WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ТЕМА 3. СЕМЬЯ И ДОМАШНЕЕ ХОЗЯЙСТВО КАК ОБЪЕКТ ЭКОНОМИЧЕСКОГО АНАЛИЗА 1. Репродуктивное поведение и его экономический анализ 2. Понятие производительной функции домашнего хозяйства 3. Экономический

анализ брачных отношений. Разделение труда внутри семьи 1. Репродуктивное поведение и его экономический анализ Рассматривая модель кругооборота в экономике, можно отметить, что потребители и производители взаимодействуют друг с другом, определяя цены и количество ресурсов и выпуска. Существуют рынки продуктов и рынки ресурсов или факторов производства, таких как земля и труд. Решения принимаются двумя различными хозяйствующими субъектами: домашними хозяйствами и предприятиями.

Домашние хозяйства покупают блага и продают факторы производства, а предприятия продают блага и покупают факторы производства. Домашние хозяйства используют доход от продажи труда и других ресурсов на покупку благ у предприятий, предприятия устанавливают цены на товары, ориентируясь на стоимость труда и собственности. Цены на рынках товаров и услуг «призваны» уравновешивать спрос потребителей с предложением предприятий, а цены на рынках факторов производства предложение домашних хозяйств со спросом предприятий.

Работники это не просто абстрактные факторы производства. Это люди, у которых помимо задачи обеспечить экономику трудовыми ресурсами есть семья, желания и потребности. И именно по этой причине, мы беспокоимся о качестве и о количестве рабочих мест, из-за нее уровень безработицы является центральной социальной проблемой, а рынок труда является постоянным источником дискуссий, социальных конфликтов и политических волнений.

В XX в. наблюдались решительные сражения между трудом и капиталом по поводу ставок зарплаты, условий труда и права образовывать союзы;

сегодня женщины борются за свое право на хорошую работу и равную с мужчинами оплату труда.

На сессии 1994 г. Исполнительный совет ЮНИСЕФ утвердил обзор политики, посвященной вопросу равенства полов и расширению возможностей женщин и девочек. Обзор политики является важным шагом на пути содействия реализации целей Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин и Конвенции о правах ребенка.

Обзор политики представляет собой новый вклад в рассмотрение вопросов равенства полов и развития. Особый упор делается на положение женщин и их роль в обществе. В развитие ранее существовавших концепций, в центре которых находился социальный и экономический вклад женщин в жизнь общества и где женщины определялись как группа населения, получающая помощь в процессе развития, в обзоре политики указывается необходимость сокращения неравенства полов путем ликвидации глубинных причин этого явления и расширения прав и возможностей женщин в качестве важнейшего компонента процесса их развития.

В обзоре политики излагается концепция основ обеспечения равенства женщин и расширения их возможностей. Согласно этой концепции, процесс развития женщин проходит пять этапов, начиная с этапа социального обеспечения, на котором женщины являются лишь пассивными получателями социального вспомоществования. Расширение прав и возможностей женщин является важным компонентом каждого из последующих этапов: доступа женщин к ресурсам, осмысление или осознание неравноправного положения полов, участие женщин в процессе принятия решений. На последнем этапе, этапе контроля, женщины добиваются своих прав и возможностей и равноправия с мужчинами.

Особый упор делается на ликвидации основных структурных причин неравенства полов. В целях решения этой проблемы излагается концепция жизненного цикла. Эта концепция, основанная на посылке, согласно которой сегодняшняя девочка завтрашняя женщина, направлена на решение проблем, с которыми сталкивается девочка на каждом этапе своего развития – от рождения до 5 лет, с 6 до 12 лет и с 13 до18 лет. Эта концепция направлена на ликвидацию проявлений неравноправного положения своей жизни. Среди конкретных мер и стратегий, направленных на обеспечение равенства полов, – содействие равенству в рамках семьи, поощрение отцов к более широкому участию в выполнении родительских обязанностей и в домашней работе, решение вопросов, касающихся гендерных проблем в чрезвычайных ситуациях;

осуществление мероприятий для таких уязвимых групп, как девочки и женщины, находящиеся в особо трудных условиях, или женщины, живущие в бедных семьях.

Законы о труде и социальные программы значительным образом помогли уменьшить неравенство между мужчинами и женщинами на производстве.

Однако, в домашнем хозяйстве сохраняется многовековой уклад разделения труда между полами. Работающие женщины возвращаются домой с работы и заступают на «вторую смену», мужчины почти не участвуют в воспитании детей и домашней работе.

Существование традиционного разделения труда между полами в домашнем хозяйстве оказывает значительное воздействие на динамику фертильности, на показатели самодеятельности женского населения, на равенство между мужчинами и женщинами на рынке рабочей силы, на эффективности политики правительства в сфере труда, народонаселения, социальных вопросов и экономики. До тех пор, пока женщины несут основную ответственность за домашнюю работу и воспитание детей, им будет сложно в долгосрочном плане продвигаться по служебной лестнице с постепенным улучшением перспектив в получение работ или даже во многих случаях вообще находить себе место на рынке рабочей силы. Кроме того, женщины, которые считают, что их работа необходима для материального обеспечения семей (а таких женщин большинство), едва ли захотят иметь много детей.

Женщины – огромное достояние любой страны. Однако ни одна страна не относится к своим женщинам, так как она относится к своим мужчинам, более того, ни одна страна не ценит женщину соразмерно с ее вкладом в экономику.

Целый ряд исследований, подготовленных ООН и Всемирным банком со всей ясностью свидетельствуют о том, что инвестиции в женщин имеют большую отдачу в виде ускорения роста, повышения эффективности, увеличения экономики и сокращения нищеты. Улучшая состояние здоровья женщин, правительства тем самым могут внести существенный вклад в социально экономическое развитие. Но и без этого инвестиции в здоровье женщин приносят немало выгод – укрепление здоровья детей, повышение благосостояния семьи, снижение затрат на здравоохранение и повышение производительности Переходный процесс, начавшийся в 1990 г. почти во всех странах с плановой экономикой и направленный на превращение их в демократические государства с рыночной экономикой, повлек за собой большие издержки в области социального обеспечения и здравоохранения. Сильнее всего пострадали женщины, дети и семьи.

Задолго до политических перемен эти страны ввели в действие широкие, прогрессивные законы, касавшиеся отпуска по болезни (в частности, работающие женщны могли получить кратковременный отпуск для ухода за заболевшими детьми), декретного отпуска, а также различные нормы техники безопасности и профессиональной гигиены, призванные обеспечить защиту работающих беременных женщин от воздействия опасных химикатов, радиации и чрезмерных физических нагрузок. Но в настоящее время все меньше и меньше женщин пользуются своими законными привилегиями из-за страха потерять работу. Это свидетельствует о том, что вышеупомянутые законы не выполняются. На женщин возлагается основная обязанность по выполнению домашней работы, по уходу за детьми, и за престарелыми или немощными членами семьи. Двойное бремя работы, ложащееся на плечи женщин, еще более усугубляются повседневными условиями переходного периода, санитарными и транспортными проблемами, отсутствием свободных средств для приобретения облегчающих труд механизмов (включая сельхозтехнику), сокращением государственных расходов на социальные нужды и ростом цен в системе бытового обслуживания, дошкольного и школьного образования. Чаще всего за чертой бедности, оказываются семьи, возглавляемые женщинами, и семьи с двумя или более детьми. Снижение коэффициентов брачности и рост числа детей, рожденных незамужними матерями, означают, что будет увеличиваться число семей, возглавляемых женщинами.

Дефицит медикаментов, медицинской техники и материалов имеет широкое рапространение;

слишком большой упор делается на использование новейших технологий, проведение дорогостоящих анализов и процедур в ущерб подготовки медработников и проведению санпросвет работы. В республике существует инфраструктура первичного медико-санитарного обслуживания населения.

Однако у врачей, акушеров и медицинских сестер, занятых в этой инфраструктуре, очень низкий социальный статус и крайне мало материальных или моральных стимулов. Медицина финансируется по «остаточному принципу», переподготовка медперсонала проводится редко. На бумаге система здавоохранения кажется высокоразвитой, но в некоторых районах республики, в особенности в сельских, женщинам приходится преодолевать большие расстояния для того, чтобы попасть на прием в амбулаторию, которая не всегда достаточно хорошо оборудована для предоставления даже первой медицинской помощи и персонал который не всегда имеет достаточную квалификацию для оказания помощи по минимальному стандарту.

Услуги по охране материнства и репродуктивному здоровью имеют крайне заорганизованный характер;

при оказании этих услуг не учитываются социальные, эмоциональные и межличностные потребности женщин и их семей. В республике почти ничего не делалось для производства и распространения контрацептивных средств, распространение знаний по вопросам пола и планирования семьи, воспитания среди врачей и среднего медицинского персонала внимательного отношения к пользователям медицинских услуг. Очень мало внимания уделяется и таким основным направлениям санитарно-гигиенической работы, как сбор и переливание крови, организация транспорта и связи в контексте оказания неотложной медицинской помощи, здоровое питание и витаминизация. В республике используются неэффективные и устаревшие системы мониторинга материнской смертности. Недостаточно развиты, а подчас и вообще отсутствуют программы комплексной профилактики и лечения венерических заболеваний, ВИЧ/СПИД и рака шейки матки.

Каждый из рассмотренных выше подходов: неоклассический, марксистский, а также институциональный по-разному подходят к репродуктивному поведению.

Так, неоклассическая теория рассматривает решение иметь ребенка прежде всего как инвестиционное решение. Это решение принимается супругами на основе рационального выбора, когда ожидаемые блага (любовь, альтруизм – в развитых странах, и производительные услуги – в развивающихся) перевешивают для них издержки (затраты денег и времени). Спрос на детей отрицательно связан с издержками по их содержанию и положительно с уровнем дохода родителей.

Однако рост доходов в современной семье обычно, наоборот, сопровождается уменьшением числа детей. Это связано с относительным удорожанием времени родителей и, особенно с удорожанием времени работающей матери. Кроме того, существует нелинейная зависимость между качеством и количеством детей, поскольку при общем ограничении семейных доходов дополнительное количество детей означает сокращение инвестиций в качество каждого из них. При этом уровень образования матери и ее занятость выступают как один из решающих факторов, оказывающих влияние на выбор партнера по браку, на желание иметь детей, на цену времени, затрачиваемого на домашнюю работу, уровень детской смертности и способность контролировать рождаемость. Таким образом, современная экономическая теория способствует осознанию того факта, что решение иметь ребенка является результатом сознательного рационального выбора, осуществляемого прежде всего женщиной.

2. Понятие производительной функции домашнего хозяйства При рассмотрении вопроса о производительной функции домашнего хозяйства мы будем основываться на подходе с позиций марксисткой политической экономии. Гендерная проблематика была впервые рассмотрена в рамках марксисткой экономической теории в XIX в. Наиболее полно позиция марксизма изложена в работе Ф.Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства». Энгельс трактует женский производительный труд, участие в промышленном производстве как исходный пункт и условие освобождения женщины. Рассматривая эволюцию семьи в различные исторические эпохи, Энгельс подчеркивал, что условия для домашнего закрепощения женщины возникают только с развитием разделения труда вне дома. Буржуазная семья была основана, с одной сторны, на господстве мужчины, выполняющего роль единственного кормильца, а с другой – на явном или скрытом домашнем порабощении женщины, экономически зависящей от мужчины. При такой постановке вопроса домашнее рабство может быть ликвидировано только с включением женщины в общественное производство. При переходе к социализму предполагалось эту задачу решить путем вывода домашнего хозяйства и воспитания детей за пределы семьи и превращения данной сферы в общественную отрасль труда. Тем самым будет ликвидирована объективная основа женского неравноправия. Однако марксистская теория не дает ответов на следующие вопросы: чем по своей сути является деятельность женщин в домашнем хозяйстве – трудом или способом проведения досуга? Возможно ли дать стоимостную оценку такой деятельности? И, наконец, главный вопрос создается ли в процессе этой деятельности стоимость или нет? Кем в таком случае нужно считать женщину, которая ведет хозяйство и воспитывает детей, ленивой бездельницей, живущей на средства мужа и ничего не создающей взамен, или работницей, труд которой реализуется в сфере домашнего хозяйства?

Таким образом, в рамках марксисткой теории гендерный аспект занимает явно подчиненное положение. Фактически марксизм дает не научный, а чисто идеологический ответ на «женский вопрос»: не будет капитализма, не будет и угнетения (эксплуатации) женщин. В итоге женщина и женский труд фактически остаются «невидимыми» для марксисткой экономической теории.

В ряду современных феминистских исследователей работающих в этом направлении, можно назвать такие имена, как Хайзи, Хартманн, Айрис Янг, Кристин Дельфи и др. Все они акцентируют свое внимание на трех ключевых проблемах:

1) капитализм и эксплуатация женщин;

2) патриархат и эксплуатация женщин;

3) взаимосвязь патриархата и капитализма в эксплуатации женщин.

Они придерживаются точки зрения, согласно которой угнетение женщин – первая, наиболее распространенная и укорененная форма угнетения человека человеком.

Одна из видных представительниц радикального феминизма К.Дельфи объясняет эксплуатацию женщин исходя из концепции «семейного способа производства». При этом эксплуатация женщин не связана, по ее мнению;

с тем, какую именно работу они выполняют в домашнем хозяйстве, такая эксплуатация обусловлена уже самим фактом, что работа женщин осуществляется дома.

Главным в построении Дельфи является тезис о том, что за пределы домашнего мира выходят исключительно мужчины, в то время как женщины, оставаясь в пределах дома фактически становятся неоплачиваемыми работниками своих мужей. При этом выход женщин на рынок труда возможен только по указанию мужчин, если мужчины не могут полностью реализовать свои цели, эксплуатируя женщин дома. Мало того, мужчины присваивают себе заработки женщин и настаивают на том, чтобы их внедомашняя работа не мешала им выполнять на приемлемом уровне привычные домашние обязанности.

Кроме того, женщины выступают объектом сексуальной эксплуатации со стороны мужчин, поскольку именно им принадлежит контроль за репродуктивной функцией женщин.

Итак, с точки зрения данной теории основной источник эксплуатации женщин коренится в семье, а капитализм лишь дополняет первичную эксплуатацию. В этом отношении все женщины представляют единый эксплуатируемый и угнетенный класс в рамках семейного способа производства, где доминирующим классом выступают все мужчины.

По мнению Х.Хартман, капиталистическое общество ценит только труд, соединяющий блага, обладающие рыночной стоимостью, и не оценивает труд, создающий блага, стоимость которых не может быть установлена рыночным путем (например, воспитание детей). В итоге труд женщин в условиях капиталистического общества считается второстепенным и социально незначимым. Она утверждает, что патриархат основан на контроле мужчин за репродуктивной функцией, сексуальным поведением и работой женщин. При этом выгоду от эксплуатации женщин получают как все мужчины, так и все капиталисты, поскольку эксплуатация женщин построена на своеобразном соглашении между мужчинами и капиталистами.

Таким образом, предложенная Х.Хартман трактовка капитализма и патриархата по сути аналогична марксисткой. Решение проблемы подчиненного положения женщины в современном обществе предполагает коренные изменения в общественном строе, т.е. ликвидацию капиталистического способа производства.

В конце 60х годов неоклассическая теория стала рассматривать гендерные аспекты экономики. Основой послужили работы американского экономиста Гэри Беккера. Он концептуально разработал такие разделы как разделения труда внутри семьи и принятие решения о выходе на рынок труда, причины дискриминации на рынке труда, производительная функция домашнего хозяйства, распределение дохода в семье и др.

Неоклассики попытались разрешить одну из главных теоретических проблем – проблему стоимостной оценки домашнего труда. Предложенная Г.Беккером «новая теория домашнего хозяйства» трактует семью не просто как пассивного потребителя рыночных товаров, а как активного производителя потребительских благ. По Г.Беккеру, семьи предъявляют спрос не собственно на товары, а на предоставляемые или полезные эффекты. Члены семьи, использующие определенные «производственные факторы» (рыночные товары, время членов семьи и др.) выпускают «конечную продукцию», которая материализируется в основных потребительских благах. Например, получая стиральную машину, семья ставит целью произвести такое потребительское благо, как чистое белье.

В рамках концепции Г.Беккера одно и тоже благо, семья может производить с помощью различных технологий, например, стирать вручную, приглашать прачку, отдавать белье в прачечную и т.д. Главный вопрос, который в этом случае встает перед семьей, – это выбор той или иной «технологии» производства необходимых потребительских благ. Исходя из чего семья делает такой выбор?

Он зависит от доходов семьи и от цен на соответствующие факторы производства. Но при этом важнейшим ресурсом для домашнего производства выступает время членов семьи. А ценность времени рассчитывается через альтернативные издержки. Следовательно, выбор женщины определяется простым соотношением: сколько она сможет заработать за N часов вне домашнего хозяйства и какие затраты понесет семья, если женский домашний труд в объеме тех же N часов будет выполнен другим человеком (труд которого будет оплачен по рыночной ставке). Например, если женщина работая дизайнером, имеет возможность получать 100$ в день, а труд прислуги оценивается на рынке 30$ в день, то выбор становится очевидным.

Ясно, что чем выше образование и квалификация занятых в домашнем хозяйстве, чем выше уровень их занятости на рынке, тем больше их заработная плата, тем дороже их домашний труд (выше альтернативные издержки). Поэтому рост занятости женщин вне дома становится стимулом для развития времясберегающих «технологий» домашнего труда.

В рамках самого молодого из направлений экономической мысли институционализма – гендерные аспекты пока еще не представлены столь масштабно, как в неоклассике или неомарксистких и леворадикальных теориях.

Традиция изучения гендерных проблем экономики была заложена одним из основоположников институционализма Торстейном Вебленом в книге «Теория праздного класса». Рассматривая эволюцию экономической роли женщины в истории, Т. Веблен выделяет три последовательных этапа:

1) женщина как добыча захватчика;

2) женщина как производитель потребительских благ для своего господина;

наконец, 3) женщина как объект демонстрации мужского успеха и богатства.

Т.Веблен подчеркивал, что в современном ему обществе наиболее эффективной демонстрацией социального статуса мужчины является степень освобождения его жены от производительной деятельности. При этом многие виды женской домашней работы являются частью реальной экономики как процесса жизнеобеспечения, тогда как мужская рыночная деятельность (например, финансовые махинации) часто бывает крайне расточительной для общества.

Однако гендерные аспекты не получили продолжения в дальнейших работах институционалистов. Они снова обратились к изучению этих проблем в первой половине 80х годов, стимулом к чему послужили классические работы Г.Беккера. Институционалисты существенно расширяют рамки «новой теории домашнего хозяйства» делая акцент на значимости внутренней структуры семьи.

Для них семья – это не просто муж, жена и дети, имеющие некоторый набор предпочтений и владеющие «домашними» производственными технологиями, а особый институт, формирующий мотивацию и контролирующий поведение своих членов. Смысл существования этого института определяется тем, что индивиды стремятся подчеркивать долгосрочные семейные отношения, чтобы создать стабильную среду для жизни и воспитания детей и уменьшить риски, связанные с накоплением различных типов специфического семейного капитала.

В условиях экономического кризиса обостряется конфликт между социальными ролями женщин. Работающая женщина увеличивает совокупный семейный доход более чем в полтора раза, поэтому отказ от ее работы в пользу семьи, ведение домашнего хозяйства приводит к существенному его падению. В тоже время высокая занятость женщин в общественном производстве становится одним из основных факторов снижения рождаемости.

Проводимая в последние два года работа по реформированию системы социальной защиты населения направлена на создание равных возможностей для реализации прав всех граждан независимо от пола. В их числе: обеспечение условий для совмещения семейных и профессиональных обязанностей;

развитие активных форм социальной поддержки, ориентирующих население на самостоятельное решение своих проблем, формирование новой отрасли – социального обслуживания населения, помогающей гражданам адаптироваться к изменяющейся социально-экономической среде и ослабляющей социальную напряженность в обществе. Учитывается и специфика конкретных жизненных ситуаций: все женщины могут воспользоваться своими правами на помощь государства, но в первую очередь менее конкурентоспособные и социально уязвимые по факторам иждивения, здоровья, дееспособности, одиночества и т.п.

Несмотря на широкое участие в национальной экономике, женщины минимально представлены на управленческих уровнях и на постах, связанных с принятием решений. Женщины, занятые в промышленном производстве, в основном занимают низкооплачиваемые рядовые должности, не требующие особых навыков. Одна из основных причин неблагоприятного положения женщины заключается в широко распространенном представлении среди азербайджанских мужчин и женщин, что работа по дому и воспитание детей – это исключительно женская обязанность. То есть, немногие мужчины, которые принимают участие в домашней работе, пытаются скрыть это в связи с тем, что такая деятельность, как правило, рассматривается как женская, а отнюдь не мужская. В Азербайджане нехватка питьевой воды и перебор с водоснабжением усложняют работу женщины по дому. В условиях нынешних экономических трудностей женщинам приходится нести более тяжкое бремя, чем мужчинам.

3. Экономический анализ брачных отношений. Разделение труда внутри семьи Как уже отмечалось, в большинстве обществ традиционное разделение труда внутри семьи отводит женщине подчиненную роль «хранительниц домашнего очага», закрепляя за мужчиной ведущую роль кормильца, добытчика, предпринимателя. Неоклассическая теория стремится внести свой вклад в объяснение этого явления, пытаясь раскрыть механизм закрепления внутрисемейного разделения труда, используя понятие «человеческого капитала». Эффективность инвестиций в человеческий капитал прямо зависит от продолжительности времени в течение которого они используются: у того, кто занят профессиональной деятельностью полный день, отдача образования будет выше, чем у того, кто уделяет ей неполный рабочий день или прерывает трудовую деятельность на длительный период. Достаточно небольших исходных различий между полами, будь то биологического происхождения (способность женщин к выкармливанию детей) или социального (когда в некоторых профессиях предпочтение отдается мужчинам), чтобы побуждать их специализироваться на накоплении капитала какого-то одного типа – повышающего производительность домашнего труда или производительность труда в рыночном секторе. Этот механизм закрепляет жесткую систему разделения труда внутри семьи.

Домашний труд создает особые навыки, увеличивающие производительность семейного хозяйства и представляющие собой специфический капитал, увеличивающий выгоды, связанные с сохранением данного брака. Одновременно отказ от работы в рыночном секторе означает отказ от приобретения рыночного человеческого капитала, что снижает выгоды, связанные с разводом. Это один из факторов образования того замкнутого круга, наличие которого, отмечают феминистки-экономисты, дискриминируемая на рынке труда женщина вынуждена посвящать больше времени домашнему хозяйству, что препятствует накоплению ею рыночного человеческого капитала, ведет к снижению профессионализма, а следовательно, и оплаты труда, лишая ее экономической самостоятельности. А накопленный семейный человеческий капитал еще больше подталкивает к занятиям домашним хозяйством и, снижая выгоды от возможного развода, закрепляет ее подчиненное положение в семье.

Теоретики феминизма подвергли сомнению, а затем и критике такие фундаментальные, и ранее казавшиеся незыблемыми понятия как «что есть человек?», «что такое семья?», какова роль женщин и мужчин в семье и в обществе. Все определения человека, которые давались в философии и экономических теориях («человек экономический», человек как рациональное существо, политическое существо, общественное животное, существо, обладающее свободой, автономией и т.д.) были применимы только к мужчинам, поскольку, во-первых, женщина была выключена из сфер политической, общественной, экономической жизни и не имела права на автономию, вовторых, репродуктивно-семейные функции женщин не включались в разряд подлинно человеческих качеств, отличающих человека от животных, семейно воспитательная деятельность женщины и работа в домашнем хозяйстве либо вообще были «невидимыми», либо рассматривались как низшие формы деятельности. Такой подход, когда понятие человека отождествляется только с мужчиной, получил название андроцентризма. Это порой явное, а порой непреднамеренное (как бы само собой разумеющиеся) исключение женщин из философских и социально-экономических научных теорий было в эпицентре феминисткой критики.

Работники (раньше преимущественно мужчины, а теперь и женщины тоже) продают свою рабочую силу на безличном рынке труда в обмен на зарплату.

Домашний труд женщины непосредствено не обменивается на зарплату и это создает основу для его мистификации, способствует живучести представлений о том, что домашний труд не является собственно трудом, что главная роль в семье принадлежит тому, кто приносит в дом заработанные деньги. Это задает «главенство» мужчины и создает семейную иерархию власти и подчинения, которая ведет к неравному разделению труда и ресурсов в семье. Так был разрушен миф о семье как о «безоблачном острове согласия», а о домашнем труде женщин, как абсолютно альтруистическом.

По мнению Хейди Хортман, в семье наряду с единством интересов и взаимо-поддержкой имеют место и противоречия, связанные с неравным разделением труда, разным отношением к производству и потреблению.

Современная семья по-прежнему остается сферой в которой власть над женским трудом принадлежит мужчине, а мерилом мужской власти является свобода от домашнего труда и семейных обязанностей.

Как показывают многие исследования, инициатива перехода на положение домохозяйки всегда принадлежит мужу. Их мотивы могут звучать как протекционистские (надо уйти с этой тяжелой работы), экономические (плата за детский сад может быть больше зарплаты матери), или чаще всего, связаны с интересами ребенка/детей (мой младший сын неважно учится, с ним надо сидеть). Существуют также мотивы, о которых редко говорят мужья, но о которых говорят их жены: «Он не хочет, чтобы я работала из соображений престижа. Раз он хорошо зарабатывает, то жена не должна работать.» И еще ему важен психологический комфорт: я один добытчик, могу прийти, положить ноги на стол, потому что я всех содержу. Это, может быть, редко говорится открытым текстом, но подразумевается, ведь ему так удобнее. «Чем бы не руководствовался мужчина уговаривая жену быть домохозяйкой, в результате он получает ничем не отвлекаемую прислугу и возможность полностью устраниться от домашней работы. В нашей стране только зарождается культура домохозяек, престиж домашнего труда очень низкий. Вот фрагмент интервью с молодой женщиной:

«Муж приходит вечером домой и спрашивает: «Ну, чем ты занималась», я говорю:

«Вот убралась немного, в магазин сходила, поесть тебе приготовила». Он заключает: «Ничего не делала». Если на Западе домохозяйка – нормальный вариант женской судьбы, то у нас неработающая жена воспринимается как иждевенка-дармоедка.

Поводом для конфликта в семье является распределение гендерных ролей.

В наших условиях все благополучие женщины-домохозяйки зиждется на доброй воле ее супруга. Мужчина чувствует свою власть, и поэтому в семьях «новых богатых» иногда происходит ренессанс самых жестких патриархальных моделей взаимоотношений. Женщина занимает место обслуживающего персонала не только «по факту», но и символически. Важно отметить, что заложником такой «асимметричной» модели семьи является и мужчина. Если для женщины выбор «семья – работа» теоретически существует, то для мужчин вопрос о подобном выборе даже не встает: он то уж точно должен работать, быть добытчиком.

Учитывая, что экономическое положение большинства обеспеченных людей сейчас нестабильно, от неудачи в бизнесе никто не застрахован. Помимо прочего, мужчинам-кормильцам чаще всего действительно приходится очень интенсивно работать иметь неограниченный рабочий день, подвергаться стрессам: он работает «без страховки», «на нем висит семья».

Наконец, условия в которых проходит жизнь большинства наших домохозяек также сильно отличается от «западных стандартов». В основном это не жены очень богатых людей, а нарождающийся «средний класс», т.е. их жизнь проходит не в «белых особняках», а в более или менее малогабаритных квартирах.

Семья, в особенности для женщины, является наиболее важной сферой жизни в Азербайджане и остается наиболее консервативным и стабильным институтом, несмотря на то, что в структуре доминирует малая семья, в особенности в городских районах, люди по-прежнему полагаются на нормы большой семьи. Эти нормы имеют как позитивные, так и негативные последствия для женщин: например, с одной стороны, поддерживается система помощи родственникам, с другой стороны, ограничивается независимость и индивидуальный рост женщины.

Неоклассическая школа интерпретирует заключение брака по аналогии с созданием фирмы: на основе рационального выбора. Согласно определению Беккера, брак – это процесс сортировки мужчин и женщин для создания малых партнерств с помощью достаточно эффективного брачного рынка. В каждом браке создается специфический семейный капитал, включающий в себя такие блага, как дети, престиж, уважение и зависть окружающих, здоровье, альтруизм и чувственные удовольствия. Большая часть этого капитала существует только в данном браке и исчезает вместе с его расторжением. Люди вступают в брак, если ожидаемый объем выпуска совместно производимых ими благ превосходят арифметическую сумму выпусков, которые они могут производить порознь.

Развод происходит тогда, когда полезность от сохранения брака оказывается ниже ожидаемых выгод, связанных с его расторжением. Следовательно, и в сфере брачных отношений человек выступает как максимизатор функции полезности.

Чем длительнее брак, тем ниже вероятность развода, так как супруги накапливают специальный – по отношению данной семье – человеческий капитал, и ее распад сопровождается для них большими потерями. Этот подход, в частности, позволяет объяснить многие явления, связанные с женской экономической активностью. Так, увеличение разводов в развитых странах вызвано прежде всего возросшей активностью женщин на рынке труда, что резко понизило для них издержки, связанные с жизнью вне брака или с повторными попытками создания семьи.

Однако неоклассическая школа анализирует экономический механизм заключения брака;

не задаваясь вопросом об особенностях этого института.

Например, вывод о том, что взаимодополняемость «мужского» и «женского труда увеличивает выгоды от заключения брачного союза, опираясь на посылку о неизменной природе брака и внутрисемейного разделения труда. Другой вывод:

чем выше потенциальные заработки жены, тем дороже обходятся ее неучастие в общественном производстве, тем нерациональнее, а следовательно, и неустойчивее брак. Этот вывод исходит из предположения о «неработающей жене» и соответствующем типе семьи, который не является сегодня преобладающим в развитых странах. Именно здесь очевидно уязвимое место неоклассической теории, ограничивающейся анализом рыночного механизма.

Поэтому некоторые феминистки используют возможности неоинституционализма, рассматривая брак и семью в их современной форме как институты, воспроизводящие подчиненное положение женщины в обществе. Феминисток, основывающихся на методологии институционализма, интересует не столько рыночный механизм создания семьи, сколько ее место в структуре современного общества, в сохранении социального порядка.

Так, в Азербайджане, до сих пор семейные законы оставались эгалитарными и светскими, защищая права женщин в области брака, развода и попечительства детей. Но под предлогом преодоления социального и демографического дисбаланса некоторые религиозные представители предлагают восстановление узаконенного многоженства. Женщины, естественно противодействуют таким предложениям, а парламентское обсуждение этого вопроса не пошло дальше обмена шутками. Однако в связи с наличием материальной основы для подобных идей женщины готовятся к более серьезной конфронтации.

Большое число женщин брачного возраста, трудности, связанные с выходом замуж (в связи с экономическими трудностями) и растущая непропорциональная эмиграция мужчин и потери среди мужчин в период войны вкупе способствовали тревожащему росту числа одиноких женщин, не способных найти себе партнеров для брака. Вступление азербайджанскими мужчинами в смешанные браки, а в городских районах таких браков 16 %, при практически полном отсутствии такой практики со стороны азербайджанских женщин, также способствовало непропорциональному росту числа одиноких женщин в Азербайджане.

СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1. Журженко Т.Ю. Предмет и задачи феминистской экономической теории.

Харьков, ФПресс. 2. Калабихина И. Факторы домохозяйства и занятость женщин. Экономика домашних хозяйств. Под ред. Жеребина. ИСПН, 3. Мезенцева Е.: Гендерная экономика: теоретические подходы. Вопросы экономики. 2000г., № 4. Программный подход ЮНИСЕФ к проблемам равенства полов и расширение возможностей женщин и девочек. UNICEF. 5. Самарина О. Социальная защита женщин и семейная политика. Вопросы экономики. 2000г., №




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.