WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 17 |

«ТРАВМАТОЛОГИЯ НАЦИОНАЛЬНОЕ РУКОВОДСТВО Главные редакторы акад. РАМН Г.П. Котельников, акад. РАН и РАМН СП. Миронов Подготовлено под эгидой Российской ассоциации ортопедов и травматологов и ...»

-- [ Страница 9 ] --

6. Хирургическую помощь на промежуточном госпитальном этапе оказывают по экстренным показаниям в ограниченном объёме. При этом необходимо соблю­ дать следующие правила:

430 МИКРОХИРУРГИЯ в ТРАВМАТОЛОГИИ 1) при перевязке сосуда в ране накладывать лигатуру только на его повреждён­ ную часть, всячески сберегая неповреждённый участок;

2) оставлять длинные (1,5-2 см) концы лигатур;

3) ввести больному антибиотики широкого спектра действия (при отсутствии к ним повышенной чувствительности);

4) при отчленении крупных сегментов конечностей или нескольких пальцев определить группу крови и резус-фактор пострадавшего и сообщить эти дан­ ные в микрохирургический центр;

5) во всех случаях по показаниям необходимо провести противошоковые мероприятия, содержание и продолжительность которых зависит от тяжести состояния больного;

транспортировка пострадавшего на большие расстояния допустима лишь в сопровождении врача при стабилизированных на удовлет­ ворительном уровне показателях жизненно важных функций организма.

7. Обязательна транспортная иммобилизация повреждённой конечности.

8. Консервация тканей с нарушенным кровообращением для профилактики развития в них необратимых метаболических нарушений — важнейший фактор, обеспечивающий возможность значительного увеличения сроков допустимой аноксии (ишемии) тканей и транспортировки больного на большое расстояние с последующим успешным проведением микрососудистой сохраняющей операции.

9. Основной метод консервации тканей — их охлаждение до температуры +4-5 °С.

Примерный запас времени, в течение которого пострадавший должен быть достав­ лен в центр, при рано начатом охлаждении следующий:

1) для пальцев, кисти, стопы — до 24 ч и более (без охлаждения — 12-14 ч);

2) для предплечья в средней и нижней трети, голени в нижней трети — до 20-24 ч (без охлаждения — 10-12 ч);

3) для предплечья в верхней трети и плеча, голени в верхней трети и бедра — до 12-16 ч (без охлаждения — 6-8 ч).

ВНИМАНИЕ! Оценивая сроки допустимой ишемии тканей, лучше ориентиро­ ваться на меньшие из приведённых выше цифр и помнить о «правиле трёх часов»:

при расчёте времени указанные сроки следует уменьшить на 3 ч — среднее время, необходимое для включения тканей в кровоток после доставки больного в микро­ хирургический центр.

10. Правила охлаждения тканей с нарушенным кровообращением таковы.

1) Для охлаждения следует использовать лёд или снег. При этом отчленённый сегмент может быть закрыт мокрой стерильной салфеткой и помещён в поли­ этиленовый пакет. Последний вкладывают в другой пакет со льдом (снегом), смешанным с водой.

2) При полном отчленении сегментов конечностей и транспортировке постра­ давшего на большое расстояние в дополнение к этому пакеты целесообразно поместить в изотермический контейнер. При неполном отчленении сегмента для сохранения холода охлаждённую часть конечности дополнительно изоли­ руют от внешней среды с помощью ватно-марлевой повязки. При длительной транспортировке пациента в тёплое время года следует предусмотреть воз­ можность своевременного пополнения запасов льда.

3) Следует воздействовать холодом на всю поверхность отчленённого сегмента, не допуская прямого контакта тканей со льдом во избежание их оледенения.

По этой же причине недопустимо хранение отчленённых сегментов в моро­ зильных камерах холодильников, а также при минусовой температуре окру­ жающего воздуха.

11. При подготовке больного к транспортировке или параллельно этому необ­ ходимо сообщить в микрохирургический центр следующую информацию:

1) возраст больного;

МИКРОХИРУРГИЯ В ТРАВМАТОЛОГИИ 2) время травмы и время начала охлаждения тканей с нарушенным кровообра­ щением;

3) тяжесть состояния пострадавшего;

4) вид транспорта и примерные сроки доставки пострадавшего в микрохирур­ гический центр;

5) группу крови и резус-фактор пациента, если они точно известны;

6) уровень повреждения и состояние отчленённого сегмента (наличие дополни­ тельных травм и пр.), механизм травмы.

12. Наиболее частые ошибки, допускаемые при транспортировке пострадавших с отчленёнными сегментами конечностей:

1) использование толстой ватно-марлевой прокладки между поверхностью отчленённого сегмента и льдом (снегом);

2) отказ от охлаждения при неполном отчленении сегментов конечностей;

3) позднее начало охлаждения тканей с нарушенным кровообращением;

4) хранение отчленённых участков тканей в морозильных камерах холодиль­ ников, а также непосредственный контакт сегмента со льдом, что вызывает оледенение тканей;

5) сообщение в микрохирургический центр неточной (или недостаточной) информации о пострадавшем;

6) необоснованная задержка пациента на промежуточных этапах эвакуации.

Показания и противопоказания к реплантации пальцев и кисти Учитывая значимость I пальца в функционировании кисти (40-50%), показани­ ем к реплантации считают отчленение этого пальца. При желании пострадавшего реплантацию следует выполнять во всех случаях, если нет абсолютных противо­ показаний к операции.

Показания к реплантации длинных пальцев менее определены. При определе­ нии показаний к реплантации длинного пальца следует учитывать пол, возраст и профессию пострадавшего. Нужно помнить, что восстановление функций кисти при реплантации одного пальца (изолированное отчленение) может быть незна­ чительным, но пациента больше интересует косметический результат операции.

Таким образом, решение о выполнении реплантации пальца формируется на основе желания пострадавшего и противопоказаний к операции.

Противопоказания к реплантации пальца делят на абсолютные и относитель­ ные. Абсолютными противопоказаниями принято называть условия, при которых операция невозможна. Эти условия можно разделить на общие и местные.

Общие противопоказания:

• тяжёлое общее состояние больного, связанное с тяжёлыми сочетанными трав­ мами, тяжёлыми соматическими заболеваниями;

• болезни психики в стадии обострения.

Местные противопоказания:

• множественные травмы кисти с повреждением сосудов и нервов пальца и кисти на нескольких уровнях;

• воспаление мягких тканей культи пальца;

• неправильная консервация отчленённого пальца (тепловая аноксия более 24 ч, хранение в агрессивных средах, глубокое замораживание и т.д.).

Возраст пациента не считают противопоказанием к реплантации, однако имеет значение выраженность атеросклеротических изменений в сосудах кисти.

При отсутствии противопоказаний к операции необходимо определить показа­ ния к конкретному методу восстановления пальца в зависимости от вида травмы и уровня повреждения, т.е. тактику операции.

432 МИКРОХИРУРГИЯ в ТРАВМАТОЛОГИИ Характеристика повреждения структур пальца в зависимости от вида травмы Для определения тактики операции приводим классификацию видов травмы, в которой прослеживается зависимость повреждения структур пальца от механизма повреждения.

Классификация, применяемая в нашей клинике с 1979 г.* 1. Гильотинная ампутация.

2. Ампутация циркулярной пилой.

3. Раздавливание.

4. Отрыв.

5. Скальпирование.

Приживление оперированного пальца и выбор метода операции в значительной степени зависят от механизма травмы пальца.

• К первой группе по характеру повреждения можно отнести травмы, нанесён­ ные режущим или острым рубящим орудием. Такие травмы отличаются небольшой зоной повреждения. Нарушение целостности анатомических структур пальца (костей, сухожилий, сосудов и нервов) происходит на одном уровне. При этом виде травмы структуры восстанавливают, как правило, без пластики, после незначительного укорочения костных отломков или без него (рис. 9-2, 9-3, см. цв. вклейку).

• Ко второй группе по характеру повреждения можно отнести травмы, нанесён­ ные циркулярной пилой или фрезой. Повреждения этими орудиями харак­ теризуются разрывами мягких тканей пальца (сухожилий, сосудов, нервов), оскольчатыми переломами костей. Целостность структур пальцев нарушается на значительно большем протяжении. При этом виде травмы в части случаев возникает необходимость в пластике артерий, вен, нервов, кожи.

• При повреждении циркулярной пилой чаще, чем при других видах травмы, происходит отчленение нескольких пальцев кисти, включая I палец.

• При невозможности реплантации I пальца в его позицию можно репланти­ ровать один из сохранившихся сегментов длинного пальца. Для восстанов­ ления I пальца целесообразно использовать отчленённый сегмент длинного пальца с повреждённым пястно-фаланговым или проксимальным межфа ланговым суставом, так как длинные пальцы с повреждёнными суставами менее функциональны после реплантации на своё место (рис. 9-4, 9-5, см.

цв. вклейку).

• В третью группу выделены травмы от раздавливания. При воздействии трав­ мирующего орудия во время раздавливания возникает гидродинамический удар, в результате чего происходит повреждение стенок сосудов на протя­ жении. Повреждение интимы сосуда распространяется за пределы раны, что становится ведущей причиной тромбоза сосудов и ухудшает прогноз опе­ рации. Сходный механизм травмы может быть и при взрывной травме, но, как правило, при взрыве происходит полное разрушение ампутированного сегмента. Реплантации пальцев после взрывной травмы крайне редки, и мы не стали выделять их в отдельную группу. Для улучшения результатов операции в большинстве случаев необходима пластика сосудов, часто на большом про­ тяжении (рис. 9-6, 9-7, см. цв. вклейку).

• В четвёртую группу повреждений выделен отрыв. Для отрыва характерно повреждение структур пальца на значительном протяжении — отрыв сосудов и нервов в центральном и периферическом направлении из кисти и пальца.

*С 2004 г. классификация несколько видоизменена и дополнена с учётом последних данных о кровообращении в ампутированных сегментах и механизме самой травмы.

МИКРОХИРУРГИЯ В ТРАВМАТОЛОГИИ Вследствие вытягивания перед разрывом происходит повреждение эластичес­ ких волокон стенок сосудов. Артерии из-за большей эластичности поврежда­ ются на большем протяжении, чем вены. Во время операции при этом виде травмы обязательна ревизия сосудов и нервов на значительном протяжении и пластика повреждённых структур пальца. В отдельных случаях пласти­ ку артерии пальца необходимо выполнять до уровня ногтевой фаланги (рис. 9-8-9-10, см. цв. вклейку). Необходимо отметить нецелесообразность реплантации оторванного длинного пальца, кроме обоснованно мотивиро­ ванного требования к восстановлению внешнего вида кисти. Длинный палец после реплантации по поводу отрыва малоподвижен и зачастую мешает дви­ жениям неповреждённых пальцев.

• В пятую группу выделено скальпирование. Скальпирование сочетает элемен­ ты отрыва и раздавливания, характеризуется раздавливанием мягких тканей в зоне воздействия травмирующего орудия и отрывом структур пальца. В связи с повреждением сосудов и нервов на протяжении при этом виде травмы также необходимо выполнять их пластику во время операции.

Оснащение микрохирургической операционной Основные технические средства, необходимые для выполнения микрососудис­ тых операций, включают операционный микроскоп, набор микрохирургических инструментов и специальный ультратонкий атравматический шовный материал.

Для проведения оперативного вмешательства параллельно на двух конечностях возможно использование двух микроскопов (рис. 9-10, см. цв. вклейку).

Для проведения операций на кисти наиболее удобны модели операционных мик­ роскопов, обеспечивающие одновременный обзор одного и того же участка опера­ ционной раны для двух-трёх членов операционной бригады под почти одинаковым углом, т.е. микроскопы с вертикальным или близким к таковому расположением осей всех объективов. Расстояние от нижней точки оптического блока микроскопа до плоскости резкого изображения (т.е. до зоны операционной раны) должно быть не менее 20 см. Оптическая система операционного микроскопа должна обеспечивать плавное изменение степени увеличения в диапазоне не менее чем от 4-кратного до 24-кратного. Из моделей, отвечающих всем этим условиям, следует отдать пред­ почтение операционному микроскопу, имеющему большую глубину резкости и более широкое поле обзора операционной раны при высоких степенях увеличе­ ния. Кроме того, желательно, чтобы оптика микроскопа имела педальное управ­ ление, а в системе освещения должна быть предусмотрена возможность быстрого включения резервной лампы в случае выхода из строя основного осветителя во время операции.

В набор микрохирургических инструментов, необходимых для выполнения реплантаций фрагментов кисти, входят ранорасширители, прямой и изогнутый иглодержатели, прямые и изогнутые ножницы, хирургические и анатомические пинцеты для работы с мягкими тканями, прямые и изогнутые пинцеты для работы с сосудами и нервами (эти же пинцеты служат для завязывания узлов), сосудистые зажимы (микроклипсы) различной длины и жёсткости. Желательно, чтобы у каж­ дого из участвующих в операции хирургов был свой набор микроинструментов на расположенном рядом отдельном столике.

Помимо описанного набора микроинструментов, необходимо иметь спе­ циальный биполярный микрохирургический электрокоагулятор, набор общехи­ рургических инструментов и травматологические инструменты для обработки костей (костные кусачки, распаторы, спицы Киршнера различной толщины и дрель для их проведения).

Кроме того, для промывания сосудов при наложении сосудистых анастомозов необходимы шприцы с тонкими иглами и мягкими пластиковыми катетерами 434 МИКРОХИРУРГИЯ в ТРАВМАТОЛОГИИ диаметром около 0,5 мм. Раствор для промывания сосудов готовят непосредс­ твенно перед операцией: к 200 мл 0,25% раствора прокаина добавляют одну каплю (т.е. около 250 ЕД) гепарина натрия.

В настоящее время оптимальным шовным материалом для шва сосудов считают нити из полипропилена, представляющие собой мононить с очень глад­ кой поверхностью. Полипропиленовые нити достаточно пластичны, вызывают минимальную реакцию окружающих тканей и не подвергаются биодеградации даже при длительном нахождении в живом организме. Для шва сосудов и нервов на кисти используют нити условных номеров 8/0, 9/0 и 10/0 (т.е. диаметром 25-45 мкм), снабжённые одной или двумя атравматическими колющими иглами. Наиболее удобны для этих целей изогнутые иглы кривизной 3/8-4/ окружности.

Ещё одной немаловажной характеристикой атравматического шовного материала, применяемого для шва сосудов, служит соотношение между диамет­ рами иглы и нити. Чем диаметр иглы ближе к диаметру нити, тем меньше будет кровоточивость из места прокола сосудистой стенки, так как отверстие, создава­ емое в стенке сосуда иглой, будет почти полностью заполняться прошедшей за ней нитью. У лучших образцов современного микрохирургического шовного материала это соотношение приближается к 3-3,5.

Кроме микрохирургического оборудования и инструментария, операционная должна быть обеспечена удобными креслами с мягкими подлокотниками, имеющими возможность их регулировки по высоте, и операционным столом с приставным столиком для оперируемой руки.

Все хирурги, участвующие в микрохирургических операциях, должны отлично владеть навыками выполнения хирургических манипуляций в условиях оптическо­ го увеличения операционного микроскопа. Для приобретения этих навыков необхо­ димо пройти специальный курс обучения основам микрохирургической техники.

Методика и техника реплантации пальцев кисти Операцию при различных видах травмы пальца можно разделить на четыре этапа: первичная хирургическая обработка раны, ревизия структур пальца, трав­ матологический и микрохирургический этапы.

ПЕРВИЧНАЯ ХИРУРГИЧЕСКАЯ ОБРАБОТКА Во время первичной хирургической обработки необходимо иссечь нежизне­ способные ткани, удалить осколки костных фрагментов, укоротить сухожилия.

При этом нежелателен как избыток, так и недостаток покровных тканей, так как в первом случае возможно сдавление восстановленных сосудов, а во втором необхо­ дима пластика кожи над восстановленными сосудами.

При иссечении кожи и укорочении костных отломков нельзя ориентироваться на размеры дефекта сосудов, так как дефект легко восполнить пластическим мате­ риалом. Лучше максимально сохранить длину пальца. Укорачивать сухожилия нужно с таким расчётом, чтобы затем сшить их без натяжения.

РЕВИЗИЯ СТРУКТУР ПАЛЬЦА Ревизию сосудов и нервов лучше выполнять под операционным микроскопом.

Применение оптического увеличения позволяет распознавать невидимые невоо­ ружённым глазом повреждения сосуда, отрыв мелких ветвей от основного ствола, периадвентициальные кровоизлияния, коагулировать мелкие сосуды.

Наиболее трудно определить границы повреждения артерии пальца при отры­ ве. Существуют признаки, позволяющие с определённой степенью достовернос­ ти определить границы повреждения сосуда. Один из них — признак «красной линии»: наличие внутрикожных петехиальных кровоизлияний по ходу сосуда, что МИКРОХИРУРГИЯ В ТРАВМАТОЛОГИИ указывает на отрыв ветвей от основного ствола артерии. При распространении кровоизлиянии до ногтевой фаланги можно с определённой долей уверенности прогнозировать тромбоз этого сосуда после восстановления кровотока.

Артерия, стенки которой сохранили эластические свойства, на разрезе выглядит в виде кольца. Если артерия на разрезе образует эллипс и её стенки смыкаются, можно говорить о признаке «знак ленты», свидетельствующем о повреждении эластических волокон артерии при её растяжении во время травмы. Следует отме­ тить, что при отрыве артерия повреждается на большем протяжении, чем вена, что связано с эластическими свойствами стенки артерии.

При ревизии нерва необходимо обратить внимание на границы его контузии — раз волокнение пучков, пропитывание кровью. При восстановлении нерва на этом уровне чувствительность не восстановится.

ТРАВМАТОЛОГИЧЕСКИЙ ЭТАП Травматологический этап состоит из остеосинтеза и восстановления сухожилий.

Для остеосинтеза обычно используют метод интрамедуллярного введения металлических спиц или вводят их в перекрёстном направлении, фиксируют отломки проволочными швами, при трансартикулярном повреждении выполняют шов капсулы сустава. Так как в настоящее время нет удовлетворяющих микро­ хирурга аппаратов для наружного остеосинтеза, предпочтительнее фиксировать отломки спицами, проведёнными в перекрёстном направлении, что предупреждает смещение отломков по продольной оси и ротацию вокруг неё.

Сухожилия в большинстве случаев нужно восстанавливать первично, даже (если необходимо) с помощью пластики. Отказ от первичного восстановления оправдан при дефекте сухожилия и массивном загрязнении раны биологическими средами или повреждении тканей на протяжении, когда невозможно определить границы будущего некроза.

Метод шва сухожилий индивидуален, но концы сшитых сухожилий не должны разойтись во время операции и в течение ближайшего послеоперационного периода.

Сначала нужно восстанавливать сухожилие разгибателя в состоянии умерен­ ного натяжения при слегка переразогнутом пальце. Восстановленный сгибатель слегка согнёт палец и приведёт его в физиологическое положение.

При отрыве сухожилий длинного сгибателя и разгибателя I пальца от мышеч­ ной части можно выполнить артродез пястно-фалангового сустава в физиологи­ ческом положении, учитывая, что мышцы тенара обеспечат противопоставление пальца и его движения в запястно-пястном суставе. Можно транспонировать сухожилия поверхностного сгибателя длинного пальца (лучше IV) и собственного разгибателя II пальца, но следует помнить, что движения пальца едва ли будут полноценными.

При повреждении мышц тенара необходимо восстанавливать сухожилия длин­ ного сгибателя и разгибателя пальца.

МИКРОХИРУРГИЧЕСКИЙ ЭТАП Микрохирургический этап состоит из восстановления сосудов и нервов пальца.

При гильотинной ампутации, а также в большинстве случаев ампутации цирку­ лярной пилой повреждение сосудов локализовано в пределах раны. В таких случа­ ях сосуды необходимо экономно резецировать, соединить и наложить узловые или непрерывные обвивные швы нитью 8/0 или 10/0.

Восстановление вен в первую очередь предотвращает заполнение раны кровью и уменьшает кровопотерю при реплантации нескольких пальцев. При ампутации от раздавливания, отрыве и скальпировании в части случаев необходимо опреде­ лить вены с наилучшим кровотоком. В таких случаях сначала нужно восстановить артерию.

436 МИКРОХИРУРГИЯ в ТРАВМАТОЛОГИИ Повреждённые на протяжении сосуды необходимо резецировать и выполнить пластику аутовеной или перемещённым с неповреждённого пальца сосудом.

Приготовление трансплантата из аутовены не представляет каких-либо слож­ ностей. На сгибательной поверхности предплечья выделяют вену соответственной длины и диаметра, перевязывают или коагулируют боковые ветви, рассекают периадвентициальные ткани. Затем трансплантат вставляют между концами восстанавливаемого сосуда и выполняют анастомозы. В качестве трансплантата можно использовать вены тыла стопы, но необходимо учитывать возможность аутотрансплантации пальца стопы на кисть в последующем, особенно при ампу­ тации нескольких пальцев. Восстанавливая артерию, необходимо реверсировать трансплантат.

Восстановление артерии I пальца при тяжёлых видах повреждения имеет свои особенности. Лучевую артерию необходимо выделить в месте отхождения от неё собственной артерии I пальца. Трансплантат реверсируют, проводят в подкожном туннеле из раны в области анатомической табакерки в рану на локтевой стороне пальца, производят тугое наполнение физиологическим раствором с гепарином с целью устранения возможного перекрута аутовены и последующего тромбоза микроанастомозов. Убедившись в проходимости трансплантата, выполняют дис тальный анастомоз аутовены с собственной артерией пальца и проксимальный — в месте её отхождения от лучевой артерии или с лучевой артерией.

При пластике вен аутовенозными трансплантатами при правильном выборе аутовены диаметр трансплантата примерно соответствует диаметру восстанавли­ ваемой вены.

Особенность пластики артерии аутовеной заключается в том, что дистальный анастомоз приходится выполнять при значительном несоответствии диаметра артерии пальца наибольшему диаметру реверсированной вены. Для уменьшения несоответствия диаметров артерии и аутовены можно применить такие техничес­ кие приемы, как срез конца артерии под острым углом или формирование конца артерии в форме «рыбьего рта». Несмотря на уменьшение несоответствия диамет­ ров, в зоне анастомоза сохраняется несоответствие калибров артерии и аутовены после её дилатации.

С целью уменьшения вероятности тромбоза микроанастомозов при пластике артерий и вен пальцев применим метод транспозиции сосудов предложенный К. Doi в 1978 г.

Для пластики артерии делают зигзагообразный разрез по нейтральной линии донорского пальца с продолжением на ладонь до дистальной ладонной складки.

Выделяют общепальцевую артерию с последующей мобилизацией пальцевой артерии до ногтевой фаланги, пересекают отходящую от общепальцевой артерию соседнего пальца. Мобилизованную артерию проводят в подкожном туннеле (воз­ можность перекрута!) в рану на локтевой стороне пальца и соединяют с дисталь ным концом артерии реплантируемого пальца.

Для пластики вен методом транспозиции используют одну из вен тыла кисти (для пластики вен I пальца — дренирующую II и III пальцы). На тыле кисти делают V-образный разрез (для I пальца разрезы проводим вдоль I и II пястных костей с вершиной над первым запястно-пястным суставом). На тыле кисти выделяют вену соответствующего диаметра и, переместив её к венам восстанавливаемого пальца, выполняют анастомозы (рис. 9-11, см. 0).

Положительные стороны пластики артерии и вен перемещёнными сосудами в том, что пластику производят однородными структурами, анастомозы выполняют при соответствии диаметров, уменьшается количество анастомозов по сравне­ нию с пластикой аутовенозным трансплантатом, так как отпадает необходимость выполнять проксимальный анастомоз. Все эти факторы уменьшают вероятность тромбоза сосудов и последующего некроза реплантированного пальца.

МИКРОХИРУРГИЯ В ТРАВМАТОЛОГИИ Восстанавливая нерв, необходимо учитывать уровень и характер его пов­ реждения. При гильотинных ампутациях концы пересечённого нерва сопостав­ ляют по линии поперечного среза и сшивают эпи- и периневральными швами.

Протяжённость повреждения нервов при раздавливании и отрыве определяют во время ревизии. Травмированные участки сшивают до появления неповреждённых пучков проксимальных и дистальных сегментов нервных стволов. При значитель­ ном дефекте можно выполнить первичную пластику нерва аутотрансплантатом (например, из латерального кожного нерва предплечья) или переместив пальце­ вой нерв вместе с перемещаемой артерией. При этом необходимо помнить, что в дальнейшем будут значительные трудности при переадаптации корковых зон головного мозга, и дискриминационная чувствительность редко бывает приемле­ мой (до 15 мм). Если рана обильно загрязнена, можно оставить нерв для вторич­ ной пластики.

Сшивая кожу, необходимо помнить о возможности сдавления восстановленных сосудов, поэтому необходимо избежать натяжения её краев. Швы над сосудами лучше проводить под оптическим увеличением. При необходимости нужно выпол­ нить пластику кожи даже над восстановленными сосудами.

Реплантация сегмента кисти Несмотря на отсутствие принципиальных различий по сравнению с реплан­ тацией пальцев, методика реплантации сегмента кисти имеет свои особенности, знание которых поможет успешно реплантировать сегменты кисти, отчленённые на различных уровнях.

Уровень отчленения сегмента кисти имеет значение как для операции, так и для восстановления функций кисти после приживления реплантированного сегмента, в связи с чем необходимо рассмотреть особенности операции при отчленении сег­ мента кисти на трёх уровнях:

• уровень пястно-фалангового сустава;

• уровень середины пястных костей;

• отчленение на уровне основания пястных костей или запястно-пястного сус­ тава.

ПОВРЕЖДЕНИЕ НА УРОВНЕ ПЯСТНО-ФАЛАНГОВОГО СУСТАВА Повреждение на уровне пястно-фалангового сустава имеет свои особенности:

• повреждаются или разрушаются пястно-фаланговые суставы длинных паль­ цев;

• весьма вероятна травма ногтевой фаланги I пальца;

• отчленение происходит дистальнее деления артерии и нервов на пальцевые артерии и нервы, в связи с чем придётся восстанавливать не менее одной арте­ рии каждого пальца и оба ладонных нерва;

• вены могут быть повреждены как на уровне пальцевых, так и на уровне кол­ лекторных вен при слиянии пальцевых;

• сухожилия повреждаются у входа в фиброзный канал.

Перечисленные факторы определяют как ход операции, так и функциональ­ ность кисти в последующем.

Восстановить суставы при отчленении на этом уровне почти невозможно, так как даже при сохранении суставных поверхностей имеется дефект капсулы и связок, окружающих суставы. Даже артропластика не приводит к приемлемому результату в последующем, так как в послеоперационном периоде развивается фиброз окружающих тканей, артроз с исходом в анкилоз суставов. Поэтому лучше выполнить артродез повреждённых суставов в положении сгибания пальцев под углом 45° после соответствующего укорочения, этим достигают как физиологи 438 МИКРОХИРУРГИЯ в ТРАВМАТОЛОГИИ ческого положения пальцев, так и возможности восстановления артерий и нервов без пластики.

Сухожилия сгибателей, восстановленные на уровне фиброзных каналов, как правило, срастаются со стенками канала и между собой. Иссечение сухожилий поверхностных сгибателей не улучшает положения, так как ножки этих сухожилий срастаются со стенками каналов и сухожилиями глубоких сгибателей.

Артерии могут быть повреждены на уровне деления общепальцевых артерий, в связи с чем после иссечения повреждённых участков артерии придётся анастомо зировать общепальцевые артерии с собственно пальцевыми при несоответствии диаметров или, при отсутствии укорочения (если восстанавливали капсулы суста­ вов), необходимо выполнить пластику артерий.

Шов нервов при отсутствии дефекта не представляет каких-либо трудностей.

При наличии дефекта можно отложить пластику нервов на несколько месяцев и выполнить ее попутно с тенолизом сгибателей пальцев.

Шов кожи при отсутствии дефекта также не представляет каких-либо особен­ ностей. Необходимо проследить, чтобы не были сдавлены сосуды и не вворачива­ лась утолщённая кожа на ладонной поверхности. При наличии дефекта не стоит увлекаться перемещением кожи кисти, особенно на ладони, так как отёкшая в результате травмы и операции кожа кисти перемещается с большим трудом, а натяжение её приводит к некрозу покровной ткани.

ПОВРЕЖДЕНИЕ НА УРОВНЕ СЕРЕДИНЫ ПЯСТНЫХ КОСТЕЙ (НА УРОВНЕ ДИАФИЗА) При поперечном повреждении возможно отчленение I пальца на уровне основ­ ной фаланги или пястно-фалангового сустава.

При выполнении первичной хирургической обработки следует помнить, что мышцы кисти дистальнее уровня повреждения погибают в послеоперационном периоде. В раннем послеоперационном периоде наступает выраженный отёк дистальных отделов межкостных и червеобразных, мышц, что ведёт к сдавлению артерий, натяжению покровных тканей, особенно вдоль линии швов. При асепти­ ческом некрозе мышц развивается фиброз. Воспаление раны приводит к нагное­ нию с последующим выгнаиванием остатков мышц.

На основании нашего опыта можно рекомендовать удаление остатков мышц кисти в отчленённом сегменте, что очень удобно выполнить после выделения сухожилий, артерий и нервов. После пуска кровотока придётся потратить несколь­ ко больше времени на гемостаз, но в последующем — меньше риск осложнений.

Остеосинтез отломков пястных костей на этом уровне можно выполнить инт рамедуллярно проведённой спицей или спицами, проведёнными в перекрёстном направлении. Однако следует помнить, что при интрамедуллярном остеосинтезе возможен поворот отломка вокруг оси с ротацией пальца. Остеосинтез перекрёст­ но введёнными спицами нелегко выполнить из-за большого количества спиц (при остеосинтезе четырёх пястных костей необходимо 8 спиц). Следует помнить, что все эти спицы нелегко в последующем удалить. Представляется более рациональ­ ным остеосинтез в виде «решётки» — относительно толстые спицы диаметром 1,5 мм вводят по одной в дистальные отломки II и III пястных костей в лучевом направлении, а спицы в дистальные отломки IV и V пястных костей вводят в локтевом направлении. При совмещении отчленённого сегмента с культей спицы вводят в ретроградном направлении в проксимальные отломки, при этом спицы перекрещиваются, образуя некое подобие решётки на уровне основания пястных костей. При этом способе остеосинтеза некоторое смещение отломков пястных костей не имеет большого значения (рис. 9-12, см. цв. вклейку).

После перекреста спиц ротация и тракция отломков невозможны. Спицы распо­ лагаются под кожей, их легко удалить.

МИКРОХИРУРГИЯ В ТРАВМАТОЛОГИИ Восстановление сухожилий и вен на этом уровне не имеет каких-либо особен­ ностей. Артерии повреждаются часто на уровне дуги. В таких случаях не имеет смысла восстанавливать артериальную дугу в первозданном виде. Проще и надёж­ нее с помощью трансплантатов из аутовены (прямых или Y-образных) соединить общепальцевые или пальцевые артерии (в зависимости от протяжённости повреж­ дения) с лучевой и локтевой артериями.

ОТЧЛЕНЕНИЕ НА УРОВНЕ ОСНОВАНИЯ ПЯСТНЫХ КОСТЕЙ ИЛИ ЗАПЯСТНО ПЯСТНОГО СУСТАВА В этом случае сегмент кисти состоит из пяти пальцев. Выполняют остеосинтез интрамедуллярно проведёнными спицами с фиксацией кистевого сустава. Сосуды и нервы восстанавливают «конец-в-конец», если нет повреждения их на протяже­ нии. Рекомендации по восстановлению остальных структур изложены выше.

ПОСЛЕОПЕРАЦИОННЫЙ ПЕРИОД В послеоперационном периоде после реплантации пальцев или сегмента кисти необходим постельный режим в течение нескольких суток, отказ от курения.

Медикаментозное лечение, кроме антибактериальной и противовоспалительной терапии, — назначение препаратов, способствующих снижению вязкости крови (парентерально и per os), препаратов, улучшающих питание тканей, способствую­ щих улучшению капиллярного кровообращения.

Иммобилизацию кисти лучше проводить до появления рентгенологических признаков сращения отломков (в среднем — 1,5 мес). Необходимо помнить, что рентгенологические признаки консолидации переломов отстают от патофизиоло­ гических в среднем на 2 нед.

Через 2 нед после операции, при отсутствии осложнений, можно начать пассив­ ную, а с 22-го дня и активную разработку оперированных пальцев.

Особенности техники реплантации (реваскуляризации) пальцев кисти в зависимости от характера травмы Содержание операции и тактика хирурга во многом зависят от вида и локализа­ ции травм пальцев кисти.

Гильотинные отчленения характеризуются отсутствием значительных пов­ реждений мягких тканей и костей. В связи с этим укорочение костных отломков обычно минимально, а условия поиска концов повреждённых сосудов и их анасто мозирование облегчены. Всё это определяет и наилучшие ближайшие результаты, достигаемые при повреждениях этой группы.

Существенные сложности при выполнении операции могут возникать в основ­ ном при наиболее дистальных повреждениях.

Отчленения дисковой электропилой обычно носят множественный харак­ тер, сопровождаются значительной травматизацией тканей и образованием их первичного дефекта, величина которого может быть значительной (зависит от ширины развода зубьев пилы). Как правило, встречают отчленения (повреж­ дения) пальцев на различных уровнях, в связи с чем на каждом пальце объём и содержание операции могут существенно различаться.

Основные усилия хирурга должны быть направлены на тщательную первичную хирургическую обработку раневых поверхностей и на сохранение максимальной длины костных отломков.

Отчленения от раздавливания тканей. Наиболее часто встречают травмы пальцев с элементами раздавливания, при которых масштабы иссечения тканей значительно варьируют. При обширных повреждениях возрастают показания к ампутации, при более ограниченных можно провести сохраняющую операцию.

440 МИКРОХИРУРГИЯ в ТРАВМАТОЛОГИИ Следует отметить характерную особенность этого вида повреждений — частое сохранение анатомической непрерывности сухожилия глубокого сгибателя и/или собственных ладонных пальцевых нервов (одного или двух) при полном повреж­ дении всех остальных тканей. Сохранение этих образований в ходе вмешательс­ тва, как правило, облегчает восстановление функций кисти. Это особенно касается функций нервов, которые могут восстановиться в короткие сроки.

Тракционные отчленения — наиболее неблагоприятные по своему характеру отчленения (отрывы). Чаще всего встречают отрывы I пальца вследствие наматы­ вания рабочей перчатки на вращающуюся часть станка. Нередки отрывы III—IV пальцев кольцом. При таком механизме травмы внутренний и средний слои сосу­ дистой стенки могут быть повреждены на нескольких участках, в стороне от места полного разрыва сосуда. В связи с этим при отрывах пальцев целесообразно сна­ чала сшить артерию и ненадолго восстановить кровоток. Если произойдёт её тром­ боз, то сшивают парную артерию, а затем — хорошо функционирующие вены.

При тракционном повреждении нервов функциональные результаты их сши­ вания часто неудовлетворительны. Значительные трудности возникают и при вмешательствах на сухожилиях, которые отрываются от мышечного брюшка. Всё это значительно снижает шансы на достижение положительного исхода. Поэтому при данном виде отчленений чаще всего показана реплантация I пальца, особенно важного для функционирования кисти.

Данное вмешательство имеет особенности. Прежде всего более крупная собс­ твенная ладонная артерия I пальца, проходящая по его локтевой стороне, как правило, имеет размеры, позволяющие наложить микроанастомоз даже на уровне проксимальной трети дистальной фаланги. Парная артерия, проходящая по луче­ вой стороне, всегда имеет значительно меньший диаметр. При травме сосудов на различном уровне значительная разница в диаметре артерий I пальца иногда дела­ ет невыгодным такой тактический приём, как их перекрёстное сшивание.

В случаях отрыва I пальца в связи с образованием значительного дефекта артерий может быть выполнена транспозиция (как было сказано выше) соб­ ственной ладонной артерии и нерва с ладонно-локтевой поверхности II или III пальца, что позволяет добиться более надёжного в прогностическом плане при­ живления пальцев.

Скальпированное отчленение чаще всего происходит на IV пальце и быва­ ет следствием тяги за кольцо. Этот вид травмы характеризуется прежде всего несоответствием уровня пересечения мягких тканей (сосудов) и уровня перело­ ма (вывиха). Скелет пальца всегда повреждается на более дистальном уровне.

Сосудисто-нервные пучки могут быть травмированы на протяжении, что нередко требует пластики артерий и вен. После операции часто происходит очаговый некроз кожи.

Отчленение с множественными повреждениями пальца встречают редко, оно представляет исключительные трудности для лечения. Сосудистую сеть вос­ станавливают на двух повреждённых уровнях. При сохранении отчленённых сегментов дальнейшая разработка движений может дать весьма ограниченные результаты из-за вовлечения скользящих структур в рубцовые процессы.

Гетеротопические реплантации, т.е. трансплантации фрагментов одних лучевых костей на культи других лучевых костей кисти, также можно отнести к числу нестандартных методов микрохирургической реконструкции при тяжёлых травмах кисти.

Показания к выполнению гетеротопических реплантаций возникают в тех слу­ чаях, когда невозможно [Brenner P. et al., 1993] или нецелесообразно (с точки зре­ ния потенциального объёма восстановления функций кисти в целом) выполнение ортотопической реплантации всех отчленённых фрагментов.

МИКРОХИРУРГИЯ В ТРАВМАТОЛОГИИ Утрата I пальца при множественных отчленениях пальцев кисти совершенно справедливо признана большинством авторов в качестве основного показания к гетеротопической реплантации на его место луча другого отчленённого пальца или к его замещению с помощью кожно-костной реконструкции, транспозиции пальца кисти на сосудистой ножке или пересадки пальца со стопы [Подгайский В.Н. и др., 1989;

Степанов Г.А. и др., 1989;

Миланов Н.О. и др., 1997;

Stock W. et al., 1980;

AdaS. etal., 1995].

В связи с тем, что главная задача гетеротопической реплантации — наиболее полное восстановление функций кисти, многие авторы указывают на необходи­ мость более широкого применения этого метода при множественных отчленениях трехфаланговых пальцев, особенно для реконструкции указательного и среднего пальцев [Chiu H.Y. et al., 1985;

Brenner P. et al., 1993;

Soucacos P.N. et al., 1994].

Несмотря на то что гетеротопическая реплантация пальцев кисти обязательно сопряжена с потерей одного пальца и более, что, безусловно, сказывается на конеч­ ном косметическом результате, применение этого метода при одновременном отчленении нескольких лучей позволяет добиться максимального восстановления функций кисти [Сидоренков Д.А. и др., 2001] (рис. 9-13-9-15, см. цв. вклейку).

В редких случаях для реконструкции утраченных лучей одной кисти можно использовать соответствующие лучи другой кисти. В литературе есть единичные сообщения о такого рода вмешательствах, когда происходило одновременное отчленение фрагментов обеих кистей [Grieb N.J. et al., 1993]. Для подобных транс­ плантаций в качестве донорских можно использовать неповреждённые лучи пол­ ностью парализованной конечности [Pederson W.C., 1994| или фрагменты лучей другой кисти, травмированные ранее и функционально незначимые для этой кисти [Вавилов В.Н. и др., 1985].

Одномоментная пластика дефектов мягких тканей верхних конечностей микрохирургическими аутотрансплантатами Свободные васкуляризованные аутотрансплантаты из других, отдалённых участ­ ков тела используют для пластики обширных дефектов мягких тканей и скелета верхней конечности.

Лоскут из широчайшей мышцы спины без пересечения сосудистой ножки был предложен I. Tansini в 1906 г., и получил широкое распространение. С разработкой микрохирургической техники этот лоскут стал наиболее популярным для свобод­ ной аутотрансплантации тканей.

Свободный торако-дорсальный кожно-мышечный лоскут применяют при глу­ боких кожно-мышечных дефектах. Хорошо кровоснабжаемая мышечная ткань в лоскуте нашла широкое применение трансплантата для хирургического лече­ ния хронического остеомиелита, а наличие в лоскуте двигательного нерва поз­ воляет производить пластику целых групп мышц с их реиннервацией, однако объём активных движений в пальцах после реиннервации пересаженной мышцы значительно уступает таковому на здоровой конечности. Несколько лучшие функциональные результаты можно получить при перемещении лоскута в виде островкового в позицию двуглавой мышцы для восстановления сгибания верхней конечности в локтевом суставе. В состав такого лоскута можно включить фрагмент лопатки, которым производят замещение дефекта плечевой кости.

При необходимости в состав лоскута можно включить переднюю зубчатую мышцу с фрагментом ребра, что позволяет одномоментно замещать большие по объёму и сложные дефекты тканей. D. Ozcelik, К. Ugurlu, T. Turan описывают случай реконструкции реплантированной верхней конечности на уровне нижней трети предплечья: они одномоментно заместили два изолированных дефекта мяг 442 МИКРОХИРУРГИЯ в ТРАВМАТОЛОГИИ ких тканей, используя торако-дорсальный лоскут и васкуляризованную зубчатую фасцию.

Недостаток лоскута — его массивность, в связи с этим использование его на кисти ограничено. С целью уменьшения толщины торако-дорсального лоскута возможен забор только мышечной его части, покрываемой дерматомной кожей.

Так, М. Hatoko и Т. Muramatsu представляют хороший эстетический и функцио­ нальный результат замещения обширного дефекта мягких тканей тыльной поверх­ ности кисти и II—III—IV пальцев, полученного в результате электротравмы. Авторы использовали свободный васкуляризованный мышечный торако-дорсальный лоскут, покрытый расщеплённым кожным лоскутом, с формированием временной синдактилии II—III—IV пальцев и последующим её разобщением. Стремление к уменьшению толщины этого популярного комплекса тканей привело к разработке метода взятия лоскута на кожных перфораторных сосудах, исключая его мышеч­ ную часть. Как комбинированный трансплантат на одной сосудистой ножке, торако-дорсальный лоскут на перфораторных сосудах может быть забран вместе с кожным лопаточным лоскутом и фрагментом васкуляризованной лопатки.

По данным J.L. Rios и соавт., в 30% случаев после забора лоскута в донорской области формируется серома. Авторы предлагают прогрессивно компрессирую­ щие швы, позволяющие значительно снизить процент этого осложнения. Около 20% пациентов не удовлетворены косметическим результатом донорской области после забора ТДЛ. Хорошие эстетические результаты в донорской области полу­ чили при заборе лоскута с помощью эндоскопической техники, однако широкого применения эта методика не получила.

Большую популярность приобрела донорская область в проекции лопатки.

Лоскут на сосудах, огибающих лопатку, впервые описан L. Fonseca dos Santose в 1978 г., многие специалисты продолжили анатомические исследования и внедре­ ние в клинике данного лоскута. Все авторы указывают на постоянную, длинную сосудистую ножку, значительный диаметр питающих сосудов, небольшую и рав­ номерную толщину кожи в данной области.

Окололопаточные лоскуты наиболее часто используют для пересадки в область сравнительно неглубоких дефектов, для покрытия восстановленных структур (сухожилий, сосудов, нервов). Кожно-костные лоскуты применяют для замеще­ ния дефектов мягких тканей в сочетании с небольшими дефектами (до 5-8 см) длинных трубчатых костей и нижней челюсти. P.O. Датиашвили и соавт. описали случай замещения дефекта одновременно двух пястных костей и мягкотканного дефекта тыльной поверхности кисти путём пересадки свободного кожно-костного лопаточного лоскута с разделением костного фрагмента лоскута на две части. Для замещения обширных дефектов мягких тканей применяют префабрикованный при помощи экспандера лопаточный лоскут.

Аутотрансплантация васкуляризованной фасции на артерии, огибающей лопат­ ку, с покрытием её дерматомным кожным лоскутом позволяет получить тонкое и, следовательно, более косметическое покрытие для обнажённых в результате трав­ мы функциональных структур кисти. Единственный, но важный недостаток этого лоскута — отсутствие чувствительного нерва.

Паховая область — одна из самых первых и самых популярных донорских зон. Этот типичный лоскут с осевым кровоснабжением описали J.A. Mc'Gregor и J.T. Jackson в 1972 г. Дальнейшая разработка данной области позволила широко внедрить паховый лоскут в реконструкции травмированной верхней конечности.

Лоскут обладает подходящей толщиной для пластики дефектов тканей кисти, структурой кожи и, что немаловажно, отсутствием косметического ущерба в донорской зоне. Последующие разработки открыли возможность мобилизации комбинированного кожно-костного трансплантата, включающего фрагмент крыла или гребня подвздошной кости, на поверхностной или глубокой огибающей МИКРОХИРУРГИЯ В ТРАВМАТОЛОГИИ подвздошную кость артерии и свободной его аутотрансплантации. S. Acarturk и Е. Ozmen (1984) использовали свободный кожно-костный паховый лоскут для пластики комбинированного дефекта мягких тканей и скелета области запястья и нижней трети локтевой кости. F. Parmaksizoglu и Т. Beyzadeoglu использовали свободный паховый кожно-костный лоскут в сочетании с островковым лоскутом с длинного пальца для кожно-костной реконструкции I пальца. S.F. Jeng, F.C. Wei и M.S. Noordhoff применили кожно-костный паховый лоскут для замещения слож­ ных дефектов тыльной поверхности кисти и стопы, используя апоневроз лоскута для одномоментного восстановления сухожилий разгибателей.

Недостатки этой зоны — вариабельность топографии сосудов, короткая ножка с сосудами относительно небольшого диаметра, а также отсутствие чувствительного нерва.

Анатомо-физиологическая близость стопы и кисти во многом определяет широкое многообразие вариантов формирования комплексов тканей, используе­ мых для реконструкции верхней конечности.

Так, тыльный лоскут стопы на тыльной артерии стопы имеет незначительный слой подкожной жировой клетчатки. Лоскут с включением сухожилий длинных разгибателей пальцев и кожных нервов идеально подходит для одномомент­ ной пластики дефекта кожи, сухожилий и нервов травмированной конечности.

Возможно включение в лоскут фрагмента II плюсневой кости и мышцы короткого разгибателя пальцев стопы.

Лоскут из первого межпальцевого промежутка стопы можно рассматривать как периферическую часть тыльного лоскута стопы, при возможности выделения первой тыльной плюсневой артерии как продолжения тыльной артерии стопы.

Особая форма лоскута, взятого со смежных поверхностей 1-Й пальцев стопы, идеально подходит для пластики мягкотканных дефектов или восстановления чувствительности на оппонентных поверхностях I и II пальцев кисти — в первом межпальцевом промежутке.

Преимущество этого лоскута — его хорошая реиннервация, длинная сосудис­ тая ножка, значительный диаметр сосудов, тонкий слой подкожной жировой клетчатки.

При заборе значительных по размерам свободных лоскутов всегда необходима кожная пластика расщеплённой кожей, имеющей низкую сопротивляемость меха­ нической нагрузке, что осложняет ношение обуви.

Использование «утильных» комплексов тканей для замещения травматических дефектов тканей верхней конечности При замещении обширных дефектов тканей конечностей васкуляризованными лоскутами в отдельную тему можно выделить применение «утильных» комплек­ сов тканей. При сочетанных травмах, когда произошло одновременное отчленение или повреждение нескольких пальцев кисти, не всегда можно реплантировать или восстановить отчленённый (повреждённый) сегмент конечности, в таком случае формируют культю конечности, а ампутированные ткани «уходят в утиль».

Н.О. Миланов на основании многолетнего опыта делает вывод о том, что около 50% ампутированных сегментов нельзя было реплантировать вследствие обшир­ ности повреждения либо их реплантация была функционально бесперспективна.

Развитие метода микрохирургической пересадки и перемещения тканей потребо­ вало оценки тяжёлых повреждений конечностей под новым углом зрения и позво­ лило значительно расширить возможности лечения больных с данной патологией.

Появилась уникальная возможность использования для реконструктивной опера­ ции комплексов тканей, взятых из не подлежащих реплантации или реконструк 444 МИКРОХИРУРГИЯ в ТРАВМАТОЛОГИИ ции сегментов конечностей, т.е. «утильных». Эти ткани могут служить источником сосудистых, нервных, мягкотканных и сложносоставных аутотрансплантатов.

Поэтому метод получил название «spare parts», или метод «запасных частей».

Данная методика позволяет использовать для пластики полноценные, однород­ ные, кровоснабжаемые, иннервированные ткани, максимально приближенные по структуре и функциям к реконструируемому сегменту, что избавляет пациента и хирурга от вмешательства на других (интактных) донорских зонах. Многие авто­ ры указывают на необходимость максимального использования нереплантабель ных сегментов конечности при её первичной экстренной реконструкции.

Так, P. Haussmann сообщает о случае восстановления повреждённого III пальца кисти с помощью пересадки свободного васкуляризованного «утильного» кожно жирового лоскута, взятого из нереплантабельного II пальца, которым был укрыт дефект кожи и предлежащие в рану кость средней фаланги и сухожилие сгибателя.

G.W. Sormann произвёл успешную пересадку тканей ампутированного IV пальца для пластики дефекта на III пальце кисти. B.J. Gainor заместил комбинированный кожно-костный дефект основной фаланги I пальца сложным трансплантатом, включающим кость, взятым из ампутированного II пальца.

При комплексных повреждениях кисти, когда возник дефект мягких тканей ладонной поверхности в сочетании с ишемией пальцев, использование «утиль­ ных» лоскутов позволяет решить сразу несколько задач — выполнить замеще­ ние дефекта тканями, максимально близкими по строению, и одновременно произвести реваскуляризацию реконструируемого сегмента. К. Brandt и соавт.

выполнили реваскуляризацию пальца кисти, используя в качестве вставки арте­ рию «утильного» кожно-жирового лоскута, выкроенного из ампутированного II пальца, одновременно произведя замещение дефекта покровных тканей на ладон­ ной поверхности пальца. D. Brooks, R. Buntic и H.J. Buncke описывают больного с ампутацией сегмента кисти, которому была выполнена пересадка свободного васкуляризованного венозного лоскута (по типу «артерия-вена-вена»), взятого из ампутированного сегмента размером 9x6 см, которым укрыты кости, суставы и восстановленные сухожилия разгибателей.

При околосуставных ампутациях первостепенная задача, стоящая перед хирур­ гом, — сохранение длины культи и ближайшего сустава (плечевого или локтевого), что очень важно для последующего протезирования и реабилитации пациента.

«Утильные» лоскуты из ампутированного сегмента, не подлежащего реплантации, могут быть взяты с этой целью без использования других донорских зон. Так, G.G. Hallock сообщает об использовании свободного кожно-жирового лоскута, выкроенного из нереплантабельного ампутата предплечья, с целью сохранения длины его культи. М.А. Chernofsky использовал свободный локтевой лоскут, выкроенный из ампутированной верхней конечности на уровне средней трети плеча, для сохранения длины культи плеча. D. Erdmann и соавт. описывают два случая использования утильных кожно-жировых лоскутов, выкроенных из ампу­ тированной конечности, для пересадки в область культи с целью сохранения её длины. M.J. Rees, J.J. de Geus сообщают о трёх аутотрансплантациях лучевых «утильных» лоскутов на культю предплечья.

В литературе можно встретить лишь единичные сообщения об использовании «утильных» лоскутов при экстренной реконструкции верхней конечности. А между тем, в нашей стране на кафедре пластической и реконструктивной мик­ рохирургии РМАПО ведут активную работу по устранению дефектов тканей и улучшению результатов хирургического лечения пациентов с дефектами тканей конечностей. Одним из направлений в решении данной проблемы стало внедрение в общеклиническую практику использования «утильных» комплексов тканей. В 2006 г. Т.Ю. Сухинин обобщил накопленный опыт и представил в своей кандидат МИКРОХИРУРГИЯ В ТРАВМАТОЛОГИИ ской диссертации результаты лечения 44 больных, которым было пересажено «утильных» лоскутов (рис. 9-16-9-18, см. цв. вклейку).

Осложнения. Профилактика Некоторые вопросы, касающиеся течения раннего послеоперационного перио­ да после реплантаций фрагментов кисти, до сих пор нельзя считать окончательно решёнными.

Во многих публикациях приведены сообщения о высокой частоте развития сосу­ дистых осложнений (тромбозов анастомозов) после выполнения микрорепланта­ ций. По разным данным, этот показатель составляет от 16,4 до 48,5% [Гуобис А.

и др., 1991;

Олекас Ю.Ю. и др., 1985;

Степанов Г.А. и др., 1989;

Pomerance J. et al., 1997;

Zhixian Yang et al., 1989]. Это указывает на высокую значимость проблемы для определения прогноза приживления реплантированного фрагмента, так как большинство сосудистых осложнений развивается в первые 2-3 сут после реплан­ тации [Виткус К.М. и др., 1989;

Цинаридзе Л.Г. и др., 1989;

Friedel R. et al., 1993], т.е. в сроки, когда кровоснабжение реплантата осуществляется в основном через микроанастомозы и их тромбоз реально угрожает жизнеспособности реплантиро­ ванного фрагмента. Однако в литературе описаны единичные наблюдения, когда сосудистые осложнения приводили к полному или частичному некрозу репланти­ рованных пальцев и в случае их развития через 16 дней и более после операции [Duffy FJ.etal., 1998].

По разным данным, при развитии сосудистых осложнений сохранить жизнеспо­ собность реплантированного фрагмента удается в 45-63% случаев [Виткус К.М. и др., 1989;

Arakaki A. et al., 1993].

Приводимые в литературе сведения о частоте развития артериальных и веноз­ ных тромбозов при выполнении микрореплантаций и об эффективности лечебных мероприятий при их развитии достаточно разноречивы.

Yang Zhixian и соавт. (1989) отметили сосудистые осложнения в 25% случаев, из них две трети составили артериальные тромбозы и одну треть — венозные.

Авторам удалось сохранить реплантированные пальцы в 68,8% и 62,5% случаев соответственно.

Ю.Ю. Олекас и соавт. (1985) указывают, что в большинстве случаев сосудис­ тые осложнения отмечены при полных ампутациях: артериальные тромбозы — в 21,6% случаев, венозная недостаточность — в 20,5%. Эти авторы — сторонники активной хирургической тактики при развитии артериального тромбоза в первые 7 сут, а при венозном — в первые 5 сут после реплантации, так как считают кон­ сервативную тактику менее эффективной. Аналогичного мнения придерживаются и М. Sturzenegger и соавт. (1990), в их наблюдениях две трети повторных операций при тромбозах микроанастомозов увенчались успехом.

По данным других специалистов, при реплантациях пальцев чаще отмечено развитие венозной недостаточности [Цинаридзе Л.Г. и др., 1989], повторные операции, выполненные позднее 3-го дня после реплантации, малоперспектив­ ны (Janezic T.F. et al., 1996], а консервативная терапия при развитии сосудистых осложнений оказывается более эффективной [Golden M.A. et al., 1995;

Isaacs I.J., 1997;

Kotani H. et al., 1984].

Лишь небольшое количество работ посвящено анализу причин развития сосу­ дистых осложнений после реплантаций фрагментов кисти и вопросам выбора лечебной тактики при их развитии [Артыков К.П. и др., 1989;

Лебедев Л.В. и др., 1991;

Степанов Г.А. и др., 1989;

Chang L.D. et al., 1996;

Coppeneur-Krieger C. et al., 1995].

Однако ни в одной из вышеупомянутых работ не проведён комплексный анализ возможной взаимосвязи между частотой развития ранних послеоперационных осложнений и такими параметрами травмы, как полнота, механизм и уровень 446 МИКРОХИРУРГИЯ в ТРАВМАТОЛОГИИ отчленения. В качестве основных причин развития сосудистых осложнений рас­ сматривают лишь технические или тактические ошибки при наложении анасто­ мозов или экстравазальное их сдавление гематомой, кожными швами или даже дренажами [Goldner R.D., 1985J. При обосновании выбора лечебной тактики (консервативной или оперативной) в случае развития сосудистых осложнений не учитывают такой важный фактор, как развивающаяся со временем компенсация кровоснабжения реплантированного фрагмента по новообразованным по линии реплантации сосудам.

Согласно экспериментальным исследованиям Ю.Е. Выренкова и соавт. (1990), уже на 3-й день после реплантации комплекса тканей на микрососудистой ножке на границе между тканями реплантата и реципиентным ложем образуется обилие капилляров, а на 7-е сутки циркуляция крови во всех сосудистых сетях реплан­ тированного комплекса тканей полностью восстанавливается. В то же время, по данным А.И. Неробеева (1988), в аналогичных экспериментах образования новых сосудов или значительной перестройки сосудов реплантированного на микросусу дистой ножке комплекса тканей не отмечено.

Однако немногочисленные работы по изучению гемодинамики реплантирован­ ных фрагментов кисти в отдалённые сроки после травмы безусловно подтвержда­ ют факт формирования новообразованных сосудов по линии реплантации с тече­ нием времени [Богомолов М.С. и др., 1994;

Povlsen В. et al., 1995]. Следовательно, этот фактор обязательно нужно учитывать при выборе лечебной тактики в случае тромбоза микроанастомозов реплантированного фрагмента кисти.

В любом случае повышению эффективности лечебных мероприятий при раз­ витии послеоперационных сосудистых осложнений способствует максимально ранняя диагностика нарушений кровообращения в реплантированном фрагменте [Миланов Н.О. и др., 1985]. Чем меньше длительность повторного периода анок сии, тем меньше вероятность развития необратимых ишемических изменений в сосудах реплантированного фрагмента. В связи с этим пациенты, перенёсшие мик­ рососудистые операции, нуждаются в постоянном мониторинге в течение первых 5-7 сут после операции [Кичемасов С.Х. и др., 1989].

В течение этого периода больные, перенёсшие реплантацию фрагментов кисти, нуждаются в ежедневных перевязках. Во время перевязки осуществляют контроль за состоянием линии швов и прилежащих тканей на предмет наличия или отсутс­ твия воспалительных изменений в области расположения сосудистых анастомо­ зов. Как уже было сказано, для обеспечения контроля за состоянием оперирован­ ной конечности повязку нужно накладывать так, чтобы дистальные фаланги всех реплантированных лучей были доступны осмотру и пальпации.

Наиболее доступный способ наблюдения за состоянием кровоснабжения реп­ лантированного фрагмента — регулярный (не реже чем через каждые 2-3 ч) врачебный осмотр, при котором оценивают цвет и температуру кожных покровов каждого из реваскуляризованных лучей. В норме отмечают умеренно выраженную гиперемию (за счёт пареза денервированных сосудов, способного сохраняться несколько недель), тургор тканей нормальный или несколько повышен, кожная температура соответствует или даже несколько выше, чем температура кожи паль­ цев здоровой кисти пациента.

При развитии первичного артериального тромбоза отмечают побледнение или мраморность кожи реплантированного луча, тургор тканей резко снижается (осо­ бенно на ногтевой фаланге, где возможно появление морщинистости кожи поду­ шечки пальца), кожная температура приближается к температуре помещения.

Основные признаки венозной недостаточности, свидетельствующие о наруше­ нии венозного оттока, — цианоз и снижение кожной температуры реплантирован­ ного фрагмента.

МИКРОХИРУРГИЯ В ТРАВМАТОЛОГИИ В среднем при неосложнённом течении послеоперационного периода средняя температура кожи реплантированного фрагмента составляет 33±2,4 °С [Inberg P.

et al., 1995].

По данным S.Y. Lu и соавт. (1984), если кожная температура в первые сутки после операции была выше 32 °С, то вероятность успешного приживления реплан­ тированных пальцев составляет более 99%.

Однако следует иметь в виду, что снижение кожной температуры может быть связано не только с сосудистыми проблемами, поэтому окончательное решение о наличии или отсутствии осложнений со стороны микрососудистых анастомозов принимают лишь после комплексного обследования с обязательным учётом кли­ нической симптоматики [Reagan D.S. et al., 1994].

Если на фоне тромбоза вен артериальный анастомоз продолжает функциони­ ровать, развивающееся при этом увеличение тургора тканей может быть зарегис­ трировано лишь при внимательном динамическом наблюдении, так как на фоне имеющегося исходно постишемического отёка тканей заметить эти изменения бывает довольно сложно. Достаточно достоверными признаками сохранения арте­ риального кровоснабжения служат заметное уменьшение цианоза и нормализация кожной температуры после проведения пульсирующего массажа реплантирован­ ных лучей, постановки медицинских пиявок или проведения других мероприятий, направленных на «разгрузку» венозного русла травмированного фрагмента кисти [Kotani H. et al., 1984;

Golden M.A. et al., 1995].

При развитии вторичного тромбоза артерии тургор тканей заметно снижается.

Если артерии продолжали функционировать в течение нескольких часов после развития венозной недостаточности, то помимо цианоза можно обнаружить обширную имбибицию кровью кожных покровов реплантированного фрагмента.

Образование экхимозов связано с повышением проницаемости стенок мелких сосудов, перенёсших длительную ишемию, в условиях массивной гепаринизации и несоответствия артериального притока венозному оттоку.

Для объективной диагностики сосудистых осложнений используют специаль­ ные методы исследования. Инструментальные методы мониторинга состояния реплантированных фрагментов кисти и диагностики сосудистых осложнений достаточно разнообразны.

Наиболее простой и доступный из них — определение кожной температуры с помощью точечного датчика электротермометра. Наши исследования показыва­ ют, что при благополучном течении послеоперационного периода температура кожи ногтевых фаланг реплантированных лучей не опускается ниже 30 °С. Таким образом, самым простым и достаточно надёжным способом, обеспечивающим максимально раннюю диагностику сосудистых осложнений, может стать кругло­ суточный мониторинг кожной температуры с помощью датчика, фиксированного на ногтевой фаланге реплантированного луча и подключённого к устройству, авто­ матически включающему «тревожный сигнал» при снижении температуры ниже критического уровня.

Метод термографии также основан на регистрации поверхностной температуры различных участков тела и может быть использован для бесконтактного контроля за состоянием кровоснабжения травмированной кисти — при нарушении кровото­ ка в реплантированном фрагменте на экране монитора будет выявляться феномен «термоампутации».

Следует отметить, что так как снижение кожной температуры происходит при нарушении как артериального притока, так и венозного оттока, оба этих метода позволяют лишь заподозрить наличие сосудистых проблем, но не помогают опре­ делить характер развившихся нарушений.

Для более дифференцированной оценки нарушений кровообращения в реплан­ тированном фрагменте более удобным и в настоящее время достаточно доступным 448 МИКРОХИРУРГИЯ в ТРАВМАТОЛОГИИ способом может служить определение пульсации в сосудах реплантированного луча и уровня оксигенации циркулирующей в нём крови с помощью надеваемых на палец специальных датчиков «прищепок». Регистрируемое с помощью такого датчика снижение уровня оксигенации крови будет объективно свидетельствовать о нарушении венозного оттока, а отсутствие пульсовых колебаний — о развитии тромбоза артериального анастомоза.

Наиболее точную информацию о состоянии микроанастомозов можно полу­ чить при ультразвуковом или лазерном допплерографическом исследовании, поз­ воляющем оценить характер кровотока по каждому из восстановленных сосудов и в ряде случаев выявить нарушения функций артериального анастомоза ещё до наступлении его окончательного тромбоза [Сидоренков Д.А. и др., 2001;

Heden P.G. et al., 1985].

В современных условиях применение других инструментальных методов иссле­ дования (например, ангиография, радиоизотопная сцинтиграфия, полярография и т.п.) для диагностики сосудистых осложнений после реплантаций фрагментов кисти ограничено, в основном их используют в научных целях.

Оценка результатов реплантаций Оценку результатов реплантации и реваскуляризации пальцев и кисти осущест­ вляют в два этапа. Она представляет значительные трудности вследствие сущест­ венных различий в возрасте больных, локализации и характере повреждений.

Ближайшие результаты оценивают на первом этапе по частоте приживления участков тканей с нарушенным кровообращением. Этот показатель всегда выше при неполном отчленении пальцев (кисти), а общий процент успешных вмеша­ тельств с ростом мастерства хирургов достигает 80-90.

Со временем специалисты пришли к заключению, что приживление сегмента конечности без восстановления его функций следует считать неудачей реплан­ тации. Поэтому процент успешных сосудистых операций при травмах кисти и пальцев с нарушением периферического кровообращения может служить лишь промежуточным критерием их эффективности.

Окончательные результаты. Окончательные исходы реплантации (реваску­ ляризации) пальцев и кисти (второй этап оценки) определяют в отдалённые сроки по степени восстановления функций конечности. Для этого можно использовать специальную методику, разработанную и опубликованную А.Е. Белоусовым и Н.Г. Губочкиным в 1984 г. Критериями функциональных исходов были избраны следующие:

• общий объём активных движений (ОАД) пальца в градусах;

• степень восстановления кожной чувствительности;

• восстановление трудоспособности пациентов.

Каждый из этих критериев оценивают в баллах:

• отлично — 6;

• хорошо — 5;

• удовлетворительно — 2;

• плохо — 1.

Интегральный показатель восстановления (ИПВ) функций — сумма трёх состав­ ляющих показателей, градация оценочных баллов которых (6, 5, 2,1) подобрана таким образом, чтобы при определении интегрального показателя восстановления функций сохранялась монотонность оценочного ряда при максимальном соот­ ветствии реальных результатов показателям ИПВ.

Общий объём активных движений.

• Общий объём активных движений на двух-пяти пальцах оценивают как отличный при значении 180° и более, что соответствует у большинства людей сумме нормальных движений в двух суставах пальца из трёх. Такой объём МИКРОХИРУРГИЯ В ТРАВМАТОЛОГИИ движений на практике достигается только при сохранении функций пястно фаланговых суставов и обеспечивает участие пальца во всех видах захватов кисти.

• Общий объём активных движений в пределах 126-179° оценивают как хоро­ ший, так как при этом палец сохраняет возможность участия в большинстве манипуляций.

• Удовлетворительный объём (55-125°) позволяет использовать палец только для большого захвата.

• Общий объём движений менее 55° оценивают как плохой.

Особая роль I пальца в функционировании кисти предполагает для него и особое содержание градаций общего объёма активных движений: даже лишённый актив­ ных движений в пястно-фаланговом и межфаланговом суставах, он настолько улучшает функционирование кисти, что это позволяет отказаться от таких оценок, как «удовлетворительно» или «плохо». Хорошим считают общий объём активных движений I пальца в пределах 44°, а отличным — в пределах 45° и более.

Чувствительность.

• Чувствительность пальцев оценивают как отличную, когда восстанавлива­ ются все её виды, включая наиболее тонкий — дискриминацию двух точек (менее 15 мм). Только при этом условии палец, как известно, сохраняет воз­ можность участия в тонком, чувствительном захвате.

• При хорошей оценке восстановлены все виды чувствительности кожи, за исключением дискриминационной. На кисти отсутствуют явления раздраже­ ния.

• Удовлетворительная оценка предполагает наличие глубокой чувствительнос­ ти и частичное восстановление поверхностной болевой и тактильной чувстви­ тельности, что обеспечивает использование пальца при работе и предупреж­ дает его случайные травмы.

• Плохую оценку ставят при наличии только глубокой чувствительности или при анестезии пальца.

Трудоспособность.

• Трудоспособность может быть признана отличной, когда сохранённый палец активно используется на работе и в быту.

• Хорошая оценка восстановления трудоспособности предполагает достаточ­ но активное использование пальца в трудовом процессе, но в ограниченном масштабе.

• Удовлетворительную градацию данного критерия применяют, когда лечение не привело к достаточному восстановлению трудоспособности больного, однако палец в какой-то степени используется при работе и в быту.

• Неудовлетворительной считают трудоспособность пациента, если сегмент практически не используется при работе и в быту и даже мешает больному.

При вмешательстве на нескольких пальцах степень восстановления их функций оценивают отдельно, тем более что вид повреждения, его локализация и содер­ жание операции могут быть различными на каждом сегменте. При более прок­ симальных уровнях травмы целесообразно определять средние показатели всех указанных критериев.

Общие результаты.

• Общие результаты считают отличными, если каждый из критериев функций оценен на «отлично» (ИПВ 18 баллов).

• Общие результаты определяют как хорошие, когда каждый или хотя бы один из использованных критериев оценен на «хорошо» (ИПВ 15-17 балов).

• Удовлетворительную оценку общих результатов применяют, когда все или хотя бы один из критериев функций оценены «удовлетворительно» (ИПВ 6-14 баллов).

450 МИКРОХИРУРГИЯ в ТРАВМАТОЛОГИИ • Общий результат лечения считают плохим, если хотя бы один из критери­ ев восстановления функций оценен неудовлетворительно (ИПВ 5 баллов и Е менее).

Отличные и хорошие результаты восстановления функций пальцев составили 44,2%, а в целом положительные — 87,2%.

Установлено, что функциональные результаты сохраняющих операций опреде­ ляют три основных фактора:

• особенности травмы (её механизм, уровень и тяжесть);

• опыт хирурга и его готовность выполнить экстренную повторную операцию при тромбозе сшитых сосудов;

• индивидуальные особенности пациента (возраст, диаметр сшиваемых сосу­ дов, психологическое состояние и пр.).

Наилучших функциональных результатов реплантации и реваскуляризации пальцев достигают при травмах на уровне средних фаланг, а наихудшие — при отчленениях на уровне проксимального межфалангового и пястно-фалангового суставов.

Глава Черепно-мозговая травма КОД ПО МКБ- S06. Внутричерепная травма.

АНАТОМИЯ Скелет головы — череп, состоящий из плоских костей. В нём выделяют два отдела: лицевой и мозговой.

• Лицевой череп представлен группой парных (верхняя челюсть, нижняя носовая раковина, нёбная, скуловая, носовая) и груп­ пой непарных (сошник, нижняя челюсть, решетчатая, подъ­ язычная) костей.

• Мозговой череп состоит из непарных (затылочной, клиновид­ ной, лобной и решётчатой) и парных (височных и теменных) костей.

В мозговом черепе выделяют свод и основание. Свод состав­ ляет верхнюю часть (крышу) черепа и образован плоскими, с относительно гладкой поверхностью внутри и снаружи костями.

Основание черепа состоит из более объёмных костей, многие из них выстоят в полость черепа и создают сложную конфигурацию его внутренней поверхности. Из наиболее крупных углублений выделя­ ют переднюю, среднюю и заднюю черепные ямки.

В полости черепа расположен головной мозг с его оболочками:

твёрдой мозговой, паутинной и сосудистой (мягкой). Между твёр­ дой мозговой и паутинной оболочками, а так же между паутинной и сосудистой образовано два щелевидных пространства: субдуральное и субарахноидальное. В последнем циркулирует спинномозговая жидкость.

Череп выполняет следующие функции:

• служит вместилищем и защитой для наиболее развитого отдела нервной системы — головного мозга;

• укрывает и защищает непосредственно связанные с мозгом органы чувств;

• образует вместилища для начальных отделов дыхательной и пищеварительной систем.

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ Черепно-мозговую травму относят к разряду наиболее распро­ странённых повреждений, она составляет 40% общего их числа [Бабчин А.И. и соавт., 1995]. Если учесть, что летальность при 452 ЧЕРЕПНО-МОЗГОВАЯ ТРАВМА тяжёлых травмах черепа и мозга достигает 70-80%, становится ясно, что знать эту нозологическую форму обязаны все врачи, включая и специалистов не хирурги­ ческого профиля.

КЛАССИФИКАЦИЯ ЧЕРЕПНО-МОЗГОВОЙ ТРАВМЫ • Черепно-мозговая травма закрытая.

1. Сотрясение головного мозга (I, II степени).

2. Ушиб головного мозга (I, И, III степени).

3. Сдавление головного мозга на фоне его ушиба.

4. Сдавление головного мозга без сопутствующего ушиба.

5. Повреждения костей свода черепа и головного мозга (ушиб, сдавление).

6. Диффузные аксональные повреждения головного мозга.

• Черепно-мозговая травма открытая.

1. Повреждение мягких тканей головы без признаков травмы головного мозга.

2. Повреждение мягких тканей головы с нарушением функций головного мозга (сотрясение, ушиб, сдавление).

3. Повреждения мягких тканей головы, костей свода черепа и головного мозга (ушиб, сдавление):

- проникающие;

- непроникающие.

4. Перелом основания черепа (ушиб и сдавление).

5. Огнестрельные ранения.

• Синдромы.

1. Гипертензионный — давление спинномозговой жидкости повышено.

2. Гипотензионный — давление спинномозговой жидкости понижено.

3. Нормотензионный — давление спинномозговой жидкости не изменено.

• Субарахноидальное кровоизлияние.

В представленной развёрнутой классификации черепно-мозговой травмы, при­ нятой на III Всесоюзном съезде нейрохирургов (1982), мы сохранили градацию сотрясения головного мозга на I и II степени вместо ранее предложенного громозд­ кого разделения на «сотрясение головного мозга с незначительными клинически­ ми проявлениями» и «сотрясение головного мозга с выраженными клиническими проявлениями» [Самотокин Б.А., 1978].

Аналогично представлены и степени ушиба головного мозга: I, II, III — вместо лёгкой, средней и тяжёлой степеней, т.е. упрощено написание при сохранении того же смысла. Кроме того, такое деление устраняет путаницу в понятиях тяжести состояния больного, тяжести травмы (по клиническому делению, производствен­ ному и судебно-медицинскому), где также существует деление на лёгкие, средние и тяжёлые степени.

В настоящее время, несмотря на решение III Всесоюзного съезда нейрохирур­ гов, у нас в стране нет единого мнения о классификации черепно-мозговой травмы.

Следует отметить, что существующие разногласия носят преимущественно акаде­ мический характер и практически не влияют на тактику и лечение больных.

ЭТИОЛОГИЯ, МЕХАНИЗМ ТРАВМЫ Механизм черепно-мозговой травмы может быть прямым и непрямым. В пер­ вом случае повреждение возникает в результате удара по голове или удара головой обо что-то, т.е. когда точка приложения силы и место повреждения совпадают.

При непрямом механизме травмы эти две точки разобщены. Примером непря­ мого механизма может служить черепно-мозговая травма в результате падения с высоты на ноги или на таз. При приземлении и остановке движения скелета череп в силу инерции как бы насаживается на позвоночник, в результате может ЧЕРЕПНО-МОЗГОВАЯ ТРАВМА 4 5 произойти перелом основания черепа. Если этого не случилось, череп останавли­ вается, а мозг, продолжая движение, ударяется о его основание и выстоящие кости.

Описаны случаи разрыва внутричерепных сосудов при резкой ротации головы в результате смещения мозга по отношению к черепу.

КЛИНИЧЕСКАЯ КАРТИНА И ДИАГНОСТИКА Черепно-мозговая травма изобилует большим количеством и разнообразием клинических признаков, их насчитывают несколько сотен, что не облегчает, а затушёвывает и усложняет диагностику. Для упрощения распознавания черепно мозговой травмы, сокращения избытка малоценной информации, облегчения восприятия из всех признаков отобраны наиболее характерные и объединены в группы симптомов (синдромы). Выделяют четыре группы клинических симпто­ мов: общемозговые, локальные, менингеальные и стволовые.

ОБЩЕМОЗГОВЫЕ СИМПТОМЫ В основе их формирования лежат функциональные (обратимые) изменения в веществе головного мозга. Появляясь вслед за травмой, эти признаки постепенно регрессируют и затем исчезают бесследно.

Потеря сознания протекает по стволовому типу и характеризуется тремя фор­ мами проявления: оглушение, сопор, кома.

• Оглушение выражается кратковременным нарушением ориентировки с пос­ ледующей лёгкой сонливостью. На эту форму расстройства сознания следует обращать особое внимание, поскольку пострадавшие остаются на ногах и не расценивают состояние оглушенности как потерю сознания.

• Сопор — более тяжёлая степень нарушения сознания, но при ней всё же сохра­ няется реакция на грубые раздражители (боль, громкий крик) в виде коорди­ нированных защитных движений, открывания глаз.

• Кома — прострация с полной утратой восприятия окружающего мира.

Углубляясь, характеризуется адинамией, атонией, арефлексией, угнетением витальных функций.

Для количественной оценки нарушения сознания при черепно-мозговой травме используют шкалу комы Глазго. Состояние больного по этой шкале оценивают на момент поступления и повторно через 24 ч по трём параметрам: открыванию глаз, словесному и двигательному ответу на внешние раздражители.

• Спонтанное открывание глаз оценивают в 4 балла, открывание на звук — балла, на боль — 2 балла, отсутствие реакции — 1 балл.

• Развёрнутая спонтанная речь — 5 баллов, произнесение отдельных фраз — балла, произнесение отдельных слов в ответ на болевой раздражитель или спонтанно — 3 балла, невнятное бормотание — 2 балла, отсутствие речевого ответа на раздражители — 1 балл.

• Движения, выполняемые по команде, оценивают в 6 баллов, локализация боли — 5 баллов, отдёргивание конечности в ответ на боль — 4 балла, патоло­ гические сгибательные движения — 3 балла, патологические разгибательные движения — 2 балла, отсутствие спонтанных или в ответ на раздражители реакций оценивают в 1 балл.

Суммарная оценка состояния сознания пострадавшего по шкале комы Глазго варьирует от 3 до 15 баллов. При этом принято, что 3-8 баллов соответствуют тяжёлой черепно-мозговой травме, 9-12 — среднетяжёлой, а 13-15 баллов — лёг­ кой черепно-мозговой травме.

Разработанная НИИ нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко РАМН качественная оценка состояния сознания при черепно-мозговой травме и шкала комы Глазго хорошо коррелируют между собой.

454 ЧЕРЕПНО-МОЗГОВАЯ ТРАВМА Градация состояния сознания Шкала комы Глазго (баллы) Ясное Оглушение умеренное 13- Оглушение глубокое 10- Сопор 8- Кома умеренная 6- Кома глубокая 4- Кома терминальная Потеря памяти (амнезия) может быть трёх видов:

• ретроградная, когда больные не помнят события, непосредственно предшест­ вовавшие травме;

• антероградная — потеря памяти на события, произошедшие после травмы;

• антероретроградная — сочетанная форма потери памяти на события до и после травмы.

Головная боль бывает как разлитой, так и локальной. Характер боли бывает распирающий или сжимающий голову.

Головокружение. Неустойчивость в позе Ромберга.

Тошнота и рвота. В зависимости от вида и характера травмы тошнота может быть кратковременной (с одно- или двукратной рвотой) и продолжительной (с часто повторяющейся рвотой, вплоть до неукротимой).

Положительный симптом Манна-Гуревича. Врач просит больного просле­ дить глазами, не поворачивая головы, за каким-либо предметом, находящимся у него в руке, и совершает несколько (3-5) колебательных движений предметом во фронтальной плоскости. Если самочувствие больного ухудшилось, усилились общемозговые и вегетативные проявления, появилась тахикардия, то симптом считают положительным.

Вегетативные проявления. Черепно-мозговая травма сопровождается слабо­ стью, шумом или звоном в ушах, бледностью или гиперемией кожных покровов, их повышенной влажностью или сухостью, лабильностью пульса и другими веге­ тативными проявлениями.

ЛОКАЛЬНЫЕ (ОНИ ЖЕ ОЧАГОВЫЕ, МЕСТНЫЕ) СИМПТОМЫ Причина их появления заключается в органическом поражении какого либо участка головного мозга и выпадении функций в зоне его иннервации.

Определяемые клинически локальные признаки есть не что иное, как парезы, параличи, расстройства чувствительности и нарушение функций органов чувств.

Примерами могут служить моторная или сенсорная афазия, анизокория, сглажен­ ность носогубной складки, девиация языка, монопарезы конечностей, гемипарезы и т.д.

МЕНИНГЕАЛЬНЫЕ (0Б0Л0ЧЕЧНЫЕ) СИМПТОМЫ Менингеальные симптомы — следствие раздражения мозговых оболочек непос­ редственно травмой (ушибы, разрывы), давлением костных отломков, инородных тел, гематом, (твёрдая мозоговая оболочка имеет барорецепторы), кровью, инфек­ цией и другими ингредиентами. Типичные выраженные менингеальные симптомы можно выявить уже при внешнем осмотре больного. Он занимает вынужденное положение, лёжа на боку с запрокинутой головой и согнутыми в коленных и тазо­ бедренных суставах ногами (поза «курка»). Другой характерный признак — све­ тобоязнь. Пострадавший старается отвернуться от источника света или закрывает лицо одеялом. Отмечают повышенную возбудимость, крайней реакцией на грубые раздражители может стать судорожный припадок.

ЧЕРЕПНО-МОЗГОВАЯ ТРАВМА Больные жалуются на интенсивную головную боль, усиливающуюся при движе­ нии головой. Локализация боли — лобная и затылочная области с иррадиацией в шею или глазные яблоки. Нередко беспокоят боли в глазных яблоках. При раздра­ жении мозговых оболочек возникают тошнота и рвота, причём последняя бывает многократной и носит изнуряющий характер.

Патогномоничные менингеальные признаки — ригидность затылочных мышц и положительные симптомы Кернига и Брудзиньски. Характерно повышение темпе­ ратуры тела до 39-40 °С, особенно если присоединяется инфекция.

СТВОЛОВЫЕ СИМПТОМЫ Стволовые симптомы по своему генезу ничем не отличаются от локальных, но повреждение касается только ствола мозга и его регулирующих жизненно важные функции структур. Травма ствола мозга может быть первичной либо возникает как следствие дислокации мозга и ущемления ствола в отверстии мозжечкового намёта или же в затылочно-шейной дуральной воронке.

Стволовые симптомы делят на верхнестволовой, нижнестволовой и дислокаци­ онный.

Верхнестволовой (мезодиэнцефальный синдром) характеризуется расстрой­ ством сознания в виде оглушения или сопора. Нарушения дыхания лёгкие — тахипноэ и «упорядоченное дыхание», когда продолжительность вдоха и выдоха становится одинаковой. Сердечно-сосудистые расстройства заключаются в учаще­ нии сердечных сокращений до 120 в минуту и повышении артериального давления до 200/100 мм рт.ст.

К верхнестволовой симптоматике относят большое количество глазодвигатель­ ных расстройств: симптом «плавающего взора», дивергенция в вертикальной и горизонтальной плоскостях, конвергенция, парез взора и т.д.

Мышечный тонус высокий, рефлексы оживлены или повышены, проявляются двусторонние патологические рефлексы со стоп (Бабински, Гордона, Оппенхайма).

Глотание не нарушено. Температура тела высокая.

Нижнестволовой (бульбарный) синдром характеризуется более тяжёлым состоянием. Сознание отсутствует — кома. Расстройство дыхания достигает край­ ней степени, возникают патологические формы дыхания. Пульс слабый и частый.

Артериальное давление падает до 70/40 мм рт.ст. и ниже. Зрачки широкие, реак­ ция на свет едва уловимая. Глотание резко нарушено. Терморегуляция снижена.

Дислокационный симптом — быстрый переход от верхнестволового к ниж­ нестволовому синдрому в результате ущемления мозга.

ИЗМЕНЕНИЯ ДАВЛЕНИЯ СПИННОМОЗГОВОЙ ЖИДКОСТИ Черепно-мозговая травма может протекать с повышенным, нормальным или пониженным давлением спинномозговой жидкости, в зависимости от чего и раз­ личают гипер-, нормо- и гипотензионный синдромы. Диагностировать синдром можно на основании клинических проявлений и с применением вспомогательных методов.

Гипертензионный синдром встречают у 65% пострадавших с черепно-мозго­ вой травмой. Чаще бывает у лиц старшего возраста. Протекает с головной болью распирающего характера, повышенным артериальным давлением, брадикардией.

Отмечают положительный симптом «поднятой головы» (подушки) — больные занимают вынужденное положение с приподнятым головным концом, поскольку возвышенное положение уменьшает головную боль.

Черепно-мозговая травма с гипотензионным синдромом возникает у 25% пострадавших. Понижение ликворного давления чаще наблюдают у молодых людей. Протекает с головной болью сжимающего характера, нормальным или пониженным артериальным давлением, тахикардией. Выражены вегетативные 456 ЧЕРЕПНО-МОЗГОВАЯ ТРАВМА признаки, чаще проявляющиеся бледностью, потливостью. Отмечают повы­ шенную утомляемость, вялость, психическую истощаемость. Положительный симптом «опущенной головы» — придание больному положения Тренделенбурга уменьшает головную боль.

Вспомогательный метод При люмбальной пункции в лежачем положении больного ликвор вытекает каплями с частотой 60 в минуту, а давление, измеренное манометром, составляет 120-180 мм вод. ст. Эти цифры считают нормой. Увеличение частоты капель и давления спинномозговой жидкости расценивают как гипертензию, уменьшение — как гипотензию.

Следует оговориться, что люмбальную пункцию выполняют не всем больным, а только по показаниям. В остальных случаях необходимо пользоваться клиничес­ кими признаками определения того или иного синдрома.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ Краниография — наиболее распространённый и доступный метод. Из множес­ тва укладок, используемых для исследования черепа, начинающему травматологу необходимо освоить основные из них, наиболее простые и чаще других применя­ емые в повседневной работе. Врач должен чётко представлять возможности этих укладок.

При обследовании больных с •> черепно-мозговой травмой обязательны две обзорные краниограммы: прямая и боковая. Прямая в свою очередь может быть передней и задней.

Прямой передний снимок делают при повреждении лицевого скелета, задний — при переломе задних отделов теменной и затылочной костей. Больным, которым из-за тяжести состояния или обширной травмы лица нельзя сделать передний снимок, выполняют краниограмму в прямой задней проекции. При выполнении боковой проекции голову больного укладывают повреждённой стороной на кассету.

Схемы краниограмм в обзорных проекциях с пояснением представлены на рис. 10-1.

Каротидная ангиография. Этот метод исследования основан на введении в сонную артерию веществ, обладающих свойством поглощать рентгеновские лучи, что обеспечивает видимость на рентгенограмме сосудов на разных фазах мозгово­ го кровообращения.

В сонную артерию контрастное вещество вводят путём пункции или через катетер, который вставляют в просвет сосуда после его обнажения. С помощью специальных киноангиографических установок выполняют серию снимков (9-12) с интервалом от 0,3 до 1,5 с. По изменению наполнения и местоположения сосудов судят о степени нарушения кровообращения мозга и его причинах.

Эхоэнцефалография — регистрация положения срединных структур мозга (эпифиз, III желудочек, межполушарная щель и т.д.) путём получения от них отра­ жённого ультразвукового сигнала (М-эхо). Метод основан на способности ультра­ звука распространяться в различных средах и отражаться от границы структурных образований с неоднородным акустическим сопротивлением. Отражённая от объекта ультразвуковая волна регистрируется на экране эхоэнцефалографа в виде пика, расположенного по средней линии. При объёмных процессах в полости чере­ па (гематомы, гигромы, травматические кисты, абсцессы, опухоли) происходит смещение срединных структур головного мозга в сторону здорового полушария.

Это и выявляют на эхоэнцефалограмме в виде смещения М-эхо от средней линии на 3 мм и более. При выраженных объёмных процессах, например при эпи- и суб дуральных гематомах, смещение М-эхо может достигать 8-15 мм (рис. 10-2).

Компьютерная томография — рентгенологический метод исследования с использованием ЭВМ, позволяющий получить изображения структур мозга и костей ЧЕРЕПНО-МОЗГОВАЯ ТРАВМА черепа как в целостном виде, так и срезами толщиной от 3 до 13 мм. Изображение проецируется на экран дисплея или может быть отснято на рентгеновскую пленку.

Метод позволяет увидеть изменения и повреждения костей черепа, структур голов­ ного вещества, выявить внутримозговые и внутричерепные кровоизлияния и мно­ гое другое. Кроме того, метод даёт возможность определить плотность исследуемой Рис. 10-1. Схема краниограмм в прямой (а) и боковой (б) проекциях, а: 1 — пирамида;

2 — малое крыло основной кости;

3 — сосцевидный отросток;

4 — атлантоокципитальный сустав;

5 — атлантоак сиальный сустав;

6 — лобная пазуха;

7 — сагиттальный шов;

8 — ламбдовидный шов;

9 — венечный шов;

10 — гайморова пазуха;

б: 1 — пирамида;

2 — основная кость;

3 — турецкое седло;

4 — передняя часть больших крыльев основной кости;

5 — лобная пазуха;

6 — венечный шов;

7 — ламбдовидный шов;

8, 9 — передняя и задняя ветви оболочечной артерии;

10 — внутренний и наружный слуховые проходы;

11 — тень хряща ушной раковины;

12 — кости носа;

13 — скуловые кости;

14 — гайморова пазуха.

Рис. 10-2. Нормальная эхограмма (а). Смещение срединных структур и М-эхо при внутричерепной гематоме (б).

458 ЧЕРЕПНО-МОЗГОВАЯ ТРАВМА ткани. Например, плотность серого вещества головного мозга составляет 33-45 ед. Н (единиц Хаунсфилда — по фамилии английского физика, предложившего компью­ терную томографию), белого — 29-36 ед. Н. Перемещая индикатор датчика по экра­ ну дисплея, можно измерить плотность тканей и сред на любом участке.

Из других информативных, но реже применяемых методов дополнительного исследования при острой черепно-мозговой травме следует назвать электроэнце­ фалографию и магнитно-резонансную томографию.

При обследовании больных с черепно-мозговой травмой, особенно для выяв­ ления её последствий, часто используют пневмоэнцефалографию и вентрику лографию.

В первом случае больному в положении сидя делают люмбальную пункцию и вводят (очень медленно!) 10-20 мл воздуха или кислорода, после чего выполняют рентгенографию. Полученные данные позволяют судить о состоянии подпаутин ного пространства, величине, форме и расположении желудочков и т.д.

Для выполнения вентрикулографии необходима предварительная пункция желудочка мозга с введением в него контрастного вещества (например, конрей, майодил) или воздуха. Дальнейшее рентгенологическое исследование может спо­ собствовать выявлению причины нарушения оттока ликвора из желудочков.

В настоящее время перечисленные методы исследования вытесняются бескров­ ной и безопасной компьютерной томографией.

Больным с черепно-мозговой травмой по показаниям следует проводить офтальмологическое и оториноневрологическое обследование.

Люмбальную пункцию делают для уточнения давления спинномозговой жид­ кости, определения её состава и проходимости ликворных путей.

Наиболее часто манипуляцию выполняют в положении больного лёжа на боку на жёстком столе с приведёнными к животу согнутыми ногами. Спина максимально согнута. Оптимальное место для пункции — промежуток между Ш и IV поясничны­ ми позвонками. Обрабатывают кожу йодом, затем спиртом до исчезновения следов йода, попадание которого в люмбальный канал крайне нежелательно. Место про­ кола обезболивают 1% раствором прокаина в количестве 5-10 мл. Пункцию произ­ водят специальной иглой с мандреном, направляя её ход строго сагиттально и под углом к фронтальной плоскости. Угол соответствует наклону остистых отростков.

Ощущение провала иглы, как правило, соответствует нахождению иглы в подпау тинном пространстве. При извлечении из иглы мандрена начинает вытекать ликвор.

Манометром измеряют давление, а затем берут спинномозговую жидкость в коли­ честве 2 мл на исследование. При высоком давлении следует медленно, капельно выпустить спинномозговую жидкость до нормализации ликворного давления.

В норме спинномозговая жидкость прозрачная. У взрослого человека в подпа утинном пространстве и желудочках содержится 100-150 мл ликвора, который полностью обновляется до 6 раз в сутки. Он всасывается и взамен продуцируется преимущественно сосудистыми сплетениями желудочков.

Лабораторное исследование (норма): бесцветная прозрачная жидкость, цитоз в 1 мкл - 2-3;

рН - 7,35-7,80;

белок - 0,15-0,33 г/л;

глюкоза - 0,5-0,8 г/л.

КЛИНИЧЕСКАЯ КАРТИНА И ДИАГНОСТИКА ОТДЕЛЬНЫХ НОЗОЛОГИЧЕСКИХ ФОРМ ЧЕРЕПНО-МОЗГОВОЙ ТРАВМЫ Сотрясение головного мозга ОПРЕДЕЛЕНИЕ Сотрясение головного мозга — функционально обратимое повреждение голо­ вного мозга с кратковременной потерей сознания, обусловленное черепно-мозго­ вой травмой.

ЧЕРЕПНО-МОЗГОВАЯ ТРАВМА КОД ПО МКБ- S06.0. Сотрясение головного мозга.

ЭТИОЛОГИЯ, МЕХАНИЗМ ТРАВМЫ Причиной сотрясения головного мозга бывает механическая травма прямого или непрямого воздействия.

КЛИНИЧЕСКАЯ КАРТИНА Вслед за травмой развиваются общемозговые симптомы: потеря сознания, потеря памяти (чаще ретроградная), головная боль, тошнота, одно- или двукрат­ ная рвота, слабость, головокружение, вегетативная лабильность, неустойчивость в позе Ромберга, положительный симптом Манна-Гуревича. Характер головных болей и положение в постели зависят от ликворного давления, а выраженность клинических проявлений — от степени тяжести травмы.

ДИАГНОСТИКА Осмотр и физикальное обследование Различают две степени тяжести сотрясения головного мозга.

• Первая степень. Потеря сознания не превышает 10 мин, а в некоторых случаях выявить её вообще не удаётся. Клиническая картина состоит из умеренно выра­ женных общемозговых и вегетативных симптомов, в большинстве своём носящих характер жалоб. Отмечают положительный симптом Манна-Гуревича, усиление перечисленных симптомов и тахикардию при движении глазных яблок. Зачастую выявляют неустойчивость в позе Ромберга. Чётких объективных признаков, ука­ зывающих на поражение центральной нервной системы, нет. В динамике процесса происходит исчезновение перечисленных симптомов в течение 5-7 дней, лишь головная боль может сохраняться на более продолжительное время.

• Вторая степень. Потеря сознания от 10 до 30 мин. Больной в состоянии оглушён­ ности, бледен. Старается занять горизонтальное положение, сонлив. Беспокоят интенсивные головные боли, шум в ушах, слабость. При попытке встать появ­ ляются головокружение, тошнота, рвота. Характер головной боли, показатели пульса и артериального давления, положение в постели зависят от изменения давления спинномозговой жидкости. Симптом Манна-Гуревича положитель­ ный. Может появляться нистагм, лёгкая асимметрия лица за счёт сглаженности носогубной складки и опущения угла рта, девиация языка. Эти и другие локаль­ ные «микросимптомы» выявляют, как правило, в пределах 1-2 дней. Более про­ должительное сохранение этих признаков указывает на ушиб мозга.

Лабораторные и инструментальные исследования Дополнительные методы исследования информации, достоверно подтверждаю­ щей диагноз, практически не дают. Исключение — люмбальная пункция, с помо­ щью которой можно установить изменение давления спинномозговой жидкости.

Следует отметить, что в случаях, когда гипер- или гипотензионный синдром может быть определён косвенными методами, стремиться к обязательной люм бальной пункции не следует.

Дифференциальная диагностика Сотрясение головного мозга следует дифференцировать с периодом светлого промежутка при развитии сдавления мозга.

ЛЕЧЕНИЕ Лечение консервативное, сводится к симптоматической терапии: ненаркотичес­ кие анальгетики при болях, антибактериальные средства при наличии ран мягких тканей, вазотропные и ноотропные препараты и т.п.

460 ЧЕРЕПНО-МОЗГОВАЯ ТРАВМА При правильном лечении состояние больного улучшается к концу первой неде­ ли, а полный регресс клинических признаков наступает через 2-4 нед. Наиболее стабильными бывают головная боль и симптом Манна-Гуревича, проверкой которого следует пользоваться для определения сроков постельного режима. Как только он исчезает (становится отрицательным), пациентам разрешают садиться в постели, а затем вставать и ходить.

Также см. «Лечение больных с черепно-мозговой травмой».

Ушиб головного мозга синонимы Контузия головного мозга.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Ушиб головного мозга — черепно-мозговая травма, характеризующаяся очаго­ выми макроструктурными повреждениями мозгового вещества.

КОДПОМКБ- S06. Внутричерепная травма.

ЭТИОЛОГИЯ, МЕХАНИЗМ ТРАВМЫ Ушиб головного мозга возникает вследствие прямого и непрямого механизма воздействия. Примером непрямого механизма травмы служит противоудар, когда волна «возмущённого» мозгового вещества, состоящего на 80% из воды, достигает противоположной стенки черепа и ударяется о её выстоящие части или разруша­ ется о туго натянутые участки твёрдой мозговой оболочки.

Ушиб головного мозга — органическое поражение. В результате травмы возникают участки размозжения и некроза мозговой ткани, грубые сосудистые расстройства с явлениями геморрагического размягчения. Вокруг участка ушиба мозга располагается зона тяжёлого молекулярного сотрясения. Последующие патоморфологические изменения выражаются в энцефаломаляции и лизисе участка мозгового вещества, его рассасывании. Если в этом периоде присоединя­ ется инфекция, то формируется абсцесс мозга. При асептическом течении дефект мозговой ткани замещается рубцом из нейроглии или же образуются мозговые кисты.

КЛИНИЧЕСКАЯ КАРТИНА Клиническая картина ушиба мозга заключается в том, что сразу после травмы у пострадавших возникают общемозговые и локальные симптомы, а при тяжёлых формах присоединяются менингеальные и стволовые.

ДИАГНОСТИКА Осмотр и физикальное обследование Различают три степени ушиба мозга.

I степень. Потеря сознания от нескольких минут до 1 ч. По восстановлении сознания определяют выраженные общемозговые симптомы и локальные, пре­ имущественно микроочаговые признаки. Последние сохраняются 12-14 дней.

Нарушений жизненно важных функций нет.

II степень. Время выключения сознания после травмы достигает 4-6 ч. В пери­ од комы, а иногда и в первые дни восстановления сознания выявляют умеренно выраженные расстройства витальных функций (верхние стволовые признаки) в виде брадикардии, тахипноэ, повышения артериального давления, нистагма и т.д.

Как правило, эти явления преходящи. По возвращении сознания отмечают амне­ зию, интенсивную головную боль, многократную рвоту. В раннем посткоматозном ЧЕРЕПНО-МОЗГОВАЯ ТРАВМА 4 6 периоде возможны расстройства психики. При обследовании больного находят отчётливые локальные симптомы, сохраняющиеся от 3-5 нед до 6 мес.

Кроме перечисленных признаков, при ушибе мозга II степени всегда выявляют выраженные менингеальные симптомы, могут быть найдены переломы свода и осно­ вания черепа, во всех случаях — значительное субарахноидальное кровоизлияние.

III степень. Потеря сознания после травмы продолжительная — от нескольких часов до нескольких недель. Состояние крайне тяжёлое. На первый план выступа­ ют тяжёлые нарушения жизненно важных функций: изменение частоты сердечных сокращений (брадикардия или тахикардия), артериальная гипертензия, наруше­ ние частоты и ритма дыхания, гипертермия. Ярко выражены первично-стволовые симптомы: плавающие движения глазных яблок, парез взора, тонический нистагм, двусторонний мидриаз или миоз, нарушение глотания. Если больной в сопоре или в состоянии умеренной комы, возможно выявление локальных симптомов в виде парезов или параличей с нарушением мышечного тонуса и рефлексов.

Менингеальные симптомы проявляются ригидностью затылочных мышц, поло­ жительными симптомами Кернига и Брудзиньски.

Ушиб головного мозга Ш степени, как правило, сопровождается переломами свода и основания черепа и массивным субарахноидальным кровоизлиянием.

Лабораторные и инструментальные исследования I степень. Ушиб головного мозга I степени может сопровождаться умеренным субарахноидальным кровоизлиянием и переломами костей свода и основания черепа, выявляемыми на краниограммах. Компьютерная томография помогает определить зону пониженной плотности мозговой ткани, аналогичной по показа­ телям отёку головного мозга (от +4-+18 до +28 ед. Н).

II степень. Дополнительные методы исследования: при люмбальной пун­ кции определяют повышенное давление спинномозговой жидкости и значи­ тельную примесь крови в ней. На краниограммах — переломы костей черепа.

Эхоэнцефалография даёт смещение М-эхо более 3-5 см. Компьютерная томо­ графия выявляет очаговые изменения в виде мелких плотных включений в зону пониженной плотности, что соответствует мелким кровоизлияниям в зоне ушиба или умеренному геморрагическому пропитыванию мозговой ткани.

III степень. Компьютерная томография при ушибах головного мозга Ш сте­ пени выявляет очаги гомогенного повышения плотности от +64 до +76 ед. Н с нечёткими контурами границ и неправильной формой. Электроэнцефалография:

при ушибе мозга и его размозжении в зоне разрушения появляются дельта-волны высокой амплитуды. При обширном конвекситальном поражении обнаруживают зоны электрического молчания, соответствующие наиболее сильно пострадавше­ му участку.

ЛЕЧЕНИЕ Показания к госпитализации Госпитализация обязательна для всех пациентов.

Консервативное лечение Консервативное лечение — основной метод терапии ушиба головного мозга.

Пострадавшим показан постельный режим, при бессознательном состоянии парентеральное питание. Особое внимание уделяют поддержанию жизненно важ­ ных функций, при необходимости проводят реанимационные мероприятия.

Показана терапия отёка мозга: дегидратирующие средства.

Назначают анальгетики для борьбы с болевым симптомом. При судорогах — про тивосудорожные средства. При двигательном беспокойстве — хлорпромазин 50 мг в/м, галоперидол 2-5 мг в/м.

462 ЧЕРЕПНО-МОЗГОВАЯ ТРАВМА При открытой черепно-мозговой травме всегда назначают антибиотики широ­ кого спектра действия.

Также показаны средства, улучшающие мозговое кровообращение и метабо­ лизм, ноотропные средства и ингибиторы протеаз.

Хирургическое лечение Оперативное лечение показано при ушибе мозга с размозжением его ткани (наиболее часто возникает в области полюсов лобной и височной долей). Суть операции: костнопластическая трепанация и вымывание мозгового детрита струёй 0,9% раствора натрия хлорида, остановка кровотечения.

Подробнее см. «Лечение больных с черепно-мозговой травмой».

Сдавление головного мозга КОД ПО МКБ- S06.8. Другие внутричерепные травмы.

этиология Причинами сдавления головного мозга могут быть внутричерепные гемато­ мы, костные отломки, инородные тела, гигромы, пневмоцефалия, гидроцефалия, субарахноидальное кровоизлияние, отёк и набухание мозга. Первые четыре из названных причин вызывают локальную компрессию мозга и бывают истинными первопричинами внутричерепных катастроф с довольно типичным течением и частым трагическим исходом. Остальные же нозологические формы возникают как следствие перечисленных или других тяжёлых травм черепа и мозга или же как закономерный последующий этап локального сдавления головного мозга.

Они приводят к тотальному увеличению объёма головного мозга и при прогрес сировании патологии могут вызывать дислокацию и ущемление мозга в большом затылочном отверстии.

СДАВЛЕНИЕ ГОЛОВНОГО МОЗГА КОСТНЫМИ ОТЛОМКАМИ И ИНОРОДНЫМИ ТЕЛАМИ Код по МКБ- S01.0. Открытая рана волосистой части головы.

S02.0. Перелом свода черепа.

S06.8. Другие внутричерепные травмы.

Этиология, механизм травмы Сдавление головного мозга костными отломками возникает при переломах свода черепа с пролабированием фрагментов глубже внутренней костной плас­ тинки. Вдавленные переломы свода черепа бывают преимущественно двух видов.

Первый — когда в результате механического воздействия отломки смещаются под углом, вершина которого «смотрит» в полость черепа, а периферические концы отломков сохраняют связь с материнской костью. Такие переломы называют импрессионными. Второй вид перелома (депрессионный) возникает, когда травма нанесена с большой силой, а повреждающий агент имеет небольшую площадь соприкосновения. Например, удар молотком, кастетом или же подобным предме­ том. В результате травмы возникает окончатый перелом, размером и формой пов­ торяющий ранящий предмет. Костная пластинка, закрывавшая возникшее «окно», проваливается в полость черепа и приводит к сдавлению мозга (рис. 10-3).

Инородные тела попадают в полость черепа преимущественно в результате огнестрельных (пулевых, осколочных) ранений. Однако возможны проникающие повреждения черепа и холодным оружием или бытовыми предметами, части кото­ рых, отламываясь, остаются в полости черепа.

ЧЕРЕПНО-МОЗГОВАЯ ТРАВМА Рис. 10-3. Вдавленные переломы свода черепа: а — импрессионный;

б — депрессионный.

Определение сдавления головного мозга костными отломками или инородными телами в большинстве своём не представляет диагностических трудностей.

Клиническая картина Диагностика Анамнез Открытая или закрытая травма головы в анамнезе.

Осмотр и физикальное обследование При клиническом обследовании выявляют общемозговые, менингеальные и локаль­ ные симптомы. По последним можно определить топографию зоны повреждения моз­ гового вещества. Предварительные данные позволяют поставить диагноз ушиба мозга (той или иной степени тяжести), который в действительности и сопровождает вдавлен­ ные переломы и инородные тела черепа с компрессией головного мозга.

Лабораторные и инструментальные исследования Окончательный диагноз ставят после краниографии, компьютерной томогра­ фии, эхоэнцефалографии, с помощью которых выявляют вдавленные переломы черепа или инородные тела в нем, причём клинические данные и результаты дополнительных методов исследования по топографии расположения ингредиен­ та, вызывающего давление на мозговую ткань, должны совпадать.

Лечение Оперативным путём удаляют инородные тела, кровь, вдавленные костные отломки и нежизнеспособные ткани, останавливают кровотечение.

Подробнее см. «Лечение больных с черепно-мозговой травмой».

СДАВЛЕНИЕ ГОЛОВНОГО МОЗГА ВНУТРИЧЕРЕПНЫМИ ГЕМАТОМАМИ КодпоМКБ- 161. Внутримозговое кровоизлияние.

Эпидемиология Внутричерепные гематомы встречают в 2-9% случаев черепно-мозговых травм.

Классификация Различают эпидуральные, субдуральные, субарахноидальные, внутримозговые, внутрижелудочковые гематомы (рис. 10-4).

464 ЧЕРЕПНО-МОЗГОВАЯ ТРАВМА Рис. 10-4. Внутричерепные гематомы: 1 — эпидуральная;

2 — субдуральная;

3 — внутримозговая;

4 — внутрижелудочковая.

Клиническая картина и диагностика Клинические проявления различных гематом не одинаковы, но в их течении прослеживается ряд закономерностей, позволяющих рассматривать внутричереп­ ные гематомы в одной группе. Схематически это выглядит следующим образом. В анамнезе травма головы с потерей сознания (часто на короткий промежуток). По возвращении сознания выявляют общемозговые симптомы, на основании кото­ рых может быть поставлен диагноз «Сотрясение головного мозга». В оптималь­ ном варианте больного госпитализируют и назначают соответствующее лечение:

покой, седативные средства и т.д. В ряде случаев пострадавшие за помощью могут и не обращаться, поскольку непродолжительный постельный режим, как правило, купирует общемозговую симптоматику. Сохраняются умеренные головные боли, амнезия. Состояние больного значительно улучшается. Таким образом, разрыв внутричерепного сосуда в момент травмы из-за отсутствия признаков сдавле ния мозга остаётся незамеченным. По мере нарастания компрессии появляются менингеальные, а затем и локальные симптомы (анизокория, моно- или гемипа резы и т.д.). Наступает расстройство сознания по корковому типу. Возникает пси­ хомоторное и речевое возбуждение, которое в дальнейшем переходит в угнетённое сознание (сопор), зачастую с судорожными припадками и последующей мозговой комой. Исходом сдавления головного мозга при отсутствии лечения, как правило, бывает смерть. Таким образом, для внутричерепной гематомы характерна трёх фазность течения:

• травма с потерей сознания;

• улучшение состояния (светлый промежуток);

• ухудшение состояния с трагическим исходом.

Светлым промежутком называют время от возвращения сознания после первичной травмы до появления признаков сдавления головного мозга.

Продолжительность светлого промежутка может быть от нескольких часов до нескольких дней, недель и даже месяцев. В зависимости от этого гематомы делят ЧЕРЕПНО-МОЗГОВАЯ ТРАВМА на острые (светлый промежуток до 3 сут), подострые (от 4 до 21 сут) и хроничес­ кие (более 3 нед).

От чего же зависит продолжительность светлого промежутка? Ранее считали, что повторное ухудшение состояния больного наступает по мере накопления крови в полости черепа, а факторов, влияющих на темп формирования гематомы, довольно много:

• какой сосуд повреждён — артерия или вена;

• состояние сосудистой стенки (склероз) и уровень артериального давления;

• состояние свёртывающей системы;

• объём пространства, в которое изливается кровь;

• состояние пациента в момент травмы — алкогольное опьянение, эмоциональ­ ная и физическая нагрузка и т.д.

Количество причин, определяющих интенсивность кровотечения, значительно больше, но трудно представить, чтобы оно продолжалось сутками и даже неде­ лями, тем более известно, что для проявления клинической картины сдавления головного мозга иногда достаточно 30-50 мл жидкости.

В настоящее время доказано, что гематомы в основном формируются в тече­ ние первых 3 ч, а объём их, значительно превышая 30-50 мл, не всегда преры­ вает светлый промежуток. Причина в том, что мозг «не втиснут» в череп, сущес­ твуют определённые пространства между ним и оболочками с определённым внутричерепным давлением. Сформировавшаяся гематома на ранней стадии не вызывает выраженного сдавления головного мозга, поскольку он, как и всякий живой орган, до известного предела поступается своим объёмом;

компенсируя при этом функциональное состояние. Постепенные сосудистые расстройства, гипоксия, нарастающий отёк, а затем набухание мозга приводят к увеличению его объёма и резкому усилению давления по площади соприкосновения гема­ томы и мозга. Наступает срыв компенсаторных возможностей центральной нервной системы, который выражается в окончании светлого промежутка.

Дальнейшее увеличение объёма мозга ведёт к смещению срединных структур, а затем дислокации ствола мозга в отверстие мозжечкового намёта и затылочно шейную дуральную воронку.

Увеличение срока светлого промежутка в острой стадии возможно за счёт всасывания жидкой части крови из гематомы и уменьшения её объёма.

Продолжительности мнимого благополучия способствует и дегидратация, про­ водимая в стационаре больным с диагнозом «сотрясение» или «ушиб головного мозга», не позволяющая развиться выраженному отёку мозговой ткани.

При подостро и хронически протекающих гематомах возможно увеличение их объёма (на 16-90-й день) за счёт притока жидкости. Разложение излившейся крови и рост содержания высокомолекулярных белков увеличивают онкотичес кое давление в гематоме. Это вызывает диффузию ликвора до создания осмо­ тического равновесия между жидким содержимым гематомы и спинномозговой жидкостью.

Не исключено прерывание светлого промежутка и повторными кровоизлия­ ниями в эпи- или субдуральное пространство при срыве тромба с повреждённого сосуда. Это может возникнуть при внезапном резком перепаде артериального и внутричерепного давления — при чихании, кашле, натуживании и т.д.

Таким образом, продолжительность светлого промежутка зависит от многих факторов, а не только от времени и интенсивности кровотечения.

Лечение Показана декомпрессия головного мозга путём эвакуации содержимого гема­ томы.

Подробнее см. «Лечение больных с черепно-мозговой травмой».

466 ЧЕРЕПНО-МОЗГОВАЯ ТРАВМА Эпидуральные гематомы синонимы Гематома экстрадуральная. Гематома внутричерепная надоболочечная.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Эпидуральная гематома — ограниченное скопление крови между костями чере­ па и твёрдой оболочкой головного мозга.

КОД ПОМКБ- S06.4. Эпидуральное кровоизлияние.

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ Эпидуральные гематомы составляют 0,6-5% всех черепно-мозговых травм.

ЭТИОЛОГИЯ, МЕХАНИЗМ ТРАВМЫ Надоболочечные кровоизлияния возникают в результате прямого механизма травмы при воздействии травмирующего агента с небольшой площадью приложе­ ния силы различной интенсивности.

Источником образования эпидуральных гематом наиболее часто становятся пов­ реждения ветвей средней оболочечной артерии, одноимённой вены или же губчатое вещество сломанной кости. Поэтому эпидуральные гематомы в 73-75% случаев бывают расположены в височной области. Твёрдая мозговая оболочка плотно при­ лежит к костям черепа, по линии швов сращена с ними, вследствие чего площадь эпидуральных гематом ограничена и наиболее часто составляет 6-8 см в диаметре.

Надоболочечные гематомы обычно имеют полушаровидную форму с высотой в центральной части до 4 см. Количество крови, излившееся в эпидуральное про­ странство, чаще бывает в пределах 80-120 мл, хотя локальное скопление крови объёмом 30-50 мл приводит к компрессии головного мозга.

КЛИНИЧЕСКАЯ КАРТИНА И ДИАГНОСТИКА Клиническая картина острой эпидуральной гематомы характеризуется преиму­ щественно классическим течением.

Анамнез Из анамнеза выявляют наличие травмы головы, сопровождавшейся потерей сознания.

Осмотр и физикальное обследование По возвращении сознания у больного находят только общемозговые симпто­ мы: жалобы на головную боль, головокружение, амнезию, тошноту, рвоту. В позе Ромберга неустойчив, положительный симптом Манна-Гуревича. Характерны вегетативные проявления в виде гиперемии или бледности лица, повышенного потоотделения, умеренной тахикардии. Локальных, менингеальных и стволовых симптомов нет.

В дальнейшем клиническом течении эпидуральной гематомы можно выделить четыре стадии: светлый промежуток, стадия возбуждения, торможения и мозго­ вой комы.

Светлый промежуток короткий, от нескольких часов до 1,5-2 сут, в боль­ шинстве случаев не превышает 24 ч. Эта стадия начинается с момента возвращения сознания и характеризуется наличием уже описанной общемозговой симптомати­ ки. На протяжении первых часов после травмы выраженность общемозговых сим­ птомов угасает. В покое исчезает головокружение, рвота, уменьшаются тошнота и головная боль. Пострадавший адекватен, ориентируется во времени и пространс­ тве, критически оценивает своё состояние.

ЧЕРЕПНО-МОЗГОВАЯ ТРАВМА В стадии возбуждения у больного появляется неосознанная тревога. Он излишне активен, стремится изменить положение конечностей, сесть, встать, выйти из палаты. Лицо гиперемировано, в глазах отчуждённость или испуг.

Больные не выносят яркого света, шума. Такое возбуждение обусловлено уси­ лением головной боли, которая носит мучительный распирающий характер.

Пострадавший охватывает голову руками, принимает вынужденное положение, умоляет или требует оказать ему немедленную помощь, соглашается и настаивает на оперативном лечении.

Появляются упорная тошнота, многократная рвота, устрашающее голово­ кружение — перед глазами всё плывет. Замедляется частота пульса, наступает умеренная брадикардия (51-59 сердечных сокращений в минуту), артериаль­ ное давление возрастает (от 140/80 до 180/100 мм рт.ст.). Дыхание умеренно учащается (21-30 дыханий в минуту). В этой стадии могут появляться очаго­ вые микросимптомы: лёгкая анизокория (незначительное расширение зрачка на стороне гематомы), сглаженность носогубной складки, умеренная девиация языка. При перкуссии черепа можно выявить участки усиления болезненности (как правило, над гематомой), на которые больной реагирует страдальческой гримасой лица.

В стадии торможения поведение больного коренным образом изме­ няется. Он больше не буйствует и ничего не просит. Наступает вторичное расстройство сознания, начинающееся с оглушения и переходящее в сопор.

Пострадавший безучастен к окружающему, взгляд бессмысленно устремлён вдаль. Нарастает брадикардия (41-50 уд./мин) и тахипноэ (31-40 дыханий в минуту). Появляется асимметрия артериального давления. На противопо­ ложной от очага поражения руке артериальное давление будет на 15-20 мм рт.ст. выше, чем на руке со стороны гематомы. Нарастают очаговые симпто­ мы. Среди них основную диагностическую роль играют расширение зрачка на стороне гематомы, сглаженность носогубной складки, нарушения оскала, девиация языка, спастический гемипарез с преимущественным поражением руки на противоположной половине тела. Выявляют менингеальные признаки в виде ригидности затылочных мышц и положительных симптомов Кернига и Брудзиньски.

Заключительным этапом нелеченой эпидуральной гематомы становится стадия мозговой комы. Она вызвана перемещением и ущемлением мозга.

Характеризуется дислокационными признаками: переход брадикардии в тахикар­ дию (120 сердечных сокращений в минуту и выше), тахипноэ и патологические типы дыхания, артериальное давление начинает неуклонно снижаться, дости­ гая критических цифр (ниже 60 мм рт.ст.), появляются расстройство глотания, симптом плавающего взора, грубые анизокория и диссоциация менингеальных симптомов, мышечного тонуса и рефлексов по оси тела. В заключительной фазе отмечают двусторонний мидриаз с отсутствием реакции зрачков на свет, арефлек сию, мышечную атонию, наступает смерть.

Лабораторные и инструментальные исследования Кроме клинических признаков, диагностическую ценность представляют кра­ ниография, компьютерная томография, эхоэнцефалография и каротидная анги­ ография, с помощью которых можно выявить переломы костей свода черепа, наиболее часто чешуи височной кости, зону повышенной плотности (от +64 до +76 ед. Н) плосковыпуклой или двояковыпуклой формы, примыкающей к черепу, смещение срединного М-эхо на 6-15 мм и смещение внутримозговых сосудистых структур.

При офтальмологическом исследовании обнаруживают застойные явления на глазном дне.

468 ЧЕРЕПНО-МОЗГОВАЯ ТРАВМА ЛЕЧЕНИЕ Благоприятный исход при эпидуральной гематоме возможен при ранней диа­ гностике и своевременном адекватном лечении. В большинстве случаев наличие эпидуральной гематомы — показание к срочному оперативному вмешательству.

Подробнее см. «Лечение больных с черепно-мозговой травмой».

Прогноз При своевременной диагностике (в светлом промежутке) и лечении летальность составляет 5-10%. Если эпидуральная гематома протекает без светлого проме­ жутка, летальность повышается до 20-25%. Приблизительно у 20% пациентов эпидуральной гематоме сопутствует субдуральная гематома, в таких случаях про­ гноз значительно хуже: летальность может достигать 90% (как и при запоздалом оперативном вмешательстве).

Субдуральные гематомы ОПРЕДЕЛЕНИЕ Субдуральная гематома — ограниченное скопление крови между твёрдой и пау­ тинной оболочками головного мозга.

КОД ПО МКБ- 161. Внутримозговое кровоизлияние.

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ Частота этих кровоизлияний составляет от 1 до 13% всех черепно-мозговых травм.

ЭТИОЛОГИЯ, МЕХАНИЗМ ТРАВМЫ Субдуральные гематомы чаще возникают при непрямом механизме травмы по типу контрудара на стороне, противоположной приложению силы. Площадь кон­ такта с травмирующим агентом большая, поэтому в этом месте происходят значи­ тельные разрушения: переломы костей черепа, ушибы мозга, субарахноидальные кровоизлияния.

Источником формирования субдуральных гематом чаще всего становится повреждение переходных вен на участке между поверхностью мозга и сагит­ тальными синусами в результате смещения мозга (рис. 10-5) или же костными отломками. Другая причина — разрыв нежных пиальных сосудов при резкой ротации головы и смещении полушарий вокруг вертикальной или горизон­ тальной оси. Повреждение этих же сосудов происходит при ушибах головного мозга.

Объём субдуральных гематом может достигать 250-300 мл, но чаще составля­ ет 80-150 мл. В 60% случаев гематомы образуются над выпуклой поверхностью мозга в виде плаща толщиной 1-1,5 см, покрывающего одну-две доли на площади от 4x6 до 13x15 см.

КЛИНИЧЕСКАЯ КАРТИНА И ДИАГНОСТИКА Клинические проявления субдуральных гематом в классическом варианте близки к течению эпидуральных кровоизлияний, но в то же время имеют большое количество отличительных признаков, позволяющих проводить дифференциальную диагностику этих нозологических форм травмы в остром периоде. Чтобы избежать пространного описания клинических различий между эпи- и субдуральной гематомой и упростить восприятие материала, мы решили свести все данные в единую дифференциально-диагностическую схему (табл. 10-1).

ЧЕРЕПНО-МОЗГОВАЯ ТРАВМА Рис. 10-5. Состояние переходных вен в норме (а) и их разрыв при смещении мозга в сторону приложения силы (б).

ЧЕРЕПНО-МОЗГОВАЯ ТРАВМА Окончание табл. 10- Сопутствующие ушибы мозга Встречают реже Встречают чаще, более тяжёлые Светлый промежуток Менее продолжителен Более продолжителен Бывает чаще Распирающая головная боль Бывает реже Локальная боль бывает Перкуссия головы Локальная боль бывает чаще реже Менее выражены Общемозговые симптомы Более выражены Бывают реже, менее выра­ Менингеальные симптомы Бывают чаще, более выражены жены Менее выражены Локальные симптомы Более выражены Мидриаз Более выражен Менее выражен Менее выражен Более выражен Гемисиндром Более выражены парезы Чаще гемиопарез руки, иногда монопарез Парезы Встречают реже Встречают чаще Нарушения чувствительности Чаще стволовой: оглуше­ Чаще по корковому типу: делирий, амен Тип повторного нарушения сознания ние, сопор, кома ция, онейроид, лобная психика Встречают реже Встречают чаще Психомоторное возбуждение Бывают реже, чаще гене­ Эпилептические припадки рализованные судорожные Бывают чаще пароксизмы Застойные явления на глазном дне Выражены редко Выражены более часто Переломы костей черепа на рентгеног­ Находят чаще, локальные Находят реже, но более обширные раммах (одна кость) — перелом свода и основания черепа Таким образом, существует довольно много признаков, позволяющих отличить клиническую картину эпидуральной от субдуральной гематомы.

ЛЕЧЕНИЕ Показания к госпитализации Госпитализация показана всем пациентам с субдуральной гематомой.

Хирургическое лечение В большинстве случаев при острой субдуральной гематоме необходимо экстрен­ ное оперативное вмешательство — краниотомия, удаление гематомы. Абсолютным показанием к операции считают гематому толщиной более 1 см (по данным КТ).

После операции показана интенсивная терапия с поддержкой жизненных функций и контролем внутричерепного давления (должно составлять менее 25 мм рт.ст.).

Также см. «Лечение больных с черепно-мозговой травмой».

Прогноз Летальность составляет 50-90%, причём в первую очередь она обусловлена первичным травматическим повреждением головного мозга, а не самой гемато­ мой. У пожилых пациентов (старше 60 лет) и пострадавших, получающих антико­ агулянты, летальность составляет 90-100%.

Субдуральная гигрома ОПРЕДЕЛЕНИЕ Субдуральная гигрома — ограниченное скопление спинномозговой жидкости в пространстве под твёрдой мозговой оболочкой, возникающее в результате травмы.

КОД ПО МКБ- S06. Внутричерепная травма.

ЧЕРЕПНО-МОЗГОВАЯ ТРАВМА ЭПИДЕМИОЛОГИЯ Субдуральные гигромы встречают значительно реже гематом в аналогичной ситуации.

ЭТИОЛОГИЯ, МЕХАНИЗМ ТРАВМЫ Вопрос патогенеза гигром окончательно не решён. Причинами ограниченного скопления спинномозговой жидкости под твёрдой мозговой оболочкой считают повреждения паутинной оболочки по типу клапана, позволяющего перемещаться ликвору только в одном направлении — из подпаутинного в субдуральное про­ странство. Гигромы могут также возникать из-за изменений сосудов твёрдой моз­ говой оболочки, создающих условия пропотеванию плазмы крови в субдуральное пространство, или в результате тяжёлых повреждений мозга, когда возникают сообщения между подоболочечными пространствами, боковыми желудочками.

КЛИНИЧЕСКАЯ КАРТИНА И ДИАГНОСТИКА Клинические проявления субдуральных гигром разнородны, поскольку они могут возникать как изолированно, так и в сочетании с многими нозологическими формами черепно-мозговой травмы, наиболее часто сопутствуют тяжёлому ушибу головного мозга.

Если гигрома возникла изолированно, клиническая картина очень напоминает таковую субдуральной гематомы, особенно трёхфазностыо течения. Как правило, вслед за травмой с кратковременной потерей сознания наступает светлый проме­ жуток, чаще продолжительностью 1-3 сут, с типичной общемозговой симптома­ тикой. Затем головная боль усиливается, появляется и нарастает оглушённость, возникают менингеальные и локальные симптомы в виде пареза лицевого нерва, моно- или гемипареза, нарушений чувствительности.

Однако в классической клинической картине внутричерепной гематомы можно заметить некоторые особенности, типичные для субдуральной гигромы, или признаки, наиболее часто встречающиеся при ней. Это большой светлый про­ межуток (1-10 сут) — гигромы чаще имеют подострое течение. Головные боли приступообразные, с оболочечным оттенком, иррадиируют в глазные яблоки, шейно-затылочную область. Характерны светобоязнь и локальная болезненность при перкуссии черепа. Общее состояние больных ухудшается медленно, признаки компрессии мозга нарастают постепенно. Нередко отмечают нарушения психики по типу лобно-каллёзного синдрома (снижение критики к своему состоянию, эйфория, дезориентация, апатико-абулические симптомы), появляются хобот­ ковый и хватательный рефлексы. Часто развивается психомоторное возбуждение.

Возможны парезы конечностей спастического типа с гипертонусом и ожив­ лением рефлексов. Довольно часто у больных с гигромами бывают судорожные припадки, начинающиеся с мышц лица или на контралатеральной стороне. Для субдуральных гигром характерно постепенное, волнообразное углубление вто­ ричных нарушений сознания. Так, на ранних стадиях после судорожного припадка сознание восстанавливается, с больным можно вступить в контакт.

Для острых гигром характерно отсутствие анизокории, а если она есть, то в отличие от гематом сохраняется реакция зрачка на свет.

Таким образом, для острой гигромы характерны медленное развитие сдавле ния мозга с волнообразным течением общемозговой, менингеальной и очаговой симптоматикой, частые нарушения психики, наличие судорожных припадков, отсутствие грубых стволовых симптомов, сохранение реакции зрачков на свет при анизокории, частое отсутствие последней.

В случаях, когда гигрома формируется на фоне тяжёлого ушиба мозга, сопро­ вождающегося коматозным состоянием больного, выраженными локальными, менингеальными и стволовыми симптомами, поставить правильный предопера 472 ЧЕРЕПНО-МОЗГОВАЯ ТРАВМА ционный диагноз бывает трудно. Как правило, предпринимают хирургическое вмешательство, предполагая наличие внутричерепной гематомы, а гигрома стано­ вится операционной находкой.

ЛЕЧЕНИЕ Лечение см. «Лечение больных с черепно-мозговой травмой».

Внутримозговые гематомы ОПРЕДЕЛЕНИЕ Внутримозговая гематома — посттравматическое кровоизлияние в вещество мозга с образованием в нём полости, заполненной кровью.

КОД ПО МКБ- 161. Внутримозговое кровоизлияние.

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ Частота формирования интрацеребральных кровоизлияний составляет пример­ но 5-7% всех внутричерепных гематом.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |   ...   | 17 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.