WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||

«Гесkел эн Vi oria Fyodorova, Hansel FrankeJ ТНЕ MI 'S DAUGHTER Delacorte Press New York 1979 · Bu opuя ФеgороВа, Гэнсэл Фрэн ЖЕНЩИНА · МИФ ДОЧЬ АДМИРАЛА Смоленск "Русич· 1997 ...»

-- [ Страница 6 ] --

Генри Грис позвонил ранним утром, мы с маму­ лей только-то ко сели п кофе. Он хотел знать все : что я делаю, кто мне звонил - и з милли он других вопросов. Я еще подум : интересно, запи­ сывает он на магнитофон н разговор? За все вре­ мя, что я зн а Генри Гриса, я ни разу не видела его без магнитофона. Похоже, что магнитофон него - это третье ухо.

Я сказ ему, что мы с Борей едем менять руб­ ли на доллары. Генри воспротивился, сказав, что деньги мне даст он.

- Я все равно поеду, - упрямо возразила я.

Этот человек м о-помалу начин раздражать меня. Каз ось, стоит ко -нибудь из нас исчезнуть из его поля зрения, как он тут же перестает нам доверять.

- Ладно, - сказал он, - но не забудьте...

- Помню, - ответ а я. - Е меня спросят, я ск ажу, что не знаю, когда полечу в Америку.

Мы договорились встретиться у гостиницы «Бер­ Н» в четыре часа дня.

41 Там, подойдя ко мне, он заговорщицки, словно в пионском фильме, ог делся по сторонам и по­ ш спешно затолк меня в машину. Мы поехали в аэро­ порт, гд мне нужно было, по указанию Генри, по­ е А дойти к представителю эрофлота и купить два билета на утренний субботний рейс из Москвы в Брюссель. Я недоуменно посмотрела на него, Он что, с ума сошел?

- Почему в Брюссель?

А - Именно Брюссель. когда назовете на ши имена регистрации, попросите служащую ока­ зать вам любезность и никому не говорить, что вы летите этим рейсом.

Я поняла, чт ник объяснений не последует, о по крайней мере здесь, и сделала все, как он велел.

Когда я вернулась в машину, он сказ :

- Итак, мы летим в Брюссе по многим причи­ нам. Одна из них: никому и в голову не придет, что из всех городов вы выбрали именно Брюссель и что в Брюсселе у нас уже за зервированы места на ре самолет компании «Сабена», летящий в Нью-Йорк.

Вторая: Брюссель - один из немн аэропортов, ог где есть гостиница транзитных пасс ров, а это значит, вы сможете отдохнуть между рейсами б ез предъявления визы, следовательно, никто и знать не будет, что вы там.

Я была вынуждена признать, что голова у Ген­ ри, как бы он меня ни раздраж, раб отает отлично, хотя к нему как нельзя более подходило слово «ИН·· триган>>.

- Причина, по которой я попр осил вас купить билеты, предельно проста: вы русская и женщина в офисе тоже русская Е вы попросите ее никому.

сли ничего не говорить, она не скажет. Если же об этом ее попрошу я, она наверняка подумает: «Какое мне дело до капит истиче ской прессы ? » - и прогово 41 б рится, и тогда вся свора, которая о ерется в вос­ с кресенье уrром у офиса «Пан-Америкен», примчит­ ся завтра уrром сюда. Теперь понятно ?

Я кивнула. Точь-в-точь шпион из комедийного фильма.

- Вы поме деньги ? - спрос он.

- Да, - ответила я, - и никто не зад мне ни одно го вопроса. Я просто показ а визу, и никаких б про лем. А вы что делали ?

Генри улыбнулся.

- Звон в тысячу разных мест по поводу ва­ шей встречи с отцом. Затем павидалея с вашей ма ­ терью, задал ей несколько вопр осов статьи, ко­ о всех вас.

торую буду писать об - Маму сказ а вам о сегодняшнем вечере?

Генри кивнул.

- Да. Лучше бы она этого не дел а. В резу ­ тате кто-то еще узнает о вашем отьезде, - с явным неудовольствием ответил он.

- Это вовсе не прощальный ужин, - сказала б я. - Просто придуг несколько лизких друзей. К тому же маму никому не сказ а, когда я лечу, так что все в порядке. Будуr Боря, Зося с дочерью Зося вместе с мамулей сидела во Владимирке, - а также мама - точнее, моя тетя Александра. И все.

Когда я пришла домой, маму была чем-то очень расстроена. Стол уже был накрыт, в духовке жари­ б лось мясо. На столе стояла буrылка коньяка, уrыл­ ка водки и графин с вином.

- Что случ ось? - спрос а я.

- Да все этот Генри со своей машинкой - от, ве тила она. - Приход сюда, задавал вопросы. Вся­ кие б ужасные вопр осы - о о мне и твоем тце.

о - Ничег о не поделаешь, он журналист, - ска­ Мамуля гневно тряхнула головой.

41 - Вопросов, какие он задавал, я никогда не ви­ ела д ни в одной газете.

- В лела бы ему заткнугься и оставит тебя в е ь покое.

.

- О н не из тех, кому можно что -то приказать Попа ся. На м муле был е св т­ ч у вечер уд а е е лый парик, она и ме зас ть р ня тавила наде тот па ик, к й Г и. В глазах Ге и оторы принес енр нр тотчас заго­ елся дт р злой огоне к, как бу о парик выдал какой-то его секрет.

Я ила, но мамуля выпила не меньше трех не п бок ов вина никогда прежде моей а она :

на п мяти не п а так мно го.

Тут ожиданно вско а Зося и по не ч дняла свой бокал. Лука о о а мамулю о а провозгла­ в посм трев н, н сила:

- Не в лноват ся, ле м риканцы спа­ надо о ь д и. А е сут !

нас Н а них с м мулей внез апно накатил приступ а ис ч ого смеха - именно э и произнес­ тери еск т слова ла когда-то о в р т во Владимирской З ся о в емя о сидки тюрьме.

Обс к-а сложилас ия ная - до той ми­ тано ь пр т в ытащи с ой маг итофон, не нуты, пока Генри, в в в н кл о ей сказ. Я увидела, с онился к мамуле и что-т как она напряглась, а лицо ее покраснело от гнева.

- Н !

ет Я поняла, чт н снова пристает к ней со свои­ о о тим ых о е и­ скими вопросами об ин н тнош н ми идиот ях с о моим тцом.

, Г ели - Прекратите енр - сказала я, - неуж и, вы не видите, что ос р ко бляете ее ?

И т д д в звинившись, он о о инулся, о нако магнито­ фон с колен уб.

не р З ся ялас а н о прин ь р ссказывать какую-то евооб­ разимую историю из быта Вла и ирки, клятвенно д м еряя, что это сущая правда. Мы весело смеялись, ув но тут Генри опять что-то сказ мамуле. Она зали­ ась езам л - Помоги мне, Вика, он опять мучает меня.

Я вст :

а - Ухо те домой, Генри. Вы меня сердите.

- Вы даже не понимаете, что того, чтобы написать о вас, мне необхо мо знать дет и и под­ робности, - ответил он.

- И тем не менее вы не узнаете всех подроб­ ностей. Пож уйста, уходите !

Пожав ечами, Генри убр магнитофон.

- Хорошо. Встретимся завтра рано утром. Ког­ ете.

да, вы зна ГЕНРИ ГРИС Было е за полночь, когда Генри Грис ушел от Федоровых. В пять ра он заедет за Викторией и повезет ее в аэропорт. Он еш пройтись до гости­ р ницы «Берлин» пешком. Ему предстояло сделать еще неско ко звонков в Соединенные Штаты. Перед этим хорошо бы побыть на свежем ночном воздухе, обы выветрить из головы винные пары и сигарет­ ный дым.

Он н еялся, что не соверш глупости, разре­ шив сегодняшний вечер. Это б о рискованно, по­ ско ку ни о из собравшихся, видимо, не понимал, с ко важно сохранить в тайне отъезд Виктории. Что дел ать, не изображать же ему из себя гестаповца. И т а к он уже обидел и Зою, и Ви орию. Но что осо­ ен б ного он спрос ? В Штатах в его вопросах, ско­ рее всего, никто не усмотрел бы никакого намек.

а По чему Зое хотелось иметь ребенка от ека? Ведь есл и ек не поним всей призрачности н е с вм на о естную жизнь после войны, то уж Зоя-то наверняка nоним а. Но Зоя об елась, как будто он попрос рассказать о сексуальных отношениях.

Странные люди эти русские.

Придя в гостиницу, он заказ разговор с ре­ дакцией газеты во Флор е. Ага, Джека и его жену уже увезли ночью в приготовленное н убежи­ ще. Никто не обрат внимания на кавалькаду отьез­ жавш от дома машин. Ну что ж, половина дей­ ствующих лиц доставлена по месту назначения.

Теперь дело за ним и за остальными сотрудниками « Инквайрер», которые прибудут на Джон-Айленд после того, как они с Викторией покроют расстоя­ ние, равное половине окружности земного шара.

В пять часов этого субботнего утра 22 марта 1 года Москва еще сп а. Генри сел на заднее с енье взятой напрокат машины и огляделся по сторонам.

Пусто. Хорошо, что улица запорошена снего. Е м сли кому-то вздумалось спрятаться в подъезде, остались б ы следы.

На онившись вперед, он заговор с шофером кл по-русски. Он постарался пр ать голосу строгий, официальный тон, отметив при этом напряженное внимание шофера.

Я - Хочу, чтобы вы зн и. сопровождаю в Аме­ рику актрису Викторию Федорову. Это официа ­ ное поручение, и я прошу ас пресекать любые по­ в пытки иностранных журн истов приблизиться к ней. Никто не должен задерживать машину. Вы меня понимаете ?

ураж Водите притронулся рукой к ф ке:

- Понятно, товарищ. Будет Исполнено.

утузовекий проспект Они Машина свернула на К.

подъехали к подворотне жилого дома, и Генри вни­ мательно ог дел ведущую к дому дорожку. Снег на М ней леж нетронутый. иновав скверик, машина подъех а к Зоиному подъезду. Он велел шоферу 41 арковаться во дворике, сохраняя преде Н)ЪО рип п орожность.

ост Войдя в подъезд и поднимаясь по ступеням, Ген­ размышлял, в каком настроении встретят его обе ри енщины. В глубине души он чувствов угрызения ж овести за испорченный накануне вечер. Он отнюдь с не считал себя жестким, бесстрастным репортером, но, видимо, именно таким восприняли его Виктория и ее мать.

Женщины сидели з обеденным столом друг а против друга, накладывая косметику - перед каж­ ой стояло зерк о. Боря слонялся по комнате. Сла­ д ва богу, и Зоя и Виктория б настроены вполне благосклонно. Казалось, вчерашний инцидент б начисто забыт. Зоя предло а Генри кофе, а Вик­ тория сказала, что от волнения перед предстоящим полетом почти не сомкнула ночью глаз. Она б а уже в парике. Надев темные очки, она однялась из­ п за стола. На ней б черные брюки и жакет. По­ том она надела пальто, и Генри одобрительно улыб­ нулся.

- Я готова, - объяв она, указав на небо ­ а шой чемодан и сумку с купленными для отца и его жены подарками.

Генри попрос Борю спуст ься вниз и прове­ рить, нет поблизости кого- бо из посторонних.

Зоя поднялась из-за стола и направ ась к вешалке з пальто.

а - Зачем вам пальто?

- Я еду в аэропорт.

- Нет, - сказ Генри. - Вы слишком извест н ы. Вы привлечете внимание.

Зоя заплак а. Обняв мать, Виктория поверну­ лась к Генри.

- Конечно, она поедет. И Боря тоже. Там нико­ го миру извест­ не будет. Вы же сами сказали: всему но, что я лечу завтра.

14 В. Федорова 41 - Хорошо. Но вы попрощаетесь в машине. Им нельзя входить с нами в аэровокз.

Зоя соглас ась.

Вер лся Боря, сообщ, что на улице никого, кроме машины и водите, нет. Генри настоял, что· бы они спустились вниз не на лифте, а по лестнице.

• Выйдя из подъезда, он ог делся по сторонам, проверяя, нет слежки. Потом мах л рукой Зое, Виктории и Боре, что можно выходить. К его неудо· вольствию, Зоя решите но уселась рядом с шофе· ром, поско «я всегда тут сижу». Викторию Ген· ри усад между собой и Борей на заднем сиденье.

Машина тронулась, впереди полчаса езды до Шереметьева. Свет о, но солнце еще не взошло.

На улицах попадались лишь редкие прохожие.

Генри велел шоферу остановиться, не доезжая неско ких метров до аэровокз а. Боря поцелов Викторию, шепнув ей что-то на ухо. Она кивнула.

Генри сделал ему знак, и они оба вы из маши­ ны, чтобы Виктория и ее мать мог попрощаться без посторонних.

ИК В ТОР На прощанье мы поцеловались, и мамуля рас· плак ась.

- Почему, маму ? Почему? Всего три месяца, и я вернусь.

- Знаю, - сказ а она, - но это так д еко.

Я снова поцелов а ее.

- Не глупи. Представь, что я на съемках Мол· в давии или где-нибудь еще, какая разница?

Кивнув, она вытерла слезы.

- Я все понимаю, но не могу забыть тех лет, о когда мы б в разлуке. Поэтому мне так тяжк остаться без тебя хоть на минуту.

М Генри махнул нам рукой. ы снова поцелова­ - Я люблю тебя бо ше всех на свете, - шеп­ н а я, прижавшись губами к ее щеке, и вышла из ул :м шины.

а Генри снял с плеча фотокамеру и передал е мне.

е Н ерно, хотел, чтобы я выглядела как америк.ан­ ав туристка. В парике и в огромных черных очках ая к с ч я увствовала себя полной идиоткой, но зато Генри ыл явно доволен.

б Конечно же, мы приехали слишком рано для евятичасового рейса, но я уже не задав а никаких д просов. Генри вст в очередь на регистрацию, в во ль ранний час совсем короткую, и сразу после то с гистрации потащ меня к турникету. Все время, е р ока мы там стоя, он не перестав озираться по п тор онам. Я решила, что в конечном итоге он свер­ с нет себе шею.

Наконец объявили посадку и, схватив меня за, руку, Генри ринулся к самолету. Мы оказались на борту первыми, и меня неско ко озадачила сцена, которую он закат стюардессе, требуя, чтобы нас поместили в первый асс. И это тот самый человек, кл который зн все-про-все на свете ? Кроме одного : в самолетах Аэрофлота есть только один класс.

Но он добился того, чего хотел. Нас посад и на дв а передних места. Генри настоял, чтобы я села к окну, и, бросив последний взгляд вокруг, уселся - Что за глупый сканд вы учин и? - шеп­ ал л ну а я. - В Советском Союзе нет никаких первых а кл ссов. Уж кому-кому, а вам следовало бы знать.

Генри улыбнулся.

- А я и знаю. Просто хотел заполуч ь эти два е е е ст м а, чтобы перед нами никто не торчал. Т n рь в се м виден то ко ваш зат ок.

Самолет оторвался от земли, я смотрела сверху на исчезающую в облаках Москву. Невероятно 1 Я и в самом деле покидаю Советский Союз и с каждой уходящей минутой становлюсь на минуту б е к отцу. Достав носовой платок, я вытерла под очками слезы.

- С вами все в порядке ? - спрос Генри.

• Я кив ла.

- Через три часа мы пр етим в Брюссель, где нас встрет А;

ж.он Чекли, журналист из нашего лон­ донского отделения. Он станет еще одним вашим телохранителем. Мы отвезем вас в гостиницу при аэропорте, и вы сможете отдохнуть, ведь до отлета в Нью-Йорк останется неско ко часов.

Я отвернулась к окну, но, кроме облаков, ничего не увидела.

Генри обер лся к сидящим позади нас мужчи­ не и женщине.

- Простите, не скажете, который час? - обра­ тился он к ним по-русски.

Мужчина ответ на немецком, что не понима­ ет вопроса.

Генри кивнул. Именно это ему и нужно было знать.

отом вытащ магнитофон.

П - Хочу, чтобы вы рассказали мне все, что пом­ ните о своей жизни.

Я ответила, что отнюдь не расположена вести сейчас беседу. Меня все еще не отпуск о волне­ ние.

- Пож уйста, давайте отложим разговор до отлета из Брюссе. У нас будет достаточно време­ ни, да и я немного приду в себя.

Он отло в сторону магнитофон. Стюардесса прине а обед: холодный цы енок, толстый кусок черного хлеба с маслом, стакан красного вина и ста­ кан содовой. Мне все очень понрав ось, но Генри едва пр ро лся к еде.

- Похоже, что ваши соотечественни и совсем к н орм т цыплят. Погл дит акой он тощий и е к я я е, к ж ткий.

ес - А мне нравитс.

я - ПодоЖNJте немного, - сказал он. - В от по летим на «Сабене », увидите, что такое обслужива­.

е по первому классу ни - Л - сказала я, не переставал ж вать.

а но, е д б й, я Цыпленок и правда ыл жест ий-прежестки но к ни за что не хотела признаться в этом Генри. Поче­ му-т о, по да свою страну, мне хотелось защитить ки я се, и не терпелось вид ­ хоть у еть страны капит ис Я провер а в отый раз, на мес е и с к с т л ум а, В которую я сун ла под иденье. не й лежа у с л м ень­ ий ме алли й футляр к т чески чик ювелирных изде­ й и набор е я ли матреше жены отца, а такж н­ к б тарный рело от а.

к ц Когда мы приземлились в Брюсселе, Генри до ­ ждалс, по ин ла бо ша т ­ я ка самолет пок у я час пас ь сажиров, и толь пос е этого мы вышли в проход ко л между кресла.

ми ь в гуще пассажи­ - Б ем сходить, держитес уд ров, - предупред он, крепк у.

о сжав _мою рук - И и.

не говорите по-русск Я отела б х сказать ему, что мне ольно, но он пе­ ребил меня :

- Лучше помол ите !

ч М не по аз ось, он сошел с ума. Кому я нужна к в Б рю л ? Когда мы сошли с самолета и нас ни то ссе е к не в т с ретил, я чуть не расхохот ась.

- И Генри.

дем в аэровокз, - приказал й Мы вошли в длинны оридор. С другого его к кон т ца нам навс речу шли двое м жчин в формен­ у ных фуражках компании «Сабена>>. Проходя мимо, один из них, не останавливаясь, брос на нас без­ различный взгляд. Генри обернулся.

42 - А;

кон?

Второй мужчина останов ся, переводя взгляд с меня на Генри. Я догад ась, что ни один из этих международных супераrентов не знал другого в цо.

А;

к он Чекли подошел к нам.

- Генри Грис?

Высокий, в очках, Джон Чекли менее всего по­ Генри ход на телохранителя. Они обменялись с рукопожатием, и Чекли представ нам сотрудника «Сабены». Глядя на меня, А;

кон Чекли спрос :

Ф - Это Виктория ед...

- Ш-ш-ш, - оборв его Генри. - Да.

Представите «Сабены» провод нас в номер гостиницы.

- Если хотите, посп е, - сказ Генри. Примите душ, делайте, что вашей душе угодно. До отлета в Нью-Йорк еще пять часов. У меня дела. Те­ лефоном не пользуйтесь.

Я рассмеялась.

Брюсселе.

- Я же никого не знаю в он, - Неважно, - сказал - ес будут зво н ь, не подход е. Никому не открывайте дверь, кроме меня. Чуть позже я пришлю вам что-нибудь поесть.

- М М не нужны сигареты. огу я выйти и по­ смотреть аэропорт?

- К сож ению, нет. Это слишком рискованно.

Я сам nринесу вам сигареты. - Он направ ся к двери.

- Переведите часы. В Брюсселе другое вре, М чем в оскве, - и назв мне правильное время.

- А можно снять парик и очки?

Конечно, - ответил он с таким в ом, точно я з а идиотский вопрос. Однако же, с порога вер­ лся и задернул шторы. - Так-то будет лучше.

О бследовав комнату и ван и вдоволь на вившись окружавшей меня роскоши, я наконец и д гла. Как nриятно снять nарик, от которого страш­ е л н nекло голову, и раздражавшие меня темные очки.

о закрыла глаза, менее всего собираясь сnать. Но Я Э nроснулась, только услышав стук в дверь. то nри­ шел Генри, который nринес сигареты, мон и ндвич с чем-то совершенно мне неизвестным. Ген­ са ри объясн, что это с ат из тунца. С ат мне nо­ нр ав ся.

Затем он сказ, что, если я хочу nринять nеред отлетом душ, надо сделать это не откл ывая.

- Но я не могу встретиться с отцом в таком иде. Пог дите, что сотворил ваш nарик с моей в nрической. Когда мы nрилетим в Нью-Йорк, мне обязательно нужно будет nривести в nорядок во­ лосы.

- Да-да, обо всем уже договорено, - сказал Генри, хотя мне nоказ ось, что он nроnуст мои слова мимо ушей. - Я вернусь через два часа. Мне н о сделать еще несколько звонков.

И снова ушел.

До его возвращения я не надев а nарика. Вмес­ те с Генри nриш jj.;

жон Чекли и тот nрежний nред­ ставитель «Сабены», а также двое других мужчин служащих «Сабены».

' - Мы сейчас идем nрямо к самолету, - сооб­ щ Генри. - Вы в центре, мы no бокам. Е кто­ то nодойдет к вам, nродолжайте идти, глядя nрямо nе ред собой. И что бы ни случ ось, ни с кем не встуnайте в разговор.

Я кивнула. Генри и Джон встали no сторонам от м ен я. Я настояла, что сама nонес дорожную сумку, у чем одан взял А;

жон. Трое nредстав елей «Сабены» шли с нами, один вnереди, двое - сзади. К моему уди ению, на нас никто даже не взглянул. А я-то вл во о браз а, что мы nохожи на маленький военный отряд с тр сдерживала смех, г мr, как Генри ! Я удом и А;

жон напряженно всматр ваются во все, что по­ и падается нам по пути. Два немолодьrх человека иг­ рают, словно мальч ки, в шп онов, хотя н кому в и и и аэропорте нет до них дела.

Представ тели «Сабены» про ели нас прямо в и в «Боинг-747», стюардесса провод а нас в с он пер­ вого класса, и мы снова усел сь на передн е места.

и и Джон занял кресло у прохода в самом нач е с она турист ческого класса, чтобы при необходимост пре­ и и.

градить дорогу любому подозр тельному пассажиру и Генр снова застав меня сесть у окна.

и - Можно мне говорит ? - спросила я.

ь - Только не по-русск.

и - Но другого языка я не знаю. Только русск й и и несколько слов по-английск.

и Тогда вообще молчите.

- Но ведь в самолете никого еще нет.

- Пр дут, - сказ он.

и - Тогда разреш е задать неско ко вопросов, пока нет друг х пассажиров. Что будет да ше?

и Йорка?

Сколько часов летет до Нью ь ы будем в Нью-Й т - М орке вечером. После кра М кой остановки вылетим в айами.

Тогда я и встречусь с отцом?

Нет. Дальше мы поедем на маш не.

и Сколько туда езды?

Несколько часов.

В с он самолета стали одниматься ервые пас­ п п саж ры, и Генр предостерегающе поднес ко рту и и Я откинулась в кресле.

Как я и ожид а, н кто не проявлял ко мне ни и ейшего интереса.

м М о-помалу с этим соглас ся и Генри, разре­ шив мне пойти в ту ет. Там я первым делом стащи рого голова nарик, от кото у с головы мен ла я nросто алыв ась. Я бы с удовольствием nров ск а ела в р туа­ те час и больше, н зн а, что в лю ле о бую ми нуту ет nоявиться Генри, который не остан вит ож м о с я и nеред тем, чтобы выш бить дверь.

и Когда я вернулась, Генри снова вытащ маг ни­ чайших nодр фон. Он хотел знать в мель обн то ост ях чт ост сь у меня в nамяти о nрежне се, о о й жи в зни.

ит Наш разговор nомог скрас ь время nо лета.

За весь nолет nро зошел шь од н и и неnри ят­ н й инцидент, когда стюардесса nришла вз ы ять заказ ужин.

на Я не nоняла ее и усnела nроизнести nо-рус ски ько одно слово - «что ?>>, как тут же nолуч тол ила удар по икол тке от Генри.

щ о Он чт сам заказал мя меня, объясн удив­ о-т о ив енной стюардессе, что я з Восточного Берлина, а л и нимаю ее.

nотому не nо б На уж н мне nринесли ш ш-ке аб, n трясаю­ и и о е вкусный. Никогда в жизни я не ела так вкус­ щ ого ного мяса и н как не могла n ер что на Заnаде в и и о ть, в самолетах кормят такой вкуснят ной бес атно.

и nл Наклонившись ко мне, Генри сnрос :

- Вы n о-nрежнему nредnочитаете цыnленка nо­ аэрофл тски?

о - Он тоже б очень вкусный. - Я себе са­ и мой не кшую могла бы объясн ть эту внезаnно возн и и n б как­ отре ность за ищать се русское. Наверно, это щ в то б о усили­ связано с вством страха, все более чу Я в м.

авшимел по мере nриближения встреч с отцо и т она ак дол жд а этой минуты, что теnерь, к гда го о n если ер Что, ест а быть мечтой, мне ст о страшно.

я н е nонравлюсь ему?

то ед н­ Потому, наверно, я так и цеnлялась за и с сво n и ю р ­ тв енное, что у меня б о за душой, - за н адлежиость к России.

Генри посмотрел а Викторию. Нак нец-то за­ н о снула. Он взглянул на часы. Не пройдет и часа, как они пр землятся в Нью-Йорке.

и Он улыбнулся, глядя на нее. Она оказ ась твер­ дым решком. Смеш о, как о а кидается на защиту о н н все о русского. Вот уж не ожид встретить в ей г н шов нистку. Скорее всего, в душе она просто уми­ и рает от страха, хотя ни за чт е признается в этом.

о н Что ж, это ее проблемы.

Он позавид в ей: адо же, см ла заснуть. О, о н ог н если бы даже захотел, е имел а это права. Ему н н адо быть ачеку. Кто з ает, что может случиться?

н н н Викт р аверняка при мает его за крети а. Она о я н ни н и и половины е п имает, что про сходит вокруг ее н он и н и от знакомства с какими чудесами жур алистики н ее избав ли. Он с улыбкой подум о толпе жур а­ и н листов, которые ринутся в оскресным утром в Ше­ реметьева.

Вытащив бл кнот, о уточн детали следующе­ о н е го этапа их путеш ствия. Первая проблема может возн кнуть в нью-й оркском аэропорту, где Викто­ и рии пр ется предъявить свои докуме ты. Но адми­ н рал позвон в ммиграцион ое ведомство в Ваши ­ и н н гт е, еобходимо как он объяснив, что его дочери н можно быстрее, е привлекая к себе внима ия, пр ­ н н о йти иммиграционный к троль. С беседник адми­ он о рала на другом ко це провода заверил, что лич н но б этом тех, кт будет в тот де ь при оповестит о о н исполне ии б остей в аэроп рту имени Ке ­ н о яза о н нн ед н.

и Тэйт с женой уже а острове, так же как и Род н Гибсо и сотрудница газеты Дайа а Олбрайт - Ди­ н н Ди, - которая составит там компанию В ктории.

и П озвонив в редакцию Генри узн, при про, что х ждени таможни рядом с В кт ей будут на о­ ор о и и и х диться четверо репортеро з «Инквайрер». Маш ­ в и и н будут ждать неп далеку от таможн, на ближай­ ы о и шей к ней стоянке.

Из Брюссе Генр заказ разговор с З ей с и о и д вольствием услыш, что абонент на з онок н е у о в твечает.

о - Зап те, нач ная с этой минуты - н с ом и и и н ем ни сло а. Только с чи н ком, который п к в н и опро­ ов с т вас документы, да то шь т ет на его и у и в о в пр сы.

во о Виктория уст о к нула.

ив О и стоял сред пассажиров, ыход вш х из н и и в и и рке. Как т лько он nок самолета в Нью-Йо о и и нули с он первого класса, с ней рядом вст Д;

ж н Чек­ о л. Все трое быстро напра сь к выходу. В кто­ и ви и странце. Следом за ней рия nошла к стойке для но в и шел Д;

жон, бр танский поманный, а Генр, как аме­ и и й ст йке.

р канский граждан н, отпра ся к друго о и и в Д ж даясь с очереди, Генр вн мательно о и в и и оей г дыв з контр. Там, у входа з ож да­ о ля о в и н я, ст ял шь од н человек, которого м б и о и ожно о бы пр н за журн ста. Что-т в е ароч то и ять о го н и и небрежном в е настораж вал. Генр сдел знак и о и Д;

жону и чуть заметно ки нул в сторону незнаком­ в ца. П см на него, Д;

жо в от ет слегка накло­ о отрев н в нил г олову.

У Генр с с й был то о и об лько атташе-кейс, поэто­ му, к огда В ктор я только nора нялась с нспекто­ и и в и р ом, он уже пр шел таможе ный контр ль. Т т пе­ о н о о р евел взгляд с фотограф и а стоявшую nеред м и и н н женщ ну.

и Ф - едорова? Мы ждем дочь адм рала no ме и и ни...

- Да-да, - вмеш ся Д;

жон, не давая нсnекто и ру снова повторить вслух ее имя. - Это она. И по­ ж уйста, проведите досмотр как можно скорее в соответствии с полученными вами инструкциями.

- Нет вопросов, - ответил инспектор, ставя в паспорт визу. - Удачи вам, мисс Федорова, и счас­ тливой встречи с отцом.

Ее тотчас перехватил Генри.

- Повернитесь спиной к двери.

Они подождали, пока пройдет досмотр Джон.

- Видишь его ? - спрос Генри.

Джон кивнул.

- Я толкну его, и, пока буду извиняться, вы проскользнете мимо.

Но когда они подошли к двери, там никого уже не было - мужчина, кто бы он ни был, ушел. Как только они вышли из дверей, откуда ни возьмись появ ось еще четверо незнакомцев, как бы случай­ но окруживших их. Все это происходило в полном молчании.

Непод еку стоял лимузин, и Генри помог Вик­ тории сесть на з нее с енье. Двое мужчин сели на откидные с енья цом к ней.

Они направились в гостиницу «Интернэшнл­ инн», всего в нескольких минутах езды. Едва они вышли из машины, Генри сказ Виктории:

- Не ог дывайтесь. Идите прямо в вестибю.

Держитесь около меня.

ВИКТОРИЯ Я даже не подним а глаз. Единственное, что я в ела, - это ковер, по котором я шаг а. Мы по­ у дошли к столику, и кто-то пододвинул мне стул. Я услыш а женский голос, исполнявший что-то под аккомпанемент роя, и подумала, что это запись, но, подняв голову, видела за роялем женщину в у рнем платье, которая пела, аккомпанируя себе че.

е в г делась. Если судить по фильмам, которые я о Я каких у нас в видела, мы сидели в коктейль-баре, Москве не б о.

- Хотите что-нибудь выпить? - спросил Генри.

- По алуй, - ответила я, - только без алко· ж ля.

го Должно быть, это был лимонад, то ко чуть горь· тый. Какая разница. Меня всю трясло. Мы про· ова к ем з есь час или нем ого больше, и после этого ед д в н с с отцом будет разде ть лишь о ин переле на д т. Мне ахотелось остановить время. Я еще не б а готова.

з Генри беседов с другими му чи ами, сидев· ж н ими за столиком. Я почти ничего не поним а из ш их разговора. Жен ина продолжала петь. Вокруг щ ого людей, а я чувствов а себя ужасающе было мн ч оди окой и испуганной. Что я тут елаю, но ью, в н д Нью-Йорке ? В полумраке бара ни за о ним столи· д ком я е увидела человека, одетого так, как я. Я чув· н ствов а себя идиоткой. Представ ю, какой у меня урацкий вид. За соседним столиком засмеялись д мужчи а и енщина. Я даже не реш ась взг нуть н ж в их сторону: не сомневалась, о они смеются над е ормальной в пальто до пят, нелепом парике и н н темных очках. Господи, и зачем я согласилась а этот н маскарад? Лишь того, чтобы обраться до како­ д го-то места под названием Флорида и встретиться с ч еловеком, которого икогда не видела? Он мой отец, н поскольку был близок с моей матерью. И то ко. Нас не связывают никакие духовные узы. Мы ни одной с екунды не про вместе. Мо ет быть, Коля и ж прав: мне следов о довольствоваться его фотогра· Я почувствов а, как на глаза навертываются слезы. Слава Богу, на мне очки. Невольно всхлип· н ув, я увидела, что Генри смотрит на меня.

- Все в порядке?

Я кивнула. Вопрос привел меня в чувство. Что я делаю ? М аю себя, вот и все. Разве отец не купил уч билет Генри Грису, чтобы он поех за мной? Отец думае обо мне. Он хочет меня видеть.

т На душе немного полегчало. Это все от усталос ­ ти и от этого чертова парика, словно тисками сда­ вившего мне голову.

Наконец Генри дотронулся до моей руки. По ­ ложив на стол сколько-то денег, он поднялся. Мы тоже поднялись, мужчины снова кольцом окружили меня, и мы направились к лимузину. Было прохлад­ но, но не так холодно, как в Москве. Я села в маши ­ ну, и мы помчались в аэропорт «Ла-Гардиа».

- Мне надо вам что-то сказать, Генри.

Он посмотрел на меня:

- Слушаю вас.

- Я просила, чтобы кто-то занялся моими воло сами, и вы согласились. Но вот мы снова едем в аэро­ nорт. Я говорю всерьез, Генри: я не хочу, чтобы отец.

увидел меня в первый раз в таком ужасном виде Мне надо принять душ и что-то сделать с волосами.

По тому, как он взглянул на меня, я поняла, что до него дошел смысл моих слов. Я стойко выдержа­ ла его взгляд. Наконец он кивнул.

- Я позвоню из аэропорта в Майами и все ус рою.

т - Не забудьте.

ГЕНРИ ГРИС Эти нотки в ее голосе он услышал впервые.

Генри Грис ни на секунду не сомневался, что Вик­ тория откажется от вс речи с отцом, если ей не т сделают хорошую прическу. Что ж, настоящая дочь Фло­ Из аэропорта он позвон в редакцию во Голос редактора на дРугом конце провода за­ дрож от ярости.

- Вы что, тро сь, Генри? Где мы, черт возь­ и, найдем парикм ера в это время суток? Забудь­ м те об этом.

- Говорю вам, Виктория требует парикм ера, а она не из уступчив. Надо что-то еделать.

- Какого черта, вы же понимаете, о мы не ожем поднимать парикм ера посреди ночи. Это м бязате но вызовет у него подозрения. Сто толь­ о ко узнать ее - и все полетит к чертовой матери.

- Верно, - соглас ся Генри, - знач, най­ ите кого -нибудь в редакции, кто поможет ей.

д - Я подумаю и дам вам ответ в Майами.

Генри сообщ Виктории, что ее прической зай­ мутся во Флор е. Они сели в самолет. Была суббо­ та, чуть больше десяти часов вечера. Д;

жон Чекли ост ся в ью-Йорке, обы на следующий день вер­ Н нуться в Лондон. В самолет сели то ко Генри, Вик­ тор и двое встретивших их мужчин. Самолет был полупустой, а потому Генри не состав о труда уса­ дить Викторию у окна и сесть с ней рядом, устроив одного репортера перед ней, а др ого позади.

Как только они поднялись в воздух, Виктория спросила:

- Генри, вы действите но договорились о па­ рикмахере?

- Я позвон. Редактор, с которым я разгова­ р ив, обещал что-нибудь пр умать. Не знаю, ка­ к ов ы ваши сведен об этой стране, но с оны кра­ со ты у нас по ночам не работают.

- А я жд а этого момента двадцать девять лет е н для того, чтобы выглядеть так, чтобы моему отцу с т ало за меня стыдно 43 Опять тот же тон. Так же говорил с ним ее отец б в т первую их встречу, ког а соо щ о своем на­ у д мере ии устроить пресс-конференцию.

н Отюrnувш сь в кресле, Генри закрыл глаза. Вряд и б ли ему удастся заснуть, но он попытается. Глаза о­ лел, челюст свод о от напряжения, все нарас­ и и тавшего с то о самого момента, как они покинули г Москв. Прошло уже более суток, и он слишком у много потратил сил, предолевая ме явшиеся часо­ н вые пояса.

Он открыл Г,/\.аза и взг нул на Викторию. Она ля с дела, пристально вг дываясь в ночной мрак.

и ля ВИКТОРИЯ За окном была такая темень, что я ничего не виде ­ ла. Но так иначе я понимала, что мы летим над Сое иненными Штатам, может бьrrь, над ло­ д и д аже Ф ридой совсем скоро я предстану пере папочкой.

и д Прежний страх ушел. Я слишком устала. Все тело ломило, голова горела по париком. Только бы мне д наконец снять его - я разорву его на кусочки и сожгу. И очки тоже.

Я подум а о мамуле. Интересно, что она сейчас елает? Я аже не зна ночь сейчас в Москве или д д ю, б день, и вообще, какой сего ня день не ели? Как ы я д д б хотела, что ы она была рядом! Ве ь по праву этот миг д принамежит скорее ей, чем мне. Кому, как не ей, с б гордость по казать Д;

ж.ексону итя их любви? Она ы ю д даже смогла сказать ему несколько слов по-английски.

Я почувствов а, как по екам покатились сле­ щ зы. Я даже не вьrr. Зачем? Генри спит. Кто ерла же стра­ ругой ув ? Бедная мамуля. Сколько д идит аний выпало на ее олю только за то, что она по­ д д люб а человека, любить которого ей не полаг ось.

И т теперь, когда все позади, ее даже нет со мной.

во Жизнь так несправедливаl..

бло Прозвучал негромкий звон к, и на та за­ о Я жглись слова, которых я не поняла. знала, что это гн, предшествующий посадке. Генри откр гла­ си а и посмотрел на часы.

з - Майами, - сказал он.

И сн ва нас окружила маленькая армия, а не- о д еку п джидали три машины. Мы с Генри сели по о б в среднюю. Я едва ли про ыла на о крытом в здухе о т б ольше м нуты, но меня поразило, как тут тепло. В и Москве е е ст ит зима. Даже в Нью-Йорке и то щ о дно.

холо Первая машина отьех а от тротуара, наша по­ следов а за ней. Мы с Генри сидели сзади. Впереди в из «Инквайрер».

устроились двое репортеро - Похоже, мы справились, Генри, - сказ один из них.

Генри рассмеялся.

б - Мы? Разве вы в Москве, когда все на чал сь?

о Я тронула Генри за рукав.

- Как насчет парикмахера, Генри?

В глазах его снова мелькнуло раздражение, и он накл н ся к одному из сидящих впереди мужчин.

о б Я не сомнев ась, что кажусь ему глупой ба енкой, но мне было плевать. Главное, чтобы отец испытал чувство горд сти, впервые увидев дочь.

о Генри откинулся на сиденье.

- Мы сделаем по пути остановку. Там нас ждет одна жен ина, она поможет вам.

щ Я отвернулась к окну, пытаясь разг деть Фло­ ри у, но увидела лишь редкие пальмы да зайцев, д пр ыгающих в свете фар по дороге.

Передняя машина замемила ход, наш шофер т б оже прит ормозил. Впереди на о очине дороги сто яла еще одна машина. Помигав фарами, она возг ­ в а кав каду.

- В чем дело, Генри?

- Это Ян Г дер, наш главный редактор. Он отвезет нас к себе в Бойнтон-Б. Там вы сможете принять душ и причесаться.

Мо о мне снять парик?

- То ко когда мы приедем.

ГЕ РИ ГРИС Н ейн Г дер уже стояла на лужайке перед до­ мом, когда подъех машины. шь только Викто­ рия вышла из машины, ейн подошла к ней, дру­ жески обняла за плечи и повела в дом.

Ян провел мужчин в огромную гостиную их дву­ хэтажной виллы. Пер ед камином уже был накрыт сто к с сандвичами и кофе. Генри с шком уст, есть ему не хотелось. То ко кофе. Пока Виктор была наверху, состоялся военный совет. Фотограф сообщ, что им не следует приезжать на место рань­ ше 6.40 pa.

- Нужно, обы за спиной у нее встав о со ­ це, когда она будет по од ь к дому. А еще лучше, ес его лучи проникнут через окна в дом. Восход в 6 27, ите еще хотя бы десять минут, и тогда мож­.

но двигаться к дому.

Генри посмотрел на часы. Было то ко 2.46.

- Что нам прикажешь делать еще четыре часа?

До Веро-Бич и Джон-Айленда совсем нед еко.

Кто-то замет :

- Н о задержать ее здесь по крайней мере до трех. Не думает же она, о отец с всю ночь напролет, подж ее?

- Не знаю, что она думает, - сказ Генри, аю, о зн что этой встречи она жд а всю изнь. Не н ж дставляю, как ее здесь удер ать.

ре п ж - Перестань, Генри. Тебе не впервые д елать ие матери ы. Что-нибудь придумаеш.

к а ь т - Наверное, - кивнул Генри.

Виктория спустилась вниз в пять минут четвер­ ого. Они приняла душа и сдел а макияж. Ул ен­ т ож Д ые ейн Галдер чистые высушенные волосы мяг­ н ж к ими волнами ниспадали на плечи. Она вопросите но взг нула на Генри.

Он подошел к ней:

Вы выглядите прелестно. Ваш от ц будет горд.

е - Надеюсь. Я больше не надену парик, Генри.

- Ну конечно, - улыбнулся он.

Я н Галдер подвинул ей чашечку фе и тарелку ко с сандвичами. Виктория попыт ас отказаться.

ь - Нам пора ехат, - сказ а она по -русски.

ь Генри возраз, что время е е есть, а ей необ­ щ ходимо перекусить.

- У нас впереди еще неск лько часов езды.

о Было 3.30 утра, когда они вышли из дома Галде­ ра. Похолодало, и, забравшись в белый «ЛИнкольн)), Виктория запахнула пальто. Генри уселся рядом.

Первая машина отъех а от тротуара и двину­ лась к пролегаю ей неподалеку автотрассе. Было щ темно и пустынно.

- Мне ка ется, что мы едем медленнее, чем ж прежде? - спросила Виктория.

- Вряд, - ответил Генри. - Вам, должно быть, к ется потому, о вы очень волнуетесь.

ВИКТОРИЯ Сама не знаю почему, я не отрываяс смотрела ь в о о. Все равно ничего не было видно - лишь ме к иногда в кромешной тьме выхваченные светом фар п ь. Но я по-пре ему вг в ась в ночь, словно о а в бой момент увидеть таб­ ло с н исью: «Здесь вет твой отец>>.

Ж, что я не переод сь в атье. Ну л но, ко хоть волосы привела в порядок, уже что-то.

Внезапно впереди показ сь огни, и перед я машина останов ась возле какого-то дома.

- Что там ? - спрос я Генри.

- Ночной рестор ан.

- Но ведь мы то ко что пое ? - удив ась я.

Открывая ерцу машины, Генри поглядел на часы.

- Сейчас выясню.

Он направ ся к передней машине. И тут же - Одно из парней захотелось яичницы с бе­ коном.

- Сейчас ? - Я почувствов а, как все у ме в ри напряглось. Я це вер а своим ушам. Я про­ вела в пути черт те ско ко часов, наконец-то нахо­ сь почти рядом с отцом, а теперь они хотят, что­ бы я с ела и спокойно смотрела, как один из н поглощает яичницу с беконом!

Генри прошепт мне на ухо :

- Наско ко я знаю, у него что-то вроде диабе­ та. Е обязате но н о есть через определенные промежутки времени, не то все ко ится весьма печ но. Бы должны понять.

И мы направ сь к рестор ану. Кроме нас, там никого не было. Генри ус ме спиной к вход­ ной ери, а бо ной фотограф заказ яичницу с беконом и кофе. ме Генри попрос nрине­ сти кофе.

Каз ось, прошла цел вечность, пока гото ви­ яичницу, а потом, сь, я еще не в ела чело­ века, который ел так ме енно, отщипывая один за не спуск а глаз с на­ другим крохотные кус очки. Я елки иб к стенных часов, г, как стр пр аются пяти. А оп все ел.

дв ы М ушли из ресторана то ко в ать минут давила же Я м по ие подо и шестого. с трудо лан к п поще ин отографу и з е ить ему ч у. До аясь, ф две ч пока он кончит есть, я вып а ашк и кофе и ыкур а бог знает сколько сигарет.

в Наконец мы снова тронулись в путь - три ма­ шины па ночной пустынной автостраде, и тут-то за­ обходимо было явил о себе выпитый кофе. Мне не д г нуть в ту ет. Я стар ась думать о чем-нибу ь за о к другом, то ко бы не делать еще одной остан в и.

о Вдруг кому-то вновь захочется яичн ы с бекон м, д и я так никог а и не встр чусь с отц.

е ом И е все ж мне пришлось признаться Генри. Он на онился к шоферу.

п ха - Немного в ер еди будет пл щ для отды.

о ка машине еди.

Шофер посигналил, ущ ей впер, П дъехав к площадке, он снова посигналил вклю о и ­ те е чив указа поворота, въех на стоян. Вс вы­ Я ет и, шли из машин. отправ ась в женс й ту войдя в кабинку, повернула затвор.

п Когда ора б о вых ть пыт ась открыть о, я по Я а затвор. Он не открьш ся. крут а его и т к и эдак, по все было напрасно. Сама же дверь оказ ась так плотно пригпана к полу, чт под ней при о проползти всем желании было невозможно.

Я с а б б лизка к истерике, не зная, то ли меять­ ся, то ли плакать. Двадцать девять лет о аний к и нате вам: заперта в ту ете. Я принялась было о­ лотить в дверь, по никто меня не слышал.

И тут я ув ела, что затвор вовсе не н о по во­ а и в р чивать - он дв вверх н з, опуск сь в иг ся и специ й п з. Я подняла его, и двер легк ьны а при ь о я открылась. Рассмеявшись, вышла из каби.

н Наш караван снова тронулс я в путь. Ч не ерез сколько миль Генри указ мне на nриближающий­ ел дорожный знак.

- Эт Вера-Б ч. Остров, на котором отец ждет о и вас, совсем от него близко.

в а, как все у меня внутри nере­ Я nочувство вернулась, и меня охват а дрожь. Я разрыд ась.

ль в груди, но сдер­ Рыдания вызывали сильную бо жать их я е могла.

н Ге ри бнял меня:

н о - Что с вами? Скажите.

б б - Я оюсь, я оюсь...

- Усnокойтесь, - сказ н, n треnав меня no о о сnине. - Это же самый счаст вый день в вашей жиз и. Вам нечего бояться.

н - Я знаю, - сказ а я, все е е рыдая.

щ Генри nротянул мне нос в й nлаток.

о о - Если ваш отец увидит красные глаза, он ре­ шит, что ег д ь nр сто кро к.

о оч о б Глубоко вздохнув, я сж а зу ы, nытаясь у я ь н т слезы.

- Ну вот, кажется, лучше. Все nр шло.

о Я вытерла слезы.

И ув ела океан и высокие стройные nальмы, раскачи ающиеся на ветру. Д еко-д еко на гори­ в зонте виднелась едва наметившалея nоло ска света, словно серебристо-розовый отблеск на nоверхнос­ ти океана.

- Светает, - сказ Генри, и я nочувс твовала, что машина замедляет ход.

Мы nриехали? - сnрос а я.

- Почти, - отве ил Генри.

т - Тогда nочему мы едем так медленно ?

Генри снова nосмотрел на часы.

- Шофера nередней машины уже один раз оштрафовали в Веро-Бич за nревышение скорос­ ти. У них здесь очень строгие nравила, nоэтому, надо соблюдат осторожность не то яешь ь nотер права.

Полоска света на горизонте, там, где вод а встр е ­ чается с небом, все расширялась, и вот уже оран ­ е ж во-розовое зарево окрас о небосвод. До меня до­ еслос ебетание проснувшихся mиц.

н ь щ Мы подъехали к небольшому домику из белого камня, из которого вышел мужчина в белой фуражке.

- Кто это ? - спросила я у Генри.

- Охранн к Джон-Айленда.

и Охранник обменялся несколькими словами с шофером передней машины и показ, куда ехать.

Мы снова тронулись в пут.

ь ГЕНРИ ГРИС Т От вилль жд r, где нас али Джексон эйт, его жена и по меньшей мере один фотограф из «Инквайрер», нас отделяла всего лиш коротенькая подъездная ь алл а нам ну но было как-то протянуть десят ея, ь ж минут, остававшихся до восхода со ца.

лн Генри провер номера видневniихся в парке вилл а, приго. Джексон Тэйт ждал их в первой. Вилл ­ товленная Виктории, была рядом. Генри велел шоферу подъехать ко второй. Повернувшись к ней, он сказ :

- Сначала мы подъедем к вилл е, где будете жить в ой вашего отца, вы попудри­ ы. Она рядом с вилл те сь, ч он не заметил следов слез, а уже оттуда тобы м ы отправимся к нему.

В ктория кивнула. Каз ось, она утратила дар и Машина подкатила к вилл N!! 39 по Силвер­ е Мосс-драйв. Навстречу им выбеж а тоненькая брю­ тка. Генри помог Виктории выйти из машины.

не - Это Дайана Олбрайт - /Jyti-Ди, она будет ва­ шей компаньонкой секретарем. Ди-Ди, почему бы и тебе не пр ть В кторию в дом и не помочь ей овод и и пр вести себя в поряд к? А я тем временем п смот­ и о о р ю, готов л к встрече ее отец.

и Генри пос уч по своим часам, по казывая их т Ви т и - Я приду за к ор ей ровно через десять минут, п нятно ?

о Генри пересек ужайку у дома N!! 40. В дверях л он столкнулся с одним из репортеров, другой сидел в нише, об руд й телефоном прям й связи с о ованно о редакцией «Инквайрер». В дальнем к нце комнаты о на диване сидела, теребя носовой пла о к, Хейзл Тэйт.

т П средине гос о о и о роко тин й стоял Джекс н Тэйт, ш расставив ноги, словн на кап танск м мост ке в о и о и шторм. На нем б а яркая спорт вная рубашка и из тех, которым он явно отдав предпо и чтен е.

- Ну, Генри? - кр кнул н, и голо г и о с е о про­ зв нел как натянутая струна. - Где же она?

е П д йдя к адм р у, Генр п ж ему руку.

о о и и о - Нав дит п следн й марафет, чтобы понравить­ о о и ся вам.

Джек п кач головой.

о - Черт вски рудный день,. Чертовски о Генр т и трудный.

?

- Нервн чаете, адм р и и - А вы как думаете? - фыркнул Джек. Он хлоп нул себя по животу. - Понимаете, я ведь уже со­ всем не т т человек, о котором ей рассказывала мать.

о Надеюсь только, что она не ждет с шком многого.

Генри п хл п его по п о о лечу.

- Она ожидает ув еть о тца, которого уже лю­ бит, т лько и всего.

о - Надеюсь, - сказ Джек.

Лучи восходя его со ца золо или окна.

щ лн т Пойду приведу - сказ Г нри.

ее, е ВИКТОРИЯ Генри сnросил, г това ли я.

о - Он ждет вас.

Я кивнула, не в силах nроизнести ни слова. В горле стоял комок.

- Не хотите снять n ьто ?

Я покачала г л й. По какой-то неnонятной о о о в б nричине оно мне сейчас со ершенн о в о необхо­ димо, это nал то из Моск ы. Оно ст о моим защит­ ь в ным ПQкрывалом, словно рядом б а маму, охра­ няя меня.

Генри взял меня за руку, и мы д инулись п до­ в о рожке к стоявшему рядом дor.w. Я глядела на позо­ лоченный л ами восходящег солнца океан. Золо­ уч о то тотчас расnл ось, растеклось по поверхности б нечетким nятн м - это я оролась с вно ь подсту­ о в пающими слезами. Мне не хотелось, чтобы тец уви­ о дел их.

Дорожка делала nоворот к открытой настежь двери. Кажется, за нами следом шли фотографы, потом я заметила, как кто-то с камерой в руках вб е· г жал в дом, оnереди нас, но я ни на ко о не обраща· в ла внимания, я видела т льк эту дверь, надвигавшу­ о о юся на меня - все б е и ближе. За ней был мой й nаn о ого отец, мо очка, кот р я ждала всю жизнь.

Уже почти на пороге я почувствовала, что у меня подкашиваются ноги, и стала медленно валит ся ь на землю.

б Генри крепко о нял меня, удержав от nадения.

- Я не могу, - nр шеnт а я. - Не могу.

о - Вы должны, - сказал Генри. - Ради этого момента вы летели тридцать три часа и пересекли д о о ва континента. Ост сь сделать всего неск лько.

шагов С усилием отrолкнувшись от земли, я с помощью Г енри з т в себя сделать шаг.

ас а а - От чно....,. сказ он. - Идите, идите.

, С каждым его словом я дел а по ша. Наконец мы до до двери. Передо мной открылась комна­ та, и я увидела мужчи в яркой нелепой рубашке, протягивавшего ко мне руки. Он плак.

Я шагн ла ему навстречу и почувствов а себя у в его объятиях. Я тоже заплак а. Мы просто стоя­, обняв друг друга, и, не говоря ни ова, рыда.

Наверно для нас обо этот момент оказ ся с ш­ е, ком важным.

М олчание наруш Генри.

- Послушайте, адмир, а ведь с вас десять цел­ ковых!

- Вы правы, черт вас воз ми, - сквозь рыда­ ь ния выговор отец. Потом и поцелов меня, и тут я снова залилась слезами.

- Папа, папа, папа.. - твердила я.

.

- Ш-ш-ш, ш-ш-ш, девочк теперь все в поряд а, ке, я с тобой. - Он по оn меня по спине, овно м ен кого ребенка. Потом прижал губы к мое ь уху и тихонько, чтобы никто не слыш, ст напе­ вать мелодию вальса из «Цыганского барона>> - пес­ ди ню любви, которая много-много лет назад сое ни­ ла с мамулей.

эпилог ис и «Нэшнл инквайрер» успешно осу­ Генри Гр ществ свой план, получив ис ючительное п а­ р во на освещение встречи Виктории с отцом. В тече­ ние трех неде они держали их в уединении на /1;

жон-Айленде, пока в «Инквайрер» не по вились три я большие статьи об этой встрече со множеством фо­ тографий. После этого состоялас пресс-конферен­ ь ция, на которой представите ост ьной прессы получ доступ к уже опубликованной в «Инквай­ р ер » информации. Сейчас Генри Грис возглавляет отдел специальных корреспондентов в «Нэшнл ин­ квайр Проживает в К ифорнии.

ер>>.

7 июня 1975 года Виктория Федорова вступ а в брак с Фредериком Ричардом Пуи, вторым п отом компании «Пан-Америкен уорлд эйруэйз ». Они по­ знакомилис на приеме данном в чест Виктории в ь ь, Н ю-Йорке. Пуи узн о желании Виктории вст е­ ь р П тит ся с отцом из публикации в журн е « ипл».

ь Он напис Д;

жексону Тэй пис мо, в котором со­ ь М общ, что часто летает в оскву и почтет за честь выполнит любое поручение мирала. В Соединен­ ь ных Штатах Виктории подарили пуделя по кличке Моряк, которого ей очень хотелось взять с собой в Москву, и адмир вспомн про второго пилота из «П ан-Америкен» попросив по ат Пуи приглаше­, ь н ие на прием.

Чета Пуи проживает в Южном Коннектикуте месте с в сыном Кристофером Александром (которо го так назвали в честь отца Фреда Пуи и тети Викто· рии), род шимел 3 мая 1976 года. Вместе с ними ив живет и пудель Моряк.

Зоя Федорова ивет, как и прежде, в Москве, и ж по-пре нему пользуется популярностью как актри· ж са кино. Раз в год ей предоставляю зу на трехме­ ви т сячную поездку в Штаты встречи с дочерью зя ­ тем и нуком.

в 27 апреля 1976 года Зоя повидала наконец свое­ го Джекеона о время очень краткого из та к нему в в и в Оранж-парк. Говор и они в осно ном о дочер и в и о нуке, которому предстояло вскоре поя иться на в в свет. Больше они никогда не встречались.

Доктор Ирина Керк по-пре нему преподает в ж Университете шта а Коннект кут. Она регулярно т и перезвани ается с Виктор ей, время о време и они н в и т встречаются.

Джексон Роджерс Тэйт умер о рака 19 июля т 1 978 года в озрасте 79 лет. Он пр ним деятельное в и астие в работе над той частью книги, которая ка уч ­ сается его чно. Он успел прочесть пер ую полови в ­ рукописи, но не дож до выхода кн ги в свет.

и Воспомин Виктории Ф оровой обрыв тся момент, да ее мать Зоя Федорова б е ког в т т ыла ще о ж в радов сь предстоящей встрече с дочерью и и а и ерике. судьба распорядилась иначе: она Но м внуко в т гибл от рук ра гически по а убийцы. Преступление это М до сих п ор н е кр ы. с т ы чли р о о в оз м ожн ы м ас по местить вместо по еслов рассказ Юр Н бина, ки психологич тонкий ерс н исанный и с маст е оже ве р го худ ственную сию учивше. Раз еет, это не р о рс рсия п ежде в сего именн ве ия, ве писателя, а во ствия. Перефразируя известный афоризм, ы в ког ч да мол ит прокурату а, слышны м ожн р о сказать:

узы.

м й Н Юри бнн Н И А А А ф СЬ Ч Расска.s Праздник по обыкновению удался. Его ритуал б раз и навсегда установлен еще в те давние вре­ мена ког а, д страна впервые отмечала День сво Ше ду п защитных органов. Сперва ф шевно п окое о­ здрав собравшихс и тех, кто по я служебным забо­ п т там не мог прис ствоват на вечере, о ом пер ь его ­ вый замест е лал пол асовой о, в кон сде д це торжественной асти зач ывались приветстви а ч я, после короткого перерыва б ан бо шой кон ерт д ц л учшими московскими с ами. Программа концер­ та тоже не мен лас : па-де-д я ь из ебе е «Л диного о зе­ яд а» р поп р у рн эстр ных номеров акроба­, тик жонглирование, фокусы, русские пля ск, а, па о ро на известн артист в, советские песни, дии военные и риче ские, а заверш ос все выступле­ ь нием знамен енно выхо­ ого тенора, который медл из скидывал МJЛ -за с и в р ра р овно д уг уки, хотел обн т вес з, и с широ шей с ой, у я ь ь чай ди­ ре­ в с но пожилом ло моляще-т в е ной ь че веке, бовате но призыв прис ствующ сеять разум­ ное, оброе, вечное.

д И когда расплавленным серебром из валис п следние ова: Спасибо сер ь о д « ечное ска­ жет вам русский наро » Афанасьи неизменно пус д ч, кал слезу и наклонял голову, чтобы други е не заме­ или его слабости. Уловка не помогала, люди т подт ­ ки друг ку локтями, кив на плачущего в друж перативника, но дел ось это с доброй душой о Афанась а люби и ув, нико и в голову не приход о потешаться н милой и трогательной чувствите ностью человека такой закалки.

Сморгнув слезы, Афанась р кой следил за красивыми жестами певца. Дав истаять последней ноте, певец резко поворачив ся к единственной ложе и дел такое движение, будто хотел пасть на колени в экстазе мо бы. И тогда Шеф дел ответ­ ное условное движение, имеющее якобы целью удер­ жать артиста, не дать ему грохнуться стариковски­ ми коленями на помост. Артист как бы против воли оставался на ногах, шь ронял в глубоком поклоне голову с зачесанными через лысину пушистыми бе­ лыми волосами. И з, восхищенный артистизмом обоих участников пантомимы, взрыв ея аплодис­ ментами.

И на этот раз действие развивалась, как по­ ложено. С удово ствием наблюдая за скрупулезно выверенным поведением артиста, Афанасьич вдруг оз ач ся его возрастом. Он уже был седым стари­ ком, когда Афанасьич увидел его впервые. А ве минуло четверть века, если не больше. Как сдали за эти годы все остальные непременные участники кон­ церта. Беспощадным оказ ось время к б етной паре: партнер едва удержив на р ах жилистое, потерявшее гибкость тело балерины, и страшна была ее у бка, напоминающ оск черепа;

жонглер ронял шары и булавы, заменяя былую ловкость, по­ нувшую подагр еское тело, хими вскриками, изящными поклонами и воздушными поцелуями.

Старость не пощ ила никого, но аудитория все р ­ но люб а и не хотела менять на молодых. Здес ь уме тит традицию. Лишь н этим седым Орфе­ ч ь ем быстротекущее было не властно.

Афанас и еще дум о загадках времени, когда ь ч артист повернулся к ложе и - незаметно людей средненаблюдате н и более ем отчет во ч острого глаза Афанасьича - удержался от у овно­ го колено ре онения. Афанасьи оцен реакцию п ч старого сценического волка, ус вшего заметить, о пе суме ре ная глубина ложи не скрывает осанистой ч фигуры Шефа, и посчитавшего ниже своего досто­ инства тратит самоуничи ел ный жест на его ь ь зама. Артист при его высо айшей репутации мог бы ч и перед Шефом не гн ес бы тот не б лич­ ься, ным и задушевным другом Самого. Поэтому у ов­ ное колено реклонение относ ось не сто ко к п Шефу, ско ко к его Дру. Т ско з память ящая Афанас ича за то-то зацеп ас Он вс омн, то ь ч ь п ч.

певе стал астником праздничн концертов пос­ ц ле того, как его обокрали. У него похит и старин­ ные иконы, которые он собир чут не всю жизнь.

ь Он заяв о пропаже, б принят Шефом, спел на концерте. Через некоторое время асть его коллек­ ч ции нашлас. Артист снова отд ся своей страсти.

ь Больше его не трогали. Уже на след ющем концерте у был узаконен же ст мольбы и благодарности.

Артист ушел со сцены на сво длинных, строй­ н ногах. Афанас ичу его походка показалась чуть ь тяжелее обычного. Наверное, он был разочарован отсутствием Шефа. Тот ушел сразу по е торжест­ Е венной части. му бы вовсе не приходить - на ас­ р сто нии паром дыш. Но Шеф всегда был таким я всё для людей. Он зн, о без его доброго слова и праздник не в раздник. В так сл аях даже жена п не может его удержат ь, а него нет выше автори­ тета.

И до его же по-глупо, по-досадному прос ­ ч Ш дился Шеф. В воскресен е это б о. еф пообед ь тем.

в круrу семь, а затем поспорил о чем-то с зя и Башковитый мужик, в тридцать года доктор ф ­ два и лософских наук, зам. директора Лесотехн ческого и институrа, но с зак онами: обо всем свое мнение очет иметь. Ну, а Шефу это, естественно, не по душе, х он куда старше и несравнимо опытнее - какую жизнь про ил: из ремесленников на самый верх ж номенклатуры! Шеф, как и Сам, конч машино­ строительный техникум, который впоследствии ст институrом, поэтому официально считаетс, что оба я они инженеры. Но разве дело в дипломах, в бумаж­ ках? Шеф любому академику сто очков вперед даст.

Ну, а з ть в своем молодом гл ом гоноре не хочет я уп этого понять. Не ценит от ошен я. Когда на управ­ н и ление пришли «мерседесы» - двести двадцаток по­ следнего выпуска. Шеф первым делом позаботился о зяте, а друrую машину выделил овдовевшему тес­ С тю, чтобы б а игрушка одинокому стари. ам же ост ся пр «Феррарю) чуть не трехлетней дав­ и ности. Нынешние молодые все принимают как до­ ое, никакой благодарност не чувствуют. Разру­ и гались вдрызг, и Шеф, обы унять расходившиеся нервы, поехал прокатиться на своей развалюшке.

Выех на Садовую, довольно пустынную по вос­ кресно дню, только разогн с м енько, обы я свеяЛ!о с души обиду, как свисток. Подходит гаиш­ ник лопоухий: превышение скорости, давайте пра­ ва. Шефу до того смешным показалось, что у него б права спрашивают, что он даже не о иделся. Видать, совсем молодой чувачок, начальство в о не зна­ ц ет. Шеф ему так со смешком: попробуй на такой без Л машине превышения ехать, это ж зверь! но, больше не буду, повин голову меч не сечет. А этот удила з адил: права, права - и всё тут. У ч Шефа, коне но, никак прав с собой нет, он уех, ч как б ыл: в брюках и полосатой пи амной куртке.

ж б Вот те е права ! - и сунул е шиш под нос. А гаиш 15 В. Федорова ник тоже с гонором: вылазь из машины, ты в не· трезвом виде. Пойдешь на раnопорт. Тут Шеф всерьез озлился: не на придир, а на непроходимую туnость парня. Любой дурак на ero месте давно бы сообра· з, кто перед ним. Много в Москве людей на «феррарю) ездит да еще с превышением и без прав?

Шефу противно ст о, что в его системе такой охла· мон работает. Он распахнул дверцу, вышел из ма· шины. «Ты как смеешь меня тыкать? Пусть я все прав а нарушил, обязан мне «ВЫ>) говорить. Тебя чему учили, дуботол? Гнать тебя в шею из ГАИ ! )) Тут парень наконец увидел генеральские лампасы и затк лся. Но ко Шеф разойдется, его не остано· вишь. В общем, парня в тот же вечер отправили в Потьму, а Шеф, бедняга, зачихал и заперхал, еще бы - на дворе ноябрьская стынь, а он в тапочках.

И с каким-то особым теплом вспомн ось Афа· насьичу, что он увидит сегодня Шефа. Никто из при· сутствующих не увидит: ни замы, ни помы, ни дру· rие начальники, а он увидит, хотя человек м енький, в сорок восемь шь до капитана дослужился. Впро· чем, он не счит свое звание таким уж низким. Когда после детдома его призв в армию и направили в органы правопорядка, то и звание старшины каза· лось недосягаемым. Он не принамежал к числу бой· ких умников, расторопных ловкачей, умеющих быть на глазах, брал только исполнительностью. Правда, любое задание ему надо было подробно растолко· вать, «разжевать)), говорили нетерпе вые началь­ ники, иначе он не терялся даже, а бездействовал, как механ еская игрушка, которую забыли завес· ти. Но ес толково и подробно объяснить, что к чему, у Афанасьича не случ ось ни промаха, ни осеч·, как и на учебных стрельбах. Это было еще одно качество, обеспечивающее счастливую, хоть и скром· ную службу Афанась а. Верный глаз и твердая рука делали его непременным участником различных ­ со ревнований по пулевой стрельбе, где он з неи менно завоевывал призы. Начальству это, естестве но, н ьстило : кубки, бронзовые статуэтки и вымпелы л Афанасьича украшали клубный муз чуж ей славы. Но ­ дый спортивного често бия и сильно загруженный Афанасьич б р, когда его освободили от учас­ тия в соревнованиях. Тренировок он, впрочем, не бросал, держал себя в форме. И сейчас, на пороге пят есяти, Афанасьич был крепок, как кленовый свиль, и н ежен, как ме ничный жернов. И все же то ко нынешний Шеф угад, что Афанасьич годен на что-то большее, неже обычная рутинная ужба с ночными дежурствами, топтанием возле ресторанов и других опасных мест человеческого скопления, и веч ый старшина Афанасьич за десять н лет прошел путь до капитана. Красивое, хорошее звание, другого ему и не надо.

Афанасьич вышел из зрительного зала. В фойе попискивали скрипочки, покрякивали трубы - му­ зыканты настраивали инструменты. Праздничные танцы в клубе всегда проходили под оркестр, хотя тут имелась превосходная японская теХIШКа. Но разве сравн ь по чистоте и нарядности звука живые ин­ струменты с проигрывателем. Афанасьич даже в молодые годы не был люб елем шаркать ногами, он спустился в буфет, где собиралась публика посо­ лиднее.

Его появление было сразу замечено. Послыша­ лось: «Афанасьич, к нам! »... «Афанасьич, белого или сухарика?»... «Афанасьич, просим к нашему шала­ шу! »... «Афанасьич!... Афанасьичl.., )) Афанасьича за· мечали в любом многолюдстве: в буфете или в кон· цертном з е, на собрании или в зоне отдыха, куда выезжали по воскресеньям целыми семьями. Афа· насьич не облад привлекающей внимание внеш 45 ностью: среднего роста, бесцветный, лысый, рыхло­ ватый;

nоследнее было обманчивым: г нешь - тю­ фяк, тронешь - гибкая сталь. Он как-то растворял­ ея в окружающем, но сослуживцы узнавали его сnиной. И вот уже тянутся со стаканами, бокалами, рюмками. Культяnый нос Афанасьича чует заnах гнилой соломы - виски, раздавленного клоnа - nро­ сковейский коньяк, мочи - московское nиво, бен­ зина - сто чная, матушка. Хочется отведать и того и другого, но не зя: он nеред делом никогда не nьет, ни грамма, хотя на редкость креnок к выnивке. Вnро­ чем, эту свою креnость Афанасьич ни разу не nод­ верг серьезной nроверке, будучи по nрироде своей трезвенником, но твердо знал, что его с ног не со­ бьешь. Он б жизнь в ее чистом, незамутнен­ ном в е: работу, сослуживцев, Шефа, nоследнего до обожания, свою оnрятную, как у девушки, одно­ комнатную квартиру, телевизор, особенно фильмы о войне, хорошие книги про шnионов, реnродукции в «Огоньке» и оnеретту. Женщины него не мно­ го значили. А может, сnраведливо другое: слишком много значили, он всегда был влюблен в какую-ни­ будь недостуnную красавицу: в Софи Лорен, анг й­ скую королеву, Эдиту Пьеху или Галину Шергову.

Вnрочем, один женский образ nреследовал его с молодых дней, когда в кинотеатре nовторного филь­ ма он nосмотрел довоенную картину о зажиточной и веселой колхозной жизни. Героиня фильма, задор­ ная, с темной, как смо, головой, дерзко вздерну­ тым носом и легкой, доброй улыбкой стала такой же властительницей его сердца, как Ду синея Тобос­ ская - сердца Дон Ки:хота. Правда, Рыцарь Печаль­ ного Образа и nомыс ть не мог о другой женщине, Афанасьич же доnускал совместительниц. Но осталь­ ные воображаемые воз бленные как бы наклады­ вались на этот изначальный, фоновый образ, ничего н мая у нег, а подруг з не от и о и и живого ела е ме­ т н и ад н ним власти. Лишь эфемерные образы владе­ ег уш й, Не п ая о д о делая ее с ль и и нее чище. и т быть до то б й о юз, о хотел с йным св х з ра и н и и н­ илл ниц и не расходов себя на плоскую обыденщину.

В послед е годы о и н н довольствовался вдовой е ч ка-и теля, назы ая ее в мных му ск х л и спыта в инти ж и т б еседах :

«одна чистая женщина, которую я наве­ аю. Э а ен на, его р есн а, ыглядела н щ » т ж щи ов иц в а· б много моло е с х ле, б а опрятна, о ход тель­ ж вои т и б а, чего е тре ила н и н ов в н ала, сама ста бутылку и ужин пр эт смо рела ак, у то Афанась ее обла­ и и ом б т т д ич Афанасьичу захоте ­ годетельс ал. О нажды вов д т б сь ыясн чем он сумел так о аять ч стую ен­ ло в и и ж ть, рую на е Она м а, амор в ну, ко о в щ долго ду н щи щи т ал. ал м ен й б к, а потом сказ а зас е во « ы ьк ло и :

и и т нч В непью Стра но дело, Афанась ч щий» н е и ни. ко не гда В мог вспом ь, как она вы. оз к ек й и т н н н т гляди и и енск й абр с е зап го ж и и и тут ж о ялся чертам е Глав­ лн и б н й из ран цы, что просвеч в а сквозь все о н и и, той ст ные б Н едо и и уп о разы.

т ные ирелестные н ик о, ко­ но, в и пи ж й ка ан, едале­ неч не подозре, что по ло т н к й спол и и ни жби тельный слу ст, скучноватый в об­ б н, но заставляю й уважа ь се я за спокойную ще ии щи т наде ость прямоту поведен я, ж ет в еал ­ ж и и ив ь н б н м м ре, со канном его оо ра ен ем.

о и т в ж и Афанасьич мягко отверг все предложения вы­ т н пить, ребя а не астаива, сразу поняв, что в день, к м поло е о о д в и огда ыха и ж н т ть и есе ться, Афанась ­ е. Е всег­ надо в ни чу выпо я ь о етс ое зада го лн т т твенн да у в а чуткость, как й его ди лял о с сослуживцы уга­ дывали такие вещи. Мало ли почему человек, и р м б о в т воо е-то почт е пью й, казы ае ся от ю ­ щ и н щи т б к а бо, устал, в ст с р ся, о о л го и о ни и: голов ит н б ш оч о распознавали ту е нс е пр ч ез н ди в нную и и­ о иб т В к рая с юч а уговоры. о о о и кл ал т и, т сейчас разом отстали, но в потеплевших взг дах читались по­ ля нимание и ласка.

Он еще н много потолк ея среди своих, как бы е заряжаясь теплом, дружеским участием. Не потому, что нужд ся в помержке, он всегда пол­ агалея только на самого себя, а потому, что б теп­ лым человеком, отзывчивым на всякое добро. При этом он не имел б зких, друзей, и это тоже коре­ нилось в его идеализме. Афанасьич боготворил Шефа, находился в постоянном внутреннем общении с ним, на других просто не остав ось чувст ва.

Афанасьич чуралея услуг служебных машин.

Даже м енькие привилегии, которыми не распола­ гает простой народ, разлагают душу, а Афанасьич заботился о своей душе. Да и хотелось пройтись не­ спешно по вечернему осеннему городу еще раз пе­, режить в себе праздник и настро ься на встречу с Прекрасной Дамой. Да, жизнь так богата и непред­ сказуема, что свела скромного капи ана с экранным:

т Чудом:, явившимел е четверть века назад.

му Тот старый фильм: был черно-белый, и Афанасьи­ чу пришлось самому дописывать ее об к, наделяя его красками. Он был уверен, что черные ее волосы отливают вороненым: блеском, смуглые скулы рде­ т, полные губы румяны что радужки глаз жемчуж­ ю, ные, а не серые и не голубые. Ее минные ресницы круто заrnбалис вверх, открывая все глазное яблоко.

ь Афанасьич никогда не встреч такого распахнутого, открьrrого, не таящего ничего про себя взгляда.

Его уди о, почему он раньше не в ел филь­ ид мов с этой артисткой, ведь она была знаменитостью еще до войны. Оказывается, в сорок шестом: ее по­ садили, поэтому фильмы с ее участием: были запре­ щены. Позже, уже в эпоху волюнтаризма, выясни­ лось, что посадили ее зря - это б о проявление м культа личности. Ее выпустили, реабилитировали, она оnять стала сниматься, правда, уже в других ролях.

е ь и Теп р на грала не ю ых о о к, о н к мс мол а женщин о расте: б льн чн мага в воз о и ых нянечек, з нных кас­ и сирш, ткач со стажем, заведующ молочны и м п фермами. Она неско ко по о ела, утрат а лету­ лн чую стройность, как-то осела, но ост ась улыбка, п ост сь ш р ко рас ах ые глаза, а нос все так и о же з орно смотрел в небо, утверждая, что вл ели­ це его все н почем. И чувство Афанасьича к ней не и ь умен ш ось, хотя ст о неско ко иным: меньше сосущей тяги к недостижимому, бо ше сердечнос­ ти, участия, какой-то уютной теплоты. Он смотрел на экран, где она уже не люб а, не стр а, не а, как прежде, а руг ась, кома ов а, пере­ живала за Порученное дело за непутевую дочку.

Афанась смотрел на экран и шепт : м ая, ми­ лая, м ая !.. Она правда была м, но всю м оту ее Афанасьич постиг, когда встретился с ней не на экране, а в настоящей, непридуманной, но чудесней всех сказок жизни. Скажи ему кто раньше, что это возможно, Афанась и спор ь не ст бы, разве что улыб лся б грустно пожал ечами. Но з такие номера откалывает, что ни в каком кино не увидишь.

Это училось совсем недавно. За минувшие годы ее дочь выросла и года два наз перебралась на nостоянное местожительство за рубеж. Никаких препятствий ей не чинили. Да и какие могут быть препятствия при коллективном руководстве и воз­ вращении к ленинским нормам? Дочь ог делась, люто затосков а по матери и принялась звать ее к себе. Та долго не решалась nокинуть родину. По е долгих уговоров съезд а в гости, покат ась по стра­ не, согрелась возле дочки и вер лась домой. Снова снималась, выступ а в концертах и вдруг разом собр ась в отъезд. Это как-то странно совпало с исчезновением ее собаки, nудельки Дэзи, сучонки дипломированной, ла еата разных международных и с юзных к о о о нкурс в. Неужели только Дэзи ее дер­ ж а? Стар со аке не перенести было перелета.

ой б Так или иначе, едва Дэзи пропала - может, украли, а может, помирать ушла, старые породистые собаки не хотят кончаться на глазах любимых хозяев, жа­ б мное место, - артистка лея их, и находят се е укро б сразу подала умаги в ОВИР. Ее не у ерживали.

д Она уже взяла билет, к г а Афанасьич зашел к о д б ней узнать, все и в п р ке. Она ыла удивлена л о яд таким вниманием, но Афанасьич объяснил ей, что ничег странного тут нет на че век знаменитый, о : о ло б и о ней проявляю оту. Надо, чтобы она б ­ т за лагоп о лучно уех а. В наше время все в : юбые озможно л ьше нак ить провокации, врагам хочется еще бол мир ситуацию. Похоже, на ничег толком не овую о о поняла, но испугалась - все же человек битый. Но стар ась ви а не показать, смеялась, таращила свои д жемчужные глаза и приг варивала: «К му нужна о о старая баба?» «Какие же вы старые?» - с хлым от о волнения голосо о м в зражал Афанасьич. Он чувство­ вал: она знает, что нравится ему. Ес и бы она знала, л чем на самом деле является него 1.. Она бр а его за руку, г в м ничего о орила, что с таким защитнико не боится. Он просил ее бьrrь ожнее, д остор ержать верь на цеп ке и не ткрывать незнакомым лю­ д оч о дям. Уходя, пр оверять замки, а еще лучше не остав­ ть квартиру пуст й. Она продо смеяться, и, ля о лжала б похоже, ей ыла приятна его забота. Она предложи­ ла выпить п рюмке коньяка за знакомство. «Я на о раб те», - нап мни Афанасьич.

о о л Он ушел с смятенным сердцем. Ему уже не о телось вспоминать, какой она была в молодости, хо о а была прекрасна ему в своем нынешнем образе, н друг го не нужн.

о о У ивительно пригожая стояла осень. Ноябрь д самый ождливый и неприютный месяц в М скве.

д о Особенно в nоследние годы. Уже в nервой декаде начинает сыnаться снег, когда круnяномелкий, он сразу стаивает, едва коснувшись земли, когд ­ и а боль шими медленными хлоnьями, nлавно оnуска щимися ю на асфальт, крыши, деревья, nешеходов. Но и это белое убранство недолговечно, быстро исходит в слякоть. А сейчас ород был сух и оnрятен, слабый г теnлый ветер nорой шуршал no асфальту черным сухим листом, деревья все е е не отряхнул сь. Хо­ щ и рошо бы о идти nритихшим вечерним г родом. Афа л о ­ насьич вnервые обратил внимание, как nустынна Москва даже в nогожий субботний вечер. Нач о десятого, а город словно вымер, редко-редко мельк­ нет тороn ивая фигура nрохожего, гуляющих во­ л и все не видать. А с дру ой стороны, чего no у ицам г л слоняться - не весна, не лето. Люд сидят дома, в и теnле, смотрят телевизор, а мо одые в кино, в ди л с­ котеках, и театры и рестораны заn лнены - нор­ о ородская жизнь. И все-таки странной nе­ мальная г чалыо тянуло от nустынных молчащих у ц, которым и жизни автомобили троллейбусы. И не nрибавлял и тревожно горели неоновые ядовито-зеленые и кро­ ваво-красные nисьмена, наделяя ночь косноязычной загадочностью: «аnека», «nарикхерая», «астроном», «улочна», «ыры», «ясо », «светское шnанское». Афа­ насьич начал играть, что его занесло на д екую nла­ б нету, где аз ука та же, что у нас, даже слова nохо­ жие, но все же дру ие, и неизвестно, чт они значат.

г о Ж ь, что все закрыто и не узнать, что такое в этом мире «ыры», « о» и «у очна». Тут иноnланетянин, яс л который nри всех отвлечениях внешней жизни всегда был начеку, заметил, что опаздывает, и вскочил в б авто ус.

- Кто там? - послышался за дверью милый г ос.

ол еб Афанась ч вобрал в с я его звучание, просма и ков интонацию, в которой был.о недоумение, ка­ пелька тревоги, но куда бо ше ож ающего любо­ ид К пытства. ак это похоже на нее, от каждого жиз­ ненного явления ждать какой-то нечаянной радости.

Вот кто-то постуч в дверь - звонок не работ, и она, дрогнув напряженными нервами, в следую­ щее мгновение подумала сердцем - не рассудком - о чем-то добром.

- Кто там? - повторила она, и по голосу чув ствов ось, что она приняла молчание стоящего за дверью человека за милую игру.

- Афанасьич, - сказал Афанасьич и улыбнул­ ся, зная, что она тоже улыбнется.

Дверь отвор ась, и улыбки двух людей встре­ тились.

- М ости просим, - сказ а она. - Вы обо мне совсем заб. Дум а, так и уеду, не попро­ щавшись.

- К ак можно 1 - Афанасьич вспле снул рука­ ми. - Вы не думайте, что о вас забыли. Мы вас ох­ раняли, за квартирой приглядывали.

- Заходите. - Она жестом пригласила его в комнату.

- Да ничего... - засмущ ся Афанасьич. - Я так постою.

- Будет вам! Тоже - красная девица!

Актриса видела, как неловко, застенчиво просо­ вывается Афанасьич мимо нее в комнату - кварти­ ра была м огабар ной, и двум людям трудно раз­ минуться в крошечной прихожей. Видела и все поним а про него: поклонник, один из тех, кто остал­ ся ей верен, полюбив по старым ф ьмам, когда она была смуглолицым чудом. Странно, что таких людей оказ ось довольно много в самых разных слоях: ее радостно узнава шеферы такси, продавцы мага­ зинов, старые интеллигенты, пенсионеры, полуни­ щие старухи-меломанки, реже всего граждане эпо К хи рока. онечно, и Афанасьич был сс из числа ушиб­ ленных». ссОхраняли!.. Приг дывали! » - передраз­ ля нила она про себя. Рассказывай сказки. Придумал себе службу чтобы на доярку Лизу вблизи пог, ля­ деть. Гляди на здоровье, бо ше не придется. Ей ста­ го самого ло грустно. Ей и вообще было грустно с то что без дочки не дня, когда она решила ехать, поняв, проживет, но случ:ались мгновения, самые непред­ сказуемые, и бо предстоящей разлуки шилом про­ кальш а сердце. Ну какое ей дело до этого и всех других мусоров? Зла особого она от них не видела, ей сломали хребет другие сильr, но с тех пор всякий институт власти ст ей м оприятен. И ничего при­ влекате ного в нем нет: мешковатая фигура, про­ стецкое лицо, ку тяпый нос... нет, что-то распола­ гающее все-таки было - в самой нелепости фигуры, в открьгг ой и доверчивой некрасивости, в смешной застенчивости было что-то такое родное, что дух перехватыв о. И до взвоя не хотелось лощеных, прилизанных, безукоризненно воспитанных и лов­ ких джентльменов, пропади они пропадом! Нечто схожее она испыт а утром, когда ее обхамила зе­ ленщица в грязной лавчонке. И обхам а-то без нуж­ ды и повода просто по пьяной разнузданности. Она, хотела возмутиться и вдруг - уколом под лопатку: а ведь этого больше никогда не будет, ни вонючей ла­ вочки, ни бледных капустных кочанов и черной кар­ тошки, ни сизого носа и сивушного дыхания, ни ака­ ющего московского говора: ссИшь, растапыриласьl Паари еще, вабще не абслужуl » Сестра моя, родная кровью и бедой, никто не знает, кто из нас несчаст­ нее. И она подум а об Афанасьиче: <<Если он захо­ о чет поцеловать меня, пусть поцелует». Но зн а, чт тот не осмелится.

Они про в комнату. Она только начала со­ бираться, но жи е уже потеряло об ость и уют.

На выгоревших обоях остались яркие квадраты от снятых гра юр и фотографий. И люстры хрусталь­ в пой уже не было с потолка с иса шь обры ок, в л в шнура, ос ещ ась же комната настольной пластмас­ в совой ампой. Не ст о и персидеког ра, спус­ л о ко в ка шегос со стены на ди ан, и старинного черниль­ в я в ного прибора на маленьком дамском письменн м о столе. И вот по этой уже отл в учи шейся от ее сущест­ во ания комнате Афанасьич понял до конца, что она в дейст ительно уезжает, уезжает, и се, на сегда.

в в в Госпо ди!.. Она его о чем-то спраши а, он маши­ в нально от еч, сам не сльrша себя, только зная, что в от ечает впопад.

в Она села за столик. Афанасьич хотел присесть па сту но загляделся на фотографию, л, над ту етным столиком. Он еще первый раз заме­ в т эту фотографию, а сейчас прицепил ея к ней взглядом, будто идел пер ый раз. Доярка Лиза:

в в в платочек, челка, улыбка, комбинезон с лямками, лег­ кая кофточка в ц еточках.

в - Что вы уста ились, Афанасьич ? - спрос в и ла она.

- Карточка...

Она засмеялась.

- Эту ам не дам. Почему - секрет. Но есть я в похожая. Из того же ф льма. Хотите под ишу?

и п - А можно ?

ола, нашарила там Она открыла средний ящик ст карточку и стала надписы ать. Афанасьич, как за о­ в в о ку. Он ока­ роженный, шагнул к туалетному ст л з ся у нее за сп ной и о в и, гляну шись, увиде ее го­ ву ло, склони шуюся над столом.

в й чее сердце, твердая рука...

Холодны ум, горя о Может, это и верно но не для Афанасьича. К м ­, менту, когда надо было нанести удар, его был так же раскален нена исть как и сердце. Эта нена­ в ю, исть сцепляет се сущест о че о ека единый о­ л в в в в в в б левой клуб, дающий езошибочную верность глазу и крепость руке. Промахнуться можно, стреляя в собственный висок, а тем паче с расстояния, пусть самого малого. Сука !.. Изменница!.. Сионистка!.. Все предала... заботу родины... бесплатное обучение и медицинскую помощь... конституцию... Октябрь...

Первомайl.. Вот тебе заграница!.. Вот тебе дочь-не­ возвращенка !..

Слова будто взрывались в черепной коробке Афанасьича. Все, что втемяшивали в слабый детский мозг детдомовские восп атели и учителя и что ос­ талось н зыблемым, как бы потом ни менялась жизнь, е все, что совпад о с этими первыми и самыми проч­ ными истинами из последующих научений, уси ­ вая их непреложность, в должную минуту дар о Афанасьича небывалой цельностью, подчиняя его нервную, умственную и мускульную системы одно­ му поступку и делая из н.его безукоризненный ин­ струмент уничтожения.

Он мгновенно отыскал точку на затылке скло­ нивш йся над столом головы, где разделялись тем­ е ные крашеные волосы, седые у корней, и в эту точ­ ку, в сшив черепных костей направ выстрел. Пуля, разрушив мозг, выйдет через тонкую кость глазни­ цы, не повредив при этом глаза. Он ее подберет, ибо никогда не нужно оставлят вещественных доказа­ ь тельств. Пусть ему ничего не гроз, но работать надо чисто.

Прострелеиная голова дернулась и удар ась о крышку стола, это было конвульсивное движение, женщина не успела осознать случившееся, не испы­ т а ни испуга, ни бо, просто перестала быть. Те­ перь она никуда не уедет и ляжет в родную землю, как положено русскому человеку.

Половина дела была сделана. Афанасьич надел по зуются на кухне резиновые перчатки, какими опрятные хозяйки, достал из серебряного стаканчи­ ка, стоящего на столе, чи от письменного стола 46 и отомкнул крайний верхний ящик. Он не сомне­ вался, что искомое ок ется ам. В первый свой т приход он заме быстрый взгляд, брошенный хо­ т зяйкой дома на это ящик. Не было е хранили­ т ща, но именно здесь должна была она держа ь свою т драгоценнос ь. Э о вывернутая наизнанку осмотри­ т т тельность: ч тобы всегда б а под рукой. Беспечная, ш авая, незащищенная, она не могла всерьез поза­ бо иться о сохранности ценной вещи. А ес б и т идум а для нее айник, то наверняка не смогла т бы потом на и. Зная себя, она боялась этого куда больше, чем неправдоподобного в ее ч стве зни нападен злоумы енников.

Афанасьич вынул драгоценность, вы езившую глаза своим блеском, и пошарил в ящ в поис­ к ф ра, но его не оказ ось. Вот не ев l покач головой. Он уже не чувствов гнева, яв­ лявшегося при всей своей естественности рабочей едпос кой. Он опустил драгоценность в карман п жака, подобр пулю, принес из ни мокр яп и тщательно вытер все предметы, на кото­ р могли остаться его следы. Тряпку он в и повес на батарею.

Вот вроде и все. Афанасьич надел п то, ш ­ пу, повяз шарф и в по едний ра ог нулся на з убитую. Она как будто сп, положив правую, пов­ режденную часть головы на столешницу. Волосы икрыв и ра, а другой глаз был широко откр и, круг й, блестящий, же й, таращ ся уд ­ ленно. Да ведь таким и всегда каз ся ее расп ну­ й взгляд. По яя нео а ость з не успе­ ла стать переживанием.

Афанасьич подошел и осторожно вытащ фо­ М тографию из-под ее головы. « илому Афанасьи перед разлукой на добрую па ть». А расписаться не успела, то ко перв б у вывела, и острие шариковой р учки ну умагу. Конечно, фо­ протк ло б тографию с капе следов о унИtПожить, кой крови но может человек жизни сделать о-то хоть раз в для своего сердца, не думая о бесконечных прави­ л, пред писаниях и заnрет ? Аф асьич стер кровЬ и положил карточку в партийный б ет - для со­ хранности.

о было ти, он и так опаздыв, но что-то Н не отпуск о Афанасьича. Он смотрел на любимое лицо и жд. А потом понял, чего ждет. Смелости в себе самом, обы подойти и поцеловать ее прощаль­ но. Коснуrься губами ее щеки возле носа на чистой половине, куда не выте кровь, nочувствовать теп­ лоту еще не остывшей ко и тот нежный сл кий з пудры и д ов, о щекот ему ноздри д е на расстоянии, и будет чем жить до самого конца.

Но как же так - без разрешения?.. Боспо зовать· ся ее беспомощностью.. нет, этого он себе не по­.

зволит.

Он с ус ем посмотрел на нее, повернулся и вышел, погасив за собой свет. На лестничной пло­ щадке с резиновые nерчатки, сунул в карман, н ел обычные кожаные, поднял воротник п то и сбеж по лестнице. Он вышел из подъезда, пе есек р двор, не встретив ни одного человека.

Через двадцать минуr он перестуnил порог квар­ тиры Шефа.

- Что так долго ? - недово но спрос Шеф, собственноручно открывший ерь.

От него сильно пахло коньяком, но простуды как не быв о. Шеф умел выгонять каждую хворость с помощью винной терапии.

Был он в генер ских брюк и пижамной курт­ ке - ero любимый наряд на отдыхе. Б таком в е он трапезов в кругу семьи, приним rостей, но сей­ час дело шло к одиннадцати, к тому же Шеф был простужен, и ему естественно б о бы смен ь брю­ ки на пижамные штаны, а сверху накинуть х ат. В его полумобилизованности проскальзывали тревога, готовность к действию. Неуже он допускает мысль, Ид что Афанасьич подведет и пр ется вмешиваться ?..

Горько сознавать, что ебе не доверяют.

т - Так вот управился, - угрюмо сказ Афа­ насьич, проходя следом за Шефом в кабинет.

Ско ко раз он тут бывал и не перестав пора­ жаться великолепию этого музея, дворца, комисси­ К онного магазина, не знаешь, как даже назвать. рас­ ное дерево, бронза, хрусталь, ковры - под ногами, на стенах, на диванах, картины в золоченых рамах, гравюры, старинное оружие: мечи, кинж ы, писто­ леты, щ ы и копья. Даже рыцарский шлем был с золотым гребнем. А на письменном столе, опирав­ шемся на виные лапы, - целая выставка: фигур­ ки из мрамора, бронзы, дерева, м ахита, шкатулоч­ ки с мелкими картинками, охотничий набор, нож и вилка в футляре из красного дерева, хрустальная чернильница с серебряной крышечкой, золотой рез­ ной стаканчик с гусиными перьями, какими еще Пушкин писал, фотографии в красивых рамках и самая большая цветная - супруги Шефа. Такая и только такая женщина может быть супругой Шефа.

«Русская Венера» называют ее в управлении: вся розовая, сливочная, кремовая. Щеки румяные, губы альrе, бровь собо ная, и ведь никакой косметики не применяет, вся натуральная. Она на мадцать лет моложе Шефа, значит, ей уже за сорок, а ей и тр ­ ид цати не дашь. Говорят, что маленькая собачка до старости щенок, а жена Шефа дородна, осаниста, на полголовы выше мужа, и при этом легка на ногу, быстра, как ртуть, и даже гибка, хотя талию ее едва К обхватишь. огда она ходит с сыном и дочерью, то выгляд их старшей сестрой. Шеф наглядеться на нее не может. Конечно, никому в голову не nри ­ дет назвать Шефа nодкаблучником, nросто тут nол­ ное любовное взаимоn нимание, когда двое чувству­ о ют и думают, как один человек. А то, что Шеф любит nодчеркивать свое смирение nеред умом и вкусом «Мамочкю), так это от растроганности души бо ­ шого и сильного человека, не боящегося nризнать чужое, nусть и мнимое, nревосходство. Говорят, Шеф не был счаст в в nервом браке, жена с ьно усту­ n а ему по развитию. Это не было так заметно, когда Шеф уч ся в техникуме на инженера и делал nер­ вые служебные шаги, но в дальнейшем ее отсталость стала несовместима с его nоложением. И тут судьб а улыбпулась Шефу, хотя оnлат он эту улыбку вре­ менной задержкой nродвижении по служебной в лестнице. Аморалку nриnисали. На помощь nришел старый друг по техникуму.

- Докладывай! - сказал Шеф, и неnривычно официальный, суховатый тон выдал его бесnокой­ ство.

Афанасьич расстегнул п ьто и простецким жес­ том вьrrащил из кармана сверкающее чудо.

- Докладываю, - сказ он и, широко размах­ нувшись, поло др гоценность на зеленое сукно а nисьменного стола.

Шеф посмотрел, зажмурился и умя пальцами прижал заслезившиеся глаза.

- Да... - nроизнес он тихо, - умели в старину делать вещи...

Можно б о nодумать, что вся операция б а затеяна, чтобы убедиться в мастерстве старых юве­ лиров. Шеф nотрогал драгоценность, но в руки не взял.

Ты чего в пальто ? - обернулся он к Афа­ насьичу. - Небось не в забег овке.

Афанасьич послушно снял пальто и шля.

- Да брось на кресло, - сказ Шеф и пошел к эт ерке с книгами.

Основная биб отека Шефа: ф ософс е тру­ ;

:.;

ы, собрания сочинений ссиков русской и зару­ бежной тературы, книги по искусству и литера­ турные произведения его Др а хранились в больших, тяжелых, нагл о закрыт шкаф красного дере­ ва с бронзовой отделкой, а эта красивая этажерочка приют литературу особого назначения. Шеф до­ ст пухлый том в сафьяновом переплете и вынул из него квадратную бутылку, в другом томе оказа­ лись высо е серебряные рюмки. Шеф налил веклень и протянул рюмку Афанасьичу.

- Держи!

По напряженности руки и слишком сосредото­ ченному взгляду Афанасьич понял, о волнение еще не остав о Шефа. Неужто он до с пор не постиг, что у Афанась а проколов не бывает? Афанасьич мягкой рукой взял за донце налитую выше края рюмку, ж кость держ ась поверхностным натя· жением, приб з rубы и втя л кор невый кол· nач:ок.

у здоров - С праздником, - сказал Шеф. - Б дь !

Оба выnили, и Афанасьич опро нул рюмку над лысиной, nоказав, о в ней не ост ось ни капли.

От второй рюм Афанасьич отказ ся.

- Не зя. Хочу еще в клуб заглянуть.

- Ну и о? В такой день не грех.

- Какой nример я дам молоде ? Н ся, скажут, старый пес.

- Голубь бы\ - Шеф глядел ум енно. - По тебе вообще не видно, nил ты или нет. Полрюмоч­ ки l..

Они выпили. Афанасьич сполоэинил, Шеф взял целую. И сразу почувствов ось, о его отпуст о.

Он убр бутылки и рюм и присел на краешек nисьменного стола.

- Думал ты, Афанасьич, сколько це нно стей ушло и до сих пор уходит из нашей страны?

- Много, поди.

- Очень много. Ужасно много. Непрост ель но много / Ты знаешь мою супругу. И знаешь, какой она культуры человек. Ведь все она. - Он обвел рукой вокруг себя. - Я-то технарь, винтики-шпунтики, сопроматы и рейсшины. Потом уже, как с людьми ст работать, добрал м енько. Но рядом с Мамоч­ кой - пентюх. А ведь она тоже институт ку туры не конч а. Но знаешь, это дело такое... врожден­ ное. Вот и про эту цацку, - он уже приручил драго­ ценность и свободно касался пальцами, - Мамочка разузн а. Ее разведка работает получше моей. И кабы не она, уплыло бы народное достояние на За­ пад. Ты не знаешь, Афанасьич, как нас обобр капит сты, по зуяс бедностью молодого Совет­ ь ского государства. У Хозяина-то не б о иного вы­ хода...

Взгляд Шефа скользнул в угол кабинета, где на тумбочке стояла в тени фотография «Ленин и Ста­ лин в Горках)), Афанасьичу всегда тяжело б о смот­ реть на эту карточ, смонтированную из разных снимков. Когда два человека снимаются вместе, они либо смотрят друг на друга, либо в одну точку, а здесь взгляды не фокусировались, как не сопря­ их гались и nозы. Афанасьича огорч о, что не nотру­ дились сохранить настоящей фотографии вождей, когда они вместе. Ведь известно по старым замеча­ тельным фильмам, что Ленин шагу не мог ступить без Сталина.

б - Не о другого выхода, - развив свою мыс Шеф. - Страна задых ась без валюты. И Рафаил, и Цициан, и этот, который весь черный, становились тракторами, машинами, станками. Ин­ дустри зация, одним овом. А что потом было?

Расхищ страну, кто во что горазд. Хрущ разда рил фирмачам алмазный фонд, Катька Фурцева лю· бому гастролеру Маневича совала. А Маневич, не поверишь, одни квадраты м ев, сейчас в той же цене, как этот... мать его, на языке верт ся, ну, чер· ный весь. А уж после фарцовщики за д ло взялись.

е Ихняя специ ьность - иконы. Поrрабили по церк· вям да по крестьянству - будь здоров! Но чумее всех русской культуры отъезжанты. Сколько предметов на Запад ушло: ожерелий, браслетов, ко · лец, диадем, бриллиантов, из рудов, сервизов ­ ум подумать страшно. Россию никому не жалко. Голос Шефа дрогнул. - Я это к тому, чтобы ты чувствов, какое большое дело делаешь. Уж мы· то не уедем, не выпустим из рук, что России при· надлежит.

Афанасьич чувствов. Это б лучшие мину· ты его жизни. Шеф облад редким умением очаро· вывать людей, которые ему служили. Он уже не раз дарил Афанасьича такими вот экскурсиями в бо · шой мир ку туры, истории, политики. И жалко было, что Шеф вдруг свернул с серьезного разговора на ненужное личное и стал выспрашивать Афанасьича, зад ли тот посмертного щупака своей клиентке.

«Скажи честно, ты подерж ся?.. >> Правда, к этому времени Шеф до конца дочит пухлый том из своей особой библиотеки. Отмолчаться не уд ось, и Афа· К насьич сказал с укоризной: « ак вам такое в голову пришло ?>> «А ты же обмир по ней», - трезвым и холодным голосом отозв ся Шеф. Ну откуда он мог знать? Ни с ним, ни с кем другим Афанасьич сроду не говорил о своих чувствах. На то он и «Шеф>>, а не «подшефный>>, что обладает даром видеть тайное, что открыта ему подноготная окружающих. Иначе не мог бы рядовой техник, пусть и с инженерским дипло· мом, стать одним из первых лиц в государстве. То ­ ко на дружбе с Самим д еко не уедешь, м о, что у него таких дружков по всей стране.

, - А, покраснел! - В голосе Шефа не было тор­ ества, настолько он был уверен в своей ж догадке.

Ишь, скромняга! А чего особого в эт ни ом нет. ­ Ма мочка рассказыв а, во время Ве кой французск ой еволюц и ар стократки платили п ачу, тдавали р и и о ерстн, золотые кресты, ожерелья. - Шеф кинул п и згляд на драгоценность, - что он не имел их бы в осле каз и. И не только простые пр нцессы, сама п н и королева Мария-Антуанетта откупилась от п ача, забыл его фам л ю. На о у Мамочки спросить. Она и и д се помнит. Вот голова ! Я ее Коллонтайкой зову.

в Знаешь, кто такая Коллонтай?

- Нет.

- Над знать стор парт и. Первая совет ю о и и и ская женщ на-посол... п следняя. Пламенная ре­ и и о волюц онерка. Одна з всей лен нской гвард, ко­ и и и ии торая не села. У нас на Укра не говорят: ще це за и И вдруг, как это не раз быв о, н перестал тра­ о вить серьезным, деловым голосом заговор о пред­ и стоящем деле, намеченном на п слезавтра. Афанасьи­ о чу предстоял выяснить отношения с профессором о ж ГИТИ Са, уез авш м к сыну в Кана у. Он не обла­ и д дал громк м именем, но в узком кругу специалистов и nользов ся уважен ем как один из самых у ачли­ и д вых старушатн ков Москвы. «Старушатниками» и называются коллекц онеры, которые шуруют среди и б старух, пор й ерут над ним оnеку и тянут о са о и д ­ мой смерт лучая в наследство всякую рухля ь, в, nо и д которой нередко казываются nред о меты высокой цен ост. Не было случая, чтобы старушатник не н и оправ nотраченных на старуху с и сре ств. Эта д д специ ьн сть требует терпения, в ержки и уме­ о ыд ния аступать на горло не собственной, а чужой пес­ н б не, когда сл шком затянувшаяся, есполезная, ­ и ч тельная и себя, и других жизнь толкает и мы опекуна к повышенным озам снотворного д с ьнодействующей комбинации крепких лекарств.

Настоящий старушатник чтит уголовный кодекс и не идет на открьrrую расnрю с ним. Старушки всег­ да отходят чисто, не nридерешься, до nо еднего вздоха сч ая оnе на своим бескорыстным другом.

Театра ный профессор скоп за долгую терnели­ вую жизнь кое-что, но было у него и настоящее со­ кровище : собрание древне тайских эм ей. Они имеют какое-то специальное название, но Шеф за­ Мамоч ­ памятовал и долго сокруш ся, помин Каллошайку и наз ее своей памятью. Дело не в названии, н о воспрепятствовать увозу исконной Зап.

русской ценности на И Ш ф счит, что оnе­ е рацию хорошо провести под шум, который подымет­ ел городе в связи с гибелью артистки. Обыватель­ в ская мы наверняка устрем ся к таинственной и дерзкой банде, и это воспреnятствует возникнове­ нию темных слухов и грязных сnлетен.

Афанасьича nобочные соображения не интере­ совали, а суть задания он давно уже усво. Хлад­ нокровие Афанасьича чем-то з ело Шефа. Он сnро­ с, г в o лядя yn p:

- А ес тебе nрикажут меня замочить, как nоступишь?

- Никто мне такого не nрикажет, - сnокойно ответ Афанасьич.

Нет, а все-та... Представь себе такую ситу ацию.

Как я могу ее nредставить, ес выше вас никого нет?

- Ну, а nонизят меня? - домагалея Шеф, сам не зная для чего.

- Я вас очень уважаю, - тихо сказал Афанасьич.

Шеф не nонял застенчивого сердца Афанасьича и затосков. Ну, договаривай. Уважать-то ува ­ ешь, а долг служебный выполнишь. И не верхний я в се, есть пов ше меня. Да и не в этом. Нет у о дел в ы о..

. Пора на нас личной ед толь о еслу пр анности, к - кр й поко этому судаку. Жаль, о нельзя его прост о н а пенсию: годы не вышли и знает слишком ного. Вто­ м ого такого не скоро о, к к, р найдешь. Н а говор ся незаменимых людей нет.

- Л но Аф ьич: обеж. Не то в клуб, анас, ты п оздае ь. Хочешь на посошок? Вольному воля. Была оп ш бы честь п едложен. Бывай!

р а Он вышел вслед за Аф ь чем в анас и прихожую, затвор за ним две ь, н ож засовы вернулся р, в кабинет вн и по утреннему телефону попрос жену зайти к нему.

И она пришла. Она ш, умела в комнату «как в етвь, полная цветов и ягод», т ажется, у Оле­ ак, к в ши? И, оявление отозв ось сушью в ка п к всегда, ее горле. Ее с елая, на тая прелесть уму не п, постижи­ мые формы неизменно заставали его расплох Она.

в была чудесна дв дцат етн й но с годами, особен­ а е, н ш в зрелость, дел ась все л е и л е о агнув, учш учш к к б а ы стремясь заранее редназначенному на­ п к б ере исовершенней ему о раз. Иные женщин п ­ ш у ы горают в молодости, большинство - к соро а (трид­ к цать девять не возраст - состояние оторое длится, к год м } а Мамоч а широко от раздновала свое со­ а и, к п р ет том же победном сиян двинулась о ие и в ии к альше.

д Высокая должность и соответствующ й ей чин, и то особое оложение в которое его ставила дружба п, м, были ­ с Сами есь достаток выелужены им самоот в верженным т дом, бессонными ночами личной вер­ ру, г ностью, беззаветной преданностью социализму в е о ф нынешней, ве шенной, как сп за р елое яблоко, орме ( в этом нем ая заслуга его Д уга о техн куму-ин­ р п и ст итуту} но М,, амоч, если начистоту он не заслу­ жил. Она б ему не о чину. И когда пятнадцать а п 47 лет назад Высокий руг положил на нее глаз - тог­ д да свежий, карий, а сейчас похожий на тухлое яйцо, е - он не ревновал и аж не переживал, приняв как д олжное. Мамочка была создана, чтобы царит. Все д ь же цар цей она не стала - жениться по л бви не и ю может ни один король. Осталась с ним, не только не нарушив, но еще более укрепив узы верной, хот и ь неравной ружбы. Мамочка б а для него трофеем, д который каждый день надо завоевывать заново. Что он и ел.

д - Опять наглот ся ? - проницательно опре де­ лила Мамочка.

у В др гое время он ст бы изворачиват ся, врать, ь но сейчас верил в свои козыри.

- Маменция ! - сказ он развязно. - Докла­ дываю : за ание выполнено, прот вник уничтожен, д и взяты трофеи.

И протянул ей сноп ослепительных искр. Ма­ мочка отлич ась завидным хладнокровием, но сей­ час она рогнула. Всем составом и по отдельности:

д качнулся высокий, как башня, шиньон ( «Шин оне­ ь ким узником» называл его Сам в добрую минуrу, явно на что-то намекая) и в разные стороны метну­, лись под капотом тяжелые груди.

- Да-а, это пре мет, - сказала она осевшим д б голосом. - Так бы те я и поцеловала.

- За чем же дело стало ?

д - Не выношу сивухи... Ладно, я тебя сего ня пр му, только ро оло и рот.

и п п щ - Будет сделано, товарищ марша !

л - Подумать страшно, что такая красота могла уплыть за бугор. Вот уж верно: ч имеем, не хра­ то ним...

-...а потеряв, не плачем - по хват ж и, д д добавил с невинным видом:

- Может, с адим в Оружей палату?

ную - Еще чего ! Чтобы ее стащили ? Нет уж, у nac хранней будет. Как там с театрал со ом?

С каким «театралом» ?

- Ну, с отъезжантом. Из ГИТИСа.

- Все нормально. Послезавтра Афанасьич его вестит.

на Она сказала зад чиво :

- Не нравится мне твой Афанасьич. Больно глу­ боко з ез.

В унисон бились их сердца и труд ась мысль.

Если у него еще оставались какие-то сомнения на­ счет Афанасьича, то теперь они исчезли без следа.

- Не беспокойся, Мамочка, я уже принял ре­ шение.

Она вз глянула на него с неподдельной не­ жностью. Конечно, он б не блеск, впрочем, как и все нынешние мужики: выпивоха, необразованный, м окультурный, но под шапкой у него кое-что име­ лось. А жить можно с любым, только не с дураком.

Нет, дураком он не был.

- Долго не канителься, - сказала она. - А то я усну...

Тяжелод Афанасьич тоже не был дураком. Весь долгий путь от дома Шефа до уба он дум о стран­ ном вопросе, которым тот ошеломил его перед ухо­ дом. Вопрос этот б покупкой, но Афанасьич не купился, поскольку никогда не замыш л против Шефа. А вот Шеф себя выд. Он чего-то боится, не доверяет Афанасьичу и хочет от него избавиться.

Афанасьичу в голову не приход о подвергать со­ мнению правовую стор ону своей секретной служ­ бы. Он исполнитель, что прикажут, то и делает, ос­ тальное его не касается. Нечего ломать мозги, отчего да почему переменился к нему Шеф. Важно одно это приговор. Но от приговора до исполнения есть время. Можно опередить Шефа и самому нанести удар. Замочить Шефа, конечно, очень нелегко и...

ж ко. Эдак вовсе один останешься. Чистая женщи­ на - спанья, а душа осиротеет. А если Мамоч­ ку?. Небось это она сб а Шефа с толку. Бабы по­.

дозрите ны да и не умеют ценить мужской дружбы.

Ее убрать куда проще и безопасней. Подымать вол­ ну не станут. Спишут на самоубийство. А Шеф пой­ мет намек. Поймет, что Афанась обо всем дога­ д ся, но не з отел его губить. А ко так, почему не сохранить партнерство? Старый др лучш но­ е в двух.

Успокоившись на этот счет, Афанасьич отво­ р тяжелую дверь клуба и шаг л в тепло, свет, музыку.

Д Р д р жексон о же Тейт 1945 году, в наканун пр зда е ие в Москву.

Зоя Федоро в ва 1934 году.

Де ь Побед на Кр но с й н а ы пл щ д. Рядом с й о а и Зое на сн м е слев ее п г и к а одру а Эли 1 бе Иг, з сп ной а т ан а и котор - Дже с Тей.

1рой он т к Jоя с дочерью т ей.

ор ик и В г ф я, п сл Фото ра о ж вш я и у а и обл ч тельн м до мен­ и и ы ку том в п еследов ях р ан Зо и и НКВД.

Вика Федорова в возрас е т 1 0-ти лет - вс после оре к т г, она вс ре лась с о о а к к т ти матерью.

я едоров в 1958 году.

Зо Ф а Зоя Вика у.

и гостиницы Украина Адм рал Тей с дочерью на первой пресс-к ии Ф и ц во лор де.

и т онферен Апрель 1975 г.

жексон е в свое ине е.

Д Т йт м каб т Виктори Федорова.

я СОДЕР НИЕ ПРОЛОГ.................................................................. КНИГА ПЕРВАЯ................................................... 1 КНИГА ВТОРАЯ................................................... КНИГА ТРЕТЬЯ................................................... 1 1 КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ........................................... КНИГА ПЯТАЯ.................................................... эпилог................................................................ Ю. Нагибин. АФ СЬИЧ (рассказ)............ / ит т т Л ера урно-хуgожес венное изgание Федорова Виктория, Фрэнкл Гэскел ДОЧЬ АДМИРАЛА Х й удожес венны едакто т р р А. А. Барейш Технический редактор Т. А. Комз ава К о ек о рр т р опова Е. Ж. П Подписано в печать с готовых диапозитивов 25.09.97. Формат 84Х 108 / 32· Бумага типо афская. Гарни а Академическая.

Печать высокая с ФЛФ. Уел. печ. л. 25,2. Доп. тираж 15 000 экз.

Заказ 2352.

Фирма «Русич». Лицензия ЛР N2 040432 от 29.04.97.

214000, Смоленск, ул. Глинки, 7.

При участии 000 << Харвест». Л ензия ЛВ N2 729 от 09.02.94.

22 13, Минск, ул. Я. Коласа, 35-305.

Минский ордена Трудового Красного Знамени пол афком­ бинат МЛЛО им. Я. Коласа. 220005, Минск, ул. Красная, 23.

Кач о печати соответ вует качес у доставленных издат ством апоз ивов.

Bukmopuя ФеgороВа, Гэсkел Фрэнkл ДОЧЬ ИР Книга Виктории Федоровой, написанная в соавторстве с Гэскелом Фрэнклом, напоминает сценарий фильма со счастливым концом: молодая русская актриса встречается с отцом-американцем, которого она никогда в жизни не Однако полная история жизни двух русских женщин - Зои и Вики Федоровых - куда сложнее. Виктория Федорова - дочь известной русской актрисы Зои Федоровой и америка нского офицера Джекеона Тейта, которых судьба свела в самые тяжелые годы - годы войны.

Их страстный роман продлился совсем недолго: Тейт был выслан из страны еще до того, как узнал, что у него будет ребенок. Все тяготы времени пали на плечи Зои: тюрьма, лагерь, разлука с любимым и дочерью... История, в свое время облетевшая весь мир, сегодня верн лось, наконец, и к росси йскому читателю.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.