WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

СЛОВО РЕДАКТОРА 5 ( — ) МАМЕДОВ О.Ю., доктор экономических наук, профессор, Южный федеральный университет, e-mail: terraeconomicus тел.: 8 (863) 240-96-27 В статье рассматриваются

методологические аспекты экономико-теоре тического исследования, отличающие его от эмпирического исследования.

Ключевые слова: экономическая теория;

прикладной анализ;

требования экономики к экономистам.

In article the methodological aspects of economic-theoretical research distin guishing it from empirical research are considered.

Keywords: the economic theory;

the applied analysis;

economy requirements to economists.

В жизни всегда имеются «задворки». Это — тот незначимый жизнен ный пласт, который мало кого интересует. И то сказать: умение отделять важное от второстепенного является доказательством рационального диф ференцирования окружающего нас мира, — иначе мы бы просто погибли под пугающе нарастающей грудой бесконечных мелочей.

Однако эти заметки намеренно посвящены второстепенному для непо священных, но первостепенному для посвященных вопросу — взаимоот ношению экономики и экономистов, вопросу, до сих пор невезуче остающе муся на периферии экономической науки.

Что ж, для «неэкономистов» (то есть практически — для всего общества) такого вопроса просто не существует, ибо это — внутринаучный вопрос. Од нако он очень важен для самих экономистов. Собственно, только этот во прос и решают, не признаваясь в этом, экономисты: если действительно существует так называемая «экономическая психология», то ее предметом может являться лишь одно — отношение экономистов к экономике: ведь фактически все, что сочиняют экономисты, есть потайные, плохо осозна ваемые и тщательно скрываемые «любовь и ненависть» экономистов к экономике.

Как бы ни возражали коллеги из других областей научного мира, следует с само го начала и прямо заявить — из всех объектов научного познания экономика пред ставляет объект наивысшей сложности, поскольку экономические процессы триж ды дуалистичны по своей природе — они объективно-субъективны, вещественно невещественны, чувственно-сверхчувственны.

Такая «утроенная двойственность» порождается удивительным положением экономи ки — как сферы, «пограничной» между природным и социальным мирами, связывающей их и потому одновременно принадлежащей и природной субстанции, и социальной.

Именно эта онтологическая особенность экономики диктует и ее гносеологическую специфику, что, в свою очередь, означает: экономика может открыться только тому по знающему ее разуму, который адекватен ее дуалистической природе. Другими словами, умение видеть в субъективном — объективное, в вещественном — невещественное, в чув ственном — сверхчувственное входит в предметно-гносеологическую императивность экономического инструментария.

Разумеется, все эти «акциденции» познающего экономику разума необходимы ему при действительно научном (то есть — теоретическом) познании. Ведь научное познание — это познание исключительно теоретическое (абстрагированное), и никаким другим © О.Ю. Мамедов, ТЕRRА ECONOMICUS Том № О. Ю. МАМЕДОВ оно быть не может. Для эмпирического же описания многочисленных и бесконечных эконо мических процессов все эти — на взгляд эмпирика — «штучки-дрючки», столь дорогие сердцу теоретика, вовсе не нужны, а напротив, только усложняют ничем не замутненную эмпири ческую рефлексию как источника особого — «эмпирического знания», добываемого посред ством непосредственных чувств и ощущений.

Впрочем, как обнаруживают реалии отечественной экономической науки, здесь возмож ны и удивительные «новации». Во всяком случае, официальное признание административ ным механизмом научной аттестации, наряду с «экономической теорией», еще ряда областей экономической науки, поставленных в «равностатусную» с ней позицию1, свидетельствует только об одном — о тяжелом недуге, постигшем именно отечественную экономическую науку. Ведь это фактически меняет внутринаучную иерархию между различными отраслями экономического знания, а следовательно, и иерархию их приоритетов.

Неизбежное пагубное следствие внутринаучной «реиерархизации» не заставило себя долго ждать: возвышение прикладных отраслей экономического знания до уровня «теоре тического» знания означало низведение теоретического знания до уровня «прикладного» знания, из-за чего оба этих вида экономического знания превратились в пародию на са мих себя, занимаясь ненужным делом, — прикладное знание «медитирует», тщетно тужась предстать теоретическим, тогда как теоретическое знание стыдливо «имитирует», пытаясь выдать себя за разновидность прикладного.

Напрасные усилия — мир науки устроен именно таким образом, что прикладное зна ние никогда не сможет приобрести методологической ценности, присущей теоретическо му знанию, а теоретическое знание не способно принести прагматическую пользу, будучи «псевдоприкладным» знанием.

Таким образом, погнавшись сразу за «двумя зайцами», экономисты потеряли обо их, лишившись одновременно и теоретического, и прикладного знания. Об этом луч ше всего говорит откровенное падение авторитета отечественной экономической нау ки, если о нем судить не по справкам, в обилии приносимым на защиту диссертаций.

И только в этой ситуации можно предъявлять экономико-теоретическим исследованиям странное по своей сути (месть эмпириков?) требование специального показа своей при кладной значимости, то есть некоего «практического применения» выводов теоретиче ского характера. Думаю, ни Маркс, ни Шумпетер, ни тем более Хайек не удовлетворили бы этому диковинному аттестационному императиву, что оставило бы их за пределами официальной экономической науки. И поделом — ишь, чего удумали: беззаботно порхать среди социальных абстракций;

нет уж, брат, ты попробуй также попорхать среди блюмин гов, нетелей и счет-фактуры, — беззаботность, поди, сразу испарится.

1. Понимают ли экономисты экономику? Ответ на этот вопрос находится в прямой зависимости от ответа на другой, еще более важный вопрос: а можно ли вообще понять экономику?

Экономическая теория, до недавнего времени единолично представлявшая экономическую науку, ныне теряет ся среди внезапно возникших многочисленных экономических «наук», не только занявших (без предъявления каких-либо доказательств) равностатусное с ней положение, но даже порой свысока на нее поглядывающих, а иногда и покрикивающих на нее. Официальное признание в качестве особых и самостоятельных экономиче ских наук получили более тридцати (!) отраслей экономического знания, по которым сформирован полный ме ханизм научной аттестации. Этим фактически создана целая отрасль, в которой занято множество людей, коим нет нужды в знании «абстрактной» экономической теории (и в этом плодотворном убеждении они, естественно, наставляют и своих питомцев), — финансы, денежное обращение и кредит;

бухгалтерский учет, статистика;

математические и инструментальные методы экономики;

мировая экономика;

теория управления экономиче скими системами;

макроэкономика;

управление инновациями;

региональная экономика;

логистика;

экономика труда;

экономика народонаселения и демография;

экономика природопользования;

землеустройство;

мар кетинг;

логистика;

экономика и управление качеством;

предпринимательство;

экономическая безопасность;

ценообразование;

экономика, организация и управление предприятиями, отраслями и комплексами (которая также дифференцируется на особые отрасли знания — промышленность;

АПК и сельское хозяйство;

строи тельство;

транспорт;

связь и информатизация;

сфера услуг).

ТЕRRА ECONOMICUS Том № ЭКОНОМИКА И ЭКОНОМИСТЫ В онтологическом смысле экономика открыта для познания в той мере, в какой достиг нутая ступень ее развития сформировала устойчивые внутриэкономические зависимости, корреляции, тенденции и законы.

В гносеологическом же аспекте экономика открыта для познания в той мере, в какой познающий ее разум преодолевает идеологический догматизм2.

2. Другой вопрос из «субъективно-психологической» серии: могут ли экономисты спасти экономику?

Думаю, нет — ни спасти экономику, ни помочь экономике экономисты не мо гут, хотя странная уверенность в этом и питает самомнение многих экономистов (а часть общества и вообще убеждена, что все экономические кризисы и прочие хозяйственные неудачи — от злокозненных экономистов).

Объясняется это тем, что экономическое знание (даже если это — экономико теоретическое знание) остается самым незначимым фактором экономического развития.

Классический пример со знаменитым сочинением Дж.М. Кейнса бессилен, так как вся ан тикризисная программа по выходу из Великой Депрессии была принята задолго до выхода этой книги.

Более того, чем сильнее идеологически ангажирован тот или иной экономист, тем он опаснее для экономики;

например, доходящая до паранойи любовь к мнимым экономи ческим достижениям в прошлых периодах отечественной истории чревата истерическим неприятием объективных исторических перемен в современной рыночной реорганизации российского производства3.

В этой ситуации надо помогать экономике, а не экономисту, психологическая девиа ция которого действительно потенциально опасна для экономики.

Но экономисты продолжают тяготеть к гипертрофированию своей роли, формируя миф о своем статусе как неких «демиургов», хотя в реальности их роль в механизме дви жения экономики сродни роли астрономов в движении Солнечной системы.

3. Скорее, наоборот, — это экономика, по мере своего прогрессивного развития, спасет экономистов от разъяренного общества!

Экономика — это вечно-взрывоопасное состояние, это постоянно бурлящий «котел», крышку которого может снести в любой момент. Новые проблемы вытесняют старые, и — к непреходящей радости «предсказателей от экономики» — уже некогда и некому вспоминать те «рекомендации», которые еще вчера легкомысленно раздавались экономистами. Кто сего дня, например, помнит пророков, совсем недавно рекомендовавших расставаться с долларом и евро, предвещая им неминуемый крах? Тех экономистов, кто выступал против вступления Рос сии во Всемирную торговую организацию, обрекая нашу экономику на заведомо невыгодные конкурентные позиции в глобальном масштабе? Тех, кто рекомендовал учиться у Северной Кореи, фальшиво изображая любовь к идеям «чучхе»?

Инертность экономического пространства преодолевается интенсивностью экономи ческого времени, и горе тому обществу, которое меняет время на пространство!

4. Тогда возникает законный вопрос — а нужны ли вообще экономисты эконо мике?

В статье «Можно ли верить экономистам» (Can We Trust Economists?) Уве Райнхардт (Uwe Reinhardt), про фессор экономики в Принстонском университете, рассматривает ситуацию конфликта между фактами, по лученными на основе анализа, и личным мнением исследователя, и приходит к выводу о том, что для ис следуемых вопросов пагубно, когда, вольно или невольно, экономисты наполняют их анализ собственной идеологией [2].

«Современная Россия управляется экономистами. Во времена социализма их численность в стране состав ляла около двух миллионов человек. В настоящее время в связи с открытием многочисленных экономи ческих факультетов в государственных и коммерческих вузах это число значительно увеличилось. Однако экономическая ситуация в России ухудшается. С объяснениями, почему это происходит, опять-таки высту пают экономисты. Таким образом, одни из них проводят реформы, другие советуют, а третьи — критикуют и ищут выход из создавшегося положения. Предлагаются разные рецепты, но все чаще наши экономисты уповают на сильное государство, а их взгляды обращаются назад, к советскому периоду, ко временам Ста лина» [1].

ТЕRRА ECONOMICUS Том № О. Ю. МАМЕДОВ Экономике, может, и не особенно, но обществу — обязательно: кто-то же должен специально заниматься экономикой и толковать ее доверчивым «неэкономистам». Этим и порождается специфический рынок «экономических концепций» — на любой вкус и по любой цене, от откровенно обскурантистских — до предельно аферистических!

У этого рынка — свои законы и факторы развития, своя мода и свои кумиры, а фарва тер «мэйнстрима» извилист и непредсказуем.

Еще одна особенность этого рынка — его невидимость, хотя производство основного товара («диссертации») максимально регламентировано, частично входя особым элемен том в структуру макроэкономического «теневого» рынка.

5. Поставим вопрос иначе — а нужна ли экономика экономистам? Читая иные опу сы, понимаешь — авторы повествуют о какой-то крайне странной, только им известной, экономике, существующей только в их воображении.

Всем профессиональным интеллектуалам хорошо известен феномен «спекулятивной философии», но гораздо чаще нам приходится встречаться со «спекулятивной экономи кой», результаты анализа которой известны авторам задолго до начала исследования — чего стоят, например, исследования отсутствующих институтов, не начавшихся процессов и выдуманных противоречий?

Конечно, экономика нужна экономистам — прежде всего, потому, что ее многоуров невость и полиформность могут оправдать любую схоластическую конструкцию4.

6. Всем профессиональным экономистам когда-нибудь приходит запоздалое прозре ние: а не принимал ли он опусы экономистов за саму экономику? Поскольку рацио нальное отражение экономики представлено только в сочинениях экономистов, а крите рий достоверности этих сочинений, степень их адекватности реальной экономике весьма расплывчат, то этим откровенно пользуются проникающие в ряды доверчивых экономи стов проходимцы. И нет надежного способа противостояния им! 7. Заключительный субъективный вопрос можно сформулировать так, — не принима ем ли мы кризис экономического сознания за кризис экономики?

В отличие от экономики, хоть иногда вскарабкивающейся на вершину «пика», эконо мическая наука всегда находится в кризисе, и это — ее естественное состояние.

Некризисное состояние экономической науки означало бы, что она нашла ответы на все вопросы и что экономистам пора заняться иным делом6. Впрочем, даже когда физики Среди экономистов до сих пор популярна старая шутка: «Спад — это когда ваш сосед теряет работу;

а вот если работу потеряли вы сами, то это уже — депрессия». Это — хорошая иллюстрация к ситуации в эконо мической науке, когда не существует универсально согласованных определений даже фундаментальных категорий. Не случайно, если вы спросите у 100 различных экономистов, каковы условия экономического спада, то вы получите, по меньшей мере, 100 различных ответов [6].

Дэни Родрик в статье «Виновата не экономика, а экономисты» отмечает, что поскольку мир впал в эконо мическую депрессию, многие ставят под сомнение роль экономистов. Далее он объясняет причины тако го сомнения, инкриминируя экономистам то, что это они узаконили и пропагандировали идею о том, что неограниченные финансовые ресурсы — благо для общества;

это они выступали против опасности чрез мерного государственного регулирования;

это экономисты не смогли обеспечить практику необходимыми инструментами для преодоления нынешнего экономического беспорядка. И их разногласия достигли не приличного для науки состояния — так, диапазон взглядов на кейнсианское налогово-бюджетное стиму лирование варьируется от «абсолютно необходимого» до «неэффективно-опасного». А полный консенсус относительно достоинств модели экономики, сосредоточенной на глобальных финансах, вовсе не привел к консенсусу о том, что делать. И многие уверены, что это не экономика, а экономисты во всем виноваты — они были чрезмерно уверены в том, что рынки являются эффективными, что инновационные финансовые риски трансфертов нуждаются в самоуправлении, а вмешательство правительства вредно [5].

В это трудно поверить сегодня, но еще не так давно экономисты принимали поздравления с успехами в их дисциплине. Эти успехи (или то, что они принимали за успехи) были как теоретическими, так и прак тическими, в результате чего якобы настал «золотой век» для этой профессии. В теоретической части экономисты полагали, что они урегулировали внутренние конфликты экономики. Так, в 2003 году Роберт Лукас (Чикагский университет) в обращении к Американской экономической ассоциации утверждал, что уже решена центральная проблема предотвращения депрессии. В 2004 году Бен Бернанке (бывший профес сор Принстонского университета, который является сегодня Председателем Федеральной резервной системы США) отметил значительное улучшение экономических показателей за последние два десятилетия, которые он ТЕRRА ECONOMICUS Том № ЭКОНОМИКА И ЭКОНОМИСТЫ (представители естественнонаучной дисциплины!) горделиво заявляли о завершенности физического знания, они всегда оказывались посрамленными.

Другое дело, что затяжной кризис в экономической теории опаснее скорее для нее самой, чем для экономики, даже не подозревающей о существовании экономистов, — по добно тому как атомы не подозревают о существовании физиков (а звезды — о существо вании звездочетов).

Экономистом может быть только тот, кто влюблен в экономику — труд но заниматься экономикой, не любя ее, тем более когда собственные рас суждения ставятся выше объективной логики развития экономики.

И не надо обижаться, если экономика отвергнет твою любовь, — по статистике, чаще всего на свете случается именно безответная любовь!

ЛИТЕРАТУРА 1. Дорошенко, В. и др. Спасут ли Россию наши экономисты? / В. Дорошенко, И. Павлова // Наука в Сибири. 1999. № 6. 12 февр.

2. Райнхардт, У. Можно ли верить экономистам [Электронный ресурс] / У. Райнхард. Режим доступа: http://indianeconomy.org/2009/01/17/can-we-trust-economists/, свободный.

3. No confiar en los economistas? (Верить ли экономистам?) [Электронный ресурс]. URL: http:// mercadopymes.com/no-confiar-en-los-economistas//.

4. Por qu se equivocaron tanto los economistas? (Почему и как экономисты не правы?) URL: http:// www.taringa.net/posts/info/3383065/%C2%BFPor-qu%C3%A9-se-equivocan-tanto-los-economis tas.html.

5. Rodrik, D. Ne pas confondre conomie et economists / D. Rodrik. La Tribune.fr — 24/03/2009 ;

URL: http://www.latribune.fr/opinions/20090324trib000358899/ne-pas-confondre-economie-et economistes.html.

6. What’s a recession? URL: http://economics.about.com/cs/businesscycles/a/depressions.htm.

частично отнес на счет более четкой формулировки экономической политики. А в 2008 году в документе, оза главленном «Состояние макроэкономики» Оливье Бланшар (Массачусетский технологический институт, позже — главный экономист Международного валютного фонда) заявил: национальная макроэкономика оптимальна, битвы прошлого закончились, настало широкое совпадение взглядов, и экономисты считают, что у них все под контролем [4].

ТЕRRА ECONOMICUS Том №




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.