тяжелобольных. Частота дыхания также увеличивается у более тяже­ лобольных, соответственно степени поражения легкого и недостаточности сердечно-сосудистой системы.

Артериальное давление является важным показателем, свидетель­ ствующим о состоянии сердечно-сосудистой системы. У наиболее тяжело­ больных отмечалось снижение артериального давления. По-видимому, глубокая интоксикация, в которой находятся эти больные, вызывает нарушения тонуса мышцы сердца и сосудов, приводящие к изменениям артериального давления.

Еще большее значение имеет исследование венозного давления.

Наши наблюдения показывают, что повышение его чаще возникает у больных с большой зоной поражения легкого при длительном сущест­ вовании процесса. У этих больных наряду с деструктивными наруше­ ниями легочной ткани имеются выраженные явления пневмосклероза.

Это создает препятствия продвижению крови в малом круге кровообра­ щения и приводит к ослаблению правого сердца и повышению веноз­ ного давления. Одновременно длительная интоксикация создает усло­ вия, ослабляющие работу левого сердца, и понижает тонус венозной системы, что приводит к понижению венозного давления у больных, у которых наиболее выражены явления интоксикации. Г. М. Чижов (1953) указывает, что при интоксикации сосудистая стенка теряет способность активно отвечать на раздражения, наступает гипотония и сердечно-сосудистая недостаточность. « По данным В. А. Вальдмена (1947), снижение венозного дав­ ления при недостаточности кровообращения, с одной стороны, можно объяснить ослаблением работы левого сердца и уменьшением количе­ ства циркулирующей крови, а с другой — оно указывает на расстрой­ ство периферического кровообращения — понижение тонуса венозной системы.

Таким образом, любые изменения венозного давления, будь то повышение или понижение его за пределы нормальных цифр, характе­ ризуют определенное состояние процесса в легких и нарушение дея­ тельности сердечно-сосудистой системы. Конкретный анализ каждого случая дает возможность оценить характер этих нарушений. Данные электрокардиографии обычно подтверждают этот анализ. Необходимо при этом отметить, что венозное давление может быть повышено при нормальном состоянии сердца и малого круга кровообращения. Так, поражение верхней доли правого легкого и сдавление верхней полой вены прикорневым инфильтратом или плотными рубцами может вы­ звать значительное повышение венозного давления.

В этом смысле интересно одно наше наблюдение. У больного до опе­ рации венозное давление было выше 200 мм водяного столба, однако его общее состояние и состояние сердца не внушали опасений и он был назначен на опе­ рацию удаления правой верхней доли. По вскрытии грудной полости и разделе­ нии сращений- было измерено венозное давление. Оно оказалось равным 90 мм водяного столба и в дальнейшем не повысилось ни во время операции, ни в после­ операционном периоде. Больной хорошо перенес операцию и в настоящее время здоров.

Измерение скорости кровотока в большом круге кровообращения производили путем введения внутривенно 5 мл 10% раствора хло­ ристого кальция. Скорость кровотока измерялась временем, прошедшим от момента введения раствора до момента появления чувства жжения на языке. В малом круге кровообращения она измерялась временем, прошедшим от момента введения в вену локтевого сгиба 0,2 мл эфира до момента появления запаха эфира — выделения его из легких.

У здоровых людей скорость кровотока в большом круге кровообра­ щения колеблется от 12 до 18 секунд, в малом — от 9 до 12 секунд.

По данным Г. Ф. Ланга (1940), замедление скорости тока крови идет параллельно степени сердечной недостаточности. Скорость крово­ обращения зависит от функционального состояния миокарда, вязкости крови, состояния всего аппарата кровообращения и от потребности тканей в кислороде. Р. Л. Гольцберг и В. А. Юрпалова (1950) на осно­ вании исследования скорости кровотока у 19 больных с нагноитель ными процессами в легких пришли к выводу, что на высоте заболевания в половине случаев имеются явления замедления скорости кровотока.

Л. С. Краснопевцева (1949) указывает, что у больных с абсцессами легких и пневмосклерозом, у которых была замедлена скорость кро­ вотока отмечались признаки сердечной недостаточности;

все они имели повышенное венозное давление. На основании этих данных автор приходит к выводу, что при переходе дыхательной недостаточности в сердечную ско­ рость кровотока значительно замедляется, повышается венозное давление.

Наши наблюдения подтверждают приведенные высказывания.

У больных с явлениями дыхательной недостаточности на фоне хрониче­ ского нагноения легких и при явлениях выраженной интоксикации скорость кровотока и в большом, и в малом круге кровообращения была замедлена. У большинства этих больных отмечалось также повышение венозного давления.

Простыми, ио очень важными исследованиями функциональной способности мышцы сердца являются дыхательные пробы:

1) проба с задержкой дыхания на вдохе (проба Штанге): больной делает глубокий вдох и задерживает дыхание, закрыв при этом нос и рот ;

если больной может задержать дыхание в течение промежутка времени не менее 30 секунд, проба считается удовлетворительной;

2) проба с задержкой дыхания на выдохе (проба Сабразе): боль­ ной делает глубокий выдох и также задерживает дыхание: эта проба считается удовлетворительной при задержке дыхания не менее 20 секунд.

Мы широко пользуемся этими пробами и много раз убеждались в том, что они в общем правильно отражают функциональную способ­ ность мышцы сердца и закономерно координируются с другими мето­ дами функциональной диагностики.

Наибольшие нарушения этих показателей отмечаются у больных при хроническом нагноении с заболеванием третьей степени. Они были тем резче выражены, чем в более тяжелом состоянии находился боль­ ной. Другие методы исследования во всех случаях подтверждали тяжесть состояния этих больных.

Этим пробам мы придаем особо большое значение при решении вопроса о допустимости производства пневмоэктомии. Необходимо отме­ тить только, что их надо производить повторно, для того чтобы исклю чить случайные моменты и, в частности, трудность задержки дыхания у больных с раздражением бронхов. Следует указать, что гемодина мические показатели в своей совокупности — частота дыхания и пульса, артериальное и венозное давление, скорость кровотока в большом и малом кругах кровообращения, проба с задержкой дыхания на вдохе и на выдохе — часто позволяют судить о тяжести состояния больного с хроническим нагноением легких.

Электрокардиографическое исследование При обследовании больных с хроническими нагноениями легких и оценке состояния их сердечно-сосудистой системы большое значение имеет анализ электрокардиографических изменений. Вопросам измене­ ний электрокардиограммы у этих больных посвящено небольшое коли­ чество работы. Мы обнаружили такие указания у Л. А. Лещинского (1950), А. И. Гефтер, А. П. Матусовой и С. Н. Соринсон (1952), А. В. Соболевой (1957), П. М. Злочевского (1957). Отрывочные указания на изменения электрокардиограмм у больных с хроническими нагное­ ниями легких имеются у Л. И. Фогельсона (1957) и Г. Я. Дехтяря (1955).

Наши исследования (Г. Г. Гелыптейн и Р. С. Колесникова) пока­ зали, что у тех больных, у которых развитие заболевания протекало по первому пути, электрокардиографические изменения сводились глав­ ным образом к деформации и увеличению зубцов Р, смещению электри­ ческой оси сердца главным образом влево, и лишь у небольшого числа вправо, к появлению отрицательных зубцов Т и увеличению систо­ лического показателя.

Как было указано выше, для первого пути развития заболевания характерно преобладание в клинической картине явлений интоксикации.

Нам представляется, что это находит свое отражение в электрокардио­ графических изменениях, возникающих у данной группы больных.

Обусловленная хроническим нагноительным процессом в легких дли­ тельная, постепенно нарастающая интоксикация неминуемо вызывает значительные изменения миокарда, в первую очередь левого желудочка сердца, требующего для своей нормальной функции больших энерге­ тических затрат. Обусловленные интоксикацией нарушения обмена в сердечной мышце часто приводят к снижению электрического потен­ циала наиболее страдающего левого желудочка и проявляются на элек­ трокардиограмме той или иной степенью смещения электрической оси сердца влево. Естественно, что левый тип отклонения оси сердца более выражен у наиболее тяжелобольных. Ниже приводим историю болезни больного С, общее состояние которого было удовлетворительным, но уже имелись изменения на электрокардиограмме.

Больной С, 18 лет, поступил в легочпое отделение Института грудной хирур­ гии АМН СССР 3/Х 1956 г. с жалобами на кашель с гнойной мокротой и прожил­ ками крови, общую слабость. Болен с ноября 1955 г., когда появился кашель, боли в правой половине грудной клетки, высокая температура. В феврале во время кашля внезапно отошло большое количество мокроты, температура снизилась. Был установлен диагноз абсцесса правого легкого. Больного лечили иитратрахеальным введением пенициллина, состояние его улучшилось, но периодически отмечались обострения заболевания.

8—А.II. Вакулев, Р.С. Колесникова ИЗ При поступлении общее состояние больного удовлетворительное. Справа спереди, в области II—IV ребер перкуторный звук укорочен, дыхание ослаблено, прослушиваются сухие и влажные хрипы. Дыхание 16 в минуту. Тоны сердца слегка приглушепы. Пульс ритмичный, 82 удара в минуту. Артериальиоо давление 105/70 мм ртутного столба, венозное — 120 мм водяного столба. Проба с задержкой дыхания на вдохе — 40 секунд, на выдохе — 25 секунд. Жизпенная емкость легких 3300 см3. При рентгеноскопии соответственно средней и верхней доле правого лег­ кого видно негомогенное, средней интенсивности затемнение легочной ткани с нечеткими контурами. На броихограмме определяются изменения бронхов верхней и нижней долей в виде мешетчатых и цилиндрических расширений.

Электрокардиограммы от 4/Х 1956 г.: интервал Р—Q 0,16 секунды, комплекс QRS 0,08 секунды, QRST 0,32 секунды, ритм правильный, 100 в минуту, систоли­ ческий показатель 53% (норма 43%);

зубцы Р, Р2 положительные, зубец Р г отрицательный, глубокий, интервалы S—Tlt S—7' незначительно смещены вниз, зубцы Т, Т2 с выраженной отрицательной фазой. Заключение: левый тип электро­ х кардиограммы;

синусовая тахикардия, увеличение систолического показателя.

Диагноз: хроническое нагноение правого легкого с множественными абсцес­ сами и бронхоэктазами. Заболевание развивалось по первому пути. Степень по тяжести вторая.

30/X произведена операция — удаление правого легкого. Послеоперационное течение без осложнений.

В более позднем периоде у этих больных могут присоединяться грубые склеротические изменения в легком, вызывающие нарушения гемодинамики в малом круге кровообращения и нарушения функции правого сердца.

В сравнительно легких случаях при ограниченном очаге пораже­ ния и меньшей длительности заболевания, нарушения гемодинамики отражаются на функции более слабого миокарда предсердий, вызывая на электрокардиограмме изменения зубцов Р и нарушение внутрисер дечной проводимости. В более тяжелых случаях, при развитии так называемых бронхоэктатических каверн и далеко зашедшем склероти­ ческом процессе в легких, развивается картина легочного сердца, проявляющаяся на электрокардиограмме в виде отклонения электри­ ческой оси сердца вправо. Мы считаем, что именно этим и следует объяснить появление у некоторых больных с хроническим нагноитель ным процессом, у которых он развивался по первому пути, необычное для этого пути отклонение электрической оси сердца вправо со сниже­ нием вольтажа комплекса QRS и появлением глубокого зубца Q3.

Правда, эти изменения не бывают так четко выражены, как у больных с развитием заболевания по второму пути. Выявление недостаточности правого желудочка на фоне имевшейся ранее левограммы дает более стертую электрокардиографическую картину. Примером может служить следующая история болезни.

Больной II., 50 лет, поступил в легочное хирургическое отделение Института грудной хирургии АМН СССР 23/IV 1957 г. с жалобами на кашель с гнойной мокротой до 400 мл в сутки, боли под правой лопаткой, одышку. Заболел 3/II 1956 г., когда внезапно повысилась температура, появился кашель, боли в правой половине грудной клетки. Через несколько дней отошло большое количество мокро­ ты. Лечился пенициллином и сульфаниламидами, состояние несколько улучшилось, но периодически бывали обострения заболевания, во время которых количество мокроты доходило до 1 л. Общее состояние при поступлении было удовлетвори­ тельным. Пальцы изменены в виде «барабанных палочек». Число дыханий — 20 в минуту. Проба с задержкой дыхания на вдохе — 20 секунд, на выдохе 15 секунд.

Справа под лопаткой притупление перкуторного звука, дыхание ослаблено. Пульс 86 ударов в минуту, удовлетворительного наполнения, ритмичный. Артериальное давление 140/8U мм ртутного столба, венозное — 130 мм водяного столба. Опре­ деляется акцент второго тона на легочной артерии. Рентгенологически справа от IV до VI ребра негомогенное, средней интенсивности затемнение в легочной ткани <;

нечеткими контурами. Талия сердца сглажена. Выбухает conus pulmonalis. Лей­ коцитоз 1300;

РОЭ 27 мм в час. В анализе мочи следы белка.

Электрокардиограмма от 25/1V: интервал Р — 0 = 0,14 секунды, комплекс QRS = 0,08 секунды, QRST = 0,36 секунды;

ритм правильный, 85 в минуту;

систолический показатель 51% (норма 43%);

зубцы Р положительные, вольтаж комплекса QRS снижен;

зубцы Т положительные. Заключение: правый тип элек­ трокардиограммы;

увеличение систолического показателя.

Диагноз: хроническое нагноение левого легкого с множественными абсцессами и бронхоэктазами. Заболевание развивалось по первому пути. Степень по тяжести третья.

11/VI произведена операция — удаление нижней и части верхней доли левого легкого. Послеоперационный период протекал без осложнений. В удаленной части легкого обнаружено хроническое нагноение с развитием двух неспецифических каверн и зоной склероза вокруг.

Отмеченное у ряда больных появление отрицательных или низких зубцов Т с преобладающей отрицательной фазой, по-видимому, было обусловлено присоединяющейся гипоксией миокарда. Главными при­ чинами последней, надо полагать, были стойкие нарушения внешнего дыхания и развивающиеся изменения гемодинамики в малом круге.

Ослабление функции миокарда у больных этой группы вследствие умень­ шении систолического объема приводит к развитию синусовой тахи­ кардии и увеличению систолического показателя.

В отличие от больных первой группы, при втором пути развития заболевания отмечалось значительно более частое отклонение электри­ ческой оси сердца вправо. Такое большое число больных с признаками преимущественного поражения правого сердца находит свое прямое объяснение в более значительном распространении процесса, иногда захватывающего даже оба легких. Нарушение гемодинамики способ­ ствует развитию распространенных броихоэктазов и склеротических изменений в паренхиме легких. Примером может служить следующая история болезни.

Больной К., 18 лет, поступил в легочное отделение Института грудной хирур­ гии АМН СССР 7/XII 1957 г. с жалобами на боли в левой половине грудной клетки, кашель с гнойной мокротой до 200 мл в сутки. В детстве перенес воспаление легких.

В последующие годы постоянно беспокоил кашель, временами повышалась темпе­ ратура, появлялась мокрота. В 1954 г. повысилась температура, появился кашель с мокротой. Выл установлен диагноз левосторонней пневмонии. Вольной лечился пенициллином. В 1956 г. у него вновь было обострение заболевания и с тех пор остаются боли в левой половине грудной клетки, кашель с мокротой, отмечается кровохарканье. При поступлении общее состояние больного удовлетворительное.

Слева сзади, ниже угла лопатки определяется притупление перкуторного звука, дыхание ослабленное, прослушиваются сухие и влажные хрипы. Число дыханий 18 в минуту. Проба с задержкой дыхания на вдохе 30 секунд, на выдохе 28 секунд.

Тоны сердца приглушены. Пульс 72 удара в минуту, удовлетворительного напол­ нения. Артериальное давление 130/70 мм ртутного столба, венозное — 115 мм водяного столба. Скорость кровотока в большом круге 12 секунд. Жизненная емкость легких — 3300 см3.

На левосторонней бронхограмме мешетчатое и цилиндрическое расширение всех бронхов левого легкого.

Электрокардиограмма от9/ХП 1957 г.: интервал Р — 0= 14 секунд, комплекс QRS = 0,07 секунды, QRST = 0,35 секунды, ритм правильный, 85 в минуту;

систо­ лический показатель 50% (норма 43%);

вольтаж комплекса QRS снижен, зубец Si выражен, зубцы Tlt Т2 положительные, Т3 низкий, двухфазный, с первой я* отрицательной фазой. Заключение: правый тип электрокардиограммы;

увеличение систолического показателя.

Диагноз: хроническое нагноение левого легкого с бронхоэктазами. Заболе­ вание развивалось по второму пути. Степень по тяжести вторая.

7/1 1958 г. произведена операция — удаление левого легкого. Послеопера­ ционное течение без осложнений. В удалсшюм легком обнаружено полипозное воспаление слизистой оболочки крупных бронхов с перибронхиальным и пери васкулярным фиброзом и множественными бронхоэктазами.

При развитии заболевания по второму пути электрокардиографи­ ческие изменения не всегда выражаются в развитии симптомов легоч­ ного сердца. При ухудшении состояния у больных этой группы на передний план могут выступать изменения, обусловленные не столько нарушением гемодинамики в малом круге кровообращения, сколько возникновением тяжелой интоксикации, обусловленной бурным развитием нагноительного процесса. У этой группы больных возникают откло­ нения электрической оси сердца влево. Подобный случай иллюстрирует приведенная ниже история болезни.

Больная К., 35 лет, поступила в легочное хирургическое отделение 22/ 1950 г. с жалобами иа общую слабость, кашель с гнойной мокротой до 300 мл в сутки. В 1943 г. больная перенесла воспаление левого легкого. В последующие годы у нее оставался кашель с небольшим количеством мокроты. В конце августа 1949 г. повысилась температура, появилось большое количество мокроты.

Общее состояние больной при поступлении тяжелое. Притупление перкутор­ ного звука сверху спереди до IV ребра и сзади до VI ребра. Дыхание в области притупления ослаблено. Систолический шум на легочной артерии и акцент второго тона. Артериальное давление 95/50 мм ртутного столба, венозное — 140 мм водя­ ного столба. Скорость кровотока в большом круге 7 секунд. Проба с задержкой дыхания на вдохе 12 секунд, на выдохе 8 секунд. Лейкоцитоз 12 000;

РОЭ 42 мм в час. В анализе мочи следы белка.

Электрокардиограмма (6/V): интервал Р — (? = 16 секунд, комплекс QRS = = 0,07 секунды, QJiST=Q,4 секунды;

ритм правильный, 75 в минуту;

в III отве­ дении на вдохе зафиксированы экстрасистолы с неизмененным желудочковым комплексом и укороченной компенсаторной паузой, зубцы -Р и -Р? умеренно выра­ х жены, Р3 сглажен, вольтаж комплекса QRS снижен, зубцы Т и Т2 снижены, Т с a г а первой отрицательной фазой. Заключение: левый тип электрокардиограммы;

пред сердная экстрасистолия.

Диагноз: хроническое нагноение левого легкого с множественными абсцессами и бронхоэктазами. Заболевание развивалось по второму пути. Степень по тяжести заболевания третья.

23/III произведена операция — резекция II, III и IV ребер, пневмотомия.

Радикальное хирургическое вмешательство было невыполнимо из-за тяжести состоя­ ния больной. Общее состояние ее в послеоперационный период было крайне тяже­ лым, нарастали явления интоксикации, присоединялась правосторонняя пневмония и 24/III она умерла.

Патологоанатомическнй диагноз: резкий пиевмосклероз и бронхоэктатические каверны верхней и нижней долей левого легкого;

многоочаговая правосторонняя бронхопневмония;

гипертрофия правого желудочка сердца;

перерождение паренхима­ тозных органов.

Таким образом, несмотря на то что клиническая и патологоана томическая картина подтверждают развитие заболевания по второму пути, обострение процесса привело к возникновению не характерных для этой группы электрокардиографических изменений. При развитии заболевания и по первому, и по второму пути вследствие ослабления функции сердечной мышцы и постепенно нарастающей гипоксии мио­ карда на электрокардиограмме могут наблюдаться изменения зубцов Р и Т, синусовая тахикардия и увеличение систолического показателя.

Приведенные клинико-электрокардиографические сопоставления по­ казывают, что при первом пути развития заболевания па переднии план выступают признаки интоксикации, проявляющиеся на электро­ кардиограмме левым типом отклонения электрической оси сердца, а при втором пути развития заболевания — явления нарушения гемо­ динамики в малом круге кровообращения с последующим развитием симптомов легочного сердца. Следует, однако, отметить, что в ряде случаев, при далеко зашедших стадиях болезни, независимо от пути развития, морфологический субстрат и клиническая картина заболе­ вания могут становиться столь сходными, что неминуемо нивелируются и электрокардиографические изменения. В этих случаях их характер зависит не от пути развития заболевания, а от степени преобладания в клинической картине явлений интоксикации или нарушения гемоди­ намики.

Из сказанного ясно, что у больных с хроническими нагноитель ными процессами в легких возникают электрокардиографические изме­ нения, по характеру которых можно судить о степени поражения сер­ дечной мышцы. При этом в случае развития заболевания по первому пути чаще возникают отклонения электрической оси сердца влево, а при развитии по второму пути — вправо. В далеко зашедшей стадии заболевания электрокардиографические изменения находятся в прямой зависимости от степени преобладания интоксикации или нарушения гемодинамики в малом круге кровообращения. Ослабление функции сердечной мышцы и постепенно нарастающая гипоксия миокарда у этих больных вызывают изменения зубцов Р и Т, синусовую тахикар­ дию и увеличение систолического показателя.

Исследование внешнего дыхания В клинике имени С И. Спасокукоцкого, начиная с 1950 г., про­ водилось исследование внешнего дыхания и газов крови у больных с гнойными заболеваниями легких (Р. С. Колесникова и Р. А. Мей тина). Эти исследования представляют значительный теоретический интерес и имеют большое практическое значение. Они содействуют выяснению характера легочного процесса и вместе с тем отражают степень общих расстройств в организме больного. Теснейшая связь системы дыхания со всеми органами и системами организма, участие ее во всех интимных процессах обмена определяют важность исследо­ вания дыхательных функций организма.

Для оценки функционального состояния аппарата внешнего дыха­ ния существует ряд методов, данные которых в той или иной мере позволяют объективно судить о дыхательной функции легких. Мы изучали следующие показатели газообмена: жизненную емкость лег­ ких, минутный объем легочной вентиляции, дыхательный эквивалент, коэффициент использования кислорода и основной обмен. Важным мето­ дом исследования функции внешнего дыхания является также изучение газового состава артериальной и венозной крови, так как известно, что основная задача внешнего дыхания состоит в поддержании на долж­ ном уровне газового состава крови путем насыщения кислородом при­ текающей к легким крови и удаления из нее углекислоты.

Определение жизненной емкости производили натощак, при помощи спирометра Гутчинсона, в положении больного стоя. Высчитывали должную жизненную емкость, а также процентное отношение фактиче­ ской жизненной емкости к должной (по Антони-Дембо).

Газообмен изучали утром, натощак в условиях основного обмена, по методу Дуглаеа-Холдена. Определяли минутный объем легочной вентиляции, процентное поглощение кислорода и выделение углекис­ лоты. Вычисляли потребление кислорода и выделение углекислоты в кубических сантиметрах в минуту, дыхательный эквивалент по Книн пингу, представляющий отношение минутного объема легочной венти­ ляции к должному потреблению кислорода, коэффициент использова­ ния кислорода по Гербсту, являющийся отношением потребления кислорода к минутному объему легочной вентиляции, и основной обмен.

Исследование газов артериальной и венозной крови производились на манометрическом аппарате Ван-Слайка. Определяли содержание кислорода и углекислоты в артериальной и венозной крови, а также кислородную емкость венозной крови.

Как было указано выше, различают четыре типа кислородного голодания: гипоксемическую, или дыхательную, гипоксию, гемическую.

или анемическую, гипоксию, циркуляторную гипоксию и тканевую, или гистотоксическую, гипоксию.

Оценивая данные исследования газов крови у наших больных, мы видим конкретные доказательства различных нарушений, одновре­ менное существование различных типов гипоксии. Мы не в праве оце­ нивать эти нарушения как характерные только для локальных нару­ шении в дыхательном аппарате. Они отражают общие нарушения во всем организме и позволяют дать оценку его общего состояния. По­ этому и значимость этих методов исследования должна оцениваться в общем комплексе исследований как клинических, так и лабораторных.

При сопоставлении данных изучения газового состава крови с данными других методов исследования мы почти всюду отмечаем полное соот­ ветствие. Однако, как показывают наши данные, совпадающие также с данными вышедшей из нашей клиники работы Р. А. Мейтиной и С. В. Рынейского (1953), нарушения газообмена и газов крови насту­ пали только у наиболее тяжелобольных в поздней стадии заболевания.

При исследовании внешнего дыхании и газов крови у больных с хроническими нагноениями легких мы отметили зависимость данных исследования от тяжести состояния больных. Так, у больных, у кото­ рых в соответствии с тяжестью состояния заболевание отнесени ко второй степени, не отмечается особенно заметных сдвигов показателей внешнего дыхания, за исключением снижения жизненной емкости лег­ ких, некоторых изменений артерио-венозного различия по кислороду в сторону увеличения этого различия и незначительного снижения насыщения артериальной крови кислородом. Примером может служить следующая история болезни.

Больной X., 37 лет, поступил в хирургическую клинику 6/XII 1951 г. с жалобами па боли в правой половине грудной клетки, кашель с мокротой до 200 мл в сутки. Болен в течение 2 лет, заболевание началось с болей в правой половине грудной клетки, повышения температуры и появлении кашля со значительным количеством мокроты.

Общее состояние при поступлении удовлетворительное. Под лопаткой справа притупление перкуторного звука, дыхание ослабленное. При рентгеноскопии ячеи­ стый рисунок в нижнем отделе правого легкого. Бронхографически мешетчатые и цилиндрические бронхоэктазы нижней доли правого легкого. Границы сердца нор­ мальные, тоны чистые. Пульс 80 ударов в минуту, ритмичный, удовлетворительного наполнения. Артериальное давление 110/70 мм ртутного столба, венозное — 190 мм водяного столба. Скорость кровотока в большом круге кровообращения 17 секунд.

Проба с задержкой дыхания на вдохе 46 секунд, на выдохе 30 секунд.

Анализ крови: ПЬ 68%, эр. 4100 000, цветной показатель 0,93, л. 9600, ;

>. 1%, п. 2%, с. 66%, лимф. 25%, мои. 6%;

РОЭ 11 мм в час.

У больного установлено хроническое нагноение нижней доли правого легкого с бронхоэктазами. Заболевание развивалось но первому пути. Степень по тяжести вторая. Данные внешнего дыхания и газов крови: жизненная емкость легких — 2800 см3 (80% к должной);

минутный объем вентиляции — 5,4 л;

дыхательный эквивалент —2,6;

коэффициент использования кислорода — 38;

содержание кислорода в артериальной крови — 16,5 об. %, в венозной — 7,6 об.%, артерио-венозное различие но кислороду— 8,9 об.%;

содержание углекислоты в артериальной крови — 43 об.%, в венозной — 50,4 об.%;

венозно-артериальное различие но углекислоте—7,4 об.%;

кислородная емкость крови—17,2 об.%, насыщение кислородом артериальной кропи — 95%, венозной — 44%.

Больному была удалена нижняя доля правого легкого. Он выздоровел.

Другая картина наблюдается у более тяжелобольных (третья сте­ пень по тяжести). У этих больных заметно снижена жизненная емкость.четких и определяется более резкий сдвиг газового состава крови, сви­ детельствующий о выраженной гипоксии. Так, у больных этой группы нарушение артерио-венозного различии чаще выражается уменьшением отого различия.

Более резко выражено снижение насыщения кислородом артери­ альной и повышение насыщения кислородом венозной крови.

Больная К., 30 лет, поступила в клинику по поводу хронического нагноения левого легкого с бронхоэктазами. Больна с 7-летнего возраста, когда перенесла воспаление легких. С тех пор периодически усиливался кашель, повышалась темпе­ ратура, увеличивалось количество мокроты. Последнее обострение началось за месяц до поступления в клинику.

Больная жалуется на боли в левой половине грудной клетки, общую слабость, кашель с гнойной мокротой до 500 мл в сутки. Общее состояние тяжелое, упитан­ ность понижена. Кожа и слизистые бледные. Ногтевые фаланги пальцев рук утол­ щены в виде «барабанных палочек». Клинически, рентгенологически и бронхогра­ фически установлено наличие множественных хронических абсцессов с бронхоэкта­ зами в левом легком. Температура до 38°. Частота дыхания 28 в минуту. Пульс 100 в минуту, удовлетворительного наполнения, ритмичный. Систолический шум на верхушке сердца. Артериальное давление 90/50 мм ртутного столба, венозное — 80 мм водяного столба. Проба с задержкой дыхания на вдохе 12 секунд.

Анализ крови: ПЬ 49%, эр. 3 700 000, цветной показатель 0,66, л. 7600, гг. 12%, с. 57%, лимф. 28%, мои. 3%;

РОЭ 49 мм в час. В моче 0,33% белка, 30—50 лейкоцитов в поле зрения, 2—3 эритроцита в поле зрения.

Заболевание развивалось по второму пути, степень по тяжести третья.

Данные внешнего дыхания и газов крови: жизненная емкость легких 1800 см3;

фактическая жизненная емкость 63% к должной, минутный объем вентиляции 4,5 л/мин;

дыхательный эквивалент 1,9. Коэффициент использования кислорода 44;

основной обмен +7;

содержание кислорода в артериальной крови 10,4 об.%, и венозной — 7 об.%, артерио-венозное различие по кислороду — 2,4 об.%, содер­ жание углекислоты в артериальной крови — 49,4 об.%, в венозной — 51,5 об.%, венозно-артериальное различие по углекислоте — 2,1 об.%, кислородная емкость крови —11,2 об.%, насыщение кислородом артериальной крови —92%, венозной п\ о/ — ' 1 /о • В данном случае, несмотря на значительное поражение легочной ткани и снижение жизненной емкости легких, насыщение кислородом артериальной крови почти достигает нормы. Это, по-видимому, является результатом компенсаторного учащения дыхания и тахикардии. В то же время отмечается резкое снижение содержания кислорода в арте­ риальной крови и уменьшение артерио-венозного различия по кисло­ роду, свидетельствующие о гипоксии, выраженной по типу тканевой и отчасти гемической, что является результатом глубокой интоксикации.

Анализ приведенных данных показывает, что среди причин гипо­ ксии у больных, состояние которых является удовлетворительным и явления интоксикации выражены незначительно, на первом месте стоит гипоксическая гипоксия. У более тяжелобольных на первый план высту­ пает тканевая гипоксия, затем гипоксемическая и гемическая. Таким образом, можно себе представить, что по мере утяжеления нагноитель ного процесса в легких в первую очередь выявляется гипоксическая гипоксия. В дальнейшем, по мере углубления интоксикации организма, присоединяется циркуляторная, гемическая и тканевая гипоксия.

Последняя в наиболее тяжелых случаях является преобладающей.

В развитии гипоксии нарушения, вызванные легочной недостаточ­ ностью, играют наименьшую роль. По данным исследования газов крови, гипоксия у больных с нагноительным процессом в легких возни­ кает в наиболее тяжелых случаях при нарушении деятельности сердечно­ сосудистой системы и при глубокой интоксикации. В этой стадии забо­ левания протяженность поражения легочной ткани с точки зрения оценки причин гипоксии отходит на задний план, местный процесс по распространенности может не увеличиваться, а гипоксия тем не менее нарастает. Это подтверждается также тем, что после удаления целого легкого больные часто страдают меньше, чем при поражении нагноительным процессом только одной доли легкого.

Таким образом, мы видим, что изучение внешнего дыхания и газов крови у больных с нагноительными процессами легких дает возмож­ ность судить о тяжести состояния этих больных и степени интоксика­ ции. В тех случаях, когда показатели внешнего дыхания и газов крови, наряду с другими данными клинического обследования указывали на значительную тяжесть состояния больного, операция протекала зна­ чительно тяжелее и исход после нее был хуже.

Изменение показателей внешнего дыхания (резкое снижение жиз­ ненной емкости легких до 60—70%) и газов крови (снижение или повы­ шение артерио-венозного различия по кислороду и снижение насыще­ ния артериальной крови кислородом ниже 85%), наряду с данными общеклинического обследования, является одним из важных критериев при решении вопроса о показаниях к радикальной операции. Но хирург перед операцией удаления легкого или его части должен иметь пред­ ставление о функции внешнего дыхания не только в целом, но и каж­ дого легкого. Это исследование позволяет провести метод бронхоспиро метрии. Описание бронхоспирометрического исследования больных с поражениями легких было впервые дано Бьеркманом (Byorkmans) в 1934 г.

Бронхоспирометрию в настоящее время производят либо эласти­ ческим катетером с обтуратором, который вставляют в бронх под контролем рентгеновского экрана, либо при помощи бронхоскопии.

Последний метод позволяет проводить исследование под контролем глаза н исключает ошибочные выводы, которые могут быть сделаны, если введенная трубка закроется комком слизи.

Бронхоскоп, применяемый для бронхоспирометрии, состоит из двух стволов, каждый из которых представляет собой самостоятельный брон­ хоскоп. Один из стволов длиннее другого на 7—10 см. Во время иссле­ дования длинный ствол бронхоскопа вводят в левый бронх на глубину 5—6 см. При этом дистальное отверстие короткого ствола открывается в трахею.

Надувают манжетки, расположенные во­ круг бронхоскопа, так, что они герметично закрывают просвет между бронхоскопом и стенкой трахеи и бронха. После этого воздух из каждого легкого изолированно поступает в соответствующий ствол брон­ хоскопа и соответственно по трубочкам отводам в спирометрические системы.

Схематически положение бронхоскопа в трахеобронхиальном дереве можно видеть на рис. 36.

В настоящее время существуют аппа­ раты— бронхоспирографы как отечествен­ ного, так и зарубежного производства, которые регистрируют частоту и глубину дыхания, потребление кислорода, легоч­ ную вентиляцию и жизненную емкость каждого легкого.

Метод бронхоспирометрии позволяет выяснить нарушения внешнего дыхания как в легком, не пораженном гнойным процессом, так и на пораженной стороне.

Согласно этим исследованиям, показатели Рис. 36. Положение бронхоскопа в трахеобронхиальном дереве во внешнего дыхания, полученные обычным время исследования. Резиновые методом, могут быть почти нормальными, манжетки раздуваются при по­ и только пользуясь бронхоспирометрией, мощи баллона Ричардсона. При можно выявить глубокие нарушения таком положении бронхоскопа и при раздутых манжетках дыха­ функции внешнего дыхания в больном тельный воздух каждого легкого легком. Это происходит вследствие боль­ будет поступать через соответст­ ших компенсаторных возможностей со вующий ствол бронхоскопа (по стороны здорового легкого. В. И. Бураковскому).

Исследование морфологического состава крови Морфологический состав крови при гнойных заболеваниях легких в целом отражает наличие воспалительного процесса, однако деталь­ ный анализ гемограмм дает возможность отметить некоторые особен­ ности картины крови, соответствующие различным формам заболеваний, степени тяжести состояния больного и в ряде случаев имеющие даже прогностическое значение.

Характерной особенностью крови у больных, страдающих нагнои тельными процессами в легких, является анемия, выражающаяся как li уменьшении количества эритроцитом, так и в снижении содержания гемоглобина.

Наиболее выраженные нарушения в составе красной крови мы наблюдали у больных с хроническим нагноением легких, состояние которых мы относили к третьей степени тяжести. Анемия при хрони­ ческих нагноениях легких в ряде случаев является результатом повтор­ ных легочных кровотечений, но в большинстве случаев она отражает угнетение процессов гемопоэза и эритропоэза в результате интоксикации.

Картина белой крови более тонко отражает характер воспалитель­ ного процесса. У большинства больных с хроническими нагноениями легких отмечено наличие лейкоцитоза. Обращает на себя внимание лейкопения у некоторых наиболее тяжелобольных. Лейкопения у этих больных отражает, по-видимому, тяжелое ареактивное состояние и является плохим прогностическим признаком.

При изучении формулы белой крови у большинства обследованных больных отмечается умеренный сдвиг влево. В более тяжелых случаях наблюдался более резкий сдвиг формулы, лимфопения и анэозинофилия.

По мере улучшения состояния больного количество лимфоцитов увели­ чивается, возвращаясь к норме, появляются эозинофилы.

РОЭ — неспецифическая реакция, свидетельствующая об активном воспалительном процессе в организме. Как известно, она ускоряется при ряде воспалительных заболеваний, в том числе и при гнойных легоч­ ных заболеваниях. Таким образом, РОЭ для этих заболеваний не явля­ ется диагностической реакцией, однако она дает возможность судить об активности процесса в разных стадиях заболевания у одного и того же больного. Повышение РОЭ даже при внешне благоприятном течении гнойного процесса и снижении температурь! всегда должно насторажи­ вать, предупреждая об угрозе нового осложнения. С другой стороны, снижение РОЭ обычно совпадает с действительным улучшением состоя­ ния больного.

Биохимические исследования Биохимические исследования крови в современной клинике явля­ ются исключительно ценным средством для характеристики общего состояния больного и диагностики ряда заболеваний. Естественно, что при нагноитсльных процессах в легких, которые всегда связаны с резкими общими изменениями в организме, а также с нарушениями органов и систем, имеют место значительные сдвиги биохимической картины крови. Они тем больше, чем дальше зашел патологический процесс, чем резче явления общей интоксикации. Из большого числа биохимических исследований мы придаем значение лишь нескольким, довольно четко свидетельствующим о наличии общих нарушений в орга­ низме и соответствующим тяжести состояния больного: исследованию содержания общего белка и белковых фракции в сыворотке крови, реакции Таката-Ара, исследованию количества сахара в крови, пробе К вика — Пытеля.

Следует сразу же указать, что из всех применявшихся нами био­ химических исследований наибольшее значение имели исследования общего белка и его фракций в сыворотке крови и проба Квика — Пытеля.

Нарушение белка и его фракций в сыворотке крови при самых разнообразных патологических состояниях организма описано многими авторами. Однако вопрос о количественном изменении белка и белко­ вых фракций у больных с хроническими нагноениями легких до сих нор остается малоизученным. Г. И. Бурчинский (1948) и Б. Ц. Борев ская (1950) указывают, что общий белок сыворотки крови у больных с пагноительными процессами в легких может быть нормальным или несколько сниженным.

Д. И. Кример (1947) нашел, что при гнойных заболеваниях легких и плевры отмечается гипопротеинемия, которая более выра­ жена при хроническом течении заболевания.

О. В. Коркушко (1957), обследуя 30 больных с хроническими пагноительными процессами в легких, также отметил, что у наиболее тяжелобольных имеется гипопротеинемия. При определении белковых фракций он отметил понижение альбуминовой и повышение глобули новой фракции.

Ряд авторов (3. И. Сосновик, 1937;

М. И. Дунаевский, 1939), исследовавших общий белок и белковые фракции больных пневмонией, указывают на гипопротеинемию при тяжелых формах заболевания.

У всех больных они обнаружили уменьшение альбуминовой и увели­ чение глобулиновой фракции. Н. П. Панченко (1958), обследуя 50 больных с хроническими нагноителышмп процессами в легких, пришла к выводу, что динамика белковых фракций находится в тесной зависи­ мости от состояния больного. При обострении заболевания наблю­ дается гипоальбуминемия и увеличение

С 1940 г. мы производили исследование общего белка сыворотки крови у больных с хроническими нагноениями легких. При этом у преобладающего большинства больных было найдено нормальное его содержание, у больных с тяжелым течением нагноительного процесса установлена гипопротеинемия, а в ряде случаев — гипер п роте пиемия.

Наряду с определением общего белка сыворотки крови у больных с хроническими нагноениями исследуют отдельные белковые фракции методом электрофореза на бумаге. В основе метода электрофореза лежит свойство отрицательно заряженных коллоидных частиц белка при поме­ щении их в электрическое поле мигрировать к аноду с различной ско­ ростью. Скорость движения белковых молекул зависит в основном от поличины молекулы белка и ее электрического заряда. Наиболее подвиж­ ными из белков сыворотки крови являются альбумины;

они имеют маленький размер молекулы и большой отрицательный заряд. Наиме­ нее подвижны у-глобулины. Электрофорез мы производим в стеклянной камере с вертикально висящими полосками бумаги [Флин и Майо (Flynn, de Mayo), 1951].

Нашими исследованиями установлено, что у больных, тяжесть забо­ левания которых была отнесена ко второй степени, количество общего белка сыворотки крови было нормальным. Что касается белковых фрак­ ций, то их соотношение было несколько нарушено в сторону повыше­ ния содержания глобулинов и некоторого снижения альбуминов. Иллю­ страцией может служить следующая история болезни:

Больной К-ва, 23 лет, поступил в легочное отделение Института грудной хирургии АМН СССР 28/1 1958 г. с жалобами на общее недомогание, кашель с гнойной мокротой. Болен с 10 лет. Общее состояние больного удовлетворительное.

Кожа и видимые слизистые нормальной окраски. Пальцы рук изменены в виде «барабанных палочек». При перкуссии грудной клетки звук ясный, легочный, дыхание везикулярное с обеих сторон, в нижних отделах единичные сухие хрипы.

Частота дыхания 18 в минуту. Проба с задержкой дыхания на вдохе 55 секунд, на выдохе 35 секунд. Границы сердца нормальные, тоны ясные, шумов нет. Пульс 0.2S\ 0.23 г\ о, г/ I 0,19 • I 0.17 I 0,15 I 0.13 I 0,11 I ! 3 5 7 9 и 13 15 17 /9 2/ 23 25 27 29 J/ 33 35 Рис. 37. Количественная характеристика отдельных белковых фракций у больного К-ва. Внизу — электрофореграмма.

80 ударов в минуту, удовлетворительного наполнения, ритмичный. Артериальное давление 125/75 мм ртутного столба, венозное — 95 мм водяного столба. Скорость кровообращения в большом круге 15 секунд.

При рентгенологическом исследовании: справа груботяжистый легочный рису­ нок в среднем и нижнем легочных полях. Бронхография — цилиндрические и мешетчатые бронхоэктазы нижних долей обоих легких.

Анализ крови: НЬ 100%, эр. 5 240 000, л. 6000, э. 3%, мои. 5%, п. 1%, с. 59%, лимф. 32%*;

РОЭ 5 мм в час. Сахар 120 мг%, билирубин 0,3 мг%, реакция непрямая. Мочевина 58,8 мг%. Реакция Таката-Ара отрицательная. Общий белок сыворотки крови 9,35%. Белковые фракции: альбуминов 47,86%, ^-глобулина 6,16%, а2-глобулина 11,84%, 0-глобулина 14,21%, у-глобулина 20,00%.

На основании данных объективного обследования поставлен диагноз хрони­ ческого нагноения нижних долей обоих легких с множественными абсцессами и бронхоэктазами.

Заболевание развивалось по второму пути. Степень по тяжести вторая, явле­ ния интоксикации были мало выражены. При исследовании общего белка и белко­ вых фракций у этого больного было выявлено незначительное повышение общего белка сыворотки крови, некоторое снижение содержания альбуминов и некоторое повышение всех глобулшювых фракций (рис. 37).

У более тяжелобольных, у которых имелись выраженные клини­ ческие проявления болезни — обострение нагноительного процесса в легких, высокая температура, кашель с обильным количеством мокроты, нарушения со стороны сердечно-сосудистой системы (третья степень по тяжести), белковые фракции крови были значительно нарушены.

У /3 больных была выражена гипопротеинемия. Со стороны белковых фракций наблюдалась гипоальбумииемпя, сочетавшаяся с гипергло булинемией, причем значительнее увеличены были а2- и у "Глобулины.

Примером может служить следующая история болезни.

Больной Б-ва, 11 лет, поступил в легочное отделение Института грудной хирургии АМН СССР 13/1 1958 г. с жалобами на общую слабость, боли в левой половине грудной клетки, кашель с гнойной мокротой.

Болен с октября 1956 г. Общее состояние средней тяжести. Кожа и видимые слизистые бледные. Пальцы изменены в виде «барабанных палочек». При обсле­ довании органов дыхания отмечается укорочение перкуторного звука слева спереди под ключицей и слева под лопаткой. Дыхание в этой области ослаблено. Правая н верхняя границы сердца нормальные. Левая расположена на 1 см кнаружи от левой среднеключичной линии. Тоны сердца чистые. Проба с задержкой дыхания на вдохе — 18 секунд, иа выдохе — 15 секунд. Пульс 96 ударов в минуту, удовлетво­ рительного наполнения, ритмичный. Артериальное давление 105/55 мм ртутного столба, вепозное — 110 мм водяного столба. Скорость кровотока в большом круге кровообращения 8 секунд. Рентгенологически от II ребра до диафрагмы слева определяется гомогенное интенсивное затемнение, сливающееся внизу с диафрагмой, медиально со срединной тенью. Выше затемнения виден пятнистый легочный рису­ нок. Правое легочное поле прозрачно.

Анализ крови: НЬ 57%, эр. 3 900 000, л. 28 000, и. 4%, с. 62%, лимф. 24%, мои. 10%;

РОЭ 65 мм в час. Сахар крови 92 мг%, билирубин крови 0,17 мг%, реакция непрямая. Мочевина крови 19,6 мг%, реакция Таката-Ара положительная.

Проба Квика—Пытеля 54%. Общий белок сыворотки крови 10,41%. Белковые фракции: альбумины 29,58%, ^-глобулина 9,16%, а2- глобулина 17,63%, (3-глобулина 12,3%, у-глобулина 31,12%.

Установлен диагноз хронического нагноения левого легкого с множественными абсцессами и бронхоэктазами.

Заболевание развивалось по первому пути. Степень по тяжести третья — интоксикация резко выражена. Белковый состав сыворотки крови значительно изменен: повышено количество общего белка, резко снижено содержание альбуми­ нов, значительно повышено содержание а2 - и т-глобулинов (рис. 38).

Из представленных данных видно, что для больных, состояние которых удовлетворительное и явления интоксикации выражены нерезко, характерным является снижение содержания альбуминовой фракции и некоторое повышение фракции глобулинов, главным образом у- и <х2-глобулинов.

Несколько иная картина наблюдается в группе более тяжелоболь­ ных. Для этой группы характерна выраженная гипоальбуминемия, причем она тем резче выражена, чем тяжелее состояние больного. На­ ряду с этим наблюдалось заметное повышение <х2- и Х-глобулиновой фракций. Эти нарушения со стороны белковых фракций крови носят закономерный характер в основном у больных с тяжелым, обширным нагноительным процессом в легких.

Как указывает Фишер (Fischer, 1957), Вурман и Влндерлих (Wuhr man, Wunderlich, 1952) и др., повышение а2-глобулиновой фракции наблюдается в тех случаях, когда имеются острые воспалительные или деструктивные изменения в организме. Вполне возможно, что эти нарушения лежат в основе повышения а2-глобулиновой фракции и у больных с нагноительными процессами в легких в стадии обострения.

Повышение у-глобулиновой фракции у этих больных, возможно, указывает на повышение реактивных сил организма. Такое предполо­ жение возникает у нас в связи с имеющимися в литературе указаниями на то, что у-глобулины более чем какая-либо другая фракция, связаны!

с иммунными телами л что иммунная сыворотка, как правило, содер­ жит больше глобулинов, чем нормальная [Канн, Браун, Кирквуд 0.21 | 0. I 3 3 7 9 // 13 15 17 /9 ?1 г,1 IS ?7 29 3/ 33 33 37 Альбумины Г л о б у л и н ы Рис. 38. Количественная характеристика отдельных белковых фракций у больного Б-в.а. Внизу — электрофореграмма.

(Cann, Brown, Kirkwood, 1950);

В. И. Ойвин и др., 1951]. На то, что глобулины являются носителями антител и что снижение содер­ жания их ведет к снижению резистентности организма, указывают А. П. Дорон и Р. Л. Розкина (1953). Эндерс (Enders, 1944), не отри­ цая значения у-глобулиновой фракции как носителя антител, в то же время считает, что антитела обычно (но не исключительно) связаны с у-глобулиновой фракцией.

Исследования белка и белковых фракций крови у больных с хрони­ ческими нагноительными процессами в легких показали различную степень их нарушения и зависимости от тяжести состояния и степени интоксикации организма. Наиболее выраженные изменения наблюда­ лись у больных, общее состояние которых было тяжелым и у которых отмечались резко вглраженные изменения в легких. В этих случаях значительная гипоальбуминемия сочеталась с гиперглобулинемией (осо­ бенно повышалось содержание сг2- и •) -глобулиновой фракции). Хотя эти нарушения носят закономерный характер, тем не менее мы считаем, что этот сдвиг не отражает специфического характера заболевания г так как он имеет место при всех воспалительных и нагноительных процессах легких. Учет величины этого сдвига может иметь практи­ ческое значение, отражая тяжесть заболевания.

Как было указано выше, в клинике имени С И. Спасокукоцкого больным с нагноительными процессами в легких производились иссле­ дования реакции Таката-Ара и сахара крови. Следует отметить, что исследования сахара крови не выявили каких-либо закономерностей у этих больных, и мы не рекомендуем их делать без каких-либо спе­ циальных показаний. Что же касается реакции Таката-Ара (фуксино сулемовой пробы), то ряд авторов связывают положительный ее харак­ тер с понижением содержания альбуминов в крови и увеличением гло­ булинов. По нашим данным, тяжесть процесса совпадает с более частой положительной реакцией Таката-Ара.

Антитоксическая функция печени определяется при помощи пробы Квика — Пытеля. Квик (Quick) предложил эту пробу в 1933 г. Она осно­ вана на синтезе печеночными клетками из бензойной и аминоуксусной кислот гиппуровой кислоты, которая выделяется почками и может быть определена в моче. Он исходил из того, что после перорального введения бензойнокислого натрия у здоровых людей в моче появляется одно и то же количество гиппуровой кислоты, что говорит о функцио­ нальной полноценности печени. А. Я. Пытель, на основании изуче­ ния этой пробы в клинических условиях, пришел к заключению, что эта методика имеет большую практичную ценность. И. Г. Руфашш и Е. А. Степанян, проводя эту пробу у хирургических больных, стра­ давших сепсисом и местными гнойными процессами, установили, что проба выявляет нарушения функции печени даже в тех случаях, когда клиника не дает никаких указаний на ее расстройство.

Методика проведения пробы Квика — Пытеля следующая. Боль­ ному дают 4 г бензойнокислого натрия, а затем в течение 4 часов соби­ рают мочу, в которой определяют количество гиппуровой кислоты.

За нормальное количество выделенной гиппуровой кислоты принимают 2,8—3 г, которое выражается в 93 —100%. При этих цифрах антитокси­ ческая функция печени оценивалась как нормальная. При 70—92% антитоксическая функция печени считается умеренно нарушенной, при 50—69% —значительно нарушенной и ниже 49% —резко сниженной.

Исследованию антитоксической функции печени у больных с хро­ ническими нагноениями легких посвящено малое количество работ (А. Д. Барышникова, В. М. Митюхина). Как и авторы этих работ, мы в своей работе убедились, что у большинства обследованных больных с хроническим нагноительным процессом легких антитоксическая функ­ ция печени была снижена, причем чем тяжелее было состояние боль­ ных, тем более было выражено это снижение. Мояшо сказать, что проба Квика — Пытеля отражает степень тяжести, степень интоксикации боль­ ного и мы считаем ее показанной при обследовании больных с нагное­ ниями легких.

Исследование функции почек Исследование функции почек у больных с хроническими нагное пиями легких имеет чрезвычайно важное значение. Гнойный процесс в легких вызывает вначале явления токсического нефрита, а затем, при переходе в хроническое состояние и при нарастающей интоксикации может привести к амилоидно-липоидному нефрозу.

При амилоидно-липоидном нефрозе резко выражена альбуминурия.

Часто обнаруживаются гиалиновые цилиндры, незначительное коли­ чество лейкоцитов и единичные эритроциты. Удельный вес мочи невысок (1020—1015). В крови отмечается гиперхолестеринемия, ги попротеинемия, несколько увеличено количество мочевины. Отеки нерезко выражены, чаще локализуются на нижней трети голени и стопах.

При обследовании больных с хроническим нагноением легких у тех больных, состояние которых относилось ко второй степени тяжести, альбуминурия встречалась чрезвычайно редко и была незначительна.

У тех же больных, тяжесть заболевания которых относилась к третьей степени, в моче часто обнаруживался белок, количество его доходило до 5—6%, определялись гиалиновые цилиндры, лейкоциты, эритроциты.

Мочевина крови у этих больных несколько повышена. Иногда наблюда­ ются нерезко выраженные отеки стоп и голеней. В настоящее время считается, что амилоидно-липоидный нефроз является обратимым про­ цессом. Следует указать, что обратим он только в самой начальной своей стадии. В этих случаях хирургическое лечение — вскрытие или удаление очага нагноения — может привести к восстановлению функ­ ционального состояния почек.

В тех случаях, когда имеются четкие клинические проявления болезни, прогноз следует считать плохим — больные погибают от почечной недостаточности.

Из сказанного ясно, что при оценке общего состояния больного следует исходить из всего комплекса данных обследования. Все изло­ женные методы дополняют друг друга. Практически для установления диагноза иногда достаточно лишь части этих исследований. Чаще диаг­ ноз ставится уже после рентгеноскопии или бронхографии. Решение же вопроса об объеме переносимости хирургического вмешательства возможно только при оценке всех данных, характеризующих общее состояние больного. Но и здесь недопустима формальная схема;

необ­ ходимо учитывать индивидуально состояние каждого больного и, в частности, — состояние его нервной системы.

Наши наблюдения показывают, что использование всех изложен­ ных методов обследования значительно вооружило клиницистов. Эти исследования совершенно необходимы в современной клинике;

приме­ нение их позволяет получить достаточно данных для оценки состояния больного, которая производится в общем комплексе, с учетом возраста больного, состояния его нервной системы и при обязательном индиви­ дуальном подходе к каждому больному. Точная диагностика заболевания, определения формы и степени по тяжести заболевания в соответствии с принятой нами классификацией производились на основе оценки данных всестороннего обследования больных методами, изложенными в настоящей главе. Такое обследование облегчало решение основной задачи выработки показаний и противопоказаний к различным видам хирургических вмешательств.

Проведенное в клинике обследование больных с различными фор­ мами нагноений легких выявило следующие:

1. Данные физикального рентгенологического и бронхографиче­ ского обследования больных, анализа мокроты в целом соответствуют картине этого заболевания, описанной ранее С. И. Спасокукоцким и другими авторами.

2. Гемодинамические сдвиги выражены умеренно у больных, состоя­ ние которых расценивается как удовлетворительное (вторая степень по тяжести) и более резко — у тяжелобольных. У последних отмеча­ ется учащение пульса и дыхания, снижение показателей проб с за­ держкой дыхания, снижение- артериального давления, снижение или повышение венозного давления, замедление, а иногда и ускорение кровотока.

3. Электрокардиографически, но мере нарастания тяжести заболе­ вания, выявляется преимущественное поражение миокарда левого желу­ дочка, а при наличии большой зоны поражения и нарушения вслед­ ствие этого гемодинамики в малом круге кровообращения — изменения миокарда правого желудочка. Как первому, так и второму типу элек­ трокардиографических изменений сопутствует появление синусовой тахикардии и увеличение систолического показателя, свидетельствую­ щих о функциональной неполноценности миокарда.

4. Показатели внешнего дыхания и газов крови свидетельствуют о малом нарушении функции внешнего дыхания, несмотря на то что у тяжелобольных заметно снижена жизненная емкость легких. С другой стороны, исследование газообмена указывает на наличие гипоксии, тем более выраженной, чем тяжелее состояние больного. Анализ этих данных показывает, что гипоксия вначале развивается по типу гипо ксической, к которой затем присоединяется тканевая и гемическая.

У тяжелобольных преобладающей является тканевая гипоксия, что говорит о решающей роли интоксикации в развитии гипоксии.

5. Морфологическая картина крови показывает нарастание анемии гипохромного типа, выраженный лейкоцитоз со сдвигом влево формулы белой крови и ускорение РОЭ у более тяжелобольных.

6. Биохимические исследования крови указывают на гипопротеине мию у наиболее тяжелобольных. При исследовании белковглх фракций отмечается повышение содержания глобулинов за счет снижения альбу­ минов. Этот сдвиг тем резче выражен, чем тяжелее состояние больного.

У большинства тяжелобольных отмечается положительная реакция Таката-Ара. Антитоксическая функция печени мало изменена у больных с меньшей тяжестью заболевания (вторая степень) и значительно снижена у более тяжелобольных (третья степень).

7. У большинства тяжелобольных отмечена умеренная альбуминурия.

Таким образом, методика обследования больных, страдающих на­ гноением легкого, представляет собой довольно сложный комплекс диаг­ ностических мероприятий. Для того чтобы установить показания и про­ тивопоказания к тому или иному виду хирургического вмешательства, необходимо выявить характер местного поражения, его протяженность, точную локализацию процесса, форму и интенсивность поражения лег­ ких, а также общие нарушения организма: степень интоксикации, сте­ пень респираторной и кардиоваскулярной недостаточности, нарушения других органов и систем, особенно состояние нервной системы больного.

Обследование должно быть всегда тщательным и всесторонним, так как 9 А.Н. Бакулев, Р.С. Колесникова только при анализе всей суммы полученных данных возможно обосно­ ванное "решение о показаниях и противопоказаниях к операции.

В первую очередь необходимо решить вопрос о том, возможно ли вообще произвести хирургическое вмешательство данному больному, т. е. правильно учесть всю сумму противопоказаний. При выборе метода хирургического вмешательства выявление противопоказаний часто имеет большее значение, чем установление показаний, которые обычно ставятся шире, чем допускает состояние больного.

В работах, посвященных хирургическому лечению нагноений лег­ ких, нам не удалось найти отдельное описание схемы обследования больных с нагноениями легких в хирургической клинике, но все хирурги, занимающиеся этим разделом хирургии, придают тщательному обсле­ дованию больного большое значение.

П. А. Куприянов указывает: «Хирурги обязаны изучать и знать легочную патологию не в меньшей степени, чем специалисты по внутрен­ ним болезням».

Обследование больного с нагноением легких, как было изложено выше, включает обследование самого очага заболевания и тщательное изучение общего состояния больного.

Разработанная нами и принятая в клинике схема обследования представляется в следующем виде:

А. Анамнез заболевания и жизни больного.

Б. Данные объективного обследования.

1. Осмотр и физикальное исследование больного по органам.

2. Рентгеноскопия и рентгенография легких, бронхография и брон­ хоскопия.

3. Исследование гемодинамики: частота пульса, частота дыхания, артериальное и венозное давление, скорость кровотока в большом и малом кругах кровообращения, пробы с задержкой дыхания (Штанге и Сабразе).

4. Электрокардиография.

5. Исследование внешнего дыхания и газов крови, бронхоспиро метрия.

6. Исследование морфологического состава крови.

7. Биохимические исследования (содержание общего белка и бел­ ковых фракций в сыворотке крови, количество сахара крови, реакция Таката-Ара, проба Квика — Пытеля).

8. Исследование мокроты.

9. Исследование состояния почек.

Глава седьмая ПОКАЗАНИЯ И ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ К ОПЕРАЦИЯМ ПРИ ХРОНИЧЕСКИХ НАГНОЕНИЯХ ЛЕГКИХ По вопросу о показаниях к различным операциям при нагноитель ных заболеваниях легких в настоящее время мнения большинства авторов как отечественных, так и зарубежных в основном совпадают.

Эти показания определялись в течение многих лет после начала раз­ вития легочной хирургии и наибольшее уточнение получили в годы расцвета радикальных операций на легких.

При выработке показаний к операциям хирургов интересуют сле­ дующие вопросы: 1) при какой форме заболевания показано хирурги­ ческое вмешательство;

2) в какие сроки после начала заболевания пока­ зана операция;

3) какие виды вмешательств показаны при различных формах заболевания и при различном характере местных нарушений;

4) в какой степени общее состояние больного отражается на выборе метода лечения;

5) какие общие и местные нарушения являются про­ тивопоказаниями к хирургическому вмешательству.

В годы, когда пневмотомия являлась почти единственной операцией, производившейся при заболеваниях легких, хирурги, естественно, не имели еще возможности определить характер операции в зависимости от формы заболевания. Тогда вопрос ставился просто: если имеется гнойник, необходимо его вскрыть и дренировать. Эта задача должна была решаться при помощи сравнительно простой операции — пнев­ мотомии. Однако эта простая операция во многом не оправдала возла­ гавшихся на нее надежд. Наряду с успешными результатами она давала очень большую летальность и во многих случаях оказыва­ лась неэффективной. Неудачи постигали самых крупных хирургов.

Накопленный опыт по применению пневмотомии показывает, что эта операция может быть эффективной далеко не при всех формах гнойных заболеваний легких и что успех операции во многом зависит от формы заболевания, его длительности и общего состояния больного.

Эти мысли довольно четко сформулировал И. И. Греков на XVI съезде российских хирургов (1924): «Технически операция в общем проста, опасность операции сильно преувеличена, благоприятные исходы 13L 9* операции менее зависят от искусства оператора, чем от запущенного случаев, неправильности их выбора и от запоздалого вмешательства у неизлечимых больных». К этим правильным выводам хирурги пришли в результате длительного опыта, пережив много неудач и разочарований.

Еще в 1894 г. М. Б. Фабрикант в своей работе наметил формы забо­ леваний, при которых показана пневмотомия, и правильно ставит вопрос о сроках операции. Он считает, что пневмотомия показана при эхинококке, абсцессе и гангрене легкого. Вместе с тем исход бывает тем благоприятнее, чем раньше производится операция. По мнению Реклю (Rechis, 1895), операция пневмотомии показана при эхинококке, абсцессе и гангрене легкого. При бропхоэктазии эта операция, по его мнению, является паллиативной. Он также настаивает на своевремен­ ности производства легочных операций. В. II. Зеренин в 1899 г. уже пришел к выводу, что при бронхоэктазиях следует иссекать всю долю легкого. К такому же заключению пришли Д. С. Померанцев (1899), Н. В. Яблочков (1899), К. Сапежко (1899), И. А. Щеголей (1902) и др. Эти авторы считают, что при бропхоэктазии пневмотомия может дать положительный эффект только в наиболее благоприятных случаях, в частности при больших менгетчатых бронхоэктазах. Они указывают, что при абсцессе легкого операция дает тем лучший эффект, чем раньше она произведена.

По мнению А. А. Опокина (1907), пневмотомия должна быть про­ изведена сразу Hie, как только диагностирован абсцесс. Вовремя сделан­ ная операция — лучшая гарантия успеха. Он считает, что при бронхо эктазии пневмотомия дает малоудовлетворительные результаты, в этих случаях показана резекция.

В последующих работах большинство авторов в общем присоединя­ ются к высказанным взглядам. И. И. Греков (1925) писал, что пневмо­ томия показана при одиночном сформировавшемся гнойнике легкого, а также при наличии нескольких полостей при условии близкого их расположения одна к другой. Тех же взглядов придерживались 10. И. Зак и М. И. Ойфебах (1930).

Н. Н. Бурденко в 1930 г. в статье, помещенной в Большой Меди­ цинской Энциклопедии, касаясь вопросов хирургического лечения гнойных процессов в легких, указывал, что успех хирургического вмешательства, кроме сроков, зависит от формы гнойника, от легкости доступа к нему. В этой же работе он отметил, что при бропхоэктазии показано вскрытие изолированных одиночных полостей, но самое ради­ кальное в этих случаях — удаление пораженной доли. В. В. Лавров и В. Я. Фридкин (1938) пришли к выводу, что показания к пневмото­ мии должны быть расширены в случаях диффузных поражений с мало выраженными деструктивными изменениями. П. Д. Архангельский (1952) считает пневмотомию методом выбора, за исключением случаев бронхо:жтазии и множественных абсцессов, при которых показана более радикальная операция.

С другой стороны, ряд авторов значительно суживают показания к пневмотомии, ограничивая их случаями острых нагноений или поверх­ ностной локализацией. А. И. Миронов (1938—1940) считает пневмото­ мию показанной только в первые 3 месяца заболевапия. И. М. Поновян (1940) показанием к операции считает периферическое расположение гнойника. Ф. Г. Углов (1950) ограничивает применение пневмотомии острым нагноением.

В 1947 г. П. А. Куприянов и Л. С. Беккерман опубликовали дан­ ные наблюдений над 325 больными с абсцессами и гангреной легких.

Из них 221 лечился терапевтическими методами и 104 были опериро­ ваны. На основании изучения этого материала авторы пришли к заклю­ чению, что «пневмотомия не является устарелым методом лечения, она показана при ранних гнойных и ограниченных гангренозных процессах, не сопровождающихся значительными изменениями легочной ткани.

В случаях же, когда у больных имеются обширные гангрены, застарелые и множественные абсцессы и абсцедирующие бронхоэктазии, могут прине­ сти пользу только обширные оперативные вмешательства — резекция легкого, лобэктомия, пневмоэктомия». Авторы указывают, что у больных, которые находятся в тяжелом состоянии интоксикации, может дать надежду на успех широкая пневмотомия.

Большинство современных зарубежных авторов очень сдержанно относятся к пневмотомии, а некоторые высказываются против нее, в пользу более радикальных операций [Метей (Mathey, 1950), Бианкибана, 1950, и др.].

Что касается сроков производства операции, то в этом уже с давних пор в мнении всех авторов существует полное единство. Операцию реко­ мендуют делать как можно раньше, после того как выясняется, что терапевтическое лечение оказывается неэффективным. Одни авторы при этом подчеркивают опасность утяжеления общего состояния боль­ ного, а другие основную опасность видят в росте местного деструк­ тивного процесса и в склерозировании легочной ткани, что делает опе­ рацию пневмотомии уже не показанной. С. И. Спасокукоцкий (1931) предлагал производить эту операцию в срок от б до 8 педель от начала заболевания, Б. Э. Линборг (1938) — от 4 до 8 недель. Борде (Bordet, 1932), суммировав мнение французских хирургов, установил срок от до 8 недель, Гэдблом (Hedblom, 1933) — от 8 до 12 недель. Ф. Г. Углов (1950) предлагает оперировать в сроки от 8 до 10 недель от начала заболевания, П. А. Куприянов (1947) —от 8 до 12 недель. С И. Спасо­ кукоцкий считал, что указанный им срок от 6 до 8 недель является предельным и нужно стараться его сократить. Б. Э. Линберг (1938) подчеркивал, что острые абсцессы, не поддающиеся терапевтическому лечению, должны оперироваться раньше указанного срока.

Таким образом, в настоящее время применение пневмотомии ограни­ чено острыми абсцессами и гангреной. Отдельные авторы несколько расширяют показания к ней, применяя ее при некоторых формах хрони­ ческих нагноений, а также как паллиативную операцию при обширных деструктивных процессах, сопровождающихся общим тяжелым состоя­ нием больного. Что же касается других форм нагноительных заболева­ ний легких, то малая эффективность пневмотомии при этих заболева­ ниях отмечена еще в конце прошлого столетия. Уже тогда возникли предложения производить в таких случаях радикальные операции * в виде резекции части доли или удаления всей доли — операции, полно­ стью удаляющие болезненный очаг. Однако на практике эти операции еще много лет не получали распространения, так как отдельные хирур­ ги отмечали очень высокую смертность. Зауэрбрух на XXIII швей царском съезде хирургов в Локарно (1936), указывая на лобэктомию как на операцию выбора при бронхоэктазии, отметил, что эта операция заманчива, но трудна. Бруннер (Brunner) в своем докладе на том же съезде считал пневмотомию показанной при абсцессе и гангрене лег­ кого, а при бронхоэктазии, но его мнению, показана пневмоэктомия.

Но, признавая теоретически несомненную обоснованность и преимуще­ ство лобэктомии при бронхоэктазиях, многие авторы в связи с неблаго­ приятными результатами этой операции пытались пойти по пути внедре­ ния технически более простых операций. И. И. Греков (1925) предлагал при диффузно распространенных формах нагноений производить торакопластику, экстраплевральную пломбировку или френикоэкзерез.

А. Д. Прокин (1924) при бронхоэктазиях считал показанными следу­ ющие операции: френикоэкзерез, торакопластику, интраплевральную тампонаду больной доли, резекцию доли. А. Т. Лидский в 1937 г.

одним из наиболее ценных методов при хронических абсцессах считал экстраилевральную пломбировку.

Только в 30-х годах XX века в связи с усовершенствованием тех­ ники резекции и удаления доли легкого, а затем и целого легкого эти операции стали методом выбора при хронических нагноениях легкого.

Сершент (Sergent) на XLV съезде Французского хирургического обще­ ства в 1936 г. отметил, что при абсцессах легкого, если не упущено время, достаточно пневмотомии или частичной резекции. Бронхоэкта­ зии, по его мнению, требует лобэктомии или пневмоэктомии. Б. Э. Лин берг (1937), отмечая, что пневмотомия при бронхоэктазиях не давала успеха, считает наиболее эффективной операцией при этих заболеваниях лобэктомию. В 1939 г. он указал, что при гангрене легкого лобэк томия дает выздоровление только в единичных случаях, и считал ее показанной при хронических абсцессах в нижних долях с развивши­ мися вторичными бронхоэктазиями и при множественных абсцессах.

В 1938 г. С. И. Спасокукоцкий указал, что «пневмотомия успешна в тех случаях, когда воспалительный процесс свеж, нет стойких бронхоэктазов и тяжелых фиброзных изменений, превращающих легкое, по определению Грекова, в неспадающуюся ткань, напоминающую пчелиные соты... ;

неудовлетворительные результаты пневмотомии при запущенных и хронических нагноениях легкого поставили на очередь вопрос о введении в практику более радикальной операции—пневмоэк­ томии, которая в настоящее время осторожно, но уверенно проклады­ вает себе путь и с успехом применяется при нагноениях легкого».

Дальнейшее развитие легочной хирургии и изучение результатов операций подтвердили, что пневмотомия при хроническом нагноении легкого не дает достаточно положительного эффекта. Результаты лобэкто­ мии были значительно лучше. В этом отношении интересна работа Линд скога (Lindskog, 1944). По его данным, пневмотомия, произведенная 23 больным с хроническим нагноительным процессом в легких, дала 20% излечения и 28% летальности. При резекции легких при этом заболе­ вании, сделанной 24 больным, летальность составила 12,5%, полное излечение достигнуто в 50% случаев. А. В. Герасимова (1951) пишет, что при хронических нагноениях пневмотомия редко помогает. При хроническом нагноении основным методом лечения она считает лобэк­ томию, билобэктомию или пневмоэктомию. Эти операции, по ее мнению, показаны при множественных абсцессах, осложненных легочным кровоте­ чением. Большинство зарубежных авторов, как указано выше, явля­ ются сторонниками радикальных методов операции при легочных на­ гноениях, все более суживая область применения пневмотомии.

Таким образом, в настоящее время твердо установленными пока­ заниями к радикальным операциям при нагноительных процессах лег­ ких могут считаться все случаи хронических нагноений, включающие хронические абсцессы как единичные, так и множественные, и хрони­ ческие нагноения, осложненные бронхоэктазией. Отдельные авторы, кроме того, считают ограниченно показанной эту операцию при распро­ страненной гангрене легкого.

По мере распространения радикальных операций на легких, на основе анализа причин осложнений и летальных исходов после этих операций, в хирургической литературе уточняются и противопоказа­ ния к ним. Эти противопоказания определяются в зависимости как от распространенности местного процесса, так и от общего состояния больного, его возраста, состояния различных органов и систем.

Бойс (Воусе, 1950) считает возможной радикальную операцию при бронхоэктазии только тогда, когда процесс локализован: 1) в одной доле легкого;

2) в средней и нижней долях правого легкого;

3) в нижней доле и в lingula слева;

4) во всех долях одного легкого;

5) в двух долях правого легкого и в одной доле левого легкого одновременно;

6) в одной доле в каждом легком.

Б. Э. Линберг (1950), отмечая, что общее тяжелое состояние боль­ ного является противопоказанием для производства радикальных операций, в качестве критерия при определении состояния больного берет данные исследования основного обмена, белка и газов крови.

Он считает операцию противопоказанной при основном обмене меньше 20%, содержании белка крови меньше 6%, при пробе Квика за 2 часа — 50%, за 4 часа — 75%, гипоксемии ниже 80% и гемоглобине ниже 40-50%.

В. И. Стручков (1958) указывает, что при хронических нагнои­ тельных процессах в легких радикальное хирургическое вмешательство не показано при двустороннем поражении, когда с одной стороны поражено все легкое или большая его часть, а с другой — хотя бы одна доля, при резком нарушении сердечной деятельности с явлениями деком­ пенсации, тяжелом амилоидозе паренхиматозных органов.

В целом, по данным большинства авторов, в зависимости от указан­ ных выше причин, противопоказания к радикальным операциям распро­ страняются на 30—50% всех больных с хроническими нагноениями легких.

Опыт нашей клиники по лечению хронических нагноений легких дает возможность обосновать тактику хирурга при выработке показаний и противопоказаний к различным операциям на легких. Установление показаний и противопоказаний к различным операциям при хрониче­ ских нагноениях легких является завершающим этапом после проводе ния тщательного клинического обследования. Как было показано выше, обследование этих больных в настоящее время включает сложный ком­ плекс различных клинических и лабораторных методов. Наши исследо­ вания показали, что для правильной оценки состояния больных с ле точными нагноениями необходимо учитывать все данные обследования в их комплексе.

При выборе того или иного метода лечения хронических нагноений легких, естественно, следует учитывать как общее состояние больного, степень его интоксикации, так и характер и распространенность пора­ жения легкого. Наряду с этим при решении вопроса о хирургическом лечении необходимо учитывать состояние сердечно-сосудистой системы и других органов.

Методы лечения при нагноениях легких делятся на консерватив­ ные и оперативные. Консервативные методы лечения нагноений легких описаны выше, в главе, касающейся лечения острых нагноений легкого.

В отношении лечения хронических нагноительных процессов легких следует признать твердо установленным тот факт, что консервативная терапия не имеет самостоятельного значения. Она широко применяется для укрепления общего состояния больного и санации бронхиального дерева, т. е. является важнейшим элементом предоперационной подго­ товки и послеоперационного лечения больного.

Как было изложено выше, через всю историю развития легочной хирургии красной нитью проходит требование хирургов передавать им больных с абсцессами легких как можно раньше, в остром периоде, когда местно еще не выражены явления склероза и когда общее состоя­ ние больного допускает сложное хирургическое вмешательство. Это было признано и терапевтами. Выполнение этого требования должно было привести к тому, что к хирургам все меньше поступало бы больных с распространенными деструктивными процессами в легких и все меньше было бы отказов от операции в связи с тяжелым состоянием больного.

Однако на деле мы стоим сейчас перед иным, совершенно парадоксаль­ ным явлением. В период наибольшего расцвета легочной хирургии вы­ является как раз обратная тенденция: с каждым годом в хирургическую клинику все меньше поступает больных с острыми нагноительными про­ цессами в легких и в то же время не уменьшается число больных с хроническими нагноениями и к тому же настолько запущенными, что радикальная операция иногда становится невозможной.

Хирурги овладели техникой радикальных операций, дающих возможность путем удаления доли и целого легкого излечить порой самый тяжелый процесс. В то же время в самых запущенных случаях часто блестяще выполненные радикальные операции дают высокую летальность или значительное число осложнений.

В последние годы крупные изменения произошли в лечении больных с нагноительными процессами легких в начальном периоде заболевания — в стадии консервативного лечения у терапевтов. Широкое применение антибиотиков привело к тому, что картина острого нагноителыгого про­ цесса стала более смазанной, процесс протекает в более легкой форме.

Часто больные выписываются из терапевтической клиники с недоле­ ченным пагноительным процессом. Врач и больной успокаиваются, проходят месяцы, и только новая вспышка обнаруживает, что процесс продолжал развиваться и перешел в запущенную хроническую форму. Все больные, поступившие к нам с хроническим нагноительным процессом в легких, в прошлом получили несколько курсов лечения пенициллином в стационаре, каждый раз с более или менее выраженным улучшением.

Все сказанное ставит перед врачами как хирургами, так и тера­ певтами важную задачу: по-новому пересмотреть свою тактику в лечении больных с нагноительными процессами в легких. Нужно помнить, что ни в какой степени не меняется старая установка, требующая срочной передачи этих больных хирургам, если терапевтическое лечение не дает эффекта. Но в новых условиях, в эру антибиотиков при оценке состоя­ ния больных перед врачами ставятся более высокие требования. Следует менее доверчиво относиться к кажущемуся благополучию таких больных, более тщательно проводить обследование. Мы считаем необходимым у больных с нагноительными процессами легкого в период консерватив­ ного лечения, несмотря на снижение температуры и уменьшение коли­ чества мокроты, повторно производить рентгенологическое исследование и тщательно следить за морфологическим и биохимическим состоянием крови. Малейшие нарушения этих показателей, говорящие о развитии деструктивного процесса, должны быть сигналом, требующим передачи таких больных хирургу. Всякий больной с нагноением легкого, как только установлен диагноз, должен передаваться хирургу. Нужно объединить в одних руках лечение этих больных. Только тогда можно быть уверенным, что больным с этими тяжелыми заболеваниями будет оказана своевременная хирургическая помощь.

Таким образом, результат хирургического лечения нагноительных заболеваний легких зависит от состояния больного, обусловленного тяжестью заболевания. Все авторы отмечают, что исход хирургического лечения тем хуже, чем более запущено заболевание. Б. Э. Линберг указывает, что наилучший результат дают операции при бронхоэк,та зиях во второй стадии и значительно худший — в третьей стадии.

Больных в первой стадии заболевания обычно не оперируют.

Несмотря на то что у тяжелобольных (в третьей степени по тяже­ сти, согласно нашей классификации) исход хирургического вмеша­ тельства наихудший, опыт нашей клиники показывает, что это обстоя­ тельство не должно являться поводом для отказа от операции. Для такого больного, у которого терапевтические методы лечения не дают эффекта, операция является единственной надеждой на спасение. Общим правилом должно быть положение, по которому хирургическому лече­ нию должны подлежать все формы хронических нагноений легких независимо от тяжести заболевания.

Основным методом лечения хронических нагноений легких явля­ ется хирургическое лечение. В литературе описано большое число хирургических методов лечения хронических нагноений легких. Многие из этих методов, в частности такие, как френикоалкоголизация, френи коэкзерез, торакопластика, в настоящее время имеют только истори­ ческий интерес. Применяемые методы хирургического лечения хрони­ ческих нагноений легких могут быть разделены на две группы: паллиа­ тивные и радикальные.

К паллиативным методам лечения следует отнести перевязку сосу­ дов легкого и пневмотомию как в обычном ее виде, так и в расширенной модификации. К радикальным операциям относятся операции, при кото­ рых полностью удаляется пораженная часть легкого. В соответствии с размером удаляемой части легкого применяются следующие виды резек­ ции легкого:

1) клиновидная резекция;

2) удаление одного или нескольких сегментов;

3) удаление одной или двух долей;

4) удаление целого легкого;

5) удаление сегментов или долей обоих легких;

6) комбинированные операции — удаление доли с одним или не­ сколькими сегментами другой доли.

Определяя показания к операции у больных хроническими нагное­ ниями легких, хирург должен в каждом отдельном случае решить не только общий вопрос о показаниях или противопоказаниях к ради­ кальной операции, но также избрать наиболее радикальный метод вмешательства с максимальным щажением здоровой легочной ткани.

Ставя в основу при выборе метода хирургического лечения при хрони­ ческих нагноительных процессах легких радикальные методы операций, необходимо правильно оценить и роль пневмотомии, особенно расширен­ ной пневмотомии, которая имеет большое значение в тех случаях, в которых по характеру процесса или по общему состоянию больного радикальная операция или технически невозможна, или непереносима для больного. Эти два типа операций нельзя противопоставлять друг другу, каждая из них имеет свой круг показаний и вместе с тем суще­ ствует область, где они сочетаются друг с другом.

Радикальные операции — сегментэктомия, лобэктомия, билобэк томия и пневмоэктомия — показаны как основные операции при хро­ нических нагноениях легких. Пневмотомия может быть рекомендована как дополнительная или паллиативная операция при всех формах хронических нагноений легких, когда радикальное вмешательство по каким-либо причинам невозможно.

Показания к различным операциям на легких ставятся в зависи­ мости как от формы заболевания, так и от протяженности процесса и от тяжести общего состояния больного. При поражении одного сегмента доли легкого бесспорно показана сегментэктомия, но, к сожалению, нам очень редко приходилось наблюдать в хирургической клинике столь ограниченный гнойный процесс. В. И. Стручков указывает, что в настоящее время сегментарная резекция составляет 2—3% всех ради­ кальных операций и послеоперационный период у этих больных про­ текает тяжело. В начале своей работы мы дважды при кажущемся ограниченном процессе произвели клиновидную резекцию и получил осложнения в послеоперационном периоде. Приводим историю болезни одного из этих больных.

Больной С-в, 22 лет, поступил в факультетскую хирургическую клинику II Московского медицинского института 12/П 1951 г. с жалобами на боли в правой половине грудной клетки, кашель с мокротой до 100 мл в сутки, периодические кровохарканья. В 10-летнем возрасте перенес воспаление легких. С тех пор оста­ вался небольшой кашель. В январе 1947 г. было обострение заболевания, по поводу которого больной находился в больнице в течение 2 месяцев. С этого времени оставался кашель с мокротой, количество которой доходило до 100 мл. В январе 1950 г. было кровохарканье, по поводу которого больной находился в больнице в течение месяца. Самочувствие его улучшилось, но в январе 1951 г. вновь было кровохарканье, выделилось до 150 мл мокроты с кровью.

Общее состояние больного при поступлении удовлетворительное. В области грудной клетки, справа, по средней подмышечной линии отмечается приглушение перкуторного звука от IV ребра и книзу. Дыхание в этой области ослаблено, про слушиваются сухие хрипы. Сзади справа перкуторный звук ясный, легочный, дыхание везикулярное. Частота дыхания 18 в минуту. Границы сердца в пределах нормы, тоны ясные, чистые. Пульс 82 удара в минуту, удовлетворительного напол­ нения, ритмичный. Артериальное давление 120/85 мм ртутного столба, венозное — 80 мм водяного столба. Скорость кровотока в большом круге кровообращения 12 секунд. Проба с задержкой дыхания на вдохе 50 секунд.

Со стороны органов пищеварения, мочеполовой и нервной системы патологи­ ческих изменений не обнаружено.

Рентгенологически (14/II): справа, латерально на уровне второго межреберья определяется округлая полость с фестончатыми очертаниями размером 4x5 см без горизонтального уровня жидкости и без выраженной воспалительной инфильтрации вокруг. На остальном протяжении легочная ткань прозрачна, корни уплотнены, диафрагма хорошо подвижна, синусы свободны. На бронхограмме 22/II определяется выполненная контрастом полость (описанная выше) и неизмененные бронхи правого легкого (рис. 39, 40).

Анализ крови (13/Н): НЬ 88%, эр. 5 340 000, цветной показатель 0,88, л. 6400, э. 1%, п. 6%, с. 51%, лимф. 33%, мои. 9%;

РОЭ 3 мм в час. Анализ мокроты (13/Н): желтоватая, тягучая, гнойно-слизистая. Лейкоциты сплошь покрывают поле зрения. Эритроциты свежие и измененные 10—15 в поле зрения.

Эпителий плоский и альвеолярный в незначительном количестве. При посеве мокроты от 21 /II обнаружен рост зеленящего стрептококка и катарального микро­ кокка. Реакция Вассермана (13/II) отрицательная. Реакция Манту слабо положи­ тельная. Анализ мочи (13/Н): удельный вес 1023, лейкоцитов 3—4 в поле зрения, плоский эпителий в небольшом количестве.

Диагноз: хроническое нагноение верхней доли правого легкого с бронхо эктазами. Степень по тяжести вторая.

Операция (3/III) — под местной инфильтрационной анестезией 0,25% раство­ ром новокаина с предварительной правосторонней ваго-симпатической блокадой произведена частичная резекция верхней доли. Переднебоковым разрезом по четвертому межреберью вскрыта грудная полость. При ревизии легкого отмечено, что междолевая щель между верхней и средней долями запаяна, имеется большое количество плотных и рыхлых спаек в латеральном отделе верхней доли. Большим коли­ чеством спаек верхняя доля припаяна к задней грудной стенке. Они частью рассе­ чены, частью разделены тупо. В латерально-персднем отделе легочная ткань верхней доли изменена, она более темного цвета. При пальпации этот участок уплотнен.

На остальном протяжении легочная ткань не изменена. Произведена резекция измененного участка легкого. Наложены зажимы и участок доли клиновидно иссечен. Бронхи ушиты шелковыми лигатурами. Непрерывным шелковым, а затем кетгутовым швом обшиты края легкого. Крайние швы связаны таким образом, что сближены края резецированного легкого и затем наложено по три серо-серозных шва с обеих сторон. Плевральная полость осушена, в нее введено 200 000 ЕД пенициллина. Послойно грудная стенка зашита.

При гистологическом исследовании удаленной части легкого обнаружено хроническое нагноение легкого с пневмосклерозом и бронхоэктазами. Имеется много склеротических сосудов.

Послеоперационное течение осложнилось эмпиемой и бронхиальным свищом.

Больному была произведена пластика бронхиального свища. В результате насту­ пило выздоровление.

Принципиально резекция легких вне пределов анатомических единиц едва ли может быть оправдана. При клиновидной резекции, даже в пределах здоровой легочной ткани, в послеоперационном периоде, естественно, возникает реактивное воспаление легочной ткани, которому содействует нередко возникающая имбибиция кровью этого участка легкого. Все это создает условия для возникновения очаговой пневмо­ нии, а при наличии инфекции нередко ведет к расхождению швов и возникновению эмпиемы и бронхиальных свищей. В связи с этим мы считаем, что клиновидная резекция легких не может быть рекомендо­ вана даже при ограниченном поражении. В этих случаях показана резекция в пределах анатомических границ сегментов. При локализации Рис. 39. Рентгенограмма больного С-ва. Справа, лате ралыю, на уровне второго межреберья, определяется округлая полость с фестончатыми очертаниями раз­ мером 4 х5 см без горизонтального уровня жидкости п без выраженной воспалительной инфильтрации вокруг.

Рис. 40. Г>ронхограмма больного С-ва. Опреде­ ляется выполненная контрастным веществом полость (описанная выше) и неизмененные бронхи правого легкого.

процесса в пределах доли показана лобэктомия, при большем распро­ странении процесса — билобэктомия или пневмоэктомия.

Согласно нашим наблюдениям, больные с хроническими нагное­ ниями легких, общее состояние которых может быть оценено как удовлет­ ворительное (вторая степень по тяжести, согласно нашей классификации), хорошо переносят радикальные операции. Тем более это относится к больным в состоянии первой степени тяжести, но они в хирургическую клинику, как правило, не поступают.

За последние 15 лет в клинике оперировано 75 больных, состояние которых было удовлетворительным и которые по тяжести были отне­ сены ко второй степени.

Распределение по методам операции и исходам хирургических вме­ шательств показано в табл. 2.

Таблица Исходы хирургического лечения больных хроническим нагноением легких при второй степени тяжести заболевания За 1945—1951 гг. За 1952—1959 гг.

Операция всего всего умерло умерло операций операций 19 о о — Перевязка сосудов Перевязка корня легкого....

— Итог о.... 50 3 Из 75 оперированных больных умерло 3;

смерть их не зависела от тяжести состояния, а явилась следствием дефектов оперативной техники и обезболивания. Эти дефекты относятся к периоду освоения хирургии легких в нашей стране.

Раздел легочной хирургии, относящийся к лечению больных с хроническими нагноениями легких, которые по общему состоянию относятся к третьей степени тяжести заболевания, является наиболее сложным и вместе с тем наиболее важным. Можно сказать, что по суще­ ству здесь сосредоточены все основные трудности хирургии гнойных заболеваний легких. Эти больные наиболее многочисленны;

они посту­ пают в клинику в наиболее тяжелом состоянии, обследование их пред­ ставляется наиболее сложной задачей, требующей широкого применения современных методов изучения физиологических функций организма.

Наконец, исходы лечения этих больных далеко не всегда благоприятны.

Именно для этой группы больных особенно важно точно определить показания и противопоказания к операции.

Тяжесть состояния этих больных зависит от дальнейшего развития и утяжеления нагноительного процесса. Прежде всего распространяется местный процесс. Увеличивается зона гнойного расплавления и склерози рования легочной ткани, уменьшается дыхательная поверхность легких, хотя это еще мало сказывается на функции внешнего дыхания благо­ даря значительным резервам и включению адаптационных механизмов.

Вследствие значительного склерозирования легочной ткани и затруд­ нения кровотока в малом круге процесс из стадии легочной недостаточ­ ности переходит в стадию легочно-сердечной недостаточности. Одно­ временно начинает сказываться длительная и подчас тяжелая инто­ ксикация. Нарастают нарушения нервно-мышечного аппарата сердца и дегенерация паренхиматозных органов.

Значительно выражены гемодинамические сдвиги: отмечается частый пульс, пониженное артериальное давление, повышенное или понижен­ ное венозное давление, замедленная скорость кровотока в большом и малом кругах кровообращения, значительная одышка, низкие цифры пробы с задержкой дыхания. Все это указывает на значительную сте­ пень легочно-сердечной недостаточности. Подтверждением этому служат и электрокардиографические показатели, указывающие на функцио­ нальную неполноценность миокарда в виде появления синусовой тахи­ кардии, увеличения длительности систолы и соответствующего увели­ чения систолического показателя. У многих больных выражена право грамма. Во всех тяжелых случаях имеет место гипоксия, но несмотря на значительный деструктивный процесс в легких, она является больше результатом интоксикации. В третьей степени нагноительного процесса на первом месте стоит тканевая гипоксия, затем гипоксическая и геми ческая.

Внешний вид больных указывает на общую интоксикацию: вялость, бледность кожных покровов, некоторая пастозность, липкий пот. Пальцы изменены в виде «барабанных палочек». Наблюдается мучительный постоянный кашель с гнойной, гнилостной мокротой в значительном количестве. При перкуссии в области поражения отмечается притупление перкуторного звука с ослабленным, иногда бронхиальным дыханием и большое количество влажных хрипов.

Рентгенологически пораженная доля затемнена и на фоне затемне­ ния видны очаги просветлений. При хроническом нагноении с бронхо эктазами контрастное исследование бронхиального дерева может не дать положительного результата, так как большое количество мокроты закупоривает бронхи. Содержание гемоглобина, количество эритроцитов понижены, отмечается высокий лейкоцитоз, высокая РОЭ. Значительно выражен сдвиг влево формулы белой крови. У большинства больных в моче обнаруживается белок. Страдает функция печени.

За период с 1945 по 1959 г. в клинике имени С И. Спасокукоцкого было оперировано 189 больных, состояние которых можно отнести к третьей степени по тяжести заболевания. Распределение их по методам и исходам операций показано в табл. 3.

Значительная летальность в этой группе больных, помимо того, что большинство случаев смерти относится к начальному периоду раз­ вития легочной хирургии в нашей стране (48 из 56 умерших больных были оперированы в 1945 —1951 гг.), может быть отчасти объяснена тем, что мы очень редко отказывали в оперативном пособии больным с нагнои тельным процессом легких, в том числе и больным, которым из-за безнадежности их состояния было отказано в других лечебных учреж Та блица Исходы хирургического лечения больных хроническими нагноениями легких при третьей степени тяжести заболевания За 1945—1951 гг. За 1952—1959 гг.

Операция всего всего умерло умерло операций операций 121 3 9 7 20 63 Перевязка сосудов 24 2 Перевязка корня легкого....

46 21 Итог о.... 107 48 82 Из них 4 больным производились повторные операции удаления оставшейся части легкого.

Из них одному в последующем была произведена пневмоэктомия.

дениях. Даже двустороннее поражение не служило противопоказанием к операции, и только заболевания сердца с явлениями декомпенсации заставляли иногда воздерживаться от нее.

Наличие хронического нагноитёльного процесса у этих больных требует радикального хирургического вмешательства чаще всего в виде пневмоэктомии, так как тяжесть общего состояния обычно сочетается со значительной протяженностью процесса. Вместе с тем возникает ряд противопоказаний, зависящих от общей интоксикации больных, деге­ неративного поражения паренхиматозных органов и расстройства орга­ нов сердечно-сосудистой системы. При наличии противопоказаний к радикальным операциям и невозможности вывести больного из тяжелого состояния методами консервативной терапии, его все же не следует оставлять без хирургической помощи. В этих случаях может быть при­ менена простая или расширенная пневмотомия как паллиативная опе­ рация, часто выводящая больного из тяжелого состояния и в дальней­ шем дающая возможность произвести радикальное вмешательство. Это может иллюстрировать следующий пример.

Больной Ш-в, 24 лет, поступил в факультетскую хирургическую клинику II Московского медицинского института 3/ХП 1951 г. с жалобами на одышку, боли в правой половине грудной клетки, кашель с гнойной мокротой, количество которой доходило до 1 л в сутки.

Болен с 27/1 1951 г., когда появилось общее недомогание, головная боль и боли в правой половине грудной клетки, температура повысилась до 39,2°. 1/П появился кашель с гнойной мокротой, в которой была примесь крови. Больного госпитализировали, был установлен диагноз абсцесса правого легкого. В течение последующего времени состояние его то улучшалось, то ухудшалось. Оставался кашель с гнойной мокротой, количество которой колебалось от 300 мл до 1 л, часто повторялись кровохарканья. Сульфаниламиде- и пенициллинотерапия не давали положительного эффекта.

Общее состояние больного при поступлении тяжелое. Кожные покровы имеют желтоватый оттенок, лицо одутловатое, губы и видимые слизистые слегка циано тичные, ногтевые фаланги изменены в виде «барабанных палочек». При осмотре грудной клетки определяется отставание правой половины при дыхании. Паль пация грудной клетки справа болезненна. Значительное укорочение перкуторного звука на всей поверхности правой половины грудной клетки как спереди, так и сзади. Дыхание ослабленное, жесткое, с большим количеством разнокалиберных сухих и влажных хрипов. Число дыханий 40 в минуту.

Правую границу сердца определить не удается из-за притуплений в правой половине грудной клетки. Левая и верхняя границы нормальные. Тоны сердца приглушены. Пульс 60 ударов в минуту, удовлетворительного наполнения, рит Рис. 41. Рентгенограмма больного Ш-ва. Справа, соответственно верхней доле, определяется ин­ тенсивное негомогепиое затемнение с четкой нижней границей. На фоне затемнения видна полость с горизонтальным уровнем жидкости.

мичный. Артериальное давление 115/70 мм ртутного столба;

проба с задержкой дыхания на вдохе — 18 секунд, на выдохе — 13 секунд.

Со стороны органов пищеварения и нервной системы патологических изме­ нений не определяется.

Рентгенологически (7/ХП): справа, соответственно заднему сегменту верхней доли, определяется интенсивное, негомогенное затемнение легочной ткани с четкой нижней границей. На фоне затемнения видны округлые просветления различной величины с горизонтальными уровнями жидкости. На остальном протяжении легочная ткань прозрачная (рис. 41).

Анализ крови (4/ХП): НЬ 61%, эр. 4 060 000, цветной показатель 0,76, л. 9000, э. 5%, п. 4%, с. 73%, лимф. 16%, мои. 2%;

РОЭ 59 мм в час. Анализ мокроты: тягучая, желтоватая, лейкоциты покрывают почти все поле зрения;

эритроциты свежие и измененные 0—5 в поле зрения;

эпителий плоский, в неболь­ шом количестве. Анализ мочи (4/ХП): удельный вес 1022, реакция кислая, белка 0,033%.

Установлен диагноз хронического нагноения правого легкого с множествен­ ными абсцессами и бронхоэктазами, с преимущественным поражением верхней. доли. Ввиду тяжести состояния и резко выраженных явлений интоксикации решено от более детального обследования отказаться и сделать наиболее легко переносимую операцию — пневмотомию.

Операция (8/ХП) — пневмотомия. Анестезия местная 0,5% раствором ново­ каина. Разрезом справа в подмышечной впадине обнажено III и IV рёбра. Они подиадкостничио резецированы на протяжении 8 см. Так как обнаружено, что нет сращений плевральных листков, решено операцию вскрытия гнойника в лег­ ком отложить на второй этап. В рану введены марлевые тампоны. На 7-й день после операции тампоны обильно промокли гноем, прорвалась полость в легком.

Состояние больного заметно улучшилось, количество мокроты сократилось до 250 мл в сутки. Венозное давление 90 мм водяного столба, артериальное — было 120/80 мм ртутного столба. Скорость кровотока в большом круге кровообращения 12 секунд, в малом круге — 6 секунд. Проба с задержкой дыхания на вдохе 05 секунд, на выдохе 40 секунд.

Электрокардиограмма: зубцыPl t Р, Р3 умеренно выражены, интервалP—Q = 0, г секунды, вольтаж комплексов QJlSlt QRS2 и QBSZ достаточный, интервалы S — 7\, S — Т2, S — Т3 изоэлектрические, зубцы Tt,T2,T3 умеренно выражены. Ритм 85 в минуту. Систолический показатель 50% (норма 43%).

Внешнее дыхание и газы крови: жизненная емкость легких 2600 см3, факти­ ческая жизненная емкость в процентах к «должной» 78, минутный объем венти­ ляции 7,1 л;

коэффициент использования кислорода 31. Основной обмен +14;

содержание кислорода в артериальной крови 15 об.%, содержание кислорода в венозной крови 7,4 об.%, артерио-венозиая разница по кислороду 7,6 об.%, содержание углекислоты в артериальной крови 39,8 об.%, содержание углекис­ лоты в венозной крови 44,4 об.%, венозно-артериальная разница по углекислоте 4,6 об.%.

Состояние больного после первой операции значительно улучшилось;

все показатели обследования стали настолько хорошими, что ему могла быть предло­ жена радикальная операция.

Операция (6/III 1952 г.) — удаление правого легкого. Анестезия местная 0,25% раствором новокаина с предварительной правосторонней шейной ваго-симна тической блокадой и с переходом в последующем на эфирно-кислородный наркоз.

Переднебоковым разрезом по третьему межреберью справа вскрыта плевральная полость. Обнаружена плотная, синюшного цвета верхняя доля. Нижняя доля оказалась здоровой. Выделены сосуды верхней доли, они перевязаны с прошива­ нием их.

При ревизии плевральной полости обнаружено, что нижняя доля по задней своей поверхности плотна. Удалено все легкое методом индивидуальной обработки элементов его корня. Культя бронха после зашивания ее плевризирована. В пле­ вральную полость введен пенициллин и она зашита наглухо. За время операции больному произведено переливание 1700 мл крови.

При осмотре удаленное легкое плотное, особенно верхняя доля. На разрезе имеется несколько полостей, выполненных серыми гнилостными массами. При гистологическом исследовании обнаружены множественные бронхоэктазы с явле­ ниями гнойно-гранулирующего воспаления в стенке бронхов, метаплазией эпителия в многослойный плоский. Вокруг бронхов отмечается развитие соединительной ткани, пронизанной обильными гистоцитарными инфильтратами.

Заключение: хроническое нагноение легкого.

Послеоперационное течение без осложнений. Через день больному произво­ дили пункцию плевральной полости — отсасывали жидкость и вводили пенициллин.

На 10-й день ему разрешено было ходить. На 12-й день были сняты швы. Рана зажила первичным натяжением. 14/IV больной выписан в хорошем состоянии.

Исходя из изложенных выше показаний, мы резко суживаем проти­ вопоказания к хирургическому лечению нагноений легких. В этом плане чаще приходится говорить лишь о противопоказаниях к радикальным операциям. При наличии таких противопоказаний в большинстве слу­ чаев, в арсенале хирургических методов лечения еще остается паллиа­ тивная операция — пневмотомия, которая может применяться в различ­ ных модификациях.

10 А.II. Бакулев, Р.С. Колесникова Противопоказаниями к радикальным операциям можно считать следующие:

1) двустороннее поражение легких нагноительным процессом, когда на одной стороне поражено более одной доли;

противопоказанием к ра­ дикальной операции является также поражение нагноительным процес­ сом целого легкого при неполноценности второго легкого в результате другого заболевания: поликистозного поражения, туберкулеза, эмфиземы или нарушений после ранее произведенной операции;

2) заболевания сердечно-сосудистой системы с явлениями деком­ пенсации;

органические поражения с выраженными нарушениями функ­ ции других органов и систем;

3) тяжелая интоксикация, сопровождающаяся различными степе­ нями дегенеративных изменений паренхиматозных органов.

Эти противопоказания носят относительный характер и могут быть временными. Иногда консервативное лечение в периоде предоперацион­ ной подготовки может вывести больного из состояния тяжелой инток­ сикации и сделать возможной радикальную операцию. В ряде случаев такого же результата можно добиться производством пневмотомии в сочетании с консервативным лечением. Противопоказания этого харак­ тера, как указано выше, определяются на основании данных тщатель­ ного клинического обследования.

Преклонный возраст больного может являться только относитель­ ным противопоказанием, а именно как дополнительный решающий фактор, заставляющий отказываться от радикальной операции при остальных неблагоприятных показателях.

Противопоказанием к производству пневмотомии может быть только крайне тяжелое состояние больного с резко выраженной интоксика­ цией или поражение сердечно-сосудистой системы и других систем с выраженной декомпенсацией, когда любая операция вообще становится невозможной.

Глава восьмая ПОДГОТОВКА БОЛЬНЫХ К ОПЕРАЦИЯМ ПРИ ХРОНИЧЕСКИХ НАГНОЕНИЯХ ЛЕГКИХ Как указано выше, при решении вопроса о выборе метода хирурги­ ческого лечения нагноений легких огромное значение имеет не только точное выявление объема местных поражений в легких, но и определе­ ние характера течения процесса и правильная оценка общего состояния больного. Выяснение характера и распространенности местного процесса дает возможность решить вопрос о виде и размерах операции, уста­ навливать показания к ней;

при оценке общего состояния больного выявляют противопоказания, определяют допустимый объем вмеша­ тельства.

Деление больных, в зависимости от степени тяжести заболевания, облегчает решение вопроса о выборе метода хирургического вмешатель­ ства. Анализ наших наблюдений показывает, что нередко мы вынуждены были ограничиваться паллиативным вмешательством там, где по характеру процесса радикальная операция, если бы она была возможна, могла бы стать действительно излечивающей. Естественно, возникает вопрос о возможности улучшения общего состояния больного и местных изменений в легком консервативным лечением в предоперационном периоде.

Наш опыт, так же как и опыт других авторов, показывает, что такое улучшение состояния больного возможно, и правильным проведением предоперационной подготовки часто удается перевести больных из не операбильного состояния в операбильное. Мы имели возможность после такой предоперационной подготовки не раз оценить состояние больного как более легкое по степени тяжести. В последующем этим больным с успехом производили радикальные операции.

Основной задачей предоперационного лечения является улучшение общего состояния больного и возможное оздоровление местного очага.

В соответствии с этим перед хирургом возникают следующие конкретные задачи:

1) воздействие на местный очаг в целях ослабления активности воспалительного процесса;

2) борьба с общей интоксикацией организма;

ю* 3) повышение общего тонуса и укрепление сердечно-сосудистой системы;

4) нормализация регулирующих функций центральной нервной системы.

Разумеется, невозможно проводить лечение местного очага изоли­ рованно. Он служит проявлением общей реакции организма и всегда соответствует общей тяжести заболевания, в связи с чем воздействие на очаг возможно лишь путем воздействия на весь организм. Однако при подготовке к операции возникают некоторые задачи, которые решаются только воздействием на местный очаг. Важнейшей из этих задач явля­ ется санация бронхиального дерева, что достигается наряду с общим лечением антибиотиками обеспечением дренирования гнойных полостей.

Дренаж гнойников, освобождая бронхиальное дерево от скоплений гноя, при соответствующем общем лечении уменьшает общую интоксика­ цию организма и вместе с тем уменьшает послеоперационные осложнения в виде нагноения культи удаленного легкого или доли, гнойного плев­ рита, медиастинита и образования бронхиальных свищей.

В нашей клинике большое значение придается дренажу положением.

Больной под руководством врача выбирает наилучшее положение, при котором легче выделяется скопившаяся гнойная мокрота, и в последу­ ющем принимает это положение несколько раз в течение дня, добива­ ясь наибольшего отхаркивания мокроты. Этот прием часто значительно улучшает сон больного и благотворно отражается на его самочувствии.

Для борьбы с общей интоксикацией организма и оздоровления очага нагноения все современные авторы придают большое значение лечению антибиотиками. Антибиотики, в частности пенициллин, можно вводить внутримышечно, внутритрахеально, внутрибронхиально и внутрилегочно.

Прежду чем перейти к описанию каждого из этих методов, следует указать, что в настоящее время определилось более сдержанное отноше­ ние к применению пенициллина в связи с тем, что у больных все чаще обнаруживается пенициллиноустойчивая флора. В этих случаях необ­ ходимо воспользоваться другим видом антибиотиков, по отношению к которым у данного больного еще не образовалось устойчивости флоры.

Внутримышечное введение пеницилина обычно проводится тем боль­ ным, которые поступают в хирургическую клинику с явлениями обо­ стрения процесса. Таким больным назначают по 200 000 ЕД пеницил­ лина через 4 часа.

Внутритрахеально пенициллин вводят несколькими методами. Один из них, предложенный и разработаний Е. Г. Гуровой, заключается в том, что антибиотики вводят путем прокола трахеи. Больной лежит на стороне поражения с запрокинутой кзади головой. По передней поверх­ ности шеи па 2—2,5 см ниже перстневидного хряща в один из межхря­ щевых промежутков вводят иглу, надетую на шприц. В трахею вливают 5—7 мл 5% раствора новокаина, а затем 5—10 мл физиологического раствора с растворенным в нем пенициллином (50 000—100 000 ЕД).

Этот метод не получил широкого распространения вследствие некоторой сложности и возможных осложнений (повреждение хряща, отслойка слизистой оболочки трахеи, прокола задней стенки трахеи).

Значительно более прост метод введения раствора пенициллина в трахею через нижненосовой ход после анестезии 1 % раствором новокаина.

Внутритрахеальным методом невозможно подвести раствор пеницил­ лина к очагу поражения, поэтому чаще применяется методика введе­ ния его внутрибронхиально.

Значительное распространение получил бронхоскопический метод, посредством которого из бронхов пораженного легкого отсасывают гнойное содержимое, а затем вводят раствор пенициллина. Бронхоско­ пию проводят с интервалом в 4—7 дней, всего 15 — 20 бронхоскопий на курс лечения. Однако этот метод требует особых навыков и доступен не каждому хирургу, поэтому наиболее распространенно введение раствора пенициллина в бронхи больного легкого через резиновый катетер. Последним методом мы часто пользовались в клинике и отмечали при этом положительные результаты.

Производится эта манипуляция следующим образом. Больной усажи­ вается на стул с несколько запрокинутой кзади головой и высунутым языком. Шприцем через носовой ход вводят постепенно, в момент вдоха — 1 — 1,5 мл 1% раствора дикаина. Через нижний носовой ход в трахею проводят катетер, больного укладывают в положение, которое необ­ ходимо для того, чтобы вводимая жидкость попала в бронхи поражен­ ного отдела легкого (на больную сторону с несколько опущенным нож­ ным концом при поражении нижней доли и с несколько опущенным головным концом при поражении верхней доли). Через катетер вводят 0,5 — 1 мл дикаина или 4 — 5 мл 5% раствора новокаина, а затем 50 000 — 100 000 ЕД пенициллина, 5—10 мл физиологического раствора.

В клинике имени С. И. Спасокукоцкого в качестве предоперацион­ ной подготовки широко применяется введение в дыхательные пути < аэрозоля пенициллина по описанной выше методике.

Ф. Г. Углов в 1947 г. предложил вводить раствор пенициллина внутрилегочно в полость гнойника. Он предлагает подобным образом готовить больных к операции и отмечает при этом положительные результаты. Основной опасностью при проведении этой манипуляции может быть воздушная эмболия, но при правильном проведении пунк­ ции легкого Ф. Г. Углов и В. И. Стручков, который также пользо­ вался этой методикой, подобных случаев не наблюдали.

Пункцию производят следующим образом. При рентгеноскопии на грудной стенке отмечают место расположения абсцесса. В этой области производят анестезию кожи, подкожной клетчатки и межреберий. Иглой, надетой на шприц с раствором пенициллина, прокалывают грудную стенку до плевры, а затем, осторожно продвигая иглу вперед, стараются вводить раствор пенициллина перед продвижением иглы. При попа­ дании иглы в полость гнойника (поршень начинает двигаться без сопро­ тивления) вводят в нее раствор пенициллина, оставив в шприце 1 мл антибиотика;

это количество вводят в ткани, постепенно извлекая иглу.

Для борьбы с общей интоксикацией и повышения тонуса в периоде предоперационной подготовки обязательны повторные переливания крови но 150—225 мл. Переливание крови улучшает самочувствие больных, гематологические и биохимические показатели, белковый состав крови, способствует отграничению очага нагноения и способствует более глад­ кому течению послеоперационного периода. Большое значение имеет правильное и полноценное питание больного пищей, содержащей доста точное количество белка, и особенно предоперационное лечение вита­ минами.

При наличии нарушений со стороны сердца с явно выраженной тахикардией больному внутривенно вводят 40% раствор глюкозы по 20—40 мл с 0,25 мл 0,05% раствора строфантина.

Пневмоторакс, который в прошлые годы широко применялся в качестве предоперационной подготовки перед радикальными операциями на легких по поводу! нагноительных процессов, в последние годы пол­ ностью оставлен. Следует указать, что введение воздуха в плевральную полость имеет свои как положительные, так и отрицательные стороны.

К положительным относится то, что введенный воздух, поджимая лег­ кое, способствует иногда выбрасыванию содержимого гнойных полостей, дает возможность определить количество и протяженность спаек. Кроме того, больной получает перед операцией возможность приспособиться к дыханию с уменьшенной легочной поверхностью. Состояние его после введения воздуха позволяет судить о скрытой респираторной и кардио васкулярной недостаточности. Отрицательной стороной пневмоторакса при хроническом нагноении легкого является то, что введение воздуха в плевральную полость может вызвать гнойный плеврит, особенно при периферически расположенных гнойниках легкого. Наложение пневмо­ торакса не всегда возможно вследствие спаяния плевральных листков.

Никогда не следует забывать о центральной нервной системе боль­ ного и о влиянии ее состояния на ход операции и послеоперационного периода. Результат операции тем лучше, чем более спокоен больной, чем больше он верит в благоприятный исход операции. С первого же дня поступления больного в клинику при повышенной возбудимости ему следует назначить бехтеревскую микстуру, внутривенно вводить раствор бромистого натрия (10 мл 10%раствора), а также раствор ново­ каина (до 10 мл 0,5% раствора).

Операция по поводу нагноения легкого в большинстве случаев про­ изводится под местной анестезией. Поэтому в предварительной беседе с больным врач разъясняет ему, как он должен вести себя перед операцией, во время операции и в послеоперационном периоде. Ночь перед опера­ цией больной должен спать спокойно. Для этого ему назначают люми­ нал (0,1 г) или, если это не помогает, под кожу вводят 1 мл 1% рас­ твора морфина. Примером эффективности предоперационной подготовки могут служить следующие больные.

Больной Б-в, 47 лет, поступил в факультетскую хирургическую клинику II Московского медицинского института 24/XI 1951 г. в тяжелом состоянии, с жалобами на боль в левой половине грудной клетки, кашель с гнойной мокротой до 400 мл, общую слабость. Клинико-рентгенологическим исследованием было установлено наличие множественных хронических абсцессов левого легкого без бронхоэктазов. Больной был отнесен к третьей степени по тяжести заболевания.

С момента поступления и в течение месяца больному проводилась ингаляция аэро­ золя пенициллина и дважды переливалась кровь. После проведенного лечения содержание гемоглобина повысилось на 10%, увеличилось количество эритроцитов на 700 000, повысилось содержание кислорода в артериальной крови с 12, до 15,3 об.%, значительно улучшилось общее состояние больного. Это дало воз­ можность 27/XII 1951 г. успешно произвести радикальную операцию — удаление левого легкого.

Больная Я-ч, 20 лет, поступила в факультетскую хирургическую клинику II Московского медицинского института 3/П 1950 г. с жалобами на общую слабость, кашель с гнойной мокротой до 500 мл в сутки. Общее состояние больной при поступлении тяжелое. Кожа бледная, влажная. Тургор ее понижен. Клинико рентгенологическим исследованием установлено наличие хронических множествен­ ных абсцессов нижней доли правого легкого с бронхоэктазами и выраженным ннев москлерозом. Больная отнесена к третьей степени по тяжести заболевания. С 10/П она ежедневно получала 10% раствор хлористого кальция по 1 столовой ложке 3 раза в день, внутривенно вводился 40% раствор глюкозы по 20 мл с двумя кап­ лями строфанта. С 11/II больная ежедневно получала ингаляции аэрозоля пени­ циллина, с 23/II ей вводили пенициллин внутримышечно по 200 000 ЕД за сутки.

В результате проведенной предоперационной подготовки общее состояние больной значительно улучшилось, уменьшилось количество мокроты (с 500 до 300 мл).

Содержание гемоглобина возросло на 11%, цветной показатель с 0,71 возрос до 0,82. Больная прибавила в весе 3 кг. Улучшение состояния больной дало возмож­ ность 2/III произвести операцию расширенной пневмотомии с выжиганием пора­ женного отдела легкого, которая в последующем привела к выздоровлению.

Такова методика подготовки больных к операции на легких, если только предполагаемое вмешательство не является экстренным. Срок подготовки строго индивидуален для каждого больного и зависит от тяжести состояния, степени интоксикации организма. Динамическое наблюдение над больным, повторное исследование крови, мокроты, мочи, артериального давления, газов крови, жизненной емкости дают возможность судить о том, насколько он подготовлен к операции.

Такая подготовка неоднократно давала нам возможность уверенно назначать на операцию больных, которых при поступлении из-за тяже­ сти общего состояния мы считали неоперабильными. Вместе с тем нужно помнить, что не всегда возможно оттягивать срок операции, затрачивая длительное время на предоперационную подготовку больного. Иногда при тяжелом состоянии больного и быстро нарастающей интоксикации приходится ускорять срок операции, отказываясь от длительной пред­ операционной подготовки. Хирургическое вмешательство в этих случаях часто ограничивается пневмотомией. Эта паллиативная операция сама является как бы подготовкой к последующему радикальному вмеша­ тельству.

/Э е\ 6^1дтг^77. as -уъс — е&^»> Глава девятая МЕТОДЫ РАДИКАЛЬНЫХ ОПЕРАЦИЙ ПРИ ХРОНИЧЕСКИХ НАГНОЕНИЯХ ЛЕГКИХ При хронических гнойных заболеваниях легких, как правило, пока­ заны радикальные операции.

Большинство хирургов, оперирующих на легких, предпочитают производить эти операции под общим обезболиванием в виде интуба ционного наркоза с применением релаксантов и управляемого дыхания.

Применение местной анестезии при операциях на легких все более суживается. Тем не менее хирурги, хорошо владеющие техникой местной анестезии, получают не худшие результаты, чем хирурги, оперирующие под наркозом.

Применение местного обезболивания, несомненно, и в дальнейшем будет сохранять свое значение либо как самостоятельное обезболивание, либо как подсобное — в виде анестезии рефлексогенных зон при опе­ рациях иод наркозом. Наряду с этим при отсутствии специально под­ готовленных наркотизаторов и современной наркозной аппаратуры мест­ ное обезболивание для многих хирургов будет служить единственным методом. В связи с этим мы, описывая обезболивание при операциях на легких, помимо изложения техники наркоза, подробно описываем и технику местной анестезии. Поскольку местная анестезия неотделима от операции, описание ее будет приведено по ходу описания техники операции.

Интубационный наркоз При операциях на легких, проводимых под наркозом, следует отдать предпочтение интубационному методу. У больных с нагноительным процессом в легких в той или иной степени выражены явления гипоксии, поэтому у них необходимо применять управляемое дыхание с введе­ нием смесей, богатых кислородом. Кроме того, интубационный наркоз дает возможность проводить постоянное отсасывание слизи и гноя из верхних дыхательных путей. Этот вид наркоза позволяет при удалении сегментов или долей легкого раздувать оставшуюся его часть пород зашиванием грудной стенки.

Больные с гнойным заболеванием легких обычно выделяют значи­ тельное количество гнойной мокроты. Для того чтобы гной из больного легкого не затекал в здоровое, главным образом при операции пневмо эктомии, пользуются эндобронхиальным методом интубационного наркоза.

Преимущество этого вида интубационного наркоза у больных с нагноениями легких подтверждается тем, что ни дренажное положение больного перед операцией, ни положение его во время операции с опу­ щенным головным концом, ни отсасывание гнойного содержимого из трахеи не устраняют полностью опасности попадания гнойной мокроты в здоровое легкое, что может привести к пневмонии в послеоперацион­ ном периоде, а иногда и к асфиксии на операционном столе.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.