WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 11 |

«LAURENCE HARRIS MONETARY THEORY MCGRAW-HILL BOOK COMPANY 1981 ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ ЗАПАДА Л. ХАРРИС ДЕНЕЖНАЯ ТЕОРИЯ Перевод с английского Общая редакция и вступительная статья доктора ...»

-- [ Страница 4 ] --

Во-вторых, тождество Сэя утверждает, что запланирован­ ный, или ex ante, спрос на товары, равен их запланирован­ ному предложению1. Избыток планируемого спроса над планируемым предложением равен в целом нулю. Иными словами, если количество предложенных на рынке това­ ров, запланированное производителями, таково, что его производство приведет к полному использованию всех ресурсов, то покупатели захотят купить именно такое количество произведенного продукта Следовательно, В системе менового хозяйства, которая рассматривалась в пред­ шествующих iлавах, понятие планируемого предложения не имело смысла там отсутствовали производители, а следовательно, и планы предложения товаров на рынке Поэтому в формулировках -этих глав под переменной товарного предложения в уравнении избыточного спроса и в тождестве Сэя следует понимать фактическое предложение нет никаких причин, которые приводили бы к гому, чго национальное производство или национальный доход, получаемый на его основе-у,-должны отклоняться от уровня, определяемого условиями полной занятости. Эти два компонента тождества Сэя в совокупности служат основанием для утверждения, что реальный националь­ ный доход всегда находится на уровне полной занятости, так как соответствующее предложение товаров всегда покрывается спросом на них Таково тождество Сэя Но интерпретировали ли в таком же духе теорешки-количественники закон Сэя?

Чтобы ответить на эют вопрос, нужно прежде всего иметь в виду, что у тождества Сэя есть несколько следе 1вий и что заявления георетиков-количесгвенников по поводу этих следегвий могли потенциально восприни­ маться как характеристика тождества Сэя. Одно такое следе гвие - это мысль, что никто даже на мгновение не хранит у себя денег. То, что это положение сопутствует тождеству Сэя, можно увидев, если проанализировать про i ивоположную ситуацию или то, что реально проис­ ходит в капиталистической, денежной экономике. Реаль­ ный процесс обмена товарами в подобном хозяйстве принимает следующую форму Каждый хозяйственный субъект обменивает (продает) товары за деньги и затем, в процессе другой операции, обменивает деньги на товары, покупает их. Мы можем истолковать продажу твара как планируемое предло­ жение и покупку как планируемый спрос. Для наших целей наиболее важным аспектом этого процесса явля­ ется то, что указанные две операции разделены во вре­ мени Таким образом, участник с необходимостью хра­ ни i деньги в течение какого-то времени. Деньги являются временным хранилищем покупат ельной силы Как следст­ вие этого планируемое предложение товаров отдельного лица не всегда равняйся его планируемому спросу На­ пример, в течение первой операции планируемое лицом предложение товаров имеет положительные значения, планируемый же им спрос равен нулю. А как обстоит дело 7с совокупным планируемым спросом и иредложе-, нием Если лицо в первый момент планирует предложить товары на рынке, означает ли это, что другие люди "НИ должны запланировать их купить? Эго неверно. В этот момент другие люди могут пребывать в точке М, где они хранят деньги, а не в точке, где они стремятся купить товары. Подобная возможность в условиях денежного хозяйства порождается тем фактом, что покупки и про­ дажи каждого индивида разделены во времени и что люди хранят деньги в промежутках между указанными операциями. Длительность хранения денег является пред­ метом персонального выбора: один может, например, захотеть продавать товары и накапливать деньги в тече­ ние значительного периода, не используя выручку для покупки товаров. Отсюда следует, что в условиях денеж­ ного хозяйства наличие накопленых денежных остатков, сколь короткое время они ни существовали бы, является свидетельством отсутствия гарантии, что совокупный планируемый спрос всегда, в каждый момент, равен планируемому предложению. Ибо чтобы они всегда были равны, как утверждает тождество Сэя, деньги не должны храниться даже мгновение. Поэтому одним из следствий тождества Сэя могло бы быть заявление: «Никто никогда не принимает решение хранить деньги хотя бы на мгно­ вение».

Другим следствием тождества Сэя могло бы быть заявление: «Никогда fie бывает общего избытка непро­ данных товаров». Товары, произведенные по желанию, всегда приобретаются юже по желанию, поскольку они равны запланированному спросу. В основе этой идеи может лежать мысль о направлении причинности. Для многих интерпретаций тождества Сэя общим является тезис, что причинность идет от предложения к спросу:

запланированное предложение мгновенно создает в точ­ ности равный ему запланированный спрос. И действи­ тельно, сам Сэй рассматривал проблему причинности именно таким образом. Это в свою очередь подразуме­ вает жесткую формулировку положения о нейтральности денег: «Поскольку планируемый спрос на товары опре­ деляется их предложением и всегда равен последнему, экзогенное изменение количества денег не может даже на мгновение повлиять на реальный спрос и предложение товаров» '.

Заметим, что подобное заявление предполагает условие, что денежная масса не можег прямо влиять на предложение товаров. Она может оказать гакое воздействие, лишь если оно способно сначала После того как мы установили варианты, смысл и следствия тождества Сэя, мы можем рассмотреть вопрос о юм, включали ли сторонники количественной теории, принадлежавшие к классическому и неоклассическому направлениям, это тождество в качестве составной части своих теорий.

Формулировка тождества Сэя Сам Жан Батист Сэй, по-видимому, определенно придерживался такой линии. Будучи оригинальным мыс­ лителем, он в то же время занимался популяризацией общих положений Адама Смита. Соединяя эти две функ­ ции, он видел также свою задачу в систематизации идей, выдвинутых Смитом, выделяя главные положения, кото­ рые должны лежать в основе его системы, и критикуя те, которые, по его мнению, были ошибочными. Как и Смит, Сэй был защитником новой экономической системы-ка­ питализма,-которая в те времена переживала детство, хотя, опять-таки подобно Смиту, он обладал социальной ответственностью и критиковал некоторые стороны об­ щественных условий, сопровождавших развитие капита­ лизма. В своей роли апологета Сэй стремился показать, что капишлизм обладает безграничными возможностя­ ми для своего развития;

необходимо лишь устранить препятствия для торговли. Сэй написал «Трактат по политической экономии», который впервые был опублико­ ван в 1803 г. Эта книга сгала бестселлером и неоднократ­ но переиздавалась1 В книге содержалось положение, которое было переведено как «закон рынков». Оно было выражено особенно ясно во втором и последующих изданиях. Ныне оно известно как закон Сэя, а иногда исюлковывается как тождество Сэя. Если обратиться к английскому изданию2, то мы обнаружим ясную форму­ лировку тождества Сэя:"«Продукт не может быть создан изменить спрос, а этому препятствует тождество Сэя Подобное до­ пущение, что лены и прямо не влияют на предложение товаров, явпяется обычным для традиции количественной теории (которая, как мы уви­ дим дальше, не базируется на тождестве Сэя) Оно также присуще современной кейнсианской теории и теории денег в целом Сэй написал также «Complete Course of Practical Political Fconomu» (1828-1829) J-BSay A Treatise on Political Fconomy (translation from 4th Trench ed by С К Pnncep) Philadelphia, 1834 Longman's London, 'MM без того, чтобы в тот же момент (курсив в оригиналь­ ном переводе) он не породил рынка для других продук­ тов на полную сумму своей сюимости/Когда произво­ дитель окончательно завершает отделку своего продукта, он страстно желает продать его, чтобы стоимость про­ дукта не уменьшилась, пока он находится в руках произ­ водителя. Не менее сильно желание освободиться от денег, которые могут быть выручены за товар, ибо СТОИМОС1 ь денег тоже подвержена колебаниям. Но единст­ венный способ отделаться от денег-это купить тот или иной продукт. Таким образом, уже самые обстоятельства создания одного продукта немедленно (курсив Харриса) открывают дверь для другого продукта».

Следует, однако, поставить вопрос: являе1ся ли это заявление Сэя строго сформулированным теоретическим положением или же просто полемическим приемом? Бы­ ло ли оно выдвинуто только для того, чтобы в соответст­ вии с избранной Сэем ролью апологета капитализма отстаивать идею о неограниченных возможностях его развития, утверждая, что расширение производства, к которому приводит капитализм, не может быть прервано в долговременной перспективе из-за перепроизводства товаров? На этот вопрос следует ответить положительно.

Дело в том, что, как отмечает Патинкин, приведенному выше отрывку в книге Сэя предшестует другое, гораздо менее жесткое заявление, что, «даже когда лицо получает деньги, имея намерение спрятать или зарыть их в землю, конечная цель его всегда состоит в использовании их для разного рода покупок» (курсив Харриса). Таким образом, ясно, что Сэй понимал, что в денежном хозяйстве су­ ществует разрыв во времени между продажами и покуп­ ками;

акцент же в приведенной цитате на наличие немед­ ленной связи между продажей и покупкой имеет просто полемический характер.

Поскольку мы не смогли найти какого-либо другого высказывания, принадлежащего перу теоретика-количест венника, в котором говорилось бы о немедленном расхо­ довании денег, полученных от продажи товаров, то необ­ ходимо заключить, что истолкование тождества Сэя, содержавшегося в приведенной цитате, является слишком экстремистским, чтобы его можно было приписать ко­ му-либо из сторонников количественной теории. Они признавали, по крайней мере неявно, что (как объясняется в 1л 1) время представляет собой необходимую основу существования денег. Деньги допускают реальное разде­ ление во времени покупок и продаж.

Четкое заявление на этот счет было сделано Джоном Стюартом Миллем (J. St. Mill, 1844):

«Хогя тот, кто продает, фактически делает это для того, чтобы купить, ему не нужно покупать в TOI самый момент, когда он продал товар;

и он, следовательно, не обязательно увеличивает сиюминутный спрос на какой-то товар, когда он расширяет предложение другого товара.

Поскольку покупки и продажи теперь разделены, то вполне может оказаться, что в какой-то данный момент существует общая склонность продавать с возможно меньшей отсрочкой, сопровождаемая столь же общей склонное 1ью отсрочить все покупки на столь длительный срок, насколько это возможно».

Но мы можем модифицировать понятие времени, которое мы применяли до сих пор с тем, чтобы получить формально неизменную версию тождества Сэя. А имен­ но, мы можем произвольно разделить время на ряд дискретных периодов -краткосрочные периоды и долго­ срочный, который складывается из последовательного ряда краткосрочных периодов. Тогда можно сформули­ ровать тождество Сэя как положение, согласно которому планируемое предложение товаров в течение краткосроч­ ного периода (понятие потока) в точности равно плани­ руемому спросу в этом периоде. Деньги хранятся в момент между торговыми операциями, которые совер­ шаются в течение этого периода, но не между периода­ ми '. Отдельные лица стремятся тратить денежные остат­ ки внутри периода, причем хотят делать это столь быст­ ро, как только можно, гаким образом, сам период настолько короток, насколько это возможно. По-видимо­ му, такова интерпретация тождества Сэя Патинкиным, поскольку он в качестве примера этого тождества цити­ рует те отрывки, где не упоминается немедленное расхо­ дование денег или синхронизация планируемых покупок и продаж в каждый момент времени.

Имеется множество цигат из сочинений классиков, в которых, по-видимому, поддерживается тождество Сэя в этой модифицированной форме. Их можно обнаружить, например, в работах Джеймса Милля. В книге «В защиту Ого понятие времени явно аналогично рыночному дню в денеж­ ной модели Хикса (Hicks 1967), которая анализируется в гл торговли» (James Mill, 1808) он дал более ясное изложе­ ние закона, чем предлагал сам Сэй в это время, а в его «Элементах политической экономии» (James Mill, 1821) мы читаем: «Когда человек производит большее количест­ во какого-либо товара, чем ему нужно для себя, то эго может быть только по одной причине, а именно что он хочег получить какой-то другой товар». И далее: «Ни­ кому не нужны деньги, кроме того, чтобы потратить их на товары производительного или непроизводительного потребления».

В работах Рикардо также можно обнаружить форму­ лировки закона Сэя в форме тождества, или, как Рикардо называл его, «теории г-на Милля». Эти высказывания можно встретить не столько в выдающейся работе Рикар­ до «Принципы полшической экономии и налогообложе­ ния» (Ricardo, 1817), где основное упоминание-это хва­ лебная ссылка в предисловии, сколько в его переписке с Мальгусом в комментариях к работам последнего. Ри­ кардо пишет, например:

«Кто бы ни владел товаром, он неизбежно предъяв " ляет спрос: либо он сам хочет потребить товар и тогда не нужен покупатель, либо же он хочет продать его и купить какой-либо другой товар на деньги».

Аналогичным образом Маккуллох, несколько прямо­ линейный защитник системы рикардианских взглядов, доказывал (McCulloch, 1844):

«Именно приобретение (товаров)... а не денег явля­ ется тем итогом, к которому стремится каждый человек, приносящий что-нибудь на рынок».

Наконец, у нас есть хорошо известное заявление Джона Стюарта Милля в его «Основах политической экономии» (1848):

«Все продавцы с необходимостью являкмся... поку­ пателями. Если бы мы могли внезапно удвоить произво­ дительные силы страны, мы должны были бы удвоить предложение товаров на каждом рынке. Но мы должны были бы одновременно (тем же росчерком пера) удвоить и покупательную силу. Каждый предъявил бы удвоенный спрос, равно как и предложение. Каждый смог бы купить вдвое больше, ибо каждый имел бы вдвое больше, чтобы предложить в обмен».

2<><> Высказывания Сэя и Рикардо в контексте их работ XOIH можно найти эти и иные аналогичные заявления экономистов-классиков, из которых по внешней видимос­ ти следует, что они принимали тождество Сэя, прочтение их в контексте работ, из которых они взяты, показывает, что указанные авюры, скорее всего, не поддерживали данного положения. Один из аспектов - это интеллек­ туальный климаI, который царил в то время, когда' творили классики. Они были вовлечены в яростную борьбу с 1еми ав юрами, которые, будучи в своем роде предшественниками Кейнса, доказывали, что общий избыток товаров возможен. Мальтус, Чэлмерс, Сисмон ди и другие экономисты подчеркивали, что предложение не создаег для себя спрос, что возможно общее перепроиз­ водство товаров из-за нехватки совокупного спроса на товары в целом и что подобная ситуация будет оказывать депрессивное влияние на производство. Можно внести ясноеib в этот спор, если сказать, что Рикардо и последо­ ватели закона Сэя утверждали, что условия предложения определяют совокупное производство, тогда как Мальтус и теоретики «общего избытка» называли спрос в качестве главного фактора. Следует подчеркнуть, что ни одна из сюрон не у1верждала, чю кризисы, спады и безработица невозможны. В целом, однако, последователи закона Сэя считали, что эти явления связаны с неправильным распре­ делением ресурсов: слишком мало их занято в секторах, где имеется высокий спрос, и слишком много там, где спрос низок;

тогда как теоретики «общего избытка» дока­ зывали, что кризисы отражают нехватку спроса в целом.

Было бы, однако, неправильно утверждать, что в ходе этого спора последователи закона Сэя отрицали сущест­ вование общего избытка товаров. Обратимся к авторам, которых мы цитировали. Как показал Соуэлл (Sowell, 1974), даже Сэй признавал возможность общего избытка товаров. В своей переписке с теоретиками «общего избьпка» товаров он в конечном C4eie признался, что сделал «уступку» их взглядам при подготовке пятого издания своего «трактата». В этом издании, как мы обнаруживаем, авюр доказывает, что в кратковремен­ ном аспекте имеются пределы производству и что это необходимо учитывав, когда «мы изучаем практичес­ кую политическую экономию», а не «абстрактные ма­ терии».

Рикардо также признает возможность «общего избы ка» товаров в кратковременном аспекте. Отличие ег позиции от других теоретиков «общего избытка» отчаст вытекает, по-видимому, из того факта, что он работал г таком уровне абстракции, где его мысли были сосредотс чены на долговременных потенциях капиталистическог накопления и роста. Он как будто верил, что в кратковр< мешгом плане спрос может ограничивать предложение но в долговременном плане пределы производства onpt деляет норма прибыли, которая зависит от распределе ния национального дохода между зарплатой рабочие рентой лендлордов и прибылью капиталистов. Он писа.

своему оппоненту Мальтусу (D. Ricardo, 1966, vol. «Мне представляется, что одна значительная причин, наших расхождений во мнениях относительно проблем которые столь часто обсуждались нами, заключается i следующем: вы всегда имеете в виду сиюминутные i преходящие последствия определенных сдвигов, тогдг как я откладываю эти немедленные и преходящие эффекть в сторону и сосредоточиваю все внимание на nocTOflUHON* состоянии, которое вытекает из этих изменений»'.

Аналогичным образом в письме Рикардо Джеймс} Миллю, датированном 18 декабря 1821 г. (D. Ricardo 1966, vol. 9) проводится четкое различие между возмож­ ностью общего избытка товаров в краткосрочном аспек­ те и его невозможностью в долгосрочном периоде: «Если бы каждый человек имел намерение сберегать, произво­ дилось бы большее количество продовольствия и това­ ров первой необходимости... чем можно было бы потре­ бить Превышение предложения над спросом привело бы к такому избытку товаров, что с помощью большего их количества нельзя было бы купить больше рабочей силы, Ясно, однако, что различия, касающиеся акцентов на кратко­ временных и долговременных аспектах анализа, не являются единствен­ ным источником разногласий между Рикардо и Мальтусом Мальтус писал в своих «Дефинициях в политической экономии» «Проблема избытка товаров состоит исключительно в том, является ли он общим или частичным, а не в том, может ли этот избыюк быть постоянным или временным» В отличие о г Рикардо Мальтус совершенно явственно полагал, что долговременная стагнация, сопровождающаяся избыточ­ ным предложением товаров из-за нехватки спроса, вполне возможна Приведенный отрывок, однако, показывает тот важный момент, чго Рикардо считал наличие избыточного предложения, т с «общего избыт­ ка» товаров, возможным в краткосрочном аспекте чем раньше (i.e. цены на товары упали бы)». Таким образом, падение абсолютного уровня цен возникает вследствие образования кратковременного избыточного предложения на товарных рынках (аналогично случаю с эффектом реальных останов у Патинкина). Но у Рикар до положение совершенно меняется в долговременном аспекте. Ибо падение цен на товары ведет к повышению реальной заработной платы, перераспределению дохода в пользу рабочих, в результате чего «все побуждения к сбережению исчезли бы», избыточное предложение было бы устранено и, более того, это не приостановило бы накопление надолго, ибо рост реальной заработной пла­ ты вызовет увеличение предложения рабочей силы, что снизи1 реальную заработную плату до ее исходного уровня.

Как и болыиинс1Во авгоров-классиков, Рикардо не всегда последователен. У него можно обнаружить места, где он отрицает возможность возникновения общего избьпка товаров в кратковременном периоде, но даже там он не поддерживает вы i екающего из тождества Сэя утверждения, что предложение создает свой собственный спрос. В отрывках подобного рода он доказывает, что в краткосрочном периоде именно спрос определяет пред­ ложение и чю падение спроса может снизить предложе­ ние ниже уровня, соответствующего состоянию полной занятости. Однако он утверждает в то же время, что в отве1 на подобное снижение спроса предложение падает мгновенно, что немедленно устраняет избыточный спрос.

Например, в письме Мальтусу от 9 июля 1821 г. (D. Ri cardo, 1966. vol. 9) Рикардо писал «Я бы омласился с вами, если бы вы сказали" „В реальных условиях после достижения определенного предела уже не будет смысла сфемиться к увеличе­ нию производства;

такого предела нельзя достигнуть, а если и можно было бы, то классу, который пре досгавил бы капитал, принадлежало бы не больше, а меньше"».

3aieM Рикардо акцентирует внимание на невозможно С1И общего избытка товаров, так как наличие предела повышения спроса гарантирует, что предложение тоже ограничено и спрос и предложение находятся в равнове­ сии. «Я признаю, чю может не быть достаточных побу­ дительных мотивов для увеличения производства и, сле­ довательно, какая-то продукция не будет произведена, но 14 74.

я не могу допустить... что при отсутствии таких мотивов могут производиться товары» 1.

Наконец, в работе Рикардо «Очерк о влиянии низкой цены на зерно на прибыль от ценных бумаг» (Picardo, 1966. vol. 4) мы обнаруживаем аналогичные соображения, касающиеся правительственных ограничений экспорта.

Эти высказывания вновь говорят о том, что Рикардо признавал, что падение спроса ведет к сокращению про­ изводства. Он писал: «Не может быть случаев перерывов в экспорте (зерна)... которые не привели к исключитель­ но обширным и разрушительным хозяйственным бедст­ виям». Он добавляет, что падению предложения пред­ шествовал краткосрочный избыток товаров:

«Огромный капитал, который требуется для обработ­ ки земли, не мог бы быть изъят внезапно и при указанных обстоятельствах без крупных потерь. Кроме того, избы­ ток зерна на рынках, который повлиял бы на общее предложение зерна и снизил его стоимость против рас­ четной... привел бы к быстроN распространяющемуся упадку».

Таким образом, как следует из нашего рассмотрения работ Сэя и Рикардо, было бы неверно делать вывод, что эти авторы рассматривали тождество Сэя в ином смысле, нежели положение долговременного характера, которое позволяет им выделить такие факторы, определяющие долговременный рост, как распределение продукта, цены и стоимости. Им нельзя приписать применение тождества Сэя в кратковременном анализе. Поэтому Кейнс, кото­ рый был озабочен главным образом (но не целиком) проблемами краткосрочного анализа, был не нрав, когда писал (Keynes 1936): «Со времен Сэя и Рикардо классики политической экономии учили, что предложение само создает спрос».

Хотя Соуэлл (Sowell, 1974) истолковывает указанное письмо к Мальтусу как свидетельство тою, что Рикардо придерживался идеи, что спрос влияет на предложение, такая трактовка в действительности не так ясна и отчетлива. Рикардо писал, что мотивы к производству товаров определяют их предложение. В качестве такою мотива он в своих работах, как правило, называл прибыль и показывал, как из­ меняется норма прибыли даже в тех случаях, когда предложение само создавало для себя спрос В указанном письме, однако, его слова можно истолковать в том смысле, что мотив к производству товаров находит­ ся под влиянием спроса, поскольку уровень спроса может в кратко­ временном аспекте воздействовать на норму прибыли Соуэлл именно так истолковывает текст письма, и мы следуем за cm трактовкой.

Маккуллох, Милль и Маршалл Более того, мы можем сослаться не только на Сэя и Рикардо как на авторов, у которых закон Сэя определен таким образом, что он звучит как тождество Сэя, когда он взят вне общего контекста. Мы уже приводили цитату из Маккуллоха, как явный пример тождества Сэя, но за этим отрывком следует другой, где автор показывает, что он имеет в виду долгосрочный период, тогда как кратковременный «общий избыток» товаров вполне воз­ можен:

«Подобные изменения (количества денег)... могут, как уже указывалось, оказать очень сильное влияние, и в реальной жизни они часто вызывали очень крупные нарушения нормальных торговых взаимоотношений...

Любое внезапное снижение количества денег и последую­ щий рост их стоимости (падение абсолютного уровня цен)... могут принимать такие масштабы, что они су­ щественно сокращают способность общества осуществ­ лять привычные закупки и приводят, таким образом, к избытку товаров на рынке». Это, несомненно, предельно ясное заявление о неприменимости тождества Сэя в кратковременном аспекте и о действии эффекта реальных остатков 1.

Наконец, Джон Стюарт Милль. Его заявление, цити­ рованное выше, было истолковано Кейнсом как конста­ тация тождества Сэя. По внешней видимости это так, но более внимательное прочтение свидетельствует об обрат­ ном. Милль говорит о том, что увеличение предложения вызывает рост «покупательной силы», так что каждый человек «был бы в состоянии» больше покупать. Однако он ничего не говорит о том, стали ли бы люди больше покупать и использовать таким образом свою возрос­ шую покупательную силу. И действительно, как показал Патинкин (1965), позднее Милль дает совершенно ясно понять, что указанное различие очень важно:

Оно указывает на действие эффекта реальных остатков, ибо там говорится, что падение количества денег (М), снижая реальную стои­ мость денежных остатков, ведет к избыточному предложению товаров Это объяснение, однако, испорчено слишком ранним введением в пример падения цен («роста стоимости денег»). Подобный прием делает доказательство противоречивым, поскольку, если падение р сопро­ вождается падением М, реальные остатки не снизятся О падении цен нужно говорить в конце отрывка-оно должно быть следствием избы­ точного количества товаров.

14* «Когда эти авторы говорят о том, что предложение товаров предшествует спросу, не совсем ясно, какой из двух элементов они имеют в виду- стремление обладать вещью или наличие средства для приобретения других вещей. Иначе говоря, считают ли они, что в этих случаях имеется в наличии больше товаров, доступных для пот­ ребления, чем публика желает потребить, или же просто больше товаров, чем то количество, за которое она в состоянии уплатить. При наличии такой неопределен­ ности нужно изучить оба предложения».

Более того, используя понятие, аналогичное закону Вальраса, Милль явственно заявляет о несосгоятельности тождества Сэя в краткосрочном периоде: «Я уже описал состояние товарных рынков, сопутствующее тому, что называют торговым кризисом. В такие периоды имеется реальный избьнок всех товаров над денежным спросом.

Иначе говоря, существует нехватка предложения денег».

Мы не должны, однако, останавливаться на Джоне Стюарте Милле, ибо в этом случае мы ограничились бы рассмотрением взглядов лишь классиков политэкономии.

Остается открытым вопрос, принимали ли тождество Сэя неоклассики, писавшие в конце XIX в. и использовавшие идеи теории предельной полезности. Кейнс полагал, что они принимали это тождество, ибо именно на этом основании он объединяет их с классиками и даже назы­ вает их классиками. Мы здесь не сможем уделить много внимания экономистам неоклассического направления, но, пожалуй, стоит проанализирова гь работ ы Маршалла, ибо его взгляды анало1ичны взглядам Джона Стюарта Милля. Несмотря на то что он отстаивал тождество Сэя в заявлениях типа: «Весь доход человека расходуется на покупку товаров и услуг»-и на то, что в «Принципах политической экономии» он поддерживает миллевское определение тождества, Маршалл вместе с тем указывал в «Экономике промышленности» (1879) и в одном из разделов «Принципов» (1890), что, «хо1я люди обладают способностью покупать, они могут и не использовать ее».

Он также дал поня1ь (1879), что когда он отрицал возможность перепроизводства, общего избытка това­ ров, то он имел в виду только долговременную возмож­ ность этого1:

Это свидетельство отсутствия поддержки Маршаллом тождества Сэя в краткосрочном периоде не исключает утверждения Патинкинл «После кризиса склады забиты юварами почти в каждой ключевой офасли. Вряд ли существует какая-то отрасль, которая можег продолжать производство в прежнем объеме... И подобное положение расценивается как общее перепроизводство товаров. Мы, однако, счи­ таем, что в действительности это ничто другое, как состояние дезорганизации торговли и что единственное средеiво против него заключается в возрождении дове­ рия».

То, против чего в действительности выступал Кейнс, имея в виду работы Маршалла, связано не с верой Маршалла в юждество Сэя (Маршалл не поддерживал его в применении к краткосрочному периоду), а с тем, что Маршалл сосредоточил внимание на долговременных аспектах экономического развишя и приуменьшил значе­ ние краткосрочного избытка юваров. Именно в свете этого подхода мы можем оценить приговор Кейнса, что в долговременном плане все мы умрем. Справедливости ради, Кейнс с тем же основанием должен был бы признать, что авторы-классики, например Сэй, Рикардо, Маккуллох и Милль, не поддерживали тождество Сэя как положение, применимое к анализу краткосрочных си­ туаций, но однако указать при этом, что они приумень­ шали значение краткосрочного анализа и сосредоточива­ лись на долгосрочных периодах. Это, в глазах Кейнса, могло рассматривался как их действительная ошибка, поскольку можно было бы утверждать, что долгосроч­ ный период-это лишь последовательная цепочка крат­ косрочных периодов.

Оценка Теперь мы можем подвести итоги спора о том, прини­ мали ли георетики-количес1вешшки докейнсианского пе­ риода тождество Сэя. Любое заключение будет зависеть oi того, как шперпретировап» тождество Сэя Как мы видели, если истолковывать его в том смысле, что никто никогда не храпит денег, то ни один авюр классического направления не придерживался этого взгляда Если же (Patinkin, I965), что модели MHOI ИХ экономистов-неоклассиков страдали внутренним несоответствием, связанным с использованием ими по­ стулата однородности ити в лучшем случае-с неспособностью выявить факюры неравновесия 2\т, его интерпретировать как идею, что в кратковременном периоде (как бы мы его не определили) предложение само создает для себя спрос, то те авторы, которые по внешней видимости, казалось, поддерживали ее, как правило, так формулировали свои взгляды, что было ясно, что факти­ чески они имели в виду долговременную перспективу.

Беккер и Баумол (Becker and Baumol, 1952) и Патин кин (Patinkin, 1965) более или менее согласны с тем что авторы-классики в действительности имели в виду долго­ временный период. Значительная часть спора классиков по поводу тождества Сэя была связана с доказательст­ вом, может ли возникнуть долговременная стагнация в результате недостаточного спроса. Если следовать тако­ му истолкованию, то спор касался проблемы равновесия в долговременной перспективе, причем последователи Рикардо утверждали, что в долговременном периоде (но не в кратковременном) действует тождество Сэя, тогда как Мальтус доказывал, что даже в долговременной перспективе (а может быть, именно в ней) возможен общий избыток товаров1. Однако Соуэлл (Sowell, 1974) доказывает, что различие следует проводить не между теми, кто, подобно Мальтусу, акцентировал внимание на краткосрочном и долгосрочном периодах, и теми, кто, подобно Рикардо, сосредоточился только на долгосроч­ ном периоде. Вместо этого, утверждает он, надо делать различие между теми, кто, подобно Рикардо, применял аналитический метод сравнительной статики, т. е. сравне­ ния двух равновесных точек и игнорирования процессов, посредством которых общество переходит от одного равновесия к другому, и теми, кого, подобно Мальтусу, интересовали динамические процессы, постоянно проте­ кающие в хозяйстве. Соуэлл в этой связи указывает на отрицание Мальтусом того, что спор идет по 2вопросу о возможности долгосрочного избытка товаров.

Заслуживают внимания два момента Во-первых, Рикардо не отрицал возможность долговременной ciaiнации, но связывал ее не с нехваткой спроса, а с таким распределением национального дохода, которое ведет к снижению нормы процента и замедлению роста Во-вторых, догадка Мальтуса о возможности долговременной стагна­ ции, проистекающей из нехватки спроса, была затем подхвачена и развита в нашем столетии сторонниками кейнсианского тезиса в стаг­ нации По поводу этого отрицания см сноску на с 208 По этой причине истолкование Соуэлла правдоподобно, но необходимо сделать две оговорки Во-первых, Мальтус мог неправильно воспринять характер Можно и иначе интерпретировать дебаты вокруг тож­ дества Сэя, если предположить, что для некоторых авто­ ров здесь вообще не было спора. Патинкин выдвинул мысль, что некоторые авторы, которые по видимости выдвигали тождество Сэя, в действительности лишь кон­ статировали, что фактическое предложение всегда равно фактическому спросу (и фактическому доходу). Такой подход отличен от тождества Сэя, ибо последнее отно­ сится к тождеству между планируемым спросом и предло­ жением. Равенство между фактическим предложением, фактическим спросом и фактическим доходом - это трюизм.

Он вытекает из того факта, что каждая продажа (факти­ ческое предложение) всегда связана с покупкой (фактиче­ ским спросом) и порождает доход для продавца (факти­ ческий доход) Этот трюизм лежит в основе системы национальных счетов, о чем будет сказано в гл. 8.

Наконец, можно указать, что некоторые авторы, на первый взгляд принимающие тождество Сэя, в действи­ тельности имеют в виду равенство Сэя. Тождество Сэя, как оно выражено в уравнении 6.1, предполагает, что спрос всегда равен предложению, или же, будучи приме­ нено к краткосрочному периоду, продолжительность ко­ торого заведомо не равна ггулю, спрос равен предложе­ нию в краткосрочном аспекте. Эту идею можно выразить в строгой форме, если сказать, что в отдельные моменты краткосрочного периода при снижении спроса может возникать избыточное предложение, но затем каким-то образом спрос вновь возрастает и указанное равенство восстанавливается В этой версии механизм, посредством которого спрос снова увеличивается, не расшифровается, и, кроме того, не предполагается, что он порождается действием неравновесных сил избыточного предложения 1.

спора, в котором он участвовал Во-вторых, не следует игнорировать того факта, чго Рикардо анализировал краткосрочные по характеру своему процессы, посредством которых экономика переходит от одного равновесия к другому, но он часто (хотя и не всегда) рассматривал их с точки зрения изменений в распределении, а не под углом зрения наличия избыточною предложения или спроса на товары Цитата из Сэя, приведенная Беккером и Баумолом (Becker and Bdumol, 1952), является вариантом сильною выражения тождества Сэя «Если увеличение оборота потребует для облегчения торговли больше­ го количества денег, то эта потребность легко может быть удовлетво­ рена В подобных случаях торговцы весьма хорошо знают, как найти замену для того предмета, который служит средством обращения или деньгами (используя предъявительские или просроченные векселя, банк­ ноты, возобновляемые кредиты, списания долгов и т д, что практику В то же время тождество Сэя может принимать менее строгую форму, утверждая, чго, когда в определенные моменты в течение короткого периода возникает избы­ точный спрос, он порождает особые силы, которые его устраняют. В этом случае тождество Сэя, т. е. положение, согласно которому в краткосрочном периоде избыточное предложение или спрос не существуют, хотя они и могут появляться в определенные моменты этих кратких перио­ дов, приобрело бы характер условия краткосрочного равновесия и должно было бы выразиться не в тождестве, а в равенстве Сэя. Последнее подразумевало бы, что равновесие товарного рынка в течение краткосрочного периода требовало бы выполнения следующего условия:

(6.2) Это скорее не тождество, а условие равновесия, -и можно полагать, что некоторые авторы-классики придер­ живались равенства Сэя1. Например, мы видели (на с. 208), что Рикардо использовал тождество Сэя в своей полемике с Мальгусом, когда речь шла о возможности возникновения долговременного избытка предложения. В других местах своих работ он упоминал о возможности появления избыточного спроса на товары в крагкосроч-г ном периоде. В памфлете 1810 г. «Высокая цена слитков» (Ricardo, 1966, vol. 3) и сопутствующих статьях Рикардо довольно часто затрагивал этот вопрос. Он совершенно ясно выразил мысль, что равновесие краткосрочного характера может быть нарушено из-за изменения коли ется в Лондоне и Амстердаме), и деньги как таковые скоро притекают в оборот». Следовательно, идея заключается в том, чю предложение денег и кредита в принципе может ограничить спрос на ювары (препятствовать «увеличению оборота»), но если избыточное пред­ ложение товаров возникло бы, оно было бы устранено в течение короткою времени благодаря тому, что количество денег и объем кредита увеличились бы по каким-то неназванным причинам Термин «равенство Сэя» был использован Беккером и Баумолом (Becker and Baumol, 1952), чтобы провести грань между уравнением равновесия и тождеством Сэя Их подход отличается от нашего и вызывает возражения, так как они рассматривают равенство Сэя как условие долговременного равновесия Относится ли закон Сэя к долго­ временному периоду и является ли он условием равновесия (в кратко­ срочном или долгосрочном аспекте)- это два различных вопроса. В данной книге мы подчеркиваем это различие, а Бсккер и Баумол склонны смешивать эти два вопроса.

чесгва денег. Рост денежной массы привел бы к увеличе­ нию избыточного спроса на товары. Это в свою очередь повысило бы абсолютный уровень цен и, следовательно, устранило бы избыточный спрос и восстановило бы кратковременное равновесие. Эги высказывания содер­ жат эффект реальных остатков и предполагают наличие лишь равенства Сэя (уравнение 6.2), i.e. условия кратко­ временного равновесия, которое гораздо мягче, чем тож­ дество Сэя (уравнение 6.1), и не ведет к возникновению внутренних несоответствий в моделях общего равнове­ сия.

6.2. ПОСТОЯНСТВО СКОРОСТИ ОБРАЩЕНИЯ ДЕНЕГ Когда мы описывали грубую количественную теорию в гл. 4, мы представили уравнение Фишера (6.3) и подчеркнули ею эквивалентное ib с кембриджским урав­ нением (6 4) г Эта эквивалент нос п> вытекает из тою факта, что V, скорость обращения денег, определяется как величина, обратная к, спросу на деньги, выраженному в виде отношения к номинальному доходу.) В каждом уравнении было сделано допущение о постоянстве: постоянстве К-в первом случае и к -во втором. Вопрос, который интере­ сует нас в этом разделе,-действительно ли теорешки-ко личественники принимали допущение о посюянсгве к (или V).

В CBeie современной кейнсианской теории представ ляе1ся, что сторонники количественной геории совер­ шали большую ошибку, если они стояли на позиции постоянства скорости. Ибо в хозяйстве, где отсутствует синхронность покупок и продаж, лицо может в течение Уравнение Фишера чаше выражается как MV~pT При этом важное отличие oi уравнения 6 3 состой! в том, что Т(объсм сделок) заменяс1 у реальную величину продукта и дохода Эю отличие ограмтся на нашем анализе, так как можно предположить, что имеется строю пропорциональная связь между уровнем дохода и объемом сделок I ели доход и продукт, по 1учасмыи обществом, удваивается, то мы исходим из допущения, что и количество сделок удвоится образующихся временных интервалов (как это предпола гается в разделе 6.1) хранить не деньги, а облигации Различие в том, что облигации приносят владельцу про цент, а деньги-нет. Таким образом, кейнсианец будет настаивать на том, что при данном уровне национально го дохода и структуре товарообменных операций мы т можем сразу же определить, какое количество дене имеется на руках у населения в каждый данный момент.

Чтобы выяснить, сколько хранится денег, необходимо знать, в какой пропорции лицо желае г распределить свои финансовые активы между деньгами и облигациями. А это, как утверждается, будет зависеть от вознаграждения, получаемого при владении облигациями-от процентной ставки по облигациям. В анализе кейнсианского типа сумма хранимых денег при любом заданном уровне номи­ нального дохода и структуре операций будет зависеть от нормы процента. Таким образом, к не является констан­ той, а представляет собой функцию от нормы процента.

Когда процент высок, к низок (V высок), и наоборот.

Некоторые сторонники количественной теории подхо­ дили к проблеме именно с таких позиций. Наиболее ранним и важным представителем подобных взглядов является Генри Торнтон, чья книга «Бумажный кредит», опубликованная в самом начале XIX в., содержит заявле­ ние о наличии связи между спросом на деньги и нормой процента '. Торнтон сосредоточил внимание на идее, что люди желают хранить деньги, чтобы защитигь себя от внезапно возникающей необходимости погасить долги.

Следовательно, спрос на деньги зависит от степени их доверия к нормальному состоянию торговли, ибо если конъюнктура хороша, то и долги легко погашаются. Но при определенном состоянии доверия сумма денег, кото­ рую они желают хранить, зависит от альтернативных издержек хранения денег, а именно от процента, которым они пренебрегали, когда предпочли отказаться от покуп­ ки облигаций, или от процента, который они должны были упла гить при займе денег, хранящихся у них (т. е. за «выпуск облигаций»). Как писал Торнтон (Thornton, 1802):

«Высокий уровень доверия способствует тому, что люди чувствуют себя менее подверженными случайно Действительно, Хикс (Hicks, 1967, ch 10) утверждает, что и в других важных отношениях соображения, приводимые 1орнтоном в «Бумажном кредите», имели кейнсианский оттенок стям.# В такие периоды они верят, что если от них действительно потребуют осуществить платеж, который в данный момент представляется сомнительным и услов­ ным, то они смогут найти для этого деньги в любую минуту;

и они неохотно идут на потери, связанные с учетом векселя (займом денег), чтобы обеспечить запас денег задолго до того, как им действительно понадобятся средства платежа. Когда же, напротив, наступает период недоверия, благоразумие указывает, что потерей процен­ та, связанной с хранением банкнот в течение нескольких добавочных дней, можно пренебречь».

Таким образом, Торнтон совершенно отчетливо свя­ зывал сирое на денежные остатки, или тезаврацию, как его тогда обычно называли, с нормой процента. Следует вместе с тем отметить, что стабильность этой связи зависит от стабильности доверия, и Торнтон акцентиро­ вал внимание на колебаниях уверенности делового мира в будущем развитии событий. Поэтому можно сказать, что Торнтон считал к какой угодно, но только не постоян­ ной величиной. Этот показатель должен колебаться с изменением нормы процента, но, что еще более важно, он испытывает резкие колебания в зависимости от резких изменений доверия.

Аналогичным образом Фуллартон (Fullarton, 1844) пишет, что «величина тезаврируемых остатков опреде­ ляется не состоянием цен, а рыночной нормой процента».

Ясно, что идея о наличии взаимосвязи между спросом на деньги, нормой процента и доверием стала к середине XIX в. общим местом в литературе.

Маршалл и кембриджская школа Наиболее важный этап в развитии теории факторов, определяющих к, связан с появлением в конце XIX и начале XX в. работ кембриджских экономистов. Начало этих исследований восходит к Маршаллу, который хотя и избегал алгебраических формул выражения количествен­ ной теории, однако, представил детальное рассмотрение причин, детерминирующих ту часть номинального дохо­ да (или более общего понятия ресурсов), которую отдель­ ные лица желают хранить в виде денежных остатков.

Работа Маршалла дает основу для кембриджского урав­ нения, представленного уравнением 6.4, и его более слож­ ных вариантов, развитых позднейшими представителями кембриджской школы. Маршалл рассматривал не только проблему выбора между деньгами и облигациями, но и вопросы выбора между деньгами и товарами. Он писал в книге «Деньги, кредит и торговля» (Marshall, 1823):

• «Но наличные деньги не приносят дохода. Полому каждый человек уравнивает (более или менее автомати­ чески и инстинктивно) выгоды, которые он получил бы от расширения своего запаса денег, с теми выгодами, кото­ рые принесло бы ему вложение какой-то части этого запаса в ювары-скажем, в пальто или пианино,-о г которых он получил бы непосредственный полезный эффект, или же в деловое предприятие, или биржевые ценные бумаги, которые принесли бы ему денежный доход».

Более того, ( Маршалл полагал, ч го выбор между деньгами и товарами (пальто или пианино) зависит не только от прямой выгоды-полезности-товаров. Он за­ висит также от ожиданий изменения цены товаров. Если ожидается повышение цены товаров, тогда деньги могут быть израсходованы «на покупку товаров в гот момент, когда рынки находятся в депрессивном состоянии и, следовательно, вещи могут быть приобретены по низким пенам», с тем чтобы впоследствии «продать товары, когда рыночная ситуация изменится и цены будут высо­ ки». Исходя из этих ожиданий ценовых изменений, Мар­ шалл сформулировал (Marshall, 1926) свой «закон тезав­ рации»: «Спрос на благородный металл для целей тезав­ рации увеличивается при длительном росте его стоимо­ сти (длительном снижении абсолютного уровня цен) и снижается при длительном снижении стоимости, ибо люди, занимающиеся тезаврацией, полагают, что если стоимость чего-го повысилась, то она будет возрастать и дальше, и наоборот».

Следовательно, Маршалл, явившийся инициатором современной тракювки понятия к, оi крыт анализиро­ вал влияние на ЭТОТ показатель ставки процента по облигациям и ожидаемого темпа изменения цен. Это можно рассматривать как анализ относительных ставок дохода от денег, товаров и облигаций (или их относи­ тельных цен).

Но что особенно важно в его исследовании кратко­ срочных колебаний еггроса на деньги, так это го, что, подобно Торнстону и другим авторам, огг акцентировал внимание на резких колебаниях доверия. В закогге те заврации представлена простейшая теория систематичес­ кого формирования экспектации, однако в других местах Маршалл подчеркивал, что экспектации в отношении деловой конъюнктуры и, следовательно, ожидания буду­ щих изменений цен подвержены резким изменениям.

Подобные скачки вызываются «войнами и слухами о чойнах, хорошими и плохими урожаями, учреждением новых многообещающих предприятий и последующим крахом многих надежд, связанных с ними» (Marshall, 1925).

Развитие количественной теории в Кембридже про­ должили ученики Маршалла, и в особенности Пигу, Лавинггон, Робертсон и Кейнс. Во всех их работах открыто анализировались факторы, определяющие спрос на деньги, и в этом отношении, как мы увидим в гл. 9, Кейнс был наиболее верным последователем Маршалла.

Кейнс, однако, в своей «Общей теории занятости, процен­ та и денег» сделал ударение на наличии устойчивой связи между спросом на деньги (и, следовательно, кембридж­ ским к) и нормой процента и уделил недостаточное внимание (хотя и не игнорировал вовсе) вопросу о влия­ нии па спрос на деньги ценовых экспекшций и резких скачков доверия.

С другой сюроны, Робертсон продолжал подчерки­ вать значение экспектации и изменений доверия при определении спроса на деньги. Стоит также особо отме iHib такую отличительную черту работ всех кембридж­ ских экономистов, как идея о том, что различные инди­ виды не похожи друг на друга. Чтобы выявить фактры спроса на деньги частного сектора, необходимо отдельно проанализировать влияние на сирое различных групп, причем наиболее часто применялось выделение двух ка iегорий-деловых фирм и потребителей. Подобную идею можно обнаружить в работах более ранних авторов, например Адама Смита и Тука, но это одна из тех проблем, которые, как мы увидим в последующих главах, в значительной степени игнорируются современными ав­ торами в сфере посткейнсианской денежной геории.

Кстати, Эшаг (Eshag, 1963) считает, что чрезмерное атщентрирование различий в спросе на деньги разных групп явилось отчасги причиной заката кембриджской количественной теории, и, следовательно, мы можем предположить, что игнорирование этих различий отно­ сится к сильным сторонам современной теории денег.

Фишер и Саймоне к Если кембриджские сторонники количественной тео­ рии не считали к постоянной величиной, то не придержи­ вались ли иной позиции в отношении V работавшие примерно в то же время в Америке Фишер и количествен ники из Чикаго? Хотя к и Vформально являются эквива­ лентными понятиями, ибо один показатель представляет обратную величину от другого, обычно полагают, что сосредоточение кембриджскими экономистами внимания на вопросе о накапливании желаемых денежных остатков в определенном отношении к доходу (к) позволило им исследовать факторы (детерминанты) спроса на деньги, тогда как сосредоточение внимания на скорости обраще­ ния денег (V) способствовало распространению взгляда, что V и, следовательно, спрос на деньги механически определяются структурой платежей (или товарообмен­ ных операций) хозяйственной системы. В этом последнем подходе есть известная доля правды, но из этого отнюдь не следует, что V считалась постоянной величиной.

Одна из причин заключается, конечно, в том, что сама по себе структура платежей может меняться и что эти изменения могут иногда происходить довольно быстро Если люди, вместо того чтобы использовать для осу­ ществления меновых актов только деньги, все более производят обмен товаров на основе кредита, скорость обращения денег, т. е. общая стоимость сделок, которые можно осуществить с помощью существующего в хо­ зяйстве запаса денег, соответственно возрастет То, что подобные изменения могут носить внезапный и непред­ сказуемый характер, в наше время было подчеркнуто отчетом Рэдклиффа (Radcliffe, 1959). Но эта идея 1акже ' имеет очень ранних предшественников. Как мы видели в разделе 6.1, Сэй полагал, что нехватка денег будет восполнена быстрым расширением кредита. Аналогич­ ным образом рассматривая в «Высокой цене слитков» проблему быстрого увеличения скорости, которое сопут­ ствовало развитию кредитного механизма банковской си­ стемы, Рикардо писал' «Ежедневные улучшения, которые мы наблюдаем в деле экономии средств обращения благодаря применению более совершенных банковских методов, ведут к тому, что часть банкнот, которые были ранее необходимы, теперь при том же состоянии торгов­ ли являются излишними» (Ricardo, 1966, vol. 3).

И конечно, Фишер в своей основной формулировке количественной теории в «Покупательной силе денег» (Fisher, 1911) открыто анализирует влияние изменения структуры платежей в хозяйстве на скорость обращения денег. Более того, Саймоне, ведущий теоретик количест­ венной теории в Чикаго, подчеркивал, что изменения в кредитной системе могут быть очень быстрыми и приводить к резким колебаниям скорости. Саймоне (Si­ mons, 1936) следующим образом излагает идею Рикардо:

«Фиксация количества средств обращения могла бы привести просто к усилению ненадлежащих колебаний суммы «почти-денег» (кредитных обязательств) и повы­ шению степени их приемлемости точно таким же обра­ зом, как ограничения на выпуск банкнот, по-видимому, приводили к ускорению развития депозитных банковских операций».

Фишер, однако, уделял гораздо меньше внимания факторам второго типа, а именно процентным ставкам и ценовым экспектациям, которые в совокупности с данной структурой товарообменных сделок определяют спрос на деньги как на один из видов активов наряду с облигациями и товарами. Как указывал Патинкин, Фишер в своей работе «Норма процента» (Fisher, 1907) писал об удобстве хранения денег, что порождает у отдельного участника желание пожертвовать процентом, который мог бы быть получен. А в книге Фишера «Покупательная сила денег» кратко упоминается о влия­ нии процента на скорость обращения денег. Но ссылки такого рода не представляют собой детального изучения влияния процента на спрос на деньги. Аналогичным образом Фишер упоминал о влиянии ценовых сдвигов на спрос на деньги. Он писал, что, когда деньги «обесцени­ ваются (абсолютный уровень цен повышается), владель­ цы будут стремиться отделаться от них столь быстро, насколько это возможно». Но это замечание уступает более точной формулировке Маршалла, что спрос на деньги в подобных условиях изменяется, а не, как следует из фразы Фишера, падает до нуля.

Проделанный Патинкиным обзор (Patinkin, 1969) ра­ бот, лекций и диссертаций авторов чикагской школы показывает, что они не исследовали во всех деталях влияние нормы процента на скорость обращения или на спрос на деньги. Они действительно уделяли внимание влиянию изменения цен и ценовых экспектаций на ско рость обращения денег, но, подобно Маршаллу и неко­ торым другим авторам, они считали, что эффект ценовых экспектаций ведет к существенным изменениям или «экстремальным колебаниям» скорости обращения денег.

Таким образом, их акцент на нестабильности скорости значительно расходится с мнением Фридмена (Friedman, 1956 а, 1968), согласно которому в традициях количест­ венной теории, развитой в Чикаго, спрос на деньги и скорость их обращения являются стабильной функцией процентных ставок и ожидаемых темпов изменения цен.

Оценка Мы можем заключить таким образом, что допущения грубой количественной теории о постоянстве к или V недостаточно верно характеризуют традицию количест­ венной теории в докейнсианской экономической литера­ туре. При этом не только высказывалась идея, что к и V зависят от нормы процента, ценовых экспектаций и развития кредитной системы. Предполагалось также, что последние два фактора по крайней мере, а экспекшции или доверие в особенности могут явиться причиной резких колебаний скорости обращения денег. И действи­ тельно, эта мысль неоднократно служила основой 1еорий краткосрочных колебаний деловой акгивносги и цен:

даже если денежная масса буде1 оставаться неизменной, р и у могут изменяться, более того, может даже возникнуть экономический кризис.

Но если сторонники количественной теории, как пра­ вило, учитывали изменения V или к, ю чем можно разумно объяснить их высказывания, коюрьге на первый взгляд соответствовали положениям грубой количест­ венной теории? Заявления подобною характера легко обнаружить в их работах. Даже Маршалл, который, как мы видели, выдвинул весьма изощренную концепцию факторов, определяющих скорость обращения денег, до­ вольно близко подходил к грубой количественной тео­ рии, когда он писал:

«Каким бы ни было состояние общества, имеется совершенно определенный объем ресурсов, который лю­ ди различных классов желают хранить в виде наличных денег. И если все прочие условия остаются прежними, имеется непосредственная связь между объемом налич­ ных денег и уровнем цен, так что если одна величина увеличивается на 10%, то и другая также возрастает на 10%».

В этом кон тексте Маршалл, говоря о «прочих усло­ виях», имел в виду лишь постепенные изменения в мето­ дах ведения дел (структура операций и кредитная систе­ ма) и в «количестве товаров» (т. е. у). Таким образом, он не учитывал роли процентных ставок, ценовых изменений и экспектаций в определении к. Тот факт, что подобные сравнительно грубые формулировки количественной тео­ рии соседствуют в работах Маршалла с ухищренным анализом факторов, определяющих к, объяснимо с точки зрения различий между краткосрочным и долгосрочным анализом. Соображения относительно колебаний скоро­ сти, связанных с изменениями экспектаций, считались очень важными для анализа промышленных циклов и кризисов, однако подобными соображениями можно было бы спокойно пренебречь при рассмотрении долго­ временной динамики, когда речь идет об анализе данных на протяжении целых десятилетий.

Мы приходим к тем же выводам, что и при рассмотре­ нии тождества Сэя. Часто (хотя и далеко не всегда) тождество Сэя трактовалось как положение, касающееся долгосрочных периодов, а не как идея, что в рамках корогких периодов или же в каждый отдельно взятый момент подобных периодов планируемый спрос равен планируемому предложению. Аналогичным образом и положение грубой количественной теории о постоянстве к или V обычно формулировалось как относящееся к долгосрочному периоду. Вместе с тем акцент на постоян­ стве скорое i и за1ушевывал тот факт, что сторонники количественной теории детально исследовали факторы к и считали их изменения очень важными в краткосрочном анализе. В частности, они настойчиво указывали на возможность резких колебаний к и связанную с этим вероятность финансовых кризисов.

6.3. ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ ДЕНЕЖНОЙ МАССЫ Грубая количественная теория обычно предполагает, что денежная масса определяется экзогенно, так что причинно-следственные связи носят односторонний ха­ рактер. Если к и у представляют собой константы, то предполагается, что/"рост денежной массы приводит к 15 756, росту цен, но не наоборот1, И вновь мы обнаруживаем, однако, что это положение не было неотъемлемым эле­ ментом традиций количественной теории. Как правило, доказывалось, что между ценами и денежной массой существует двусторонняя связь: повышение цен в перио­ ды бумов влияет на величину денежной массы, а эти изменения денежной массы затем в свою очередь воздей­ ствуют на цены. Предполагалось, что имеется динами­ ческий процесс, а это было особенно важно в первую очередь для изучения кратковременных колебаний хозяй­ ственной конъюнктуры-промышленных циклов, а не долговременных изменений цен2.

Различные авторы по-разному представляли себе ме­ ханизм, посредством которого уровень цен влияет на денежную массу. В целом можно сказать, что у авторов классического направления в XVIII и начале XIX в.

основной механизм заключался во влиянии цен на резер­ вы иностранной валюты, а затем этих резервов-на де­ нежную массу. Что же касается экономистов-неокласси­ ков, принадлежащих к кембриджской и американской школам, то они главное внимание уделяли влиянию цен и номинального дохода на поведение банковской системы.

Этот сдвиг в акцентах понятен: он отражает изменения в обществе в те годы, когда жили эти авторы. Главным предметом заботы для авторов-классиков была необхо­ димость развивать внешнюю торговлю, чтобы способст­ вовать развитию капитализма в своей стране (и за грани­ цей). В то время современная банковская система находи­ лась на самой ранней стадии развития, хотя ее роль отнюдь не была незначительной и авторы-классики не игнорировали ее. Что касается экономистов неоклассиче­ ской школы, окружающий их мир уже располагал хоро­ шо развитой современной системой банков, и одна из самых насущных задач их заключалась в изучении рабо­ ты этой системы и методов контроля над ней (или того, нужен ли такой контроль).\ ' Обратите внимание, например, на те заметки, которые сделал Патинкин в бытность свою студентом у чикагских теоретиков-количе ственников (Patinkrn, I969) Он узнал от Минтса, что «р является зависимой переменцой (в долговременном аспекте) в уравнении MV= РП Если снова процитировать Патинкина (Patinkm, 1969), то вслед за заявлением Минтса о долговременной зависимости цен говорилось:

«Но в кратковременном плане все переменные обнаруживают тенден­ цию к совместным изменениям» Авторы классического направления Наиболее ясное свидетельство того, как авторы-клас­ сики понимали механизм воздействия цен на количество денег мы находим у Юма. Свой очерк «О платежном балансе», изданный в 1752 г., Юм начинает с вообра­ жаемого экзогенного изменения денежной массы, затем рассматривает влияние его на цены в духе количествен­ ной теории, а затем переходит к влиянию ценовых изме­ нений на денежную массу:

«Предположим, что четыре пятых всех денег в Вели­ кобритании было уничтожено за одну ночь и что страна вернулась к тому положению со звонкой монетой (золо­ том или товарными деньгами), которое существовало во времена Генри и Эдуардов. Каковы были бы последст­ вия? Разве не должны были бы цены на рабочую силу и все товары упасть в той же пропорции и они стали бы продаваться так же дешево, как в те времена? Какая еще страна могла бы соперничать с ними на внешних рынках и претендовать на то, чтобы перевози ib или продавать промышленные товары но той цене, которая приносила бы нам достаточную прибыль? В течение какого мини­ мального срока это должно было вернуть нам утрачен­ ные деньги и подтянуть наши цены к уровню всех соседних стран? После этого мы сразу же потеряли бы преимущества, которые нам давала дешевизна рабочей силы и товаров и дальнейший приток денег прекратился бы из-за переполненности нашею денежного обраще­ ния».

Такова классическая формулировка теории платежно­ го баланса во времена тюлного золотого стандарта, когда все внутренние и международные деньги состояли из золот или «звонкой монеты». Юма также интересовало, как на этот процесс повлияло введение бумажных денег, например банкнот. Однако в этом случае его интересо­ вали не факюры, влияющие на количество бумажных денег, а эффек1 изменений этого количества на торговый баланс и на золотой запас.

Все эю, в общем, справедливо и в отношении Рикардо и его последователей классического направления, кото­ рые основывали свои соображения на принципе, согласно которому изменения цен приводят к притоку или отливу золота. Рикардо в своей работе «Высокая цена слитков» (Ricardo, 1966, vol. 3) дает подробный анализ положений 15* Юма, уделяя особое внимание последствиям того факта, что бумажные деньги существуют наряду с золотыми.

Выводы Рикардо были приняты Джоном Стюартом Миллем (Mill, 1848), а среди предшественников Рикардо Торнтон (Thornton, 1802) дал четкую формулировку идей, аналогичных соображениям Юма, но хотя, как показы­ вает заглавие его работы «Бумажный кредит», он сосре­ доточил внимание на связи между банковской системой, ценами и резервами иностранной валюты. Рикардо в своих «Принципах» (Ricardo, 1817) приводит положения, аналогичные положениям Юма, но они более интересны, так как рассмотрены под иным углом зрения Вместо того чтобы начинать с гипотетического экзогенного изменения денежной массы, Рикардо исследовал мотив, значительно более близкий к реальности. Он предпо­ ложил, что технический прогресс в обрабатывающей промышленности страны позволяет ей производить промышленные товары дешевле и, следовательно, улуч­ шать свой платежный баланс. Затем он рассмотрел влияние этих сдвигов на денежную массу и последствия его для цен на другие товары (например, зерно и промышленные товары):

«Когда какая-либо страна получает преимущество в промышленном отношении, что приводит к притоку денег в эту страну, стоимость денег снизится и цены на зерно и рабочую силу станут сравнительно более высоки­ ми, чем в других странах».

Акценты такого рода показывают, что авторы-клас­ сики занимались не только абстрактными теоретически­ ми изысканиями, но изучали также последствия развития капиталистической экономии, ведущего к росту произво­ дительности труда.

Авторы неоклассической школы Тогда как для экономистов классического направле­ ния было характерно внимание к воздействию изменений цен на денежную массу через механизм внешней тор­ говли, неоклассики получили известность благодаря свое­ му анализу влияния цен на процессы создания денег банковской системой. Маршалл не включал банковские депозиты в состав денежной массы, но его последователи по кембриджской школе включали. Тем не менее Мар­ шалл развил теорию создания депозитов в рамках банков ской системы или, как она теперь называется, теорию мультипликатора банковских депозитов:

«Таким образом, получается геометрическая прогрес­ сия: если бы каждый банк мог ссудить две трети своих депозитов, общий размер кредитных возможностей этих банков был бы в три раза выше, чем в иной ситуации.

Если бы банки могли ссужать четыре пятых своих депо­ зитов, то их кредитные возможности были бы в пять раз больше, и т.д. Вопрос о том, сколь большую часть своих депозитов банк может ссудить, зависит в значительной мере от размера резервов, которые он создает прямо или косвенно» (Marshall, 1926).

Та часть депозитов, которую банк мог бы ссуди ib, определялась желаемым отношением кассовых резервов (золо1а, например) к общей сумме его депозитов, ибо кассовый резерв плюс ссуды равны депозитам. Следова­ тельно, на расширение общей суммы банковских депози­ тов (т.е. на увеличение его «ссудных возможностей») MOI бы оказывать влияние рост кассовых резервов, при­ чем увеличение депозитов в несколько раз превышало бы прирост кассовых резервов.

Маршаллу был хорошо знаком довод его современ­ ника Гиффена, что уровень номинального дохода (ру) оказывает влияние на кассовые резервы банка и, следова­ тельно, на банковские депозиты. Гиффен предложил сле­ дующую цепочку причинных связей. Бум, приводящий к увеличению номинального дохода, вызывает нехватку кассовых резервов. Дело в том, что в условиях бума возрастает, например, заработная плата и частному сек­ тору требуется больше наличных денег для осуществле­ ния операций (скажем, по выплате заработной платы), которые не могут быть осуществлены с помощью чеков.

В результате, доказывал он, кассовые резервы и банков­ ские депозиты сократятся. Когда же последователи Мар­ шалла изменили определение денег, включив в него банковские депозиты, указанный выше механизм совер­ шенно явственно предполагал, что абсолютный уровень цен и реальный доход оказывают воздействие на денеж­ ную массу Например, в своей характеристике количест­ венной теории Пигу (Pigou, 1917) уделил большое вни­ мание предложению денег1. О специфике его подхода На первый взгляд Пигу имеет дело с количественной теорией, где деньги определяются как наличные деньги и не включают банковских говорит следующая фраза: «Вряд ли разумно считать, что в реальной жизни мы всегда встречаем силы, которые влияют только на спрос или только на предложение.

Одна и та же причина может одновременно воздейство­ вать и на то, и на другое»."" Аналогичным образом неоклассики-количественники, принадлежавшие к чикагской школе, признавали влияние изменений номинального дохода или колебаний деловой активности на денежную массу. Они полагали, что суще­ ствует механизм, с помощью которого рост деловой активности побуждает банки сокращать свой кассовый резерв по отношению к депозитам. Эго могло быть следствием того, что усиление деловой активности по­ вышает уверенность банкиров, или же, если прибегнуть к языку современной теории, следствием роста процентных ставок, способствующего увеличению в банковских акти­ вах доли приносящих проценты ссуд и сокращению доли (беспроцентных) кассовых резервов. Правда, чикагские количественники не всегда описывали детали этого механизма, но они четко высказывали мнение, что рост деловой активности ведет к расширению банковского кредитования и депозитов, а снижение активности-к обратному результату. Эта связь между экономической конъюнктурой и денежной массой означала, что банков­ ская система способствует увеличению колебаний хозяй­ ственной активности. Расширение производства вызы­ вает увеличение денежной массы, которая, согласно урав­ нению Фишера, оказывает обратное влияние на деловую активность, стимулируя дальнейшую экспансию1. Имен­ но эта возможность дестабилизирующего эффекта приве­ ла Саймонса к весьма спорным предложениям по поводу денежной (и других) реформ, которые были высказаны в статье «Правила против властей в денежной политике» (Simons, 1936). Там он четко определяет свою позицию:

«Согласно самой природе банковской системы, банки депозитов. В действительности же ею уравнения представляют из­ мененный вариант кембриджского уравнения и внесенные модификации равносильны определению денег в кембриджском уравнении как налич­ ные плюс банковские депозиты (или, как Пигу называл их, «титулы на законное платежное средство»).

Вдобавок предполагалось, что этот процесс взрывного характера усиливают колебания скорости Как было показано в разделе 6 2, считалось, что рост цен порождает экспектации будущею роста цен, а следовательно, снижает спрос на деньги и увеличивает скорость их обращения.

2М\ наводняют хозяйство деньгами... в периоды бумов и резко усиливают тщетные попытки сдержать последую­ щую общую ликвидацию»1. Он считал возможность развития таких событий столь реальной и столь опасной для устойчивости капитализма, что выдвинул радикаль­ ные, а по существу, утопические предложения о реформе денежной системы.

6.4. ОЦЕНКА ТРАДИЦИЙ КОЛИЧЕСТВЕННОЙ ТЕОРИИ В СВЕТЕ РАБОТ ВИКСЕЛЛЯ В этой главе мы видели, что традиция количественной теории до Кейнса была весьма богатой и содержала много глубоких наблюдений и выводов. Если постарать­ ся правильно понять эту теорию, то мы увидим, что ее сторонники не считали, будто реальный доход всегда соответствует уровню полной занятости, что скорость обращения денег неизменна, а денежная масса опреде­ ляется экзогенно. Поэтому неверно формулировать ко­ личественную теорию как простое положение, гласящее, что денежная масса вызывает пропорциональные изме­ нения абсолютного уровня цен. Даже само по себе простое устранение допущения, что реальный доход в каждый момент находится на уровне полной занятости, усложняет количественную теорию и привлекает внима­ ние к вопросу о влиянии изменений денежной массы на реальный доход и занятость. Это было хорошо известно уже во времена трактата Юма «О деньгах», опублико­ ванного впервые в 1750 г.:

«Известно, что со времен открытия месторождений (золота-В. У.) в Америке промышленность выросла во всех европейских странах... и среди других причин это можно отнести за счет увеличения добычи золота и серебра. Соответственно мы видим, что в любом коро­ левстве, куда деньги начинают притекать в большем количестве, чем раньше, все приобретает новый вид:

рынок труда и промышленность испытывают оживление, торговцы становятся более предприимчивыми, и даже В оригинале Саймоне применяет термин «денежные субституты», а не «деньги», но из предшествующего текста его статьи ясно, что он отождествляет оба эти понятия.

." фермеры следуют за своим плугом с большим внима­ нием и готовностью....» В объяснении влияния указанных изменений на де­ нежную массу подразумевался эффект реальных остат­ ков:

«При объяснении этого феномена необходимо учесть, что, хотя высокие цены товаров являются неизбежным результатом увеличения золота и серебра, они следуют не сразу за этим увеличением, а требуется определенное время, в течение которого деньги будут обращаться по всей стране, и эффект этого прироста испытают на себе люди, принадлежащие к разным сословиям. Сначала не чувствуется никаких изменений, цены постепенно повы­ шаются, сначала на один товар, затем на другой, пока все они не достигают правильного соотношения с новым количеством звонкой монеты, имеющимся в королевст­ ве» (Hume, 1875).

Механизм, который Юм, по-видимому, имел в виду (в этом отрывке) при объяснении влияния увеличения де­ нежной массы на спрос на товары,-это некий прямой механизм, аналогичный эффекту реальных остатков.

Другие ранние теоретики количественной теории, при­ знавая наличие связи между спросом на деньги (или скоростью) и процентными ставками, казалось, выдвига­ ли определенный косвенный механизм для объяснения влияния денежной массы на состояние хозяйства. Этот непрямой механизм аналогичен идеям Кейнса, развитым в «Общей теории», где утверждается, что увеличение денежной массы сначала имеет результатом снижение процентных ставок, и лишь затем это приводит к увели­ чению спроса на товары и росту цен. Такой непрямой механизм можно обнаружить в других заявлениях Юма, а также в работах Рикардо и Джона Стюарта Милля.

Пожалуй, наиболее ясно среди авторов классического направления по поводу непрямого механизма высказался Джоплин (Joplin, 1823):

«Когда деньги становятся более обильными, это само по себе создает занятость либо за счет расширения возможностей их отдачи в ссуду, либо путем снижения взимаемого по ним процента. Это побуждает торговцев увеличивать запасы (предъявлять инвестиционный спрос на товары), а людей в целом-выступать инициаторами предприятий, связанных с наймом рабочих, которые не могли бы быть основаны в условиях нехватки денег».

Подобный анализ предвосхищает подход Кейнса.

Кроме того, подобно неоклассикам, Джоплин развил теорию предпочтений во времени для объяснения воздей­ ствия процентных ставок на спрос на потребительские товары (или обратную им величину-сбережения). Паде­ ние нормы процента оказывает следующий эффект:

«Человек, владеющий землей или фиксированным доходом, испытывает меньшее, чем прежде, желание сберегать. Сбережение связано с принесением в жертву текущих потребностей за счет получения товара в буду­ щем в виде увеличения годового дохода. Но по мере того, как годовой доход, получаемый от сбережений, снижается, желание сберегать тоже уменьшается» (Joplin, 1832).

Таким образом, в работе Джоплина содержатся эле­ менты теории, которая утверждает, что рост денежной массы ведет к падению нормы процента. Последнее вызывает увеличение спроса на инвестиционные и потре­ бительские товары, приводя тем самым к повышению деловой активности, реального дохода и занятости и в конечном счете к pociy цен.

Более ранняя работа, в которой обращалось внимание на воздействие процентных ставок на инвестиции, при­ надлежит Торнтону (Thornton, 1802). Но замечательная черта работы Торнтона состоит в том, что в ней анализи­ руется не только вопрос о том, каким образом падение ставки процента по ссудам вызывает повышение спроса на инвестиционные товары, но и то, как в хозяйстве с системой банковского кредита и бумажных денег это падение может привести к увеличению количества кре­ дитных и бумажных денег. Таким образом, Торнтон исследовал феномен, который мы сегодня назвали бы влиянием нормы процента на денежную массу (но что в те времена называлось влиянием на скорость обращения денег, поскольку под деньгами имелось в виду только золото или его эквивалент). Эта сторона работы Торнто­ на получила высокую оценку более поздних авторов, Рикардо и Милля. Особенно активно Рикардо поддержал объяснения Торнтона по поводу того, каким образом изменения денежной массы ведут к возникновению избы­ точного спроса на товары вследствие временного воздей­ ствия на процентные ставки. В работе «Высокая цена слитков» (1966, vol. 3) Рикардо писал, что если количест­ во денег (банкнот) увеличится, «(эти банкноты) будут 2-П предъявлены на всех рынках и везде будут способство­ вать повышению цен на товары, пока их не поглотит общий кругооборот. Избыток денег будет ощущаться лишь во время их выпуска в обращение и воздействия на цены, причем норма процента будет в течение этого периода ниже естественного уровня. Но как только до­ полнительные суммы банкнот или денег будут поглоще­ ны оборотом, норма процента повысится до естественно­ го уровня».

Однако, как доказывает Шумпетер (Schumpeter, 1954), работу Торнтона следует в действительности рассматри­ вать как одну из ранних форм викселлианского анализа.

Ибо Викселль столетие спустя развил собственные анало­ гичные идеи по этому вопросу, и в частности о характере взаимосвязи между нормой процента и объемом банков­ ских депозитов.

Прямой и косвенный механизмы Викселля Пришло время суммировать докейнсианскую количе­ ственную теорию, обратившись к работам Викселля. Не только потому, что ему мы обязаны терминами прямой и косвенный механизм. Гораздо более важно то, что его работы, опубликованные в конце XIX в., излагают коли­ чественную теорию в наиболее изощренной для докейн сианского периода форме. Эта теория учитывает наличие безработицы и избыточное предложение товаров в пере­ ходные периоды (т.е. признает несостоятельность тож­ дества Сэя), и она строится вокруг влияния нормы процента на спрос на деньги (или кредит) и предложение денег банковской системы. Анализ Викселлем роли про­ центной ставки суммируется в его известной теории «кумулятивного процесса». Мы рассмотрим ее при пред­ положении, что хозяйство находится в состоянии полной занятости, но, прежде чем мы сделаем это, необходимо указать, что Викселль открыто развенчал тождество Сэя и понимал, что механизм, стоящий за количественной теорией, может основываться на эффекте реальных остат­ ков и неравновесии на товарных рынках. Это видно из следующего отрывка, взятого нами из работы Викселля «Процент и цены» (1898).

«Предположим теперь, что по той или иной причине товарные цены растут, а запас денег остается неизмен­ ным или же что запас денег сократился, а цены временно 1 ! остались без изменения. Постепенно станет явным, чго кассовые остатки слишком малы по отношению к новому уровню цен... Я, следовательно, попытаюсь увеличить свой остаток денег. Если на время исключить возмож­ ность позайметвований и т.д., то этого можно достиг­ нуть юлько посредством сокращения моего спроса на товары и услуги или же путем увеличения предложения моего собственного товара... или обоими путями. То же произойдет и со всеми другими владельцами и потреби­ телями юваров.. так что всеобщее сокращение спроса и увеличение предложения товаров с необходимостью вызовут неуклонное снижение всех цен. Этот процесс прекратится лишь югда, ко1да все цены упаду г до уровня, при котором кассовые остатки будут сочтены достаточными. (В первом примере цены теперь упадут до своего первоначального уровня)». (Викселль, 1936.) В этом отрывке Викселль предполагал постоянство запаса денег и не принимал во внимание наличие банков­ ской системы. Подлинная ценность его работы заключа­ лась, однако, в анализе функционирования хозяйства с учасшем банковской системы. При рассмотрении им кумулятивного процесса, возникающего в результате операций этой системы, он использовал (подобно Торн тону и другим экономистам-классикам) в качестве денег золого, но не включал банковские депозиты. Изменение последних рассматривалось как свидетельство изменения скорости обращения золотых денег.

Предположим, чго в зарубежной стране открыты месторождения золота. Эта страна начнет благодаря увеличившемуся золотому запасу ввозить больше това­ ров из данной страны. Иначе говоря, возникнет избыточ­ ный спрос на ювары, и он будет способствовать повы­ шению цен на товары в данной сiране. Таков прямой механизм Викселля. Впервые он описан в «Лекциях по политической экономии» (1906, 1935, vol. 2), где автор подчеркивает его практическое значение и в то же время указывает на сравнительную неважность косвенного меха­ низма. Последний был, однако, единственным механиз­ мом, который рассматривал Викселль в «Проценте и ценах» (1898, 1936), и именно он находится в самом цетре кумулятивного процесса.

Косвенный механизм связан с влиянием увеличения денежной массы на процентные ставки, объемом банков­ ских депозитов (или ссуд) и спросом на товары. Предпо T ^ S ложим, что люди, получившие золото от иностранных покупателей в результате действия прямого механизма, депонируют затем это золото в банках. Уровень кассо­ вых резервов банков в и юге этой операции увеличится, и как следствие они захотят расширить предложение ссуд и банковских депозитов. Но они смо1ут осуществить это, лишь снизив ставку процента, взимаемую по ссудам. При более низкой ставке процента для капиталистов сганет более выгодно, чем прежде, получа гь займы для покупки инвестиционных товаров, ибо банковские ставки будут ниже, чем предельная норма доходности на физический капитал. Этот спрос на инвестиционные товары породит в свою очередь избыточный спрос на рынке товаров (и, как доказывал Викселль, влияние этого эффекта на по­ требление усиливается благодаря действию мультипли­ катора). Последствием будет рост товарных цен. Так уве:

личение денежной массы через_косвенный механизм (есь ггров^шкда^м^е^ействием прямого механизма) веде1_ж_ повышению цен.

Более" того, кумулятивный процесс, вызванный дейст­ вием косвенного механизма, не носит взрывного характе­ ра. Он не длится бесконечно благодаря самопроизвольно возникающим и усиливающим его импульсам. Как пока­ зал Патинкин (1952, 1965), в этом процессе заключен стабилизирующий фактор. Повышение цен сводит доход на запланированный банками объем ссуд к прежнему уровню, порождая повышенный спрос на наличные день­ ги (золото) для выплаты частному сектору заработной платы и других расходов. Кассовые резервы банков истощаются, и их уровень падает, снижая тем самым желание банков предоставлять ссуды. Вследствие этого байки восстановят прежние, более высокие процентные ставки, чтобы защитить свои резервы. Норма процента вновь достигнет «естественного уровня», а избыточный спрос на инвестиционные товары будет устранен, и рост цен приостановится. Кумулятивный процесс приобрел бы взрывной характер лишь в одном особом случае (ко­ торый Викселль считал исключительным). Это случай, когда хозяйство является чисю кредитным, т.е. когда в нем имеются только внутренние деньги. Все день­ ги в такой системе принимают форму банковских де­ позитов, и банки не хранят золота или других налич ноденежных резервов. В этом случае банки могли бы постоянно поддерживать норму процента ниже ее 24, естественного уровня и их не будут сдерживать резервы.

Кумулятивный процесс Викселля аналогичен тем мо­ делям, которых, как показано в предыдущем параграфе, придерживались классики и неоклассики. Он наиболее близок к схеме Гиффена, ибо оба автора подчеркивали, что именно истощение банковских резервов, влияющее на предложение банковских ссуд и депозитов, является тем фактором, который органичивает процесс и заставляет процешную ставку вернуться к начальному уровню. Что же касается косвецног о механизма, предложенного Торн тоном и Рикардо, то он действует через влияние повыше­ ния цен на спрос на банковский кредит, так как рост цен на инвестиционные товары увеличивает сирое на кредит при любой существующей процентной ставке. Важно однако подчеркнуть, что работа Викселля-это суммиро­ вание длительной традиции количественной теории. И сам Викселль указывал, что он видит в своей работе способ дальнейшего развития и защиты количественной теории. Эга традиция находится не так далеко от положений, развитых кейнсианцами.

Глава СОВРЕМЕННАЯ КОЛИЧЕСТВЕННАЯ ТЕОРИЯ С принятием, по крайней мере академическими круга­ ми, кейнсианских идей традиция количественной теории, рассмотренная нами в гл. 6, в период между 30-ми и 50-ми годами переживала полный упадок. Были, однако, некоторые важные исключения. Так, в течение многих лет после окончания второй мировой войны представитель кембриджской школы Деннис Робертсон (D. H. Robert­ son, 1940, 1966) продолжал нападать на своего собрата по Кембриджу Кейнса. Его учебник «Деньги» по-прежнему широко использовался в преподавательской практике, несмотря на то что первое издание книги вышло в 1922 г.

и даже в пересмотренных изданиях основу ее составлял усложненный вариант количественной теории денег. В Чикаго количествентгую теорию продолжали преподавать такие ее приверженцы, как Л. Минтс. Но все они были, по-видимому, исключением и даже при изложении старой традиции количественной теории должны были учиты­ вать работы Кейнса.

В 60-х годах наблюдалось, однако, значительное воз­ рождение интереса к количественной теории. Это каса­ лось уже ее современного варианта. Первые шаги по его разработке были сделаны Фридменом (Friedman, 1956a 1959) в двух статьях, опубликованных в 50-х годах. Хотя Фридмен утверждал, что его теория отражает чикагскую «устную традицию», мы увидим ниже, что современная количественная теория до известной степени отличается от старой традиции количественной теории, которая is преподавалась ранее в Чикаго. В некоторых отношениях она, однако, продолжает идеи, развитые в свое время в Кембридже, и имеет аналогии с некоторыми исследова­ ниями кейнсианцев. В особенной степени это относится к анализу современной количественной теории спроса на деньги. Мы отметим также, что в более широком плане многие ее выводы аналогичны тем, которые были сдела­ ны с тройниками старой количественной теории.

В эти главе мы сосредоточим внимание на теории спроса на деньги, развитой чикагскими представителями новой количественной теории (разделы 7.1 и 7.2). Но современная количес1 венная теория не является теорети­ ческой системой, построенной на априорных посылках;

это комплекс идей, основанных на систематических эмпи­ рических зависимостях, которые, согласно ут верждениям, выявляются при анализе исторических данных, но для которых во многих случаях не было предложено хорошо разрабо1анных теоретических объяснений. Мы, следова­ тельно, рассмотрим некоторые эмпирические зависимо­ сти;

но их развернутый анализ откладываем до гл. 20.

Здесь же мы, в частности, рассмотрим ранние эмпиричес­ кие работы, на которые ссылались современные теорети ки-количесгвенники для подкрепления своей теории спро­ са на деньги и идеи, что денежная масса определяется экзогенно (разделы 7.2 и 7.3). Есть еще две темы, которые будут нами детально рассмотрены лишь в следующих главах, 1ак как для их оценки требуется знание кейнсианс кого анализа и эконометрических исследований. Первая касается внутренней теоретической основы новой количе­ ственной теории, вторая связана с вопросом, представля­ ет ли новая количественная теория особое течение - моне­ таризм, который существенно отличайся от кейнсиан ства и превосходит его. Эта последняя тема относится к числу проблем, наиболее остро дебатируемых в современ­ ной денежной литературе, и мы посвящаем ей особую, главу.

7.1. ЧИСТАЯ ТЕОРИЯ СПРОСА НА ДЕНЬГИ М. ФРИДМЕНА Чистая теория спроса на деньги, выдвинутая Фрид­ меном, ведущим теоретиком новой количественной тео­ рии (Friedman, 1956a), изложена в его очерке «Количе­ ственная теория денег: новая формулировка». Фридмен IV) считал, что проблема спроса на деньги представляет собой исключительно важный аспект новой количествен­ ной теории или же сама является количественной те­ орией: «Количественная теория в первом приближении является теорией спроса на деньги. Это не теория про­ изводства или денежного дохода или уровня цен. Любое заключение об этих переменных требует соединения количественной теории с некоторыми специфическими характеристиками условий предложения денег, а возмож­ но, и других переменных» (Фридмен, 1956а).

Теория развивается по тем линиям, которые легко узнал бы старый сторонник количественной теории из Кембриджа." Она основана на принципе, что спрос на деньги отдельного лица ограничен суммой имеющихся у него «ресурсов» (если применить термин кембриджских экономистов), и определяется посредством уравнивания на пределе выгоды, получаемой от запаса денег, и дохода, приносимого альтернативными активами. Выгода от денег проистекает из неотъемлемой присущей им способ­ ности облегчить обмен товарами и обеспечивать гаран­ тию от банкротства;

доход же от других активов обычно можно измерить в номинальных или реальных единицах.

Хотя эти общие принципы анализа были знакомы многим теоретикам-количественникам докейнсианского периода, анализ Фридмена отличается гораздо более формальным характером, ухищренностью и полнотой. Показательно, что большая часть его очерка 1956 г. связана с тщатель­ ной разработкой вопроса о природе дохода на активы, служащие альтернативой деньгам, и ресурсного (бюджет­ ного) ограничения. Выполнив эту задачу, Фридмен вводит несколько упрощающих допущений, чтобы по­ лучить следующую функцию спроса на номинальные денежные остатки (в формуле применены наши, не фрид меновские обозначения):

(7.1).

Эти переменные имеют такой смысл: MD~ планируе­ мый спрос на номинальные денежные остатки и р- абсо­ лютный уровень цен. Если все переменные разделить на р, можно представить уравнение 7.1 как функцию спроса на реальные остатки М /р с аналогичными переменными в скобках. Переменные г, г^ и р представляют номиналь­ ный доход от активов, которые можно хранить в качестве альтернативы деньгам (на 1 долл. номинальной стой мости запаса каждого вида активов). Переменная гв норма процента по облигациям, Iя- рыночная норма дохода на акции. Переменная/-темп изменения уровня цен в процентах;

этот показатель отражает номинальную ставку дохода от хранения товаров в качестве активов.

Указанные товары могут включать автомобили, дома или (в случае с фирмами) машины, иначе говоря любые товары, которые не потребляются вскоре после их по­ купки, а хранятся из-за тех услуг, которые они приносят в течение определенного периода.

Доходность активов Мы еще не закончили рассмотрения переменных в функции спроса на деньги Фридмена, по уже можем подытожить роль тех из них, которые были обсуждены выше. Наличие первых трех факторов, приведенных в скобках, определяется предположением, что ("к числу альтернативных форм хранения богатства для домашних хозяйств относятся деньги, облигации, акции и товары.

Спрос на номинальные денежные остатки определяется путем уравнивания дохода от всех форм богатства на пределен/Если с момента достижения равновесия, обеспе­ чивающего максимум полезности, нормы доходности облигаций, акций и товаров должны были бы повысить­ ся, спрос на номинальные остатки денег упал бы до той точки, где их предельная доходность сравнялась бы с новой (предельной) доходностью этих трех альтернатив­ ных видов активов. Можно предположить, что сокраще­ ние номинальных остатков повысит их предельную до­ ходность, так как при меньшей сумме денег каждое приращение их будет приносить больше полезных услуг владельцу, чем при более крупной их первоначальной величине;

каждая единица денежных остатков должна будет выполнять большую работу по облегчению обме­ на, обеспечивать безопасность и осуществлять другие «добрые» дела, которые входят в компетенцию денег.

Присутствие в правой части уравнения 7.1 р требует дополнительного разъяснения. Само по себе уравнение выражает идею, что (путем деления всех членов на р) спрос на реальные остатки является функцией номиналь­ ных норм доходности на поминальный доллар альтерна­ тивных активов и реального дохода (который, как мы увидим далее, косвенно выполняет роль бюджетного К, 14, ограничения). Подобный ход несколько отличается от более удовлетворительной идеи, что спрос на определен­ ный вид активов в реальном измерении есть функция реальных норм доходности альтернативных реальных активов и реального бюджетного ограничения. Однако фактически уравнение 7.1 эквивалентно функции, выражен­ ной только в реальных единицах. Рассмотрим, например, номинальную норму доходности на 1 долл. облигаций г8, которая обеспечивает владельцу облигации годовой до­ ход в виде процентов, равный (1/100) гв долл. Если уровень цен, первоначально равный единице, затем удваивается в течение первого периода, то реальная стоимость облигации снижается наполовину (до 0, (1/100) гв долл. в год). Таким образом, номинальная процентная ставка на актив, стоимость которого измеря­ ется в номинальных единицах, например гв, точно такая же, как ставка на актив, измеряемый в реальных едини­ цах. Поэтому уравнение 7.1 можно рассматривать как формулу, где спрос на реальные остатки является функ­ цией относительной доходности реальных альтернатив­ ных активов. Эти рассуждения основаны на предположе­ нии, что уровень цен в первом периоде существует и в последующих периодах. Если же в будущем ожидается инфляция или дефляция, реальная норма доходности будет равняться номинальной ставке минус ре, где ре ожидаемый темп инфляции. Этот последний член можно, при упрощающих допущениях, рассматривать как р, т. е.

как текущий показатель темпа инфляции, что служит иным способом для оправдания присутствия р в уравне­ нии 7.1.

Ограничения по доходу и богатству Тот факт, что денежные остатки рассматриваются как актив, сопоставимый с другими видами активов, свиде­ тельствует о том, что теория Фридмена выражена в значениях запасов, а не потоков. Такой подход позволяет продолжить анализ уравнения, оставляя в стороне одну переменную h и рассматривая роль у, реального дохода.

Эту переменную можно трактовать как бюджетное огра­ ничение. Сравнение доходности альтернативных активов, о чем говорилось в предыдущем параграфе, даст лицу возможность принять лишь решение о том, какая часть общего богатства должна храниться в форме денег. Но : г эта процедура не позволит ему определить уровень жела­ емых денежных остатков. Это станет возможным благо­ даря введению, наряду с относительной доходностью, общего размера богатства. Реальный доход и призван представлять ограничение по богатству.

На первый взгляд это выглядит загадочным, так как реальный доход является переменной потока, а ограниче­ ние при выборе активов должно быть переменной запаса.

Объяснение состоит в том, что Фридмен считает у пред­ ставителем переменной запаса, а именно-всего реаль­ ною богатства w. Доказательство этого истолкования преде 1авляет большой интерес и имеет фундаментальное значение для большинства работ Фридмена (включая и его работу по проблемам потребительской функции (Friedman, 1957). В наиболее общем виде доход можно рассматривать как поступления от запаса богатства:

(7.2) где г - это мера доходности Таким образом, богатство можно выразить как (7.3) Из этого следует, что в правой части уравнения 7. может фигурировать у/г в качестве ограничения по богат­ ству. Однако если в целях упрощения допустить, что разные нормы доходности функционально связаны друг с другом, то нет необходимости открыто включать зна­ менатель г, ибо он представляет собой среднюю взвешен­ ную показателей доходности по всем видам богатства. А, как мы видим выше, некоторые из этих показателей уже были включены в число аргументов функции. Поэюму Фридмен аппроксилирует общую реальную стоимость богатства с помощью показателя реального дохода у.

Необходимо сразу же обратить внимание на два момента этой процедуры. Во-первых, доводы, оправ­ дывающие включение у, показываю г, что использование этого показателя не нарушает статуса функции спроса, выраженной в значениях запаса. В этом существенное отличие концепции Фридмена от докейнсианских георе тиков-количественников из Кембриджа, которые менее четко определяли в своих моделях понятие времени.

Чаще всего получалось, что у них спрос на запас номинальных денежных остатков определялся потоком номинального дохода 1.

Во-вторых, даже при беглом рассмотрении видно, что доход индивида состоит не только из поступлений от финансовых и физических активов. Для подавляющего большинства источником дохода служит труд. В рамках фридменовской концепции это возражение легко снима­ ется, так как богатство w включает не только материаль­ ные и финансовые активы, но также человеческое богат­ ство. Соответственно г в уравнениях 7.2 и 7.3 пред­ ставляет не только средний доход на финансовые и материальные активы, но также поступления от челове­ ческого богатства г". Эту форму дохода г" можно рас­ сматривать как заработную плату и другие виды выплат, получаемых за счет труда. Таким образом, человеческое богатство можно трактовать как капитализированную (или дисконтированную) стоимость будущих заработков от трудовой деятельности. В этом смысле его стоимость аналогична стоимости облигации или машины, которая, как мы видели в гл.2, рассматривается как капитализи­ рованная стоимость будущих поступлений от этого вида активов. Лицо может инвестировать средства в челове­ ческий капитал, оплачивая, например, образование, что предположительно повысит его будущие заработки и увеличит капитализированную стоимость этих будущих поступлений.

Следовательно у, как мы видим, представляет столь всеобъемлющее ограничение по богатству, что оно вклю­ чает и человеческое богатство. Это дает возможность вернуться к переменной h в уравнении 7.1. Если в составе ограничения по богатству среди других активов фигури­ рует человеческое богатство, то его следует также считать активом, альтернативным деньгам. Соответствен­ но, доход на человеческий капитал (г") должен включать­ ся в функцию спроса аналогично доходу по другим видам альтернативных активов. Фридмен указывает, однако, что возможности замещения человеческого богатства другими активами (в том числе деньгами) сильно ограни­ чены по крайней мере в кратковременном плане: нельзя, Некоторые авторы, например Пигу (Pigou, 1917), были более осмотрительны, используя в правой стороне уравнения показатель ресурсов R вместо у и утверждая, что его можно считать выражением дохода или богатства. Другие считали, что как доход, так и богатство включаются в сумму ресурсов.

например, принять решение продать себя в рабство, резко сократив тем самым запас человеческого богатства и, соответственно, увеличив запас денег. Отдача на чело­ веческий капитал является, следовательно, видом относи­ тельного дохода, учитываемым при принятии сиюминут­ ных решений о том, какой запас денег необходимо хранить. Вместо этого вводится переменная h как показа­ тель отношения между человеческими богатствами и всеми другими формами богатства. Это отношение фик­ сировано, и его нет необходимости учитывать каждый раз в связи с определением спроса на денежные остатки.

Наконец, переменная и представляет собой комплекс­ ную остаточную переменную величину (postmanteau variable). Она отражает изменение вкусов и предпочтений, которые до известной степени могут быть связаны с объективными обстоятельствами, например с неопре­ деленностью (или, говоря языком старой количественной теории, с доверием) и с территориальной мобильностью.

Неопределенность этой переменной отражает уровень абстракции, на котором развивается теория Фридмена, уровенъ, допускающий много упрощающих предпосылок при выведении уравнения 7.1.

Следовательно, выдвинутя Фридменом теория инди­ видуального спроса на деньги, строится на принципах максимизации полезности, связанных с основами неоклас­ сической политэкономии. При заданных вкусах и привыч­ ках (определенном уровне и) люди максимизируют доход с учетом бюджетного ограничения. Последнее определя­ ется их общим богатством (аппроксимируемым у) и относительными доходами, получаемыми от имеющихся у них активов. Эти относительные доходы концептуально аналогичны относительным ценам, используемым в тео­ рии потребления. В результате возникает функция спроса на деньги (уравнение 7.1), где желаемые денежные остат­ ки являются стабильной функцией процентных ставок и реального дохода, а также других переменных. Эту функ­ цию можно записать также в форме уравнения скорости обращения денег:

V=^ = g(rB,r*,p,h,y,u) (7.4) которое свидетельствует о том, что желаемая скорость обращения денег является стабильной функцией тех же самых переменных.

7.2. ПОСТОЯННЫЙ ДОХОД И СПРОС НА ДЕНЬГИ Изложенная выше чистая теория спроса на деньги Фридмена хорошо обоснована и приемлема для боль­ шинства экономистов-денежников. Фактически функция Фридмена аналогична многим функциям спроса на день­ ги, развитым кейнсианцами. Однако кейнсианские функ­ ции спроса обычно имеют упрощенную форму, так как там предполагается, что единственный вид активов, пред­ ставляющих альтернативу деньгам,-это государственные облигации. Подобные упрощения облегчают проблему эконометрических расчетов и возможность построения общих макроэкономических моделей всего хозяйства. По тем же причинам Фридмен и другие сторонники новой количественной теории не используют усложненные варианты функций спроса и скорости обращения денег, представленные уравнениями 7.1 и 7.4. Они принимают упрощенные функции спроса, но их упрощения носят совсем иной характер по сравнению с кейнсианскими.

Функция спроса на деньги новых количественников упро­ щена в том отношении, что спрос на деньги трактуется как функция только постоянного дохода, тогда как кейн сианцы рассматривают в качестве главной переменной функции норму процента. На возможность упрощения указывалось в очерке Фридмена о «новой формулиров­ ке» (1956а), но проблема не получила развития до тех пор, пока не стала насущной увязка очерка 1956 г. с эмпирическими разработками. Вопрос исследован в ста­ тье Фридмена «Спрос на деньги: теоретические и эмпи­ рические результаты» (Friedman, 1959), и предлагаемое решение тесно связано с его теорией потребительской функции (Friedman, 1957), где спрос на потребительские товары трактуется как функция постоянного дохода.

Постоянный доход Рассмотрение этой упрощенной теории спроса на деньги необходимо начать с объяснения понятия постоян­ ного дохода. Постоянный доход индивида в принципе (и, как правило, по величине) отличается от его текущего.

или измеряемого, дохода. Можно дать следующее общее определение: постоянный доход лица-это средняя взве­ шенная из его ожидаемых будущих поступлений дохода.

Если плановый горизонт индивида ограничен ожидае.

\и, мым сроком его жизни, то мы можем рассчитать по­ стоянный доход, зная доход, который лицо ожидает получить в течение жизни, а также ставку дисконта, применяемую для капитализации будущего дохода. Это можно легко увидеть, если более точно обозначить по­ стоянный доход и его связь с богатствами индивида.

Пусть wl -сумма реального богатства индивида в периоде 1, причем мы определили ее так, чтобы она включала как человеческое, так и другие виды богатства.

Мы уже видели в гл.2, что богатство можно представить в виде капитализированной стоимости будущего потока дохода. Следовательно, если у\.,-это реальный доход, который лицо в данный момент (т.е. в периоде 1) намеревается получить в г'-м периоде от владения акти­ вами, не входящими в категорию человеческого богат­ ства, а также от трудовой деятельности (т.е. от владения человеческим богатством), тогда общая сумма богатства данного лица составит (7.5) где г-норма дисконта 1. Условимся, что эта норма дис­ конта равна также доходности от богатства г за период.

Тогда постоянный доход лица в текущем периоде со­ ставит (7.6) Ясно, что это средняя взвешенная ожидаемых будущих поступлений дохода, поскольку переменная vv, в уравне­ нии 7.6 представляет собой геометрическую среднюю от ожидаемого будущего дохода, как это показано в уравне­ нии 7.5. В известном смысле постоянный доход данного периода можно определить как сумму, которая, будучи действительно получена лицом в этом периоде при усло­ вии, что измеренный доход периода был бы равен по В уравнении 7.5 предполагается, что время, которым располагает индивид, составляет п периодов (п лет). Применяя дисконтную ставку к доходу текущего периода уи мы исходим из того, что богатство wx измеряется в начале этого периода, а доход целиком поступает в распоряжение лица в конце периода. Следует заметить, что уравнение 7.5 предполагает определенную спецификацию понятия постоянною дохода. Фридмен, однако, не хочет связывать себя какой-либо четкой спецификацией постоянного дохода (см.: Friedman, 1957, ch. 3).

" стоянному, т. е. у1 = у\, могла бы быть полностью им потреблена без снижения общей суммы богатства 1. Это вытекает из уравнения 7 6, которое определяет постоян­ ный доход как доход от богатства, а не как богатство, как таковое (рис. 7.1).

Рис 7 Важная черта постоянного дохода состоит в том, чю это не то же самое, что текущий измеренный доход и его динамика во времени иная, чем у текущего дохода.

Различия во временном пути обоих показателей видны на рис. 7.1, где представлен случай со средним индивидом в условиях рас гущей экономики, которая при этом ис­ пытывает циклические колебания. Временной пугь из­ меренного дохода представлен сплошной линией, а по­ стоянного - пунктиром.

На графике видно, что постоянный доход значительно более стабилен, чем измеренный доход. Объяснение эюю факта можно получить, прибегнув к уравнениям 7.5 и 7.6, и, хотя возможны разные варианты подобных объясне­ ний, мы воспользуемся прос1ейшим. Как видно из урав­ нения 7.6, постоянный доход-это норма доходности г, Более точно этот доход мог бы быть потреблен без снижения богатства индивида на большую сумму, чем та, на которую он снизился бы по прошествии одного периода С учетом того, что жизнь индивида имеет предел, с течением времени сумма его богатства при прочих равных условиях снижается, ибо число поступлении будущих доходов, подлежащих дисконтированию, сокращается Этот эффект может быть нейтрализован посредством воздержания от потребления умноженная на сумму богатства w. Если предположить, что г постоянна (допущение явно произвольное), тогда для того, чтобы выявить связь между измеренным дохо­ дом и постоянным доходом, необходимо проанализи­ ровать связь каждого из этих видов дохода с богатством.

Уравнение 7.5 показывает, что при заданной величине сумма богатства целиком зависит от настоящего и ожидаемого будущего дохода {yv у\ 2, у\ -, у\ „). Бхли изменяется только текущий доход ух, ю оценка богатства изменяется в том же направлении, но в меньшей степени, поскольку прочие компонеты его (у\ 2, у\ъ v! л) осгакися без изменений. Поскольку богатство изменя­ ется на меньшую сумму, чем текущий измеренный доход, и поскольку мы исходим из того, что г постоянна, то отсюда следует, что постоянный доход У = rw изменяется меньше, чем измеренный доход. Как показано на рис. 7.1, если лицо находи 1ся во временном интервале 1, где постоянный доход равен измеренному, то при переходе ко второму периоду измеренный доход упаде i, так как хозяйство войдет в период рецессии. Это вызовет, одна­ ко, пропорциональное снижение постоянного дохода, ибо внезапная потеря лицом дохода не ведет еще к смене экспектации по поводу будущих поступлений.

Подобный пример нереален, ибо вполне вероятно, что в действительности экспектации индивида находятся под воздействием его текущего опьпа. Небольшое изменение экспектации повысило бы правдоподобность нашей аргу­ ментации. Можно поэтому предположить, что экспекта­ ции по поводу будущего дохода (у\ 2, у\ъ у\ „) являются функцией текущего дохода у{, но они мало изменчивы. Иными словами, снижение текущего измерен­ ного дохода вызывает снижение ожидаемых будущих доходов, но в меньшей степени: скажем, снижение теку­ щего дохода па 10% ведет к снижению ожидаемых доходов меньше, чем на 10%. В этом случае будет по-прежнему справедливо утверждение, что снижение текущего измеренного дохода ведет к меньшему падению богатства и, следовательно, постоянного дохода 1.

Fine более сложный пример связан с ситуацией, когда снижение cei одняишего дохода сопровождается падением ставки дисконта и нормы доходности от братства г Здесь возникает несколько линий воздействия на ур = rw Во-первых, факторы, указанные выше, из­ меняют w, но на меньший процент, чем у Во-вторых, поскольку падает ставка дисконта, w может повыситься или, во всяком случае, не упасть Аргументы в пользу сравнительной стабильности по­ стоянного дохода могут быть оценены и па более инту­ итивном уровне. Если текущий доход лица падает, это снижение обычно не ведет к представлению, что его доход на весь будущий период жизни снизится в той же пропорции. Этот факт окажет, конечно, какое-то влияние в указанном направлении, но можно предположить, что, оценивая свой доход за весь период жизни, лицо при­ нимает во внимание, что его доход может испытывать подъемы и спады. Оно знает, что в экономике цикличес­ кие колебания неизбежны, что происходят кризисы, когда заработная плата и получаемые проценты падают ниже среднего уровня, равно как и бумы, во время которых они превышают этот уровень. Иначе говоря, можно вслед за Фридменом сказать, что текущий измеренный доход состоит из двух компонентов-постоянного (ур) и из­ меняющегося (ут) (7.7) Изменяющийся компонент дохода включает поступ­ ления, о которых известно, что они имеют временный характер, и которые, следовательно, не влияют на по­ стоянный доход. Сюда включаются доходы от азартных игр, неожиданные подарки (которые рассматриваются лицом как единичные поступления) и большая часть дополнительных заработков, получаемых во время бума (если при этом ожидается, что они будут нейтрализованы потерей дохода во время кризиса).

Упрощенный вариант функции спроса Фридмен (Friedman, 1959) доказывает, что постоянный доход является той переменной, на которую реагируют отдельные лица при корректировке своего планируемого денежного запаса. Дело обстоит так, поскольку, как показывает уравнение 7.6, постоянный доход можно рас­ сматривать как представителя богатства. Иными слова­ ми, постоянный доход служит представителем бюджет­ ного ограничения или ограничения по богатству при настолько, насколько это было бы возможно в иной ситуации. В-трегь их, так как г снижается, то результат rw при данном w надает, но, как мы видели, и1 не дано. В конечном счете мы снова приходим к выводу, что у падает на меньший процент, чем yv •MI выборе, которые делает индивид между альтернативны­ ми активами. В разделе 7.1 говорилось, что в чистой теории спроса на деньги Фридмена текущий измеренный доход у применяется как представитель ограничения по богатству. Поскольку мы разграничиваем постоянный и промежуточный компоненты текущего дохода, то можно утверждать, что постоянный доход-подходящий пред­ ставитель, так как промежуточный доход не оказывает существенного влияния на богатство. Поэтому более подходит особое уравнение 7.6, а не более общее уравне­ ние 7.2.

Если снова напомнить уравнение 7.1:

(7.1) то аргументы, приведенные Фридменом (Friedman, 1959), подразумевают, что текущий доход у следует заменить постоянным доходом у. Более того, Фридмен указывает, что текущий абсолютный уровень цен р следует по аналогии заменить на переменную, отражающую по­ стоянные цены рр. Иначе говоря, спрос на деньги отдельных лиц не зависит от чисто временных колебаний ценового уровня, а только от тех, которые рассматри­ ваются как постоянные. Из этого вытекает, что уравнение 7.1 можно преобразовать следующим образом:

(7.8) где г охватывает все переменные правой части уравнения 7.1, кроме у и р. В частности, z включает нормы доход­ ности (или нормы процента), которые в уравнении 7. служат факторами спроса на номинальные остатки '.

Если для дальнейшего упрощения мы предположим или обнаружим эмпирически, что процентные ставки и другие переменные, включенные в z, не оказывают систе Сам по себе постоянный доход в уравнении 7.8 отражает постоян­ ные цены, так как у1' представляет постоянный реальный доход. Фрид­ мен считает, что последний следует определить как постоянный но­ минальный доход, деленный на постоянные цены. Таким образом, У = У/р1", или ожидаемый реальный доход равен ожидаемому но­ минальному доходу, деленному на ожидаемый абсолютный уровень цен. Заметим также, что когда в тексте упоминаются переменные, содержащие процентную ставку, то сюда включается и р. номинальная норма доходности на товары. Подобная практика принята и в этой главе.

ч!

матического воздействия на спрос на деньги, то уравне­ ние 7.8 можно заменить более простым уравнением:

(7.9) Этому уравнению можно также придать форму урав­ нения, определяющего желаемую скорость обращения денег 1.

(7.10) Уравнения 7.9 и 7.10 являются теми формами, в которых Фридмен (1959) выражает понятие спроса на деньги в рамках новой количественной теории. Ясно, что они могут быть выведены из теории, приведенной в очерке о «новой формулировке» лишь в результате мно­ гих упрощений, перечисленных выше. Одно из наиболее важных упрощений заключается в устранении из функции спроса на деньги z, т. е. переменной, отражающей про­ центные ставки. Как мы увидим, Фридмен оправдывает подобное упрощение ссылкой на эмпирические результа­ ты: на основе эконометрических расчетов, по американс­ ким данным, он (ошибочно) заключает, что измеряемые процентные ставки в действительное ги не оказывают систематического влияния на скорость или на спрос на деньги. В то же время он, однако, доказывает, что широкий спектр норм доходности, не все из которых могут быть измерены, оказывает подобное влияние.

Выше мы указывали на те преимущества, которые дает упрощение теорий до такого уровня, когда их можно выразить с помощью уравнений, отражающих существен­ ные черты теорий с помощью небольшого числа перемен­ ных (например, уравнения 7.9 и 7.10). Основная выгода заключается в том, что это упрощение облегчает эмпири­ ческие расчеты и проверку теорий с помощью эмпиричес Преобразование функции спроса на деньги в функцию желаемой скорости требует предварительного условия, что функция спроса на деньги относится к aipcramoMy спросу, поскольку понятие скорости обычно трактуется как макроэкономическая величина. Функция скоро­ сти, представленная уравнением 7.10, следующим образом выводится из уравнения 7.9. Скорость определяекя как V= Y/M". Подсчитав значение MD из уравнения 7.9, получаем V — Y/ppJ{yp). По определению, рр vp=Yr или / = Г/ур Следова1Слыю, V = У/.Г (у7Л/) или V= Y/Г (flO,P)) ких данных К Действительно Фридмен утверждает, что уравнения типа 7.10 подкрепляются фактическими дан­ ными. Но прежде чем оценить это утверждение, не­ обходимо рассмотреть еще одну модификацию перво­ начальной формулировки теории.

Антиципированный доход Проблема с использованием уравнения 7.10 в эмпири­ ческих расчетах состоит в том, что постоянный доход не может быть выявлен непосредственно. Не существует статистических данных об индивидуальном или совокуп­ ном постоянном доходе. Это не удивительно: как видно из уравнений 7.5 и 7.6, для расчета постоянного дохода необходимо иметь либо оценки (человеческого и мате­ риального) богатства и средних норм доходности, либо ожидаемых будущих поступлений дохода и ставки дис­ контирования. Подобных данных не существует. Поэто­ му, по мнению Фридмена, чтобы применить уравнения 7.9 и 7.10 к эмпирическим данным, необходимо найти эмпирический показатель, который выполнял бы роль представителя постоянного дохода. Этот представитель­ ный показатель был определен им как «ожидаемый до­ ход», но, чтобы избежать 2путаницы, мы назовем его антиципированным доходом. В результате использова­ ния этого понятия и аналогичного представительного показателя для цен можно заменить уравнения 7.9 и 7. следующими:

(7.11) (7.12) где знаком А обозначены антиципируемые переменные.

Использование антиципированного дохода в качестве В гл. 20 мы увидим, что подобные упрощения имеют недостатки, которые могут перевесить преимущества.

Возможность путаницы связана с тем, что в начале раздела мы использовали термин «ожидаемый доход» в обычном смысле слова, подразумевая под ним тот доход, который предполагается получить в какой-то будущий период: у' 2 это реальный доход, который лицо в течение периода 1 предполагает получить в периоде 2. Постоянный же доход и, следовательно, показатель, представляющий его и названный антиципированным доходом, представляет среднюю взвешенную из таких ожидаемых доходов.

представителя постоянного дохода не дает немедленного решения проблемы измерения, поскольку прямое измере­ ние индивидуальных ожиданий или антиципации не­ возможно. Поэтому, прежде чем функция спроса и уравне­ ние скорости станут пригодными для расчетов, необхо­ дим еще один шаг: следует дополнить теорию спроса на деньги (скорости) теорией о том, как определяются анти­ ципации. Теория, использованная Фридменом и часто применяемая в эконометрических исследованиях, называ­ ется гипотезой корректировки ошибки (error adjustment hypothesis). Предполагается, что доход, который лицо в периоде Гожидает получить в будущем периоде у г, равен той величине, которую это лицо предполагало получить в прошлом периоде {ут~\) плюс некоторая сумма, кор­ ректирующая ошибки, сделанные в ходе предшествую­ щих предсказательных оценок. Иначе говоря, антиципа­ ции реального дохода в периоде равны (7.13) Если практика предшествующего периода yi-i про­ демонстрировала правильность сделанных во время него антиципации, то антиципации данного периода ут явля­ ются такими же, как предшествующие Ут-i-а к Иначе т а к к говоря, в подобных условиях уг — Ут-и Ут ~~ — у4- i = 0 и, следовательно, р = (ут — у* - i) = 0. Если же фактический измеренный доход этого периода по сумме больше, чем предположительная оценка дохода в предшествующем периоде ут > у?.. ь тогда антиципации корректируются в направлении увеличения оценок ожи­ даемого дохода по сравнению с оценками предшествую­ щего периода^ > Ут-г- Они, однако, не корректируются на полную сумму ошибки в предсказании предшествую­ щего периода, а лишь в пропорции 0 < Р < 1 к сумме ошибки.

Эта гипотеза, касающаяся характера формирования антиципации, очень удобна. Уравнение 7.11 можно рас­ ширить с тем, чтобы выразить антиципированный доход как функцию фактического дохода в предшествующем периоде ':

W = PDV + 0 - Pbv- i +(i -P)2Jr-2---(i -P)"JV-J (7-14) Уравнение 7.14 может быть получено из 7.13 следующим об­ разом. Уравнение 7.13 предполагает, что Уг- i= Ут-2 + P(Vr- i —Ут-J •>vd Иначе говоря, если иногда корректировка ошибок, использованных в уравнениях 7.13 и 7.14, верна, тогда текущие предсказания будущего дохода определяются фактическим поступлением дохода в предшествующем периоде '. А поскольку точная формула уравнения 7. определяет у? как среднюю взвешенную прежних факти­ ческих доходов (с геометрически убывающими весами), то гипотеза предполагает, что доходы, полученные в недавнем прошлом, оказывают большее влияние на теку­ щие антиципации, 2 доходы, полученные в более от­ чем даленные периоды.

Хотя концептуально понятие антиципированного до­ хода отличается от понятия постоянного дохода, свой­ ства их динамики во времени идентичны. Характерно, что антиципированный доход, как и постоянный, как правило, более стабилен, чем измеренный фактический доход. Отношение между антиципированным доходом yj и измеренным фактическим доходом ут, в общем, ана­ логично отношению между ут и постоянным доходом, как это видно на рис. 7.1. Именно это сходство и позволя­ ет использовать в эмпирических работах антиципирован­ ный доход в качестве представителя постоянного дохода.

Причины относительной стабильности антиципирован­ ного дохода ясны. Этот показатель представляет среднюю взвешенную от текущего и фактических прошлых дохо­ дов. Прошлые доходы не меняются в любой точке времени, так что падение текущего измеренного дохода окажет влияние только на первый член правой стороны уравнения 7.14. Следовательно, измените измеренного и что у^ г и )'т_г могут быть определены аналогичным образом.

Подставьте это выражение в уравнение 7.13 вместо y j и произведите необходимые упрощения, затем подставьте аналогичное выражение вместо у\ _ г в образовавшееся уравнение и последовательно повторяйте эту операцию. После этого будет очевидно, что уравнение 7.14 -это приблизительный результат формулы 7.13.

Гипотеза корректировки ошибок известна также как гипотеза адаптивных экспектаций. Мы предположим здесь, что в нашем вариан­ те не выражена явно возможность роста. Уравнения можно легко преобразовав так, чтобы явно допустить возможность того, что антиципации лица основываются не только на уровнях прошлых по­ ступлений, но и на общем ожидании роста. Мы, однако, не будем вводи ib таких изменений из соображений простоты изложения.

Поскольку 0<Р< 1,то(1 — Р) находится между 0 и 1. Следова­ тельно, (1 — Р)2 меньше, чем (1 — Р);

(1 — р)я еще меньше и т.д. Через определенное количество периода веса становятся столь малыми, что доход за оставшиеся периоды можно не учитывать.

дохода в данном периоде оказывает менее ч порционалыюе влияние па антиципируемый в Эт М ^ м оде доход. UeJJ* Теперь мы получили конечную форму ypaBfrСг Чч помощью которого можно рассчитать функции с,'Нч на деньги, основанную на фридменовском варИа„т e к, Рос с чест венной теории. Если выразить уравнение 7. j ^ B Со,( Олца щенной форме, то получим: Ра* Если по аналогии мы напишем такую же форМул у антиципируемого уровня цен Д^н то можно использовать указанные переменные в Ка представителей постоянного дохода и пос1оят,ь,хесТие Подставляя уравнения 7.15 и 7.16 в уравнение у.д,,еи.

получим функцию спроса на номинальные " > Мц 0с T которую можно рассчшагь, ибо переменные правой ^аСг ^tt, уравнения-это текущие и прошлые значения фак1чЧе И кого измеренного дохода: с.

или Аналогичным образом функцию скорости обра1це, денег (уравнение 7.10) можно записать так: '«ч ши Как функция спроса на деньги, так и желаемая ско­ рость обращения денег выражены здесь с помощью показателей нынешнего и прошлого фактических уровней цен и поступлений доходов.

Эмпирические расчеты В уравнениях 7.17 и 7.18 представлена основанная на концепции постоянного дохода гипотеза спроса на деньги, которую выдвинули сторонники новой количественной теории. Как мы видели, этот вариант достигается с помощью целой серии упрощающих допущений и до­ полнительных гипотез. Наиболее важную роль играют следующие допущения: во-первых, что учитываемые ста­ тистикой процентные ставки не являются переменными, которые оказывают систематическое влияние на спрос на деньги или скорость;

и во-вторых, что антиципируемый доход (и цены) определяется в соответствии с теорией корректировки ошибок и служит удовлетворительным представителем постоянного дохода. Свидетельства, к которым прибегает Фридмен для подкрепления этих допущений, связаны с эмпирической проверкой указан­ ных уравнений на основе статистических данных. Вопрос заключается в том, насколько хорошо уравнения со­ ответствуют фактам '. Допущение, связанное с основан­ ной на принципе корректировки ошибок моделью анти­ ципированного дохода, не было подвергнуто Фридменом прямой проверке с помощью статистических данных, и, как мы увидим в гл.20, этот пробел порождает трудности при оценке его эмпирических работ. Что же касается допущения, связанного с ролью учитываемых статисти­ ческих процентных ставок, то Фридмен оправдывает его на том основании, что оно соответствует фактическим данным. Так, в статье 1959 г. Фридмен обнаружил, что уравнение типа 7.18 хорошо подтверждается данными и что, по-видимому, не остается места для особого влияния учитываемых процентных ставок на скорость обращения денег. По мнению Фридмена, данные свидетельствуют о том, что скорость Y/MD есть функция только двух пере­ менных: постоянного реального дохода ур и отношения Эгот принцип вытекает из поддерживаемой Фридменом (Fried­ man, 1953) методологии, известной под названием «позитивизм».

17 учитываемого статистикой номинального дохода к по­ стоянному Y/Y.

В качестве свидетельства, подкрепляющего теорию, выраженную уравнением 7.18, Фридмен приводит по­ разительный эмпирический феномен. Как свидетельству-.

ют данные по США за 1870-1954 г., учитываемый стати­ стикой реальный доход YT в течение всего этого периода рос, тогда как скорость обращения денег Y/MD снижа­ лась. Иначе говоря, если применить усредненные данные с целью устранить циклические колебания, то между указанными двумя показателями будет наблюдаться обратная зависимость. В то же время, если исследовать какой-либо деловой цикл внутри того же периода, то мы обнаружим положительную связь между указанными параметрами: по мере роста реального дохода в период бума растет и скорость, а в условиях спада скорость снижается. Вековая, долговременная зависимость, обна­ руженная Фридменом для периода 1870-1954 гг., схе­ матически изображена на рис. 7.2, а циклическая-на рис. 7.3. Этот очевидный парадокс связан с уравнениями 7.17 и 7.18.

Рис. 7. Рассмотрим сначала данные за длительный период.

Используя в качестве исходного материала ряды уА и рА и взяв средние значения уА за каждый цикл (что позволяет устранить циклические колебания), Фридмен рассчитыва­ ет параметры уравнения 7.18. Он обнаруживает, что в ответ на 10%-ное увеличение антиципируемого реального дохода спрос на номинальные остатки увеличивается на 18%. Иначе говоря, эластичность спроса на номинальные остатки по отношению к антиципируемому реальному доходу составляет 1,8. Деньги в известном смысле пред­ ставляют собой «предмет роскоши». Из этого вытекает, что, если измерить скорость на этой же долговременной основе, она будет падать. Ибо если уА растет, М и М°/рл растут быстрее, и, следовательно, pAyA/MD или YA/MD Рис. 7. падает. В долговременном плане, однако, учитываемый статистикой номинальный доход-У примерно равен YA, поскольку данные по Y за длительный период рассчиты­ ваются как средние за каждый цикл. Временной путь этой средней совпадает с пунктирной линией на рис. 7.1 и, следовательно, аналогичен временному пути антиципи­ руемого дохода YA. Таким образом, раз показатель YA/MD, оцененный с помощью таких долговременных рядов, снижается, снижается и Y/MD, a Y/MD -это опре­ деление скорости обращения денег '.

Обратимся теперь к статистике циклов-к динамике переменных величин на годичной (а не средней) основе в пределах каждого экономического цикла. Запомним, что, согласно данным в периоды бума, росгу реального дохо­ да сопутствует рост скорости, и наоборот. Уравнения 7.17 и 7.18 соответствуют такой циклической динамике, ибо из них вытекает, что спрос на номинальные остатки Вывод, что скорость в долговременном аспекте падает, непосред­ ственно явствует из уравнения 7.18. Аналогия между динамикой во времени анинициированного дохода и дохода, учитываемого статисти­ кой, когда их рассчитывают Kajc средние величины за период цикла, предполагает, что отношение У/У в правой части уравнения равно приблизительно 1. Остается отношение Y/MD = V- д(У), причем расчет Фридменом функции спроса на ясны и дает основание заключить, что эластичность этого отношения отрицательна и лежит между 0 и (минус) 1.

17* это стабильная функция антиципируемых цен. Эти вели­ чины относительно устойчивы в ходе цикла, и соответ­ ственно спрос на номинальные остатки тоже устойчив^ Однако номинальный учитываемый статистикой доход Y гораздо менее стабилен, чем ряды антиципируемых по­ казателей, и, следовательно, менее стабилен, чем MD.

Доход растет во время бума больше, чем спрос на деньги, и в большей степени сокращается в периоды кризиса.

Таким образом, отношение V— Y/MD растет в периоды бумов и падает во время спадов '. Циклические, равно как и долговременные, процессы согласуются с уравне­ ниями 7.17 и 7.18. Фридмен поэтому может заключить, что статистика подтверждает теорию спроса на деньги (и скорости обращения денег), представляемую этими уравнениями, равно как и все гипотезы и допущения, связанные с ней.

Более того, Фридмен (Friedman, 1959) проводит не­ зависимую проверку предпосылки, что регистрируемые статистикой процентные ставки не оказывают системати­ ческого воздействия на спрос на деньги или на скорость их обращения в рамках циклических колебаний конъюнк­ туры. Он делает вывод, что это допущение подкрепля­ ется данными, хотя, как мы увидим в гл.20, подобное заключение является спорным. Оно фактически основано на неверных методах статистических расчетов, и другие авторы, поддерживающие новую количественную теорию, обнаружили в ходе эмпирических исследований, что ско­ рость связана как с антиципируемым доходом, так и с процентными ставками 3. Версия же функции спроса на деньги (и скорости обращения денег), предложенная Это можно непосредственно увидеть из уравнения 7.18. По­ скольку величина у4 относительно стабильна на протяжении цикла (с учетом тенденции роста экономики), то она неоказываег значительного влияния на Vj.. Однако, поскольку показатель YT менее устойчив, чем У, отношение YT/YT повышается в периоды бумов и снижается в периоды кризисов. Следовательно, VT изменяется в ходе цикла, как и ут.

Более конкретно, Фридмен обнаруживает, что внутри цикла нет строгой систематической связи между остаточными колебаниями ско­ рости (т.е. колебаниями, которые остаются после учета влияния пере­ менных в уравнении 7.18) и процентными ставками. Однако в ходе некоторых циклов выявляется определенная связь с процентными ставками, особенно с экспектациями изменения уровня цен, т. е. нормы доходности на товары. Этот момент подчеркивается также в работе Фридмена и Шварц (Friedman and Schwartz, 1963).

Примерами могут служить работы Мельцера (Meltzer, 1963) и Лейдлера (Laidler, 1966). Указанные вопросы обсуждаются в гл. 20.

Фридменом в рамках новой количественной теории, от­ рицает роль учитываемых статистикой процентных ста­ вок. Значение этого вывода станет ясным в гл.21. Сейчас же, однако, следует заметить, что это отрицание означает в некоторых отношениях отход от традиции количествен­ ной теории докейнсианского периода, которая рассматри­ валась в гл.6. Оно ведет также к отходу от чистой теории спроса на деньги Фридмена,- проанализированной нами в разделе 7.1. Там упор в формировании спроса на деньги был сделан на относительных процентных ставках, тогда как роль постоянного дохода лишь- бегло упоминалась.

Здесь же постоянному доходу (или его представителю антиципируемому доходу) приписывается абсолютно до­ минирующая роль, тогда как значение учитываемых статистикой процентных ставок, по-видимому, ничтож­ но 1. Эта окончательная версия занимает центральное место в новой количественной теории.

7.3. ДЕТЕРМИНАНТЫ ДЕНЕЖНОЙ МАССЫ В работе 1956 г. Фридмен выдвигает три критерия, которые отличают теоретика-количественника от сторон­ ника других макроэкономических теорий. Это положения относительно: «(1) стабильности и важности функции спроса на деньги;

(2) независимости факторов, влияющих на спрос и предложение денег, и (3) формы функции спроса или связанных с нею функций». В разделе 7.2 мы рассмотрели большую часть проблем пунктов (1) и (3).

Мы видели, что Фридмен считает спрос на деньги устой­ чивой функцией нескольких переменных и что в рамках гипотезы постоянного дохода из этого следует вывод, что при данном постоянном доходе и других переменных спрос на деньги неэластичен в отношении процентных ставок. Теперь необходимо рассмотреть пункт" 72) о" независимости спроса и предложения денег.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.