WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«С. Г. К о р д о н с к и й С О С Л О В Н А Я С Т Р У К Т У Р А П О С Т С О В Е Т С К О Й Р О С С И И С. Г. К О РД О Н С К И Й Сословная структура С о с л о в н а я с т р у к т у р а ...»

-- [ Страница 3 ] --

В условиях, когда необходимые ресурсы нельзя ни украсть, ни за имствовать, их приходится покупать. Но для того чтобы покупать, нужны настоящие деньги. Для получения этих денег (валюты) надо ее получить. Советская власть в первое десятилетие своего сущест вования просто изымала валюту у населения или продавала – за нее же – «буржуям» художественные ценности, накопленные в импер ские времена. В последующем поиск того, что купят ненавистные им периалисты, представлял собой весьма важную в ресурсном госу дарстве деятельность. Сначала экспортировалось реквизированное Отношения сословного мироустройства с внешним миром у «кулаков» зерно, потом начался экспорт угля и металлов, добытых принудительных трудом тех же кулаков, трудармейцев, спецпересе ленцев и заключенных. На смену зерну, углю и металлам в качестве экспортного товара пришли нефть и газ.

Поиск ресурсов, которые можно продать за границу, чтобы ку пить необходимое для сословного строительства, не прекращался все время существования советской власти. Причем, как показывает опыт индустриализации, то, что страна остается без хлеба и ее насе ление вымирает от голода, не так важно, как получение в обмен за реквизированные ресурсы импортных заводов, технологий, изделий, технических специалистов и товаров народного потребления для распределения среди членов привилегированных сословий. Схожей логикой руководствуются сегодняшние служивые, заключая долго срочные контракты на экспорт энергетического сырья, при том что энергетические потребности населения удовлетворяются далеко не полностью. Они считают, что люди перебьются, как это было всегда, ну, может быть, кто то в морозы и помрет – во славу идеологии энер гетической сверхдержавы.

Импорт техники, технологий и научных знаний был и остается спе цифической характеристикой сословного мироустройства. Достиже ния техники, особенно в форме оружия и бытовых приборов, импор тировались и в империи, и в СССР, и в современной России. Импорт и распределение такого рода ресурсов привычен и повседневен, а изде лия отечественной «легкой» промышленности чаще всего неориги нальны и представляют собой относительно удачные копии того, что делается на Западе или – теперь уже – на Востоке. В сословном обще стве процветает ремесло, до технологий дело не доходит – не та «со циально экономическая формация». Ремесло позволяет выполнять уникальные изделия, подковывать блох, но не обеспечивает техноло гического развития. Даже организация массового производства «то варов народного потребления» всегда представляла собой государст венную проблему, чаще всего решавшуюся – после постановлений ЦК КПСС и Совета министров СССР – формированием специального сосло вия и выдачей ему соответствующего ресурса. Кроме того, далеко не все технологии можно было импортировать, на импорт вооружений, оборонной техники и смежных технологий были и есть серьезные ог раничения;

такие изделия приходится изготавливать самим. Но для Сословная структура постсоветской России этого сначала необходимо «получить» идеи, прототипы, чертежи и ма кеты. Получение необходимого есть особая деятельность, заключаю щаяся в мониторинге зарубежной науки и технологических разрабо ток, их оценке и – при необходимости – изъятии знаний, технологий и отдельных изделий с последующим освоением изъятого отечествен ной наукой и промышленностью49. После того как служивые люди, ис полняя свой долг перед Родиной, «получат» необходимое, следует на ладить «современное производство» в условиях, когда это по самой своей природе невозможно, так как несовместимо с ресурсной орга низацией государства и сословной структурой. Для решения этой не простой задачи приходится локально нарушать принципы сословного мироустройства, создавая «особые условия для преодоления техноло гического и научного отставания от потенциальных противников». На необъятных просторах страны при преодолении отставания возника ют «почтовые ящики», «закрытые города», «технопарки», «наукогра ды», «свободные экономические зоны», в которых создаются подобия научных и технологических центров капиталистической экономики и даже элементы капиталистического образа жизни. Эти оазисы частич но выводятся из под общей сословной юрисдикции – порядка управ ления ресурсами, там действуют свои законы, в том числе и законы распределения ресурсов вне административного торга, целевым об разом. Именно целевое распределение ресурсов (на создание «из делия», а не на деятельность по освоению разнаряженных ресурсов) позволяло создавать отечественные ракеты, бомбы или радиолокато ры. Социальным результатом этой активности становится формирова ние сословия ученых и конструкторов, не полностью вписывающихся в сословное мироустройство. Это не обычные бюджетники, скорее – в современных терминах – это лица свободных профессий, обслужива ющие государственные службы.

В пределах таких «зон» формируется специальная социальная структура, в которой главным служением становится создание «из делий», а все остальные служения переходят в статус обеспечиваю О масштабах подобной деятельности в СССР можно судить по так называемому «The Farewell Dossier», в котором представлены данные из годового отчета Военно промы шленной комиссии СМ СССР, переданного Франции сотрудником научно технической разведки КГБ СССР // The New Times. 2004. 2 февр.

Демократия и сословность щих и обслуживающих. Так, в «академгородках» практически вся полнота распределяющей власти была сосредоточена в администра циях АН СССР и государственных НИИ. Однако после снятия режима и перехода к обычному освоению бюджетных ресурсов исчезает и то, ради чего оазисы создавались. И они со временем превращаются в сохраняющие оттенок привилегированности сословные миры (иногда отграниченные от остальной России «запреткой» и кон трольно следовой полосой, демонстрирующей отделенность от обычного сословного мироустройства), как это произошло с совет скими ЗАТО и академгородками.

Несмотря на такие жертвы принципами сословного мироустройст ва, «внедрение» изобретений, любые технологические новации были и остаются для сословной системы головной болью, прежде всего по тому, что новации меняют структуру распределения ресурсов, а это гораздо больше проблем в отношениях между сословиями порожда ет, чем решает. Поэтому «техническое перевооружение» и «внедре ние результатов научно технического прогресса» представляет для сословного мироустройства прежде всего социальную проблему.

Демократия и сословность Сословное мироустройство и связанное с ним внерыночное распре деление ресурсов совместимы со свободными рынками и классовой структурой при определенных и специфичных для каждого государ ства условиях. В нашей государственной практике они тоже сосуще ствуют, но не в синхронии, как в других государствах, а только в ди ахронии, когда десятилетия торжества сословности сменяются годами перестроек и революций. При этом возникает феномен цик личности отечественной истории, этакий «век сурка».

Демократия и партийная система возникают (когда сословность вытесняется на властную периферию) как необходимые атрибуты рынка при отделении общества от государства и разделении его на классы, в простейшем случае – на богатых и бедных. Демократия, как я уже говорил, является формой интеграции разделенного на классы общества в политическое целое и формой интеграции общества и го сударства в национальное государство. Политика как институт и как Сословная структура постсоветской России деятельность необходимы в демократическом обществе для согласо вания классовых интересов и для представления национального го сударства в межгосударственных отношениях.

В сословно государственном внерыночном единстве, не разде ленном на классы, нет необходимости ни в демократии, ни в полити ке, так как согласование ресурсных интересов сословий осуществля ется на административном рынке при административном торге по поводу «распила» ресурсов, консолидированных сувереном в обще народном – общесословном бюджете. Интересы такого государства в межгосударственных отношениях представляет суверен – прези дент или монарх. Сословно государственное целое не является по определению национальным государством. Это может быть империя или такое «общенародное государство», как СССР, но никак не наци ональное государство.

Для общества, разделенного на сословия (и государства, не отде ленного от общества), характерна принципиально не демократичес кая форма представительности, такая как традиционные для Руси земские соборы. Необходимым условием соборности является ин ститут разного рода внутрисословных собраний, члены которых мо гут выдвигать кандидатов на земские соборы. Для формирования внутрисословной общности необходимо признанное самим народом его разделение на сословия, причем такое, чтобы не возникало нео пределенности в определении сословной принадлежности челове ка. Члены сословия должны отличаться от членов других сословий бесспорными атрибутами и обладать сословным сознанием.

Сословное единство СССР обеспечивалось системой идеологиче ского воспитания, пропаганды и агитации и институтами разного ро да собраний: партийных, комсомольских, профсоюзных, в которые было вовлечено практически все дееспособное население. Тоталь ность этой системы обеспечивала нерефлексивное принятие сослов ной идентификации гражданами СССР и необходимый для существо вания общенародного государства минимум соборности.

Распад сословной системы и занятие освободившегося социаль ного пространства примитивным рынком и его институтами привел в 90 е годы ХХ века к возникновению феномена политики и политиче ской жизни – как формы согласования интересов социальных групп, оставшихся в бесструктурном социальном пространстве после кру Демократия и сословность шения сословной системы, с одной стороны, и новых групп рыноч ных деятелей, возникших при расхищении оставшихся бесхозными государственных ресурсов и превращении их в товары и деньги – с другой.

Вместо института советских сословных выборов, когда в составе представительских органов советской власти в результате сложней ших процедур вычислений и согласований были представлены все советские сословия, возник институт свободных выборов, в ходе ко торых в представительские органы власти оказались выбраны в ос новном те, кто смог проплатить место в партийном списке или «ку пить» мажоритарный округ. Политические партии, возникшие в момент распада советской сословности, поначалу по форме и назва ниям представляли интересы советских сословий (компартия, аграр ная партия и прочие), но постепенно превратились в квазиполитиче ские структуры, не имеющие четкого места ни в развивающейся сословной структуре, ни в стагнирующем классовом обществе. Они не представляют ни сословий, ни классов богатых или бедных.

После принятия федерального закона «О статусе депутатов» чле ны законодательных собраний всех уровней превратились в новое постсоветское сословие с законно определенными привилегиями и обязанностями. Согласно этому закону, введена особая форма госу дарственного служения – законотворчество, и депутаты стали людь ми, исполняющими законотворческую службу. Это была неудачная попытка интегрировать демократию и сословность, включив демо кратические институты выборов в общую сословную структуру распределения ресурсов. В результате выборы в целом (и предста вительная власть в частности) потеряли изначальный рыночно де мократический смысл, а депутаты превратились в сословие, отстаи вающее собственные интересы при распределении ресурсов.

Причем сословие особое, так как депутатство можно «купить» отно сительно легко – по сравнению с членством в других титульных со словиях. Естественно, сословная структура в целом не может оста ваться нейтральной к такому способу формирования членства, и во многом поэтому в последние годы был осуществлен переход от так называемых свободных выборов к выборам по партийным спискам, в ходе которых затруднен доступ к членству в сословии депутатов тем, у кого – по мнению членов других титульных сословий – нелады Сословная структура постсоветской России с происхождением, гражданством, биографией или какими то други ми значимыми сословными признаками.

При этом исчезли почти все формы советской сословной пред ставительности и согласования сословных интересов, а освободив шееся место советской пропаганды и агитации заняла реклама сти лей потребления – атрибута классового общества. Государственное служение в 90 е годы еще не имело смысла, а накопленные государ ством социальные обязательства перестали обеспечиваться соот ветствующими распределяемыми ресурсами. Довольствие сохра нившихся служивых людей, зарплата бюджетников и работающих по найму, пенсии пенсионеров и все другие сословные формы рас пределения на какое то время превратились в источники ресурсов, расхищаемых нарождающимся слоем предпринимателей. Полити ческая организация общества не могла в принципе удовлетворить запросы остатков советских сословий просто потому, что институт свободных выборов не создавал условий, для того чтобы запросы институализировать.

В течение 15 лет шел процесс разделения общества на классы бо гатых и бедных, сопровождающийся распадом советской сословнос ти. Однако в последние годы, параллельно естественному формиро ванию классовой структуры, государство начало институализировать служивые сословия и поддерживать еще не до конца распавшиеся советские (нетитульные) сословия бюджетников, пенсионеров, ра ботающих по найму. Так что сейчас – на начало XXI века – имеются трехсторонние конфликты:

• между новыми сословиями, создаваемыми в ходе реализации законов о государственном служении, и остатками советских сословий;

• между рыночными социальными группами богатых и бедных и остатками советских сословий;

• между новыми сословиями и рыночными группами богатых и бедных.

Эти конфликты пока не эксплицированы и не могут решаться ни де мократическими методами, ни специфическими сословными регули рующими механизмами. Но если в этот раз России повезет и сослов ное устройство не станет уничтожать богатых для того, чтобы не Демократия и сословность было бедных, то когда нибудь в этих конфликтах, может быть, и вы зреет новая структура общества, уравновешивающая сословные ам биции и интересы классов.

Конфликт между сословной и политической организациями об щества пока идет так, что «классовость» подавляется «сословнос тью». Свободные выборы исчезают как институт в связи с нефункци ональностью, вместо них возникают «выборы сверху», в чем то схожие с советскими, однако не столь проработанные технологиче ски и методологически и совсем не обоснованные идеологически.

Постепенно формируется сословие коммерсантов, функцией ко торого является обслуживание бюджета, а не бизнес. Бизнес вытес няется коммерцией, которой совершенно не нужны демократия и ее институты, ведь коммерсанты работают на административном рынке.

Необходимым условием коммерции становится «социальная ответ ственность бизнеса». В связи с появлением такой ответственности реальный бизнес уходит из страны или трансформируется в интер национальный, защищенный от сословных «распила» и ренты суще ственно лучше, чем внутристрановой.

Политическая организация рыночного общества ни в коей мере не соответствует сословным группам и тем формам согласования ин тересов, которые им присущи. Нефункциональность Федерального собрания относительно задачи координации деятельности сословий очевидна, так как сословия в нем не могут быть представлены по су ществующему избирательному законодательству и потому, что они не могут существовать как элементы демократической системы. По пытки интегрировать в деятельность Федерального собрания эле менты сословной представительности, получившие известность под именем суверенной демократии (об этом ниже), вряд ли могут быть успешными до тех пор, пока выборы в Федеральное собрание осуще ствляются по партийным спискам. Или до тех пор, пока партии не начнут формироваться по сословным признакам и тем самым пере станут быть политическими партиями даже номинально.

Очевидно, что страна вряд ли сможет полностью вернуться в исход ное советское состояние, целиком монополизировав ресурсы и рас пределяя их по сословиям. С другой стороны, столь же маловероятно в предвидимой перспективе формирование действительно свободного рынка и демократических институтов. Поэтому неизбежно сосущество Сословная структура постсоветской России вание фрагментов демократического устройства для обеспечения ры ночной деятельности с элементами сословной структуры, включающи ми массированное изъятие ресурсов с рынка и распределение их согласно критериям сословной социальной справедливости. Безуслов ное доминирование сословности приведет в конечном счете к очеред ному всеобщему кризису дефицита и распаду государства, как это слу чилось с СССР. Доминирование же рыночности и демократии приведет к катастрофическому расслоению общества на богатых и бедных, соци альным конфликтам, также чреватым распадом государства.

Очевидно, что рыночность и сословность должны сосуществовать в одном социальном пространстве, в синхронии и быть взаимодо полняемыми, а не альтернативными. Для этого, с моей точки зрения, необходимо достроить и идеологически легализовать сословную си стему и отделить структурно и функционально политически рыноч ные компоненты нашей государственности от сословно ресурсных.

Только легализация сословности сможет ограничить и цивилизовать ресурсные аппетиты многочисленных членов служивых сословий и ввести в рамки сословных правил поведения (морали) нормы изъя тия сословной ренты.

Основная проблема отношений между классами и сословиями в нашей стране, по моему, заключается в том, что рынок для своего развития и расширения нуждается в минимизации изъятий с него го сударством. В то же время сословная система в целом нуждается в максимизации изъятий, в беспредельном расширении государствен ного бюджета как ресурсной копилки. Объем изъятий, очевидно, имеет определенный предел, после которого рынок ужимается и возникают дефициты ресурсов, необходимых для распределения между сословиями. Появление дефицитов интерпретируется сосло виями как сигнал к еще большему изъятию ресурсов с рынка, что чревато – в конечном счете – генерализацией дефицитов и очеред ной волной социальной нестабильности, в ходе которой может раз рушиться вся система межсословных отношений. Применение мас совых репрессий для консолидации ресурсов и для «борьбы с коррупцией», конечно, вполне возможно, однако вряд ли оправдает неизбежные политические издержки.

Сейчас в России в значительной степени нерефлексивно опробу ется специфический российский способ интеграции сословной и Демократия и сословность классовой структур – суверенная демократия. Если я правильно по нимаю логику ее идеологов, она должна интегрировать классовые и сословные интересы за счет ограничения амбиций и классов, и со словий. Однако способ реализации суверенной демократии – то есть предельные формализация и дедемократизация избирательного процесса и квотный (по партийным спискам) подход к формирова нию состава Федерального собрания и региональных органов пред ставительной власти – не учитывает ни разделение общества на бо гатых и бедных, ни сословных амбиций.

Логика суверенной демократии могла бы быть адекватной скла дывающемуся миропорядку, если бы можно было четко отделить в представительских институтах классы от сословий. Но превращение Федерального собрания в орган сословного представительства вы водит из сферы политики классовые институты. Агенты выживающе го сейчас рынка окажутся вне закона в прямом и переносном смыс ле этого слова в том случае, если эта логика будет реализована в полной мере. В то же время исключение из Федерального собрания сословной представительности, существующей сейчас в виде лобби рования интересов военных, правоохранителей, государственных гражданских служащих, создает поле для сословного произвола, не регулируемого ни законами, ни сословной моралью.

Как я уже говорил, граница между сословиями и классами прохо дит по личности, а не между индивидуумами и их группами. Суверен ная демократия консервирует эту внутреннюю раздвоенность чле нов нашего общества, она двулична в прямом смысле этого слова. К идеологам суверенной демократии весьма подходит известный со ветский анекдот о крещеном еврее в бане: «Или крестик сними, или срам прикрой». Строительство суверенной демократии чревато по вторением истории и очередным распадом государства из за дефи цитов и вызванных им межсословных конфликтов.

Сословная структура постсоветской России Недоформировавшиеся российские классы и недоделанные сословия Минимальная социальная стабильность в современной России и социальная справедливость (социальное государство) сейчас невоз можны без хоть какой то определенности в отношении того, кто есть кто в этом государстве: каким чином обладает, какое звание имеет, кому, в конечном счете, служит и что ему за это причитается. Это вряд ли возможно вне сословной структуры, но сословная опреде ленность не задается априори, а формируется в ходе торгов на адми нистративном рынке и сборов сословной ренты, альтернативных рынку товаров и услуг.

В то же время классовая определенность (отнесение себя к бо гатым или бедным) невозможна без свободного рынка и его инсти тутов, которые сейчас вытесняются административным рынком в «теневую экономику», порождающую столь же теневое, непублич ное и не выявляемое исследованием разделение на хорошо обеспе ченных ресурсами (условно богатых) и плохо обеспеченных (услов но бедных). Богатство и бедность воспринимаются сословным государством – обществом не как естественные состояния своих членов, но скорее как нарушение порядка вещей, в котором уровень жизни производен от принадлежности к сословиям, а не есть ре зультат труда или рыночного случая. Однако за последние годы в стране возникли рынок и некоторые его атрибуты, в том числе и классовое расслоение. Практически все граждане номинально при надлежат к какому нибудь сословию, но в то же время ориентиро ваны на потребление, и соответственно им необходима классовая определенность.

Сосуществование в одном социальном пространстве сословной и классовой структур (без внятных объяснений того, как они сосуще ствуют) ведет к формированию весьма своеобразной формы отече ственной аномии: когда человек принимает на себя (не интегрируя) заведомо противоречивые и конфликтные определения своего со словного и рыночного статусов: он одновременно может быть и госу дарственным служащим, и торговым посредником, и предпринимате лем, и защитником прав трудового народа – работающих по найму, бюджетников и пенсионеров, например.

Недоформировавшиеся российские классы и недоделанные сословия Одновременное и неявное конфликтное (а не мирное, как в демо кратиях) сосуществование двух базовых систем стратификации со здает социальную напряженность, при которой члены одного – лю бого – сословия считают, что государство недодает им ресурсов, и потому они бедны, в то время как другие сословия нарушают прин ципы социальной справедливости и – незаконно – обогащаются. Се бя и членов своего сословия люди описывают в сословных терминах, а членов других сословий – в классовых.

Амбивалентность социального статуса приводит к тому, что госу дарственное служение трансформируется в посредничество или крышевание, которые самими действующими лицами часто считают ся добросовестным служением. Внутренний конфликт между ролями члена сословия и рыночного актора проявляется в не объяснимой другими причинами безудержной алкоголизации или безмерном и демонстративном потреблении, в глубоком цинизме и негативизме, сочетающихся с инстинктивной готовностью лизать задницу началь ству – члену высшего сословия и пинать зависимых – членов низших сословий.

Эти феномены демонстрируют амбивалентность социального уст ройства, его онтологическую двойственность, в которой совершенно невозможно разобраться «без бутылки». Однако бесконечные пья ные разговоры «за душу» ничуть не помогают понять хитросплетение взаимоисключающих социальных связей и отношений. Людям хочет ся ясности в определении своего положения, но она возможна толь ко при достаточно однозначной социальной отнесенности себя лю бимого к классам рыночного общества и к сословиям. Однако для этого нет условий: ведь для формирования классовой определеннос ти необходимы настоящие политическая организация общества, пар тийная система и институт права и правоприменения. Вместо них есть некие одноименные им деградирующие «демократические» ин ституты, возникшие при формировании рынков, использующиеся сейчас сословной системой в основном для легализации отчуждения ресурсов и обозначения намерений по их справедливому сословно му распределению. Сословные институты доминируют над классовы ми, причем не публично и в значительной степени не легитимно.

Но для формирования сословной определенности необходимы легитимизация сословий, самоидентификация их членов, формиро Сословная структура постсоветской России вание сословных организаций собраний и сословных судов. Практи чески никаких действий в этом направлении государство не совер шает и прежде всего не признает самого факта создания им сослов ной структуры. Скорее наоборот, все сословные «политики» публично интерпретируют свои действия как шаги по развитию рын ков, созданию демократии и соблюдению прав человека – то есть форм социальной организации, совместимых с сословным общест венным устройством только при их субординации институтам клас сового общества.

Прекраснодушные мечтания.

Вместо заключения Социальная стратификация, в том числе и сословная, адекватна и действенна только в том случае, если внешнее определение места человека в социальной системе в той или иной мере совпадает с его собственными представлениями о том, кем он является. Когда внут ренние (самоидентификационые, интроспективные) и внешние (по закону или традиции) определения социального статуса людей не совпадают, возникает аномия. В сегодняшней российской реальнос ти внешние определения положения людей в социальной системе совсем не прозрачны. Публицистические категории описания соци альной структуры – такие как олигархи, бандиты, чиновники, сило вики, простые люди и пр. – малооперациональны и служат скорее целям в значительной степени бессмысленной в нашем обществе «публичной политики», чем объяснению основы социального миро устройства.

Внутренние определения (самоидентификация) наших сограждан пока еще размыты, нечетки (только экстремисты определяют себя как олигархов или бандитов) или таковы, что человек скорее определяет себя не в современности, заданной наличными постсоветскими реа лиями, а в имперской или советской архаике либо в предельно идеа лизированных (до содержательной пустоты) прогрессистских коор динатах «рыночной экономики» и «демократического общества».

Сами представители современных сословий лишь в малой мере осо знают свое сословное положение. Скорее сословная идентификация Прекраснодушные мечтания. Вместо заключения пока еще скрыта профессиональной. Более или менее четкое совпа дение внешнего (правового) сословного определения и самоиденти фикации можно, наверное, наблюдать у военнослужащих, правоохра нителей и казаков. Однако прямых исследований сословной самоидентификации, насколько мне известно, не проводилось.

Государство в последние годы целенаправленно и последова тельно принимает законы, которые фактически вводят новые пост социалистические сословия. Постепенно возникает основа для фор мирования самоидентификации членов новых сословий, выработки сословных мирововозрений и превращения сословий из номиналь ных (определенных только законом) в реальные, то есть в агентов нового постсоветского сословного мироустройства. Будучи законо дательно введенными, сословия начинают жить по собственным за конам. Между ними возникают не прописанные в базовых законах отношения, которые и формируют современную сословную структу ру, пока в значительной степени формальную, не эксплицированную и не ясную членам сословного общества.

Становящаяся сословность не имеет своего языка описания. Да же идеологи сословности – консерваторы используют в своей аргу ментации импортированные или архаичные (также импортирован ные когда то) методологии и теории, оставляя вроде бы публичные факты становления новой сословности за пределами своих рассуж дений и конструкций. Вся структура описания и понимания нашей реальности сформирована в заимствованных и переводных поняти ях рыночного – в основном – мира, который в утерявшем старую и не обретшем новую сословность обществе имеет весьма своеобразный спекулятивный статус: рынок есть то, что мы строим, а совсем не то, что есть сейчас. Или: сословность – это то, что было, а не то, что есть сейчас. Социальная реальность оценивается по степени соответст вия рыночным или консервативным идеалам, то есть негативно, что стимулирует еще большие реформаторские либо консервативные усилия по формированию рынка и развитию рыночных отношений или по созданию сословной структуры. Реформаторам мешают «пе режитки старого» – термин, который был в ходу и у революционе ров разночинцев, и у строителей социализма. Консерваторам меша ет «новое», не вписывающееся в архаичные идеализированные представления о сословности.

Сословная структура постсоветской России Некоторую парадоксальность придает этой ситуации то, что ни какой работы по объяснению своих действий по формированию со словий государство пока не ведет. Становление сословной структу ры, видимо, идет нерефлексивно, то есть власть имущие и законодатели, разрабатывая и принимая сословные законы, пресле дуют какие то другие цели – такие как «наведение порядка» и «ста новление вертикали власти». Похоже, формирование сословий представляет собой побочный результат обуявшего сограждан стремления к мифическим утерянным имперскому и советскому по рядкам, социальной стабильности и социальной справедливости в ее принципиально внерыночном сословном варианте.

Члены современных сословий погружены в ту реальность, кото рая в России считается рынком. На рынке сословная принадлеж ность мало что значит, если это настоящий рынок. Отношения меж ду продавцом и покупателем строятся не на осознании взаимного служения, а на «купить – продать». В рыночных отношениях одни люди обогащаются, другие беднеют. Одни начинают бизнесы и их развивают, другие не столь активны, но так же, как и у первых, в их системе ценностей получение прибыли является главным. Именно в рыночном мире необходимы демократия, политика и другие функ циональные по отношению к рыночной инфраструктуре реальнос ти. Именно в рыночном мире формируется социальная стратифика ция, основанная на уровне потребления: высший, средний и низший классы. Именно в рыночном мире выработаны языки бизнес обще ния, средств массовой коммуникации, межперсонального информа ционного обмена и научного описания.

Этот рыночный мир, который уже много лет строят и никак не по строят реформаторы, несомненно, есть. И возник он скорее вопреки усилиям реформаторов, чем благодаря им. Границы его гораздо уже, чем хотелось бы разного рода прогрессорам. Но наряду с рынком есть вводимая государством сословная структура. Государство от чуждает ресурсы, выводит их с рынка и распределяет между сосло виями внерыночным образом, согласно своим критериям социаль ной значимости каждого сословия. Сословное государство не может не считать рыночные реальности подчиненными системе взаимного сословного служения, так как рыночное распределение товаров и денег не просто несовместимо с сословным распределением ресур Прекраснодушные мечтания. Вместо заключения сов, а скорее противопоставлено ему. В то же время отсутствует ре флексия становящейся сословности, и деятельность по формирова нию сословной структуры не имеет публичных и общедоступных обоснования и интерпретации.

Рыночный и сословный миры сосуществуют в одном социальном пространстве, в одних и тех же людях. Служивый человек в таком двойственном мире имеет возможность продавать на рынке то, что да но ему государством в определении его сословной принадлежности, – он имеет возможность торговать статусом, привилегиями. Он может использовать свои статусные преимущества для получения рыночных преференций. Он может брать с рынка то, за что надо бы платить, од нако он не платит, так как «генералам не положено» это делать. Гуса ры, как известно, денег у дам не берут и за услуги не платят.

Члены сословного общества склонны интерпретировать любые проявления рыночного расслоения как коррупцию и борются с ры ночным произволом. Ведь рынок, с точки зрения разного рода слу живых людей, конвертирует ресурсы в товары и деньги независимо от значимости сословий, а значит, несправедливо. Ресурсы в ходе рыночных трансформаций распределяются совсем не в тех отноше ниях, которые нужны для достижения сословной социальной спра ведливости: от каждого – сообразно его сословному положению, каждому – по результатам служения. Рынок создает социальную несправедливость, в сословном понимании, обделяя ресурсами со словия, служение которых для рынка не значимо и потому не опла чивается. Борьба с несправедливостью – рынком и доставание де фицита посредством институтов административного рынка составляют теорию и практику сословного мироустройства. Кон фликт между рыночной реальностью и реальностью служения, обеспечения служения и обслуживания – экзистенциальный и не разрешимый. Ни в нашей стране, ни где либо еще классовость пол ностью и окончательно не победила сословность;

справедливо и обратное. Но в других странах научились с этим жить, в отличие от России.

Государство борется с коррупцией, которая есть проникновение рыночных отношений в сословно упорядоченные. Рынок «покупает» сословную систему, его деятели присваивают отдельные привилегии, получают сословные статусы или услуги служивых людей, в том чис Сословная структура постсоветской России ле силовые. Служение в таком случае теряет внутренний смысл – оно превращается в одну из теневых рыночных деятельностей, в прода жу услуг, которые не могут продаваться и покупаться по определе нию. В результате – ни сословной упорядоченности и социальной справедливости, как бы их ни понимать, ни рынка и демократии. Од но перманентное строительство светлого будущего.

Мне кажется, что прежде всего необходимо легализовать сослов ное устройство и четко обозначить сословия, их интересы и отноше ния между ними. Это надо сделать для того, чтобы граждане могли определиться, кем они являются: деятелями рынка, участвующими в политическом процессе, ратующими за демократию и ее институты, или членами сословий, которые служат государству, закону и Богу или обслуживают эти служения.

Может быть, имело бы смысл жестко развести классовую и со словную структуры, ограничив или запретив совмещение служения и рыночной деятельности в любом смысле этого слова так, чтобы даже ситуативное использование сословного положения для из влечения прибыли было основанием для исключения из состава сословия и соответственно лишало бы права на государственное служение. Кроме того, может быть, имело бы смысл запретить ры ночным акторам быть членами титульных сословий, как и лишить членов титульных сословий права участвовать в демократических выборах и права быть выбранными в представительные органы власти. Участники этих процессов должны, с моей точки зрения, лишиться любых сословных прав: служение и обеспечение служе ния должны быть прямым противопоказанием к занятию полити кой и бизнесом в любой форме. Именно эти ограничения в правах избирать и быть избранными должны компенсироваться сословны ми привилегиями.

Возможны, как мне кажется, два варианта сопряжения рыночной и сословной представительности. Можно было бы пойти по пути фор мирования земского собора как органа сословной представительно сти, параллельного Федеральному собранию. Или можно было бы за крепить функции земского собора за одной из палат Федерального собрания, например за Советом Федерации, оставив за Государствен ной думой функции классовой представительности. В функции Госу дарственной думы при таком жестком разделении классовости и со Прекраснодушные мечтания. Вместо заключения словности могло бы входить наполнение бюджета и инвестирование в развитие экономики, в то время как в функции земского собора (или Совета Федерации) входило бы расходование бюджета в той его части, которая направлена на ресурсное обеспечение государствен ных служений и выполнение социальных обязательств.

Но в любом случае необходимо легализовать современные со словия и сформировать внутрисословные представительные орга ны, которые могли бы делегировать своих представителей на зем ский собор (или в Совет Федерации). Такие сословные собрания могли бы быть юридическими лицами, несущими ответственность за деятельность членов своих сословий. Именно сословные собрания могли бы быть носителями и интерпретаторами норм сословной мо рали, нарушение которых было бы чревато, в частности, исключени ем из состава сословий. Тогда, например, сословие коммерсантов могло бы вчинять иски сословию правоохранителей за действия, нарушающие – по мнению коммерсантов – сословную мораль пра воохранителей, а сословие работающих по найму могло бы требо вать у сословия врачей наказания для его членов за непомерные го норары, неадекватность лечения или пренебрежение клятвой Гиппократа. А Государственная дума могла бы оценивать эффектив ность расходования ресурсов бюджета отдельными титульными со словиями и увеличивать или уменьшать долю, получаемую членами этих сословий при обеспечении всех других форм сословной дея тельности.

Совет Федерации (или земский собор), состоящий из представи телей всех сословий, мог бы выступать координатором их действий в отношениях с рынком, агентов которого представляла бы Государ ственная дума. Государственная дума, если ее вернуть в состояние, в котором она пребывала до попыток установить суверенную демо кратию, вполне могла бы выступать представительным органом клас совой структуры (рыночной стратификации), представляя интересы богатых и бедных. В специфическом пространстве, сформированном отношениями между Государственной думой (как институтом рынка и демократии) и земским собором (или Советом Федерации) как ин ститутом сословного представительства, могли бы, наверное, выра жаться интересы всех групп населения, при явной их противоречи вости и несовместимости. Комплектование Государственной думы в Сословная структура постсоветской России таком случае могло бы быть осуществлено институтом свободных выборов, в то время как членство в Совете Федерации формирова лось бы, например, в процедуре кооптации представителей титуль ных сословий в него и утверждения президентом государства пред ставленных сословными собраниями кандидатур. В таком пространстве функция президента государства была бы вполне по нятной и определенной: он мог бы выступать гарантом сохранности привилегий титульных сословий и гарантом демократии – одновре менно. Роль главы государства в такой структуре власти могла бы также заключаться в регулировании отношений между Государствен ной думой и земским собором (Советом Федерации).

В принципе, в некоторых сословиях есть институты, которые мо гут при определенных условиях выступать в роли сословных собра ний. Прежде всего это институт офицерских собраний военнослужа щих. Общественная палата может – с некоторыми натяжками – считаться сословным собранием лиц свободных профессий, а Рос сийский союз промышленников и предпринимателей, равно как и объединения среднего и малого бизнеса могут стать органами со словного представительства коммерсантов. Союзы ученых, врачей, Медиасоюз и некоторые другие организации, такие как сохранивши еся профсоюзы, номинально могут выступать в роли сословных со браний и носителей норм сословной морали. Но для этого необходи мо реинституализировать эти формы организации сословности, придав им функции носителей морали и создав внутри них «суды че сти», которые имели бы в том числе полномочия предъявлять пре тензии другим сословиям и лишать членства в сословиях тех, кто на рушил его моральные нормы.

Немирное сосуществование институтов права и демократии, с од ной стороны, и институтов сословной морали – с другой, позволило бы, с моей точки зрения, когда нибудь излечиться от всепроникаю щей аномии, доминирующей сейчас в нашем государстве – обществе.

Боковая ветка. Искусство подражания:

наука и образование в сословном обществе Я уже говорил о том, что сама возможность выделения понятий со циальной стратификации и создания соответствующих теорий воз никает только в классовом обществе в попытках научного описания и формирования корпуса знаний об этом обществе. Сословное об щество, в отличие от классового, закрыто для научной рефлексии своего устройства, если исследователь сам является членом этого общества. Описание и объяснение того, как организовано сословное общество, содержится в мифах и легендах, художественных произ ведениях, ценностных конструкциях, иногда принимающих формы телеологий, таких как марксистско ленинская и аналогичные ей фи лософии. Находясь внутри сословного общества, его член не может рационально объяснить ни его структуры, ни своего положения в нем. Он объясняет его иррационально – в мифе, сказании, саге, ле генде, художественном произведении. Созданием мифов занимают ся интеллигенты, которых другие члены сословного общества счита ют деятелями культуры и общественных наук.

В интеллигентском мифотворчестве исторические пространство и время, реальная социальная структура и экономические отноше ния существуют только потому, что они нашли свое художественное (книжно зрительное) воплощение. Интеллигентские мифы о «прав де жизни» и о том, что было «на самом деле», в сочетании с продук цией интеллигентных экспертов составляют содержание объясни тельных конструкций, доминирующих в пространстве сословного мироустройства. Эти объяснения в этом общественном устройстве считаются научными, таковыми не являясь. Повторюсь: рефлексия общественного устройства в таком обществе закрыта, потому что ин ституты позитивного (верифицируемого и фальсифицируемого) зна ния возникают только после (или параллельно) отделения политики от экономики и государства от общества, то есть при распаде сослов ной структуры и формировании классовой50.

Далеко не случайно «взрывы» гуманитарной научной рефлексии в России совпада ют со «смутными временами» революций и перестроек. И до тех пор, пока в сослов ных обществах политика и экономика вместе с государством обществом составляют Сословная структура постсоветской России Таким образом, в сословном обществе место наук об обществе за нимает интеллигентское мифотворчество. В нем нет и, наверное, не может быть науки как деятельности, направленной на разделение су щего на части понятия с последующей теоретической реконструкци ей мира в целом (или его фрагментов) и основанной на эксперимен тальной проверке адекватности выделения исходных понятий. В этом околонаучном мифотворчестве особое место занимают импортиро ванные конструкции, то есть научное знание, полученное зарубежны ми исследователями и адаптированное интеллигентными общество ведами к отечественным мифологизированным реалиям. Корпус заимствованных знаний составляет основное содержание так назы ваемых общественных наук. Но, с моей точки зрения, гуманитарное научное знание, в отличие от естественнонаучного, не может быть за имствовано, отчуждено от материнской – рыночной основы и перене сено в сословное мироустройство без фундаментальных искажений, прежде всего потому, что его объекты – люди и отношения между ни ми – принципиально различаются в сословном мироустройстве и в классовых обществах. В ходе импорта экономических идей и теорий формируются группы «прогрессивных ученых – реформаторов и пат риотов», изъясняющихся соответственно на «экономическом рефор маторском» или «патриотическом» языках, мало пригодных для опи сания феноменов отечественной ресурсной жизни, однако весьма подходящих для описания того светлого будущего, которое возникнет после того, как импортная теория станет самой жизнью. Реформато ров и патриотов не смущает то, что ни одна из импортных теорий иде ального общественного устройства не подходит для описания такого уникального гибрида явной сословности и латентной классовости, которым была, есть и, вероятно, будет наша страна.

Невозможность научного описания отечественных реальностей связана с различиями статусов научного знания в ресурсном сослов ном и собственно экономическом государствах. Если в современном государстве с классовой структурой знание о ней прямо или косвен но (через СМИ и политические институты) включено в само общест венное устройство, то в сословной системе социальное знание не противоречивое, но синкретичное целое, в них не сможет сформироваться рацио нальное знание о них самих.

Боковая ветка. Искусство подражания может быть консолидировано и оформлено в традиционном для на уки виде. Знание о сословном обществе государстве рассеяно, как я уже говорил, среди его членов. Оно существует в виде сплетен, слу хов, мифов и мифологем, выражаемых в форме произведений искус ства51 но никак не в форме фактов и построенных на них теорий. Это прежде всего знание о том, кто к какому сословию принадлежит, от куда родом, какие ресурсы у кого есть и кто из приближенных допу щен к их распределению, как консолидировались эти ресурсы, кто и когда был пойман на их расхищении и как за это был наказан. Тако го рода знание не верифицируемо и не фальсифицируемо, оно в принципе не то чтобы ненаучно – оно донаучно. Это знание неопе рационально, самоценно и мало что значит само по себе, вне контек ста конкретных внутри и межсословных отношений. Оно произво дится, тиражируется и навязывается членам современных сословий в системе средств сословной массовой информации (разного рода институты пропаганды и агитации): через школьные учебники, худо жественные произведения, телевизионные сериалы, аналитические и новостные программы и пр. Это мифологическое знание в значи тельной степени определяет модусы поведения членов сословий и потому является ресурсом, за возможность распределять который идет очень жесткая межсословная конкуренция. Ведь если знание становится ресурсом, то им – согласно принципам социальной спра ведливости – должны распоряжаться соответствующие сословия:

ученые как часть сословия бюджетников и лица свободных профес сий. Члены этих сословий, руководствуясь логикой, вполне адекват ной ресурсной социальной системе, стремятся монополизировать источники знания и распределять само знание. Так как собственных источников знания у этих общественных ученых не может быть (эм пирические исследования не ведутся, а оригинальные мифологиче ские конструкции отвергаются (их авторы, как правило, не члены со Именно поэтому отечественное миропонимание искусствоцентрично (литературо центрично), ведь искусство в целом – и литература в частности – выполняет в нем функции, которые в рыночных обществах выполняет наука. Мне кажется далеко не случайным то, что наиболее значимые мировоззренческие результаты в нашей стране были получены, с моей точки зрения, в искусствоведческой критике. Мировоззрение тех граждан СССР, у кого оно было, формировалось художественной литературой, ки но, музыкой и особенно искусствоведческой критикой, но не наукой.

Сословная структура постсоветской России словия ученых), то они заимствуют знания «из за границы», высту пая в публичной сфере как «прогрессивные» или «патриотические» идеологи, политологи, социологи или экономисты52.

В многовековых попытках импорта теорий и идей реализуется описанная ранее логика, согласно которой знание о собственной со циальной системе можно импортировать, распределить и освоить для того, чтобы с течением времени вставить в систему отечествен ных представлений об устройстве социального мира и тем самым этот мир уподобить «загранице». Такого рода импортированное зна ние лежит в основе всех без исключения попыток реформирования сословного мироустройства и ресурсного хозяйства.

Отечественные общественные науки есть мифотворческий субсти тут науки. Он позволяет интеллигентным обществоведам воспроизво дить иллюзию знания, оставаясь вне описаний сословной реальности.

Это проявляется в первую очередь в том, что сословные общественные науки имеют задачей не описание реальности, а «исправление недо статков», «интенсификацию», «модернизацию», «реформирование» и т. д. тех аспектов сословного бытия, на которые указала власть как на несовершенные. «Помощь власти», а не изучение реальности являет ся главной задачей интеллигентных российских экономистов, полито логов и социологов в том случае, если они занимают провластные по зиции. И наоборот, они заняты мифологической борьбой с властью, если считают себя оппозиционерами. Интеллигентные обществоведы, в точном соответствии с принципами сословного мироустройства, мо гут либо обеспечивать служения и выполнять поручения «партии и правительства», если находятся на службе, либо их обслуживать, пусть даже диссидентствуя. И не более того.

Ряд наиболее значимых импортеров теорий и концепций в новой истории начина ется, как мне кажется, с Петра Великого, импортировавшего из Голландии принципы устройства государства, продолжается Екатериной Второй, заложившей в своем «На казе» основы отечественного сословного устройства на базе знания об уже трансфор мирующейся в классовую структуру европейской системе социальной стратификации, Сперанским и компанией, которые попытались ревизовать сословную структуру на ос нове импортных знаний о том, что делается в Европе, Лениным и компанией, импор тировавшими идеи социализма, академиками, членкорами, докторами и кандидатами марксистско ленинских наук, импортировавшими «с Запада» наиболее понравившие ся им «прогрессивные экономические и политические теории» как теоретическую ос нову перестройки и «построения капитализма».

Боковая ветка. Искусство подражания В частности, обычным инструментом описания устройства совре менных обществ является наука политология с ее понятиями демо кратии и права, то есть формального равенства граждан перед зако ном. Но к нашей реальности политологические различения применимы только в относительно краткие периоды перестроек и революций. Ведь, в отличие от демократии, сословная организация жизни представляет собой упорядоченную форму неравенства чле нов разных сословий перед законом. Причем форма упорядочива ния – сословные принципы согласования интересов – несовместима с политикой и политическим устройством. Может быть, поэтому по пытки построения отечественной демократии всегда заканчивались созданием ее нефункциональных и недолго живущих имитаций.

С позиций импортных представлений оценивается политологами и роль публичного пространства, СМИ и гражданского общества в нашем общественно государственном устройстве. Разговоры о необходимос ти свободных СМИ, гражданского общества и открытости власти не сходят с уст интеллигентных журналистов, политиков и ученых, целью своей жизни сделавших перенос социальных институтов из госу дарств, которые этим деятелям «нравятся», в нашу жизнь. Но в сослов ном обществе в периоды относительной стабильности нет и не может быть такого же публичного пространства, как в демократических об ществах, оно просто по другому устроено, в них нет публики, нет и не может быть гражданского общества. Институт публичности не совместим с сословным распределением ресурсов, с административными рынками и сословной рентой. Публичность для них противоестественна.

Функциональным эквивалентом публичности в нашем общест венном устройстве – вне перестроек – являются разного рода ресто ранные или соседские посиделки, сословные собрания, клубы бани и другие подобные институты. В телепрограммах, газетах, журналах и других формах подачи информации, внешне похожих на СМИ демо кратических обществ, нет и не может быть информации о важных для членов сословия фактах, отношениях, событиях просто потому, что такой информации в принципе нет. Вместо них есть слухи, сплет ни, анекдоты, слушая, запоминая и передавая которые, члены сосло вий получают представление о том, что происходит и к какому дефи циту им надо готовиться. В спокойные времена эти слухи и сплетни распространяются из уст в уста или в «самиздате», или – как теперь – Сословная структура постсоветской России в Интернете, в перестройки начинается «гласность», при которой нюансы межсословных отношений становятся предметом публично го обсуждения и осуждения «прогрессивными журналистами».

Поэтому технические средства, которые служат в демократичес ких обществах для наполнения публичного пространства значимой для всех граждан информацией, в нашем сословном обществе высту пают поставщиком слухов и сплетен, источником анекдотов и не в последнюю очередь предназначены для развлечений, адаптиро ванных интеллигентными лицами свободных профессий – работни ками ТВ и газет журналов – к своим представлениям о культурных потребностях бюджетников, пенсионеров, коммерсантов, работаю щих по найму, офицеров и чиновников разного рода служб. А со словные обществоведы и лица свободных профессий четко делятся по тому, какую службу они обеспечивают или обслуживают: государ ственную гражданскую, военную или правоохранительную.

Особую роль в научном обслуживании сословного общества иг рает социология – наука, которая в стабильные времена не может иметь своего предмета в нашем мироустройстве, поскольку она сформирована как наука о классовом обществе и не располагает по нятийными возможностями для описания сословных мироустройств.

Социологии не было в СССР в период его расцвета. Концепции и ме тоды социологии были импортированы приближенными к власти ин теллигентными обществоведами только во времена, когда даже чле нам Политбюро ЦК КПСС стало ясно, что в стране далеко не все ладно. «Разрешение социологии» было симптомом внутренней сла бости системы, признанию чего противились настоящие марксис ты ленинцы, которые «давили» социологов. В основном благодаря этому давлению социология стала модой, в нее стекались диссиден ты из всех советских сословий, что не добавляло содержания в ре зультаты их исследований.

Советские социологи исследовали население как статистическую совокупность людей, вводя базовые сословные признаки (которые было разрешено вводить компетентными органами) в «паспортич ки» анкет, и совершенно, на мой взгляд, не рефлектируя того, что они делают. Они исследовали таким образом культуру и науку, текучесть кадров и благосостояние населения, миграцию и круг чтения, теат ральные интересы и аудитории партийных средств массовой инфор Боковая ветка. Искусство подражания мации. На основе результатов своих исследований они писали ана литические записки в партийные органы, которые иногда принимали соответствующие решения. Наиболее показательным применением результатов социологических исследований стало решение об опти мизации сети сельских поселений в 60 е годы ХХ века, которое при вело к началу социального опустынивания страны за счет стимули рования миграции из сел на центральные усадьбы, из центральных усадеб – в райцентры и так далее.

От этой социологии к настоящему времени остались организации, занимающиеся статистическим исследованием общественного мне ния «в целом» (которого в сословном обществе вне сословий нет и не может быть), и множество кафедр и институтов, занимающихся в основном тем, что их сотрудники ездят за границу в «мировые соци ологические центры», читают и воспроизводят устно и письменно труды зарубежных классиков социологии (применительно к своему представлению о том, кто есть классики и как устроена Россия) вви ду практически полного отсутствия собственных материалов и дан ных полевых исследований. Социологи, воспроизводя методы своих зарубежных коллег, уже много лет пытаются найти в стране свой предмет исследования – классовую структуру, в особенности сред ний класс, однако их попытки пока не увенчались успехом.

Исследование общественного мнения заключается в основном в том, что соответствующие государственные и ассоциированные с го сударством исследовательские организации создают перманентную имитацию выборов и сопряженных с ними процессов. Опрашиваемых ставят в ситуации, имитирующие выборы в разные органы власти, и по результатам их ответов делают выводы о том, «кто победит», если выборы состоятся завтра. Базовая сословная структура, возможный пока еще объект исследований (до момента полного торжества со словного устройства, когда то, что в нашем обществе называется на укой, превратится в деталь идеологического механизма), остается вне пределов интересов социологов просто потому, что в трудах зарубеж ных социологов, которыми они руководствуются при проведении оп росов, есть только неясные намеки на ее существование.

Другим не менее важным атрибутом импортированного описания являются понятия науки экономики, специализирующейся на иссле довании свободных рынков и рассматривающей дефицитарные соци Сословная структура постсоветской России альные системы как аномалии [Корнаи. 1992]. Понятия экономики яв но не применимы для описания и анализа общественной системы, в которой порядок управления ресурсами, их концентрации, хранения, распределения, освоения и списания составляет содержание государ ственной жизни. Они оказываются в какой то степени адекватными только во времена развала ресурсного хозяйства, в относительно краткие периоды смут. Опыт показывает, что попытки «построить ры нок» или «ввести рыночные принципы», основываясь на теориях ин теллигентных экономистов, заканчивались возвратом к ресурсному хозяйству. Однако неприменимость традиционных импортных поня тийных аппаратов к описанию отечественных реальностей только сти мулирует экономистов к повторению попыток – под заклинания о том, что для страны жизненно важны рынок и демократия.

Известно, что наука экономика основана на эмпирической инфор мации, на экономической статистике в первую очередь. У отечествен ных экономистов, тем не менее, она отсутствует. Советская система ста тистики, построенная для учета процессов и результатов посословного распределения и освоения ресурсов, практически развалилась, а рос сийская статистика не создана, прежде всего потому, что нет научной рефлексии ресурсного характера российской экономики. К процессам, которые идут в отечественном ресурсном хозяйстве, экономисты пыта ются применить методики и технологии учета и моделирования, разра ботанные для рыночных экономик. С известным результатом: есть тома цифр, которые правоверные либералы экономисты интерпретируют как начало экономической катастрофы [Илларионов. 2007], а чиновни ки, обеспечивающие «управление экономикой», склонны считать, что грядет процветание: количество ресурсов, находящихся в распоряже нии государства, увеличивается пропорционально «укреплению верти кали власти». Служивые люди считают, что то, что они понимают под экономическим ростом, ограничивается только недостаточностью ре сурсной базы, и всемерно озабочены ее расширением.

Эта видимая социальная безместность отечественных ученых – лишь внешнее проявление их межеумочного статуса. Ведь социаль ные ученые – либо интеллигентные лица свободных профессий, об служивающие разного рода государственные служения, либо замше лые бюджетники, озабоченные «распилом» средств, выделенных государством на развитие образования, науки, культуры и СМИ. Сами Боковая ветка. Искусство подражания идеология, культура и наука в сословно государственном единстве представляют собой в основном лишь формы сословности, а не про дуктивные деятельности.

Члены сословий ученых и деятелей культуры – за редкими исклю чениями – являются бюджетниками, отстаивающими свои претензии на получение ресурсов для осуществления научной и другой деятель ности. На саму профильную деятельность – получение нового знания, создание культурных ценностей – у них, как правило, не хватает ре сурсов, о чем они только и говорят. Реальные достижения и результа ты в науке и культуре возникают, как правило, не благодаря сослов но государственной системе, а вопреки ней. Свидетельством этого могут служить многочисленные воспоминания «выдающихся совет ских ученых и деятелей культуры», в которых описывается, как их на чальники, по привычкам и манере поведения смахивающие на само дуров феодалов, мешали им работать.

* * * Основной формой деятельности в гуманитарной сфере в сословном мироустройстве является цитирование признанных и тривиальных результатов. Именно поэтому обязательными для обществоведов в СССР были ссылки на труды классиков марксизма ленинизма, а ос новным критерием качества научной работы было соответствие базо вым мифам. Точно так же для современных российских обществове дов обязательными стали знание английского языка, цитирование «классиков мировой науки», ссылки на свежие иностранные публика ции и – вершина творческих достижений – публикации за рубежом и участие в международных научных мероприятиях53. Причиной непри ятия производящей деятельности в идеологической, культурной и на учной сферах, с моей точки зрения, является то, что в результате про В дискуссии о конфликте на социологическом факультете МГУ, развернувшейся на сайте «Polit.ru», были высказаны «четкие критерии» научности современной отечест венной социологии: знание английского языка, знание работ современных западных социологов, научные публикации за рубежом. О необходимости получения эмпириче ского знания, о собственно социологических исследованиях отечественной реально сти дискутантами не было сказано ни одного слова. См.: .

Сословная структура постсоветской России дуктивной деятельности возникают новые – не поделенные – знания – ресурсы. Процесс их раздела – «распила» настолько жесток и кон фликтен, что гораздо проще и безопаснее осваивать уже имеющиеся «классические» концептуальные ресурсы или привлекать импортиро ванные знания, чем исследовать собственную реальность. Новые, по лученные в результате эмпирических исследований, знания чаще все го отторгаются, если не удается вписать их в уже существующие схемы «распила» обществоведческих ресурсов: в систему институ тов, кафедр, учебных курсов и специальностей. Если в результате творчества возникают новые ресурсы и они ценны с точки зрения со словного строительства, для их распределения, как правило, прихо дится формировать новый сословный слой, институализировать но вую для системы деятельность – научно исследовательский институт, вуз, кафедру, вводить новые специальности как форму сословного учета. Но в этом случае общий эффект от создания нового ресурса оказывается минимальным, так как расход других ресурсов на инсти туализацию нового ресурса обычно превышает возможное расшире ние ресурсной базы. Именно поэтому, с моей точки зрения, СССР был невосприимчив к инновациям, и «внедрение достижений науки и тех ники», как и научное, идеологическое и художественное творчество, представляло собой нетривиальную задачу, решавшуюся чаще всего путем импорта идей, технологий и изделий, а в области культуры и ис кусства – импортом результатов творчества людей, в той или иной форме эмигрировавших из страны, но сохранивших отечественную культурную идентификацию. Такой путь не предполагает изменения привычной схемы «распила» ресурсов. И сегодня сословные полити ки, формируя идеологическую «повестку дня», ссылаются в основном на эмигрантов и диссидентов отсидентов Ивана Ильина, Солоневича, Солженицына или на другие, менее известные публичные фигуры с та кой же фактурой, как на источник идей, концепций, интерпретаций и самое главное – социальных фактов.

В области эмпирических знаний о стране уже много лет сущест вует парадоксальная ситуация: с одной стороны, вся жизнь опреде лялась и определяется постановлениями партии и правительства, указами президентов и другими нормативными актами. С другой сто роны, мало какие из властных директив исполняются, и страна живет по своему, часто вопреки официальной политике. Страна известна, Боковая ветка. Искусство подражания причем настолько, что кажется, что нечего изучать, кроме норматив ных актов и хода их исполнения. Но она и неизвестна, причем на столько, что даже сформулировать задачи исследований невозмож но – нет необходимых понятий.

Научная, технологическая и идеологическая зависимость от раз ного рода импорта стала уже общим местом, и о ее преодолении рас суждают по меньшей мере четыре поколения руководителей страны.

Эти рассуждения сопровождают, как правило, изложение планов строительства очередного светлого будущего. Однако пока еще ни кто не пытался выяснить причины неудач предыдущих практиков со словного строительства и сословных мифотворцев, если причинами не считать обвинения уже отставленных власть имущих в предатель стве, пьянстве, болезни и пр. Прежде чем что то снова строить, надо бы понять причины неудач предыдущих поколений строителей свет лого будущего, понять, что же мешает нашим «плохим танцорам» – реформаторам. Кроме того, надо бы определиться с тем, что такое «ресурсы», о необходимости наращивания которых не говорит сего дня только ленивый, а также с тем, что представляет собой «государ ственное служение», о котором практически не говорят ни исследо ватели, ни сами служивые.

Насколько мне известно, политологи, социологи и экономисты не обращают свое обремененное импортными стереотипами исследо вательское внимание на эти столь значимые в нашей стране феноме ны, предпочитая персонифицировать причины неудач или объяснять их тем, что очередные строители светлого будущего использовали неадекватную импортную теорию.

* * * Теории «прогрессивного» общественного устройства с их стратифи кациями заимствовались и двести, и сто, и двадцать лет назад. Сего дня в терминах этих теорий вопрос о социальной структуре нашего общества социологами решается просто: постулируется, что она у нас классовая (или сословно классовая), и ищутся индикаторы клас сового расслоения или профессиональной дифференциации. При этом предполагается, вопреки очевидности, что социальные группы нашего общества формируются сами по себе, без участия государст Сословная структура постсоветской России ва. Даже профессиональная дифференциация исследуется этими учеными так, как будто бы она возникает естественным рыночным путем в отношениях между спросом на квалифицированный труд и предложением, а не в результате внешнего управления институтами образования, ориентированными в первую очередь на сословную социализацию. Заимствованные методы и техники исследования не предполагают существования таких очевидно «рукотворных» групп, поэтому в результате исследований в лучшем случае возникает зна ние о некотором подобии отечественных и зарубежных социальных структур, но отнюдь не научное знание об отечественном социаль ном расслоении. Непрекращающиеся попытки понять (с негодными средствами), как устроено наше общество, мотивируются тем, что при видимой – вопреки множеству попыток реконструкции – бесст руктурности социального устройства социальная структура в стране формируется, однако ее тип не ясен ни политикам, ни ее исследова телям, мировоззрение которых определяется импортными стереоти пами. Строители демократии и капитализма, как и строители «новой империи», сходны в том, что на дух не принимают того, что в стране уже есть. Они ориентированы на будущее и надеются, что в резуль тате их усилий возникнет общество потребления: высший, средний и низший классы, интересы которых интегрируются в политических институтах представительной власти. Или сформируется жесткая со словная структура, в которой единый российский народ будет проти востоять своим врагам – сионистам, радикальным мусульманам, агентам влияния геополитических противников и пр.

Сейчас прогрессисты разного рода, ориентированные на созда ние классовой структуры, занимают практически все усыхающее со становлением сословной системы «публичное пространство». Гораз до менее известны другие строители светлого будущего – традицио налисты, которые обосновывают необходимость возврата к сослов ной структуре, характерной, по их мнению, для имперской России.

Так, Александр Елисеев пишет: «Партийная система возникла в свое время как альтернатива системе сословий. Партия стала некоторой лабораторией, в которой представители разных сословий создавали усредненный и смешанный человеческий тип. Этот тип можно на звать буржуазным, хотя он весьма далеко ушел от «третьего сосло вия», существующего в традиционном обществе. Средневековые Боковая ветка. Искусство подражания предприниматели все таки представляли собой самобытный куль турный тип. Однако буржуа устремились к социальной гегемонии и попытались перестроить все другие сословия, сделав их похожими на себя. В результате получился некий коктейль, в котором основ ным компонентом была буржуазность, но при этом она оказалась разбавленной другими социальными компонентами. Партия как раз и является тем сосудом, в котором образовывался коктейль новой и новейшей буржуазности.

Возникнув в предреволюционной России, партии стали укладом, альтернативным традиционному. Заметим, что подрывные, прогрес систские силы принялись закладывать основы своего строя задолго до победы революции. Они вовсе не делали ставку на работу в тра диционных структурах российского общества, хотя такая работа ими полностью не отрицалась (например, либералы почти полностью ок купировали земское самоуправление). Но основной упор делался именно на создание своего общественного порядка. А вот если бы либералы и социалисты ограничились деятельностью в земствах, то это было бы только выгодно царскому правительству. Оппозиция вы пускала бы пар, укрепляя старый порядок.

Традиционалисты, делающие упор на общегражданские полити ческие структуры, обречены действовать строго в рамках либераль ного порядка, ничего ему не противопоставляя» [Елисеев].

Традиционалисты опираются в своем анализе и предвидениях на работы весьма специфичных импортных теоретиков, таких как Отмар Шпанн [Шпанн], известный, в частности, обоснованием фашизма как идеала корпоративного государства. Наверное, поэтому публичное обсуждение проблем, возможностей и ограничений современного сословного устройства табуировано и не выходит за пределы марги нальных групп.

В публичной сфере, в политике и риторике сейчас явно домини руют приверженцы демократии и рынка, опирающиеся на либераль ные импортированные теории, в то время как традиционалисты, опи рающиеся на консервативные импортированные теории, по всей видимости, маргинальны. Однако в практике государственного стро ительства доминирует неотрефлектированная традиционалистская парадигма, в рамках которой принимаются сословные законы и фор мируется система отношений между постсоветскими сословиями.

Сословная структура постсоветской России Идеология сословной системы по ее природе является принци пиально фундаменталистской, патриотической, направленной на экспликацию идей из прошлого (идей, конечно же, когда то импор тированных, но так давно, что об их происхождении не знает никто, кроме узких специалистов) и утверждение их в настоящем. Идеоло гия же нашей отечественной демократии, связанной со становящим ся рынком, принципиально прогрессистская, то есть ориентирован ная на будущее – вопреки настоящему и прошлому.

Современные поиски национальной идеи отечественными учены ми, политиками и идеологами тем более комичны, что государство уже давно такую идею сформулировало и реализует ее в сословной реконструкции нашей социальной реальности. Правда, видимо, само пока еще не знает зачем: то ли для «православия, самодержавия, на родности», то ли для «социальной справедливости».

* * * Особую роль в сословном обществе играет институт образования, в функции которого входит обеспечение социальной мобильности, то есть возможности перехода из сословия в сословие. Именно в сис теме образования наиболее остро сейчас проявляется конфликт между становящейся сословной системой, с одной стороны, и стаг нирующими рынком и политической системой – с другой. Если счи тать образование институтом, готовящим специалистов для работы на рынке, то, судя по критике, которой его подвергают, его состояние не устраивает – по разным причинам – ни власть, ни обществен ность, ни преподавателей, ни студентов, ни работодателей. Власти, ориентируясь на эту неудовлетворенность, перманентно ведут ре формирование высшего образования, результаты которого – в свою очередь – не приводят к искомому результату.

При этом административно реформаторские новации не мешают сложившемуся механизму функционирования системы высшего об разования, спрос на услуги которой все время растет. Ректоры ву зов утверждают, что ничего менять и не надо, система образования в их вузах вполне соответствует социальным потребностям. Необхо димо – по их мнению – увеличить ресурсообеспечение: больше платить преподавателям, увеличить стипендии студентам, модерни Боковая ветка. Искусство подражания зировать материальную базу, обеспечить квартирами молодых пре подавателей.

По общему мнению, система высшего образования практически не готовит специалистов, за редким исключением вузов, большая часть выпускников которых после получения дипломов эмигрируют.

Вернее, она готовит специалистов для уже отмершей в основном со ветской сословной структуры. Работодатели – рыночные акторы в них не нуждаются, им нужно нечто иное. По мнению работодателей, выпускника вуза все равно надо даже не доучивать, а заново обучать тому, чему в вузах не учат. Причем чему учить – они сформулировать не могут. Работодателям в целом безразлично, каким багажом зна ний и умений обладает выпускник вуза, их интересует в основном, какой вуз молодой человек окончил, его личные качества, способ ность к обучению и установлению деловых отношений. Работодате лям нужна именно «социальная подготовка». Членом сословия вы пускник вуза становится (если он подходит по своим социальным качествам) после длительной социализации на рабочем месте.

Система образования на самом деле выполняет функцию сослов ной социализации. И именно выполнение этой функции является главной, но не отрефлексированной задачей. В ходе обучения сту денты социализируются в подобии «сословного социума», моделиру емом в вузе или ином заведении, в минимальной, как правило, степе ни осваивают его язык (терминологию) и поведенческие стереотипы – но не сословное мировоззрение и идеологию.

Вузы готовят молодых людей к государственной гражданской и правоохранительной службам, работе в министерствах, ведомствах и контрольных органах54. Некоторые региональные вузы готовят ра ботников государственной региональной службы. Учебные заведе ния силовых структур готовят к военной, правоохранительной служ При этом формируются условия, при которых сословная принадлежность становит ся наследуемой. Это происходит в военной службе, где дети военнослужащих имеют преференции при поступлении в военные вузы, в правоохранительной службе, где де ти судей, прокуроров и милиционеров и борцов с наркотиками имеют больше шансов попасть в соответствующие сословные вузы и стать членами сословия правоохраните лей. В целом можно сказать, что система подготовки кадров для государственной служ бы очень быстро формирует сословия с закрытым членством, куда проникнуть детям Сословная структура постсоветской России бам, а многочисленные отраслевые учебные заведения готовят буду щих членов своих профессиональных сословий – медиков, агроно мов, строителей. Ведущие университеты готовят лиц свободных профессий: журналистов, артистов, собираются готовить и священ нослужителей.

Вузы ранжируются в зависимости от того, на какой социальный статус может рассчитывать его выпускник. Статус выпускника столич ного университета означает, что его обладатель получил столичное воспитание и может претендовать на получение значимого положе ния в столичной сословной иерархии. Статус выпускника провинци ального вуза фиксирует провинциальность и годность – в лучшем случае – для государственной гражданской региональной службы.

Существует, тем не менее, дополнительный канал вертикальной сословной мобильности. Это система послевузовского образования в таких заведениях, как Академия народного хозяйства при прави тельстве РФ, Академия государственной службы при президенте РФ, Финансовая академия при правительстве РФ и некоторые другие.

Поступив в эти заведения, представители всех сословий, кроме раз ве что пенсионеров, осужденных и лиц с неопределенной сословной принадлежностью, получают возможность для перехода в другие, более высокостатусные сословия государственной службы. Эти вузы имеют многочисленные филиалы в провинции, поставившие подго товку служащих и обеспечивающих служения разного рода на поток.

Однако система образования, номинально выполняя функции со словной социализации, в то же время не обеспечивает выпускникам «политической грамотности». Люди, получившие образование, не могут считаться полноценными членами сословий, так как у них не формируются в явном виде сословные определенность и мировоз зрение. Более того, те обществоведческие и мировоззренческие знания, которые транслируются в системе образования, «рыночны и членов нетитульных сословий становится все более трудно. Можно предположить, что благодаря системе образования формируется уже даже не сословная, а кастовая соци альная стратификация. В принципе, так и должно быть, поскольку институты образова ния создают границы и усиливают преграды между социальными слоями за счет про фессионализации и усвоения выпускниками корпуса специальных знаний. Однако уровень знаний, который сейчас транслируется в системе образования даже в самых престижных вузах, обеспечивает скорее сословные амбиции, чем профессионализм.

Боковая ветка. Искусство подражания демократичны», так как импортированы в основном с Запада и про тиворечат становящемуся сословному мироустройству. Для форми рования полноценных членов современных сословий необходимо вербализовать соответствующее мировоззрение и обеспечить его трансляцию молодежи, что пока невозможно в системе образования.

Возможно, именно поэтому современные властные идеологи озабо тились формированием разнообразных движений («Мы», «Наши», «Местные», «Идущие вместе» и т. п.), ориентированных на марги нальную молодежь, которой обещают, в частности, льготы и префе ренции при получении образования и при занятии должностей в разного рода государственных службах и организациях. Так вскоре может сложиться ситуация, когда для обретения сословного статуса диплом о высшем образовании будет менее значим, чем членский билет одной из таких молодежных организаций.

Л И Т Е РАТ У РА Бауман З. Индивидуализированное общество. М.: Логос, 2002.

Бердинских В. Спецпоселенцы: Политическая ссылка народов Советской России. М.: Новое литературное обозрение, 2005.

Бессонова О. Раздаточная экономика России. Эволюция через трансформа ции. М.: РОССПЭН, 2006.

Борхес Х. Л. Аналитический язык Джона Уилкинса // Проза разных лет. М.:

Радуга, 1989.

Блюм А., Меспузе М. Бюрократическая анархия. Статистика и власть при Сталине. М.: РОССПЭН, 2006.

Борисова Л.И. Трудовые отношения в советской России (1918 1924 гг.). М.:

Собрание, 2006.

Гордон Л.А, Клопов Э.В. Человек после работы: Социальные проблемы быта и внерабочего времени: По материалам изучения бюджетов времени рабо чих в крупных городах Европейской части СССР. М.: Наука, 1972.

Иванова Н.А., Желтова В.П. Сословно классовая структура России в конце ХIХ – начале ХХ века. М.: Наука, 2004.

Илларионов А. Силовая модель государства: предварительные итоги // Коммерсант. 2007. 12 сент.

Елисеев А. .

Кордонский С. Циклы деятельности и идеальные объекты. М.: Пантори, 2001.

Кордонский С. Рынки власти. Административные рынки СССР и России. М.:

ОГИ, 2006.

Кордонский С. Ресурсное государство: сборник статей. М.: REGNUM, 2007.

Корнаи Я. Дефицит. М.: Наука, 1992.

Красильников С.А. На изломах социальной структуры: маргиналы в после революционном российском обществе (1917 – конец 1930 х гг.). Новоси бирск: НГУ, 1998. Максудов С. Потери населения СССР. Benson, Vermont, 1989.

Маргиналы в социуме. Маргиналы как социум. Сибирь. 1920–1930 годы / Новосибирск: Сибирский, 2007.

Литература Миронов Б.Н. Социальная история России периода империи (XVIII – начало XX в.): Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства. СПб.: Дмитрий Буланин, 1999 (цитируется автор ский реферат ).

Осокина Е.А. Иерархия потребления. О жизни людей в условиях сталинско го снабжения. 1928 1935 годы. М.: Изд во МГОУ, 1993.

Осокина Е.А. За фасадом «сталинского изобилия». Распределение и рынок в снабжении населения в годы индустриализации. 1927–1941. М.: РОССПЭН, 1998.

Пастухов В.Б. Темный век. Посткоммунизм как «черная дыра» русской ис тории // Полис. 2007. № 3.

Пахомов И. Б., Орлов С. А. Ряженые капиталисты на нэповском празднике жизни. М.: Собрание, 2007.

Радаев В.В., Шкаратан О.И. Социальная стратификация. М.: Наука, 1996.

Сорокин П. А. Система социологии: В 2 х т. Т. 2. М., 1993.

Сталин И.В. О проекте Конституции Союза ССР: Доклад на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов 25 ноября 1936 года // Сочинения. Т. 14.

М.: Писатель, 1997.

Уорнер Л. Социальный класс и социальная структура. Янки Сити // Рубеж.

1999. Т. 10–11.

Шкаратан О.И., Ястребов Г.А. Социально профессиональная структура на селения России. Теоретические предпосылки, методы и некоторые резуль таты повторных опросов 1994, 2002, 2006 гг. Мир России // Социология и этнология. 2007. Т. XVI, № 3.

Шпанн О. См.: Freeze G. The soslovian (estate) paradigm in Russian social history// American Historical Review, 1986.

Tekkenberg W. Social Strukture of Soviet Working Class. Toward an Estatist Society? // International Journal of Sociology. 1981–1982. Vol. 11. No 4.

Tekkenberg W. Stability of Occupacional Structures, social Mobility and Interest Formation: The USSR as Estates Society in Comparison with Class Societies // Ibid. 1989. Vol. 19, No 2.

Приложения Приложение 1.

В. В. Виноградов С О С Л О В И Е К числу книжных славянизмов, вошедших в активный состав русско го литературного языка в период так называемого «второго южно славянского влияния» (XIV–XVI вв.), относится слово «сословие».

А.Г. Преображенский думал, что оно представляет собою, вероятно, перевод греч. (Преображенский, 2, с. 36). По Горяеву, со словие – это «класс народа, связанный с известным наименованием – словом» (ср.: звание) (Горяев, Этимолог, cл., 1886, с. 338). И.И.Срез невский мог привести пример на употребления этого слова лишь из сочинений Григория Цамвлака со значением ‘лик, собрание’ [зва – ние]: «И предсташа весь лик богословецъ, исходныя пьсни пояху, честь воздающе апостольскаго сословия» (Срезневский, 3, с. 822).

По видимому, слово «сословие» было до XVII в. принадлежнос тью торжественного церковно книжного стиля и не выражало обще ственно политического значения.

М.Р. Фасмер, сославшись на старославянско греко латинский лексикон Ф. Р. Миклошича, связывает ц. слав. «сословие» с гречес ким. Но это – объяснение не этимологии слова, а только одного из его значений. Характерно, что в «Алфавите иностранных речей» (XVII в.) каталог определяется как «сословие или согласие».

М. Р. Фасмер, не отвергая предложенного А. Преображенским со поставления слова «сословие» с греч., вместе с тем пред почитает ему сближение с греч., «Versammlung, Zusammen kunft» (Vasmer, 2, с. 701).

В древнерусском литературном языке слово «сословие» начинает встречаться в списках XVI в. (иногда с памятников XIII–XIV вв.). Его Сословная структура постсоветской России значение – звание, принадлежность к той или иной категории по раз граничению разрядов, состояний, духовных качеств и свойств людей в системе религиозно моральной классификации. Например, в «Жи тии Авраамия Смоленского» (по списку XVI в., памятник относится к XIII в.): «Подобаеть Смоленскому граду и всемъ православнымъ лю демъ и постникомъ сословие великого въ постницехъ похвалити и праздновать новаго во святыхъ блаженнаго Авраамия…» (Памятники древнерусск. лит., вып. 1, с. 141). Ср. в Пахомиевской редакции жи – тия Сергия Радонежского: «Приидьте честное и святое постникъ со словие» (Жития Сергия Радонежского, с. 3);

в славяно русском «Про логе» (XVIII в.) – из «Похвального слова Епифания»: «Приидите честное и святое постникъ сословие, приидите отцы и братия…» (Па мятники древнерусск. церк. учительн. лит ры, с. 20).

– В «Откровении Мефодия Патарского» (по списку XVI в.): «Смьре – – номудрии бо христиане мльчаливии свободнии прьпростии прьмуд – – рии избрании ни во что будут вь врьмя оно, но вь мьсто их будут что ми самолюбци сребролюбцы сварливии грьделивии хулници – хыщници лихоимце смьхотворци и прочее сьсловие таковых жде имен...» (Истрин, Откровение, с. 111;

ср. Памятники отреч. русск.

лит., т. 2, с. 222–223). В «Словаре» Памвы Берынды: «Съчисление, – съсловие: поличьнье, порахованье, в купу зобранье, реестр» (Саха ров, 2, с. 103;

ср. Берында П., Лексикон, с. 130).

Слово «сословие» приобретает, таким образом, очень широкое значение: «собрание, общество, сообщество». В «Великих Мине ях Четиях» (XVI в.): «Священно убо и достойнословесное все муче ническое съсловие, страстию юже от страсти отдав благодеть;

кро вию же еже от крови спасу всех въздание исплънив» (сент. 14–24, с.

1346). В «Повести о святых и богопроходных местах святого града Иерусалима, приписываемой Гавриилу Назаретскому, архиепископу – дня облачится патриарх и 1651 г.» (сп. XVII в.): «О девятом же чась все священное сословие во всю священную одежду и чинят обхож дение около святаго гроба трищи» (Прасовсл, палестинок, сб., с. 5).

Ср. в бумагах Петровского времени выражение «христианское со – – словие». В «Духовном Регламенте» (1776): «Во первых бо извьстнье взыскуется истина соборным сословием, нежели единым лицем» (с.

8).

Контексты связей слова «сословие» в значении «собрание, сово Приложение 1.

купность» все расширяются, особенно в XVIII в. В «Полемических статьях против протестанства» Симеона Полоцкого (рукоп. БАН, XVII в.):

«Еретици… всю книгу сию [вторые книги Маккавейские] неправиль ну быти наричюще из сословия книг священного писания вымазуют, – противящеся святьи Кафолической церкви» (170 об.). В «Враче вальных молитвах», изданных А.И.Алмазовым (сп. XV–XVIII в.):

«Молю и прошю святаго сбора пророческого: Захарию, Iоанна пред течю… Молю и сословие святых праведных богоотець: Иоакима и Анну, Иосифа обрученика, Давида пророка и царя, Иакова, брата бо жия, Симеона богоприемца и Симеона сродника о господня». Ср. в «Четьях Минеях» (апрель 22–30): «сословие верных».

По видимому, в русском литературном языке XVIII в. продолжа ло сохраняться и следующее значение слова сословие – «реестр, ка талог, собрание, систематический перечень». В «Науке красноречия си есть Риторике» (рукоп. XVIII в., Библ. Смоленск. пед. ин та):

«Арифметика, сиречь числительница, от арифмосъ гречески, сиречь от числа происходит есть же арифметика сведение чисел и сосло вие» (л. 1852).

В «Лексиконе треязычном» Ф. Поликарпова читаем: «Сословие, зри причет, и собрание». Ср. «Причет,, numerus, catalo gus»;

«Причет рода, зри родословие» (т. 2, с. 57 об.);

«Собрание,,, µ,, µ,, congestio, congeries, collectio, coactio» (т. 2, с. 105).

В изданном Ленинградским университетом и приписываемом В.Н.Татищеву «Рукописном лексиконе первой половины XVIII в.» (Л., 1964) слово «сословие» не помещено.

В русском литературном языке XVIII в. для выражения тех значе ний, которые у нас сочетались со словом «сословие» с начала XIX в.

(1. общественная группа, классовая организация с закрепленными законом наследственными правами и обязанностями;

2. корпора ция, группа лиц, объединенных профессиональными интересами или однородными занятиями), употреблялось преимущественно слово «состояние» (ср. нем. Stand, франц. tat). Например, в «Полном не мецко российском лексиконе...» Аделунга (1798) Stand, между про чим, переводится через состояние, род, происхождение, чин (ср. der brgerliche Stand, der geistliche Stand, der Kriegesstand, der Bauernstand – гражданское, духовное, военное, крестьянское состо Сословная структура постсоветской России яние: der Adelstand – дворянство) (т. 2, с. 558).

В «Словаре Академии Российской» (1822) сословие истолковы вается так: «Собрание присутствующих где либо особ;

общество, со стоящее из известного числа членов» (ч. 6, с. 395).

У А.Н.Радищева: «Мимоходом заметим, что в России вообще три рода женского платья в простом народе, опричь того, которое носят, подражая вышним сословиям. Сарафан, панева и полушубок или те логрейка с юбкою» («Опис. моего владения», Собр. соч. 1811, 4, с. 136– 137);

«Народ российской разделяется на сословия или чиносостоя ния. 1) Дворянство. 2) Гражданство или мещанство. 3) Духовенство.

4) Поселяне разного звания. 5) Роды людей, к первым четырем отде лениям не принадлежащие, имеющие особые права, временно или всегда» («Проект для разделения уложения Российского» [1800 1801], Полн. собр. соч., 1952, 3, с. 167);

«Пятое отделение со держать будет некоторые постановления общие, касающиеся до во енных людей, до казенных мастеровых, где они есть, и некоторые другие, которые хотя не составляют истинно государственного со словия, но имеют по званию своему особые права» (там же);

«Если бы права принадлежали состоянию, в соборном его лице, то оно бы было сословие государственное, чего в России нет» («Проект Граж данского уложения», там же, с. 174).

Ср. также в «Московском Меркурии» П.И.Макарова (1803): «Сло во “диван” значит на всех восточных языках собрание поучительных мыслей, также и самое сословие хранителей власти» (ч. 1, с. 143).

Как видно из последнего примера, старое значение еще давало себя знать и в начале XIX в.

Таким образом, в русском литературном языке XVIII в. на основе старых церковно книжных значений развивается новое обобщенное значение слова «сословие» – «собрание, организация, общество».

Так, в «Записках» Болотова: «[экономическое… общество… наделало уже слишком много членов и насовало в сословие свое всякого зва ния людей достойных того и недостойных...» (Болотов, 1871, 2, с. 668).

В «Словаре языка Пушкина» находят отражение такие формы Пуш кинского употребления слова «сословие». Выделяются два значе ния: 1) общественная группа, отличающаяся от других общественных групп своими закрепленными законом наследственными правами и обязанностями: «Даже теперь наши писатели, не принадлежащие к Приложение 1.

дворянскому сословию, весьма малочисленны»;

«Ломоносов, рожден ный в низком сословии, не думал возвысить себя наглостью ни запа нибратством с людьми высшего состояния»;

2) группа лиц, объединен ных профессиональными интересами: «покаместь скажу только, что сословие станционных смотрителей представлено общему мнению в самом ложном виде». В качестве оттенка этого значения указывается прежде бывшее господствующим употребление слова «сословие» «группа лиц, объединенных общностью занятий, склонностей и т. п.»):

«права мощного сословия людей говорящих» (сл. Пушкина, 4, с. 244).

В словаре 1847 г. сословие рассматривается уже как установив шийся общественно политический термин и определяется так: «Раз ряд людей какого либо звания, отличающийся от прочих особыми правами и обязанностями. Сословие дворянства. Сословие купечества.

Сословие ученых» (сл. 1847, 4, с. 190).

Таким образом, в конце XVIII в. и в начале XIX в. произошло рас членение и осложнение значений слова «сословие», приведшее к современной его семантической структуре.

Опубликовано под названием «IV. Возникновение и развитие слова “сословие”» в составе статьи «Историко этимологические заметки.

IV» вместе со статьями «Кутить», «История слова “транжирить”», «История слова “зависеть”» в кн.: «Этимология. 1966» (М., 1968).

Приложение Перечень федеральных законов, вводящих сословные различия: ранги, звания, знаки отличия, сословные обязанности, привилегии и ответственность • «О системе государственной службы Российской Федерации» от 27.05.2003 № 58 ФЗ.

• «О государственной гражданской службе Российской Федерации» от 27.07.2004 № 79 ФЗ.

• «О статусе военнослужащих» от 27.05.1998 № 76 ФЗ.

• «О милиции» от 18.04.1991 № 1026 1.

• «О ветеранах» от 12.01.1995 № 5 ФЗ.

• «О воинской обязанности и военной службе» от 28.03.1998 № 53 ФЗ.

• «О Прокуратуре Российской Федерации» от 17.01.1992 № 2202 1.

• «О государственной службе российского казачества» от 5.12. № 154 ФЗ.

• «О статусе судей в Российской Федерации» от 26.08.1992 № 3132 1.

• «Об органах Федеральной службы безопасности в Российской Фе дерации» от 03.04.1995 № 40 ФЗ.

• «О внешней разведке» от 10.01.1996 № 5 ФЗ (с изменениями от 7.11.2000).

• «Об альтернативной гражданской службе» от 25.07.2002 № 113 ФЗ.

• «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государствен ной думы Федерального Собрания Российской Федерации» от 8.05.1994 № 3 ФЗ, а также региональные законы о статусе депутатов.

• «О муниципальной службе в Российской Федерации» от 2.03. № 25 ФЗ и «Об основах муниципальной службы в Российской Фе дерации» от 8.01.1998 № 8 ФЗ.

• «О государственной охране» (редакция на 29.12.2004).

Приложение 2.

• «Об образовании» от 10.07.1992 № 3266 1 и от 28.03.1998 № 53 ФЗ.

• «О гражданстве Российской Федерации» от 31.05.2002 № 62 ФЗ.

• «О правовом положении иностранных граждан в Российской Фе дерации» от 25.07.2002 № 115 ФЗ.

• «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» от 17.12. № 173 ФЗ.

• «О физической культуре и спорте в Российской Федерации» от 29.04.1999 № 80 ФЗ.

• «О средствах массовой информации» от 27.12.1991 № 2124 1.

• «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Фе дерации» от 27.12.1991 № 2124 1 и от 15.12.2001 № 166 ФЗ.

• Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63 ФЗ.

• Уголовно процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174 ФЗ.

• Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 № 197 ФЗ.

Приложение Выкопировки из некоторых законов, содержащие определения сословных привилегий и обязанностей Федеральный закон «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации» Статья 13. Права органов Федеральной службы безопасности е) использовать в служебных целях средства связи, принадлежа щие государственным предприятиям, учреждениям и организациям, а в неотложных случаях – негосударственным предприятиям, учреж дениям и организациям, а также общественным объединениям и гражданам Российской Федерации;

ж) использовать в случаях, не терпящих отлагательства, транс портные средства, принадлежащие предприятиям, учреждениям и организациям независимо от форм собственности, общественным объединениям или гражданам (за исключением транспортных средств, которые законодательством Российской Федерации осво бождены от такого использования), для предотвращения преступле ний, преследования и задержания лиц, совершивших преступления или подозреваемых в их совершении, доставления граждан, нужда ющихся в срочной медицинской помощи, в лечебные учреждения, а также для проезда к месту происшествия. По требованию владель цев транспортных средств органы Федеральной службы безопаснос ти в установленном законом порядке возмещают им расходы либо причиненный ущерб;

(в ред. федерального закона от 30.12.1999 № 226 ФЗ) з) беспрепятственно входить в жилые и иные принадлежащие гражданам помещения, на принадлежащие им земельные участки, на территории и в помещения предприятий, учреждений и организаций Приложение 3.

независимо от форм собственности в случае, если имеются достаточ ные данные полагать, что там совершается или совершено преступле ние, дознание и предварительное следствие по которому отнесены законодательством Российской Федерации к ведению органов Феде ральной службы безопасности, а также в случае преследования лиц, подозреваемых в совершении указанных преступлений, если промед ление может поставить под угрозу жизнь и здоровье граждан;

и) проверять у граждан и должностных лиц документы, удостове ряющие их личность, если имеются достаточные основания подозре вать их в совершении преступления;

у) разрешать сотрудникам органов Федеральной службы безо пасности хранение и ношение табельного оружия и специальных средств;

ф) использовать в целях зашифровки личности сотрудников ор ганов Федеральной службы безопасности, ведомственной принад лежности их подразделений, помещений и транспортных средств до кументы других министерств, ведомств, предприятий, учреждений и организаций;

Статья 17. Правовая защита сотрудников органов Федеральной службы безопасности При исполнении сотрудником органов Федеральной службы безо пасности служебных обязанностей не допускаются его привод, задер жание, личный досмотр и досмотр его вещей, а также досмотр лично го и используемого им транспорта без официального представителя органов Федеральной службы безопасности или решения суда.

Гражданскому персоналу органов Федеральной службы безопас ности должностные оклады (тарифные ставки) устанавливаются с увеличением на 25 процентов за работу в органах Федеральной службы безопасности.

(часть третья в ред. Федерального закона от 07.05.2002 № 49 ФЗ) Военнослужащие органов Федеральной службы безопасности на всей территории Российской Федерации пользуются правом бес платного проезда на всех видах общественного транспорта город ского, пригородного и местного сообщения (за исключением такси), а в сельской местности – на попутном транспорте (за исключением личного) при предъявлении служебного удостоверения.

Сословная структура постсоветской России Военнослужащие органов Федеральной службы безопасности, обеспечивающие безопасность объектов транспорта, при выполне нии служебных обязанностей имеют право бесплатного проезда в поездах, на речных, морских и воздушных судах.

Сотрудникам органов Федеральной службы безопасности, ис пользующим в служебных целях личный транспорт, выплачивается денежная компенсация в порядке и размере, устанавливаемых Пра вительством Российской Федерации.

Военнослужащим органов Федеральной службы безопасности телефоны по месту жительства устанавливаются в срок, не превыша ющий одного года со дня подачи заявления.

Оказание медицинской помощи военнослужащим и гражданско му персоналу органов Федеральной службы безопасности, членам семей военнослужащих, проходящих службу по контракту (женам, мужьям, детям в возрасте до 18 лет и лицам, находящимся на ижди вении), а также детям гражданского персонала в возрасте до 18 лет в военно медицинских учреждениях органов федеральной службы безопасности осуществляется бесплатно.

Оказание медицинской помощи военнослужащим органов Феде ральной службы безопасности, в том числе обеспечение военнослу жащих лекарственными средствами, изделиями медицинского на значения, изготовление и ремонт зубных протезов (за исключением протезов из драгоценных металлов) в учреждениях здравоохране ния других министерств и ведомств, осуществляется за счет средств Федеральной службы безопасности Российской Федерации.

Статья 21. Средства вооружения и оснащения органов Федераль ной службы безопасности Органы Федеральной службы безопасности без лицензирования разрабатывают, создают, приобретают и используют средства воору жения и оснащения, включая специальные технические и иные сред ства, приобретают и используют боевое оружие, принятое на воору жение органов Федеральной службы безопасности решением Правительства Российской Федерации, а также другое служебное и гражданское оружие и боеприпасы к нему.

Продажа, передача, вывоз за пределы Российской Федерации и ввоз на ее территорию средств вооружения и оснащения, включая Приложение 3.

специальные технические и иные средства, огнестрельного оружия и боеприпасов к нему, которые могут использоваться в деятельности органов Федеральной службы безопасности, осуществляются ими в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.

Статья 22. Финансовое и материально техническое обеспечение Земельные участки и имущество органов Федеральной службы безопасности (в том числе здания, сооружения, оборудование), со зданное (создаваемое) или приобретенное (приобретаемое) за счет средств федерального бюджета и иных средств, являются федераль ной собственностью. Органы Федеральной службы безопасности ос вобождаются от всех форм платы за землю с занимаемых ими зе мельных участков.

Предприятия, учреждения и организации, созданные или созда ваемые для обеспечения деятельности органов Федеральной служ бы безопасности, осуществляют свою деятельность без лицензиро вания и приватизации не подлежат.

Федеральный закон «О внешней разведке» Статья 6. Полномочия органов внешней разведки Российской Фе дерации Для осуществления своей деятельности Служба внешней развед ки Российской Федерации может при собственных лицензировании и сертификации приобретать, разрабатывать (за исключением крипто графических средств защиты), создавать, эксплуатировать информа ционные системы, системы связи и системы передачи данных, а так же средства защиты информации от утечки по техническим каналам.

Статья 20. Правовое положение сотрудников органов внешней раз ведки Российской Федерации Военнослужащие, служащие и рабочие органов внешней развед ки Российской Федерации находятся под защитой государства. Ни кто, за исключением органов и должностных лиц, прямо уполномо ченных на то федеральными законами, не вправе вмешиваться в служебную деятельность сотрудников органов внешней разведки Российской Федерации.

Сословная структура постсоветской России Статья 22. Социальная поддержка сотрудников органов внешней разведки Российской Федерации и членов их семей Все сотрудники кадрового состава этих органов подлежат обяза тельному государственному личному страхованию в размере 180 ок ладов денежного содержания (должностных окладов), установлен ных на день выплаты.

Государство обязано всемерно содействовать безусловному осво бождению сотрудника кадрового состава органа внешней разведки Российской Федерации и членов его семьи, задержанных, арестован ных или осужденных за пределами территории Российской Федера ции в связи с осуществлением разведывательной деятельности.

Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» Статья 44. Материальное и социальное обеспечение прокурорских работников 1. Денежное содержание прокурорских работников состоит из должностного оклада;

доплат за классный чин, за выслугу лет, за осо бые условия службы (в размере 50 процентов должностного оклада), за сложность, напряженность и высокие достижения в службе (в раз мере до 50 процентов должностного оклада);

процентных надбавок за ученую степень и ученое звание по специальности, соответствую щей должностным обязанностям, за почетное звание «Заслуженный юрист Российской Федерации»;

премий по итогам службы за квартал и год;

других выплат, предусмотренных законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

2. Прокурорам и следователям, научным и педагогическим работ никам, имеющим право на пенсионное обеспечение, предусмотрен ное настоящим пунктом, выслугу не менее 20 лет и не получающим какую либо пенсию, выплачивается ежемесячная надбавка к денеж ному содержанию в размере 50 процентов пенсии, которая могла быть им назначена.

3. Прокурорские работники в служебных целях обеспечиваются проездными документами на проезд всеми видами транспорта обще го пользования (кроме такси) в городском, пригородном и местном Приложение 3.

сообщении, приобретаемыми органами прокуратуры у соответствую щих транспортных организаций в порядке, определяемом прави тельством Российской Федерации.

При направлении в служебные командировки прокурорские ра ботники пользуются правом бронирования и получения вне очереди мест в гостиницах и приобретения проездных документов на все ви ды транспорта.

4. Прокуроры и следователи имеют право на дополнительную жилую площадь.

Прокуроры и следователи, нуждающиеся в улучшении жилищных условий, обеспечиваются в соответствии с нормами, установленными законодательством Российской Федерации, отдельными жилыми поме щениями, приобретаемыми за счет средств федерального бюджета, вы деляемыми на эти цели органам Прокуратуры Российской Федерации, в порядке, определяемом правительством Российской Федерации.

Прокуроры и следователи имеют право на компенсацию расхо дов, связанных с наймом (поднаймом) жилых помещений, до предо ставления им в установленном порядке жилого помещения для по стоянного проживания.

5. В жилых помещениях, занимаемых прокурорами и следовате лями, во внеочередном порядке установка телефона осуществляется по действующим тарифам. В таком же порядке предоставляются ме ста в детских дошкольных учреждениях, школах интернатах, летних оздоровительных учреждениях детям прокуроров и следователей.

(в ред. федеральных законов от 28.06.2002 № 77 ФЗ, от 22.08.2004 № 122 ФЗ).

6. Медицинское обслуживание (в том числе обеспечение лекар ствами) работников и проживающих с ними членов их семей осуще ствляется за счет средств федерального бюджета.

Статья 45. Меры правовой защиты и социальной поддержки проку роров и следователей (в ред. Федерального закона от 22.08.2004 № 122 ФЗ).

1. Прокуроры и следователи, являясь представителями государ ственной власти, находятся под особой защитой государства.

2. Погребение прокуроров и следователей, погибших (умерших) в связи с исполнением служебных обязанностей, а также уволенных Сословная структура постсоветской России со службы прокуроров и следователей, умерших вследствие причи нения им телесных повреждений или иного вреда здоровью в связи с исполнением служебных обязанностей, осуществляется за счет средств, выделяемых на финансирование органов прокуратуры.

4. Прокуроры и следователи подлежат обязательному государст венному личному страхованию на сумму, равную 180 кратному раз меру их среднемесячного денежного содержания.

Статья 47. Полномочия военных прокуроров По предъявлении служебного удостоверения беспрепятственно входить на территории и в помещения воинских частей, предприя тий, учреждений, организаций и штабов независимо от установлен ного в них режима, иметь доступ к их документам и материалам.

Статья 49. Материальное и социальное обеспечение военнослужа щих и работников органов военной прокуратуры 2. Денежное довольствие военных прокуроров и следователей состоит из оклада по должности;

оклада по воинскому званию;

над бавок за выслугу лет, за особый характер службы (в размере процентов оклада по должности);

за сложность, напряженность и специальный режим службы (в размере до 50 процентов оклада по должности);

процентных надбавок за ученую степень, почетное звание «Заслуженный юрист Российской Федерации», а также иных надбавок и дополнительных денежных выплат, предусмотренных для военнослужащих. Должностные оклады военных прокуроров и следователей устанавливаются в соответствии с абзацем третьим пункта 1 статьи 44 настоящего Федерального закона. Выплата де нежного довольствия производится Министерством обороны Рос сийской Федерации, командованием Федеральной пограничной службы Российской Федерации, других войск, воинских формиро ваний и органов.

Приложение 3.

Федеральный закон «Об альтернативной гражданской службе» Статья 19. Права граждан, проходящих альтернативную гражданскую службу, предоставляемые им социальные гарантии и компенсации (в ред. федерального закона от 22.08.2004 № 122 ФЗ) Гражданам, проходящим альтернативную гражданскую службу, пре доставляются социальные гарантии и компенсации, связанные с особым характером их трудовой деятельности.

3. За гражданином, проходящим альтернативную гражданскую службу, сохраняется жилая площадь, занимаемая им до направления на альтернативную гражданскую службу. При этом он не может быть ис ключен из списков лиц, нуждающихся в улучшении жилищных условий.

4. За гражданином, работавшим до направления на альтернатив ную гражданскую службу в государственной или муниципальной ор ганизации, в течение трех месяцев после его увольнения с альтерна тивной гражданской службы сохраняется право поступления на работу в ту же организацию и на ту же должность, а при ее отсутст вии – на другую равноценную работу (должность) в той же или, с со гласия работника, другой организации.

5. За гражданином, направленным на альтернативную граждан скую службу в период его обучения в образовательном учреждении, при увольнении с альтернативной гражданской службы сохраняется право быть зачисленным для продолжения учебы в то образователь ное учреждение и на тот курс, где он обучался до направления на альтернативную гражданскую службу.

6. Граждане, проходящие альтернативную гражданскую службу, имеют право на обучение во внерабочее время в образовательных уч реждениях по заочной или очно заочной (вечерней) форме обучения.

Указанным гражданам предоставляются социальные гарантии и компенсации, предусмотренные Трудовым кодексом Российской Фе дерации для лиц, совмещающих работу с обучением. При этом им не может быть установлена (установлено) сокращенная рабочая неделя (сокращенное рабочее время).

8. Граждане, проходящие альтернативную гражданскую службу, имеют право на бесплатный проезд железнодорожным, воздушным, Сословная структура постсоветской России водным и автомобильным (за исключением такси) транспортом к ме сту прохождения альтернативной гражданской службы, в связи с пе реводом на новое место альтернативной гражданской службы, к ме сту жительства при использовании ежегодного оплачиваемого отпуска и обратно (один раз в год), к месту жительства при увольне нии с альтернативной гражданской службы.

Статья 20. Условия и оплата труда, социальное страхование и пенсионное обеспечение граждан, проходящих альтернативную гражданскую службу 4. Обеспечение специальной одеждой, специальной обувью, дру гими средствами индивидуальной защиты и иное материальное обеспечение граждан, проходящих альтернативную гражданскую службу, осуществляются организациями в порядке, по нормам и в сроки, которые установлены законодательством Российской Федера ции для соответствующего вида работ.

Федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе» Статья 5. Мероприятия по обеспечению исполнения воинской обя занности или поступления на военную службу по контракту 1. Гражданам, участвующим в мероприятиях по обеспечению ис полнения воинской обязанности или поступления на военную служ бу по контракту, за время участия в указанных мероприятиях по ме сту их постоянной работы выплачивается средний заработок, им возмещаются расходы, связанные с наймом (поднаймом) жилья и оплатой проезда в другую местность и обратно, а также командиро вочные расходы.

Приложение Список законодательных актов, касающихся форменной одежды государственных служащих • Указ Президента РФ от 23 мая 1994 г. № 1010 «О военной форме одежды и знаках различия по воинским званиям».

• Постановление Правительства РФ от 26 июня 1995 г. № 605 «Об утверждении Положения о вещевом обеспечении военнослужа щих».

• Указ Президента РФ от 27 января 1997 г. № 48 «О внесении изме нений в Указ Президента Российской Федерации от 23 мая 1994 г.

№ 1010 «О военной форме одежды и знаках различия по воин ским званиям».

• Указ Президента РФ от 23 января 2002 г. № 82 «О внесении изме нений в Указ Президента Российской Федерации от 23 мая 1994 г.

№ 1010 «О военной форме одежды и знаках различия по воин ским званиям».

• Указ Президента РФ от 19 ноября 2003 г. № 1365 «Об изменении и признании утратившими силу некоторых актов Президента РСФСР и Президента Российской Федерации в связи с совершенствова нием государственного управления в области безопасности Рос сийской Федерации».

• Указ Президента РФ от 8 мая 2005 г. № 531 «О военной форме одежды, знаках различия военнослужащих и ведомственных зна ках отличия».

• Указ Президента РФ от 28 августа 2006 г. № 921 «О внесении из менений в Указ Президента Российской Федерации от 8 мая г. № 531 «О военной форме одежды, знаках различия военнослу жащих и ведомственных знаках отличия».

Сословная структура постсоветской России • Постановление Правительства РФ от 22 декабря 2006 г. № 789 «О форме одежды, знаках различия и нормах снабжения вещевым имуществом сотрудников органов внутренних дел Российской Фе дерации, Государственной противопожарной службы Министерст ва Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрез вычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, учреждений и органов уголовно исполнительной систе мы, имеющих специальные звания внутренней службы».

• Распоряжение Совета Министров – Правительства Российской Федерации от 5 апреля 1993 г. № 573 р.

• Постановление Правительства Российской Федерации от 3 мая 1994 г. № 445 «О форме одежды, знаках различия и нормах снаб жения вещевым имуществом лиц начальствующего и рядового со става органов внутренних дел Российской Федерации, имеющих специальные звания милиции или юстиции».

• Приказ МВД России от 2 августа 1994 г. № 372 «О мерах по реали зации Постановления Правительства Российской Федерации от мая 1994 г. № 445».

• Указ Президента Российской Федерации от 22 ноября 1994 года № 2101 «О форме одежды и знаках различия для лиц начальствую щего и рядового состава органов внутренних дел Российской Фе дерации, имеющих специальные звания внутренней службы».

• Постановление Правительства РФ от 17 июля 1995 г. № 720 «Об утверждении Положения о вещевом обеспечении сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации и норм снабже ния вещевым имуществом лиц начальствующего и рядового соста ва органов внутренних дел Российской Федерации, имеющих спе циальные звания внутренней службы».

• Приказ МВД России от 12 августа 1995 г. № 311 «О мерах по реа лизации постановления Правительства Российской Федерации от 17 июля 1995 г. № 720».

• Приказ МВД России от 22 августа 1995 г. № 326 «О мерах по соблю дению правил ношения установленной формы одежды сотрудника ми органов внутренних дел и военнослужащими внутренних войск».

• Приказ МВД России от 2 октября 1995 г. № 371 «О военной форме одежды, знаках различия по воинским и специальным званиям и правилах их ношения».

Приложение 4.

• Приказ МВД России от 23 января 1996 г. № 31 «О мерах по реали зации постановления Правительства Российской Федерации от июня 1995 г. № 605».

• Приказ МВД России от 30 апреля 1996 г. № 242 «Об утверждении описаний нарукавных знаков по принадлежности соответствую щим службам (подразделениям) органов внутренних дел и правил их ношения».

• Приказ МВД России от 9 июля 1996 г. № 369 «О нормах снабжения вещевым имуществом военнослужащих специальных моторизо ванных воинских частей внутренних войск».

• Приказ МВД России от 13 февраля 1997 г. № 87 «О мерах по реа лизации указа Президента Российской Федерации от 27 января 1997 г. № 48».

• Приказ МВД России от 3 июня 1997 г. № 333 «О дополнительных мерах по реализации постановления Правительства Российской Федерации от 14 октября 1996 г. № 1190».

• Постановление Правительства РФ от 12 ноября 1998 г. № 1324 «О частичном изменении постановления Правительства Российской Федерации от 3 мая 1994 г. № 445».

• Приказ МВД России от 22 января 1999 г. № 40 «О правилах ноше ния и описания предметов военной формы одежды».

• Приказ МВД России от 25 февраля 1999 г. № 146 «О совершенст вовании нормативного правового регулирования деятельности дорожно патрульной службы государственной инспекции безо пасности дорожного движения Министерства внутренних дел Рос сийской Федерации».

• Приказ МВД России от 21 июня 2000 г. № 669 «Об использовании изображения эмблемы на головных уборах лиц рядового и на чальствующего состава органов внутренних дел Российской Фе дерации и военнослужащих внутренних войск Министерства вну тренних дел Российской Федерации».

• Постановление Правительства РФ от 15 сентября 2000 г. № 691 «О внесении дополнения в постановление Правительства Россий ской Федерации от 17 июля 1995 г. № 720».

• Постановление Правительства РФ от 10 мая 2001 г. № 360 «О вне сении дополнений в постановление Правительства Российской Федерации от 3 мая 1994 г. № 445».

Сословная структура постсоветской России • Приказ МВД России от 4 июля 2001 г. № 626 «Об утверждении особой формы одежды сотрудников дорожно патрульной службы ГИБДД МВД России».

• Приказ МВД России от 30 января 2002 г. № 82 «О признании утра тившим силу Приказа МВД России от 22 января 1999 г. № 40».

• Приказ МВД России от 25 марта 2002 г. № 271 «Об утверждении временных норм снабжения вещевым имуществом военнослужа щих роты почетного караула».

• Приказ МВД России от 1 апреля 2002 г. № 308 «О внесении изме нений и дополнений в приказ МВД России от 4 июля 2001 г. № 626».

• Постановление Правительства РФ от 13 июля 2004 г. № 349 «Об изменении, приостановлении действия и признании утратившими силу некоторых актов Совета Министров СССР и Правительства Российской Федерации, признании не действующими на террито рии Российской Федерации актов Совета Министров СССР в связи с федеральным законом «О федеральном бюджете на 2004 год».

• Приказ МВД России от 17 января 2005 г. № 23 «Об особой форме одежды отдельной категории сотрудников ГИБДД, имеющих спе циальные звания милиции».

• Приказ МВД России от 21 апреля 2005 г. № 295 «О нарукавном знаке для военнослужащих внутренних войск Министерства внут ренних дел Российской Федерации».

• Приказ Главнокомандующего вооруженными силами СНГ от февраля 1992 года № 50 «О временных изменениях военной фор мы одежды на период с 1992 по 1995 год».

• Приказ Министра обороны РФ от 28 июля 1994 г. № 255 «О введе нии в действие правил ношения военной формы одежды военно служащими вооруженных сил Российской Федерации».

• Письмо Минобороны России от 28 июля 1994 г. № 164/11/324 «Об особенностях ношения новой и прежней формы одежды военно служащими вооруженных сил Российской Федерации».

• Приказ Минобороны России от 4 июня 1995 г. № 186 «Об особен ностях военной формы одежды военнослужащих подразделений почетного караула Вооруженных сил Российской Федерации и сводных оркестров войск Московского и Санкт Петербургского гарнизонов».

Приложение 4.

• Приказ Министра обороны РФ от 28 марта 1997 г. № 210 «О пра вилах ношения военной формы одежды военнослужащими Во оруженных сил Российской Федерации» • Приказ Министра обороны РФ от 14 января 1998 г. № 15 «Об опи сании предметов военной формы одежды военнослужащих Во оруженных сил Российской Федерации».

• Приказ Министра обороны РФ от 30 августа 2002 г. № 355 «Об обеспечении вещевым имуществом работников ведомственной охраны Министерства обороны Российской Федерации».

• Распоряжение Правительства РФ от 14 февраля 1994 г. № 189 р.

• Приказ МЧС России от 31 марта 1997 № 180.

• Приказ МЧС России от 26 июня 1994 № 287.

• Постановление Правительства РФ от 8 августа 2003 г. № 475 «О внесении изменений и дополнений в некоторые акты Правитель ства Российской Федерации в связи с совершенствованием госу дарственного управления в области пожарной безопасности».

• Приказ МЧС России от 12 ноября 2003 г. № 678 «Об утверждении порядка ношения отдельных предметов вещевого имущества во еннослужащими войск гражданской обороны, рядовыми и на чальствующим составом государственной противопожарной службы МЧС России».

• Приказ МЧС России от 14 января 2003 г. № 11 «О символике Ми нистерства Российской Федерации по делам гражданской оборо ны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихий ных бедствий».

• Приказ МЧС России от 19 мая 2006 г. № 304.

• Постановление Правительства РФ от 17 ноября 2001 г. № 799 «О форменной одежде работников Министерства иностранных дел Российской Федерации, дипломатических представительств и консульских учреждений Российской Федерации, представи тельств Министерства иностранных дел Российской Федерации на территории Российской Федерации».

• Постановление Правительства РФ от 5 января 2000 г. № 11 «О вве дении форменной одежды для должностных лиц органов и учреж дений Министерства здравоохранения Российской Федерации, осуществляющих государственный санитарно эпидемиологичес кий надзор».

Сословная структура постсоветской России • Приказ Госкомэкологии России от 31 декабря 1996 г. № «О форменной одежде и знаках различия сотрудников Госкомэко логии России и его территориальных органов».

• Приказ Госкомэкологии России от 11 июля 1997 г. № 318 «О фор менной одежде, знаках различия и нормах снабжения вещевым имуществом работников подведомственных органов системы Гос комэкологии России».

• Приказ Госкомэкологии России от 11 июля 1997 г. № 319 «О фор менной одежде, знаках различия и нормах снабжения вещевым имуществом работников органов системы Госкомэкологии России, осуществляющих государственный экологический контроль».

• Приказ Госкомэкологии России от 10 августа 1999 г. № 433 «Об ут верждении Порядка ношения форменной одежды государствен ными инспекторами по охране природы».

• Приказ Госкомэкологии России от 22 сентября 1999 г. № 530 «О внесении изменений и дополнений в приказ Госкомэкологии Рос сии от 10.08.99 № 433».

• Приказ Госкомэкологии России от 16 декабря 1999 года № 772 «О мерах по повышению эффективности организации обеспечения форменной одеждой и знаками различия установленного образца должностных лиц, являющихся государственными инспекторами по охране территорий государственных природных заповедни ков».

• Постановление Правительства Российской Федерации от 05 янва ря 2000 г. № 13 «О введении форменной одежды для должност ных лиц Государственного комитета Российской Федерации по ох ране окружающей среды и его территориальных органов, осуществляющих государственный экологический контроль».

• Приказ Госкомэкологии России от 2 февраля 2000 г. № 51 «О фор менной одежде».

• Приказ Министерства охраны окружающей среды и природных ресурсов РФ от 6 мая 1994 г. № 133 «О введении морской формен ной одежды и знаках различия руководящего, инспекторского и плавсостава подразделений системы Министерства охраны окру жающей среды и природных ресурсов Российской Федерации».

• Приказ Госкомэкологии России от 29 сентября 1997 г. № 406 «О введении новых знаков различия и внесении изменений в форму Приложение 4.

одежды для работников специализированных морских служб и специализированных морских инспекций Государственного коми тета Российской Федерации по охране окружающей среды».

• Приказ Госкомэкологии России от 17 марта 1997 г. № 111 «О фор менной одежде работников Государственной инспекции по мало мерным судам Российской Федерации».

• Приказ Госкомэкологии РФ от 2 февраля 1998 г. № 57 «Об утверж дении вымпела и эмблемы Государственной инспекции по мало мерным судам Российской Федерации и введении новых знаков различия для ее работников».

• Приказ Минприроды России от 28 сентября 1992 г. № 216 «Об обеспечении форменной одеждой работников системы Минис терства экологии и природных ресурсов Российской Федерации».

• Постановление Правительства РФ от 8 января 1998 г. № 23 «О вве дении форменной одежды для работников Министерства природ ных ресурсов Российской Федерации и его территориальных орга нов, осуществляющих государственный контроль за использованием и охраной водных объектов и недр».

• Приказ Минприроды России от 22 июля 1998 г. № 183 «О подго товке к введению форменной одежды».

• Приказ Минприроды России от 8 декабря 1998 г. № 259 «О введе нии форменной одежды для работников МПР России и его терри ториальных органов, осуществляющих государственный контроль за использованием и охраной водных объектов и недр».

• Приказ Минприроды России от 29 января 1999 г. № 20 «О нормах снабжения вещевым имуществом работников МПР России и его территориальных органов, осуществляющих государственный контроль за использованием и охраной водных объектов и недр».

• Приказ Минприроды России от 7 июня 2001 г. № 485 «О внесении изменений и дополнений в приказ Минприроды России от 22 ию ля 1998 г. № 183».

• Постановление Правительства РФ от 9 ноября 2005 г. № 669 «О признании утратившим силу постановления Правительства Рос сийской Федерации от 8 января 1998 г. № 23».

• Приказ Рослесхоза от 1 июля 1991 г. № 105 «О безвозмездной вы даче форменного обмундирования работникам государственной лесной охраны системы Министерства лесного хозяйства РСФСР».

Сословная структура постсоветской России • Приказ Рослесхоза от 29 октября 1993 г. № 294 «О порядке ноше ния и нормах выдачи форменной одежды».

• Приказ Рослесхоза от 30 декабря 1993 г. № 351 «О введении но вой форменной одежды и должностных знаков различия работ ников государственной лесной охраны».

• Приказ Рослесхоза от 21 ноября 1995 г. № 164 «О перечне долж ностей работников государственной лесной охраны центрального аппарата Рослесхоза».

• Письмо Рослесхоза от 13 марта 1996 г. № БО 5 43/93 «О знаках различия работников лесозащитных предприятий».

• Письмо Рослесхоза от 5 апреля 1996 г. № ДО 1 17 5/90 «О допол нении перечня предметов форменного обмундирования».

• Письмо Рослесхоза от 7 марта 1997 г. № ВШ 1 5 42/121 «Об обес печении форменной одеждой работников лесного хозяйства».

• Приказ Рослесхоза от 10 октября 1997 г. № 139 «Об утверждении Перечня должностных лиц государственной лесной охраны, долж ностных знаков различия специалистов лесного хозяйства и норм выдачи форменной одежды».

• Приказ Рослесхоза от 13 января 1999 г. № 10 «О внесении изме нений в приказ Рослесхоза от 10.10.97 № 139».

• Приказ Рослесхоза от 29 августа 1999 г. № 166 «О внесении изме нений в приказ Рослесхоза от 10.10.97 № 139».

• Приказ Рослесхоза от 18 ноября 1999 г. № 212 «Об утверждении формы одежды и порядка ношения форменного обмундирования государственной лесной охраны».

• Приказ Минприроды России от 17 марта 2003 г. № 194 «Об ут верждении перечня должностных лиц Государственной лесной охраны Российской Федерации».

• Приказ Рослесхоза от 14 декабря 2005 г. № 331 «Об утверждении перечня форменной одежды работников лесного хозяйства, норм ее выдачи, порядка учета и ношения».

• Приказ МПС РФ от 22 декабря 1994 г. № 14 Ц «О форменной одежде».

• Постановление Правительства РФ от 8 апреля 1992 г. № «Вопросы Государственной налоговой службы Российской Фе дерации».

• Постановление Правительства РФ от 22 декабря 1992 г. № 999 «Об изменении и дополнении описания формы одежды, табеля обмун Приложение 4.

дирования, норм его выдачи и описания знаков различия для ра ботников органов Государственной налоговой службы Россий ской Федерации, которым присвоены классные чины».

• Приказ Госналогслужбы России от 26 сентября 1994 г. № ВГ 3 11/62 «Об утверждении правил ношения формы одежды ра ботниками органов Государственной налоговой службы Россий ской Федерации».

• Постановление Правительства РФ от 29 июня 2000 г. № 484 «О форме одежды работников Министерства Российской Федерации по налогам и сборам».

• Письмо МНС России от 31 августа 2000 г. № ВБ 6 21/709 «О фор ме одежды работников МНС России и условиях ее выдачи».

• Приказ МНС России от 19 февраля 2001 г. № БГ 3 21/46 «О фор ме одежды работников Министерства Российской Федерации по налогам и сборам».

• Приказ МНС России от 22 апреля 2002 г. № БГ 3 17/219 «О внесе нии изменений и дополнений в описание знаков различия, уста новленных для работников МНС РФ, которым предусмотрены классные чины, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 29.06.2000 г. № 484».

• Приказ МНС России от 2 апреля 2003 г. № БГ 3 17/161 «О внесе нии изменений и дополнений в описание знаков различия, уста новленных для работников МНС РФ, которым предусмотрены классные чины, утвержденное Постановлением Правительства РФ от 29.06.2000 г. № 484».

• Приказ МНС России от 21 мая 2003 г. № БГ 3 17/258 «Об утверж дении положения о правилах ношения форменной одежды работ никами Министерства Российской Федерации по налогам и сбо рам».

• Приказ Минсельхозпрода России от 9 октября 1997 г. «Об утверж дении Правил ношения форменной одежды работников Государ ственных инспекций по карантину растений Российской Федера ции».

• Приказ Минсельхозпрода России от 11 ноября 1994 г. № 278 «О фор менной одежде и нормах снабжения ею государственных ветери нарных инспекторов, других должностных лиц государственной ветеринарной службы Российской Федерации».

Сословная структура постсоветской России • Приказ Минсельхозпрода России от 27 сентября 1995 г. № 273 «О порядке обеспечения форменной одеждой государственных вете ринарных инспекторов, других должностных лиц государственной ветеринарной службы Российской Федерации».

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.