WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В. Ломоносова Факультет государственного управления _ Ученые труды Выпуск второй МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В. Ломоносова ...»

-- [ Страница 2 ] --

Теоретики менеджмента и практики «нового бизнеса» больше не подчеркивают важность и необходимость следовать «способу, с помощью которого вещи делались». Действия теперь могут и должны постоянно оцениваться с точки зрения самых разнообразных перспектив. Командные и контрольные системы, явно ориентированные на поиск согласованного решения, становятся неадекватными для мотивирования и выработки ориентированных на расхождение интерпретаций, необходимых для слабоструктурированных и сложных сред. Системы управления знаниями, созданные для обеспечения согласия, могут гарантировать подчинение определенным правилам, но они не способствуют нахождению и коррекции ошибок. Из этого следует, что необходимо изменить роль высшего управленческого состава, основными функциями которого теперь становятся не командование и контроль, а понимание и отклик. Более того, если знания, как было отмечено Нонака и Такеучи, в отличие от информации, выражают убеждения и обязательства, то акцент теперь должен быть сделан в большей степени на создании приверженности организационному видению, чем на согласии с правилами и предопределенными «лучшими способами поведения». Высшие менеджеры должны рассматривать организацию как сообщество людей, способных придать различные значения информации, генерированной технологическими системами. Они должны сделать информационную базу организации доступной всем членам организации. Акцент на многообразных и различных интерпретациях информации помогает в разработке большого спектра возможных ответных реакций, необходимых для расшифровки сложности, свойственной динамическим изменениям предпринимательской среды.

Парадигмальный сдвиг в процессах организационного знания.

Институциализация «лучших способов действия» путем включения их в ИТ действительно может способствовать эффективному управлению повседневными действиями и предсказуемыми ситуациями. Однако разнообразие и сложность окружающей среды требуют активного вовлечения человеческого воображения и творчества для создания «значительного внутреннего разнообразия», необходимого для того, чтобы справиться с этой средой. Эффективному управлению знаниями в подобном окружении в большей степени могут понадобиться творческие подходы, а не определенные, документированные ответы.

Ранее акцент в функционировании информационных систем ставился, главным образом, на определении оптимальной запрограммированной логики, и далее, на применении этой логики для получения наивысшей эффективности. Тем не менее, растущая динамика предпринимательской среды придает большее значение обеспечению того, чтобы делать правильные вещи, а не того, чтобы делать вещи правильно. С постоянной переоценкой ключевых предположений акцент все больше делается на постоянном обновлении существующих знаний, создании новых и их применении на практике. Это отличается от модели «старого мира», где происходило сохранение сведений в базах данных организаций, лишенных человеческого фактора при толковании их контекста. Традиционная модель «обработки информации» прежнего мира бизнеса принимает проблему как заданную, и ее решение основывается на предопределенном понимании предпринимательского окружения. Напротив, предлагаемая модель создает определение проблемы исходя из имеющегося в данное время знания, основываясь на его контексте. В то время как предлагаемая модель способствует расхождению мнений, организационное видение помогает сфокусировать различные взгляды в данном направлении. Этот процесс помогает избежать преждевременного закрытия или поверхностного сведения воедино многочисленных возможностей, перспектив и опасностей, которые могут скрываться под покровом неизвестности, охватывающей будущее компании.

Сдвиг парадигмы в экономике активов организации. Питер Друкер утверждал, что в возникающей экономике знание является первоочередным ресурсом для отдельных людей и для экономики в целом;

земля, труд и капитал – традиционные экономические факторы производства не исчезают, однако они становятся второстепенными.

Огромный рыночный капитал некоторых сетевых компаний привел к переоценке традиционной модели определения стоимости коммерческих организаций. В недавней истории компании, рожденные в виртуальной форме в Сети, такие, как eToys и amazon.com, возросли во много раз по сравнению с их традиционными аналогами, вопреки ограниченному количеству инвестиций в «устойчивые активы».

Традиционные бухгалтерские процедуры, не могут учесть новых факторов производства таких, как информационный капитал, интеллектуальный капитал и неосязаемые активы. «Увеличение разрыва между рыночной и бухгалтерской стоимостью компаний, который достигает десятков раз для большинства высокотехнологичных компаний, поднимает вопрос об адекватности традиционных методов учета»24. Информационные активы и капитал знания управляются совершенно иными экономическими законами:

инвестиции в каждую дополнительную единицу созданной и используемой информации или знания приводят к большей прибыли.

Часто это относят к внешней стороне: чем больше людей становятся членами сети и пользуются услугами, тем больше становится стоимость у этой сети.

Парадигмальный сдвиг в структуре организации. Модель управления знанием, основанная на обработке информации, несет в Financial Times, 12.04.1999.

себе ограничения, связанные с чрезмерной приверженностью последовательности, закрепленной в форме «лучших способов поведения». Предлагаемая модель управления знаниями направлена на разрушение этого механизма усиления институциализированного знания. В то время как традиционная логика бизнеса была основана на высоком уровне структурированности и контроля, динамика новой среды бизнеса требует иной модели организационной структуры.

Часто описываемая как «существующая на грани хаоса», эта модель характеризуется относительным отсутствием структуры и внешнего контроля. Она основана всего лишь на нескольких правилах, некоторой специальной информации и на большой свободе. В предлагаемой модели проектировщики систем организационного управления знаниями могут, в лучшем случае, способствовать организационному «самопостроению». Члены организации не только определяют проблемы для себя и вырабатывают свои собственные решения, они также должны оценивать и пересматривать сами процедуры выработки решений. Поощряя экспериментирование и пересмотр предпосылок, такой подход способствует рефлексии в самой деятельности и созданию нового знания.

Становится все более очевидным, что различия в перспективах могут играть положительную роль в инновациях, необходимых для определения нового продукта и услуг. Охарактеризованная некоторыми теоретиками менеджмента как «творческие трения», подобная точка зрения способствует независимости индивида при экспериментах и обучении. Выходя за рамки НСЗ («не созданного здесь») и «НСЗ, тем не менее, я сделал это» синдромов, она стимулирует процесс постановки под сомнение всех имеющихся предположений, несмотря на их законность, осуществляя тем самым их постоянную и последовательную переоценку. Вместо акцентирования наилучших способов действия собранных в базах данных, эта модель поощряет постоянное стремление к лучшим способам действия, соответствующим динамическим изменениями предпринимательской среды.

Таким образом, в течение последних лет корпоративный мир проявляет явный интерес к управлению знаниями, несмотря на некоторую расплывчатость и неопределенность того содержания, которое вкладывается в понимание этой концепции. Анализируются основные составляющие этой концепции, делаются попытки отойти от одностороннего и ограниченного понимания элементов управления знаниями. Можно отметить, что уже имеется значительный опыт успешного применения основных положений концепции управления знаниями, разрабатываются проекты, направленные на воплощение этих положений в различных сферах бизнеса и производства. Мир электронного бизнеса предъявляет качественно новые требования к управлению знаниями. Однако большинство практических реализаций и теоретических разработок в рамках этой концепции все еще основаны на устаревшей модели бизнеса и связанной с ней позиции «обработки информации». В некоторых случаях трудно обосновать, почему решения, основанные на специфической информационной технологии, попадают в сферу «управления знаниями», а не в рамки старого, доброго «информационного менеджмента» или «менеджмента данных».

Таким образом, возникает необходимость в развитии лучшей и более точной интерпретации управления знаниями, дающей возможность разработки информационной стратегии в мире электронного бизнеса. Анализ имеющейся литературы показывает, что такое понимание начинает формироваться. В его основе лежит представление о необходимости синергии возможностей передовых информационных технологий, творчества людей и инноваций, что, в свою очередь, позволит реализовать динамичность, требуемую возникающей средой бизнеса. Переход от традиционного мира бизнеса к новому миру электронных организаций можно описать на основе парадигмальных сдвигов в понимании фундаментальных характеристик среды бизнеса, структуры и функционирования организаций. Формирующееся на этой основе понимание концепции управления знаниями способно внести существенный вклад в разработку эффективной стратегии электронного бизнеса.

Раздел II. Технологии управления Петрунин Ю.Ю.

Современное состояние и тенденции развития анализа данных Термин «анализ данных»1 в последнее время все чаще встречается в русскоязычной литературе. Причем если еще недавно к этому словосочетанию добавлялись одно-два слова – статистический анализ данных, анализ социологических данных и т.п. – то сегодня в среде теоретиков и практиков сложилось понимание необходимости вычленения анализа данных как самостоятельной предметной области.

В информационно развитых странах данное положение является общепризнанным. Об этом говорит и множество литературы на эту тему, и присутствие в учебных планах университетов и школ бизнеса соответствующего предмета именно с таким названием – Data Analysis – при обучении менеджменту, экономике, маркетингу.

Для того чтобы вычленить анализ данных среди близких и смежных дисциплин, нужно выделить его основополагающие признаки. Необходимость этого достаточно очевидна. Слово «анализ», «аналитика» стало чрезвычайно модным, и мало кто, из умеющих читать и работать на компьютере, не считает себя аналитиком.

Во второй книге «Одиссеи» Гомера мы находим древнейшее употребление слово «анализ». Там оно употреблено для обозначения распускания Пенелопой ночью полотна, сотканного ею днем.

означает в поэме распускание полотна на составляющие. По древнегречески это значит также и освобождение (разрешение), к примеру, закованного от цепей, освобождение кого-либо из плена;

может также обозначать разъятие вещи на составляющие ее элементы, например, разбирание палатки.

Анализ в традиционном словоупотреблении означает поиск невидимых невооруженным глазом причин явлений. Сами явления даны нам в опыте, эксперименте или практической деятельности, они являются нам в качестве данных. Латинское слово data и означает по русски «данные». Более точно можно сказать, что под данными понимается совокупность фактов, выраженных в формализованнном (или, как говорят, в машиночитаемом) виде, обеспечивающем возможность их хранения, обработки или передачи. Таким образом, Иногда в качестве синонима используется выражение «обработка данных».

можно определить анализ данных как процедуру обнаружения в имеющейся информации скрытых закономерностей и взаимосвязей. Взаимосвязь этого процесса с другими этапами познания показана на рис. 1.

Данные Анализ Знания (упорядоченная (обработка) информация формализованная данных информация) Рис. 1. Место анализа данных в познавательном процессе Некоторые авторы выстраивают несколько другую цепочку процесса познания: «данные-информация-знания»2 или «сигналы данные-информация-знания-мудрость»3. В русском языке термин «информация» имеет чрезмерно широкое значение и, фактически, может быть применен к любому этапу познания. Важно, что в этом процессе происходит движение от «сырой», неупорядоченной информации ко все более структурированной, формализованной, обобщенной, полезной информации.

Конечно, было бы упрощением считать, что в процессе познания информационный поток движется в одном направлении. Имеющиеся знания накладывают отпечаток на используемые методы анализа, а те, в свою очередь, на то, какая первичная информация выделяется и как она обрабатывается. Исходя из общей теории, исследователь ищет способы ее проверки (или возможного уточнения, опровержения), для чего строит эмпирически проверяемые гипотезы и собирает необходимые данные. Американский политолог Рональд Инглхарт, например, разработал теорию культурного переворота, произошедшего после второй мировой войны в экономически развитых странах Boisot M.H. Knowledge Assets. Securing competive advantage in the Information Economy. Oxford University Press, 1998.

Wiig K.M. Knowledge Management: an emerging discipline rooted in long history//Knowledge Horisons: the present and the promise of the knowledge management (ed. by C.Despres and D. Chauvel), Butterworth-Heinemann, 2000.

Западной Европы и США, который можно обозначить как переход от материализма к постматериализму4. Если раньше люди больше ценили материальное благополучие и физическую безопасность, то сегодня – качество жизни. Полученное таким образом путем размышлений и дедуктивных выводов знание, может быть проверено (или опровергнуто, или уточнено) эмпирическим данными. Какие данные собирать, как их обрабатывать и анализировать, какие методы использовать определяется априорными представлениями, на которых базируется первоначальная теория.

Информация для такого рода обработки может быть получена из различных источников – результатов социологических опросов или маркетинговых исследований, статистических отчетов или из Интернета. Обычно данными называется информация, как говорили раньше, в «машиночитаемом виде», то есть занесенная в компьютер.

Поскольку и методы анализа данных воплощены в компьютерные программы, то очевидно отнесение данной дисциплины к «computer science».

Принципиально важным моментом является то обстоятельство, что получаемая нами информация является существенно неполной и стохастической (вероятностной). Проводя маркетинговые исследования, ставя психологический эксперимент, собирая данные о экономической деятельности предприятия, мы понимаем, что можем получить только часть интересующих нас сведений, что некоторые данные могут быть искажены, а другие вообще невозможно измерить.

Однако существуют достаточно надежные способы получения из такого рода отрывочной, фрагментарной, искаженной информации адекватных знаний об окружающей нас действительности. Этим и занимается анализ данных.

Классический учебник по эконометрике приводит следующий любопытный пример.

«Представим себе океанский лайнер водоизмещением 58 тонн. Корабль построен 30 лет назад, на нем есть залы отдыха, рестораны, бары, кинотеатр, конференц-зал, библиотека, ночной клуб, художественная галерея и торговый центр. Сколько лет капитану?

На первый взгляд, мы не в состоянии ответить на этот вопрос, поскольку доступная нам информация не содержит никакой информации о возрасте капитана. Однако это не совсем так. Лайнер Inglehart R. Kulturellen Umbruch. Wertenwandeln in der westlichen Welt.

Frankfurt/Main;

N.Y., 1995.

водоизмещением 58 000 тонн – это очень большой корабль. На его капитане лежит огромная ответственность. И только человек с большим опытом в состоянии справиться с этой работой. В то же время капитан должен обладать хорошей физической формой и быть способным справляться со стрессовыми ситуациями. Здравый смысл подсказывает, что возраст капитана – между 40 и 60 годами…»5.

Приведенный пример показывает, что человек способен решать задачи даже в том случае, когда имеющаяся информация, казалось бы, не содержит возможности сделать какие-либо разумные выводы на ее основе. В таких случаях человеку помогают опыт и интуиция. Однако интуиция, скорее всего, является врожденным человеческим качеством, а опыт приобретается с течением долгого времени и с трудом передается другим людям. Кроме того, в современную информационную эпоху человек сталкивается с таким обилием сведений, фактов, данных, что его индивидуальных способностей к анализу оказывается явно недостаточно. Извлечению из множества разнообразных данных нетривиальных, обоснованных и практически значимых выводов служит особая научная дисциплина, которая и называется анализом данных.

Рассмотрим некоторые примеры. Предположим, у нас есть информация об изменении объема валютных вкладов в некотором банке. Есть также общедоступная информация об изменении курса доллара за тот же промежуток времени. Интуитивно понятно, что эти два показателя связаны между собой. Если бы мы знали лучше, как они связаны количественно, то это было бы весьма неплохо для управления банком. Зная динамику курса доллара, мы могли бы точно предсказывать динамику валютных вкладов в банк. Однако простое сопоставление двух рядов цифр – курса доллара и валютных вкладов – мало что дает. Построение графиков делает наглядней и так очевидную тенденцию роста валютных вкладов при увеличении курса доллара.

Для последнего вывода не требуется никакой специальной подготовки и знаний о том, что же нужно сделать с имеющейся первичной информацией, чтобы получить более глубокие выводы.

Что же может дать в этом случае анализ данных? Если мы возьмем не исходные ряды данных, а скорости их изменения (производные), то может найти вполне удовлетворительные математические модели, описывающие связь двух временных рядов и прогнозирующие по изменению одного из них будущее значение Магнус Я.П., Катышев П.К., Пересецкий А.А. Эконометрика. Начальный курс. М., 2000. С.305.

другого. Содержательно лучшие результаты по поиску взаимосвязи между преобразованными (продиференцированными) исходными данными, можно объяснить достаточно просто: рост валютных вкладов напрямую зависит не от абсолютного значения курса доллара по отношению к рублю, а от того, как быстро растет (или падает) этот курс.

Возьмем другой пример. В ходе предвыборной избирательной компании в одном из округов обозначился явный лидер, отрыв которого от других кандидатов был весьма значителен. В результате социологического опроса выяснилось, что сторонники лидера не представляют собой единой в идейно-политическом отношении части электората. При такой неопределенности позиций избирателей попытка «перетянуть» часть его сторонников к другому кандидату, казалось, была обречена на неудачу. Однако дополнительно проведенный опрос и анализ полученных данных, позволил выделить среди предпочитающих лидера три группы избирателей, каждая из которых могла быть четко очерчена по своим политическим предпочтениям. Дальше были использованы «классические» избирательные технологии: штабу одного из претендентов удалось договориться с общероссийскими лидерами двух из трех партий, которым симпатизировали сторонники фаворита, о выступлениях по местному телевидению, в которых выражалось недоверие лидеру предвыборной гонки. Эффект превзошел все ожидания – бывший лидер даже не прошел во второй тур6.

Наконец, еще один, последний пример. Руководство высшего учебного учреждения стремится обеспечить более высокий уровень своих абитуриентов, а также объективный характер их отбора на вступительных экзаменах. Для этой цели при вузе созданы подготовительные курсы, на которых по дисциплинам, которые представлены на вступительных экзаменах, обучаются старшеклассники. При поступлении на курсы, а также регулярно во время подготовительного обучения проводятся контрольные, мини экзамены, тестирование. Таким образом, школьники могут заранее узнать свои шансы на поступление, подготовиться к экстремальным условиям вступительных экзаменов, а руководство вуза – предварительно оценить конкурс и общий уровень своих будущих студентов.

Однако при большом количестве внутренних экзаменов и тестов на подготовительных курсах можно решить и еще одну важную для Пример взят из www.spss.ru/gos/htm высшего учебного заведения задачу. Нельзя ли определить, успеваемость по каким предметам больше всего влияет на итоговое поступление, а также насколько результаты вступительных экзаменов зависят от подготовки самого абитуриента, а не от связей или богатства его родителей? В анализе данных ответы на эти вопросы можно получить единым способом. Вкратце, суть метода такова.

Все сдавшие вступительные экзамены естественным образом разделяются на несколько групп:

1) прошедшие по конкурсу, 2) не прошедшие по конкурсу, 3) получившие двойку на одном из экзаменов.

Возможно существование еще нескольких групп, например, если в вузе есть платные студенты, конкурс для которых ниже, чем для бюджетников, то можно дополнительно ввести группу контрактников и т.п. Имея данные о результатах обучения на подготовительных курсах, а затем и итоги поступления в вуз, можно выяснить, успеваемость по каким предметам наилучшим образом предсказывает, к какой группе из вышеперечисленных будет относиться поступающий. Очевидно, что именно эти предметы (или, может быть лучше сказать, преподаватели и экзаменаторы этих дисциплин) значительней влияют на итоги вступительных экзаменов.

С другой стороны, зная вероятность «попадания» абитуриента в ту или иную группу, руководство института могут заинтересовать единичные случаи резкого расхождения прогнозного и фактического результатов. Особенно пристального внимания заслуживает неожиданное расхождение в сторону более высокого результата, чем предсказывалось. В этом случае требуется уже другой тип анализа:

состава предметных комиссий, сличение почерков и т.п. вплоть до уголовного. Однако первичное обнаружение возможных нарушений в процессе вступительных экзаменов дает нам именно анализ данных.

В известном смысле слова анализ данных является формальной (а вместе с этим и универсальной) научной дисциплиной. Используемый в ней аппарат выделяет зависимости в имеющихся данных, строит на их основе прогнозы, выделяет тенденции и классифицирует их, без обращения к терминам и специфическим представлениям других наук – экономики, социологии, политологии и т.д. С другой стороны, как раз на основе проведенного анализа другие дисциплины делают свои качественные выводы.

Обнаружение глубинных закономерностей и взаимосвязей позволяет не только лучше познать определенную предметную область, но и, на основе этого знания, принимать оптимальные решения. Выбор финансовых стратегий банка или определение тактики избирательной компании, разработка мер по совершенствованию вступительных экзаменов в вуз или экономической политики на любом уровне, все это невозможно без правильного использования больших объемов информации. Наряду с поиском (сбором, получением) информации и разработкой и выбором альтернатив, анализ данных является важнейшим этапом процесса принятия решений (рис. 2).

Сбор Анализ Разработка Выбор вариантов информации информации оптимальной действий альтернативы (альтернатив) Рис.2. Место анализа данных в процессе принятия решений Конечно, между различными этапами принятия решений не существует каменной стены. Сбор или поиск информации сам представляет определенную аналитическую процедуру, а анализ информации включает в себя также анализ различных возможных сценариев развития событий. Не случайно многие методы и технологии используются как при первичном анализе данных, так и в процессе поиска решений. К ним относятся, прежде всего, различные методы оптимизации, например, линейное программирование, генетические алгоритмы и др. Действительно, трудно сказать, при решении, допустим, транспортной задачи, что мы делаем – анализируем имеющуюся информацию о стоимости перевозок или ищем их оптимальный план?

Приведенные выше примеры свидетельствуют, что самой по себе информации недостаточно, чтобы верно оценить и спрогнозировать ситуацию в любой сфере деятельности. Для того, чтобы превратить горы информационной руды в полезное для управленческих решений «золото»7 необходимы определенные «инструменты», или методы обработки данных. Инструменты анализа данных – это различные математические и кибернетические модели и методы, воплощенные в компьютерные программы. Только современные быстродействующие компьютеры способны переработать огромные массивы данных в В последнее время эта метафора закрепилась в термине Data Mining для обозначения современных методов анализа данных.

необходимые для управленческих решений знания об объекте управления и окружающей его среде.

Для решения задач в анализе данных используется множество разнообразных методов и технологий. К основным из них можно отнести следующие:

1. Статистические методы. Не будет преувеличением сказать, что статистические методы представляют собой фундамент анализа данных как научной дисциплины. Они являются самыми разработанными, самыми часто применяемыми и самыми известными технологиями работы с данными. Долгое время понятия прикладной статистический анализ и анализ данных рассматривались как синонимы. Однако существует множество задач, в которых статистические методы работают либо недостаточно эффективно, либо вообще не могут быть применены. С другой стороны, существует определенное различие в методологических подходах статистики и собственно анализа данных8. Если первый исходит из некоторых априорных представлений о реальности, и стремится проверить и уточнить их с помощью известных статистических методов и процедур, то анализ данных исходит из данных как таковых, стремясь свести к минимуму набор априорных моделей относительно исследуемой реальности. Наиболее распространенными специализированными программными пакетами в этой области являются Statistica, SPSS, Statgraphics, Stadia и др.

2. Методы технического анализа. Данные методы используются при анализе временных рядов на товарных и финансовых рынках.

Наряду с некоторыми статистическими методами здесь активно применяются графические методы, а также подходы, основанные на теории хаоса, теории циклов и теории волн Эллиота. Теоретически не исключено использование методов технического анализа и в других предметных сферах. Среди самых известных программ технического анализа можно назвать Metastock, Tradestation, Superchart, Elwawe и др.

3. Методы искусственного интеллекта9. К ним относятся, прежде всего, методы и технологии экспертных систем, нейронных сетей, генетических алгоритмов, нечеткой логики, эвристические методы ограниченного перебора и визуализации данных. Наиболее часто они используются для решения задач регрессионного и кластерного анализа, а также при прогнозировании временных рядов и поиске логических закономерностей в данных. В качестве широко См., например, Боровиков В. STATISTICA: искусство анализа данных на компьютере. Санкт-Петербург, 2001. С.43-44.

Иногда эти методы называют кибернетическими.

используемых примеров такого рода программ можно упомянуть Brainmaker и Statistica Neural Networks (нейронный сети), Genehunter и Evolver (генетические алгоритмы), FuzziXl и Cubicalc (нечеткая логика) и др.

4. Традиционные технологии решения оптимизационных задач – вариационные методы, методы исследования операций, включающие в себя различные методы математического программирования (линейное, нелинейное, целочисленное, дискретное) и др.

Программные реализации большинства этих методов входят в стандартные пакеты математических (Mathlab, Maple, и др.) и, отчасти, статистических программ, а некоторые реализованы даже в Excel (например, подпрограмма Поиск решения для решения задач линейного программирования).

5. Методы оперативного многомерного анализа корпоративных данных – OLAP. В основе концепции OLAP лежит принцип многомерного представления данных. В 1993 г. создатель реляционной модели баз данных Е.Ф. Кодд с коллегами рассмотрел ее основные недостатки10. В первую очередь он указал на невозможность «объединять, просматривать и анализировать данные с точки зрения множественности измерений, то есть самым понятным для корпоративных аналитиком способом». Кодд определил общие требования к системам OLAP, расширяющим функциональность реляционных СУБД и включающим многомерный анализ как одну из своих характеристик. По Кодду, многомерное концептуальное представление представляет собой множественную перспективу, состоящую из нескольких независимых измерений, вдоль которых могут быть проанализированы определенные совокупности данных.

Одновременный анализ по нескольким измерениям определяется как многомерный анализ. OLAP предоставляет удобные быстродействующие средства доступа, просмотра и анализа деловой информации. Пользователь получает естественную, интуитивно понятную модель данных, организуя их в виде многомерных кубов (гиперкубы, или метакубы) (Cubes). Осями многомерной системы координат служат основные атрибуты анализируемого бизнес процесса. Например, для продаж это могут быть товар, регион, тип покупателя. В качестве одного из измерений используется время. На пересечениях осей - измерений (Dimensions) - находятся данные, количественно характеризующие процесс - меры (Measures). Это могут Codd E.F., Codd S.B., Salley C.T. Providing OLAP (On-Line Analytical Processing) to User-Analysts: An IT Mandate. 1993.

быть объемы продаж в штуках или в денежном выражении, остатки на складе, издержки и т. п. Пользователь, анализирующий информацию, может «разрезать» куб по разным направлениям, получать сводные (например, по годам) или, наоборот, детальные (по неделям) сведения и осуществлять прочие манипуляции, которые ему необходимы в процессе анализа. Разработчиками OLAP-приложений являются Oracle, Arbor Software Corporation, Microsoft, MicroStrategy и ряд других.

Резюмируя, можно сказать, что в современном понимании анализ данных – это прикладная научная дисциплина, представляющая собой систему взаимосвязанных методов и технологий обработки исходной стохастической информации (полученной из наблюдений, экспериментов, опросов, статистических отчетов, существующих баз данных, компьютерных систем управления различными сферами деятельности и т.п.) с целью выявления (подтверждения, уточнения) скрытых закономерностей определенной предметной области для принятия управленческих решений.

Наиболее широкое распространение анализ данных находит в следующих сферах:

органы государственного управления – обработка текущей социально-экономической информации, составление аналитических отчетов, исследование воздействия различных факторов на общество, сравнение регионов;

бизнес – многомерный анализ рынка, мониторинг финансовых рынков, прогнозирование курсов акций, оценка эффективности рекламной компании, медиа-планирование, всесторонний анализ инвестиций, маркетинговые исследования, анализ рисков;

промышленность – контроль качества продукции и производственных процессов, исследование влияния различных факторов на выпуск продукции, выбор оптимального режима использования оборудования при имеющихся ресурсах, оценка надежности;

медицина – анализ результатов обследований, диагностика, сравнение эффективности различных лекарств, методов лечения, прогноз течения болезни, анализ заболеваний и их распространения, мониторинг заболеваемости в регионах;

политика – расчет избирательной компании и рекламных затрат, анализ электоральных списков и опросов общественного мнения, прогноз влияний на общество политических решений, анализ результатов выборов и оценка их достоверности;

социальная сфера - комплексная оценка уровня жизни, оценка эффективности принимаемых решений, сравнение различных стратегий преобразования социальной сферы.

В начале 1960-х гг. вышла известная статья одного из «отцов основателей» анализа данных Джона Тьюки, в которой был дан обзор существующего положения в этой области науки11. С тех пор ситуация кардинально изменилась. Развитие компьютерной техники, сделавшее доступным для профессионалов различных предметных областей богатый инструментарий обработки с данных;

с одной стороны, и возросшие объемы быстро меняющейся информации, необходимые для принятия решений, с другой, привели к тому, что анализ данных стал неотъемлемой частью работы в бизнесе, государственном управлении, образовании и социальной сфере.

Программные продукты, используемые для анализа данных, весьма разнообразны. Отдельные функции и процедуры для этих целей можно найти и в программах электронных таблиц типа Excel, и в программах деловой графики, и в СУБД, и в специализированных статистических и математических пакетах. Как же правильно выбрать ту или иную программу для решения конкретных практических задач?

Уровень подготовки пользователя Математические программы Программы технического Статистические анализа программы Интеллектуальные программы Электронные таблицы Сфера применения Рис. 3. Соотношение некоторых типов компьютерных программ по анализу данных Tukey J.W. The Future of Data Analysis// Annals of Mathematical Statistics, Vol. 33, N. 1.

Если упорядочить все типы программных систем по уровню сложности для пользователя, по универсальности или широте спектра возможного применения, то они могут быть упорядочены приблизительно так, как показано на рис. 3.

Электронные таблицы наиболее универсальны. Они могут использоваться и в бухгалтерии, и в делопроизводстве, и в анализе экономической эффективности, и при решении несложных задач оптимизации и т.д. Присутствуют в них и разнообразные возможности анализа данных. К ним относятся встроенные статистические функции, позволяющие проводить корреляционный, регрессионный, дисперсионный и некоторые другие виды анализа, решать задачи прогнозирования поведения временного ряда, находить простейшие статистические показатели. В программе Excel в пункте меню Сервис есть специальное подменю Анализ данных12. Электронные таблицы позволяют проводить «что, если» анализ. В Lotus 1-2-3 и в Quattro-PRO он называется What-if анализ и содержится в меню Tools, в Excel, начиная с 97 версии, этот метод анализа чувствительности решений находится в подпункте меню Таблица подстановки меню Данные.

Весьма важной также представляется возможность создания сводных таблиц – технология, которая получила бурное развитие в последнее время при анализе корпоративных данных.

Однако использование электронных таблиц для проведения корректного и полноценного анализа данных практически невозможно.

Почему?

1. Неполнота возможностей анализа данных в электронных таблицах.

Специализированные пакеты предлагают не только большее количество функций для такого анализа, но и делают возможным проведение законченного исследования, включая так называемые редакторы отчетов.

2. Ошибки при вычислении статистических показателей. Это не означает, разумеется, что, например, в Excel, неправильно вычисляются те или иные статистические показатели. Формулы, по которым они вычисляются, введены безупречно, однако вычисление по любой формуле подразумевает выполнение некоторых дополнительных условий, когда данное вычисление является корректным.

3. Графические методы визуализации и анализа данных являются важным элементов любого исследования. Если, например, графические При его отсутствии нужно воспользоваться меню Сервис, подменю Надстройки и выбрать пункт Пакет анализа.

методы в выборочных исследованиях просто дают более наглядное представление об основных статистических характеристиках данных, то, скажем, при анализе временных рядов они являются самостоятельным методом исследования, который позволяет выбрать путь дальнейшего анализа данных. Возможности специализированных пакетов в этом смысле несравнимы с возможностями электронных таблиц.

И все же не следует пренебрегать возможностями электронных таблиц. Относительно простые задачи вполне могут быть решены средствами Excel или другим табличным процессором. Широкое распространение офисных пакетов, а вместе с ними и электронных таблиц, приводит к тому, что многие новейшие разработки прямо встраиваются в табличные процессоры (например, программа работы с генетическими алгоритмами GeneHunter в Excel). Кроме того, хорошее знание электронных таблиц, как правило, значительно упрощает овладение более сложными статистическими пакетами.

Безусловно, квалифицированный специалист в любой области должен уметь пользоваться не одним, а множеством инструментов для решения профессиональных задач.

Не все специалисты согласны с тем, что основной задачей анализа данных является обнаружение в представленной в компьютере информации скрытых закономерностей и взаимосвязей. Некоторые авторы предлагают другой термин для анализа скрытой информации – Data Mining, «добыча или раскопка данных», или «интеллектуальный анализ данных» - ИАД (или knowledge discovery in databases - «обнаружение знаний в базах данных»)13. Противопоставляя Data Mining традиционному анализу данных, связанному, по их мнению, с методами прикладной статистики, пригодным лишь для проверки заранее сформулированных гипотез и «грубого» разведочного анализа, они связывают его появление с потребностями практики и новыми технологическими возможностями хранения очень больших объемов информации14. Безусловно, интенсивное внедрение компьютерных технологий в сферы бизнеса и управления привело к появлению новых методов и технологий анализа данных. Однако с оценкой резкого разрыва между традиционными методами анализа данных и методами Data Mining вряд ли можно согласиться. Во-первых, программные системы Data Mining включают в себя статистические алгоритмы и Piatetsky-Shapiro G. and Frawley W. Knowledge Discovery in Databases, AAAI Press, Menlo Park, Calif., 1991.

Дюк В.А. Data Mining – интеллектуальный анализ данных. //http://www.

olap.ru/basic/dm2.asp методы15. Во-вторых, классические методы анализа данных никогда не ограничивались только статистическими методами. Нейронные сети, генетические алгоритмы, эволюционное программирование появились задолго до появления того, что с 1990-х годов стало принято называть модным словосочетанием Data Mining. И, наконец, в третьих, любой более-менее продвинутый статистический анализ не только упрощает тот или иной фрагмент действительности, но и позволяет открыть невидимые невооруженному глазу закономерности в кажущемся хаосе данных.

Сообщения об экономическом эффекте внедрения Data Mining, в 10-70 раз превышающем первоначальные затраты16 профессионалами не может рассматриваться всерьез. Отчасти такого рода «примеры» можно объяснить частью маркетинговой политики фирм производителей соответствующего программного обеспечения, отчасти тем, что Data Mining происходит напрямую от исследований в области искусственного интеллекта, вокруг которых всегда хватало широковещательных заявлений и несбыточных прогнозов.

На наш взгляд, правильней было бы рассматривать Data Mining как синоним термина анализ данных, который отражает особенности современного состояния этой области исследований. В чем же состоят эти особенности?

1. Широкое распространение баз данных в бизнесе, экономике, финансовой сфере, государственных учреждениях, в которых накапливается разнообразная информация о деятельности организации, привела к тому, что анализ этой информации стал не совокупностью отдельных, а системой взаимосвязанных, непрерывных решаемых задач.

2. Автоматизация деятельности организации добавила новый источник получения данных – OLTP-системы (OnLine Transaction Processing), в которых отражается в режиме реального времени функционирование организации (программы бухучета, обслуживание клиентов, финансовые приложения, документооборот и т.п.).

3. Решающее значение приобретает фактор времени: во-первых, данные непрерывно меняются и пополняются;

во-вторых, решения на основе анализа этих данных надо принимать быстро.

Киселев М., Соломатин Е. Средства добычи знаний в бизнесе и финансах//Открытые системы, М., № 4, 1997.

Кречетов Н. Продукты для интеллектуального анализа данных//Рынок программных средств, № 14-15, 1997.

4. Современные корпоративные данные являются практически неограниченными в объеме и гетерогенными по своему формату (количественные, качественные, текстовые).

5. Данные имеют сложную структуру.

Для решения комплекса проблем, возникающих перед анализом данных, были предложены несколько концепций хранения, представления и обработки данных. В первую очередь, речь идет о концепции хранилища данных (Data Warehouse). Хранилище данных – это предметно-ориентированное, привязанное ко времени и неизменяемое собрание данных для поддержки процесса управляющих решений17. Данные в хранилище попадают из оперативных систем (OLTP-систем), которые предназначены для автоматизации бизнес процессов. Хранилище может также пополняться данными из внешних источников, например статистических отчетов, из Интернета и т.д.

Создание хранилища данных преследует две основные цели:

1. Анализировать данные оперативных систем напрямую либо невозможно, либо весьма затруднительно. Это объясняется гетерогенностью данных: они могут находиться в разных форматах, в разных местах корпоративной сети, иметь сложную запутанную структуру и т.д. Задача хранилища – представить «сырье» для анализа в одном месте и в простой, понятной структуре.

2. Сложные аналитические запросы к оперативной информации тормозят текущую работу компании, надолго блокируя таблицы и захватывая ресурсы сервера. Хранилище предоставляет удобные условия для углубленного и своевременного анализа. Именно поэтому под хранилищем не обязательно понимать гигантский склад данных.

Существуют специальные «маленькие» хранилища, или киоски данных (Data Marts).

Другой важной концепцией стала уже упоминавшаяся модель интеллектуального анализа данных (Data Mining), которая объединила в себе традиционные методы анализа данных с самыми современными идеями и подходами, причем с учетом требований к управлению организацией, предъявляемым в 21 веке. В общем случае процесс ИАД состоит из трёх стадий18:

1) выявление закономерностей (свободный поиск);

2) использование выявленных закономерностей для предсказания неизвестных значений (прогностическое моделирование);

Inmon W.H. Building The Data Warehousee (Second Edition). N.Y., 1993.

Parsaye K. A Characterization of Data Mining Technologies and Processes//The Journal of Data Warehousing. 1998. № 1.

3) анализ исключений, предназначенный для выявления и толкования аномалий в найденных закономерностях.

Иногда в явном виде выделяют промежуточную стадию проверки достоверности найденных закономерностей между их нахождением и использованием (стадия валидации).

Все методы ИАД подразделяются на две большие группы по принципу работы с исходными обучающими данными.

В первом случае исходные данные могут храниться в явном детализированном виде и непосредственно использоваться для прогностического моделирования и/или анализа исключений;

это так называемые методы рассуждений на основе анализа прецедентов.

Главной проблемой этой группы методов является затрудненность их использования на больших объемах данных, хотя именно при анализе больших хранилищ данных методы ИАД приносят наибольшую пользу.

Во втором случае информация вначале извлекается из первичных данных и преобразуется в некоторые формальные конструкции (их вид зависит от конкретного метода). Согласно предыдущей классификации, этот этап выполняется на стадии свободного поиска, которая у методов первой группы в принципе отсутствует. Таким образом, для прогностического моделирования и анализа исключений используются результаты этой стадии, которые гораздо более компактны, чем сами массивы исходных данных. При этом полученные конструкции могут быть либо «прозрачными» (интерпретируемыми), либо «черными ящиками» (нетрактуемыми).

Перспективным является соединение методов OLAP и интеллектуального анализа данных. Сегодня большинство систем OLAP заостряет внимание только на обеспечении доступа к многомерным данным, а большинство средств ИАД, работающих в сфере закономерностей, имеют дело с одномерными перспективами данных. Эти два вида анализа должны быть тесно объединены, то есть системы OLAP должны фокусироваться не только на доступе, но и на поиске закономерностей. Как заметил Н. Раден, «многие компании создали... прекрасные хранилища данных, идеально разложив по полочкам горы неиспользуемой информации, которая сама по себе не обеспечивает ни быстрой, ни достаточно грамотной реакции на рыночные события»19.

Raden N. Star Schema. – Santa Barbara, CA: Archer Decision Science, Inc., 1995-1996.

К. Парсейе20 вводит составной термин «OLAP Data Mining» (многомерный интеллектуальный анализ) для обозначения такого объединения. Дж. Хэн21 предлагает еще более простое название - «OLAP Mining», и предлагает несколько вариантов интеграции двух технологий.

«Cubing then mining». Возможность выполнения интеллектуального анализа должна обеспечиваться над любым результатом запроса к многомерному концептуальному представлению, то есть над любым фрагментом любой проекции гиперкуба показателей.

«Mining then cubing». Подобно данным, извлечённым из хранилища, результаты интеллектуального анализа должны представляться в гиперкубической форме для последующего многомерного анализа.

«Cubing while mining». Этот гибкий способ интеграции позволяет автоматически активизировать однотипные механизмы интеллектуальной обработки над результатом каждого шага многомерного анализа (перехода между уровнями обобщения, извлечения нового фрагмента гиперкуба и т. д.).

Parsaye K. OLAP and Data Mining: Bridging the Gap//Database Programming and Desing. 1996. № 4.

Han J. OLAP Mining: An Integration of OLAP with Data Mining. IFIP, 1997.

Зайцева Т.В.

Особенности найма новых сотрудников на государственную службу Реформа государственной службы является одной из наиболее насущных проблем современного российского общества. Начиная с 1992 г. предпринято уже три попытки по разработке и реализации Концепции и Федеральной программы реформ, где разработчики вносят предложения по усовершенствованию разных аспектов государственной службы. Но есть области, где традиционно продолжают господствовать устаревшие представления и шаблоны.

К таким наиболее закостенелым областям относится, прежде всего, деятельность по привлечению новых сотрудников в государственную организацию. Различные мифы и легенды, а также укоренившиеся в подсознании культурные стереотипы направляют большинство мероприятий по поиску и расстановке персонала в одном заранее предсказуемом направлении. Изо дня в день руководители воспроизводят одинаковый алгоритм действий, сталкиваются с похожими проблемами, но продолжают работать по старинке. А между тем наука по управлению персоналом утверждает, что профессиональный отбор и расстановка персонала жизненно важны для успешного будущего организации. Особенно критичными они становятся для государственной службы, так как научно доказано, что существует особый тип людей, которые способны успешно сочетать высокий уровень профессионализма и личную заинтересованность со служением государству.

Найм и расстановка персонала являются одними из самых важнейших и эффективных инструментов формирования организации.

Они имеют ключевое, если не определяющее, значение для обеспечения жизнеспособности как самой государственной организации, так и эффективное выполнение ею своих функций в обществе. Только благодаря целенаправленным профессиональным действиям в организации могут и должны оказаться хорошо подготовленные, мотивированные и «приятные во всех отношениях» сотрудники, способные работать в жесткой провокационной среде нарождающейся свободной экономики страны.

С чего же начать, планируя деятельность по привлечению новых сотрудников на государственную службу?

В первую очередь следует помнить, что найм и расстановка персонала – это инструменты управления организацией.

Квалифицированно проведенный найм определяет уровень профессионализма сотрудников, формирует ее настоящее и закладывает будущее на длительное время вперед. Правильный подбор и найм снимают многие управленческие проблемы в будущем. И, наоборот, многие управленческие (особенно дисциплинарные) проблемы являются следствием непрофессионально проведенного подбора. Без квалифицированного и увлеченного персонала ни одна организация не сможет достичь своих целей и выжить.

Вопросы найма профессионально пригодных сотрудников для государственных организаций особенно важны. Имея ограниченный набор средств административного воздействия, высокую степень бюрократизации всех процедур, руководители государственных организаций должны нанимать новых сотрудников чрезвычайно осторожно. Руководители, которым доверили сложнейшее дело по привлечению новых людей в свою организацию, должны четко понимать, что в ходе этих мероприятий они формируют лицо своей организации. Все, начиная от внешнего вида сотрудников и заканчивая их моральным обликом, а также отношением к своему труду зависит от контингента, который оказался в ее стенах. Поэтому прием на работу должен осуществляться с использованием «высоких технологий» в области управления персоналом.

Система замещения вакантных должностей делится на три важнейших этапа: поиск претендентов, отбор лучших и установление грамотных трудовых отношений. Все это вместе составляет систему фильтров, с помощью которых организация закрывает доступ для неподходящих претендентов и привлекает тех, кто будет производительно и качественно трудиться на ее благо и во благо государства, не нарушая сплоченности и работоспособности коллектива1.

Первая функция «фильтрации» является важнейшей в системе мероприятий по отбору и найму персонала. К сожалению, руководители повсеместно забывают об этом и концентрируются на второй функции найма персонала – заполнении вакантного рабочего места. Между тем, большинство из возможных проблем, связанных с «человеческим фактором», могут быть сняты при правильном формировании коллектива организации.

Подбор, как установление фильтров на пути в организацию, начинается с определения критериев отсева. «Фильтрация», Киселев В. Организация подбора персонала в компанию. Проверка набираемого персонала//Персонал. 2000, №3.

опирающаяся на критерии отсева, позволяет проводить поэтапную работу с претендентами на вакантные должности, постепенно сужая их список и освобождая время для других направлений. Наличие четких критериев существенно повышает эффективность отбора еще и потому, что решение принимается на основе объективных показателей, а не субъективного мнения руководителя, проводящего отбор.

Выделяют три основных блока критериев для отбора кандидатов, наиболее подходящих под потребности организации.

Критериями отсева на первом этапе отбора кандидатов становятся общие правила, которые устанавливают: кто может, а кто не может стать сотрудником данной организации. Эти правила являются обязательными при оценке претендентов на должности всех уровней и не зависят ни от ранга, ни от возраста или других индивидуальных характеристик кандидатов. В общем виде данные правила называются «политикой организации в области найма персонала» и присутствуют в организации в четко сформулированном (желательно письменном) виде. Например, самой распространенной политикой в области найма в западных государственных компаниях является запрет на работу родственников в одной организации. Важно помнить, что эти правила вырабатываются исходя из конкретных нужд организации и политики государства в целом.

Наиболее распространенной ошибкой при выработке политики в области найма является отсутствие правил, которые относятся к культуре поведения кандидатов. Многие воспринимают формулировку «государственные служащие должны обладать высоким уровнем внутренней культуры» как ненужную формальность или отголосок времен социализма. Однако впоследствии неизбежно сталкиваются с некорректным поведением сотрудников (вплоть до воровства на рабочем месте), коррупцией, нарушением дисциплины или конфликтами в коллективе. Учет этих правил оказывает существенное влияние на степень лояльности сотрудников к организации, сплоченность коллектива, психологическую атмосферу и отношение людей друг к другу.

На Западе, в государственных компаниях как Европы, так и США, принято разрабатывать специальные рекомендации по правильной проверке уровня внутренней культуры, воспитанности кандидатов, их морального облика. Эти рекомендации содержат информацию об особенностях внешнего вида и поведения кандидатов, специальные вопросы, которые необходимо задавать на собеседовании, перечень мероприятий по сбору дополнительной информации о кандидатах. Например, подобные материалы, разработанные руководством мэрии г. Феникс, которые были признаны лучшими в общенациональном конкурсе США, содержат подробный портрет возможного сотрудника, где детально оговариваются жесткие критерии, которые закрывают доступ в мэрию для нежелательных претендентов. К таким факторам относятся:

наличие судимости, финансовая неблагонадежность (отсутствие кредитной истории), частая смена работы и др.

Следующим этапом отсева становится отбор по уровню профессиональной подготовки. Выработка профессиональных критериев отбора осуществляется отдельно для каждой вновь открывающейся позиции и жестко связана с описанием рабочего места. Вместе с тем, и в этой области должна существовать некоторая общая политика в области найма персонала. Например, многие страны испытывают одинаковые трудности по привлечению молодых специалистов к государственной службе. Поэтому специальные законодательные акты оговаривают «квоты» по найму выпускников высших учебных заведений на «входные» должности в организации.

Таким образом, достигается преемственность кадров и баланс в наличии сотрудников всех возрастов. Совершенно очевидно, что в профессиональном плане выпускники проигрывают сотрудникам с опытом работы, их текучесть намного превышает текучесть работников со стажем. В то же время они являются носителями самого передового «ноу-хау», которое разрабатывается в Вузах.

Немаловажную роль играет и тот факт, что выпускники своим напором и желанием выделиться и сделать карьеру поднимают конкуренцию внутри организации и задают более высокие темпы работы.

Привлечение выпускников на государственную службу Российской Федерации последнее время было объявлено одной из приоритетных задач. Демографическая статистика по разным категориям государственных служащих показывает, что через 5-7 лет около 30 % государственных служащих будет увольняться в связи с уходом на пенсию. На сегодняшний день государство не готово возместить предполагаемый кадровый дефицит.

При установлении критериев профессионального отбора также важно соблюдать ряд обязательных принципов2. Наиболее распространенный путь выработки критериев для определения профессиональной подготовленности кандидатов является сравнение уровня квалификации претендентов с характеристиками предыдущего Моргунов Е., Ярушина М. Брак «по расчету», или подбор после приема//Управление персоналом. 2001, № 11-12.

исполнителя на данном рабочем месте. Но этот путь в корне ошибочен.

Если вновь нанятый сотрудник будет копировать предыдущего исполнителя, он будет также копировать и причину, по которой его предшественник ушел. Например, если предыдущий исполнитель покинул место в связи с повышением в должности, то и новичок окажется «переквалифицированным» для данной работы. В первые дни эта «переквалификация» не заметна в связи с тем, что необходимо около 6 месяцев для адаптации на новом рабочем месте. Но как только новичок входит в курс дела, избыток его подготовки становится очевидным, мотивация падает и, как следствие, сотрудник ожидает повышения квалификационного разряда или приступает к поискам новой работы.

Правильный путь – это определение критериев профессионального отбора исходя из требований и особенностей рабочего места. Анализ начинается с определения целей создания данного рабочего места, его места в иерархии организации, затребованных знаний и навыков, условий труда. Также следует учитывать внутренних потребителей результатов труда исполнителя на данном рабочем месте. Например, при найме специалиста по программному обеспечению необходимо оценить количество и профессию сотрудников, которых он будет обслуживать. Если его внутренним клиентом станет коллектив бухгалтерии – это один уровень нагрузки. Если же в его задачи будет входить поддержание работоспособности программного обеспечения всех сотрудников организации – это предполагает другую подготовку и другую нагрузку.

Помимо этого выделяются особенности опыта работы кандидатов, которые могли бы пригодиться в названной должности или отделе. Оговариваются необходимые моменты в образовании и обучении кандидата, определяется отношение к предполагаемой работе и самой организации. Чем точнее будут определены специфические требования к опыту и образованию кандидата, тем лучше будущий работник подойдет новому рабочему месту. Это предполагает существенное сокращение затрат на его дообучение, введение в курс дела и адаптацию.

На заключительном этапе отбора на первый план выходит «профиль идеального кандидата». Профиль идеального кандидата – это описание всех индивидуальных особенностей будущего кандидата, которые делают его оптимальным претендентом на данное рабочее место. Индивидуальные особенности включают в себя:

- физические и физиологические особенности (например, наличие заболеваний, которые влияют на профессиональную пригодность, пол, возраст, внешний вид);

- психологические особенности (характер, склонности к определенным видам деятельности);

- личностные особенности (мировоззрение, вероисповедание, система ценностей и т.п.).

Затем характеристики идеального кандидата оцениваются исходя из анализа «сред» существования сотрудника на рабочем месте: рынок (если работник имеет прямой выход на конечного потребителя), организация, рабочая группа. Например, при найме нового сотрудника в преимущественно женский коллектив предпочтение, скорее всего, будет отдано претенденту - мужчине.

Но особого внимания требует учет психологических особенностей и морального облика кандидатов. В настоящее время в Государственной Думе активно обсуждается вопрос о принятии «Этического кодекса государственного служащего». Этот документ призван выделить и закрепить базовые нормы этичного поведения государственного служащего на рабочем месте. Однако ни один административный инструмент не будет работать, если он не находит отклика во внутренней системе ценностей сотрудника, его мировоззрении. Проверка будущего государственного служащего на благонадежность проходит во всех развитых странах и является значимой частью политики в области найма.

Вторая функция отбора и найма персонала – это заполнение освободившегося рабочего места. Эту функцию также важно применять именно как инструмент управления организацией.

Современная ситуация требует новых решений. Поэтому каждую вакансию следует рассматривать как возможность повысить дееспособность организации за счет привлечения особо ценного сотрудника.

Однако прежде чем приступить к заполнению вакансии, необходимо провести предварительный анализ, который подтвердит целесообразность существования этого рабочего места. Необходимо ответить на следующие вопросы:

- Можно ли сократить данное рабочее место?

Такой вариант называют «безболезненным сокращением штата».

Вместо того, чтобы начинать специальные акции по сокращению численности персонала, которые, как показывает практика, проводят в среднем раз в три года и имеют существенные моральные и материальные издержки, этот процесс осуществляют естественным путем, через рассмотрение каждой вакансии как возможности освободиться от избыточного рабочего места. Это особенно важно в свете анонсированной реформы государственной службы России.

- Можно ли сократить данное рабочее место, перераспределив обязанности? Многие сотрудники готовы взять на себя дополнительные обязанности или объемы работ при условии пропорционального повышения заработной платы. Такой путь выгоден и для организации (при условии, что уровень нагрузки не превышает порог, после которого начинается ухудшение качества).

- Могут ли данные обязанности быть выполнены механизмами?

Например, в США в настоящее время существует тенденция к сокращению рабочих мест личных секретарей. Вместо этого руководителей снабжают всевозможными техническими приспособлениями: автоответчиками и телефонами с автоматическим дозвоном, персональными компьютерами с функцией ведения ежедневника и автоматами для приготовления кофе. Это позволяет существенно сократить затраты, направив выделенные средства на другие нужды.

В случае положительного решения о сохранении рабочего места осуществляется пересмотр должностной инструкции с учетом изменившихся условий. Пересмотр должностной инструкции необходим по ряду причин.

Во-первых, организация не останавливается в своем развитии.

Постепенное повышение квалификации сотрудников (даже если это происходит без специальных мероприятий, только в силу накопления опыта) приводит к расширению состава и повышению степени сложности выполняемых обязанностей. В связи с этим существует общая тенденция со временем поднимать «точку минимального соответствия должности» для многих рабочих мест.

Во-вторых, меняются стратегические интересы и приоритеты в развитии организации. Открываются новые направления деятельности, появляются новые задачи. Это сказывается на изменении функциональных обязанностей сотрудников. Своевременный пересмотр описаний рабочих мест позволяет избежать пробелов в распределении ответственности и конфликта интересов.

В-третьих, в деловой среде происходят многие изменения, которые не поддаются контролю работодателя, но, тем не менее, влияют на особенности выполнения работы. Например, появление интернета облегчило труд многих, так как позволило осуществлять поиск информации оперативно, не покидая рабочего места, и также обеспечив быструю связь. Поэтому руководители вправе пересмотреть список обязанностей и требований к подчиненным, принимая во внимание данное улучшение условий труда.

Только после построения «системы фильтров» и обновления описания рабочего места следует переходить собственно к самому процессу поиска и отбора кандидатов, замещению вакансии.

Подготовительная работа гарантирует, что в организацию попадут именно те люди, которые ей нужны. Продуманная система найма персонала позволяет иметь на всех уровнях компетентных и мотивированных сотрудников, способных и готовых работать с высоким качеством и полной отдачей на благо как ведомства, так и государства.

Обсуждая вопрос об особой категории людей, предрасположенных к государственной службе, следует обратиться к такому понятию, как мотивация к государственной службе. При анализе мотивации к государственной службе авторы всегда начинают со сравнения некоторых особенностей мотивации государственных служащих и работников коммерческих организаций. Обычно сравнение проходит по следующим направлениям (см. табл.):

Таблица. Различия в отношении к различным мотивирующим факторам у государственных служащих и сотрудников коммерческих организаций Предпочитае Значение Увлечен Удовлет Работа в мое работы на благо ность ворен команде вознаграждение общества работой ность работой Государствен Моральное и выше ниже выше выше ные эмоциональное служащие Сотрудники материальное ниже выше ниже ниже коммерческих организаций Наличие существенных отличий в оценке значимости тех или иных мотивирующих факторов у данных групп подводили исследователей к пониманию того факта, что должны существовать некоторые устойчивые элементы системы мотивации государственных служащих, которые отличают их от сотрудников коммерческих организаций. И только в 1990 г. Луис Вайс и Джеймс Перри вводят особое понятие «мотивация к государственной службе» (МкГС). Они определили ее как «предрасположенность индивида откликаться на мотивы, проистекающие в основном или исключительно из Carole L. Jurkiewicz, Tom K. Massey. Motivation in Public and private organizations: A comparative study//Public Productivity and Management Review. March 1998.

принадлежности к государственным институтам или организациям».

Формулируя свою теорию, они подвергли анализу пять основных проблемных точек, которые существовали в современных подходах к мотивации.

Первая проблемная точка – аксиоматическое существование посылки о внутренней предрасположенности людей к эгоизму. В 1963 г. Виктор Врум сформулировал теорию ожидания, согласно которой вся мотивация направлена на максимизацию ожидаемой выгоды от тех или иных действий. Выгода рассчитывается как умножение валентности (значимости), достижимости и доступности средств удовлетворения потребности.

Но теория В. Врума не объясняет, например, так называемого «просоциального» поведения. Просоциальное поведение проявляется в сотрудничестве с коллегами, в бескорыстной помощи другим, на организационном уровне - в удержании персонала. Помимо этого в 1993 г. американские ученые В. Канунго и Л. Конгер подняли вопрос о феномене альтруистского поведения. Они показали, что альтруистское поведение в семье или с близкими людьми развивается по иным законам, чем альтруистское поведение на работе. Сначала они выдвинули предположение, что рыночная среда, пронизанная индивидуализмом и конкуренцией, не сочетается с проявлениями альтруизма на работе. Но затем многочисленные кросскультурные исследования показали, что в некоторых странах (таких как Германия, страны Бенилюкса и др.), где история и уровень развития рыночных отношений не ниже, чем в США, уровень альтруизма на службе во много раз больше.

Следующая посылка касается необходимости так называемых «сильных (стимулирующих) ситуаций». Это означает что, с точки зрения большинства мотивационных теорий, огромное значение для возникновения соответствующей мотивации имеет наличие ясных и особенных целей, а также - ожидание вознаграждения за определенное поведение.

В то же время С. Шамир утверждает, что, согласно его исследованиям, поведение, нацеленное на создание «сильных ситуаций» редко встречается в государственных организациях. Более того, контекст мотивационных ситуаций определяется организационным окружением и закреплен в законах, правилах и ее внутренней культуре. Например, В. Браун в 1996 году по результатам своих исследований выдвинул гипотезу, что различные системы управления и вознаграждения в государственных и коммерческих организациях формируют различные потребности и ожидания.

Следующая проблемная точка всех теорий мотивации – это невозможность предсказать поведение человека. При объяснении побудительных сил поведения не делается различия между особенным и общим поведением, немедленными реакциями и длительными тенденциями в поведении и так далее.

Относительно недавно в научной литературе началась активная полемика вокруг теории «внутренней мотивации». Приверженцы этой теории указывали на существование таких заданий, выполнение которых не ведет ни к награде, ни к иной выгоде, но имеет какое – то особое значение для индивида. Эти феномены пока еще не достаточно изучены и не вписываются в постулаты других известных теорий.

Моральные обязательства также не описываются ни одной из имеющихся теорий.

Проанализировав все эти проблемные точки, Д. Перри формулирует свою теорию мотивации к государственной службе, которая базируется на следующих предположениях4.

Предположение первое: Люди мотивируются рациональными (мыслительными или когнитивными), аффективными и нормативными процессами.

Поведение людей определяется не только рациональным выбором, нацеленным на максимизацию выгоды, но и нормативными регуляторами, созданными обществом, а также эмоциональными реакциями на социальное окружение.

Предположение, что люди мотивируются тремя факторами, формирует основу для создания шкалы по измерению МкГС. Шкала МкГС имеет 4 деления:

1) Причастность к формированию государственной политики - рациональное 2) Сострадание - эмоциональное 3) Приверженность общественным интересам - нормативное 4) Склонность к самопожертвованию – экзестенциональное.

Предположение второе: Важной основой для мотивации служит также Я-концепция.

Идеальное Я выступает в качестве побудительной силы, которая стимулирует человека поддерживать и подтверждать позитивный образ своего Я. Важным является тот факт, что позитивный образ себя складывается из самоотношения и отношения к человеку других.

James L. Perry. Bringing society in: Towards a theory of Public Motivation//Journal of Public Administration research and theory, v.10, 2000.

Предположение третье: Индивидуальная система ценностей и предпочтений является составной частью мотивации человека.

Формирование вкусов и предпочтений не является только следствием рационального выбора. Они напрямую увязаны с другими элементами мотивационной системы, историей жизни и воспитанием.

Предположение четвертое: Предпочтения возникают в результате социального научения.

Общество предоставляет каждому человеку набор идеологий, с одной из которых он впоследствии будет себя идентифицировать.

Позже эта усвоенная система норм регулирует и регламентирует его поведение – теория культурного самоопределения.

Таким образом, теория Д. Перри постулирует, что поведение государственных служащих определяется несколькими факторами, среди которых – рациональный выбор, соответствие социальным нормам, и эмоциональное реагирование. Помимо этого, Я-концепция индивида выступает в качестве дополнительного фильтра, через который проходят мотивационные процессы. Обобщенно теорию мотивации к государственной службе можно свести к следующей модели.

МОДЕЛЬ МОТИВАЦИИ К ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЕ Социальный Мотивационный Индивидуальные Поведение контекст контекст характеристики Образование Способности Компетенции Профессиональное Рациональный Общее выбор Общественные Я-концепция Социализация институты Саморегулируе Религиозная Ценности мое поведение Убеждения Пример родителей Самоидентич- Ценности ность Обязательства Идеология События жизни Характеристики труда Система вознаграждения и дополнительные выгоды Процессы Рабочее саморегуляции окружение James L. Perry. Bringing society in: Towards a theory of Public Motivation//Journal of Public Administration research and theory, v.10, 2000.

Социальный контекст. В свое время еще Мак Клеланд сформулировал идею, что помимо базовых общечеловеческих потребностей каждый человек под воздействием определенных жизненных событий и особенностей своего развития приобретает индивидуализированные потребности. Позже многочисленные исследования как в рамках отечественной (Л.С. Выготский, А.Н.

Леонтьев и др.), так и зарубежной психологии подтвердили справедливость этого положения. Это означает, что для создания эффективности системы государственного управления является важным выяснить, под влиянием каких именно факторов происходит становление индивидуальных потребностей.

На сегодняшний день выделяют три основных группы факторов:

- социализация через принадлежность к различным социальным институтам (семья, церковь, общественные организации).

- Особые жизненные испытания и события.

- Подражание значимым другим.

Мотивационный контекст. Модель Д. Перри показывает, что существует зависимость между индивидуальной само репрезентацией, окружением и общественными институтами, в которых индивид представлен. Таким образом, было показано, что общественные институты оказывают сильнейшее влияние на индивидов. Более того – системы выгод и вознаграждений в любой организации состоят из сочетания рациональных, нормативных и эмоциональных вознаграждений. Каждый человек выбирает ту организацию, в которой сочетание типов вознаграждений наиболее соответствует его внутренней системе мотивации.

Индивидуальные характеристики. Исследования Ф.Брюера, С.

Селдона и Ш.Фасера (1999 г.) позволили выделить четыре типа государственного служащего, которые лучше всего отвечают особенностям работы в государственных учреждениях6:

Самаритяне Ведущий мотив – желание помогать другим людям. Самаритяне настроены помогать, прежде всего, менее успешным людям, так как внутренне идентифицируют себя с ними. Однако это не означает, что они готовы поступаться своими интересами. Просто помощь другим людям заставляет их самих относиться к себе лучше.

Gene A. Brewer, Sally Coleman Selden, Rex. L. Facer II. Individual conceptions of Public Service Motivation//Public Administration Review, v.60, 2000.

Общественники Ведущий мотив – помощь обществу и работа на благо общества.

Общественники считают, что работа в государственных организациях – это высшая форма общественной сознательности. Подобные люди стремятся активно участвовать во всех событиях, которые происходят в их общественном окружении. Выполнение общественно значимой работы для них более важно, чем материальное благополучие. В отличие от самаритян, они ничем не выделяют обиженных и менее успешных граждан и с одинаковым рвением помогают всем.

Патриоты Ведущий мотив – общественное благо. У патриотов наблюдается уникально высокий уровень приверженности патриотическому долгу, который они ставят выше собственных интересов. Так же как и общественники, они поддерживают высокие этические стандарты, ставя моральные обязательства во главу угла. Они демонстрируют уникальное сочетание идеализма и активности, готовы рисковать всем для блага Родины и отечества.

Гуманисты Ведущий мотив – соблюдение социальной справедливости и служение обществу. Государство рассматривается ими как механизм создания всеобщего благоденствия для народа. Справедливость, честность и правдивость – основное кредо в их работе.

Поведение. В зависимости от процессов саморегуляции поведение человека может строиться либо на логике рационального выбора, либо на логике соответствия представлениям и идеалам.

Главное, что вытекает из этой модели – люди, в отличие от животных выстраивают, свое поведение в соответствии долгосрочными, а не сиюминутными влияниями. Долгосрочные влияния (в первую очередь – нормативные) становятся системой координат, с которой человек постоянно соотносит свои действия.

Таким образом, модель Д. Перри позволяет по-иному взглянуть на проблему создания соответствующей мотивации к результативному труду у государственных служащих. Впервые вслух говорится о значимости наличия соответствующей государственной идеологии, «чистоты идеи» самих государственных институтов. Выявление «предрасположенности» некоторых людей к труду на благо общества и государства вводит новые приоритеты в вопрос об отборе и расстановке персонала.

Раздел III. Российский и зарубежный опыт Барабашев А.Г.

Состояние государственного аппарата Российской Федерации и направления его реформирования Российской Федерации после распада СССР в кратчайшие сроки потребовалось создать собственную систему государственного управления. В том числе, необходимо было срочно приступить к формированию государственного аппарата и определению его функций (то есть, к созданию всего комплекса государственной службы как профессиональной служебной деятельности по обеспечению исполнения властных полномочий).

За основу аппарата нового государства пришлось взять сложившийся и полностью интегрированный в прежнюю, советскую административную систему управления аппарат министерств и ведомств РСФСР, уступавший союзному аппарату во многом по качеству кадров, но не по своей партийно-идеологической ориентации.

Тем самым, на первом этапе развития Российская Федерация пошла не по пути «слома государственной машины» (что предлагали и реализовали в свое время теоретики и практики марскизма-ленинизма), а по пути приспособления прежнего аппарата к новым условиям и ориентирам общественной жизни. Именно это обстоятельство предопределило как достаточно «плавное», без серьезных управленческих сбоев, вхождение России в рыночную эпоху, так и инерционную стратегию поведения государственных служащих, в массе своей продолжавших «служить» руководству, а не гражданам.

Смену политического руководства аппарат воспринял как смену фигур (имеющих новые личные предпочтения и иную политическую риторику), но не как изменение своих функций. Можно сказать, что на этом этапе, избежав управленческого хаоса, Россия пожертвовала темпами преобразования государственного аппарата. В то же время, с самого начала было ясно, что надо создавать вместо советского партийно-административного аппарата профессиональную государственную службу, соответствующую целям построения демократического правового федеративного государства и с учетом исторических, культурных, национальных и иных особенностей Российской Федерации.

За прошедшие годы (с 1991 г.) в Российской Федерации сложились основы государственной службы, в том числе в 1995 г. был принят Федеральный закон «Об основах государственной службы Российской Федерации», приняты законодательные и иные нормативные правовые акты Российской Федерации, регламентирующие отдельные виды федеральной государственной службы, а также государственную службу субъектов Российской Федерации. Однако, в целом государственный аппарат эволюционировал медленно и неадекватно общественным потребностям, оставаясь самым слабым звеном в общем фронте преобразований и своей неэффективной деятельностью явно тормозя дальнейшее развитие страны. К началу 2000 г., ко времени окончания «эпохи Ельцина» и моменту выборов нового Президента Российской Федерации, ситуация стала настолько острой, что реформирование государственной службы превратилось как для государства, так и для общественного мнения в вопрос первоочередной важности.

Состояние и тенденции развития государственной службы Российской Федерации к началу 2000 г. года характеризовались наличием внешних, внутрисистемных и технологических проблем, охватывавших все области функционирования государственного аппарата и затрагивавших его внутренние параметры (включая размеры и структуру).

В сфере взаимодействия государственного аппарата с обществом основными проблемами стали информационная закрытость государственного аппарата и отсутствие правового и организационного контроля гражданского общества за процессами принятия и исполнения решений, усиление коррупции и злоупотреблений государственных служащих (так, по экспертным оценкам, приводимым Фондом ИНДЕМ, общая сумма, выплаченная предпринимателями чиновникам в 2001 г., колеблется около 33,5 млрд.

долл., что немногим меньше размера доходной части бюджета 2001 г.), волокита и бюрократизм в работе аппарата. Государственный аппарат оказался не в состоянии работать в новых условиях кризисного управления, его запоздалая или неадекватная реакция на постоянно возникающие проблемы энергетики, невыплаты зарплат в бюджетной сфере, свертывания государственного регулирования во многих областях производящей экономики, и т.д., постоянно порождали политическое, экономическое и социальное напряжение то в одном, то в другом регионе, подрывали престиж власти и воспроизводили ее отчуждение от граждан.

Внутренние проблемы государственного аппарата были столь же серьезны. Некомпетентность аппарата сдерживала активность предпринимателей и привлечение инвестиций в экономику при условии ограничения ее государственного сектора. Нацеленность на служение только своему («ведомственному») руководству и отсутствие регламентации служебной деятельности порождали безответственность и выборочное исполнение принимаемых решений.

Стало заметным падение уровня исполнительской дисциплины, поскольку прежний, идеологически дисциплинировавший государственных служащих, механизм партийной ответственности оказался разрушенным, а адекватной замены ему не возникло.

Непоследовательность кадровой политики в сфере государственной службы усугублялась наличием отсталой системы отбора, оценки и служебного продвижения кадров государственной службы, сохранением старой ведомственной системы подготовки, переподготовки и повышения квалификации государственных служащих. Не сформировалась новая система государственной службы, основу которой должен составлять профессиональный аппарат, открытый для поступления наиболее талантливых и обладающих соответствующим образованием молодых людей, для «бокового входа» лучших профессионалов из негосударственных секторов, в котором продвижение по службе должно происходить в соответствии с профессиональными заслугами и достоинствами.

Отсутствовали механизмы мотивации эффективной служебной деятельности государственных служащих. Аппарат не был в состоянии использовать современные технологии государственного управления, в том числе информационные (впрочем, они ему и не были предоставлены), отвечающие задачам реализации масштабных общегосударственных программ и проектов. Государственная служба осталась консервативной системой, слабо реагирующей на нововведения, чрезмерно иерархичной и закрытой. Наконец, наблюдалось явное несоответствие социального и правового положения государственного служащего степени возлагаемой на него ответственности (недостаточный уровень социальной защищенности и оплаты служебной деятельности).

Нормативное правовое обеспечение государственной службы характеризовалось наличием противоречий в законодательстве о государственной службе и его «пробельным» характером. В частности, в существующем законодательстве не была представлена целостная система государственной службы, а правовое регулирование государственной службы Федеральным законом «Об основах государственной службы Российской Федерации» относилось по существу только к государственной гражданской службе, отражало переходное состояние государственного аппарата и не соответствовало другим, принятым после 1995 г., федеральным законам и нормативным правовым актам, регулирующим отдельные виды государственной службы.

Отсутствовала система управления государственной службой на различных уровнях (федеральном и субъекта Российской Федерации), были неразработаны механизмы взаимосвязи государственной и муниципальной службы.

В структурном плане, аппарат эволюционировал по внутренним законам увеличения и ведомственного разрастания полномочий и их «присвоения» (подмены государственных приоритетов ведомственными интересами). Смешение правоустанавливающих, правоприменительных функций и функций оказания услуг населению (функции, которые предполагается разделить в разворачивающейся ныне административной реформе) способствовало такой эволюции аппарата. Разрастание состава департаментов и управлений министерств, хаотичное создание территориальных органов и т.д., для исполнительной власти стали нормой.

Статистические данные по составу государственной службы также подтверждают ее неблагополучное состояние. Государственный аппарат был и остается несбалансированным по соотношению численностей работников органов государственной власти субъектов Российской Федерации и местного самоуправления, центральных аппаратов федеральных органов власти, их территориальных органов;

общая численность государственного аппарата недостаточна в сравнении с международными стандартами, характеризующими страны с развитым (и адекватным для решения возникающих управленческих задач) государственным аппаратом;

государственный аппарат стареет, из него вымываются государственные служащие наиболее работоспособных возрастов;

аппарат нестабилен по составу, имеет недостаточный уровень образования и несоответствие типов высшего образования государственных служащих специальностям государственной службы, в целом низкую оплату на фоне крайне неравного уровня оплаты по субъектам Российской Федерации, несбалансированный гендерный состав. Удельный вес расходов на государственное управление в общих расходах федерального бюджета в сравнении с другими странами явно недостаточен.

По данным Госкомстата России, общая численность работников органов государственной власти и местного самоуправления на конец 2001г. составила 1140,6 тыс. человек (на конец 2000 г. – 1163,3 тыс.

человек), при этом численность работников органов государственной власти субъектов Российской Федерации и местного самоуправления составила на конец 2001 г. 53% от общей численности, а из 33% (от общей численности), относящихся к федеральным органам исполнительной власти, в их территориальных органах находилось 30,5% (от общей численности). Другими словами, в процентном отношении численность государственных служащих центрального аппарата федерального уровня исполнительной власти крайне невелика и теряется на фоне численности территориальных органов федеральных органов исполнительной власти. То есть, федеральная компонента управленческой вертикали ныне концентрируется в самих регионах, что ставит вопрос о дисбалансе внутри федерального государственного аппарата и в его отношении с государственным аппаратом субъектов Российской Федерации. В то же время, в общем процентном отношении федеральных государственных служащих к уровню населения и работающего населения Россия явно далека от международных стандартов государственного управления. Так, в г. в расчете на 1000 человек населения России приходилось 2, работника федеральных органов исполнительной власти, в Великобритании – 5,2, в США – 3,9 работника, а на 1000 занятых – 6,4, 11,3, и 7,9 работника соответственно.

На государственной службе сложилась гендерная структура, не соответствующая половозрастной структуре занятого населения страны.

Так в общей численности работников, замещавших государственные должности, женщины (на конец 2000 г.) составляли более 70%, в органах исполнительной власти - 72,2%, в органах судебной власти и прокуратуры - 65,3%, в органах законодательной власти и других государственных органах - соответственно 54,2% и 54,8%. При этом сравнительно высокий удельный вес женщин складывается за счет преобладания женщин на должностях более низкого уровня.

Лица пенсионного возраста среди работников, замещавших государственные должности, составляли 3,6% (их доля по сравнению с данными обследования на 1 января 1999 г. сократилась незначительно - на 0,3 процентных пункта). Почти треть государственных должностей в законодательных и других государственных органах были замещены работниками в возрасте 50 лет и старше, из них лица пенсионного возраста в этих органах составляли соответственно 9,1% и 5,6%. При этом, доля работников таких возрастных групп в основном приходится на высшие, главные и ведущие должности центрального аппарата государственных органов и составляет более 50 % их численности.

Усиливается дефицит сравнительно молодых специалистов и руководителей, имеющих опыт работы в современных экономических условиях. Основная часть молодежи в возрасте до 30 лет была занята в старших и младших группах должностей государственных служащих категории «В» (соответственно 45,7% и 37,2%). За два года, прошедшие после проведения аналогичного обследования на 1 января 1999 г., произошел отток молодежи из младшей группы должностей.

Доля их в численности работников этой возрастной группы сократилась на 2 процентных пункта. Должности категории «А» в возрастной группе до 30 лет замещали 0,7% работников, в высшей и главной группах должностей категории «В» - 0,6%.

Среди работников, замещавших должности высшей и главной группах категории «В», молодежь до 30 лет наиболее представлена в федеральных органах судебной власти и прокуратуры на должностях прокуроров и следователей, где около трети работников составляли лица этой возрастной группы.

Наибольшая часть работников (30,8%), замещавших государственные должности, имела стаж работы в государственных органах от 5 до 10 лет, более четверти - проработали в государственных органах свыше 15 лет. В органах законодательной власти стаж работы свыше 15 лет имели 44,2%, в органах исполнительной, судебной власти и прокуратуры - 25-26%, в других государственных органах - почти 39%.

Наиболее высокая доля работников, замещавших государственные должности, с многолетним опытом работы в государственных органах, сложилась в федеральных органах государственной власти на федеральном уровне. Более половины мужчин и 43,6% женщин, замещавших государственные должности в этих органах, имели стаж работы 15 лет и свыше.

При сохранении указанных тенденций в течение 10 лет произойдет высвобождение более половины государственных служащих, замещающих ключевые должности, при невозможности замещения этих должностей следующим поколением государственных служащих, имеющим достаточный опыт работы на государственной службе и квалификацию.

Образовательный уровень государственных служащих характеризуется следующими параметрами.

Доля лиц, замещавших государственные должности, имевших высшее профессиональное образование, составила на конец 2000 г.

70,4%. При этом только около трети составляли специалисты с высшим образованием по специальностям экономического и управленческого профиля, пятая часть имела юридическое образование, пятая часть – высшее техническое образование. Для сравнения: на 1 января 1999 г. специалисты с профессиональным образованием по указанным направлениям составляли соответственно 35,4%, 19,6%, 21,2%.

Сохраняется тенденция несоответствия профессионального образования квалификационным требованиям по замещаемой должности.

Не имели профессионального образования 24,8 тыс. человек, или 4,5% от численности работников, замещавших государственные должности, имеющие, зачастую, обеспечивающий характер. Это свидетельствует как о несоответствии государственного служащего предъявляемым требованиям по должности по уровню образования, так и, в ряде случаев, о целесообразности исключения такого рода должностей из государственных.

В 2000 г. среднемесячная начисленная заработная плата (включая выплаты социального характера) работников органов государственной власти всех ветвей и уровней составила 4,1 тыс. рублей (увеличилась к уровню 1999г. на 47,1%, при этом темп прироста реальной заработной платы с учетом индекса потребительских цен за этот период составил 21,8%).

В 2000 г. средняя заработная плата (включая выплаты социального характера) работников центрального аппарата основной части федеральных министерств и ведомств (в 17-ти) сложилась в интервале от 4,1 до 4,5 тыс. рублей в месяц, ниже среднего уровня была заработная плата в 14 министерствах и ведомствах, на уровне средней – в 3-х, выше средней – в 28-ми.

В центральных аппаратах федеральных органов среднемесячная заработная плата работников законодательных органов почти в 2 раза превышала среднемесячную заработную плату работников органов исполнительной власти (в 1999 г. - в 2,2 раза).

Среднемесячная заработная плата работников территориальных органов федеральных органов исполнительной власти, судов и органов прокуратуры составляла 70 – 80% заработной платы работников соответствующих органов федерального уровня.

Уровень среднемесячной заработной платы работников органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации в 2000 г. был в 1,4 раза выше, чем у работников территориальных органов федеральных органов исполнительной власти. Таким образом, несмотря на улучшение картины по оплате по сравнению с 1999 г., сохраняется в целом низкий уровень заработной платы государственных служащих (сравнительно с оплатой руководителей и специалистов управления в негосударственном секторе) при существенной ее дифференциации по государственным органам и по субъектам Российской Федерации. По экспертным оценкам, разница в оплате для групп главных менеджеров (руководители организаций и их заместителей) – 10-15 раз, старших менеджеров (руководители структурных подразделений организаций) – 7-10 раз, менеджеров (специалисты, руководители отдельных проектов) – 3-7раза, администраторов (исполнители проектов) - 1,5-3 раза. При такой разнице в размерах оплаты между государственным и негосударственным секторами привлечение на государственную службу квалифицированных специалистов и руководителей становится затруднительным, стимулируется отток специалистов и руководителей в негосударственный сектор особенно по наиболее востребованным группам профессий и возрастам, что приводит к снижению эффективности исполнения государственных функций и ухудшению качественного и гендерного состава государственных служащих, уменьшению престижа государственной службы, возникновению незаполненных вакансий по должностям государственной службы.

Престиж государственного аппарата снизился настолько, что выпускники институтов и факультетов по специальностям государственного управления в своем большинстве предпочитали либо совсем не идти на государственную службу, либо воспринимали государственную службу как временный этап приобретения связей перед последующим уходом в бизнес-управление.

Удельный вес расходов на государственное управление в общих расходах федерального бюджета составляет: в 1995 г. – 2,8%, в 1997 г.

– 2,19%, в 2000 г. – 3,01%, в 2001 г. – 3,33%, в 2002 г – 2,85%. Тем самым, расходы на государственное управление в сравнении с другими странами как в абсолютном, так и в относительном выражении крайне малы.

Попытки решения проблем государственной службы, ее системного преобразования, предпринимались начиная с 1992-1993 гг.

Однако, только начиная с осени 2000 г. эти попытки начали воплощаться в реальных преобразованиях.

В это время в соответствии с поручением Президента Российской Федерации от 24 ноября 2000 г. № Пр-2331 был создан организационный механизм, призванный упорядочить и поддержать разработку научно-исследовательского и методического обеспечения необходимых преобразований государственной службы.

В рамках этого организационного механизма была сформирована Межведомственная рабочая группа (МРГ), состоящая из руководителей тех органов исполнительной власти, образовательных и научных организаций, которые функционально отвечают за те или иные аспекты деятельности государственного аппарата, заняты подготовкой, переподготовкой и повышением квалификации государственных служащих, отвечают за проведение научно исследовательских работ по изучению государственной службы Российской Федерации. При МРГ была образована постоянно действующая экспертная группа, включающая в себя подгруппы по направлениям реформирования государственной службы.

«Увенчивает» эту структуру Комиссия по реформированию государственной службы Российской Федерации под руководством Председателя Правительства Российской Федерации.

В результате первого этапа работы, к лету 2001 г. в основных чертах была разработана, представлена на утверждение и утверждена Президентом РФ 15 августа 2001 г. № Пр-1496 Концепция реформирования системы государственной службы Российской Федерации (далее – Концепция), в которой была поставлена цель создать адекватную систему органов государственной власти и соответствующую ей целостную систему государственной службы, способных обеспечить реализацию функций государства, повышение эффективности государственной службы в интересах развития гражданского общества. В Концепции указывались основные проблемы сложившейся государственной службы и намечались направления ее реформирования.

Реформирование государственной службы было объявлено в Концепции приоритетным направлением в области государственного строительства. Согласно Концепции, формирование системы государственной службы должно осуществляться поэтапно, планомерно, на основе соответствующих программ, финансового и ресурсного обеспечения, с учетом отечественного, а также зарубежного опыта, применимого в российских условиях, в соответствии с утвержденным планом первоочередных мероприятий и во взаимосвязи с административной реформой, военной реформой и реформой судебной системы.

Концепция установила следующие направления реформирования государственной службы:

создание комплексной нормативной правовой основы регулирования государственной службы на основе федерального закона о системе государственной службы, федерального закона о государственной гражданской службе;

определение видов государственной службы и их законодательное урегулирование;

обеспечение открытости и регламентация деятельности органов государственной власти и государственных служащих;

повышение доверия граждан Российской Федерации к органам государственной власти за счет улучшения качества оказываемых указанными органами государственных услуг и рационального использования государственных ресурсов;

формирование эффективного механизма подбора кадрового состава государственных служащих и работы с ним, в том числе посредством введения конкурсной системы набора и продвижения по службе на основании принципов профессиональных заслуг и достоинств, а также введения служебно-контрактной системы (краткосрочных и долгосрочных контрактов);

повышение престижа государственной службы и авторитета государственных служащих;

приведение системы государственной службы и технологий профессиональной деятельности государственных служащих в соответствие со сложившимися общественными отношениями и новыми экономическими условиями;

активное использование современных информационных технологий;

комплексное совершенствование финансово-экономического и материально-технического обеспечения государственной службы, в том числе введение единых принципов денежного содержания (вознаграждения) государственных служащих, обеспечивающих как эффективизацию их служебной деятельности, так и высокий уровень социальной защиты;

разработка эффективных механизмов проведения кадровой политики в сфере государственной службы;

формирование системы управления государственной службой на федеральном уровне, на уровне субъекта Российской Федерации и на уровне государственного органа.

С осени 2001 г. началась работа по реализации Концепции реформирования государственной службы Российской Федерации. В качестве первоочередных мероприятий были установлены: подготовка и внесение Президентом РФ в Государственную Думу проекта федерального закона «О системе государственной службы Российской Федерации», и разработка и принятие федеральной президентской среднесрочной Программы «Реформирование государственной службы Российской Федерации (2003-2005 годы)».

Проект федерального закона «О системе государственной службы Российской Федерации», внесенный в Государственную Думу в ноябре 2002 г. (Проект №265808-3), определяет систему государственной службы Российской Федерации как состоящую из трех основных видов (федеральная государственная гражданская служба, военная служба, правоохранительная служба) и из двух уровней (федеральная государственная служба и государственная служба субъектов Российской Федерации). Указанное разделение государственной службы задает правовые основы единства принципов построения и функционирования всей системы государственной службы, устанавливает единый подход для разработки федеральных законов о видах государственной службы, иных нормативных правовых актов о государственной службы как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов Российской Федерации. В Проекте дается описание должностей государственной службы (с разделением на группы и категории), указывается необходимость введения квалификационных требований по должностям в видовых законах о государственной службе, вводятся требования оценки результатов служебной деятельности в ходе проведения аттестаций и квалификационных экзаменов, устанавливается преимущественно конкурсный порядок замещения должностей, а также необходимость заключения служебных контрактов, устанавливается система взаимопереходов из одного вида государственной службы в другой через соотнесение классных чинов, дипломатических рангов, воинских и специальных званий, присваиваемых на федеральной государственной службе. В законопроекте устанавливается система управления государственной службой Российской Федерации, а также впервые вводится положение о развитии системы государственной службы путем реализации федеральных программ реформирования и развития федеральной государственной службы и соответствующих программ субъектов Российской Федерации. Предполагается, что принятие настоящего федерального закона позволит существенно изменить правовые и организационные основы государственной службы, создать профессиональную многоуровневую систему государственной службы и подчинить функционирование государственного аппарата потребностям общества.

Наряду с работой над проектом федерального закона «О системе государственной службы Российской Федерации», была также осуществлена разработка федеральной президентской среднесрочной программы «Реформирование государственной службы Российской Федерации (2003-2005 годы)», утвержденной Указом (№1336) Президента Российской Федерации 19 ноября 2002 г. Принятие такой программы стало новым и важным шагом на пути реформирования аппарата, поскольку впервые в истории России предложен научно апробационный подход к проведению реформ. Программа предусматривает меры по реформированию государственной службы на основе системного подхода, взаимной увязки мероприятий по типам, срокам и этапам реализации, ресурсному и финансовому обеспечению, создания системы управления мероприятиями, осуществляемого программно-целевыми методами. В программе сделан акцент на проведение научно-исследовательских работ по реформированию государственного аппарата, включая обеспечение разработки новых федеральных законов, иных нормативных правовых актов, проведение экспериментов и пилотных проектов, реформирование всех уровней подготовки, переподготовки, повышения квалификации федеральных государственных служащих, формирование материально-технических условий эффективного функционирования федеральной государственной службы, формирование системы управления государственной службой. Важно также то обстоятельство, что изменения государственной службы предполагается проводить, как правило, сначала в виде экспериментов и пилотов, и только в случае положительных результатов этих мер осуществлять полномасштабные изменения. Именно по этому пути идут все страны, начавшие (с 1970-х гг.) модернизацию государственного аппарата.

Таким образом, подготовительная фаза реформ государственной службы с 2003 г. сменилась фазой начальной реализации реформ, что закреплено в программе. Высокий статус данной программы, то внимание, которое Президент Росийской Федерации уделил названным в программе целям во время своего ежегодного (2002 г.) выступления перед членами Федерального Собрания, позволяет ожидать появления практических результатов реформирования государственного апарата уже в ближайшее время.

Первым из федеральных законов о видах государственной службы должен стать закон «О государственной гражданской службе Российской Федерации», наряду с федеральным законом «О системе государственной службы Российской Федерации» призванный образовать ядро всей системы государственной службы. В настоящее время (февраль 2003 г.) проект этого закона, включающий в себя основные принципиально новые черты профессиональной гражданской службы, присущей демократическому гражданскому обществу, находится на стадии согласования.

Разворачивающийся ныне в России процесс реформирования государственной службы происходит быстрыми темпами и вовлекает в свою орбиту все большее количество органов государственной власти, научно-исследовательских и образовательных организаций, экспертов.

Однако, наметились и негативные моменты и недоработки в проведении реформ государственного аппарата. Во-первых, на фоне значительных изменений, воплощенных ныне не только в планах, но и в согласованной работе органов власти и экспертного сообщества, в подготовленных документах, в проводимых мероприятиях, наблюдается серьезное отставание в области информационного обеспечения реформы государственного аппарата и вовлечения широкой общественности в обсуждение процессов его реформирования. Именно это обстоятельство в настоящее время является главной угрозой происходящим переменам. Во-вторых, приближение выборов в Государственную думу, а также выборов Президента Российской Федерации, поляризует политическую ситуацию, превращая подготавливаемые и вносимые в Государственную Думу проекты федеральных законов о государственной службе потенциальными «заложниками» предвыборной борьбы, что в принципе может привести к торможению принятия законов в этой области. Наконец, реформирование государственной службы должно осуществляться в тесной связи с другими реформами государственного управления, в особенности с административной реформой. Координации этих реформ в настоящее время должно уделяться повышенное внимание.

Приведенные данные свидетельствуют в пользу того, что Россия под давлением серьезных проблем и обстоятельств необходимо должна была вступить и уже вступила на путь реформы государственного аппарата. На этом пути Россия может и должна учитывать опыт других стран, предпринявших значительные усилия по совершенствованию государственного аппарата, по созданию профессиональной государственной службы, отвечающей требованиям построения демократического гражданского общества. Однако, ситуация в России, равно как и масштаб необходимых преобразований, в значительной степени отличаются от того, с чем сталкивались и сталкиваются другие страны в своих реформах государственного аппарата. Требуются намного большие, системные и целенаправленные усилия по поддержке и проведению реформы. В настоящее время Россия находится на переднем фронте преобразований государственного аппарата, и изучение этого процесса, механизмов реализации реформы, равно как и анализ получаемых результатов, могут представить интерес для других стран, стать для них источником нового и ценного опыта по реформированию государства.

Аракелова М.П.

Некоторые аспекты опыта реформирования в Содружестве Независимых Государств (1991-2002 гг.) Разрушение единого экономического пространства бывшей великой державы породило множество преград на пути самостоятельного развития возникших на ее месте новых суверенных государств.

Не вдаваясь в подробности трагических событий начала 90-х годов, отметим, что роспуск СССР отвечал интересам тех политических элит и лидеров, для которых такое развитие событий было удобным способом освободиться от союзного Центра и утвердить свою власть. Но это совсем не отвечало глубинным интересам ни самих народов, ни тех политических сил, которые не разделяли подобных устремлений. Причем оппонентами оказались не только граждане, но и руководители некоторых республик, которые были поставлены совершенно неожиданно для них перед свершившимся фактом упразднения единой государственности. А поскольку полностью пренебречь мнением большинства было невозможно, на свет появилось Содружество Независимых Государств.

Появление СНГ создавало впечатление, будто в принципе все остается прежним, меняется только форма, хотя на самом деле изменялась именно сущность, поскольку единая государственность упразднялась, а вместе с ней, как показала практика последующих лет, ликвидировалось единое экономическое пространство. В конечном итоге это привело к формированию разрушительных тенденций не только в экономике, но и в системе всех составляющих национальной безопасности новых постсоветских государств1.

Сама логика событий, случившихся на территории бывшей державы, должна была бы заставить лидеров новоиспеченных государств приступить к восстановлению разорванного экономического пространства на новой институциональной основе.

Это отвечало как особым национально-государственным интересам, так и общим целям всех постсоветских государств. Однако на практике логика экономического прогресса и национальные интересы постсоветских народов оказались в жестком противоречии с реальной действительностью.

Распад Советского Союза и развал единого экономического пространства определили главную характерную черту геоэкономической и геополитической ситуации на территории бывшего единого государства – размежевание образовавшихся новых суверенных государств.

Этапы экономических реформ в СНГ. Первый этап экономических реформ на территории Содружества относится к периоду 1988-1991 гг., когда в рамках общесоюзных программ начались процессы либерализации хозяйственной деятельности, разгосударствления предприятий путем передачи их в аренду трудовым коллективам и частным лицам, легализации теневого и образования нового предпринимательства, трансформация деятельности центральных и республиканских министерств и ведомств, ослабления и трансформации централизованной системы планового управления и материально-технического обеспечения.

Начавшийся эксперимент республиканского хозрасчета породил противостояние союзного центра и властей союзных республик, органов политического и хозяйственного руководства, законов, бюджетов, банков, предприятий – поставщиков и потребителей.

В политическом плане этот этап завершился провозглашением государственной независимости бывшими союзными республиками и распадом союзного государства. В экономическом плане традиционные нарушения договорной дисциплины приобрели массовый характер, привели к серьезным подрывам межотраслевых и внутриотраслевых производственно-технологических и хозяйственных В современной науке жизнеспособность государства определяется емким понятием национальной безопасности. Ее важнейшие составляющие – экономическая, военная, социально-политическая, информационная, экологическая безопасность.

Безопасность государства в экономической сфере является ключевой, и от нее зависят все другие компоненты.

связей, предельному обострению дефицита продукции производственно-технического назначения и потребительских товаров, развалу денежно-кредитной системы, раскручиванию инфляции и спаду производства.

Особенность второго этапа реформ (1992-1994 гг.) состоит в том, что в большинстве новых суверенных государствах они продолжались в общем русле, обозначенном последней согласованной программой, и под определяющим влиянием новой реформаторской политики российского правительства, провозглашенной в опубликованном 29 октября 1991 г. «Обращении Президента России к народам России, к Съезду народных депутатов Российской Федерации». В Обращении был изложен либерально-монетаристский сценарий осуществления пакета реформ, означавших «крупный реформаторский прорыв», переход к новому экономическому курсу.

Предусматривалось, что по основным направлениям реформы должны идти одновременно, комплексно и динамично.

Российский сценарий «шоковой» либерализации вольно или невольно был воспринят во многих новых независимых государствах.

Влияние российской политики на другие страны Содружества передавалось через систему кооперационных связей предприятий, межреспубликанский товарообмен, денежно-кредитные отношения и др. Позднее этот период Президент Белоруссии А. Лукашенко назвал «парадоксальной гонкой за нерегулируемым рынком». По словам Президента Казахстана Н. Назарбаева, правительство понимало, что «шоковая терапия» – не лучший способ проведения экономической реформы, но решения, принятые Россией по этому вопросу, не оставили Казахстану другого выбора, «мы были вынуждены повторять чужие ошибки». Президент Узбекистана И. Каримов также указывал на вынужденный характер либерализации цен в республике.

Тем не менее, этот период стал для большинства государств участников СНГ этапом формирования национальной политики экономических преобразований. Правительства Украины, Белоруссии, Узбекистана и Казахстана концентрировали усилия на создании национально-государственных институтов и структур политического и хозяйственного управления, разработке правовой базы экономических реформ, поиске подходов к решению задач перестройки структуры промышленности и сельского хозяйства, подготовке условий выхода из кризиса. Они фактически отказались от стандартных программ Международного валютного фонда (МВФ), предусматривающих всеобщую либерализацию цен, масштабную приватизацию и ускоренное создание конкурентной среды, неподготовленное «открытие» национальных экономик.

В качестве основных направлений правительственных программ экономических реформ рассматривались механизмы государственного регулирования, реструктуризации промышленных и аграрных предприятий, наиболее эффективных с точки зрения экспортного потенциала и импортозамещения, социальной защиты и поддержки населения.

Принципиально иной путь был избран в Кыргызстане и Молдове, правительства которых с самого начала руководствовались установками МВФ и Мирового банка (МБ), с учетом того, что потенциальные государства-спонсоры определяли масштабы и активность своей поддержки в зависимости от договоренностей стран доноров с этими финансовыми организациями. В частности, первая программа радикального перехода к рынку экономики Кыргызстана разрабатывалась экспертами МВФ и МБ на базе стандартных стабилизационных программ и рассчитывалась на период 1992-1995 гг.

В этом контексте период 1992-1994 гг. в ряде стран Содружества считается начальным этапом экономических реформ, временем кризисного развития, навязанных и вынужденных решений и действий, преодоления ошибок и просчетов, разработки концептуальных и организационно-правовых основ национально-государственной политики рыночных преобразований. Наиболее серьезно по этому пути продвинулись в центрально-азиатских государствах (Казахстан, Узбекистан), где к 1994 г. сложились реальные национальные модели и осмысленные сценарии модернизации общественно-политического и социально-экономического устройства на базе прогрессивного советского наследства, мирового опыта, национального менталитета и народных традиций.

Интеграционные процессы в рамках СНГ, хотя и предусматривались как средство совместного «вхождения в рынок» и восстановления подорванных хозяйственных связей, на практике не превратились в реальный фактор преодоления негативных последствий размежевания бывших советских республик, восстановления и подъема их экономик, синхронизации системных реформ и рыночных преобразований.

Обозначившаяся на начальном этапе экономических реформ разноплановость их моделей объективно отражает различия в социально-экономическом состоянии государств-участников СНГ, соотношении общественно-политических сил внутри каждого из них, ожиданиях населения и его готовности к реформам. Существенно и то, что с самого начала реформ их суть ограничивалась задачами укрепления политических режимов, вывода национальных экономик из кризисного состояния, ослабления социальной напряженности.

Эти сходства и различия, которые ряд специалистов считают не принципиальными с точки зрения общей направленности к постсоциалистической трансформации социально-экономических отношений, придали рыночным реформам в СНГ многополюсную конфигурацию. Их разновременное начало и непоследовательное проведение уже на первых этапах разорвали единый хозяйственный механизм плановой экономики на относительно самодостаточные национальные хозяйственные механизмы. Государства-участники СНГ остаются на разноуровневых траекториях экономических реформ и формирования рыночных хозяйственных механизмов. Это обстоятельство стало решающим фактором экономической дезинтеграции участников Содружества, главным препятствием на пути их согласованного многостороннего приоритетного сотрудничества.

Третий этап преобразований (1995-1997 гг.) связан с вынужденной «сменой вех»: под угрозой углубления финансовой дестабилизации и нарастания кризиса в реальном секторе экономики во всех странах Содружества стратегия «прорыва в рынок» сменилась «стратегией выживания». Программные меры системных и структурных преобразований уступили место антикризисным действиям в сфере производства и денежно-кредитных отношений, борьбе с инфляцией. Курс на финансовую стабилизацию стал генеральным направлением социально-экономических преобразований.

На этом этапе основные усилия правительств большинства государств Содружества сконцентрировались либо на приспособлении национальных экономик к развалу традиционных межреспубликанских хозяйственных связей и самостоятельному прорыву на мировые финансовые и товарные рынки (Казахстан, Узбекистан и др.), либо на разработке и проведении согласованной с международными финансовыми организациями и по предлагаемым ими моделям политики финансовой стабилизации, внедрении необходимых для этого регуляционных рыночных механизмов и институтов (Россия, Украина и др.).

В общем потоке схожих макроэкономических тенденций наметились разноскоростные течения. Выделилась группа государств, где явно обозначились тенденции к финансовой стабилизации и восстановлению производства (Белоруссия, Азербайджан и др.). В Казахстане и Узбекистане проявилась «стабилизационная депрессия»:

кризисные явления приостановлены и началось восстановление производства в отдельных отраслях экономики, но в целом факторы экономического подъема еще полностью не заработали. В третьей группе государств (Россия, Украина и др.) кризисные процессы, хотя и были ослаблены, но еще продолжаются и определяют характер основных трансформационных процессов. В целом по Содружеству к концу 1997 г. обозначилась тенденция к общей стабилизации и началу восстановительных процессов в реальном секторе экономики.

Начавшийся в 1998 г. четвертый этап экономических реформ характеризуется общей ориентацией на придание устойчивости сложившимся базисным контурам рыночного хозяйства, достижение параметров экономического роста на базе усиления тенденций к макроэкономической стабилизации, структурную перестройку реального сектора экономики, реформирование институциональной структуры рыночного хозяйства и социальной сферы. Сценарии этого этапа в большинстве стран Содружества определены целями и задачами правительственных программ макроэкономической стабилизации и углубления экономических реформ, разработанных и принятых на период 1995-2000 гг. или на более отдаленную перспективу (Россия, Казахстан, Кыргызстан, Белоруссия и др.).

Например, экономика Казахстана, как считает Президент Н. Назарбаев, накануне 1998 г. прошла «точку возврата». Страна вышла «из глубин хаоса и беспорядка». Достигнутый баланс еще очень хрупок, хотя удалось добиться небольшого экономического роста, который будет закреплен и сохранен в течение двух-трех лет на уровне 2-3%. Радикальные реформы должны быть завершены в ближайшие два года. Транзитный (переходный) статус казахстанской экономики, движущейся от административной системы к рыночной, перейдет в разряд устоявшихся.

Дальнейшая стратегия развития определена в президентском Послании «Казахстан-2030», в котором указаны среднесрочные и долгосрочные цели, приоритеты и тактика политического и социально экономического развития страны, основные направления модернизации экономики, государства и общества. Стратегическая цель – стать первым «азиатским барсом». Для ее достижения предполагается использовать рецепт макроэкономической политики, который «сработал» у «азиатских тигров» (в Южной Корее, Тайване, Сингапуре и Гонконге) и в результате которого удалось добиться низкой инфляции и небольшого дефицита бюджета, сильной национальной валюты и высокой нормы накопления. Конечная цель – экономический рост, макростабилизация – лишь средство ее достижения. Стратегические акценты переносятся на экономический рост при сведении инфляции к приемлемому уровню.

В ближайшие годы в центр общегосударственной стратегии Казахстана смещается реальный сектор экономики, его оздоровление, рост и сильная социальная политика. В сфере внешнеэкономической и инвестиционной политики ставятся задачи «построения открытой экономики и свободной торговли», «привлечения как можно большего количества известных всему миру инвесторов», выхода в «лидеры по объему и качеству привлеченных иностранных инвестиций», расширения экспортных возможностей за счет разработки энергетических и других природных ресурсов и способности «поглощать поток валютных поступлений», подготовки «стратегии финансовых инвестиций за рубежом».

Главный ориентир в структурной политике Казахстана – диверсификация промышленности. На первых порах, до 2010 г., при значительном развитии опорной отрасли – нефтегазодобывающего сектора, а также других отраслей добывающей промышленности, индустриальная политика сосредотачивается на трудоемких отраслях:

сельском хозяйстве, легкой и пищевой промышленности, туризме, жилищном строительстве, создании инфраструктуры. Впоследствии упор делается на повышение доли перерабатывающих производств, прежде всего наукоемких, с высокой добавленной стоимостью, а также сферы услуг.

В целом опыт реформирования государств-участников СНГ в 1991-2002 гг. показывает, что становление рыночной экономики невозможно без государственного вмешательства в формирование институтов рынка.

В этом аспекте обвал производства в странах Содружества был следствием, с одной стороны, преувеличенной значимости преобразований как таковых, а с другой – смещения акцентов на либерализацию и приватизацию без достаточного внимания к реальному сектору, сфере потребления, инвестициям, занятости и т.п.

Такой подход изменил исходные условия (подчас не лучшим образом) и явился причиной спада вместо ожидаемого экономического роста.

Институциональное строительство – важнейшая задача в переходный период, когда превалирует системный вакуум. Так как централизованного ценообразования или распределения инвестиционных ресурсов Госпланом и отраслевыми министерствами больше не существует, а новые институты, например, инвестиционные банки или фондовые биржи, работают малоэффективно, то рынок нуждается в адекватной законодательной базе, способной обеспечить выполнения правил рыночного поведения и контрактных соглашений, а также корректное поведение экономических субъектов (фирм, организаций и правительства). Поэтому, как показывает анализ более чем десятилетних результатов экономического развития государств Содружества, при переходе к рынку в новых условиях требуется не отстранение правительства от руководства экономикой, а его активная корректирующая деятельность.

Сегодня Содружество – это не то объединение, которое создавалось более 10 лет назад. Неизменными остались цели, задачи и принципы его существования, но изменились сами государства. В настоящее время – это суверенные государства со своей экономической политикой, мировыми связями, программами развития экономики, стремлением найти свои пути вхождения в мировое экономическое сообщество.

Однако за 11-летний период суверенного существования все государства Содружества убедились, что заинтересованность каждого государства в насыщении своих рынков недостающими товарами, услугами, капиталами, в заполнении и создании новых рабочих мест может быть успешно реализована путем формирования общего рынка продукции, услуг, капиталов и рабочей силы, а в дальнейшем – общего экономического пространства, для создания которого необходимы равные условия экономической деятельности, одинаковые законодательные базы и унификация национальных хозяйственных механизмов.

Сегодня государства Содружества стоят перед необходимостью выработки согласованных действий, синхронизации основных мнений структурных трансформаций национальных экономик, сближения и поэтапного реформирования однотипных хозяйственных механизмов, формирования на их базе общего рыночного пространства.

Однако для активизации взаимодействия между партнерами по Содружеству требуется выработать новую, соответствующую современным условиям модель сотрудничества.

Кошкидько В.Г.

Современный российский федерализм и местное самоуправление Федеративное устройство России с ее региональным раз нообразием и многонациональным населением существенно влияет на структуры и формы создаваемого института местного самоуправления, которые, отражая все многообразие страны, вполне могли бы стать важным средством ее целостности и единства. Эта актуальная в современных условиях проблема была поставлена видными политическими и общественными деятелями еще в начале ХХ в. Так, например, Д. И. Менделеев в своих «Заветных мыслях» по поводу устройства государственного и местного управления в России писал, обращаясь к Думе: «Желательно, чтобы в первой же сессии Государственной Думы были обсуждены способы достижения возможной самостоятельности местного управления и меры участия в нем земств, чтобы согласить особенности отдельных частей Империи и с ее общей целостностью и единством»1.

Опасность сепаратизма, которую несет в себе непродуманная или поспешная организация института местного самоуправления, в субъектах федерации еще не осознана по-настоящему, но она реально существует и обусловлена историческим наследием в виде деформированных постсоциалистических федеративных отношений, где среди равных по Конституции субъектов есть, так сказать, более равные.

Вообще федерализм как система отношений внутри единого государства, в котором субъекты федерации имеют равные правовые условия для организации достойной жизни населяющих их людей, независимо от их социальной, национальной или религиозной принадлежности, призван стать неотъемлемой чертой российской государственной и общественной жизни. На протяжении многих веков русский народ формировался и утверждал свою государственность как многонациональная общность. Недаром в преамбуле Конституции Российской Федерации говорится: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, со храняя исторически сложившееся государственное единство, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов, чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, Менделеев Д.И. Заветные мысли. М., 1995. С. 329.

веру в добро и справедливость, возрождая суверенную государственность России и утверждая незыблемость ее демократической основы, стремясь обеспечить благополучие и процветание России, исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями, сознавая себя частью мирового сообщества, принимаем Конституцию Российской Федерации»2.

Федеративное устройство страны предусматривает и ус тановление равноправия всех ее субъектов, и их демократические взаимоотношения с центральной властью. Однако среди 89 субъектов Российской Федерации - 21 имеют статус республики, со своей конституцией, президентом и названием, соответствующим этнониму коренного населения, которое, впрочем, в большинстве республик составляет меньшинство;

6 краев, включающих в себя более мелкие национально-административные образования;

49 областей, сформировавшихся вокруг крупных городов и получивших от них свои названия;

2 города - Москва и Санкт-Петербург, имеющие федеральный статус;

Еврейская автономная область и 10 автономных округов. Кроме республик, остальные субъекты федерации имеют свои уставы и глав администрации (губернаторов).

Субъекты Российской Федерации при формально провозглашенном равенстве находятся далеко не в равных условиях.

Существует целый комплекс разногласий как между субъектами федерации одного уровня, например между республиками, так и по поводу имеющегося статуса между республиками и другими субъектами. Разногласия эти возникли не сегодня, хотя парады «суверенитетов» начала 90-х годов и привели к появлению на карте России 21 автономной республики вместо имевшихся ранее 16, волюнтаристская политика, проводившаяся в течение довольно длительного времени политическим руководством бывшего СССР, неоднократно приводила к изменениям административно-территори ального положения отдельных территорий. Сложилась довольно парадоксальная ситуация, когда из почти 20% нерусской части населения России более трети являются выходцами из других стран и республик, еще около трети живут за пределами своих автономий и только немногим более одной трети, а именно 35,5% нерусских, живущих в России, являются носителями национальных устремлений, что составляет всего 6,6% от общего числа населения страны3. Таким образом, выходит, что 21 автономная республика обслуживает в Конституция Российской Федерации. М., 1996. С.3.

Россия: опыт национально-государственной идеологии. М., 1994. С.85.

значительной мере интересы этой части населения России, тогда как все остальное население страны, в том числе и все русское население, проживает в субъектах федерации, имеющих более низкий статус, кроме Москвы и Санкт-Петербурга.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.