WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Московский международный институт эконометрики, информатики, финансов и права В.Ю. Резниченко И.В. Цыганкова Управление финансовыми рисками современного банка Москва 2003 Научный редактор

Рудько-Селиванов В.В.

В.Ю. Резниченко, И.В. Цыганкова. Управление финансовыми рисками банка. Учебное пособие. М.: Московский международный институт эконометрики, информатики, финансов и права, 2003. 228 с.

Учебное пособие рассчитано на студентов экономических вузов, а также на слушателей системы пост дипломного обучения и дополнительного образования. Основное содержание учебного пособия – оценка, анализ и контроль финансовых рисков банков.

© В.Ю. Резниченко, 2003 © И.В. Цыганкова, 2003 © Московский международный институт эконометрики, информатики, финансов и права, 2003 2 Оглавление Введение................................................................................................................4 Глава 1. Риск и рискология................................................................................. 1.1. Понятие риска.......................................................................................... 1.2. История проблемы................................................................................ 1.3. Актуализация проблемы риска............................................................ 1.4.Этимология слова риск.......................................................................... 1.5.Типология рисков................................................................................... Глава 2. Финансовый риск как объект управления........................................ 2.1. Типология финансовых рисков........................................................... 2.2. Экономическая роль финансового риска........................................... 2.3. Стратегии контроля финансовых рисков........................................... 2.4. Анализ и оценка кредитных рисков.................................................. Глава 3. Методы контроля финансовых рисков........................................... 3.1. Управление финансовыми рисками организации........................... 3.2. Основные методы управления риском............................................. 3.3. Системы внутриорганизационного контроля рисков..................... 3.4. Оценка глубины анализа.................................................................... Заключение....................................................................................................... ЛИТЕРАТУРА.................................................................................................. САЙТЫ.............................................................................................................. ПРИЛОЖЕНИЯ................................................................................................ Введение.

Неопределенности, случайности, опасности и риски присущи большинству сложных явлений. Но именно в наше время, риски различной природы стали важным объектом исследований многих наук.

Это дало основание известному специалисту в области исследования рисков Бернстайну1 определить интерес к риску как характерную черту современности. «Что отделяет тысячи лет истории от того, что мы называем современностью? Ответ на этот вопрос отнюдь не исчерпывается указанием на развитие науки, технологии, капитализма и демократии… Отличительной чертой нашего времени, определяющей границу Нового времени, является овладение стратегией поведения в условиях риска, базирующейся на понимании того, что будущее — это не просто прихоть богов и что люди не бессильны перед природой. Пока человечество не перешло через эту границу, будущее оставалось зеркалом прошлого или мрачной вотчиной оракулов и предсказателей, монополизировавших знания об ожидаемых событиях».

Актуализация роли риска в современном обществе привела к появлению нового раздела менеджмента – менеджменту риска.

Менеджмент риска не является массовой профессией. Только несколько университетов Европы и США готовят специалистов по менеджменту риска. Тем не менее, предусмотреть все возможные неприятности - обязанность менеджера по риску, но быть к ним готовым - обязанность любого руководителя.

Подготовка специалистов по менеджменту риска ведется пока только в нескольких вузах России, но именно в России эта область деятельности особенно важна и нуждается в новых кадрах. Одна из причин проблем, с которыми сталкивается в настоящее время Россия - неспособность своевременно оценить и спрогнозировать развитие кризиса в России, понять его причины и масштабность.

Среди многих аспектов риска особо выделяется финансовый. Через него актуализируются и проявляются все прочие риски. Наиболее ярко финансовый риск проявляется в деятельности финансово-кредитных учреждений, в частности, банков. Но проблемы контроля, анализа и оценки банковских рисков затрагивают менеджмент практически всех организаций и относятся к центральным проблемам современного риск-менеджмента.

Данное учебное пособие создавалось с целью заполнить пробелы в нехватке материалов по российскому риск-менеджменту. Оно написано по материалам курса, читаемого авторами, и является адаптацией подобных курсов, читаемых в университетах стран с развитой рыночной экономикой, Бернстайн П.Л. Против богов. Укрощение риска. М.: Олимп-Бизнес. 2000 г. Стр. 19.

с учетом как российских особенностей, так и уникального опыта и достижений русской школы рискологии. Курс состоит из трех частей. В первой части рассматриваются фундаментальные основы возникновения рисков с акцентом на их природно-техногенные, социально-политические и экономико-финансовые проявления. Во второй части рассматриваются различные типы финансовых рисков, преимущественно на примере рисков, возникающих в банковской деятельности. В третьей части дан обзор методов контроля финансовых рисков в банковской деятельности, инструментов и механизмов их регулирования. При этом акцент сделан не только на традиционные финансовые инструменты, но и на человеческий фактор.

Глава 1. Риск и рискология.

1.1. Понятие риска.

Несмотря на значительное внимание, уделяемое риску, однозначного его определения и понимания до сих пор нет. Нет даже согласия по поводу того, предметом какой науки является изучение риска. Чаще всего, риск трактуется по Фрэнку Найту в его «классической», то есть экономическо математической интерпретации.

Неопределенность, вероятности и риск. Принятие решений по Найту происходит всегда в условиях некоторой неопределенности, возникающей из-за неполноты информации. Эта неопределенность - следствие того, что мы сосредоточиваем наше внимание на объекте, замещая среду недостаточностью информации параметров функционирования объекта. Решение будет тем обоснованнее, чем больше мы знаем о среде, но сбор информации о ней сопряжен с затратой средств — временных и материальных.

Анализируя ситуацию принятия решений в условиях неоп ределенности, будем различать неопределенность, возникающую из-за недостаточности знаний о возможном состоянии среды, и неопределенность определения понятий (отсутствие очевидного скалярного критерия для оценки состояния объекта).

Эти два типа неопределенности сводимы друг с другом, так как чисто формально вероятностные параметры могут быть рассмотрены как компоненты векторного критерия состояния для объекта. В литературе принято различать эти два класса, рассматривая, в основном, первый в рамках теории вероятности, а второй в рамках теории многокритериальной оптимизации.

В дальнейшем под ситуацией принятия решений в условиях собственно неопределенности будем понимать ситуацию принятия решений в условиях, когда последствия действий лица, принимающего решения, плохо определены. До настоящего времени не удалось построить достаточно мощного и адекватного аппарата, позволяющего целиком формализовать процедуру принятия решений в подобных ситуациях.

Полученные результаты объясняют определенные аспекты поведения лица, принимающего решение, и несколько структурируют ситуации принятия решений. Они уже сегодня являются хорошим вспомогательным средством для существующих неформальных процедур принятия решений.

Определим ситуацию принятия решений в условиях неопреде ленности как ситуацию, в которой задано множество действий А={а} (пространство возможных действий) и множество состояний внешней среды (пространство возможных состояний внешней среды) =.. Будем считать также заданной некоторую функцию U, определенную для каждой пары (а, ), где a A,. Содержательно U (а, ) отражает некоторую «желательность» исхода, соответствующего определенному действию a лица принимающего решение, при реализации определенного состояния внешней среды. Ситуацию S часто оказывается возможным и удобным представлять в виде «матрицы желательности» (матрицы платежей U).

Ситуацию (А,,U) определим как ситуацию принятия решений в условиях полной неопределенности, если распределение вероятностей Р () на неизвестно.

Ситуацию (А,,U) определим как ситуацию принятия решений в условиях конфликта или игрой, если распределение вероятностей Р () на по-прежнему неизвестно, но относительно можно предположить, что оно реализуется независимо и одновременно с А и при этом ведет себя так, что стремится уменьшить желательность U (а,) для А.

Ситуацию (А,,U) определим как ситуацию принятия решения в условиях частичной неопределенности или статистической игрой, если распределение Р() на известно либо возможен эксперимент по его выяснению, т. е. если заданы А,,, а также дополнительно множество экспериментов Е={е} и множество наблюдений.

Если бы распределение Р() было известно, наилучшее действие а* логично находилось бы с помощью формулы a*=arg max Р() U (a ).

Однако Р() неизвестно, и для нахождения a* предложен целый ряд критериев, основанных на различной степени правдоподобности предложений о виде Р().

Действие а" будем называть оптимальным по Вальду, если оно удовлетворяет условию а = arg max min U (a ).

Содержательно критерий Вальда означает, что каждому действию приписывается в качестве показателя некоторый гарантированный уровень и среди всех действий выбирается то, которому соответствует наибольшее значение этого максимального уровня - максимин. Таким образом, критерий Вальда - это критерий, позволяющий прийти к наилучшему из наилучших состояний. Чаще рассматривают отрицательную матрицу платежей (матрицу потерь или ущерба), поэтому в литературе этот критерий обычно называют минимальным.

Минимальный критерий консервативен и пессимистичен, но именно это и является его преимуществом в стратегических экспертизах и прогнозах, когда такие качества имеют смысл, например при экологических прогнозах развития уникальных природных экосистем.

Возражения, приводимые против использования этого критерия, следующие. Критерий может быть принят как стратегия действия при игре двух лиц, из которых второе - «злая госпожа Природа». Тогда минимаксная стратегия есть наилучшая стратегия против минимаксной стратегии природы, т. е. против наихудшего априорного распределения Р(), которое может принимать природа. Однако предложение о минимаксной стратегии природы, довольно разумное в случае игры двух лиц с нулевой суммой, при игре с природой не очевидно.

Чтобы привести формальный критерий в соответствие с инту итивными представлениями, Сэвидж предложил усовершенствовать минимаксный критерий применением его не непосредственно к матрице платежей, а к так называемой матрице сожалений, получаемой из исходной матрицы вычислением из всех элементов каждого столбца максимального элемента.

Действие а будем называть оптимальным по Сэвиджу, если оно удовлетворяет условию a = arg max min {U (a, ) - max U (a, ) }.

Содержательно критерий Сэвиджа отражает стремление обеспечить минимальный риск отклонения от истинного состояния природы пропорционально абсолютной полезности этого состояния, чтобы при преобразовании матрицы платежей добавлением констант ко всем элементам ее столбца (содержательно это можно интерпретировать как выплату премии за угадывание правильного исхода) оптимальность действий была бы сохранена. Критерий интересен своей способностью хорошо описывать логику выбора отдельного участника решения.

Критерий Сэвиджа обладает неприятным свойством: при добавлении к исходной совокупности действий еще одного, оптимальной может оказаться не прежняя и не вновь добавленная стратегия, а одна из имевшихся, но не бывшая оптимальной. По-видимому, это свойство противоречит представлениям о свойствах оптимальной стратегии.

Часто критерии Вальда и Сэвиджа оказываются чрезмерно пессимистичными для реальных ситуаций, когда нет оснований связывать с каждым действием наихудшее состояние природы. Они малопригодны для задач выбора площадок под стандартные промышленные объекты в рядовых условиях. В этих случаях Гурвицем предложено ориентироваться на два состояния природы - наилучшее и наихудшее.

Действие а" будем называть оптимальным по Гурвицу, если оно удовлетворяет условию a"=arg max [а max U (a, ) +(1-.) min U (a, ) ], где = 0- I - некоторый показатель оптимизма. При = 0 критерий Гурвица переходит в критерий Вальда, при = l - в «критерий Вальда наоборот» (максимакс - абсолютный оптимизм). Вопрос об установлении промежуточных значений для реальных ситуаций недостаточно ясен. Один из способов - определить для несложной модельной ситуации, например в ходе игры. Другой способ - определить обработкой однотипных решений, например из анализа удачных и неудачных решений. Свойство преемственности анализа, т. е. возможность использовать удачные и неудачные решения для улучшения текущих решений (но, заметим, только в стационарных ситуациях), делает критерий привлекательным в анализе.

Основное возражение против критерия Гурвица помимо неясности с определением состоит в его расхождении с интуитивными представлениями о свойствах оптимальной стратегии.

В XVII веке Бернулли предложил принцип недостаточного основания, который гласит, что если нет других данных о том, что одно событие из полной системы несовместимых событий более вероятно, чем другое, то события надо считать равновероятными (в литературе этот критерий еще называют критерием Лапласа). Критерий редко применяется, хотя имеет большое теоретическое и историческое значение. Самбурски подчеркивает, что этот критерий применялся уже много тысячелетий назад.

В доказательство он цитирует отрывок из Талмуда, где философ объясняет, что муж может развестись с женой в случае прелюбодеяния, не наказывая ее, но не в случае, если он заявляет, что прелюбодеяние совершено до заключения брака.

«Здесь есть двойное сомнение, — декларирует Талмуд. - Если установлено (непонятно, как), что невеста взошла на брачное ложе не девственницей, то, с одной стороны, сомнительно, ответствен ли за это сам жених — случилось ли это «под ним... или не под ним». Касательно другой стороны сомнения приводится следующий аргумент: «И если ты говоришь, что это случилось под ним, остается сомнение, было ли это насильно или по ее свободной воле». Каждый альтернативный ответ на каждый из двух вопросов имеет шансы 50 на 50. С впечатляющей статистической точностью философ заключает, что есть только один шанс из четырех (1/ х 1/2), что женщина виновна в совершении прелюбодеяния. Это означает, что муж не может развестись с ней на этом основании»2.

Цит. по Бернстайн П.Л. Против богов. Укрощение риска. М.: Олимп-Бизнес. 2000 г.

Действие а будем называть оптимальным по Лапласу, если оно удовлетворяет условию a =arg max U. Критерий редко применяется, хотя имеет большое чисто теоретическое значение. Основные трудности в применении этого критерия связаны с определением полной системы независимых событий и соответствующего им состояния равномерности.

Имеются подходы, основанные на попытках одновременно использовать все критерии. Однако прямое использование этой идеи, например, на основе принципа большинства критериев приводит к нарушению тран зитивности.

Неопределенность и многокритериальность. Анализ наиболее распространенных критериев принятия решений в условиях неопределенности позволяет сделать вывод о том, что практически задача сводится к некоторому выбору, свертки выбранного критерия оптимальности. Но второй класс неопределенности связан именно с неоднозначностью способа свертки векторного критерия. Таким образом, анализируя ситуацию принятия решений в связи с проблемой уменьшения неопределенности путем сбора дополнительной информации, можно рассматривать ее как проблему выбора способа свертки векторного критерия.

Рис. 1.1. Графическая интерпретация распространенных способов свертки векторного критерия Ранее, рассматривая ситуацию принятия решения S, мы пред полагали, что компоненты «матрицы желательности» - скаляры. В общем случае это не так, т. е. однозначно оценить комбинацию «действие (a) - состояние ()» как скаляр не удается. Необходимо рассматривать ситуацию, когда комбинация (a, ) описывается вектором. Выше мы показали, что ситуация неопределенности является частным случаем такой общей постановки. Если множество А можно отобразить во множество действительных чисел U, то такая ситуация называется задачей принятия решений на кардинальных структурах или с кардинальными данными.

Решение задачи состоит в получении на основе кардинальных данных U линейной квазиупорядоченности для А с целью выбора оптимального решения а* А. Рассмотрим пути перевода кардинальной структуры А в линейную квазиулорядоченность решений. Из множества А целесообразно выделить множество решений А, оптимальных по Парето (A= A A, А А = ). Множество А исключаем из рассмотрения, так как оптимальное решение а А. Если множество A невелико, то а* можно найти обычным перебором, предъявляя ЛПР все а А.

Ряд исследователей считает, что корректная часть решения задачи поиска а заканчивается, если удалось выделить А. На практике часто оказывается, что A достаточно велико. В этом случае необходимо каким-то образом свернуть вектор U в скаляр. Существует достаточно развитая теория, исследующая различные способы свертки с точки зрения непротиворечивости, логичности получаемых предпочтений. Ниже приведен перечень наиболее распространенных способов. Графическая их интерпретация дана на рисунке, приведенном выше.

Как видно из сводки критериев (табл.1.1) оптимальности, методы свертки критериев представляют прямую формализацию соответствующей аксиоматики, т. е. фактически интерполирует некоторую реальную процедуру поиска оптимального варианта. Наиболее распространен на практике последний случай (методы, реализующие принцип взвешенной суммы, мультипликативную зависимость). Применение этих методов сводит проблему снижения неопределенности к определению весовых коэффициентов. Существует ряд приемов нахождения весов критериев (): это упорядочение критериев по важности и определение их отношений по важности между собой (при этом ЛПР дает отношение в числовом виде);

построение таблиц на основе парного сравнения критериев по важности;

определение весов при помощи совокупности последовательных сравнений (метод Черчмана-Акоффа);

нахождение весов после предварительного определения средней точки на шкалах критериев (веса при этом рассматриваются как отношения важности критериев при отклонениях относительно средней точки);

многократное повторное сра внение пар критериев по важности (с использованием известного метода Терстоуна);

применение иерархии критериев, когда в сложном критерии выделяется совокупность входящих в него простых критериев, а его важность считается пропорциональной числу входящих в него простых критериев;

назначение вместо количественных значений весовых коэффициентов важности критериев их значений в определенном диапазоне. Обычно для обозначения всего множества методов класса коэффициентов используется термин «экспертные методы принятия решений». В анализе риска, экспертиза - основной способ формализации процедуры принятия решений.

В литературе отмечается значительное несоответствие между успехами быстро развивающейся теории экспертных оценок и довольно скромными результатами ее применения в решении практических задач.

Объясняется это, в частности, тем, что развитие процедуры экспертных оценок слишком громоздки и сложны для использования в практике, а их упрощенные варианты чересчур примитивны и не адекватны реальной ситуации принятия решений.

Таблица 1.1.

Содержательная интерпретация принципов выбора компромиссных решений.

a) Принцип выбора b) Содержательная интерпретация I. opt U=max U — ЛПР выбирает в качестве главного один из выделение одного критериев, максимизирует его, направляя на главного критерия это весь имеющийся ресурс, затем улучшает следующий по важности критерий, направляя на его максимизацию весь оставшийся ресурс, и т. д.

(поведение ЛПР представлено в виде схемы, приведенной на рис. а) 2. opt U = U (i = 1, т) — ЛПР предполагает, что все компоненты век приравнивание единого торного критерия имеют равную важность (рис. 6) критерия к одному частному случайным образом Вводится некоторый базисный критерий U 3. opt U= U, если U U разбиение критерием на >U, все критерии, удовлетворяющие условию U удовлетворительные и >U, одинаково хороши, а критерии, удов неудовлетворительные летворяющие условию U

ж);

на рис. з даны реальные стратегии ЛПР, которые носят более плавный характер 9. opt U = max U Коэффициент, отражает относительную важность компонент. Стратегия ЛПР направлена на линейную аппроксимацию функции выбора пропорционально значениям. При исполь зовании этого принципа возможна взаимокомпенсация одних компонент за счет других (рис. u) 10. opt U =max U Устранен недостаток, связанный с взаимной =max log U компенсацией одних компонент другими (рис. к) В некоторых ситуациях, таких, как принятие срочных решений в стремительно развивающихся неблагоприятных ситуациях, а также в ситуациях значимых настолько, что необходим учет общественного мнения (т. е. обработка и согласование многих сотен разных точек зрения и интересов), формальные и реализованные на ЭВМ системы поддержки решений вообще незаменимы.

Место рискологии в системе наук. На наш взгляд, «дисциплинарная неподелённость» риска как объекта исследований не создаёт особых проблем. Скорее наоборот, так как сама природа риска делает его предметом междисциплинарных исследований, точное определение риска как объекта одной дисциплины неизбежно сужает рамки исследования.

Излишне четкие определения, на сегодняшнем этапе исследований, ограничили бы возможности разработки проблематики риска и сместили бы акценты исследования, как это происходит в исследованиях экологических, природных, политических и т.д. рисков. Возможно, наиболее естественной научной дисциплиной изучающей риски является социология, в связи с тем, что актуализация риска связана, прежде всего, с его социализацией.

Как будет показано ниже, риск имеет единую природу и его «подисциплинное» рассмотрение - дань традиции и следствие подхода по принципу сведения сложной проблемы к ряду более простых. Однако природа риска требует его исследования с системных позиций3. Поэтому, возможно включить в рассмотрение более широкий, чем традиционно, круг вопросов, рассмотрев, например, природные ресурсы как экономический объект, а не как объект экологии.

Тогда возможно определить предметом рискологии (изучения риска) исследование общих источников, причин и закономерностей возникновения рисков, их взаимосвязи и взаимовлияния, взаимодействия с другими процессами и объектами, особенно с точки зрения исследования и анализа механизма их регулирования.

Этот аспект исследования рисков, то есть исследование всех областей возникновения рисков, идентификация в них соответствующих риск факторов и построение негативных прогнозов, можно обозначить как рискография. Другая немаловажная часть исследования риска должна включить разработку адекватных методов и способов описания, прогнозирования развития опасностей и прежде всего опасностей возникающих в результате принятия, или непринятия решений - рисков.

Естественная практическая цель таких исследований - создать основу для проработки и оценки рисковых аспектов принятия различных, и, прежде всего, социальных решений. В идеале - это создание социальной Перефразируя Гегеля, можно сказать, что нельзя понять отдельные риски не понимая риск в целом.

теории безопасности. Как отмечает Ульрих Бек4, в связи со своим, положившим начало социологическому дискурсу о риске, «обществе риска», «производство риска - социальный процесс». «В развитом обществе, социальное производство богатства систематически сопровождается социальным производством риска. Соответственно проблемы и конфликты, связанные с распределением дефицита в обществе, соседствуют с проблемами и конфликтами, которые возникают вследствие производства, необходимостью определения и распределения рисков, порождаемых научно-техническими системами»5. Принимая решения имеющие последствия глобального и необратимого характера, мы сегодня не имеем аппарата позволяющего хотя бы описать риски сопутствующие таким решениям, тем более исчислить, спрогнозировать риски и управлять ими. Создавая риски как неизбежный побочный продукт принятия технологических, политических, экономических и других решений мы все ещё не имеем языка для их описания. Это и является главной причиной необходимости работ по созданию и развитию методов изучения рисков.

В течение всего XX века существовало убеждение, что непременным условием эффективной работы может быть лишь рациональное планирование, а затем четкое выполнение планов. По существу, управление риском понималось как исключение риска или, по выражению одного известного специалиста по рискологии, «как колонизация времени».

Однако все новые и новые проекты на практике доказывали неэффективность такого подхода. С другой стороны все больше исследований доказывали актуальность «великого парадокса управления», когда приходится контролировать все менее управляемые ситуации.

Управление уже не ограничивается анализом проблем и принятием оптимальных решений на основе теоретических выкладок. П. Друкер писал, что «с уверенностью можно сказать только то, что вряд ли могут стать хорошими предпринимателями люди, которым необходима полная определенность...» То есть, риск признаётся важным, если не центральным, фактором управления. При этом, например, М. Лапуста считает, что «по способности разумно рисковать... можно отнести примерно 10% дееспособных граждан России». То же самое и даже в еще большей степени можно отнести и к деятельности экономических субъектов. Как зарубежные, так и отечественные исследователи выделяют наличие риска как важнейшую черту предпринимательского управления.

Beck U. Risk society: towards a new modernity. London Sage Publications, 1992.

Там же.

1.2. История проблемы.

Некоторые авторы утверждают, что систематические исследования риска начались с выходом статьи Чаунси Старра о риске и принципах добровольности в 1968 году. Другие считают, что начало исследований определялось практическими нуждами.

На наш взгляд, начало серьезным работам по рискологии было положено в конце сороковых, в ходе разработки концепции безопасности для реализации проекта создания атомного оружия в СССР. Создание атомной бомбы требовало не только быстроты, но и скрытности. Для этого было необходимо решить задачу изоляции атомной программы и именно тогда был, по существу, сформирован принцип ALARA.

Дальнейшее развитие рискологии связано с пятидесятыми годами ХХ века, когда были созданы космические программы исследования и разработаны вероятностные количественные методы анализа безопасности космических полетов. Начало исследования риска связывают и с первыми работами по оценке риска химических или атомных электростанций. Здесь следует особенно отметить работы школы Валерия Легасова, которые позволили перейти от принципа ALARA к концепции оптимального уровня риска по критерию стоимости затрат на безопасность и их эффекта.

Трудности определения начала рискологии связаны с тем, что при обсуждении рисков немедленно выясняется, что каждый говорит о чем-то своем, отличном от других. Нет общепринятого определения для термина "риск" — ни в научном, ни в общественном понимании. «Тем не менее все концепции риска имеют один общий элемент: разделение реальной действительности и возможности. Если будущее было бы предопределено или независимо от человеческой деятельности в настоящем, термин "риск" не имел бы смысла. Это достаточно очевидно, но только в контексте последних лет развития нашей собственной культуры и резко контрастирует с более фаталистическими взглядами на природу и общество. Например, крушение туннеля в Саудовской Аравии в 1990 г.

считалось неизбежным, и предполагалось, что жертвы этого несчастного случая все равно умерли бы другим образом, если даже несчастный случай был бы предотвращен действиями людей. Если чья-либо судьба предопределена и негативных последствий нельзя избежать, нет необхо димости в предсказании будущих событий, разве только для того, чтобы удовлетворить свое любопытство.

Если же признается различие между действительностью и возможностью, то понятие "риск" имеет смысл и его часто связывают с воз можностью того, что в результате природных событий или человеческих действий может возникнуть В частности, если использовать термин "риск" в его общепринятом понимании в рамках экономической теории, тогда и доходы, и издержки должны быть интерпретированы «в условиях «риска».

Кроме того, существуют явления типа «желательного риска» (например, в спорте), когда люди стремятся достичь острых ощущений. Поэтому Роза рекомендовал использовать термин "риск" для описания неопределенных последствий, независимо от того, являются ли они положительными или отрицательными»7.

О. Ренн определяет риск следующим образом: риск - это возможность того, что человеческие действия или результаты его деятельности приведут к последствиям, которые воздействуют на человеческие ценности.

Это определение подразумевает, что люди могут, желают и будут устанавливать причинные связи между действиями (или результатами деятельности). Последствия не воспринимаются с фаталистической точки зрения. Они могут быть изменены как путем преобразования первоначальной деятельности или ее результата, так и путем смягчения последствия. Поэтому риск одновременно является как дескриптивным, так и нормативным понятием и включает в себя анализ причинно следственных связей, которые могут быть научными, почерпнутыми из личного опыта, религиозными или магическими но это понятие несет в себе также скрытую посылку снизить нежелательные эффекты путем соответствующего изменения причин или, что менее желательно, смягчения последствий"8.

Риск в математике и логике. Как объект научного исследования, риск достаточно давно стал предметом исследований в различных науках, прежде всего в математике и логике. Затем происходит развитие теоретических представлений о вероятностном характере технических и общественных процессов и понятие «риск» начинает изучаться как центральное статистикой и некоторыми новыми, в значительной степени созданными для изучения риска, разделами математики9 (теорией вероятностей, теорией игр, исследованием операций, теорией катастроф, теорией принятия решений, вероятностной и многозначной логикой).

«В 1654 году, когда Ренессанс был в полном расцвете, шевалье де Мере, французский аристократ, в равной степени увлекавшийся азартной игрой и математикой, предложил знаменитому французскому математику Блезу Паскалю решить головоломную задачу. Он поставил вопрос, как Rosa, E.A. (1998) Metatheoretical foundations for post-normal risk. Journal of Risk Research 1, р. Ренн О. Три десятилетия исследования риска: достижения и новые горизонты. «Вопросы анализа риска», т.1, №1.

Ренн О. Три десятилетия исследования риска: достижения и новые горизонты. «Вопросы анализа риска», т.1, №1.

Теория вероятности начала преподаваться в России в 1830 году магистром философии Сигизмундом Ревковским, который определял эту дисциплину как «науку, дающую способы точного вычисления величины надежды».

разделить между двумя игроками банк в неоконченной азартной игре, если один из игроков в этот момент выигрывает. Математикам была уже известна эта задача, которую сформулировал лет за двести до этого монах Лука Пацциоли, знаменитый тем, что привлек внимание тогдашних дельцов к двойной бухгалтерии и обучил таблице умножения Леонардо да Винчи. Паскаль обратился за помощью к Пьеру де Ферма, адвокату и блестящему математику. Результат их сотрудничества произвел в интеллектуальном мире эффект разорвавшейся бомбы. Случилось так, что анализ распространенной в XVII веке игры (Trivial Pursuit) привел к открытию теории вероятностей, ставшей математической основой теории риска.

Полученное решение головоломки Пацциоли означало, что человек впервые смог в ситуации с неоднозначно определенным исходом принимать решения и предвидеть будущее с помощью чисел. В Средневековье и Древнем мире, так же как в первобытных и земледельческих обществах, люди, сталкиваясь с проблемой выбора, принимали решения без четкого понимания риска, или природы принятия решения. Сегодня мы меньше, чем люди прошлого, полагаемся на суеверия и традиции не потому, что стали умнее, а потому, что наше понимание риска позволяет принимать решения, используя рациональные методы.

Когда Паскаль и Ферма осуществили свой прорыв в таинственный мир вероятности, общество переживало могучую волну нововведений и исследований. К 1654 году шарообразность Земли стала установленным фактом, было открыто множество новых земель, порох обращал в пыль средневековые замки, книгопечатание с использованием наборного шрифта перестало быть новшеством, художники научились пользоваться перспективой, Европа богатела и Амстердамская фондовая биржа процветала. Несколькими годами раньше, в 1630 году, знаменитая дутая Голландская тюльпанная компания прогорела в результате выпуска опционов, очень напоминающих современные финансовые инструменты.

Следствием такого развития событий было изгнание мистицизма. К этому времени Мартин Лютер обнародовал свои тезисы и в изображениях Святой Троицы и святых перестали писать нимбы. Уильям Гарвей открыл систему кровообращения, что опровергло медицинские воззрения древних, а Рембрандт создал картину «Урок анатомии», поражающую безнадежным холодом белого обнаженного человеческого тела. В этих условиях кто нибудь должен был разработать теорию вероятностей, даже если бы шевалье де Мере не озадачил Паскаля своей головоломкой.

Шли годы, математики превратили теорию вероятностей из забавы игроков в могучий инструмент обработки, интерпретации и использования информации. В условиях, когда остроумные идеи громоздились одна на другую, развитие количественных методов анализа риска, подтолкнувших наступление Нового времени, стало неудержимым.

К 1725 году математики уже соревновались друг с другом в составлении таблиц ожидаемой продолжительности жизни, а британское правительство для пополнения бюджета продавало права на пожизненную ренту. К середине XVIII века в Лондоне уже вовсю велись операции по страхованию мореплавания.

В 1703 году Готфрид фон Лейбниц в письме к швейцарскому математику Якобу Бернулли заметил, что «природа установила шаблоны, имеющие причиной повторяемость событий, но только в большинстве случаев». Это замечание подтолкнуло Бернулли к открытию закона больших чисел и разработке методов статистической выборки, получивших широкое применение в столь разных областях, как опросы общественного мнения, дегустация вин, управление складскими запасами и тестирование новых лекарств. Замечание Лейбница — «но только в большинстве случаев» — оказалось более глубоким, нежели он мог предполагать, потому что указывало на огромную роль риска: не будь риска, все было бы предопределено и в мире, где каждое событие идентично предшествующему, даже изменения были бы невозможны.

В 1730 году Абрахам де Муавр установил форму нормального распределения, известного как колоколообразная кривая, и ввел понятие среднего квадратичного отклонения. Оба эти понятия привели к широкоизвестному закону о среднем и являются важнейшими ингредиентами современной техники исчисления риска. Восемь лет спустя Даниил Бернулли, племянник Якоба и тоже выдающийся математик, впервые описал процесс выбора и принятия решений. И что еще важнее, он высказал мысль, что удовлетворение от любого малого приращения богатства «будет обратно пропорционально количеству уже имеющегося добра». Это внешне простодушное утверждение Бернулли объяснило, почему царь Мидас был несчастлив, почему люди неохотно идут на риск и почему нужно снизить цены, чтобы убедить людей покупать большее количество товара. С тех пор закон Бернулли остается главной парадигмой рационального поведения и стал основой современных принципов управления инвестициями.

Почти через сто лет после сотрудничества Паскаля и Ферма диссидентствующий английский священник по имени Томас Байес осуществил впечатляющий прорыв в статистике, продемонстрировав, как можно повысить качество решений на основе математической обработки Закон больших чисел, по существу, утверждает, что различие между средними значениями величин, наблюдаемыми в выборке, и истинным средним значением по всей совокупности будет уменьшаться при увеличении объема выборки.

сочетания новой и старой информации. Теорема Байеса рассматривает часто встречающуюся ситуацию, когда мы имеем интуитивное суждение о вероятности некоторого события и хотим понять, как это суждение должно измениться после того, как событие произошло.

Между 1654-м и 1760 годами были разработаны все средства, используемые нами сегодня в управлении риском при анализе решений и выборе системы поведения, от строго рационального подхода теории игр до хитросплетений теории хаоса. За пределами этого периода оказались только два важных открытия.

В 1875 году Фрэнсис Гальтон, двоюродный брат Чарлза Дарвина и математик-дилетант, открыл регрессию, или возврат к среднему, объяснившую, почему взлет предшествует падению, а контуры туч подбиты серебристым сиянием. Принимая любое решение, базирующееся на предположении, что все вернется к «норме», мы используем понятие регрессии к среднему значению.

В 1952 году нобелевский лауреат Гарри Маркович (Markowitz), тогда еще молодой аспирант, изучавший исследование операций в Чикагском университете, используя математические методы, объяснил, почему неразумно помещать все яйца в одну корзину и почему инвестор, вкладывающий деньги в разные предприятия, может спать сравнительно спокойно. Это открытие положило начало интеллектуальному направлению, которое революционизировало Уолл-Стрит, финансовое управление в корпорациях и процессы принятия деловых решений по всему миру. Последствия этого открытия ощутимы и сегодня»11.

Дальнейшее развитие рискологии. С другой стороны, развитие экономических отношений привело к необходимости выработки юридических норм и правил, регулирующих практику страхования, биржевых сделок и т.п. В связи с этим понятие «риск» стало изучаться юридическими и экономическими дисциплинами. Создаются классическая и неоклассическая теории предпринимательского риска. Классическая теория риска (Милль, Сениор) различали в структуре предпринимательского дохода процент (как долю на вложенный банковский капитал), «заработную плату капиталиста» и «плату за риск», как возмещение возможного риска, связанного с предпринимательской деятельностью. Таким образом, риск в классической теории рассматривается как «ущерб, возможные потери».

В 20-30 годы А.Маршалл и А.Пигу закладывают основы неоклассической теории предпринимательского риска, в которой экономический риск рассматривался следующим образом: любое экономическое предприятие работает в условиях неопределенности, а Бернстайн П.Л. Против богов. Укрощение риска. М.: Олимп-Бизнес. 2000 г. Стр. 21-24.

прибыль, является величиной случайно-переменной. Следовательно, предприятие должно руководствоваться в своей деятельности следующими критериями: размерами ожидаемой прибыли и величиной возможных колебаний (то есть степенью риска). Поведение предпринимателя обусловливается концепцией предельной полезности. Это означает, что если нужно выбрать один из двух вариантов капиталовложений, дающих одинаковую предполагаемую прибыль, то надо выбирать такой вариант, в котором колебание этой прибыли меньше. Отсюда А. Маршалл делает вывод о том, что изначально невыгодно держать пари, играть в лотереях и вообще участвовать в азартных играх.

Однако нашлись и противники такой точки зрения, считавшие, что должно учитываться удовольствие, которое получают люди, участвующие в азартных играх. В частности на роль «склонности к азарту» в деятельности экономических предприятий обращает внимание Кейнс.

Дополнение неоклассической теории понятием «удовольствия от риска» привело к заключению, что ради большой ожидаемой прибыли предприниматель может пойти на больший риск. Говоря о предпринимательстве, надо отметить, что риск - это одна из главнейших переменных «ситуационного сценария», воздействующих на человеческое поведение. Для предпринимателя или предпринимательской фирмы часто чем легче задача, тем менее она ценна. Однако если степень риска переходит определенную пороговую величину, то она не притягивает, а отталкивает.

В середине двадцатого века риск становится предметом многих междисциплинарных исследований, приобретает статус общенаучного понятия, которое выходит за пределы той или иной частной науки.

Развитие маркетингового подхода сделало актуальной теорию рыночного риска, которая развивалась далее теорией управления научно-техническим развитием фирм, а затем теорией венчурного (инновационного) предпринимательства. В 70-е годы в Лондоне была создана школа бизнеса, изучающая и обобщающая принципы управления риском. В рамках этой школы проводились международные опросы руководителей крупнейших корпораций мира, посвященные проблемам риск-менеджмента.

В каждой из наук формализованное изучение риска основывается на предмете исследования науки и, естественно, опирается на собственные подходы и методы. Такое разнообразие предметов исследования указывает на многоаспектность понятия «риск» и на необходимость междисциплинарного характера его изучения.

Beard R.E, Penticainen T., Personen E. «Risk Theory» - Methuen, London, 1969;

Borch K. «The economics of Uncertainity» - Prinston, Prinston University Press, 1968.

Обобщая имеющиеся на данные момент основные теоретические направления исследования рисков, можно отметить, что существует два основных направления исследования рисков: нормативное направление, использующее математические, формализованные методы анализа количественных данных (и тесно связанные с ним экономико математические подходы) и дескриптивное направление, а рамках которого проблема риска описывается с социологической и психологической точек зрения, основанных на качественных данных.

Представителями нормативного направления исследования рисков являются Дж. фон Нейман и Моргенштерн, их работы в этом направлении продолжены Льюисом и Райфой и другими исследователями.

Представители дескриптивного подхода - в основном американские и английские теоретики бизнеса и управления. У истоков развития теории риск-менеджмента при внедрении инноваций на Западе стояли такие исследователи, как А. Буз, Е. Пеземир, С. Буис и др.

Было бы не совсем верно утверждать, что проблема риска является новой для отечественных управленцев, экономистов и теоретиков в области управления, особенно имея в виду работы по волновой динамике Н. Кондратьева, теорию перманентной революции Л.Д. Троцкого и теорию обострения классовых противоречий И.В. Сталина. В 20-х годах в России был принят ряд законодательных актов, содержащих понятие производственно-хозяйственного риска. В выступлениях хозяйственных руководителей того времени звучали суждения о том, что от разрешения вопроса о риске будут зависеть темпы развития экономики страны.

Однако в 30-х годах категория «риск» была объявлена буржуазным понятием, присущим лишь капиталистической экономике. В частности, в статье «Риск» «Энциклопедического словаря Гранат» отмечалось, что в силу планового характера социалистической системы хозяйственные риски имеют тенденцию к отмиранию. Понятие «риск» игнорировалось долгие годы советскими экономистами и поэтому в отечественной экономической науке по существу отсутствуют общепризнанные теоретические положения о риске, фактически не разработаны методы оценки риска применительно к тем или иным производственным ситуациям и видам управленческой деятельности. В последние годы появились работы, посвященные вопросам риска в управлении и бизнесе. Это исследования А. Абчука, А. Альгина, Б.Г. Райзберга, С.В. Валдайцева и др.

Следует особенно отметить вклад космонавтики в рискологию.

Ученый, сконструировавший ракету «Сатурн-5», которая доставила первый корабль «Аполлон» на Луну, так сформулировал одну из основных идей нормативной стратегии управления риском: «Вам нужны клапаны, не допускающие утечки, и вы всячески пытаетесь создать такой клапан. Но в реальном мире все клапаны подтекают. Приходится определять, какая утечка будет не смертельной»13. Будучи высоко рискованными по своей сути, космические проекты потребовали разработки принципов контроля не только технических, но и экономических, политических и военно стратегических рисков. Причем принципы должны были работать не «в теории, а в кожухе». Было предложено много оригинальных и, главное, реально реализованных политик риска как в космонавтике в целом, так и при решении отдельных ее проблем, например, проблемы радиационного риска для экипажа.

1.3. Актуализация проблемы риска.

Главной причиной резкого роста интереса к проблематике изучения рисков явился очевидный рост катастроф и, особенно, заметная тенденция возрастания скорости этого роста. В 2002 году эти, ранее не очевидные, тенденции возрастания рисков самой разнообразной природы проявились очевидным образом.

Статистика катастроф. Именно статистика аварий и катастроф, а не теоретические выкладки, позволили Ульриху Беку14 говорить о движении к «обществу риска», что и положило начало современному изучению проблематики риска. Процесс перехода от традиционного общества к современному характеризуется возрастанием риска. Эта тенденция находит отражение в явном опережении темпа роста числа жертв и размера потерь от природных аварий и катастроф над скорость роста основных социальных процессов. Темп роста численности населения составляет, примерно, 1,2 - 2% (городского 3,5%), темп роста ВНП развитых стран 2 - 3,5% (развивающихся 2,5 - 5%), темп роста производства энергии и объема добычи 5 - 7%. Темп роста рисков значительно выше: темп роста числа жертв стихийных бедствий 6 - 12%, темп роста числа стихийных бедствий 5 - 7%, темп роста экономического ущерба 7,5 - 10%. Для техногенных катастроф темп роста их числа составляет 7 - 15% и темп роста ущерба от них 7 - 10%, что также существенно выше темпа роста социально-экономических показателей.

Заметно выше и темпы роста социальных рисков, - генетические отклонения у детей обусловленные загрязнением природной среды растут со скоростью 4 - 8%, а число голодающих растет со скоростью 3,5 - 7%.

Явно растет и число происшествий с экстремально-невероятным, чрезмерным ущербом (Кыштым, Чернобыль, Нью-Йорк).

Между тем, нет ни одного социального института, ни реального ни предполагаемого, который был бы готов к наихудшему мыслимому Из некролога Артура Рудольфа, «The New York Times», January 3, 1996.

Beck U. Risk society: towards a new modernity. London Sage Publications, 1992.

событию. Хотя зависимость ущерба от социального восприятия обществом риска прослеживается вполне отчётливо (таблица 1.2).

Таблица 1.2.

Сравнительный ущерб от стихийных бедствий в разных странах [по С.М.Мягкову] АНГЛИЯ ПОКАЗАТЕЛЬ ЯПОНИЯ ФРАНЦИЯ и ФРГ вместе 1.Плотность населения 1 0, 2.Валовый национальны продукт на 1 0, единицу площади 3.Число стихийных бедствий на 1 0, единицу площади 4.Жертвы стихийных бедствий 1 1, 5.Прямой экономический ущерб на 1 4, единицу ВНП Из таблицы 1.2. видно, что степень ущерба от аварий, например, в Японии с её традиционной склонностью к коллективизму и к упорядочению, а также стремлением к устранению неопределённости, плюс многовековым опытом жизни в условиях существенных природных рисков много ниже чем должна была бы быть исходя из плотности на единицу площади населения, производства и т.д. С другой стороны, ущерб в США с их стремлением к индивидуализму и этнопсихологической склонностью к риску много выше, чем следует ожидать исходя из объективных факторов. Это подтверждается данными Б.Берри изучавшего этнопсихологические условия деятельности транснациональных корпораций об этнокультурном отношении к риску различных народов.

Энтони Гиденс отмечает, что жить в «эпоху поздней современности (late modernity) значит жить в мире случайностей и риска - неизменных спутников системы стремящейся к установлению господства над природой и рефлексивному творению истории». Ульрих Бек, вообще говорит о движении общества от индустриального к «обществу риска» и говорит о риске как о вневременной категории.

Теория безопасности. Ещё за десять лет до Чернобыля (но уже с учетом хорошо изученного в России, но не известного Западу опыта Berry B.J.L., Howard G. Lecture in economic geography.Comparative geography of the global economy cultures corporations and the national state. Econ. Geography 12989 vol. 65 №1.

Кыштыма) профессор МГУ В.А. Легасов (основатель школы риска МГУ) отметил, что создавая любой технический объект мы помимо прочего, и вне зависимости от наших намерений, неизбежно создаем риск. Причем, риск, впервые в истории соизмеримый с природным риском.. В этой связи, он указывал на острую необходимость создания «теории безопасности», отмечая, что сегодня мы не располагаем не только теорией, а даже просто языком позволяющем говорить о риске. И это делает «прогресс» очень опасным, Дальнейшие события, к сожалению, подтвердили его правоту.

Можно говорить и о политическом Чернобыле. Достаточно сказать, что в течение последних десяти лет Россия оказалась в границах примерно конца 16-го века, то есть в границах времён Ивана Грозного, когда она только начала борьбу за выход к южным и северным морям. Причем всё это сопровождалось катастрофическим снижением уровня жизни. Даже такой инерционный показатель как продолжительность жизни в России стал сокращаться, впервые в мирное время. Ещё хуже обстоит дело с другими показателями здоровья нации определяющими долгосрочные перспективы.

Дополнительными факторами риска на российском рынке являются необязательность и безответственность хозяйственных субъектов всех видов и уровней;

нечеткость и непрерывная изменчивость всех видов законодательных актов;

политическая нестабильность;

отсутствие реального хозяйственного права, что препятствует снижению общего уровня риска через контрактные отношения;

отсутствие персональной ответственности значительной части предпринимателей за результаты своей деятельности;

зависимость предпринимателя от уголовного мира;

не правовое, безграничное вмешательство политики в экономику;

недобросовестная конкуренция;

низкий уровень образования предпринимателей по проблемам рынка и предпринимательства.

Перечень этих факторов, далеко не полный, является одним из ответов на вопрос, почему в российских условиях не работают многие методы контроля риска успешно применяемые в рыночной экономике.

Если в общей оценке ситуации большинство авторов сходятся16, различия состоят только в оценках степени и прогнозах, то в оценках причин и механизмов развития ситуаций нет никакого согласия. Между тем необходим срочный анализ ситуации. Необходимо, особенно сегодня, особенно в России и особенно срочно создание теории риска (рискологии).

Создание теории описывающей риски, тем более позволяющей управлять ими требует серьезных затрат средств на сбор и анализ большого числа фактов (сегодня нет ни одного серьезного банка данных по проблеме Хотя сложность проблемы допускает неоднозначную интерпретацию отдельных причин и тенденций.

Например, демографическая проблема трактуется В.И. Переведенцевым в «Социологическом журнале» (№1, 1994) как «тревога запоздавшая на тридцать лет».

риска и даже бесценный чернобыльский материал в значительной мере утрачен), а также выдвижение и проверку новых гипотез. Но ответ на вопрос о механизмах возникновения и развития рисков, на вопрос «Что если?» слишком важен и затраты, скорее всего, оправданы.

Социальное восприятие риска. Серьезной проблемой возникающей при изучении риска является его социальное и психологическое восприятие. Психологическое исследование выявляет различные смыс ловые значения риска в зависимости от контекста, в котором этот термин используется17. В то время как в естественных науках термин риск обозначает вероятность эффекта, умноженную на его величину, в обыденное понимание риска вкладываются различные дополнительные смысловые значения. Что же касается технологического риска, то ее главными семантическими образами, как отмечает О. Ренн18, являются:

Неминуемая опасность (Дамоклов меч) Риск рассматривается как случайная угроза, которая может вызвать непредсказуемое бедствие, и нет достатка времени, чтобы справиться с этой опасностью. Этот образ связывается с искусственными источниками риска, несущими большой катастрофический потенциал. Величина вероятности не рассматривается. Это скорее такая случайность, которая вызывает страх и желание ее избежать. Стихийные же бедствия, напротив, воспринимаются, как регулярно встречающиеся, следовательно, предсказуемы, или же их возникновение описывают специфическими моделями (каузальными, временными или магическими). Образ неизбежной опасности, следовательно, превалирует в восприятии круп номасштабных технологий. Атомные электростанции — яркий пример этого семантического класса.

Медленные убийцы (Ящик Пандоры) Риск рассматривается как невидимая угроза для здоровья или благополучия. Эффект обычно отдален во времени и поражает всего несколько человек одновременно. Об этих рисках скорее узнают от других, чем испытывают их на личном опыте. Главное для таких рисков то, что требуется определенная степень доверия к учреждениям, обеспечивающим информацией и управляющим опасностью. Если доверие потеряно, об щественность требует немедленных действий и во всем обвиняет эти учреждения, даже если риски очень малы. Типичные примеры этого класса риска — пищевые добавки, пестициды и радиоактивные вещества.

Значение доверия к контролю и управлению риском от "медленных убийц" Renn, O. (1990) Risk perception and risk management: a review. Risk Abstracts 7, No.l, 1 - 9 (Part 1) and 7, No.2, 1 - 9 (Part 2).

Ренн О. Три десятилетия исследования риска: достижения и новые горизонты. «Вопросы анализа риска», т.1, №1.

очень велико, поэтому риск-менеджерам следует направить основные усилия на увеличение степени общественного доверия к себе к их объеди нениям.

Соотношение "затраты — выгоды" (Весы Афины) Риски рассматриваются на основе баланса доходов и потерь. Эта концепция риска наиболее близка к техническому пониманию риска. Тем не менее этот образ используется людьми только при восприятии денежных доходов и потерь. Типичные примеры — пари и азартная игра, которые требуют сложных вероятностных обоснований. Люди обычно способны выполнить такое вероятностное рассуждение, но только в контексте азартной игры, лотерей, инвестиций в ценные бумаги, страхования. Лабораторные эксперименты показывают, что люди строят свои оценки относительно лотерей, больше ориентируясь на разброс проигрышей и выигрышей, нежели чем на их ожидаемое значение.

Любители острых ощущений (Образ Геркулеса) Зачастую люди даже стремятся ощутить себя в состоянии риска. Эти риски включают в себя все виды досуга, для которых требуется персональное мастерство для преодоления опасных ситуаций. Острые ощущения получают от обладания контролем над собой или природой.

Такие риски всегда добровольны и предполагают наличие личного контроля над степенью риска.

Таблица 1.3.

Четыре семантических образа риска в общественном восприятии 1. Неминуемая опасность /Дамоклов меч) • искусственный источник риска • большой катастрофический потенциал • неадекватное распределение риска и выгоды • восприятие случайности как угрозы 2. Медленные убийцы (Ящик Пандоры) • (искусственные) ингредиенты в пище, воде, воздухе • отдаленные эффекты;

некатастрофические • контингент населения в большей мере полагается на информацию, чем на опыт • поиск детерминированных решений по управлению риском • сильные побуждения к порицанию 3. Соотношение "затраты — выгоды" (Весы Афины) • ограниченное рассмотрение только денежных доходов и потерь • большая ориентация на дисперсию распределения, чем на математическое ожидание • асимметрия между рисками и прибылью • преобладание вероятностного стиля мышления 4. Любители острых ощущений (Образ Геркулеса) • личный контроль над степенью риска • требуется индивидуальное мастерство для преодоления опасности • добровольная деятельность • некатастрофические последствия «Перечисленные концепции риска демонстрируют, что интуитивное понимание риска — многомерно и не может быть сужено до произведения вероятностей и последствий. Восприятие риска очень сильно различается в зависимости от социальной и культурной среды. Но тем не менее почти для всех стран, в которых проводились исследования восприятия, по видимому, существует общая особенность: большинство людей воспринимает риск как многообразное (многомерное) явление и интегрирует свои представления в совместную систему в соответствии с природой риска, причиной риска, связанных с ним выгод и условий (обстоятельств) принятия риска»19.

Периодичные циклы и ритмы. Следует отметить, что рискология тесно связана с теорией циклизма развития мировых, особенно биологических и социальных процессов. Действительно, переломы циклов обычно порождают риски. В пользу циклизма свидетельствует масса фактов. Перечислим лишь некоторые.

24-часовые циклы и ритмы. Смертность и самоубийства: каждые часа максимум смертей и случаев самоубийств происходят примерно между 6 и 7 часами утра и 7-8 часами вечера;

минимум - между примерно 12 и 14 часами дня (Дюркгейм, Миллар и некоторые другие).

Семидневные циклы и ритмы. Ритм шести рабочих дней и седьмого дня отдыха.

Годовые циклы (сезонные флуктуации):

Рождения. Для многих европейских стран максимум числа рождений приходится на месяцы между январем и апрелем;

минимум - на ноябрь и декабрь, а также июнь, июль и август (Виллерме, Кетле, Эттинген, Г. ф.

Майр, Левассер и многие другие).

Смертность. Для многих стран Европы максимум приходится на месяцы между январем и апрелем;

минимум - на лето и осень: в странах с теплым климатом также есть рост смертей в жаркие месяцы.

Ренн О. Три десятилетия исследования риска: достижения и новые горизонты. «Вопросы анализа риска», т.1, №1.

Самоубийства. Для стран Европы максимум приходится на май, нюнь и июль;

минимум - на ноябрь - февраль (А. Вагнер, Морселли, Болио, Масарик, Крезе и многие другие).

Преступность. В Европе преступления против личности достигают максимума летом, минимума – зимой;

преступления против собственности достигают максимума зимой, минимума - летом;

в тропических странах циклы почти противоположны (Герри, Кетле, Эттинген. Э. Ферри, Левассер, Ломброзо, Курелла, И.Дж. Декстер и многие другие).

Сезонные колебания отмечались многими авторами в движении зависимости, трудовых требований и безработицы, различных болезней, движения рабочей силы, бизнеса;

в сезонных изменениях экономической активности населения;

особенно в аграрных странах;

в сезонном ритме обучения и каникул;

в покупке и продаже сезонных товаров;

в повторении из года в год определенных праздников (Рождество, День Благодарения и т.д.);

и во многих сходных социальных явлениях.

Трех-с-половиной- и четырехгодичные циклы:

Бизнес циклы. Колебания периодов роста бизнеса и депрессий (Дж.

Китчин, Джаглар, Лекюр и некоторые другие).

Рождения. Во Франции каждый четвертый год с 1815 до показывает ненормально низкий уровень рождаемости. С 1875 до 1905 года циклы продолжают существовать в несколько измененной форме (Миллар). Четырехгодичные циклы в жизни великих людей: в жизни Александра Македонского, Цезаря, Наполеона I, Бисмарка, Кромвеля и некоторых других каждый четвертый год был поворотным в их карьере.

Такая же периодичность имеет место в ходе революции и социальных переворотов (Миллар).

Пятигодичные циклы:

Число рождений видных писателей во Франции. С 1475 г. сорок два раза (из семидесяти) каждые пять лет обильных рождений писателей сменялись пятигодичными периодами относительной редкости таких рождений. В отношении наиболее известных писателей такие циклы имели место 51 раз из 69 пятилетних периодов (А. Одэн).

Семи-, восьми- и одиннадцатилетние циклы:

Бизнес циклы. Феномены, связанные с бизнес циклами - безработица, помощь бедным, разводы, браки, рождения, смерти, преступления, религиозные возрождения и др. (Туган-Барановский, Ю. Юль, У. Огберн, Томас, Гекстер и другие).

Пятнадцати- и шестнадцатилетние циклы:

Политическая жизнь. Каждые шестнадцать лет происходят заметные изменения в политических мнениях, составе правительства и его действиях (Ж. Дромель).

Тридцати- и тридцатитрехлетние циклы:

Рождения. Тридцатилетние циклы движения рождаемости во Франции. Эпидемии;

то же в движении холеры.

Смертность. То же в движении смертности в Финляндии, Швеции.

Норвегии, Франции (Миллар).

Доминирующие литературные школы и течения. Каждые тридцать или тридцать три года одна литературная школа уступает место другим (Миллар).

Доминирующие политические партии, правительственная политика и другие социальные явления имеют цикл в тридцать или тридцать три года.

Промежуток времени - примерно одно поколение - один из естественных размеров исторического периода (0. Лоренц, К. Йоель, Дж. Феррари).

Сорокавосьми- и шестидесятилетние циклы:

Бизнес циклы и феномены, связанные с большими бизнес циклами.

Первый период больших бизнес циклов отмечен социальными переворотами, войнами, революциями и другими приметными социально политическими переменами (Н. Кондратьев, А. Шпитхофф, Мур).

Столетние циклы. Многие исторические процессы проходят столетние циклы как некий «естественный» исторический период. Великие социальные перевороты, подобные крупной Французской революции и наполеоновским войнам, мировая война и современные революции, Ренессанс и Реформация происходят периодами примерно в сто лет (О.

Лоренц, К. Йоель, Ад. Бартельс, Фр. Куммер).

Двухсотлетние циклы. Колебания рождаемости и смертности (Д.Дж.

Браунли).

Трехсотлетние циклы:

Великие социальные перемены. Начало и падение династии:

несколько религиозных, общественных и политических институтов и идеологических систем или появлялись и приходили в упадок в течение такого периода, или претерпевали радикальную перемену в своей организации и судьбе (О. Лоренц, К.Йоель, В. Шерер).

Пятисотлетние циклы. Примерный период роста и упадка некоторых культур и государств (Персия, Греция) или целой эпохи в истории народа, после чего начинается новая и совсем иная эпоха второго или третьего пятисотлетнего периода (Миллар).

Шести-, двенадцати- и восемнадцативековые циклы. Некоторые фундаментальные исторические процессы проходят свой полный оборот за шестьсот, двенадцать или восемнадцать сотен лет. Эпохальные события отмечают конец каждого из этих периодов (Лоренц, Йоель, В. Шерер).

Тысячатридцатитрехлетние циклы. Период великих революций в смене цивилизаций (У. Петри).

Этот перечень, хотя и неполон, дает определенное представление о многообразии периодичных циклов, описываемых различными авторами.

Далее мы перейдем к непериодичным циклами и ритмам.

Непериодичные циклы и ритмы Кроме периодичных ритмов многие авторы описывают непериодичные ритмы, колебания и циклы. Вот примеры таких теорий.

Цикл изобретения: восхождение, плато и спуск (Михайловский, Тард, Богардус, Росс, Чепин, Огберн и многие другие).

Цикл социального процесса: подражание, излучение, оппозиция, адаптация (Тард, Хайес, Росс, Эллвуд и многие другие).

Цикл социальных, институтов и организаций: возникновение института, его рост, расширение и усложнение, его дезинтеграция (Ф.С.

Чепин, У. Огберн и многие другие).

Циклы в жизни догмы, веры или идеологии: возникновение, борьба против других догм или идеологий, рост, догматизация и упадок. В дополнение, циклическое колебание популярности и непопулярности многих догм (В. Парето, Гиньбер, Сорокин).

Ритм эпох с духовно-религиозно-этической и материалистически технической цивилизацией. Это непериодпчный цикл — цикл долго срочный, примерно от двух до трех или четырех веков (М. Вебер). Ритм «критического» и динамического периодов в истории и ритм «органической» и статической эпохи (С. Симон, Парето, П. Лавров). Ритм увеличения и уменьшения государственного вмешательства (Г. Спенсер, Парето, П. Сорокин). Ритм роста и сокращения экономической дифференциации и неравенства (Г. Шмоллер). Ритм периодов процветания и бедности в жизни нации (Д'Авнель). Ритм эпох быстрого роста населения и его очень медленного увеличения или даже сокращения (Г. Шмоллер).

Цикл жизни нации или культуры. Появление, рост, упадок (Данилевский, О. Шпенглер, О. Аммон, В. де Лапуж, Г. Хансен, Ч. Джини). Цикл подъема и падения интеллектуальных, политических и финансовых аристократий (П. Жакоби и др.). Цикл в ходе революции: период «освобождения» и период «обуздания» (П. Сорокин).

Сказанного выше достаточно, чтобы дать представление о великом множестве различных ритмов и циклов, которые выделялись различными авторами. Остановимся более подробно на некоторых теориях цикличности, касающихся разных областей социальной системы с целью выделения синхронных, а в некоторых случаях даже синфазных, периодов в различных циклических моделях. Мы обратимся в основном к теориям волновой динамики.

1.4.Этимология слова риск.

Первая трудность, возникающая при попытке разработать теорию риска, связана с тем, что само понятие «риск» возникло гораздо позже чем обычно думают. Древние греки не знали понятия риска и вполне обходились понятием рока. На тысячелетнюю устойчивость этих представлений указывал Макс Вебер, отмечая, что идея божественного проведения в христианстве есть ни что иное как вариант рока. Не существовало ни одной до современной культуры, для которой понятие судьбы и рока не являлось бы центральным компонентом философии. У древних греков рок (мойра) представлялся более всесильным и более древним, чем самые старшие боги.

Мойра - буквально часть, доля, отсюда понятие «участь», которую получает каждый при рождении. Мойрам (в разных мифах их от одной до трёх сестер) соответствуют римские парки (Нона, Децима покровительствующая рождению ребенка на девятом или десятом месяце и Морта, - от mors (смерть)), Понятие судьбы и рока не исчезло из жизни общества и теперь. Если древние связывали судьбу и рок через смерть, то сегодня рискология измеряет риск, в основном, как будет показано ниже, через вероятность гибели - через ту же смерть. Так, что современное понятие риска частично включает архаичные представления о детерминистской предопределенности, направлении в котором должна протекать жизнь, о судьбе, а частично включает более поздние вероятностные модели мира. И сегодня, как замечает ведущий современный исследователь проблем риска Николас Луман «Если пытаешься определить понятие риска, то впечатление такое, будто заехал в густой туман, где видимость не дальше бампера машины». Многозначность понятия «риск» видна из множественности его определений используемых в современной литературе.

Вот только некоторые дефиниции понятия риск. Риск - это потенциал реализации нежелательных, неблагоприятных последствий для человеческой жизни, здоровья, собственности или среды. Нежданная опасность, - это угроза людям и тому, что представляет для них ценность (собственности, окружающей среде, будущим поколениям и т.п.), а риск - это мера нежданной опасности. Рискованные решения - это те, которые содержат в себе элемент опасности. Анализ риска - это идентификация потенциальных опасностей. Риск - это ситуация, когда для каждого направления действия возможны альтернативные исходы, вероятность которых известна или может быть оценена. Риск - угроза убытков. Риск - возможность понести потери в виде конкретного убытка или ущерба. Риск возможная опасность. Риск - вероятность возникновения убытков или снижения доходов по сравнению с прогнозируемым вариантом. Риск это не только вероятность события, но также и вероятные его масштабы. Разница между категориями риска и неопределенности состоит в том, что «первом случае распределение результатов в группе известно (что достигается путём априорных вычислений или изучения статистики предшествующего опыта), а во втором нет».

Позже понятие рока трансформировалось в сторону приближения к риску, в понятие фортуны (от имени древнеримской богини удачи).

Параллельно понятию рока развивался эзотерический взгляд на причинно следственные взаимосвязи с точки зрения космического смысла - фатализм, то есть отрицание возможности контроля будущего, отрицание самой возможности колонизации будущего лежащей в основе современной парадигмы риска. Как заметил Энтони Гидденс так как контроль времени, контроль будущих событий, формирование человеком физической среды своего существования не может полностью определяться решениями сегодня, то риск появляется как связующий элемент. Понятие риска точно попало в систему представлений эпохи Великих географических открытий, что и отражается в его морской этимологии.

У Макиавелли фортуна рассматривается ещё дальше от рока и ближе к современному понятию риска. В «Государе» он говорит: «Я знаю, сколь часто утверждалось раньше и утверждается ныне, что во всём мире правят судьба и бог, люди же с их разумением ничего не определяют и даже ничему не могут противостоять;

отсюда делается вывод, что незачем утруждать себя заботами, а лучше примириться со своим жребием... Я предположу, что, может быть, судьба распоряжается лишь половиной всех наших дел, другую же половину, или около того, она предоставляет самим людям... Что же касается, в частности, государей, то нам приходится видеть, как некоторые из них, ещё вчера благоденствующие, сегодня лишаются власти, хотя, как кажется, не изменился ни весь склад их характера, ни какое-либо отдельное их свойство... Если государь всецело полагается на судьбу, он не может выстоять против её ударов. Я думаю также, что сохраняют благополучие те, чей образ действий не отвечает своему времени».

Идея свободы выбора человеком (массонский лозунг: свобода, равенство и братство) возникла сравнительно поздно. В христианстве свобода выбора возникает лишь раз, когда человек выбирает между Богом и Дьяволом, в дальнейшем христианин далеко не свободен. Понятие риска начинает формироваться не ранее развития морской торговли Древнего Востока, но как отмечает Николас Луман первоначально оно было почти не различимо от программ дивинации, призванию богов покровителей и т.д.

(жертвы кошек у японских мореплавателей, аналогичные жертвы у греков и т.п.).

Риск, а чаще всего один из его аспектов описываемых теорией вероятности является сравнительно недавним формальным изобретением, которое «не имеет коррелятов в непосредственном умственном восприятии». Как таковая вероятность должна скорее рассматриваться как изобретение, а не как открытие.

Ограниченность вероятностного описания понятий связанных с риском выявилось почти сразу после его введения и вызвало многочисленные попытки его расширения, например, в рамках теории размытых множеств. Однако и сегодня задача создания формализмов описывающих риск в достаточной для анализа решений полноте не только не решена, но и не поставлена. Это и естественно, так как формальным моделям должны предшествовать содержательные. Разработка таких моделей является одной из важных задач рискологии.

Первым общепризнанным описанием риска в рамках современной экономической теории явилась модель предложенная в 1921 Френком Найтом в его гениальной книге «Риск, неопределенность и прибыль». Но даже ему, нобелевскому лауреату, не удалось справиться с проблемой иррационального поведения, что вызвало к жизни в 1953 году конкурирующую с «американской» школой «французскую» школу Морисса Алле, В этих экономических теориях риск описывался как класс ситуаций неопределенности в которых имеется возможность задать вероятности: априорную вероятность, либо статистическую вероятность либо оценки вероятности а также описание возможных исходов. Но этот подход оказался пригоден (хотя и с трудом) только для чисто «экономического» описания реальности. Между тем как справедливо отметил Николас Луман проблема риска это прежде всего проблема социальная, точнее транс дисциплинарная.

Хотя риски существуют и существовали, объективно возможна дефиниция этого понятия предложенная Николасом Луманом в его «Социологии риска». Он предлагает от традиционных дефиниций риска и безопасности перейти к принципиально иным: «опасность» - то чему мы подвержены и «риск» - то на что мы идем через собственные решения. В крайнем случае, бездействие может рассматриваться как вызывающая причина.

Таким образом, по Луману, риск возникает с принятием (или непринятием) решений, а ещё шире опасность любого происхождения должна рассматриваться через её восприятие социумом.

При таком подходе особое значение приобретает социально психологическое восприятие риска. С точки зрения психологии риск включает в себя все нежелательные или желательные последствия, которые люди связывают с определенной причиной. Отражают ли эти причинно следственные связи реальные опасности или выигрыши — не столь важно.

Люди реагируют согласно их восприятию риска, а не объективному уровню рисков или научной оценке риска. Научные оценки влияют на индивидуальную реакцию настолько, насколько они соответствуют индивидуальному восприятию. Более того, относительные частоты или другие (научные) способы определения вероятностей заменяются сильной верой в то, что люди знают из личного опыта относительно вероятности появления любого нежелательного результата. Оба аспекта отражаются формулой, в которой обычно больший вес имеет величина последствия, чем вероятность его появления. Суть в том, что на восприятие эффектов и их вероятностей влияют ситуационные и специфические характеристики риска, зависящие от таких его свойств, как степень персонального контроля, принятие скорее социального, чем индивидуального риска, обыденность рисковой ситуации.

Если принять такой подход то проблема типологизации рисков не имеет принципиального значения. Риски допустимо классифицировать по их источникам, памятуя, что все они сведутся к их социальному восприятию. Тем более, что, как будет показано ниже, все риски связаны между собой гораздо сильнее чем это обычно представляется и их раздельное рассмотрение возможно скорее ради удобства изложения.

Достаточно традиционно риски классифицируются на природно техногенные, финансово-экономические и социально-политические.

Исторически сравнительно позднее формирование понятие риска связано возможно с тем, что при помощи этого понятия сводится воедино, то есть обозначается как единство, множество различий. Так в иврите, понятие риск связано (в иврите связи слов легко прослеживаются так как родственные слова имеют одинаковый корень - как правило три согласные) не только с такими естественными родственниками как «нож», «хулиганство», «бандит», «опасность», но и с «быть полезным», «осмеливаться», «дерзкий», «наглость», «чёрт» и даже «коза».

В китайском иероглифе обозначающем понятие риск и графически включающем изображение двух человек, двух камней над ними и ещё одного человека стоящего выше содержится буквальный смысл:

пренебрежение угрозы, что несколько коррелирует с определением риска в словаре Ушакова: риск - это вероятная опасность. Графически близок иероглиф «ветер».

В английском языке слова risk, hazard, danger, используются почти в одном и том же смысле.

Европейское понятие риска скорее всего арабского происхождения, но работ по этимологии риска нет и, вполне вероятно также, что слово «риск» заимствовано русским языком (а ранее украинским - где ризикувати означает рисковать) из французского (risque) куда пришло из итальянского (risico). В свою очередь в итальянский язык слово попало из греческого, где rizicon означает скала, утёс, а riza означает корень, подошва горы. Таким образом, слово «риск» развилось вероятно в языке мореплавателей для которых скала, подводный камень всегда таили в себе опасность. Рисковать - дословно означало «лавировать между скал».

В самой Европе слово риск встречается уже в средневековых источниках, но распространение получает лишь с началом книгопечатанья, прежде всего в Италии и Испании. В основном это документы из области морской торговли и юридические документы.

К стати, первоначально в английском языке слово risk использовалось прежде всего в связи со страхованием (морским), а для других ситуаций в английском языке до 19 века это слово употреблялось на французский манер - risque. Этот термин и сегодня используется в значении «шутка сомнительного свойства».

В русском языке с понятием риска тесно связано понятие «случай».

Оно означает происшествие и восходит к праславянскому «сълучаи» от «сълуки» и ещё далее «лукии», то есть назначенный судьбой - из конкретного значения «выжданный», «высмотренный» (о добыче). С этим словом тесно связано древнерусское слово «лучаи» - судьба, случай, болгарское «слука» - счастливый случай, удача, литовское laukti - ждать, греческое leuss - высматриваю. Близки и частично пересекаются понятия благополучный-злаполучный, лучший, получить.

Таким образом, в русскую культуру понятие риска пришло не ранее средневековья, а до этого техникой работы с представлениями о предопределенности и случайности (либо свободе воли) выполняло понятие случая, что указывает на тесную связь с греческой культурой. В эллинистическую эпоху с мойрами конкурировала богиня Тиха, - богиня случая, то есть то, что определяет неустойчивость и изменчивость.

1.5.Типология рисков.

Существует много способов классификации рисков. Вопросы классификации рисков стали одними из наиболее часто обсуждаемых в современной российской экономической литературе. Предлагаются самые разнообразные варианты выделения разновидностей рисков, сопровождающих деятельность на рынке. Некоторые авторы насчитывают более десятка критериев классификации рисков, не говоря уже о количестве выделяемых аспектов риска. Подавляющее большинство таких исследований непригодно к применению в практической деятельности.

Можно делить риски по целям принимаемых решений на спекулятивные, то есть имеющие как вероятность удач, так и вероятность неудач (типичный пример - финансовые решения), и на риски вынужденные, то есть такие исходом которых могут быть только потери (типичный пример - техногенные риски).. Можно делить риски на статические, вероятность исходов которых рассчитывается, и на динамические, исходы которых меняются.

Можно различать риски по происхождению на природно техногенные, финансово-экономические и социально- политические. Такая классификация, пожалуй, наиболее естественна.

Под классификацией рисков следует понимать распределение риска на конкретные группы по определенным признакам для достижения поставленных целей. Каждому виду риска соответствует своя система приемов управления рисками.

При поисках наиболее полной схемы для классификации рисков, у большинства исследователей возникают следующие проблемы связанные с тем, что количество рисков тем больше, чем сложнее организационная структура и чем больше различных связей с управляемой внешней средой;

один и тот же риск, рассматриваемый с разных позиций, имеет разный смысл;

риск, имеющий одно и то же название, но рассматриваемый с разных уровней иерархической лестницы, может также иметь совершенно разные значения. Следовательно, для понимания того или иного риска необходимо назвать всю цепочку иерархической структуры, в которой он находится, или назвать общий риск, в который он входит как составное звено. Анализ показал, что сопоставить иерархическую структуру всех рисков невозможно из-за их большого количества. Возможная неиерархическая классификация рисков приведена ниже.

Классификация рисков:

По возможности страхования:

страхуемый не страхуемый К страхуемым рискам относятся имущественные риски (опасность возникновения убытков от бедствий, которые приводят к прямой или косвенной потере собственности), личные риски (опасность возникновения потерь в результате преждевременной смерти, нетрудоспособности или старости), риски, связанные с юридической ответственностью (опасность возникновения потерь из-за пользования автомобилем, пребывания в здании, рода занятий, производства товаров, профессиональных ошибок).

К не страхуемым относятся часть рыночных рисков, то есть риски потери собственности или дохода, связанные с сезонными или циклическими изменениями цен, безразличием потребителей, изменениями моды, конкурентными предложениями и др.

По возможности диверсификации:

систематический специфический (специфика (политические изменения, фирмы, ее сложности, а уровень инфляции) также проблемы отрасли, в которой она действует) Систематические, или внешние риски относятся к разряду не понижаемых и независимых от самой фирмы. Помимо политических изменений и уровня инфляции к систематическим рискам относятся экономические кризисы, экологическая обстановка, изменение налоговых пошлин, наличие или отсутствие режима наибольшего благоприятствования. Надо отметить, что современное социально экономическое развитие России характеризуется сильным влиянием факторов систематического риска, что ограничивает возможности нейтрализации риска в целом и ставит фирму перед необходимостью рисковать.

Несистематические риски - это агрегированное понятие, объединяющее все виды риска, которые могут быть понижены. Они связаны с неквалифицированным управлением, неэффективной структурой активов и капитала предприятия, чрезмерной приверженностью к рисковым (агрессивным) финансовым операциям с высокой нормой прибыли, недооценкой хозяйственных партнеров.

В зависимости от этапа решения проблемы:

В области принятия решения В области реализации По определению А.И. Пригожина, риск в области принятия решения связан с «вероятностью ошибки в выборе средства или цели», в то время как реализационный риск заключается в «возможности неправильной оценки положительных и вредных последствий от реализации, а также не использования того или иного средства или цели».

По природе возникновения:

хозяйственный Связанный с личностью связанный с предпринимателя недостатком информации Надо отметить, что вероятность возникновения риска, связанного с недостатком информации, обратно пропорциональна тому, насколько фирма информирована о состоянии внешней среды, то есть недостаточность информации о партнерах (покупателях или поставщиках), особенно их деловом имидже и финансовом состоянии, грозит фирме возникновением риска.

Риск, связанный с личностью предпринимателя, характеризуется тем, что каждый предприниматель имеет собственный опыт работы и навыки ведения предпринимательской деятельности, также у каждого предпринимателя (или фирмы) могут быть разные требования к уровню рискованности отдельных сделок.

По масштабам:

Глобальный Локальный Глобальный риск может быть разделен на риск страновой, региональный и отраслевой.

Другая классификация, основана на различении природы риска и является более традиционной для неэкономических исследований. Она предполагает различение трёх групп рисков: природно-техногенных, социально-политических и финансово-экономических. Впрочем, и этот принцип допускает иные (по предмету) различения.

Природно-техногенные риски. Природные риски имеют фундаментальное значение для рискологии так как только их изучение и анализ позволяют подойти к решению проблемы нормы. В рискологии имеются концепции и модели не использующие понятие нормы риска (например, bable-principe), но, всё же, большая часть идей связана с попытками предложить некоторую норму допустимого риска или предполагает скрытое её наличие. Кроме того, именно природные риски в наибольшей степени влияют на все остальные После выдающихся работ В.Л. Чижевского огромную роль солнечно-земно-экономических связей ( прежде всего связей рисков и кризисов ) можно считать доказанной..

Наконец, Н.Луман в очерке «Экологии незнания»20 замечает, что риск(экологический) начинает занимать то место, которое люди раньше отводили в своих расчетах Богу.

Задолго до знаменитого анализа21 связи солнечной активности с ценами на пшеницу проведенного Вильямом Гершелем люди хорошо осознавали влияние природных сил на экономику. Так бургонское слово «калима» (означающее виноградник) буквально означает климат, а виноградарство издревле основа экономики Бургундии. Сегодня экзогенные факторы экономических циклов считаются безусловно установленными, речь идёт только о силе и механизме воздействия.

Но многие вопросы связанные с влиянием природных рисков на экономические риски подлежат обсуждению по трем причинам. Во первых, нет абсолютно четких скалярных параметров характеризующих как экономику так и солнечную активность, либо иные природные факторы. Солнечные пятна (« летающие птицы ») упоминаются ещё в древних Китайских рукописях, - в 28г. До н.э.22 и уже тогда делаются попытки установить связь между ними и событиями на Земле. Например.

Темное пятно, появившееся около 807 г., рассматривалось как предсказание смерти императора Карла Великого наступившей через семь лет. С другой стороны, год самого Великого урожая вина с тех пор как его стали разливать по бутылкам 1811 г. часто связывали с появлением кометы.

Мера солнечной активности - числа Вольфа ( R = k ( f + 10 g ), где g - количество возмущенных областей или групп пятен, f - общее число отдельных пятен, k - множитель зависящий от методов наблюдений и размера телескопа ), характеризуют её не так уж однозначно, точнее достаточны для анализа тенденций, но не позволяют проверять слишком сложные гипотезы. Как отмечает Мензел23« Число пятен не является вполне точной характеристиками солнечной активности. Ранние оценки, полученные Вольфом по отрывочным записям, по видимому, верно отражают общий периодический характер явления, но величина отдельных максимумов не заслуживает слишком большого доверия».

в книге: Luhmann N Biobachtungen der Moerne. Opladen: Westdentscher Verlag, 1992. 220 S.

1801 год Дональд Г. Мензель «Наше солнце» М. Физматгиз 1963.

там же. стр. Во-вторых, возможно, что существует связь не между самими параметрами, а между их производными24. В-третьих, природный риск может являться толчком после которого развитие рисков будет определяться уже внутренними причинами. Так изменение цены на хлеб в сторону увеличения ведет к изменению структуры потребления у бедных людей в сторону увеличения потребления, что стимулирует рост цены на хлеб. Возникает петля положительной обратной связи и дальнейшая динамика уже не зависит от исходного толчка. Разработанные в конце двадцатого века модели теории катастроф и синергетики25 привели к пониманию того, что в сложных социальных системах возможна «большая реакция на малые изменения», то есть возможные траектории системы могут далеко разойтись под действием малого начального толчка.

Естественно это приведет к тому, что прямые корреляции между природными и экономическими рисками исчезнут.

Велико влияние природных рисков и на политические кризисы не только через экономические риски, но и непосредственно. Один из эффективных современных инструментов изучения политических кризисов и противостояний - геополитика, целиком основана на представлениях о человеке как о «человеке пространственном» в отличии от «человека экономического» в политэкономии. Концепция человека пространственного и означает ввод в рассмотрение политического процесса природного фактора, через географический фактор.

Благодаря работам Л.Н. Гумилева должным образом оценено влияние природных факторов и особенно кризисных природных процессов на социальные риски Историк и астроном Д.О. Святский обнаружил, что годы сильной солнечной активности ( 1830, 1848, 1860, 1870, 1905, и 1917 ) совпадают с годами революций во Франции - 1830, 1848, 1870, в Италии - 1860 и в России. Таким образом, природные риски являются не только неуправляемым но и основным глобально действующим фактором.

Впрочем, следует иметь в виду, что по вышеперечисленным причинам число степеней свободы для корректного статистического анализа при изучении рисков недостаточно, поэтому обоснованность многих выводов ещё подлежит проверке. Г. Розенбергом и С. Рудерманом была выдвинута гипотеза и сформулирован принцип скользящих среднемаксимальных случайного статистического ряда: периоды между максимумами временного ряда (или любого другого случайного условно бесконечного статистического) ряда величин имеют определенную цикличность вне зависимости от характера и происхождения самих наблюдаемых величин, т.е. математическое ожидание величины расстояния Макеева Н.И., Любицкий Р.Е., Воздействие гелио-геофизических факторов на организм человека.

Проблемы космической биологии. 1985. Т.53.

Арнольд В.И. Теория катастроф. М., 1990., Хакен Г. Синергетика. М., 1985.

от максимума до максимума средних, равномерно распределенных значений признака, не зависит от характера самого случайного ряда. Чаще всего наблюдаются периоды, близкие к n*3, 3 в степени n, 4 и 5.Весьма вероятно, что в основе упорядочения циклов колебаний на Земле лежат космические процессы.

Проблема природных рисков начала стремительно актуализироваться именно в силу экономических причин - тогда, когда человек начал трансформировать окружающую среду под свои нужды. Предельная плотность культур охотников и собирателей колеблется от 2 чел./100 кв.

км. в тундре и 3 чел./100 кв. км. в тайге и тропическом лесу до 7 чел./ кв. км. в хвойных широколиственных лесах и 17 чел./кв. км. в лесостепи.

Индустриальная культура позволяет на много порядков изменить плотность населения, (реализовать «давление жизни» - стремление всего живого к размножению). Но ценой этих изменений является изменение основных принципов функционирования среды обитания, рост природных и других рисков. По сути человек, создал себе новое искусственное гнездо, экологическую нишу (ниша от лат. Nidus - гнездо), позволившее ему снять естественные ограничения с его численности, но приведшее к ряду новых проблем, в частности, к качественному изменению рисков заложенных в среду обитания.

Искусственная среда обитания отличается от естественной, по крайней мере, по трем принципиальным позициям (таблица 1.4.). Во первых, вместо бесконечного, с низкой плотность источника энергии, обеспечивающего негоэнтропийные процессы (Солнца), используемого естественной средой обитания, искусственная среда обитания построена на исчерпываемых, высококонцентрированных источниках энергии (в основном концентратов солнечной энергии - органическом топливе), что создает риски исчерпывания, теплового загрязнения и аварий.

Таблица 1.4.

Различия в принципах функционирования естественной и искусственной сред обитания.

Естественная среда Искусственная среда Энергетика бесконечный, низко Ограниченный, высоко (обеспечивающая концентрированный концентрированный источник – негоэнтропийные источник - Солнце органическое топливо процессы) (запасенная солнечная энергия) Видовое очень большое Разнообразие заменяется разнообразие стандартом Движение вещества циклы разной Линейное, обязательно протяженности, но включающее понятие «отходы» обязательно замкнутые Во-вторых, цикличное движение вещества, «через которое природа реализует идею вечности», заменено движением вещества в линию, что создает принципиальные риски исчерпывания и загрязнения. В.А.Ковда показал, что именно человечество является основным мусоропроизводителем: оно производит отбросов органического происхождения, то есть исключающих этот материал из естественного кругооборота веществ, в 2000 раз интенсивнее всей остальной биосферы.

В третьих, характерное для природы многообразие видов, процессов, форм в искусственных системах заменяется стандартом, что ведет к потери устойчивости. Этот, по существу экономический, фактор риска, менее осознаваем, чем другие, но возможно, и более опасен.

Освобождаемые исчезающими видами экологические ниши занимаются другими, что может быть сопряжено с серьёзной опасностью (СПИД и т.д.

- возможные глобальные реакции экосистемы).

Все это вместе ведет к заметному росту риска. Причем, риска возникающего не в следствии ошибок либо злого умысла, а риска «заложенного в систему изнутри».Начинает проясняться смысл иероглифической надписи на пирамиде Хеопса: люди погибнут от неумения пользоваться силами природы и от незнания истинного мира.

Природные риски актуализируются через развитие, решения (пользуясь терминологией Лумана) «мирового общества».

Так как альтернативной приемлемой стратегии развития сегодня не видно (если не принимать зеленые стратегии, навыки «тумо» и «лунгом па», то есть стратегии резкого ограничения потребления, развития способности переносить холод, голод и т.п.), то проблема техногенного риска становится фундаментальной. История Шумера, Древнего Египта, Китая показывают на прямую зависимость цивилизационных структур и их эволюции от природных ресурсов и от их искусственной трансформации.

Очень важно, что сами по себе природные риски практически не контролируемы. Существующие проекты, например, российско американский проект изучения возможности уничтожения космических тел угрожающих Земле (именно столкновение Земли с крупным астероидом или кометой диаметром порядка одного километра, скорее всего, вызвало 65 миллионов лет назад кризис оборвавший мезозойскую эру и открывший кайнозойскую эру) с помощью термоядерного оружия или проект контроля климата существуют в виде бумажных и чисто теоретических.

Практически, магнитные бури, метеоритные опасности, извержения вулканов, цунами, землетрясения, атмосферные процессы и колебания уровня воды, а также климатические колебания (вне зависимости провоцированы они либо спонтанны) неконтролируемы.

Другое дело, последствия этих явлений. Многие опасности, например, холод, чрезмерные осадки не ведут к ущербу сами по себе, что проявляется в различиях порогов катастроф для разных регионов. Даже загрязнение нефтью, являющееся обычно одним из опаснейших экологических событий, в пустыне может оказаться полезно.

Можно считать, что главными задачами рискологии в области исследования природных и техногенных рисков являются: во-первых, сбор и построение на основе собранных данных о природных опасностях представлений о мере и нормах риска (или, хотя бы, о фоне), во-вторых, описание и прогноз развития природных и техногенных опасностей, а, главное, построение сценариев и прогнозов развития кризисных ситуаций, прежде всего, с точки зрения их воздействия на общество. Практически, эти знания могут принести пользу только будучи достаточно формализованы в рамках компьютерных моделей, ситуационных комнат, законов и подзаконных актов. А ещё шире - в культуре безопасности, - наборе характеристик и особенностей деятельности социальных институтов, организаций и поведения отдельных лиц, который устанавливает, что проблемам риска, как обладающим высшим приоритетом, уделяется внимание, определяемое их значимостью.

Указанные изменения в роли риска в современном обществе позволяют Н. Луману заметить: «Современное общество переживает своё будущее в форме риска решений»26. Появляется «новая экологическая парадигма» в рамка альтернативной социологии27. Слово «экологическая» означает не только, что природные риски ложатся в основу, а иные риски рассматриваются как их социализация и актуализация, но оно означает и иной подход к стратегии контроля риска (таблица 1.5).

Таблица 1.5.

Сравнение конкурирующих парадигм.

Доминирующая социальная парадигма Новая инвайроментальная парадигма 1.низкая ценность природы 1. высокая ценность природа существует для природы производства благ природа ценна сама по господство человека над себе природой гармония человека и предпочтение экономическому природы росту, а не защите среды предпочтение защите среды, а не экономическому росту 2. сострадание только к тем, кто 2. сострадание как рядом и дорог жизненный принцип по Luhmann N Biobachtungen der Moerne. Opladen: Westdentscher Verlag, 1992. С 151-142.

Яницкий О.Н. Альтернативная социология. Социологический журнал №1, 1994.

эксплуатация человеком отношению к:

других существ для удовлетворения другим живым своих нужд существам безразличие по отношению к другим людям заботам других людей другим поколениям интерес к проблемам только своего поколения 3. согласие на риск с целью 3. продуманное максимизации богатства планирование и действия с наука и технология суть целью избежания риска огромное благо для людей наука и технологии не быстрое развитие атомной всегда благо энергетики «нет» дальнейшему приоритет твердым развитию атомной энергетики технологиям приоритет мягким уменьшение значения технологиям регулирования, использование государственное рыночных механизмов, регулирование с целью защиты индивидуальная ответственность за природы и человека, их взаимная риск ответственность 4. рост без ограничений 4. ограниченный рост в ресурсах нет недостатка ресурсы ограниченны проблемы перенаселения не нужно ограничить существует «популяционный взрыв» приоритет производству и приоритет сохранению потреблению 5. существующее общество окей 5. совершенно новое (сохранение доминирующей общество (т.е. новая парадигма) парадигмы) люди серьёзно люди не слишком разрушают разрушают природу и самих себя природу открытость и иерархия и эффективность (со)участие предпочтение рынку предпочтение соревнование общественным благам материализм кооперирование сложные и быстро постматериализм изменяющиеся стили жизни простые стили жизни работа с целью в работе главное удовлетворения экономических удовлетворение от неё потребностей 6. старая политика 6. новая политика эксперты - ключевые фигуры консультации и предпочтение механизмам соучастие рыночного контроля предпочтение отказ от прямых действий, предвидению и планированию использование существующих готовность к прямым институциональных структур действиям сохранение старой, «право- новая партийная левой» партийной структуры структура, ориентированная на новые проблемы Социально-политические риски. Не отрицая значительное влияние природных рисков на социальные и политические процессы следует признать, что и внутри самих этих явлений возникают и развиваются присущие им риски. П. Сорокин полагал, что именно они являются основными, имманентными причинами. Его принцип имманентных изменений гласит: «После возникновения социокультурной системы её естественное, «нормальное» развитие, формы и фазы жизненного пути определяются, в основном, самой системой...»28. Другая важная группа рисков исследуемая рискологией - социально-политические риски.

Основной проблемой здесь является отсутствие достаточно надежных индикаторов состояния. Впрочем и само понятие социального риска достаточно обсуждаемо. Например, социальная безопасность определяется как «надежная защищенность жизненно важных интересов социальных субъектов (макро и микроуровней ), сохранение и развитие человеческого потенциала, систем жизнеобеспечения людей, непреходящих ценностей их образа жизни, нравственного поведения и деятельности». Понятно, что войны либо забастовки свидетельствуют о социальном напряжении, но предложить для них надежную меру ещё сложнее чем для солнечной активности.

Более удобной мерой чем забастовка является война, хотя и здесь возникают трудности с соизмерением различных войн. Например А.

Тойнби обнаружил в истории начиная, с 16-го века, 115-летний цикл войны и мира, Его исследования были основаны на данных американского политолога К. Райта, который обнаружил периодичность возникновения крупных войн с цикличностью примерно в 50 лет. А. Тойби предложил и модель интерпретации для этого цикла опираясь на то, что его длина равна жизни примерно двух поколений и объясняя возникновение предпосылок к войне «памятью поколений». Однако в эту статистику не укладывается самая важная последняя мировая война, начавшаяся всего через 20 лет Sorokin P. A. Social and Cultural Dynamics Vol. 1 -4,N.Y.: American Book Company, 1937 - 1941 v4 p. 602.

после первой, Ряд ученых, поддерживая гипотезу А. Тойби, считают, что вторая мировая волна - это продолжение первой и в пользу этого подхода можно привести ряд аргументов (участники, цели). При этом надо иметь в виду, что понятие крупной либо не крупной войны, тем более важного либо не важного события (октябрьский переворот по числу жертв ничтожен - кровавой была последовавшая гражданская война), очень условно и дает возможности для различных подсчетов. Американский политолог Дж. Гольдстайн анализируя данные о войнах за 500 лет также приходит к выводу о неизбежности войн (он, к стати, прогнозирует начало очередной войны до 2020 года) как равновесия к стремлению к борьбе за мировое господство и ограничениями связанными с памятью поколений и ограничением времени требуемого на восстановление производственного потенциала. Войну как «естественное» свойство развития экономики (способ разрешить кризис перепроизводства и способ передела рынков) признает и марксизм во многих своих ответвлениях, правда, в условиях классового общества.

Не проще обстоит дело и с другими индикаторами социального напряжения. Например, как оценить напряжение забастовочного движения? По числу забастовок? По числу участников? По продолжительности? Между тем выбор меры может существенно повлиять на результат. Поэтому в рискологии главное значение имеют все же содержательные модели. Как заметил ещё В.Г. Белинский «Знание фактов только потому и драгоценно, что в фактах скрываются идеи, факты без идеи - сор для головы и памяти ».

Одной из интересных моделей предложенных для объяснения цикличности изменений в социокультурной сфере является теория развиваемая С.Ю. Масловым и В.М. Петровым (10, 11, 14, 15, 16, 17,).

Модель основана на гипотезе влияния на периодичность изменений в социокультурной сфере смены типов сознания. Открытая Р. Сперри функциональная асимметрия правого и левого полушарий, отвечающих за пространственно-образное и логико-вербальное типы мышления (Нобелевская премия 1981 года).

Вполне естественной моделью возникновения социального напряжения ведущего к кризису и даже революции является модель депривации (неравенства доступа к социальным благам). Согласно этой теории (модели относительной депривации), взрывное развитие кризиса возможно тогда, когда длительный рост сменяется спадом. Например, модель « кривой J » Дж. Дэвиса объясняет кризис различием между ожидаемым экономическим ростом и реальным (неожиданным) спадом29.

В этот момент возможна революция, причем «революционный» момент относительно короток - порядка двух лет. Затем происходит смена ожиданий и люди мирятся с ситуацией. Вообще, как было установлено ещё П. Сорокиным, на основе анализа 1622 социальных кризисов и революций с 600 года до н.э. по 1925 год революционные изменения имеют две стадии.

На первой стадии революционные события приводят к хаосу и разрухе, которые сменяются требованиями порядка, нередко диктаторского.

Модель Дэвиса хорошо объясняет эффективность «шоковой» терапии, так как достаточно глубокий спад на первых этапах преобразований делает маловероятным резкое расхождение реальности и ожиданий в дальнейшем.

Другой, так же вполне естественной, моделью возникновения политического кризиса является эволюционная модель. Эта модель по сути транслирует биологические механизмы естественного отбора на социальные процессы. Согласно эволюционной модели, изменение условий (вызванное технологической революцией, либо имеющей природные или другие корни) приводит к необходимости изменения поведения индивидов. Как пишет Ф.Хаек: « Для определения того, какая система правил поведения будет доминировать, решающим является количество человеческих жизней, поддерживаемых той или иной системой...Рыночная экономика преобладает над порядком других типов именно потому, что позволяла группам, усвоившим её основные принципы, быстрее увеличить свою численность. Следовательно, вести счет в рыночных ценностях значит вести счет на человеческие жизни...». Такой подход, имеющий достаточно давние, ещё «до Дарвиновские» традиции рассматривает эволюцию как «борьбу за существование» и неизбежно включает в себя кризис.

Попытка распространить биологические аналогии на социально политические процессы была предпринята ещё Т. Мальтусом. Он отметил, что потенциальные возможности роста численности популяций много выше реально отмечаемых темпов роста. Его «Опыт о законе народонаселения» посвящен задаче исследования«последствий великого и тесно связанного с человеческой жизнью закона, действовавшего неизменно со времени происхождения общества, но, несмотря на это, мало обращавшего на себя внимание тех людей, которые занимались вопросами, имевшими ближайшее отношение к этому закону. В сущности, многие признавали и подтверждали факты, в которых проявляется действие этого *Следует иметь в виду, что опережение скорости роста потребления над скорость роста производства является одним из признаков индустриального общества.

закона, но никто не замечал естественной и необходимой связи между самим законом и некоторыми важнейшими его последствиями, несмотря на то, что в числе этих последствий должны были бы обратить на себя внимание такие явления, как пороки, несчастья и то весьма неравномерное распределение благ природы, исправление которого всегда составляло задачу людей доброжелательных и просвещенных. Закон этот состоит в проявляющемся во всех живых существах стремлении размножаться быстрее, чем это допускается находящимся в их распоряжении количеством пищи»30.

Мальтус считал, что подобные процессы в природе, включая популяции людей имеют естественные ограничения и таким ограничением является кризис, проявляющейся через войны, эпидемии и т.д. Более того, Мальтус считал кризис и кризисные явления необходимым условием сохранения самой популяции, неизбежным и необходимым злом, за что его идеи в дельнейшем жестко критиковались. Тем не менее его основная мысль о контроле численности населения сегодня, практически, признаётся.

Одна из теорий предлагает рассматривать механизм возникновения кризисов в экономике, как следствие «естественного отбора». Различные предприниматели (как индивидуальные предприниматели так и менеджеры компаний) по разному реагируют на изменение условий бизнеса. Это ведет к различной выживаемости предпринимателей и компаний, что и является (перераспределение рынков и капиталов) причиной кризисов. При этом ведущее значение имеет отношение предпринимателя к риску. Вообще, большинство исследователей считают способность к действию в условиях риска важнейшей чертой бизнесмена.

Следует отметить, что предприниматель вправе частично или полностью переложить риск на других субъектов экономики, но полностью избежать его он не может. Предпринимательский риск имеет объективную основу из-за неопределенности внешней среды. Внедрение инноваций в рыночной экономике возможно при наличии двух условий: хозяйственного новаторства и экономической свободы, при этом и новаторство и свобода являются источниками неопределенности, а следовательно – риска.

Следующей важной и усложняющей проблему особенностью является то, что в результате управленческих решений наступает, как правило, не ущерб, а снижение, недополучение прибыли по сравнению с последствиями, которые должны были бы наступить в результате другого, не принятого решения. Оценка ущерба или недополученного, явившихся результатом принятого решения или непринятия решения, весьма Антология экономической классики. Т. Мальтус, Д. Кейнс, Ю. Ларин. М., 1993. С. неопределенна, так как ущерб может носить не физический, а абстрактный характер и в ряде случаев не может быть точно оценен в деньгах.

Кризис как центральный элемент борьбы за гегемонию является одной из главных доктрин геополитики. В основе геополитических концепций лежит идея о том, что различие географического положения, а значит и природных условий порождает различие цивилизаций и, что ещё важнее, - различие перспектив. Поэтому, геополитические концепции ставят политику государства в зависимость от системы политических, экономических и военных взаимоотношений обусловленных географическим положением страны и связанными с ним физико географическими и экономико-географическими факторами. Например, с климатом, природными ресурсами и расселением.

Н.Н. Моисеев считает, что политика России должна учитывать такую, казалось бы, чисто геометрическую особенность: дуга большого круга (самого короткого пути соединяющего две точки земного шара) между Лондоном и Токио целиком проходит по территории России. Если вспомнить влияние на развитие наций шелкового пути, пути из варягов в греки и т.д., то идея «пути из англичан в японцы (или китайцы)» заслуживает внимания. Дж. Мондельски и У. Томпсон считают, что основное соперничество в начале третьего тысячелетия будет между США и Китаем, или Индией. Вообще, многие экономические и политические проблемы России тесно связаны с географическим фактором. Огромные расстояния по иному заставляют подходить к таким проблемам как медицинское обслуживание, образование, размещение производства.

Телемедицина, дистанционное образование, технологии не требующие перемещений больших масс имеют для российской экономики гораздо большее значение чем для Запада. Россия контролирует и вдвое более короткий морской путь «из англичан в японцы». Кроме того, только Россия обладает атомным ледокольным флотом.

К сожалению, географическое положение России сводится не только к плюсам но и к серьёзным минусам. Это прежде всего климат. Первые современные цивилизации зародились в странах с благодатным климатом, хотя есть геополитические теории считающие фактор преодоления ключевыми для развития цивилизации. Россия - самая холодная страна планеты, не считая Антарктиду. Жить в России труднее чем во Франции.

Удельные энергозатраты как следствие сложных климатических условий усугубляемые расстояниями в России в два - три раза больше чем в Западной Европе. Россия должна производить около 19 тонн условного топлива на человека в год, чтобы обеспечить среднепланетарный уровень жизни. Япония же потребляет не более трёх тонн. Не говоря об одежде, пище и т.д.

По расчетам В.В. Клименко если говорить о части страны лежащей вне экстремальных пространств ( эффективной территории ) то мы получим следующий список: Бразилия - 8,05;

США - 8,00;

Австралия - 7,68;

Китай - 5,95;

Россия -5,51;

Канада - 3,64;

Индия - 2,90;

Казахстан - 2,62;

Судан - 2,49;

Аргентина - 2,45. Кроме того, Россия вытянута длинной полосой, что затрудняет транспортное сообщение.

Вышеприведенные факты заставляют по иному посмотреть на ряд проблем. Вполне вероятно, что Россия не может иметь эффективное, конкурентоспособное сельское хозяйство и стремясь к продовольственной безопасности должно осуществлять протекционистскую политику, действовать в этом вопросе отлично от политики большинства стран.

Иначе следует взглянуть и на вопросы международного разделения труда, учитывая, что, например, обувная фабрика в России будет всегда мене эффективна чем в Италии. С другой стороны огромный образовательный и культурный потенциал делает Россию конкурентоспособной в области, например, информационных технологий. Естественно, такая стратегия будет встречать сопротивление со стороны многих стран, что и происходит сегодня. Так, МВФ настаивает на фактическом сокращении уровня образования, а Россия по факту сегодня является сырьевым источником имея долю обрабатывающей промышленности в экспорте на уровне 10%.

Всё это, особенно в сочетании с ракетно-ядерным оружием является объективной предпосылкой политического и возможно военного кризиса.

Либо будут найдены решения приемлемые и для России, либо события развиваясь в существующем направлении приведут к серьёзнейшему кризису не только для России.

Финансово-экономические риски. Любые хозяйственные субъекты в рыночной экономике постоянно сталкиваются с рисками, способными привести к непредвиденным убыткам и банкротству, причем, чем больше объем операций, тем выше уровень рисков и их многообразие.

Предварительное выявление рисков и их последующий анализ важны и актуальны для субъектов рынка по двум основным причинам: во первых, анализ рисков непосредственно связан с обеспечением и максимизацией их безопасности на рынке, что является важнейшим стратегическим условием успешной коммерческой деятельности;

во вторых, чем больше прибыли предприниматель рассчитывает получить от внедрения нового продукта, тем более рискованным может оказаться этот проект, что на данный момент является почти бесспорной аксиомой.

Финансовый риск – это вероятность потерять конкретные деньги.

Поэтому вопросам снижения риска в финансовых организациях всегда уделяется повышенное внимание: чем больше удастся снизить риск, тем меньше денег вы потеряете. При обсуждении проблемы рисков на финансовом рынке в литературе выделяется огромное количество видов рисков, которые сопутствуют деятельности на финансовом рынке. Каждый аспект деятельности участника финансового рынка сопряжен с определенным видом риска.

Глава 2. Финансовый риск как объект управления.

2.1. Типология финансовых рисков.

Экономическая роль риска. Управление риском является одной из основных проблем обеспечения прибыли в современной организации. Риск - это одновременно и источник прибыли организации и причина её краха.

Противоречивые свойства риска привели к тому, что до сих пор не разработаны универсальные и эффективные средства управления риском.

Это относится к управлению риском на уровне организации и, особенно, к такой важной составляющей риска как финансовый риск.

Проблема управления финансовыми рисками актуальна в связи с группой задач использования денег с целью наращивания капитала или получения дохода, которые всегда, в той или иной степени присутствуют в деятельности коммерческой организации.

Финансовый риск является частью экономического риска относительно роли которого в экономике до сих пор нет единого мнения. Хотя проблема риска достаточно традиционна для экономических исследований, ее уверенно можно отнести к числу нерешенных проблем. Уже Адам Смит в своем "Исследовании о природе и причинах богатства народов" отмечал, что достижение даже самой обычной нормы прибыли связано с большим или меньшим риском.

Много позже Хейне, в своем "Экономическом образе мышления " указывает на то, что "прибыль возникает по причине неопределенности, в отсутствии которой все, относящееся к получению прибыли было бы хорошо известно, все возможности ее получения были бы полностью использованы, и, следовательно, прибыли везде равнялись бы нулю...".

Таким образом, несколько парадоксальные представления о позитивной экономической роли риска известны давно.

Несколько менее изучена, но также известна стимулирующая роль риска, аналогичная роли естественного отбора в эволюционной теории Дарвина. Популярным мифом, правда, далеко не всеми разделяемым, является представление о рынке как о движущей силе свободного рынка.

В маржиналистской экономической теории (в ее основополагающей модели совершенной конкуренции), по словам Вальраса предприниматель "не может иметь ни прибылей, ни убытков", так как цена продукта должна без остатка распадаться на доходы факторов производства. Так вся рейгономика строилась на критике "общества свободного от риска". Но вопрос о верхнем пределе риска открыт.

Доказательство тому дала также рейгономика.

Экономика, являясь частью человеческой деятельности, требует предсказуемости, и значит уровень риска ограничен сверху. Причем это ограничение - одно из важнейших функций государства. Макс Вебер в своей «Истории хозяйства» отмечал, что «надежное законодательство» стало важной предпосылкой современного капитализма: «Королевский «деловой суд» с правом помилования по воле монарха постоянно дезорганизует основанную на расчете экономическую жизнь». Рынок появляется не раньше, чем практически исчезает риск владения собственностью. То есть, право собственности (собирательное название законов гарантирующих ее неприкосновенность), - необходимое условие рынка. Контракт, с этой точки зрения, есть соглашение о контроле некоторых оговоренных аспектов будущего. Иными словами - это средство контроля и упорядочения риска присущего любым отношениям обмена. Но, практически невозможно представить контракт не подразумевающий гарантий. Хотя имеется точка зрения, что свободный рынок сам способен обеспечить заключение и соблюдение контрактов, то - есть сделать так, чтобы нарушение условий контракта обходилось дороже чем их неукоснительное соблюдение, реально это не так. Именно государство дает почти абсолютные гарантии.

Являясь относительно новым понятием (исторически новым), риск все ещё плохо поддается количественной оценке и формальному анализу. В экономических науках понятие финансового риска организации связано с заключением финансовых, кредитных и других сделок, с анализом валютных и инфляционных рисков и защитой от них, со спецификой внедрения нововведений.

Среди многих видов риска, - природно-техногенных, социально политических и экономических, финансовый риск изучен хуже остальных, что объясняется причинами исторического характера. Этот вид риска самый молодой и поэтому изучен хуже остальных, но, главное, то, что в плановой экономике финансовый риск присутствует на общегосударственном уровне, а не на уровне организации. Поэтому проблематика управления финансовым риском организации начала серьезно разрабатываться в России только с переходом к новым экономическим отношениям.

Недостаточно осмысленными оказались и используемые на Западе парадигмы и концепции управления риском, в частности, управления финансовыми рисками. Многие методы управления финансовыми рисками остаются невостребованными вследствие невозможности без соответствующей адаптации перенести их на российскую почву. Но, чтобы это сделать, необходимо не только аккумулировать зарубежный опыт, но и обратиться к опыту отечественному, который был накоплен в области управления рисками и финансовыми рисками.

Финансовый риск является неотъемлемым и фундаментальным элементом современной финансовой системы. Причем, существуют объективные причины опережающего роста финансового риска по сравнению с ростом экономики, что отмечалось еще Парето. Понятие «абстрактной системы», введенное Энтони Гиденсом31, позволяет понять, почему наблюдается повсеместный рост рисков в современном обществе.

Финансовая система – типичный пример абстрактной системы, то есть системы, возникшей не эволюционно, как, например экономическая система, а созданной искусственно и поэтому недостаточно устойчивой.

Следует отметить роль финансового риска для проблемы безопасности страны в целом. «Устойчивость экономики в значительной степени базируется на устойчивости финансовой системы, которая определяется … устойчивостью банковской системы…»32. Поэтому, управление финансовыми рисками финансовой организации, в конечном счете, определяет глобальную проблему экономической безопасности страны. За период реформ «использование банковских институтов в роли опорных структур финансового обеспечения экономического роста не достигло ожидаемого результата»33. И, хотя, безопасность в финансово-банковской сфере определяется многими внешними, по отношению к ней факторами, главным фактором все же является внутренний – безопасность финансовых организаций. Основные угрозы в финансово-банковской сфере можно представить в следующем виде:

Таблица 2.1.

Основные угрозы в финансово-банковской сфере Общие угрозы безопасности в финансово-банковской сфере Политическая нестабильность Низкая эффективность бюджетно Неустойчивость финансовой налоговой системы системы Высокий уровень имущественной Дисбалансы в динамике дифференциации населения макропоказателей (ВВП, объемы Диспропорции во производства, доходы и др.) внешнеэкономических связях Слабое развитие инфраструктуры Региональный сепаратизм фондового рынка Ошибки приватизации Гидденс Э. Судьба, риск и безопасность. THESIS, вып. 5., 1994.

Государственная стратегия экономической безопасности Российской Федерации (Основные положения). Одобрена Указом Президента РФ от 29 апреля 1996 г. № 608.

Экономическая безопасность Под ред. Сенчагова В.К. М.% Финстатинформ. 1998.

Рост внутреннего и внешнего долга Кризис инвестиционной сферы Угрозы в сфере Угрозы в Угрозы, Угрозы финансово- банковской сфере связанный с безопасности во денежного функционировани внешнеэкономич обращения ем фондового еской рынка деятельности Рост Нестабильность Кризис неплатежей финансовых Проблемы рынка обслуживания институтов ГКО, связанные с внешнего долга высокой ценой России заимствования Слабый Банкротство Структурный Долларизация уровень банков кризис фондового экономики регулирования рынка цен в ТЭК и на транспорте Ухудшение Фиктивный Высокий уровень Заниженный структуры характер уставных зависимости от курс платежных капиталов иностранных национальной средств инвесторов валюты Ограничение Преобладание Низкий уровень Неконтролируем денежной спекулятивных привлечения ый вывоз массы в операций инвестиционных стратегически обращении ресурсов, важного сырья Ценовые необходимых «Бегство» дисбалансы предприятиям капитала реального сектора экономики Увеличение Рискованная Слабый контроль Дискриминация доли кредитная за деятельностью в сфере внешней «нерегистриру политика финансовых торговли емого оборота» компаний Слабость Нерегулируемост Незаконный госконтроля и ь вексельного вывоз надзора за банками обращения подакцизных товаров Отсутствие Отвлечение Агрессивная системы инвестиционных политика страхования ресурсов на иностранных депозитов обслуживание компаний по внутреннего завоеванию государственного рынков сбыта долга Низкая Криминализация Чрезмерно ликвидность рынка ценных высокий уровень банковских бумаг зависимости от активов импорта Низкая эффективность Потеря рынков работы многих сбыта банковских продукции структур (ВПК, обрабатываю Низкий уровень щая кредитоспособност промышлен и предприятий ность) реального сектора экономики Несоответствие российских банков международным стандартам Перефразируя известную пословицу, можно сказать: сколько существует ситуаций, столько существует и типов финансовых рисков.

Классификация финансовых рисков существенно зависит от того как определяется само понятие «финансовый риск».

Обычно под финансовым риском понимается с одной стороны, опасность потерь ресурсов или недополучение доходов по сравнению с ожидаемым вариантом (вариантом на который рассчитывается решение), с другой стороны, финансовый риск это вероятность получения дополнительного объема прибыли связанного с финансовым риском.

Такое определение ведет к тому, что под финансовым риском можно понимать существенно различные риск-факторы, которых насчитываются многие десятки и которые имеют различную природу. Задача настоящего раздела – провести анализ существующих систем классификации финансовых рисков и выбрать, либо предложить новую типологию, ориентированную на цели управления финансовыми рисками.

Схемы классификации. Финансовые риски отражают разнообразные механизмы и процессы происходящие в финансовой системе и во вне ее, поэтому контроль и анализ финансовых рисков требует решения задачи их классификации. Первым естественным способом классификации рисков является разделение финансовых рисков на: внутренние риски т.е., риски органично присущие финансовой системе, и на внешние риски, т.е., риски природа которых лежит за пределами собственно финансовой системы.

Такой подход является прямым приложением к финансовым рискам более общей системы типологии рисков используемой в рискологии.

Другой возможной типологией (также являющейся приложением к финансовым рискам более общих принципов классификации рисков) является разделение рисков на чистые и спекулятивные. К чистым рискам относят риски исход которых всегда связан с ущербом (например, стихийные бедствия). К спекулятивным рискам относят риски исход которых может быть как благоприятен так и не благоприятен (например, валютные спекуляции). То есть, спекулятивные риски всегда связаны с решением, выбором и не существуют без него.

Автор самой известной работы по рискологии и один из крупнейших авторитетов заложивший основу современных представлений о риске Николас Луман34 вообще предлагает считать риском только второй случай и использовать для чистых рисков термин не риск, а опасность. То есть, по Луману опасность это то, что вообще присуще данной ситуации, риск это комбинация внутреннего свойства ситуации и решения. Стоит отметить, что излишние дефиниции не только не облегчают понимание «природы» собственно финансовых рисков, но скорее их усложняют.

Возможно, что общепринятой системы классификации для финансовых рисков до сих пор не разработано потому, что это и не нужно, так как классификация финансовых рисков должна диктоваться целями ее применения, а они существенно различны.

Финансовые риски классифицируются по временному фактору на временные и постоянные, по возможности страхования, по возможности Luhmann N. Modern Society Shocked by its Risks // Hong Kong University, Department of Sociology:

Occasional Paper, 1995.

предвидения, по источникам возникновения, по последствиям:

катастрофические, критичные, крупные, средние, малые и ничтожные и т.д.

Пример одной такой классификации финансовых рисков приведен в таблице 2.2.

Таблица 2.2.

Типология финансовых рисков.

Классификация Виды финансовых рисков По возможности Страхуемые остановка производства или его страхования сокращение банкротство непредвиденные расходы неисполнение обязательств контрагентами Не страхуемые судебные расходы законодательно запрещенные не страхуемые страховым компаниями По уровню Допустимый экономически целесообразный финансовых экономически нецелесообразный потерь получение нулевого дохода критический потери в размере полных издержек частичная утрата имущественного состояния По сфере Внешние страновые и региональные возникновения экономических циклов конъюнктуры политические налоговые внутренние инфляционные валютные процентные человеческого фактора кредитные инвестиционный бизнес-риск:

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.