WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«УДК 159.99 Перевод: ...»

-- [ Страница 4 ] --

но люди, предлагающие ему эти деньги, счи­ тают, что этим они могут купить Брюса и превратить его в свою собственность, «Я должен быть очень, очень осторожен», — добавил он. Хотя перед ним и «открывались огромные богатс­ тва», Брюс все же переживал, что «кое-кто в Гонконге» его на дул.

Друзьям оставалось только наблюдать за растущей отчуж­ денностью Брюса, Фред Вейнтрауб говорит, что Брюс стал со­ вершенно другим человеком по сравнению с тем, каким он был всего несколько недель назад в Лос-Анджелесе, добавляя, что он утратил свое дружелюбие и держал всех на расстоянии, «В те несколько месяцев перед смертью Брюс Ли остро чувствовал свое одиночество, — говорит Нора Майо. Он изме­ нился. Он часто звонил мне и говорил, что чувствует себя оди­ ноким, Я сказала ему: «Никто просто не осмеливается к тебе приблизиться!» Он смущенно спросил: «Почему? Почему я чув­ ствую, что у меня нет ни одного настоящего друга, хотя вокруг меня так много людей?» — «В этом нет ничего странного, — ответила я. — Ты превратился в кумира, Люди только льстят тебе, и поэтому ты их презираешь. С другой стороны, когда они тебя критикуют, ты обижаешься. Ты — жертва отавы».

Возможно, теперь у него появился повод вспомнить слова матери. Когда он в десятилетнем возрасте заявил ей о своих планах, она ответила: «Жизнь знаменитых кинозвезд не так приятна, как ты думаешь. Их жизнь ненормальна».

Говорит Грэйс Ли:

С приходом славы он становился все тоньше и тоньше.

Когда он вернулся в Лос-Анджелес со съемок «Пути драко­ на», он сильно похудел. Я сказала ему: «Тебе надо рассла­ биться и хорошо отдохнуть». Меня очень тревожило его здоровье. Потом он начал съемки «Появления дракона».

Когда я снова увидела его в мае 1973 года, я не могла пове­ рить, что человек, стоящий передо мной, был моим сыном — так он изменился, Он сказал мне, что жить ему осталось немного, так как врачи в Гонконге обнаружили что-то серь­ езное в его голове. Он сказал: «Мама, не беспокойся о своем будущем, с деньгами проблем не будет». Я его сразу же прервала и претила ему говорить подобные вещи.

Мария И также заметила тревожный признак:

Перед смертью у него стала развиваться амнезия (потеря памяти). После съемок «Большого босса», когда я приходи­ ла к нему на студию, он часто доставал фотографию своей машины и хвастался ею. Так повторялось несколько раз в течение дня, потому что он каждый раз забывал, что уже показывал мне фотографию. Я чувствовала себя очень неу­ добно.

16 июля 1973 года на Гонконг надвигался сильный тайфун.

Брюс позвонил Единорогу в одну из гостиниц Манилы, что обошлось ему в двести долларов. Он бессвязно объяснил другу, что его беспокоят ужасные головные боли.

Вернувшись в Гонконг из Лос-Анджелеса после кризиса, Брюс сказал своему брату Питеру, что надеется дожить до ста лет. Он даже нарисовал себя в облике мудрого монаха-даоса.

Чаку Норрису он сказал, что планирует оставить карьеру к тридцати пяти, провести лет десять с растущей семьей, а затем посмотреть, что он может сделать для общества, — добавляя с надеждой, что люди не станут ожидать от него слишком мно­ гого.

Но все это было далеко в прошлом, когда утром 20 июля 1973 года Брюс обдумывал письмо к своему адвокату в Лос-Ан­ джелесе. По-видимому, ожидались большие перемены. В нача­ ле письма Брюс говорит о встрече с Рэймондом Чжоу, чтобы «выслушать» того. Он перечисляет пять интересующих его сде­ лок и предвидит, что выходные будут заняты их рассмотрени­ ем, выработкой налогового плана и вопросами, связанными с одеждой и книгами. Далее в письме приводятся детали лихора­ дочного рекламного тура с фильмом «Появление дракона», включая поездку в Нью-Йорк на «Шоу Джонни Карсона». Брюс добавляет, что к 24 августа он будет готов вернуться в Гонконг — «надеюсь, не по частям».

Говорит Таки Кимура:

Каждую неделю возникали новые слухи. Кто-то говорил мне, что видел, как Брюса убили на соревнованиях на прош­ лой неделе, и подобную чепуху я слышал отовсюду. Как-то раз один из моих рабочих сказал мне: «Брюс Ли умер — об этом пишут все газеты». Я даже не удосужился проверить.

Потом мне позвонила мать Линды и сказала...

Глава айфун «Дороти» хлестал теплым дождем в окна отеля «Ми рамар», в роскошном ресторане которого сидели Рэймонд Т Чжоу и Джордж Лэйзенби. Они заказали очередной аперитив и спокойно беседовали, терпеливо ожидая появления Брюса Ли и Бетти Тинпей. За обедом они собирались в неформальной обс­ тановке обсудить некоторые идеи к фильму «Игра со смертью».

В эти же минуты, в своей квартире на Бикон Хилл Роуд, Бетти отчаянно пыталась разбудить Брюса, тряся его и давая пощечи­ ны. Немного раньше в этот день Брюс и Рэймонд зашли к Бетти в гости;

Рэймонд вскоре ушел один. Сразу же после его ухода Брюс пожаловался на головную боль и после того, как Бетти дала ему таблетку, прилег на диван.

Только в начале десятого вечера Бетти позвонила Чжоу. Он выбежал из отеля и отправился прямо к ней, на что из-за авто­ мобильных пробок потребовалось тридцать или сорок минут.

Когда и он не смог привести Брюса в чувство, был вызван врач Бетти, а затем, опять после некоторого промедления, скорая помощь. Она приехала одновременно с матерью и братом Бет­ ти, которые попытались успокоить актрису. Рэймонд Чжоу позвонил Линде Ли, сообщив ей, что Брюса увезли в больницу «Куин Элизабет».

Линда помчалась в больницу и оказалась там раньше ско­ рой помощи. Затем были минуты горестного ожидания, пока двери не распахнулись и Брюса не ввезли на носилках, без соз­ нания и в окружении толпы пара медиков;

один из них делал ему массаж сердца, не давая ему остановиться. Далее все было словно в тумане — реанимационная, стимулирующие уколы, электрошок — но, несмотря на весь этот водоворот неистовой активности, Брюс оставался лежать неподвижно.

Когда накал событий постепенно ослаб, появилась жена Рэймонда Чжоу, чтобы забрать мужа и отвезти Линду домой.

Долгая, медленная прогулка по белоснежному и тихому боль­ ничному коридору — и вот они внезапно окружены светом вспышек и криками репортеров.

Грэйс Ли не поверила известию о смерти своего сына. Уже многие месяцы в гонконгской прессе появлялись сообщения о его смерти. Каждый раз она немедленно звонила в газету или журнал, чтобы узнать, правда ли это;

это всегда оказывалось ложью. Когда она рассказала Брюсу, как сильно расстраивают ее эти истории, он объяснил ей, что все они — ложь для повы­ шения тиража. Он также попросил ее не верить, когда она в следующий раз услышит или прочитает нечто подобное. Когда одна из подруг Грэйс позвонила ей и, плача, сообщила о смерти Брюса, она назвала это ложью. Но подруга сказала ей, что она увидела это по телевизору, а не прочитала в каком-нибудь жур­ нале. Когда Грэйс Ли узнала, что это действительно правда, она сказала просто: «Слишком много работы».

Подобно Грэйс Ли, никто не мог поверить, что самый здо­ ровый человек в мире умер в тридцать два года. Сразу же воз­ никли слухи, что все это — рекламный трюк к фильму «Игра со смертью». Люди заключали пари на подлинность смерти Брюса.

Пять дней спустя «символические» похороны Брюса стали самыми большими похоронами за всю историю Гонконга. Три сотни полицейских были расставлены около похоронного агентства Коулун, где тело Брюса покоилось в открытом бронзовом гробу. Тридцать тысяч человек собрались в тот день, заполнив Мэйпл-стрит, толпясь на балконах и крышах, насколько хвата­ ло взгляда. Многие потеряли сознание и пострадали в толчее и давке. Эмоции бушевали.

Там, где в толпе на ступеньках похоронного агентства по­ являлась знаменитость, сразу же взрывались аплодисменты и приветственные возгласы, давая «Саус Чаша Морнинг Пост» повод описать происходящее как «карнавал». Приехала Нора Майо, потом Ло Вэй, Джордж Лэйзенби и стайка местных, менее известных звезд. Некоторые пришли отдать последние почести, другие увидели в этом возможность увидеть свое фото в газетах. Двое отсутствовали: Ран Ран Шоу и Бетти Тинпей.

Июльский воздух внутри похоронного агентства был душ­ ным и насыщенным ароматами цветов и благовоний. Каждый новоприбывший отдавал последнюю дань у алтаря;

скромные букетики цветов от заплаканных детей соседствовали с дороги­ ми венками. Перед фотографией Брюса, украшенной длинны­ ми шелковыми лентами и цветами, горели свечи и благовония, а над всем этим висело знамя, на котором по-китайски было начертано: «Звезда опустилась в Море Искусства». Каждый гость трижды кланялся у алтаря и занимал свое место в зале.

Немного позже состоялось печальное прибытие Линды, которую поддерживал Рэймонд Чжоу. Ее почти не было видно в складках традиционного траурного одеяния — белого холщо­ вого платья и головного убора, красные от слез глаза были спрятаны за темными стеклами очков. Дети, Брэндон и Шэн нон, одетые в белые костюмы, казалось, пребывали в блажен­ ном неведении смысла происходящего. Они заняли свои места;

рядом сели мать Брюса Грэйс, его брат Питер и Единорог вер­ нувшийся из Манилы. Оркестр заиграл традиционную похо­ ронную мелодию. Гроб с телом Брюса был внесен и помещен у алтаря для отдания последних почестей. Его тело было до под­ бородка закутано в белый шелк;

лицо выглядело серым и слегка искаженным под толстым слоем грима. В кармане его костюма лежали сломанные очки.

Еще долго после того, как закончились похороны, полиция с мегафонами патрулировала улицы, уговаривая людей расхо­ диться.

Рассказ Рэймонда Чжоу прессе о событиях в день смерти Брюса Ли дает понять, что Брюс умер дома, в кругу семьи.

Возможно, Чжоу просто хотел избавить Линду от неприятнос­ тей, ясно предвидя поведение прессы в случае, если бы им дос­ талась правда. Как бы то ни было, в первых репортажах по всему миру сообщалось, что Брюс умер дома. Одна из газет зашла еще дальше в типичной романтизации, сообщив, что Брюс умер, прогуливаясь с Линдой в своем саду.

Однако Генри Парвэйни, репортер «.Чайна Стар» (газеты, иск Брюса против которой до сих пор рассматривался в суде) отправился в больницу, чтобы просмотреть журнал вызовов скорой помощи, и обнаружил, что вызов был сделан не из дома Брюса, а из квартиры Бетти Тинпей. Так накануне похорон на первой полосе «Стар» появился заголовок «Дракон убит в на­ душенной комнате Бетти Тинпей». Особенно горькой иронией было то, что Брюса Ли, который всю свою жизнь посвятил популяризации китайского искусства кунг-фу, в статье называ­ ли «звездой каратэ».

Рэймонд Чжоу сразу же скрылся из поля зрения, оставив актрису один на один с прессой. Испуганно защищаясь, своей ложью она еще больше усложнила ситуацию: «В ночь его смер­ ти меня не было дома. Я гуляла с матерью. Последний раз я видела его несколько месяцев назад, когда мы случайно встре­ тились на улице».

Друзья Брюса и его семья поддержали эту версию, считая, что пресса мстит Брюсу за его прошлое отношение к ней. Одна­ ко журналисты обратились к соседям Бетти Тинпей, которые подтвердили, что Брюс был частым гостем в ее квартире в ме­ сяцы, предшествовавшие, его смерти.

На следующий день после похорон Линда отправилась в Сиэтл с телом Брюса. В аэропорту Каи Так она, теперь уже в черном, с напряженным от скорби лицом прочитала офици­ альное заявление для прессы в попытке остановить спор вокруг смерти Брюса. Билеты, которые предназначались для поездки Брюса в Нью-Йорк на «Шоу Джонни Карсона», были сданы в обмен на билеты для доставки в Соединенные Штаты его тела.

Похороны в Гонконге состоялись для семьи, друзей и местных поклонников, но ввиду того, что свое самое счастливое время Брюс провел в Сиэтле, было решено похоронить его в тиши кладбища Лэйк-Вью, где он любил бродить в одиночестве под дождем. 31 июля небольшая группа из двадцати человек собра­ лась у похоронного бюро Баттерворс на Ист-Пайн-стрит, встречая коллег и друзей, пришедших на похороны Брюса. Во время поездки гроб Брюса был поврежден. Многие восприняли это как знак, что душа Брюса все еще не успокоилась, — учиты­ вая размах споров вокруг его смерти, трудно было представить себе обратное. Новый гроб был покрыт красными, желтыми и белыми цветами, образующими знак Инь-Ян, который он пер­ вым принял в качестве эмблемы своих школ кунг-фу.

Крышку гроба несли Роберт Ли, Таки Кимура, Дэн Иносен­ то, Стив Мак-Куин, Джеймс Кобурн, а также друг семьи и актер Питер Чинь. Как и хотел Брюс, традиционной музыки не было.

Вместо этого звучали одна из версий песни «Мой путь» Фрэнка Синатры, «Несбыточная мечта» Тома Джонса, «Обернись» Сер джио Мендеса и песня «Когда я умру» группы «Blood, Sweat and Tears». Хотя эти мелодии позже и стали всем надоевшими кли­ ше для сентиментальных певичек в барах по всему миру, Брюс Ли мог бы с большим, чем у кого-либо еще, правом заявить, что шел в жизни своим путем, стараясь достичь почти несбыточ­ ной мечты.

«Каждый день для него был открытием, — сказала над гробом Линда Ли. — Его тридцать два года были полны жизни.

Брюс верил, что отдельный человек представляет все челове­ чество, живет он на Востоке или где-нибудь еще. Он считал, что люди сражаются за то, чтобы найти свою жизнь где-то еще, тогда как жизнь, которую они ищут, находится в них самих».

Гаки Кимура просто сказал, что Брюс пробуждал в других добро.

Тед Эшли проявил более деловую философию: «Жаль, что Брюс умер, едва начав осознавать свои невероятные возмож­ ности. Чувство скорби смешивается у меня с пониманием того, что он хоть и не успел взобраться на лестницу, по крайней мере поставил на нее ногу».

В конце, стоя у могилы, Джеймс Кобурн сказал последние слова: «Прощай, мой брат. Для нас было большой честью раз­ делить с тобой эти пространство и время. Ты был для меня другом и учителем, объединив мои физическое, духовное и психологическое Я. Спасибо, Да пребудет мир с тобой».

Гроб был опущен в могилу вместе с белыми перчатками тех, кто нес его крышку.

Даже после того как Брюс Ли обрел вечный покой в Сиэтле, пресса в Гонконге продолжала выдавать все новые заголовки — большинство которых были смесью злобы и фантазии. В конце концов правительство Гонконга отдало приказ начать полное официальное расследование обстоятельств смерти Брюса.

Третьего сентября следствие открылось в Цунване под ру­ ководством коронера Эгберта Тана. Оно признало достаточ­ ность оснований для проведения официальной аутопсии в па тологоанатомических лабораториях правительства Великобри­ тании.

После того как стало известно, что при аутопсии в желудке Брюса была обнаружена конопля, в одних газетах появились предположения, что Брюс стал жертвой наркомании, тогда как другие заявили, что он принимал допинг для совершения своих необычайных трюков. В Гонконге употребление конопли счи­ тается большим грехом, чем употребление героина или опиума.

И отец Брюса, и даже его тренер по вин-чунь Ип Мань иногда были не прочь покурить опиум, однако конопля у всех связы­ валась с «заморскими дьяволами, туристами-хиппи».

Вопрос о конопле стал важен также и из-за присутствия на следствии Дэвида Яппа, представителя Американской Между­ народной страховой компании (АПС). Компания усмотрела в этом возможность избежать выплаты по страхованию жизни Брюса, так как полис становился недействительным при ус­ ловии, что Брюс принимал коноплю до его заполнения, и сол­ гал, отрицательно ответив на вопрос, принимал ли он ранее наркотики.

Все проведенные по просьбе следователей многочислен­ ные тесты на отравление дали отрицательный результат. Един­ ственным открытием стал факт, что перед смертью Брюс при­ нял эквивалент одной таблетки содержащего аспирин лекарс­ тва (Equagesic).

Доктор Р. Р. Лайсетт, клинический патолог больницы «Ку ин Элизабет», заявил на коронерском слушании, что смерть не могла быть вызвана коноплей и произошла из-за гипервоспри имчивости к одному или нескольким ингредиентам эквагезика.

При отсутствии повреждений черепа или внутричерепного кровотечения, мозг Брюса Ли очень быстро распух от нормаль­ ного веса 1400 грамм до веса 1575 грамм.

Рональд Тиэр, профессор патологоанатомии в Лондонс­ ком университете, был принят на следствии в качестве автори­ тета: за тридцать пять лет практики Тиэр руководил почти ста тысячами аутопсий и принимал участие почти в двадцати ты­ сячах следствий. Он заявил, что присутствие конопли было простым совпадением, добавив, что было бы «безответственно и глупо» утверждать, что оно могло послужить причиной кри­ зиса 10 мая или смерти 20 июля. Хотя это редкий и необычный случай, сказал он, единственный вывод, который он может сде­ лать, заключается в том, что смерть вызвана острой церебраль­ ной эдемой, вызванной реакцией организма на соединения, присутствующие в обезболивающем препарате эквагезик.

В начале следствия полиции пришлось устанавливать заг­ раждения, чтобы остановить толпы людей, пришедших взгля­ нуть на Бетти Тинпей. Когда началось медицинское освиде­ тельствование, толпа схлынула. 24 сентября, к концу следствия, только горстка репортеров пыталась узнать мнение Линды по поводу вынесенного вердикта. Ей оставалось только спросить, какое это теперь имеет значение.

Глава ез Линды Брюс Ли не смог бы достичь всего того, чего он достиг. В самом начале их отношений Линда, по-видимому, Б поняла, что Брюс Ли — незаурядный человек и что ей предсто­ ит выбор. Брюс Ли нуждался в женщине, которая смотрела бы на мир его глазами, — и тогда, когда он предложил своей пер­ вой девушке, Эми Сэнбо, прожить ее жизнь в его, Брюса, жиз­ ни, и когда он однажды написал длинное письмо своей парт­ нерше по танцам Перл Чжоу, делясь своими мечтами.

Линда Ли была для Брюса величайшей движущей силой во время двух наиболее тяжелых периодов его недолгой жизни.

Когда он повредил спину и почти не мог двигаться, она прово­ дила целые дни, ухаживая за ним и заботясь о детях, а вечером отправлялась на работу. Она не только содержала семью Брюса во время этого кризиса, но и согласилась держать это в тайне, чтобы не уязвить его гордость. Когда Брюсу предстояло важ­ нейшее испытание — перед съемками фильма «Появление дра­ кона», — именно Линда была источником стабильности и под­ держки, которые привели его к успеху. И режиссер Роберт Кла­ уз, и продюсер Фред Вейнтрауб утверждают, что без Линды этого фильма не было бы вообще.

Жена режиссера фильма, Энн Клауз, вспоминает, что од­ нажды, разговаривая с Брюсом, она случайно остановила взгляд на Линде и обнаружила, что та с лицом, выражавшим беззаветную преданность, беззвучно повторяет его слова, «как если бы она хотела выучить наизусть всю его жизнь».

В августе 1972 года мисс Пан Ченльян, журналистка из «Нъю нейшн» (англоязычной газеты, издаваемой в Сингапуре), приехала на неделю в Гонконг, чтобы взять серию интервью у Брюса Ли. Она провела некоторое время с Брюсом на студии «Голден Харвест», где он озвучивал «Путь дракона» и где они потом вместе пообедали, после чего Брюс, по обыкновению, отправился звонить домой, Когда он возвратился, мисс Пан затронула тему женщин — мастеров боевых искусств.

Брюс сказал ей, что женщина никогда не сможет сравнить­ ся с мужчиной в силе, поэтому наилучшей тактикой для нее будет использование талантов обольщения и убеждения, пока не представится возможность нанести обидчику удар в глаза или в пах и быстро скрыться. За обсуждением «соблазнения» и «частей тела» вопросы журналистки коснулись отношений Брюса с «некой актрисой». В ответ он заметил, что у людей в Гонконге слишком много свободного времени, поэтому они любят поразвлечься, сочиняя пикантные подробности из жиз­ ни звезд.

Бетти Тинпей не было на похоронах Брюса. Когда ее спра­ шивали о их связи, она либо отвечала уклончиво, либо давала понять, что у них с Брюсом были особые отношения. «Молча­ ние — лучший ответ на скандальные слухи. Я ценю его дружбу, поэтому мирюсь со сплетней».

Затем актриса пригрозила прессе судебным иском, если они не прекратят печатать все эти истории об их любовной связи, «Такое чувство, что они хотят моей смерти, — сказала она в интервью «Стар». — Брюс мертв. Почему бы вам не остановиться на этом?» Одна из газет отреагировала заголовком на первой полосе:

«Бетти Тинпей, можешь подавать иск!» — и напечатала новый список разоблачений. Загнанная в угол актриса в конце концов начала скрываться в своей квартире, проводя все время перед телевизором.

После смерти Брюса первым, кто говорил с Бетти Тинпей, был Феликс Деннис (тогда — издатель пользующихся дурной славой подпольных журналов «Интернэшнл таймс» и «Оз»), который уже начал совместно с Доном Атио работать над кни­ гой «Брюс Ли: Король Кунг-фу», изданной в 1974 году.

По словам Денниса, Бетти сообщила ему, что у них с Брю­ сом был роман. Друзья открыто подтвердили, что это продол­ жалось около года. Как-то раз Брюс попытался положить этому конец, и все продолжилось только после того, как Бетти из-за нервного срыва попала в больницу. Все сходились на том, что Брюс все еще оставался неопытен в вопросах секса, и его связь с Бетти была для него своего рода школой, хотя их отношения выглядели гораздо серьезнее незначительной интрижки.

Деннис добавляет:

Хотя Бетти первоначально призналась, что у них с Брюсом был роман, позже она передумала, поскольку «ощущала свою ответственность». Если бы Бетти вызвала врача сразу же, как только Брюсу стало плохо, его могли бы спасти.

Однако она в панике понадеялась, что ему станет лучше, и прождала слишком долго, прежде чем позвонить Рэймонду Чжоу, находящемуся на другом конце Гонконга. Когда Чжоу добрался до места сквозь автомобильные пробки, было уже слишком поздно. Хотя Брюс Ли еще жил некоторое время после доставки в больницу, врачи удивлялись тому, что он протянул так долго в его положении.

Бетти Тинпей изменила свою историю и решительно при­ держивалась последнего ее варианта в течение последних двад­ цати лет. Она отрицала существование любовной связи между ней и Брюсом и утверждала, что их отношения были «духовны­ ми». Однажды она даже появилась на канадском телевидении в передаче о религиозных обрядах. Позже незадачливая актриса пропала из виду, и ее следов по сей день обнаружить не удалось.

Еще в начале своей карьеры юный Брюс Ли часто играл трудного подростка, иногда воплощая сцены, которые не слишком отличались от его реальной жизни. Очевиден вопрос:

насколько эти роли повлияли на его жизнь и насколько его жизнь повлияла на его игру? Ответ в том, что они отражали друг друга так же, как роли Брюса в «Большом боссе» и «Пути дракона» прославляли эксплуатируемых рабочих и таким обра­ зом отражали повседневные проблемы его зрителей.

Подобным же образом — хотя мы должны быть осторож­ ными, чтобы не стереть границу между ролями Брюса и его реальной жизнью, — справедливо утверждение, что женщины в его фильмах изображены такими, какими их воспринимают в китайском обществе. В его фильмах есть только «хорошие» и «плохие» женщины: это либо невинные, робко улыбающиеся официантки, либо проститутки, употребляющие спиртное и раздевающиеся при первой возможности.

В фильме «Появление дракона» каждому участнику сорев­ нований в номер доставляется проститутка. К Ли в номер также приходит женщина, но она является его коллегой, агентом, с которым он должен обменяться информацией. Когда фильм впервые был показан в Гонконге, сцена, в которой Ли отказы­ вается провести ночь с красивой женщиной, вызвала презри­ тельные возгласы и взрывы смеха.

По мнению большинства китайцев, любая актриса была шлюхой. Моральные стандарты были определены так же жест­ ко, как в Англии или Соединенных Штатах столетием раньше.

Женщины были либо хорошими, либо плохими — и актрисы были плохими. Пусть так, но для его партнерши по фильму Марии И он был просто «дядей Брюсом».

Нора Майо говорила: «Он был мне словно брат или учитель.

Он все время меня учил. Он говорил: "Каждый должен создавать свое будущее. Даже если однажды я умру, не выполнив свои планы, я не буду сожалеть, так как искренне старался"».

Билл Рюсаки — постановщик драк на киностудии, кото­ рый работал с Брюсом Ли в фильме «Экипаж, терпящий бедс­ твие». Он свидетельствует: «Во время съемок фильма у Брюса не все ладилось дома, поэтому он в основном болтался возле моей школы. У меня была женская группа — и вы знаете, Брюсу нравились девочки». Пусть так, но Брюс неизменно проводил остаток вечера в ресторане, обсуждая с Рюсаки боевые искус­ ства.

Раньше, в молодости, у Брюса были шутливые визитные карточки для женщин, надпись на которых предлагала улыб­ нуться женщине, которая хотела бы с ним переспать. Позднее, когда его знакомили с женщиной, он предлагал ей потрогать его брюшной пресс или мышцы бедра. Действительно, Брюс стремился сделать любого, мужчину или женщину, свидетелем чего-нибудь нового в своем физическом состоянии и готов был скинуть рубашку в мгновение ока! Если женщина была неза­ мужней, он предлагал ей потрогать его бедро, манипулируя ее рукой и очаровательно ухмыляясь. Замужних женщин он про сил пощупать его бицепс. По словам Энн Клауз, на ощупь он был словно теплый мрамор. Брюс предлагал потрогать свои мышцы даже матери. «Когда мы жили в Соединенных Штатах, — вспоминала она, — он занимался кунг-фу днем и ночью.

Иногда он напрягал передо мной руки и просил меня пощупать его мышцы. Они были словно стальные».

После смерти Брюса слухи продолжались, включая и тот, согласно которому его смерть была вызвана передозировкой «шпанской мушки» — препарата, повышающего потенцию.

Журналисты копались в архивах в поисках фотографий, на ко­ торых рядом с Брюсом были женщины. Одна из газет напеча­ тала пять страниц его фотографий с различными женщинами в обнимку и улыбающегося, подразумевая, что каждая из этих женщин была его любовницей.

Верно, что Брюса Ли видели и фотографировали в ком­ пании с многими красивыми женщинами, но разве это не нор­ мально для кинозвезды? Он даже сам стремился к этому и, будучи врожденным тщеславцем, получал удовольствие от то­ го, что его видели в обществе красавиц. И хотя в случае с Бетти Тинпей все зашло несколько дальше, я верю, что в душе Брюс не был ни ловеласом, ни распутником.

Для девушки из мещанской семьи среднего класса было большим риском выйти замуж за человека, не имевшего ни денег, ни перспектив. Немногие из женщин решились бы на такое. Линда Ли жила в тени Брюса и должна была посвятить себя его нуждам. Без сомнения, он отвечал ей благодарностью, но лучшими годами их совместной жизни были, вероятно, пер­ вые годы — до того, как он стал звездой.

Глава аже вечером того дня, когда Брюс Ли умер, по Гонконгу на волне накалившихся эмоций уже проносились слухи и до­ Д мыслы, В Пресс-клубе говорили, что Брюса втянули в большую драку с десятью или двенадцатью людьми, которые избили его до смерти.

При его внезапной смерти, казалось, слышались страдаль­ ческие отклики из первых сцен фильма «Яростный кулак», ког­ да Чен Чен обнаруживает, что его мастер умер: «Как может умереть такой здоровый человек!».

Как и в случае Джона Леннона, наверное, было много лю­ дей, с которыми Брюс Ли был совершенно незнаком, но кото­ рые тем не менее желали ему смерти.

Некоторые, дойдя до абсурдных крайностей, вообразили, что за смертью Брюса стоит Ран Ран Шоу или даже сам Рэймонд Чжоу. Были еще более нелепые предположения о том, что Брю­ са Ли убили члены «Триад», которым он стал поперек дороги или оскорбил;

или что он погиб от рук японских мастеров бое­ вых искусств, которые устали от его не слишком уважительного отношения к каратэ.

Другие выдвигали предположения, что Брюса убили масте­ ра кунг-фу с помощью техники «прикосновения смерти» из-за того, что он эксплуатировал это мастерство, зайдя слишком далеко в своих отношениях с Голливудом, и навлек дурную славу на боевые искусства. На самом деле Брюс уже заплатил дорогой ценой за то, что переносил нагрузку конфликтующих энергий, заставляя себя совершенствовать свое мастерство и одновременно стараясь довести его до массовой аудитории.

Почти что за одну ночь вокруг Брюса Ли возник культ.

Журналы для любителей кунг-фу, неожиданно потеряв основу своего существования, отчаянно искали всевозможные точки зрения, чтобы построить на них сюжет. Нанимались астрологи, чтобы объяснять, почему всем нужно было этого ожидать, и чтобы строить предположения, что Брюс делал бы, если бы он был жив. Некоторые считали, что Брюс вообще не умер, а уда­ лился в горы, чтобы позже снова появиться как мессия.

Эти теории становились все более нелепыми. Что Брюс умер от приема стероидов (даже хотя его вес угрожающе сни­ зился);

или что он умер из-за того, что ему удалили потовые железы, чтобы он лучше выглядел на съемках! Такие глупости распространялись, и через несколько месяцев Андре Морган из компании «Голден Харвест» получил письмо от женщины из Гус Бэй с Лабрадора, которая писала, что они с семьей только что просмотрели один из фильмов Брюса и узнали, что он уже умер, — не может ли «Голден Харвест» подтвердить, что мафия застрелила Брюса из-за того, что его стало невозможно контро­ лировать?

По поводу смерти одного из самых натренированных и выносливых в мире людей неизбежно должно было распрост­ раняться множество теорий. Брюс всего за два месяца до своей смерти получил серьезную мозговую травму, так что некоторая слабость уже имела место. Начинать нужно с того, была ли эта слабость врожденной или вызванной травмой. При расследо­ вании коронера Рэймонд Чжоу свидетельствовал, что во время съемки своих фильмов Брюс получил много ударов, которые не были включены в сценарии;

Чжоу добавил, что некоторые из этих непредвиденных ударов были «очень сильными».

Многое извлекли из знаков и предзнаменований, сопро­ вождавших смерть Брюса. Журналистка Мэл Тобиас заметила, что район Коулун, где находился дом Брюса, означает «Пруд девяти драконов», и предположила, что большим драконам не понравилось то, что среди них находится «Маленький дракон», и они уничтожили его. Между тем по другому китайскому суе­ верию никогда нельзя включать слово «смерть» в название кни­ га или фильма. 20 июля Брюс планировал продолжить съемки «Игры со смертью».

Каждому из нас случалось идти по берегу в поисках «под­ ходящего места», для того чтобы позагорать, или ждать «хоро­ шего места», чтобы остановиться на пикник. В своей самой выраженной форме эта интуитивная способность, которую на западе называют «геомантией», на Востоке называется Фэн шуй. Искусство и наука Фэн-шуй* позволяет человеку жить в большей гармонии со своим окружением. Строя дом, китайцы уделяют много внимания его соотношению с природными чер­ тами и силами данного района, чтобы он был связан с местной окружающей средой и «был в резонансе» с ней, как орган в здоровом теле. При постройке дома должны учитываться рель­ еф местности, где протекает вода, направление преобладающе­ го ветра и многое другое. Принципы Фэн-шуй распространяют­ ся даже на расположение и цвет мебели, положение ламп и т. д.

Консультант по Фэн-шуй., которого пригласили осмотреть дом, приобретенный Брюсом в районе Коулун Тонг, был недо­ волен. У этого района была репутация места, где разоряются богатые семьи, что символизировалось его расположением в низшей точке впадины ландшафта. Оба предыдущих владельца дома Брюса потерпели финансовый крах. Кроме того, дом находился неподалеку от аэропорта Кай Так, то есть естествен­ ные потоки ветра были нарушены;

и фасад дома находился не с той стороны. Специалист по Фэн-шуй придумал решение: на крыше дома была поставлена зеркальная фигура, чтобы отра­ жать плохие воздействия.

За два дня до смерти Брюса эту фигуру снесло с крыши во время тайфуна.

Подобные события и ситуации, конечно, нельзя считать причиной смерти Брюса Ли, и они не были результатом этой смерти. Эти события просто произошли в то же время. Эти совпадения, или, как их называет Юнг, «синхронизации», не были ни причиной, ни следствием, а находились в резонансе с одним и тем же качеством и отражали природу друг друга. Как сказал писатель Дж. К. Честертон: «Совпадения — это духов­ ные каламбуры».

Дуг Палмер записал свое мнение о смерти Брюса:

Благодаря широте своих взглядов он не поддавался никаким ограничениям ни в техниках боевых искусств, ни в касаю * См.: Филиппа Вэринг, «Путь Фэн-шуй» и Рэймонд Ло, «Фэн-шуй и анализ судьбы». «София», Киев, 1997 г.

щихся их условностях. Он первым стал преподавать кунг-фу не-китайцам, рискуя недовольством и даже изгнанием из китайской коммуны. В конечном счете вместе с завистью к его потрясающему мастерству и популярности, причиной была его нетерпимость (некоторые называют это высокоме­ рием) по отношению к тем, кто полагался на тайный язык и традицию вместо заслуг и способностей. Я считаю, что все это привело к его смерти.

Взаимная неприязнь между ним и некоторыми из более традиционных мастеров кунг-фу в Гонконге росла с той же скоростью, что и популярность Брюса. Несколько мастеров из других школ были вместе с Брюсом на телевизионном шоу, — кажется, благотворительном. Как бы там ни было, один из мастеров хвастался своей внутренней мощью, под­ стрекая Брюса и бросая ему вызов ударить его в живот. Этот мастер стал в боевую стойку, с одной рукой сбоку, а второй указывая на свой живот. Он настаивал, чтобы Брюс ударил его сюда, добавляя, что ему невозможно причинить боль.

Брюс подошел и ударил его прямо в нос. Мастер, испугав­ шись, отпрыгнул, а затем разозлился и потребовал объясне­ ний того, что Брюс сделал. «Любой может научиться сопро­ тивляться удару, если он к нему готов, — сказал Брюс, — мастер кунг-фу должен быть готов к неожиданному».* «В последний раз я видел Брюса, — добавляет Палмер, — во время съемки «Игры со смертью». Конечно, он был худой, но он был очень вынослив и натренирован. Я не верю, что он заработался до смерти. Брюс приобрел себе много врагов в Гонконге тем, что открыто презирал традицию, и вызвал поте­ рю репутации — это телешоу смотрели три миллиона людей.

Никто не мог открыто выступить против Брюса;

никто не мог победить его один на один, — так что единственным способом избавиться от него, не оставляя никаких улик, это было отра­ вить его».

* В августе 1972 года Брюс Ли выступил на гонконгском телеканале TVB, участвуя в благотворительной программе, которая собрала более пяти миллионов долларов в пользу жертв недавнего тайфуна. В другом рассказе о событиях того дня говорилось, что Брюс сказал мастеру традиционного кунг-фу. «Легко защищаться, если диктуешь, как на тебя нападать».

Другой из самых первых учеников Брюса, Джеймс де Миль, был настолько убежден в том, что со смертью Брюса была свя­ зана нечестная игра, что организовал свое собственное рассле­ дование. Первыми подозреваемыми для де Миля были китайс­ кие кланы вин-чунь, недовольные тем, что Брюс превращает в вестерн это искусство. В Гонконге люди относились к стилю боя как к глубоко укорененной семейной традиции. Не будучи посвященным в такую традицию, трудно понять глубину свя­ занных с этим чувств, точно так же, как азиатам, наверное, невозможно понять, что соперничество болельщиков соревну­ ющихся футбольных команд приводит к насильственным смертям.

Потом де Миль пересмотрел свои взгляды и сказал, что он считает, что Брюса отравили люди, которых он настроил про­ тив себя в индустрии фильмов Гонконга, потому что независи­ мая позиция Брюса расшевелила слишком много амбиций в этой эксплуатирующей индустрии, которая до этого работала как часы.

В книге «Брюс Ли: Король Кунг-фу» Дон Атио пишет:

Брюс Ли уничтожал репутации*, как лосьон после бритья с чешуйками проказы... Для многих тех, кого Ли победил, в бизнесе или на ринге, его самоуверенность супермена была невыносима, его прямая искренность была оскорблением.

Опять же, из-за Ли многие из его соперников потеряли большие суммы денег. Кроме того, что он перетянул боль­ шую часть прибыли от зрителей у признанных киностудий, было много жалоб на то, что в конкуренции с фильмами Ли более мелкие кинокомпании попадали в трудное положение и вытеснялись с рынка.

Ли безвозвратно изменил не только произведения манда­ ринской индустрии фильмов, но и саму структуру этой ин­ дустрии. Как первый мандаринский актер, который взял на себя контроль над своей карьерой, он показал путь к более справедливой доле доходов своим коллегам-актерам. Ко­ нечно, в Гонконге, в начале 1973 года, было много людей, которые были бы очень рады положить конец головокру жительному взлету звезды Ли.

* В англ. тексте «уничтожал лица». —Прим перев.

Сразу же после смерти Брюса Ли Алекс Бен Блок, который был тогда редактором раздела развлечений газеты «Майами Ньюс», написал книгу «Легенда о Брюсе Ли». Несмотря на то что Блок вообще не имел никакого опыта в боевых искусствах, именно из его книги возникли все истории о тайных отрядах убийц и завистливых мастерах кунг-фу.

Блок выдвинул много предположений: что Брюса Ли убили те, кто не хотел обнародовать кунг-фу, или те, кто завидовал его славе;

или те, кто злился, что он не одобряет их произведения.

Блок предоставляет нам решать, было ли убийство совершено «одним талантливым врагом, обладающим знанием и волей», или «ниндзя-отравителями, использовавшими каннабис», или малайзийскими мастерами боевых искусств, использовавшими «технику вибрирующей ладони», или шаолиньскими монаха­ ми, которых «огорчил» Брюс и которые использовали смер­ тельное прикосновение с замедленным действием под названи­ ем дим мак, и так далее. Эти сумасбродные домыслы из книги Блока вскоре цитировались как «авторитетные» и «исследован­ ные» факты. Журнал «Попстер» обещал раскрыть тайну того, что Брюса убили тайным смертельным прикосновением неиз­ вестные убийцы, — а на следующей странице он пытался отве­ тить на чуть более фундаментальный вопрос: «Что такое кунг­ фу?.» Было бы ошибкой считать, что не существует тонких спосо­ бов использования энергии для того, чтобы травмировать и убивать. В действительности Брюс Ли сам владел этим мас­ терством, как и мой учитель Дерек Джонс. Дим мак (смер­ тельное прикосновение) — это, наверное, наивысшая фор­ ма бил джи (пронизывающие пальцы), в котором противни ку может передаваться огромное количество энергии, иног­ да при минимальном реальном контакте. Сама эта техника выходит далеко за пределы физического мира. Это как бы противоположность акупунктуры, в которой энергетичес­ кие контуры разрываются и разрушаются, а не гармонизи­ руются и уравновешиваются. Для успеха дим мак требуется знание того, какие области более уязвимы для атаки в раз­ ные моменты, — как и для искусства Фэн-шуй, для него требуется интуитивное понимание энергии и способности находить «подходящее место» в подходящее время. Кроме того, успех дим мак зависит от медитации на желаемых ре­ зультатах. Его можно даже отнести скорее к оккультному искусству, чем к простым боевым техникам. В некотором смысле, дим мак действует как противоположность духов­ ного целительства. Такое использование энергии зависит от того, как она направляется сочетанием намерения, желания и действия в единую силу. Нужно понимать, что любое неуместное использование этой техники также имеет опре­ деленные последствия.

Теперь Алекс Бен Блок — исполнительный директор газе­ ты сферы развлечений «Голливуд Рипортер». «Пересмотрел ли я какие-то свои взгляды? — говорит он. — В некоторой степени — да, хотя я лично всегда считал, что Брюс Ли умер от естест­ венных причин. Я написал эту книгу за несколько недель, когда никто толком не знал, что происходит. Я просто извлек все, что могло дать какое-то объяснение. Например, я ни капли не верю тому, что написал в «Пентхаузе» Голдмэн».

Блок говорит о статье Альберта Голдмэна, которая появи­ лась в двух частях в январском и февральском 1983 года выпус­ ках журнала «Пентхауз». В этой статье Голдмэн заявляет, что у Брюса Ли были заметны все классические признаки труса-зади­ ры, и называет его «перехваленным сопляком шоу-бизнеса», «философом пирожков с предсказаниями» и помешанным на контроле над другими наркоманами, пристрастившимся к мощной непальской гашишной смоле, которая в конце концов его убила. Основа статьи Голдмэна была выведена из двух теле­ фонных разговоров, одного с Бобом Уоллом и другого — с врачом Брюса, Чарльзом «Доном» Лэнгфордом.

Говорит Боб Уолл:

Голдмэн один раз поговорил со мной по телефону, а затем искаженно процитировал все, что я сказал, с самой негатив­ ной точки зрения.

В последний раз, когда я был в маленьком японском домике Брюса в Коулун Тонг, у нас был горячий спор об относитель­ ных достоинствах вина и гашиша. Я поощрял его пить вино для расслабления. Я сказал ему, что пара стаканов вина вмес­ те с едой считается полезной, что ему не нужно напиваться и что он может использовать вино, не злоупотребляя им.

Брюс восторгался статьей о расслабляющем действии гаши ша, которую он прочитал в «Плейбое». Из-за того, что Брюс не пил и не курил, ему нравилась идея вкладывать гашиш в печенье. Я сказал ему, что никак нельзя определить источ­ ник и качество гашиша, а на бутылке вина всегда есть нак­ лейка с названием производителя.

Брюс возразил, что он покупает все только высшего качест­ ва, и, когда Уолл потягивал вино, Брюс ел гашишное пе­ ченье. Вечер продолжался, и горячий спор перешел в разго­ вор о боевых искусствах и философии, Брюс стал «добро­ душным, расслабленным и обаятельным».

Через несколько недель у Брюса был удар в помещениях для дубляжа компании «Голден Харвест», и после лечения вра­ чами в Гонконге он поехал на дополнительные тесты в меди­ цинский центр университета штата Калифорния. В это время Брюс жил в домике в отеле Беверли-Хилс и несколько раз встре­ чался с Бобом Уоллом. Брюс сказал Уоллу, что он чуть не умер и что, когда он поправился, врачи сказали, что случилось что-то странное, и, помимо остальной информации, хотели узнать обо всем, что Брюс ел перед ударом. Когда выяснилось, что среди прочего он съел гашишное печенье, врачи предположили, что у него, возможно, произошла неблагоприятная реакция на этот наркотик. Ему посоветовали больше его не употреблять. Оче­ видно, он не последовал этому совету.

Дон Лэнгфорд уехал из Гонконга в 1989 году по приглаше­ нию медицинского факультета, который он теперь возглавля­ ет, в Лафейетте, в своей родной Луизиане. Он к тому же баптис­ тский священник и разговаривает с размеренностью джентль­ мена с Юга:

Мой первый контакт с семьей Ли произошел, когда ко мне привели Брэндона, потому что он поранил руку, защемив ее в складном стуле. Я не знал, кто такой Брюс, — я просто запомнил отца Брэндона как мускулистого и умного челове­ ка. Потом медсестра сказала мне: «Вы разве не знаете, кто это?» Когда я узнал, что их семья живет поблизости, я заме­ чал, как Брюс бегает для разминки каждое утро. После этого я лечил Брюса каждый раз, когда он получал травмы на съемочной площадке.

Дон Лэнгфорд вспомнил статью Голдмэна, в которой его самого цитируют как назвавшего Брюса «истериком» и в кото­ рой Брюс будто бы показал им с доктором Питером By образец каннабиса, воскликнув: «Это единственная вещь, которая оста­ навливает время!» Доктор Лэнгфорд продолжает:

Эта статья вызвала у меня некоторое смущение. Я вспоми­ наю с досадой, что информация Альберта Голдмэна была неверной. Брюса явно представили хуже, чем он был на самом деле. Брюс скорее был театральным, чем истеричным, — он был драматической личностью, актером — и он иногда разыгрывал сцены своих травм. Мы с Брюсом говорили об этом, он сказал, что, когда он играет, он становится ролью, и наверное, он занимался именно этим, когда был в прием­ ной. Но он всегда владел собой. Я думаю, что другой рассказ об этом был излишне драматизирован.

Ни доктор By, ни я никогда не видели Брюса с каннабисом, но он сказал нам, что он жевал корень. Он сказал, что это немного замедляло время. Я понимаю, почему это привле­ кало Брюса;

каннабис вызывал чувство безвременности, ко­ торое могло частично снимать давление предельных сроков, под которым он постоянно находился. Брюс был в контакте с реальностью во всех отношениях — у него было очень реалистичное представление о себе — он не считал себя чем-то большим, чем он был.

Брюс Ли был человеком с выдающимися способностями, но его возможности, его важность и его слава — все это нахлы­ нуло таким потоком, что у него буквально не было времени справляться с этим. Из второстепенной звезды телевидения он вдруг неожиданно превратился в самого знаменитого во всем мире киноактера. Если бы ему не нужно было выносить всю фальшь этого мира, я думаю, что он мог бы справиться.

Но то, с чем ему пришлось справляться, было больше, чем мог вынести простой смертный.

Пока я не уехал из Гонконга, я каждый день останавливался около местного газетного киоска и просматривал обложки газет и журналов. Не было ни одного дня, когда бы лица Брюса не было хотя бы на одной обложке — даже через шестнадцать лет после его смерти.

Доктор Питер By теперь руководит своей собственной кли­ никой в Гонконге. Когда я связался с ним, он явно ничего не знал об Альберте Голдмэне и попросил, чтобы ему прислали копию этой позорной статьи. В своих выводах для коронера доктор By придерживался мнения, что в медицинском заклю­ чении причиной смерти должна быть указана чрезмерная чув­ ствительность к эквагезику или каннабису. Поскольку причина смерти не была ясна и конопля была налицо, то с реалистичных позиций этот вывод был неопровержим. Но в официальном заключении как предполагаемая причина был назван только эквагезик.

Доктор By добавляет: «Профессор Тиэр был судебным спе­ циалистом, рекомендованным Скотланд Ярдом;

его пригласи­ ли как эксперта по каннабису, и его заключение неоспоримо.

Дозировка каннабиса неточна и непредсказуема, но не известно ни одного случая, когда кто-то умер просто из-за того, что принял его».

Опять же, нельзя недооценивать отрицательное отноше­ ние к каннабису в Гонконге;

ситуация на Востоке и на Западе в этом смысле прямо противоположна. Хотя китайцы либераль­ но относятся к опиуму, конопля считается «зарубежным» нар­ котиком со зловещим и порочным оттенком. Официальное заключение отражало некоторое культурное или даже полити­ ческое давление.

Дон Лэнгфорд цитирует другие причины заключения, к которому в итоге пришло расследование:

Было много беспокойства из-за страховки Брюса. Я еще долго считал, что, если я скажу что-то, дело могут снова открыть. Я даже взял записи о Брюсе из папки в больнице «Бэптист Хоспитал», на тот случай, если кто-то попытается добраться до них.

В каннабисе есть известный химический алкалоид, который может вызывать приступы: его можно извлекать и назна­ чать для того, чтобы вызывать этот эффект. Эквагезик не имел никакого отношения к коллапсу Брюса. Тысячи людей принимают эквагезик без никаких побочных эффектов, тог­ да как каннабис может оказывать неблагоприятное влия­ ние. Для этого даже не обязательна повышенная чувстви­ тельность, просто невозможно определить дозировку. У ме ня нет ни тени сомнения, что предположительной причи­ ной смерти нужно было назвать каннабис. Я хотел бы, чтобы было вынесено более правдивое заключение. Но весь мир наблюдал за этим расследованием, ожидая, будет ли создан прецедент. Если бы каннабис признали причиной смерти, это бы принесло целую кучу неприятностей, потому что никто до этого не говорил, что конопля может дать такой эффект. Гонконг не хотел создавать такой прецедент, осо­ бенно учитывая то, что коронер был непрофессионалом.

Следователь Эгберт Тан был юристом без специальной на­ учной подготовки. По всем рассказам, расследование было пол­ ной путаницей, не лишенной комических моментов. Лэнгфорд продолжает:

Он останавливал нас и просил продиктовать по буквам ме­ дицинские термины, а потом их записывал. Это было сме­ хотворно.

Делает ли все это из Брюса какого-то заядлого наркомана?

Конечно, нет! У него были деньги и доступ к чему угодно.

Опиума было в большом избытке;

и в сфере индустрии развлечений к наркотикам отнеслись бы без малейшего не­ одобрения. По-моему, Брюс просто предпринял очень прак тичные шаги к тому, чтобы найти то, что сняло бы часть огромного давления, под которым он находился.

Как и в случае с написанными Альбертом Голдмэном ци­ ничными биографиями Элвиса Пресли и Джона Леннона, его рассказ о жизни Брюса раскрыл скорее не описываемого чело­ века, а странную психику самого писателя. В мире Голдмэна Брюс Ли тренировался с «запачканными» подвесными груша­ ми и «причудливыми» манекенами — даже тренировку по бое­ вым искусствам можно было наполнить неприглядной атмос­ ферой. Этот писатель, по-видимому, буквально ненавидел свою работу, презирая популярных героев, о которых он писал, и сожалел о том, что ему приходится скармливать другим их успехи, чтобы зарабатывать себе на жизнь. За голдмэновским портретом Брюса Ли — за провокационными вопросами и на­ дерганными цитатами — всегда чувствуется бессердечное и не­ реализованное «я» самого писателя. Точно так же, как в дейс­ твительности нечестная игра не убила Брюса Ли, так и голдмэ новская разновидность нечестной игры неизбежно была неу­ дачной попыткой убить правду.

Учитывая перегрузку, давление и отдачу энергии в послед­ ние два года жизни Брюса Ли — как бы это ни проявлялось, — что-то должно было отказать. Были чисто физические усилия проводить бои в отупляющей жаре и влажности, делать дубль за дублем, иногда одновременно с этим создавая сценарий и занимаясь режиссурой. Были постоянно крутящиеся мысли о том, в каком направлении теперь нужно будет двигаться, и напряжение, созданное его мгновенно возникшей извест­ ностью и вторжениями прессы.

Его эксплуатировали не только продюсеры и рекламодате­ ли, но и старые друзья и давно потерянные родственники, ко­ торые хотели побыстрее получить деньги. Слишком многие смотрели на Брюса и видели только кучу долларовых банкнот.

Он пытался нанести боковой удар тому, что с ним происходило, но этого было слишком много и слишком быстро. Он не только перестал тренироваться, в итоге он даже перестал смеяться.

Глава ак спортсмен, Брюс Ли всегда гнал себя все выше, дальше и быстрее. Но ближе к концу он пытался делать это, прико­ К ванный к тяжелому грузу роли звезды. Казалось, у него никогда не было желания отдохнуть, даже если были возможности для этого. Только однажды он вообще высказался на тему отдыха, считая это состояние не слишком желательным, неподвиж­ ным, застывшим и мертвым. Брюс постоянно, опять и опять прорывался через свои границы.

Когда люди говорят о Брюсе, чаще всего используется сло­ во «интенсивный».

«Он построил себя, — говорит Боб Уолл, — он взял свое тощее слабенькое тело и превратил его в нечто невероятное. Он вложил в него часы тренировок, очень интенсивных, очень на­ сыщенных. Я не знаю, что мотивировало его делать это».

Рассел Кауторн из компании «Голден Харвест» сказал:

Я думаю, первым впечатлением от Брюса была невероятная аура энергии, которая окружала его как энергетическое по­ ле. На самом деле он казался гораздо больше, чем был на самом деле. Создавалось впечатление, что его ноги как бы никогда не касаются земли;

казалось, что он стоит на шесть дюймов над землей. Просто встретиться с ним было замеча­ тельным переживанием. Интенсивность, которую вы види­ те в его фильмах, — это всего лишь разбавленный вариант того, что у него всегда было в реальной жизни. Брюс всегда остается в моей памяти как человек невероятной интенсив­ ности, силы и мощи — и настолько мотивированный и несущийся вперед, что иногда казалось, будто он может летать!

Еще один руководитель «Голден Харвест», Андре Морган, говорит:

Он провел целое утро, выполняя один боевой эпизод, где-то около тринадцати дублей. Мы просматривали съемочный материал;

и третий, и четвертый, и шестой дубли были хо­ рошими, но он все равно продолжал, и делал шестой, седь­ мой, восьмой и так далее, потому что они ему чем-то не нравились. Как человек он был очень упорным. Отчасти в этом была проблема. Он всегда отправлялся в слишком мно­ гих направлениях сразу, чтобы как можно быстрее узнать обо всем, всегда в спешке.

Существуют «каналы», через которые течет жизненная энергия. Китайцы признают это во взаимосвязи своей религии, медицины и философии. И акупунктура, и кунг-фу показыва­ ют, что эта энергии не второстепенны для жизни, они совер­ шенно необходимы для нее. Поток энергии — это сама основа жизни. Само наше тело и личность как бы образованы из пуль­ саций и структур энергии. Эти «каналы» выходят далеко за пределы повседневной физической реальности: они проходят через нервную систему, через физический мир и сквозь все существующее.

Иногда человек с феноменальной концентрацией силы во­ ли, силы эмоций или физической решимости прилагает усилия, чтобы выйти за пределы обычного использования тела или ума или за пределы обычных человеческих потребностей, которые обычно касаются только комфорта. Такой человек начинает открывать «более высокие», более универсальные энергии. Это происходит с помощью интенсивной духовной работы или творческих усилий, выполняемых с огромной мотивацией или намерением. Этот процесс заметен в разной степени в жизнях многих великих композиторов, писателей и художников и в жизнях как духовных учителей, так и «могущественных» дикта­ торов. Частичная связь с этой энергией очевидна в «прист­ растии» работоголика или в навязчивых привычках и сверхак­ тивности.

Любой, кто устанавливает контакт с этой энергией, тем самым раскрывает сверхчувственное осознание и начинает вос принимать более широкий мир. Но некоторые люди в итоге доходят до того, что уже не могут направлять эту энергию и выражать ее. Например, художник Ван Гог делал смелые попыт­ ки перенести в краски и холст тот ослепительный мир, который сверкал перед его глазами, — пока этого не стало слишком много. Есть греческий миф, описывающий этот процесс: Про­ метей крадет с небес огонь богов, чтобы вернуть его на Землю, но в конце концов этот огонь поглотает его.

Может быть, Брюс Ли просто сжег себя? Может быть, «не­ ограниченное самовыражение», которое Брюс нашел в своем боевом искусстве, вывернулось наизнанку, так что теперь эти мощные силы двигали им? Может быть, парень, который «ни­ когда не мог усидеть на месте», уже не мог остановиться, так что на очень глубоком уровне его тело не было способно справлять­ ся с происходящим? Может быть, испытывая увеличивающий­ ся стресс и требования, его тело оказалось под таким давлени­ ем, которого не смогло выдержать? Я считаю, что не только это.

Используя западную терминологию, можно сказать, что Брюс Ли умел направлять архетипические энергии, которые существуют за пределами энергии, ограниченной нашей струк­ турой личности. Он имел доступ к уровням необычайной, сверхъестественной энергии. Такие энергии можно только пе­ режить, получив к ним доступ. Однако этот процесс описан разнообразными способами во многих традициях.

Шаман — это человек, владеющий мастерством доступа к измерениям реальности, которые находятся за рамками обыч­ но воспринимаемых норм. Знахари индейских равнин исполь­ зовали различные практики, ритуалы и медитации, чтобы вы­ полнять «путешествия видения» для приобретения знаний и могущества. Аналогичным способом китайские воины-свя­ щенники обнаружили, что «уроки» и «техники» в боевых искус ствах могут давать союзники и духи в других измерениях реаль­ ности. В обоих этих традициях такие «учителя» могли восприни­ маться непосредственно как энергия в теле, но позже описы­ ваться как дух животного или какой-то другой сверхъестест­ венной силы или существа, возможно даже как «демон».

Брюс Ли имел доступ к энергии, которая выходила из глу­ бин его бессознательного, когда он устанавливал связь с этими архетипическими силами, фундаментальными энергиями, ко­ торые объединяют весь мир. Другие люди ощущают иллюзор­ ный вкус этой энергии, которая вызывает у нас такие приятные чувства, когда мы смотрим Брюса Ли на экране. Мы как бы получаем от него вторичный заряд, который обладает любо­ пытным воодушевляющим качеством.

Фред Вейнтрауб рассказал красноречивый случай: на премьере фильма «Появление дракона» его друг к концу филь­ ма был настолько наэлектризован, что попросил свою жену одну вернуться на машине в Беверли-Хилс, потому что он захо­ тел прибежать домой.

В конце концов, наверное, лучшее объяснение того, что убило Брюса Ли, дал сам Брюс. Однажды он сопровождал Стир линга Силлифэнта в пробежке на три мили. Под конец Брюс сказал, что они теперь «переключат скорость» и пробегут еще несколько миль. Писатель возразил, что ему сорок пять лет и ему это не по силам. Через пять минут дополнительного бега в голове у Силлифэнта кровь стучала, подобно молоту о нако­ вальню.

— Если я пробегу еще немного, у меня будет сердечный приступ и я умру, — сказал он, задыхаясь.

— Так умирай! — сказал Брюс.

Это привело Силлифэнта в такую ярость, что он пробежал дополнительные мили.

Позже, принимая душ, Брюс объяснил:

Если всегда ставить себе границы в том, что можешь сделать, физические или любые другие, можно с таким же успехом быть мертвецом. Это распространится на работу, на мораль, на всю жизнь. Нет никаких границ, только горизонтальные участки стабилизации. Но нельзя на них оставаться, нужно выходить за их пределы. Если это убьет — значит, убьет.

Глава связи со зрительским спросом 8 августа 1972 года пробная постановка «Кунг-фу» была показана снова, после чего ты­ В сячи писем просто завалили офис кинокомпании. В январе 1973 года она стала еженедельным сериалом и быстро приобре­ ла популярность, став в США телешоу номер один. В течение недели перед 6 мая 1973 года (приблизительно в это время был завершен фильм «Появление дракона»), «Кунг-фу» собирал ау­ диторию в 28 миллионов телезрителей.

Этот сериал оказал огромное воздействие на зрителей.

Большинство из нас на Западе впервые увидели китайское бое­ вое искусство (или какое-то изображение образа жизни в мо­ настыре Шаолинь), — окрашенное отношениями между масте­ ром По и его учеником Кейном, которого называли «кузнечи­ ком».

Наверное, самой запоминающейся частью сериала «Кунг­ фу» был титульный эпизод, показывающий инициацию шао линьского воина-монаха, для которого высшим испытанием было поднять огромную бронзовую ритуальную урну с отчека­ ненными рисунками дракона и тигра. Наполненная докрасна раскаленными углями, эта урна фактически служила клеймом.

От монаха требовалось взять урну предплечьями и перенести ее в сторону;

в результате его левая рука была заклеймена эмбле­ мой дракона, а правая — эмблемой тигра. Такое клеймо было знаком мастерства в боевых искусствах Шаолиня, и хотя мастер никогда открыто не показывал его, этот знак чтили и уважали.

Прежде чем принять роль Кейна, Дэвид Карредайн откры­ то признавал, что он слышал выражение «кунг-фу» только два раза и, конечно, никогда не практиковал это искусство. Пора­ зительно, что в книге «Дух Шаолиня» — претенциозной автоби­ ографии, опубликованной в 1991 году, — он самоуверенно зая вил, что «никто на планете не был лучше, чем я, подготовлен на стольких уровнях играть роль Кейна».

В своей книге Карредайн также заявляет, что «многие из движений Брюса выполняли дублеры», На самом деле, за всю свою карьеру Брюс использовал дублера только в трех кадрах.

В начальном эпизоде «Появления дракона» гимнаст выполнил сальто;

тот же гимнаст потом выполнил сальто назад в вызвав­ шей споры сцене боя Брюса с Бобом Уоллом. Обратное сальто Брюса в «Яростном кулаке» тоже было выполнено дублером.

Вскоре после смерти Брюса Карредайн оказал ему сомни­ тельную честь: «Этот Брюс Ли, да, он великолепен. Я должен занять его место и продолжить его работу».

И он попытался это сделать. В 1978 году Карредайн приоб­ рел права на «Безмолвную флейту». Так как Карредайн знал, что он «лучше всех на планете готов к роли Кейна», он счел себя «идеальным» для роли Корда-Искателя, добавив, что «с моей репутацией я был уверен, что смогу сделать этот фильм». Но в в итоге он скромно решил сыграть другие четыре роли, кото­ рые сыграл бы Брюс.

По мнению режиссера «Безмолвной флейты», Ричарда Му­ ра, сценарий был «непригодным для фильма». У Мура появи­ лись дополнительные сложности, когда Карредайн настоял на том, чтобы использовать своего старого приятеля Джеффа Ку­ пера в роли Корда. Как рассказывает режиссер, Купер не мог сыграть даже то, как он выбирается из бумажного мешка. Стол кнувшись с трудностями в возможности качественного испол нения роли Купером и в сильном превышении бюджета филь ма, Мур предпочел сделать фильм вовремя, хотя он знал, что большинству зрителей будет трудно стерпеть уровень игры Ку пера.

Прежде чем роль Корда была предложена Джеффу Куперу, она предлагалась Джо Льюису, который отказался от нее, пото му что не хотел работать с Карредайном. Льюис говорит: «Я не хотел, чтобы мое имя связывали с таким паршивым мастером боевых искусств. Они все равно сняли фильм, в Израиле, и он получился страшным барахлом!» Льюису в итоге пришлось руководить пересъемкой нес­ кольких сцен боев и нанимать мастеров боевых искусств для дублирования актеров, снятых в более ранних эпизодах. Льюис нанял Майка Стоуна как дублера Карредайна, который считал это оскорблением, и, по словам Льюиса, результатом были кри­ ки, вопли и повреждение оборудования. Тогда Джо Льюис по­ казал Карредайну некоторые из своих ловких, непринужденных движений, которые он использовал в фильме;

Льюис также продублировал некоторые из ударов в полете Джеффа Купера в конце фильма.

Вначале фильм был выпущен как «Железный круг». Имя Брюса Ли появляется в титрах не менее пяти раз, хотя фильм был невероятно далек от того, на что Брюс надеялся. До сегод­ няшнего дня Джеймс Кобурн отказывается смотреть этот фильм и хранит свою копию первоначального сценария.

Конечно, в идеальном мире Брюс Ли сыграл бы главную роль в «Кунг-фу», в расцвете своих сил, работая с качественны­ ми сценариями и режиссурой. Если бы «Безмолвная флейта» была сделана с участием Брюса, она бы не только была на поря­ док лучше варианта, который был сделан, она была бы лучше некоторых из фильмов, которые Брюс все-таки сделал. Вместо этого «Кунг-фу» и «Безмолвная флейта» были искалечены и превращены в рекламу для «паршивого мастера боевых ис­ кусств», со смехотворными утверждениями вроде того, что Брюса будто бы «учил бою» «режиссер-миллионер» Ло Вэй.

В 1986 году был сделан второй телефильм «Кунг-фу» с учас тием юного Брэндона Ли (сына Брюса). В 1993 году компания «Уорнер Бразерс» транслировала по телевидению новый теле­ сериал — «Кунг-фу: легенда продолжается», поставленный в современном американском городе, где Карредайн играет роль внука Кейна. Здесь, как умиротворенный и философствующий отец, он в основном оставляет бои на долю своего сына-детек­ тива — человека, у которого есть флейта и пистолет.

В последние годы Карредайн также продавал себя как неч­ то вроде «Джейн Фонды от боевых искусств», выпустив видео «Тренировка по кунг-фу». А недавно Карредайн появился в роли «Кузнечика» в телерекламе чая «Липтон» — пародии на оригинальный сериал «Кунг-фу». Несмотря на альтруистичную «мудрость», которую он расписывает в своей автобиографии, можно уверенно предположить, что ближе всего к сердцу Кар­ редайна находится его кошелек.

Чак Норрис со временем стал самостоятельной звездой ки­ но, но его исполнение несколько прозаично;

он не одарен боль­ шой силой самовыражения. Как искренне признавал сам Нор­ рис: «Дэвид Карредайн такой же мастер боевых искусств, как я — актер».

Кроме Норриса, есть еще несколько основывающих свои роли на боевых искусствах актеров, например айкидоист Сти­ вен Сигал и бельгийский представитель каратэ Жан-Клод ван Дамм. Есть и женщины-звезды;

самая известная — Синтия Ротрок. В начале девяностых Стивен Сигал ставил рекорды по кассовым сборам, хотя его фильмы на самом деле приключен­ ческие, лишь с мимолетными элементами боевых искусств. Од­ нако был актер, готовый затмить их всех, — Брэндон Ли.

Рано утром 1 апреля 1993 года мне позвонил друг из Лос Анджелеса и сказал, что Брэндон Ли погиб на съемках нового фильма, над которым он работал, под названием «Ворон». Те­ левизионные сводки новостей подтвердили ошеломительную новость, что Брэндон Ли умер в возрасте двадцати восьми лет.

После смерти отца девятилетний Брэндон Ли на некоторое время стал злым и замкнутым. Когда семья Ли переехала в богатый городок Роллинг Хилз Эстейтс в Калифорнии, Брэндо­ ну было трудно снова адаптироваться к американскому образу жизни. Его наследство означало, что ему постоянно бросали вызов в каждой новой школе, в которую он ходил, и в итоге он побывал почти во всех школах района Южного Залива. Не уди­ вительно, что он бунтовал, пытаясь уничтожить свой имидж сына Брюса и построить собственную идентичность. Брэндон ввязался в подростковую преступность, съездив ради развлече­ ния на угнанной машине и однажды выдав себя за инструктора на получение водительских прав. Он провел несколько лет «на дороге», исследуя западное побережье. За четыре месяца до вы­ пуска его исключили из колледжа.

Когда ему было пятнадцать, Брэндон провел год, обучаясь у Дэна Иносенто и Теда Бона:

Я относился к боевым искусствам со смесью любви и нена­ висти. Был год, когда я был очень этим увлечен, а затем период, когда я сказал: «Эй, мне не нужно этим заниматься».

Наверное, все это время постоянным было только желание сниматься. Мой папа никогда не говорил мне, чтобы я шел в актеры, и моя мать тоже не говорила, но с детства я только об этом и мечтал. Я никогда не думал ни о чем другом.

В восьмидесятых годах Брэндон переехал в Бостон, чтобы учиться в «Эмерсон колледж» с целью стать актером, который сможет делать реалистичные бои, а не мастером боевых ис­ кусств, который может играть. Но его имя не открыло ему дверей, и он дошел до того, что был корректором сценариев, пока на­ конец-то агент по подбору актеров не добыл ему его дебют в «Кунг-фу». Но дальнейших ролей не последовало. Как и Брюс, Брэндон прорвался в фильмы в Гонконге, где он сделал неболь­ шой по затратам фильм «Наследство ярости», после которого был фильм «Лазерная миссия», сделанный в Германии. Свой первый американский фильм, «Разборка в старом Токио», он сделал с Дольфом Лунгреном в 1991 году. Работа Брэндона не­ избежно сравнивалась с работой его отца.

В идеале я бы предпочел, чтобы меня не сравнивали с отцом, но мне везет — люди им очень восхищаются. Я встречал много людей, на которых его работа в фильмах оказала сильное положительное воздействие, людей, которые гово­ рят: «Моя жизнь изменилась после того, как я увидел один из фильмов твоего отца». Если люди проявляют уважение к моему отцу, я стараюсь тоже проявлять к ним уважение.

Вторая работа Брэндона Ли, фильм в жанре боевых искусств и «экшн», «Скоростной огонь», показала, что он готов луч­ ше воспользоваться своим наследством. Хотя реквизитор нас­ читал пятьдесят шесть единиц огнестрельного оружия (в спис­ ке оружия на шесть печатных страниц), в фильме вдоволь ру­ копашных боев, хореографированных Брэндоном и Джеффом Имадой, с которым он познакомился в академии Дэна Иносен­ то.

Как и его отец, Брэндон Ли тоже увлекался тем, что рисо­ вался, мчась по Малхоленд-Драйв не в «порше», а на своем мотоцикле. Сравнивая Брэндона с его отцом, продюсер Роберт Лоуренс сказал: «У его отца была пережигающая интенсив­ ность;

Брэндон веселее — он раскованный, парень не промах и более ироничный». Никто и не догадывался, что Брэндон раз­ делит трагическую судьбу своего отца.

Съемки «Ворона» начались в Уилмингтоне, штат Северная Каролина, в двадцать восьмой день рождения Брэндона — февраля 1993 года. Сюжет был об убитой рок-звезде, которая возвращается в форме ворона, чтобы добиться возмездия. С самого начала съемок их постоянно преследовали неприятнос­ ти, и бригада начала открыто говорить о «проклятии Ворона».

В первый день съемок плотника пришлось отправить в больни­ цу с обожжённой более чем на 90 процентов кожей после того, как его грузоподъемный кран наехал на оголенный кабель.

Строитель поскользнулся и проткнул отверткой руку. Потом рассерженный художник по декорациям вышел из себя и прое­ хал на машине сквозь комнату реквизита, уничтожив ее. марта шторм разрушил большую часть декораций.

Как раз перед несчастным случаем, приведшим к его смер­ ти, Брэндон уже выражал свою озабоченность по поводу уста­ лости сьемочной бригады. Вскоре после полуночи 31 марта бригада только что завершила изнурительный день съемок.

Следующей должна была сниматься сцена «смерти» Брэндона, в которой его застреливают с использованием специальных эф фектов, чтобы имитировать удары пуль. Когда камеры повер­ нулись и коллега-актер с расстояния в четыре с половиной мет­ ра выстрелил холостым зарядом из Магнума 44, Брэндон тяже­ ло упал на землю. Игра была настолько убедительной, что бри­ гада разразилась аплодисментами. Затем те, кто смотрел, посте­ пенно поняли истинную ситуацию.

Брэндона мгновенно отвезли в медицинский центр Уил­ мингтона. Врачи перелили ему семь литров крови, двенадцать часов сражаясь за его жизнь. Точно так же, как и двадцать лет назад, Линда Ли услышала свои собственные слова — просьбу о вскрытии.

Позже была установлена причина смерти: в пистолет ока­ зался заряжен учебный патрон, который был приготовлен для заключительной сцены;

в результате холостой заряд, использу­ емый для имитации стрельбы, «выстрелил» учебную пулю с такой силой, которой было достаточно для трагедии.

И точно так же, как и сразу после смерти Брюса, у бульвар­ ной прессы был праздник. Первые статьи писали о том, что Брэндона убили якудза (японская мафия) или ревнивые любов­ ницы. Строились предположения, что его убил тот же «черный демон», который преследовал его отца. Этот «демон» играл важную роль в сюжете фильма «Дракон», который должен был вскоре выйти на экраны;

такая «теория» была подозрительно похожа на произведение рекламной кампании. 3 апреля Брэн­ дона похоронили на кладбище «Сиэтл Лейк Вью» рядом с его отцом.

В мае 1994 года «Ворон» был выпущен в общий прокат и сразу стал номером первым по кассовым сборам, дав около миллионов в первую неделю. Это потрясающий зрителей фильм в том же духе, что и «Бегущий по лезвию». Несмотря на множество боев, они используются в фильме в меру. Но это ничуть не облегчает просмотр «сцены смерти». Под грузом до­ гадок невозможно отделить Брэндона от его роли в фильме и сказку от правды.

Брэндон получил широкое признание за свое исполнение роли. Питер Треверс из Роллинг Стоунз сказал, что в игре Брэн­ дона есть «глубокий ум и горячее сердце». Он добавил: «Ли во всех отношениях великолепен в финальном эпизоде, который полон силы и энергии».

В еженедельнике «Лос-Анджелес Уикли» Манола Даргис на­ писала: «Если бы Брэндон Ли не умер, «Ворон» был бы великим фильмом;

он и так невероятно прекрасен. Ли неизбежно займет в истории место рядом со своим отцом, Брюсом. Но Брэндон Ли заслуживает, чтобы запомнили его самого».

Хотя Брюс Ли всегда будет несравненным гением боевых искусств на экране, Брэндон Ли стал самостоятельным, уверен­ ным, притягательным и убедительным актером и мастером бо­ евых искусств. Его отец был бы очень горд им.

Брэндон сохранил память о своем отце как о напряженно работающем человеке: «Я нечасто встречал людей, которые столько вкладывали от себя во все, что делали. Он всегда убеж­ дал меня, что нет бесконечного количества времени. Я всегда помнил его слова и сознательно старался не терять времени зря». Его слова отзываются печальным эхом.

Джеки Чан, звезда в Азии и в Европе, так и не смог пробить себе путь в США. Родившись в 1954 году, Чан провел молодость в школе Пекинской оперы, где он изучал гимнастику, акроба­ тику и боевые искусства. Как и Брюс Ли, он тоже был сыном киноактера из Гонконга.

Затем Чан провел много лет как каскадер (снявшись и в «Яростном кулаке», и в «Появлении дракона»), прежде чем привлек внимание Ло Вэя, который продолжал искать нового Брюса Ли и новых миллионных прибылей. Ло Вей снял Чана в своем фильме 1976 года «Новый яростный кулак», который начинается с того момента, на котором заканчивается ориги­ нал, — остатки китайской Школы Кунг-фу бегут от японцев.

Снимавшаяся вместе с Брюсом звезда Нора Майо продолжила свою роль, в которой она в конце концов встречает героя Чана, который возвращается с ней, чтобы отомстить.

Ло Вэй в восьми фильмах использовал Джеки Чана как «нового Брюса Ли», пока Чан не открыл для себя и не развил свой собственный кинообраз. К этому времени недостаток средств на серьезный фильм о кунг-фу у Ло Вэя привел к созда­ нию пародии на слабости этого жанра. Чан сыграл неуклюжего дурачка, который мечтает стать настоящим мастером боевых искусств. В этом он обнаружил свой персонаж, с боевым сти­ лем, который он перенял как у Бастера Китона и Бенни Хилла, так и у Брюса Ли. Настоящий успех Чана начался тогда, когда он начал писать собственные сценарии для таких фильмов, как быстрая, остросюжетная комедия с кунг-фу «Пьяный мастер» (название в США).

Некоторое время Чан работал вместе с Фредом Вейнтрау бом и Робертом Клаузом, пытаясь выйти на международный уровень с фильмами «Большая стычка» (1980) и «Полет пушеч­ ного ядра» (1981). Но в конце концов он вернулся на «Голден Харвест», чтобы писать, режиссировать и сниматься в дальней­ ших успешных фильмах, таких, как «Доспехи бога», «Поли­ цейская история» и другие.

Хотя в боях Джеки Чана присутствуют элементы фарса, в них есть и довольно высокий уровень мастерства. Он работает в тесном сотрудничестве с постоянной группой прекрасно тре­ нированных каскадеров, создавая безупречно хореографиро ванную и удачно отредактированную смесь комедии, боев и каскадерских трюков. Чан, который настаивает на том, чтобы выполнять все свои трюки, трижды чуть не погиб — один раз упав с высоты более сорока футов, задержавшись только на одном полотнище брезента. Зрители, зная, что Чан рискует своей жизнью, приходят на его фильмы, и в каждом фильме есть эпилог из вырезанных кадров с неудачными трюками, на которых Чан, хромая, уходит и морщится от боли.

На каждый снятый хороший фильм кунг-фу есть сотни фильмов с неудачными сюжетами, плохой игрой актеров, пло­ хой постановкой и названиями типа «Экзорцист кунг-фу, «Зомби кунг-фу» и даже «Кунг-Фурия». Когда медовый месяц кунг-фу закончился, произошло аналогичное наводнение фильмов ниндзя, изображающих подвиги мастеров боевых ис­ кусств в черных капюшонах, которые были, по сути, помесью секретных агентов и партизан. Ниндзя, как смесь Спайдермена и Джеймса Бонда, были к тому же оснащены всевозможным оружием и приспособлениями. В первый раз они привлекли внимание зрителей на Западе фильмом о Джеймсе Бонде года «Ты живешь только дважды», в котором Шен Коннери останавливается в учебном лагере ниндзютсу перед атакой на крепость врага с помощью пулеметов и самурайских мечей.

В 1979 году Фред Вейнтрауб снял «Ягуар жив» с Джо Льюи­ сом, а после этого — «Сила: пять» в 1981 году. Затем в 1982 году Майк Стоун, еще один «ученик» Брюса Ли по каратэ, попытал­ ся ворваться в кинобизнес с собственным сценарием «Появле­ ние ниндзя». Затем последовали многочисленные, во многом показушные фильмы ниндзя;

этот жанр стал настолько мод­ ным, что один ниндзя-фильм был сделан на шведском языке!

Для киностудий величайшее достоинство этих фильмов было в том, что актерам в масках не нужно было платить столько, сколько известным лицам.

В 1981 году фильм «Монастырь Шаолинь» обозначил вступление коммунистического Китая в производство филь мов о боевых искусствах. Фильм снимался три года, и во всех основных ролях сняты настоящие мастера боевых искусств.

Внимание к деталям и работа оператора более чем компенсиру­ ют недостатки стандартного сюжета о мальчике, который, же­ лая отомстить за убийство своего отца, обучается боевым ис­ кусствам у группы шаолиньских монахов. Главный актер в фильме, восемнадцатилетний Ли Линь Джи, стал звездой и по­ менял свое имя на Чет Ли. Между тем этот фильм стал стиму­ лом для многих людей с Запада съездить в храм Шаолинь.

В 1982 году был создан один из самых заметных фильмов кунг-фу. «Легендарное оружие Китая» (название в США: «Ле­ гендарное оружие кунг-фу»), режиссер Лю Тзя Лян. Нетриллер, не вестерн, не комедия с привлечением кунг-фу, но «чистый» фильм о боевых искусствах по теме наибольшего врага жанра, огнестрельного оружия, фильм превосходен в непревзойден­ ных кадрах вооруженного боя.

«Билли Джек» (1971) — это старый фильм, который стоит найти. Том Лефлин играет американского индейца-полукров­ ку, который к тому же оказывается бывшим «зеленым бере­ том» и специалистом по каратэ, сражаясь на стороне хиппи против разнообразных притесняющих их негодяев. Последую­ щие фильмы были рядом все более нелепых просчетов.

Еще стоит упомянуть три фильма «Дитя каратэ», которые прекрасно показывают отношения между мастером и его уче­ никами. Для развития сюжетной линии «Дитя» нереалистично овладевает техникой за три урока, а затем использует ее, чтобы выиграть турнир в кульминации фильма.

Один из лучших недавних фильмов боевых искусств — «Железо и шелк», основанный на книге Марка Зальцмана, пос­ вященной его жизни как преподавателя иностранного языка в Китае. В детстве Зальцман был поклонником фильмов Брюса Ли и другой классики кунг-фу, например «Монастыря Шао­ линь». В Китае он нашел одного из своих героев, Пань Кинфу, мастера оружия из «Пяти пальцев смерти», и сам тренировался у него. Это фильм, в котором настоящая звезда кунг-фу и мас­ тер боевых искусств играет самого себя.

И наконец, нужно с уважением вспомнить двухсерийный фильм Цзу Харка «Давным-давно в Китае», который произво­ дит впечатление благодаря взрывным сценам, а не взрывным устройствам;

а также «С помощью меча» и «Принцесса-невес­ та», в которых показано превосходное мастерство владения мечом.

На Западе история фильмов о боевых искусствах очень проста. Нет никого «до Брюса Ли», и явно не было никого, кто бы пошел по его стопам. «Появление дракона» воспринимается как классика жанра, и его регулярно показывают на кинофести­ валях вместе с «классическими» фильмами под режиссурой та­ ких людей, как Федерико Феллини и Ингмар Бергман. Однако, несмотря на такое признание, занимаясь наследством Брюса Ли, мы все же должны представить себе, что могло бы быть сделано: то, как Брюс представлял себе «Безмолвную флейту», главная роль в «Кунг-фу» или его завершенный вариант «Игры со смертью».

Брюс Ли был прав: фильмы кунг-фу пленили воображение зрителей массового рынка только на три года, следуя долгой традиции «экшн» фильмов других жанров — военных филь­ мов, исторических эпопей, «спагетти-вестернов», Джеймса Бонда. Они уступили место постапокалиптическому, киберне­ тическому миру Робокопа и Терминатора, а также страхам Фредди Крюгера и Ганнибала «Каннибала» Лектора. Это отчас­ ти болезнь современности, что новый «герой» кино — не воин, а массовый убийца и что воодушевленное мастерство человека — не ровня безжалостной эффективности нового поколения машин.

Хотя фильмы боевых искусств продолжают делать и на Востоке, и на Западе, это уже не преобладающая сила в миро­ вом кино. Блистательный взлет Брюса Ли и его смерть отмети­ ли начало и конец жанра во всемирном масштабе. Многие сов­ ременные так называемые «фильмы боевых искусств» — это просто шаблонные остросюжетные триллеры с обилием наси­ лия и стрельбы. Боевое искусство присутствует только потому, что после Брюса Ли режиссеры уже не могут обходиться персо­ нажами, которые пробиваются сквозь мебель из бальсового дерева и разбивают ее добрыми старыми кулачными ударами.

Однако Брюс Ли превзошел границы жанра боевых ис­ кусств, и его звезда опять восходит по мерс того, как десятилетия раскрывают уровень его одаренности. Говоря проще, его никто не заменил и не заменит. Теперь кажется просто забавным, что Брюс Ли когда-то думал о том, чтобы стать однажды настолько же выдающейся звездой, как и Стив Мак-Куин.

Брюс Ли однажды сказал в интервью гонконгскому телеви­ дению:

Когда я смотрю вокруг, я всегда учусь чему-то, а именно — всегда быть самим собой, самовыражаться и верить в себя.

Не ищите где-то достигшего успеха человека, чтобы в точ­ ности его повторять. Кажется, теперь это очень часто про­ исходит в Гонконге, люди всегда копируют манеры, но они никогда не начинают с самого главного в себе и не задают вопроса: «Как мне быть собой?».

И все же возникло множество имитаторов: Брюс Ли (Le), несколько Брюсов Лис, Брюс Лин, Брюс Ри и Майрон Брюс Ли, не говоря уже о Тарзане Ли (Li) и Тарзане Ли (Lee);

Коулун Ли и Гонконг Ли;

Роки Ли, Джет Ли, Бронсон Ли, Дрегон Ли, Конан Ли, Клинт Ли и Джипси Ли. Некоторые из них, например Билли Чон и Алекс Квон, которые не поменяли свои имена, обычно объявлялись в афишах как «новый Брюс Ли».

В 1974 году одной из первых попыток создать новую меж­ дународную звезду боевых искусств была английская постанов­ ка «Человека из Гонконга». Режиссер Брайан Треншер Смит пригласил Ван Ю, поменял его имя на Джимми Ван Ю и нанял Джорджа Лейзенби на роль злодея. За предыдущие несколько лет Ван Ю сделал карьеру в ряде успешных фильмов, в которых героизм сменился супергероизмом, а затем фарсом. Каждый фильм должен был превосходить предыдущий, и в итоге Ван Ю сыграл однорукого бойца. Но скоро Джимми отправили обрат­ но в Гонконг. Здесь не имеется в виду, что его уволили: в отли­ чие от самозванца Карредайна, Джимми Ван Ю был действи­ тельно хорошим мастером боевых искусств, как и другие, нап­ ример Джет Ли и Дэвид Чен. Но никто из них не смог прибли­ зиться к Брюсу Ли.

Масса фильмов использовали имя Брюса Ли в своих назва­ ниях и применяли вводящую в заблуждение рекламу. Другие фильмы ухитрялись использовать всевозможные комбинации слов «Кулак», «Яростный», «Игра», «Дракон» и «Появление» в своих названиях. Западным эквивалентом этого бесстыдного рекламного заимствования был бы сериал «Грязный Ларри» с Клинтом Иствудом в главной роли. Был даже слух о полномет­ ражном мультфильме с мультипликационной версией боев Брюса Ли, но, к счастью, это не осуществилось.

Теми же качествами, которыми обладает хороший боец, должен обладать и плохой кинобоец: скорость, способность скрывать эмоции и не показывать воздействия полученных ударов, не сигнализировать о движениях — и все эти качества нужно было переиначить, чтобы зрители видели, что происхо­ дит. К тому же Брюс Ли установил стандарты кинобоев своими многочисленными нововведениями, своим техническим мас­ терством, изобретательной хореографией, драматичными пау­ зами и — юмором. Эти нововведения создали новую самостоя­ тельную форму боевых искусств.

Когда кого-то спросили: «Кто следующий Брюс Ли?», отве­ том было: «А зачем? Разве вам недостаточно первого Брюса Ли?».

Глава разу же после смерти Брюса Ли, когда по всему миру расп­ ространилась печаль и бушевали споры, он незаметно пе­ С решел грань от самого ходового товара киноиндустрии в леген­ ду. Во всем мире в кинотеатрах собиралось еще больше народа.

Возник культ Брюса Ли. Поклонники ринулись даже на показы второсортного фильма «Марлоу». Этот фильм провалился, когда был в первый раз выпущен на экран, но компания «MGM» быстро снова его выпустила, в этот раз с именем Брюса Ли на первом месте в титрах.

Через месяц после смерти Брюса был показан фильм «По­ явление дракона». За первые семь недель в Соединенных Шта­ тах он дал валовую прибыль в 3 миллиона. В Лондоне он на пять недель монополизировал три кинотеатра в районе Вест-Энд, а потом шел с аншлагом во всей Великобритании и остальной Европе. Фильм дал валовую прибыль больше 200 миллионов, такое отношение затрат к прибыли сделало его, наверное, са­ мым коммерчески успешным фильмом за всю историю.

Выручка от кассовых сборов еще возросла, когда Рэймонд Чжоу после смерти Брюса Ли решил поднять цены на билеты более чем на 50 процентов. Рекламный отдел «Уорнер Бразерс» тоже прагматично отнесся к ситуации;

как высказался один руководитель, смерть Брюса стоила двухмиллионной реклам­ ной компании.

Хотя «Появление дракона» был самым успешным филь­ мом Брюса в международном масштабе, он не был его самым большим успехом на Востоке. Кассовые сборы в Гонконге были почти такими же, как и у фильма «Большой босс» На Востоке дурная слава, связанная со смертью Брюса, сыграла против не­ го. Китайские зрители были к тому же расстроены тем, что «Появление дракона» был сначала показан на Западе Это уси ливало их чувство, что Брюс Ли вдруг превратился из китайско­ го героя просто в еще одного восточного злодея в западном триллере. Китайцы предпочитали Брюса в роли деревенского простофили или неудачника, у которого мало шансов. Действи­ тельно, в этом фильме мало естественного обаяния Брюса. Ки­ тайцы, которые вначале приходили, чтобы посмотреть на Брю­ са как на национального героя, возможно даже как на мессию, теперь чувствовали себя брошенными и оставшимися без свое­ го представителя.

С другой стороны, у японцев не было никаких проблем со стилем «Появление дракона», и этот фильм пользовался там огромным успехом. Рэймонд Чжоу и не думал выпускать пре­ дыдущие фильмы Брюса в Японии, зная, что там никогда не примут китайского актера-звезду. «Появление дракона» оказа­ лось даже большим успехом в Японии, чем в Штатах, побудив Чжоу выпустить там все фильмы Брюса, еще больше увеличив доход.

Хотя в рецензиях на Западе считалось, что Брюс Ли сыграл немногим больше чем подделку стиля Джеймса Бонда, фильм работал в пользу Брюса. Однако его появление на экране выде­ лило «Появление дракона» среда других фильмов и сделало его классическим фильмом этого жанра.

После смерти Брюса Ли делались самые разные авантюрис­ тические попытки заработать на его легенде, от безвкусных до смешных.

«XX век — Фокс» не выпустила двадцать шесть серий «Зе­ леного шершня». Если бы они транслировались ежедневно, как «M*A*S*H*» или «Я люблю Люси», то они бы все прошли мень­ ше чем за месяц. Так что в конце 1974 года киностудия вместо этого выпустила фильм под названием «Зеленый шершень», который был просто неумелой и неряшливой компиляцией, составленной из трех телевизионных серий, настолько плохо отредактированный, что он стал совершенно бессмысленным.

Путаницу усугубляло еще и то, что для увеличения остросю­ жетных эпизодов были вставлены как попало сцены боев из других серий. Фильм был заявлен под названием «Като и Зеле­ ный шершень», и для его рекламы использовались кадры из других фильмов Брюса. В двусмысленной рекламе в газетах подразумевалось, что это «новый» фильм кунг-фу с Брюсом Ли, В 1975 году Бетти Тинпей сыграла главную роль в фильме производства «Шоу Бразерс» «Я люблю тебя, Брюс Ли» (назва­ ние в США: «Брюс Ли: его последние дни, его последние ночи»), В этом низкопробном софт-порно* Бетти прогуливается полу­ голой, а Брюс сжимает голову в отчаянии, давая тонкий намек на последующие события! После смерти Брюса Бетти говорит бармену, что ей придется уехать из города, потому что поклон­ ники Брюса ненавидят ее. Бармен избивает нескольких банди­ тов и говорит им, что они должны уважать память Брюса Ли.

Если бы вопрос был в уважении к памяти Брюса, то этот фильм вообще не был бы сделан. Бетти не только приобрела репута­ цию «писателя», но и уговорила Ран Рана Шоу раскошелиться на 20 тысяч долларов за двадцать платьев — в десять раз боль­ ше, чем Шоу первоначально предложил Брюсу за главную роль в одной из картин.

В свете всего этого трудно поверить, что эта же женщина возражала: «Я ничего не получила в связи с ним, никакой при­ были. Каждый день я закрывалась в своей комнате, обвиняя себя, проклиная себя, переполненная чувствами».

Сделав фильм для Шоу, намерения которого были очевид­ ны, Бетти Тинпей вышла замуж за богатого тайваньского биз­ несмена, руководила двумя магазинами одежды, ездила на спортивном «мерседесе», похожем на машину Брюса, разве­ лась, стала певицей в ночном клубе, а затем — вегетарианкой.

Потом, по иронии судьбы, она на некоторое время сбежала в монастырь и была буддийской монахиней, точно так же, как Им Винчунь, женщина, которая изобрела оригинальное боевое искусство вин-чунь.

Потом был «Супер-дракон», еще более нелепый биографи­ ческий фильм. В этом фильма Линда Ли представлена как злая стерва, а «Брюс», одетый в желтый тренировочный костюм, сражается с гигантским баскетболистом, чтобы спасти копию Бетти Тинпей, которую держат на вершине пагоды!

* «Мягкая» порнография.

В 1976 году Нг Си Юн снял «Брюс Ли: правдивая история» (название в США: «Брюс Ли: человек и миф»). В фильме глав­ ную роль играет Хо Цун Дао, один из лучших «Брюсов Ли» того времени, а также Единорог — самого себя. Самая эксцентрич­ ная сцена, с декорациями по крайней мере на несколько сотен долларов, показывает Брюса как какого-то современного Фран­ кенштейна, подключающегося к электронным устройствам, чтобы развить свою феноменальную энергию. Зерно истины, из которого возникла эта сцена, касается прототипа мускульно­ го электростимулятора, который применяла футбольная ко­ манда Калифорнийского университета. Такой стимулятор те­ перь можно найти в клубах здоровья во всем мире, но тогда он был единственным. Брюсу, который всегда был на переднем крае методов тренировки, нужно было только купить его.

Некоторое время Линда Ли и Роберт Клауз пытались соз­ дать вместе биографический фильм с Алексом Квоном в глав­ ной роли, но этот проект так и не дал результатов. Но, учитывая вложенный талант и деньги, худшее было еще впереди.

Рэймонд Чжоу объявил об «Игре смерти» как о «лучшем фильме Брюса Ли» и назначил его выпуск на 1978 год. По сло­ вам Чжоу, было уже отснято больше ста минут фильма;

Роберт Клауз был нанят только для того, чтобы снять несколько про­ межуточных эпизодов, используя двойников Брюса. Но из двадцати восьми минут съемок боев, которые Брюс действи­ тельно завершил, только пятнадцать минут были пригодны к использованию, и нужно было еще написать сценарий, чтобы их задействовать. Предполагаемый сюжет Брюса был о мастере боевых искусств, который доблестно пытается вернуть сокро­ вища, принадлежащие его народу. Он был заменен шаблонным сюжетом, в котором актер борется против представителя прес­ тупной организации, который манипулирует его карьерой.

И этот фильм оказался намного дороже всех тех, которые «Голден Харвест» когда-либо снимала, — Чжоу утверждал, что в итоге было затрачено четыре с половиной миллиона. В какой то момент во время планирования «Игры со смертью», «Голден Харвест» обратилась к Стиву Мак-Куину и Джеймсу Кобурну с предложениями сняться, а позже — к Мухаммеду Али и бра зильской звезде футбола Пеле! В рекламном материале для фильма Роберт Клауз писал:

«В этот потрясающий фильм включены самые зрелищные кадры китайско-американского актера-звезды из всех, когда либо снятых. Мы считаем, что это достойный памятник Брюсу Ли».

Начало фильма обманчиво качественно: начальные титры Джона Кристофера Сгронга превосходны и могут заставить неподготовленного зрителя подумать, что он сейчас насладится столь же качественным фильмом. Начальные титры в стиле Джеймса Бонда сопровождаются музыкой Джеймса Барри, ко­ торый действительно написал музыку для многих фильмов Бонда. Но вскоре становится очевидной реальность, и когда неясные кадры дублеров неудачно сочетаются с кадрами насто­ ящего Брюса Ли в действии, зритель приходит в уныние. Это напоминает «худший фильм всех времен», «План 9 из открыто­ го космоса» Эдварда Вуда, в котором до смешного неподходя­ щий дублер Белы Лугози после смерти Белы на середине съемок завершил фильм, держа перед лицом плащ.

Несмотря на простенький сюжет, в «Игру со смертью» все­ ми правдами и неправдами включены несколько дублеров Брюса Ли вместе с отснятым материалом из «Яростного кула­ ка» и «Пути дракона», использован сюжетный прием «пласти­ ческой операции», которая позволяет «Брюсу» изменить лицо в середине истории. Самый отвратительный эпизод фильма про­ исходит вначале, когда актер Хью О'Брайен разговаривает с вырезанной из картона головой Брюса, за которой стоит кто-то другой! Однако даже в картонной фигуре Брюса больше жизни и энергии, чем в последующих жалких кадрах. Скоро чувство предательства и использования Брюса в своих целях становится полным, когда в сюжет включаются кадры с настоящим тру­ пом Брюса Ли. Есть ужасная ирония в том, что по сюжету «Брюс» играет актера, который погибает на съемках, когда кто то заменяет учебные патроны настоящими в реквизитном пис­ толете.

Компенсирующие моменты — это, конечно, те кадры, ко­ торые Брюс снял перед смертью, бой с хапкидоистом Чи Хонь Джоем и уникальные кадры противоборства с Каримом Абдул Джаббаром. В британской версии фильма были полностью вы­ резаны кадры потрясающей дуэли на нунчаку между Брюсом и Дэном Иносенто, В этих сценах происходит квантовый скачок по качеству развертывания событий, Но эти краткие моменты радости вскоре сменяются чрезвычайно неудачной и неуклю­ жей стычкой с участием Хью О'Брайена, который настолько неумел, что по сравнению с ним Джон Уэйн кажется Брюсом Ли!

Открыто возлагая вину на Роберта Клауза, Боб Уолл ком­ ментирует:

«Игре со смертью» повредило то, что снимал ее человек, которого я считаю одним из худших режиссеров всех вре­ мен. Я сказал Рэймонду Чжоу, что Клауз испортит этот фильм, потому что в этот раз его не выручит Брюс. В такой ситуации, я думаю, мы сделали лучшее, что смогли.

В своей собственной биографии Брюса Ли Клауз коммен­ тирует;

Несколько человек, близких к Рэймонду Чжоу, предложили, даже умоляли, чтобы этот проект был похоронен навечно.

Но Чжоу возразил, что фильм уже заранее продан на япон­ ский рынок, который порядочно заплатил за эту привиле­ гию. Окончательный вариант с попыткой использования двух дублеров был по меньшей мере неутешительным. Были даже несколько неловких моментов, например, сцена, в ко­ торой кадр головы, взятый из предыдущего фильма Ли, был оптически прикреплен к телу одного из дублеров, из-за чего голова поворачивалась довольно странно и жутковато.

Впрочем, фильм был вполне успешным, как и почти что все о Брюсе Ли, не важно, насколько оно безвкусное или под­ дельное.

Хотя его и нельзя обвинить в «попытке подменить пат­ рон», Роберт Клауз пишет об «Игре со смертью» так, как будто он не имеет к ней никакого отношения!

Хотя сюжет «Игры со смертью» не лучше и не хуже сюжета любого другого из фильмов Ли, окончательный фильм оказал­ ся неизмеримо хуже намерений Брюса. Как и «Безмолвную флейту», Брюс Ли задумывал «Игру со смертью» как героичес­ кий миф, который станет высококачественным фильмом с участием наилучших мастеров боевых искусств того времени.

Он бы, конечно, превзошел все его предыдущие работы.

К концу семидесятых зрители настолько жаждали увидеть любые «новые» кадры Брюса Ли, что «Игра со смертью» дала такую же прибыль, что и «Появление дракона».

Мудрец Лао-цзы сказал: «Вино может быть настолько раз­ бавленным, что мало кто будет его пить». И все же в «Игре со смертью II» была сделана еще одна попытка сделать тот же фокус, хотя он вряд ли более безвкусен, чем вариант Клауза.

Когда настоящий Брюс Ли «умирает» в середине, фильм умира­ ет вместе с ним, быстро превращаясь в фильм «кулаков и поду­ шек» с позами «настоящих мужчин», героическими проявлени­ ями силы и ускоренными боями, приводящими к кульминации в стиле фантастики и Бонда.

В 1983 году Рэймонд Чжоу немного поправил свою репута­ цию, руководя съемками того, что. наверное, стало его единс­ твенной стоящей «данью уважения», несмотря на то, что он также счел необходимым включить несколько не относящихся к теме минут, показывающих его самого, занимающегося пов­ седневными делами. В фильм «Брюс Ли: легенда» включены несколько ценных, до этого не показанных кадров, включая съемочный тест Брюса, который привел его к роли в «Зеленом шершне», а также отрывки из «Лонгстрита».

В 1992 и 1993 годах «ATV-Гонконг» транслировало сериал «Молодой Брюс Ли», состоящий из одночасовых передач, пред­ положительно о жизни Брюса до того, как он стал знаменитым» Эти сюжеты составлены с изрядной драматической воль­ ностью;

в одном эпизоде Брюс спасает мальчика от похищения.

Сериал был снят в Торонто, потому что эти места были больше всего похожи на Сан-Франциско и на Сиэтл.

В мае 1993 года «Юниверсал» выпустила свой биографи­ ческий фильм о Брюсе Ли, «Дракон». Сделанный за 15,5 милли­ онов долларов, фильм за первую неделю дал валовый доход, в восемь миллионов и стал первым по кассовым сборам. Режис­ сер, Боб Коэн, купил права на биографию Линды Ли о ее первом муже (написанную вместе со вторым мужем, Томом Бликером) и наспех за месяц составил сценарий. Он был действительно точен, когда сказал, что делает «художественную версию неху­ дожественной истории — ни настоящую историю, ни докумен­ тальный фильм» Сюжет «Дракона» сосредоточивается на очень романтизи­ рованных отношениях Брюса и Линды, В нем не только допус­ кается слишком много вольностей с действующими лицами, но и делаются недопустимые художественные натяжки реальных фактов. Перечислять все нелепости в сюжете означало бы зано­ во переписывать практически весь сценарий.

Трудно простить такое использование Брюса в своих це­ лях. Недавние фильмы о жизни Малькольма X, Джима Морри­ сона, Тины Тернер и Джеронимо — все они довольно сильно передергивают факты. И все же они обращаются с этими людь­ ми с гораздо большей точностью и уважением. Брюс Ли заслу­ живает гораздо большего. Еще ужаснее «роман по кинофиль­ му» «Дракон» Майкла Яна (Уорнер Букс), который даже не зас­ луживает дальнейших комментариев.

Если фильм «Дракон» и обладает какими-то достоинства­ ми, то это — исполнение главной роли актером, Джейсоном Скоттом Ли (не родственник), который вносит в роль эмоцио­ нальную глубину, чего не мог бы сделать просто мастер боевых искусств. Ли настолько же впечатляющ и в других своих ролях в фильмах.

По обычному критерию — насколько много долларов при­ нес фильм — «Дракон» был успешным. В действительности же он не делает никому особой чести. Теми же способами драмати­ зирующий жизнь Ли, «Дракон» — это не более чем дорогая версия предыдущих, сделанных в Гонконге биографических фильмов.

В 1993 году «Уорнер Бразерс» выпустила «Проклятие дра­ кона». Созданный Бобом Уоллом, Фредом Вейнтраубом и То­ мом Куном, этот фильм показывает Уолла и Вейнтрауба в роли самих себя. Включены интервью с Джеймсом Кобурном, Брэн­ доном Ли, Каримом Абдул Джабарром и Чаком Норрисом. Хо­ тя там есть и слишком короткие эпизоды с Джесси Гловером, ненужные с Алексом Бен Блоком и отвратительным Альбертом Голдменом, Жаль, что коллеги Брюса сделали легкий и умыш­ ленно сенсационный выбор названия. Единственное «прокля­ тие», висящее над Брюсом Ли, — в том, что его имя будет всегда связываться с приукрашенными рассказами о его жизни или с видео под названием «Проклятие» или «Миф». Реальность его жизни гораздо удивительнее.

Также в 1993 году «Люмьер» выпустила видео «Брюс Ли:

мастер боевых искусств», в котором показаны интервью со звездами, снимавшимися вместе с Брюсом, членами съемоч­ ных бригад и журналистами. В видео включены некоторые из документальных кадров Генри Вонга на съемочной площадке «Появления дракона». Позже та же компания выпустила видео­ интервью Брюса 1971 года с Пьером Бертоном для канадского телевидения.

Есть история неважных отношений между Линдой Ли (те­ перь Линдой Ли Кэдвелл) и его сестрами и братьями. Линда никогда не делилась ни центом дохода от имущества Брюса с остальной семьей. Главная обида касается матери Брюса, Грэйс, которая теперь страдает от болезни Альцгеймера и живет в общественном доме для престарелых в Монтерей Парк, штат Калифорния.

Но 28 апреля 1993 года семья сохраняла мир достаточно долго, чтобы собраться и отпраздновать награждение Брюса звездой на Аллее Славы голливудского Бульвара. Роб Коэн вместе с Линдой и мэром Томом Бредли выступили перед соб­ равшимися гостями на обеде для важных лиц.

К сожалению, в последние годы голливудский Бульвар, как и лондонская площадь Пикадилли, стал неприглядным местом, который посещают в основном туристы и неудачники. Многие из золотых звезд на нем принадлежат людям, которых никто уже не помнит. Те, которых стоит помнить, часто замусорены недоеденными ломтиками пиццы. Вклад Брюса Ли в создание фильмов требует признания. Но как он сам сказал Пьеру Бер тону, «Я не верю в слово "звезда" — для меня это просто ил­ люзия».

7 августа 1993 года Линда Ли провела аукцион вещей Брю­ са, которые она первоначально предоставила, чтобы, как оказа­ лось, добавить достоверности фильму «Дракон». В какой-то момент обдумывали идею открыть музей Брюса Ли, но в конце концов 140 его личных вещей были распроданы. За Гонконг ское водительское удостоверение Брюса выручили 7200 долла­ ров. Кепка, которую он надевал в роли Като, и подтяжки были проданы за 8600 долларов — лишь немногим меньше, чем то, что он заработал за весь сериал «Зеленый шершень», 29000 дол­ ларов, намного больше всех остальных предметов, дала пись­ менная аффирмация Брюса «Моя Точная Главная Цель», в ко­ торой он поклялся достичь всемирной известности как самый высокооплачиваемый восточный актер-суперзвезда, заработав 10 миллионов долларов между 1970 и 1980 годами. Написанная от руки на листке бумаги в 1969 году — за год до его травмы спины и всего за два года до того, как эта аффирмация начала становиться реальностью, — она была куплена для бара гамбур­ геров «Планета Голливуд», которым совместно владеют Силь­ вестр Сталлоне, Арнольд Шварцнеггер и Брюс Виллис. Все про­ данные на аукционе предметы сопровождались удостоверени­ ем о подлинности, даваемым Линдой Ли, которая получила от этой распродажи общий доход около 334 тысяч долларов.

Учитывая, от скольких сомнительных «даней уважения» и похвал за прошедшие годы пострадала память Брюса, сам Брюс был бы, несомненно, очень тронут простым одобрением своего героя детства, Мастера Квана, первого китайского киноактера боевых искусств.

Когда журналист Бей Логан спросил Мастера Квана, что он думает о Ли, «Маленьком драконе», Мастер Кван подошел к своему домашнему хранилищу святынь. Хотя ему уже было за восемьдесят, у него было ясное зрение и прямая осанка. Он вернулся с книгой по китайским фильмам, в которой были и он, и Брюс Ли. «Может быть, вы сможете взять эту книгу в библиотеке», — сказал он, скромно признавая известность, ко­ торую они оба получили.

Глава ого бы мы ни увидели в бою на экране, невольно сравнива­ ем его с Брюсом Ли. Он стал одним из немногих гигантов К этого бизнеса. Как и горстка других, Брюс Ли стал больше в смерти, чем был в жизни. Джеймс Дин представляет неугомон­ ность и мятеж молодежи. Мерилин Монро — богиня Голливу­ да. Несмотря ни на что, Элвис Пресли всегда будет королем рок-н-ролла. Джон Леннон олицетворяет оптимизм шестиде­ сятых. Все они стали и фантастическими образами, и символа­ ми идеала. Хотя большинству людей Брюс Ли известен как не­ победимый боец кино, многие также признают, что это самая важная фигура в современных боевых искусствах.

В реальной жизни из лучших мастеров боевых искусств не всегда получаются лучшие киноактеры боевых искусств. Никто не сомневается в бойцовских способностях Майка Стоуна и Джо Льюиса, однако их карьеры в кино угасли настолько же быстро, как и начались. Как бойцы, ни Ван Дамм, ни Джеки Чан им не ровня. Однако благодаря тому, что они удачно работают на экране, эти двое последних стали двумя из лучших звезд боевых искусств Востока и Запада.

Хотя Брюс Ли часто говорил, что игра в кино — это его карьера, а боевые искусства — его настоящая любовь, в корот­ кие моменты триумфа он находил гармонию между своей меч­ той и своей профессией, и они совпадали.

Брюс Ли был уникален как кинобоец, потому что он был настоящим. Джон Уэйн был большим и медленным;

он побеж­ дал в боях, потому что он был «хорошим парнем» по сценарию.

Чарлтон Хестон ездил на колеснице на фоне малоубедительно­ го заднего плана. Подвига и хитрые приспособления из филь­ мов Бонда были чисто развлекательной, школьной забавой. Но видеть Брюса Ли на экране — это видеть человеческое тело, доведенное до уровня высших способностей с помощью соче­ тания почти сверхъестественного таланта и целой жизни тяже­ лой работы. Так же, как когда видишь блестящий гол Пеле или слышишь стремительное соло на гитаре Джимми Хендрикса.

Человеческое воображение не нужно «пленять», когда то, что оно наблюдает, реально.

У Брюса Ли были такие способности и присутствие на экране, какими за всю историю были одарены лишь горстка других актеров. Но он попал в ловушку своего собственного успеха и своего неудержимого стремления быть тем, кем его хотели видеть все. Нет ни малейшего сомнения, что стрессы международной отавы глубоко влияли на Брюса. Достигнув почти всего, что он намеревался сделать, он столкнулся с воп­ росом — а что ему делать дальше.

Как «Ли» сказал Лонгстриту, нельзя просто двигаться ради движения;

оно должно быть связано с чем-то. Брюс считал, что неправильно просто желать, не действуя на основе этого жела­ ния;

однако он вместе с тем считал, что неправильно действо­ вать без ясного намерения. Он правильно угадал, что фильмы кунг-фу будут привлекать массовый интерес только несколько лет. Он осознавал, что излишнее количество философии в его фильмах не будет привлекать основную массу поклонников. Он также начал подозревать, что у него может не получиться сох­ ранять необходимый уровень физического исполнения ролей.

Однако он не мог сопротивляться порыву продвигаться даль­ ше. Он отказывался отступить, отдохнуть и перезарядиться.

Были и другие неотложные решения о направлении карьеры.

Будет ли он играть роли вне боевых искусств? Будет ли он рас­ сматривать роли, в которых выявлялась какая-то уязвимость или отрицались его атлетические способности? Какая трудная задача ему нужна — работать со сценариями и актерами лучше­ го качества, быть режиссером или играть не-бойцовские драма­ тические роли? Может ли в таких ролях оказаться, что игра слишком «нереалистична» для западных аудиторий?

Брэндон Ли считал, что его отец справился бы с этими трудными задачами:

Когда я вижу его фильмы, я вижу, что он играл искренне. Он выражал то, что действительно чувствовал, не больше и не меньше. Я помню, что, когда он снимался, он никогда не переигрывал, чтобы произвести впечатление, он не допус­ кал фальши. Он был очень интенсивным человеком и имен­ но поэтому делал только то, что, по его мнению, он должен был делать. Его роли были чистым выражением того, что было у него глубоко внутри. Он никогда не пытался изобра­ зить то, чего он не чувствовал, а тем более имитировать кого-то другого. Я ненавижу эту кучу китайских актеров, которые пытаются играть так, как мой отец. Он был естест­ венно великолепен. Если бы он жил, я уверен, что он бы сделал еще фильмы, не ограничиваясь фильмами кунг-фу. В любом случае, он бы сделал еще хорошие фильмы.

Честно говоря, нужно признать, что, кроме «Появления дракона», остальные фильмы неособенно хорошие. Я имею в виду, что сюжеты очень неважные. Актеры не умели иг­ рать, и даже «Появление дракона» был, скажем, довольно простым фильмом. Если бы не его присутствие, эти фильмы не дали бы ни цента, сегодня они бы ничего не стоили. Мой отец, конечно, сделал бы фильмы, которые могли иметь самостоятельную ценность по сюжету и по игре актеров.

Проблема в том, что мой отец исчез в тот момент, когда он смог сделать эти замечательные вещи.

Продолжая, Брэндон приближается к самому главному в Брюсе Ли:

Как и все, я очень уважал моего отца. Он был большим героем. Но он был не суперменом, а просто человеком. Боль ше всего жаль, что у меня не было ни одного тренировочно­ го боя с отцом, когда я стал выше его... У меня сохранилось впечатление об отце как об очень напряженно работающем человеке. Я редко встречал людей, которые иастолько вкла­ дывали себя во все, что делали. Мое самое яркое воспомина­ ние о нем — это человек, который все время тренируется во дворе нашего дома.

После смерти Брюса дом Ли стал привлекать группы «уче­ ников». Некоторые просто хотели старую статью или предмет одежды, а другие предлагали целое состояние за его «мерседес».

Позже поклонники, которые совершали паломничество к дому Брюса в Гонконге, разочаровывались, обнаруживая, что это теперь «Сады Кам Ва» — «гостиница», используемая бизнесме­ нами для развлечения своих леди. Рекламные объявления в журналах предлагали куклы Брюса Ли вместе с очаровательны­ ми зверушками Уомблами или приглашали читателей вступить в «Секретное общество Брюса Ли».

Сегодня благодаря имени Брюса Ли продается больше журналов, чем когда бы то ни было. Можно даже вступить в клуб поклонников Брюса Ли с девизом: «К Личному Освобож­ дению». Проводятся регулярные семинары и дни памяти, на которых поклонники могут купить футболки, плакаты и ко­ фейные кружки с портретом Брюса Ли, посмотреть несколько минут выцветшие кадры, на которых Брюс танцует «ча-ча-ча», или послушать потрескивающую запись одного из его теле­ фонных разговоров.

Брюс Ли выражал сожаление, что после его смерти люди, скорее всего, будут вешать его портреты в школах и кланяться им. Надеясь предотвратить это, он советовал им считать, что он — «ничего особенного». Можно понять то глубокое уважение, которое может побуждать настоящих учеников с почтением относиться к Брюсу Ли. Что касается коллекционеров мелочей, то здесь почти слышен смех Брюса!

Каждая знаменитость привлекает к себе поклонников — унылых людей, которые и не подозревают, что то, чего они на самом деле ищут, находится внутри них. Даже музыкальный ансамбль, членом которого я был и есть, привлек к себе стран­ ный культ под названием «Общество информации», который публиковал целые книги со словами песен, которые мы играли на всех наших концертах. Дало ли им это какое-то более глубо­ кое понимание?

Брюс Ли привлекает больше невротиков, чем ему полага­ лось бы. Есть люди, сохраняющие, как сокровища, его неопуб­ ликованные фотографии, которые, конечно, они не покажут никому другому. Есть те аннально-памятливые коллекционе­ ры, чьи папки заполнены подробнейшими деталями о Брюсе Ли, как будто накопление фактов как-то связано с пониманием.

Эти занятия настолько же навязчивы, как безрадостны и бес­ смысленны. Культ Брюса Ли совершенно правильно называют братством «кретин-кунг-до»*.

Точно так же, как многие произведения гения Ван Гога закрыты как «инвестиции» в бетонном небоскребе какой-то корпорации в Японии, есть такие же «поклонники Брюса Ли» и «эксперты по Брюсу Ли», которые стараются замкнуть его душу в своих мавзолеях фактов и почитания героя. Я не намерен служить их делу.

Брюс Ли осуждал ложное чувство собственной важности, основанное на вымышленном образе, на иллюзии славы или имущества или на роли винтика в какой-то религиозной или политической машине — или на чем-то, что не является не­ отъемлемой частью нас самих. Он вполне мог сказать о бесп­ лодности попыток приобрести самоуважение, отождествляясь со знаменитостями или ожидая освобождения путем вступле­ ния в фан-клуб!

В мае 1994 года мы играли в Сиэтле. Тогда я воспользовал­ ся возможностью посетить кладбище «Лейк Вью». Я нашел мо­ гилы Брюса и Брэндона, расположенные под сосной на гребне холма. Место вокруг могил было огорожено, чтобы никто не ходил по недавно засеянному газону. Я сел невдалеке. Азалии были в полном цвету. Дул теплый, мягкий ветерок.

Вскоре в ворота кладбища въехал микроавтобус и взобрал­ ся на холм, остановившись в нескольких метрах от того места, где я сидел. Вышло десять человек, которые возбужденно бол­ тали и вскоре начали фотографировать друг друга. Каждый из них по очереди перелезал через ограду и позировал перед каме­ рой, не понимая, что он стоит на недавно посаженных здесь * Англ. — geek кипе do;

игра слов: «geek кипе do» и jeet кипе do. — Прим.

перев.

цветах. Через несколько минут все они вернулись в автобус и поехали к следующему пункту своего маршрута. Когда они бу­ дут позже смотреть фотографии, все они, конечно, вспомнят тот «факт», что они побывали на могиле Брюса Ли. Трудно поверить, что кто-то из них действительно почувствовал, что был здесь.

Надпись на могиле Брюса гласит: «Пусть твое вдохновение направляет нас к нашему личному освобождению». Я подумал, что, стараясь пробудить людей к их настоящей природе, Брюс Ли поставил самую трудную из всех своих целей.

Конечно, культ Брюса Ли будет продолжать гонку за свои­ ми грезами. Но те, кто действительно хотят понять Брюса Ли, и, кстати, любую другую сторону жизни, поймут его лишь нас­ только, насколько они поймут себя.

Шенлон By вырос в пригороде Нью-Йорка в пятидесятых годах. У него не было азиатских героев, которых он бы мог использовать как образцы для подражания, — пока он не уви­ дел свой первый фильм с Брюсом Ли. Он описал свой последу­ ющий опыт пробуждения самосознания в статье 1990 года для «Нью-Йорк Таймс»:

Я родился в 1959 году, в азиатско-американской семье, в графстве Вестчестер, штат Нью-Йорк. В моем детстве не было азиатских звезд спорта. По телевизору я могу вспом­ нить только самого несчастного азиатского персонажа, Хоп Синга, мальчика-слугу семьи Картрайт в «Бонанзе». Но в моей юности был Брюс.

Мне было четырнадцать лет, когда я в первый раз увидел «Появление дракона», дедушку всех фильмов боевых ис­ кусств. Между четырнадцатью и семнадцатью годами я смотрел «Появление дракона» двадцать два раза, пока не потерял счет. Все эти годы я собирал плакаты с Брюсом Ли, развеши­ вая их во всех уголках моей спальни. Я занялся китайскими боевыми искусствами, проводил часы, сравнивая мои физи­ ческие данные с его. Я узнал все, что мог, о Брюсе.

Мои родители, которые иммигрировали в Америку и стали профессорами в Хантер-колледже, терпели мое поведение, но были озадачены моим восхищением «развлекательным артистом». Мой отец в шутку пробовал сравнивать мое чрез мерное увлечение Брюсом с тем, как он в детстве обожал героев китайских народных сказок. Но герои моего отца не могли быть моими;

все они были из древней литературной традиции.

После колледжа я участвовал в соревнованиях как боксер любитель, пытаясь найти образ себя на ринге. Это не полу­ чилось. Мои бои были всего лишь попыткой копировать движения Брюса. Мне нужна была инструкция по тому, как жить. Через год я бросил бокс и пошел в юридический колледж.

Через много лет, в одно серое утро, Шенлон By посетил могилу Брюса Ли.

Надгробный камень сделан из красного гранита, на нем выгравирована маленькая картинка. Картинка очень голли­ вудская — Брюс в темных очках, — и, мне кажется, каллиг­ рафия выглядит немного неаккуратно. Двое туристов оста­ новились, но быстро ушли, взглянув на меня.

Я заметил, что я плачу. Могила Брюса кажется такой малень­ кой по сравнению с его местом в моей юности. Такой ма­ ленькой по сравнению с моей потребностью в героях. Видя его могилу, я понимаю, какая большая пустота была в моей жизни и как отчаянно я пытался ее заполнить.

Я искал азиатского героя, чтобы подражать ему. Но ни один из тех, кого я выбрал, не подходил мне полностью. Их жизни были определены их героическими задачами — у них были злодеи, которых им нужно было победить, и битвы, в кото­ рых нужно было сразиться, — а моя жизнь казалась всего лишь битвой за определение того, кто я.

Но теперь я понимаю, что сама эта борьба определила, кто я. Я должен быть своим собственным героем, даже когда я учусь ценить тех, кто жил до меня. Их жизни манят, как светлячки в безлунную ночь, и я знаю, что они — как и я — могли иметь недостатки. Но их жизни были реальными.

Они не были мальчиками-слугами в «Бонанзе».

Понимание может возникнуть только из сильного чувства самосознания. Любой, кто ищет Брюса Ли в подробностях и событиях его жизни, игнорируя его призыв активно работать над самосознанием, упускает не только суть и цель этой книги, но и суть и цель тридцати двух лет Брюса Ли на Земле.

По-настоящему чтут память Брюса Ли не «фаны» и не «эк­ сперты»;

они просто поддерживают его имя и репутацию. И его духу не служат те, кто превратил бы его жизнь в какую-то броскую голливудскую выдумку. В мире и так более чем доста­ точно «героев» и фантазеров. Теперь нужно что-то гораздо более необычайное. Теперь нам нужно воспринять те озарения и принципы, которые служат основой жизни Брюса Ли.

Правду этой жизни может понять не только настоящий мастер боевых искусств, который достиг такого же понимания сам, но и любой, кто стремится реализовать свой истинный потенциал. Тем из нас, кто сейчас хотел бы обнаружить насто­ ящего Брюса Ли, нужно углубиться дальше в концепции его искусства, не для того, чтобы накопить еще больше инфор­ мации, а чтобы вызвать переход на новый уровень осознания.

Брюс Ли был и выдающимся актером-звездой боев, и вы­ дающимся мастером боевых искусств. Но рассматривая все в истинном свете, мы должны помнить, что он провел пять лет, обучаясь вин-чунь., и еще двенадцать лет, преподавая и развивая свой собственный метод и философию боя. Только последние два года его жизни были посвящены созданию фильмов.

Даже посреди всех событий и волнений, Брюс настаивал на том, что он надеется постепенно обучать людей с помощью фильмов, в которых есть и поверхностный сюжет, и более глу­ бокое послание. Он так и не смог полностью реализовать свою мечту обучать людей внутренним аспектам его искусства. Ко­ нечно, тысячи тех, кто потоком хлынул в кинотеатры, шли на фильмы Брюса Ли не для того, чтобы узнавать об осознании или найти свободу. Но уроки в фильмах есть: эпизод «обуче­ ния» в начале «Появления дракона» был добавлен к сценарию по инициативе Брюса и не похож на все остальные части филь­ ма. Это важная добавка для тех, кто способен ее применить.

Хотя люди будут и дальше наслаждаться игрой Брюса на экране, в работе всей его жизни есть богатый урок, из которого мы все можем чему-то научиться — и который проливает свет на настоящую цель его жизни.

Глава мигрировав в Соединенные Штаты, живя и работая в Си­ этле, Брюс Ли учил своих первых студентов методу боя, Э основанному на вин-чунь, который стал называться джун-фан, по первому родовому имени Брюса. Однако Брюс Ли всегда признавал свой долг перед вин-чунь и уважал своего учителя, Ип Мэна.

Они оба умерли с промежутком в несколько месяцев. В последний раз, когда они встречались, Брюс спросил Ип Мэна:

«Ты все еще считаешь меня своим учеником?» Тот ответил: «А ты все еще считаешь меня своим учите­ лем?» Они оба засмеялись.

Несомненно, методы боя Брюса Ли возникли из принци­ пов вин-чунь. Эти корни очевидны в его словах, что джит кюн до просто идет по прямой линии к цели. Даже позже, обладая более глубокими знаниями и опытом, Брюс часто поощрял своих студентов использовать простую технику, которая оказа­ лась эффективной во многих боях, в которых он участвовал в юности. Брюс знал, что во многих ситуациях шквал ударов по центральной линии дает результат. Он говорил им: «Если сом­ неваетесь, бейте прямо».

В джун-фан кунг-фу были постепенно ассимилированы техники, взятые из многих других стилей кунг-фу, с техниками западного бокса, тайского бокса, джиу-джитсу и фехтования.

Видоизменения вносились не ради изменений, а только тогда, когда можно было продемонстрировать реальное усовершенс­ твование. Хотя Брюс заимствовал техники из других систем, он использовал их в согласии с принципами вин-чунь — напри­ мер, осознание центральной линии и экономные движения без предварительных сигналов.

«Я изучил базовые принципы того, что он основал, — го­ ворит Таки Кимура, — но он был в поиске, сам идя шаг за шагом. Когда он приехал в Сиэтл, он держал меня в курсе про­ исходящего. Ему пришлось изменить свой метод боя, потому что он уже не мог иметь дело с маленькими китайцами того же роста».

Это объясняет первый принципиальный отход от вин чунь-метода боя Брюса Ли. Там, где в вин-чунь сохраняется подход равноценности обеих рук, Брюс Ли принял атакующую стойку, похожую на стойку боксера или фехтовальщика, все время держа свою более сильную правую сторону впереди.

Говарду Вильямсу было только пятнадцать, когда он начал учиться у Брюса Ли и Джеймса Ли в их оклендской школе. Он вспоминает, что сам переход от джун фан к джит кюн до был не постепенным, а произошел почти за один день:

Брюс приезжал в Окленд раз в две недели на уикенд со своей семьей, между съемками «Зеленого шершня». Однажды он сказал: «Послушайте, это не джун фан: теперь это джит кюн до». Брюс показал нам эту новую стойку — мы подумали, что это бокс;

это сначала казалось похожим на кикбоксинг, но он продолжал использовать захваты из своего старого стиля.

Тим Тэкетт, школьный учитель по профессии, обучает не­ большие группы «концепции джит кюн до» в своем доме в Редлендс, штат Калифорния. Стараясь определить, что такое джит кюн до, он говорит:

В нем есть разные аспекты — чувствительность, захваты, схватки, удары руками, удары ногами, кикбоксинг, — и как сложить все это вместе. Когда вы испытали все это и можете это делать, то у вас есть основа. Эта основа — это то, что должно проявиться у вас, когда парень выходит из грузови­ ка, потому что вы с ним столкнулись или случайно оттесни­ ли его с дороги, а он только что выпил дюжину пива, у него вес 260 фунтов и ему до лампочки, есть ли у вас черный пояс, когда он выходит из грузовика и идет на вас! Тогда все, что всплывет у вас, должно быть автоматическим.

Опять же, нужно помнить, что кинобои Брюса Ли и улич­ ные бои были двумя совершенно разными вещами. Он никогда бы не использовал закрученный хук пяткой на улице.

В настоящей схватке жизненно важны две вещи. Во-пер­ вых, с помощью тренировки нужно заранее пережить часть тех сильных эмоций, которые вздымаются в схватке, чтобы уметь извлекать из них силу. Во-вторых, нужно достаточно часто практиковаться, чтобы быть способным действовать, несмотря на свое «я», в автоматическом и спонтанном потоке действий, который пересиливает любые другие соображения. Реакция «застыть или ударить» должна превратиться в состояние боя «без ума», или рефлекторное действие.

Дэн Иносенто рассказал пишущему на темы боевых искус­ ств Джерри Бизли:

Когда вы сближаетесь, нет никакого рефери, который бы вас разделил. Матч на ринге — это не бой. Даже сегодня можно взять выдающегося боксера, и он может оказаться побеж­ денным на улице. Но выведите его на ринг — и он в своих владениях. Бой — это действительно тяжело. Много раз это может быть перекатывание по земле: невозможно сказать, это чой ли фут или вин-чунь. Бой ужасен: это броски лицом на бетон, это удары ножом. Неизвестно, спасет ли вас ваше искусство. Никто не знает. Все изменяется, как только в руке парня появляется оружие. То, что работало в системе с пус­ тыми руками, теперь не действует. У парня может быть десять лет опыта в кикбоксинге, но теперь ситуация совсем другая.

У Брюса была масса драк на улицах Гонконга. Он был, по его собственным словам, «панком, который получал кайф от драки». Я видел его в том, что даже не могу назвать дракой.

Я видел парней, которые хотели расшибить ему нос, сломать ему кости или все что угодно. Но у них никогда не получа­ лось сделать это, так что это превращалось в урок. Они обнаруживали, что он может буквально играть с ними. Брюс мог меняться посреди боя. В какой-то момент он предпочи­ тал систему ударов ногами, а потом на среднем расстоянии он взрывался, как свирепый уличный боец или западный боксер. Когда он приближался вплотную, это было похоже на вин-чунь. Когда он попадал на землю, это было похоже на джиу-джитсу. Брюс знал, как интегрировать стили, Если и есть общая нить, то это понимание дистанции.* * Цитата Дэна Иносенто из книги Джерри Бизли «В поисках абсолютного боевого искусства» (Boulder, CO: Paladin Press, 1989), История внутреннего аспекта боевых искусств как средства духовного роста восходит к Бодхидхарме и монастырю Шао­ линь. Но именно в учении Кришнамурти Брюс Ли обнаружил философский фундамент джит кюн до.

Джидду Кришнамурти родился в 1895 году в обнищавшей семье в Южной Индии. Он рано был духовно призван, и в возрасте десяти лет усыновлен эзотерической организацией, «Теософским обществом», чтобы воспитываться как будущий мессия, и был послан на обучение в Англию и Францию. В году он отказался от своей роли «мессии», сказав, что религиоз­ ные секты и организации мешают движению к Истине. Хотя он продолжал преподавать и читать лекции во всем мире, он все так же не хотел предлагать никакой готовой системы для приб­ лижения к этой Истине.

Брюс Ли взял многие из «высказываний» Кришнамурти о самореализации и прямо применил их к собственному пути.

Говоря о традиционных религиях, Кришнамурти писал: «Вот, предположим, вы начинаете с отрицания чего-то абсолютно ложного — традиционного подхода, — тогда, если ваше отри­ цание — только реакция, вы создадите лишь иной шаблон, который будет только ловушкой»*. Призыв из классических боевых искусств на стене школы Брюса гласил: «Не отрицайте классический подход, просто сопротивляясь ему, или вы созда­ дите новый шаблон и попадете в его ловушку».

Люди берутся за боевое искусство по многим причинам — для самообороны, для выступления на соревнованиях, ради здоровья, для самодисциплины, ради культуры и философии, Все это основательные причины. Хотя из практики боевого искусства можно извлечь много пользы, однако основная при­ чина, по которой человек берется за боевую дисциплину (как * Дж. Кришнамурти. Свобода от известного, «София», Киев, 1991. — Прим. перев.

сделал Брюс Ли в возрасте тринадцати лет), — это чтобы нау­ читься драться.

«Джит кюн до, — говорит Тим Тэкетт, — связано со спо­ собностью одержать верх, используя все средства для победы.

Можно обладать техниками всего мира, но если не имеешь нужного отношения к жизни, то они ничего хорошего не дадут.

Брюс незаметно учил всему этому. В одном эпизоде из «Лонг­ стрит» Брюс схватил слепого детектива захватом за горло, из которого тот не мог вырваться. Брюс говорит: «Ну, выдави мне глаза». А Лонгстрит говорит: «Я не могу». Брюс отвечает: «Тогда ты не победишь».

Один из аспектов боя, который «противники насилия» так и не могут понять, состоит в том, что обучение бою и готов­ ность к бою каким-то образом создают состояние, в котором вообще уменьшается потребность драться. Обучаясь сражаться с противником, нужно вместе с тем преодолеть всевозможное внутреннее противодействие и сопротивление. Немного приб­ лизившись к овладению искусством боя, значительно прибли­ жаешься к владению собой. В результате ты готов встретиться с противником и одолеть его.

Как пишет Кришнамурти:

Человек насильствен, и идеал ненасилия — это всего лишь незрелый подход к насилию. Важно встретиться с насилием лицом к лицу, понять его и выйти за его пределы, а не придумывать спасение, идеал под названием «ненасилие», который совершенно нереален.

Наверное, никто не был связан с концепцией ненасилия теснее, чем Ганди. Те, кто воображает, что этот хрупкий индиец был простым пацифистом, будут удивлены его словами:

Ненасилие бесконечно выше насилия. Но послание ненаси­ лия предназначено для тех, кто знает, как умирать, — а не для тех, кто боится смерти. Если у человека нет такой сме­ лости, я хотел бы, чтобы он культивировал искусство уби­ вать и быть убитым, а не трусливо бежать от опасности.

Брюс Ли однажды сказал:

Когда какой то большой парень атакует вас, вместо того, чтобы реагировать на его эго, научите его реагировать на ваше. Вы должны думать про себя: «Как я благодарен тому, что мне сейчас представляется такая чудесная цель с боль­ шими возможностями». Не думайте о том, что ваш против­ ник может вам повредить, а получайте удовольствие от того поражения, которое вы собираетесь ему нанести, если уж он оказал вам такую любезность. Сейчас я стараюсь научить вас тому, что я называю духом боя.

Глава есмотря на то что Брюс Ли начинал в школе вин-чунь, — писал Дуг Палмер, — каждый раз, когда мне случалось Н встретиться с ним, он уже расширял свой стиль, включая в него не только известное ранее, но и какие-то новые измерения, умножавшие эффективность и универсальность его собствен­ ной «школы». Это была не просто техника, джит кюн до уже вышел за рамки стиля как такового. По мнению Брюса, стиль — это что-то ограничивающее. Джит кюн до — это подход, мировоззрение, Путь.

Этот «путь» был кратко изложен в изречении, висевшем на стене школы Брюса. Оно гласило: «Истина в единоборстве раз­ лична для каждого. Ищи свой собственный опыт истины. Отб­ расывай бесполезное, накапливай то, что присуще именно тебе.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.