WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

ТИХООКЕАНСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ РЫБОХОЗЯЙСТВЕННЫЙ ЦЕНТР (ТИНРО-ЦЕНТР) СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ РЫБОХОЗЯЙСТВЕННАЯ НАУКА НА ПУТИ В XXI ВЕК Тезисы докладов Всероссийской конференции молодых ученых

Владивосток, ТИНРО-Центр 21-23 мая 2001 г.

ТИХООКЕАНСКИЙ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ РЫБОХОЗЯЙСТВЕННЫЙ ЦЕНТР (ТИНРО-ЦЕНТР) СОВЕТ МОЛОДЫХ УЧЕНЫХ РЫБОХОЗЯЙСТВЕННАЯ НАУКА НА ПУТИ В XXI ВЕК Тезисы докладов Всероссийской конференции молодых ученых Владивосток, ТИНРО-Центр 21–23 мая 2001 г.

Владивосток 2001 УДК 574.5 Сборник включает тезисы докладов по вопросам экологии, биологии и фи зиологии морских и пресноводных гидробионтов, структуры и функционирова ния водных экосистем, химии и технологии переработки гидробионтов.

В сборнике представлены работы молодых ученых ТИНРО-Центра, Даль рыбвтуза, ДВГАЭУ, ДВГУ, ИАПУ ДВО РАН, ИБМ ДВО РАН, Института хи мии ДВО РАН (Владивосток);

АГТУ, КаспНИРХ, Научно-производственного центра по осетроводству «БИОС» (Астрахань);

Чукотского отделения ТИНРО Центра (Анадырь);

АтлантНИРО, КГТУ (Калининград);

Магаданского отделе ния ТИНРО-Центра (Магадан);

ВНИРО (Москва);

ПИНРО (Мурманск);

Кам чатНИРО, КИЭП ДВО РАН (Петропавловк-Камчатский);

АзНИИРХ (Ростов на-Дону);

Хабаровского отделения ТИНРО-Центра (Хабаровск).

Ответственные редакторы сборника: С.В.Суховерхов, А.А.Байталюк.

Тихоокеанский научно-исследовательский ISBN 5-89131-024- © рыбохозяйственный центр (ТИНРО-Центр), УСЛОВИЯ ОБИТАНИЯ, ОСОБЕННОСТИ БИОЛОГИИ И ФИЗИОЛОГИИ МОРСКИХ И ПРЕСНОВОДНЫХ ГИДРОБИОНТОВ К ФАУНЕ И ЭКОЛОГИИ ЖУКОВ НАДСЕМЕЙСТВА HYDROPHILOIDEA (COLEOPTERA, POLYPHAGA, STAPHILINIFORMIA) КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ В.И.Алексеев КГТУ, Калининград Представители отряда жесткокрылых в пресных водоёмах играют важную роль в составе биоценозов литорали и мелководных, в том числе и временных, водоёмов. В группу жесткокрылых с водными личинкой и имаго входят водолюбы, ныне разделяемые на 4 семейства: Hydrophilidae, Spercheidae, Hydrochidae и Hydraenidae в составе надсемейства Hydrophiloidea (Harde, 1988). Личинки водолюбов — хищники (род Hydrous может даже наносить вред рыбоводному хозяйству), взрослые особи питаются растительной пищей, детритом и, часть наземных видов, навозом (Sphaeridiinae). Мелкие виды и их личинки входят в рацион мно гих видов рыб.

В довоенный период на территории всей Восточной Пруссии отмеча лось 82 вида водолюбов, а на территории, соответствующей Калинин градской области, — 76 видов (Bercio, 1979). Сведения по современной фауне ограничены работой по болотному комплексу Целау в Правдинском районе (Бесядка, Мороз, 1996), где найдено 10 видов семейства Hydrophilidae и 1 вид Hydraenidae. Для сравнения фауна Латвии составля ет 67 видов (Telnov et al., 1997).

Сборы проводились в мае–августе 1989–2000 гг. Обследовано более 120 всевозможных пресных водоёмов, часть видов собрана на побережьях Балтийского моря и Калининградского залива в полосе прибоя. По со стоянию на 2000 г. на территории Калининградской области зарегистри рован 51 вид водолюбов из 20 родов или 67 % от ранее установленного видового состава. Наиболее многочисленны: Cercyon — 11 видов, Helophorus — 8 видов, Enochrus — 5 видов.

В области обнаружены 35 водных (69 %) и 16 наземных (31 %) ви дов. Все водные виды исследованной группы можно причислить к видам– стагнофилам водоёмов, богатых водной растительностью. Только виды родов Ochthebius Leach., Cymbiodyta Bed., Helophorus F., Limnebius Leach., Laccobius Er. и Anacaena Thoms. найдены также и в медленно текущих ре ках — на берегах буквально на самой кромке воды (Laccobius) и на ряске в спокойных заводях (Limnebius, Anacaena limbata F., Helophorus brevipalpis Bed., H. aquaticus L., Cymbiodyta marginellus F., Ochthebius impressus Marsh.). К истинно реофильным видам можно отнести лишь один вид - Hydraena riparia Kug. По способам локомоции водолюбы под разделяются (Karny, 1934) на хорошо плавающие виды (роды Hydrous Dhlb., Hydrophilus Deg., Berosus Leach. — 8 % фауны) и виды, преимуще ственно ползающие по растениям либо по нижней стороне плёнки воды (Spercheidae, Hydrochidae, Hydraenidae, большинство мелких Hydrophilidae и род Coelostoma Brull. из подсемейства Sphaeridiinae – 61 %). Имаго во дяных водолюбов входят в состав нектона, фитобиоса и гипонейстона, а личинки, дышащие атмосферным воздухом и вынужденные подниматься на поверхность — в состав фитобиоса. У водолюбов наблюдается посте пенный переход со всеми промежуточными стадиями от водного образа жизни к наземному во влажных субстратах — прибрежных наносах, дет рите и навозе. Наземные водолюбы (31 % фауны) заселяют экскременты и влажные разлагающиеся остатки растительного происхождения и являют ся детритофагами или копрофагами с копающим или полуплавающим (Sphaeridium F.) способом движения в субстрате.

ВОССТАНОВЛЕНИЕ НЕКОТОРЫХ ФИЗИОЛОГИЧЕСКИХ ПОКАЗАТЕЛЕЙ КАРПА ПОСЛЕ ОТРАВЛЕНИЯ ИОНАМИ КАДМИЯ Ю.Б.Алиновская АГТУ, Астрахань Современный уровень развития промышленных технологий не по зволяет перейти к экологически чистому производству. И огромные мас сы промышленных вод, содержащие различные токсиканты, не проходя должной очистки, или же в результате аварий попадают в естественные водоемы, и распространяются на огромные территории. Одним из таких токсикантов является кадмий.

Несмотря на то что изучение влияния токсических веществ на орга низм рыб ведется еще с прошлого века, по настоящий момент среди уче ных нет однозначного мнения по поводу обратимости токсического воз действия ионов тяжелых металлов, к числу которых относятся и ионы кадмия.

В связи с этим целью нашей работы являлось исследование измене ния уровней активности некоторых иммунологических показателей сего леток карпа (Cyprinus carpio L.) после экспериментальной 30-суточной токсикации ионами кадмия в концентрации 0,75 мг/л. Через 30 дней экс перимента вода в аквариумах менялась на чистую, после чего мы наблю дали за восстановлением показателей. При оценке уровня иммуноглобу линов пользовались ускоренным способом определения по реакции с раствором сульфата цинка, предложенным Мак-Эвеном с соавторами (Воловенко, 1975) и основанном на измерении оптической плотности растворов и пересчете единиц оптической плотности (в г%). Определя лось абсолютное количество лейкоцитов в периферическом русле крови.

Количество лейкоцитов в периферическом русле карпа до начала экс перимента было 45,8 тыс. клеток в 1 мкл. В первые 10 дней произошло уменьшение абсолютного количества всех групп лейкоцитов. Так, умень шилось количество лимфоцитов на 66 %, моноцитов – на 72 %, нейтрофи лов – на 64 %.Снижение общего количества лейкоцитов может быть свя зано с общим угнетением гемопоэза, так как наиболее значительным было уменьшение бластных форм и клеток на ранних стадиях развития. Напри мер, количество монобластов уменьшилось на 77 %, а количество нейтро фильных миелоцитов – на 76 %.

По истечении 2–3 нед содержание лейкоцитов несколько восстанав ливается, по-видимому, ионы кадмия на начальных стадиях интоксикации инициируют адаптационные или восстановительные процессы. Произош ло увеличение агранулоцитов: абсолютное количество малых и средних лимфоцитов увеличилось соответственно от 528,0 до 947,5 тыс. шт./мкл и от 409,3 до 457,95 тыс. шт./мкл. Возросло количество монобластов с 32, до 45,74 тыс. шт./мкл и моноцитов с 69,55 до 85,54 тыс. шт./мкл. По исте чении 30 сут интоксикации абсолютное количество лейкоцитов составило 18,82 тыс. шт./мкл, т.е. наблюдалась значительная лейкопения.

Снятие токсического воздействия привело к тому, что уже через дней количество лейкоцитов возросло почти на 57 % и составило на 40-е сут эксперимента 29,54 тыс. шт./мкл. Абсолютное количество лейкоцитов неуклонно повышалось и к 60-м сут эксперимента практически достигло первоначального уровня и составило 43,74 тыс. шт./мкл.

Концентрация иммуноглобулинов в сыворотке крови увеличивалось с 0,34–0,14 в контроле до 1,28–0,28 г% после 30-дневного содержания в растворе кадмия. В дальнейшем происходило восстановление иммуногло булиновой фракции в крови до уровня, близкого к контролю.

Таким образом, при хронической интоксикации сеголеток карпа ио нами кадмия обнаружено практически полное восстановление рассмот ренных нами некоторых физиологических показателей.

ОСОБЕННОСТИ ПИТАНИЯ ЖЕЛЕТЕЛОГО ВСЕЛЕНЦА BEROE OVATA В ЧЕРНОМ МОРЕ Н.А.Бакаева АзНИИРХ, Ростов-на-Дону Вселение гребневика Веrое ovata Bruguinre, 1789 в Азово Черноморский бассейн последовало за 12-летним господством другого гребневика – Мnemiopsis leidyi A. Agassiz. Последний привнес существен ные изменения в экосистему южных морей. Новый вселенец гребневик В.

ovata – хищник, специализирующийся на потреблении представителей от ряда Lobata, к которому относится М. leidyi. Впервые В. ovata появился в Черном море в 1997 г. и в течение 1997–1998 гг. встречался эпизодически в отдельных прибрежных его районах. По всей прибрежной акватории он распространился лишь в середине августа 1999 г. в северо-восточной час ти Черного моря (Воловик, 2000).

Предварительное изучение нового вселенца B. ovata по литературным данным позволило С.П. Воловику и Г.Р. Харбисону еще в 1993 г. реко мендовать его в качестве средства подавления популяции мнемиопсиса в Азово-Черноморском бассейне (Harbison, Volovik, 1993). Далее эта гипо теза была подтверждена материалами 2000 г. (Воловик, 2000;

Шиганова и др., 2000;

Shiganova et al., 2000).

Поддержание численности популяции любого вида в искусственных условиях требует тщательного изучения его биологии и экологии. Целью данной работы явилось изучение питания разноразмерных особей берое при различной температуре среды.

Экспериментальные исследования по изучению питания берое прово дили в рамках плановых научно-исследовательских работ АзНИИРХа на базе научно-экспериментального морского биотехнологического центра пос. Большой Утриш.

При изучении питания берое в качестве корма использовали популя ции черноморского и азовского мнемиопсисов. Все иные виды пищи – ку сочки медуз аурелии, ризостомы, вареного яйца – берое не принимали.

Как видим (см. таблицу), с понижением температуры среды время переваривания пищи берое увеличивается. Эта тенденция уже заметна даже при разнице температур всего в один градус. Такая зависимость не вызывает удивления – ведь берое являются пойкилотермными животны ми, и с понижением температуры окружающей среды обменные процессы у таких организмов замедляются. Аналогичная связь просматривается в наших экспериментах с увеличением размеров животных. Наиболее ак тивно (3 ч 35 мин) идет переваривание пищи у мелких особей при самой высокой из испытываемых температур. Наиболее длительное переварива ние пищи (21 ч) отмечено у крупных особей при самой низкой из испыты ваемых температур – 12,5 0С. Полученные нами в ходе эксперименталь ных исследований данные согласуются с литературными (Воловик, 2000).

Время переваримости пищи берое в зависимости от размеров особей и температуры воды Температура, 0С Размеры берое, см Время 23 4,5х5,1 4 ч 45 мин 2,5х2,8 3 ч 35 мин 22 3,4х4,0 4 ч 55 мин 2,3х2,4 3 ч 50 мин 20 4,8х5,1 6 ч 00 мин 2,9х4,0 4 ч 05 мин 12,5 5,6х4,8 21 ч 00 мин 2,3х2,6 19 ч 30 мин О ГИБЕЛИ КАСПИЙСКОГО ТЮЛЕНЯ Я.М.Болдырева, М.И.Евдакимова КаспНИРХ, ГУАОВЛ, Астрахань В апреле 2000 г. в северо-восточной части Каспийского моря (Зюйд Вестовые шалыги) у популяции тюленей наблюдали вспышку заболевания неизвестной этиологии, которое сопровождалось массовой гибелью осо бей. Симптоматический комплекс включал «дрожь», воспаленность глаз, конъюнктивит, обильные слизистые выделения из носовой полости, мно гочисленные флегмоны и язвы на кожном покрове.

В связи с этим нами проведены бактериологические исследования патматериала от погибающих животных. Исследовали паренхиматозные органы (печень, почки, селезенку) и кровь. Анализ показал 100 %-ное ин фицирование всех органов и крови тюленей разнообразной микрофлорой.

По культуральным и биохимическим параметрам изолированные микро организмы были отнесены к следующим видам: Salmonella stratford, Pausteurella septica, Aeromonas hydrophila, Citrobacter freundii, Proteus vulgaris, Acinetobacter sp., Aerococcus sp. Характерно, что у животных с ярко выраженной клиникой доминировали сальмонеллы и пастереллы – соответ ственно 50 и 25 % от всей выделенной микрофлоры.

Для определения этиологической роли выделенной микрофлоры на базе и при участии Астраханской государственной ветеринарной лабора тории была поставлена биопроба. Подопытным мышам подкожно вводили 18–24-часовую бактериальную культуру в дозе 0,2 мл. Животные, зара женные Pausteurella septica, погибли на 2 день после инъекции, что свиде тельствует о вирулентности этих штаммов бактерий. Роль аэромонад, цитробактеров, протеев, ацинетобактеров и кокковой флоры в патологии тюленей осталась не установленной.

Таким образом, в результате бактериологического анализа у каспий ских тюленей выявлена сложная комбинированная инфекция, вызванная патогенными штаммами Pausteurella septica и Salmonella stratford. Однако, по нашему мнению, она не могла явиться основной причиной элиминации тюленей. Скорее всего, это секундарная инфекция, развившаяся на фоне чумы плотоядных (Иванов и др., 2001) и антропогенного стресса. Следо вательно, экологическое напряжение в местах обитания каспийских тюле ней в сочетании с хроническим политоксикозом (Хураськин и др., 1998) обусловливает появление различных инфекционных заболеваний.

ВОЗМОЖНОСТЬ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ОБОНЯТЕЛЬНОГО ЭПИТЕЛИЯ КРАСНОПЕРКИ БОЛЬШЕЧЕШУЙНОЙ (TRIBOLODON HAKONENSIS) ДЛЯ МОНИТОРИНГА ВОДНОЙ СРЕДЫ А.Г.Бянкин Дальрыбвтуз, Владивосток Физиологические показатели отражают реакцию внутренней среды организма на внешние воздействия;

с их помощью можно установить диапазоны и механизмы воздействия, определить адаптационные воз можности организма и прогнозировать последствия. Появление в водной среде не свойственных ей элементов, особенно антропогенного происхо ждения, проявляется в гистопатологических изменениях у рыб. Орган обоняния рыб имеет прямую связь с внешней средой, и состояние обо нятельного эпителия, особенно его патологические изменения, является прямым отражением внешних процессов.

В данной работе рассмотрены результаты морфофункциональных на рушений в обонятельном эпителии у красноперки большечешуйной (Tri bolodon hakonensis) при остром воздействии солей тяжелых металлов и бытовых детергентов.

На красноперку воздействовали растворами CdSO4, CuSO4, ZnSO4, использовали летальные концентрации ионов металлов (LC100) 10, 20, мг/л, а для Cu и 1 мг/л. Также в экспериментах использовали растворы бытовых детергентов – стиральные порошки Ariel (ГОСТ 25644–88) и Кристалл–2 (ТУ 6–39–42–91) при концентрации 40 и 100 мг/л. Орган обо няния рыб фиксировали в стадиях потери сознания и смерти рыб. Эти стадии отравления хорошо заметны при массовой гибели животных в природе и являются основным показателем токсических выбросов.

Обонятельный эпителий красноперки после воздействия исследован ных токсикантов подвержен сильным деструктивным процессам. Дест рукция эпителия начинается с обильного выделения слизи на поверх ность. При дальнейшем воздействии рецепторные и опорные клетки те ряют свои жгутики и ворсинки. При более длительном воздействии (2– ч) наблюдается потеря рецепторными клетками цилиарного аппарата, а их булавы исчезают с поверхности обонятельного эпителия. Позже на блюдается полное исчезновение рецепторных и опорных клеток в эпите лии. Деструкция доходит до некробиоза обонятельного эпителия. Степень деструкции варьирует для каждого токсиканта и его концентраций и зави сит от его природы.

На основе уровня поражения обонятельного эпителия можно пред ложить шкалу оценки степени поражения обонятельного эпителия под действием солей тяжелых металлов и бытовых детергентов.

Шкала оценки степени поражения обонятельного эпителия Концентрация токсиканта, Степень Признаки мг/л поражения, Крис Arie баллы Cu Cd Zn талл– l Эпителий имеет слоистость;

жгутики и ворсинки не слипаются;

слизи мало;

I клетки в хорошем состоянии (норма строения) Эпителий сохраняет слоистость;

обильное выделение слизи;

жгутики и II 1 10 ворсинки слипаются, частично поте ряны В эпителии наблюдаются разрывы, отек;

жгутики и ворсинки исчезают с 20, III поверхности;

рецепторные клетки вы- 10 20 тягиваются (паралич), их количество уменьшается Слоистость эпителия нарушается;

имеются многочисленные разрывы эпителия, отек;

рецепторных и секре IV торных клеток нет;

эпителий от- 20 100 слаивается от соединительной ткани;

выход крови наружу, утолщение со единительной ткани Слоистость эпителия полностью ис чезает;

все клетки теряют свою фор му;

цитоплазматическая мембрана V 40 40 клеток разрушается, остаются темные ядра;

утолщение эпителия и соедини тельной ткани;

некробиоз эпителия На основании данной шкалы можно делать заключения о патогенно сти того или иного токсиканта, а также степени воздействия токсикантов в водной среде. Возможно применение данной шкалы при мониторинге водной среды.

Из исследованных солей тяжелых металлов по силе вызываемых на рушений в обонятельном эпителии их можно расположить следующим образом: медь >> кадмий > цинк. А из бытовых детергентов более токси чен Кристалл–2, чем Ariel. По сравнению с солями тяжелых металлов ис следованные бытовые детергенты оказывают меньшее деструктивное воз действие на обонятельный эпителий.

ОСОБЕННОСТИ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ СЕЛЬДИ В СЕВЕРНОЙ ЧАСТИ ОХОТСКОГО МОРЯ В 1998–2000 гг.

П.В.Воробьёв ТИНРО-Центр, Владивосток Тихоокеанская сельдь является одной из массовых промысловых рыб на Дальнем Востоке России. В настоящее время российский вылов тихо океанской сельди базируется в основном на ресурсах охотской популяции.

В связи с большим промысловым значением, изучение особенностей рас пределения и возрастного состава сельди в северной части Охотского мо ря имеет важное рыбохозяйственное значение.

В основу данной работы положены результаты экспедиционных ис следований сельди в Охотском море в осенний период 1998–2000 гг. на судах ТИНРО-Центра “ТИНРО” и “Профессор Кагановский”.

Данные по численности, биомассе и размерно-возрастной структуре уловов осреднены по биостатистическим районам, принятым в биоцено логических исследованиях ТИНРО-Центра.

Наблюдаются существенные различия в распределении различных возрастных групп сельди.

Сеголетки (0+) не совершают дальних миграций. С осенним похоло данием мигрируют в пределах шельфа от мелководий до открытых участ ков. Во время съемок (в октябре–ноябре) сеголетки держались в при брежных водах и большей частью распределялись в пределах 12-мильной зоны. В 1998 и 2000 гг. основные их концентрации наблюдались в аяно шантарском и охотско-лисянском районах, а в 1999 г. и у северо восточного побережья Сахалина. В отличие от сеголеток сельдь на вто ром, третьем, четвертом и пятом годах жизни более подвижна. Летом её можно встретить вдали от побережья, а осенью она частично мигрирует в притауйский район для зимовки, а другая часть скопления продолжает на гул вместе с сеголетками на мелководье. Основные концентрации неполо возрелой сельди в 1998 и 1999 гг. были сосредоточены в притауйском, охотско-лисянском и северосахалинском районах. В 2000 г. уловы моло ди охотской сельди были приурочены к притауйскому, охотско лисянскому и аяно-шантарскому районам. В 1998–2000 гг. нагульный ареал половозрелых особей, составляющих в настоящее время основу биомассы популяции, был еще более обширен и включал глубоководные районы – ионо-кашеваровский и впадины ТИНРО. Основная же масса половозрелой сельди в возрасте 5+ – 8+ образовывала нагульные скопле ния в центральной и восточной частях притауйского района. Старшевоз растная сельдь имела самый обширный нагульный ареал – от северо западнокамчатских вод вплоть до сахалинского шельфа, однако в уловах в основном встречалась в притауйском и ионо-кашеваровском районах.

В период нагула в северной части Охотского моря сельдь двух круп ных популяций – охотской и гижигинско-камчатской – смешивается, при этом разделить рыб разных стад в смешанных уловах, не имея достовер ных морфометрических признаков, до сих пор не удается. В 1998– гг. молодь гижигинско-камчатской сельди осенью встречалась в зал. Ше лихова и северо-западнокамчатском районах, тогда как крупные половоз релые особи мигрировали на запад в притауйский район и смешивались с охотской сельдью. Доля гижигинско-камчатской сельди в притауйском районе неизвестна.

Данные по возрастному составу сельди за три смежных года указы вают на то, что ежегодно при осенних съемках недоучитываются рыбы младших возрастных групп.

ОСОБЕННОСТИ НЕРЕСТОВОЙ МИГРАЦИИ МЕЙНЫПИЛЬГЫНСКОЙ НЕРКИ КАК СЛЕДСТВИЕ РАЗЛИЧИЙ ГИДРОЛОГИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК ОЗЕР ВААМОЧКА И ПЕКУЛЬНЕЙСКОЕ Е.В.Голубь Чукотское отделение ТИНРО-Центра, Анадырь Бассейн Мейныпильгынской озерно-речной системы состоит из двух больших озер Ваамочка и Пекульнейское и впадающих в них рек, берущих начало на южных склонах Мейныпильгынского хребта. Оз. Ваамочка отно сится к лиманному типу озер, глубина его не превышает 2–3 м, прозрач ность воды низкая. Оз. Пекульнейское – фиордового типа, в центральной части глубины изменяются от 10 до 20 м, а в зал. Каканаут колеблются в пределах 20–30 м. Между собой озера Ваамочка и Пекульнейское соедине ны протоками, а через общее устье, обычно замываемое зимой, – с Берин говым морем. По сравнению с оз. Ваамочка роль Пекульнейского в регули ровании стока гораздо выше, так как его площадь превышает площадь оз.

Ваамочка более чем в четыре раза, а площадь водосбора составляет больше половины общей площади бассейна системы. В связи с этим от начала ве сеннего паводка до открытия устья течение в протоках направлено из оз.

Ваамочка в Пекульнейское, а после открытия устья Пекульнейское озеро в большей степени подвержено влиянию морских приливов.

По наблюдениям ряда лет, нерестовая миграция нерки в водоемы Мейныпильгынской озерно-речной системы начинается в третьей декаде июня. Основным фактором, определяющим характер таяния льда в прото ках и влияющим на начало захода красной с моря, является образование устья между морем и протоками.

Динамика нерестового хода представителей группировок нерки бассей нов озер Ваамочка и Пекульнейское имеет свои особенности, сложившиеся под воздействием резких различий температуры воды в протоках в начале миграции красной. Ежегодно в конце июня – первой декаде июля темпера тура воды в протоке оз. Ваамочка намного выше, чем в протоке Пекульней ского озера. В последней температура обычно ниже предела, необходимого для активной миграции красной, которая начинается при прогреве воды до 6,0–6,5 °С. Поэтому большую часть рыбы, заходящей с моря в начале нерес товой миграции, составляют производители красной, размножающейся в бассейне оз. Ваамочка. Нерка, нерестящаяся в реках бассейна оз. Пекульней ское в начальный период миграции менее многочисленна.

Зимой 1999–2000 гг. впервые за последние 15 лет устье не было за мыто, и температура воды в протоках выровнялась гораздо раньше обыч ного времени (вторая декада июля). Отсутствие перемычки и весна, на ступившая по сравнению с поздними веснами 1997–1999 гг. в обычные сроки, обусловили ранний сход льда и равномерный прогрев воды в обеих протоках. Уже 21 июня температура воды в протоке оз. Пекульнейского поднялась до +6,6 °С, в протоке оз. Ваамочка – до +6,9 °С. Несмотря на это, различия в динамике нерестовой миграции красной у представителей разных группировок сохранились. Это свидетельствует о том, что особен ности миграции мейныпильгынской нерки, сложившиеся под воздействи ем различия гидрологических характеристик озер Ваамочка и Пекульней ское, закреплены наследственно.

Таким образом, из-за особенностей нерестовой миграции нерки двух группировок основная промысловая нагрузка ежегодно ложится на крас ную оз. Ваамочка, хотя ее доля составляет лишь около трети всей нерки, нерестящейся в водоемах системы. Несбалансированный пресс промысла усугубляется еще и тем, что основная часть ставных сетей сконцентриро вана в предустьевых култуках и протоке оз. Ваамочка, а в протоке Пе кульнейского озера нерку в первой половине июля практически не облав ливают. Кроме того, уловистость сетей в протоке оз. Ваамочка значитель но выше, чем в протоке Пекульнейского озера из-за меньшей прозрачно сти воды, что также способствует увеличению промысловой нагрузки на группировку нерки оз. Ваамочка. Результатом такого селективного про мысла в настоящее время является более низкий уровень заполнения не рестилищ в бассейне оз. Ваамочка по сравнению с нерестовыми реками бассейна Пекульнейского озера.

ТРАВМИРОВАННОСТЬ НЕРКИ МЕЙНЫПИЛЬГЫНСКОЙ ОЗЕРНО-РЕЧНОЙ СИСТЕМЫ В 2000 ГОДУ Е.В.Голубь Чукотское отделение ТИНРО-Центра, Анадырь В сезон 2000 г. в районе Мейныпильгынской озерно-речной системы были продолжены работы по изучению травмированности производите лей наиболее крупного чукотского стада нерки.

Самой многочисленной летом 2000 г. была группа рыб со следами укусов миног. Данный вид повреждений встречался на теле 7,5 % – 34 % мигрирующих лососей и в среднем составил 20,7 %. Этот показатель в по следние три года изменяется в очень узких пределах (1998 г. – 23 %;

г. – 19,5 %). Но, учитывая, что численность нерестового стада в 2000 г.

выросла в 3 раза по сравнению с 1998 г. и в 1,3 раза по сравнению с 1999 г., можно говорить о росте численности миноги в море и ее массовых скопле ниях на путях миграции лососей.

Следы зубов морских млекопитающих отмечены у 1,6–22,5 % (в раз ные периоды хода) особей. В среднем 11,6 % производителей подверглись неудачным нападениям хищников в море во время миграции или непо средственно при подходе к устью. Рыбы с относительно свежими следами укусов встречались нам значительно реже, чем со старыми отметинами, составив в среднем 4,1 % от общего числа рыб.

Следы сетей отмечены у 4,5–20,0 % производителей нерки в разные периоды нерестового хода. За период исследований, 1997–2000 гг., доля рыб со следами объячеивания возросла с 1,5 до 9,5 %.

По описаниям, приведенным в литературе (Шунтов и др., 1993;

Мельников, 1997;

Баланов, Радченко, 1998), в отдельную группу были вы делены ранения, нанесенные кинжалозубом. В 1999 г. доля рыб с такими ранами составила 1,9 %, в 2000 г. – 3 %.

Кроме того, на теле нерки отмечен также тип ранений, который мы затрудняемся систематизировать. В этом случае на одной стороне тела видны отчетливые следы зубов, на другой стороне – многочисленные ду гообразные царапины, как правило, незамещенные чешуей. Возможно, что подобные раны наносят сивучи.

Данные о следах укусов на теле рыб свидетельствуют о том, что ос новной ущерб популяции наносят морские млекопитающие и хищные ры бы, концентрирующиеся на путях миграции красной в море. Влияние же пятнистого тюленя (ларги), скапливающегося в водоемах системы, суще ственно сказывается на популяции мейныпильгынской нерки только в го ды с низкой численностью производителей.

ХАРАКТЕРИСТИКА НЕРЕСТИЛИЩ НЕРКИ НА РЕКАХ МЕЙНЫПИЛЬГЫНСКОЙ ОЗЕРНО-РЕЧНОЙ СИСТЕМЫ Е.В.Голубь, А.П.Голубь Чукотское отделение ТИНРО-Центра, Анадырь Главными нерестовыми водоемами Мейныпильгынской озерно речной системы являются реки Пекульвеем, Каканаут, Каутаям, Рынатан мельгын и Ваамочка. Основные нерестилища красной на реках системы расположены в расширенных участках речных долин, где горный характер течения рек сменяется предгорным, а скорость течения падает. Расширен ные участки речных долин, которые в геоморфологическом плане являют ся зонами динамического равновесия флювиальных процессов, чередуют ся с узкими, ущельеобразными, слаборазработанными участками долин с крутыми склонами и трудноразмываемыми каменистыми руслами, где преобладают процессы врезания. Красная здесь нереститься не может из за преобладания в русле крупнообломочного грунта и крупных фракций аллювия.

В нижнем течении рек Ваамочка, Рынатанмельгын и Пекульвеем, имеющих обширные дельты выполнения, нерка тоже не размножается, что связано со слабым течением и преобладанием в русле песчано илистых отложений. Реки Каутаям и Каканаут, впадающие в глубокий зал.

Каканаут, не имеют столь обширной дельты выполнения. Участки накоп ления аллювия имеют сравнительно небольшую протяженность и сменя ются участками динамического равновесия, пригодными для нереста красной.

Накопление аллювия происходит главным образом в русле, а не на пойме. Поэтому русло на этих участках оказывается приподнятым над прилегающими участками поймы и отгороженным от него прирусловыми валами. Связанное с накоплением аллювия увеличение уклона также при урочивается в первую очередь к руслу. Его уклон начинает превышать уклон поймы, и поток теряет русловую форму, разбиваясь на массу мел ких проток. Такие участки чередуются с равновесными участками долин, где русло более или менее извилистое со сравнительно небольшим числом рукавов.

По расположению и характеру питания в Мейныпильгынской озерно речной системе мы выделяем четыре основных типа речных нерестилищ.

К первому типу мы относим нерестилища, расположенные во второ степенных рукавах, являющихся дериватами главных рукавов. Для нерес та красная выбирает места дренажа аллювиальных грунтовых вод, пи тающихся большей частью водами главного рукава и его подруслового потока.

Другой тип нерестилищ – заводи, соединяющиеся с рекой только в нижнем течении. Образование их также связано с плановыми деформациями русла. Для таких участков характерны небольшие скорости течения, но заи ления обычно не происходит из-за дренажа подруслового потока. Во время паводков многие заводи имеют внешнюю гидравлическую связь с основным потоком в верхних участках.

Третий тип – приглубые участки подмываемого берега на речных плесах, где красная нерестится в зоне разгрузки подруслового потока.

Четвертый тип – относительно мелководные плесы на прямолиней ных участках реки с одинаковой глубиной по всей ширине русла. В таких местах нерка зачастую нерестится от берега до берега. Дренаж подрусло вого потока здесь обусловлен особенностями флювиальных процессов на плесах и перекатах прямолинейных участков реки.

Разделение нерестилищ по характеру питания нерестовых бугров в значительной степени условно, так как преобладающий источник питания мест нереста обычно дополняется в разной степени другим. Сочетание зо ны разгрузки грунтовых вод и дренажа подруслового потока обеспечива ет, на наш взгляд, наиболее благоприятные условия инкубации икры, по тому что такие нерестилища в меньшей степени подвержены промерза нию зимой.

Орография берега и наличие кустарниковой растительности также оказывают существенное влияние на процесс инкубации икры. При высо ких берегах высота снежного покрова значительно больше, так как снег не сдувается со льда преобладающими в зимнее время сильными ветрами се верной четверти. Нерестилища, окруженные густым ольшаником и ивня ком, также в меньшей степени подвержены промерзанию, чем открытые участки. Снег, задерживаемый кустарником, меньше уплотняется под воз действием метелей и обладает более высокими теплоизолирующими свой ствами.

БИОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПОПУЛЯЦИЙ АЗИАТСКОЙ КОРЮШКИ OSMERUS MORDAX И МОРСКОЙ МАЛОРОТОЙ КОРЮШКИ HYPOMESUS JAPONICUS СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ПОБЕРЕЖЬЯ ТАТАРСКОГО ПРОЛИВА В 2001 г.

В.А.Горбачев Хабаровское отделение ТИНРО-Центра, Хабаровск Целью наших исследований были характеристика биоструктуры по пуляций азиатской корюшки и морской малоротой корюшки северо западного побережья Татарского пролива и оценка состояния популяций.

Хотя прибрежный промысловый и любительский лов корюшек севе ро-западного побережья Татарского пролива ведется давно, биология ази атской и морской малоротой корюшки этого района изучена слабо.

Промысел корюшек ведется на северо-западном побережье Татарско го пролива в феврале–мае, в период преднерестовых скоплений и нересто вых миграций, а любительский лов ведется весь год. Промысел ее начина ется в замерших бухтах и заливах подо льдом ставными вентерями и за канчивается по открытой воде закидными неводами, обычно в устьях рек, впадающих море.

Исходным материалом послужили результаты исследований в районе пос. Де-Кастри (зал. Накатова) с период с 12 февраля по 10 марта 2001 г.

Азиатская корюшка. В уловах представлены рыбы пятью возрастны ми группами от трех до семи лет. Основу улова составляли особи четырех и пяти лет, соответственно 31 и 53 %. Соотношение самцов и самок 1,0:

1,6. Линейные размеры рыб (АС) составляли 17,5–31,1 см, в среднем – 22,2 см. Показатели массы варьировали от 53,5 г до 241 г, составив в среднем – 102,8 г.

Среднее значение коэффициента упитанности по Кларк (КУК) – 1,1, у самок КУК несколько больше, чем у самцов (у самок – 1,09, самцов – 1,07). Колебания индивидуальной абсолютной плодовитости (ИАП) со ставляли 3,6–153,6 тыс. шт., в среднем – 60 тыс. икринок. Относительная плодовитость (ОП, икр./1 г массы тела без внутренностей) – 2060 шт.

Средняя масса одной икринки – 0,15 мг. Гонадо-соматический индекс (ГСИ) самок составил 9 %, самцов – 4 %.

Преобладание рыб старших возрастных групп в уловах свидетельст вует о том, что состояние популяция азиатской корюшки в зал. Накатова можно считать удовлетворительным.

Морская малоротая корюшка. Уловы были представлены особями тремя возрастными группами от двух до пяти лет. Основу улова составля ли трех- и четырехлетки, соответственно 44 и 33 %. Соотношение самцов и самок 1,0: 3,5. Длина (АС) составляла 13,5–20,2 см в среднем – 17,3 см.

Показатели массы варьировали от 22 до 90 г, составив в среднем 46 г.

Среднее значение КУК – 1,04. Самки имели более высокую упитан ность (КУК самок – 1,06, самцов – 0,98). ИАП составила 5.6–49,9 тыс.

шт., в среднем – 20,3 тыс. икринок. Относительная плодовитость – икр. Средняя масса одной икринки – 0,21 мг. ГСИ самок составил 8 %, самцов – 4 %.

Промысел морской малоротой корюшки в районе залива Накатова не ведется, отсутствует и любительский лов, поэтому состояние популяции относительно стабильно.

О НЕКОТОРЫХ МОРФОЛОГИЧЕСКИХ ПРИЗНАКАХ ГОРБУШИ ONCORHYNCHUS GORBUSCHA Р. УТКА ЗАПАДНОЙ КАМЧАТКИ Э.С.Гришина Камчатский институт экологии и природопользования ДВО РАН, Петропавловск-Камчатский В ходе изучения характера травмирования горбуши Oncorhynchus gorbuscha ларгой (Phoca larga) в устье р.Утка в 1989 г. параллельно иссле довались некоторые морфологические признаки производителей горбуши.

Целью исследований являлось определение изменчивости этих признаков, их взаимосвязь и влияние на степень травмирования рыб ларгой.

Для пелагических рыб, таких как лососи, острое зрение является важ ным условием выживания. Считается также, что диаметр глаза связан с максимальной высотой тела рыбы (Алеев, 1963), которая в свою очередь зависит от длины тела.

Нами измерялся горизонтальный диаметр глаза, максимальная высо та тела и длина тела по Смитту. Всего было исследовано 400 особей гор буши из общего количества отловленных для учета травмированности ларгой. Промеры проводились на свежей рыбе, самцов и самок измеряли отдельно. Затем математическими и статистическими методами на ком пьютере рассчитывались процентные доли диаметра глаза и максималь ной высоты тела от длины тела рыбы по Смитту, определялась зависи мость горизонтального диаметра глаза от максимальной высоты тела (по следние вычисления производились исходя из данных промеров только самок). Также определялось наличие связи между величиной диаметра глаза рыбы и степенью травмирования ее ларгой.

Проведенный статистический анализ (см. таблицу) показал, что раз ница между средними и минимальными значениями диаметра глаза очень невелика, максимальные пределы и наиболее часто встречающиеся значе ния одинаковы. Различия в значениях максимальной высоты тела объяс няются приобретением брачного наряда – нарастание горба у самцов. Ус тановлено также, что между длиной тела рыбы и максимальной высотой тела существует прямая зависимость, а между длиной тела и горизонталь ным диаметром глаза – обратная.

Общая статистика по выборкам изученных пластических признаков Статистика Max высота тела Горизонт. диаметр Длина тела по глаза Смитту Самцы Среднее 17,34140187 1,171682243 54, Стандартная 0,2612994 0,00576817 0, ошибка Медиана 17 1,16 54, Мода 19 1,2 Стандартное от- 3,822480685 0,084381049 6, клонение Дисперсия вы- 14,61135859 0,007120161 40, борки Минимум 9,2 0,95 42, Максимум 29,5 1,5 Самки Среднее 12,75258065 1,15516129 51, Стандартная 0,12451531 0,005676191 0, ошибка Медиана 12,7 1,15 51, Мода 13 1,2 Стандартное от- 1,550203103 0,070668008 2, клонение Дисперсия вы- 2,403129661 0,004993967 6, борки Минимум 8,25 1 Максимум 16,5 1,5 56, При этом максимальная высота тела у самок составляет в основном от 20 до 30 % длины тела по Смитту, а у самцов, вследствие приобретения брачного наряда – от 20 до 40 % и более длины тела. Доля горизонтально го диаметра глаза от длины тела у самок колеблется в большинстве случа ев от 2,0 до 2,5 %, а у самцов – от 1,8 до 2,6 %. Учитывая, что средние значения диаметра глаза у самцов и самок различаются лишь на несколько тысячных, это можно объяснить тем, что среднее значение длины тела самцов на 3 см больше такового для самок. Также, если сравнить наши данные с результатами исследований морфологии горбуши в других мес тах ее обитания (Черешнев, 1981), видно, что средние и предельные зна чения горизонтального диаметра глаза одинаковы, несмотря на небольшие различия в значениях длины и высоты тела.

При исследовании влияния вышеуказанных морфологических при знаков на степень травмирования горбуши ларгой не было обнаружено связи между травмированностью и величиной глаза рыбы, несмотря на то, что между максимальной высотой тела – основной характеристикой, влияющей на избирательность питания ларги – и горизонтальным диамет ром глаза, установлена явная связь. Таким образом, можно сказать, что размеры глаз, скорее всего, не влияют на успешность выживания (или на травмированность) горбуши в начале анадромной миграции в период ак тивного питания ларги.

РАСПРЕДЕЛЕНИЕ И ЧИСЛЕННОСТЬ БЕЛУХИ DELPHINAPTERUS LEUCAS PALL. В САХАЛИНСКОМ ЗАЛИВЕ ОХОТСКОГО МОРЯ В ЛЕТНИЙ СЕЗОН 2000 Г.

А.Н.Дорошенко ТИНРО-Центр, Владивосток Согласно многолетним исследованиям сотрудников ТИНРО и ВНИ РО, в Сахалинском заливе Охотского моря, обитает сахалино-амурская популяция белухи, где в его южной части в летний период она образует большие скопления. Белуха постоянно встречается в р. Амур, но область распространения её здесь за последние годы сократилась. Если раньше белуха поднималась вверх по реке на сотни километров (Арсеньев, 1939), то в настоящее время, в связи с резким ухудшением экологической обста новки, связанной с интенсивным процессом загрязнения редкие группы и одиночки белух наблюдаются лишь в приустьевой зоне реки.

В летнем сезоне 2000 г. наблюдения за белухой проводились в при брежной зоне Петровской косы, островов Чкалова и Байдукова во время работы группы отлова Лаборатории по изучению морских млекопитаю щих ТИНРО-Центра. Исследования осуществлялись всё светлое время суток с наблюдательного пункта, расположенного на о. Чкалова и с мо торных лодок согласно методике, изложенной ранее (Дорошенко, 1996).

Отмечалось время наблюдения, количество особей и их расположение от носительно друг друга, направление движения, поведение. Возрастной со став определялся по общепринятой методике оценки вариации окраски белух в онтогенезе (Дорофеев, Клумов, 1935). При этом учитывалось, что молодняк и сосунки визуально различимы только с достаточно близкого расстояния (до 500 м) и в хорошую погоду.

На протяжении всего периода исследований величина групп белух и их возрастной состав постоянно менялись. Если в начале сезона наблюде ний часто встречались смешанные возрастные группировки, то, начиная, с конца июля, наблюдались компактные группы, состоящие из животных примерно одного возраста: молодые, самки с сосунками, взрослые особи.

Встречались большие группы, в составе которых отмечалось незначитель ное количество "серого" молодняка. Молодые животные и самки с сосун ками чаще всего передвигались с медленной скоростью недалеко от бере га (500–700 м). Более крупные группировки держались на удалении от берега до 3–5 км.

Наблюдения показали, что в прибрежных водах островов Чкалова и Байдукова белухи на длительное время не задерживаются. Основное на правление их – в сторону Амурского лимана и в район банки Зотова.

Появление и образование скоплений белухи в Сахалинском заливе тесно связано с наличием в данном районе достаточного количества корма.

В летне-осенний период основными объектами питания белухи являются лососёвые рыбы (кета, горбуша). В текущем сезоне отмечена задержка не рестового хода горбуши и её малочисленность во время подхода к берегам.

Отсюда и малочисленность группировок белухи в начальный период ис следования. Максимальное количество белух зафиксировано 10–13 августа, что оказалось связанным с началом нерестового хода летней кеты.

Всего за период наблюдений (21 июля – 17 августа 2000 г.) зарегист рировано 114 групп белух с общей численностью 1292 особи. По сравне нию с данными предыдущего сезона (1999 г.), наблюдалось меньшее ко личество белухи в зал. Счастья, где она была более многочисленна и где осуществлялся основной её отлов.

СРАВНЕНИЕ МОРФОМЕТРИЧЕСКИХ ПРИЗНАКОВ НАВАГИ НЕКОТОРЫХ ЛОКАЛЬНЫХ СТАД КАМЧАТКИ В.С.Доценко КамчатНИРО, Петропавловск-Камчатский Оз. Нерпичье является самым крупным солоноватоводным озером Дальнего Востока, соединённым с Камчатским заливом узкой протокой, с каждым годом меняющей ширину в результате приливов и отливов и воз действия течения р. Камчатка. Всё это определяет специфику гидрологи ческого и гидрохимического режима озера: из-за малых глубин (в среднем 4,5 м) и активного смешивания воды, летом наблюдается сходная темпе ратура и солёность от поверхности до дна. В период ледостава температу ра у дна выше (0,8 °С), чем у поверхности (от 0 до минус 0,5 °С). Солё ность изменяется от 2 до 12 ‰ (Куренков, 1967). Влияние этих факторов оказывает немалое воздействие на биологические признаки наваги и дру гих гидробионтов, входящих в экосистему озера.

Основная цель данной работы – изучение морфометрических призна ков наваги (Eleginus gracilis), нерестящейся в зимний период в оз. Нер пичьем, и их сравнение с признаками наваги из других районов. Всего из мерено 45 рыб 4 и 5-летнего возраста из улова в январе 2001 г. ставными сетями с ячеёй 28–32 мм. Длина рыб по Смитту варьировала от 239 до мм при средней 272 мм. Для сравнения взяты данные из архива Камчат НИРО (1985 г.) по измерениям наваги западной и северо-восточной Кам чатки за период с 1976 по 1985 г. Брался размерный состав рыб длиной 22–30 см двухгодовалого возраста. Всего измерено 29 пластических и меристических признаков. По 18 признакам проведён сравнительный ана лиз с другими районами. Сравнение средних относительных значений признаков (М) по районам произведено по критерию Стьюдента. Досто верность различий определялась на уровне значимости Р<0,01.

По результатам анализа наименьшие различия (35,3 %) выявлены ме жду стадами наваги оз. Нерпичьего и бухты Гека. При этом длина AD, ко личество позвонков, жаберных тычинок и длина D1 практически совпа дают, что, скорее всего, связано (несмотря на разность географических широт) с однородностью условий обитания, так как внутренняя часть бух ты Гека (лагуна Легунмун), также является мелководной и соединена с зал. Корфа узким проливом. Наибольшие различия по северо-восточному побережью у рыбы из оз. Нерпичьего наблюдаются по сравнению с нава гой из бухты Оссора и южной части Карагинского залива (соответственно 53,0 и 55,5 %) по 9 из 18 признаков.

По сравнению с восточнокамчатской навагой, и в частности с навагой из оз. Нерпичьего, западнокамчатская имеет сравнительно увеличенную длину тела, большее количество лучей в спинных и анальных плавниках, меньшую длину головы, а длина основания спинных плавников и антеа нальное расстояние превосходят аналогичные показатели при меньшей вы соте плавников. Совокупность этих признаков улучшает гидродинамиче ские свойства, необходимые живущей в Охотском море наваге (Кукушки на, Щербина, 1967). С учетом других показателей наблюдается популяци онная неоднородность наваги западного и северо-восточного побережий.

Сравнение проводилось всего по 18 признакам (взятым до 1985 г.) из 38 измеренных (данные по оз. Нерпичьему за 2001 г.), а также брались рыбы разного возраста, схожие по размерам и половозрелые, поэтому ко нечные результаты анализа могут несколько отличаться от полученных при измерениях рыб одного возраста и рыб, выловленных по разным рай онам в одно время. Тем не менее можно говорить об обособленности на ваги оз. Нерпичьего от других районов и выделении её в локальную груп пировку, заходящую на нерест в оз. Нерпичье из Камчатского залива, хотя этот вывод следует подтвердить дальнейшими исследованиями наваги.

О ВОЗМОЖНОСТЯХ АКВАКУЛЬТУРЫ ПРИМОРСКОГО ГРЕБЕШКА В РАЙОНЕ ОТ МЫСА ЗОЛОТОГО ДО ЗАЛ. ЧИХАЧЕВА А.А.Дуленин Хабаровское отделение ТИНРО-Центра, Хабаровск Рассмотрены возможности введения в аквакультуру приморского гре бешка (Mizuchopecten yesoensis) в северной части подзоны Приморье от мыса Золотого до зал. Чихачева. Хабаровская часть приморской подзоны является самой северной областью его обитания, граница ареала – зал.

Чихачева.

Исследованы факторы среды, лимитирующие распространение вида.

Гребешок предпочитает температуры до 18–20 0С, по району средняя тем пература воды изменяется от минус 1,7 0С зимой до плюс 16,1 0С летом.

Оптимальная соленость 32–34 ‰ при средних значениях в прибреж ной зоне по району колеблются от 32,5 до 33,7 ‰. Значительного опрес нения гребешок не переносит, поэтому не селится вблизи устьев рек (Нельма, Коппи, Тумнин).

Для донного высева необходимы площади с илисто-песчаным, песча ным, галечным грунтом. На илах и каменистых грунтах гребешок не се лится. По району наиболее распространены пески и галька, каменистые грунты встречаются до глубин 10–15 м. Илы характерны для устьев рек.

Гребешок чувствителен к недостатку кислорода, предпочитая районы с интенсивной гидродинамикой. Благоприятны открытые участки либо ши рокие глубоководные бухты на севере пролива, где перемешивание водных масс происходит за счет значительных приливов (1,6–2,35 м). Закрытые мелководные бухты со слабым движением воды и большим количеством растительности не подходят для поселений гребешка (бухта Фальшивая).

Глубины обитания гребешка – от 6 до 30 м и более. Планировать хо зяйство необходимо в местах естественного распространения вида.

Для донного высева требуются участки, защищенные от штормов. Под ходят бухта Мосолова и зал. Чихачева, где имеются местные популяции.

Для устройства подвесного хозяйства можно использовать приглубые участки вдоль открытого побережья, как это делается в Южной Корее.

Необходимо решить вопрос о защите подвесных конструкций от повреж дения льдами, притапливая подвесные секции, учитывая, что толщина плавающих льдов составляет 80–130 см, а величина торосов может дости гать 8 м. За счет близости Советской Гавани наиболее удобен район юж нее мыса Красный Партизан. Район более благоприятен по ледовой обста новке, чем северная часть пролива, имеет подходящие грунты, изобата м проходит в 0,4–0,6 кб от берега. Кроме того, в районе мыса Красный Партизан, по частным сообщениям, имеются поселения приморского гре бешка, что немаловажно.

Бухты к югу от Советской Гавани для высева гребешка не подходят.

Так, в бухте Андрея препятствием должно являться распреснение водами р. Коппи и воздействие штормов. Бухта Фальшивая близ г. Советская Га вань, будучи достаточно обширной, не подходит для обитания гребешка из-за большого количества гниющей растительности, снижающей содер жание кислорода в воде.

От мыса Золотого до мыса Песчаного приморский гребешок встреча ется лишь единично, не образуя скоплений, поэтому искусственное его выращивание здесь мало перспективно. К северу от Ванино до бухты Мо солова искусственное выращивание проблематично ввиду сложной ледо вой обстановки и сильных приливных течений.

ДИНАМИКА КАРОТИНОИДОВ ГОНАД МОРСКИХ ЕЖЕЙ РОДА STRONGYLOCENTROTUS П.А.Задорожный, Н.В.Лепская ТИНРО-Центр, Владивосток Высокие концентрации каротиноидов обнаружены в репродуктивных органах многих беспозвоночных, включая морских ежей. Это предполага ет важную роль, которую играют эти пигменты в репродуктивном цикле.

Кроме того, они ответственны за цвет, играющий важную роль при товар ной оценке гонад морских ежей. Целью работы было исследование дина мики каротиноидов в гонадах промысловых видов морских ежей – серого S. intermedius и черного S. nudus при развитии гонад.

При помощи нормальнофазной ВЭЖХ определен качественный и ко личественный состав основных каротиноидов гонад. Около 90 % общего количества каротиноидов приходится на фракции каротинов и эхиненонов (,- и,-изомеры). Установлено, что распределение как общего кароти ноида, так и отдельных фракций пигментов носит непараметрический ха рактер, поэтому статистическую обработку результатов проводили при помощи непараметрических аналогов t-теста и дисперсионного анализа – соответственно U-критерия Манна-Уитни и критерия Краскела.

Обнаружены различия в суммарном содержании каротиноидов у сам цов, самок и животных с гонадами на стадии половой инертности для обо их видов. Максимальное количество пигментов в гонадах (мг/особь) отме чено у самцов, минимальное – у животных на стадии половой инертности.

Статистически значимые различия между самцами и самками S. in termedius появляются на стадии активного гаметогенеза и сохраняются на нерестовой и посленерестовой стадиях. Эти различия обусловлены, преж де всего, фракцией эхиненонов, составляющей около 70–80 % от общего содержания каротиноидов. Динамика пигментов по стадиям зрелости го над у самцов и самок сходная, но амплитуда изменений у самок меньше.

Содержание каротиноидов максимально на нерестовой стадии у обоих по лов. При переходе на посленерестовую стадию происходит резкое сниже ние количества пигментов. Если для самок это можно объяснить выметом яйцеклеток, содержащих преимущественно эхиненон, то для самцов пути утилизации эхиненона неизвестны.

Черный еж характеризуется примерно в 4 раза меньшим содержанием каротиноидов в гонадах и большим относительным содержанием кароти нов по сравнению с серым. Различия между самцами и самками проявля ются только на нерестовой стадии. У самцов наблюдали накопление каро тиноидов на стадиях начала развития и активного гаметогенеза. Макси мум отмечен на нерестовой стадии, после которой содержание пигментов резко падает. У самок отмечен максимум на стадии начала развития. Про межуточные, практически одинаковые значения, наблюдали на стадиях активного гаметогенеза и нерестовой, на посленерестовой стадии также следует резкое уменьшение количества каротиноидов.

Таким образом, динамика каротиноидов тесно связана с развитием гонад и нерестом не только у самок, но и у самцов морских ежей.

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИЗУЧЕНИЯ ПЛОДОВИТОСТИ КРАБА-СТРИГУНА ОПИЛИО В АНАДЫРСКОМ ЗАЛИВЕ БЕРИНГОВА МОРЯ В.В.Исупов Чукотское отделение ТИНРО-Центра, Анадырь Краб-стригун Chionoecetes opilio широко распространен на шельфе северо-западной части Берингова моря и является традиционным объек том промысла. Нами впервые проведено изучение плодовитости самок этого вида, обитающих в Анадырском заливе. Материал собран в ходе учетных траловых съемок в сентябре 1999–2000 гг. В центральной и юж ной части Анадырского залива взято 78 проб наружной икры.

По результатам исследования индивидуальная абсолютная плодови тость (ИАП) самок с шириной карапакса 42–65 мм изменялась от 5,5 до 38,5 тыс. икринок. Средняя ИАП составила 22,2 тыс. яиц в 1999 г. и 17, тыс. яиц в 2000 г. Этот показатель у стригуна опилио из различных рай онов обитания варьирует от 24,3 (восточный Сахалин) до 58,1 тыс. икри нок (побережье восточной Канады) (Первеева, 1996). По-видимому, в Анадырском заливе в 1999–2000 гг. средняя ИАП достигала наименьшей известной величины.

Зависимость ИАП (Y) от ширины карапакса (X) за период исследова ния описывается уравнением степенной регрессии:

Y = 0,0374•X3,329, r = 0,87, n=78.

Масса наружной икры варьировала от 1,15 до 7,66 г, ее доля от массы тела – от 3,7 до 10,8 %, достигая в среднем 7,2 %. Индивидуальная отно сительная плодовитость находилась в диапазоне 210–558 икринок на 1 г массы тела, в 1999–2000 гг. в среднем составив соответственно 418 и яиц. С увеличением ширины карапакса самок до 55 мм происходит повы шение относительной плодовитости за счет прироста веса кладки. У более крупных особей относительный вес кладки почти не изменяется, и увели чение размеров яиц приводит к снижению индивидуально относительной плодовитости.

Популяционная плодовитость (ПП) стригуна опилио в 1999 г. дости гала 561354 ± 50248 млн. яиц. Примерно 86 % этой величины образовыва ли особи размером 46–60 мм, составлявшие 85 % общей численности самок.

В 2000 г. доля самок с шириной карапакса 46–60 мм снизилась до 70 %, но их вклад в ПП остался на прежнем уровне и составил 81 %. Таким обра зом, в Анадырском заливе в 1999–2000 гг. основную нагрузку по воспро изводству численности стригуна опилио несли самки размером 46–60 мм.

СОСТОЯНИЕ ПОЧКИ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ СЕВРЮГИ М.П.Куренкова АГТУ, Астрахань Ввиду того что в последние годы наблюдается ухудшение экологи ческой обстановки, была сделана попытка проанализировать состояние почек рыб.

Для исследования были отобраны туловищные почки у производителей севрюги, используемых в дальнейшем для рыбоводных целей.

Гистологические препараты приготавливались по общепринятым методикам (Волкова и др., 1982). Изучение тканей почек проводили мик роскопом МБИ, в том числе, с применением иммерсионного объектива.

Целью работы явилось изучение состояния тканей туловищных по чек производителей севрюги.

В результате исследований получены следующие данные. Головная почка рыб целиком состоит из ретикулярной ткани. В туловищной почке между извитыми почечными канальцами и почечными тельцами находи лась гемопоэтическая ткань, основу которой составил ретикулярный син цитий.

В очагах кроветворения были выявлены полипотентные стволовые клетки, которые имели вытянутую форму, ядро было крупным, клетка имела нежносетчатую, красно-фиолетовую, слабобазофильную цито плазму. Среднее число этих клеток составило 2 % от числа всех формиро вавшихся клеток крови, средний их размер составлял 10,08 ± 0,52 мкм.

В полустволовых клетках находились крупные красно-фиолетовые ядра, цитоплазма окружала ядро очень тонким ободком. В среднем удель ный вес полустволовых клеток был равен 15 %, средний размер – 13,72 ± 0,61 мкм.

Среди формировавшихся клеток крови значительную часть состави ли лимфоциты. Лимфобласты, имевшие базофильную цитоплазму, округ лое, сравнительно бледное ядро, в среднем составили 9 %;

их средний размер – 11,76 ± 0,45 мкм. Пролимфоциты, которые характеризовались меньшими размерами, чем лимфобласты, составили 14 %, их средний размер – 9,8 ± 0,79 мкм. Их ядро имело бобовидную форму и располага лось эксцентрично. Были отмечены и лимфоциты с красно-фиолетовым ядром, резкобазофильной цитоплазмой без сплошного обрамления ядра, среднее количество таких клеток составило 22 %, размер – 7,84 мкм.

В гемопоэтической ткани обнаруживались также миелобласты, про миелоциты, миелоциты, палочкоядерные, сегментоядерные нейтрофиль ные и эозинофильные лейкоциты. Эти клетки встречались в гемопоэтиче ской ткани в единичных экземплярах.

Было отмечено также присутствие клеток эритроидного ряда. Были выявлены эритробласты со светло-серым, резко очерченным ядром, ярко выраженными темными уплотненными ядрышками. Среднее количество эритробластов составило 10 %, средний размер – 13,72 ± 0,54 мкм. Про эритробласты имели меньшие размеры – 11,76 ± 0,67 мкм, их удельный вес – 6 %.

В гемопоэтической ткани туловищных почек также встречались по лихроматофильные эритробласты и оксифильные эритробласты. Местами в этой ткани находились дефинитивные эритроциты. Кроме того, отмеча лись скопления дегенерировавших эритроцитов.

В строме почек наблюдались мелкие многочисленные кровоизлияния вокруг сосудов, мутная дистрофия эпителия извитых канальцев, слипание капиллярных петлей в почечных тельцах.

Таким образом, в почке рыб были обнаружены значительные скопле ния дегенерировавших эритроцитов, многочисленные мелкие кровоиз лияния, мутная дистрофия эпителия извитых канальцев, склеивание пе тель капилляров в почечных тельцах – все это свидетельствует об измене ниях в туловищных почках рыб.

О РАСПРЕДЕЛЕНИИ БЕЛУХИ В БАССЕЙНЕ АНАДЫРСКОГО ЛИМАНА Д.И.Литовка Чукотское отделение ТИНРО-Центра, Анадырь В настоящей работе обобщены литературные данные и материалы собственных полевых исследований белухи в период с 1985 по 2000 г. В 2000 г. к стационарным наблюдениям за белухой Анадырского лимана были привлечены участники образовательных проектов, реализованных Чукотским экологическим объединением «Кайра–клуб» при поддержке Всемирного Фонда Дикой Природы (WWF) и Комитета по гуманитарной помощи штата Аляска. Пользуясь случаем, мы выражаем свою глубокую благодарность детям и педагогам, принимавшим участие в учетах белу хи.

Более подробно мы остановились на учете белухи в 2000 г., условно приняв этот год за среднестатистический. Наблюдения проводились в те чение всего безледового периода. Место для стационарных наблюдений в районе г. Анадырь было выбрано в связи с резким уменьшением плоско сти сечения потока в этом месте, со связанным с ним увеличением плот ности проходящего на нерест тихоокеанского лосося и частоты встречае мости белух.

Первые белухи (8 особей) в 2000 г. были зафиксированы 16 июня, на третий день после вскрытия лимана. С 19 июня наблюдался резкий рост численности посещающих этот район дельфинов, который достиг макси мума с 20 по 26 июня (в среднем 114 особей в день). Рекордное количест во белух за весь период наблюдений было отмечено 22 июня (241 особь).

С начала июля до второй декады месяца наблюдались незначительные увеличения встречаемости белухи 3–4 (максимум 72 особи), 11 (максимум – 24), 17 (максимум – 29) и 20–21 (максимум – 26) июля при среднем ко личестве 13,7 белух в день.

С 24 июля до 4 августа был зафиксирован новый рост численности белух (в среднем – 63,1 особи) с максимумом 3 августа (226 особей). За тем произошел плавный и продолжительный спад (в среднем – 32,2 осо би), который длился до 25 августа. За период с 24 июля по 11 августа на ми была получена статистика уловов тихоокеанского лосося в Анадыр ском лимане. При сравнении учтенного числа белух с динамикой про мысла анадырской кеты на контрольном неводе (в 1 км от наблюдатель ного поста) корреляционная связь отсутствовала (r = 0,024), что можно объяснить недостатком данных (Р > 0,5) по вылову тихоокеанского лосо ся.

В период за сентябрь–октябрь до появления мелкого бесформенного льда (шуги) в среднем за сутки отмечалось 11,3 белух. Были зарегистри рованы незначительные увеличения количественного состава 12–14 (мак симум – 58 особей), 15–18 (максимум – 22), 20–22 сентября (максимум – 36) и 5–10 октября (максимум – 20). Самое позднее наблюдение белух в лимане зарегистрировано 11 ноября.

Маршрутные учеты в разные годы показали, что в период от вскры тия льда (первая декада июня) до его окончательного становления (первая половина декабря) белуха отмечена во всех доступных участках акватории Анадырского лимана. В летний период чаще встречают ее в устьях круп ных и средних рек (Анадырь, Великая, Канчалан, Автоткууль, Третья, Вторая, Гырмекууль, Тавайваам), бухте Мелкой, Канчаланском лимане, заливах Онемен и Канчалан, в районе косы Земля Гека. Белухи движутся вверх по рекам Анадырь (известно наблюдение белух в 275 км от устья реки), Великой (более чем на 100 км), Канчалан (на 45 км) и Автоткууль (более 20 км). Вероятно, высокая встречаемость белух в устьях рек связа на с повышенной плотностью идущих на нерест проходных (тихоокеан ского лосося) и сиговых.

Практически весь безледовый период основное стадо белухи держит ся в бассейне Анадырского лимана. Наиболее крупные косяки обычно концентрируются в периоды активного хода лососевых в самом узком месте Анадырского лимана, в акватории г. Анадырь. В 2000 г. удалось вы делить три периода высокой численности белух, а также районы их кон центраций.

ТЕРМОУСТОЙЧИВОСТЬ МОЛОДИ АМУРСКОГО ОСЕТРА ACIPENSER SCHRENCKI BRANDT Ж.С.Литовченко, Л.Ч.Ходжер Хабаровское отделение ТИНРО-Центра, Хабаровск Важнейшим фактором, определяющим эффективность искусственно го воспроизводства, является качество выпускаемой молоди. Одним из возможных критериев оценки качества молоди является ее термоустойчи вость.

В 2000 г. в рыбоводном цехе Амурской ТЭЦ–1 проводились исследо вания термоустойчивости молоди амурского осетра при температуре 32 0С.

Терморезистентность личинок и молоди амурского осетра определяли по общепринятой методике (Лукьяненко и др., 1984) с некоторыми измене ниями. Развитие молоди проходило в температурном режиме: 14,1–26,0 0С.

В ходе экспериментальных работ выяснено, что у молоди амурского осетра с увеличением возраста от 13 до 46 сут терморезистентность зако номерно возрастает. При переходе на активное питание (возраст 9–13 сут) наблюдалась самая низкая термоустойчивость, в этот период среднее вре мя выживания колебалось от 2,5 до 4,57 мин. К 32-дневному возрасту этот показатель составил 89,9 мин (см. рисунок).

С 39 до 46-суточного возраста терморезистентность у молоди амур ского осетра стремительно нарастала. На 46-е сут с момента выклева тер моустойчивость молоди амурского осетра достигла максимального уровня (среднее время выживания 887,5 мин) и превышала таковое у 13-суточных личинок (среднее время выживания 2,5 мин) в 355 раз. После максималь ного подъема наблюдалось снижение термоустойчивости. На 49-е сут среднее время выживания составило 196 мин. С 50 по 57-е сут оно коле балось в пределах 187,2–265,7 мин.

4 9 13 18 23 27 30 34 37 41 46 50 Возраст, сут Возрастная динамика терморезистентности молоди амурского осетра Следует отметить, что во время подъема температуры до значения 32 0С у 4–20-суточных личинок амурского осетра погибало от 5 до 65 % особей.

После 35-суточного возраста гибели молоди не было. Наибольшая гибель наблюдалась у личинок в возрасте 10–13 дней (от 20 до 65 % особей).

Данный факт может быть объяснен тем, что в это время происходил пере ход молоди на экзогенное питание. В этот период личинки наиболее чув ствительны к факторам внешней среды.

В возрасте 10–46 дней у амурского осетра терморезистентность выше, чем у русского осетра (Acipenser guldenstaedti). Об этом свидетельствует не только время выживания молоди при температуре 32 0С, но и меньший процент отхода при нагревании воды до 32 0С. У личинок русского осетра (Лукьяненко и др., 1984) в 6–10-дневном возрасте при 29–31 0С наблюда ется 100 %-ная гибель личинок, а у амурского осетра при 29–32 0С поги бают только 20–65 % личинок. Закономерности динамики термоустойчи вости у молоди амурского и русского осетров имеет сходный характер.

Время выживания, мин Максимальный уровень терморезистентности амурского осетра почти в 4,7 раза выше, чем у русского осетра.

В ходе экспериментальных работ выяснено следующее: с увеличени ем возраста молоди амурского осетра от 13 до 46 сут ее терморезистент ность возрастает в 335 раз. С 46-дневного возраста термоустойчивость снижается. Закономерности динамики термоустойчивости молоди амур ского и русского осетров схожи, но у амурского осетра в возрасте 13– дней терморезистентность в 0,5–4,7 раза выше, чем у русского осетра.

РАЗВИТИЕ ФОРМЕННЫХ ЭЛЕМЕНТОВ КРОВИ СЕВРЮГИ В РАННЕМ ОНТОГЕНЕЗЕ О.В.Ложниченко АГТУ, Астрахань Следует указать на то, что дифференцировка первичных клеток крови на белые и красные происходит до выклева (Житенева, 1999).

На 36-й стадии развития в периферической крови предличинок сев рюги естественного нереста, не было обнаружено родоначальных клеток крови – гемогистобластов и гемоцитобластов. Из клеток белой крови пре обладали лимфобласты. Миелобласты и монобласты присутствовали в не значительном количестве. Половину клеток красной крови составляли эритробласты, оставшаяся половина клеток была представлена пронор мобластами и базофильными нормобластами, причем, пронормобластов было вдвое больше, чем базофильных нормобластов.

Известно, что накопление гемоглобина происходит в клетках – про нормобластах, поэтому сообщение о том, что кровь при выклеве розовая подтверждается нашими исследованиями.

На 37-й стадии развития периферическая кровь содержала незначи тельное количество гемоцитобластов. Основная масса клеток белой крови была представлена лимфобластами. Из клеток красной крови превалиро вали также эритробласты – половина из всех клеток крови, но, кроме про нормобластов и базофильных нормобластов, в незначительном количестве были обнаружены полихроматофильные нормобласты.

На 38-й стадии развития в периферической крови также не были об наружены гемоцитобласты. Более половины клеток были представлены клетками белой крови, основную массу из которых (более 1/3) составляли лимфобласты. Клетки красной крови в основном составляли эритробла сты. Пронормобласты и базофильные нормоциты были отмечены в незна чительном количестве.

На 39-й стадии развития среди клеток периферической крови наблю дались полихроматофильные и базофильные нормобласты, пронормобла сты и эритробласты наблюдались в незначительном количестве. В пери ферической крови были отмечены лимфобласты.

Анализ периферической крови на 41 стадии развития показал, что 1/ часть из всех клеток составляли унипотентные клетки гемоцитобласты. Из клеток красной крови, почти половину составляли базофильные нормоб ласты. Отмечено незначительное количество оксифильных нормобластов.

В минимальном количестве присутствовали эритробласты. Из клеток бе лой крови обнаружено преобладание лимфобластов, а миелобластов и мо нобластов было отмечено незначительное количество. Кроме того, 1/ часть клеток периферической крови составляли предположительно мего кариоциты.

1/5 часть из всех обнаруженных клеток в периферической крови на стадии развития занимали гемоцитобласты. Больше половины клеток красной крови составляли полихроматофильные нормобласты, несколько меньше отмечено оксифильных нормобластов. Базофильных нормобла стов и эритробластов было выявлено в незначительном количестве. Ос новную массу клеток белой крови составляли лимфобласты. Монобласты и миелобласты содержались в незначительном количестве.

Таким образом, после выклева на ранних стадиях развития до экзо генного питания в периферической крови встречались в основном унипо тентные и бластные клетки, которые, по-видимому, еще не выполняют свои функции, т.е. организм иммунно еще не защищен. По данным Жите невой, кровь при выклеве розовая, что, по нашему мнению, объясняется наличием в крови пронормобластов, которые начинают накапливать гемо глобин и выполнять дыхательные функции.

ФИЗИОЛОГИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ САМОК РУССКОГО ОСЕТРА ACIPENSER GUELDENSTAEDTI BRANDT ПРИ ВНЕСЕЗОННОМ ПОЛУЧЕНИИ ПОЛОВЫХ ПРОДУКТОВ Е.В.Лялькина, И.А.Вихляева, Е.А.Федосеева, Н.В.Шевлякова, А.Р.Лозовский Научно-производственный центр по осетроводству «БИОС», Астрахань Актуальной проблемой современного осетроводства является оценка физиологического состояния производителей осетра, используемых для прижизненного получения половых продуктов. Остаются неизученными гематологические и биохимические показатели у самок осетра при внесе зонном взятии икры, дающем возможность круглогодично получать ры бопосадочный материал и пищевую икру.

Во второй половине ноября 2000 г. на производственной базе НПЦ по осетроводству «БИОС» обследованы 23 самки русского осетра яровой ра сы, зарезервированные до октября в пруду. Кровь для исследований полу чали из хвостовой вены после двухнедельного выдерживания при нерес товой температуре (+14 оС). В крови определяли содержание гемоглобина, общего белка, альбумина, общих липидов, холестерина, скорость оседа ния эритроцитов (СОЭ). В группе самок осетра, созревших после инъек ции экстракта гипофиза (18 из 23) и отдавших икру, содержание в крови гемоглобина было достаточно высоким – 89,5±4,3 г/л. СОЭ также соответ ствовала хорошему физиологическому состоянию – 5,2±0,3 мм/ч. Содер жание общего белка и альбумина варьировало в широких пределах, соста вив в среднем соответственно 29,8±1,2 и 8,7±0,3 г/л. Вариабельность этих показателей можно связать с белковыми затратами в ходе формирования половых продуктов. Содержание общих липидов (6,1±0,6 г/л) и холесте рина (4,68±0,38 ммоль/л) в сыворотке крови было относительно неболь шим, что также может объясняться процессом формирования икры.

В группе несозревших (3 из 23) и перезревших (2 из 23) самок отме чена тенденция к более высокому уровню белка и липидов, что может быть связано с двумя различными состояниями: недостаточной зрелостью самок и резорбцией икры.

Необходимо дальнейшее изучение гематологических и биохимиче ских показателей крови самок русского осетра при внесезонном получе нии икры. Полученные данные могут быть использованы для разработки и уточнения физиологических нормативов для русского осетра при зимнем получении половых продуктов.

ОЦЕНКА МОРФОЛОГИЧЕСКИХ РАЗЛИЧИЙ ДВУХЛИНЕЙНОЙ КАМБАЛЫ ИЗ КРОНОЦКОГО И АВАЧИНСКОГО ЗАЛИВОВ МЕТОДОМ ОТОЛИТОМЕТРИИ К.А.Мягких, С.Г.Коростелёв КамчатНИРО, Петропавловск-Камчатский Метод оценки морфологических различий при помощи отолитомет рии дал неплохие результаты при установлении популяционного статуса трески прикамчатских вод (Вершинин, 1984;

Винников, Давыденко, 1999), а также для выяснения популяционной структуры наваги (Легенькая, 1999). В связи с этим, нами применен данный метод для выявления воз можных внутривидовых различий двухлинейной камбалы из разных уча стков ее ареала.

Материалом для работы послужили отолиты двухлинейной камбалы из Кроноцкого и Авачинского заливов, собранные в апреле–мае 1998 г.

при выполнении контрольного лова на РК-МРТ "Фортуна". Всего проана лизировано 400 отолитов от 100 экз. рыб из каждого залива.

Исследования проведены среди разноразмерно-разновозрастной (1), одноразмерной (2) и одновозрастной (3) групп рыб. В первой группе ста тистический анализ проведен по отолитам всех рыб. Во второй группе были использованы отолиты рыб, длина которых по АС составляла от до 34 см. В третьей группе сопоставили отолиты 9-летних рыб. При стати стической обработке материалов рассматривались следующие признаки:

средние длина, ширина, толщина отолитов относительно длины рыб (АС) и средняя масса отолитов относительно массы рыб. При расчете относи тельных значений данные увеличены в 10000 раз для удобства, так как по лучаемые значения очень малы. Для оценки различий между исследованны ми признаками были рассчитаны t-критерии Стьюдента.

Полученные при сравнении параметров отолитов двухлинейной кам балы результаты представлены в таблице. Как видно из данных таблицы, для первой группы рыб наблюдаются достоверные различия по всем ис следованным признакам отолитов. Для одноразмерных рыб достоверно различаются только длина и ширина отолита, а для одновозрастных – длина, толщина и масса. Следовательно, двухлинейная камбала Авачин ского и Кроноцкого заливов достоверно различается по такому параметру, как относительная длина отолита, вне зависимости от длины и возраста рыб.

Сравнительный анализ параметров отолитов двухлинейной камбалы из Кро ноцкого (К) и Авачинского (А) заливов Группа 1 2 Пара- К А К А К А метр отолита Длина 180,2±3,0 185,7±2,6 189,6±2,5 186,5±2,7 188,8±3,4 193,0±2. (n=100) (n=100) (n=32) (n=43) (n=18) (n=23) P<0,001 P<0,01 P<0, Ширина 124,0±1,6 127,7±1,2 127,3±1,5 126,0±1,5 129,4±1,9 132,2±2, (n=100) (n=100) (n=32) (n=43) (n=18) (n=24) P<0,001 P<0,001 P>0, Толщина 27,3±0,7 28,8±0,6 27,6±1,3 28,1±0,9 27,4±1,8 30,1±1, (n=100) (n=100) (n=32) (n=43) (n=18) (n=24) P<0,001 P>0,05 P<0, Масса 0,93±0,02 1,03±0,03 0,99±0,04 0,99±0,04 0,99±0,05 1,14±0, (n=100) (n=100) (n=32) (n=43) (n=18) (n=24) P<0,001 P>0,05 P<0, Таким образом, полученные результаты свидетельствуют о значи тельных морфологических различиях двухлинейной камбалы из Авачин ского и Кроноцкого заливов, что, возможно, объясняется существованием в каждом заливе её обособленной популяционной группировки.

ИЗМЕНЕНИЕ ПИГМЕНТНОГО СОСТАВА ИКРЫ КРАБА-СТРИГУНА СHIONOECETES OPILIO ПРИ РАЗВИТИИ Т.С.Обитоцкая, П.А.Задорожный ДВГУ, ТИНРО-Центр, Владивосток Известно, что окраска икры крабов изменяется при созревании, что служит критерием установления стадии развития. Для Сhionoecetes opilio при созревании характерно изменение цвета икры от ярко-оранжевого до бурого. Зная, что икра обычно содержит значительное количество пигмен тов, мы попытались выяснить, наблюдается ли связь между качественным, количественным составом каротиноидов икры и ее окраской.

При экстракции оранжевой икры наблюдали полное обесцвечивание ткани. Бурая икра оставалась окрашенной в коричневый цвет, не изме нявшийся при экстракции органическими растворителями. Можно пред положить, что при созревании происходит появление нового пигмента не каротиноидной природы, который обеспечивает бурый цвет икры.

Методами тонкослойной и высокоэффективной жидкостной хромато графии установлено, что основными пигментами икры являются астаксан тин и -каротин. Кроме того, присутствует ряд минорных каротиноидов, из которых были идентифицированы эхиненон и диэфир астаксантина.

Процесс созревания икры сопровождается как качественным, так и количественным изменением каротиноидов. Установлено, что содержание общего каротиноида достоверно различается для бурой и оранжевой икры.

В процессе развития происходит уменьшение содержания -каротина почти в три раза, а астаксантина – в четыре раза. Кроме того, изменяется и качественный состав. В бурой икре появляются два не идентифицирован ных нами каротиноида. Исходя из характерных спектров поглощения и времени удерживания, близких к эхиненону (на силикагеле), можно пред положить, что это эфиры монокетодигидрокси- или моногидрокси производных -каротина.

Снижение содержания каротиноидов и изменение их качественного состава свидетельствует о функциональной роли этих пигментов при раз витии икры С. opilio.

СЕЗОННАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ООГЕНЕЗА У КОРБИКУЛЫ (CORBICULA JAPONICA) О.В.Пикалова Дальрыбвтуз, Владивосток Вопросы созревания и формирования гамет у корбикулы японской, обитающей в зал. Петра Великого, не изучены. В связи с этим в данной работе исследованы гаметогенез и репродуктивный цикл этого моллюска.

Половозрелых моллюсков с размером раковины 35–40 мм отлавли вали в устье р. Раздольной Амурского залива ежемесячно в течение 1998– 1999 гг. с глубины 0,8–1,0 м. Кусочки гонад фиксировали в жидкости Бу эна. Парафиновые срезы толщиной 5 мкм для морфологических исследо ваний окрашивали гематоксилином Эрлиха.

На основании осмотра гонад и анализа цитологических исследований в половых железах самок в течение года выявлено пять характерных ста дий полового цикла.

Преднерестовая стадия и нерест. В преднерестовом состоянии кор бикула встречается с конца июня до середины июля. Половые железы имеют темно-фиолетовый цвет и занимают всю мантийную полость. В ацинусах преобладают зрелые ооциты, размер которых не превышает 60– 80 мкм. Они плотно прижаты друг к другу и имеют полигонамную фор му. Вдоль стенок ацинусов часто встречаются растущие пристеночные ооциты, среди которых имеются мелкие ооциты. В июле во время нереста количество ооцитов резко уменьшается, ацинусы спадают. Пол особей распознается только по выметанным гаметам. У стенок располагаются ооциты, готовые к вымету, размер которых составляет 80–100 мкм. Нерест корбикулы наблюдается с конца июля и продолжается до конца августа.

Посленерестовая стадия продолжается весь сентябрь и до середины октября. Гонады в это время небольшие, дряблые, лишены тургора и окра ски. Начало стадии характеризуется почти полным отсутствием зрелых половых клеток. Ацинусы содержат небольшое число оогониев, размер которых 20 мкм.

Начало гаметогенеза – это самая продолжительная стадия полового цикла. Она отмечалась с середины октября до середины мая. На ее протя жении можно отметить довольно резкое увеличение за счет роста ацину сов. Половые железы окрашены в слабо-фиолетовый цвет. Гонады приоб ретают некоторый тургор по сравнению с посленерестовой стадией. В на чале стадии ацинусы очень малы. Ооциты располагаются вдоль ацинусов, соединяясь с ними широким основанием. Размер ооцитов 30–40 мкм.

Стадия активного гаметогенеза отмечалась с конца мая по июнь. По ловые железы становятся плотными, окрашенными в темно-фиолетовый цвет. В ацинусах яичников можно встретить генерации половых клеток от гониев до ооцитов, закончивших рост, диаметром 60–100 мкм.

При сравнении состояния яичников некоторых моллюсков в течение года оказалось, что в зал. Петра Великого нет ни одного двустворчатого моллюска, у которого стадия пролиферации была бы столь длительной и вялотекущей, как у корбикулы японской. Стадии активного гаметогенеза, преднерестовая и нерестовая идут почти параллельно в сжатые сроки. С началом нереста в июле гаметогенез не прекращается, а процесс оогенеза наблюдается до конца августа.

СОСТОЯНИЕ ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ СУДАКА ПОСЛЕ ЗИМОВКИ В.В.Проскурина, Л.А.Нестерова КаспНИРХ, Астрахань В связи с высоким отходом производителей судака в период зимовки в 1999–2000 гг. на Александровском осетровом рыбоводном заводе Аст раханской области при разгрузке зимовальных прудов (весной 2000 г.) было проведено полное паразитологическое и гематологическое исследо вание рыб.

Кожа, плавники, глаза, жабры, паренхиматозные органы, желудочно кишечный тракт, мышечные ткани не имели видимых патологических из менений.

Гематологическое обследование позволило оценить физиологическое состояние судака в преднерестовый период. Лейкоцитарная формула кро ви рыб имела следующий вид: количество лимфоцитов составляло 65,3 %, палочкоядерных и сегментоядерных нейтрофилов – соответственно 15,3 и 2,7 %;

молодых гранулоцитов (мета- и миелоцитов) – 15,7 %;

моноцитов и базофилов – 1,5 %. Повышенное содержание среди лейкоцитов молодых форм, а также наличие гипохромных эритроцитов среди взрослых клеток и пронормобластов свидетельствует об активности гемопоэза, который является адекватной реакцией организма рыб на кислородное голодание в результате длительного содержания судака в зимовалах.

В результате паразитического анализа выявлено 10 видов патогенных организмов:

- на жабрах – моногенеи (Ancyrocephalus paradoxus) у 80 % рыб с ин тенсивностью 5–11 экз., глохидии моллюсков (Unionidae gen. sp.) у 60 % рыб с интенсивностью инвазии 1–2 экз., ракообразные (Achtheres perca rum) у 60 % исследованных производителей при интенсивности 1 экз.;

- в полости тела – нематоды Anisakis schupakovi у 80 % и Eus trongylides exscicus у 100 % особей с интенсивностью заражения соответ ственно 3–7 и 1–8 экз., скребни (Corуnоsoma caspicum) у 40 % исследо ванных особей при интенсивности инвазии от 2 до 5 экз.;

- в полости кишечника – трематоды (Bucephalus polymorphus) с экс тенсивностью 20 % при интенсивности заражения 4 экз.;

- в мускулатуре – метацеркарии трематод (Paracoenogonimus ovatus) у 80 % обследованного судака, интенсивность 24–108 экз.;

- в стекловидном теле и хрусталике глаза – трематоды (Diploctomum sp.) в 80 % случаев, интенсивность инвазии 2–6 экз.;

- на кожных покровах – пиявки (Piscicola geometra) у 100 % рыб при интенсивности 1–2 экз.

Несмотря на то что экстенсивность инвазии некоторыми паразитиче скими видами была высокой (60–80 %), патогенного воздействия на орга низм рыб они не оказывали, так как интенсивность заражения незначитель на. Поскольку производителей используют однократно, проведение антипа разитарной обработки нецелесообразно. Однако при использовании этой рыбы в пищевых целях ее следует промораживать при минус 18 0С в течение 14 сут;

при минус 20 0С – 24 ч с последующим хранением в течение 7 сут при минус 18 0С;

при минус 30 0С – 10 мин с последующим хранением в те чение 7 сут при температуре не выше минус 12 0С в целях обеззараживания от опасных паразитов A. schupakovi, C. caspicum (СанПиН 3.2.569–96).

Таким образом, показатели крови производителей судака не выходи ли за границы нормы. Морфологических патологий эритроцитов не выяв лено. Состояние производителей судака после зимовки в паразитологиче ском аспекте можно считать удовлетворительным.

МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ТКАНЕЙ И ОРГАНОВ ПИЛЕНГАСА С.Н.Рак АГТУ, Астрахань Северо-восточная часть Черного моря, где пролегают пути миграции пиленгаса, находится под влиянием постоянно возрастающей антропоген ной деятельности.

Рыбы, как завершающее звено пищевых цепей в водоеме, аккумули руют в своем организме токсические вещества и являются биоиндикато ром для оценки качества природных вод (Аршаница, 1990).

В связи с этим, целью исследования явилось исследование органов и тканей пиленгаса.

Материалом исследования служили ткани и органы пиленгаса (пе чень, почки, жабры, гонады, мышцы), выловленного в северо-восточной части Черного моря. Приготовление и окраска гистологических препара тов проводилось по общепринятым методикам (Волкова, Елецкий, 1982).

В результате исследования получили следующие данные.

Жабры. У всех рыб обнаружена гиперплазия многослойного плоского неороговевающего эпителия филаментов и гиперплазия дыхательного эпи телия ламелл. Была выявлена значительная деформация как филаментов, так и ламелл. Причем на одном филаменте могут быть совершенно неизме ненные ламеллы и значительно деформированные. Морфологически неиз мененные ламеллы довольно длинные, очень тонкие, но их значительно меньше, чем деформированных. Измененные ламеллы могут быть раз в короче или в 3–4 раза длиннее неизмененных. Наблюдалось срастание ме жду ламеллами в верхушечных отделах, в боковых или по всей длине. Раз растания дыхательного эпителия на ламеллах имели причудливые формы: в виде булавы, шапочек, прямоугольников, трапеции и т.д. Разрастание мно гослойного эпителия заполняли на разных уровнях межламеллярные про странства, иногда до такой степени, что филамент превращался в сплош ную эпителиальную пластинку с атрофией ламелл.

Печень. В цитоплазме клеток печени наблюдалась мелкокапельная дистрофия. Чаще всего ядро было смещено к периферии клетка. Обращал на себя внимание полиморфизм ядер и клеток. В паренхиме печени обна ружены многочисленные мелкие некротические участки, расположенные, в основном, по периферии органа. В эндотелиальных клетках капилляров печени имелись глыбки гемоседирина. Много мелких кровоизлияний раз личных по величине, продолжительности по времени, располагались по ходу кровеносных сосудов.

Почки. Следует отметить, что величина почечных телец была различ ной: наблюдались почечные тельца с растянутой почечной капсулой или, наоборот, мелкие сморщенные. В почечных тельцах обнаруживалось сме щение капиллярных петель не только между собой, но и со стенкой почеч ных капсулы. В основном полости почечных капсул были чистыми, лишь в некоторых их них имелся белок. Чаще всего полости капсул были узкими с разрыхленным плоским эпителием. Во многих полостях извитых канальцев наблюдался белок. В цитоплазме эпителия извитых канальцев отмечалось мутное набухание. У всех рыб были обнаружены различные по форме, ко личеству, величине, продолжительности во времени кровоизлияния в меж канальцевую ткань. Гемопоэтической ткани в туловищных почках пиленга са образовалось мало, больше было жировой ткани.

Мышцы. Мышечные волокна в большинстве случаев были фрагмен тированны. Между отдельными мышечными волокнами и их фрагментами имелись значительные пространства, что указывало на отек мышечной ткани. Причем размеры, величина, толщина, длина фрагментов мышечных волокон была различна. Из-за дистрофии саркоплазмы поперечной исчер ченности не обнаружено.

Гонады. Главным признаком нарушения гаметогенеза являлась асин хронность созревания яйцеклеток.

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ МОРФОБИОЛОГИЧЕСКОЙ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫХ КРАСНОПЕРОК РОДА TRIBOLODON ЮЖНОГО САХАЛИНА В.В.Свиридов, А.М.Дюбанов ДВГУ, Владивосток Морфологические различия трех видов дальневосточных красноперок T. brandti, T. hakonensis и T. ezoe для популяций о. Сахалин (Гриценко, 1974) описаны по схеме измерений, включающей меньшее количество признаков, чем в схеме, использовавшейся для T. brandti и T. hakonensis из южного Приморья. Дифференциация видов по форме чешуи и структуре первой годовой зоны проведена лишь для T. brandti и T. hakonensis из юж ного Приморья (Гавренков, Иванков, 1979).

Материалом послужили данные, собранные на южном Сахалине в ла гуне Буссе в период нагульных миграций дальневосточных красноперок.

Для проведения исследования полового диморфизма использовали рас ширенную схему измерений (Гавренков, Иванков, 1979). Для сравнения использован 31 признак, выраженный в процентах от длины тела до конца чешуйного покрова и от длины головы. Морфологическому анализу было подвергнуто 25 экз. самок трех видов сходных размеров (длина тела до конца чешуйного покрова (AD) колебалась в пределах 29,2–34,1 см, сред ние значения AD достоверно не различались) на II–III стадии зрелости го над. Для изучения морфологии чешуи и количества склеритов в зоне пер вого годового кольца чешуйной пластинки для данных рыб были изготовле ны чешуйные препараты. Различия принимались достоверными при 95 % ном уровне значимости.

При анализе пластических признаков тела и головы выяснено, что наибольшим морфологическим сходством обладают Т. ezoe и T. brandti, что согласуется с данными, полученными ранее (Гриценко, 1974). Однако то гда как ранее данные виды различались лишь по одному признаку (вен троанальное расстояние), проанализированные нами выборки имеют боль шее количество достоверных различий. При анализе признаков головы вы яснилось, что Т. ezoe отличается от Т. brandti меньшей высотой головы у затылка (в процентах от длины головы: соответственно 55,14±0,53, 58,91±0,38), меньшей высотой головы через середину глаза (39,87±0,41 и 42,98±0,27), более широкой рыльной площадкой (25,18±0,42 и 22,14±0,34), большей длиной рыла (38,87±0,29 и 36,28±0,36).

Отношение меньшего диаметра (D2) чешуйной пластинки к больше му (D1) у T. ezoe (0,78±0,03) достоверно не отличается от такового у T.

brandti (0,79±0,05). Однако были получены достоверные различия при сравнении T. ezoe и T. brandti с T. hakonensis (D2/D1=0,88±0,04).

При сравнении числа склеритов в зоне первого годового кольца че шуйной пластинки у T. ezoe (15,26±0,21) и T. brandti (15,48±0,34) досто верных различий между средними не наблюдали. Однако отмечены раз личия при сравнении T. ezoe и T. brandti с T. hakonensis (17,53±0,29).

Наблюдающееся сходство в числе склеритов в зоне первого годового кольца чешуйной пластинки у T. ezoe и T. brandti соответствует времен ной близости сроков их размножения – конец мая – июль (Гриценко, 1974). Различия при сравнении числа склеритов в зоне первого годового кольца чешуйной пластинки T. hakonensis с таковыми у T. ezoe и T.

brandti, по-видимому, вызваны более ранним нерестом первого вида (с на чала мая), благодаря чему за первый год образуется большее количество склеритов.

НЕКОТОРЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИКОРНОЙ ВОДОЛАЗНОЙ СЪЕМКИ НЕРЕСТИЛИЩ ГИЖИГИНСКО-КАМЧАТСКОЙ СЕЛЬДИ В ИЮНЕ 1999 г.

А.А.Смирнов, О.В.Васильева Магаданское отделение ТИНРО-Центра, Магадан Определение количества отложенной на нерестилищах икры сельди позволяет судить о численности участвовавших в размножении произво дителей и тем самым точнее определять нерестовый запас популяции, что необходимо для расчетов величины допустимого улова.

Учет икры проводили в ходе водолазной съемки, которую выполняли 3–5 июня 1999 г. в определенных с самолета местах массового нереста гижигинско-камчатской сельди в прибрежной зоне Наяханской губы зал.

Шелихова (район пос. Эвенск). Работы проводились на глубинах от 2 до 16 м. На каждом из 25 погружений водолаз осуществлял сбор водорослей с площади 5050 см, описывал тип грунта, рельеф дна и степень его по крытия водной растительностью. В местах кладки икры на грунт дополни тельно брали пробы обыкренного грунта. Во время работ температура во ды колебалась от 5,8 до 7,2 °С на поверхности и от 5,4 до 6,8 °С у дна.

Всего было выполнено 25 станций.

Собранные пробы взвешивали, затем от каждой из них брали навеску, которую фиксировали насыщенным раствором NaCl. Последующую обра ботку материала проводили в лабораторных условиях.

Икру счищали с водорослей и взвешивали, после чего просчитывали ее количество в 1 г.

Видовую принадлежность водорослей определялись по Гайлу (Гайл, 1949) и Перестенко (Перестенко, 1980). Сельдь откладывала икру на сле дующие виды: ламинарию Гурьяновой (частота встречаемости в пробах – 56 %), одонталию (20 %), ламинарию прижатую (16 %), лессонию ламина риевидную (4 %), тихокарпус (4 %). В пробах единично встречались эк земпляры багрянок и харовых водорослей, на которых наблюдалось наи большее обыкрение. Икра держалась на них крепко и покрывала весь тал лом. На лессонии икра занимала не всю поверхность. Ламинарии были обыкрены в меньшей степени, и икра с них легко осыпалась.

В местах массового нереста отложенная икра отмечалась на валунах и крупной гальке. На песке и иле она отсутствовала. Икра, отложенная на грунт, в среднем составляла 3 % от общего объема учтенной икры.

Водоросли в обследованном районе покрывали дно неравномерно:

плотные «пятна» чередовались с разреженными участками, местами рас тительность отсутствовала.

Биомасса водорослей достигала максимума на глубинах 4–5 м. Сте пень обыкрения различных видов водной растительности была неодина ковой. У бурых водорослей она колебалась от 0,5 до 100,0 %, в то время как у других составляла 30–100 %, в среднем равняясь 63 %.

Количество слоев икры на водорослях варьировало от 1 до 6, состав ляя в среднем 1–2.

Среднее количество отложенной на единицу площади икры (включая как нерестовый субстрат, так и грунт) равнялось 2,533 млн. шт./м2, при колебаниях от 0,07 до 10,431 млн. шт./м2. Плотность обыкрения водорос лей для обследованного района определена в 2,469 млн. шт./м2.

В обследованном районе площадь нереста сельди, полученная мето дом авиаучета, определена в 2,56 км2. Основываясь на приведенных выше данных средней плотности обыкрения и материалах биологических анали зов (доля самок – 48,9 %, средняя плодовитость – 40,7 тыс. икринок, сред ний вес одной особи – 197 г), можно определить, что биомасса отнерес тившейся сельди была равна 64 тыс. т.

Эта цифра была использована при расчете прогноза запаса и ОДУ гижигинско-камчатской сельди.

О КОМПЕНСАЦИОННОМ РОСТЕ КОРФО-КАРАГИНСКОЙ СЕЛЬДИ О.А.Тарабаров ТИНРО-Центр, Владивосток Под «компенсационным ростом» понимают обратные соотношения вычисленных приростов двух смежных периодов роста или такой рост, при котором медленно росшие особи растут быстрее в последующие годы, а росшие быстро, наоборот, медленнее (Замахаев, 1967). Данная тема ак тивно разрабатывалась в 50–60-е гг. как отечественными, так и зарубеж ными ихтиологами. Приводились как доказательства существования этого явления (Аверинцев, 1927;

Замахаев, 1964), так и опровержения (Чугунов, 1928;

Hodson, 1929), но окончательных выводов не было сделано.

Целью работы являлось доказательство или опровержение существо вания явления компенсационного роста у тихоокеанской сельди корфо карагинской популяции и определение степени влияния размера рыбы достигнутого в первый год жизни на её последующий рост.

В исследовании применялся метод Ван-Оостена, который базируется на анализе расчисленного по чешуе темпа роста. После нахождения зна чений темпа роста одной возрастной группы (7 лет) мы разделили вариа ционный ряд длин первого года жизни (l1) на сравнительно крупные раз мерные группировки (до 9, 9–11,0 и более 11,0 см) и затем сравнили с ря дом средних приростов последующих годов (ti), приходящихся на те же размерные группировки первого года.

В результате анализа фактического материала было получено, что группа крупных годовиков на протяжении всей жизни сохраняла преиму щество в длине, однако годовые приросты на каждый год жизни более мелких годовиков были больше, что позволило практически сравняться длине на последний год жизни исследованных размерных групп. Особо следует отметить то, что при достижении возраста массового полового со зревания (5 лет) годовые приросты мелкой и крупной сельди становятся практически одинаковыми. Всё это свидетельствует о существовании компенсационного роста у тихоокеанской сельди корфо-карагинской по пуляции.

Степень зависимости между длиной достигнутой сельдью в первый год жизни и последующим ростом оценивалась с помощью коэффициен тов корреляции и средних квадратических уклонений (см. таблицу).

Коэффициент корреляции (r) и среднее квадратическое уклонение () r l1 и l2 = 0,64 l1 – 14, l1 и l3 = 0,56 l2 – 19, l1 и l4 = 0,42 l3 – 18, l1 и l5 = 0,25 l4 – 14, l1 и l6 = 0,22 l5 – 10, l1 и l7 = 0,21 l6 – 9, l7 – 8, Как видно из данных, приведённых в таблице, корреляции между ли нейными размерами на первый год жизни и последующими годами оста вались положительными и были довольно высоки в начале жизни, но впо следствии значительно снизились. Найденные же значения свидетельст вуют о том, что степень варьирования длин с каждым годом уменьшалась, приближаясь к среднему значению и, видимо, к концу жизни расхождение будет ещё менее значительно.

Следовательно, можно сделать вывод, что для корфо-карагинской сельди конечные размеры особей одной возрастной группы не зависят от длины достигнутой на первый год жизни.

РОЛЬ ПРИДОННОЙ ФИЗИЧЕСКОЙ СРЕДЫ В ВЕРТИКАЛЬНОМ РАСПРЕДЕЛЕНИИ СЕССИЛЬНОГО МАКРОЗООБЕНТОСА СКАЛИСТОЙ СУБЛИТОРАЛИ К.С.Ткаченко ИБМ ДВО РАН, Владивосток В акватории о-вов Римского-Корсакова Дальневосточного морского заповедника (Японское море) исследовано вертикальное распределение макрозообентоса скалистой сублиторали и определяющие его факторы придонной физической среды.

Материал собирали методом водолазного фотоучета с использовани ем учетной рамки площадью 0,06 м2. По полученным изображениям рас считывали проективное покрытие (в %) и число особей на 1 м2. Исследо вали 3 однородных выдела, каждый из них разбивали на участки–станции, количество которых варьировало в зависимости от пространственной про тяженности выдела. Всего было поставлено 12 фиксированных станций на глубинах 2–15 м. Визуально оценивали состав массовых видов до глубины 30 м. На каждой станции исследовали параметры среды: интенсивность придонного водообмена, освещенность, угол наклона и микрорельеф по верхности дна, ориентацию станции относительно преобладающих тече ний.

Установлено, что верхний горизонт скалистой сублиторали (2–15 м) занимает гомогенное сообщество, основными доминантами которого яв ляются актиния Metridium senile fibriatum и мидия Crenomytilus grayanus.

В пределах этого сообщества выделены 3 отдельные рекуррентные груп пы видов, населяющие различные фации скалистого дна: стенки со слабо выраженным микрорельефом поверхности и различным углом наклона;

внутренние своды гротов и ниш;

вертикальные стенки с сильно изрезан ным микрорельефом.

Показано, что все учтенные абиотические факторы взаимосвязаны и оказывают комплексное влияние на вертикальное распределение бентоса.

Установлено определенное соответствие группам сообщества различных условий гидродинамики, освещенности и рельефа дна. На распределение видовых групп сообщества наиболее отчетливо влияние системы изучен ных абиотических факторов прослеживается при предельных значениях последних, причем это относится как к комплексу факторов, составляю щих систему, так и к любому из них, оказывающемуся в оптимуме или пессимуме для доминирующего в группе вида. Размытость "физических" границ между выделенными группами сообщества, а также соответствие только предельных значений системы абиотических факторов определен ным видовым сочетаниям, свидетельствует о незначительной изменчиво сти всей системы изученных факторов в масштабе верхней сублиторали.

Тем не менее, результаты настоящей работы подтверждают отсутствие вертикальной зональности в распределении бентоса скалистой сублитора ли в районах с выраженной циркуляцией вод и крутыми уклонами дна.

Влияние факторов среды способствует формированию мозаично располо женных пятен разных размеров с определенным сочетанием видов и од ним доминантом, приоритет которого зависит как от воздействия абиоти ческих факторов, так и от меж- и внутривидовых отношений в данном пятне. Общее обилие бентоса, и в частности плотность поселений актив ных седиментаторов, таких как актинии, значительно увеличивается на вертикальных стенках, расположенных параллельно или под острым уг лом к векторам преобладающих течений. Имеющая промысловое значе ние мидия Грея наибольшие скопления образует на относительно пологих скальных площадках, не подверженных волновому воздействию. Настоя щие исследования следует учитывать при составлении рекомендаций по выбору естественных биотопов для культивирования промысловых сес сильных беспозвоночных, а также по ориентации искусственных рифов в условиях выраженного гидродинамического режима.

ОСОБЕННОСТИ ВЕГЕТАЦИИ LAMINARIA BONGARDIANA (LAMINARIALES, PHAEOPHYTA) В УСЛОВИЯХ АНТРОПОГЕННОГО ЗАГРЯЗНЕНИЯ Т.Н.Трофимова, А.Э.Вялых Камчатский институт экологии и природопользования ДВО РАН, Петропавловск-Камчатский Изучались особенности биологии развития массового промыслового вида камчатской водорослевой флоры L. bongardiana в Авачинской губе (юго-восточная Камчатка). Этот водоем в течение длительного времени испытывает сильное промышленное и хозяйственно-бытовое загрязнение (Копылов, Павлова, 1998;

Березовская, 2000;

и др.). Ламинария Бонгарда образует прерывистый узкий пояс вдоль городского побережья губы и от носится к числу немногих сохранившихся здесь видов. В норме она веге тирует три года. Наибольшую продукцию в ее природных популяциях образуют второгодки.

В ходе проведенного исследования выяснялись особенности накопле ния фитомассы и изменения размерных признаков у разновозрастных представителей вида, собранных в районах с разным уровнем антропоген ного загрязнения: у выхода из губы и во внутренней ее части. Сравнива лись ежемесячные (с апреля по декабрь) показатели средней массы и средней длины пластинчатой и черешковой частей слоевища. Для каждого месяца высчитывался суточный прирост массы и длины слоевища и опре делялась корреляция между линейными и массовыми параметрами.

Анализ полученных данных показывает, что разновозрастные пред ставители L. bongardiana в различных условиях среды имеют разные сро ки созревания и спороношения. Отставание в развитии между первогод ними и второгодними растениями во всех фазах онтогенеза – префертиль ной, фертильной и постфертильной – составляет около одного месяца.

Наибольший суточный прирост массы у первогодних растений наблюда ется во второй половине мая и составляет 1,34 г/сут в среднем, а прирост длины наблюдается в июне и составляет 0,016 см/сут. Второгодние расте ния завершают свой рост и созревают в более ранние сроки. Во внутрен ней части Авачинской губы ламинария переходит на двухлетний цикл развития. Первогодние и второгодние растения встречаются приблизи тельно в равных количествах. В условиях наиболее сильного антропоген ного загрязнения в составе популяции доминируют растения первого года и ювенилы. В этом случае плотность зарослей вида чрезвычайно высокая, однако средняя биомасса низкая, и растения сильно обводнены. Масса и размеры растений в горле Авачинской губы превышают таковые показа тели растений из внутренней части, но они почти на 1/3 меньше, чем у растений из чистых местообитаний. В этом районе растения вегетируют три года, но растения третьего года жизни составляют здесь незначитель ный процент.

Таким образом, стратегия развития L. bongardiana в разных экологи ческих условиях имеет свои особенности, которые можно рассматривать как адаптационное приспособление растений к условиям загрязнения.

О БИОЛОГИИ И ПОПУЛЯЦИОННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ КЕТЫ БАССЕЙНА Р. ТУМАНСКОЙ А.В.Харитонов, Е.В.Харитонова Чукотское отделение ТИНРО-Центра, Анадырь В летний период 2000 г. впервые получены сведения по биологии и популяционной организации кеты бассейна р. Туманской, проведено сравнение этих параметров с аналогичными из бассейна р. Анадырь.

Нерестовая миграция лососей в р. Туманскую началась 8 июля и про должалась до конца августа. Наблюдали два чётко выраженных периода нерестового хода: с 19 июля по 5 августа (с пиком 26 июля) и с 6 по 16 ав густа (с пиком 8 августа).

Соотношение полов в течение всего хода было 2,0:1,0 в пользу самок, причём во время первого хода – 1,6–1,9:1,0, второго – 4,0:1,0 в пользу са мок. У анадырской кеты соотношение полов за ряд лет в течение хода ока залось близким 1:1.

В период первого хода в уловах преобладали рыбы без каких-либо проявлений брачной окраски, во время второго большая часть особей имела незначительные брачные изменения.

Средняя масса кеты составила 3,70 кг, длина – 67,1 см. Минимальная масса самцов составила 2,50 кг, максимальная – 7,75 кг (среднее значение – 4,28 кг), длина колебалась от 56,0 до 81,0 см, в среднем составив 68,1 см.

У самок масса находилась в пределах от 1,95 до 4,85 кг (3,18 кг – в сред нем), длина – от 54,0 до 71,5 см, в среднем – 63,5 см. Выявлена прямая за висимость среднесуточных показателей длины и массы производителей от величины уловов. Различия размерно-весовых показателей кеты из р. Ту манской и р. Анадырь незначительны.

На нерест шли особи в возрасте от 3+ до 6+. Доля шестигодовиков со ставила 10,5 % от общего количества, тогда как в выборках анадырской кеты в последние 4 года (1997–2000) рыбы с таким возрастом отсутство вали. У кеты р. Туманской не выявлены особи в возрасте 2+, столь харак терные для многих популяций кеты, в том числе и анадырской. Основу первого нерестового хода лососей на р. Туманской составили рыбы в воз расте 5+ и 6+, второго – 3+ и 4+. Трёхгодовалые производители присутст вовали только во время второго хода.

Масса гонад у самок колебалась от 170 до 710 г (374 г – в среднем).

Средняя абсолютная плодовитость составила 4113 икринок, что значи тельно больше, чем у кеты бассейна р. Анадырь (среднемноголетнее зна чение – 2850 шт., в 2000 г. – 3445 шт.). Величина абсолютной плодовито сти производителей из р. Туманской в период анадромной миграции по степенно возрастала, в то время как для анадырской кеты характерна об ратная зависимость.

Более 37 % от всех исследованных особей кеты в этом водоёме имели на теле различного рода повреждения. Следы укусов миноги и ластоногих отмечены соответственно у 23,9 и 17,2 % рыб.

Проведён анализ инвазии покровов и брюшной полости рыб. У 4,4 % (4–6 %) производителей обнаружен веслоногий рачок Lepeophtheirus sal monis. Также определены 2 вида эндопаразитов: круглые черви Anisakis simplex, частота их встречаемости – 4,4 % (0–7,5 %), в кишечнике 10,9 % рыб найдены крупные взрослые цестоды Eubothrium crassum.

Фенетические исследования включали в себя изучение окраски – на личие или отсутствие пятен на 6 зонах тела: пред-, меж- и заглазничные отделы головы, спинной, жировой и верхняя лопасть хвостового плавника, а также количество (больше или меньше 5) их на жировом плавнике. По лученные результаты показывают, что выборки, характеризующие первый и второй ход кеты бассейна р. Туманской достоверно отличаются (р<0,05) по 5 признакам.

Значительные различия по размерно-возрастному составу и фенети ческим признакам между выборками из первого и второго хода свидетель ствуют о вероятном существовании двух разделённых во времени (сезон ные расы) либо в пространстве (субпопуляции) внутрипопуляционных группировок кеты в бассейне р. Туманской.

МЕТАБОЛИЗМ ПЕРЕКИСНОГО ОКИСЛЕНИЯ ЛИПИДОВ ПРИ «ВОДЯНКЕ» ОСЕТРОВЫХ Е.Ю.Хлебнова АзНИИРХ, Ростов-на-Дону Контроль состояния и профилактика болезней – необходимые звенья технологии и выращивания рыб, особенно в интенсивной аквакультуре.

Известно, что опасность нарушения обмена веществ и возникновения алиментарных заболеваний тем выше, чем меньше доля естественных кормов в рационе (Факторович, 1984). Кроме того, при кормлении рыб су хими гранулированными кормами и выращивании в условиях уплотнен ных посадок снижается количество определенных антагонистов патоген ных бактерий и возникает реальная опасность заражения рыб (Маликова, 1984). К таким заболеваниям относят «водянку» или «метеоризм» осетро вых, этиология которой не выяснена.

Целью настоящей работы явилось изучение состояния молоди стер ляди на разных этапах заболевания.

Известно, что при патологиях трофического, инфекционного или ток сического характера активируются процессы свободнорадикального окис ления, в частности перекисного окисления липидов (Козлов и др., 1972).

Активность и свободнорадикальное окисление липидов в организме нахо дятся под контролем антиоксидантных систем, поддерживающих данные процессы на оптимальном физиологическом уровне. Однако при некото рых патологических состояниях возникающие нарушения превышают на дежность защитной системы, что приводит к тому, что клетка не справля ется с окислительной свободнорадикальной атакой и в ней начинают на капливаться продукты окислительной деградации липидов.

Уровень продуктов перекисного окисления липидов в теле больной молоди стерляди показал значительное повышение активности процессов свободнорадикального окисления липидов в зависимости от тяжести за болевания. Так, в теле молоди содержание малонового диальдегида и дие новых конъюгатов на третьей стадии заболевания увеличилось соответст венно в 2,7 и 2,4 раза по сравнению с молодью на начальной. Уровень ос нований Шиффа в теле стерляди на предагональной стадии вырос более чем в 6 раз по сравнению с началом заболевания. Таким образом, наблю дается повышение активности всех этапов свободнорадикального окисле ния – начальных, промежуточных, конечных.

Наиболее стереотипной реакцией организма на повреждение является понижение в тканях содержания супероксиддисмутазы и -токоферола – своеобразных внутриклеточных буферов, поддерживающих уровень акти вированного кислорода в определенной концентрации в зависимости от того или иного метаболического состояния клеток. Снижение концентраций дан ных антиоксидантов служит диагностическим маркером на стресс-синдром в клинических и экспериментальных условиях (Богословская и др., 1984).

У стерляди на второй и третьей стадиях заболевания отмечаются зна чительно более низкие показатели -токоферола и супероксиддисмутазы – соответственно в 1,4–3,6 и 1,5–4,7 раза, в сравнении с аналогичными пока зателями у рыб на первой стадии.

Параллельно повышению активности перекисного окисления липидов увеличивается активность фосфолипазы А по сравнению с начальной ста дией заболевания, что реализуется в накоплении лизофосфатидилхолина.

Возрастание активности процессов свободнорадикального окисления в организме больной стерляди может быть связано с постепенным сниже нием в ходе заболевания способности организма ингибировать свободно радикальные реакции за счет истощения пула антиоксидантов и, вероят но, протекания иммунопатологических реакций.

БИОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПОПУЛЯЦИИ ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЙ НАВАГИ ELEGINUS GRACILIS СЕВЕРО-ЗАПАДНОЙ ЧАСТИ ТАТАРСКОГО ПРОЛИВА В 2001 г.

И.С.Черниенко Хабаровское отделение ТИНРО-Центра, Хабаровск Представлены некоторые характеристики биологической структуры популяции дальневосточной наваги Eleginus gracilis северо-западного по бережья Татарского пролива.

Промысел дальневосточной наваги ведется в феврале–марте в период образования нерестовых скоплений. Промысловый лов дальневосточной наваги в северо-западной части Татарского пролива ведется давно, однако ее биология и состояние запасов изучены слабо.

Исходным материалом послужили результаты исследований, прове денных в районе пос. Де-Кастри (зал. Накатова) с 22 февраля по 7 марта 2001 г.

В уловах наблюдались особи в возрасте от двух до пяти лет. Основу улова составляли двух- и трехгодовики, соответственно 37,8 и 32,4 %. Со отношение самцов и самок в выборке близко к 1:1. Линейные размеры рыб (АВ) колебались от 16,3 до 40,0 см. Модальную группу составляли особи размерами от 23,7 до 30,5 см. Средний размер самки – 26,1 см, сам ца – 27,4 см. Средняя масса самки составила 146,1 г, самца – 157,7 г.

Отнерестившиеся особи были крупнее: их средняя длина составила 29,7 см, средняя длина еще не отнерестившихся особи составила 25 см.

Соответственно средняя масса – 189,9 и 130,5 г. Доля отнерестившихся особей увеличивается с возрастом: среди двух- и трехгодовиков она со ставляет 25 %, тогда, как у четырех–пятигодовиков – 62,4 %.

Среднее значение коэффициента упитанности по Кларк (КУК) – 0,65.

В содержимом желудков преобладали эвфаузиды, были обнаружены также мизиды, амфиподы, креветка, мальки и икра рыб. Индексы напол нения желудка отнерестившихся особей, и еще не отнерестившихся суще ственно различаются, что указывает на то, что отнерестившиеся особи пи таются более интенсивно.

О ПОЛОВОМ СОЗРЕВАНИИ КАМБАЛ ЗАПАДНОКАМЧАТСКОГО ШЕЛЬФА А.В.Четвергов КамчатНИРО, Петропавловск-Камчатский По материалам, собранным сотрудниками КамчатНИРО и ТИНРО Центра на научно-исследовательских и промысловых судах у Западной Камчатки в 1941–2000 гг., обобщены сведения по темпу полового созре вания западнокамчатских камбал и изучены особенности сезонного созре вания гонад семи массовых видов.

Среднемноголетние значения размеров и возраста полового созрева ния западнокамчатских камбал приведены в табл. 1.

Таблица Характеристика полового созревания массовых видов камбал у западной Камчатки Длина начала Длина 50 %-ного Возраст 50 % Вид камбалы созревания, см созревания, см ного созревания, лет Самцы Самки Самцы Самки Самцы Самки Желтоперая 13,5 17,5 14,8 27,5 3,0 7, Сахалинская 12,5 13,5 15,0 19,0 3,2 4, Хоботная 18,0 19,5 19,7 26,8 3,6 6, Двухлинейная 20,5 23,5 26,0 30,4 5,5 6, Четырехбугорчатая 23,5 30,5 27,4 36,2 6,7 9, Палтусовидная 20,5 22,5 23,2 30,5 5,2 7, Звездчатая 24,5 29,5 26,5 33,9 5,6 8, По степени сходства полового созревания совокупность видов кам бал, обитающих на западнокамчатском шельфе, образует две ветви, в одну из которых входят относительно быстро созревающие желтоперая, хобот ная и сахалинская камбалы, в другую – медленно созревающие двухли нейная, палтусовидная, четырехбугорчатая и звездчатая камбалы. В свою очередь, эти группировки неоднородны. Половое созревание сахалинской камбалы ускоренно по сравнению с желтоперой и хоботной, а скорость созревания двухлинейной и палтусовидной камбал выше, чем звездчатой и четырехбугорчатой.

Для характеристики сезонного созревания гонад использовали данные биологических анализов для рыб длиной более размеров 50 %-ного созре вания. У всех видов западнокамчатских камбал созревание гонад самок и самцов проходит асинхронно. Самцам свойственно ускоренное созревание половых продуктов по сравнению с самками. Продолжительность нерес тового периода камбал, обитающих у западной Камчатки, оценивалась из соотношения нерестовых и не нерестовых самок (табл. 2).

Текучие самцы встречались в значительно более широком временном диапазоне. Так, например, самцы желтоперой камбалы с гонадами на ста диях зрелости IV–V и V не замечены в пробах только в октябре, текучие самцы двухлинейной камбалы отмечены с февраля по июль, четырехбу горчатой – с февраля по август, сахалинской – с мая по сентябрь, хобот ной – с марта по сентябрь, палтусовидной – с декабря по сентябрь, звезд чатой – с марта по сентябрь.

Таблица Сроки нереста массовых видов камбал у западной Камчатки Вид камбалы Нерестовый период (начало–конец) Пик нереста Желтоперая Май–сентябрь Июль Сахалинская Июнь–сентябрь Июль Хоботная Май–август Июнь–июль Двухлинейная Февраль–март – Четырехбугорчатая Февраль–июнь Март–апрель Палтусовидная Февраль–август Апрель–май Звездчатая Март–июль Май Исходя из полученных данных представляется целесообразным в пе риоды низкой численности камбал ограничивать их промысел в феврале– апреле (массовый нерест двухлинейной и четырехбугорчатой камбал) и в июле (пик нереста желтоперой камбалы).

ДИНАМИКА БИОМАССЫ И НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ СЕЛЬДИ НА ЗАПАДНОКАМЧАТСКОМ ШЕЛЬФЕ А.В.Четвергов, А.В.Винников, О.С.Куцак КамчатНИРО, Петропавловск-Камчатский Современный популяционный статус тихоокеанской сельди (Сlupea harengus pallasi) у западной Камчатки до сих пор остается под вопросом (Трофимов, 2000). Предполагается, что здесь в летнее время в основном нагуливается гижигинско-камчатская сельдь, но не исключено, что в уло вах попадается и охотская сельдь.

По данным стандартных учетных донных траловых съемок 1982– гг. выполнен расчет биомассы сельди на западнокамчатском шельфе.

Биомасса этого вида в районе исследований испытывает значительные флюктуации, объясняемые, скорее всего, глобальными изменениями кли мата.

Если в 80-х гг. популяция гижигинско-камчатской сельди находилась в депрессивном состоянии (Шунтов, 1985;

Шунтов и др., 1993), то в 1992 г. биомасса ее в рассматриваемом районе достигла значительной ве личины. В течение 1996–1999 гг. наблюдалось повышение доли объекта в составе ихтиоцена шельфа, в 2000 г. – некоторое понижение. По неопуб ликованным данным Н.И. Науменко, при выполнении работ донным тра лом учтенная биомасса сельди составляет не более 1/4–1/6 действительной величины. Следовательно, реальная биомасса сельди у западной Камчатки значительно превышает зарегистрированную в период донных съемок.

В годы высокой численности в южной части западнокамчатского шельфа нагуливаются как неполовозрелые (до 21 см), так и зрелые (более 25 см) особи тихоокеанской сельди, а севернее 540 с.ш. – в основном незре лые. При этом молодь распределяется мелководнее, чем взрослые рыбы, и предпочитает теплые воды шельфовой ветви Западно-Камчатского течения, в то время как взрослые – воды холодного промежуточного слоя, выноси мые Компенсационным течением.

Биомасса сельди на западнокамчатском шельфе в 1982–1999 гг.

по данным учетных донных траловых съемок, тыс. т Судно, год Тип тра- 51–540 54–570 51– ла с.ш. с.ш. с.ш.

БМРТ «Экватор», 1982 Дт 31.0 0,029 6,682 6, СРТМ-К «Дончак», 1985 Дт 27.1 0,011 0,854 0, БМРТ «Мыс Бабушкина», 1986 Дт 31.0 0,244 0,003 0, СРТМ-К «Пермское», 1987 Дт 27.1 0,018 0,114 0, БМРТ «Мыс Тихий», 1988 Дт 28.0 0,045 0,478 0, БМРТ «Мыс Дальний», 1989* Дт 28.0 1,081 1,654 2, СРТМ-К «Пограничник Петров», 1992 Дт 53.0 256,686 419,973 676, СРТМ-К «Ленск», 1995 Дт 27–35 0,017 2,751 2, СТМ «Профессор Леванидов», 1996 Дт 28.0 12,817 – 12, СРТМ-К «Шурша», 1997 Дт 28.0 0,062 77,834 77, СРТМ-К «Шурша», 1998 Дт 28.0 19,577 90,756 110, СТМ «Профессор Кагановский», 1999 Дт 35.0 15,442 231,141 246, СРТМ-К «Шурша», 1999 Дт 28–45 37,197 194,818 232, СРТМ-К «Пограничник Петров», 2000 Дт 32.5 41,619 25,185 66, * Средняя биомасса по данным двух учетных съемок, выполненных в весенне летний период этого года.

Необходимо отметить, что в последние годы учтенная биомасса сель ди значительно превышает среднемноголетнюю величину, в то время как биомасса минтая, традиционно доминирующего вида во время проведения донных траловых съемок, снизилась. По гидрологическим условиям на западнокамчатском шельфе эти годы можно охарактеризовать как холод ные, что соответствует сельдевому периоду по Н.И. Науменко с соавтора ми (1990). Таким образом, еще раз подтверждается вывод о противофаз ном ходе численности сельди и минтая в северной части Тихого океана (Левасту, Ларкинз, 1987;

Науменко и др., 1990;

Шунтов и др. 1993). В то же время, учитывая снижение биомассы сельди в 2000 г., говорить о пол ной сопряженности этих процессов в восточной части Охотского моря не приходится.

ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ РЕЛИКТОВОГО МОЛЛЮСКА ГИПАНИСА (HYPANIS COLORATA) В ТАГАНРОГСКОМ ЗАЛИВЕ АЗОВСКОГО МОРЯ В 1999 г.

Е.М.Чмелева АзНИИРХ, Ростов-на-Дону Hypanis colorata – реликтовый двустворчатый моллюск. Это солоно ватоводный вид, который отмечается при солености 2–5 ‰, очень требо вателен к кислородному режиму (Некрасова, 1971).

Большое значение для оценки существования популяции имеют дан ные по пространственному распределению. Величина ареала Hypanis col orata в Таганрогском заливе зависит от солености, а биомасса – от условий размножения, газового режима и выедания рыбами (Карпевич, 1960). До зарегулирования р. Дон гипанис расселялся в восточном и центральном районах, встречался даже в западном. После зарегулирования реки и осо лонения вод залива ареал H. colorata значительно сократился (Некрасова, 1971).

По данным, полученным в апреле–мае 1999 г., ареал гипаниса зани мал большую часть Таганрогского залива: восточный, центральный рай оны и восточную часть западного района, – биомасса была невысокой – 4,5 г/м2, так как популяция была представлена исключительно сеголетка ми размером до 2 мм (17916 экз./м2).

В июле этого же года ареал моллюска практически не изменился. Бла гоприятный кислородный режим способствовал повышению биомассы моллюска до 60,5 г/м2 благодаря пополнению популяции молодью и уве личению массы моллюсков (наибольшую долю составляли сеголетки и двухлетки).

Летом на значительной площади Азовского моря часто формируются условия, неблагоприятные для донного населения, и тогда заморы заметно влияют на биомассу бентоса. В конце июля – начале августа в придонном горизонте восточного района Таганрогского залива отмечалось снижение концентрации кислорода до неблагоприятных для донной фауны значений (<40 %). Здесь образовалась зона гипоксии, что, наряду с массовым вы еданием моллюсков донными рыбами, могло послужить причиной сниже ния численности и биомассы гипаниса. В августе он обнаружен только на одной станции в восточном районе залива с численностью и биомассой соответственно 6000 экз./м2 и 6 г/м2.

В октябре, несмотря на стабилизировавшиеся благоприятные гидро химические условия, численность и биомасса гипаниса в пробах была не значительной – соответственно 5 экз./м2 и 0,2 г/м2.

В заключение следует сказать, что в 1999 г. гипанис был отмечен в районе с соленостью 2–6 ‰, на песчаных и илистых грунтах. В результате расширения площади гипоксии в летний период ареал гипаниса сокраща ется, снижается его численность и биомасса.

МОРФОФУНКЦИОНАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ СЕНСОРНЫХ СИСТЕМ ВОЛОСОЗУБА ЯПОНСКОГО ARCTOSCOPUS JAPONICUS Е.М.Шаймарданова, Н.В.Колпаков*, М.А.Дорошенко* Дальрыбвтуз, * ТИНРО-Центр, Владивосток Волосозуб японский Arctoscopus japonicus (Steindachner), сем.

Trichodontidae – типичный представитель ихтиофауны дальневосточных морей. Он является объектом промысла в Японии и Южной Корее, однако биология и состояние запасов этой рыбы в российских водах почти не изучены. В доступной отечественной литературе обнаруживаются фраг ментарные сведения по размерно-возрастному составу и плодовитости.

Характер расположения периферических структур сенсорных систем, имеющих важное диагностическое значение, не отмечен. В отдельных ис точниках встречаются противоречивые данные о структуре сейсмосенсор ных систем: наличие боковой линии (Неелов, 1979), ее редукция (Линд берг, Красюкова, 1969).

Целью данной работы было морфофункциональное исследование некоторых сенсорных систем волосозуба японского, а именно: обонятель ного анализатора и сейсмосенсорной системы. Кроме того, проведено сравнение степени развития обонятельной и зрительной систем путем учета площадей их периферических звеньев.

Материалом для изучения послужили половозрелые особи длиной от 11,9 до 18 см, выловленные в северной части Японского моря. Выявление каналов систем боковой линии у фиксированных рыб проводилась рас твором гематоксилина по принятой методике (Якубовский, 1970). Для ис следования обонятельного и зрительного анализаторов применялись мор фометрические и гистологические методы с использованием световой микроскопии.

Орган обоняния волосозуба японского находится на дорсальной сто роне головы. Ольфакторная камера сообщается с водной средой с помо щью входного отверстия, снабженного трубочкой, длина которой 2 мм.

Выходное отверстие отсутствует. Обонятельная розетка радиального ти па, количество обонятельных складок 10–12. Наиболее выражены кау дальные складки, ростральные значительно короче. Обонятельная луко вица сидячего типа. Расположение сенсорного и индифферентного эпите лиев на верхушках и боковой поверхности складок обонятельной розетки соответствует общему принципу для всех ранее описанных видов отряда окунеобразных (Дорошенко, 1981).

Сейсмосенсорная система представлена туловищным каналом боко вой линии (canalis lateralis) плавно, без изгибов, проходящей в верхней трети тела, и системой головных каналов: надглазничный канал (с. su praorbitalis), подглазничный канал (с. infraorbitalis), предкрышечно нижнечелюстной канал (c. pracoperculo-mandibularis), надвисочный канал (c. supratem-poralis), лобно-теменной канал (c. frontale), корональная ко миссура (commissura coronalia) и затылочная комиссура (com. ocupitalia).

Боковая линия представлена каналом, который через равные проме жутки сообщается с окружающей средой короткими трубочками. Внутри последних лежат почкообразные нейромасты. Топография боковой линии имеет специфический характер для данного вида.

Экологический коэффициент, отражающий уровень развития обоня тельной и зрительной систем волосозуба японского, в среднем равен 14,95, что позволяет отнести его по ольфакторной классификации (Доро шенко, 1998) к группе микросматиков.

Согласно исследованиям (Борец, 1997), волосозуб японский отно сится к элиторальной батиметрической группировке, обитающей в широ ком диапазоне глубин (от 2 до 550 м), в связи с чем он имеет несколько развитых сенсорных систем, наибольшее развитие из которых достигает фоторецепция и сейсмосенсорная система. Орган обоняния имеет ограни ченное значение в пищевом поведении и, вероятно, настроен в диапазоне нерестовых и хемокоммуникационных реакций.

ВОЗРАСТ И РОСТ ВЕРХОГЛЯДА CHANODICHTHYS ERYTHROPTERUS (BASILEWSKY, 1855) ОЗЕРА ХАНКА М.Е.Шаповалов ТИНРО-Центр, Владивосток Информация о возрасте и темпе роста верхогляда в оз. Ханка крайне скудна. Имеющиеся в литературе сведения в основном касаются роста верхогляда в разных частях Амура. К.Г. Константинов (1958) приводит всего четыре цифры (данные 1949 г.) по длине верхогляда из оз. Ханка в возрасте от 8+ до 11+ лет.

Интерес к проблеме возраста и темпа роста верхогляда, с одной сто роны, возникает в связи с рыбохозяйственными задачами, а с другой – с разночтениями, которые мы находим у авторов, занимавшихся этим во просом (Никольский, 1956;

Константинов, 1958;

Стрекалова, 1958). Необ ходимо отметить, что, помимо проблемы темпа роста, существует и про блема возраста и длины впервые созревающих особей. Так, по последним данным (Курдяева, 1998), верхогляд в оз. Ханка впервые созревает при длине 23–25 см в возрасте 3+ года, тогда как на Амуре, по данным А.Н.

Макеевой с соавторами (1965), – в возрасте 8+ лет при длине 60 см.

В работе исследовалась возрастная структура и темп роста ханкайско го стада верхогляда. Особое внимание нами уделено изучению первого годового кольца, т.к. именно здесь могла закрасться ошибка в определе ниях, сделанных ранее.

Материал, послуживший основой для расчетов возраста и темпа роста (чешуя, биологические характеристики рыб) верхогляда, собран на оз.

Ханка в 1985–2000 гг. Чешуя обрабатывалась при помощи бинокуляра МБС–10 и аппарата для чтения микрофотокопий "Микрофот" 5ПО–1 по стандартной методике (Чугунова, 1959).

Исследуя чешую верхогляда, мы обратили внимание на то, что очень часто встречается чешуя с разрушенным центром. Мы не наблюдали столь частой встречаемости такой чешуи даже у близкородственных верхогляду видов, таких как монгольский краснопер, уклей, горбушка, ханкайская и корейская востробрюшки.

На рис. 1 из статьи К.Г. Константинова (1958) мы видим, что в центре чешуи верхогляда четко обозначено небольшое мальковое кольцо, о кото ром упоминает автор. Далее идет сеть густо расположенных склеритов, оконтуренных кольцом, хотя и не таким четко видимым, как три после дующих. Мы считаем это кольцо годовым, так как в противном случае темп роста верхогляда на первом году жизни оказывается в среднем зна чительно выше, чем на втором и последующих годах, что, по нашему мнению, неверно. Согласно нашим расчетам (см. таблицу), верхогляд в оз. Ханка на первом году достигает в среднем 8 см и в течение последую щих лет отмечается равномерный рост. Таким образом, по нашим данным, верхогляд в оз. Ханка (в течение половины жизни, с учетом предельного возраста 14 лет) растет равномерно, и этот факт свидетельствует о доста точно хорошей кормовой базе для этого вида в водоеме.

Удивляет то обстоятельство, что вариабельность роста верхогляда на первом году жизни (по расчисленным нами данным) довольно значитель на – от 3,5 до 15,0 см при средней 8,0 см. В статье Н.И. Стрекаловой (1958) приведены вариационные ряды длины молоди верхогляда, отлов ленной в период с 26.06 по 23.08.49 г. Мы склонны думать, что молодь, собранная Н.И. Стрекаловой для исследования роста, – годовики, причем вариабельность длины – от 3,0 до 14,5 см и средние показатели – 7 см – близки к полученным нами методом обратного расчисления (см. таблицу).

Темп роста верхогляда (расчисленные данные) в оз. Ханка по возрастным группам по материалам за 1985–1991 и 2000 гг.

Год AD, см L1 L2 L3 L4 L5 L6 L7 L8 L 2000 5 10 34 15 16 20 27 25 12 30 1 20 35 7 21 40 2 18 8 45 7 21 3 50 2 14 18 3 55 5 16 12 2 60 1 9 14 8 65 1 8 9 70 6 75 2 80 N 60 60 60 60 54 48 38 28 18 N Min, см 2,4 9,5 17,6 25,3 32,3 38,9 43,3 47,7 53, Max, см 14,8 27,4 36,7 47,0 56,4 60,2 64,5 71,5 77, ADср, см 8,0 16,8 25,8 34,6 43,5 50,7 55,9 61,5 67, tср, см 8,0 8,8 9,0 8,8 8,9 7,2 5,2 5,6 6, 1985– ADср, см 7,7 16,9 25,4 33,8 42,8 50,7 57,6 64,3 70,6 1991 tср, см 7,7 8,7 9,0 8,5 8,2 7,7 6,7 5,8 5,9 Сравнение темпа роста верхогляда в 1985–1991 гг. с таковым в 2000 г.

показывает, что рост верхогляда в первые годы жизни в 2000 г. в среднем несколько выше, чем 10–15 лет назад, что, по-видимому, обусловлено улучшением кормовой базы в связи с интенсивным промыслом этого ви да. Возможно, по той же причине несколько меньше годовые приросты у верхогляда 2000 г. в возрасте 5+ и 6+: верхогляд в этом возрасте достигает промысловых размеров, и наиболее быстрорастущие рыбы быстрее выби раются промыслом, что и сказывается на средних значениях величины приростов в этом возрасте.

РАЗМЕРНО-ВОЗРАСТНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ САЗАНА CYPRINUS CARPIO HAEMATOPTERUS TEM. ET SCHLEG. И КАРАСЯ CARASSIUS AURATUS GIBELIO (BLOCH) ОЗЕРА ХАНКА М.Е.Шаповалов ТИНРО-Центр, Владивосток Материал для работы собран в течение 90-х гг. и в 2000 г. лаборато рией ресурсов континентальных водоемов и рыб эстуарных систем ГУП “ТИНРО-Центр” на оз. Ханка при проведении ежегодного круглогодично го мониторинга биологического состояния и динамики размерно возрастной структуры популяций промысловых рыб озера.

Исследования строения чешуи, определение возраста и темпа роста проводили при помощи бинокуляра МБС–10 и аппарата для чтения мик рофотокопий "Микрофот" 5ПО–1 по стандартной методике (Чугунова, 1959). Расчеты темпа роста проводили методом обратного расчисления.

При расчетах использовался боковой радиус заднего края чешуи. Парал лельно с определением возраста и темпа роста по чешуе проводили анализ размерных рядов, расчисленных для каждой возрастной группы. Все рас сматриваемые нами виды рыб имеют порционный нерест. Условия, обес печивающие их рост, из года в год не остаются постоянными: рыбы одно го возраста могут быть разной длины, а рыбы одной длины – разного воз раста. Поэтому полученные результаты помогут выявить степень адапта ционной пластичности этих видов по отношению к условиям среды оби тания.

Согласно данным литературы (Васнецов, 1958), амурский сазан обла дает быстрым темпом роста, созревая при длине 30 см на четвертом году жизни. По нашим расчетам, резкое снижение темпа роста у сазана из оз.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.