WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 13 |

«АКАДЕМИЯ МЕДИЦИНСКИХ НАУК СССР ДЕТСКАЯ ТОРАКАЛЬНАЯ ХИРУРГИЯ Под редакцией академика АМН СССР В. И. СТРУЧКОВА, и профессора А. Г. ПУГАЧЕВА Москва. «Медицина». 1975 УДК 617.54-053.2-089(02) Издание ...»

-- [ Страница 2 ] --

При бронхографии через бронхоскоп вводный наркоз проводят либо ингаляционным, либо внутривенным способом. По достижении стадии IIIi внутривенно или у детей раннего возраста — внутримышечно с лида зой вводят релаксант деполяризующего типа действия, после чего легкие больного вентилируют через маску кислородом в течение 30—60 с. Далее тубус бронхоскопа с помощью прямой ларингоскопии проводят в трахею и бронхи, избыток секреции аспирируют катетером, вентиляцию легких осуществляют через бронхоскоп. После гипервентиляции кислородом на фоне апноэ через катетер, установленный в тубусе бронхоскопа и подве денный к бронху, заполняют контрастным веществом необходимую часть бронхиального дерева и производят снимки.

При использовании данной методики представляет опасность (из-за травмы бронха) перемещение больного в боковое положение для рент генографии.

Согласно технике обезболивания, описанной Macintosh и Mashin (1963), голосовые связки, трахею и бронхи опрыскивают через бронхоскоп мест ным анестетиком. Контрастное вещество вводят катетером после восста новления спонтанного дыхания. Наркоз поддерживают смесью закиси азота с кислородом и фторотана (1,5—2 об.°/о).

В настоящее время большинство авторов выполняют бронхографию под интубационным комбинированным наркозом. Методика наркоза напоми нает предыдущую. Отличие состоит в том, что после введения релаксан та интубацию трахеи осуществляют трубкой, диаметр которой соответст вует возрасту ребенка. Гипервентиляцию легких кислородом проводят через интубационную трубку, после чего катетер для контрастирования бронхов вводят под контролем экрана в нужный бронх. Бронхографию выполняют на фоне апноэ. Эластичная интубационная трубка позволяет перемещать больного в различные проекции. Если после односторонней бронхографии состояние больного ухудшилось, необходимо подумать об отмене процедуры для второго легкого. Если же после рентгенографии, аспирации контрастного вещества электровакуумным отсосом и повторной гипервентиляции легких кислородом состояние ребенка не внушает опа сений, катетер переводят в бронхи противоположного легкого. При вос становлении к этому моменту самостоятельного дыхания вновь добавляют релаксант, но уже в дозе, наполовину меньшей начальной. Концентрацию анестетика во вдыхаемой смеси регулируют по соответствующим клини ческим признакам.

Придерживаясь этой общей схемы обезболивания в бронхографии, многие исследователи вносят некоторые изменения в технику наркоза.

Von Doesel (1963) предложил для индукции ректальное введение тио пентала.

Методика бронхографии под комбинированным наркозом циклопропа ном, закисью азота и кислорода описана Friefeld и Zalduendo (1964).

Особенностью данной методики является то, что вентиляция легких осу ществляется через модифицированную нереверсивную систему Эйра.

Опасностями, которые таит в себе данный метод, являются: 1) потен циальная возможность взрыва газовой смеси;

2) тенденция циклопропана вызывать аритмии и депрессию миокарда.

По данным Sm (1969), у детей раннего возраста предпочтительнее ис пользовать комбинацию фторотана, закиси азота и кислорода и опрыски вание голосовых связок 4% раствором карбокаина.

При этом для индукции необходима концентрация фторотана 2— 2,5 об.% и соотношение NaO:O2 = 4:2, а для поддержания наркоза — 1—0,5 об.% фторотана. У детей старше 7 лет индукцию осуществляют тиопенталом, а у детей до 6 лет применяют интубационные трубки без пневматических манжет.

Т. Н. Горбулева и соавт. (1965) предложили методику бронхографии без рентгенологического контроля, которая заключалась в том, что кате тер вводили в исследуемый бронх, изменяя положение головы и смещая гортань. Контроль правильного введения катетера осуществляли методом аускультации, который позволял уточнить расположение катетера в брон хе без рентгеноскопии. Во время введения контрастного вещества на фоне апноэ производили инсуффляцию кислорода. Так как бронхография про водится на фоне апноэ, то существует опасность гипоксии и гиперкапнии.

В некоторой степени гипоксию можно уменьшить иысуффляцией кисло рода через тонкий полиэтиленовый катетер, введенный до карины или в противоположное контрастируемому легкое. Однако при этом способе происходит медленное накопление углекислого газа со скоростью 3— 5 мм рт. ст. в минуту (У. Машин, 1967).

Таким образом, бронхография у детей может быть выполнена как при спонтанном дыхании, при искусственной вентиляции, так и в состоя нии апноэ, причем высокое качество диагностики достигается только в последнем случае. Однако апноэ приводит к наибольшим сдвигам в орга низме: снижению насыщения крови кислородом, подъему уровня угле кислого газа, снижению рН крови, нарушению гемодинамики и другим изменениям. Особую опасность представляет нарушение гомеостаза при работе в условиях затрудненного контроля над состоянием больного (рент геновский кабинет). Все это может привести к серьезным осложнениям вплоть до остановки сердца.

В литературе описаны различные способы поддержания газообмена во время бронхографии у детей: по типу диффузионного дыхания, инсуф фляции, предварительно накопленных резервов кислорода (А. 3. Мане вич и др., 1965;

У. Машин, 1967). Однако и они не могут гарантировать от возможных осложнений.

В значительной степени этих осложнений можно избежать, применяя однолегочную вентиляцию (О. Д. Кузьминов и др., 1971;

Е. В. Климан ская и др., 1971).

Отличительной особенностью данной методики является то, что инту бация трахеи осуществляется двухпросветной трубкой типа Карлеиса с проводником. После интубации металлический проводник удаляли, тра хеальную и бронхиальную манжеты наполняли воздухом, и, таким обра зом, сообщение между обоими легкими прекращалось. Пока один врач вводил в бронхи катетер, аспирировал мокроту и заполнял контрастным веществом бронхи, например правого легкого, другой врач (апестезиолог) вентилировал левое легкое. Однолегочная вентиляция продолжалась до тех пор, пока не были сделаны рентгеновские снимки и полностью аспи рировано контрастное вещество. Затем точно так же контрастировали левое легкое на фоне постоянной вентиляции правого. В момент произ водства рентгеновских снимков вентиляцию прекращали. Постоянная од нолегочная вентиляция при проведении бронхографии под наркозом у детей позволяет избежать различных осложнений, связанных с апноэ.

Особенно показана она при исследовании детей с тяжелыми двусторон ними гнойными процессами в легких и сопутствующими заболеваниями других органов. Однако из-за анатомических особенностей строения гор тани и трахеи у детей в возрасте до 10 лет данная методика не может быть применена.

По данным Л. П. Капкова (1970), сравнившего два метода искусствен ной вентиляции легких (ИВЛ) при бронхографии: ИВЛ по полуоткры тому контуру с пассивным выдохом и ИВЛ по полузакрытому контуру с активным выдохом — преимуществами обладает последний. Применение ИВЛ с активным выдохом обеспечивало достаточную элиминацию СОг.

Однолегочная вентиляция по полузакрытому контуру с активным выдо хом при бронхографии с использованием трубки Кубрякова, а также ИВЛ по полузакрытому контуру с активным выдохом при бронхографии с помощью эндотрахеальной трубки не сопровождались нарушением кис лотно-щелочного равновесия.

Контрастные вещества. В настоящее время для бронхографии во многих учреждениях нашей страны и за рубежом используют десятки контрастных веществ, и каждый год появляются сообщения о синтезе новых. Это свидетельствует о том, что проблема поиска идеального кон трастного вещества все еще далека от разрешения.

Все используемые в настоящее время контрастные вещества могут быть объединены в 4 группы: 1) йодированные растительные масла (йодоли пол, липйодол, йодипин и т. д.);

2) водорастворимые контрастные веще ства, представляющие собой истинные растворы органических соединений йода (диодон, гипак, триотраст и т. д.);

3) йодированные эфиры органи ческих кислот (пропилиодон, дианозил и т. д.);

4) сернокислый барий.

Наибольшее распространение в нашей стране получила бронхография йодированными растительными маслами в сочетании с сульфазолом (суль фойодолом) и водорастворимыми контрастными веществами в сочетании с желатиной (желиодоном). Отдельные авторы систематически при брон хографии применяют сульфат бария (М. Р. Рокицкий, 1972, 1974).

Для приготовления желиодона применяют 70% раствор диодона и же латину из расчета 5 г желатины па 20 мл раствора. Смесь при постоян ном перемешивании разогревают в кипящей водяной бане в течение 3—5 ч до образования равномерной светло-коричневой массы. Темпера тура ее перед введением в бронх 35—40°.

Сравнительное изучение клинических данных, функции внешнего ды хания, бронхиальной проходимости после бронхографии у детей двух групп (с использованием сульфойодола и желиодона) показало, что же лиодон имеет преимущества перед сульфойодолом. Общее состояние ре бенка при применении желиодопа не изменяется, контрастное вещество выводится из легких через 20—30 мин;

не отмечено существенных изме нений в показателях внешнего дыхания. При применении же сульфо йодола ЖЕЛ уменьшилась до 81 ±4,2%, МВЛ — до 80 ±6,4%, РВ — до 70±4,8% по отношению к исходным данным (Ю. С. Красовский и др., 1967).

Желиодон не уступает в контрастности сульфойодолу. При гистологи ческом исследовании препаратов легких, удаленных во время операции г остатки желиодона в них не обнаруживаются уже начиная со 2-го дня после бронхографии (Ф. Ц. Фельдман, 1966). Положительные свойства этого контрастного вещества позволяют прибегать к повторной бронхо графии через небольшой интервал (2—3 сут), а также сократить сроки подготовки к операции после бронхографического исследования.

Методика. Для введения контрастных веществ используют разные методы. Один из наиболее ранних — транстрахеальпая пункция (Sicard, Foresti, 1922;

Armand-Delile, 1924), широко применяемая некоторыми американскими хирургами (Templeton, Findley, Hempey, Kanick, 1962, и др.). Сторонники этого метода отмечают следующие осложнения: эм физему средостения, затекание контрастного вещества в мягкие ткани шеи и т. д. Большинство бронхологов, особенно детских, в последние годы к этому методу не прибегают.

Меньшее количество осложнений наблюдается при трансоральном или траисназалыгом методе контрастирования.

Контрастное вещество вводят через катетер, проведенный в трахео бронхиальное дерево через интубационную трубку, двухпросветную типа трубки Карленса или бронхоскоп. Бронхографию через бронхоскоп произ водят при необходимости селективной бронхографии отдельных сегментов нижней доли или IV—V сегментов и при противопоказаниях к сравни тельно длительному апноэ.

Наиболее рациональным считают сочетание бронхоскопии с последую щей бронхографией через интубационную трубку. Бронхоскопия позволя ет оценить состояние слизистой оболочки, наличие сужения или обтура здии бронха и помогает провести направленное очищение бронхиального дерева от слизи и мокроты.

Для полноценного заполнения бронхиального дерева одного легкого необходимо не более 1—1,5 мл контрастного вещества на 1 год жизни ребенка. При исследовании детей в отдаленные сроки после резекции легкого количество контрастного вещества уменьшается пропорционально объему резецированной легочной ткани.

Контрастное вещество вводят в положении больного на боку, чем до стигается равномерное заполнение всех отделов исследуемого легкого.

Скорость введения и заполнения бронхиального дерева контролируется рентгеноскопией.

Рентгенограмму производят не менее чем в трех проекциях: боковой, косой и прямой. По окончании исследования одного легкого максимально асшгрируют из пего контрастное вещество и производят бронхографию другого легкого в том же порядке.

Общее количество времени, допускаемое для катетеризации бронха, вве дения контрастного вещества и производства рентгенограммы, не дол жно превышать допустимой продолжительности апноэ. Хронометрия, про веденная Ю. С. Красовским при выполнении бронхографии, позволила установить, что время апноэ у большинства детей не превышает 90—100 с.

Безусловно, четкость работы во многом зависит от взаимопонимания и опыта участников исследования.

Во всех случаях при подозрении на бронхоэктатическую болезнь про изводят двустороннюю обзорпую бронхографию. Направленную, селек тивную бронхографию применяют лишь при незаполнении контрастным веществом какого-либо отдела легкого вследствие стеноза или обтурации просвета бронха мокротой, слизистой пробкой и т. д.

Бронхотомография Трудно переоцепить значение бронхографии в диагностике заболеваний легких. Однако в ряде случаев возможности ее ограничены. Так, бронхо графия не может дать ответ на вопрос о состоянии легочной паренхимы, об изменениях легочной ткани в небольшом патологическом очаге. В этих случаях применяют томографию.

Многие авторы, подчеркивая значение бронхографии и томографии в диагностике различных заболеваний легких, отмечают, что в ряде случаев нельзя отказаться пи от одного из них (Т. Л. Воль-Эпштейн, 1963;

Н. Л. Кадышес, В. И. Скотников, 1962, и др.). Необходимость во многих случаях применять бронхографию и томографию у одного и того же больного натолкнула на мысль об одномоментном их применении. Этот комплексный метод и получил название «бронхотомография». Бронхото мографию начали применять с 1952 г., а с 1954 г. стали появляться первые статьи на эту тему. Все авторы этих работ подчеркивают цен ность бропхотомографии в диагностике заболеваний легких.

Бронхотомография показана в тех случаях, когда в диагностических целях необходимо применение и бронхографии и томографии отдельно, причем одномоментное использование этих методов дает ряд преиму ществ по сравнению с раздельным их применением, в частности позволя ет уточнить связи между изменениями в бронхах и паренхиме легкого, детализирует характер выявленной патологии.

Методика исследования. Разные авторы применяют различную методику: одни проводят исследование под местной анестезией, после производства обычной бронхографии (Vidal, 1960), другие начинают с бронхотомографии (Zsebok, 1958;

Miinz, 1963). Л. М. Портной и П. И. Дел чев сообщают об опыте бронхотомографии под общим обезболиванием.

В 1959 г. L. Вагопе предложил с целью уменьшения лучевой нагрузки на больного и персонал и сокращения времени исследования применять симультанную кассету, позволяющую одновременно производить не сколько срезов. Большинство исследователей широко применяют симуль танную кассету при бронхотомографии, однако некоторые авторы пред почитают отдельные бронхотомограммы, считая их более доказательными (Vidal, 1960).

Бронхотомографию проводят в два этапа (Л. М. Портной, 1969). Пер ЕЫЙ этап — это обычная бронхография. Второй этап исследования — про ведение симультанной или обычной томографии в прямой и боковой про екциях. Выбор наиболее выгодной проекции и глубины плоскости томо графирования производят в зависимости от характера и локализации процесса па основании изучения данных обзорной рентгенограммы и обычных бронхограмм. На томографе устанавливают верхний срез, все остальные располагают соответственно книзу. Расстояние между срезами может быть 1 см или 0,5 см в зависимости от толщины прокладки между пленками в симультанной кассете. Выбор симультанной кассеты (возмож пость одновременного экспонирования 5 или 7 пленок), а также толщины прокладок зависит от ряда причин (локализация и размеры фокуса по ражения в легком, калибр измененных бронхов и др.) и решается в каж дом случае индивидуально.

Противопоказания к бропхотомографии те же, что и к обычной брон хографии.

Медиастинография Медиастинография — сравнительно молодой метод диагностики. Впер вые искусственное контрастирование средостения осуществлено Rclm в 1931 г. Основоположником контрастирования средостения с помощью газа (пневмомедиастинографии) является Condorelli (1936). К наиболее известным отечественным исследованиям в этой области относятся работы В. И. Казанского, Е. В. Потемкиной, Л. С. Розенштрауха и Л. А. Эндера (1958).

Различают прямые и непрямые методы наложения пневмомедиа стинума. Наиболее распространенным является прямой метод — введе ние газа (воздуха, кислорода, закиси азота) непосредственно в медиа стинум.

Среди прямых методов следует отметить введение газа через область яремной вырезки и парастернальный или межреберно-загрудинпый метод Розенштрауха — Эндера (рис. 7).

При введении газа через надгрудинную область иглу вкалывают выше яремной вырезки строго по средней линии на 0,5—1 см. Скользя иглой по задней поверхности рукоятки грудины, достигают приблизительно верхней трети тела грудины. Для того чтобы случайно не повредить плевру, необходимо инфильтрировать подлежащие ткани по мере про движения иглы 0,25% раствором новокаина. При введении газа по Ро зенштрауху — Эндеру можно использовать второе, третье, четвертое и пятое межреберья справа и слева от грудины. Иглу вкалывают непосред ственно у края грудины, инфильтрируя подлежащие ткани 0,25% раство ром новокаина, и продвигают ее по задней поверхности грудины. Облег чает выполнение пневмомедиастиногра фии особая форма инъекционной иглы.

При медиастинографии используют иглу длиной приблизительно 10 см, изо гнутую под углом 40—45° на расстоя нии 2—3 см от конца. Подобная форма иглы уменьшает вероятность поврежде ния плевры.

У старших детей пневмомедиастино графию можно проводить под местной анестезией, у младших и неконтактных детей правильнее использовать общее обезболивание.

Газ в медиа'стипум вводят в стериль ных условиях в положении на спине медленно шприцем Жане или с помо щью пневмотораксного аппарата. Детям до 5 лет вводят до 300 см3 газа, от 5 до 10 лет — до 400 см3, старше 11 лет — до 500 см3. После введения газа снимок моментально производить не следует.

Важна экспозиция в течение 3—4 мин.

В этот промежуток времени ребенка нужно уложить на живот.

Полезным с диагностической точки зрения является сочетание пневмо медиастинографии с томографией. При соблюдении всех правил прове дения исследования осложнений не наступает. Самым частым осложне нием является пневмоторакс. Контролировать правильность введения газа именно в медиастинум можно, производя периодическую перкус сию по грудине по мере поступления газа в медиастинум. При правиль ном введении газа постепенно усиливается коробочный оттенок перку торного звука.

Основным показанием к применению пневмомедиастинографии явля ется подозрение на опухоль средостения.

Катетеризация правых и левых отделов сердца, легочной артерии и ангиокардиопульмонография Через 2 года после первого зондирования правых отделов сердца автор метода Forssman в 1931 г. впервые ввел контрастное вещество сначала себе, а затем больному в правые отделы сердца через зонд. За 40 лет идея метода не претерпела значительных изменений. Постепенно совер шенствовалась методика исследования, расширялся набор контрастных средств, вырабатывались показания и противопоказания к исследованию.

Предложенный Forssman метод был использован в дальнейшем в трех направлениях: катетеризация полостей сердца с целью записи основных параметров, характеризующих функцию (давление в полостях, насыщение крови кислородом, определение общего легочного и легочно-артериалыю го сопротивления, работа правого и левого желудочков и пр.), контрастное исследование полостей сердца с целью выявления пороков сердца и кон трастное исследование сосудов малого круга кровообращения — ангио пульмонография.

Большой вклад в изучение и внедрение методик зондирования поло стей сердца и легочной артерии внесли отечественные ученые. Однако большинство работ было посвящено в основном исследованию взрослых больных при различных страданиях (врожденные и приобретенные пороки сердца и сосудов, пагноительные заболевания легких, рак и туберкулез легких, эмпиема плевры и т. д.), при этом попутно освещались и некото рые вопросы проведения катетеризации полостей сердца и контрастного исследования у детей (в основном при пороках сердца). Специальных исследований, посвященных прижизненному изучению сосудистого русла при различных заболеваниях легких, недостаточно. Следует отметить ра боты О. А. Спорова с соавт. (1964), М. Н. Степановой и Л. М. Рошаля (1965), В. А. Климанского (1966), Л. Н. Табелекяна (1966), С. А. Счаст ного (1967), Э. А. Семилова (1967), Bulgarelli (1952), Degoy (1955), Buc kingham (1967) и др.

Методика катетеризации полостей сердца и ангиографии у детей имеет некоторые отличия от методики у взрослых, связанные с анатомо-физио логическими особенностями. Эти отличия заключаются в необходимости выбора метода обезболивания у детей при проведении исследования, вы бора места введения зонда в сосудистое русло, дозировки контрастного вещества и пр.

Обезболивание. Одним из центральных вопросов проведения исследова ния является обезболивание. Адекватное обезболивание во многом гаран тирует успех сложного метода исследования. Во всех случаях при произ водстве катетеризации или ангиографии под местной анестезией или под наркозом с контактным ребенком накануне должна быть проведена бе седа. На примере других детей необходимо показать безболезненность исследования. Детям с повышенной возбудимостью, как правило, перед исследованием назначают транквилизаторы.

В литературе нет единого мнения по вопросу обезболивания трансве нозной катетеризации сердца у детей. В последние годы анестезиологи использовали большинство старых и современных методов анестезии.

Имеются сторонники как местной анестезии (Л. М. Рошаль, 1965;

Uhlen bruch, 1964;

Lohr e. a., 1964), так и общего обезболивания (В. С. Савель ев, 1961;

А. Анатасов, П. Абаджиев, 1961;

А. К. Ровина, 1965;

Fieldman е. а., 1955;

Кеоп е. а., 1957;

Keats e. а., 1958;

Norton, 1960, Munroe, 1965).

Некоторые авторы с седативной целью применяли атарактические мик стуры. Smith и соавт. (1958) при катетеризации сердца у 670 детей в возрасте от 4 дней до 16 лет применяли смесь прометазина, хлорпрома зина и димедрола. Однако количество осложнений было высоким: шок — у 17 детей;

рвота — у 3;

цианоз — у 2;

апноэ — у 2;

умерло 4 ребенка.

В настоящее время при зондировании сердца и легочной артерии ши роко применяются внутривенный, внутримышечный или ректальный бар битуровый наркозы, наркоз закисью азота, фторотаном, кемином, местная анестезия с добавлением различных седативных смесей (3. Л. Любичева, Б. С. Уваров, 1963;

Ф. Ф. Какурин, 1966;

А. А. Белозеров, 1971;

Taylor, Stoelting, 1959).

Следует отметить, что при зондировании у больных пороками сердца необходимо сохранить газовый состав крови и давление в полостях сердца на стабильном уровне, соответствующем состоянию покоя. Однако для диагностики и решения вопроса об объеме операции у детей с некоторы ми заболеваниями легких определение газового состава крови не всегда имеет решающее значение. Поэтому для наркоза можно использовать кислород с ингаляционными анестетиками, обладающими большей управ ляемостью. Эфир и циклопропан нельзя применять вблизи рентгеновской аппаратуры ввиду опасности взрыва. Закись азота не обеспечивает доста точной глубины наркоза, и у больных с легочной патологией возможно развитие гипоксии при высоких концентрациях закиси азота.

У детей старшего возраста зондирование можно выполнять под мест ной анестезией с добавлением в премедикацию седативных, нейролепти ческих и антигистамиыных средств (дроперидол, диазепам, валиум, се дуксен, супрастин, пипольфен и др.). У детей раннего возраста проведе ние этой манипуляции сопряжено с большой психической травмой.

В связи с этим детям до 6—7 лет зондирование сердца и ангиопульмоно графию предпочитают осуществлять под наркозом. Кроме того, наркоз уменьшает вероятность проявления реакций аллергического типа, кото рые наблюдаются при введении в сосудистое русло йодистых рентгено контрастных препаратов.

В клинике Института педиатрии АМН СССР принята методика комби нированного кислородно-закисного наркоза при ангиопульмонографии (Р. Б. Франтов, 1965;

О. Д. Кузьминов, С. А. Счастный, 1965;

А. Г. Пу гачев и др., 1970). Подготовка больных такая же, как к операции. Пре медикация, как правило, включала ваголитик, анальгетик и антигиста минный препарат. Вводный наркоз проводили смесью фторотана с кисло родом, в ряде случаев с добавлением 50% закиси азота. Дети засыпали быстро и без возбуждения. Поддержание наркоза осуществляли маской по полуоткрытому контуру при самостоятельном дыхании. При наличии большого количества гнойной мокроты в трахео-бронхиальном дереве (до 100 мл в сутки) показаны интубация трахеи и аспирация гноя. Нар коз и исследование выполнялись под постоянным контролем сердечной деятельности при помощи электрокардиоскопа. По данным ЭКГ глубина наркоза поддерживалась на поверхностных уровнях и не превышала первый уровень хирургической стадии. Показатели оксигемограммы сви детельствовали о том, что насыщение крови кислородом держится на вы соких цифрах (97—98%). При введении зонда в правый желудочек на ЭЭГ отмечалось появление экстрасистол, однако они носили преходящий характер и при проведении зонда в легочную артерию исчезали. Экстра систолия возникала не чаще, чем при других видах общего и местного обезболивания.

Известно, что контрастное вещество расширяет периферические сосуды и может приводить к падению артериального давления, вызывает такие аллергические реакции, как ларинго- и бронхоспазм. Это происходит вслед ствие выбрасывания в кровяное русло большого количества гистамина.

Клиническое проявление реакции зависит от количества высвободивше гося гистамина. Повторное введение контрастного вещества повышает опасность осложнений, если оно делается вскоре после первого. Интервал между инъекциями должен быть не менее 10 мин (Lester, 1961). Для избежания этих осложнений полезно включать в премедикацию антиги стаминные препараты (супрастин, димедрол, пипольфен), а перед пов торным контрастированием сосудов легкого внутривенно вводить хлорид кальция и 40% раствор глюкозы. Антигистаминные средства, не обладая инактивирующим гистамин действием, в то же время значительно сни жают чувствительность к нему тканей.

Некоторые авторы считают, что при зондировании легочной артерии под наркозом затрудняется интерпретация полученных данных о давлении крови в системе малого круга кровообращения. Для выяснения степени воздействия примененного масочного кислородыо-фторотанового наркоза с самостоятельным дыханием на величину давления в системе правый же лудочек— легочная артерия О. Д. Кузьминов и С. А. Счастный (1966) провели сравнение показателей давления в этих камерах сердца, зареги стрированные у 15 детей как под местной анестезией, так и под наркозом.

Исследование начинали под местной анестезией, а контрастирование ле гочной артерии для исключепия реакции больного на йодистый препарат проводили под наркозом при сохраненном спонтанном дыхании. Глубина наркоза не превышала первого уровня хирургической стадии, а концен трация фторотана во вдыхаемой смеси была не выше 1,3—1,5 об. %• Обыч но через 10—15 мин после начала наркоза максимальное систолическое давление в общем стволе легочной артерии достигало исходного уровня, зарегистрированного под местной анестезией. Только у одного ребепка в этот промежуток времени давление в conus pulmonalis повысилось в 2 раза по сравнению с исходными данными. Повышение систолического давления в общем стволе легочной артерии было связано с длительным применением управляемого дыхания у этого ребенка. При сравнении максимального систолического давления в полости правого желудочка сердца, измеренного под местной анестезией с теми же показателями, полученными у этого же больного через 30—40 мин после начала наркоза, существенной разницы не обнаружено. Разница между цифрами макси мального систолического давления в общем стволе легочной артерии, полученными при измерении под местной и общей анестезией, не превы шала ±4,0 мм рт. ст.

Статистическая обработка показала, что расхождение между цифрами давления, зарегистрированными под местной и общей анестезией, было вызвано не влиянием фторотана, а случайными факторами, ибо вероят ность возможной ошибки была 0,9<Р>0,8.

Полученные данные не отрицают угнетающего влияния фторотана на миокард, но, по-видимому, это влияние недостаточно выражено, чтобы изменить давление в правом желудочке и легочной артерии при приме ненной нами концентрации. Это позволяет рекомендовать фторотаповьда наркоз для обезболивания операций у детей с бронхоэктатической бо лезнью при гипертензии в малом круге кровообращения.

Методика катетеризации. У детей методика катетеризации в принципе не отличается от методики, принятой у взрослых больных. Отличие зави сит в основном только от выбора места введения зонда. Трудности возни кают у детей раннего возраста, при наличии небольших в диаметре пе риферических вен, когда существующие минимальные номера зондов не дают возможность произвести управляемую катетеризацию, т. е. подвести зонд к конкретному участку полости сердца. В этих случаях иногда при ходится использовать для катетеризации более крупные вены (бедрен ную, подключичную, яремную).

Существует два основных метода катетеризации: открытый и закры тый. Открытый метод связан с разрезом кожи и полным обнажением участка вены, выбранного для катетеризации, на расстоянии приблизи тельно 2—3 см и вскрытием ее просвета. Через образовавшийся дефект в просвет вены вводят катетер и производят катетеризацию. Если вена пе имеет большого значения для функции органа, ее можно перевязать после окончания исследования. Если вена крупная и важная, то на место разреза ее накладывают швы атравматической иглой. С целью открытой катетеризации наиболее часто употребляют основную вепу в нижней тре ти плеча.

В последние годы все большее распространение в детской практике получает закрытый метод катетеризации, предложенный Seldinger в 1953 г. Идея метода заключается в пупкции вены специальной иглой че рез небольшой кожный разрез. Мандрен, вставленный в иглу, извлекают и в просвет иглы вставляют специальный проводник, который оставляют в сосуде после извлечения иглы. Затем па свободный конец проводника нанизывают зонд, соответствующий диаметру вены, и продвигают его no проводнику в просвет вены. В момент прохождения зонда через стенку вены обычно необходимо приложить некоторое дополнительное усилие и произвести небольшое вращательное движение зонда вокруг проводника.

После проникновения зонда в полость вены проводник подтягивают и удаляют. Манипулируя, зонд продвигают в нужном направлении. После окончания исследования на место пункции накладывают давящую повяз ку (рис. 8).

Описанную выше методику с успехом применяют с целью введения зон да через бедренную артерию в аорту.

Для предупреждения спазма вен при любом из двух описанных выше методов в просвет вены после введения зопда инъецируют 5—10 мл:

0,25% раствора новокаина.

Техника пункционной кат ет ериз ации через подклю чичную вену правых отделов сердца и легочной артерии детально* разработана и широко применяется на практике В. Г. Страпиным с соавт. (1974). Авторы про изводят катетеризацию из левого надключич ного, левого подключичного, правого надклю чичного и правого подключичного доступов. Наи большее распространение получил левый под ключичный доступ. Введение катетера через левую подключичную вену позволяет без труда провести его в верхнюю полую вену, правое предсердие и правый желудочек. Проведение катетера в ствол легочной артерии хотя и осу ществляется без особого труда, но это наиболее сложный этап исследования. Для более успеш ного его выполнения конец катетера Эдмаыа — Ледина заранее моделируется и изгибается в виде полуовала, а введение в его просвет про водника позволяет регулировать величину из гиба. Поворотами катетера вокруг оси удается поставить его так, чтобы конец находился в вы ходном отделе правого желудочка. При этом положении дальнейшее его проведение в ствол легочной артерии не вызывает затруднений. Из ствола конец катетера направляют в правую или левую ветвь. Проведение катетера Курнана значительно проще, так как он размягчается в полостях сердца от температуры крови и под хватывается током крови. Для его заклинива ния в концевых разветвлениях и охлаждения обычно вводят физиологический раствор.

Г. Г. Горовеыко с соавт. (1966), Л. М. Рошаль (1970) считают, что зонд необходимо вводить со стороны здорового легкого, так как патоло гический процесс в легком до операции или рубцы и шварты, возникшие после операции (при исследовании отдаленных результатов), могут препятствовать продвижению его через подключичную, безымянную и верхнюю полую вену. Некоторые исследователи полагают, что зонд вначале необходимо провести как можно дальше через правое предсердие, правый желу дочек в легочную артерию и затем, подтягивая его назад, постепенно записывать необходимые показатели и брать пробы крови. Именно у де тей такая методика оправдывает себя, так как попытка проникновения в легочную артерию при постепенном продвижении зонда или при необходимости повторного введения не всегда оказывается удачной.

Следует упомянуть также о зондировании с окклюзией, предложенной Nordenstrom (4954) для селективной ангиографии легких.

При этом используют двойной катетер, одна из трубок которого соединена с эластическим бал лоном, расположенным на головном конце зон да. При раздувании баллона достигается проч ная фиксация катетера в исследуемом сосуде и вместе с тем осуществляется блокада последне го от притока в него крови. Через другую труб ку или берут кровь, или вводят контрастное вещество. Получаемая высокая четкость сосудистого рисунка обусловлена отсутствием разведения конт растного вещества кровью.

Эта методика дает возможность производить съемки точно в ту или;

иную дыхательную фазу и изучать реакцию сосудов малого круга на эти движения (К. Б. Тихонов, 1962).

Аппаратура. Среди рентгеновской аппаратуры в настоящее время для катетеризации сердца и ангиографии наибольшее распространение полу чил комплекс фирмы «Элема — Шенандер», снабженный специальными приставками, позволяющими получить при наименьшем облучении ре бенка качественное изображение происходящего на телевизионном экране.

В зависимости от основной цели катетеризации (запись давления в по лостях сердца и легочной артерии, заборы крови для исследования и т. д.) применяют ту или иную аппаратуру.

Для записи давления применяют любую тонзометрическую приставку или аппарат «Мингограф-81», позволяющий одновременно снимать ЭКГ и ФКГ. С целью исследования насыщения крови кислородом применяют различные кюветные оксигемометры и аппарат «Микро-Аструп». Для:

определения некоторых показателей, с целью определения потребления кислорода, используют различные спирографы.

Зондирование полостей сердца и легочной артерии с одновременными нагрузочными пробами на велоэргометре проводили Г. Г. Горовенко и М. М. Петров (1967), В. Г. Страшга с соавт. (1967), Н. В. Аптелава с соавт. (1968) и др., а у детей — Л. М. Рошаль (1970).

Применение дозированной нагрузки наиболее точно может характеризо вать функциональное состояние сердечно-сосудистой системы и системы дыхания.

Запись и расчет основных параметров. Во время зондирования произ водят запись систолического, диастолического и среднего давления в верхней и нижней полой венах, правом предсердии и желудочке, легочной артерии, при необходимости — в правом и левом стволах легочной арте рии и давления заклинивания, или «легочно-капилляриого давления» (Г. М. Соловьев, 1965).

Для определения сброса крови из левых отделов сердца в правые, при подозрении на врожденный порок сердца типа дефекта межпредсердыой или межжелудочковой перегородки берут кровь из полостей сердца для определения газового состава. Необходимо следить, чтобы взятая порция крови не соприкасалась с атмосферным воздухом. Поэтому шприц, в ко торый набирают кровь прямо из катетера или трехходового крана, соеди ненного с катетером, и стаканчик, куда кровь переносят из шприца, должны содержать вазелиновое масло. На дне стаканчика необходимо иметь 0,2 г порошкообразного оксалата натрия. Взятую порцию крови и оксалат натрия тщательно перемешивают.

Большинство авторов стремится к комплексному использованию метода катетеризации сердца и легочных сосудов для того, чтобы получить наи большую информацию о больном. Для расчета некоторых показателей иногда необходимо знать содержание кислорода артериальной крови, ко торое определяют из пробы крови, взятой после пункции одной из пери ферических артерий.

Для определения некоторых показателей гемодинамики используют следующие формулы:

Контрастные вещества. Опыт показал, что у детей с целью проведепия контрастного исследования сердца и сосудов можно применять те же контрастные вещества, что и у взрослых. Проведение контрастного ис следования становится невозможным при повышенной чувствительности ребенка к тому препарату, которым собираются производить исследова ние. Ошибкой является проведение пробы на чувствительность одним препаратом и проведение исследования — другим или этим же препара том, но другой серии.

Если отсутствует специальная маленькая ампула, содержащая тот же контраст, которым должно производиться исследование, и невозможно произвести пробу на чувствительность накануне, то ее можно произвести непосредственно перед исследованием, введя внутривенно 1—2 мл кон трастного вещества из ампулы, которую собираются использовать для проведения исследования. Отсутствие патологической реакции в течение 15 мин позволяет вводить все необходимое количество контрастного ве щества.

К числу контрастных средств, которые употребляют для проведения ис следования сердца и сосудов, относятся 50 и 70% кардиотраст (диод траст), 50 и 70% трийотраст (триопак, урокон), гепак, 60% урографин, 75 % уротраст, верографин и пр.

Дозировка контрастного вещества зависит от целей исследования.

Максимальное количество не должно превышать 1 мл 70% и 1,5 мл 50% контрастного вещества на 1 кг массы тела больного. Старшим детям (в возрасте 13—14 лет) вводить более 40—50 мл контрастного вещества не рекомендуют. При селективной ангиографии количество контрастной* вещества бывает минимальным — от 2—3 до 10 мл в зависимости от за дач, которые ставит перед собой врач.

Изменение гемодинамики и рентгенологические критерии диагностики различных пороков сердца и сосудов приведены при описании конкрет ного вида патологии в настоящем руководстве.

Ангиопульмонография Прижизненная ангиопульмонография — чрезвычайно ценный диагно стический метод при ряде врожденных и приобретенных заболеваний легких.

Выделяют три основных метода апгиопульмонографии: общую пери ферическую, общую центральную и селективную. При общей перифери ческой ангиопульмонографии контрастное вещество вводят из любой пе риферической вены, при общей центральной зонд проводят в общий ствол легочной артерии и по нему нагнетают контрастное вещество, при селек тивной ангиопульмонографии катетер подводят непосредственно к ин тересующему участку (одному из легких, доле легкого или сегменту).

Общая и селективная ангиопульмонографии, как правило, преследуют разные задачи. Общая ангиопульмонография применяется в случае не обходимости изучения анатомии и состояния функционального кровотока одновременно в двух легких и в том случае, если по какой-либо причине селективную ангиопульмонографию произвести не удалось. Селективная ангиопульмонография позволяет изучить кровообращение в конкретном участке легочной ткани. Она качественно бывает более четкой. Еще одно большое преимущество селективной ангиопульмонографии заключается в том, что при ее использовании можно в случае необходимости произво дить рентгенографию одновременно в прямой и боковой проекциях. По добное исследование в двух проекциях значительно расширяет наши представления о топографии пораженного отдела легкого и возможных сосудистых нарушениях. При необходимости последовательно можно про извести селективную ангиопульмонографию из соответствующей ветви правой или левой легочной артерии.

По мнению Л. М. Рошаля (1970) и Э. А. Семилова (1970), применение общей центральной ангиопульмонографии (из ствола легочной артерии), как рекомендует С. А. Счастный (1967), с целью изучения функциональ ного кровотока неприемлемо, так как мощная струя контрастного веще ства, выходящая из катетера под давлением, может быть направлена в сторону одной из главных ветвей легочной артерии. При этом происходит перераспределение количества контрастного вещества между легкими и нарушается темп его поступления в оба легких одновременно. На осно вании полученных данных можно допустить ошибку при трактовке ан гиопульмонограмм.

При проведении ангиопульмонографии оценивают четыре основные фа зы ангиопульмонографии: артериальную, капиллярную, венозную и аор тальную (рис. 9). Ар т е р иа л ь на я фаза соответствует заполнению сосудов системы легочной артерии. При этом определяют темп поступле ния контрастного вещества в отдельные участки легочной артерии и длительность контрастирования сосудов, что может свидетельствовать о характере кровотока (замедленный, ускоренный, нормальный). Одновре менно с этим изучают архитектонику сосудов, возможные варианты и аномалии развития, что может иметь значение при диагностике заболе вания и при операции. Большое значение имеет наличие деформации сосудов, сужение просвета с резкими перепадами диаметра или посте пенное сужение, но более выраженное, чем в здоровых участках. Обра щают внимание на углы деления сосудов. Более острые углы свидетель ствуют об уменьшении сегмента (доли) в объеме. При наличии опухоле видного образования по артериальной фазе ангиопульмонографии можно определить, внутрилегочное это образование или внелегочное, и сегмен тарное расположение образования. Чрезвычайно важна артериальная фаза при проведении дифференциального диагноза между истинной воздушной кистой легкого и лобарной эмфиземой. При кисте легочные сосуды типа «клешни» охватывают воздушную полость, а при лобарной эмфиземе истонченные сосуды проникают в глубь образования.

Переходу контрастного вещества из артерий в легочные вены предше ствует к а пил л я р на я фаза, когда контрастное вещество находится в капиллярах. Эта фаза особенно важна для суждения о функциональной способности паренхимы легкого. Определяют время появления капилляр ной фазы в отдельных легочных полях и ее интенсивность. По этому показателю можно судить о состоянии газообмена в соответствующем участке легочной ткани. При наличии артерио-венозной аневризмы кон трастное вещество именно в эту фазу начинает скапливаться в виде округлого опухолевидного образования с пониженной прозрачностью за счет накопления контрастного вещества. Проведя общую ангиопульмо нографию, по капиллярной фазе с достаточной долей точности можно указать, какие участки легкого «работают».

5* Венозная фаза начинается с момента появления контрастного ве щества в легочных венах. При оценке ангиопульмонограмм этой фазе также придают большое значение. Определяют скорость поступления контрастного вещества в вены, количество вен и их размеры, наличие или отсутствие деформации вен и т. д. Отсутствие венозной фазы в оп ределенном участке легочной ткани указывает на полное отсутствие функ ции его в результате морфологических изменений, препятствующих кро вотоку. Вместе с тем наличие видимых вен еще не свидетельствует об отсутствии изменений в паренхиме легкого, так как иногда контрастное вещество может пройти по артерио-венозиым шунтам, минуя капилляры легкого.

Следующая фаза — аортальная — условно введена как фаза а« гиопульмонографии, так как это практически аортография. Однако при ряде именно легочных заболеваний всегда стремятся, кроме артериаль ного, капиллярного и венозного изображения, обязательно получить аор тальную фазу ангиопульмонографии, ибо при подозрении на секвестрацию легкого именно по этой фазе можно диагностировать наличие аномально расположенного сосуда, идущего непосредственно от аорты к участку секвестрации. Большое значение имеет аортальная фаза при диагностике истинных и ложных кист легкого. Если киста истинная, то оболочки ее хорошо кровоснабжаются сосудами (не обязательно видимыми), отходя щими от аорты. При ложной кисте оболочки образования не контрасти руются.

Для получения четырех фаз ангиопульмонографии необходимо произ вести 6—8 последовательных рентгенограмм с момента начала введения контрастного вещества (во избежание ошибок) до 6—7-й секунды, Ангиопульмонография значительно расширяет наши представления о характере гемодинамики при деформирующем бронхите и бронхоэктати ческой болезни. Если при наличии деформирующего бронхита еще при сутствует функциональный фон, то при бронхоэктазах функциональный фон уменьшается до минимума и на первый план выступают органиче ские изменения (Э. А. Семилов, 1970).

При бропхоэктатической болезни обнаружено некоторое расширение основного ствола легочной артерии, ведущего к сегментам с бронхоэктазами. В зоне поражения нарастает сужение артериальных стволов и снижается число субсегментарных разветвлений. При ателек татических бронхоэктазах углы ветвления артерий уменьшаются.

Более выраженные изменения происходят в капиллярной фазе. Кон трастность снижается вплоть до полного отсутствия видимой капилляр ной фазы. Снижение контрастности идет параллельно глубине поражения легочной ткани. Значительные нарушения происходят в венозной фазе.

Вены деформированы, контрастность их резко снижена. При грубых из менениях венозная фаза отсутствует.

Для бронхоэктатической болезни Л. М. Рошаль и Э. А. Семилов (1970) считают характерным «ангиоматоз»—наличие скопления контрастного ве щества округлой формы с четкими контурами в области пораженной легочной доли. Кровоток в поражеиных отделах легкого, как правило, за медлен.

При деформирующем бронхите перечисленные выше признаки менее выражены, при цилиндрических бронхоэктазах более выражены и при мешотчатых бронхоэктазах резко выражены.

В близлежащих с пораженным отделах легкого также наступают изме нения, характер которых зависит от формы бронхоэктазии (ателектати ческая или эмфизематозная), количества мокроты, активности процесса и т. д. Характерным является некоторое обеднение сосудистого рисунка, особенно по периферии в соседнем с пораженным сегменте. Подобное нарушение гемодинамики может носить рефлекторный характер или воз никать вследствие развития сопутствующего эндобронхита с последующим развитием гиповентиляции, которая способствует уменьшению притока крови к соответствующему сегменту.

При эмфизематозной форме бронхоэктазии углы деления сегментарных артерий в соседней доле могут быть не изменены. При ателектатической форме бронхоэктазии в соседней, здоровой доле углы деления сосудов увеличиваются, субсегментарные ветви расширяются, возможно обедне ние сосудистого рисунка, особенно по периферии. Капиллярная и веноз ная фазы не изменены, однако кровоток по сравнению со здоровым про тивоположным легким заметно замедлен. Он замедлен менее, чем в по раженном отделе, но более, чем в здоровом.

Ангиопульмонографические изменения в здоровом легком зависят от объема поражения с противоположной стороны. При небольших сегмен тарных поражениях кровоток в здоровом легком соответствует нормаль ному.

При выраженных изменениях в больном легком или при тотальном поражении его, особенно по ателектатическому типу, здоровое легкое увеличивается в объеме. Соответствующая дуга легочной артерии и круп ные сегментарные стволы расширяются в диаметре. Подобное расширение приводит некоторых исследователей к неправильному выводу о сужении субсегментарных артериальных стволов и артерий 4—5-го порядка. Су жение мельчайших артериальных стволов возможно при развитии вы раженной эмфиземы, но сегментарные и субсегментарные стволы, как правило, в диаметре соответствуют нормальным. В здоровом легком углы деления артерий и соединения вен увеличиваются. Капиллярная фаза ангиопульмонограммы не изменена. При перерастяжении легкого возмож но обеднение сосудистого рисунка по периферии. Кровоток по сравнению с таковым в пораженной стороне ускорен.

На основании серийной ангиопульмонографии можно предположить о наличии функциональных или органических изменений в сегменте. При функциональном состоянии более характерно ра в номе рное наруше ние всех фаз контрастирования (сужение артерий, замедление капилляр ной и венозной фаз). При органических поражениях большие изменения наступают в капиллярную и венозную фазы.

На основании анамнеза заболевания, клинической картины и ангио пульмонографических данных (при наличии опыта правильного чтения ангиопульмонограмм) можно с большой степенью вероятности судить о глубине патологического процесса, имеющегося в конкретном сегменте.

При выборе объема оперативного вмешательства у детей с бронхоэкта тической болезнью аыгиопульмонография оказывает большую помощь.

Соседние с основной зоной поражения сегменты, имеющие проявления незначительной деформации бронхов, но при наличии изменений при ан пюиульмонографии в капиллярной и венозной фазах подлежат удалению.

Особенно это относится к IV, V и VI сегментам. Как показало изучение отдаленных результатов (Л. М. Рошаль, 1970), именно в этих сегментах в дальнейшем развиваются бронхоэктазы.

На основании ангиопульмонограмм можно судить о наличии и степени выраженности легочной гипертензии. При ле г очной а рт е риа ль ной г ипе рт е нз ии резко замедляется скорость кровотока в артериальном колене сосудов малого круга. Паренхиматозная фаза выражена нечетко.

Венозная фаза прослеживается с трудом, она замедлена во времени, вены сужены. На ангиодульмонотраммах отчетливо видны извитое направле ние сосудов, обрубленность сегментарных и субсегментарных ветвей, а также резкое расширение легочной артерии (И. X. Рабкин, 1967).

В. И. Стручков и соавт. (1968) так оценивают общие показания к зондированию легочной артерии и ангиопульмонографии: 1) определение функциональной операбельности, т. е. функциональной допустимости и возможности объема резекции легкого;

2) дифференциальная диагности ка шаровидных образований;

3) диагностика пороков развития легочных сосудов (артерио-венозная аневризма, аплазия правой или левой легоч ной артерий и др.).

Противопоказанием к ангиопульмонографии авторы считают повышен ную чувствительность к йоду, бронхиальную астму, заболевания печени и почек с недостаточной их функцией, острые инфекционные заболевания и др.

При исследовании левых отделов сердца используют транссептальную пункцию. Транссептальная пункция левого сердца (Ross, 1959) получила большое распространение ввиду простоты и малой травматичности по сравнению с другими методами исследования левых отделов сердца, а также возможности одновременного исследования правых и левых от делов сердца. Исследование проводят таким образом. Зондируют правые отделы сердца через правую бедренную вену. Зонд устанавливают у места впадения нижней полой вены. Через зонд проводят иглу и, когда она достигает вершины зонда, ее поворачивают медиально и кзади в сторону межпредсердной перегородки. Производят пункцию межпредсерд ной перегородки. Зонд удерживают неподвижным, а иглу резко продви гают вперед. Затем зонд проводят в легочные вены, а иглу удаляют.

В дальнейшем осуществляют зондирование и ангиографию левых отделов сердца.

В. Г. Странин и соавт. (1974) разработали технику транссептальной катетеризации через пункцию правой подключичной вены из правого надключичного доступа по методу Seldinger.

При проведении транссептальной пункции возможны осложнения, в частности перфорация корня аорты, легочного конуса, задней стенки правого предсердия, нижней полой вены, тромбоз и эмболия, нарушение сердечного ритма.

Недостатком транссептальной пункции является сложность проведения зонда в левый желудочек и аорту (Г. М. Соловьев, 1965).

Электрорентгенография Электрорентгенография (рентгеновская электрофотография, ксерорент генография, ксерорадиография) состоит в формировании с помощью рент геновских лучей скрытого электростатического изображения на поверх ности фотополупроводника с последующим изготовлением видимого изо бражения.

В 60-х годах электрорентгепография стала применяться в промышлен ности США, Англии, Японии, Австралии как метод иеразрушающего контроля изделий машиностроения, урановых блоков и пр. Попытки за рубежных исследователей использовать этот метод в медицинской прак тике наталкиваются на непреодоленное ими препятствие— низкую фо точувствительность селеновых пластин, что обусловливает чрезмерную лучевую нагрузку на больного.

В 1962 г. в нашей стране Институтом электрографии были разработаны и изготовлены для применения в промышленности электрорентгепогра фический аппарат ЭРГА-С и селеновые пластины. В 1963 г. с использо ванием этой аппаратуры начались экспериментальные, а с 1964 г.— и клинические медицинские исследования. Положительные результаты применения промышленной установки (ЭРГА-С) послужили основанием для разработки специального медицинского электрорентгенографического оборудования, которая была осуществлена совместными усилиями инже неров и врачей. В 1965 г. был создан медицинский электрорентгелографрт ческий аппарат ЭРГА-М, а в 1968 г.—портативный аппарат ЭРГА-МП.

Серийное изготовление селеновых пластин СЭРП-100 (в 1968 г.), а затем и СЭРП-150, фоточувствительность которых позволяет производить сним ки при режимах, припятых для рентгеновских пленок с усиливающими экранами, сделало возможным широкое клиническое применение электро рентгенографии.

Методика электрорентгенографии состоит из следующих этапов:

1) зарядка селеновой пластины в зарядном устройстве аппарата, про должающаяся не более 10 с;

2) экспонирование, при котором облученные участки селена становят ся проводящими и заряд стекает в металлическую подложку пластины;

та часть заряда, которая остается на пластине, представляет электроста тическое изображение просвечиваемого объекта — так называемый потен циальный рельеф;

3) проявление, длящееся 20—30 с;

после проявления порошковое изо бражение экспонированного объекта можно читать с пластины;

4) перенос изображения с селеновой пластины на лист обычной писчей бумаги (5 с);

5) закрепление порошкового изображения на бумаге в камере с парами ацетона (или другого закрепителя) — 10 с.

Таким образом, весь процесс изготовления электрорентгенограммы за нимает не более 2 мин.

Новый метод обладает рядом диагностических преимуществ, обуслов ленных его физико-техническими свойствами: краевым эффектом (отло жение проявляющего порошка в повышенных количествах на границе участков с различным потенциалом зарядов), высокой разрешающей спо собностью (30 лин/мм вместо 15 лин/мм, свойственных обычным рентге нограммам), возможностью произвольного изменения контрастности изо бражения, большой фотографической широтой и др. При электрорентге нографии отпадает необходимость в фотолаборатории, в используемых при обычной рентгенографии фотохимикатах. Все операции при изготов лении снимка производятся на свету. Процесс электрорентгенографии, будучи «сухим», физическим, не зависит от водоснабжения. Новый метод обладает большой экономической эффективностью. Так как при электро рентгенографии вместо рентгеновской пленки используется обычная пис чая бумага, а одна селеновая пластина выдерживает производство не менее чем 3000 электрорентгенограмм, 1 м2 селеновых пластин высвобож дает для нужд народного хозяйства около 50 кг серебра и до 100 кг дефицитной фотографической желатины.

В нашей стране впервые в мировой практике электрорентгеноГрафия была применена при диагностике заболеваний сердечно-сосудистой си стемы, органов дыхания, почек и мочевыводящих путей (Н. Р. Цалеев, И. X. Рабкин, В. И. Бородулин, В. Л. Крупицкий, 1965—1970, и др.), же лудочно-кишечного тракта (Г. И. Дмитриев, К. И. Амброзайтис, 1966— 1968, и др.). В 1968 г. электрорентгеногр^афия • впервые была применена в педиатрии (Н. Р. Палеев, Ю. Ф.. Домбровская, В. Л. Крупицкий, М. Б. Хуторецкий и др.).

В течение 1965—1970 гг. был разработан ряд новых специальных ме тодов исследования, основанных на использовании физико-технических свойств элёктрорентгенографии. В. И. Трипонис и соавт. предложили метод диагностики заболеваний сосудов. Л. С. Розенштраух, В. Л. Кру пицкий и- др. применили электрорептгенографию для контрастного ис следования сосудов легких и брюшной полости, Н. Р. Палеев и соавт.

разработали метод э лектрорентгеноскенн о гр а ф и и — сочета ние радиоизотопного и электрорентгенографич'еското исследований.

Физико-технические особенности нового метода обеспечивают высокую структурность электрорентгенографического снимка (рис. 10). Большая фотографическая широта селеновых пластин и краевой эффект позволяют получать на одном снимке детализированное изображение не только костей, но и мягких тканей. На электрорентгенограммах четко выяв ляются контуры тканей, мало различающихся по фотооптической плот ности.

• Электрорентгенографический метод обнаружил большие достоинства в диагностике заболеваний внутренних органов. Отграниченные патологи ческие образования в легких (опухоли, полостные образования) вы являются на электрорентгенограммах более рельефно, с подчеркнутыми контурами. При хронической пневмонии новый метод позволяет выявлять характерные для этого заболевания усиление и деформацию легочного рисунка раньше, чем при обычной рентгенографии, чаще обнаруживать бронхоэктазы. Как ценный метод зарекомендовала себя электрорентгено графия и в диагностике туберкулеза легких. На электрорентгенограммах грудной клетки лучше, чем на обычных рентгенограммах, передается ри сунок трахеи, ее бифуркации, бронхов, позвоночника, образований, рас положенных за тенью сердца. При этдм, в отличие от суперэкспониро ванных рентгенограмм, сохраняются четкое контурирование сердечно сосудистой тени, богатый мелкими деталями легочный рисунок, сосуды прослеживаются до периферии легочных полей. Новый метод обеспечива ет более частое выявление рентгенологических признаков увеличения отдельных камер сердца, позволяет более точно выявлять нарушения легочного кровообращения.

Благодаря своим физико-техническим особенностям электрорентгено графия оказалась чрезвычайно эффективной при контрастных исследова ниях сосудистой системы. Контрастированные сосуды на электрорентге иограммах отличаются высокой структурностью. При этом требуется в 2—3 раза меньше контрастного вещества, чем при обычной ангиографии, благодаря чему резко снижаются количество и тяжесть осложнений.

Сказанное относится к исследованию как сосудов конечностей, так и:

артерий и вен внутренних органов.

Метод электрорентгенографии повышает диагностическую эффектив ность радиоизотопного сканирования различных органов (электрорентге носкеннография). При этом удается точно локализовать патологический процесс, определить степень его распространения, установить метаста зирование опухоли. Быстрота получения готовых снимков позволяет ус пешно использовать метод электрорентгенографии во время хирургических вмешательств, требующих рентгенологического контроля, в диагностике острых заболеваний внутренних органов.

Радиоизотопная диагностика Исследование легких производится с помощью радиофармацевтических препаратов тремя способами: 1) 4—6-канальная радиография после вды 1 3 хания больным радиоактивного газа Хе—радиоспирография или радиопневмонография;

2) сканирование легких после внутривенно го введения макроагрегата альбумина (МАА) человеческой сыворотки, 133м меченного 1п (перфузионная пневмоносцинтиг рафия) ;

3) сканирование легких после вдыхания радиоактивного аэрозоля кол лоидного раствора — ингаляционная пневмоносцинтиграфия.

Радиоспирография Радиоспирография — определение раздельной вентиляционной способ ности каждого легкого и отдельных участков каждого из них, а также кровотока.

Принцип метода. Больной вдыхает воздух, содержащий радиоактивный инертный газ, который распределяется в соответствии с состоянием вен тиляции частей легкого. В настоящее время с этой целью используется практически только один газ—133Хе, который характеризуется низкой радиотоксичностью и обладает удобными с точки зрения измерения ка чествами излучения (энергия гамма-квантов 0,081 МэВ). Препарат в газообразном состоянии выпускается в герметически закупоренных фла конах в фасовках 50—200 мКи и более. Период полураспада 133Хе состав ляет 5,3 дня.

Техника исследования. Для изучения вентиляционной функции раз личных отделов легкого с помощью радиоактивного ксенона используют специальный радиограф типа «Ксенон» с 6 детекторами. Исследование производят в положении больного сидя на специальном кресле, обеспе чивающем его фиксацию в процессе исследования. Датчики устанавлива ют по парам: верхние — на 5—6 см ниже VII шейного позвонка и на 5—6 см от средней линии тела;

нижние — на уровне VIII—IX;

средние — на середине расстояния между верхними и нижними шейными позвон ками.

Исследуемый дышит через закрытую систему «спирограф — больной» в течение 3 мин. Затем на выдохе производят переключение на дыхание 73;

из объема спирографа, куда вводят 2—3 мКи воздушно-ксеноновой смеси.

Поступление ксенона в легкие регистрируется всеми 6 датчиками на движущейся бумажной ленте многоканального самописца. После установ ки динамического равновесия между концентрацией газа в объеме спиро графа и легких больной производит максимально большой вдох с задерж кой дыхания на 10—15 с, а затем максимально глубокий выдох также с последующей задержкой дыхания на 10—15 с. Через 20—30 с больного отключают от спирографа, но регистрация продолжается до выведения 85—90% радиоактивной газовой смеси. На рис. 11 представлена схема расшифровки кривой радиопневмонограммы.

На основании полученных кривых производят расчет доли каждой ис следуемой области в объеме одного легкого. Количественное выражение результатов исследования обычно сводится к определению общей емкости легких и ее составляющих, жизненной емкости легких (ШЕЛ) и оста точного объема (ОО). В основе этих расчетов находится положение, состоящее в том, что величина поступления радиоактивного газа обус ловливает соответствующую высоту амплитуды кривой, которая, таким образом, пропорциональна объему поступающей воздушно-ксеноновой смеси. Следовательно, высота подъема кривой при максимальном вдохе отражает емкость исследуемой зоны. Снижение скорости счета детекто рами между уровнем максимальных вдоха и выдоха будет обозначать ШЕЛ. Разница между величиной ОЕЛ и ЖЕЛ будет показывать величи ну ОО.

Принцип расчета сводится к определению процентного соотношения ЖЕЛ, ОЕЛ, ОО между правым и левым легким и их зонами, а также к нахождению абсолютных значений этих величин. Последнее достигается сопоставлением радиоспирографических показателей ЖЕЛ, выраженных в условных единицах активности, со спирографическими показателями ЖЕЛ, выраженными в объемных единицах;

таким образом определяется количество воздуха, соответствующее одной условной единице активно сти.

Изучение вентиляции и перфузии легких у лиц контрольной группы (отсутствие легочно-сердечной патологии) показало время смешивания Хе с альвеолярным воздухом легких, при обычном для исследуемого ритме дыхания, составляет 39,2 ±6,4 с, время выделения изотопа из легких длится 4,5 ±3,7 с. Наибольший уровень максимального накопления изотопа определяется в нижней зоне и незначительно превышает накоп ление изотопа в средней зоне. При сравнении степени накопления радио активным газом симметричных отделов обоих легких отмечается превы шение показателей вентиляции по всем трем зонам правого легкого над симметричными зонами левого легкого. Вклад в общий дыхательный объ ем правого легкого при этом составлял 52,78 ±1,49%, левого — 47,21 ± 0,76%. Коэффициент использования кислорода колеблется в пределах 37-40.

Наименьшее максимальное накопление изотопа определяется в области верхушек легких. При этом вклад правого легкого в общий дыхательный объем на 4—6% выше чем левого. Величина остаточного объема по от ношению к общей емкости не превышает 25—30% для каждого легкого в отдельности.

Исследования вентиляционной функции легких с ксеноном, учитывая быстрое выведение изотопа из организма, сопровождается весьма незна чительной лучевой нагрузкой, составляющей около 1 мрада, что в 100 раз меньше облучения больного при выполнении одного рентгеновского снимка.

Клиническое значение исследования. Радиопневманография показана в педиатрии для обследования больных с хроническими неспецифически ми лропросами (бронхоэктатическая болезнь, хронический бронхит, брон хиальная астма, эмфизема и др.) с целью определения степени нарушения вентиляции различных отделов легкого и оценки эффективности различ ных видов терапии.

Радиопневмонография также показана при обследовании детей после оперативного лечения с целью определения динамики и степени компен саторных процессов.

Перфузионная пневмоносцинтиграфия Перфузионная пневмоносцинтиграфия дает информацию о состоянии кровоснабжения легочной ткани.

Принцип метода. Для пневмоносцинтиграфии используется специаль ный препарат — макроагрегат альбумина человеческой сыворотки (МАА), 133м содержащий метку 1п. В общей практике при обследовании взрослых обычно применяют МАА, меченный 1. Однако для обследования детей этот изотоп непригоден, так как в организме радиоактивный йод осво бождается и накапливается в щитовидной железе, обусловливая ее вы 13I 13l M сокую лучевую нагрузку. В отличие от I, In имеет период полу распада всего 100 мин и приготавливается ex temporae непосредственно в радиодиагностической лаборатории путем откачки из специального ге ПЗм нератора. Исследование с 1д обусловливает в 1000 раз меньшую сте пень лучевой нагрузки и практически не имеет противопоказания для применения. Макроагрегат альбумина человеческой сыворотки, вводимый внутривенно, достигает с венозной кровью легких, где крупные частички макроагрегата с диаметром 20—50 мкм задерживаются в капиллярах, вызывая их временную эмболию. Получение изображения легких дости гается при эмболизации только 1% капиллярной сети, поэтому использу емые для диагностики количества МАА весьма незначительны и не могут привести к развитию реакций или осложнений;

МАА задерживаются в капиллярах в течение нескольких часов, постепенно распадаясь на более мелкие коллоидные частички, которые попадают в ток крови и постепенно накапливаются в печени. Учитывая эти биологические особенности пове дения МАА в организме, оптимальным временем исследования можно считать первый час после инъекции препарата.

Техника исследования. Через 10—20 мин после внутривенного введе ния препарата больного укладывают на процедурный стол и осуществля ют сканирование грудной клетки или сцинтиграфию па камере. В виде исключения, например при отсутствии сканера, можно изучать перфузию с помощью 4- или 6-канального радиографа, так же как исследуется и вентиляционная функция. В таком случае можно получить кривые, по казывающие состояние перфузии исследуемых отделов легкого. Схемати чески изображение полученных результатов представлено в виде трех типовых кривых на рис. 12. Кривая а характерна для нормального кро воснабжения, когда макроагрегат прочно фиксируется в капиллярах в течение 1—2 ч, кривая б — для пониженного кровоснабжения;

она может быть оценена только относительно кривой а. Кривая в характерна для наличия артерио-венозного шунта, когда МАА покидает легкие.

На сканограмме в норме определяют интенсивное, равномерное рас пределение активности, позволяющее судить о форме, величине п поло жении легких. Сканограмма, полученная при исследовании больного в положении лежа на спине со стороны передней поверхности, по форме сходна с передне-задней рентгенограммой легкого и имеет размеры, соот ветствующие истинным размерам легких. Правое и левое легкое отчетливо отграничены друг от друга областью средостения, где накопления препа рата не происходит. Вогнутость внутренних границ легких в передней проекции обусловлена локализацией сердца (сердечная выемка). Ширина верхних отделов легких несколько меньше, чем нижних отделов, что объ ясняется неодинаковой массой органа в различных полях. На цветной сканограмме здорового человека черным цветом окрашиваются только края легких. Ширина краевой полосы черного цвета около 1,5—2 см, остальная часть легких интенсивно равномерно окрашена в красный цвет.

Отмечено, что положение больного во время введения изотопа не влияет на качество сканограмм. Вместе с тем на качество их может оказать влияние фаза респираторного цикла. При введении изотопа во время глубокого вдоха или форсированного дыхания определялось разрежение штриховки в верхнелегочном поле, которое наблюдается в случае введе ния изотопа при обычном ритме дыхания. Это объясняется тем, что в процессе глубокого вдоха легочный кровоток уменьшается преимущест венно в области верхушек и увеличивается у основания легких.

Вклад правого легкого в общий объем перфузии составлял 54,1 ±1,4%, левого — 45,7 ±0,9%. Вентиляционно-перфузионпый индекс для правого легкого был в пределах 0,97 ±0,02, для левого — 1,03 ±0,03.

Типичные нарушения распределения МАА в легких при различных патологических процессах показаны на схеме (рис. 13). На фоне нормаль гтой равномерной контрастности изображения легких на сканограммах могут быть отдельные зоны пониженной контрастности (зона а). Такие картины распределения препарата свидетельствуют о пониженном кро воснабжении и характерны для эмфизематозных и воспалительных про цессов. Полное выпадение контрастных участков (зона б) характерно для кист и опухолей легких.

При инфаркте легкого определяется выпадение контрастности в виде треугольника, широкое основание которого обращено к периферии (зо на в). Этот диагностический признак является патогномоничным, и при подозрении на инфаркт легкого перфузионное сканирование является методом выбора. Наличие экстралегочных образований может вызвать искажение краев изображения легкого (зона г).

В качестве примеров клинического исследования на рис. 14 приведены результаты сцинтиграфии легких с МАА у детей с различными заболе ваниями.

Ингаляционная пневмоносцинтиграфия Ингаляционная ппевмоносцинтиграфия — исследование проходимости бронхиального дерева.

Принцип метода. В специальной закрытой системе, состоящей из ме таллического цилиндра, шланга и маски, приготавливается с помощью генератора ультразвука аэрозоль, содержащий радиоактивный индий — 113м 1п. Больной в течение 2 мин вдыхает аэрозоль, который вместе с воз духом поступает в бронхи. Частички с радиоактивным индием задержи ваются на слизистой бронхов. При непроходимости бронхов радиоактив ные частички в них отсутствуют.

Техника исследования. После окончания вдыхания аэрозоля больной подвергается сканированию или сцинтиграфии на камере. Полученные изображения в норме соответствуют перфузионным сцинтиграммам.

При нарушении проходимости отдельных бронхов в соответствующих им участках изображение легких отсутствует. Методика в известных пределах заменяет бронхографию.

ЭНДОСКОПИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ Бронхоскопия Основоположником бронхоскопии считают Killian, который в 1897 г.

удалил инородное тело из правого главного бронха. Ученики Killian усо вершенствовали аппаратуру для бронхоскопии, создав бронхоэзофагоскоп проксимальным освещением (Briinings). Большая роль в разработке кли нического применения бронхоскопии принадлежит Jackson (1923), ко торый является автором первой монографии на эту тему.

В развитии бронхоскопических методов диагностики и лечения в СССР большое значение имеют работы В. И. Воячека, А. Ы. Вознесенского, В. Н. Виноградова, М. Я. Еловой, В. К. Трутнева, И. Г. Климкович, Г. И. Лукомского, Г. Л. Феофилова и др.

Новым этапом в расширении показаний к бронхоскопическому иссле дованию явилось внедрение в клиническую практику методики бронхо скопии под наркозом, что особенно важно в педиатрической практике.

В бронхологическом отделении Научно-исследовательского института ту беркулеза в Берлине Friedel создал в 1956 г. новую конструкцию брон хоскопа, в значительной степени отвечающую всем современным требо ваниям бронхоскопического исследования под наркозом. В Советском Союзе аналогичная модель дыхательного бронхоскопа сконструирована в 1960 г. И. Б. Криштулом и Г. И. Лукомским.

Последние достижения позволили значительно расширить показания к применению бронхоскопии у детей не только в лебечном, но и в диагно стическом плане. Бронхоскопический метод вышел за пределы оторино ларингологических и фтизиатрических детских отделений и стал приме няться при острой, затяжной и хронической пневмонии, аномалиях и пороках развития легких, бронхиальной астме, при подготовке детей к операциям на легких и в послеоперационном периоде. Внедрению брон хоскопии в детскую хирургию и педиатрию способствовали работы И. Г. Климкович (1963) и Е. В. Климанской, которой опубликована мо нография «Основы детской бронхологии» (1972).

Аппаратура. Наибольшее распространение в последние годы при про ведении бронхоскопии в детской хирургии и педиатрии получил брон хоскопический набор системы Фриделя. При отсутствии его можно про» водить бронхоскопию бронхоскопами Брюнингса и Мезрина.

Наличие съемных бронхоскопических трубок разных размеров в брон хоскопе Фриделя делает возможным проведение бронхоскопии детям с периода новорожденности, включая недоношенных детей. Е. В. Климан ской (1972) составлена таблица соответствия размера бронхоскопических трубок и возраста детей (табл. 27}.

Кроме деталей, входящих в бронхоскопический набор системы Фриде ля, при проведении бронхоскопии необходимо иметь ларингоскоп, отсос, набор интубационных трубок и воздуховодов, наркозный аппарат, пере ходники для моментальной смеси маски наркозного аппарата на бронхо скоп и в случае необходимости бронхоскопа на интубационную трубку, набор дополнительных катетеров для отсасывания слизи и мокроты.

К каждой бронхоскопии следует относиться как к серьезному методу исследования, тщательно готовиться к ней. Необходимы набор шприцев, инъекционных игл, стаканчиков для растворения препаратов, дыхатель ные аналептики и сердечно-сосудистые средства, лейкопластырь и пр.

Особо следует подчеркнуть соблюдение строгой стерильности основной аппаратуры при бронхоскопии. Бронхоскопические трубки и катетеры моют теплой водой с мылом, стерилизуют кипячением и перед употребле нием протирают и промывают спиртом. Стерильными должны быть про бирки и стаканчики для взятия мокроты на исследование.

Зарапее следует растворить антибиотики и ферменты. Антибиотики, которые вводят в трахео-бронхиальное дерево во время бронхоскопии, дол жны сочетаться с антибиотиками, применяемыми энтерально или парен терально у конкретного больного, и соответствовать определенной заранее чувствительности микрофлоры к-антибиотикам.

Обезболивание. При отсутствии соответствующих условий бронхоскопию можно проводить под местной анестезией.

При проведении бронхоскопии под местной анестезией после довательно смазывают 1,5—2,5 мл 1% раствора дикаина язык, заднюю стенку глотки, твердое и мягкое небо, надгортанник, грушевидный синус и подсвязочное пространство. Затем гортанным шприцем вводят в трахею 5—7 мл 10% раствора новокаина с добавлением 1 мл 1% дикаина.

.До проведения местной анестезии показано парентеральное введение раствора атропина и промедола в возрастной дозировке. Большее распро странение в последние годы получило общее обезболивание.

Общее обезболивание при бронхоскопии преследует следующие цели: создание неподвижности ребенка во время исследования, мышеч ную релаксацию, подавление защитных рефлексов с трахеи и бронхов.

Таким образом, наркоз с искусственной вентиляцией легких у детей об легчает выполнение манипуляции и создает наиболее благоприятные условия для осмотра всех ветвей трахео-бронхиального дерева.

Основными моментами методики анестезиологического обеспечения тра хеобронхоскопии являются следующие:

1. Бронхоскопия натощак.

2. Премедикация атропином и промедолом за 30—40 мин до наркоза.

3. Насыщение больного кислородом путем подачи его через маску ап парата ингаляционного наркоза в течение 3—5 мин.

4. Индукция внутривенным или ингаляционным способом.

5. По достижении стадии наркоза 1з—IIIi—введение мышечного ре лаксанта.

6. Во время вводного наркоза и внутривенной инъекции релаксанта обязателен контроль за деятельностью сердца.

7. С наступлением апное — искусственная вентиляция легких чистым кислородом через маску, прямая ларингоскопия с последующей интуба цией трахеи.

8. После введения тубуса бронхоскопа в трахею — искусственная вен тиляция легких ручным или аппаратным способом.

9. При длительных диагностических и лечебных манипуляциях — под держание наркоза смесью закиси азота с кислородом или фракционным добавлением основного анестетика.

10. Поддержание мышечной релаксации дробными инъекциями релак санта деполяризующего типа.

11. Экстубация трахеи при восстановлении тонуса диафрагмы.

12. Проведение вспомогательного дыхания через маску до полного вос становления адекватного спонтанного дыхания.

Некоторые из перечисленных положений трактуются разными авторами по-разному. Одни авторы (Р. Б. Франтов, 1965;

А. Г. Пугачев и др., 1970) считают премедикацию атропином (0,1 мг па 1 год жизни, но не более 0,6 мг) и промедолом (1 мг на 1 год жизни, но не более 10 мг) вполне достаточной. Другие исследователи (С. А. Богомолов и др., 1969) накануне бронхоскопии и в день манипуляции рекомендуют снотворные и антигистаминные препараты. По данным Л. С. Джаксопа с соавт.

(1969), Г. С. Заброды с соавт. (1969), при проведении бронхоскопии в качестве премедикации можно ограничиться лишь атропином.

По мнению О. Д. Кузьминова (1970), на современном уровне развития анестезиологии необходимо индивидуализировать премедикацию. Подав ляющему большинству детей перед бронхоскопией назначают лишь атро пин. Легковозбудимым детям с неустойчивой психикой показаны транк вилизаторы, антигистаминные препараты. Если бронхоскопия проводится под однокомпонентным наркозом (фторотан), необходимо-комбинировать атропин с анальгетиками.

По данным В. X. Сосюры (1968), Р. А. Добровольской и О. Д. Кузь минова (1969), больным, которые принимали в прошлом кортикостероид ные гормоны, в период премедикации необходимо назначать суточную дозу препарата, которую больной получал перед отменой. Р. А. Добро вольская и О. Д. Кузьминов изучали особенности течения поднаркозной бронхоскопии в зависимости от сроков гормонального лечения: в первые две недели, в последующие 2—6 нед и в периоде его завершения (6—12-я неделя). Исследования показали, что при проведении бронхоскопии в ранние сроки гормонального лечения довольно часто наблюдаются те или иные отклонения в течении наркоза и осложнения. Бронхоскопии, про водимые в последующие 2—4 нед гормонального лечения, протекают ча ще нормально. Реакции и осложнения почти в 17г раза чаще встречались при проведении исследования в течение первых 2 мес после отмены гор монального лечения по сравнению с более поздним периодом. По-види мому, большой процент реакций при проведении бронхоскопии в первые месяцы после отмены гормональных препаратов следует объяснять со храняющейся недостаточностью коры надпочечников, особенно у детей раннего возраста. В таких случаях назначение преднизолопа до и после б Детская торакальная хирургия вмешательства в течение 2—3 дней является одним из путей снижения осложнений.

Существует несколько методов обезболивания бронхоскопии. До по следнего времени наилучшими у детей считались комбинированные виды наркоза: гексеиал+запись азота и фторотан +закись азота с релаксантами (Р. Б. Франтов, 1963, 1965;

Е. В. Климанская, В. М. Балагин, 1964;

В. Ю. Шахов и др., 1969). У детей раннего возраста Р. Б. Франтов (1965) в В. Ю. Шахов с соавт. (1969) при проведении бронхоскопии применяли фторотановый наркоз без релаксантов. При данной методике глубина нар коза не должна быть поверхностнее стадии IIIi — Шг, ибо при слишком поверхностной анестезии попытка ларингоскопии и интубации трахеи вызывает ларипгоспазм, моторную реакцию и спазм дыхательной муску латуры. Для профилактики этих осложнений можно дополнительно оро шать голосовые связки 10% раствором новокаина. На протяжении всего исследования необходимо поддерживать достаточно высокую концентра цию фторотана в дыхательных путях. Однако у детей в раннем послеопе рационном периоде, когда бронхоскопия проводится с лечебной целью и когда нежелательно вводить мышечные релаксанты (опасность угнетения спонтанного дыхания), такая методика может быть полезна, поскольку в этих случаях не требуется больших концентраций фторотана и процеду ра может быть выполнена на дохирургических стадиях паркоза (О. Д. Кузьминов, С. К. Баталпна, 1969). Если для послеоперационной бронхоскопии добавляют местную анестезию, то анестезируют только сли зистую оболочку полости рта и глотки. Голосовые связки и трахею не орошают.

По данным В. X. Сосюры (1968), бронхоскопию у детей, больных брон хиальпой астмой, необходимо проводить только под наркозом. Методом выбора является фторотановый наркоз с мышечными релаксаптами. Пре имущество фторотана заключается в его способности расслаблять брон хиальную мускулатуру, понижать секрецию слюнных и трахео-бропхи альных желез, не раздражать слизистой оболочки дыхательных путей, что очень важно для больных бронхиальной астмой.

Современное анестезиологическое обеспечение бронхоскопии предусмат ривает обязательное применение мышечных релаксантов, обеспечивающих полную арефлексию бронхов на фоне выключения сознания и общей мышечной релаксации. Кроме того, использование релаксантов позволяет проводить бронхоскопию на дохирургических стадиях наркоза. Большин ство авторов применяют мышечные релаксанты деполяризующего типа, продолжительность действия которых составляет в среднем 2—6 мин (дитилин, листенон, сукцинилхолин). Доза релаксанта при внутривенном введении обычно составляет 2—3 мг/кг. При внутривенном пути введения релаксанта его действие сопровождается мышечными фибрилляциями, а на следующий день после наркоза нередко наблюдаются боли в мышцах преимущественно грудной клетки, брюшного пресса и шеи. Мышечные боли после эндоскопических исследований отмечаются у 27% детей, при чем с возрастом частота появлепия этого осложнения увеличивается (Б. А. Гринберг, 1971). При фракционном введении релаксанта боли в мышцах возникали чаще, чем при однократном. Причиной возникновения мышечных болей большинство исследователей считают микротравмы мы шечных волокон, а фактором, способствующим их появлению,—слишком поверхностный уровень наркоза.

Несмотря на то что этиология мышечных болей известна, достаточна надежных методов для их профилактики в настоящее время не сущест вует. Предлагают различные способы для уменьшения процента этого осложнения: медленное введение миорелаксантов только после достиже ния первого уровня III стадии наркоза и включение в премедикацию антигистаминных или фенотиазиновых препаратов (О. А. Долина, М. Н. Дубова, 1972), медленное внутривенное введение 2% раствора но вокаиыа из расчета 10 мг/кг (0,5 мл/кг) перед инъекцией листеноиа или после нее (Л. Ц. Иоффе и др., 1968), внутривенное введение 2% раствора лидокаина в дозе 6 мг/кг в течение 2—3 мин до инъекции релаксанта (Usubiaga e. а., 1967);

предварительное введение тубокурарина в дозе 1—3 мг за 3—4 мин до инъекции деполяризующего релаксанта (А. Г. Пу гачев и др., 1970;

Б. А. Гринберг, 1971). Последний способ является наиболее эффективным.

В тех случаях, когда у ребенка, особенно раннего возраста, плохо вы ражены подкожные вены и фракционное введение анестетиков и прочих медикаментов затруднено, можно использовать ингаляционный способ наркоза (фторотан, закись азота) с внутримышечной инъекцией релак санта деполяризующего типа в 5—10% растворе из расчета 3—5 мг/кг.

Для ускорения всасывания релаксанта последний вводят вместе с 16— единицами лидазы (Е. В. Климанская, 1965). Фермент лидаза способст вует быстрому всасыванию, апное наступает уже на 2—3-й минуте и продолжается не более 8—10 мин. Этого вполне достаточно для выпол нения бронхоскопии.

В экстренных случаях (ларингобронхоспазм), когда затруднена вепо пункция и нет возможности сделать инъекцию релаксанта с лндазой внутримышечно, мы с успехом применяли у детей медленное введение обычных доз деполяризующего релаксанта (2 мг/кг в 2% растворе) в толщу мышц языка. Время наступления апное не отличалось от тако вого при внутривенном способе введения.

Заслуживает внимания следующая методика обезболивания при диагно стической бронхоскопии у детей. Индукция осуществляется фторотаном с закисью азота. По достижении глубины наркоза IIIi анестетик отклю чают и внутривенно вводят релаксант. Интубация трахеи, осмотр бротгхов и эндобронхиалыгые манипуляции проводят без добавления анестетика.

Обычно 5—7 мин достаточно для осмотра трахео-бронхиалыюго дерева, аспирации мокроты, прижигания слизистой оболочки, фотографирования и т. д. Вентиляция легких осуществляется по полуоткрытому контуру с пассивным выдохом по Фриделю. С восстановлением самостоятельного дыхания производится экстубация трахеи. Пробуждение после наркоза, как правило, быстрое.

При длительных исследованиях трахео-броихиалыюго дерева многие авторы наблюдали выраженные нарушения газообмена и гемодинамики при использовании полуоткрытого контура вентиляции с пассивным вы дохом. Опасность осложнении побудила некоторых авторов применять при броихологических исследованиях искусственную вентиляцию легких с перемежающимся положительно-отрицательным давлением с помощью автоматических респираторов (Е. Е. Синевич, 1963, 1967;

Л. П. Капков, 1970, и др.)- По данным Л. П. Капкова (1970), искусственная вентиляция легких при бронхоскопии с помощью дыхательного бронхоскоиа сопро вождается утечкой вдыхаемого газа через пространство голосовые связ ки — тубус бронхоскопа, а также через разгерметизированную рукоятку бронхоскопа в период различных манипуляций в бронхах. При искусст венной вентиляции легких по полуоткрытому контуру с пассивным выдо хом дополнительная утечка через нереверсивный клапан составляет в среднем 20—25% вдыхаемого объема газа. Суммарная утечка вдыхаемого газа является причиной гиповептиляции и нарушений газообмена. По мне нию Л. П. Капкова (1970), использование полузакрытого контура вен тиляции с активным выдохом с помощью дыхательной приставки со штуцером по сравнению с полуоткрытым контуром вентиляции с пассив ным выдохом нереверсивный клапан создает ряд преимуществ: значитель но снижает утечку вдыхаемой газовой смеси, сопротивление выдоху ту бусов бронхоскопа, функциональную остаточную емкость легких, среднее внутригрудное и венозное давление, умепьшает давление в трахее и главных бронхах в фазу выдоха. Применение полузакрытого контура с 6* активным выдохом повышает эффективность искусственной вентиляции легких и значительно улучшает газообмен у больных с распространенны ми деструктивными процессами в легких, выраженными нарушениями функции внешнего дыхания и при длительных манипуляциях в бронхах.

Методика бронхоскопии. При проведении бронхоскопии ребенок лежит на спине в положении Джексона, т. е. с максимальным разгибанием го ловы за счет опускания ее па специальной приставке к столу или под кладывания под плечи ребенка плоского валика (рис. 15). Правильно, когда резцы и голосовые связки находятся на одном уровне. Бронхоско пическую трубку вводят в голосовую щель с помощью ларингоскопа.

Несколько удобнее вводить бронхоскопическую трубку с помощью ла рингоскопа с изогнутым клинком, так как при этом не уменьшается вход в трахею и не травмируется надгортанник. Во время введения ларинго скопа следует внимательно следить за тем, чтобы не травмировать зубы и нижнюю губу. Для этого на нижнюю губу и нижние зубы накладывают влажную салфетку;

большим пальцем левой руки, введенным в полость рта, приподнимают нижнюю челюсть, несколько придавливая и фиксируя язык. Первоначально ларингоскоп удобно держать в правой руке. Сколь зят клинком ларингоскопа по языку, приподнимают корень языка дви жением дистального конца клинка кверху без изменения положения проксимальной части клинка, находят надгортанник и подводят конец клинка между корнем языка и надгортанником. Еще приподнимают ко рень языка дистальным отделом клинка. Открывается голосовая щель.

Затем осторожно перекладывают рукоятку ларингоскопа в левую руку, правой берут бропхоскоп и строго под контролем зрения вводят тубус бронхоскопа в трахею. После введения бронхоскона в трахею ларинго скоп удаляют. При определенной сноровке можно с самого начала ларин госкоп держать в левой руке. Врач-бронхоскопист с большим опытом мо жет вводить бронхоскоп в трахею, не прибегая к помощи ларингоскопа.

Бронхоскопист обязан последовательно, внимательно и аккуратно ос мотреть все отделы трахео-бронхиалыюго дерева, начиная с голосовых связок и подсвязочного пространства, с целью обнаружения сопутствую щих заболеваний, пороков или аномалий развития (рис. 16).

При осмотре трахеи обращают внимание на характер ее просвета с возможным расширением (трахеобронхомаляция, синдром Мунье-Купа) или сужением просвета, характер изменения слизистой оболочки, локаль ное выбухание стенки трахеи (опухоль, трахеальная киста, дивертикул трахеи), наличие дефекта стенки трахеи, связанного с трахео-пищеводным свищом или сообщающейся кистой (дивертикулом) трахеи, и возможное смещение трахеи от средней линии при наличии массивного ателектаза легкого, агепезии и гипоплазии его и пр. При осмотре обращают внимание на правильность нормального анатомического ветвления бронхов, наличие сверхкомпактных и смещенных бронхов.

Затем осматривают главные и долевые бронхи. При наличии воспали тельного процесса в легких осмотр правильнее начинать с менее пора женной стороны для уменьшения возможного инфицирования здорового легкого. Важно отметить диаметр бронхов, возможное сужение устьев, состояние слизистой оболочки, наличие гиперемии, отечности, повышен ной кровоточивости, фибринозных и язвенных изменений слизистой обо лочки (локальных, диффузных) и т. д. Обращают внимание на наличие характера и количество секрета (серозный, гнойный, геморрагический).

Секрет, полученный из бронхов, направляют на микробиологическое и цитологическое исследования.

Для введения тубуса бронхоскопа в главные бронхи некоторые броихо скописты рекомендуют переводить бронхоскоп в противоположный угол рта, а голову и шею больного поворачивать в противоположную иссле дуемому бронху сторону. Подобная тактика у детей является травматич ной. При переводе бронхоскопа из одного угла рта в другой возможно повреждение зубов. У детей вполне достаточным является постоянное стабильное расположение тубуса бронхоскопа но средней линии, при необходимости ввести тубус бронхоскопа в один из главных бронхов го лову вместе с бропхоскопом наклоняют в противоположную сторону.

Подобная методика дает возможность достаточно хорошо осмотреть все ыижнедолевые бронхи (кроме 6-го сегментарного бронха) и относительно хорошо — 4—5-й сегменты. Для осмотра верхпедолевых и 6-го сегментар ного бронхов нет необходимости применять насильственные манипуляции.

Их достаточно хорошо можно осмотреть с помощью оптических телеско пов. При использовании тубусов № 3, 4, 5, особенно у маленьких детей, и при необходимости уточнить характер изменений в локальном участке у старших детей необходимо использовать телескопическую лупу.

Значительно расширяет возможности бронхоскопии применение фото приставок.

При хронических воспалительных процессах в легких у детей эндо скопическая картина воспаления не может быть идентична эидобропхиту взрослых. У детей значительно реже наблюдают гипертрофические и атрофические изменения слизистой оболочки в связи с «коротким анамне зом». Патогиомоиичиым для детского возраста является гиперемийио отечная форма бронхита (Е. В. Климапская, 1972).

Анализируя известные классификации и учитывая собственный опыт, Е. В. Климанская разработала рабочую группировку эидобропхита у де тей, основанную на классификации Lemoine (1965). Все иеспецифические бронхиты подразделяют в зависимости от стороны поражения, распрост раненности процесса (диффузный, диффузно-локальный, локальный), ха рактера эпдобронхита (катаральный, аллергический, катаралыго-гпойный, гнойный) и изменения слизистой оболочки (гипертрофия, атрофия). Прин ципиально соглашаясь с предложенной группировкой, следует вместе с тем указать, что вообще при проведении бронхоскопии одновременно у одного и того же ребенка в разных бронхах можно выявить различные формы эндобронхита, в том числе и переходные. Поэтому при описании бронхоскопической картины правильнее освоить локальные изменения в конкретных бронхах, а не приводить все к одному знаменателю. В связи с этим бропхоскописту приходится манипулировать следующими основ ными терминами: катаральный, гнойный, фибринозный, язвенный э<ндо бронхиты и различные их сочетания. Основные формы эндобронхита имеют следующую броихоскопичеокую картину.

Катаральный э н д о б р о п х и т — слизистая оболочка блестит, по крыта слизью, умеренно отечна и гиперемирована. Рисунок хрящевых колец прослеживается хорошо. Не исключено исчезновение сосудистого рисунка.

Гнойный эндобронхит— слизистая оболочка утолщена, набух шая, пшеремировапа, рыхлая, легко кровоточит. Устья бронхов сужены.

Нечеткий рисунок хрящевых колец. В просвете бронхов гнойная мокрота.

Фибринозный эндобронхит — па гиперемированной и отечной слизистой оболочке фибринозные наложения белого и серого цвета. После механического отторжения фибринозных наложений слизистая оболочка под ними начинает кровоточить.

Язвенный эй до бронхит — на воспаленной слизистой оболочке разных размеров и глубины язвы.

Показания и противопоказания к бронхоскопии. Вопрос о показаниях к бронхоскопии широко обсуждается в литературе. Следует согласиться с В. И. Стручковым и соавт. (1968), что в легочной хирургической клинике есть основания к максимальному расширению показаний к бронхоскопии.

Вместе с тем показания к бронхоскопии, по мнению авторов, должны определяться в каждом конкретном случаи индивидуально после первич ного клшшко-рентгеиологического исследования. Бронхоскопию подразде ляют на диагностическую и лечебную. Нередко диагностическая бронхо скопия непосредственно переходит в лечебную (при инородных телах» нагноителытых заболеваниях легких и пр.).

Бронхоскопию считают показанной при гнойных заболеваниях легких, легочном туберкулезе, бронхо-легочных опухолях, нарушении бронхиаль ной проходимости, легочном кровотечении и кровохарканье, подозрении па некоторые пороки и аномалии развития легких.

Относительными показаниями к бронхоскопии служат бронхиальная астма, затяжные рецидивирующие пневмонии у детей раннего возраста, необходимость контрастного исследования бронхов.

Ценность бронхоскопического исследования повышается в период под готовки детей к операции при бронхоэктатической болезни с наличием большого количества гнойной мокроты или при необходимости определения объема поражения и выбора времени оперативного вмешательства.

Противопоказания к бронхоскопии относительны, а при абсолютных показаниях к эндоскопическому исследованию их практически не суще ствует (Е. В. Климанская, 1972). Вместе с тем имеется ряд общих про тивопоказаний к исследованию, которые в основном могут быть связаны не с самой техникой бронхоскопии, а с противопоказанием к местному либо общему обезболиванию.

Торакоскопия Метод, предложенный в 1910 г. Jcobeaus, длительное время применялся лишь в клинике туберкулеза легких. Однако работами Б. Э. Линбзрга, А. Н. Розанова, С. И. Бабичева с соавт., В. iM. Сергеева, Г. Д. Константи новой, Brock, 'Cova, Sattler, Blaha и др. доказана целесообразность приме нения торакоскопии и при некоторых других заболеваниях плевры, в том числе и у детей.

Методика. В СССР торакоскоп производит Ленинградское объединение «Красногвардеец». В состав прибора входят инструменты с прямой и бо ковой оптическими системами. Торакоскопия производится в операцион ной со строгим соблюдением правил асептики и антисептики. Исследова ние можно проводить как под местной анестезией, так и под наркозом.

В детской практике последнее представляется более оправданным. Не пременным условием для проведения торакоскопии является наличие в плевральной полости воздуха, сдавливающего легкое не менее чем на 20% его объема. Больного укладывают на операционный стол в положе нии на «здоровом» боку. Вниз подкладывают валик, чтобы межреберья на стороне операции стали шире. Возможно проведение торакоскопии в вертикальном положении'(рис. 17). Доступ для торакоскопии выбирает ся на основании тслинико-рзнтге дологических данных и зависит от формы и локализации эмпие мы. Наиболее удобным для осмот ра плевральной полости доступом служит место в четвертом межре берье тотчас кпереди от среднзмы шечной линии (Г. Б. Катко веский, 1968).

Разрез кожп длиной около 1 см производят по середине межре берья. Троакар вводят в направле нии строго пэрпендикулярно пло скости межр'эберья, затем стилет извлекают, а через гильзу троака ра.вводят эндоскоп. В нормальном состоянии висцеральный и пари етальный листки плевры прозрач ны. В начальных стадиях воспа ления плевра становится красно ватой и менее прозрачной за счет инъекции сосудов. На поверхности воспаленной плевры иногда видны фибринозные наложения. При дальнейшем развитии воспалительного про цесса плевра 'Bice больше теряет свою прозрачность, приобретая беловато серый цвет. Легочный рисунок и межреберные промежутки становятся невидимыми. Бронхиальный свищ при торакоскопии виден так же четко, как и во время торакотомии.

Полученные при торакоскопии данные (степень выраженности воспа ления, способность легкого к расправлению, состояние диафрагмы, пора женного легкого и пр.) играют определенную роль в решении вопроса о выборе метода лечения. Кроме забора плеврального содержимого для лабораторного и бактериологического анализов, во время торакоскопии можно взять мазки для цитологического исследования, провести так назы ваемую пальпацию легкого при помощи зонда, выполнить биопсию. Вы полненная опытным врачом, торакоскопия практически безопасна и дает ценную информацию для уточненной диагностики и решения вопроса о выборе способа лечения при острой и хронической эмпиеме плевры.

ОСНОВНЫЕ ВОПРОСЫ АНЕСТЕЗИОЛОГИИ И РЕАНИМАТОЛОГИИ В ДЕТСКОЙ ТОРАКАЛЬНОЙ ХИРУРГИИ Искусственная вентиляция легких при внутригрудных операциях Многие вопросы в проблеме искусственной вентиляции легких (ИВЛ) при торакальных операциях у детей до настоящего времени остаются малоизученными.

Проведение ИВЛ при внутригрудных вмешательствах имеет свои спе цифические особенности, которые обусловлены такими постоянно меня ющимися факторами, как растяжимость легких, сопротивление дыхатель ных путей, вентиляционно-перфузионное соотношение и др. Трудность в.

обеспечении адекватной вентиляции легких у детей усиливается тем об стоятельством, что существующие наркозные и дыхательные аппараты рассчитаны на взрослых больных и мало приспособлены для детей (Mas hin, 1962).

В настоящее время в литературе дискутируются следующие вопросы ИВЛ в грудной хирургии:

1. Применение двулегочной и однолегочной вентиляции легких.

2. Вентиляция оперируемого легкого.

3. Гипервентиляционный режим искусственной вентиляции при опе рациях на легких.

4. Соотношение длительности дыхательных фаз и показания к приме нению отрицательной фазы на выдохе.

5. Ручная или автоматическая вентиляция.

Показания к ИВЛ у детей делятся на абсолютные и относительные.

Абсолютными показаниями являются операционный пневмоторакс и вы раженная недостаточность спонтанного дыхания. Относительные показа ния: аптифизиологическое положение больного на онерациоином столе;

операции у детей с сопутствующими поражениями легких и сердца;

дли тельные и травматичные операции в верхнем этаже брюшной полости.

Однако в практической анестезиологии и реанимации ИВЛ используется значительно шире.

Различают два способа ИВЛ: 1) с перемежающимся положительным давлением (ИВЛ + + ) и 2) с перемежающимся положителыю-отри цательным давлением (ИВЛ +—). Внутригрудные операции могут вы полняться как с тем, так и с другим способом ИВЛ. При этом достоин ством ИВЛ «вручную», т. е. с перемежающимся положительным давле нием, является возможность изменения ее параметров в соответствии с изменяющимися условиями в каждый данный момент операции и наркоза.

Такая вентиляция легко управляема, позволяет быстро менять темп и объем дыхания, что облегчает действия хирурга. Этот фактор играет существенную роль при манипуляциях в малой по объему грудной по лости ребенка, особенно у детей раннего возраста или новорожденных.

Особенностью операций на легких является многократное и вынужден ное сдавливание легочной ткани руками или инструментами, что приводит к выдавливанию из нее воздуха. Атмосферное давление также способст вует выдоху. Если па таком фоне применить ИВЛ +—, то увеличится риск возникновения ателектазов. Поэтому основные этапы операций на легких предпочтительно проводить с ИВЛ +-К Кроме того, ИВЛ+ + показапа при отеке легких, для лечения и профилактики ателектазов, а также у больных бронхиальной астмой, при бронхоспазме. Поскольку в последнем случае выдох продолжительнее, чем у здорового человека, то создание разрежения на выдохе может привести к спадению мелких бронхов и бронхиол, что еще более затруднит выдох. Некоторые авторы допускают возможность лечения бронхоспазма с использованием ИВЛ +—, но рекомендуют отрицательную фазу выдоха включать не сразу после вдоха, а после окончания предварительной пассивной фазы выдоха (Klein e. а., 1969).

При операциях на «влажном» легком существует угроза вытекания гноя из расположенного выше пораженного легкого. В этих условиях приме нение ИВЛ +— будет способствовать накоплению гноя в трахее, что облегчает его удаление.

Абсолютно показана ИВЛ Н— при вынужденном использовании эн дотрахеальной трубки с диаметром меньше оптимального для данного возраста (аномалия развития дыхательных путей, опухоли гортани и т. д.), что нередко имеет место у детей. Как показали в своих работах В. Н. Цибуляк (1966), А. К. Богуш (1967), Дж. Комро (1961), Mashin (1963), Lunding (1967) и др., явления гипоксемии и гиперкапнии, свя занные с выключением оперируемого легкого из газообмена, можно умень шить или даже ликвидировать с помощью искусственной о дно ле гочной вентиляции (ИОВ) газонаркотической смесью, содержа щей 50—100% О2 в режиме гипервентиляции. Однако Т. М. Дарбинян (1967), Cryllo (1965), Nilsson (1965) и др. утверждают, что ликвидиро вать сброс недонасыщенной крови в левое предсердие после выключения оперируемого легкого из газообмена возможно только после перевязки легочной артерии.

Экспериментальные исследования Г. Н. Гиммельфарба (1967) показали, что длительная ИОВ приводит к нарастающей гипоксии, гиперкапнии с дыхательным ацидозом, а также к перегрузке правых отделов сердца.

Чем меньше объем вентилируемой легочной ткани, тем в большей мере были выражены гипоксия, дыхательный ацидоз и перенапряжение пра вого сердца. Эти нарушения газообмена при длительной ИОВ возникали в результате сброса неоксигенированной крови из невентилируемого лег кого в артериальное русло.

Интересное клинико-эксперименталыюе исследование по использованию ИОВ в хирургии легких и бронхов выполнено Ю. Б. Крыжановским (1971). Им было показано, что ИОВ по принципу постоянного объема, постоянной частоты и постоянного давления оказывает одинаковое воз действие на величину среднего впутрилегочного давления. Эффективный газообмен обеспечивался при увеличении минутпого объема на 25% и 50% от фактического МОД, независимо от того, какой из принципов вентиляции был использован. Выключение из газообмена оперируемого легкого при условии его полного коллабировання не усугубляло арте риальную гипоксемию, которая наблюдалась до операции у больных с заболеваниями легких.

Однако О. А. Долина (1971, 1972) считает, что ИОВ может быть при менена только в тех случаях, когда оперируемое легкое из-за особенно стей поражения выключено из вентиляции еще в предоперационном пе риоде. По данным А. П. Зильбера (1969), длительные (более 1 ч) наркоз и операция нарушают регрюнарное распределение вентиляции, сокращая участие нижних легочных зон в общей вентиляции легких, резко увели чивают регионарную неравномерность перфузии, тогда как существенных различий в общей вентиляционно-перфузиоппой неравномерности в на чале и в конце анестезии не наблюдается. Главным физиологическим ме ханизмом, меняющим регионарное распределение функций легких при анестезии, является влияние анестетика на легочное сосудистое сопро тивление.

Исследованиями А. П. Зильбера доказано, что ИВЛ с пассивным или активным выдохом мало влияет на регионарное распределение вентиля ции, но увеличивает регионарную неравномерность перфузии и общую венти ляционно-перифу зионную неравномерность. Главными фи зиоло гическими механизмами, меняющими регионарное распределение функ ций легких и их общую неравномерность при ИВЛ, является высота сред него альвеолярного давления и содержание кислорода в альвеолярном воздухе.

Поддержание газообмена на оптимальном уровне при оперативных вме шательствах на легких п бронхах представляет значительные трудности прежде всего потому, что во время хирургических манипуляций условия вентиляции оперируемого легкого ухудшаются, что приводит к нарушению вентиляционпо-иерфузиоппого соотношения и развитию гипоксемии и гиперкапнии. Поэтому большинство анестезиологов стремятся проводить ИВЛ в режиме гипервентиляции. Гипервентиляция предпочтительна еще и потому, что если при ИВЛ подавать больному объем, равный дыхатель ному объему спонтанного дыхания, то нередко развиваются гипоксия и гиперкаппия, свойственные гиповентиляции. Среди причин этого явления необходимо выделить следующие.

1. Растяжение эластических элементов наркозного и дыхательного ап паратов приводит к снижению фактически вдуваемого в легкие объема газов.

2. Повышение внутрилегочного давления при ИВЛ приводит к нару шению нормального соотношения вентиляция — кровоток в легких, шунтированию крови справа налево и затрудняет венозный приток к сердцу.

3. Повышение в связи с премедикацией наркозом и ИВЛ внутритра хеального, виутрибронхпального и внутрилегочиого сопротивления приво дит к увеличению вредного пространства и снижает, таким образом, аль веолярную вентиляцию.

4. ИВЛ часто приводится при антифизиологических положениях боль ного на операционном столе, которые сами по себе нарушают внешнее дыхание.

С помощью гипервентиляции удается привести в соответствие минут ный объем альвеолярной вентиляции и минутный объем кровотока по системе легочных капилляров (В. Н. Цибуляк, 1966;

В. Д. Малышев, 1967;

Л. К. Богуш, 1967;

.Mashin, 1963). Авторы рекомендуют увеличи вать фактическую или должную величину МОД за счет увеличения объема вдоха при сохранении неизменной частоты дыхательных циклов, считая, что при этом увеличивается объем альвеолярной вентиляции.

Искусственная вентиляция легких малыми объемами вдоха при большой частоте дыхательных циклов, по мнению Bendixen (1964), ведет к разви тию ателектазов и гипоксемии.

По мнению И. 3. Клявзуника (1969), при ИВЛ ++ у детей усиливать вентиляцию целесообразнее, увеличивая дыхательный объем и сохраняя выдох более продолжительным, чем вдох. При ИВЛ -\— минутный объем дыхания целесообразнее увеличивать, учащая дыхание. При этом про должительность выдоха может быть равной таковой вдоха или несколько превышать продолжительность вдоха.

В последние годы в работах М. А. Вишневской (1965), В. Д. Малышева (1967), О. А. Долиной (1968, 1971), Г. И. Лукомского (1968), Э. П. Свад жяпа (1968) и других исследователей дается положительная оценка ме тодике так называемого управляемого коллапса оперируемого легкого с одновременной полноценной вентиляцией здорового легкого, которая предотвращает развитие гнпоксемии и гииеркапнии. Заслуживает внима ния сообщение В. Д. Малышева (1968) о проведении вентиляции здоро вого легкого в режиме умеренной гипервентиляции с одновременной вен тиляцией оперируемого легкого диффузионным способом. При этом яв лений гипоксемии и пшеркапшш не отмечалось.

Одни авторы утверждают, что в условиях хирургического пневмото ракса высокое виутрилегочиое давление можно уменьшить, используя на выдохе разрежение порядка 5—6 см НгО. Однако многие специалисты высказываются против использования этой методики в торакальной хи рургии, считая, что атмосферного давления вполне достаточно для быст рого и полного спадения и опорожнения легкого во время выдоха (В. А. Гологорский, 1970;

Mashin, 1963).

Искусственная вентиляция при операциях на легких даже при усло вии увеличения объема вдоха вызывает небольшое увеличение среднего г.путрилегочного давления, которое не может привести к перегрузке пра вых отделов сердца (В. Д. Малышев, 1965;

В. М. Юревич, А. С. Перель мутр, 1965).

Morgan (1966) и Podlesch (1966) считают, что повышение среднего впутригрудного давления оказывает отрицательное влияние па кровооб ращение — снижает венозный возврат. При нарушении механизмов ком пенсации это приводит к расстройствам гемодинамики: затрудпепию ка пиллярного кровотока в легких, увеличению нагрузки на правый желу дочек, вторичному снижению минутного объема сердца (В. Н. Андреева, 1965;

Н. Е. Буров, 1966;

Wandam, 1962).

Значительное большинство исследователей считают оптимальным ги первентиляцпоппый режим двулегочной и особенно однолегочиой искус ственной вентиляции (Г. П. Кубряков, 1962;

Ю. Н. Жилин, 1964;

В. С. Трусов, В. Н. Цибуляк, 1966;

В. Д. Малышев, 1967;

Gold, Helrich, 1967;

Boutors, Weisel, 1967, и др.). В отношении минутного объема гипервентиляции, в частности ИОВ, мнения исследователей расходятся.

Рекомендуемые величины ИОВ разнятся в довольно широких пределах— от 110 до 200%.

При проведении ИОВ в режиме гшгервентиляции могут происходить опасные сдвиги гомеостаза организма. Согласно исследованиям О. А. До липой с соавт. (1965, 1966), увеличение минутного объема ИОВ до 150— 170% по отношению к исходной величине МОД вызывает развитие мета болического ацидоза в результате нарушения легочной микроциркуляции, вызванной увеличением среднего впутрилегочного давления. Большинство исследователей в основе метаболического ацидоза, возникающего в усло виях гипокашгаи, усматривают тканевую гипоксию как результат упро чения связи О2 с НЬ — эффект Вериго — Бора (Т. М. Дарбинян, 1965;

М. И. Николаева-Ромберг, 1966). Поскольку механическая вентиляция приводит к дыхательному алкалозу, гшюкалиемии и аритмиям сердца, некоторые авторы предлагают методы ликвидации гипокашши при ИВЛ.

В частности, Stoyka (1970) использует номограмму, которая позволяет рассчитывать, какое количество мертвого пространства необходимо доба вить, чтобы достигнуть нормального уровня рСОг.

По мнению Ю. Н. Шанина (1969), В. А. Гологорского (1970) и др., оптимальной величиной рСОг артериальной крови при гипервентиляции следует считать 30 мм рт. ст.

Несмотря на внедрение в клиническую практику раздельной интубации бронхов, ИОВ, вопросы профилактики и устранения гипоксии при опе рациях на легких требуют дальнейшего изучения. Во время оперативного вмешательства с ИВЛ, особенно в положении больного на боку, здоровое и пораженное легкие оказываются в неодинаковых условиях, так как нижняя половина грудной клетки прижимается к операционному столу, а средостение смещается книзу, что в конечном счете ведет к ухудшению вентиляции нижележащего легкого. Кроме того, вследствие ортостатиче ского фактора увеличивается и кровоток в этом легком. Таким образом, в процессе ИВЛ нижележащее легкое с усиленным кровотоком вентили руется хуже, чем вышележащее легкое с уменьшенным кровотоком.

Если учесть, что нормальные условия для работы хирурга в грудной клетке могут быть обеспечены или при полном выключении оперируемого легко го из газообмена, или при преднамеренной задержке дыхания в наиболее ответственные моменты операции, то становится понятной необходимость применения отдельных режимов вентиляции для каждого легкого.

Метод асинхронной вентиляции легких разработан в па шей стране В. С. Гигаури (1966). Этот способ создает возможность венти лировать легкие строго изолированными друг от друга потоками дыха тельной смеси. Выделяют четыре основных вида асинхронной ИВЛ: асин хронное дыхание с одинаковой частотой с частичным несовпадением ды хательных фаз, асинхронное дыхание с одинаковой частотой с полным несовпадением дыхательных фаз, асинхронное дыхание с разной частотой с периодическим совпадением дыхательных фаз и асинхронное дыхание с разной частотой с постоянным несовпадением дыхательных фаз. По дан ным В. П. Элозо (1968), из различных видов асинхронного управляемого дыхания при операциях на легких наиболее целесообразно применять асинхронное дыхание с разной частотой с постоянным несовпадением ды хательных фаз. Этот вид дыхания не только позволяет создавать различ ные режимы вентиляции для каждого легкого в отдельности, но отличает ся и наибольшей простотой при практическом применении. Эту же мысль подчеркивают В. А. Аркатов с соавт. (1969), утверждая, что, когда «здо ровое» легкое вентилируется системой автоматических респираторов, а оперируемое — ручным способом, то создаются наилучшие условия для согласованной работы анестезиолога и хирурга, а также предупреждается сброс неоксигенированной крови в большой круг кровообращения на сто роне операции.

По данным Г. А. Шифрина и Б. Г. Трубецкого (1971), проведение асинхронной вентиляции легких способствует сохранению основных па раметров кровообращения в пределах нормальных значений. По сравне нию с обычной ИВЛ она существенно уменьшает легочное и перифери ческое сосудистое сопротивление, устраняет изометрическую гиперфунк цию правого желудочка сердца, повышает эффективность его работы.

Искусственная вентиляция с помощью различных респираторов создает наиболее благоприятные условия для поддержания газообмена на опти мальном уровне. Это связано прежде всего с тем, что только с помощью респиратора можно обеспечить стабильность избранных параметров вен тиляции, таких, как объем вдоха, частота дыхательных циклов, соотно шение фаз вдоха и выдоха. Однако до сих пор дискутируется вопрос о том, какой из существующих принципов вентиляции при наименьшей величине среднего внутрилегочного давления обеспечивает эффективный газообмен, особенно в условиях хирургического пневмоторакса.

Выбор необходимых параметров при ИВЛ у детей чаще всего производится по номограммам: для детей в возрасте до 5 лет по номограмме Энгстрема— Герцога — Норландера, а для детей старше 5 лег по номограмме Герцога — Энгстрема. Использование для расчета ИВЛ спирографии или спирометрии у детей раннего возраста представляет значительные технические трудности. Однако расчет параметров венти ляции по номограммам у детей еще не гарантирует, что будет обеспечен оптимальный уровень ИВЛ. Одной из причин этого является, в частности, отсутствие падежных серийных респираторов для детей. Поэтому пред принимались попытки использовать в педиатрической практике респира тор для взрослых. Теоретические и экспериментальные обоснования при менения таких аппаратов у детей младшего возраста были изложены В. М. Юревичем и Ю. С. Гальпериным (1967). По данным М. В. Петрова (1967) и Н. 3. Клявзуника (1969), прессоциклические респираторы ДП-1, ДП-2 и ДП-5 не обеспечивают стабильной вентиляции у детей. При по вышении сопротивленрш дыхательных путей, которое наблюдается во время наркоза, респиратор, регулируемый по давлению, не мог нагнетать в легкие необходимый объем газонаркотической смеси, что постепенно приводило к нарастанию явлений гиповентиляции. Клиническими иссле дованиями А. А. Попова (1967), М. В. Петрова с соавт. (1971), В. А. Ми хельсона с соавт. (1971), Н. Л. Куща с соавт. (1971) и др. показана возможность использования объемных респираторов у детей различного возраста. Однако у новорожденных и детей первого года жизни при оперативных вмешательствах подавляющее большинство детских анесте зиологов предпочитает ИВЛ «вручную» с помощью мешка и Т- или У образных присоединительных элементов по системе Эйра и ее модифи кации. Проблема создания простого и падежного серийного респиратора для новорожденных и детей грудного возраста еще требует своего раз решения. Современный респиратор «ВИТА-1» при всех своих достоинст вах не создает отрицательного давления на выдохе. Как показали убе дительные исследования И. 3. Клявзуника (1969), у детей имеет преи мущества ИВЛ с положительно-отрицательным давлением. При ИВЛ через узкую эндотрахеальную трубку общее сопротивление резко возрас тает. Сопротивление эндотрахеальной трубки выдоху значительно выше, чем сопротивление вдоху. Поэтому отрицательное давление во время вы доха необходимо лишь для преодоления высокого сопротивления эндо трахеальной трубки и дыхательных путей выдоху, а не для создания значительного разрежения в легких ребенка. Оптимальным давлением в трахее во время выдоха Н. 3. Клявзуиик считает пулевое или слабоот рицательное, не превышающее 2 см вод. ст. Исходя из этих предпосылок, автор предложил малогабаритный детский респиратор (МДР), который обеспечивает отрицательное давление во время выдоха и может быть использован в качестве приставки к любому серийному аппарату для ин галяционного наркоза. Он позволяет в широких пределах регулировать частоту, соотношение фаз дыхания, величину положительного и отрица тельного давления и величину дыхательного объема.

В процессе адекватной легочной вентиляции для обеспечения способ ности легочных альвеол разной величины при вдохе полностью заполнять ся воздухом и при выдохе спадаться большое значение имеют не только дыхательная мускулатура и эластические свойства легочной ткани, но и силы поверхностного натяжения в легочной альвеоле. Это натяжение обеспечивается наличием в каждой альвеоле особого поверхпостноактив ного антиателектатического вещества, получившего название «сурфак тант» (iScarpelli, 1968). Это вещество синтезируется митохондриями аль веолярного эпителия и в виде мономолекулярной пленки покрывает его.

В связи с недостатком этого вещества резко возрастает поверхностное натяжение в альвеолах и развивается их коллапс. Среди патогенетических факторов выделяют пренатальную гипоксию и снижение легочного кро вотока, что ведет к повреждению альвеолярного эпителия и торможению продукции сурфактанта. Это необходимо учитывать при проведении ИВЛ у новорожденных и недоношенных детей. В настоящее время нет надеж ных способов лабораторного определения нарушений поверхностноактив ной субстанции, а терапия подобных изменений альвеолярных процессов не разработана (Stolz, 1969;

Wiesser, il970;

Benaer, 1971).

В заключение необходимо отметить, что, учитывая анатомо-физиологи ческие особенности системы дыхания у детей, необходимость использова ния узких эндотрахеальных трубок, недостаточную разработку спиропуль саторов для детей, ориентировочность параметров вентиляции, рассчитан ных по номограммам, учитывая патологию ребенка и этапы оперативного вмешательства, а также быстрое изменение метаболизма у детей, ИВЛ необходимо проводить, опираясь па динамическое определение газов кро ви и кислотно-щелочного состояния на протяжении всего периода наркоза.

и вентиляции легких.

Обезболивание при операциях на легких В настоящее время всеми хирургами признан тот факт, что пнтуба ционный метод наркоза обеспечивает необходимые условия для выпол нения операции, большую безопасность и несомненно является методом выбора при операциях на легких как у взрослых, так и у детей. Особен ности анестезиологического пособия при операциях на легких достаточно широко освещены в литературе. Однако вопросам анестезии оперативных вмешательств на легких у детей с хроническими нагиоительиыми заболе ваниями уделено недостаточное внимание. Лишь в последние годы в отечественной литературе появились единичные работы, посвященные этой проблеме (Н. В. Меняйлов, 1959;

Г. А. Бойков, 1960;

А. А. Попов г 1966, 1967, 1968;

Р. Б. Франтов, 1965;

В. Ф. Жаворонков, 1970;

А. 3. Ма невич, 1970, и др.).

Анатомо-физиологические особенности детского организма ставят перед анестезиологом целый ряд проблем, которые он не в силах решить, при меняя методы, разработанные для взрослых больных. В частности, спо собы, предотвращающие затекание гнойной мокроты в здоровое легкое,.

и методы, обеспечивающие свободную проходимость дыхательных путей, такие, как бронхоблокада, однолегочный наркоз, двухпросветные трубки,, почти не применяются у детей вследствие узости трахео-бронхиалыюго дерева и других причин. Кроме того, необходимо учитывать, что слож ность обезболивания операций на легких у детей состоит в том, что лег кие, играющие одну из ведущих ролей в обеспечении жизнедеятельности организма в ходе современного интубационного наркоза и операции, сами являются пораженным органом, подвергающимся коррекции. Поражение легких приводит к тяжелой вторичной вне легочной патологии: нарушению деятельности сердечно-сосудистой системы, печени, почек и других орга нов. Поэтому в условиях снижения компенсаторных возможностей не только аппарата дыхания, но и всего организма в целом к анестезии предъявляются высокие требования. Задача анестезиолога состоит в том, чтобы, во-первых, не допустить углубления расстройств функций органов и систем, имевшихся в исходном состоянии, во-вторых, с помощью совре менных средств и методов анестезии, а также путем использования ра циональной поддерживающей медикаментозной терапии, целенаправлен ных трансфузий и других методов ликвидировать исходные патологиче ские сдвиги.

Особую сложность представляет анестезиологическое обеспечение опе раций у детей, выделяющих большое количество гнойной мокроты. Обыч но такие больные страдают не только от гнойной интоксикации, но и от гипоксемии. Для профилактики тяжелой гипоксии во время наркоза и операции у подобного контингента больных необходимо поддержание свободной проходимости дыхательных путей, использование во вдыхаемой наркотической смеси не менее 50% кислорода, проведение адекватной ИВЛ и кровезамещения, по темпу и объему превышающего кровопотерю.

Предупреждение гипоксии любого происхождения во время наркоза у детей с синдромом «влажного легкого» служит залогом гладкого течения операции.

Эти общие принципы, по-видимому, являются и главными при опера циях по поводу бронхоэктатической болезни у детей. Их соблюдение спо собствует безопасности анестезиологического пособия.

Существуют различные способы поддержания свободной трахео-бронхи алыюй проходимости при операциях на легких. К ним в первую очередь относятся методы изоляции пораженных отделов легкого.

Эндобронхиалъпая интубация как метод разобщения здо ровых и больных отделов легкого, предупреждающий распространение гнойной мокроты и подразумевающий проведение ИОВ для поддержания адекватного газообмена, нашел широкое применение у взрослых (Ю. Н. Шанин, 1959;

В. Н. Сипченко, 1964).

В педиатрической анестезиологии этот метод не нашел широкого рас пространения. Авторы, применявшие эндобронхиальную интубацию у де тей, отмечали легкую смещаемость трубки, что приводило не только к несостоятельности изоляции бронха, по и к затеканию в здоровое легкое большого количества бронхиального секрета, скапливающегося дистальиее пневматической манжеты (А. А. Попов, 1968). В настоящее время по казанием к эндобронхиальной интубации является пневмопэктомия.

В этом случае выключение из вентиляции не функционировавшего до операции легкого не влечет за собой неблагоприятных последствий одно легочного наркоза с ателектазом здоровых участков легочной ткани на стороне операции (В. Д. Малышев, 1967;

Л. С. Джаксон, 1969;

О. А. До лина, М. Н. Дубова, 1972).

Блокада бронхов пораженных участков легких также относится К одним из эффективных способов поддержания свободной проходимости дыхательных путей. Авторы, применявшие ее у детей, положительно оце нивали этот способ (Ю. Н. Шанин,. В. И. Сипченко, 1963;

С. Е. Влады кин, 1964;

В. И. Синчепко и др., 1965). Однако другие исследователи указывали, что обтурация бронхов с помощью бропхоблокаторов у детей представляет определенные трудности (С. Л. Либов, В. Н. Калужских, 1961;

Mashin, 1963). По данным А. А. Попова (1968), неудачные попыт ки блокады бронхов или несостоятельность бронхообтураций [наблюдались более чем в половине случаев.

Метод раздельной интубации бронхов считается оптималь ным в смысле обеспечения свободной проходимости дыхательных путей и профилактики заброса инфицированного бронхиального секрета в здо ровые участки легкого (М. А. Вишневская, 1963;

Ю. В. Кипренский, 1969;

П. Ф. Токарев, 1969;

Berth, Meyer, 1962). Обычно это достигается при менением двухпросветных интубационных трубок. Использование у детей трубок старых образцов (Карленса, Грина—Гордона и др.) и более новых, предложенных в нашей стране Ю. В. Кипренским, ограничено, что объ ясняется анатомическими особенностями дыхательных путей. Узость про света трахеи и гортани у детей заставляет использовать трубки меньших размеров, что значительно увеличивает сопротивление дыханию, затруд няет вентиляцию легких и аспирацию мокроты.

По данным А. А. Попова (1968), А. Г. Пугачева с соавт. (1970), О. Д. Кузьминова с соавт. (1970), Т. А. Джумабекова (1970), Е. П. Крав ченко (1971), раздельная интубация бронхов у детей с помощью двух просветных трубок не имеет преимуществ перед эндотрахеалыюй инту бацией.

Применение эндотрахеальной интубации при операциях по поводу бронхоэктатической болезни у детей, в особенности при синдроме «влаж ного легкого», требует интенсивной предоперационной подготовки, на правленной на улучшение дренажной функции бронхов, на увеличение свободной проходимости бронхов, на уменьшение явлений эндобропхита.

В комплексе предоперационных и преднаркозпых мероприятий важная роль принадлежит бронхоскопическому методу санации, в некоторых случаях сочетающемуся с интрабронхиальным распылением антибиотиков и фурагина, постуральному дренажу, вибромассажу, лечебной физкульту ре, аэрозольтерапии, наиболее эффективной при использовании ультра звуковых ингаляторов, чрескожной катетеризации трахеи (И. С. Колес ников, 1960;

С. М. Иванов, 1961;

О. М. Авилова, 1963;

А. И. Трещинский, 1963;

С. А. Шульман, 1963;

Е. В. Климанская, 1963;

М. Н. Степанова, 1964;

В. Д. Герасимова, 1965;

Ю. С. Красовский, 1967;

В. И. Гераськин, В. А. Тимощенко, 1969, и др.).

Бропхоспирометрические исследования Ю. С. Красовского PI Б. А. Ко лыгина (1965) показали высокую эффективность дооперациопных под наркозных бронхоскопий у детей. Безусловно, весь комплекс перечис ленных мероприятий должен проводиться на фоне общеукрепляющего лечения, применения противовоспалительных средств, антибиотиков, трансфузрюшюй терапии (кровь, плазма, другие белковые препараты).

Такая интенсивная предоперационная подготовка способствует как улучшению общего состояния больных, так и снижению количества вы деляемой мокроты. Это позволяет с успехом проводить у детей эндотра хеальный наркоз при операциях на легких. Однако данный метод наркоза необходимо сочетать с дренажным положением на операционном столе и периодическими аспирациями мокроты по ходу операции.

Таким образом, методы изоляции пораженных отделов легких (эндо бронхиальная интубация, блокада и раздельная интубация бронхов), с успехом применяющиеся у взрослых больных, в педиатрической ане стезиологии используются довольно редко. Отличительной особенностью обезболивания операций на легких у детей, в том числе и при синдроме «влажного легкого», является эндотрахеальный способ анестезии. На фоне активной комплексной предоперационной подготовки и при периодических плановых аспирациях бронхиального секрета в ходе наркоза эндотрахе альпая интубация является методом выбора в легочной хирургии у детей.

По данным литературы, основные принципы проведения наркоза при внутригрудных операциях одинаковы для взрослых и детей и сводятся к следующим положениям: 1) предупреждение парадоксального дыхания;

2) искусственная вентиляция легких и поддержание адекватного газо обмена;

3) тотальная кураризация для проведения ИВЛ и облегчения работы хирурга;

4) поэтапная аспирация патологического бронхиального секрета для обеспечения свободной проходимости дыхательных путей и создания условий для полного расправления легкого;

5) поддержание на нормальных цифрах объема циркулирующей крови и других показателей гемодинамики;

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 13 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.