WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |

«LAURENCE HARRIS MONETARY THEORY MCGRAW-HILL BOOK COMPANY 1981 ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ ЗАПАДА Л. ХАРРИС ДЕНЕЖНАЯ ТЕОРИЯ Перевод с английского Общая редакция и вступительная статья доктора ...»

-- [ Страница 5 ] --

Здесь опять следует провести грань между теорией и результатами, полученными эмпирическим путем. В об­ ласти чистой теории можно прийти к выводу, что измене Фридмен доказывал, однако, что этот результат можег быть связан с влиянием неучтенных компонентов дохода на активы, так что его эмпирические исследования не противоречат чистой теории, из­ ложенной в «Новой формулировке». Более того, значение полученных Фридменом результатов нужно оценивать в свете работ, указанных в предыдущей сноске.

ния предложения денег могут определяться экзогенными факторами, например открытием новых месторождений золота в условиях системы золотого стандарта или правительственными займами для финансирования вой­ ны. Они могут также определяться спросом на деньги, когда увеличение спроса заставляет банковскую систему расширять планируемое предложение денег. Наконец, спрос и предложение денег могут находиться под воз­ действием одних и тех же факторов. Например, рост номинального дохода может одновременно приводить к увеличению как спроса на деньги, так и планируемого банковской системой предложения денег.

Фридмен и Шварц (Friedman и Schwartz, 1963a), a также Кейген (Cagan, 1965) применяют формальную схе­ му для демонстрации каждой из этих зависимостей, хотя сама схема-это не теория предложения денег, а просто система статистических категорий, находящихся в част­ ном секторе, и банковских депозитов, принадлежащих частному сектору:

(7.19) Затем определим наличные деньги, находящиеся в частном секторе и в банковской системе, как «деньги повышенной силы» H(PBS). Их величина равна сумме наличных денег, которые хранятся в частном секторе C(PS), и наличных, которые находятся в банковской системе в качестве резервов R(BS):

(7.20) Разделим обе части равенства 7.19 на денежную массу и получим (7.21) Заменим последний член R(BS)/M(PS) выражением R{BS)/D(PS) [1 - C(PS)/M(PS)V и получим:

Эта подстановка возможна, так как из уравнения 7.19 вытекает, что D = М — С. Следовательно, D = М - МС/М = М(\ - С/М). Если разделить обе части уравнения на R, то получим D/R = M/R (I — С/М) или R/M = R/D( I — С/М), что необходимо для подстановки.

или (7.22) Истолкование равенства 7.22 носит довольно прямо­ линейный характер. Оно указывает, что в свете двух приведенных выше основных определений изменение де­ нежной массы, накопленной частным сектором, зависит лишь от изменения следующих показателей:

1. H(PBS)- запаса денег повышенной силы, который в современном обществе может определяться правитель­ ством (хотя и не обязательно им).

2. C(PS)/M(PS) - отношения запаса наличных денег частного сектора к общему количеству денег, которое определяется поведением частного сектора.

3. R(BS)/D(PS)-отношения кассовых резервов бан­ ковской системы к общей сумме банковских депозитов (или общей сумме активов банков в упрощенной модели).

Все это вопрос дефиниций. Более интересная пробле­ ма состоит в том, чтобы выяснить, в какой степени каждая из указанных трех переменных влияла в истори­ ческом аспекте на динамику денежной массы и что определяет изменение каждой из них, ибо только таким путем можно установить, с чем были связаны колебания денежной массы на протяжении длительных периодов времени. Так, например, если коэффициенты С/М и R/D были относи 1елыю неизменны во времени, гак что все изменения денежной массы можно отнести за счет из­ менений запаса денег повышенной силы Я, и, если эти изменения Н определяются экзогенно правительствен­ ными органами, мы можем заключить, что денежная масса экзогенна. Если же мы обнаружим, что сдвиги в денежной массе связаны с изменениями коэффициента банковских резервов R/D и что эти изменения R/D систе­ матическим образом связаны с переменными, воздей­ ствующими на спрос на деньги, можно сделать вывод, чго денежная масса представляет собой эндогенную переменную Эги вопросы исследованы в работах Фридмена и Шварц (Friedman и Schwartz, 1963a), а также Кейгена (Cagan, 1965). Обе работы дополняют друг друга. Книга Фридмена и Шварц-это историческое исследование, которое изучает динамику денежных факторов в истори­ ческом процессе хозяйственного развития Соединенных Штатов за период 1867-1960 гг. и делает это таким образом, что предметом рассмотрения оказываются многие неквантифицируемые факторы. Работа Кейгена, с!

другой стороны, является преимущественно количествен­ ным исследованием факторов, воздействующих на денеж­ ную массу. Авторы обеих работ интересуются не только воздействием на денежную массу, но и влиянием измене­ ний самой денежной массы.

.'Вывод этих исследований состоит в том, что в кратко­ временном аспекте-в рамках обычного делового цик­ ла-денежная масса является эндогенной величиной.

Изменения номинального дохода и других эндогенных факторов оказывает воздействие на денежную массу.

Иначе говоря, в уравнении количественной теории Ms = = (1/У)РУ изменения р, у и V ведут к изменениям Ms в краткосрочном плане. На протяжении же длительных периодов времени и в случае крупных промышленных циклов денежную массу можно рассматривать фактичес­ ки как экзогенную величину. Изменения денежного запа­ са являются причиной изменений номинального дохода в долговременном плане и в периоды крупных падений или расширений производства. Иначе говоря, при наличии стабильности Кили по крайней мере стабильности общей тенденции динамики К экзогенные изменения Ms вызыва­ ют изменения р и у, если речь идет об анализе данных за длительные периоды времени. Фридмен и Шварц (Fried­ man и Schwartz, 1963) суммируют эти выводы следующим образом:

«Хотя влияние, идущее от денег к экономической активности (через стабильную, неэластичную по про­ центу функцию спроса на деньги или аналогичную функ­ цию скорости), преобладало, явственно проявлялось так­ же влияние, идущее в другом направлении, особенно в течение более кратковременных колебаний, связанных с деловым циклом. В качестве одного из примеров можно привести циклический рисунок изменений коэффициента депозиты-резервы (отношения депозитов и резервов)...

Взаимодействие, но такое, где деньгам явственно при­ надлежит роль старшего партнера во время долговремен­ ных периодов и наиболее сильных циклических колеба­ ний и скорее равного партнера с денежным доходом и ценами во время более кратковременных периодов и ?Л более слабых циклических скачков-таковы основные обобщения, вытекающие из нашего анализа».

Кейген (Cagan, 1965) приходит к аналогичному вы­ воду, что «девять десятых вековых изменений денежного запаса за весь период (1876-1960 гг.) были обусловлены расширением денег повышенной силы» и что «вековые изменения денег повышенной силы могут быть в значи­ тельной части отнесены за счет изменений золотого запаса и после 1914 г. примерно в такой же степени за счет операций Федеральной резервной системы». Эти операции обычно относят к числу экзогенных факторов, и Кейген, по-видимому, делает такое же допущение, хотя обоснованность его утверждений может быть оспорена.

Вместе с тем Кейген обнаружил, что краткосрочная динамика и циклические колебания денежной массы связаны преимущественно с изменениями отношения на­ личных денег к общей сумме денежного запаса^ С/КГ.

Это можно рассматривать как влияние эндогенного фак­ тора, так как, согласно аргументации количественной теории, это отношение определяется решениями частно­ го сектора по поводу того, в какой форме хранить деньги-в виде наличных денег или в виде депозитов. Но даже если С/М-эндогенная переменная, Кейген оказался не в состоянии выделить переменные, которыми она определяется.

7.4. НОВАЯ И СТАРАЯ КОЛИЧЕСТВЕННАЯ ТЕОРИЯ Фридмен (Friedman, 1968) заявил, что новая количе­ ственная теория представляет собой развитие докейн сианской теории по крайней мере в той степени, в которой последняя существовала в Чикаго в виде устной традиции. Патинкин (Patinkin, 1969) оспорил это мнение.

Мы можем вынести собственное суждение по этому вопросу. Чистая теория спроса па деньги Фридмена, делающая акцент на стабильности функций спроса и скорости обращения денег и па важности процентных ставок для этих функций, не является развитием старой количественной теории, изучавшейся в Чикаго, хотя она имеет некоторую связь с работами Фишера. Наиболее правильно было бы рассматривать ее как развитие уче­ ния теоретиков количественной теории из Кембриджа, ведь именно они делали акцент на роли процентных ставок как на факторе, определяющем скорость обраще­ ния денег, по крайней мере в краткосрочном аспекте '.

Необходимо рассмотреть также прикладную теорию спроса на деньги, а именно гипотезу постоянного (анти­ ципированного) дохода, которая, проводя четкое раз­ граничение между долгосрочным и краткосрочным ана­ лизом, обладает сильным привкусом старой количествен­ ной теории. Подобно многим докейнсианским сторон­ никам количественной теории с классических времен до неоклассического периода, Фридмен акцентирует внима­ ние на долговременном постоянстве скорости обращения денег. При этом речь идет не о том, что скорость постоянна на протяжении длительных периодов времени, а о том, что вековой темп ее изменения можно пред­ сказать. Этот вывод в работах Фридмена базируется на идее, что спрос на деньги-это спрос на «предмет роско­ ши», так что скорость обращения денег постепенно сни­ жается. У Маршалла развитие кредитных институтов сообщает скорости долговременную тенденцию к росту, но его «внутреннее видение», по существу, такое же, как у теперешних количественников, поскольку долговремен­ ные изменения скорости рассматриваются как подчиняю­ щиеся вековому тренду, который может быть предсказан.

Что же касается денежной массы, то как в работах Фридмена, так и в старой литературе по количественной теории считается, что ее изменения оказывают система­ тическое влияние на номинальный доход 2. Однако в кратковременном плане, как заключает Фридмен, ско­ рость колеблется вокруг тренда. Этот вывод опять-таки совпадает со взглядами докейнсианских сторонников количественной теории, рассмотренными в разделе 6.2.

Объяснение, даваемое Фридменом этому явлению, от­ личается от объяснений его предшественников, так как он подчеркивает влияние расхождений между текущим, учитываемым статистикой доходом и постоянным дохо­ дом. При объяснении этих краткосрочных колебаний старые теоретики-количественники подчеркивали роль процентных ставок (в том числе ценовых экспектаций) и Фактически Фридмен (Friedman, 1972) признал точку зрения Патинкина, когда речь идет о чистой теории спроса на деньги.

Более того, как мы увидим в гл. 21, Фридмен полагает, что в долговременном плане реальный доход достигает уровня полной занятости, следовательно, долговременное воздействие денег на но­ минальный доход сводится к влиянию на цены.

26(> влияние крайне нестабильного состояния общих оценок конъюнктуры.

Когда речь идет о взглядах теоретиков-количествен ников на предложение денег, мы снова обнаруживаем сходство между старой и новой теориями. Фридмен и его последователи заключают, что в кратковременном пери­ оде экономическая активность оказывает воздействие на денежную массу, тогда как в долговременном аспекте тенденции динамики денежной массы определяются экзо генно. Здесь явная аналогия с анализом эндогенных факторов представителями старой количественной тео­ рии, которые определяют предложение денег в кратко­ временном периоде. Хотя некоторые авторы, подобно Викселлю, подчеркивают роль процентных ставок (на­ ряду со спросом частного сектора на наличные деньги) в объяснении предложения денег, новые количественники, например Кейген, акцентрируют внимание не на роли процентных ставок, а на роли спроса частного сектора на наличные деньги.

Если рассматривать т радицию количественной теории как набор положений о поведении в долговременном и кратковременном аспектах, то становится ясно, что сторонники нового варианта теории имеют известное сходство со старыми количественниками. Когда позднее нами будут рассмотрены другие аспекты количественной теории, этот вывод получит новое подтверждение.

Часть Ш КЕЙНСИАНСКАЯ ТРАДИЦИЯ Глава КЕЙНСИАНСКАЯ МОДЕЛЬ ДЕНЕЖНОГО ХОЗЯЙСТВА После публикации «Общей теории занятости, про­ цента и денег» Кейнса (Keynes, 1936) особый вариант истолкования этой теории стал господствующей макро­ экономической моделью, используемой в академических исследованиях, преподавании и формулировании полити­ ки. Важно, однако, подчеркнуть, что эта получившая широкое распространение модель Кейнса-лишь одна из ряда возможных интерпретаций кейнсианской теории.

Мы поэтому будем называть ее старой кейнсианской моделью, а не собственно моделью Кейнса как таковой.

Развитие именно этой интерпретации кейнсовской рабо­ ты приписывается главным образом Хиксу (Hicks, 1937) и Хансену (Hansen, 1953) (и ее часто называют моделью Хикса-Хансена), но важный вклад внесли также Клейн (Klein, 1947), Самуэльсон (Samuelson, 1948) и Модильяни (Modigliani, 1944). Соответствие этой модели в качестве подходящей интерпретации работы Кейнса не вызывало сомнений вплоть до середины 60-х годов, когда она была поставлена под вопрос Клауэром (Clower, 1965). С тех пор с критикой ее и развитием альтернативной интер­ претации работы Кейнса выступили Клауэр (Clower, 1967), Лейонхувуд (Leijohnhufvud, 1968), Бэрроу и Грос­ сман (Вагго и Grossman, 1971) и другие авторы. Мы рассмотрим эту новую интерпретацию работы Кейнса в гл. 13.

Однако старая интерпретация модели Кейнса была оспорена не только новыми кейнсианцами. С самых ранних дней ее в той или иной степени подвергали сомнению теоретики-количественники, начиная с Лигу (Pigou, 1943) и кончая Фридменом. Подобное противо­ стояние вполне объяснимо в свете того, что Кейнс рас­ сматривал свою «Общую теорию» как атаку против традиции количественной теории, которая господствова­ ла в экономической мысли до него. Он считал, что эта традиция имела со времен Рикардо и до 30-х годов нашего столетия одну главную черту-веру в закон Сэя, под которым Кейнс, как нам представляется, понимал тождество Сэя. В гл. 6 говорилось, что было бы непра­ вильно полагать, будто сторонники указанной традиции придерживались тождества Сэя и что Кейнс совершенно несправедливо сделал объектом своих нападок Рикардо и Джона Стюарта Милля. Но проблема, с которой столк­ нулся Кейнс в 30-х годах,-это массовая безработица, т.е.

общий избыток товаров, и анализ многими ортодоксами кризиса подобного рода действительно основывался на тождестве Сэя. Как показал Хэнкок (Hancock, 1960), ряд английских экономистов высказывали мысль, что безра­ ботица является следствием не общего перепроизводства товаров, а наличия избыточного предложения на одних рынках, которому противостоял (неудовлетворенный) из­ быточный спрос на других. Нападая на закон Сэя, Кейнс атаковал способ, посредством которого современные ему представители количественной теории анализировали главную проблему того периода, и те предписания поли­ тики, которые они выдвигали.

Кейнс видел свою задачу в том, чтобы показать, что равновесие при полной занятости не является общим случаем. Общий случай-это равновесие при наличии безработицы, а полная занятость-лишь особый случай.

Чтобы достигнуть желаемого состояния полной заня­ тости, государство обязано проводить особую политику по ее достижению, поскольку автоматически действую­ щие рыночные силы без этой поддержки не гарантируют ее достижения. В этой главе мы рассмотрим, на чем основывались эти утверждения в старой кейнсианской модели.

Кейнсианская традиция заключалась _ не только в определенной интерпретации работы Кейнса. Она вклю­ чала также выдвижение модели, которая, как предпо­ лагалось, господствовала в макроэкономической литера­ туре до начала кейнсианской эры,-так называемая клас сическая модель. Поэтому в этой главе мы не только разберем старую кейнсианскую модель, но и сравним ее с классической. В то же время необходимо помнить, что классическая модель подобного рода приводит к серьез­ ному искажению традиции количественной теории. Как показывает сравнение настоящей главы с гл. 6, класси­ ческая модель значительно упрощает количественную теорию, а упрощая, неправильно ее интерпретирует.

8.1. ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ Кейнсианская модель выражена с помощью макро­ экономических агрегатов. При этом используются два вида агрегирования. Во-первых, модель выражает общее поведение всех индивидов и фирм в частном секторе и поведение всего государственного сектора1, что расхо­ дится с моделями поведения отдельных лиц. Во-вторых, в модели определенные виды товаров и переменные сое­ диняются в составные компоненты. Например, нас ин­ тересует не совокупный спрос на потребительский товар х,, а совокупный спрос на все потребительские товары в целом, с. В гл. 13 мы увидим, что точный способ, посредством которого товары и другие переменные агре­ гируются в pa6oie Кейнса, т.е. природа сделанных им упрощающих допущений, может быть предметом спора.

Что касается старой модели Кейнса, то в ней агрегирова­ ние осуществляется следующим образом.

Предполагается, что существует рынок товаров в це­ лом, где инвестиционные товары принципиально не отли­ чаются от потребительских. Между этими двумя катего­ риями товаров имеются некоторые различия, но они связываются только со спросом, поскольку спрос на потребительские и инвестиционные товары зависит от разных переменных. Различие такого рода носит поверх­ ностный характер, ибо, для того чтобы существенно разграничить рынки потребительских и инвестиционных товаров, необходимо ввести в модель в качестве со­ ответствующей переменной относительные цены това­ ров. Поскольку в старой кейнсианской модели этого не сделано, модель объединяет рынки всех товаров в один Кейнсианская модель включает и зарубежный сектор, но мы на протяжении всей работы исходим из наличия замкнутою хозяйства.

рынок. Далее предполагается, что существует рынок денег, который отличен от рынка облигаций. Относи­ тельная цена денег, выраженная в облигациях,-это ставка процента по облигациям. Но рынок облигаций сам представляет собой объединение всех видов обли­ гаций и неденежных финансовых активов. Соответствен­ но мы не рассматриваем разные виды процентных ставок, а только одну норму процента. Более того, рынок облигаций прямо не рассматривается как отличный от рынка физического капитала, поскольку в указанной модели предполагается, что норма доходности на фи­ зический капитал (т. е. на имеющийся запас инвестицион­ ных товаров) равна ставке дохода по облигациям в условиях равновесия. Наконец, четвертый рынок в мо­ дели -это рынок рабочей силы.

Наша задача в этой главе состоит в том, чтобы точно определить функционирование каждого из указанных рынков и, что наиболее важно, выявить взаимосвязи между ними. Но даже при нынешнем уровне обобщения мы можем уловить те каналы, посредством которых, как предполагается в этой кейнсианской модели, денежно кредитная политика влияет на производство продукта.

Так, увеличение денежной массы, осуществленное, ска­ жем, с помощью печатания новых денег и распределения их в частном секторе, изменяет пропорции обмена между деньгами и облигациями. Поскольку теперь имеется не­ много больше денег, их будут хранить только в том случае, если цена на альтернативный вид акгивов-обли­ гации - повысится или, что то же самое, если норма процента снизится. Если же процентная ставка но обли­ гациям упадет, норма доходности на физический капитал должна снизиться, поскольку предполагается, что обли­ гации и физический капитал-это близкие субституты. Но если исходить из снижающейся предельной производи­ тельности, норма доходности на физический капитал гем меньше, чем выше запас этого вида активов. Следова­ тельно, падение нормы доходности с необходимостью предполагает увеличение спроса на запас физического капи1ала, который может быть удовлетворен только путем увеличения спроса на новые инвестиционные то­ вары. Этот спрос на инвестиционные товары является одним из компонентов спроса на товары в целом (по­ скольку мы объединили инвестиционные и потребитель­ ские товары). Таким образом, указанный спрос влияет на спрос на товары и соответственно на предложение това­ ров или на производство национального продукта.

Вопросы, которые мы до сих пор обсуждали, ка­ саются планируемых (или ex ante) переменных, т. е. пла­ нируемого спроса и предложения на различных рынках.

Однако работа Кейнса позволила также развить совре­ менную систему национальных счетов, которая связана с квантификацией фактических (или ex post) переменных.

Из макроэкономической теории известно различие между переменными ex ante и ex post. Рассмотрим рис. 8.1, где Рис. 8. представлен рынок одного товара х,. DD и SS-это соответственно рыночные кривые спроса и предложения.

Они обозначают количества товара, на которые вся совокупность индивидов рассчитывает предъявить спрос или же которые она намерена предложить на рынке по определенным ценам. Если цена товара р\, то плани­ руемый спрос xfl, а планируемое предложение xf1. Это переменные ex ante. Они отличаются от фактического спроса и предложения, от действительно купленных или проданных количеств товара. Если цена равна р\, то намерения купить и продать не могут осуществиться одновременно, ибо планируемый спрос меньше плани­ руемого предложения и существует, следовательно, из­ быточное предложение товара. Чтобы определить фак­ тический спрос и предложение, необходимо сделать не­ которые допущения относительно того, какая переменная доминирует. В принципе мы предполагаем, что преобла­ дает «дефинитная с трона» рынка. Если, например, пла­ нируемый спрос меньше, чем планируемое предложение, то фактическое состояние рынка определяет планируе­ мый спрос. В этом случае, если цена равна р\, фактически купленное количество товара (т.е. действительный спрос jc, ') и фактически проданное его количество (дейс ти­ гельное предложение д-f1) равны планируемому спросу х?1, но меньше планируемого предложения xf. В точке равновесия при цене р* планируемое предложение и планируемый спрос равны. Они, следовательно, равны в этой точке дейс1вителыюму спросу и предложению.

Во всех точках, даже в неравновесных, фактический спрос равен фактическому предложению xf = xf, и это тождество следует просто из гого факта, что каждая фактическая продажа одним лицом должна одновремен­ но быть покупкой другого лица. Это тождество ex post (т.е. фактических) спроса и предложения служит основой системы национальных счетов. Эту систему учета делает явно кейнсианской то обстоятельство, что ее структура отражает кейнсианский принцип агрегирования товаров.

Система национальных счетов отражает ноток то­ варов, вновь произведенных в течение данного периода.

Поскольку предполагается, что разные переменные влия­ ют на спрос, на потребление и инвестиции часшого сектора, а также на товары, купленные государственным сектором, го система национальных счеюв выделяет эти виды юваров. Совокупные расходы страны (ex post) на покупку товаров равны 5>,3с? = Е = CD + 7" + GD (8.1) где С, I и G обозначают соо1ветственно номинальные расходы потребителей, частных инвесторов и государ­ ственных органов. Поскольку эти расходы оцениваются ex post, можно считать, что они отражают действитель­ ный спрос и, как было показано в предыдущем разделе, равны фактическому предложению или фактическому производству Q новых товаров (в номинальных зна­ чениях) 18 (8.2, Но фактическое предложение новых товаров-это источ­ ник дохода тех факторов производства, которые их про­ извели.

Q = фактическая совокупная зарплата плюс фактическая совокупная прибыль (8.3] (в номинальных значениях). Иначе говоря, фактический объем производства всегда равен фактическому нацио­ нальному доходу, кохорый мы обозначим в номиналь­ ных значениях через У:

(8.4) Кроме того, необходимо еще одно определение.

Вновь произведенные товары должны быть либо по­ треблены в течение гого же периода, либо сбережены и сохранены до будущего периода. Поскольку фактическое производство равно фактическому доходу, можно ска­ зать, что фактический доход тождествен сумме факти­ ческих потребительских затрат и фактических сбереже­ ний:

(8.5) Следовательно, система национальных счетов основана на принципе, что ex post общая сумма расходов в стране равна национальному продукту и равна национальному доходу:

(8.6) Каждое из этих понятий можно подразделить на со­ ставные компоненты. В кейнсианских моделях считается особенно полезным делить на составные части Е и У Учитывая равенс1ВО Е и У, можно подставить в уравнение 8.6 уравнения 8.1 и 8.5:

(8.7) Если мы для простоты предположим, что фактические расходы государственного сектора равны нулю (GD = 0), то получим из уравнения 8.7 уже знакомое положение, что фактические инвестиции всегда равны фактическим сбережениям. Из эюго, конечно, не следуе1, что пла­ нируемые сбережения и инвес1иции тоже всегда равны.

Как мы увидим в следующем разделе, это различие важно для кейнсианского анализа рынка товаров и для его модели в целом.

8.2. СТАРАЯ КЕЙНСИАНСКАЯ МОДЕЛЬ И КЛАССИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ: ТРИ РЫНКА, РАССМАТРИВАЕМЫЕ ПО ОТДЕЛЬНОСТИ Как кейнсианскую, так и классическую модель можно рассматривать как систему, состоящую из взаимосвязан­ ных субмоделей, которые в свою очередь отражают поведение трех рынков-рынка рабочей силы, рынка фи­ нансовых активов (денег и облигаций) и рынка товаров (потребительских и инвестиционных). В действительно­ сти ни Кейнс, ни авторы классического направления не представляли свои модели в таком виде, но в учебных целях полезно приступить к рассмотрению различий между старой кейнсианской и классической моделями, сравнивая их теории относительно каждого из этих рын­ ков по отдельности. Мы проделаем этот анализ в разделе 8.2, а в разделах 8.3-8.5 указанные модели будут сравни­ ваться целиком.

Рынок рабочей силы Рассмотрим сначала рынок рабочей силы. Он описы­ вается с помощью трех видов зависимостей: функции спроса, функции предложения и условия равновесия. Мы проанализируем Э1И зависимости поочередно.

В классической модели функция спроса выводится из двух гипотез: (1) фирмы стремятся максимизировать прибыль, и, кроме того, они полностью конкурентны при предложении товаров и найме рабочей силы и (2) при прочих равных условиях предельный продукт труда сни­ жается по мере того, как растет занятость («закон сни­ жающейся отдачи»). Из гипотезы (1) следует, что фирма находится в состоянии равновесия, когда количество рабочей силы, коюрую она использует, таково, что предельный продукт груда равен (определяемой рынком) реальной заработной плате рабочих. Из гипотезы (2) следует, ч т (до тех пор пока использование других факторов, например капитала, не изменится) падение реальной заработной платы будет побуждать фирму, стремящуюся уравнять предельный продукт труда и ре­ альную зарплату, увеличивать занятость до такого уров­ ня, при котором стоимость предельного продукта упадет в той же степени, что и реальная заработная плата.

Следовательно, предполагается, что спрос отдельной к,* фирмы на рабочую силу связан обратной функциональ­ ной зависимостью с реальной заработной платой '. Объе­ диняя эти функции для всех фирм, мы приходим к гипотезе классической модели, что рыночный спрос на рабочую силу является обратной функцией от реальной заработной платы.

Предложение рабочей силы в этой модели тоже яв­ ляется функцией реальной заработной платы. Принима­ ется постулат, что по мере того, как реальная заработная плата растет, рабочие будут предлагать все больший объем трудовых услуг (ибо чем выше реальная зара­ ботная плата, тем выше альтернативные издержки сво­ бодного времени).

Условие равновесия гласит, что реальная заработная плата должна достигать такого уровня, чтобы уравни­ вать спрос и предложение рабочей силы.

Эти гипотезы классической теории о рынке рабочей силы показаны на рис. 8.2. Линия NDND обозначает функцию совокупного спроса на рабочую силу, а NSNS- функцию предложения. В равновесии реальная Рис. 8. Это положение можно вывести, используя дифференциальные исчисления. Основная гипотеза гласит, что фирмы ориентированы на извлечение максимума прибылей, т.е. максимальной разницы между поступлениями и издержками (О к = pq = Wl, где я-прибыли фирмы, р-цена продукта и <7 - физический объем продукта. W-это денежная заработная плата, а /- количество рабочей силы, использованной для производства продукта q. Для простоты предполагается, что рабочая сила единственный фактор производства.

Максимизируя уравнение (г), фирма ограничена производственной функцией, выражающей технологическую связь между количеством продукта (

('О хотя допущение об отрицательной второй производной имеет здесь иную основу по сравнению с законом снижающейся отдачи, мы пред­ полагаем, что рабочая сила-единственный фактор производства.

Объединяя уравнения (i) и (/'/'), получаем:

(О Условие (Pq/dl2 < 0 в уравнении (О) является гипотезой снижающейся отдачи.

Из уравнения (Г) получаем условие первого порядка для максимизации прибыли:

(Hi) или Фирма, максимизирующая прибыль, планирует использовать рабочую силу до того момента, где предельный продукт равен реальной зар­ плате.

Теперь мы можем определить изменение запланированной занято­ сти, вытекающее из изменения реальной заработной платы, в то время как условие максимизации прибыли по-прежнему удовлетворяется.

Дифференцируя условие максимизации прибыли, т.е. уравнение (ш), в отношении (Wjp), получаем:

(/о) Из гипотезы снижающейся отдачи (см. уравнение и) мы знаем, что (Pq/dl1 < 0 Таким образом, чтобы удовлетворялось уравнение (w), необходимо, чтобы Иначе говоря, спрос на рабочую силу [со стороны фирмы, макси­ мизирующей прибыль и сталкивающейся с производственной функцией типа той, которая описана уравнением (//)] снижается по мере роста реальной заработной платы, и наоборот. Кривая спроса на рабочую силу для отдельной фирмы имеет наклон вниз. Если же суммировать все фирмы, то получим снижающуюся совокупную кривую спроса.

заработная плата равна w * = (Wjp)*, а уровень занятости N*. Постулируется, что существует автоматическая тен­ денция движения к этому равновесному уровню. 1На­ пример, если реальная заработная плата равна (W/р), то предполагается, чю избыiочное предложение рабочей силы (7VS1 — NDl) снизит реальную заработную плату.

Обычно считается, что такой эффект будет вызван сни­ жением денежной заработной платы (W) под влиянием вынужденной безработицы и если в результате этого упадут цены р, то они снизятся в меньшей степени, чем денежная заработная плата. Следовательно, реальная заработная плата w упадет до (W/p)*.

Формально теория рынка рабочей силы в старой кейнсианской модели (предеявленная на рис. 8.3) очень Рис 8 близка к классической гипо1езе. Здесь спрос на рабочую силу также зависит oi реальной заработной платы и предельною продукта труда;

предложение рабочей силы опять-таки является положительной функцией реальной заработной платы, и рынок снова находится в равновесии при той реальной заработной плате, которая уравнивает спрос и предложение. Но в двух важных аспектах взгляды Кейнса на рынок рабочей силы отличались от взглядов классиков. Во-первых, хо\я реальная заработная плат (w) может изменяться в любом направлении, Кейнс полагал, что имеется какой-то уровень, ниже коюрого денежная заработная плата не может упасть. В старой кейнсиан ской модели предполагается, что эта неизбежность по­ рождается законами о минимальной заработной плате или другими институциональными факторами или же (совсем не обязательно пропорциональным) нежеланием рабочих работать за более низкую денежную заработную плату, хотя они пошли бы на получение более низкой реальной заработной платы. Такой подход предполагает, что если первоначально заработная плата находится в точке (w/p1), ю поскольку денежная заработная плата, по предположению, не может упасть ниже W, избыточное предложение рабочей силы можно ликвидировать только путем повышения цен до р*, пока не будет достигнута равновесная реальная заработная плата (W/p*)*. Во-вто­ рых, старая кейнсианская модель предполагает, что, даже если бы денежная заработная плата была более гибкой, равновесие на рынке рабочей силы не могло бы быть достигнуто с гакой легкостью, как это предсказывает классическая модель. В ней постулируется, что урезыва­ ние денежной заработной платы привело бы к пропор­ циональному снижению цен, так что реальная заработная плата не обязательно должна была бы упасть. Урезы­ вание денежной заработной платы могло бы помочь уравновесить рынок рабочей силы в кейнсианской мо­ дели, но лишь косвенно, через его эффект на денежном рынке.

Таким образом, теория рынка рабочей силы в старой кейнсианской модели отличается от классической теории благодаря двум теоретическим положениям относитель­ но механизма, посредством которого рынок подсфаива е1ся к равновесию. Важность этих двух идей Кейнса не может быть до достоинству оценена, если рассматривать рынок рабочей силы изолированно. Эш моменты будут в полной мере разъяснены, и станет ясна их важность лишь позднее, в разделе 8.3, когда все элементы классической и старой кейнсианской теорий будут собраны вместе. Более того, в разделе 8.3 мы увидим, что этот вариант рынка рабочей силы в старой кейнсианской модели в действи­ тельности не подходит для анализа безработицы. Хотя кривая спроса на рабочую силу на рис. 8.3 не порождает проблем, когда предполагается, что хозяйство находится в состоянии полной занятости, однако с появлением безработицы и избыточного предложения товаров в мо­ дели возникает несоответствие. Мы покажем, что функ­ ция спроса на рабочую силу, равно как и условие равно весия на рынке рабочей силы, в старой кейнсианскс модели нуждается в радикальном изменении, чтобы сд лать возможным анализ безработицы.

Финансовый рынок Рассмотрим 1 еперь финансовый (или денежный) рыно, Снова нас интересуют функция спроса,"" функция предл< жения и условие равновесия. Теории финансового рын* Кейнса и авторов классического направления акцент!

руют внимание на спросе и предложении денег, но \ других финансовых активов. В основе теории денег Кеш са заложена, однако в неявном виде, определенная KOI цепция рынка государственных облигаций, а также дрз гих финансовых активов.

Теория спроса на деньги в классической модели, инач говоря, грубая количественная теория, заключается том, что совокупный спрос на деньги-это функция ypoF ня денежного дохода [реального дохода {у), умноженног на общий уровень цен (/>)]. Предполагается, чго связь эт носит пропорциональный характер-желаемые денежны остатки равны доле к денежного дохода. В этой модел] предложение денег рассматривается как экзогенпо фикси рованная величина. Рынок находится в равновесии, когд, спрос на деньги равен предложению. Напомним, что в о 4 и 6 мы уже анализировали грубую количественнун теорию и ее место в традиции количественной теории.

Эта модель представлена на рис. 8.4. 0MDX -крива;

Рис. 8. спроса на номинальные денежные остатки и MSMS- кри­ вая предложения денег. Поскольку на диаграмме пред­ ставлен лишь р (а не ру), то наклон ОМ зависит от уровня у. Чем выше у, тем больше спрос на номинальные денежные остатки при любом уровне цен;

0MDi сущест­ вует при более низком уровне у, чем OMD. Однако на денежном рынке в классической модели предполагается, что величина у фиксирована на уровне полной занятости, так что мы можем ограничить внимание лишь одной кривой-0MD. На рисунке показано, что рынок находится в равновесии, когда уровень цен достигает точки р*.

Предполагается, что существует автоматическая тенден­ ция к равновесию. Если, например, уровень цен был бы/? и_ имелось бы избыточное предложение денег, равное Ms — Mf, то постулируется, что уровень цен будет расти до р*, причем в некоторых вариантах классической моде­ ли это осуществляется с помощью эффекта реальных остатков. Если мы не предполагали, что переменная у постоянна, то ясно, что равновесие может быть достиг­ нуто либо путем измерения р, либо передвижкой 0MD, вызванной изменением у, либо одновременным действием обоих эффектов. Однако принятое в классической модели допущение о постоянстве у возлагает всю тяжесть кор­ ректировки на р.

Кейнсианская модель финансового рынка носит не­ сколько иной характер. Важное различие связано с трак­ товкой спроса на деньги. Согласно кейнсианской модели, кассовые остатки отдельных лиц можно разделить на две части. Во-первых, имеются «трансакционные» остатки, которые хранятся для осуществления сделок" связанных с поддержанием заданного уровня денежного дохода. Во вторых, имеются <> остатки, которые хо­ зяйственные субъекты хранят в качестве активов или инвестиций и которые не используются для осуществле­ ния сделок, за исключением покупки и продажи других финансовых активов, облигаций. Спрос на трансакцион­ ные остатки зависит от уровня денежного дохода точно так же, как спрос на деньги в грубой количественной теории. Спрос же на спекулятивные остатки зависит от ставки процента по облигациям-чем выше норма процен­ та, тем ниже спрос на спекулятивные остатки. Более детально эта теория спроса на деньги разъясняется в гл. 9, но мы уже сейчас имеем достаточно элементов, чтобы построить кейнсианскую модель денежного рынка.

На рис. 8.5 показано, как выводится кейнсианская агрегатная функция спроса на деньги путем соединения функций спроса на трансакционные и спекулятивные остатки. Спрос на спекулятивные остатки-это обратная функция от величины нормы процента по облигациям г, на графике он представлен линией SB". Спрос на трансак­ ционные остатки не связан с г и зависит только от ру. Он представлен вертикальной линией, например ТВ. При Рис. 8. любом уровне процента спрос на общую сумму денеж­ ных остатков представлен Dлипией MDMD, которую полу­ чают путем сложения SB и TBD. MDMD-это кейнсова кривая предпочтения ликвидности. Заметим, что спрос на трансакционные остатки повысился бы до TBDl, если бы ру был выше и (путем сложения SBD и TBDX) кривая ликвидности стала бы MD1MD1. Следовательно, положе­ ние кейнсовой кривой предпочтения ликвидности зависит от уровня р и у.

На рис. 8.6 изображена кейнсианская модель денеж­ ного рынка. Кривая спроса на деньги MDMD выведена с помощью диаграммы на рис. 8.5. Кривая предложения денег представлена кривой MSMS, 5причем предложение денег экзогенно задано в точке М. Рынок находится в состоянии равновесия, когда норма процента равна г*.

Заметим, что если бы значения р или у были бы выше и кривая Dl предпочтения ликвидности занимала бы положе­ ние M MDl, а не MDMD, то рынок находился бы в равновесии лишь при норме процента более высокой чем г*. Предполагается, что система автоматически стре­ ми 1ся к равновесию. Если бы, например, норма процента была г1 и имелся избы i очный спрос на деньги (М, — Ms), норма процента повысилась бы до г*. Этот корректирую­ щий механизм показывает, чю в кейнсианской теории денежного рынка подспудно предполагается определен­ ная теория рынка облигаций, ибо подразумевав 1ся, что Рис 8 неравновесие на денежном рынке оказывает влияние на ставку процента по облигациям. Наиболее простое объяс­ нение заключается в предположении, что избыточное предложение на денежном рынке всегда равно избыточ­ ному спросу на рынке облигаций, так что если один рынок находится в равновесии, то наступает равновесие и на другом. При этом предположении мы не должны открыто рассматривать рынок облигаций, ибо его функ­ ция избыточного спроса не является независимой от денежного рынка. Когда при ставке процента г1 имеется избыточный спрос на деньги, то, согласно указанному предположению, существует и избыточное предложение облигаций, коюрое снижаег их курсовую стоимость и повышает г. Но в i л. 16 мы увидим, чю это допущение представляет собой известное упрощение и не очень удовлетворительно.

Таким образом, главное различие между кейнсиан ской теорией денежною рынка и классической моделью заключается в том, что спрос на деньги в кейнсианской ~>н~\ модели связан со спросом на облигации Этот спрос функционально зависит от ставки процента по облига­ циям, равно как и от уровня дохода. Переменная вели­ чина, которая непосредственно уравнивает денежный ры­ нок в кейнсианской модели,-это норма процента, а не абсолютный уровень цен, как в классической модели В разделе 8.3, где модели рассматриваются в целом, мы увидим, однако, что уровень цен и уровень дохода косвенно влияют на равновесие денежного рынка в кейн­ сианской модели.

Рынок товаров В заключение мы рассмот рим рынок товаров в класси­ ческой и кейнсианской моделях. Мы уже анализировали модели рынка рабочей силы и финансового рынка с точки зрения спроса и предложения рабочей силы и финансовых активов. Аналогичным образом можно охарактеризовать теории рынка товаров в терминах функций спроса и предложения товаров1, хотя подобный анализ можно проводить также пугем рассмотрения функций сбереже­ ний и инвестиций.

Рассмотрим сначала теорию рынка товаров в класси­ ческой модели. Спрос на товары (или планируемые рас­ ходы)-это сумма спроса на потребительские и инвести­ ционные товары, если предположить, что правительствен­ ные расходы равны нулю. Согласно теории, как потреби­ тельский, так и инвестиционный спрос связан обратной функциональной зависимостью с г, нормой процента по облигациям. Объясняется это тем, что в случае с потреб­ лением, чем выше г, 1ем больше доход от сбережений, в результате чего большая часть дохода будет c6epei аться и меньшая - расходоваться на потребительские товары Когда мы рассматриваем случай с инвестициями, то, чем выше г (i.e. ставка процента, применяемая при дискон­ тировании будущих расходов от инвестиций и приведе­ нии их к сегодняшней оценке), тем ниже будет сегодняш­ няя оценка любого данного инвестиционного npoeKia.

Таким образом, некоторые проекты, дающие сегодня при Во многих из бопее ранних вариантов кейнсианской модели планируемое предложение товаров не учитывалось в анализе рынка товаров Мы следуем за Патинкиным (Patmkin, 1949, 1965), открыто вводя в модель предложение товаров низких учетных ставках небольшой выигрыш, при более высоких ставках получат негативную оценку и не будут приняты во внимание инвестором, стремящимся макси­ мизировать прибыль. Следует особо заметить, что в этой модели спрос на потребительские и инвестиционные то­ вары не является функцией уровня дохода.

В классической модели предложение товаров является функцией уровня занятости, определяемого на рынке рабочей силы. Как уже говорилось выше, когда рынок рабочей силы находится в равновесии, предприниматели нанимают рабочих только до такого момента, пока увеличивается прибыль (т.е. до точки, где предельный продукт труда равняется реальной заработной плате).

Предполагается, что у каждой фирмы имеется произ­ водственная функция, так что для каждого уровня заня­ тости при прочих равных условиях имеется единственный уровень продукта. Эти производственные функции мож­ но агрегировать, и если задан равновесный совокупный уровень занятости, то можно вывести совокупный уро­ вень продукта, равный планируемому предложению пот­ ребительских и инвестиционных товаров. Рынок товаров находится в равновесии, когда планируемые расходы равны совокупному планируемому предложению.

Иллюстрация классического рынка товаров приведена на рис. 8.7. Мерой планируемого продукта или нацио­ нального дохода ex ante является у, а планируемые расходы-е. Предложение товаров (уровень выпуска про­ дукции) определяется (с помощью рынка рабочей силы и совокупной производственной функции) на уровне Gs.

Рис. 8. Поскольку предполагается, чю объем предложения не зависит ни о г у, ни от е, то^ функция предложения представлена вертикальной линией G Gs. Функция же спро­ са определяется нормой процента, и поскольку в этой модели она не зависит ни от у, ни от е, то функция спро­ са представлена горизонтальной линией вроде GDlGm или GD2GD2 (первая буде1 функцией спроса при более низком уровне процентных ставок, вторая-при более высоком). Если функция спроса-это GmGD1, то равнове­ сие достигается в точке Z1 при расходах, равных GD1, и продукте, равном Gs.

Важно отметить, однако, что равновесие может быть достигнуто лишь в одной из точек, которые, подобно Z1, лежат на линии 00, проходящей под углом в 45°. В ючке Z2, например, равновесие не досшгаегся, n2 это точка хотя пересечения кривой совокупною спроса G GD2 и кривой совокупного предложения GSGS. Z2 не может быть точкой равновесия, так как в подобной точке совокупный спрос не может равняться совокупному предложению. Спрос и предложение могут быгь равны лишь вдоль линии 00.

Поскольку эта линия проведена иод углом в 45° к осям координат, координаты любой ючки на ней на горизон­ тальной и вершкальной осях равно оiстоят о г начала координат. Раз планируемое предложение измеряется на горизонтальной оси, а планируемый спрос-на верти­ кальной в одних и тех же единицах, координаты точки, расположенной на линии 00, представляют определенную оценку планируемого спроса и такую же оценку плани­ руемого предложения. Поскольку точка Z2 находится вправо oi 00, ее координаты на горизонтальной оси дают большее планируемое предложение по сравнению с планируемыми расходами, которые представлены коор­ динатами на вертикальной оси. Если бы кривая спроса должна была остаться в положении GD2G, го имелось бы избыточное предложение товаров (Z2 — Z3). Класси­ ческая модель, однако, подразумевает, что GD2GD2 не буде1 оставаться неподвижной. Ибо избыточное предло­ жение товаров влечет за собой нежела1ельное их накап­ ливание или, если попьпаться обрисовать неравновесную сшуацию другим способом, оно связано с незапланиро­ ванными инвестициями, с излишком планируемых сбере­ жений над планируемыми инвестициями. Модель осно­ вывается на постулате, что связь сбережений с нормой процеша положительна, а инвестиций с нормой нроцен та - отрицательна и что, следовательно, избыток пла­ нируемых сбережений над планируемыми инвестициями приведет к снижению процентной ставки. Эт падение процента повысит планируемые инвестиции и снизит планируемые сбережения, т.е., иначе говоря, приведет к росту потребления. В результате увеличения планируемо­ го потребления и планируемых инвестиций кривая Dl пла­ нируемых расходов GmG"2 повысится до уровня G GDl и в точке 2 будет достигнуто равновесие. Вывод модели такого рода заключается в том, что при данном объеме производства, определяемом на рынке рабочей силы, спрос на товары в состоянии равновесия всегда равен предложению из-за автоматического уравновешивающе­ го влияния процентной ставки. Это автоматическое тяготение рынка товаров в классической модели к состоянию равновесия будет рассмотрено нами в разделе 8.5. На этой же стадии можно увидеть, что оно связано и с равенством Сэя, рассмотренным нами в гл. 6.

Рынок товаров в кейнсианской модели использует иную гипотезу и дае1 принципиально иные выводы. В этой модели, как и в классической, функция предложения товаров определяется ex ante на основе рынка рабочей силы. Спрос на товары опять-таки складывается из спро­ са на потребительские и инвестиционные товары. Как и в классической модели, спрос на инвестиционные товары представляет обратную функцию нормы процента. Одна­ ко главное новшество состоит в идее, что планируемый спрос на потребительские товары является не функцией нормы процента, а положительной функцией от факти­ чески полученного национального дохода у1.

Этот кейнсианский рынок товаров изображен на рис. 8.8. Он ошичается от графического изображения классической модели рынка товаров т олько углом накло­ на функции планируемых расходов. Функция расходов на рисунке имеет положительный наклон, ибо теория Кейн­ са утверждает, что планируемое потребление возрастает по мере роста фактического дохода. Поскольку предпо­ лагается, что на инвестиционный спрос размер дохода не оказывает влияния, то планируемые расходы (сумма инвесжционного и потребительского спроса) растут в той же cieneiiH, чю и сумма дохода. Как в классической В настоящем анализе рынка товаров предполагается, что пра­ вительственные расходы равны нулю модели, равновесие может достигаться в точке Z1, если функция планируемых расходов представлена линией G GDl. И опять-таки аналогично классической модели, даже если линия GD2GD2 представляет функцию плани­ руемых расходов, Z2 не является точкой равновесия, так как она не лежит на линии с наклоном в 45°.

Рис. 8. Главное различие между кейнсианской и классической моделями можно увидеть при обращении к точке Z3 на кривой GD2GD2. В этой точке имеется избыточное плани­ руемое предложение товаров, так что мы не можем сказать, что рынок товаров полностью очищен от това­ ров. Иначе говоря, мы не можем сказать, что планируе­ мое предложение (т.е. сумма желаемых продаж) равно планируемому спросу (желаемым покупкам). В этой мо­ дели нет, однако, оснований полагать, что движение рынка будет направлено от точки Z3 к точке Z1, ибо модель не предусматривает наличия постоянно дейст­ вующего механизма, посредством которого функция рас­ ходов автоматически сдвигается в положение GDlGDi.

Правда, подобная автоматическая передвижка функции расходов задана в самой общей форме, так что равнове­ сие не достигается в точке Z. Общая кейнсианская модель действительно позволяет заключить, что избы­ точное предложение в точке Z3 приводит (вследствие падения уровня цен и, следовательно, снижения функции спроса на деньги) к увеличению инвестиций (но не прямо к росту потребления) и в конечном счете возвратит функцию расходов в положение GD1GD1. Однако в трех теоретических важных случаях этот механизм дает осечку и устраняет доводы в пользу того, что функция расходов должна сдвинуться из положения GDlG или что рынок должен покинуть точку Z3.

Наиболее легким путем для выяснения вопроса о том, почему может не возникнуть автоматическая тенденция к передвижке функции расходов от положения GD2Gm к G GD1, и для установления связи между планируемым предложением, фактическим предложением и рынком рабочей силы является рассмотрение рынка товаров" в рамках кейнсиапской модели как единого целого. Анализ полной классической и кейнсианской моделей дается в следующем разделе.

8.3. КЕЙНСИАНСКАЯ И КЛАССИЧЕСКАЯ МОДЕЛИ:

ПОЛНЫЕ МОДЕЛИ Критически важным моментом в этих моделях явля­ ется взаимодействие трех рынков, которые до сих пор рассматривались нами по отдельности. Легче всего рассматривать это взаимодействие, когда модели вы­ ражены в алгебраической и графической формах. При­ веденная ниже алгебраическая форма моделей в точности повторяет словесное описание, данное в предшествую­ щих разделах. Модели суммированы следующим обра­ зом:

Классическая модель Кейнсианская модель (с полной занятостью) Рынок рабочей силы (8.8) (8.9) (8.10, 8.11) 19- Денежный рынок (8.12;

(8.13] (8.14, 8.15) Рыкок товаров (8.16;

(8.11) (8.18, 8.19) В свете наших прежних комментариев по поводу рынка рабочей силы в старой кейнсианской модели пред­ ставленная здесь кейнсианская модель называется ва­ риантом с полной занятостью. Что же касается варианта с безработицей, то он будет рассмотрен нами позднее.

Как в классической, так и в старой кейнсианской модели (с полной занятостью) каждый рынок описыва­ ется четырьмя уравнениями: предложения, спроса и дву­ мя уравнениями, определяющими положение равновесия.

На рынке рабочей силы в каждой из моделей предложе­ ние труда, /Vs, является функцией реальной заработной платы (W/p) (уравнение 8.8). Спрос на рабочую силу № (уравнение 8.9) также является функцией реальной зара­ ботной платы, поскольку предполагается, что предпри­ ниматели нанимают рабочих до того момента, когда предельный продукт dy/dN (первая производная от про­ изводственной функции, приведенной в уравнении 8.16) равен реальной заработной плате. Условие равновесия (уравнение 8.10), т.е. равенство между планируемыми предложением и спросом, определяет (уравнение 8.11) уровень занятости N*, который приводит в равновесие рынок рабочей силы. На денежном рынке предложение денег Mf в обеих моделях экзогенно фиксируется на уровне Ms (уравнение 8.12). Спрос на деньги М (уравне­ ние 8.13) в классической модели выражен в форме грубой количественной теории. В кейнсианской же модели спрос на деньги является функцией фактического денежного дохода и нормы процента, г, по облигациям, причем последние являются единственным видом неденежных финансовых активов. Равновесие на денежном рынке устанавливается при равенстве спроса и предложения денег (уравнение 8.14 и 8.15). На рынке товаров плани­ руемое предложение товаров у является функцией уровня занятости, которое обеспечивает равновесие рынка рабо­ чей силы (см. производственную функцию уравнения 8.16). Планируемый спрос на товары, е, представляет собой планируемую сумму спроса на потребительские и инвестиционные товары (уравнение 8.17). В классической модели спрос на оба вида товаров представляет собой функцию нормы процента;

в кейнсианской модели спрос на потребительские товары является функцией фактиче­ ского предложения товаров (или фактического реального дохода у), тогда как спрос на инвестиционные товары есть функция нормы процента. Равновесие на рынке товаров (уравнение 8.18) требует равенства планируемого предложения товаров, планируемого спроса на товары и (уравнение 8.19) фактического предложения товаров.

Модели, представленные указанной системой уравне­ ний, отличаются на первый взгляд только трактовкой спроса на деньги и функцией спроса на товары (уравнения 8.13 и 8.17). Подобная относительная аналогичность является следствием того, что мы рассматриваем лишь старую кейнсианскую модель с полной занятостью. Если же рассмотреть эту модель при наличии безработицы, то.мы увидим, что систему уравнений необходимо изме­ нить, и эти изменения будут подчеркивать тот факт, что в кейнсианской модели характер взаимосвязи между рын­ ками и направление причинности иное, чем в классиче­ ской модели. Представляется удобным начать рассмотре­ ние с уравнений рынка рабочей силы, в частности спроса на труд.

Безработица и рынок рабочей силы Кейнсианскую теорию рынка рабочей силы трудно интерпретировать. Сам Кейнс рассматривал ее в гл. «Общей теории занятости, процента и денег» и явственно подчеркивал, что эта теория имеет центральное значение при определении отличий его теории от взглядов его предшественников. Но трактовка старой кейнсианской модели в разделе 8.2 (и в уравнениях 8.8-8.11) делает его теорию очень похожей на рынок рабочей силы в класси­ ческой модели. В обеих моделях спрос на труд и его предложение являются функцией реальной заработной платы, и главное различие состоит в том, что в старой 19* кейнсианской модели предполагалось, что денежная зара­ ботная плата может быть недостаточно гибкой. Предпо­ лагалось, 41 о эта негибкость исходит со стороны предло­ жения на рынке рабочей силы.

Подобная модель не является неправильной картиной собственных представлений Кейнса о рынке рабочей силы (хотя она представляет слишком упрощенную версию). В гл. 2 «Общей теории...» он уделяет большое место рас­ смотрению функции предложения труда и доказательству того, что, хотя необязательно должна присутствовать негибкость реальной заработной платы, может наблю­ даться неэластичность денежной заработной платы в сторону понижения. При этом реальная заработная плата изменяется вследствии изменений р при неизменности W на уровне W. Таким образом, он открыто принимает классическую модель спроса на рабочую силу, которая рассматривает спрос как функцию только реальной зара­ ботной платы. Однако, хотя график 8.3 может весьма упрощенно, но правильно отражать взгляды Кейнса, он не соответствует той теории безработицы, которую пы­ тался сформулировать Кейпс, ибо трудно объединить указанную модель рынка рабочей силы с его моделью товарного и денежного рынка, когда система находится в состоянии ниже полной занятости. Причина этих труд­ ностей прослеживается Патинкиным (Patinkin, 1965). Она состоит в том, функция спроса на рабочую силу, как она изображена на рис. 8.3, имеет смысл лишь в том случае, если в хозяйстве наблюдается состояние полной занято­ сти. Когда же хозяйство находится в положении непол­ ной занятости, спрос на рабочую силу следует рассмат­ ривать как функцию спроса на товары, а не только реальной заработной платы. Эта мысль имеет далеко идущие последствия, которые будут рассмотрены в гл. 13. В настоящее время нас интересует лишь вопрос о том, как принятие указанных условий изменяет вид ста­ рой кейнсианской модели.

Сначала посмотрим, почему модель рынка рабочей силы с кейнсианской функцией спроса на труд несовме­ стима с другими рынками при наличии безработицы.

Рассмотрим рис. 8.9. На нем показано, что если реальная заработная плата равна (W/p)*, то спрос на рабочую силу N равен N*. Из уравнения производственной функции (уравнение 8.16) мы знаем, что величина занятости связа­ на с величиной продукта у. Мы определяем у как плани руемое предложение товаров или в случае определения N* как уровня полной занятости - как уровень реального продукта при полной занятости. Предположим, однако, что по причинам, которые будут рассмотрены нами в разделе 8.4, спрос на продукцию, е, меньше, чем продукт, произведенный при условиях полной занятости, у. В этом случае, доказывал Кейнс, фактически произведенный про­ дукт, у, будет равен планируемому спросу и будет, следовательно, меньше, чем у. Это окажет влияние на Рис. 8. рынок рабочей силы, поскольку при данной производст­ венной функции у может быть произведен с использова­ нием меньшего числа рабочих, чем у. Последствия со­ стоят в том, что спрос компаний на рабочую силу в этих условиях будет равен N? (рис. 8.9). Допущение, что реальная заработная плата равна (W/p)* не предотвра­ щает того, что рынок товаров устана^швает уровень продукта в точке у, а занятость в точке N?. В этом случае получается, таким образом, что один уровень занятости определялся бы на рынке рабочей силы (N*), а другой на рынках товаров и денег (N?). Какой из них кейнсиан ская теория безработицы выбрала бы в качестве уровня занятости?

Ответ на этот вопрос не вызывает сомнений. Логика «Общей теории...» и всей кейнсовой теории в целом состоит в том, что спрос на рабочую силу определяется эффективным спросом на товары, или, иначе говоря, равновесием на рынках товаров и денег. Следовательно, в данном случае JV? является спросом на рабочую силу и при допущении, что занятость в этих условиях опреде­ ляет именно спрос на рабочую силу, а не ее предложение, Ni представляет уровень занятости. Дело обстоит имен­ но таким образом, несмотря на то, что, по предположе­ нию, реальная заработная плата равна (W/p)* и кривая спроса приводит к выводу, что соответствующий ей уровень спроса на рабочую силу равен N*. Следствием этого на рис. 8.9 является то, что положение компаний совпадает с точкой Z или, иначе говоря, они находятся вне своей кривой спроса на рабочую силу. Если по-преж­ нему определять N* как объем занятости в состоянии полной занятости, то N* — N? измеряет величину безра­ ботицы, которая возникает, когда спрос на товары ведет к снижению фактически произведенного продукта до уровня ниже полной занятости (j,), a (W/p)* является реальной заработной платой1.

Конечно, трудно понять идею, что предъявляемый компаниями спрос на рабочую силу представлен на графике точкой, которая не лежит на кривой спроса на рабочую силу. Загадка возникает в связи с тем, что, как мы уже видели в сноске на с. 276, кривая спроса на рабочую силу выводится из предположения, что компа­ нии стремятся максимизировать прибыль, и ничто в этом разделе не указывает на то, что они отказываются макси­ мизировать прибыль. Здесь же и заключен намек на разгадку. Как мы увидим в гл. 13, мысль о том, что компании вытесняются с кривых спроса в точку, подоб­ ную Z, вытекает из убеждения, что, когда эффективный спрос на товары составляет лишь ух, фирмы не могут максимизировать прибыль, хотя бы они и пытались это делать, поскольку они не могут продать столько, сколько хотели бы. Таким образом, кривая спроса на рабочую силу, которая выводится на основе предположения о максимизации прибыли, не может быть более применена.

Если бы спрос на товары равнялся у, то, по допущению, компании могли бы продать все товары, которые они Это не единственно возможная мера безработицы. Она основана на определении безработицы как разницы между фактическим спросом на труд и планируемым его предложением при данном уровне реальной заработной платы.

хотели продать. В этом случае они полностью максими­ зировали бы прибыль, их кривая спроса NDND полностью сохраняла бы значение и спрос на рабочую силу был бы равен N*. Иначе говоря, как мы видели в предыдущем разделе, у равняется планируемому предложению това­ ров, y = y(N*), и можно видеть, что это действительно планируемое предложение, так как оно допускает полную максимизацию прибыли.

Мы можем использовать понятие компаний, находя­ щихся вне кривой спроса на рабочую силу, чтобы проана­ лизировать безработицу в старой кейнсианской модели.

Мы еще не рассматривали вопрос, почему доход должен быть ниже уровня, соответствующего полной занятости.

Этот вопрос рассматривается в разделе 8.4. Сейчас же мы просто допускаем, что равновесие может возникнуть при у < у. Мы должны, во-первых, выяснить, как следует изменить алгебраическое выражение модели Кейнса в уравнениях 8.8-8.19, ибо эти уравнения подходят только к условиям полной занятости и должны подвергнуться изменениям, чтобы анализировать ситуации, когда име­ ется безработица и компании находятся вне кривой спро­ са на рабочую силу.

Изменения в модели Следует начать с указания на то, что функция плани­ руемого предложения товаров (уравнение 8.16) является особым случаем производственной функции, которая сви­ детельствует о том, что фактический уровень продукта есть функция фактического уровня занятости:

y = y(N) (8.16а) Если нас интересует уровень безработицы, отличный от N*, т.е. уровня полной занятости, уравнение 8.16 следует заменить уравнением 8.16а. Более того, рассмотрение вопроса в этом разделе указывает на то, что соответст­ вующий спрос на рабочую силу определяется через пр­ оизводственную функцию, данную в уравнении 8.16а, фактическим уровнем продукта у. Следовательно, функ­ ция спроса (уравнение 8.9) следует заменить следующим:

ND = N°{y) (8.9а) Наконец, условия очистки рынков товаров и рабочей си­ лы (т.е. уравнения 8.10, 8.11, 8.18 и 8.19) необходимо заменить таким условием равновесия, которое подходит для случая, когда рынки не очищаются полностью. Одно из главных новшеств Кейнса заключалось в идее, что равновесие на рынке товаров возникает даже в том случае, когда планируемое предложение товаров не равно планируемому спросу (е^у);

достаточно, чтобы фактиче­ ское предложение равнялось планируемому спросу (е = у).

Эта мысль обсуждалась в разделе 8.2 в связи с рис. 8.8.

Что же касается системы уравнений, то это означает, что уравнение 8.18 не подходит к кейнсианской модели при наличии безработицы и что только уравнение 8.19 дает необходимое условие равновесия. Поскольку равновесие может быть при у < у, из уравнения 8.9а следует, что рынок рабочей силы может быть в равновесии при № < N*(n ND меньшем, чем планируемое предложение рабочей силы Ns). Равновесие на рынке рабочей силы зависит только от равновесия на рынке товаров. Таким образом, уравнения 8.10 и 8.11 становятся излишними.

Эти поправки означают, что кейнсианская модель при наличии безработицы может быт,ь представлена следую­ щими уравнениями.

Кейнсианская модель (с безработицей) Рынок рабочей силы (8.8) (8.9а) Рыпок денег (8.12) (8.13) (8.14,8.15) Рынок товаров (8.16а) (8.17) (8.19) Сравнение этих уравнений с уравнениями 8.8-8.18 на с. 289 показывает, что, хотя старая кейнсианская модель кажется формально очень похожей на классическую мо­ дель, когда она находится в состоянии полной занятости, они весьма различны, когда, как в данном случае, сущест­ вует безработица. Функция спроса на рабочую силу, условия равновесия на рынках товаров и рабочей силы и форма производственной функции (в части, касающейся фактического предложения) существенно изменились.

Эти изменения выдвигают на первый план два круп­ нейших кейнсовых новшества, касающихся вопроса о взаимосвязи различных рынков. Одно новшество заклю­ чается в идее, что равновесие на рынке товаров требует лишь равенства планируемого спроса и фактического предложения. Другое новшество гласит, что фактический спрос на рабочую силу определяется фактически произве­ денным продуктом и, следовательно, достигает равнове­ сия, когда рынок товаров находится в равновесии 1. Если поставить вопрос в более общем плане, то кейнсовы новшества, представленные в данной системе уравнений, состоят в том, что равновесие может иметь месго (в том смысле, что хозяйство находится в состоянии покоя), хотя рынки товаров и рабочей силы остаются неочищен­ ными.

Общее равновесие IS/LM Мы имеем теперь три системы уравнений, которые представляют соответственно три модели: классическую, старую кейнсианскую (с полной занятостью) и старую кейнсианскую (с безработицей). Функционирование этих моделей и связи между рынками внутри каждой из них не очевидны, если ограничиться только системой уравнений, и их обычно иллюстрируют с помощью графиков. В этом разделе и начале следующего мы рассмотрим старую кейнсианскую модель с использованием графиков. Мы применим такие графики, которые в равной мере прием­ лемы как для варианта с полной занятостью, так и для варианта с безработицей. Начнем с рынков товаров и денег. Анализ этих двух рынков в значительной степени упрощается благодаря применению аппарата кривых IS/LM, разработанного Хиксом (Hicks, 1937) и Хансеном (Hansen, 1953). Эти кривые представляют уравнения, полу­ чаемые из систем уравнений, и мы сначала рассмотрим механизм подобного выведения.

Чтобы понять часть анализа, связанную с IS, рассмот Как указывалось в начале этого раздела, сам Кейнс начал свою «Общую теорию» с теории спроса на рабочую силу, которая совмести­ ма с этой идеей лишь в том случае, если хозяйство находится в ' состоянии полной занятости.

рим рынок товаров в кейнсианской модели, представлен ный уравнениями 8.16а, 8.17 и 8.19 и графиком н;

рис. 8.8. Товарный рынок может достигнуть точки рав новесия (с полным или недостаточным очищением рын ка) путем изменения только у, или г, или обоих перемен ных одновременно. Кривая /5-это место расположена точек, представляющих комбинации г и у, при которы?

рынок товаров находится в равновесии. И эта крива имеет одну точку, при которой рынок товаров не толькс находится в равновесии, но также полностью очищается, при этом кривая планируемых расходов пересекает ли­ нию планируемого предложения на линии, проведенной под углом 45°. Алгебраически кривая /5 выводится путем решения уравнений 8.17 и 8.19 для получения у в значе­ ниях г. Подставим уравнение 8.17 в уравение 8.19:

и если с(у) = а + b(y), a i(r) = d—fr, то получим:

(8.20) Уравнение 8.20 и есть уравнение кривой IS. Графически эта кривая представлена на рис. 8.10. Она наклонена вниз вправо, так как, по предположению, 0 < 6 < 1 и / > 0.

Выведение кривой IS может быть интуитивно понято с помощью рис. 8.11. Примем за начальную точку равно­ весия Z1. Z1 получается, так как кривая планируемых Рис. 8. расходов-это кривая GmGm.Dl Иначе говоря, планируе­ мые расходы на кривой G GDl равны планируемым расходам на потребление плюс такой уровень инвести­ ций, который намечается, когда норма процента состав­ ляет г1 [/(г1)]. Таким образом, в точке Z1 рынок товаров находится в равновесии, фактический доход равен у1 и норма процента г1. Другая точка равновесия будет соот ветствова i ь другой комбинации у и г. Важно отметить то обстоятельство, что чем меньше у, тем выше должна быть г, чтобы достигнуть точки равновесия (как показы­ вает наклон кривой IS). Это можпо увидеть на рис. 8.11, Рис 8 если предположить, 1 что у — у1. Если норма процента останется в точке г, тогда точка на кривой функции расходов, соответствующая у2, должна быть Z2. Но поскольку эта точка не находится на 45-градусной линии, она не является точкой равновесия. Это даже не точка равновесия с неочищенным рынком. Если же норма процента повысится до г2, то планируемая функция расходов передвинется в положение 3G G и равновесие может быть достигнутым в точке Z при сочетании у и г на уровне у2(> у1) и г2(> г1).

Кривая LM выводится из кейнсианской модели денеж­ ного рынка, представленной уравнениями 8.12-8.14 и рис. 8.6. При заданных значениях Msn p равновесие на рынке денег может быть достигнуто путем изменений у, или г, или обеих переменных. Кривая LM-это место расположения точек, представляющих такие сочетания г и у, при которых денежный рынок находится в равнове сии. Алгебраически эту кривую можно выразить, если решить уравнения 8.12-8.14 для г в значениях у. Подста­ вим уравнения 8.12 и 8.13 в уравнение 8.14.

и если, то (8.21) Уравнение 8.21 и есть уравнение кривой LM. Графически эта кривая представлена на рис. 8.12. Она наклонена вправо вверх, поскольку, согласно предпосылкам j < О {дМ°/дг < 0). Получение кривой LM можно интуитивно Рис. 8. понять из рис. 8.13. Допустим, что р и Ms принимают постоянные значения р° и Mso и что начальная точка равновесия Z1. Z1 получается при кривой спроса на деньги MDlMD1(p°y1), а не MmMDi{p°yi), так как уровень номинального дохода равен р°ух. Таким образом, равно­ весие Z1 на рынке денег достигается, когда денежный доход равен р0^1 и норме процента г1. Если бы уровень денежного дохода был выше, например р°у2, кривая спроса на деньги совпала бы 2с MD2MD2(jrp ), а равнове­ сие достигалось бы в точке Z. Иначе говоря, равновесие в точке Z2достигается, когда доход равен р°у2(> р°рх), а норма дохода г2(> г1). Это показано на рис. 8.12;

при данном уровне р, чем выше величина реального дохода у, тем выше должна быть норма процента г, чтобы рынок денег был в равновесии. Так как на рис. 8.12 у (а не ру) является одной из координат кривой LM, необходимо подчеркнуть, что положение кривой LM меняется с изме­ нением уровня цен. Чем выше р, тем дальше влево передвинется кривая LM (что видно из положения кри­ вых LM (р°), LM (р1) и способа их выведения). Как Рис. 8. явствует из уравнения 8.21, последствия изменения денеж­ ной массы аналогичны, но не идентичны последствиям изменений уровня цен. Увеличение денежной массы при­ ведет к сдвигу кривой LM вправо, но не изменит ее наклона. Снижение же абсолютного уровня цен приведет как к передвижке кривой LM вправо, так и к изменению ее наклона.

Кривая IS обозначает все виды сочетаний г и у, которые совместимы с равновесием на рынке товаров, но она не указывает, какая из этих возможных точек ста­ бильности будет достигнута в действительности. Иначе говоря, эта кривая не дает ответа на вопрос, при каком сочетании г и у рынок товаров будет стабилизирован.

Аналогичным образом кривая LM (при любых заданных значениях р и Ms) не дает ответа на вопрос, какая именно 30!

комбинация г и у фактически обеспечивает равновесие финансового рынка, иначе говоря, какое из равновесных сочетаний указанных переменных, представленных на кривой, будет в действительности выбрано. Если, однако, мы соединим две кривые (как это сделано на рис. 8.14), мы обнаружим, что при заданных р и Мs имеется только одна комбинация г и у, которая дает возможность уста­ новления равновесия на обоих рынках-финансовом и товарном, а именно г* и у*. При таких значениях г и у одновременно обеспечивается стабильность на рынках Рис. 8. товаров и денег в кейнсианской модели. Различным уровням р (и Ms) соответствуют различные кривые LM и, следовательно, разные сочетания г и у, которые позво­ ляют стабилизировать рынки (например, г*1 и у*1, когда р снижается с р до р1 при постоянном Ms). При прочих равных условиях, чем выше уровень цен, тем дальше влево передвигается кривая LM и, следовательно, тем выше норма процента и ниже уровень дохода в точке, где обеспечивается стабильность товарного и финансового рынков.

Анализ с помощью кривых IS-LM дает нам, таким образом, возможность определить уровень у и г, при которых не возникает тенденция к дальнейшим сдвигам.

И это позволяет нам весьма просто решить указанную задачу, рассматривая взаимосвязь между товарным и финансовым рынками.

Вместе с тем график кривых IS-LM не позволяет завершить анализ статичного состояния кейнсианской модели, ибо мы еще не рассмотрели рынка рабочей силы.

Здесь важным является вопрос о связи рынка рабочей силы с рынками товаров и денег. Наилучшим образом можно решить этот вопрос, если ввести график кривых IS-LM в более обширную диаграмму (рис. 8.15). Рис. 8.15а — это график кривых 1S-LM, взятый на рис. 8.14. Рис. 8.15в графическое изображение уравнения производственной функции (уравнение 8.16 и измененное уравнение 8.16а).

Рис. 8. Рис. 8.15в показывает, что при более высоких уровнях дохода (у) должны быть более высокие уровни занятости (N ). Рис. 8.15с-это диаграмма рынка рабочей силы (см.

рис. 8.3). Этот набор графиков показывает взаимосвязь трех рынков. Совокупное действие денежного и товарно­ го рынков, представленных на рис. 8.15а кривыми IS-LM, определяют равновесный уровень у и г. Равновесный уровень фактически полученного дохода у позволяет установить фактическую потребность в рабочей силе № с помощью производственной функции, представленной на рис. 8.15в. Таким образом, причинные связи направлены от рынков товаров и денег к рынку рабочей силы через производственную функцию, причем рынок труда не играет значительной роли. Если бы нам пришлось начи­ нать рассмотрение с рынка рабочей силы, показанного на рис. 8.15с, то можно было сказать, что при реальной заработной плате, равной (W/p)*, и нахождении компаний на кривой спроса на рабочую силу, спрос на нее равнялся бы N*, т. е. был бы на уровне полной занятости. Однако, раз мы доказываем, что фактический спрос на рабочую силу определяется не (W/p), а у и компании могут не находиться на кривой спроса на рабочую силу, то (W/p)* и N* можно интерпретировать лишь как обозначения, указывающие на полную занятость, а не как элементы теорий формирования спроса на рабочую силу. Если бы существовала полная занятость N*, то предложение това­ ров составило бы (с помощью производственной функ­ ции) у и этот продукт был бы равен тому, что мы определяем как планируемое предложение товаров. Пла­ нируемая кривая предложения обозначена па рис. 8.15а вертикальной линией, выходящей из точки у.

8.4. УСТОЙЧИВОСТЬ СТАРОЙ КЕЙНСИАНСКОЙ МОДЕЛИ С ВЫНУЖДЕННОЙ БЕЗРАБОТИЦЕЙ Теперь мы располагаем аппаратом для анализа ста­ рой кейнсианской модели и можем использовать ее с целью изучения основных выводов Кейнса. Главная цель Кейнса при построении его модели заключалась в том, чтобы продемонстрировать, что система может нахо­ диться в состоянии равновесия при существовании вы­ нужденной безработицы (т.е. избыточного предложения рабочей силы) и избыточного планируемого предложения товаров (иначе говоря, при отсутствии полной очистки товарных рынков). При этом можно показать, что старая кейнсианская модель приводит к подобным выводам путем принятия трех специфических допущений.

Прежде чем использовать аппарат модели, изобра­ женной на рис. 8.15, для выявления последствий указан­ ных трех допущений полезно показать, что если ни одно из указанных допущений не действует, то кейнсианская модель будет обладать способностью автоматически приходить в состояние равновесия при полной занятости (т.е. равновесия, характеризующегося полным очище­ нием рынков), и, что пока существует вынужденная без­ работица, модель не может достигнуть стабильного со­ стояния. Рассмотрим рис. 8.16, где все три особых допу­ щения Кейнса не действуют. В частности, заработная плата полностью эластична, что устраняет предпосылку фиксированное™ этого параметра на уровне W. На рис. 8.16 полная занятость, по определению, достигается в точке N*.

Рис. 8. Чтобы рынки товаров и денег тоже находились в состоянии равновесия, указанный уровень занятости требует, чтобы другие переменные получили значения (W/p), у (= у) и г. Следовательно, для достижения полного равновесия 2необходимо, чтобы кривая LM за­ няла положение LM. Но предположим, что 1М перво­ начально находилась на месте LM\ норма 1 процента равнялась г1, доход и занятость составляли J и NDl и реальная заработная плата равнялась (W/p). Возникли 20 бы в этом случае какие-либо сдвиги, которые побудили бы модель перейти в состояние равновесия при N ? Да, такие сдвиги возникли бы, поскольку избыточное пред­ ложение рабочей силы привело бы к попыткам снизить реальную заработную плату. Если бы эти попытки приняли форму урезания денежной заработной платы (W), они вызвали бы снижение издержек и, следова iejibHo, падение цен. W и р в этом случае снизятся, а снижение уровня цен вызовет сдвиг кривой LM вправо в положение LM2. При этом состоянию равновесия на финансовых и товарных рынках соотве1Ствовал бы лишь один уровень дохода -у, который отвечает условиям полной занятости. Занятость при этом достигнет JV*, a реальная заработная плата-(W/p)* Таким образом, имеется автомашческая тенденция к полной занятости, порождаемая воздействием рынка рабочей силы на фи­ нансовый рынок, который в свою очередь, взаимодейст­ вуя с рынком товаров, вызывает обратную реакцию на рынке рабочей силы Однако эта автоматическая тенденция к полной заня­ тости исчезает, как только мы примем какое-либо из специфических кейнсианских допущений. Предположим прежде всего, что денежная заработан плата фиксиро­ вана на уровне W. Подобная сигуация воспроизведена на рис. 8.17, где кривая LM первоначально находится в положении LM. При наличии такой кривой LM и реальной зарабопюй платы на уровне (W/p)* имеется избыточное предложение рабочей силы, и, чюбы достиг­ нуть полной занятости, кривая LM должна передви­ нуться в положение LM2. Но если уровень цен связан со ставками денежной заработной платы и последние фик­ сированы на уровне W, то снижение цен, которое в предыдущем примере приводило к передвижке кривой вправо, в данном случае не окажет шкого эффекта Более того, даже если бы подобный_эффекг каким-1 о образом и возник бы, то при фиксации Ирреальная заработная плата повысилась бы выше (W/p) и не соответствовала бы уровню полной занятости даже при совпадении кривых IS и LM с эшм уровнем Поскольку денежная зарплата фиксирована, автома­ тической тенденции к полной занятости в этом случае не наблюдается. Ибо nei гарантии, что уровень цен, под влиянием которого формируется (W/p) на рынке рабочей силы, соответствует положению кривой LA/, которая Рис 8 обеспечивает равновесие на рынках юваров и денег при условии дохода, отвечающего полной занятости.

Однако кейнсианская модель не полагается только на негибкость заработной платы как на фактор установле­ ния «равновесия при уровне ниже полной занятости», т. е.

равновесия, при ко юром рынки товаров и рабочей силы не очищаются полностью. В этой модели посгулируется, кроме юю, возможность возникновения «ликвидной ло­ вушки». Иначе говоря, может устанавливаться такая норма процента, при которой эластичность спроса на деньги по проценту не vmeei ограничений1. Кривая пред поч1ения ликвидности примет в эюм случае вид, пока­ занный на рис. 8.18, а это в свою очередь повлияет на форму кривой 1М (см. рис. 8.19а). Иначе говоря, при норме процента г0 финансовый рынок будет находиться в См, однако, дискуссию в работах Бронфенбрсннсра и Майера (Bronfenbrenner and Mayer, 1960, 1963) и Ойснера (Fisner, 1963) по поводу тою, правильна ли такая интерпретация «ликвидной ловушки» 20* состоянии равновесия при любом уровне дохода в широком диапазоне. Это означает, что насколько ни снизился бы доход, избыточная денежная масса сверх суммы, потребуемой для трансакционных остатков, будет поглощена спекулятивными запасами денег без соответствующего снижения нормы процента. Как ни возрастала бы денежная масса, финансовый рынок все Рис. 8. равно будет находиться в равновесии при г0 и при любом уровне дохода. Чтобы увидеть, каким образом наличие «ликвидной ловушки» устраняет возможность достиже­ ния равновесия при полной занятости, рассмотрим рис. 8.19, где LM первоначально находится в положении LM1, уровень занятости составляет ND1, а реальная заработная плата-(W/p). Снижение ставок денежной заработной платы и цен, как результат избыточного предложения товаров и рабочей силы, приведет к сдвигу кривой LM вправо в положение, аналогичное LM.

Вместе с тем обладающая неограниченной эластич­ ностью часть кривой LM остается в прежнем положении.

Иными словами, падение уровня цен высвобождает часть кассовых остатков, необходимых для осуществления торговых сделок, но в состоянии «ликвидной ловушки» эти наличные деньги превращаются в спекулятивные остатки и не приводят к снижению нормы процента.

Рис. 8. Таким образом, если возникает «ликвидная ловушка», то, несмотря на падение цен, финансовый рынок остается в равновесии при неизменном уровне процента или реаль­ ного дохода. Падение цен, возникшее из-за избыточного предложения товаров и рабочей силы, не изменяет равновесную норму процента (г0) или равновесный уровень дохода (у1). Следовательно, если хозяйство находится с самого начала в состоянии устойчивого равновесия, то при наличии «ликвидной ловушки» не возникает автоматической тенденции к устранению из­ быточного предложения на рынке рабочей силы. Хо­ зяйство будет оставаться в равновесии, несмотря на вынужденную безработицу и растрату ресурсов (избы­ точное предложение товаров и рабочей силы).

Далее, даже если денежная заработная плата доста­ точно подвижна и не возникает «ликвидная ловушка», хозяйство может не достигнуть равновесия при полной занятости и остаться в равновесии с нерасчищенными рынками и с безработицей. Это может возникнуть в результате того, что функция спроса на инвестиционные товары неэластична по проценту. Иначе говоря, может возникнуть ситуация, когда при заданной потребительс­ кой функции уровень планируемых инвестиционных рас­ ходов, необходимый для уравнивания планируемых рас­ ходов с планируемым производством (е — у), настолько высок, что при данной функции спроса на инвестици­ онные товары он не может быть достигнут при положи­ тельных значениях нормы процента. Если же предполо­ жить, что норма процента никогда не может стать отрицательной величиной, то уровень планируемых рас­ ходов никогда не будет достаточным, чтобы повысить е ДО у.

Эту гипотезу выражает кривая IS на рис. 8.20. Она пересекает ось у в точке, где у меньше, чем у, показывая, что, если бы доход равнялся у, товарный рынок нахо­ дился бы в равновесии только при отрицательных значе­ ниях нормы процента. Однако раз кривая LM нигде не пересекает ocb»j, то не может быть пересечений кривых IS Рис. 8. и LM (т. е. общего равновесия на товарном и денежном рынках) при отрицательном значении нормы процента.

Кривые IS и LM должны пересекаться при неотрицатель­ ной величине нормы процента и при уровне дохода меньшем, чем 1у. Если кривая LM сначала находится в положении LM, избыточное предложение рабочей силы I I fl и товаров приведет к падению денежной заработной платы и цен и кривая LM переместится куда-то в район LM2. Но поскольку, согласно предположению, кривая 1М не можег занять положения, при котором какая-либо ее часгь имеет отрицательные координаты на вертикаль­ ной оси, уровень реального дохода никогда не может достигнуть у, и денежный и товарный рынки должны прийти в равновесие при некоем значении у, т.е. ниже уровня дохода при полной занятости (у).

Таким образом, приняше указанных трех допущений в старой кейнсианской модели порождает возможность того, что хозяйство может достигнуть состояния равно­ весия, но при условии, что планируемые расходы на товарном рынке меньше, чем планируемое предложение, и, следовательно, на рынке рабочей силы имеется избы­ ток предложения. При отсутствии любого из эгих допу­ щений-о негибкоеi и заработной платы, «ликвидной ло­ вушке» или низкой эластичности функции спроса на инвестиционные товары по проценту-старая кейнсиан ская модель имела бы автоматическую тенденцию к равновесию с доходом, соответствующим уровню пол­ ной занягосш, у. Если же хотя бы одно из указанных допущений действительно, то положение полной заня­ тости никогда не было бы достигнуто и тогда указанная модель весьма отличалась бы от классической модели и была бы более реалистична, чем она. В заключение этой главы мы рассмотрим классическую модель и ее отличия от кейнсианской модели.

8.5. СРАВНЕНИЕ КЛАССИЧЕСКОЙ И СТАРОЙ КЕЙНСИАНСКОЙ МОДЕЛЕЙ Как мы уже видели, пока не принято хотя бы одно из трех особых допущений Кейнса, его модель имеет авто­ матическую тенденцию к равновесию с полной заня­ тостью. Если же в модель вводи 1ся хотя бы одно из указанных допущений, она будет воспроизводить равно­ весие с безработицей. Классическая модель отличается от кейнсианской модели в двух аспектах. Во-первых, в классической модели равновесие с безработицей никогда не возникает. Эта модель всегда находится в состоянии равновесия с полной занятостью. Во-вюрых, характер взаимосвязей между рынками в классической модели зп иной, чем в кейнсианской, равно как и механизм, обес­ печивающий достижение равновесия при полной занятос­ ти. Классическую модель нелегко продемонстрировать с помощью аппарата кривых IS-LM, поэтому лучше рас­ смотреть алгебраическую версию модели.

Рассмотрим уравнения 8.8-8.11, описывающие рынок рабочей силы. Если дан общий уровень цен р, то этих уравнений достаточно, чтобы определить существование равновесия (т.е. полной занятости) в точке N*. Предпо­ лагается, что р определено вне рынка рабочей силы (а именно на рынке денег) и что N* автоматически обес­ печивается путем корректировок W. Когда имеется из­ быточное предложение рабочей силы, денежная заработ­ ная плата падает, и в том же направлении следует реальная заработная плата W/p {p определяется независи­ мо). Этот процесс продолжается до тех пор, пока избы­ ток предложения не будет устранен. Уровень N* на рынке рабочей силы определяет (через производственную функ­ цию, уравнение 8.16) уровень планируемого предложения товаров у. Начиная с этого момента можно избрать два альтернативных пути: во-первых, следуя наивной клас­ сической модели, можно ограничить дальнейший анализ финансовым рынком (уравнение 8.12-8.15), во-вторых, применяя более сложную модель (уравнения 8.8-8.19), можно рассмотреть динамику расходов и равновесие на рынке товаров. Поучительно проанализировать оба этих подхода, так как первый аналогичен модели, учитываю­ щей тождество Сэя, а второй-равенство Сэя.

Чтобы описать наивную модель тождества Сэя, сле­ дует заменить уравнения 8.18-8.19 тождеством и устранить уравнение 8.17. Определив у, как показано выше, с помощью рынка рабочей силы и производствен­ ной функции (уравнения 8.8-8.11 и 8.16) можно использо­ вать эти тождества для демонстрации того, что уровень планируемого предложения у всегда равен уровню пла­ нируемых расходов е и фактическому предложению у.

Следовательно, у определяется состоянием рынка рабо­ чей силы и производственной функцией и фактически произведенный продукт автоматически достигает уровня, соответствующего полной занятости рабочей силы. При данной величине Ms и к этот уровень у определяет через уравнение денежного рынка (уравнения 8.12-8.15) равно весное значение р и, следовательно, спрос на деньги MD (несмотря на то, что, как было показано в гл. 4, этот процесс заключает в себе внутреннее несоответствие).

Сущность этой наивной модели заключается в том, что полная занятость обеспечивается уравновешиваю­ щими корректировками денежной (а следовательно, и реальной) заработной платы на рынке рабочей силы.

Складывающийся в результате этого уровень планируе­ мого предложения товаров автоматически приравнива­ ется к планируемому спросу на товары и равен, сле­ довательно, фактическому предложению товаров. Это как раз то, что в предыдущих главах именовалось тож­ деством Сэя. Когда у определено, денежный рынок просто определяет р.

Более сложный вариант классической модели описы­ вается целым набором уравнений-8.8-8.19. В этом вари­ анте планируемый продукт у определяется тем же спосо­ бом, что и в наивной модели, но е и у равны только в состоянии равновесия, а отнюдь не в течение всего времени. Предполагается также, что имеется автомати­ ческая тенденция к достижению этого равновесия. Мо­ дель исходит из того, что если е больше, чем у, то в результате повышения нормы процента г (уравнение 8.17) е будет снижаться, пока не будет удовлетворено условие равновесия в равенстве у, е и у. Если, таким образом, определен равновесный уровень у, уравнения финансо­ вого рынка дают возможность определить р и MD.

Различие между этим вариантом, представляющим форму равенства Сэя, и наивной моделью заключается в том, что усложненная модель не обеспечивает постоян­ ного равенства у, е и у (и не устраняет, следовательно, возможности временного появления неравновесий). Она лишь констатирует, что у, е и у равны в положении равновесия и предлагает механизм (норму процента), посредством которого это равновесие может быть дос­ тигнуто. Тем не менее эта версия классической модели, основанная на равенстве Сэя, отрицает возможность установления равновесия на уровне ниже полной заня­ тости и утверждает, что равновесие всегда устанавлива­ ется при у = е.

Мы видим, таким образом, что оба варианта клас­ сической модели отличаются от кейнсианской в том отношении, что в них не может возникнуть равновесие на уровне ниже полной занятости.

Имеется и другое различие между кейнсианской и классической моделями. Если в кейнсианской модели и возникает автоматическая тенденция к равновесию на уровне полной занятости, то она осуществляется с по­ мощью другого механизма, чем в классических моделях.

Что касается тождества Сэя и равенства Сэя, то един­ ственная роль, которую выполняет денежный рынок в классической модели, заключае гея в определении р и MD, причем запас денег не играет никакой роли в установле­ нии размеров производства или занятости. В кейнсиан­ ской модели, однако, механизм иной, ибо денежный рынок играет критическую роль в определении равнове­ сия на рынках товаров и рабочей силы. Допустим, что в рамках кейнсианской модели мы начинаем анализ с момента, когда на рынках товаров и рабочей силы имеется избыток предложения. Предполагается, что в этом случае W и р снижаются. Кейнсианская модель полагает, что при прочих равных условиях падение цен увеличивает спрос на деньги и ведет к снижению г для уравновешивания финансового рынка. Предполагается также, что падение г вызывает рост е до тех пор, пока не будут удовлетворены условия уравнений 8.18 и 8.19 и пока произведенный продукт не достигнет величины, которая может быть произведена при полной загрузке рабочей силы N*. Эта важная роль денежного рынка в системе Кейнса не находит отражения в классической модели.

В механизме указанных моделей имеется еще одно важное различие, которое играет особую роль при ис­ пользовании кейнсианской теории для принятия решений в политике и для предсказания тенденций развишя эконо­ мики. Допустим, что лица, ответственные за политику, интересуются изменением у, влияющим на величину на­ ционального дохода в реальном выражении. В этом случае возникает вопрос: что мы должны предпринять, чтобы достигнуть равновесия, т.е. положения, когда у = е = у] Должны ли мы воздействовать на уровень у и дать возможность хозяйству осуществить коррекгировки, пока е т у не сравняются с у, или же, наоборот, воздейст­ вовать на е и ждать, пока к этой переменной не под­ строятся другие. Иначе говоря, следует ли побуждать компании изменить планируемое предложение товаров или же необходимо побудить потребителей и компании изменить планируемый спрос? На эт от вопрос невозмож но ответить, пока мы не проанализируем, что происходит с хозяйством в состоянии неравновесия. Ибо ответ может быть получен только в результате наблюдения за тем, как будет реагировать хозяйство, если искусственным образом изменить величину у или е. Классическая модель столь определенно гарантирует, что хозяйство будет находиться в равновесии, что она уделяет мало внимания неравновесным ситуациям. Напротив, Кейнс в «Общей теории...» был настолько озабочен ситуацией «нерасчи щаемого» равновесия (т.е. равновесия с избыточным предложением) и политикой, направленной на его ис­ правление, что он вынужден был дать ответ на наш вопрос. Ею рекомендации в отношении политики заклю­ чались в том, что для того, чтобы изменить у, необхо­ димо изменить совокупные расходы е, а не пытаться воздействовать на у через рынок рабочей силы или производственную функцию.

В этом заключена основа всех современных кратко­ срочных макроэкономических мероприятий, в то время как для воздействия на долговременный рост творцы экономической политики значительно больше внимания уделяю i факторам, влияющим на планируемое предло­ жение товаров у. Сравнение подхода Кейнса с позицией авторов-классиков, рассмотренной в гл. 6, показывает, что, если последние обычно считали, что условия предло­ жения определяют национальный доход в долговременой перспективе, кейнсианская модель делает упор на усло­ виях спроса в ближайшем периоде.

Глава ТЕОРИЯ СПРОСА НА ДЕНЬГИ В КЕЙНСИАНСКОЙ МОДЕЛИ Из гл. 8 следует, что финансовый рынок играет в кейнсианской модели решающую роль. Бхли в этой модели существует автоматическая тенденция к полной занятости, она реализуется посредством сдвигов кривой LM, если же равновесие достигается ниже уровня полной занятости, это происходит вопреки влиянию сдвигов указанной кривой. Именно поэтому важно глубоко по­ нять содержащийся в кейнсианской модели анализ фи­ нансового рынка, понять заложенную в ней теорию спроса на деньги.

Спрос на деньги иногда считается весьма трудным для восприятия понятием, а посему следует четко пред­ ставить себе схему, в рамках которой строится эта теория. Во-первых, необходимо ясно определить природу анализируемого решения. Рассматриваемое названной теорией решение-это решение о форме, в которой хра­ нится данная сумма богатства. Обьем богатства, находя­ щегося в распоряжении индивида, определяется одной группой решений (относительно сбережения, потребления и дохода), но кейнсианская теория спроса на деньги имеет дело с совершенно особым решением, а именно: какую долю этого богатства надо держать в форме денег?

Во-вторых, следует внести полную ясность в вопрос о доступных индивиду альтернативных формах богатства.

В формальной кейнсианской модели индивиды могут держать свое богатство (свои индивидуальные портфели) в форме либо денег, либо облигаций (или того и другого);

считается, что нет никаких других активов (скажем, акций или казначейских векселей). Точнее, акции и казначейские 'векселя рассматриваются как совершенные субституты ^облигаций, и поэтому их не следует учитывать отдельно.

«Деньги» определяются как актив, который принимается всеми в качестве средства обращения и который не приносит денежной процентной ставки. «Облигации» оп­ ределяются как бессрочные правительственные долговые обязательства (вроде консолей, выпускаемых британским правительством), чья «купонная ставка» фиксирована, но цена за единицу может изменяться и фактически изме­ няется, вследствие чего и их рыночная процентная ставка также колеблется. Таким образом, содержащаяся в кейн сианской модели теория спроса на деньги ставит своей целью объяснить, какие переменные величины определяют долю портфеля активов в денежной форме (а не в облигациях) в течение периода, на который распростра­ няется решение держателя портфеля.

С этой проблемой тесно связан и ответ на вопрос, почему люди вообще должны держать в своем портфеле деньги. В конце концов, если хозяйственный агент решил хранить в течение определенного периода какой-то сред­ ний объем богатства, почему не держать его целиком в форме облигаций (которые приносят процент), вместо денег (которые процент не приносят)? Ответ Кейнса сводится к указанию на существование фактора неопреде­ ленности относительно прибыльности облигаций, к ут­ верждению, что владельцы богатства не любят риско­ вать. Как будет показано в последующих главах, позд­ нейшие теоретики согласились с важностью этого сооб­ ражения. Между тем, одно из выдвинутых Кейнсом обяснений-а именно то, которому кейнсианцы придают наибольшее значение, спекулятивный мотив накаплива­ ния денег,-интерпретируется в кейнсианской модели та­ ким образом, что этот мотив логически не вытекает из существования фактора неопределенности и, следова­ тельно, практически не действует. Хотя Кейнс подразуме­ вал, что спекулятивный мотив фактически зависит от существования фактора неопределенности, анализ спеку­ лятивного мотива в кейнсианской модели, рассматривае­ мого изолированно от других мотивов, вовсе не требует постулировать уклонение от риска. Единственно, чего он требует от индивида,-это стремиться максимизировать доход от своего портфеля активов независимо от степени их надежности.

Кейнсианскую теорию спроса на деньги можно по­ нять, рассматривая этот спрос в свете трех отдельных категорий: трансакционного мотива накапливания денег, спекулятивного мотива и мотива накапливания денег на непредвиденные цели, или, иначе, мотива предосторож­ ности. В гл. 8 кейнсианский спрос на деныи был пред­ ставлен как складывающийся из двух частей: MD =" = М? + М$= кру + L2 fr) = L^(Y) + L2 (r). Первую часть обычно считают отражением трансакционного мотива (иногда и мотива предосторожности), а вторую отражением спекулятивного мотива. Следующие три параграфа данной главы характеризуют кейнсианскую тракювку этих мотивов.

9.1. КЕЙНСИАНСКИЙ ТРАНСАКЦИОННЫЙ МОТИВ Функция спроса на деньги, вытекающая из трансак­ ционного мотива, по существу своему аналогична функ­ ции спроса, которую постулировали кембриджские при­ верженцы количественной теории денег. Кейнс, очевидно, в большой степени является учеником Маршалла. Этот трансакционный спрос на деньги определялся Кейнсом (1936 г.) следующим образом: «Одно из оснований для хранения наличных денег-это необходимое! ь заполнить интервал между получением дохода и его расходованием, которые разделены определенным интервалом. Напря­ женность этого мотива... зависит главным образом от величины дохода и нормальной продолжительности вре­ менного периода между его получением и расходова­ нием». Отсюда выводится заключение (наряду с допуще­ нием, что продолжительность интервала между получе­ нием дохода и его расходованием стабильна и не изме­ няется в зависимости от колебаний уровня дохода или процентной ставки 1), что сумма номинальных денежных остатков, которой лицо желает располагать для реализа­ ции своего трансакционного мотива, представляет собой постоянную долю денежного дохода;

она равна кру, где к - пост оянная величина.

Чтобы удостовериться в правильности этою заключе­ ния, рассмотрим следующий пример. Некий человек по Кейнс не игнорировал влияние процентных ставок на объем спроса на деньги для обеспечения трансакционных остатков, но при­ давал ему второстепенное значение лучает доход в 20 долл. в начале каждой недели и расходует его равномерно, так что к моменту следующей получки доход будет полностью израсходован. Таким образом, наличность нашего индивида составляет в на­ чале недели 20 долл., к концу недели-0, а в течение недели-последовательно понижающиеся промежуточ­ ные суммы. Средний денежный остаток в течение недели составляет потому приблизительно 10 долл.1 Эта сред­ няя сумма и ecib та наличность, которой лицо желает располагать для реализации своего трансакционного мо­ тива, т.е. трансакционный денежный остаток, предназ­ наченный для покрытия расходов. При прочих равных условиях удвоение его дохода означает также удвоение трансакционного остатка (приблизительно до 20 долл.).

Отсюда следует, что трансакционный остаток представ­ ляет собой постоянную долю (1/2) его недельного дохода (или 1/104 его годового дохода). Однако необходимо отметить, что эта доля изменится в случае изменения продолжительности интервала между получением дохода и его расходованием. Предположим, например, что до­ ход взятою нами агента продолжает составлять 20 долл.

в неделю, но получает он его на этот раз в сумме 10 долл.

в начале и 10 долл. в середине недели. Если принять прежнее допущение, что к моменту следующей получки он расходует всю свою наличность, то средний остаток составит уже 5 долл Это постоянная, но уже меньшая доля (примерно 1/4) его недельного дохода ( и 1/208 его годовою дохода).

Отсюда следует вывод, что, когда продолжительность интервала между получением дохода и его расходовани­ ем остается постоянной, трансакционный денежный оста­ ток индивида представляет собой постоянную долю его денежного дохода М'( = кру или к = (Py/Mf). Последст­ вия изменения продолжительности интервала между по­ лучением дохода и его расходованием продемонстриро­ ваны на рис. 9.1, где отношение между наличностью и временем ее расходования для случая, когда доход пос­ тупает один раз в неделю, показано пунктирной линией, а котда он поступает два раза в неделю,-сплошной линией.

Эюг результат явно вытекает из принятого допущения Налич­ ность индивида в начале первого дня составляет 20 долл, к концу этою дня 20 — 20/7долл, к концу второго дня-20 — 40/7долл и так далее до конца седьмою дня, когда она достшает 20— 140/7 = 0 Средняя этих восьми моментов, следовательно, равна 10 долл Определяемые таким образом трансакционные денеж­ ные остатки индивида можно рассматривать как жела­ тельную для него наличность, и в этом случае трансакци­ онный спрос на деньги приобретает смысл. В результате можно получить агрегированный спрос на трансакцион­ ные денежные остатки путем сложения спроса всех от­ дельных лиц. В противном случае можно воспринять эти трансакционные остатки как механический результат объективно данной структуры расходов и доходов. По­ добное толкование не позволяет оперировать понятием Рис. 9. трансакционного спроса на деньги или желательных трансакционных остатков, поскольку эти понятия подра­ зумевают возможность выбора. Желательные размеры остатков означают, что индивид свободен выбирать оп­ тимальную модель расходов, а следовательно,-опреде­ лять величину к.

В гл. 6 мы видели, что докейнсианская количественная теория склонна была рассматривать константу к как результат свободного выбора индивида на коротком отрезке времени, что же касается длительных периодов, то эта теория обращалась к механическому объяснению этого показателя. Следует, однако, отметить, что к у кейнсианцев не равнозначна к у приверженцев количест­ венной теории. Для последних к представляет собой величину, обратную скорости обращения всей денежной массы, тогда как у кейнсианцев она относится лишь к скорости обращения трансакционных остатков. В кейн сианской системе на скорость обращения всех денежных остатков влияет также спрос на спекулятивные (и дик­ туемые мотивом предосторожности) денежные остатки;

в результате, даже если не рассматривать кейнсианскую к как результат индивидуального выбора, скорость обра­ щения всей денежной наличности является здесь резуль­ татом именно этого выбора. Таким образом, для кейн сианцев скорость обращения всей денежной массы явля­ ется функцией процентной ставки. Это заключение, разу­ меется, сходно с взглядами приверженцев количествен­ ной теории на детерминанты скорости обращения денег в краткосрочном плане, хотя кейисианцы гораздо сильнее подчеркивают его значение для более длительных пе­ риодов.

9.2. КЕЙНСИАНСКИЙ СПЕКУЛЯТИВНЫЙ МОТИВ В отличие от концепции трансакционного спроса на деньги, кейнсианская теория спекулятивного спроса су­ щественно расходится с прежними монетарными теория­ ми. Хотя, как мы видели в гл. 6, некоторые приверженцы количественной теории анализировали связь между спро­ сом на деньги и процентной ставкой на облигации, никто из них, как свидетельствует Патинкин (Patinkin, 1974), не придавал ей того смысла или важности, какие ей прида­ ют кейнсианцы. В кейнсианской монетарной теории спе­ кулятивный спрос играет ключевую роль, поскольку Кейнс последовательно использовал этот элемент спроса на деньги в качестве основы своей теории, согласно которой желаемый размер денежных остатков, а следова­ тельно, и скорость обращения всей денежной массы зависят от процентной ставки на облигации. Определение самим Кейнсом спекулятивного мотива получило обоб­ щение в его хорошо известном утверждении о том, что спекулятивный мотив основывается на желании «полу­ чить прибыль благодаря лучшему по сравнению с рын­ ком знанию того, что принесет будущее». Еще более четко: «...то лицо, которое полагает, что будущие нормы процента окажутся выше значений, ожидаемых рынком, имеет основание хранить ликвидную наличность...», а не облигации, и наоборот.

Иными словами, представьте себе женщину, распола­ гающую известным запасом богатства, которое она мо­ жет вложить в деньги, или облигации, или в то и другое.

К моменту принятия ею решения о том, какие нужно купить активы, действует определенная процентная став­ ка на облигации. Она с уверенностью может полагать, PI 21 что за время хранения ею облигаций, которые она решит приобрести, процентная ставка на них либо повысится, либо упадет, либо останется неизменной. Если она ожи­ дает, что процентная ставка упадет, она рассчитывает на прирост капитала, поскольку снижение процентной став­ ки влечет за собой повышение курса облигации. При­ бавив этот прирост к получаемым процентам, она полу­ чит от своих облигаций чистую прибыль. Так как при­ быль от наличных денег, по определению, равна нулю *, она, естественно, в условиях полного предвидения, не­ сомненно, решит вложить все свое богатство в облига­ ции. Но допустим, что в момент принятия ею решения процентная ставка низкая. В этом случае она может считать, что процентная ставка повысится, и, следова­ тельно, ожидать убытка от своего пакета облигаций.

Ожидаемый размер обесценения облигаций может пере­ весить величину получаемых от облигаций процентов, а поэтому наша женщина будет считать, что покупка обли­ гаций принесет ей чистый убыток. В этом случае она решит держать все свое богатство в форме денег (от которых она не может терпеть убыток). Следовательно, в зависимости от ожидаемого ею уровня процентной став­ ки она захочет хранить только наличные деньги, когда процентная ставка низка, и только облигации, когда ставка высока.

Спрос на спекулятивные остатки денег можно под­ вергнуть более четкому анализу. Обозначим общий объ­ ем номинального богатства, предназначаемый на спеку­ лятивные цели (т. е. не на используемый на трансакцион­ ные цели или хранимый из предосторожности), W. Это богатство можно хранить в форме денег (М) и облига­ ций, номинальная стоимость которых В/г. Текущая про­ центная ставка на облигации в момент принятия решения обозначается через rv Если решение о хранении в опреде­ ленной пропорции облигаций и денег принято, то оно не пересматривается в течение известного периода (скажем, года). Ставка процента, которая, как теперь ожидается, сохранится (при отсутствии неопределенности) до конца года, равна г\_2, причем для простоты допустим, что само В номинальном выражении она всегда равна нулю, если мы принимаем, что денежная наличность не приносит проценты. В реаль­ ном выражении она равна нулю, если мы принимаем, что уровень цеп стабилен и его изменение не предвидится.

это предположение не зависит от текущего уровня про­ центной ставки rv Спекулятивный спрос на деньги зави­ сит от отношения между гх и г\г: на каждый вложен­ ный в облигации доллар индивид с полной достовер­ ностью ожидает получить г1 в виде процентов за год плюс прирост капитала CG (или потерю капитала, если CG < 0), размер которого зависит от отношения между г, и г 1.2- Более конкретно капитальный прирост стоимости облигаций выражается формулой: CG = ожидаемая цена облигации минус текущая цена облигации. Если выра­ зить прирост капитала в виде суммы, приходящейся на один инвестированный доллар, то получим: (9.1) Купив облигаций на 1 долл. и храня их у себя, лицо определенно рассчитывает заработать (гг + д) доллара к концу года. Поскольку, согласно принятому допущению, доход от хранения наличных денег равен нулю, индивид, максимизирующий прибыль, будет весь портфель акти­ вов хранить в форме облигаций, ожидая получить от них чистую прибыль [т. е. если (/-j + д) > 0], и, напротив, в форме наличных денег, если он ожидает получить от хранения облигаций чистый убыток [т.е. если (rt + + 9) < 0]- Коль скоро принимается, что текущая ставка процента не влияет на ожидаемый уровень процента (г\. фиксирована), то имеется некоторая критическая величи­ на rj, при которой ожидаемый чистый доход от облига­ ций равен нулю (г;

+ д = 0). Обозначим эту критическую величину г**. Если г, > г**, лицо будет ожидать прироста капитала [ибо (rt + д) > 0] и будет хранить только обли­ гации: если же г, ниже г**, то будет выгодно держать только деньги. Отметим, что г** ниже ожидаемой ставки г\.2. Это можно вывести интуитивно из того факта, что в случае, когда текущая ставка лишь чуть ниже ожидаемой, агенты ожидают небольшой потери капитала. Но такая потеря компенсируется положительной величиной теку Это выражение следует из того факта, что цена облигации представляет собой величину, обратную процентной ставке (на кон­ соли). Следовательно, CG = (1//^ 2) — (Vri)- Умножая обе стороны уравне­ ния на текущую процентную ставку гх, мы получаем rxCG = (rjr° 2) — 1.

Поскольку г, величина, обратная текущей цене облигации, мы можем переписать левую сторону этою уравнения в том виде, как оно приведено в тексте (уравнение 9.1).

V 21* щей ставки дохода от облигаций -г,. Лишь когда теку­ щая ставка значительно ниже ожидаемой, ожидаемый убыток окажется столь большим, что превзойдет г1 и приведет к общему негативному результату. Раздели­ тельную грань, когда гх полностью перекрывается ожида­ емым убытком, образует г**. Точнее, так как г** опреде­ ляется как такая текущая ставка, где гх + д = О, мы имеем г** + д = 0. Поскольку прирост капитала на облигацию стоимостью в 1 долл. составляет (rl/reU2) — 1 = д, на­ ше определение можно выразить так: г** + г**/г\.2.

Упростив выражение, получим: г** (1 +(1/г\.2)= 1 или г** = (г?.2/1 + Л-г)- Поэтому критическая ставка г** ниже ожидаемой будущей ставки г\.г.

Из этого анализа следует, что предъявляемый ин­ дивидом спекулятивный спрос на деньги может быть представлен ступенчатой функцией A BCD на рис. 9.2.

Когда гх > г**, доля богатства, хранимая в форме денег, равна нулю;

когда гх < г**, эта доля равна единице;

а когда гх = г**, человек волен хранить любую долю своего богатства в форме наличных денег, поскольку при такой процентной ставке доход от облигаций, как и от денег, равен нулю.

Данный анализ представляет собой вполне допусти­ мое, хотя и не единственно возможное толкование кейн сианской теории спекулятивного спроса на деньги, но ступенчатая функция, изображенная на рис. 9.2, обычно не применяется для характеристики теории Кейнса. Чаще встречается гладкая, непрерывная функция DD', приве­ денная на рис. 9.3. Но DD' можно вывести из ABCD, если будем считать DD' функцией совокупного спроса на спеку­ лятивные остатки. Ибо, если мы предположим, что на рынке выступает много лиц и у каждого из них различные расчеты на будущее (т.е. разные г**), то для каждого уровня процентной ставки может оказаться индивид, которому безразлично, хранить ли свое богатство цели­ ком в форме облигаций или целиком в форме денег (т. е.

чья кривая спроса при данной процентной ставке оказы­ вается горизонтальной). Если складывать по горизонтали Рис. 9. кривые спроса таких лиц, то рыночная кривая спроса приблизится к форме DD'. Чтобы мысленно представить себе эффект агрегирования, рассмотим кривые спроса на рис. 9.4. Ожидания индивида а таковы, что критический уровень ставки образует г** (а), а кривая спроса AaBxCaDa. Для индивида В критический уровень ставки образует г** (Р), а кривая спроса -ApB^CpD^. Совмещая эти две кривые, мы получаем кривую совокупного спроса DEFGHD' (точная ее форма зависит от распределения богатства между а и Р). Очевидно, что кривая совокуп­ ного спроса большого числа индивидов, у которых раз­ личные критические уровни ставок, будет иметь много ступеней и в данных пределах может быть представлена в виде кривой подобно DD' на рис. 9.3.

В модели Кейнса, следовательно, различия в ожида­ ниях отдельных индивидов имеют решающее значение для анализа денежного рынка. На основе именно тако го анализа Кейнс утверждал: «Интересно, что устойчи­ вость системы и ее чувствительность к изменениям в ко­ личестве денег так зависят от наличия разнообразных мнений...» Ибо это разнообразие мнений служит основой кейнсианского анализа спекулятивного спроса, а спекуля­ тивный спрос в свою очередь служит основой для гипо Рис. 9. тезы Кейнса о том, что спрос на деньги эластичен по проценту, иначе говоря, для его теории предпочтения ликвидности.

9.3. КЕЙНСИАНСКИЙ МОТИВ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ Трансакционный и спекулятивный мотивы обычно считаются основой кейнсианской функции спроса на деньги. Трансакционный мотив объясняет ту ее часть, которая зависит от денежного дохода, а спекулятивный мотив-ту, которая зависит от процентной ставки. Одна­ ко Кейнс рассматривает также мотив предосторожности (или мотив обеспечения безопасности). Интересная осо­ бенность этого мотива состоит в том, что в одних случаях Кейнс использовал его в качестве основы того элемента спроса на деньги, который зависит главным образом от процентной ставки (подобно спекулятивному спросу), а в других местах он ставит мотив предосторож­ ности в зависимости преимущественно от уровня денеж­ ного дохода (подобно трансакционному спросу).

Полное изложение и рассмотрение мотива предосто­ рожности (или по меньшей мере одно из его истолкова­ ний) мы оставим до следующей главы. Здесь же отметим две интерпретации его, данные Кейнсом. Сущность моти­ ва предосторожности заключается в неуверенности отно сителыю будущего. Вернемся к примеру, приведенному выше для иллюстрации спекулятивного спроса на деньги, но при этом предположим, что ожидания, касающиеся будущей процентной ставки (г\.2), не отличаются опреде­ ленностью. Человек полагает, что процентная ставка может в течение года снизиться-и в этом случае порт­ фель облигаций принесет чистую прибыль в размере ('"I + д > 0) на один доллар, но в то же время он допус­ кает, что процентная ставка может повыситься настоль­ ко, что причинит чистый убыток от облигаций [(г1 + + д) <0~\. Поскольку он не знает наверняка (или, быть может, с той или иной степенью уверенности или вероят­ ности), какой именно вариант реализуется, прибыльность облигаций представляется рискованной. Вот почему он получает некоторый стимул к тому, чтобы хранить день­ ги, так как, хотя последние не приносят прибыли, но их хранение не связано также с риском понести потери. Этот сшмул к хранению денег будет зависеть от текущей процентной ставки, поскольку чем она выше, тем больше доход от облигаций, который способен частично компен­ сировать риск от их хранения. Вот главное содержание аргументации Кейнса (1936):

«Поэтому, если предполагается, что нужда в ликвид­ ной наличности может возникнуть и до истечения п лет, есть риск, что покупка долгосрочного долгового обяза­ тельства и последующее его превращение в наличные деньги обернутся убытком по сравнению с простым хранением наличных денег. Статистическая оценка веро­ ятной прибыли или математически обоснованное пред­ положение выигрыша, рассчитанное исходя из известных вероятностей... должны быть достаточными для того, чтобы компенсировать возможный риск понести убыт­ ки».

Это, по словам Кейнса, и есть «мотив предосторож­ ности, т.е. желание обеспечить в будущем возможность распоряжаться определенной частью ресурсов в форме денежной наличности», причем дело представляется в таком свете, что этот продиктованный мотивом предо­ сторожности спрос на деньги зависит от уровня процент­ ной ставки.

Однако рассматривая далее в своей «Общей тео­ рии...» мотив предосторожности, Кейнс утверждал: «Мо­ жет оказаться... что это все, по-видимому, лишь второ­ степенные факторы, за исключением тех случаев, когда Ml речь идет о значительных изменениях в издержках хране­ ния наличных денег (т.е. о прибыльности облигаций)».

Основываясь на этом, он умозаключал, что диктуемый мотивом предосторожности спрос на деньги можно счи­ тать зависимым не от процентной ставки, а от уровня дохода.

Кейнс, следовательно, давал два разных толкования мотива предосторожности и не делал четкого различия между ними. В результате некоторые позднейшие авторы предпочитали игнорировать мотив предосторожности и сосредоточивали свое внимание на трансакционном и спекулятивном мотивах спроса на деньги. Мы, тем не менее, в следующей главе будем придерживаться перво­ начально принятой Кейнсом интерпретации, согласно которой продиктованный предосторожностью спрос на деньги зависит от процентной ставки, и будем считать этот мотив важным элементом спроса на деньги.

9.4. СПРОС НА ДЕНЬГИ И ЛИКВИДНАЯ ЛОВУШКА В данной главе охарактеризованы содержащиеся в «Общей теории...» Кейнса три мотива, кроющиеся в основе спроса на деньги. Но необходимо сделать одно предосте­ режение. В любом подобного рода изложении многое из того, что выглядело живым и интересным в оригиналь­ ном исследовании Кейнса (посколько оно базировалось на всестороннем изучении фактического поведения людей при решении финансовых вопросов), было отброшено во имя ясности изложения и желания выделить главные аргументы. Например, спекулятивный спрос на деньги был представлен как зависящий только от расхождений в экспектациях людей и существующий в мире полной определенности, что совершенно нереалистично. Спеку­ лятивный мотив был преподнесен в этой форме, чтобы подчеркнуть сущность его анализа у Кейнса, но в самой «Общей теории...» спекулятивный мотив был сформули­ рован менее четко и исследовался в более реалистическом мире, где господствуют ожидания, исполненные неуве­ ренности. На деле в своем окончательном виде кейнси анская характеристика спекулятивного мотива представ­ ляет собой сочетание собственно спекулятивного поведе­ ния и такого поведения, которое прежде определялось мотивом предосторожности. Справедливость такого под­ хода легко понять, так как разнообразие экспектаций ш людей наиболее вероятно в условиях, когда имеет место неопределенность будущих перспектив. Более того, не только наше изложение версии спроса на деньги, данной в «Общей теории...» Кейнса, в высшей степени упрощенно, но, как отметил Дэвидсон (Davidson, 1972), сам Кейнс считал дан!гую им в «Общей теории...» трактовку этой концепции относительно искусственным вариантом соб­ ственных взглядов.

Рис. 9. С учетом этого предупреждения и после ознакомления с приведенным выше схематическим изложением кейн сианской теории спроса на деньги мы теперь глубже поняли природу кейнсианского денежного рынка, чем это можно было сделать на основе гл. 8. Кроме того, теперь можно более обстоятельно рассмотреть гипотезу Кейнса относительно ликвидной ловушки, последствия которой были охарактеризованы в гл. 8.

Рис. 9.5 правильно представляет кейнсианскую тео­ рию функции спроса на деньги.^тот спрос на деньги состоит из двух элементов, из которых один связан с уровнем денежного дохода и полностью неэластичен по отношению к процентной ставке, а другой зависит от процентной ставки: MD = кру + 1^ (г). Какой бы нечеткой ни была интерпретация мотива предосторожности и спе­ кулятивного мотива, сам Кейнс связывал первый элемент своей функции спроса с действием трансакционного мо­ тива и мотива предосторожности (или, как представля­ лось по Кейнсу, по крайней мере с действием этих мотивов «в достаточно надежном первом приближе­ нии»), а второй элемент он считал проявлением спекуля­ тивного мотива. Соединение этих двух элементов позво л ляет получить приведенную на рис. 9.5 плавную и непре­ рывную кривую предпочтения ликвидности (Mf Mf или M° M"), показывающую зависимость спроса на деньги от процентной ставки при данных уровнях дохода. При снижении денежного дохода (из-за сокращения реального дохода у или цен р) на трансакционные цели потребуется меньше денег, хотя спекулятивный спрос на них при любом уровне процентной ставки останется неизменным.

В результате кривая спроса на общую наличность сдви­ нется влево по отношению к процентной ставке.

Но допустим теперь, что существует ликвидная ло­ вушка в точке г°, т.е. вообразим, что кривая предпочте­ ния ликвидности приняла форму М? М?, как на рис. 9.6.

Рис. 9. Чем объясняется такая кривая спроса и каково ее значе­ ние? Сначала рассмотрим некоторые варианты ее объяс­ нения. Одно обяснение кроется в чисто спекулятивном поведении. Когда процентная ставка снижается до точки г°, постулируется, что все индивиды единодушно будут ожидать ее повышения. Отсюда возникает широкое рас­ пространение стремления при ставке г° хранить все бо­ гатство в форме денег, а не облигаций. Увеличение количества денег не приведет к снижению процентной ставки, поскольку в условиях, когда г° уже считается всеми «слишком низкой», возросший денежный запас станут охотно хранить при этом уровне процентной ставки в ожидании его повышения. Эта идея, согласно которой единодушие ожиданий спекулянтов может поро­ дить ликвидную ловушку и стабильную процентную ставку, проливает дополнительный свет на (цитирован­ ное выше) замечание Кейнса о том, что чувствительность системы к денежным факторам зависит «от существова­ ния различия во мнениях».

Другое объяснение ликвидной ловушки основывается на поведении, диктуемом предосторожностью. Здесь име­ ется в виду, что, когда процентная ставка находится на такой низкой точке, как г, доход от облигаций недоста­ точен для компенсации связанного с ними риска, а поэтому люди предпочитают хранить все свое богатство в форме денег, а не облигаций. Кейнс считал оба эти объяснения правдоподобными. Некоторые авторы склон­ ны оiдавать предпочтение объяснению ликвидной ло­ вушки действием мотива предосторожности, а не спеку­ лятивного мо i ива. Они исходят из того, что нег основа­ ний полагать, как мы это сделали при характеристике спекулятивного спроса, будто ожидаемая процентная ставка никак не зависит от текущей ставки. По крайней мере в долгосрочном плане можно ожидать какую-то связь между ними: когда текущая процентная ставка в течение долгого периода остается на уровне г0,* это способно вызвать пересмотр в сторону снижения ожида­ ний относительно будущей ставки, и ее критический уровень упадет, а форма кривой совокупного спроса изменится, тем самым устраняя ликвидную ловушку, причем такой ход рассуждения правомерен, если мы ограничиваем анализ ситуаций полной определенности по поводу будущего.

Основное следствие, вытекающее из гипотезы о лик­ видной ловушке, состоит в том, что если бы она была верна, го сокращение денежного дохода, уменьшая тран­ сакционный спрос, смещало бы функцию спроса на день­ ги влево, но при фиксированном количестве денег это не приводило бы к понижению равновесной процентной ставки, так как высвобожденные от трансакционных нужд деньги охотно станут храниться для спекулятивных целей при г° без какой-либо попытки превратить их в облигации (т.е. без возникновения тенденции падения процентной ставки). Как показал анализ IS-LM в гл. 8, это порождает серьезные последствия для равновесного уровня занятости. Связанное с безработицей сокращение денежного дохода не ведет (посредством ликвидной ло­ вушки) к понижению процентной ставки;

в результате инвестиции не стимулируются, и нет такой силы, которая Mouia бы вывести экономику из состояния неполной занятости. В равной мере, если ликвидная ловушка су "Ш шествует, увеличение денежной массы не служит эф­ фективным основанием для повышения уровня денежно­ го дохода'.

Однако анализ в данной главе кейнсианской теории предпочтения ликвидности полезен пе только для пони­ мания собственной теории Кейнса. Он дает необходимую основу, позволяющую понять происхождение и значение новейших кейнсианских вкладов в теорию спроса на деньги. В начале этой главы утверждалось, что с теорией спроса на деньги тесно связан вопрос о том, «почему люди вообще хотят хранить деньги, если они могут вместо этого хранить приносящие проценты активы (на­ пример, облигации)». Кейнс отвечает на этот вопрос, утверждая, что существует «необходимое условие, без которого предпочтение ликвидности в отношении денег как средства хранения богатства не могло бы иметь места... Таким необходимым условием является не­ определенность». Иными словами, предполагается, что люди не склонны допускать риск в отношении своих финансовых средств и-поскольку облигации считаются рискованными активами, а деньги таковыми не счита­ ются-у них есть некоторые основания при определенных обстоятельствах хранить деньги, а не облигации. Предот­ вращение риска лежит в основе кейнсианского спроса, диктуемого мотивом предосторожности. Дополнитель­ ное, или альтернативное, объснение желания хранить деньги состоит в том, что индивиды стремятся максими­ зировать доходность своего портфельного богатства.

Такое стремление к максимизации прибыли служит осно­ вой кейнсианского чисто спекулятивного мотива, охарак­ теризованного в разделе 9.2. Вообще, теория индивиду­ ального спроса на деньги может базироваться (и действи­ тельно, базируется) на допущении, что люди ставят себе целью не только максимизировать прибыль, но и одно­ временно минимизировать риск от хранения своих порт­ фельных средств.

Это допущение относительно поведения индивида лежит в основе того, что получило название «портфель­ ный подход» к теории спроса на деньги. Применяя Сам Кейнс скептически относился к возможности существования ликвидной ловушки, но Фридмен (Friedman, 1972) трактует работу Кейнса в том смысле, что она подразумевает глубокое убеждение в важности этой ловушки.

Ш указанный портфельный подход, некоторые авторы до­ полнили и усовершенствовали кейнсианский анализ спро­ са на деньги. В частности, спекулятивный мотив и одна версия мотива предосторожности были глубоко разрабо­ таны Тобином (Tobin, 1958);

Баумол (Baumol, 1952) и Тобин (Tobin, 1956) исследовали трансакционный спрос и показали, что, при соответствующих допущениях, он также может зависеть от процентной ставки.

В самом деле, эмпирически представляется достовер­ ным, что спрос на деньги-это функция процентной ставки (см. гл. 20). Кейнсианцы могут объяснить это заключение либо теорией спекулятивного спроса, либо теорией спроса, продиктованного мотивом предосторож­ ности, либо новейшей теорией трансакционного спроса. В следующей главе тщательно исследуется разработка кейнсианцами каждой из этих теорий. Там будет пока­ зано, что каждая из них представляет собой особый вариант того же самого базисного портфельного под­ хода - основополагающей теории, согласно которой при распределении данного объема богатства на облигации и деньги экономические агенты стремятся максимизиро­ вать прибыль и минимизировать риск.

Глава ПОРТФЕЛЬНЫЙ ПОДХОД И РАЗВИТИЕ КОНЦЕПЦИЙ ТРАНСАКЦИОННОГО МОТИВА И МОТИВА ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ В гл. 9 было разъяснено, что у Кейнса спекулятивный спрос на деньги основывается на допущении, что инди­ виды стремятся максимизировать прибыль от своих портфельных средств, а диктуемый предосторожностью спрос (по Кейнсу) базируется на допущении, что люди стремятся максимизировать прибыль и минимизировать риск. Позднейшие исследователи, сохранив допущение о существовании владельца портфельных средств, ставяще­ го своей целью максимизировать прибыль и минимизи­ ровать риск, подвергли глубокому анализу эти элементы спроса на деньги. Они показали, что при определенных допущениях как желаемый размер наличности, предназ­ начаемой на непредвиденные цели, так и желаемый раз­ мер средств на трансакционные нужды зависят от про­ центной ставки. Данная глава представляет эти аргумен­ ты в развернутом виде, преимущественно в графическом изображении.

10.1. ВЕРОЯТНОСТЬ: ПРИБЫЛИ И РИСК В качестве введения к нашему изложению объясним понятия прибыльности и портфельного риска. Для этого мы используем статистическое понятие распределения вероятностей. В гл. 9 прибыль на 1 долл., вложенный в облигации, за определенный период выражалась фор­ мулой:

где г, -это процентная ставка на облигации, а #-прирост капитальной стоимости облигации за данный период. С другой стороны, для денег R = 0, т. е. на деньги не существует процентной ставки, и они не приносят ни прибыли, ни убытков.

Обратим наше внимание на доход от облигаций.

Принимая решение о приобретении облигации, покупа­ тель твердо знает, какова гр так как она представляет собой текущую ставку процента, который облигация принесет за период ее хранения. Но обычно размер д можно оценить с большой долей неопределенности. До­ пустим, что покупатель облигации решил держать ее в течение года;

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.