WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |

«LAURENCE HARRIS MONETARY THEORY MCGRAW-HILL BOOK COMPANY 1981 ЭКОНОМИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ ЗАПАДА Л. ХАРРИС ДЕНЕЖНАЯ ТЕОРИЯ Перевод с английского Общая редакция и вступительная статья доктора ...»

-- [ Страница 2 ] --

Позиция ортодоксальных монетаристов явилась кри­ тическим ответом на кейнсианский'тезис о существовании устойчивого «компромисса» между инфляцией и безра­ ботицей, основывающийся на тате называемой кривой Филлипса. В конце 50-х годов английский экономист Ф. Филлипс опубликовал данные статистического иссле­ дования, где было выявлено наличие корреляции между темпами изменения заработной платы и уровнем (тем­ пами изменения) безработицы в Аггглии за период 1861-1957 гг. Позднее П. Самуэльсон и Р. Солоу замени­ ли в диаграмме Филлипса темп изменения заработной платы на темп изменения уровня цен и получили «модифицированную» кривую Филлипса, где динамика цен связана обратной зависимостью с уровнем безрабо­ тицы. Из этой статистической закономерности были сделаны важные выводы в отношении экономической политики.

Тезис о том, чю чем выше темпы инфляции, тем меньше безработица и, наоборот, чем медленнее растут цены, тем больше людей теряют работу, соответствовал кейнсианским рецептам нагнетания платежеспособного спроса для увеличения производства и занятости. Прак­ тикам экономического регулирования рекомендовалось «скользить» вдоль кривой и выбирать такую комбина­ цию темпов инфляции и безработицы, которая соответ ciByei конъюнктурным целям и приоритетам полити­ ки. Если, например, желательно существенно повысить уровень производства с помощью экспансионистских мероприятий, то следует пожертвовать ценовой стабиль нос i ыо и допустить ускорение инфляционных процессов.

Если же. напротив, возникает необходимость «охладить» экономику и затормозить рост цен, то этого можно достигнуть путем сокращения производства и занятости.

Расчеты на основе кривой Филлипса обещали, казалось, простое и доступное решение проблемы «конфликта целей» экономической политики. Филлипс, например, полатал в начале 60-х годов, что стабильность цен в Англии может быть обеспечена при норме безработицы в 2,5%, а в США-7,8%. В свою очередь, основываясь на расчетах параметров кривой Филлипса, совет экономи­ ческих консультантов при президенте США принял в 1962 г. решение ориентироваться на 4%-ный уровень безработицы, который, по его мнению, соответствовал темпу инфляции 4% в год.

Кейнсианцы исходили из предпосылки статус-кво, г. е.

индифферентности экономических агентов к процессам длительного обесценения денег. Однако, когда рост цен в 70-х годах резко ускорился и приобрел хронический характер, это сразу же отразилось в стратегии капита­ листических компаний и индивидуальных участников экономического оборота, породило стремление изба­ виться от обесценивающихся денег.

Э. Фелпс и М. Фридмен независимо друг от друга пришли к выводу об ошибочности кейнсианской трак­ товки кривой Филлипса из-за игнорирования ее сторон­ никами роли инфляционных ожиданий, иначе говоря, реакции хозяйственных агентов на перспективы развития инфляционного процесса. По мнению Фридмена, учет рационально мыслящими субъектами последствий обес­ ценения денег устраняет возможность успешного балансирования между умеренной инфляцией и приемле­ мой нормой безработицы. Так, в 1967 г. он выдвинул идею «естественного уровня безработицы», который фиксирован условиями рынка рабочей силы и не может быть изменен мерами правительственной политики. Бхли правительство прилагает усилия для поддержания заня­ тости выше ее естественного уровня с помощью тради­ ционных бюджетных и кредитных метдов нагнетания спроса, то последующая инфляция обусловит сугубо красовременный эффект этих мероприятий. Конечным результатом будет рост цен при сохранении первона­ чального уровня производства и занятости.

Остановимся на этом положении более подробно. В модели Фридмена и других монетаристов инфляционные ожидания носят адаптивный характер, т.е. основаны на прошлом опыте, и целиком зависят от темпов изменения цен в предшествующем периоде. Чем скорее обесцени­ ваются деньги сегодня, тем более быстрого роста цен следует ожидать в будущем. Поэтому в условиях укоре­ нившейся, хронической инфляции участники воспроиз­ водственного процесса начинают во все большей степени учитывать в своих прогнозах и действиях предстоящий рост цен. Они стремятся нейтрализовать влияние роста цен на величину их доходов с помощью специальных оговорок в 1 рудовых соглашениях, деловых контрактах и т.д. В результате этих действий перераспределиюлытые и стимулирующие эффекты инфляции, на которые рассчи­ тывает правительство, резко ослабевают. Чтобы вновь активизировать их, правительственные органы вынуж­ дены прибегать к «внезапным», т.е. не учтенным в хозяйственных договорах и контрактах о найме рабочей силы, инфляционным «встряскам». А это веде! ко все более крупным дозам дефицитного финансирования из бюджета, вызывая дальнейшее раскручивание инфляци­ онной спирали. Теория Фридмена получила в эти связи название «акселерациошюй доктрины», т.е. доктрины постоянно ускоряющихся темпов инфляции. Чтобы ра­ зорвать порочный круг, он рекомендует прекратить «бес­ смысленную» политику стимулирования спроса и снять с повес 1ки дня кейнсианский лозунг достижения высокого уровня занятости.

В книге Харриса идеи Фелпса и Фридмена иллюстри­ руются с помощью диаграммы (рис. 21.9), где изобра­ жена не одна, а целое семейство краткосрочных кривых Филлипса, положение каждой из которых зависит от ожидаемых темпов инфляции. «В состоянии устойчивого равновесия,-замечае! Харрис,- кривая Филлипса пред­ ставляет собой... вертикальную линию, проведенную вверх от точки естественной безработицы...» (с. 703). При этом ее тес 1 венной норме безработицы может соответ­ ствовав любой темп инфляции. Эти доводы разрушают кейнсианскую версию о существовании устойчивого долговременного «компромисса» между инфляцией и безработицей и возможности его использования для целенаправленного управления конъюнктурой: «... пра­ вительство оказывается не в состоянии по своему выбору, с помощью денежной и фискальной политики достигнуть определенного уровня нормы безработицы и темпов инфляции, если желаемый уровень безработицы не совпа­ дает с ecieciBeimbiM уровнем...» (с. 704). Лишь обманы­ вая население, сбивая ei о с толку и не давая возможности правильно предугадать будущий темп инфляции, мож­ но, по мнению монетаристов, на короткое время обеспе чи1Ь «отклонение безработицы oi ее естественного уров­ ня», т.е. увеличить заняюсгь. Но такая политика при S 7S ведет к «бесконечному ускорению темпов инфляции».

Вместе с тем школа рациональных ожиданий (Р. Лукас. Н. Уоллес, Т. Сарджент) отрицает даже эту возможность кратковременного воздействия нравшель ственных мероприятий на состояние производства и занятости. «В рамках модели Фридмена-Фелпса власти могут контролировать безработицу лишь тогда, когда темп текущей инфляции отклоняется от ожидаемого темпа. Если же ожидания рациональны, подобные откло­ нения не могут возникнуть, кроме случаев, если вла'сти ухитрятся каким-то образом проводить совершенно непредсказуемую денежную (или в рамках кейнсианских традиций-фискальную) политику» (с. 709). «Вывод зак­ лючается в том,-продолжает Харрис,-что стабилиза­ ционная политика бесполезна и должна быть устранена.

Это положение имеет давние традиции в моне1аристской мысли, хотя до 70-х годов для его обоснования не применялась схема рациональных ожиданий» (с. 715).

Модели «новой классической школы», как официаль­ но именуют себя сторонники теории рациональных ожиданий, базируются на ipex основополагающих пред­ посылках: 1) гипотезе о рациональном характере предви­ дения хозяйственных агентов, согласно которой послед­ ние эффективно и целенаправленно используют всю имеющуюся информацию для прогнозирования буду­ щего развития конъюнк!уры (и в первую очередь товар­ ных цен) и основывают на этих ожиданиях свои хозяйсн венные решения;

2) положении, что цены в современном капиталистическом хозяйстве (в том числе цена рабочей силы) обладают совершенной гибкостью и быстро (практически мгновенно) корректируются при возник­ новении рыночных неравновесий;

3) тезисе, что все индивидуальные рынки, включая рынок рабочей силы, быстро и полностью «расчищаются» от излишних това­ ров, так что для системы характерно состояние постоян­ ного равновесия.

Краеугольным камнем новой доктрины, ее важной отличительной чертой является гипотеза рациональных ожиданий, согласно которой хозяйственные агенты могут правильно предсказать будущие действия правительства в ответ на какие-то внешние воздействия («шоки») и своевременно реагировать на них. Так, они знают, что в случае кризисного спада правительство обычно предпри­ нимает меры по искусственному нагне1анию спроса, стремясь увеличить занятость и повысить уровень произ­ водства общественного продукта. За этим неизбежно следует повышение уровня цен. В отличие от принятой в «классическом» монетаризме схемы адаптивных ожида­ ний («оглядки назад») «рациональные» агенты не будут механически выводить свои решения из прошлых наблю­ дений, а постараются заранее предвосхитить будущий рост цен в договорах о заработной плате и других хозяйственных контрактах в соответствии с рационально построенным прогнозом. Это резко ограничивает воз­ можности государства по перераспределению доходов и сводит на нет эффект экспансионистской политики.

Гипотеза рациональных ожиданий утверждает, что деловые фирмы и отдельные лица не делают система­ тических ошибок при прогнозировании будущего хода событий. Это не значит, что они вообще не могут ошибаться при отсутствии достаточной информации. Но все отклонения их оценок от подлинного значения ключе­ вых неременных будут взаимно погашаться, и в среднем прогнозы окажутся достоверными.

Перед авторами равновесных моделей возникает, однако, сакраментальный вопрос: если система столь чутко реагирует на возникновение несбалансированности и мгновенно включает рычаги ее ликвидации, почему капиталистической экономике свойственна четко выра­ женная цикличность, периодическая смена подъемов и падений производства, занятости, цен и других важных показателей конъюнктуры? Лукас пытается объяснить цикличность хозяйственного процесса особенностями субъективной реакции хозяйственных агентов на ценовые сдвиги. В его схеме внезапные колебания общего уровня цен порождают «информационные разрывы». Не распо­ лагая достаточно полной информацией, хозяйственные агенты путают ценовые сигналы, принимая их за пока­ затель изменения спроса на конкретный товар. Результа­ том служат «совместные упорядоченные колебания» переменных, которые Лукас определяет как «деловой цикл». Что же касается причин самих ценовых сдвигов, то Лукас в полном согласии с количественной теорией считает их следствием изменений денежной массы в обращении.

Нереалистические предпосылки, на которых покоится модель «новых классиков», остро критиковались в запад­ ной печати. Так, многие экономисты выразили сомнения по поводу «рационального» характера поведения хозяй­ ственных агентов. Они отмечают, что «человеку с улицы» приписывается способность разбираться в сложнейшей механике товарных и финансовых рынков, четко пред­ ставлять внутренний механизм и взаимосвязанность отдельных элементов капиталистического производства, правильно предугадывать будущее развитие конъюнк­ туры. Таким безошибочным даром предвидения не обладают даже профессиональные экономисты. Серьез­ ные возражения вызвал и тезис новых классиков о «постоянном очищении рынков» от излишних товаров за счет мгновенной корректировки цен. Эти идеи, возрож­ дающие образ вальрасовского аукциошцика, Тобин наз­ вал «великим мифом». М. Kapiep и Р. Мэддок пишут:

«Образ мгновенно очищающихся рынков аукционного типа явно и очевидно не согласуется с действительностью даже при самом беглом ознакомлении с ней. Запасы товаров, очереди, портфель заказов-все это опровергает представление о существовании очищающихся рынков.

Первой реакцией покупателей и продавцов на многих, если не на большинстве рынков будет не корректировка цен, а изменение физических объемов производимой продукции..» ' В основе денежной модели делового цикла, предло­ женной Лукасом, лежит психологический феномен-ошиб­ ки учас! пиков экономического оборота, ведущие к пере­ производству (или недопроизводству) товаров. Такой подход устраняет всякую связь промышленного цикла с социально-экономической средой, с состоянием и проти­ воречиями в развитии производительных сил. Все, что не входит в схему колебательных процессов, порождаемых нехваткой информации, исчезает из ноля зрения. «Теории такого рода,-писал Тобин,-...описывают цикл не как экономический механизм, а как отражение экзогенных шоков в структуре, которой внутренне присуща ста­ бильность»2.

Таким образом, и ортодоксальные монетаристы, и школа рациональных ожиданий выступают единым фронтом прошв общего врага -акгивной макроэкономи М Саг с г and R Мaddосk Rational Fxpectations Macroeco­ nomics for the 1980'' London, 1984, г J Tobin Arc New Classical Models Plausible Enough to Guide Policy9- Journal of Money, Credit and Banking, November 1980, p (A ческой политики государства. Экономика капитализма, утверждают они, устойчива в самой своей основе, а государе i венное вмешательство лить нарушает естест­ венные механизмы приспособления хозяйства к меняю­ щимся условиям. Оiсюда неприятие программ социаль­ ной помощи беднейшим слоям, снятие лозунга высокой заня i ости и г. д. За фасадом «политической индиффе ренпюсти» кроется, таким образом, защита вполне определенных классовых интересов.

* * * Подведем итоги. В книге Харриса дается широкая панорама современного состояния одного из самых сложных и запутанных разделов политической эконо­ мии-теории денег и денежных процессов. Автор под­ робно харак i еризует исходные предпосылки, методоло­ гический аппарат и эмпирические методы анализа, при­ меняемые сегодня в немарксистской науке о деньгах. В центре книги находится рассмотрение крупных теореш ческих проблем-природы и функций денег, места денег в моделях капиталистического воспроизводства;

связи де­ нег с динамикой нормы процента, инфляцией, экономи­ ческим ростом;

эффективности денежно-кредитной по­ лигики. Харрис не только подробно освещает различ­ ные взгляды и мнения по этим вопросам, имеющие хождение в зарубежной литературе, но стремится также показать эволюцию позиций по денежной проблематике и дать комплексную оценку макроэкономических течений и школ в современной политэкономии Запада- кейн сианцев и посткейнсианцев, монетаристов и «новых клас­ сиков».

Для советского читателя книга Харриса представляет, на наш взгляд, особый интерес. Впервые за много лет наши экономисты получают возможность познакомиться со специальным исследованием теоретических проблем денег, принадлежащим перу представителя западной экономической мысли. Ведь последние переводы на русский язык книг по указанной тематике относятся к 20-м годам. Разумеется, многие теоретические положения и выводы Харриса и его коллег встретят возражения со стороны экономистов-марксистов. Некоторые критичес­ кие соображения высказаны в данной вводной статье к книге. Но это никоим образом не устраняет того факта, что во многих разделах книги содержатся элементы объективного научного знания, применены оригинальные методы исследования, что, несомненно, расширяет наш познавательный арсенал и понимание сложнейших эконо­ мических процессов.

Сегодня в нашей стране взят курс на проведение радикальных экономических реформ, на создание падеж­ ного саморегулирующегося хозяйственного механизма. В этой связи возникла необходимость широкого и интен­ сивного использования рынка, товарно-денежных отно­ шений в системе управления социалистической экономи­ кой. Знакомство с новейшими западными трактовками денежных процессов будет, по нашему мнению, способ­ ствовать теоретическому осмыслению задач и методов общеэкономической и кредитно-денежной политики со­ циалистического государства.

В. Усоскин ПРЕДИСЛОВИЕ Литература по вопросам депежной теории чрезвы­ чайно обширна, и ее количество быстро увеличивалось со времени появления хорошо известной обзорной статьи Гарри Джонсона «Денежная теория и политика» (John­ son, 1962). Однако эта литература существует преиму­ щественно лишь в виде журнальных статей и нескольких классических работ, например книга Патинкина «Деньги, процент и цены» (Patinkin, 1965). Таким образом, хотя литература по проблемам денег оказала влияние на преподавание, она не была обобщена и представлена в виде обстоятельного учебника. Настоящая работа ставит своей задачей исправить эту ситуацию. Она предназна­ чена для того, чтобы помочь в изучении следующих учебных курсов: денежная теория, деньги и банковское дело, макроэкономическая теория и история экономи­ ческой мысли.

Охватывая столь широкую тематику, настоящая кни­ га имеет свою специфику и тгуждается в предварительном обзоре. Денежная теория освещена в ней в историческом аспекте, причем изложение касается главным образом развития после 30-х годов. Только при таком подходе отдельные проблемы и работы различных авторов могут быть поняты во взаимосвязи друг с другом (именно это делает книгу пригодной для изучения курса истории экономической мысли). Подобная форма организации материала отнюдь не является произвольной;

она отра­ жает тот факт, что денежная теория не может преподно ситься как цельная и общепринятая концепция, так как в ней имеется много спорного и противоречивого. Именно эти противоречия возбуждают и делают предмет ана­ лиза источником наслаждения для всех экономистов.

Эти противоречия могут быть поняты только в свете недавних исторических изменений Более того, денежная теория существенно важна для выявления роли денег в макроэкономических моделях, хо1я для понимания этой роли част требуется изучение микрооснов подобных моделей Поскольку главной те­ мой данной книги служа i дебаты о том, как следует строить макроэкономические модели, приемлемые для описания денежного хозяйства, то она органически связана с курсом макроэкономической теории.

Ч го касается курса денег и кредита, то материал книги связан с освещением денег как таковых, но при этом не уделяется никакого внимания теории банковского дела, а также финансовым институтам или последствиям денежно-кредитной политики. Подобное построение кни­ ги отражает попытку автора анализировать денежную теорию столь обстоятельно, насколько это возможно, и привязать ее к макроэкономической теории и к ее собственной истории. Проблемы платежного баланса и международных валютных отношений исключены из рассмотрения, ибо они, как и банковское дело, заслужи­ ваю! особой книги.

От читателя этой работы требуется лишь хорошее знание элементарного курса макро- и микроэкономи­ ческой теории. Он не должен обладать особыми матема­ тическими способностями, гак как материал излагается главным образом в виде текста и диаграмм И хотя довольно широко используются уравнения и алгебраи­ ческие обозначения, читателю не приходится учас1ВОвать в математическом выведении конечных результатов Схема организации ма1ериала такова, что в главах с по 7 рассматривается традиция количественной теории денег Первые две из этих глав посвящены современным спорам о характере докейисианской количественной теории денег, и в них освещаегся вопрос о равновесных макроэкономических моделях, пригодных для описания денежного хозяйства В гл. 6 анализируются работы теорешков в области количественной теории денег, связь между простыми вариантами этой 1еории и их реальное содержание В гл 7 дается характеристика некоторых / элементов современного варианта количественной тео­ рии, разработанного в Чикаго. Однако этот вариант количес1 венной теории имеет множество сторон и ответ­ влений, и не все из них рассматриваются в гл. 7.

Некоторые наиболее интересные вопросы поставлены в iji. 19, где анализируются проблемы инфляции, а также в гл 20 (об эмпирических исследованиях) и гл 21. Послед­ няя глава дает суммарное освещение споров между монетаристами и немонегаристами, особенно гам, где это касается проблем экономической политики, ибо именно в этой области, например в вопросах «вытесне­ ния» и использования гипотезы рациональных ожиданий, монетаризм обладает наиболее развитым теоретическим базисом.

Главы 8-14 посвящены развитию денежной теории в духе кейнсианских традиций В них показано развитие теории спроса на деньги в рамках портфельного подхода, а также обсуждается правомерность этого подхода (главы 9-11) Кейнсианско-неоклассическому синтезу в макроэкономической теории посвящены главы 8 и 12, а новому кейнсианству, выросшему из критики этого синтеза в конце 60-х годов.-главы 13 и 14.

В других главах книги мы исследуем теорию процент а (главы 15-17) и динамические денежные модели, связан­ ные с экономическим ростом (гл 18) и инфляцией (гл 19).

Почти в каждой главе применяются понятия и теории, рассматриваемые ранее, и даются соответствующие отсылки Тем не менее читатель не должен читать весь материал от первой до последней сфаницы. Схема чтения* зависит от его задач и интересов. Например, тот, кто интересуется в первую очередь монетаризмом, может перейш от глав 7 и 8 к главам 19-21 Рхли речь идет о спросе на деньги, следуе! начать с гл. 6 и читать главы 7, 9, 10, 11 и 20 История экономической мысли требует концентрации внимания на главах 4, 6, 12-16 и 21. Если читатель будет следовать одной из этих или каким-нибудь другим схемам чтения, он убедится, что пропуск материала не являе1ся для него препятствием.

Два аспекта этой книги делают ее, на мой взгляд, особенно ценной для студенческой аудитории Во-первых, она своди 1 воедино теории и дискуссии, которые иначе были бы доступны лишь в форме оригинальных публика­ ций Во-вторых, делая упор на историческом развитии теорий, автор рассматривает последующую их эволюцию (например, новое кейнсианство, получившее импульс от работ Клауэра и Лейонхувуда, или гипотезу рациональ­ ных ожиданий). Подобная схема изложения является результатом моего опыта преподавания денежной теории в Лондонской школе экономики, Бербекском колледже, Лондонском университете и Калифорнийском универ­ ситете в Беркли. Соответственно мой самый большой долг за помощь в написании этой книги перед студента­ ми, которые слушали мои лекции. Я благодарен им не только как слушателям, я благодарен им за те замечания, которые они делали в отношении различных вариантов работы в течение ряда лет.

Преподавание денежной теории всегда повышало мой интерес к ней, и я надеюсь, что читатели будут испыты­ вать такое же чувство к этому предмету.

Л. Харрис Часть I ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ ОБЗОР КЛЮЧЕВЫХ ПРОБЛЕМ И ПОНЯТИЙ Глава ПОДХОДЫ К ТЕОРИИ ДЕНЕГ Существуют два фундаментальных вопроса, которые постоянно возникают в теории денег и которые факти­ чески открыто присутствуют на втором плане при рас­ смотрении многих современных процессов в этой обла­ сти. Что такое деньги? И почему они используются в хозяйстве? Конечно, эти проблемы тесно связаны друг с другом, и в дальнейшем мы будем рассматривать их вместе как один вопрос. К нему привлечено внимание не только экономистов, но также историков, философов и социальных антропологов.

1.1. ДЕНЬГИ-ЭТО ОБЩЕСТВЕННОЕ ЯВЛЕНИЕ • На вопрос «Что такое деньги?» учебники по экономи­ ческой теории дают традиционный ответ. Деньги опре­ деляются как любой товар, который функционирует в качестве средства обращения, счетной единицы и средст­ ва сохранения стоимости. Давайте кратко рассмотрим это определение и выясним, удовлетворяет ли ему долла­ ровый билет. Доллар служи г средством обращения в том смысле, что, если вы хотите продать товар (скажем, автомобиль) и купить другой товар (например, телеви­ зор), вы вряд ли будете обменивать автомобиль непо­ средственно на телевизор, а вместо этого обменяете его на долларовые билеты и за1ем какое-то число этих билетов обменяете на телевизор. Доллары в этом при г, мере используются как средство обращения в том смысле, что вы обменяли автомобиль на телевизор;

причем этот обмен был осуществлен не прямо путем передачи авто­ мобиля дилеру по продаже телевизоров, а непрямым путем, в форме продажи автомобиля лицу и покупки телевизора у другого с применением долларов в качестве посредствующего звена. В этой сделке доллары были также использованы как единица счета, поскольку цены как автомобиля, так и телевизора были выражены в долларах. Иначе говоря, вместо того, чтобы сказать, что автомобиль стоит пять телевизоров или что цена авто­ мобиля относится к цене телевизора как 5:1, цена авто­ мобиля выражается в 1000 долл., а телевизора-в 200 долл.

Наконец, в этой сделке доллары действуют также как средство сохранения стоимости, потому что, если вы однажды продадите автомобиль, а на следующий день купите телевизор, доллары, которые вы получили, сох­ раняют стоимость автомобиля, и она может быть ис­ пользована в будущем для приобретения телевизора. ' Это очень простой пример, и вряд ли его нужно подробно разъяснять. Но мы тем не менее будем неод­ нократно возвращаться к понятиям средства обращения, единицы счета и средства сохранения стоимости и рас­ сматривать некоторые сложные вопросы, связанные с ними. Указанный пример дает возможность проиллюст­ рировать самую фундаментальную особенность денег:

тот факт, что они являются общественным феноменом.

Деньги, иными словами, существуют не только потому, что люди являются существами общественными и вся их деятельность (включая и хозяйственную) происходит в рамках общественной структуры. Более важно то, что деньги функционируют лишь в рамках определенных общественных и хозяйственных отношений. Разные виды денег возникают в разных социальных и экономических структурах. Эти структуры различны для отдельных стран и даже отдельных регионов внутри одной и той же страны. Более того, в одной стране или регионе они изменяются во времени в соответствии с ходом историче­ ского развития. Когда мы изучаем разные структуры общественной организации (разные типы общества или изменения во времени), мы являемся свидетелями различ­ ных денежных систем. В некоторых обществах денег нет, в других они принимают особые формы (золото, скот, долларовые билеты и банковские счета). При иных сопо ставлениях мы обнаруживаем, что деньги используются для разных целей (в капиталистическом обществе деньги используются для уплаты ренты, тогда как при феодализ­ ме рента имела другую природу и уплачивалась то­ варами или услугами), v Система обмена ^Вернемся к нашему примеру с обменом автомобиля на телевизор. Деньги здесь используются только вслед­ ствие юго, что имеет мест обмен, а обмен происходит лишь потому, что социально-экономическая структура США имеет именно такой, а не иной вид. Существуют законы, институты и отношения, которые допускают обмен товаров и способствуют ему. Те социальные от­ ношения, которые сложились в настоящее время в Соеди­ ненных Штатах, не могли бы существовать, если бы наше общество не основывалось на системе производства и обмена юваров. Эти отношения настолько укоренились, что трудно представить себе какую-то другую альтерна­ тиву. Обратимся, однако, к тем общественным отноше­ ниям, с которыми сюлкнулись отцы-пилигримы через не­ сколько месяцев после высадки их с корабля «Мэйфлауэр».

Непосредственная задача этих людей заключалась в борьбе с природой и обеспечении себя едой, одеждой и жильем. Для достижения этих целей они могли исполь­ зовать лишь три вида общественных соглашений, хотя было бы, конечно, утопией полагать, что они пользова­ лись полной свободой выбора. Они могли работать только сообща, группами, распределяя по общему согла­ сию продовольствие, которое они выращивали, и жилье, которое они строили. Это была форма примитивного коммунизма. В этих условиях не возникало необходи­ мости в обмене одного товара на другой, скажем куку­ рузы на лес, между отдельными семьями, ибо благами владело все сообщество, и оно распределяло эти блага, исходя из принципа равенства. В этом случае каждая семья могла претендовать на отдельный надел земли и отдельные источники сырья (например, лесные участки) как на свою частную собственность и могла выращивать лишь такой урожай, кот орый требовался для удовлетво­ рения собственных нужд. Подобная система существует сегодня в некоторых примитивных крестьянских общи­ нах. В этом случае также не возникает потребности в обмене, ибо все, в чем нуждается семья, удовлетворяется за счет собственного производства. Наконец, возможен случай, когда каждая семья имела бы свою частную собственность, но специализировалась бы на производст­ ве отдельных видов продукции: семьи, обладающие от­ носительными преимуществами при выращивании куку­ рузы, производили бы только этот продукт, а семьи, имеющие относительные преимущества благодаря нали­ чию лесных угодьев, производили бы древесину. В по­ следнем случае сложилось бы общественное разделение труда, и общество нуждалось бы уже в обмене, ибо семьям, производящим древесину, требовалась бы куку­ руза для еды, а семьям, выращивающим кукурузу,-лес для строительных жилищ и обогрева.

Именно в таком хозяйстве третьего типа, доступном для пилигримов, товарный обмен мог бы осуществляться с помощью денег. Однако приведенный пример предпо­ лагает наличие такой маленькой простейшей общины, что в действительности деньги здесь не потребуются, а обмен товаров может проводиться в форме бартера.

Иначе говоря, человек, выращивающий кукурузу, мог бы заключить сделку с производителем древесины, обмени­ вая некоторое количество своего продукта на некоторое количество леса. Таким образом, деньги существуют лишь в таких общественных системах, где имеет место обмен товарами, где характер производства диктует необходимость разделения труда и где правовая и эти­ ческая системы допускают наличие частной собствен­ ности. Но деньги отнюдь не обязательно используются во всех общественных системах, допускающих обмен товарами. В примитивном хозяйстве обмен может быть построен на принципах бартера, хотя можно поставить под сомнение вероятность того, что когда-либо сущест­ вовало общество, базирующееся на всеобщем бартере.

Почему деньги, а не бартер?

В развитом капиталистическом обществе бартер од­ нако, невозможен и деньги составляют необходимую основу обмена. Одна из причин заключается в том, что в обмене участвует много различных товаров и этот круп­ ный и сложный рынок очень важен для современного индустриального производства. Когда имеется такое сложное сочетание товаров и людей, занимающихся об меном, бартер исключительно труден и неэффекти. из Допустим снова, чго вы хотите продать автомобиль i.

купить телевизор. Может случиться, однако, так, что продавец телевизора хочет продать телевизор и купить лодку и, следова i ельно, не желает брать ваш автомобиль в обмен на телевизор. Вы можете совершить обмен, найдя кого-нибудь, кто хочет купить автомобиль и про­ дать лодку, совершить этот обмен, а уже затем предло­ жить лодку продавцу телевизора в обмен на его товар.

Эта процедура сложна и малорезультативна. Естествен­ но, 41 о легче использовав деньги как средство обраще­ ния. Еще одна дополнительная причина необходимости денег в развитом капиталистическом обществе заключа­ ется в гом, чю капи1алистический способ производства основан на продаже рабочей силы. Производители в сельском хозяйстве не обрабатывают собственную землю с помощью своих орудий и не принимают решения по поводу того, что выращивать и продавать. Каждый из них продает лишь один товар-свою способность к труду.

Взамен они могли бы, конечно, непосредственно полу­ чи ib различные товары, в которых они нуждаются и которые желают приобрести, но это было бы связано с исключительно сложной операцией. Ее можно избежать благодаря наличию денег, которые могут быть исполь­ зованы для покупки необходимых товаров.

Можно с известной степенью строгости вывести тео­ рию, со1ласно которой хозяйство, основанное на денеж­ ном обмене, связано с более низкими общественными издержками, чем хозяйство, осуществляющее обмен с помощью бартера. Вслед за Клауэром (Clower, 1967, 1969а) бартерное хозяйство можно определить как такое хозяйство, где любой товар можно непосредственно об­ менивать на любой другой товар. В отличие от него в денежном хозяйстве существует особый товар -деньги, который может обмениваться на любой другой товар, а последний-на деньги, но сами по себе товары (т.е.

неденежные объекты, участвующие в обмене) не могут непосредственно обмениваться друг на друга^Такое оп­ ределение можно представить в виде простейшей мат­ рицы.

Допустим, в хозяйстве имеется три товара СА, Св и Сс. Можно построить матрицу, отражающую обмены в хозяйстве, причем разрешенные обмены обозначим зна­ ком X, а запрещенные-О. В табл. 1.1 каждый товар обмажет обмениваться на себя Таблица ~ (вследствие чего диагональ­ ный ряд содержит X) и вдо­ С Св Сс бавок, пепосредст венно на любой другой товар (СА на С* X X X С„, Св на СЛ, СА на Сс и т. д) Матрица такого рода да si нам клауэровское определе­ с» X X X ние бартерного хозяйства.

Табл. 1.2 представляет де­ Сс X X X нежное хозяйство, где товар СА служит деньгами, а Св и Таблица 1 С - обычные товары. Св и с Сс ire могут обмениваться друг на друга, что отмечено Сл Св С< знаком О в соответствую­ щих клетках матрицы, но с. X X X деньги (С^) могут обмени­ ваться на себя и на два других товара (Св и Сг), и, с. X X О кроме того, каждый из то­ варов может быть обменен с< X О X на деньги (и вдобавок на товар, аналогичный себе).

Следовательно, все элементы матрицы, отражающей бартерное хозяйство, отмечены знаком X. Что же касаося матрицы денежного хозяйст­ ва, то все элементы диагонального ряда, равно как и элементы рядов и колонок, соответствующие товару, используемому как деньги, помечены знаком X, а осталь ные-знаком О.

Чтобы выявить факт снижения издержек, сопутствую­ щего использованию денег взамен бартера, преде 1авим, что в денежном хозяйстве имеется несколько прилавков или лавок для покупки и продажи товаров. По одному такому прилавку приходится на каждый вид неденежного товара. Если имеется п товаров, включая и деньги, го требуется лишь (я-1) прилавков Для хозяйства, которое отражено в табл. 1.2, необходимо два прилавка, посколь­ ку мы не учитываем клетки со знаком X по диагональ­ ному ряду, которые не отражают обмена товаров на деньги, так что остаются два X выше диагонали (пред­ ставляющие, скажем, продажу Св и Сс за деньги, СА) и два X ниже диагонали (представляющие покупку Св и Сс за деньги, СА). Нужны, таким образом, лишь два при.чз ка, чтобы име1Ь гарантию, что подобные обмены могу, быть осуществлены.

Допусшм далее, что подобная сеть прилавков пред­ назначена для бартерного хозяйства. Поскольку товары обмениваются не на деньги, а непосредственно друг на друга, необходимо иметь отдельные прилавки для каж­ дой пары товаров-один для обменов СА на Св и Св на СА, один для обменов СА на Сс и Сс на СА и т.д. Но при этом не требуются прилавки для обменов СА, Св и Сс на аналогичные товары той же категории (СА на Сл и т. д.).

Число прилавков, ко трое потребовалось бы в хозяйстве с п товарами, составляет 1/2и (п-\). Как видно из табл 1.1, в примере с гремя юварами потребуются три прилавка Отсюда следует, чю для того, чтобы осуществить обмены в хозяйстве, где один из товаров исиользуе!ся как деньги, нужно меньше прилавков или торговых точек, чем в бартерном хозяйст ве.^Наличие денег сокращает операционные издержки, связанные с функционирова­ нием обмена, и в этом смысле денежное хозяйство более эффек1ивно. При этом следует иметь в виду два момента.

\ Во-первых, более высокие трансакционные издержки в бартерном хозяйстве не вытекают непосредственно из тех затруднений, которые рассматривались нами выше. Они не являются прямым следствием того, что продавец должен искать покупателя, который желает купить его товар, и продать последнему то, что он желает купить.

Наличие торговых ючек устраняет эти издержки, связан­ ные с поиском, но в то же время предполагается, чю функционирование самих этих торговых точек сопряжено с известыми расходами. ^Второе положение связано с тем, что примеры подобного рода не претендуют на объяснение того, как исюрически возникает денежное хозяйство. Они показывают весьма упрощенным обра­ зом, как денежное хозяйсгво снижает общественные из­ держки при совершении сделок, но пе дают ответа на вопрос, каким образом интересы отдельных людей, групп и классов (что не идентично, кстати говоря, обществен­ ным интересам) вынуждают их создавать денежные сис­ темы. Учет этих динамичных исторических факторов показал бы детально, что деньги-это общественный феномен, как и всякая другая экономическая категория.

Их существование и формы, которые они принимают, 6 г ажают социальную и экономическую структуру об­ щества, в котором они используются.

Иной подход к рассмотрению этого вопроса состоит в анализе тех форм, которые принимают деньги. Сам по себе долларовый билет-вещь бесполезная;

он приобре­ тает стоимость лишь потому, что общество посредством своих законов и обычаев наделяет его способностью функционировать как средство обращения. Аналогичным образом морские раковины, которые использовались в некоторых сообществах в качестве денег, не имели бы стоимости, если бы общественная структура, которая их породила, не нуждалась бы в какой-то форме денег и не придала бы им соответствующей роли.

Три главные функции денег Установив общественный характер денег, мы должны теперь более внимательно рассмотреть их функции как средства обращения, единицы счета и средства сохране­ ния стоимости в развитом капиталистическом обществе.

Есть два подхода к изучению этого вопроса. Первый, который применен в следующем разделе, связан с анали­ зом роли денег в различных моделях общества, причем модели эти можно считать примерным отражением исто­ рических фаз действительного развития общества. Вто­ рой, рассматриваемый позднее, характ еризует роль денег в современном капиталистическом хозяйстве. ) 1.2. ДЕНЬГИ КАК СРЕДСТВО СОХРАНЕНИЯ СТОИМОСТИ Мы установили, что деньги функционируют как средст­ во обращения и как средство сохранения стоимости в обществах различных типов, и особенно в капиталисти­ ческом обществе. Они также действуют как единицы счета, поскольку стоимость товаров обычно выражается в единицах денег. Ясно, что долларовый билет выполняет все эти функции и является деньгами. Однако есть не­ сколько объектов, относительно которых нелегко ре­ шить, являются ли они деньгами. Являются ли деньгами чековый счет в банке, срочный вклад "или кредитная карточка?* Определение денег-это предмет споров, с которыми мы встретимся в этой книге. Главный вопрос, «-> по которому ведутся споры: является ли какая-то из денежных функций наиболее важной или же эти функции неразрывно связаны между собой?

Хикс (Hicks, 1967) утверждает, что деньги могли бы выполнять функцию средства обращения, не будучи средством сохранения стоимости. Он строит свои дока­ зательства, рассматривая упрощенную модель обмена, которая, по его словам, отражает то, что фактически происходило на средневековых ярмарках, а также на еженедельных или ежемесячных рынках, существующих в наше время. Рынок открывается в начале дня, и много­ численные участники (а, р, X,..., ф) приносят на него свои товары. Каждый из этих людей предполагает обме ня 1 ь свои товары на чужие и сделать это таким образом, чтобы получить в конечном счете набор товаров, макси­ мизирующих полезность при определенных обменных ценах, устанавливаемых на рынке. Рынок закрывается в конце дня, причем все эти максимизирующие полезность сделки должны быть закончены и никто не должен купить больше, чем продал сам.

Деньги появляются в анализе, когда мы переходим к рассмотрению вопроса о том, как осуществляются сдел­ ки. Это может быть система прямого бартера (лицо а обменивает товар А, который ему не нужен, на товар В, принадлежащий лицу (5). Но системы подобного рода весьма обременительны, отнимают много времени и, следовательно, обходятся дорого, что ведет к снижению полезности, извлекаемой в процессе обмена. Менее до­ рогостоящая система, которая может возникнуть в ходе обмена, связана с появлением торговцев, действующих в качестве посредников или агентов. Они получают товар от а в обмен на какой-то другой товар, скажем морские ракушки, причем а, которому эти ракушки сами по себе не нужны, примет их, если он потом сможет приобрести на них у торговца нужные ему товары.

Заметим, что в этом пункте мы подходим к реальному положению вещей.|В некоторых сообществах в качестве денег использовались различные предметы. Морские ра­ кушки действительно применялись как деньги в докапи­ талистический период;

золото, серебро и прочие редкие естественные объекты также широко использовались во многих формациях;

сигареты служили средством обра­ щения в период между войнами в Германии, когда банкноты обесценились из-за инфляции. Банкноты (дол л* ларовые билеты, например) аналогичны таким день представленным материальными объектами в том о шении, что они используются как средство обраще ибо они, как известно, принимаются всеми лицах обмен на товары. Факторы, обусловливающие их вс щую приемлемость в качестве денег, различны для пых сообществ, начиная с влияния священников в р гиозных общинах и кончая влиянием государства в к, талистическом обществе, которое именует долларе биле1Ы «законным платежным средством».)-, Простейшая банковская система Хикс идет дальше и вводит в модель определен тип банковской системы. Субъект а приходит на ры чтобы продать ювар А, но у него нет банковского сч Он хочет приобрести товар В, но, ч гобы непосредстве обменяться с р, имеющим товар В, оп продает товь друюму лицу у, которому нужен товар А. Он ничег покупает у у, но вместо этого получает кредит< сальдо в банке на сумму стоимости товара А, продаж у. У последнего возникает дебетовое сальдо в 6ai№ эквивалентную сумму в счет предоставленной ему ее;

а может затем использовать свое кредитовое сал чтобы купить товар В у владельца р, сокращая самым остаток на своем банковском счете и увелич] на соответствующую сумму кредитовое сальдо р. Де вительная операция, которая имела бы место, была более сложной: с ней было бы связано больше обмен больше дебеювых и кредиювых перечислений с болы количеством участников и товаров. Но сколь ухищре!

ни была бы торговля, имеется одно обеюятельс которое следует из первоначального допущения Хик< именно что при закрьпии рынка в конце дня ни с участник обмена не должен иметь креди гового или i тового сальдо в банке. Это в свою очередь вытекае условия, чю в течение дня никто не может про, больше товаров, чем было принесено на рынок.

Подобная модель представляет собой упрощен картину обмена, но ее можно приблизить к повседне!

жизни, к ежедневным непрерывным обменам, как фактически и происходит в действительности. На :

этапе нашего рассмотрения нет необходимости тр житься по поводу степени реальности модели. Но те менее в отношении некоторых выводов Хикса возникаю!

вопросы. Речь идет, во-первых, о том, что кредитные остатки в банке, которые накапливают участники обмена в течение дня,-это форма денег и, во-вторых, что эти деньги являю 1ся «частичными» деньгами, т.е. только средством обращения, но не средством сохранения стои­ мости. Несомненно, что кредитовые остатки на банков­ ских счетах являются одной из форм дене! (в гл. 3 мы назовем их внутренними деньгами), и они по крайней мере служа! средством обращения. Нетрудно понять, почему они должны были возникнуть и почему ана­ логичные формы развились исторически. Для общества дешевле использовать в качестве средства обращения банковские счета, а не товары. Если бы общество должно было использовать как деньги предметы, имеющие полезность для потребителей (как, например, сигареты в Германии), это обходилось бы дорого, поскольку опре­ деленное количество таких предметов было бы изъято из потребительского оборота и это сократило бы общую полезность, которая могла бы быть достигну!а потре­ би! елями. Если бы общество должно было использовать товар, не имеющий потребительной стоимости, в ка­ честве предмета потребления (например, морские рако­ вины), оно тем не менее несло бы издержки, связанные:

(1) с неудобствами по передаче таких физических объек­ тов от одного владельца к другому;

(2) необходимостью сортировки и С!андар!изации качества материала (ра­ ковин, золота или серебра) и (3) высокими обществен­ ными издержками по фактическому производству твара (например, добычи золота). Применяя банковские день­ ги, общество избегает УТИХ затрат, и, хотя функциони­ рование банковской сис(емы тоже связано с издержками, они могут быть ниже, чем если деньгами служат физи­ ческие предметы. Тем не менее, хотя в модели Хикса банковские счета используются как средство обращения, было бы неправильно заключить, что они функциони­ руют только в этом качестве. Они служат также средст­ вом сохранения стоимости и фактически не могли бы использоваться как средство обращения, не выполняя второй своей функции.

Один из фундаментальных принципов денежной моде­ ли гласит:

«Деньги-это средеiво сохранения стоимости. Име­ ются другие блага, которые функционируют как средство ю сохранения стоимости, но не являются в то же время деньгами. Однако нет таких видов денег, которые не были бы средством сохранения стоимости».

Хикс делает вывод, что в рассмотренной нами модели банковские счета служат формой денег, ибо они дейст­ вуют как средство обращения, но не функционируют при этом как средство сохранения стоимости. Главный довод состоит в том, что в конце дня остатки средств на всех банковских счетах сокращаются до нуля и не могут быть перенесены на другой рыночный день. Здесь Хикс совер­ шает ошибку, ибо, хотя остатки на банковских счетах не могут быть перенесены на следующий день, они функцио­ нируют как средство сохранения стоимости в течение рыночного дня. Если один человек, например а, продаст товар А в обмен на банковское сальдо, а затем исполь­ зует это сальдо для покупки товара В, оно функциони­ рует как средство сохранения богатства в промежутке между двумя сделками. Вместо того чтобы хранить свое богатство (имущество) в виде товара А или товара С, по­ лучаемого путем обмена на него А, а хранит его в форме банковского сальдо, которое он предлагает впоследствии в обмен на товар В. Иначе говоря а использует свой остаток на банковском счете в качестве средства обра­ щения (посредника при избавлении от А и приобретении В) именно потому, что остаток этот выполняет роль средства сохранения стоимости в течение какого-то пе­ риода времени. Как указывал Фридмен (Friedman, 1956a), деньги-это временное вместилище покупательной силы.

Элемент несинхронизации Этот вывод дает нам возможность снова затронуть вопрос о/различиях между бартерным хозяйством и системой, где обмен осуществляется с помощью средства обращения. Важное различие заключается в том, что обмены в денежном хозяйстве несинхронизированны. В бартерном хозяйстве люди обменивают говар на товар;

продажа товара одним участником является одновремен­ но покупкой этим же лицом другого товара. В денежном хозяйстве лицо может продать товар и впоследствии использовать денежную выручку для покупки другого товара. Это можно проиллюстрировать па примере реаль­ ных ситуаций, с которыми сталкивается большинство людей в условиях капитализма. Рабочие продают капи талистам свой товар-рабочую силу, чтобы получить средства к существованию-продовольствие, одежду и другие товары первой необходимости. Но поскольку капиталисты не располагают полным набором средств к существованию, они не могут предложить рабочим опла­ ту непосредственно этими товарами. Они вместо этого платят рабочим деньгами, а те в свою очередь исполь­ зуют деньги для покупки этих товаров. Иначе говоря, рабочие продают один товар, рабочую силу, не получая при этом одновременно товаров, в которых они нужда­ ются;

вместо этого они получают деньги, что дает им возможность купить нужные товары в другое время и у других капиталистов.

Таким образом, мы видим, что выполнение деньгами функции средства обращения предполагает также то, что они являются средством сохранения стоимости. Далее, деньги используются в небартерной системе, ибо вне бартера продажи и покупки несинхронизированны, и, следовательно, понятие времени критически важно для анализа денег, как это подчеркивал Джильберт (Gilbert, 1953).f Наконец, деньги в качестве средства сохранения стоимости являются в капиталистическом обществе тем орудием, с помощью которого отдельные субъекты мо­ гут измерить, сколько они дали обществу в виде рабочей силы или друг их товаров, которые были ими проданы, и сколько они уполномочены получить от общества в виде продуктов, которые могут купить [см. Куенн (Kuenne, 1963), гл. 5].) Тот факт, что деньги необходимо являются средством сохранения стоимости, не должен, однако, затушевать того, что это средство обращения. Это свойство отличает деньги от других форм средств сохранения стоимости, и, как вы видели выше, именно оно отличает денежное хозяйство от прямого бартера. По этой причине Клауэр (Clower, 1967, 1969а) девает упор на первичности функции денег как средства обращения и тем самым исправляет тенденцию, особенно заметную в литературе по деньгам со времен Кейнса, где внимание сосредоточивается на роли денег как средства сохранения стоимости, актива среди других видов активов и где проблемы денег рас­ сматриваются под углом зрения проблем выбора среди аналогичных по своей природе активов. Влияние этой тенденции будет видно на примере теорем, изучаемых в последующих главах книги.

•к!

1.3. РОЛЬ ВРЕМЕНИ В РАЗЛИЧНЫХ ДЕНЕЖНЫХ МОДЕЛЯХ В денежной теории используются различные упроще­ ния модели для показа роли денег в хозяйстве. В каждой из моделей такого рода делаются особые допущения относи1ельно гого, как события протекают во времени.

Мы кратко остановимся ниже на некоторых различиях в этой области.

В модели Хикса деньги необходимы из-за отсутствия синхронизации покупок и продаж, причем допущение о несинхронизации является необходимым минимумом для реалист ичпости модели. В экономической теории сущест­ вуют, однако, другие модели, которые в высшей ст епени важны для развшия определенных теорем, но они нас­ только упрощены, что являются совершенно нереали­ стичными. Среди них можно назвать вальрасовский ме­ тод моделирования равновесия. В моделях подобного рода участники обмена приходят на рынок с товарами, они совершают сделки друг с другом по объявленным ценам, но фактически не передают товары и не получают их до конца дня. Сделки, коюрые они заключают по определенным ценам в течение дня, отражаются в конт­ рактах па передачу или получение товаров в конце дня, но эти контракты условны: они должны быть выполнены в конце дня только в том случае, если цены, на основе которых они заключены, соответствуют тем ценам, по которым все участники могут продать все товары и купить все, что они желаю i приобрести. Иначе говоря, контракты должны выполняться только в том случае, если цены, по которым они заключены, оказываются равновесными ценами. Поскольку физический обмен то­ варами не осуществляется до конца дня, когда устанав­ ливается равновесие, обмен в этой модели полностью синхронизирован и деньги не играют никакой роли.

[Возникает, правда, вопрос, нельзя ли рассматривать условные кон i ракт ы как одну из форм денег;

см. Харрис (Harris, 1969a).] Хотя на первый взгляд вальрасовская модель устра­ няет всякую роль денег, Патинкин (Patinkin, 1965) исполь­ зует модель Вальраса для анализа денежных процессов.

Чтобы выполнить эгу задачу, он вынужден расширить модель и ввести элемент времени и несинхронноеги обменов. С этой целью предполагается, что, хотя услов­ ные контракты заключаются в течение рыночного дня и приобретают силу в конце дня, когда устанавливаются равновесные (т. с. очищающие рынок) цены, купленные и проданные товары не обмениваются немедленно. Вместо эгого проданные и купленные товары должны постав­ ляться в неопределенные моменты в течение недели, предшествующей следующему рыночному дню. Таким образом, хотя участники и знаю г, что они купили товары на ту же сумму, что и продали, они не уверены, должны ли они буду! поставить купленный товар. Поэтому каж­ дый из них нуждается в использовании денег, чтобы хранить свое богатство в течение интервалов, которые могут возникнуть между случайной поставкой продан­ ных ими товаров и случайным получением купленных товаров (или, иначе говоря, им нужны деньги, чтобы оплатить те покупки товаров, которые они могут полу­ чить до того, как будут поставлены проданные товары).

Следовательно, Патинкин смог анализировать деньги в рамках вальрасовской модели, введя допущение об от­ сутствии синхронности обменов, но иным способом, чем тот, который применил Хикс.

Фактор неопределенности Модель Патинкина рассматривается более подробно в гл. 4 и 5, где мы увидим, что он вывел теоремы, играющие главную роль в современной денежной тео­ рии. Прежде чем пойти дальше, следует отметить, что он ввел в анализ денег еще один элемент - фактор неопреде­ ленности. Неопределенность вводится благодаря тому, что поставки товаров и их получение но времени рас­ пределяю 1ся в модели Па1инкина случайным образом.

Участники в конце рыночного дня знают, какие товары они купили или продали, но существует неопределен­ ность но поводу того, когда каждому из них будет разрешено пос1авить или забрать товар. Неопределен­ ное п» влияет на их по гребноеib в деньгах, так как они не Moryi предсказать, нужно ли будет им получить свои покупки (и уплатить за них), до того как они поставят ювары, которые они продали другим лицам.

Здесь неопределенность, как и время, играет важней­ шую роль в анализе денег, особенно когда мы будем рассматривав связь денег и других средств сохранения стоимости (раздел 1.4). Действительно, когда Хикс (1967) хч переходит к рассмотрению роли денег как средства сох­ ранения стоимости, он заключает, что отличительные черты денег по сравнению с другими средствами сохране­ ния стоимости связаны с наличием неопределенности в хозяйстве. Однако в простых моделях, коюрые мы рас­ сматривали до сих пор, где деньги являются единствен­ ным средством сохранения стоимости, важнейшим фак­ тором, определяющим необходимость денег, служит вре­ мя, т.е. не неопределенноегь, а отсутствие синхронности обменов. Патинкин в своей модели смог предположить наличие полной определенности, когда все участники точ­ но знают, когда каждый из них должен поставить свой товар и получить купленный, но им тем не менее нужны деньги, поскольку их поставки и приобретения не были синхронизированы.

1.4. ЭЛЕМЕНТЫ ПОРТФЕЛЬНОГО ПОДХОДА Мы видим, что деньги-это средство обращения и средство сохранения стоимости, и самое важное заклю­ чается в том, чю первое не может существовать без второго. Можно, таким образом, сказать, что деньги это актив, нечю хранимое на протяжении времени, но отличающееся от подлинных потребительских товаров, например продовольствия или развлечений, покупаемых для потребления, и их можно рассматривать, как если бы они потреблялись мгновенно. Деньги измеряются как запас, а не ноток, что объясняе1Ся в разделе 2.2. Они хранятся как форма богатства в течение нескольких периодов.

Подобный взгляд на деньги лежит в основе особого подхода к теории денег, а именно портфельного подхода.

Этот подход-основа всей современной денежной теории, и он составляет фундамент этой книги. В капиталисти­ ческом обществе люди имеют возможность хранить бо­ гатство в разных формах, среди которых деньги-лишь одна из форм. Лицо может владеть деньгами, государст­ венными облигациями разных видов, акциями частных компаний и ссудосберегательных ассоциаций, капиталом в материально-физической форме, например домами.

Или же, согласно одной из школ экономической мысли, лицо может инвестировать средства в человеческий ка­ питал (купить образование). Портфельный подход рас '!() сматривает индивидуума в момент времени, когда он владеет определенным фондом богатства и принимает решение по поводу вида активов, в которых он хочет хранить свое богатство на протяжении данного периода.

В частности, лицо решает и вопрос, какую часть бо­ гатства следует хранить в виде денег.

Этот подход соответствует принципам, которые впер­ вые были ясно сформулированы Хиксом (Hicks, 1935].

Лицо должно распределить свое личпое богатство W между различными видами активов. Модели, используе­ мые отдельными авторами, содержат особый, произволь­ но выбранный набор активов. На этом этапе нашего анализа мы произвольно ограничимся двумя видами активов-деньгами (М) и государственными облигация­ ми (В). При опеределении суммы каждого вида активов, в котором будет храниться богатство в течение опреде­ ленного периода, лицо ограничено общей суммой бо­ гатства:

где / означает момент времени, на который принимается решение. Предполагается, что цель состоит в максимиза­ ции дохода от богатства в течение периода, на который принимается решение, хотя, как мы увидим позднее, если вводится допущение, что существует неопределенность в отношении будущих норм доходности, то в объективной функции необходимо учитывать и другие факторы, как, например, стремление свести к минимуму риск. Люди определяют пропорции, в соответствии с которыми они распределяют свое богатство между деньгами и облига­ циями путем оценки относительной доходности каждой формы. Какова же эта доходность? Облигации приносят по крайней мере два вида дохода: процент, уплачиваемый владельцу облигации, и доход от прироста капитала (capital gain), который может быть получен, если курс облигации повысится в течение периода, когда она хра­ нится у владельца. Аналогичным образом и другие акти­ вы приносят свои особые виды дохода. Но что представ­ ляет собой доход от денег? Это несколько более туман­ ный вопрос, который будет более подробно рассмотрен в последующих главах. Сейчас же предположим, что день­ ги приносят доход вгм, аналогично тому как облигации приносят доход г. Лицо будет хранить депьги и облигации в такой пропорции, при которой предельные нормы дохода от каждого вида актива будут одинаковы.

Пока это общее условие удовлетворяется, лицо будет максимизировав общую сумму дохода на свой запас богатства.

Как указал Терви (Turvey, 1960), принципы портфель­ ного анализа аналогичны принципам теории потреби­ тельского выбора. Согласно последней, потребитель рас­ полагает доходом, который фебуется распределить на потребление альтернативных видов товаров, причем рас­ пределить таким образом, чтобы максимизировать по­ лезность, получаемую от потребления этого дохода. По­ требитель осуществляет подобное распределение, потреб­ ляя 1акое количество каждого товара, чюбы предельная полезность на доллар затрат на данный товар равнялась предельной полезности на доллар затрат на каждый из всех других товаров. В случае портфельного анализа лицо распределяет не доход, а бога1Ство в рамках порт­ феля активов (а не набора потребительских благ), но руководс1вуется теми же принципами.

В нашем анализе портфельного подхода мы пока остановимся на этом уровне обобщения. Сейчас же необ­ ходимо перейти к гл. 2 и обсудить некоторые базисные понятия, которые имеют первостепенное значение для денежной теории и будут возникать в других главах при использовании портфельного подхода.

Глава ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ \ Денежную теорию нельзя рассматривать как нечю обособленное от остальной экономической теории. Она тесно связана со всеми специализированными разделами экономической теории, включая теорию поведения потре­ бителя, теорию фирмы и теорию общего равновесия. Она использует все основополагающие допущения, которые занимают центральное место во всей ортодоксальной экономической теории;

в ней задаются те же вопросы, используются те же понятия и аналитические методы.

Достижения в каких-то областях экономической теории влияют на состояние денежной теории, и наоборот.

Вместе с тем денежная теория имеет собственную спе­ цифику. В ходе исторического развития она концентри­ ровала внимание на отдельных специфических вопросах, а некоторые понятия имели большее значение в денежной 1еории, чем где-либо еще. В гл. 3 мы обозначим не­ которые из этих главных вопросов;

здесь же мы дадим объяснение основных понятий, которые особенно важны для ответа на указанные вопросы.

2.1. МОДЕЛИ В экономической теории применяются упрощенные модели окружающего мира. Экономические связи и по­ ведение многих индивидуумов в обществе настолько сложны, что их существенные черты можно анализиро 'П вать только путем построения упрощенных моделей хо­ зяйства, которые дают возможность выявить главные повторяющиеся связи и причинно-следственные цепочки в хозяйстве. Разумеется, всегда возникает вопрос о том, в какой мере эти модели дают нам возможность отвечать на вопросы по поводу реального хозяйства. Мы рас­ смотрим это в последующих главах. Здесь же будут намечены некоторые типы моделей, которые использу­ ются в денежной теории.

Простейшим типом модели является модель инди­ вида, где анализируются принципы, в соответствии с которыми его богатство распределяется в рамках порт­ феля между альтернативными видами активов. Набор активов изменяется в соответствии с конкретными зада­ чами анализа, так что разные авторы делают упор на разных аспектах проблемы. Точка равновесия дост игает ся в модели тогда, когда структура портфеля максимизи­ рует полезность (или в простой модели-доходность) для индивидуума. Подобная модель обычно применяется при анализе спроса на деньги и в последнее время - предло­ жения денег. Речь идет о выведении кривых спроса и предложения денег или, иначе говоря, об изучении вопро­ са о переменных, определяющих спрос и предложение денег. Из этих моделей вытекаю! функции, состоящие из одного уравнения следующего типа:

(2.1) Здесь спрос индивида а на деньги (Мв) описан как функция от норм доходности от денег (гм), от актива А, (jr), от актива В, (гв) и от величины богатства a, (W).

Уравнение такого рода следует из портфельного анализа того, почему эти переменные влияют на спрос на деньги.

Анализ показывает, каким образом при изменении одной независимой переменной (например, гА, т.е. нормы до­ ходности от актива А) лицо желает перейти к новой, максимизирующей полезность структуре портфеля акти­ вов с изменением доли денежных остатков в ней. Функция спроса в уравнении 2.1 лишь суммирует приведенный вывод, и можно увидеть, что этот вид модели выт екает из максимизирующего полезность поведения индивида. Что же касается конкретных моделей и уравнений спроса, которые выводятся на основе указанной формулы, то они рассматриваются в гл. 9, 10 и П.

Прогнозы подобных моделей можно выразить ал­ гебраически, как это сделано в уравнении 2.1, а также словами (например, «спрос на деньги зависит от величи­ ны нормы доходности от актива А и т.д.») или графи­ чески, в виде диаграммы. Например, рис. 2.1 отражает информацию, содержащуюся в уравнении 2.1.

Рис 2 Кривая спроса MD1 (а) отражает спрос на деньги лица как функцию нормы дохода от актива A (MD тем выше, чем ниже гА), когда другие независимые переменные находятся на определенном уровне Iм1, rBl, W (а). Если же независимые переменные 2изменились бы, скажем бо­ гатство а увеличилось до W (а), то кривая спроса пере­ ш местилась бы в положение, например М (а), показывая, что спрос на деньги лица а является также функцией его богатства (как это отражено в уравнении 2.1).

Подобные модели особенно важны при анализе по­ ведения индивида в отношении денег. Их можно рас­ пространить и на анализ рыночного поведения, скажем анализ спроса на деньги во всем хозяйстве путем сложе­ ния индивидуальных кривых спроса для получения агре­ гатной кривой спроса. Имеются некоторые проблематич­ ные вопросы, касающиеся такого агрегирования [см., например, работу Грина (Green, 1964)], но они носят cyi убо специальный характер, и мы в основном не будем их касаться в этой книге.

В теории денежных отношений проблемы поведения хозяйственных агентов занимают центральное место. Но конечная цель состоит в выявлении роли денег в экономи­ ке и того воздействия, которое изменение денежной политики оказывает на общехозяйственные переменные, например на национальный доход. Это требует построе ЕШЯ моделей, состоящих из ряда взаимосвязанных урав­ нений. Простейшие из них используются, например, для объяснения факторов, определяющих сумму денег в хо­ зяйстве. В наиболее элементарных моделях такого рода достаточно иметь лишь уравнения спроса и предложения денег и уравнение равновесия денежного рынка:

(2.2;

(2.3) (2-4) S где MD и M - 3TO совокупныйспрос и предложение денег, И7-совокупное богатство и R-резервы банковской сис­ темы. Уравнение 2.4-эю условие равновесия, а все три уравнения в совокупности позволяют определить равно­ весное количество денег М* и равновесную норму дохода от актива А, гА*. Графически это показано на рис. 2.2, где при определенных значениях W и R мы получаем кривую ш спроса М, представленную уравнением 2.2, и кривую Рис 2 предложения MS1, представленную уравнением 2.3. М* это равновесная сумма денег, а гА*-равновесная ставка дохода. Иначе говоря, когда переменные принимают эти значения, уравнение 2.4 удовлетворяется: спрос на деньги со сюроны отдельных лиц и предложение денег бан­ ковской системой равны друг другу. Заметим, что в данной модели зависимой переменной является не только сумма денег, но и норма дохода от актива А. Последняя определяется внутри модели, тогда как в нашей предыду­ щей модели поведения индивидуального агента (уравне­ ние 2.1) она трактовалась как независимая переменная.

Дело заключается в том, чю для отдельного лица в атомистической модели эю был заданный параметр, на который индивид не мог воздействовать;

рынок же в целом может оказывать влияние на величину нормы дохода. Поэтому независимыми переменными в послед­ ней модели являются лишь W_ (богатство, определяемое прошлыми сбережениями) и R (резервы банковской сис­ темы, которые считаются зависящими от правительст­ венной политики).

Денежные переменные и реальное хозяйство Приведенные соображения могут послужить отправ­ ной точкой для анализа влияния денежной политики на другие экономические переменные. Модели, используе­ мые в этих целях, тождественны в своей основе последней из рассмотренных нами моделей в том отношении, что там тоже имеется несколько уравнений, но они содержат большее число уравнений и отражают более сложные взаимосвязи. Рассмотрим простую версию подобной мо­ дели, которая имеет целью объяснить /, уровень пла­ нируемых инвестиций в физический капитал. Можно постулировать, что инвестиции зависят от уровня нормы дохода на финансовый актив А (что особенно оправ­ данно, если этот актив принимает форму акций кор­ порации):

(2.5) Если соединиib эю уравнение с предыдущими, то получим модель, состоящую из уравнений 2.2-2.5 и определяющую равновесные значения суммы денег в хозяйстве, нормы дохода от актива А и планируемого уровня инвестиций в физический капитал. С помощью ее ) 7 мы можем исследовать, как изменения R, т.е. резервов, которые предоставляет банковской системе государство, могут привести к изменениям /, уровня планируемых инвестиций. Модель такого рода, графически представ­ ленная на рис. 2.3, получена путем простого соединения инвестиционной функции с функциями спроса и предло­ жения денег.

Рис 2 На диаграмме увеличение R приводит к перемещению кривой предложения денег вверх вправо. В этом случае норма дохода, которая Al уравновешивает денежный рынок, равняется гА2, а не r, причем при этой норме пла­ нируемые инвестиции находятся на уровне I2, а не J1.

Уравнения 2.2, 2.3 и 2.4 определяют ту норму дохода, которая уравновешивает денежный рынок при конкрет­ ных значениях R и W, а уравнение 2.5 показывает уровень инвестиций, планируемых агентами при наличии указан­ ной нормы.

Хотя модель эта чрезвычайно проста, ей присущи черты, имеющие важнейшее значение для денежной теории: наличие связи между спросом и предложением денег, с одной стороны, и «реальными» переменными инвестициями в физические активы-с другой. Она слу­ жит иллюстрацией к утверждениям экономистов, что теории, касающиеся функций спроса и предложения де­ нег,-это не просто академические упражнения. Ибо если приведенная модель соответствует действительности, то форма и положение кривых спроса и предложения денег играют критически важную роль при определении уровня ')Х капиталовложений в заводские здания, машины и товар­ ные запасы. Допустим, например, что теоретики пришли к выводу, Dl кривая спроса на деньги не совпадает с что кривой M на рис. 2.3, а занимает горизонтальное положение. В этом случае увеличение банковских резер­ вов приведет к передвижке кривой предложения с MS1 до M'S2, но это не выразится в снижении равновесной нормы дохода oi ак1ива А и, следовательно, не вызовет ка­ ких-либо изменений в физическом объеме инвестиций.

Несмотря на упрощенность модели, мы будем осно­ вываться на ней и расширять ее с целью прийти в конечном счете к господствующей модели денежного хозяйства - кейнсианской модели. Это будет сделано в третьей части работы. Наиболее важное техническое различие между данной моделью и полной кейнсианской моделью заключается в том, что во второй модели связь между равновесием на денежном рынке и уравнением физических инвестиций носит не однозначный, а много­ сторонний характер. Иначе говоря, между денежным рынком и рынками товаров, рабочей силы и неденежных активов существует состояние общего равновесия, и все они находятся во взаимной связи. В денежной теории применяется два типа моделей общего равновесия. Один представлен кейнсианской моделью в третьей части рабо­ ты, где переменные определены конкретно и их можно измерить эмпирически. Большое внимание при этом уде­ ляется 1еоретико-эмпирическим характеристикам пове­ денческих функций (например, форме, положению и ста­ бильности кривой спроса на деньги). Другой тип пред­ ставлен ткими моделями, как, например, модель Патин кина (Patinkin, 1965), которая рассматривается в гл. 4.

Это в высшей степени абстрактная модель, где упор сделан на соблюдении логических условий и внутренней непрот иворечивости.

Наконец, нам следует обратиться к иному типу моде­ лей, которые ставят на первый план взаимосвязь между денежными переменными и остальным хозяйством. Это модели сокращенной формы (reduced form models), упро­ щенные версии модели, представленной уравнениями 2.2, 2.3, 2.4 и 2.5 (или рис. 2.3). Мы видим, что переменные гл, Ми/ определяются внутри модели и являются, следова­ тельно, эндогенными. Единственные переменные, кото­ рые устанавливаются за пределами модели (например, при посредстве государственной политики),-это R, бан 7* ковские резервы, и W, богатство. Они являются экзоген­ ными переменными. Мы видим на рис. 2.3, что изменение R косвенно приведет в этой модели к изменению I. Если с точки зрения денежной политики мы более всего заинте­ ресованы в том, как с помощью изменений государст вен­ ной политики и воздействия на банковские резервы мож­ но определять уровень инвестиций, то модель может приняв следующий вид:

(2.6) Уравнение 2.6 можно вывести из системы уравнений 2.2-2.5, и, полагая, что величина ^фиксированна, функ­ циональное отношение между I и R, которое это уравне­ ние выражает, определяется функциями спроса и пред­ ложения денег и инвестиционной функцией (иначе говоря, формой и положением кривых на рис. 2.3).

Модели сокращенной формы мы рассмотрим в гл. 20, где будет дана оценка их эмпирического значения. С теоретической же точки зрения они, однако, имеют серьезные ограничения. Хотя они и указывают на связь между конкретными важными параметрами, они не дают точной картины поведенческих взаимоотношений. Функ­ ции спроса и предложения денег, равно как и детерминан­ ты инвестиций, «замкнуты» в рамках уравнения 2.6 и не могут быть выделены и детально изучены, пока не будет рассмотрена вся система coo i вет ствующих уравнений, стоящих за уравнением сокращенной формы.

2.2. ЗАПАСЫ И ПОТОКИ Величины, обозначаемые в экономических моделях конкретными названиями, подпадают под общее родовое понятие переменных. Существует фундаментальное раз­ личие между двумя классами переменных: запасами и потоками. Это деление применяется в разных теорети­ ческих разделах, например в теории потребления, рабо­ чей силы или денег, причем в денежной теории оно имеет особенно важное значение. Можно привести пример мно­ гих дискуссий по проблемам денег, где неточное понима­ ние различий запасов и потоков ведет к серьезным ошибкам.

Деление на запасы и потоки связано с измерением переменных во времени.

Переменная запаса может быть измерена лишь в определенный момент;

ее величина не имеет временной протяженности. Переменная же потока может быть из­ мерена только как оборот за период (хотя этот период может быть бесконечно мал);

ее величина имеет времен­ ное измерение.

Чтобы прокомментировать эти определения, рассмот­ рим следующий пример. Пусть какому-то лицу принад­ лежит государственная облигация-свидегельс1 во пре­ доставления правительству в ссуду определенной суммы денег, по которой правительство платит определенную ставку процента. Портфель государственных облигаций это переменная запаса. В момент / лицо владеет Bt, в момеш (t + 1) ему принадлежит В, + х. Вряд ли имело бы смысл сказать, чю лицо владеет В облигациями в год (или в минуту);

можно лишь сказать, что оно имеет В облигаций в такой-то момент времени. С другой сторо­ ны, процент, получаемый по этим облигациям,-это пере­ менная потока;

его можно измерить только за год (мину­ ту, неделю или другой в временной период). Норма про­ цента но облигациям г измеряется как норма процента гв в год.

Может, однако, возникнуть путаница, ибо временные периоды вполне закономерно вклиниваются в анализ запасов, а определенные моменты времени могут исполь зова1ься при рассмотрении потоков. Так, когда мы ана­ лизируем запас, то можем сказать, что лицо владеет В облигаций в течение года. Эю не означает, однако, что рассматриваемый период влияет на нашу оценку портфе­ ля облигаций у данного лица. Речь идет лишь о том, что В облигаций принадлежат лицу в каждый момент време­ ни в течение года. Портфель облигаций был бы таким же, даже если бы мы ограничились полугодом. Другое дело когда мы рассматриваем поюки. Если ставка процента равна гв процента в год, го эта ставка за полгода составит лишь C/2)i'B процент. Если по 100-долларовой облига­ ции правительство уплачивает 10 долл. в виде процента, то норма процента составит 10% в год, но она будет равна лишь 5% за полгода, ибо владелец облигации получает 5 долл. на 100-долларовую облигацию каждые полгода. Таким образом, существенное различие между запасом и потоком состоит в том, что последний не может бьиь измерен без учета соответствующего времен­ ного периода, тогда как первый может.

НИ Еще одна ошибка может возникнуть вследствие того, что, хотя поток измеряется только за период, уровень переменной потока относится к определенному моменту времени. Можно сказать, например, что в момент /, ставка процента по облигациям равна rBl процентов в год. А в момент t2 она может составлять гВ2 процентов в год. Говоря так, мы отнюдь не переводим норму процен­ та из категории потока в категорию запаса. Хотя можно говорить об уровне ставки процента в определенный момент времени, ее можно представлять только как норму за период и измерять, лишь определив период времени, за который она рассчитывается (в данном слу­ чае-за год).

Необходимо также заметить, что, хотя запас можно измерить лишь в момент времени, изменение запаса - это поток, и его следует оценивать за 1период. Если в момент tx запас облигации составляет 5, а в момент t2 — В2, изменение запаса равно В2 — В1 и оно произошло за период Tj (= t2 — ?!>. Если период Т равен году, темп изменения запаса облигаций составит В2 — В1 в год.

Следовательно, изменение запаса следует понимать и измерять как поток, а уровень запаса-пет.

2.3. ОТСТУПЛЕНИЕ НА ТЕМУ О СТОИМОСТИ ОБЛИГАЦИЙ После того как мы отметили некоторые возможные источники смешения понятий запасов и потоков и уточ­ нили, таким образом, эти категории, можно перейти к рассмотрению следующего положения.

Во многих случаях запас можно представить как капитализированный поток.

Обратимся в этой связи к идее капитализации потока.

Государственная облигация имеет ставку процента и приносит, следовательно, поток дохода. Если г -годовая купонная ставка процента по облигации, а.8-номиналь­ ная стоимость облигации, то сумма дохода (его поток) в год (т.е. У), выплачиваемая владельцу облигации до наступления момента ее погашения (или выкупа), равна:

(2.7) Можно пойти еще дальше и показать, что рыночная стоимость облигации определяется путем капитализации (или дисконтирования) величины будущего дохода от облигации. Для этого требуется сначала уяснить ряд понятий. Когда заемщик (например, правительство) бе­ рет в ссуду деньги, то он выпускает облигацию, обещая погасить долг через п лет. Пусть облигация представляет заем в 100 долл. и ее номинальная стоимость или номинал равен, следовательно, 100 долл. Обозначим его В. Правительство обещает выплачивать известную сумму процентов каждый год, выплаты эти можно выразить в виде процентного отношения к номиналу облигации f процентов в год. Это мы называем купонной ставкой процента. Но облигацию можно также продать и купить на Уолл-стрите, и ее цена может отличаться от номинала.

Назовем эту цену стоимостью облигации и обозначим ее В. Если цена отличается от номинала, то норма дохода (yield), т.е. сумма, получаемая владельцем облигации и выраженная в процентах к рыночной стоимости облига­ ции (а не в процентах к номиналу), отличается от купон­ ной ставки. Обозначим эту норму дохода г". Если ку­ понная ставка fB по облигации номиналом в 100 долл.

равна 5% годовых, владелец облигации получит 5 долл. в год;

если же цена облигации падает до В = 50 долл., 5 долл. в год составят норму дохода г° = 10% рыночной стоимости облигации. Заметим, что ниже мы будем, как правило, иметь дело не с купонной ставкой и номиналом, а с нормой дохода и рыночной стоимостью активов.

Теперь рассмотрим тезис (см. уравнение 2.7), что доход от облигации-это результат купонной ставки и номинала. В равной мере его можно считать также результатом нормы дохода и рыночной стоимости:

(2.8) (если при этом мы определим доход У так, чтобы он не включал сумму, полученную от выкупа облигации, это будет в ряде случаев вполне оправданно). Подлежит, следовательно, рассмотрению тезис, что рыночную стои­ мость В облигации можно вывести из будущего дохода, приносимого облигацией, или, иначе говоря, переменную запаса можно получить из переменной потока. Доказа­ тельство состоит в следующем.

Если лицо, скажем женщина, покупает облигацию стоимостью В, то она получает титул собственности на будущий поток дохода в размере У (или г3В) в год. Если эта женщина стремится максимизировать полезность, то цена (В), которую она согласна уплатить за облигацию, должна быть равна сумме, в которую она оценивает этот поток будущего дохода. Допустим, она имеет определен­ ную шкалу предпочтений во времени. Доходу Y, по­ лучаемому в этом году, она придает большую ценность, чем такой же сумме, которая будет получена ею в будущем году, и она придает большую стоимость доходу будущего года, чем доходу, который будет получен через год. Мы, следовательно, исходим из допущения, что она предпочитает более ранний доход более позднему даже в тех случаях, когда полностью отсутствует неопределен­ ность, т.е. даже когда она столь же твердо уверена в перспективах будущего дохода и будущего хода дел, как и в более раннем периоде. Подобную систему временных предпочтений можно выразить с помощью показателя р.

Алгебраически это выглядит так:

(2.9) Иначе говоря, в момент Т теперешняя стоимость до­ хода, который будет получен за период Т+ 1 («в сле­ дующем году»), равна сумме этого дохода, деленной на [1/(1 + р)}, где р-годовая норма временных предпочте­ ний. Логика подобного вывода состоит в том, что, если бы женщина имела выбор между У этого года (Уг) и У будущего года (Ут + ]), она предпочла бы доход этого года. Она относилась бы одинаково к обеим альтернати­ вам лишь в том случае, если бы доход, который ей обещают в будущем году, был больше, чем доход в этом году. Иными словами, альтернативы будут равнозначны, если или же (2.10) Если подойти к вопросу с другой стороны, то женщи­ на рассматривала бы доход будущего года YT +, как равный теперешнему доходу YT, который меньше YT +,, если Это уравнение аналогично уравнению 2.9, где опре­ делялась нынешняя сюимость облигации. Можно рас­ смотреть и связь между нынешним доходом и доходом, который будет получен через два года. Согласно уравне­ нию 2 10, связь дохода будущего года с доходом года, следующего за ним, выражается так (2.11) Но из уравнения 2 10 следует, что в уравнении 2.11 можно заменить:

(2.12) или, если разделить обе части уравнения на (1 + р)2:

Следовательно, мы можем выразить теперешнюю стои­ мость YT + 2 как Уг + 2/(1 + р)2 и нынешнюю стоимость Y, +, как Y, _, j/(l + р). Облигация - это титул собствен­ ности на по гок таких платежей:

Текущую стоимость этого потока можно выразить следующим образом:

(2.13) Это не что иное, как сумма денег, которая, будучи получена сегодня, расценивается лицом как равная бу­ дущему по гоку дохода YT, YT + t,..., YT + п при норме временных предпочтений р. Это, следовательно, как раз та сумма денег, которую лицо желало бы уплатить для приобре!ения титула собственности на этот поток до­ хода. Иначе говоря, это цена, которую хозяйственный агент согласен уплатить за облигацию В. Можно сдела1ь вывод, что сюимость облигации В, т.е. переменная запаса, определяется капитализированной стоимостью потока будущего дохода, т е. переменной потока1.

Имеется еще один элемент будущего дохода, который мы не приняли во в) имание при анализе стоимости облшации Речь идет о сумме денс!, получаемой от погашения облигации, ее номинала В Хотя это может усложнить дело, указанный элемент несложно включить в формулу стоимости облигации, которая приобретает следующий вид in Заметим, что, хотя идея, что запас-это капитализи­ рованный поток, была проиллюстрирована нами на примере облигаций, это положение применимо также к другим видам активов. Стоимость машины, например, это капитализированная стоимость будущих доходов от машины.

Прежде чем закончить рассмотрение вопроса о стои­ мости облигаций, необходимо сформулировать еще одно положение, которое часто является источником заблуж­ дений.

Рыночная стоимость облигации В находится в обрат­ ном отношении к норме дохода от нее.

Доказательство этого тезиса несложно. Для простоты оставим в стороне сложные проценты (т. е. систему реинвестирования процентных поступлений с тем, чтобы они в свою очередь приносили процент), равно как и выкупную стоимость облигации. Рассмотрим облигацию с номиналом в 100 долл. и купонной ставкой 5% (т.е. с выплатой 5 долл. в год в виде процента). Владельцы активов были бы согласны заплатить за такую облига­ цию 100 долл., если бы на каждые 100 долл альтернатив­ ных активов можно было бы получить тоже 5 долл. в год.

В этом случае рыночная цена облигации (В) равнялась бы в 100 долл., а норма дохода г -5%. Если же норма дохода, получаемого на альтернативные активы, составила бы 10%, то такую облигацию могли бы купить лица в случае, если бы стоимость В равнялась 50 долл. При цене 50 долл. и процентном доходе 5 долл. в год норма дохода по облигации г3 равнялась бы 10%. Следовательно, когда мы говорим о повышении (снижении) нормы дохода по облигации с фиксированным процентом (или фиксиро­ ванной купонной ставкой), мы одновременно предполага­ ем, что происходит падение (или повышение) ее цены.

(2 14) Для простоты во многих разделах денежной теории предполагает­ ся, что облигация не погашается Ипаче говоря, она трактуется как ссуда, по которой кредитор не фиксирует срока погашения, и, следова­ тельно, предполагается, что период до момента погашения облигации не фиксируется В этом случае л в уравнении 2 14 равно бесконечное ги По мере того как число лет приближается к бесконечности, величина члена уравнения Д+„/(1 + р)" стремится к нулю, и ее можно не учиты­ вать Как было показано, норма дохода-это не только обрат­ ная функция о г сюимости облигации, но это гакже величина, обратная этой стоимости (умноженной на сюимость купона). Так обстоит дело только тогда, когда мы определяем норму дохода без учета влияния накоп­ ленных процентов и того факта, что выкупная стоимость облигации в конечном счете преде 1авляет дополнитель­ ную" часть дохода владельца. Но даже если принять во внимание выкупную стоимость облигации, то норма дохода на облигацию, не дающую право выкупа, связана обра i ной зависимостью с ее рыночной стоимостью. Эти вопросы разбираю 1ся в гл. 17, где проводится различие между юй величиной, которую мы назвали нормой дохода (или процентной нормой дохода) от облигации, и тем, чю можно назвать нормой дохода в момент истече­ ния срока облигации (maturity yield) 2.4. АКТИВЫ И ПАССИВЫ: БАЛАНС ОТДЕЛЬНОГО ЛИЦА В нашем введении к портфельному анализу мы под­ черкивали, что лицо сталкивается с проблемой определе­ ния того, какая часть его богатства должна храниться в виде денег, а какая-в виде других активов. Кроме того, необходимо иметь в виду, что лицо имеет гакже и «отрицательные активы» или пассивы. Его активы скла­ дываются из таких переменных запаса, как деньги, госу­ дарственные облигации, акции корпораций, а также физи­ ческие активы, как, например, дома или автомобили.

Пассивы же включают такие переменные запаса, как банковские или ипотечные ссуды. Эти активы и пас­ сивы сопоставимы: портфель государственных облигаций преде гавляет собой деньги, ссуженные правительству, по которым владелец получает процент и которые (за исключением случая с бессрочными облигациями) дают право погашения в будущем. В то же время банковские ссуды или ипотеки-это деньги, которые лицо само получило в ссуду;

оно уплачивает по ним процент и обязуется погасить банку или ссудосберегательной ассо­ циации (в случае с ипотекой).

В принципе все активы и обязательства лица мы рассматриваем как составные части его портфеля. В результате можно построить его баланс по следующей схеме:

Активы Пассивы Деньги М L Банковские ссуды Государственные обли­ гации В Акции корпораций С Физический капитал К Q Ипотеки X Контракты на покупку товаров в рассрочку Общая сумма активов ] Общая сумма пассивов минус общая сумма '• пассивов Чистые активы Чистые активы лица (или его чистое богатство) равны разнице между его активами и пассивами:

(2.15) В свете этого проблема портфеля оказывается более сложной, чем когда мы рассматривали ее просто в аспекте распределения богатства лица между различны­ ми видами активов.

Во-первых, возникает проблема, должно ли лицо действовать, как прежде, и просто учитывать доход от альтернативных видов активов или же ему нужно учиты­ вать в своей деятельности также наличие выплат (или «отрицательных доходов») по его обязательствам. В денежной теории мы исходим из того, что проблема размещения портфеля сводится к максимизации общего дохода с учетом распределения ресурсов между активами и обязательствами. Иначе говоря, мы не считаем, что индивид имеет какую-то валовую сумму активов, кото­ рую он распределяет между деньгами, облигациями и другими статьями. Он может увеличить величину акти­ вов, увеличивая одновременно свои обязательства. Так, заняв деньги у банка, можно увеличить обязательства по ссудам (L), следствием чего будет увеличение одного из видов активов (М).

Отсюда следует, что в отличие от людей, которые не имеют обязательств и просто сопоставляют доходы от альтернативных активов, наш индивид осуществляет три различных вида сопоставлений: во-первых, он сравнивает I U. I нормы дохода по различным альтернативным видам активов;

далее, «отрицательные доходы» по альтернатив­ ным обязательствам и, наконец, доходы по о iдельным видам активов с «отрицательными доходами» по отдель­ ным обязательствам. В качестве примера сопоставлений первого вида индивид должен на основе сравнения норм доходности сделать выбор между хранением богатства в форме,государственных облигаций и, скажем, корпора­ тивных акций. Во втором случае ему следует опять-таки путем сопоставления относительных издержек (или «от­ рицательных доходов») выбрать между займом денег в форме банковской ссуды и финансовой операцией под залог недвижимости. В-третьих, он должен решить, нужно ли ему увеличивать свои обязательства или умень­ шать их. В зависимости от этих решений общие объемы активов и обязательств будут изменяться в одном направлении и на одну и ту же сумму, так что сумма чистых активов останется неизменной. Если лицо получа­ ет ссуду, его активы увеличатся, когда же ссуда погашает­ ся, активы соответственно уменьшаются. Естественно, изменение общей суммы своих активов и обязательств лицо допускает лишь в том случае, когда это изменение ведет к росту его чистой прибыли. Он пойдет, например, на увеличение суммы активов путем займа дене1, если предельные издержки по ссуде будут меньше, чем пре­ дельный доход от активов, в которые вкладываются полученные в ссуду деньги.

Во-вгорых, при принятии каких-то решений о распре­ делении портфеля возникает вопрос о бюджетном огра­ ничении Если у лица нет обязательств, то его действия лимитируются лишь общей суммой активов. Но что служит ограничением в тех случаях, когда имеются обя­ зательства,-сумма совокупных активов или же чистые активы? При наличии обязательств совокупные активы не являются настоящим ограничением, так как они могут быть увеличены с помощью займов (и, следовательно, увеличения обязательств). Единственным видом жестко­ го ограничения является сумма чистых активов, в рамках которых и происходит распределение портфеля между альтернативными видами активов и пассивов.

Мы ввели понятие баланса активов и пассивов с точки зрения одного отдельно взятого индивида. Такой баланс важно иметь в виду при портфельном анализе инди­ видуального спроса на деньги и другие активы и обяза тельства (см. главы 9 и 11). Мы позднее увидим, что при выборе портфеля учитывается не только предельный доход, но также и элемент риска и некоторые другие факторы. В гл. 3 будет рассмотрен совокупный баланс всего хозяйства и его отдельных секторов. Такой подход позволит выяснить спорный вопрос, являются ли опреде­ ленные ставки (например, определенные виды денег) активами частного сектора.

2.5. ЦЕНЫ, РЕАЛЬНЫЕ И НОМИНАЛЬНЫЕ ПЕРЕМЕННЫЕ Характерной чертой хозяйства, основанного на обме­ не, является то, что товары обмениваются в определен­ ных пропорциях. Это особенно типично для денежного капиталистического хозяйства, но в некоторых экономи­ ческих моделях эта черта считается также признаком бартерного хозяйства. Такие обменные соотношения на­ зываются относительными ценами товаров. Если имеется п товаров-1, 2, 3,..., и, то существует (и — 1) относи­ тельных цен рх/р2, Pi/Рз,---, Р\/рп (или же аналогичным образом p2/plf р2/р3,..., р2/р„ и т.д.).

Более того, в денежном хозяйстве каждый товар имеет цену в деньгах. Если есть п товаров, то имеется п денежных цен-/>,, р2, Р3, ••-, Р„- Усложняя анализ, можно рассматривать деньги как (п + 1 )-й товар и счи­ тать денежные цены этих (п + 1) товаров относитель­ ными ценами pjpn+l, Р2/р„+г, •••, P„/pn + i- Удобнее, однако, определить деньги как numeraire или единицу счета, так что их цена равна единице (р„ + х = 1), а денежные цены определены просто как р1, рг, р3,..., р„.

Денежная теория обычно не занимается относитель­ ными ценами товаров или даже денежными ценами отдельных товаров (кроме некоторых особых случаев, как, например, случай с относительными ценами буду­ щих товаров, выраженными в ценах товаров сегодняшне­ го дня, т. е. с нормой процента). Однако теория сосредо­ точивает внимание на денежной цене всех товаров, взя­ тых вместе, ибо это отношение имеет важнейшее значе­ ние для характеристики связи между денежным рынком и рынком товаров. Указанное отношение обозначается символом р, и мы определяем его как абсолютный уровень цен. Этот уровень следует определить более по точно. Обычно он рассматривается как взвешенная сред­ няя денежных цен отдельных товаров:

но лишь при наличии ряда особых допущений можно так подобрать веса, что это даст полезное определение абсо­ лютного уровня цен.

Понятие абсолютного уровня цен можно использо­ вать, чтобы получить альтернативное определение отно­ сительных цен, а именно такое, которое применимо для анализа денежного хозяйства. Вместо того чтобы опре­ делить набор относительных цен для п товаров как (п — 1) пропорций:

можно выразить этот набор как п пропорций денежных цен товаров к абсолютному уровню цен:

Ввиду наличия денежных цен следует отличать реаль­ ные от номинальных переменных. Номинальная стои­ мость группы товаров (х,, х2,..., лг„)-это сумма физи­ ческих объемов этих товаров, взвешенных по их денеж­ ным ценам:

В экономической теории, однако, часто делается раз­ личие между изменением номинальной стоимости (кото­ рое может быть следствием изменений либо количества товара, либо его цены) и изменением одного лишь физического объема. Последнее называется изменением реальной стоимости товара. Чтобы придать реальной стоимости товара операционный смысл, нужно преодо­ леть то препятствие, что физические объемы различных товаров несоизмеримы: нельзя, например, сложить 10 м ткани и 4 фунта апельсинов и сравнить их с суммой 15 м ткани и 31 фунта апельсинов. Решение состоит в методе определения реальной стоимости путем деления номи­ нальной стоимости товаров на денежные цены или на абсолютный уровень цен. Если обозначить номинальную стоимость национального дохода или продукта через У, то реальный национальный доход (продукт) будет равен У = (У/р).

Есть две реальные переменные, которые часто исполь­ зуются в денежной теории. Первая-это реальные, в отличие от номинальных, денежные остатки. Если обо­ значить номинальные денежные остатки через М (или М°, имея в виду сирое на поминальные остатки), то мы фактически имеем в виду номинальную стоимость де­ нежных остатков, например банковского депозита в 100 долл Если разделить номинальные остатки на абсо­ лютный уровень цен, то получим оценку их реальной стоимости М/р которую назовем реальным денежным остатком Это оценка стоимости товаров, на коюрые могут быть обменены номинальные денежные суммы.

Ясно, что номинальные остатки могут изменяться без всякого изменения реальных остатков. Если запас но­ минальных остатков и абсолютный уровень цен одно­ временно удвоятся, то М/р или реальные остатки оста­ нутся без изменений. Иначе говоря, на больший запас наличных денег и депозитов нельзя приобрести большего количества товаров, чем на первоначальный их запас.

Аналогичным образом реальные денежные остатки мо­ гут измениться, тогда как номинальные остатки останут­ ся неизменными. Если абсолютный уровень цен растет, а запас номинальных кассовых остатков не меняется, ю это означает, что реальные остатки (М/р) снижаются, ибо запас номинальных остатков в действительности стоит меньше, чем до изменения цен.

Вторая реальная переменная, которая особенно важна для денежной теории,-это реальная ставка процента.

Если кому-то принадлежит облигация, финансовая норма доходности которой составляет гв процентов в год, то гв-это номинальная норма дохода или номинальная процентная ставка. Реальная же норма дохода или реаль­ ная процентная ставка может бьпь выше или ниже номинальной. Допустим что лицо ссужает сумму (по­ купает облигацию) в 100 долл, а номинальная норма дохода-5% годовых. В то же время абсолютный уровень цен растет темпом 5% в год В эюм случае кредитор не получает никакого реального дохода. Способность его купить товары не повысилась при получении процента.

Причина в том, что 5-процентная инфляция снижает реальную стоимость актива (100-долларовой облигации) на 5% в год Номинальный процент в размере 5% годовых достаточен лишь для того, чтобы сохранить реальную стоимость активов, и не представляет реаль­ ного прирос i а чистого дохода. Реальную норму процента р можно приблизительно определить как разницу между номинальной ставкой и темпом изменения ценового уровня (где /)-темп изменения уровня цен). Если развивается инфляция, ю р принимает положительные значения и реальная ставка продета будет ниже, чем номинальная.

Если же наблюдается дефляция, то р отрицателен и номинальная ставка процента будет ниже, чем реальная.

Мы исходим в данной книге из того, что (если иное не оговорено особо) инфляции и дефляции не существует, так что номинальная ставка процента г совпадает с реальной ставкой. Последнюю можно рассматривать как предельный продукт капитала в неоклассической модели.

Глава ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ, КАСАЮЩИЕСЯ РОЛИ ДЕНЕГ В ЭКОНОМИКЕ Как отмечалось в предыдущих главах,^ деньги при­ влекают внимание экономистов не сами по себе, а по­ тому, что они влияют на состояние «реальных» неремен­ ных хозяйственной системы, например национального дохода и занятости рабочей силы.;

В этой связи денежная теория занимается изучением динамики агрегатов: хотя значительное внимание уделяется моделям поведения отдельных лиц, конечная цель этих моделей состоит в том, чтобы дать экономистам возможность изучать по­ ведение целых групп индивидов. С этой целью для анализа агрегатных аспектов денежной теории исполь­ зуются модели, где хозяйство разделено на крупные секторы. В наиболее простых вариантах таких секторных моделей предполагается, что в хозяйстве не существует внешнеэкономических операций (т. е. что имеется замкну­ тое хозяйство) и что оно делится на частный и публично правовой (правительственный) секторы. С этих исходных позиций можно шаг за шагом усложнять структуру секторов, пока, как и в реальной жизни, не будет получе­ но большое количество подразделений, различающихся по функциям, поведению субъектов и принадлежащим им видам активов и пассивов. В разделах 3.1-3.3 сектор­ ные модели подобного типа будут использованы для исследования следующего вопроса: можно ли рассматри­ вать деньги как один из элементов портфельных активов!

Хотя в разделе 2.4 деньги считались элементом активов в системе балансовых счетов, это допущение является пред­ метом споров и дискуссий.

3.1. ВНУТРЕННИЕ И ВНЕШНИЕ ДЕНЬГИ Первая серьезная попытка рассмотреть в современной литературе вопрос о том, являются ли деньги активами, принадлежит Герли и Шоу (Gurley and Shaw, I960). Эти авторы провели разграничительную черту между внут­ ренними деньгами, которые, если рассматривать частный сектор в целом, не могут считаться активом (т.е. частью совокупного чистого богатства частного сектора), и внеш­ ними деньгами, которые могут.

Чтобы уяснить их доводы, необходимо предполо­ жи ib, что хозяйство состоит из трех секторов: частного (компании и отдельные лица), банковского и государст­ венного. Рассмотрим каждый из них.

Обратимся сначала к частному сек юру. В упрощен­ ном мире, который мы анализируем, баланс индиви­ дуальных агентов имеет следующий вид:

Баланс отдельных лиц Активы Пассивы Касса М,(а) Банковские депозиты Мв(а) L (а) Банковские ссуды Государственные обли­ гации В (а) Акции корпораций С (а) Физический капитал К (а) Общая сумма активов Общая сумма пассивов Компании (Р) имеют следующий баланс:

Баланс компаний Активы Пассивы Касса Мсф) Банковские депозиты М. ф) Банковские ссуды MP) Государственные обли­ гации Вф) Физический капитал Акции корпораций Кф) Сф) Общая сумма активов Общая сумма пассивов 1!S Теперь предположим для простоты, что все акции, выпущенные компаниями, находятся в руках индиви­ дуальных владельцев и что С (Р) в разделе обязательств баланса компаний в точности совпадает по величине с С (а) в активе баланса отдельных лиц. Совокупный баланс частного сектора в целом можно получить путем снижения балансов компаний и отдельных лиц. В резуль­ тате мы имеем:

Баланс частного сектора Активы Пассивы Касса Мс(а) + Мсф) Банковские депозиты Ms (a) + Мв (р) L (а) + L ( Р) Банковские ссу­ ды Государственные облит ации В (а) + Вф) С(Р) Акции корпора­ Акции корпораций С (а) ций Физический капитал К (а) + К ф) Общая сумма активов частного Общая сумма пассивов частно­ сектора го сектора На этом примере мы можем проиллюстрировать важную черту агрегирования, которая, как мы скоро уви­ дим, имеет исключительно важное значение для понима­ ния сущности внутренних и внешних денег. Она гласит:

«Статья баланса, которая влияет на величину чистых активов, принадлежащих отдельно взятой единице (лицу или компании), не обязательно оказывает воздействие на чистые активы всего сектора, в состав которого входит эта единица».

Справедливость этого вывода видна в приведенном выше балансе на примере статьи «Акции корпораций» (С). Эти акции являются активом С (а) для домашних хозяйств, и увеличение их суммы ведет ceteris paribus (при прочих равных условиях) к увеличению валовых и чистых активов отдельного лица. В то же время для компаний эти акции являются пассивом С (р) и увеличение их суммы влечет за собой рост их валовых обязательств и снижение принадлежащих им чистых активов. Таким образом, акции корпораций влияют на величину чистых активов как отдельных лиц, так и компаний. Однако если мы соединим балансы тех и других в совокупный баланс 1 1Л частного сектора, то влияние этой статьи взаимно урав­ новесится и она не окажет воздействия на общую вели­ чину чистых активов частного сектора. С (а) фигурирует в активе, а С (Р)-в пассиве, и поскольку мы предположили, что по величине они равны (т. е. что все акции, выпущен­ ные компаниями, находятся в руках индивидуальных владельцев), то они не оказывают никакого влияния на конечную сумму чистых активов частного сектора (т. е. па разницу между валовыми активами и валовыми обяза­ тельствами).

Рассмотрим теперь баланс банковского сектора (у).

Активы банков состоят из ссуд частному сектору Цу) [= Ца) + L(P)] и ссуд государственному сектору в виде портфеля государственных облигаций В (у). Вместе с кассой Мс{у) эти статьи образуют совокупные активы банковской системы. В состав их пассивов входят бан­ ковские депозиты, принадлежащие компаниям и инди­ видуальным владельцам Мв(у)[= Мв(а) + МВ(Р)]. Ба­ ланс банковской системы показан в таблице.

Баланс банковской системы Активы Пассивы Касса М< (7) Банковские ссуды L (у) Государственные обли­ гации й(у) Л/в(7) Банковские депозиты Общая сумма активов Общая сумма пассивов Герли и Шоу высказали предположение, что чистые активы банковского сектора равны нулю, ибо активы равны обязательствам. Подобное допущение, по-видимо­ му, противоречит тому факту, что в реальном мире банки владеют материальными активами (например, недвижи­ мостью) и другими активами, составляющими их чистую собственность. Как уже говорилось выше, этот факт дал повод для крупного спора в отношении выводов указан­ ных авторов.

Перейдем к рассмотрению природы внутренних денег.

В балансе частного сек юра в составе активов фигуриру­ ют деньги, часть которых состоит из банковских депози­ тов \_Мв(а) + МВ(Р)]. Банковские же кредиты \_Ца) + + ЦР)] отражены в балансе как обязательства. Если П" обратиться к балансу банковского сектора, то в нем банковские ссуды являются статьей актива, а депозиты видом обязательств. Можно, таким образом, заключить, что часть суммы банковских депозитов частного сектора [равная L(y) или L(a) + L(P)] обеспечена или уравнове­ шивается банковскими ссудами, которые предоставлены частному сектору. Эта часть депозитов частного секто­ ра носит название «внутренние деньги».

Герли и Шоу утверждают, что внутренние деньги не являются частью собственного богатства частного секто­ ра, поскольку в балансе эта часть депозитов уравнове­ шивается банковскими ссудами частному сектору, точно так же как акции корпораций взаимно погашают друг друга в активе и пассиве баланса частного сектора. Акции корпораций взаимно погашаются, потому что они пред­ ставляют собой долг одной части частного сектора дру­ гой. Внутренние деньги, представляющие часть банков­ ских депозитов и банковских ссуд, взаимно погашаются, поскольку они также являются долгом частного сектора самому себе (несмотря на то что в данном случае это не прямой долг, а задолженность, возникшая при посредни­ ческом участии банковского сектора).

Баланс частного сектора Баланс банковского сектора (доля ) (долл ) Активы Пассивы Активы Пассивы Касса 50 Касса Банковские Банковские Банковские Банковские депозиты 250 100 ссуды ссуды 100 250 депозиты Государст­ Государст­ венные венные облига­ облига­ ции 100 ции Акции кор­ Акции кор пораций 150 150 пораций Физический капитал Общая Общая Общая Общая сумма сумма сумма сумма 250 пассивов 250 пассивов активов 800 активов За вычетом За вычетом пассивов 250 пассивов Чистые ак­ Чистые ак­ тивы 550 тивы I IN Чтобы наглядно показать, что внутренние деньги не являются частью собственного богатства частного секто­ ра, приведем такой пример. Пусть баланс частного и банковского секторов имеет следующий вид. (См. с. 118.) Допустим, что банковский сектор увеличил ссуду частному сек гору на 50 долл. и сделал это путем увеличе­ ния депозиюв частного сектора на 50 долл. Эти доба вочпые депозиты являются целиком внутренними деньга­ ми. В балансе частного и банковского секторов депози­ ты увеличатся до 300 долл., а банковские ссуды-до 150 долл. Чистая же сумма активов частного сектора после этой инъекции денег останется без изменения.

Напротив, внешние деньги влияют на величину собст­ венного богатства частного сектора. Внешние деньги-это актив, которому не противостоят обязательства (пря­ мые или косвенные) частного сектора. Мы можем пока рассматривать их как противовес обязательств государ­ ственного сектора. Введем в нашу упрощенную мо­ дель баланс государственного (правительственного) сек­ тора.

Увяжем его с цифрами в балапсах частного и бан­ ковского секюров:

Баланс государственного сектора Активы Пассивы Мс (е) Касса В (Е) Государственные облигации или, чюбы уравнять сумму в балансах частного и банков­ ского сектора:

Баланс государственного ceiciopa Активы (долл ) Пассивы (долл ) 70 Касса Государственные облига­ ции Общая сумма активов 0 300 Общая сумма пассивов за вычетом пассивов Чистые активы - I Посмотрим теперь, являются ли касса и банковские депозиты частного сектора внешними деньгами. Если правительство выпускает больше наличных денег для частного сектора, скажем увеличивает их на 20 долл., то валовые и чистые активы государственного сек юра тоже возрастают на 20 долл. (и в такой же степени увеличатся его обязателылва) Следовательно, в приведенном выше балансе частного сек юра 50 долл наличных денег пред­ ставляют собой внешние деньги. В дополнение к этому 150 долл. банковских депозитов, принадлежащих частно­ му сектору, тоже являются внешними деньгами, посколь­ ку в балансе банковского сектора эта сумма обеспечена не обязательствами частного сектора, а государственны­ ми облигациями и наличными деньгами. Предположим, что правительству пришлось занять деньги, выпусгив при эюм дополнительно государе i венных облигаций на сумму 50 долл. и разместив их в банковском секторе.

Предположим далее, чю банки заплатили за облигации, создав банковские депозшы также на сумму 50 долл., и что правительство использовало эти депозиты для вы­ платы субсидий нефтяным фирмам, вследствие чего эти 50 долл банковских депозитов оказались в конце концов в руках частного сектора. В результат банковские депо­ зиты частного сектора увеличатся на 50 долл. и соот­ ветственно возрас1ут его чистые активы, так как обяза­ тельства сектора остану1Ся без изменений. Депозиты в эюм случае будут внешними деньгами. В балансе бан­ ковского сектора банковские депозиты и государственные облигации увеличатся каждый на 50 долл., а в балансе государственного сектора обязательс1ва увеличатся на долл. из-за увеличения суммы государственных обли­ гаций.

Таким образом, мы уяснили различие, которое про­ водят между внутренними и внешними деньгами Герли и Шоу. Внутренние деньги включают ie денежные элемен 1Ы баланса частного сектора, которые не вносяi вклада в сумму его чистых активов;

внешние же деньги, нанрогив, состоят из 1аких денежных элементов баланса, коюрые ведут к изменению чистых активов.

Как явствует из последующего изложения, чистые активы преде 1авляют собой важную переменную, воз­ действующую на поведение часi HOI о сектора. Отсюда следуе1, чю выдвинутое Герли и Шоу различие между внутренними и внешними деньгами весьма существенно, и JTO позволяет им сделать важные выводы в отношении Денежной теории. Однако с того времени, когда они выдвинули свою концепцию, их выводы подверглись серьезным возражениям, к рассмотрению которых мы и переходим.

3.2. ЯВЛЯЮТСЯ ЛИ ВНЕШНИЕ ДЕНЬГИ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ВНЕШНИМИ?

Мы предположили, что банковские депозиты, находя­ щиеся у частою сектора, которым противостоят госу­ дарственные облигации на балансе банковского сектора, относятся к катеюрии внешних денег. Это умозаключе­ ние связано с тем, чю банковские депозиты служат активом для частного сектора, тогда как государствен­ ные облигации не являются обязательством этого сек­ тора.

Если бы дело обстояло таким образом, то отсюда следовало бы, что влияние, оказываемое на поведение частного сектора увеличением суммы внешних денег, являе1ся следе 1вием эффекта распределения. Иначе гово­ ря, увеличение внешних денег ведет к перераспределению бога1Ства из государственного сектора (чьи чистые акти­ вы сокращаются) в пользу частного (чьи чистые активы paciyr). При этом предполагается, что перераспределение влияе1 на поведение только частного сектора, но не государе гвеннот о Вопрос заключается в том, вызывается ли этот эффект распределения той чаегью денег, коюрые обеспечены государственными облигациями? Иначе говоря, действи­ тельно ли эти деньги являются внешними? Здесь мы подходим к проблеме, являются ли государственные облигации, обеспечивающие эти деньги, внешними обли­ гациями и служат ли государственные облигации, на­ ходящиеся в частном секторе, чистыми активами1?

В разделе 2.3 говорилось, что облигация (или какой-то другой вид активов) представляет собой капитализиро­ ванную оценку потока будущих доходов, получаемых от нее. Аналогичным образом обязательство-это капитали­ зированная оценка по i ока будущих издержек (отрица­ тельных доходов), коюрые должен нести владелец.

Государственные облигации-это активы для их владель­ цев из частного сектора, ибо они обещают принести в > i будущем доход в виде процентов (и выкупной стои­ мости). Но было бы странно предположить, что наличие портфеля облигаций, служащих активом для частного сектора, воздействует на функционирование этого секто­ ра, тогда как наличие их как обязательства государствен­ ного сектора не оказывает влияния на его поведение.

Общепринятое объяснение допущения такого рода опи­ рается на тот факт, что государство располагает уникаль­ ным правом-правом налогообложения Оно может уплачивать процент по облигациям из налогов, которые оно собирает, и, обладая такими полномочиями, оно относится к своим обязательствам иначе, чем частная фирма.

Однако само но себе существование налогов порожда­ ет новую проблему. Мы, как правило, придерживаемся общего допущения о точном предвидении, из чего следует, что частный сектор предвосхищает тот факт, что процент, который ему или банковскому сектору, покры­ вается будущими налоговыми платежами правительству.

Если капитализировать налоговые обязательства по той же учетной ставке, что и ожидаемые доходы от портфеля государственных облигаций, то в правой части баланса частного сектора появится обязательство, равное по сумме портфелю государственных облигаций плюс сум­ ма банковских депозитов этого сектора, которые были открыты банками взамен купленных или государствен­ ных облигаций. В этом случае деньги, принадлежащие частному сектору, не увеличивают сумму его чистых активов и не могут с полным правом считаться внеш­ ними активами.

Но даже в этом примере было бы неправильно пред­ полагать, что в модели нет внешних денег. Наличные деньги, выпущенные правительством, и та часть бан­ ковских депозитов, которая обеспечивается кассовыми остатками, принадлежащими банковскому сектору, отно­ сятся к категории внешних денег. Более того, в совре­ менном хозяйстве не все процентные платежи по го­ сударственным облигациям уплачиваются из налогов.

Часть их уплачивается из доходов правительства от принадлежащих ему физических активов (например, предприятий национализированных отраслей), которые фигурируют в активе его баланса, а часть-из поступле­ ний от активов, являющихся обязательствами иностран­ ных государств, т.е. четвертого сектора-зарубежного.

I:J Наконец, можно отбросить предположение, что частный сект ор капи гализирует будущие налоги по той же ставке дисконта, что и поступления в форме процента. Вопрос это1 отчасти возникает потому, что частный сек юр состоит не из однородных единиц, хотя денежные модели общего равновесия неизменно исходят из этого пред­ положения. Например, компаниям присущи специфичес­ кие поведенческие функции, и они ведут себя совершенно иначе, чем индивидуальные агенты. Даже среди послед­ них группы состоятельных лиц ведут себя иначе, чем группы бедняков, а пожилые люди отличаются от молодежи. Можно поэтому предположить, что эти группы имеют разные шкалы временных предпочтений, разные нормы дисконта Так что если налоги и про­ центные платежи по-разному распределены в рамках частного сектора, они дисконтируются по различным нормам дисконта.

3.3. ЯВЛЯЮТСЯ ЛИ ВНУТРЕННИЕ ДЕНЬГИ ДЕЙСТВИ ГЕЛЬНО ВНУТРЕННИМИ?

Если ранее мы жестко ограничили наш подход точкой зрения Герли и Шоу, что внешние деньги действительно являются вкладом в чистую сумму активов частного сектора, го теперь рассмотрим тезис, выдвинугый в про­ тивоположность взгляду Герли и Шоу, что внутренние деньги тоже являются частью чистых активов.

В роли главных оппонентов, оспаривающих вывод Герли и Шоу, что внутренние деньги не являются чистым активом для частного сектора, выступили Пешек и Сэйвинг (Pesek and Saving, 1967), а также Джонсон (Johnson, 1969). Они подвергли их критике, исходя из своей собсг венной логики. Основа подхода Герли и Шоу заключается в том, что, будучи активом для владельца, любые деньги являются обязательством для каких-то других хозяйственных агентов. Так, внутренние деньги прямо или косвенно служат долгом для какой-то части частного сектора, будучи одновременно активом для другой. Внешние же деньги-это задолженность госу­ дарственною сектора перед частным. При гаком подходе все деньги служат для кого-то долгом, но некоторые их виды, например внешние деньги, являются чистым акти­ вом для частного сектора, ибо (как говорилось в разделе i М 3.1) предполагается наличие эффекта распределения, основы которого весьма шатки (см. раздел 3.2). Джонсон (Johnson, 1962) выразил неудовольствие таким подходом, ибо после некоторого размышления он приходит к выво­ ду, что без произвольного допущения о характере поведе­ ния государственного сектора (или других секторов) деньги не являются частью чистого богатства и что их воздействие на хозяйство серьезно ограничено.

Пешек и Сэйвинг занимают диаметрально противо­ положную позицию, а именно что все деньги являются чистым акшвом. Различия между внутренними и внеш­ ними деньгами, утверждают они, неуместны. Все деньги представляют собой актив для всего общества (а не только для частного сектора), и, хотя некоторые объекгы, служащие деньгами, выполняют также определенные функции в качестве долга, их наиболее важные функции как денег не имеют никакого отношения к тому, что для одного сектора они являются активом, а для другого долгом.

Чтобы понять подход Пешека и Сэйвинга, вспомним еще раз доводы, приведенные в разделах 2.2-2.4 по поводу сущности активов (и пассивов). Там говорилось, что актив-э го переменная запаса, чья стоимость равна капитализированной сюимости по i ока будущих доходов (а обязательство-это капитализированная стоимость потока будущих платежей) Под будущим по i оком поступлений мы обычно подразумеваем получение денег (как, например, когда речь идет о денежной стоимости государственной облигации или стоимости машины, являющейся капитализированной стоимостью будущих прибылей от применения машины), но с 1акой же cie пеныо реальности можно говорить о поiоке будущих товаров Например, с точки зрения всего общее 1ва, сюимость машины (например, электростанции)-это ка­ питализированная общественная стоимость продукта, который она производит в течение предполагаемого времени ее существования, а не денежные поступления, которые она приносит. Можно пойти даже дальше и считать эти поступления менее долговременными, чем продукт Именно этот подход применили Пешек и Сэй­ винг при paccMoiрении вопроса о деньгах. Они утверж­ даю!, чю деньги как акшв-это капитализирован­ ная стоимость доходов, которые они приносяi в виде услуг.

\ Анализируя услуги, приносимые деньгами, Пешек и Сэйвинг сосредоточивают внимание на тех из них, кото­ рые деньги оказывают в качестве средства обращения.

Собственно говоря, все виды активов оказывают услуги в той или иной форме, но отличие денег состоит в том, что только они служат средством обращения. Это уникаль­ ное свойство денег представляет большую важность для у1Верждения Пешека и Сэйвинга, чго все деньги являют­ ся акшвом. Несколько позднее мы вновь вернемся к этому вопросу.

Основа доказательства, что деньги являю 1ся активом, весьма проста. Деныи служат активом для владельца, так как они, будучи средством обращения, приносят поток дохода в виде определенных услуг. Деньги не являются обязательс1вом для эмитента (банка, прави­ тельства или друюго учреждения), ибо с ними не связан какой-то отрицательный эффект для того, кто их вы­ пустил в обращение. Предположим, что правительство печатает деньги и раздает их. Ясно, что получатель денег приобретает акт ив-единицу денег, которая приносит полезность, поскольку она оказывает уникальные услуги в качестве средства обращения. Эмитент денег-прави­ тельство,-создавая и распределяя деньги, не приобретает обязательств;

эти их действия не порождают о 1рица тель­ ного дохода.

Теперь представим себе более реалистичный случай.

Правительство печатает деньги и вместо того, чтобы раздавать их, использует эти деньги для покупки физи­ ческих активов (например, зданий) у частного сектора.

Общество в целом (в лице правительства и частного сектора) получит новый актив. Частный сек юр обменял один вид актива (здание) на другой (деньги), и он, следовательно, ничего не выиграет и не потеряет в виде денежной оценки принадлежащих ему активов. Но прави­ тельство приобретет новый актив (здание), и, следова­ тельно, произойдет чистый прирост активов всего об­ щества в том же размере, в каком выпущены деньги. Это создание денег одновременно является и созданием актива.

Даже сторонники Герли и Шоу согласятся, что созда­ ние денег подобным способом приводит к созданию активов. Более сложен случай с банковскими деньгами.

Представим себе банк, выпускающий депозиты до вос­ требования, по которым не уплачивается процент. Эти rs депозиты создаются в процессе покупки активов у част­ ного сектора, или, иначе говоря, путем предоставления ссуды частному сектору. Хотя в анализе Герли и Шоу эти депозиты и являются деньгами, они не входя г в чистое богатство общества (или частного сектора). Для частного сектора это актив, но ему противостоит соответствующее обязательство по ссуде, тогда как для банков депозиты являются обязательством, в ючности нейтрализуемым активами в виде ссуд, выданных частному секюру.

Согласно логике Герли и Шоу, создание внутренних денег ничего не прибавляет к чистому богатству каждого сектора.

Пешек и Сэйвинг доказывают, однако, что подобные внутренние деньги служат чистым богатством для всего общества. Создание депозитов до востребования влечет за собой создание актива для частного сектора, которому они принадлежат, так как эти депозиты приносят поток полезных услуг в качестве средства обращения и их стоимость как актива представляет собой капитализиро­ ванную оценку этого потока. Этот акт (создание депози­ тов) вместе с тем не влечет за собой появления подлин­ ного нейтрализующего обязательства для банковского сектора (хотя для бухгалтерских целей депозиты счи­ таются обязательствами). Создав депозит, банк не утра­ чивает потока полезных услуг и не принимает на себя никаких новых денежных обязательств, так как мы условились, что по депозитам до востребования процеш не уплачивается. Следовательно, в анализе Пешека и Сэйвинга создание депозитов до востребования путем предоставления кредитов частному сектору приводит к созданию чистого богатства. Частный сектор получает актив (деньги), тогда как банковский сектор не увеличи­ вает своих обязательств (кроме как в чисто бухгалтерс­ ком смысле), ибо депозиты, по которым не уплачивается процент, не являются подлинным обязательс1вом бан­ ковскою сектора. При эюм в процессе создания депозита частный сектор приобретает новые обязательства (ссуды от банковского сектора), а банковский сектор, выдавая ссуды, получает новые активы. Но поскольку те и другие по стоимости равны, они при анализе изменения запаса богатства взаимно компенсируют друг друга.

Джонсон (Johnson, 1969a, 1969b) развил выводы Пе­ шека и Сэйвинга и проиллюстрировал их с помощью весьма простой схемы. Рассмотрим рис. 3.1, который 12о к Y Рис 3 основан на ряде упрощающих условий *. В правом сек­ торе изображена кривая спроса на деньги (реальные остатки) Ее форма связана с тезисом, что предельная полезность услуг, предоставляемых реальными остатка­ ми, снижается по мере того, как объем реальных остат­ ков (М/р) увеличивается и в состоянии равновесия спрос на реальные остатки таков, что предельная полезность их услуг равна предельной норме дохода на другие активы.

Мы исходим из гого, что единственный вид альтернатив­ ных активов-это физический капитал, чья норма дохода составляет rk. В левой части схемы мы измеряем физи­ ческий капитал к по горизонтальной оси и его (постоян­ ную) норму дохода (гк)-по вертикальной.

С помощью рис. 3.1 можно исследовать эффект со­ здания банковских депозитов на величину чистого бо­ гатства. При этом мы исходим из предположения, что сначала мы имеем дело с хозяйством без денег и следую­ щим шагом являегся введение денег в экономический процесс. В немонетарном бартерном хозяйстве запас физического капитала составляет 0К0, а запас реальных кассовых остатков равен нулю. Если в этой ситуации Главное допущение состоит в том, что введение денег в не­ монетарное хозяйство (или увеличение денежной массы) не затрагивает ни предельной производительности капитала и рабочей силы, ни пре­ дельной полезности других товаров, а также в том, что стоимость денег не зависит от стоимости национального дохода. Рис 3 1 аналогичен схеме Джонсона, но не идентичен ей \2i банковский сектор создает беспроцентные депозиты до востребования путем предоставления ссуд частному сек­ тору, запас физического капитала останется неизменным, а дополнительные активы-реальные кассовые остатки в форме депозитов до вое требования - будут возрастать в таких размерах, в каких существует спрос со стороны частного сектора. На рис. 3.1 спрос на реальные кассовые остатки и их предложение будет увеличиваться, пока не достигнет размеров ОМ1, а вменённый реальный доход, соответствующий услугам этих остатков, составит OXZmx (= г^Ш}). Таким образом, добавление к чистому богатству общества в результате создания внутренних денег выявится как капитализированная стоимость OXZmv Этот пример доказательства того, что даже внутрен­ ние деньги являются чистым богатством, акцентирует внимание на двух проблемах ведущегося спора. Первая связана с утверждением Джонсона, что оценка богатства должна включать капитализированную стоимость пере­ крестной (mtramarginal) предельной полезности. На рис. 3.1 «подлинная» или «учитывающая выигрыш бла­ госостояния» оценка сгоимосш богатства, созданною путем введения От1 реальных остатков, должна прини­ мать во внимание потребительский излишек, измеряемый площадью треугольника XYZ. Он представляет полез­ ность услуг реальных остатков сверх полезности, изме­ ряемой прямоугольником OXZml, и их капитализиро­ ванную стоимость необходимо включать в «учитываю­ щую прирост благосостояния» оценку общественною богатства.

Вторая проблема-это вопрос владения богатством, созданным благодаря приросту внутренних денег. Герли и Шоу интересовала в первую очередь связь денег с суммой чисюго богатства частного сектора, тогда как в этом разделе мы сосредоточили внимание на чисюм богатстве всего общества. Мы видели, что, согласно аргументации Пешека, Сэйвинга и Джонсона, внутренние деньги представляют собой часть чистого богатства общества. Но являются ли они частью чистого богат­ ства? Продавая обязательства банковскому сектору (по­ лучая ссуды) в обмен на деньги (депозиты до востребова­ ния), частный сектор увеличивает как свои акшвы, так и обязательства. Кажется поэтому, что, как и в анализе Герли и Шоу, внутренние деньги не являются чистым 1 '»> богатством для частного сектора '. Но совершенно ясно, что создание внутренних денег увеличило богатство бан­ ковского сектора. Создав депозиты, по которым не упла­ чиваются проценты, и в то же время приобретая на другой стороне баланса активы, которые приносят про­ цент, банковский сектор получает прибыль, и капитали­ зированная стоимость этого потока дохода является частью богатства банковского сектора. Важный момент состоит в том, что в капиталистическом обществе бан­ ковский сектор принадлежит частному сектору, и, следо­ вательно, увеличение богатства в банковском секторе, вызванное созданием внутренних денег, представляет, согласно Джонсону, увеличение богатства всего частного сектора.

Рис 3 Таким образом, критический аспект нашего анализа внутренних денег и чистого богатства состоит в предпо­ ложении, чю депозиты до востребования не приносят процентов (или же если проценты уплачиваются, то они меньше, чем процент, получаемый на банковские Если мы, однако, учтем потребительский избыток, приносимый услу1ами дене!, обе суммы мог у г не совпадать.

9 активы). Если бы байки уплачивали процент по депози­ там по той же ставке, которую они зарабатывают на активах, создание внуфенних денег приводило бы к взаимно погашаемому увеличению банковских акшвов и обязательс1в.

Чтобы продемонстрировагь этот случай, рассмотрим рис. 3.2, где на вертикальной оси измеряется разница (г) между нормой дохода по физическим активам и финансо­ вой нормой дохода от денег (или ставкой процента, уплачиваемой банками по депозитам) i~~rk — rm. Допу­ стим, что поступления от всех активов и обязательств уравниваются на пределе, что физический капитал и банковские ссуды приносят только финансовый доход в форме процента гк и г,, тогда как банковские депозиты дают своим владельцам как финансовый доход в виде процента (гт), шк и доход в виде услуг в качестве средства обращения. В этом случае, если ставка про­ цента, уплачиваемая банками, ниже дохода от физиче­ ского капитала, г находится в точке г0, и банки получат прибыль, равную OXZmx. Если бы обе нормы уравня­ лись, их разница-г-была бы равна нулю, сумма храни­ мых реальных кассовых остатков находилась бы на уровне насыщения т2 и банки не получали бы прибыли. В последнем случае чистая стоимость банковских активов равнялась бы нулю и деньги не были бы активом в портфеле частного сектора (который владеет банками).

Патинкин (Patinkin, 1969) подчеркивает, что банков­ ские депозиты-это обязательства банков в том смысле, что они равны капитализированной стоимости потока издержек, даже если банки не платяi процентов по депозитам. Ибо банки оказывают услуги владельцам депозитов и эти услуги не обходятся без издержек. Сюда входя 1 операции по осуществлению платежей и расчетов (взаимный зачет чеков, предоставление выписок со счетов и т.д.). и в той степени, в которой владельцы банковских депозитов получают эти услуги бесплатно или покры­ вают лишь часть издержек, банки несут дополнительные расходы. Будучи подвергнуты процедуре капитализации, эти издержки следует считать обязательством банка.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.