WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ФИЛОСОФИЯ Корчеватель триадами Алексей Апполонов оясню, почему «корчеватель». Дело в том, что с месяц назад в России произошло знаковое событие. Впервые в истории нашей страны ВА Ковский журнал («Журнал

научных публикаций аспирантов и докто Прантов») принял к публикации статью, написанную компьютерной программой (генератором SCIgen), выданную за труд несуществующего учено го Михаила Сергеевича Жукова. Статья носила гордое имя «Корчеватель: алго ритм типичной унификации точек доступа и избыточности». Однако поклон никам разнообразных теорий искусственного интеллекта не стоит радоваться.

В обозримом будущем компьютеры не облегчат труд ученых, совершая откры тия вместо них. SCIgen генерирует заведомую (наукообразную) чушь, а создан КАСАВИН И. Т. Текст.

был исключительно для проверки качества работы рецензентов научных жур Дискурс. Контекст. Вве налов. Ну вот и проверили: рецензенты «Журнала научных публикаций аспи дение в социальную эпи стемологию языка. М.: рантов и докторантов» оценили актуальность работы как высокую, а новизну Канон+, 2008. 544 с.

научного материала, методическую ценность и практическую эффективность как отличную;

после этого статья с некоторыми поправками (касающимися, в основном, стиля изложения) была принята к публикации.

SCIgen — изобретение американское, а лексикон, им используемый, отно сится к области естественно-научного знания. Меня, однако, неоднократно по сещала мысль о том, что нечто подобное, но с уклоном в гуманитарные науки, давно уже изобретено и активно используется в нашем Отечестве некоторыми учеными Института Философии РАН для генерирования своих текстов. По идее, данная программа должна состоять 1) из фраз типа «Уже из работ Фрейда нам хорошо известно, что…», «Когда Бродский снова и снова заявляет, что поэт есть средство существования языка, он имеет в виду, что…», «Бахтин, как со вершенно очевидно всем, ставил во главу угла следующее…» и т. д.;

2) из тер минов «текст», «контекст», «дискурс», «знак», «язык», «коммуникация» и т. п.;

3) имен всех известных философов и названий их книг. Программа должна рас полагать указанные фразы, термины и имена в некоем вольном, но, все-таки, порядке (так, например, чтобы «Бахтин» соседствовал с «Рабле», «хронотопом», «карнавалом» и «большим и малым временем»), а все остальное может генери роваться случайным образом.

Но! Самое главное — это триады. In omni re Triadam oportet esse (В каждой вещи должна быть Триада), говаривал Гуго Сен-Викторский;

так что триады — это давняя, освященная веками традиция. Более того, триада — это код, по ко торому некоторые представители нашего интеллектуального сообщества распо А К А Д Е М И Ч Е С К А Я Ф И Л О С О Ф И Я В Р О С С И И ПУ ШК ИН № n g a e h V C i X e w F e D r P w Click to buy NOW!

m w o w c.

.

d k o c c a r u t знают себе подобных. Нельзя сказать: «текст и контекст», ция и культура сформировались при мощном воздействии но только «текст, дискурс, контекст». Нельзя сказать «миф науки и техники и одновременно образуют специфическое и евхаристия», но только «миф, евхаристия, текст» (пусть окружение, в котором существуют наука и иные типы зна даже «текст» здесь явно, как говорится, не пришей кобыле ния. Анализ „жизненного мира“ наших дней, поэтому вы хвост). Поэтому изобретение все более новых и неожидан- ступает как конкретный пример исследования универсаль ных триад для названий книг и глав — первоочередная за- ного социокультурного контекста» (с. 295).

дача гипотетического генератора гуманитарных текстов. Однако далее автор уклоняется от темы языка вообще.

Так вот, при чтении книги И. Т. Касавина «Текст. Дис- При этом почему-то оказывается, что анализ «жизненно курс. Контекст. Введение в социальную эпистемологию го мира» непременно должен начаться с «актуализации языка» создается впечатление, что она — дело рук (или вопроса о кризисе современной цивилизации». В следую что там у него есть) этого самого генератора. Вот скажем, щей строчке «кризис» конкретизируется и становится уже подзаголовок: «Введение в социальную эпистемологию «духовным», причем суть его в том, что «ускорение обще языка». Я понимаю, что такое социальная эпистемоло- ственного развития и давление науки на общественное гия — это, скажем так, направление в эпистемологии, из- мнение ведет к утрате здравым смыслом своей компетен учающее социальные предпосылки возникновения (пере- ции». Мило, не правда ли? «Ускорение общественного раз дачи, накопления и т. д.) знания (что бы под «знанием» вития» — в каком смысле и в какую сторону? И как наука ни подразумевалось). Но что такое «социальная эписте- давит на общественное мнение? Чего она от него хочет?

мология языка»? Это когда изучают социальные предпо- Чего добивается? Может, грантов РГНФ? Ну и, наконец, по сылки функционирования языка? Или когда изучают со- чему эти две вещи неотвратимо ведут «к утрате здравым циальные предпосылки знания постольку, поскольку они смыслом своей компетенции», от каковой утраты (поче обусловлены языком? Надеясь получить ответ на этот жи- му-то) и случается духовный кризис?

вотрепещущий вопрос, я прочел Введение к этому «Вве- Допустим, впрочем, что все это так. Тогда лекарство дению…». И не нашел там словосочетания «социальная от «духовного кризиса» очень простое: 1) замедлить и об эпистемология языка». Такого словосочетания, по-моему, ратить вспять общественное развитие (чтобы сие ни зна вообще в тексте книги нет. Но, помилуйте, если некто чило);

2) отменить науку, дабы, зараза, не давила на об пишет трактат (тем более — «Введение», т. е. некие пред- щественное мнение. Странно, как автор не додумался варительные замечания) по некоей новой области науки до такой элементарной вещи. Влез бы в пещеру к пензен (а это — явно новая область: попробуйте найти что-нибудь ским сидельцам — и не страдал от духовного кризиса. За в Интернете про social epistemology of language — ничего чем книжки-то писать?

нет), то, наверное, следует пояснить, чем эта область, соб- Но это, конечно, было бы слишком просто, поэтому про ственно занимается, каков ее объект, метод, в чем ее от- должаем изучать «жизненный мир» и «духовный кризис».

личие от смежных дисциплин. Нет, однако, ничего подоб- Тем более что, как выясняется, «жизненный мир» проти ного. Зато во Введении обнаружилась такая фраза: «В те вопоставляется миру «науки и техники» как «автономные, седые времена, когда Земля была еще теплая, а письмен- а то и враждебные сферы сознания и бытия». Я готов пове ность как таковая выполняла глубоко служебную роль рить, что противопоставляется;

однако в то, что мир тех по отношению к устной речи…» (с. 12). А что, разве те- ники обладает сознанием, верить отказываюсь. Впрочем, перь Земля остыла? Вывод: текст Введения произведен по- сделаем исключение. Наш гипотетический генератор гу средством гуманитарного генератора. манитарных текстов сознанием, наверно, обладает, но ка Впрочем, с большим трудом, продираясь сквозь дебри ким-то спутанным, ибо дальше он (или автор — кто раз случайно сгенерированного текста, я все-таки кое-что по- берет) повествует о том, что «кризис современной науки, нял. Изначальным намерением И. Т. Касавина было рас- идущей от Галилея, и тем самым европейской духовности сказать о том, как перейти от философских интерпрета- вообще, состоит, по Гуссерлю, в забвении того, что М. Хай ций языка к социологическим его интерпретациям. То есть деггер называет повседневным бытием». Да-да, сначала по большому счету, «социальная эпистемология языка» духовный кризис случился из-за того, что наука давила должна заниматься изучением того социального контекс- на общественное мнение, отчего пропал здравый смысл, та, в котором функционирует язык. Но она — у И. Т. Каса- а теперь вот оказывается, что духовный кризис произо вина — этим не занимается. Вернее, может и занимается, шел из-за кризиса самой науки, который, в свою очередь, но при том, что она занимается у него вообще всем чем обусловлен «забвением повседневного бытия».

угодно, понять, где начало, а где конец и результаты это- Пощадите, граждане, как от забвения повседневного бы го «социально-эпистемологического» дискурса о языке, ре- тия может произойти кризис науки? Думаете там есть от шительно невозможно. вет на этот вопрос? Нет, нет и еще раз нет! Зато есть рецепт Судите сами. Разберем большой раздел книги Т. И. Каса- от кризиса: «В качестве терапии против научного объек вина, который называется «Мир науки и жизненный мир тивизма, который обесценивает чувственный жизненный человека». Вообще-то вопрос о том, что он делает в трак- опыт человека, Гуссерль выдвигает проект трансценден тате, посвященном «социальной эпистемологии языка», тальной феноменологии». Вы поняли? Теперь идем в об имеет право на существование. Но не будем торопиться. ратную сторону: чтобы избавить науку от кризиса, следует Тем более что про социокультурный контекст нам все-таки расправиться с научной объективностью, дабы не обесце обещают сказать: «Современная „техногенная“ цивилиза- нивался чувственный жизненный опыт. Но и тут не все так просто: толку от Гуссерля все равно не будет, поскольку весь его феноменологический «жизненный мир» «высту В книге Касавина можно обнаружить совершенно замечательные пает как идеальный конструкт, практически не связанный триады. Например, «акт-правило-контекст», «миграция-креатив ность-текст», «дискурс-разговор-риторика» и — настоящий ше- с научными, эмпирическими исследованиями повседнев девр — «смех-тайна-аноним». ности». То есть вернемся опять к «научной объективности», 124 ПУ ШК ИН № А К А Д Е М И Ч Е С К А Я Ф И Л О С О Ф И Я В Р О С С И И n g a e h V C i X e w F e D r P w Click to buy NOW!

m w o w c.

.

d k o c c a r u t дабы научно и эмпириче- Ф И ЛОСО ФИ Я ФИЛОСОФИЯ ФИ И ФИ И ФИ ФИ ФИ ФИ ФИ ФИ ФИ О ФИ Я ФИ О ФИ Я ФИ СО ФИ Я ФИ СО ФИ Я ФИ ЛО СО ФИ Я ФИ ЛО СО ФИ Я ФИ ЛО СО ФИ Я ФИ ЛО С О ФИ Я Ф ЛО СО ФИ Я Ф ЛО СО ФИ Я Ф ЛО СО ФИ Я Ф ЛО СО ФИ Я Ф Л О СО ФИ Я Ф ЛО С О ФИ Я Ф ЛО СО ФИ Я Ф ЛО С О ФИ Я И И И ски исследовать повседнев ность, которая пришла в забвение, отчего случил ся кризис науки, которая со своей научной объек тивностью обесценивает чувственный жизненный опыт, отчего бывает забве ние повседневности… Вот ведь задача!!!

Но да не устрашимся!

Ведь А. Щюц, М. Мерло-Пон ти и Ю. Хабермас дали но вые интерпретации поня тия «жизненный мир», «все более погруженные в эмпи рические контексты», а по тому освободили это поня тие от «„эгологических“, субъективистских импли каций». Здесь и наступило счастье, поскольку «жизнен ный мир» человека «в кон тексте техногенной циви лизации и постнеклассиче ского типа рациональности получает более глубокое философское понимание на пути выхода за пределы простых дихотомических противопоставлений миру науки и техники».

Теперь, конечно, я спо коен за духовный кризис, ибо его можно победить.

Победить его, как уже всем нам ясно, можно по средством выведения из забвения и исследования «повседневности». Эта са мая «повседневность» есть «нечто типичное для жиз ни определенной группы людей, ее культурная об становка, бытовой антураж, личностные типажи» (с. 304). рительного тракта». Как познавательно! Сколь тонкие на И вот автор начинает «повседневность» исследовать. «Так, блюдения! Особенно — про «дыхание», о котором поутру один из устойчивых мотивов повседневности — это посто- «заставляет вспомнить» «включившийся мозг». Про «вклю янное обновление. „Завтра с утра начинаю новую жизнь“ — чение мозга» — тоже хорошо. Автор, наверное, думает, что любимое обещание русского человека. От утреннего про- если он не «продуцирует идеи» во сне, то и мозг «выклю буждения ожидается, тем самым, вхождение в новый, более чен». Ничего подобного: работает, правда, не совсем так, благоприятный и благополучный мир, мир, открывающий как во время бодрствования. Впрочем, не стоит удивлять новые возможности и лишенный старых, надоевших про- ся, ибо наш «д. ф. н.» черпает свои знания по физиологии блем» (с. 306). Не знаю, откуда у И. Т. Касавина такой без- человека из деревенского фольклора: «Пробуждение и за удержный оптимизм (наверно, его бытие таким вот обра- сыпание издавна ассоциировались в народном сознании зом определяет его сознание);

впрочем, посмотрим, как с расставанием и встречей души с телом, с погружением описывает свое «постоянное обновление» автор. «Созна- в другой мир и возвращением из другого мира, мира сна, ние, отдохнувшее за ночь, продуцирует идеи, просыпа- мира странных и неожиданных впечатлений и испыта ется тело… сначала включается мозг… затем он посыла- ний, дающих новое знание». Понимаете? Отделилась душа ет импульсы во все участки тела, заставляя их вспомнить от тела и ушла в мир иной — значит, мозг выключился и че привычные действия — зевание, дыхание, потягивание, ловек перестал дышать;

потом душа вернулась, мозг вклю лицевую мимику, сгибание рук и ног, сжимание пальцев чился и заставил тело вспомнить, как дышать. Подлинная в кулак, фокусировку зрения, функционирование пищева- философия XXI века!

А К А Д Е М И Ч Е С К А Я Ф И Л О С О Ф И Я В Р О С С И И ПУ ШК ИН № К ОНСТАНТИН Б АТЫНКОВ. Из серии «Дон Кихот». 2007.

n g a e h V C i X e w F e D r P w Click to buy NOW!

m w o w c.

.

d k o c c a r u t Ну ладно, пробудившись и вспомнив, как дышать, лить лыжи, коньки, колыбель, жернова, веник и все такое И. Т. Касавин продолжает свое обыденное обновление. прочее)?

Что он делает далее? Ни за что не догадаетесь. Далее он Но ролики в деле десубъективации — это так, мелочь.

принимает солнечные ванны. Ибо один из элементов «се- Самое страшное — вот оно: «Вершиной информацион мьи обыденных форм обновления» — это «солнечная ван- ной революции нашего времени сегодня объявляется Ин на, которая связана с обнажением — возвращением к пер- тернет, который многими рассматривается как едва ли воначальному состоянию, после которой кожа приобретает не главное открытие XX в.» (заметим, что гуманитарный темный и ровный цвет, как бы молодеет» (с. 306). Любо- генератор здесь явно оплошал: при всем уважении, Ин пытно, для какого количества граждан РФ солнечная ванна тернет не может быть «открытием»;

по законам русско является «обыденной формой обновления». Если И. Т. Ка- го языка и общепринятой терминологии он — «изобрете савин регулярно посещает солярий (а как еще в Москве ние»). И. Т. Касавин, скрепя сердце, соглашается с тем, что «повседневно» принимать солнечные ванны) или каждый Интернет «помогает поддерживать общение с близкими день загорает на берегу теплого южного моря, то не следу- людьми, если эти близкие вообще в наличии». Но в це ет ему все-таки выдавать это свое «обыденное обновление» лом Интернет — огромное зло. Обосновывается это с по за ту «повседневность», которая характерна мощью такой вот случайно сгенерированной для большинства окружающих. Младший на- «КОРЕНЬ фразы: «В чем корень, сердцевина всех аргу учный сотрудник того же ИФ РАН, где работа- ментов в пользу Интернета? Это — не более И СЕРДЦЕВИНА ет Касавин, думает, скорее всего, о том, на ка- чем реклама нового типа коммерции». «Ко кие шиши ему купить макароны, а наш автор рень и сердцевина аргумента» — сильно ска АРГУМЕНТА» — вещает: «Вы, эта, молодой человек, прини- зано. А уж если этот корень еще и «реклама майте солнечные ванны, вернитесь к перво- СИЛЬНО СКАЗАНО нового типа коммерции», то тут уж вообще начальному состоянию, приобретите темный только руками остается развести.

и ровный цвет — и откроете потом, значицца, новые воз- Коварный замысел создателей Интернета заключает можности, а также лишитесь старых, надоевших проблем». ся в том, что он «в большей степени порабощает чело А вообще, слышали мы уже про эти омолаживающие ван- века, облегчая его пленение покупкой товаров и услуг, ны: «Царь велел себя раздеть // два раза перекрестился // чем освобождает его». Ну, «пленение покупкой това бух в котел — и там сварился». ров и услуг» оставим на совести генератора (если, конеч Покончив с солнечными ваннами, И. Т. Касавин пе- но, у генератора она есть) — не может же так выражаться реходит к «занятию спортом и лицезрению спортив- И. Т. Касавин, академик, доктор наук и почитатель Брод ных мероприятий», ибо таковое есть «еще одна форма ского с Ахматовой.

повседневного телесного обновления, в которой проис- В общем, в этой главе есть еще много интересного про ходит приобщение к архетипу героя-атлета, энергетиче- десубъективацию. Чего там нет — так это языка и его «со ски-эмоциональная подпитка организма» (с. 307). Да что циальной эпистемологии». Так зачем же она вошла в кни ж такое!!! Опять глумление!!! Пока, значит, сограждане гу? Ответ очевиден: будучи сгенерированной случайным тащатся в свои офисы (заводы, рынки, торговые точки) образом, она подверглась весьма поверхностной пере или на какую-то другую работу (ибо у них, в основном, работке и попала в книгу «для веса» — не пропадать же именно такая «повседневность»), И. Т. Касавин «лицезре- творчеству.

ет спортивные мероприятия» и «приобщается к архети- Вообще же, если отвлечься от всех последствий актив пу героя-атлета». ного применения генератора гуманитарных текстов и за Далее есть еще много чего интересного про «повседнев- глянуть в корень этой графомании, то станет очевидно:

ность». Например, про еду как «повторное творение и со- перед нами совершенно беспомощный идеализм. Беспо циализацию природы», про «мытье, бритье и косметиче- мощный в силу какой-то разжиженности мысли, отсут ские процедуры, которые… обнаруживают „тайны“ тела ствия ясного понимания, зачем вообще все это пишется, и проверяют его поверхности и отверстия». но — идеализм. Часто происходит так, что человек, по ка В конце концов оказывается, однако, что все это исследо- ким-либо причинам неудовлетворенный или напуганный вание «повседневности» не стоит и ломанного гроша. Ибо окружающей материальной, так сказать, действительно жизненный мир современного человека — это не сфера стью, каковая, как известно, дана нам в ощущениях, на субъективности;

напротив, он вынесен за пределы психи- чинает (как говорит И. Т. Касавин) продуцировать реаль ки. Почему? Все дело в технике. Ведь «общение с техникой ность из своего собственного сознания. А какие у него там явно выходит на первый план по сравнению с общением в сознании кентавры, русалки, зеленые человечки и про между людьми или с природой» (с. 312). Ну и какая здесь чие тараканы — одному Богу известно. Обычно это люди связь? Почему от «общения» человека с «автобусом, трам- тихие, безвредные: кто постарше — пишет мемуары, кто ваем, метро, личным автомобилем, мобильным телефо- помоложе — играет в ролевые игры. Но если в силу — э-э-э, ном, транзистором, велосипедом, роликами, детской ко- скажем так, — обстоятельств биографии данные люди по ляской» должна произойти десубъективация, а от общения падают в гуманитарную науку, они начинают штамповать с каракатицей, булыжником, березой, морковкой, гуля- статьи и книги одну за другой (благо генератор гуманитар шом с макаронами никакой десубъективации не произой- ных текстов всегда в наличии). А поскольку единственно, дет (заметьте, кстати, какой у И. Т. Касавина странный ряд что их интересует, это содержание их собственного созна зловещих технических десубъективаторов — от автобуса ния, то они пытаются подогнать под него все многообра до детской коляски: этот ряд явно сгенерирован случай- зие эмпирической реальности;

отчего, собственно, и про ным образом, поскольку если велосипед еще как-то тянет исходит идеализм — бессмысленный и беспощадный.

на «техническое средство», то ролики и детская коляска — Радует только, что их книги, как правило, никто не чита никак;

в противном случае в «технику» надлежит зачис- ет. И то слава Богу.

126 ПУ ШК ИН № А К А Д Е М И Ч Е С К А Я Ф И Л О С О Ф И Я В Р О С С И И n g a e h V C i X e w F e D r P w Click to buy NOW!

m w o w c.

.

d k o c c a r u t




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.