WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

79 СОРОКОЖЕРДЬЕВ В.В.

кандидат экономических наук, доцент кафедры экономической теории, Кубанский государственный технологический университет, г. Краснодар e-mail: sorich@mail.ru В работе рассмотрены и проанализированы основные проблемы формирова ния и реализации экономической политики России на основе применения аль тернативного и системного подхода в условиях нестабильности. Предложены меры по совершенствованию экономической политики в рамках стратегии мо дернизации.

Ключевые слова: экономическая политика;

стратегия социохозяйственного развития;

экономическая нестабильность;

альтернативный подход;

системный подход;

модернизация.

Коды классификатора JEL: D 70 In this article the basic problems of formation and realization of economic policy of Russia on the basis of application of the alternative approach and systematic approach in conditions of instability are considered and analyzed. Measures for economic policy perfection within the modernization strategy are offered.

Keywords: еconomic policy;

strategy of socioeconomic development;

economic instability;

the alternative approach;

the systematic approach;

modernization.

Современное социохозяйственное развитие отличается высокой «волатильностью», ускоренной динамикой протекания процессов в экономике и обществе, их разнонаправ ленностью, отсутствием заданности и высокой степени определенности. Причем суще ственно возросли риски функционирования самой системы хозяйствования, а также от дельных ее составных частей вследствие относительно незначительных событий, связан ных как с относительно спонтанным ходом экономических процессов, так и с ошибками в их регулировании со стороны государства. На это, в частности, указывает лауреат Но белевской премии за 2008 г. П. Кругман [9]. Последний финансово-экономический кри зис, уже очевидно, имеет глобальный характер, обусловлен множеством объективных и субъективных причин, связан с весьма серьезными негативными последствиями для ми ровой экономики и национальных хозяйств как на ближайшее время, так и на длитель ную перспективу. Большинство исследователей склонны рассматривать в качестве глав ных его факторов параметры, связанные с циклическим развитием экономики и, прежде всего,— перенакопление финансового капитала, его виртуализацию и связанные с этим «пирамиды» долговых обязательств (в основном— США) и деривативов, приведших к «на дуванию «пузырей» переинвестирования в отрасли и рынки. С точки зрения П. Быкова и Т. Гуровой, основная специфика кризисных проявлений «нулевых» годов состоит в за вершении очередного тридцатилетнего цикла экономической конъюнктуры, начавшегося в 80-е гг., и основным содержанием которого стали компьютеризация и глобализация;

а новый этап связывается ими с использованием внутренних ресурсов национальных эко номик и укреплением реального сектора [3]. По мнению С.Ю. Глазьева, настоящий кризис носит еще более фундаментальный, структурный характер и связан с завершением цикла развития пятого технологического уклада и началом функционирования нового, шестого уклада (который должен базироваться на био- и нанотехнологиях, системах искусственно го интеллекта, глобальных информационных и транспортных сетях) [5]. Фактически на званные выше технологические приоритеты и легли в основу идеологии модернизации, которая предложена высшим руководством страны для реализации в России [22, 23]. Ряд © В.В. Сорокожердьев, ТЕRRА ECONOMICUS Том № В.В. СОРОКОЖЕРДЬЕВ авторов, в том числе Г.Б. Клейнер, Р.М. Нуреев, указывают на системный характер ны нешнего глобального ухудшения экономической ситуации, ставя во главу угла проблемы коренного реформирования и «выращивания» институтов [6, 15]. С точки зрения А.В. Буз галина, основной предпосылкой кризиса стала волна дерегулирования и десоциализации экономики, которые подарили «второе дыхание» внутренней закономерности капитализ ма — периодически повторяющимся кризисам [2].

Признавая справедливость указанных выше позиций по обоснованию значимости данных факторов, следует отметить особую роль в новых условиях комплекса причин, прямо связанных с формированием и реализацией экономической политики, которая при обрела новые свойства на рубеже веков и способна не только отклонять в ту или иную сторону от основного тренда траекторию социохозяйственного развития отдельных стран, но и играть роль фундаментального фактора в национальном и мировом развитии. Дей ствительно, возникновение и развитие современного экономического кризиса, сопрово ждались развитием следующих негативных процессов:

гипертрофией частного фиктивного капитала и активным участием в создании глобальных финансовых оффшоров (прежде всего, в Нью-Йорке и Лондоне) самих государственных структур;

масштабной фальсификацией корпоративной отчетности и качества подавляющей массы потребительских товаров, включая частные и государственные услуги (что невозможно без широкого задействования возможностей государства);

возникновением новой социальной стратификации, в которой близость к власти является главным условием успеха в доступе к собственности, доходам, образова нию и, главное — к возможностям управления, самореализации, достижения высо кого качества жизни для незначительной части населения в ущерб большинству.

На наш взгляд, именно неспособность государства в необходимой мере реализовы вать свои базовые экономические и социальные функции представляет собой особую опасность для инициирования дестабилизирующих и разрушительных процессов в эконо мике и обществе. Таким образом, формируются предпосылки для формирования теневой экономической политики, как в национальном, так и в мировом масштабе, что связано, прежде всего, с наличием мер воздействия на социально-хозяйственные процессы скрытого, а иногда и нелегального, идущего вразрез с существующим законодатель ством и гласно провозглашаемыми общественными целями характера и обусловленного соответствующими интересами как определенных государственных структур (вступаю щих в жесткую конкуренцию с другими субъектами хозяйства), так и групп лиц, входящих в бюрократический аппарат или же связанных с ним в процессе такого взаимодей ствия. На серьезность ситуации, связанной с формированием и усилением теневой эконо мической политики, указывают в своих исследованиях целый ряд авторов, в частности С.Ю. Глазьев, В.М. Полтерович, Д. Стиглиц [4, 13, 18].

В действительной жизни теневая экономическая политика составляет своеобраз ный симбиоз с официально провозглашаемой социально-экономической доктриной и соответствующей системой мер;

в результате этого формируется конструкция, которую можно определить как «реальная экономическая политика». Причем, характеризуя по следний вид политики и, соответственно, определяя степень и характер его влияния на социально-экономическую практику, нельзя не отметить тот момент, что в случае, когда расхождения между теневой и официальной экономической политикой являются крити чески масштабными, то реальная экономическая политика в определяющей степени фор мируется скрытыми, закамуфлированными процессами и установками. Естественно, для оптимального рассмотрения и выбора конкретных альтернатив при формировании эконо мической политики как в целом, так и отдельных ее направлений первостепенное значе ние имеет корректная оценка ситуации. По мнению большинства отечественных ученых экономистов, специалистов отдельных отраслей, бизнесменов (что разительно контра стирует с официальной точкой зрения), реализация социально-экономической стратегии на всех уровнях и до кризиса, и сейчас является во многом провальной, несмотря на ряд серьезных успехов. К последним, на наш взгляд, можно отнести достижение определенной социально-экономической стабильности, ускорение темпов экономического роста, суще ственное расширение степеней свободы для частной инициативы, некоторое «осовреме нивание» отношений в рамках существующей социально-экономической системы. Однако, на наш взгляд, главным из этих положительных изменений, которое носит поистине фун ТЕRRА ECONOMICUS Том № ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В УСЛОВИЯХ...

даментальный характер, является формирование достаточно значимого слоя людей «но вой генерации», способных реализовать свой активный творческий потенциал и деловую инициативу в самых различных сферах экономики и общества, включая и саму власть.

В связи с этим тем более парадоксальной выглядит ситуация, когда эффективность власти и проводимой экономической политики в целом являются весьма низкими и продолжает падать. Как указывает А. Швецов, при всех многочисленных (и подаваемых властью в ка честве эпохальных) переменах, произошедших в важнейших подсистемах госуправления, например — территориального, достаточно очевидно, что эти изменения никак не знаме нуют собой свершившийся прорыв и тем более — исторический переход к новому типу государственного регулирования, а только— лишь его имитацию. До настоящего времени практически отсутствуют серьезные признаки глубинной новизны в содержании, подго товке и реализации решений государства по стратегическим направлениям развития эко номики и общества [21].

В связи с этим вызывает недоумение и сожаление такая укоренившаяся практика принятия и реализации стратегических решений по социально-экономическому развитию страны, когда лишь в малой степени используется ценный опыт и имеющиеся разработки отечественных науки и бизнеса, а также не происходит серьезных корректив установив шегося стратегического курса в связи с изменяющейся ситуацией в стране и в мире. На это обстоятельство постоянно указывает большинство российских ученых— экономистов, не относящиеся к неоклассическому mainstream'у [1.2, 4, 6, 13, 15, 21], а также бизнес мены, общественные деятели, широкий круг наиболее активных граждан страны;

однако, эти инициативы и взгляды с упорством, достойным лучшего применения, отвергаются как заведомо неприемлемые. Подобный подход, на наш взгляд, является глубоко порочным, в том числе и с позиции последовательного либерализма, так как экономическая политика, не учитывающая реальных общественных альтернатив, резко ограничивает естественные частные (инкрементные, по терминологии Д. Норта) положительные институциональные изменения, т.е. инновации в самом широком смысле[11].

Именно упрощенный и тенденциозный подход (которому, впрочем, также имеется свое объяснение) центральных властей к оценке, использованию и развитию альтернатив ных возможностей, существующих в экономике и обществе, по существу является главной причиной такого широкомасштабного падения национальной конкурентоспособности, особенно в сравнении (имеется в виду, прежде всего, Китай) с рядом других стран, ре шающих сходные социохозяйственные задачи. В переходном и нестабильном состоянии хозяйства (а таковое, к сожалению, в наших условиях является типичным и перманент ным) первоочередное значение, на наш взгляд, должно приобрести достижение реальных весомых результатов по следующим направлениям организационно-регулирующей актив ности государства:

обеспечения стабильности, безопасности, формировании системы определения и поддержания статуса экономической и общественной деятельности (стабилиза ционная политика);

формирования и регулирования доходов и собственности, достижении определен ного «качества» жизни (социальная политика);

развития конкуренции и «выращивания» инновационного и социально ответ ственного бизнеса (политика поддержки предпринимательства и конкуренции).

Принятые на настоящий момент основные положения стратегии социально экономического развития страны, отраженные, прежде всего, в Концепции социально экономического развития России до 2020 года и Послании Федеральному Собранию Рос сийской Федерации Президента РФ, на наш взгляд, частично верно определяют приори тетность коренной модернизации страны на новой идеологической, организационной и технологической основе, исходя из анализа актуальных тенденций, угроз и перспектив.

Однако, на наш взгляд, остается неустраненным главный изъян в формировании заявлен ных мер — односторонность в восприятии точек зрения на данную проблему и, соответ ственно, — построения самой данной конструкции. Очевидно, что при формировании ука занной выше стратегии, которая принимается и реализуется в период опасной социально экономической нестабильности, необходим действительный прорыв в качестве экономи ческого управления и развития, основанный на привлечении лучших интеллектуальных, организационных, технологических и иных ресурсов. В данной связи показателен пример США, когда для определения политики борьбы с депрессией (гениально-успешной!) пре ТЕRRА ECONOMICUS Том № В.В. СОРОКОЖЕРДЬЕВ зидент Ф.Рузвельт вынужденно опирался на университетских профессоров во главе с ве ликим английским экономистом Дж. Кейнсом, а нынешняя администрация США во главе ведущего инновацонного ведомства — Министерства энергетики утвердила нобелевского лауреата по физике, американца китайского происхождения С. Чу.

В результате рассмотренных выше обстоятельств, принятую на высшем государствен ном уровне программу модернизации (которую сейчас все чаще — и на самом высоком уровне называют «гармонизацией»), а также реальную экономическую политику, на кото рой она зиждется, яростно критикуют ученые, общественность, бизнес, граждане (взаимо действие с которыми и должно выступать основной формой такой гармонизации), при том, что само руководство страны, а также большинства территорий пользуется (и заслужен но!) симпатией и поддержкой, хотя и далеко не безоговорочной, большинства населения.

Однако такой кредит доверия объясняется по преимуществу прошлыми заслугами и до статочно быстро исчерпывается, а во многом уже сейчас является результатом статисти ческих манипуляций и использования «административного» ресурса.

Очевидно, что для сохранения и упрочения власти, государства и общества в целом необходим успех. И он вполне может быть достигнут. Проблема же состоит в том, что продвижение модернизации должно быть действительным, а не фиктивным или — хуже того — закончиться в конечном итоге деградацией хозяйства, социально-экономической дестабилизацией и фактическим крахом страны. Опасность такого развития событий, к сожалению, имеет под собой вполне реальную почву и связана, прежде всего, с неэффек тивностью проводимой экономической политики;

на это указывают ряд авторитетных ав торов, в частности, — В.Т. Третьяков [19]. В целом определенный пессимизм порождает и опыт современных российских реформ, когда на протяжении почти трех десятилетий ни одна из масштабных программ социально-экономического развития не была удовлетвори тельно выполнена (а некоторые из них, особенно представляемые Министерством финан сов, носили в основном демонстрационно-популистский характер), в то время как страны, также осуществляющие модернизацию экономики, существенно нас опередили (прежде всего — это Китай). Особенно пагубные последствия для экономики и судеб страны имели преобразования 80-х годов, которые в своем развитии прошли 3 этапа:

начались в виде «широкомасштабного экономического эксперимента»;

продолжились как «эпоха «перестройки, ускорения и гласности»;

завершились системной дестабилизацией и распадом государства.

В ходе осуществления инициированных в последнее десятилетие руководством страны усилий по формированию инновационной модели экономики одним из наиболее знаковых событий стали мероприятия, проводимые в рамках «национальных проектов», которые оказались в целом недостаточно подготовленными и малорезультативными. На стоящий, т.е. второй этап модернизации, является ключевым в череде российских реформ и именно от его результативности будет зависеть характер следующего (третьего) собы тийного периода, а также общий успех (или фиаско) намечаемых преобразований.

Исходя из проведенного выше анализа к числу важнейших условий и мер стратегиче ского характера, без которых, на наш взгляд, невозможно достичь желаемого эффекта от реализации программы модернизации, могут быть отнесены следующие.

1. Обеспечение безусловной приоритетности кардинальной модернизации экономиче ской политики, гармонично включающей соответствующую социально-этическую компоненту. Для обеспечения доверия к власти необходимо также признание (естественно, в приемлемой для восприятия обществом форме) существования си туации, когда официально обозначенные главными успехами власти (которые не обходимо должны выступать отправными точками для реализации любого проек та)— достижения в области стабилизационной и социальной политики, являются на деле главными проблемами, требующими адекватного решения, а заявленные пять направлений технологической модернизации— в российских условиях могут выступать лишь в качестве дополнительных задач (технологические инновации— вторичны!).

2. Определение приоритетов данных мер, а также выявление наиболее значимых условий и перспектив дальнейшей трансформации экономики и общества должно осуществляться на основе реализации альтернативного и системного подходов, позволяющих, с одной стороны, избежать фрагментарности и односторонности принимаемых решений и, с другой стороны,— адекватно учесть наиболее ценный отечественный и зарубежный опыт, создать эффективный и устойчивый к дестаби ТЕRRА ECONOMICUS Том № ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ В УСЛОВИЯХ...

лизирующим воздействиям механизм формирования и изменения наиболее продук тивных модернизационных инициатив.

3. Коренной пересмотр системы определения и закрепления социальных статусов, осуществление адекватных мер по противодействию теневой экономической поли тике и коррупции, без которых невозможно существенное повышение эффектив ности деятельности государственной власти на всех уровнях. Это, в свою очередь, потребует:

устранения фундаментальных диспропорций в первичном и вторичном распре делении доходов;

максимального устранения паразитической занятости;

разрушения системы формирования теневых доходов.

По существу речь идет о том, что должен быть устранен статусно-материальный дис баланс, когда привилегированные страты общества, получающие закритично высокую долю доходов по сравнению с остальными группами населения, имеют также закритично низкий результат при соотнесении с другими акторами по выполнению своих «уставных» функций. В условиях современной России наименее эффективными в решении задач мо дернизации (которые, соответственно, нуждаются в наиболее существенной реорганиза ции) являются следующие структуры и субъекты:

управленческие органы, которые так и не создали внятной концепции и дееспо собной системы организации социохозяйственного развития;

финансовые институты, неспособные обеспечить необходимый масштаб и каче ство инвестиций, а также защиту суверенности финансовой системы страны;

крупный бизнес, который не продуцирует значительных инноваций и структур ных изменений, неконкурентоспособен и постоянно требует перетока ресурсов за счет общества;

работники правоохранительных органов, ответственные за предотвращение антизаконной деятельности и, как правило, получающие свою часть теневых доходов, многократно превышающую их официальную заработную плату.

4. Обеспечение доверия и поддержки населения, которые достигались практически во всех странах, успешно осуществлявших преобразования за счет, прежде всего, существенного уменьшения социального неравенства и получения подавляющим большинством граждан реальных выгод от проводимых реформ. В сложившихся условиях это, очевидно, потребует также осуществления ряда давно назревших и «непопулярных» для руководства страны мер:

пересмотра плоской шкалы налогообложения индивидуальных доходов и пере ориентации на поощрение качественного развития бизнеса селективных и не селективных мер фискального и иного регулирования;

социализации банков, выполняющих в рыночной экономике изначально весьма примитивные функции, связанные со сбором и предоставлением денег, ком мерческая «продвинутость» которых в России преимущественно проявляется в весьма низком качестве предоставляемых услуг для населения и бизнеса, а также в целевой ориентации на обслуживание клановых структур;

формирования прогрессивной и реально конкурентной (на основе использова ния достоверной информации) системы институтов во взаимодействии с терри ториями, объединениями бизнеса, другими акторами общества, включая, напри мер, выдвижение альтернативных бюджетов;

установления (и регулярного применения!) понятных стимулов и мер ответ ственности для регулирующих органов за достижение определенных эконо мических и социальных параметров программы модернизации, включающих формирование соответствующих «социальных лифтов» для успешных специ алистов и создание жестких препятствий для сохранения «непотопляемости» одиозных фигур.

Таким образом, наиболее актуальным для судеб страны и успеха модернизации, с на шей точки зрения, является проявление высшей политической воли (в мягкой или же до статочно жесткой форме) по установлению нового баланса интересов и отношений и, со ответственно — проведение действительно сбалансированного анализа ситуации, опи рающегося на серьезный творческий потенциал гражданского общества (а он в стране имеется) и эффективные рыночные механизмы;

предпринятие решительных шагов прак ТЕRRА ECONOMICUS Том № В.В. СОРОКОЖЕРДЬЕВ тического характера по созданию и реализации национально ориентированной стратегии развития, действительной гармонизации усилий здоровых сил общества на пути реформ— как это происходит в современных Китае и Южной Корее или имело место в послевоенных Германии и Японии.

ЛИТЕРАТУРА 1. Болдырев, Ю. Десятилетие дефолта: о двух «насосах» и суверенитете страны / Ю. Болдырев // Российский экономический журнал. 2008. № 5–6.

2. Бузгалин, А.В. Социальная структура «позднего капитализма»: кризис и антикризисные прог раммы. Экономико-правовые аспекты стратегии модернизации России: к эффективной и нравственной экономике. Коллективная монография / А.В. Бузгалин;

под. ред. О.В. Иншакова, Г.Б. Клейнера и др. Краснодар: Изд-во ЮИМ, 2010.

3. Быков, П. и др. Что не обсуждали в Давосе / П. Быков, Т. Гурова // Эксперт. 2010 № 5.

4. Глазьев, С. О практичности количественной теории денег, или сколько стоит догматизм денежных властей / С. Глазьев // Вопросы экономики. 2008. № 7.

5. Глазьев, С. Антикризисные меры: просчеты, выводы, предложения / С. Глазьев // Экономическая наука современной России. 2009. № 2.

6. Клейнер, Г.Б. Эволюция институциональных систем / Г.Б. Клейнер;

ЦЕМИ РАН. М.: Наука, 2004.

7. Клейнер, Г.Б. Системная парадигма и экономическая политика / Г.Б. Клейнер // Общественные науки и современность. 2007. № 2–3.

8. Корнаи, Я. Системная парадигма / Я. Корнаи // Вопросы экономики. 2002. № 4.

9. Кругман, П. Возвращение Великой депрессии? / П. Кругман. М.: Эксмо, 2009.

10. Ламперт, Х. Социальная рыночная экономика. Германский путь / Х. Ламперт. М.: Дело, 1993.

11. Норт, Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики / Д. Норт.

М.: Фонд экономической книги «Начала», 1997.

12. Ойкен, В. Основы национальной экономики / В. Ойкен. М.: Экономика, 1996.

13. Полтерович, В. Стратегии модернизации, институты и коалиции / В. Полтерович // Вопросы эко номики. 2008. № 4.

14. Полтерович, В. К руководству для реформаторов: некоторые выводы из теории экономических реформ / В. Полетрович // Экономическая наука современной России. 2005. № 1.

15. Нуреев, Р.М. Россия: особенности институционального развития: Монография / Р.М. Нуреев. М.:

Норма, 2009.

16. Сен, Амартья. Развитие как свобода / А. Сен. М.: Новое издательство, 2004.

17. Социальная справедливость и экономическая эффективность: Опыт проблемы, теория. Материалы научной конференции / Под ред. М.И. Воейкова. М.: ЛЕНАНД, 2007.

18. Стиглиц, Дж. Куда ведут реформы? / Дж. Стиглиц // Вопросы экономики. 1999. № 7.

19. Третьяков, В.Т. Что делать? / В.Т. Третьяков. М.: Эксмо: Алгоритм, 2009.

20. Хайек, Ф. Индивидуализм и экономический порядок / Ф. Хайек. М.: Изограф, 2001.

21. Швецов, А. Государственная региональная политика: хронические проблемы и актуальные задачи системной модернизации / А. Швецов // Российский экономический журнал. 2007. № 11–12.

22. URL: http://www.kremlin.ru 23. URL: http:// www.gov.ru 24. URL: http://www.expert.ru ТЕRRА ECONOMICUS Том №




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.