WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |
-- [ Страница 1 ] --

АКАДЕМИЯ МЕДИЦИНСКИХ НАУК СССР ДЕТСКАЯ ТОРАКАЛЬНАЯ ХИРУРГИЯ Под редакцией академика АМН СССР В. И. СТРУЧКОВА, и профессора А. Г. ПУГАЧЕВА Москва. «Медицина». 1975 УДК 617.54-053.2-089(02) Издание

одобрено и рекомендовано к печати Редакционно-издателъским Советом при Президиуме АМН СССР ДЕТСКАЯ ТОРАКАЛЬНАЯ ХИРУРГИЯ. Под ред. В. И. Стручков а г А. Г. Пугачева. М., «Медицина», 1975, 560 с, ил.

Трудности распознавания различных врожденных и приобретенных за болеваний органов грудной полости у детей, расширение диапазона хи рургических вмешательств потребовали разработки специальных диагно стических и оперативных методов, значительно отличающихся от приме няемых у взрослых.

В данной работе всесторонне освещаются хирургические заболевания легких и плевры, сердца и магистральных сосудов, пищевода и средосте ния, диафрагмы. Большое внимание уделено патофизиологическим аспек там сердечно-сосудистой и дыхательной систем у детей, принципам обезболивания, особенностям оперативного вмешательства и предопера ционного ведения. Отражены вопросы всестороннего комплексного, в том числе и санаторного, лечения различной патологии органов грудной клетки у детей.

Книга состоит из разделов, выделенных по анатомическому принципу,, причем основной акцент сделан на диагностику, хирургическую тактику и технику, ведение послеоперационного периода и восстановительную терапию.

Книга предназначена для хирургов, педиатров, рентгенологов. В кни ге 185 рис., 35 табл., библиография — 464 названия.

T H O R A C I C S U R G E R Y I N C H I L D R E N. E d i t e d b y V. 1. S t r u c k k o v, A. G. Pugactev The monograph contains data on etiology of various pathology of the thoracic organs in children, clinical course, diagnosis and surgical tactixs in treatment of such pathology with the regard for the age anatomical-phy siological characteristics. Particular attention is paid to the phenomenon of compensation in connection with various impairments in function of the thorax, prophylaxis of these disorders and rehabilitation of patients with due consideration of age, degree of lesion of the organ and character of the sur gical treatment the child has been subjected to.

The book is intended for surgeons, pediatricians, phthisiologists and medical men engaged in the problems of pathology of the thoracic organs, 51100— д 172— 039(01)— © Издательство «Медицина», Москва, ПРЕДИСЛОВИЕ За последние годы достигнуты значительные успехи в изучении патоло гии органов грудной клетки у детей. Достижения эмбриологии, кардиоло гии, пульмонологии, биохимии, морфологии, микробиологии и других погра ничных дисциплин позволили пересмотреть многие положения об этиоло гии и патогенезе болезней органов грудной клетки с учетом анатомических и физиологических особенностей детского организма. Новые данные полу чены при изучении пороков развития органов грудной полости, являющих ся частой причиной развития острых и хронических заболеваний.

Достижения анестезиологии, клинической патофизиологии и хирургии позволили пересмотреть взгляды на сроки и объем хирургических вмеша тельств у детей. Наметилась выраженная тенденция к выполнению хирур гических коррекций у детей младшей возрастной группы. В связи с изуче нием особенностей развития компенсаторных процессов детского организ ма при хирургической патологии органов грудной полости подверглись пересмотру взгляды на методы восстановления нарушенного гомеостаза в дооперационный и послеоперационный периоды.

Оперативные вмешательства у детей на пищеводе, сердце, магистраль ных сосудах, легких, плевре, диафрагме стали достоянием отдельных вы сококвалифицированных учреждений и не нашли широкого распростра нения в практике.

Исходя из изложенного, было решено подготовить книгу для хирургов, занимающихся торакальной патологией у детей.

Академик АМН СССР В. И. СТРУЧКОВ Профессор А. Г. ПУГАЧЕВ Общая часть КРАТКИЙ ОЧЕРК ПОСТНАТАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ Органы дыхания Органы дыхания, как и другие системы и ткани, у детей имеют ряд топографо-анатомических особенностей, которые обусловливают отличи тельные особенности клинического течения, диагностики и определения лечебной тактики при многих заболеваниях легких. Знание особенностей органов дыхания важно и для правильного выбора сроков и характера оперативного вмешательства, обезболивания и послеоперационного веде ния больных.

В целом органы дыхания у детей отличаются нежностью тканей, сочно стью слизистой оболочки, богатством лимфатических и кровеносных со судов, несовершенством ответной реакции на инфекцию, имеют незакон ченное анатомо-гистологическое строение и меньшие размеры, чем у взрос лых (А. И. Струков, 1933). Эти отличительные особенности более резко выражены у детей младшего возраста;

с возрастом они постепенно сгла живаются.

Грудная клетка. Как вся система органов дыхания, грудная клетка бо лее интенсивно развивается в течение первых 3 лет жизни ребенка. В по следующем рост несколько замедляется и вновь усиливается в период по лового созревания (Ф. И. Валькер, 1936, 1951;

И. М. Островская, 1958, и др.).

Область носа и носоглоточного пространства. У ребенка эта область по размерам мала, что обусловлено возрастным недоразвитием всей лицевой части черепа. Нос у новорожденных короткий, плоский, широкий, слегка вздернут вверх, носовые ходы узкие, нижний носовой ход в первые меся цы жизни отсутствует или развит рудиментарно. Хрящевая часть носа растет быстрее костных отделов. Носовые ходы увеличиваются в основном за счет роста верхней челюсти и достигают наибольшей величины к 13— 15 годам, средний носовой ход постепенно становится извилистым.

Слизистая оболочка носа имеет очень нежное строение и богата крове лосными сосудами. Соединительная ткань полости носа, лежащая под слизистой оболочкой, богата клеточными ядрами. В подэпителиальной области отсутствует лимфоидная ткань.

Добавочные пазухи носа у детей развиты слабо. Наиболее развита гай морова полость у новорожденного, у которого она представляет собой углубление в латеральной стенке носового хода. Наиболее заметное уве личение ее в объеме наступает только с 2-летнего возраста. К 8—9 годам она достигает скулового отростка верхней челюсти, а к 14 годам дно ее опускается до нижнего уровня носовой полости.

Лобные пазухи в основном начинают развиваться с 2 лет;

к 5 годам жизни ребенка они достигают размеров горошины и окончательно сфор мировываются к 15 годам.

В связи с недоразвитостью придаточных полостей носа у детей раннего возраста воспалительные процессы со слизистой оболочки носа очень редко переходят на эти полости.

Носоглоточная область богата лимфатическими сосудами, которые об разуют обширную сеть. Здесь часто развивается инфекгция. При возник новении воспалительного процесса в области носа и носоглоточного про странства происходит набухание слизистой оболочки, сужение и без того узких верхних воздухоносных путей, которые ведут к резкому нарушению акта дыхания.

Гортань. У детей гортань имеет округлую форму. Она располагается относительно высоко, размер ее увеличивается по мере роста и развития ребенка (В. А. Гедговд, 1900). Хрящи, образующие гортань, очень нежны и эластичны. Надгортанник широкий, короткий и расположен ближе к корню языка, чем у взрослых. Слизистая оболочка гортани нежная и име ет большое количество клеточных элементов и кровеносных сосудов.

Наиболее интенсивный рост гортани отмечается на протяжении первых 2 лет жизни, а затем в период от 14 до 16 лет. Отмечено, что по интен сивности не все отделы гортани растут одинаково. Окончательное разви тие их происходит в разное время. До 3-летнего возраста форма и длина гортани у девочек и мальчиков почти одинакова. Начиная с 3 и до 16 лет гортань у девочек несколько меньше, чем у мальчиков, угол соединения щитовидного хряща у девочек больше, чем у мальчиков. С 3—5-летнего возраста у мальчиков наиболее быстро увеличиваются передне-задние размеры гортани.

Голосовая щель. У детей голосовая щель узкая. Голосовые связки у новорожденных плоские, короткие и расположены относительно высоко.

Слизистая оболочка богата кровеносными сосудами и лимфоидной тка нью, склонна к отечным реакциям, чем и объясняется развитие отека голосовых связок при сравнительно небольшой травме, в том числе и при проведении интубационпого наркоза. С 3-летнего возраста, особенно у мальчиков, угол между пластинками щитовидного хряща становится более острым, что является одной из причин наступления стенотических явле ний гортани при травмах и воспалительных процессах.

Трахея. У детей первых месяцев жизни трахея имеет воронкообразную форму и располагается относительно выше, затем постепенно принимает форму конуса, а после 25 лет — цилиндрическую форму (рис. 1). В ран нем детском возрасте трахея расположена несколько глубже от поверх ности кожи, что объясняется хорошо развитой подкожной клетчаткой.

Хрящевая часть передней стенки, состоящей из трахеальных колец, мень ше, чем задняя стенка, состоящая из соединительной мембраны. У взрос лых это соотношение обратное. Длина трахеи увеличивается с возрастом ребенка. Более быстрый рост ее происходит в течение первых 6 мес жиз ни. Длина трахеи у новорожденных равняется 3,2 см, у детей 2 лет — 5,04 см, 10 лет — 6,3 см, 16 лет — 7,13 см, а у взрослого — 9,1 см (В. А. Гедговд, 1900).

Трахея у взрослых начинается на уровне VI—VIII шейных позвонков, у грудных детей — на уровне IV шейного позвонка, а бифуркация — на уровне тел II — III грудных позвонков, затем постепенно наблюдается опускание ее. У детей 1 — 7 лет бифуркация располагается на уровне III—IV грудных позвонков, к 8 годам она опускается до тела V грудного позвонка и остается на этом уровне на протяжении всей жизни человека (В. А. Гедговд, 1900;

И. Р. Лагунова, М. С. Лейчик, 1948). Слизистая оболочка трахеи выстлана очень нежным однослойным эпителием и бога та кровеносными сосудами и клеточными элементами. У новорожденных количество слизистых желез мало, что обусловливает относительную су хость слизистой оболочки трахеи. У детей раннего возраста лучше разви та мышечная ткань, чем эластичная.

Приведенные выше анатомические особенности гортани и трахеи объ ясняют некоторые клинические факты. Например, ввиду эластичности хрящей гортани и трахеи у детей почти никогда не наблюдают их разры вы. В то же время даже небольшое сдавление извне опухолью или воспа лительным процессом обусловливает стенотические явления.

Бронхи. У новорожденных общее число хрящевых колец такое же, как и у взрослых. Правый главный бронх шире и отходит от трахеи под более тупым углом, чем левый, и является как бы непосредственным продолжением трахеи. Этим объясняется более частое попадание инород ных тел в просвет правого бронха. С возрастом правый главный бронх растет быстрее, чем левый. Наиболее интенсивный рост длины бронхов происходит в первые 3 мес жизни ребенка и в период полового созревания (14—16 лет).

Слизистая оболочка бронхиального дерева у детей богата кровеносны ми сосудами. Хрящи бронхов мягкие, эластичные, податливые и легко могут быть сдавлепы извне опухолью (Ф. И. Валькер, 1951;

Д. Д. Лебе дев, П. А. Пономарев, 1953).

Легкие у детей отличаются от легких взрослых по своему расположе нию, форме, весу и объему. Для каждого возраста характерны свои по казатели.

Благодаря симметричному расположению сердца в грудной клетке у детей разница в объеме и весе между правым и левым легким менее зна чительная, чем у взрослых.

Процесс развития отдельных долей легких идет неравномерно. Так, у детей до 3-месячного возраста верхняя доля левого легкого развита относительно хуже других отделов: верхняя и средняя доля правого лег кого почти одинаковы по размерам, а нижняя доля больше суммы раз меров верхней и средней долей. В левом легком обе доли почти одинаковы по величине. Для других возрастов эти размеры меняются. Междолевые щели у детей раннего возраста выражены слабо, и нередко средняя доля правого легкого почти сливается с верхней, чего не наблюдается у взрос лых.

Отличительрюй особенностью легкого у детей является обильное коли чество кровеносных, лимфатических сосудов и узлов, которые более бо гаты межуточной тканью, чем у взрослых. Поэтому легкие у детей более полнокровны и менее воздушны. Этим и объясняется выраженная на клонность детей к развитию ателек тазов легких, пневмонии и гипостати часким явлениям ((В. И. Гольдина, 1952;

Ю. Ф. Домбровская, 1957;

Sway ег, 1960, и др.). У детей корни пра вого и левого легких также развива ются неодинаково: корень правого лег кого растет быстрее и располагается выше (на уровне V—VI грудных по звонков), а корень левого, который ра стет медленнее, находится на уровне VI—VII позвонков.

Плевра. У детей раннего возраста плевра очень нежная, и поэтому при односторонних пневмотораксах в ре зультате разрыва медиастинальной плевры может наблюдаться пневмото ракс с другой стороны (рис. 2). У ре бенка 5-летнего возраста париетальная плевра свободна и легко отслаивается от грудной клетки на всем протяжении (Ф. И. Валькер, 1961). Очаговое струк турное развитие плевры в виде обра зования новых клеточных элементов и превращение отдельных слоев в зрелую ткань происходит до 5-летнего возраста, а в последующие годы значительных изменений не отмечается (Э. Л. Рабино вич, 1953).

Диафрагма. Отличительной возраст ной особенностью диафрагмы является значительное преобладание у ребенка мышечной части над сухожильной.

Чем ребенок старше, тем сухожильная часть его диафрагмы становится:

больше (Ф. И. Валькер). В раннем возрасте обычно хорошо выражены гру динно^еберные и пояснично-ребериые треугольники, именуемые соответ ственно щелью Ларрея и треугольной щелью Богдалека. Отсутствие всякого дефекта в грудигано-реберном отделе диафрагмы наблюдают лишь в 13% случаев, а у остальных детей остаются своеобразные дефекты треуголь ной формы, где серозные оболочки брюшной и грудной полостей, раз деленные тонким слоем рыхлой клетчатки, соприкасаются между собой.

Таким образом, возникают «слабые» треугольные участки, чаще всего справа. С возрастом наблюдается закономерное уменьшение размеров пояснично-реберных треугольников. У новорожденных детей благодаря большим размерам левой доли печени территория соприкосновения ее с нижней поверхностью диафрагмы относительно велика: граница эта вы ходит за левую сосковую линию, но уже к первому полугодию она сме щается до левой парастернальной (Ф. И. Валькер).

У детей 1-го года жизни правый купол диафрагмы проецируется на VII—IX грудной позвонок, у 5-летних — на IX—X позвонок, у детей старше 7 лет — на X—XI позвонок. Левый же купол диафрагмы проеци руется на один позвонок ниже. Однако высота стояния диафрагмы у де тей подвержена большим индивидуальным различиям. На уровень ее расположения оказывают влияние внутрибрюшное давление, степень на полнения полых органов — желудка, кишок. Особенно подвижна диафраг ма у новорожденных, так как мышечные пучки ее тонки, а сухожильная часть развита слабо и относительно мала.

У грудных детей ножки диафрагмы еще слабо дифференцированы.

Лишь с возрастом границы между ними становятся более отчетливыми.

Медиальные ножки у детей плотно охватывают пищевод, в то время как у взрослых наблюдается более свободное его положение в области пище водного отверстия. Последнее в большинстве случаев располагается влево от аортального отверстия, но иногда занимает срединное положение и да же может оказаться справа. Размеры пищеводного отверстия у детей до 1 года определяются в пределах 0,5—1,6 см, от 2 до 3 лет — 0,6—2 см, от 3 до 7 лет — 0,7—2,3 см, от 7 до 10 лет — 0,8—2,6 см, старше 10 лет— от 0,7 до 2,5 см (С. Я. Долецкий, 1956).

Дыхательная функция диафрагмы определяется активным участием в механизме легочной вентиляции в качестве основной мышцы, осуществля ющей вдох. До 3 лет у детей отмечается чисто диафрагмальный тип ды хания. В сфере влияния дыхательных движений диафрагмы находятся целиком оба легкие, за исключением периферических отделов верхних долей.

Различия формы и положения зобной железы представлены на рис. 3.

Сердце Размеры, форма и положение сердца имеют выраженные возрастные особенности. У новорожденных грудная клетка широкая и короткая, диа фрагма и сердце располагаются сравнительно высоко. Размеры сердца по отношению к объему грудной клетки увеличены в основном в поперечни ке. Оно имеет шаровидную форму, что определяется значительными раз мерами предсердий и правого желудочка (В. И. Пузик, А. А. Харьков, 1948). С ростом ребенка высота грудной клетки увеличивается и превы шает ее поперечник. Сердце постепенно опускается, увеличивается его длинник, происходит увеличение левых отделов. Это в особенности касает ся увеличения массы * левого желудочка, происходящего значительно бы стрее, чем правого: в возрасте 6 мес масса левого желудочка обычно уже почти в 2 раза превышает массу правого желудочка (А. А. Фальк, 1901) (табл. 1). В связи с этим верхушка сердца постепенно образуется левым желудочком, а не обоими желудочками, что довольно часто наблюдается у новорожденных (А. Б. Воловик, 1952).

Изменения формы сердца обусловлены неравномерным ростом пред сердий и желудочков. Если в течение 1-го года жизни предсердия растут быстрее желудочков, то на 2-м году их рост выравнивается;

на 10-м году жизни начинается отставание в росте уже предсердий, которое продол жается до тех пор, пока сердце не приобретает пропорции взрослых. Этому * также способствует смещение верхушечного толчка из четвертого меж реберья в пятое, которое завершается к 11/2 годам (В. И. Пузик, А. А. Харьков, 1948).

Масса сердца новорожденного, по А. Ф. Туру, равна в среднем 23,6 г.

К 1-му году эта величина удваивается, к 3 годам утраивается, на 5-м году жизни увеличивается в 4 раза, к 10 годам —в' б раз, а к 16 годам — в 11 раз (Л. Г. Исраэлян, 1959). Если у новорожденного масса сердца В связи с вводимыми стандартами (СИ) вместо «вес желудочка», а также «вес тела» надо писать «масса желудочка», «масса сердца», «масса тела», ибо термин «вес» допустим тогда, когда речь идет о силе тяжести, которая выражается в ньютонах.

См. «Справочная книга корректора и редактора». М., «Книга, 1974, с. 73.

составляет 0,76% по отношению к массе тела, то в дальнейшем более быстрое увеличение массы тела приводит к уменьшению этого соотноше ния до 0,38% в возрасте 5—6 мес. В 1-й год это соотношение составляет 0,48—0,50 и в последующем не претерпевает существенных изменений, свидетельствуя о том, что нарастание массы тела и сердца идет парал лельно (А. Ф. Тур, 1955).

Наряду с увеличением массы сердца наблюдается постепенный его рост в длину, ширину и толщину, что значительно быстрее происходит на 1-м году жизни. Рост сердца у девочек заканчивается почти полностью к 16 годам, а мальчиков — к 20 годам (А. Б. Воловик, 1952).

С возрастом происходит изменение толщины стенок обоих желудочков.

У новорожденных разница в толщине небольшая и составляет 1,3:1, по уже к концу 1-го месяца жизни наблюдается увеличение толщины стенки левого желудочка и небольшое уменьшение правого желудочка, так что соотношение составляет 2,3 : 1. В дальнейшем увеличение данного соотношения происходит за счет увеличения толщины стенки левого желудочка, тогда как толщина стенки правого желудочка растет очень медленно. К 1-му году соотношение составляет 2,8 : 1, к 5 годам — 3,4: 1, к 15 годам — 3,9 : 1 (iSchulz, Giordano, 1962).

Соотношение окружностей трикуспидального и митрального отверстий у новорожденных составляет в среднем 1,15 : 1. С ростом сердца это со отношение меняется незначительно и в возрасте 15 лет составляет 1,3 : (Schulz, Giordano;

табл. 2). Периметр легочной артерии во всех возраст ных периодах превышает периметр аорты па 1—5 мм (Е. К. Жукова, 1954). С нарастанием общей массы тела и сердца увеличивается и объем сердца. Согласно данным Е. А. Аркипа (1948), он 3составляет у новорож денных 22 мл3, к концу 1 года жизни — 42 мл, 7-го года — 90 мл3, в 13—14 лет — 130 мл3, в 15—19 лет — 250 мл3 и у взрослого — 280 мл3.

Одновременно с изменениями формы, размеров и положения сердца, происходящими в течение определенного периода после рождения ребен ка, наблюдается и анатомическая дифференцировка миокарда, которая особенно выражена в первые 2—3 года жизни. С возрастом постепенно увеличиваются размеры мышечных волокон и довольно быстро меняется их форма. Округлые формы миокардиальных волокон, отмечаемые в раннем возрасте, сменяются уже к 4-му году волокнами полигональной формы.

Нарастание количества миофибрилл начинается вскоре после рождения, а к 3-му году они в большом количестве располагаются не только на пе риферии, но и в центральных частях волокна. Между мышечными во локнами происходит разрастание соединительной ткани, которая посте пенно превращается в хорошо выраженную сеть ащирофильных фибрилл, окутывающих каждое мышечное волокно (Н. Н. Кочетков, 1933). Окон чательное формирование гистологических структур миокарда, свойствен ных взрослому человеку, заканчивается примерно к 20 годам.

В развитии кровообращения еердца М. С. Толгская (1946) выделяет три периода: до 2 лет, характеризующийся рассыпным типом распреде ления сосудов;

от 2 до 6 лет — переходный тип;

от 6 лет до взрослого состояния, когда наступает магистральное распределение сосудов.

После рождения ребенка с первым его дыханием происходят измене ния в системе кровообращения (рис. 4, 5). В. И. Бураковский и Б. А. Кон стантинов (1970) отмечают, что основные изменения гемодинамики за ключаются в следующем: 1) возникновение легочного капиллярного кро вотока — функциональное образование второго круга кровообращения;

2) прекращение плацентарной циркуляции;

3) постепенное закрытие естественных эмбриональных коммуникаций и обособление кругов кро вообращения.

С началом дыхания наступает снижение сосудистого сопротивления легких, давления в легочной артерии и правых отделах сердца, увеличи вается легочный кровоток и повышается давление в левых отделах сердца и аорте (Dawes e. а., 1953). В течение ближайших часов или дней после рождения закрываются овальное отверстие и боталлов проток. Однако анатомическое заращение их происходит между 5 и 7 месяцами (Г. Н. Александров, В. Ф. Даминова, 1959;

И. С. Деркачев, 1964), хотя, по мнению Taussig, у большинства младенцев заращение протока завер шается к концу 3-го месяца.

Пищевод Пищевод расположен в заднем средостении, клетчатка которого в пер вые годы жизни ребенка рыхлая, с небольшим количеством жира. Осо бенно хорошо выражен слой рыхлой предпищеводной клетчатки в ниж них отделах средостения. Связки средостения у маленьких детей чрез вычайно нежны и не являются препятствием к смещению органов.

У старших же детей клетчатка становится более плотной, богатой жиро выми включениями, а связки пищевода и аорты лучше выражены.

Пищевод условно принято подразделять на три зоны: 1) от места на чала его до верхнего края дуги аорты;

2) от верхнего края дуги аорты до нижнего края левой нижней легочной вены;

3) от левой нижней ле гочной вены до кардпальной части желудка. В первую зону входит шей ный отдел и верхняя часть грудного отдела пищевода, во вторую — средняя часть грудного отдела, в третью — нижняя часть грудного отдела, над диафрагмальная и брюшная части пищевода.

У детей раннего возраста пищевод слегка сжат в передне-заднем на правлешш, просвет его постепенно увеличивается книзу и вблизи желуд ка оканчивается воронкообразным расширением. Место перехода глотки в пищевод у новорожденных проецируется на III—IV шейный позвонок, у 2-летних — между IV и V позвонком, к 10 годам начальный отдел его смещается до уровня V—VI, а к 15 годам — до VI—VII шейного позвон ка. Грудной отдел пищевода в первые годы жизни простирается от I грудного позвонка (или от яремной выре%ки) до X, у детей старше 10 лет — от II до X грудного позвонка.

Физиологические сужения пищевода у маленьких детей выражены сла бо. По Н. И. Ансерову (1968), несколько отчетливее определяется верх нее сужение, расположенное на уровне перстневидного хряща. А. Н. Шка рпн (1967) же считает, что в раннем возрасте более других выражено нижнее сужение, находящееся на 0,5—1 см выше пищеводного отверстия диафрагмы.

Изгибы пищевода в сагиттальной плоскости возникают в процессе вну триутробного развития в связи с появлением физиологических искривле ний позвоночника. Отношение длины туловища к длине пищевода у детей 1-го года жизни выражается пропорцией 1 : 0,53. До 2 лет увеличе ние этих размеров идет равномерно, в последующие годы пищевод по степенно отстает от роста туловища и соотношение указанных пропорций у взрослых становится равным 1 : 0,27. Абсолютная длина пищевода у но ворожденных составляет в среднем 10 см, у детей 1 года — 12 см, к 5 го дам она становится равной примерно 16 см, к 10 годам — 18 см и к 15 годам — около 19 см. Поперечный диаметр пищевода до 2 мес равен 0,7—0,8 см, у 2-летпих — около 1 см, а к 12 годам — 1,2—1,5 см. Однако указанные размеры имеют индивидуальные колебания в каждой возраст ной группе. Например, длина пищевода новорожденного может варьиро вать от 11 до 17 см, что зависит не только от роста ребенка, но и от то иуса стенки пищевода. Наиболее изменчива длина брюшного отдела, ко торая у новорожденных может колебаться в пределах от 0,3 до 1,4 см г а у детей старше 10 лет — от 0,4 до 3,4 см.

Внутренняя поверхность пищевода у новорожденных гладкая. Слизи стая оболочка и подслизистый слой богаты кровеносными сосудами и клеточными элементами, мышечные слои (круговой и продольный) вы ражены слабо. К 2—2Уг годам на стороне слизистой оболочки появляется отчетливая складчатость, заметно утолщаются эпителиальный и мышеч ный слои (особенно круговой), в нижних отделах пищевода появляются трубчатые железы. В дальнейшем дифференциация слоев пищевода уси ливается (А. Н. Шкарин, 1967).

Места отхождения и количество пищеводных артерий у детей весьма изменчивы. Как правило, к шейному отделу пищевода сосуды подходят сегмеитарпо с обеих сторон от нижних щитовидных артерий. При этом ветви, идущие от верхней трети артерии, имеют значительно меньший калибр, чем от средней и нижней трети ее. Последние подходят к пи щеводу медиально, под углом, близким к прямому. Вступая в его степку, артерии делятся на восходящую и нисходящую ветви и анастомозируют с одноименными сосудами противоположной стороны. Артерии грудного отдела верхней зоны подходят к боковым поверхностям органа также от нижних щитовидных артерии;

в средней зоне — к передней поверхности, начинаясь, как правило, от бронхиальных артерий. В грудном отделе нижней зоны артерии вступают в стенку пищевода со всех сторон, отходя главным образом от передней и боковой поверхностей аорты. Направление пищеводных артерий в грудном отделе может быть нисходящее, восходя щее и поперечное. Внутриорганные сосуды 2-го порядка почти не ана стомозируют друг с другом, за исключением отдела, прилежащего к диа фрагме, и имеют хорошо выраженную извитость. Артерии к брюшному отделу подходят со всех сторон, причем сосуды от восходящей части левой желудочной артерии разветвляются на передней, боковых и задней поверхностях пищевода, а от кардиальных ветвей этой артерии — на пе редней и левой боковой поверхностях. Внутрнорганная артериальная сеть представлена хорошо выраженными ветвями 2-го порядка, широко аиа стомозирующими друг с другом и с ветвями 3-го и 4-го порядков (С. Н. Ка хиани, 1971).

Основной отток крови от пищевода направлен в систему верхней полой вены (через внутренние яремные, подключичные, непарную и полунепар ную вены). От нижней трети пищевода и кардиалыюго отдела желудка:

он осуществляется в воротную вену. Таким образом, в области пищевода имеются естественные порто-кавальные анастомозы. При наличии пор тальной гипертензии вены нижнего участка пищевода, особенно подслн зистого слоя, варикозно расширяются и могут быть источниками опасных кровотечений.

В иннервации пищевода выявлены некоторые возрастные особенности У новорожденных нервное сплетение в мышечном слое представлено в основном безмякотными нервными волокнами, составляющими сеть неж ных тяжей и петель различной формы. Нервные клетки мелкие, мала дифференцированы, лишены отростков и расположены среди сети нерв ных волокон.

В ганглиях же лишь изредка встречаются крупные, дифференцирован ные и снабженные отростками нервные.клетки. С возрастом постепенно наступает полная дифференциация нервных клеток, как в сплетении, так и в ганглиях ('С. И. Колосова, 1968).

Ствол правого блуждающего нерва подходит к пищеводу в верхних отделах заднего средостения, выше дуги непарной вены, и распадается на ветви, образующие на задне-правой поверхности пищевода у детей отчетливо выраженное сплетение. Ствол левого блуждающего нерва при ближается к пищеводу ниже, на уровне верхнего края левого главного» бронха, и образует на передне-левой поверхности пищевода также круп нонетлистое нервное сплетение.

В первые 2—3 года жизни ребенка дуга аорты не окружает пищевод слева и сзади, как у взрослых, а лишь прилежит к его задне-левому краю. Это обстоятельство в известной степени объясняет отсутствие у маленьких детей выраженного сужения пищевода на уровне дуги аорты (3. А. Трофимова, 1968). Кроме того, ввиду недостаточности развития в раннем возрасте предпищеводной клетчатки пищевод на относительно большем протяжении непосредственно соприкасается с задней поверхно стью перикарда.

МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ОСОБЕННОСТИ СИСТЕМЫ ДЫХАНИЯ У ДЕТЕЙ Функция внешнего дыхания, имеющая целью осуществление легочного газообмена, представляет собой комплекс нескольких физиологических механизмов, тесно связанных между собой. Эта взаимосвязь является ди намичным процессом, предполагающим адекватные сдвиги каждого из звеньев всей системы под влиянием изменения любого из них. Клиниче ская физиология дыхания условно разделяет единую систему функции внешнего дыхания на несколько этапов. Основные из них: легочная вен тиляция, распределение воздуха в легких, альвеолярно-капиллярная диф фузия, легочный кровоток и его отношение к вентиляции.

Указанные динамичные процессы зависят от анатомических условий, в которых они протекают, в частности от статических легочных объемов, которые в физиологических условиях определяются главным образом ан тропометрическими и конституциональными особенностями индивидуума.

Осуществление функции внешнего дыхания является по сути биомехани ческим процессом, и в настоящее время понимание физиологии и пато физиологии внешнего дыхания неотделимо от изучения закономерностей механики дыхания в условиях нормы и патологии.

Физиология внешнего дыхания в детском возрасте связана с анатоми ческими особенностями органов дыхания, возрастными особенностями энергетических потребностей организма, а также с антропометрическими отличиями детского организма от организма взрослого человека. Все эти условия определяют детские нормативы физиологических показателей, используемых при изучении функции внешнего дыхания. Знание норма тивов необходимо для правильной оценки сдвигов этих показателей в условиях патологии.

Методические приемы исследования внешнего дыхания у детей не сколько отличаются от методов исследования у взрослых. Основные пра вила для получения объективных данных заключаются в установлении контакта исследователя с ребенком, обучении его выполнению несложных приемов, а при необходимости отвлечение внимания ребенка от процеду ры исследования. Среди нескольких методик получения того или иного показателя следует отдавать предпочтение наименее травмирующему и наиболее приближающемуся к физиологическим условиям дыхания. В то же время опыт показывает, что соответствующая подготовка позволяет при необходимости проводить у больных детей школьного возраста почти все те же исследования, какие проводятся взрослым.

В настоящее время клиническая физиология дыхания располагает боль шим количеством методов, позволяющих получить обширную информа цию о функции внешнего дыхания исследуемого. При полном исследова нии дыхания в отделениях функциональной диагностики научно-иссле довательских институтов и детских клиник можно получить 40— цифровых показателей. Не все они имеют равноценное диагностическое значение, многие повторяют друг друга. Каждое исследование функции внешнего дыхания должно быть целенаправленным и определяться кон кретными клиническими задачами, которые зависят от предполагаемого диагноза и плана лечения больного.

План исследования функции внешнего дыхания будет различным в зависимости от того, направляется ли ребенок с целью установления пер вичного диагноза заболевания, или с целью решения вопроса о функцио нальной операбельности, или для суждения об эффективности терапев тических мероприятий в процессе подготовки ребенка к операции, или, наконец, для оценки ближайших и отдаленных результатов оперативного вмешательства.

Легочные объемы Определение легочных объемов является необходимой частью иссле дования функции внешнего дыхания при решении любой из поставленных перед функциональной диагностикой задач. Прежде всего оно позволяет, хотя и грубо, судить о размерах функционирующей поверхности легочных мембран, о наличии и степени ограничительных (рестриктивных) про цессов в легких, а также о степени их вздутия (гиперинфляции).

Различают следующие легочные объемы.

Дыхательный объем (DO, VT). Именуется также глубиной дыхания.

Представляет собой количество воздуха, вдыхаемого при одном дыхатель ном цикле (объем выдыхаемого воздуха несколько меньше).

Жизненная емкость легких (ЖЕЛ, VC). Максимальное количество воз духа, которое выдыхает испытуемый после максимального глубокого вдо х-а;

ЖЕЛ является наиболее распространенным и просто получаемым тестом, клиническое значение которого нередко преувеличивается;

дей ствительно, ЖЕЛ является чувствительным показателем. Она снижается при большинстве заболеваний легких и при многих нелегочных заболе ваниях. Причины уменьшения ЖЕЛ многочисленны. К ним относятся и ригидность структур грудной клетки или легких, и увеличение легоч ного кровонаполнения, и затруднение выдоха вследствие ухудшения про ходимости дыхательных путей, и мышечная слабость, и др. Жизненная емкость легких может снижаться, следовательно, и при ограничительных процессах, и при обструктивных нарушениях, и вследствие внелегочных нарушений.

Более специфично и важно в диагностическом плане определение общей емкости легких (ОЕЛ, TLG), которая состоит из суммы ЖЕЛ и остаточ ного объема легких (00, RC). Остаточный объем определяет собой объем воздуха, остающийся в легких после максимального выдоха.

Величина ОЕЛ более точно, чем ЖЕЛ, характеризует количество ле гочной паренхимы. Она, правда, включает, помимо емкости альвеол, и объем воздухоносных путей. Показатель ОЕЛ, определенный методикой разведения гелия либо методом вымывания азота, отражает объем венти лируемых частей легких, тогда как ОЕЛ, определяемая методом общей плетизмографии, включает также невентилируемые полости легких.

Общая емкость легких, как правило, снижается при рестриктивных нарушениях. В этих случаях отмечается параллельное снижение ОЕЛ и ЖЕЛ. При обструктивном же типе легочной патологии вследствие задержки воздуха в легких происходит увеличение остаточного объема легких, при этом ЖЕЛ может быть сниженной либо нормальной, а ОЕЛ либо нормальная, либо увеличенная. Таким образом, соотношения ле гочных объемов 00, ЖЕЛ, ОЕЛ и их значения по сравнению с должны ми величинами позволяют определить тип нарушения дыхания, дают представление о степени ограничительных процессов в легких и обструк тивных изменений в дыхательных путях.

Из методов определения легочных объемов наиболее распространенным в СССР является метод разведения гелия в закрытой системе. Исследова ние производят на приборе ПООЛ-1 или МЕТА-2-40Г. Оно выполнимо у большинства детей с 4-летнего возраста. Ребенок должен быть предва рительно обучен спокойному дыханию в спирограф и маневру выполнения ЖЕЛ.

Должная ОЕЛ вычисляется как сумма должных значений 00 и ЖЕЛ.

Отклонения от должной величины в пределах ±20% считаются допу стимыми. Помимо абсолютных значений указанных легочных объемов, используется вычисление доли 00 Б процентах от ОЕЛ. В детском воз расте, по данным Л. Н. Любченко и С. Н. Ардашниковой (1968), 00/ОЕЛ составляет в возрасте 7—14 лет 21—26%. Патологическим считается увеличение 00/ОЕЛ до 30% и более.

Некоторые авторы используют еще один легочный объем — функцио нальную остаточную емкость (ФОЕ, FRG), которая представляет собой объем газа, находящегося в легких после спокойного выдоха. Полагая, что ребенок не всегда производит полный глубокий выдох, тест ФОЕ считают более объективным. Вычисляют также отношение ФОЕ/ОЕЛ.

По данным Л. Н. Любченко и С. Н. Ардашниковой, это отношение у детей школьного возраста равно 44—50%. В подавляющем большинстве случаев изменения 00 и ФОЕ идут параллельно, так же как и значения 00/ОЕЛ и ФОЕ/ОЕЛ. Увеличение 00 и ФОЕ свидетельствует о по вышенной воздушности легких (гиперинфляции) различного происхож дения.

К легочным объемам относят, помимо указанных емкостей, физиологи ческое мертвое пространство (ФМП, V0). Понятие ФМП обозначает объ ем воздухоносных путей, в котором не происходит газообмена. Помимо ротовой полости, носоглотки, трахеи, бронхов и бронхиол, в ФМП входит также объем плохо вентилируемых альвеол и объем вентилируемых, но не перфузируемых альвеол. Поскольку в нормальных усло виях все вентилируемые альвеолы должны иметь соответствующий легочный кровоток, ФМП у здоровых людей практически равно анатоми ческому. Это понятие является функциональным, изменяющимся при различных условиях легочной вентиляции. При частом и поверхностном дыхании доля ФМП по отношению к альвеолярному объему, в котором происходит газообмен, возрастает, и вентиляция становится менее эф фективной. Большая часть работы дыхания расходуется при этом на промывание ФМП. Однако ФМП имеет и положительное значение, яв ляясь буфером между атмосферным воздухом и альвеолами, способствуя поддержанию постоянства температуры, влажности и газового состава альвеолярного воздуха.

Определение ФМП (VD) производится по формуле Бора:

где F — содержание СО2 в альвеолярном воздухе (в %);

FE — содержание A СОя в выдыхаемом воздухе (в %);

Fy — содержание СОг во вдыхаемом воздухе (в %);

VT — дыхательный объем.

Концентрация СОг в выдыхаемом и вдыхаемом воздухе определяется на любом газоанализаторе, а концентрация СОг в альвеолярном воздухе определяется либо методом капнографии (советский прибор ГУМ-2) или принимается равной концентрации СОг в артериальной крови. Последнее считается более точным при выраженной неравномерности соотношения вентиляция/кровоток, однако методически более трудоемко. По- данным Wood и соавт. (1971), анатомическое мертвое прост^цшство у. люде'и4 v 7—40 лет можно рассчитать по следующим формула^:.^ 2 Детская торакальная хирургия * где Ht —роет (ЕСМ);

BSA— площадь поверхности тела|(вм2), Wt — мас са тела (в кг);

FRG — функциональная остаточная емкость легких (в л).

Легочная вентиляция Основным условием поддержания постоянства газового состава арте риальной крови является сохранение состава альвеолярного воздуха на оптимальном уровне. Этой цели служит легочная вентиляция, обеспечи вающая адекватную энергетическим потребностям организма замену от работанного альвеолярного воздуха на свежий с необходимыми для диф фузии уровнями парциальных давлений кислорода и углекислого газа.

Интенсивность вентиляции определяется в норме прежде всего уровнем потребления организмом кислорода. При этом биологическая целенаправ ленность позволяет достигнуть этого уровня наиболее экономным для организма путем, с наименьшей затратой энергии и наименьшей работой дыхательных мышц. Интенсивность легочной вентиляции принято изме рять количеством воздуха, вдыхаемым в течение 1 мин: минутный объем дыхания (МОД, V). Должная величина этого показателя зависит от должной величины потребляемого в 1 мин кислорода. Известно, что здо ровые дети старше 4—6 лет, так же как и взрослые, при спокойном дыхании поглощают из 1 л вентилируемого воздуха в среднем 40 мл кислорода (так называемый коэффициент использования кислорода—КИ).

Следовательно, чтобы организм ребенка мог получить, например, 160 мл кислорода, необходимый уровень МОД должен быть ——=4 л. Дол 40 мл жная величина минутного потребления кислорода (МПО^) в свою очередь рассчитывается из величины должного основного обмена (ДОО): МПОг = ДОС ккал ут „ т. я —. Должный основной обмен определяется по возрасту, росту, весу и полу по таблицам Гарриса —Бенедикта.

Минутный объем дыхания дает представление об интенсивности общей легочной вентиляции, однако этот показатель не отражает интенсивность вентиляции альвеол, так как большая часть МОД тратится на промыва ние мертвого пространства. Чем чаще и поверхностней дышит ребенок, тем большая часть МОД расходуется на неэффективное для газообмена промывание мертвого пространства. И наоборот, чем глубже дыхание, тем ближе значения МОД и альвеолярной вентиляции. Чаще всего соотноше ния МОД и альвеолярной вентиляции обусловливаются механическими свойствами легких и воздухоносных путей. При изменении механики ды хания в условиях патологии обычно наблюдается компенсаторное увели чение МОД с целью достижения необходимого для газообмена уровня альвеолярной вентиляции. Снижение МОД является обычно неблагопри ятным признаком снижения компенсаторных возможностей дыхательного аппарата. Исследование МОД, частоты дыхания и дыхательного объема методически несложно, оно проводится методом спирографии с 2—3-лет него возраста ребенка. Для получения сопоставляемых величин с долж ными исследование легочной вентиляции необходимо проводить только в условиях основного обмена. Отклонение МОД от должной величины от —20% до +30% не считают патологическим. Повышение МОД при нор мальном основном обмене всегда сопровождается снижением КИ, что ука зывает на непродуктивность вентиляции, однако обычно это повышение имеет компенсаторное значение для поддержания газового состава аль веолярного воздуха и уровня легочного газообмена. Сопоставляя МОД с частотой и глубиной дыхания, можно лишь ориентировочно судить, имеет ли место гипервентиляция или гиповентиляция альвеол. Увеличенный МОД при неглубоком дыхании может сопровождаться альвеолярной ги повентиляцией, поскольку в этом случае имеет место лишь повышенная вентиляция мертвого пространства. Увеличение МОД при глубоком ды хании обычно указывает на альвеолярную гипервентиляцию. В табл. приводятся возрастные нормы частоты дыхания у детей при дыхании в спирограф СГ-1М (по данным В. Н. Рязанова и Т. А. Долженко, 1966).

Должный ДО рассчитывается путем деления должного МОД на нормаль ную частоту дыхания.

Частота дыхания и ДО являются в детском возрасте чрезвычайно ва риабельными. Оба эти показателя имеют значение главным образом для оценки изменений МОД.

Более ценно, но более сложно исследование уровня альвеолярной вен тиляции (АВ, VA). Альвеолярная вентиляция в норме составляет 66—80% МОД. У здоровых детей школьного возраста, по данным Л. Г. Степановой, Л. Н. Любченко и Г. Н. Кавер (1972), имеются следу ющие значения: VA/VT (отношение альвеолярной вентиляции к МОД) у мальчиков 8—12 лет — 68,0±1,41;

13—15 лет — 69,1 ±0,89;

у девочек 8—12 лет —64,5±11,29;

13—15 лет— 73,0±4,60;

VA (л/мин) у мальчиков 8—12 лет — 3,49±0,142;

13—15 лет — 5,22±0,147;

у девочек 8—12 лет — 3,22±0,203;

13—15 лет V 3,26±0,230. Значение этого показателя заклю чается в том, что он отражает итог вентиляционной работы дыхательного аппарата и помогает интерпретировать сдвиги газового состава и кислот но-щелочного равновесия крови (КЩР). Альвеолярная гиповентиляция является одной из важнейших причин гипоксемии и ограничения функ циональных возможностей при заболеваниях легких.

В последние годы исследование альвеолярной вентиляции стало более доступным для клинической физиологии дыхания в связи с распростра нением капнографа ГУМ-2 и приборов для определения парциальных дав лений газов крови (микро- и макро-Аструп и др.). Альвеолярную венти ляцию можно расчитать по формуле:

где / — частота дыхания.

При выраженной неравномерности отношений вентиляция/перфузия, когда на капнограмме нет альвеолярного плато, вместо концентрации СОг в альвеолярном воздухе используют рСОг артериальной крови (раСОг).

Если же нет возможности определить раСОг, то за альвеолярную прибли женно принимается концентрация СОг в конечных порциях выдыхаемого воздуха при глубоком выдохе. Эта же концентрация используется для расчета VD.

2* Распределение вдыхаемого воздуха Различные участки легких даже в физиологических условиях вентили руются неравномерно. Существует разновременное заполнение вдыхаемым воздухом разных зон легких. Заполняющиеся первыми участки легких вентилируются хуже, чем последующие, так как в первые поступает воздух мертвого пространства.

Заполняющиеся следующими участки вентилируются лучше, а венти ляция участков, в которые воздух поступает позднее всего, вновь ухудша ется (Rauwerda, 1946). У здоровых людей, по данным Koler (1959), lough и Martin (1953, 1956, 1966), вначале заполняется верхняя доля, затем нижняя.

Помимо «последовательной» неравномерности вентиляции, существует «параллельная», обусловленная выключением из дыхания некоторых участков легких вследствие сужения бронхов (Motley, 1950). В патоло гических условиях, помимо неравномерных нарушений бронхиальной проходимости, наблюдается неодинаковая растяжимость разных частей легких (Otis e. а., 1956). Указанные условия приводят к количественным различиям замены газа в отдельных альвеолах. Мозаичность распределе ния вдыхаемого газа в легких, называемая неравномерностью альвеоляр ной вентиляции, наряду с неравномерностью распределения легочного кровотока является причиной физиологической гипоксемии. Известно, что у здорового человека гемоглобин артериальной крови насыщен кислоро дом на 96—98%, так как в легочные вены поступает кровь не толь Хо из хорошо вентилируемых альвеол, но также из артерио-венозных легочных анастомозов и из плохо вентилируемых, но снабжаемых кровью альвеол.

Распределение вдыхаемого газа в легких исследуется многочисленными методами.

Наиболее распространены метод нитрометрии и метод разведения гелия в системе легкие — спирограф.

Указанные методы позволяют судить об общей неравномерности вен тиляции.

При методе нитрометрии ребенок вдыхает чистый кислород. Замед ленное вымывание азота из легких указывает на нарушение распределе ния вдыхаемого газа. При методике множественных вдохов в норме через 7 мин концентрация азота в выдохнутом воздухе (форсирован ный выдох) не должна превышать 2,5%.

Наиболее доступен и поэтому широко применяется метод множествен ных вдохов в закрытой системе. На приборе ПООЛ-1 или МЕТА-2-40Г производится дыхание гелиево-воздушной смесью до установления рав новесия газов в системе легкие — спирограф. По кривой разведения гелия рассчитывают так называемый индекс эффективности смешивания гелия (ИЭ). Он представляет собой отношение числа дыханий, теоретически необходимого для 90% смешивания газов, к фактическому числу дыханий испытуемого (А. А. Черкасова, А. П. Писцов, 1968). У здоровых детей ИЭ колеблется от 70 до 120%. Чем ниже ИЭ тем больше выражена об щая неравномерность альвеолярной вентиляции.

Регионарное распределение вентиляции легких определяется ра диоизотопными методами, среди которых предпочтение отдается приме нению ксенона (133Хе). В патологических условиях изучение регионарного распределения функций легких имеет большое значение для оценки ло кальных нарушений вентиляпии и кровотока с целью решения вопросов границ оперативного вмешательства, режимов анестезии и искусственной вентиляции, оценки отдаленных результатов резекций легких (А. П. Зиль бер, 1965, 1969, 1971;

West, 1958—1961;

Bates, 1964, 1966). А. П. Зиль бер указывает, что доза облучения при исследовании с радиоактивным ксеноном не превышает дозу обычной рентгеноскопии.

Механика дыхания Если изучение легочных объемов, вентиляции и газообмена интенсивно ведется уже многие десятилетия и получило широкую разработку в фи зиологическом и клиническом аспектах в нашей стране и за рубежом, то вопросы биомеханики дыхания являются сравнительно новой областью клинической физиологии дыхания. Несмотря на теоретическую базу (Ne ergard,.1927—1929;

Rohrer, 1925;

Mead, 1961, и др.), методические труд ности долгое время не позволяли приступить к изучепию биомеханики дыхания в клинике. В то же время уже первые исследования в этом на правлении внесли новое в понимание патогенеза дыхательной недоста точности. Было "установлено, что функциональные возможности аппарата дыхания при ряде заболеваний в большинстве случаев ограничены ме ханическими затруднениями, а одышка, наблюдающаяся у больных, чаще всего связана именно с нарушениями механики дыхания и появляется задолго до изменений газового состава крови.

Для исследования механики дыхания применяются методы пневмота хографии и телесной плетизмографии. Некоторые простые тесты можно получить методами спирографии и пневмотахометрии.

Среди многочисленных функциональных показателей механики дыха ния наибольшее клиническое значение имеют тесты аэродинамического сопротивления дыхательных путей, растяжимости и эластичности легких, работы дыхательной мускулатуры. Аэродинамическое сопротивление (не эластическое), преодолеваемое воздухом при прохождении через дыха тельные пути, зависит от диаметра и протяженности дыхательных путей, от объемной скорости воздушного потока и от его характера. В воздухо носных путях имеет место смешанный характер потока (ламинарный и турбулентный). При увеличении скорости движения воздуха поток стано вится преимущественно турбулентным и величина сопротивления возра стает. Аэродинамическое (бронхиальное) сопротивление можно опреде лить, измерив объемную скорость потока (F ) и разность альвеолярного m и атмосферного давлений. Пневмотахограф ПТГ-2, разработанный Все союзным научно-исследовательским институтом медицинского приборо строения (ВНИИМП), позволяет измерить эти параметры. В детском возрасте наиболее применим метод Вьюлемье. Во время записи пневмо тахограммы, которая отражает динамику объемной скорости дыхания, производится кратковременное прерывание воздушного потока заслонкой, вмонтированной в пневмотахографическую трубку. Измеренное в трубке давление в момент перекрытия равно внутриальвеолярному давлению Перекрытие воздушного потока производится несколько раз в разные фазы выдоха. По полученным данным строят график поток/объемная ско рость, определяют Р при Vm — 0,5 л/с и рассчитывают R. Бронхиальное сопротивление, следовательно, выражается величиной градиента давления (альвеолы — атмосфера), необходимого для поддержания объемной ско рости воздушной струи 1 л/с.

У здоровых детей бронхиальное сопротивление с возрастом уменьшает ся, достигая значений взрослых к 14—15 годам. Величина бронхиального сопротивления у детей, по данным Т. Д. Кузнецовой, представлена в табл. 4.

Данные, полученные И. С. Ширяевой (1973) и основанные на изме рении бронхиального сопротивления у детей в возрасте 6—15 лет, пока зали прямолинейную обратную связь этого показателя с ростом и ЖЕЛ.

Возрастная динамика бронхиального сопротивления обусловлена уве личением в процессе роста площади поперечного сечения воздухоносных путей. Очевидно, диаметр их увеличивается значительно более интенсив но, чем протяженность. Высокое бронхиальное сопротивление у детей раннего возраста является относительным, так как объемные скорости воздушного потока у них значительно меньше, чем у старших детей, и для их достижения не требуется столь высокого альвеолярного давления, ка кое необходимо для создания потока 1 л/с.

Метод Вьюлемье не во всех случаях дает надежные результаты;

при высоком бронхиальном сопротивлении может иметь место занижение ис тинных его значений. Более точным считается измерение не альвеоляр ного, а вы утр и пищеводного давления. Последний метод позво ляет определить не только бронхиальное сопротивление, но и другие по казатели механики дыхания: растяжимость легких и работу дыхания.

Растяжимость легких (комплайнс) определяется величиной возрастания объема легких при изменении внутригрудного (внутрипищеводного) дав ления на 1 см вод. ст.:

показывает, какое возрастание давления изменяет объем легких на 1 л.

Для измерения внутрипищеводного давления катетер с резиновым бал лоном вводится через нос в пищевод на глубину между средней и нижней третью пищевода. Конец катетера подсоединяют к одной из камер мано метра пневмотахографа (другая камера сообщается с дыхательной труб кой). На нос накладывают зажим. Одновременно через загубник иссле дуемый дышит в трубку прибора, соединенную с чувствительным мано метром для записи пневмотахограммы. По пневмотахограмме подсчиты вают изменение объема легких от начала до конца вдоха (AV), и затем эту величину соотносят с изменением внутрипищеводного давления (ЛР) за тот же отрезок времени.

Растяжимость, измеренная при обычном дыхании, именуется дина мической (Cd)B отличие от статической (Cs), которая измеряется при медленном глубоком вдохе. У здоровых детей обе величины прибли зительно одинаковы. При легочной патологии обструктивного типа Cd

s В табл. 5 представлены нормативы динамической растяжимости легких у детей. Измерение растяжимости легких у больных детей дает представ ление о степени нарушения эластических свойств легочных структур, о степени ригидности легких.

Во время дыхания дыхательная мускулатура производит работу по перемещению воздушной струи. Это перемещение связано с преодолением эластического и неэластического сопротивлений легочных структур и грудной клетки. Работа измеряется произведением силы на расстояние, что применительно к легким означает произведение внутригрудного дав ления (сила) на объем вдыхаемого и выдыхаемого воздуха. Если постро ить диаграмму в координатах давление/объем, отложив по оси ординат изменения давления, а по оси абсцисс—изменения объема легких в тече ние полного дыхательного цикла, то получится замкнутая петля. Площадь этой петли характеризует работу дыхания в течение одного дыхательного цикла. Полученное значение умножают на число дыханий в 1 мин и делят на 100. Эта величина в кгм/мин показывает механическую работу дыхания (табл. 6).

При заболеваниях легких, сопровождающихся одышкой, работа дыха ния значительно увеличивается в связи с возрастанием сопротивлений эластического и неэластического, увеличением ригидности легких и уве личением МОД. Увеличение работы дыхания может наблюдаться и без увеличения МОД, и в этих случаях является основным объективным критерием одышки и дыхательной недостаточности.

Исследование механики дыхания с введением внутрипищеводного дат чика удается проводить с 7 лет (Т. Д. Кузнецова, Ю. М. Свердлов, 1971;

В. С. Попович, 1971, и др.). М. И. Анохин для исследования механики дыхания у детей раннего возраста с успехом применил принцип общей плетизмографии и использовал вместо измерения внутрипищеводного дав ления запись «импедансной пневмограммы» (М. И. Анохин, 1969).

У старших детей можно применять боди-плетизмографы зарубежного производства, поскольку исследование работы дыхания на них возможно без введения внутрипищеводного датчика.

В настоящее время широкое распространение имеют простые и доступ ные методы исследования бронхиальной проходимости. К ним относятся пневмотахометрия и некоторые тесты, выполняемые при дыхании в спи рограф. С помощью пневмотахометра (ПТ-2, ПТ-3) определяют макси мальную (пиковую) объемную скорость форсированного вдоха и выдоха.

Методика проста и не требует больших затрат времени. Непременным условием является обучение ребенка для получения воспроизводимых результатов (табл. 7).

Методом спирографии исследуется кривая форсированного выдоха жиз ненной емкости легких (ФЖЕЛ) п максимальная вентиляция легких (МВД).

Кривую ФЖЕЛ записывают при большой скорости протяжки бумаги.

Существует большое количество способов оценки кривой ФЖЕЛ. Наибо лее удобным следует признать абсолютную величину (в л) объема фор сированного выдоха за 1 с (ФЖЕЛ1) и тест Тиффно (отношение ФЖЕЛ к общей величине ФЖЕЛ фактической). Некоторые исследователи отно сят ФЖЕЛ1 к должной ЖЕ Л.

В табл. 8 приводятся возрастные нормативы ФЖЕЛ1 у детей 4—16 лет.

Тест Тиффно у девочек от 4 до 13 лет и у мальчиков от 4 до 11 лет должен быть не меньше 75%, а у девочек от 14 до 16 лет и мальчиков от 12 до 16 лет — не меньше 65%.

Пневмотахометрические показатели и ФЖЕЛ имеют большие достоин ства, так как они легко выполнимы и не требуют больших затрат времени для их исследования. Однако существенным их недостатком является необходимость участия в исследовании ребенка, что снижает объектив ность тестов. В то же время на форсированное дыхание раньше, чем на спокойное, влияют нарушения бронхиальной проходимости, поскольку сопротивление воздушному потоку резко возрастает при увеличении ско рости воздушного потока. С этой точки зрения тесты форсированного дыхания можно считать более чувствительными, чем показатель бронхи ального сопротивления.

Существенное значение для суждения о механических свойствах легких имеет качественный характер кривой ФЖЕЛ. Растянутая конечная часть кривой ФЖЕЛ указывает на ухудшение проходимости мелких дыхатель ных путей и снижение эластичности легких, а пологая верхняя часть кривой отражает сопротивление крупных бронхов. Скачкообразный ход кривой ФЖЕЛ нередко связан с клапанным механизмом нарушения брон хиальной проходимости.

Максимальная вентиляция легких хотя и относится обычно к показа телям механики дыхания, но является тестом, зависящим от влияния большого количества легочных и внелегочных факторов (табл. 9). Если пренебречь внелегочными факторами (мышечная сила, психический тонус, готовность ребенка участвовать в исследовании и др.), то основными оп ределяющими значение МВЛ факторами будут те, которые влияют на величину ЖЕ Л и скорость форсированного выдоха. Следовательно, МВЛ зависит и от легочных объемов, и от состояния бронхиальной проходи мости. Уменьшение количества легочной ткани, ригидность легких, ограниче ние расправления легких вследствие плевральных шварт и т. п., наруше ния рестриктивного характера уменьшают размах дыхательных движений при выполнении МВЛ. Нарушение бронхиальной проходимости, задержка воздуха в легких при обструктивных изменениях снижают скорость вы доха и тем самым уменьшают МВЛ. Для выяснения преобладающего влияния на МВЛ обструктивных и рестрнктивных изменений вычисляет ся отношение:

МВЛ, % к норме/ЖЕЛ, % к,нор,ме Если это отношение меньше 1, индекс указывает на преобладание об структивных нарушений, если оно больше 1, то преобладают рестриктив ные нарушения.

Максимальная вентиляция легких, являясь суммарной величиной, зави сящей от многих факторов, как принято считать, характеризует резервные возможности аппарата дыхания. Поскольку МВЛ — чрезвычайно вариа бельный тест, клиническое значение имеет снижение МВЛ более чем на 30%. На существенное ограничение резервных возможностей указыва ют значения МВЛ менее 50% нормы.

Диффузионная способность легких Обмен газов альвеолярного воздуха с кровью легочных капилляров осу ществляется посредством диффузии. Скорость диффузии углекислого газа ео много раз превышает скорость диффузии кислорода, поэтому при па тологии значительно раньше наступает гипоксемия, нежели гиперкапния артериальной крови. Скорость поступления газа (в мл/мин) из альвео лярного воздуха в кровь легочных капилляров в расчете на 1 мм рт. ст.

разности парциальных давлений газа по обе стороны диффузионной мем браны принято называть общей диффузионной способностью легких (DL) или фактором перехода (transfer factor). Диффузионная способность легких зависит от площади функционирующих легочных мем бран, толщины и качественных характеристик диффузионного слоя, ко личества крови в капиллярном русле легких и от количества гемоглобина в крови. Диффузионная способность легких увеличивается при увеличе нии вентиляции легких и уменьшается при значительном ускорении ле гочного кровотока.

Измерение DL впервые было проведено Kroqh в 1909 г., по из-за мето дических трудностей не получило клинико-физиологического применения до 1956 г. Только в последние 15 лет работами Bates было положено на чало исследованиям DL в клинике. В нашей стране, начиная с 1963 г.

(Н. Н. Канаев), изучение DL постепенно получает все большее распро странение (М. М. Бабин, Г. П. Турина, 1970;

Р. И. Агранович, 1970;

Р. С. Виницкая, А. А. Маркосян, 1970 — у взрослых;

И. С. Ширяева, Б. А. Марков, 1971, 1972, 1973, 1974 —у детей).

Существует несколько методов измерения DL: одиночного выдоха, ус тойчивого состояния, возвратного дыхания. Измеряют либо скорость диф фузии кислорода, либо угарного газа.

Применение СО для исследования DL основано на том, что этот газ имеет высокое сродство к гемоглобину и мгновенно им поглощается, проникнув в эритроциты легочной капиллярной крови. Поэтому содержа ние СО в плазме крови принимается равным 0. Измеренное в альвеоляр ном воздухе парциальное давление СО, таким образом, характеризует градиент давления газа по обе стороны диффузионной мембраны. Количе ство поглощенного в единицу времени СО определить легко, измерив содержание СО во вдыхаемом и выдыхаемом воздухе и определив МОД где: FiCO — содержание СО во вдыхаемом воздухе (в %);

FECO— содер жание СО в выдыхаемом воздухе (в %);

FACO — содержание СО в аль веолярном воздухе (в %);

В — барометрическое давление.

Все указанные значения определяются на приборе «Диффузиометр» или «Диффузионтест». На обоих приборах исследование проводится ме тодом устойчивого состояния (steady state), т. е. при спокойном дыхании по достижении постоянного содержания СО в альвеолярном воздухе. Для исследования применяют смесь атмосферного воздуха с СО, содержание которого равно 0,03—0,05%, что безвредно для исследуемого.

По данным И. С. Ширяевой (1971), у детей диффузионная способность легкпх от 5 до 30 мл/(мин-мм рт. ст.). Она меньше, чем у взрослых, как в абсолютных значениях, так и при расчете на поверхность тела (табл. 10).

DLco у детей увеличивается в прямой пропорции с возрастом, ростом, поверхностью тела и легочными объемами. Ниже приводятся уравнения регрессии, которые могут быть применены для вычисления должных зна чений DLco.

где В — поверхность тела (в м2), Н — рост (в см), VC — жизненная ем кость легких (в л).

В связи с широкой вариабельностью DL отклонение показателя в пре делах ±30% от должной величины не может считаться патологическим.

Помимо исследования в покое, применяется исследование DL в усло виях устойчивого состояния нагрузки. В этом случае отмечается возра стание DL параллельно с увеличением мощности нагрузки, которое объ ясняют увеличением площади функционирующих легочных мембран за счет раскрытия физиологических ателектазов и не действующих в покое легочных капилляров. Измерение DL при нагрузке позволяет выявить резервы дыхания, что имеет немаловажное значение для оценки функ циональных возможностей организма больного ребенка.

По данным И. С. Ширяевой и С. Г. Шмаковой (11972), при нагрузке 1 W на 1 кг массы тела у здоровых детей происходит увеличение DLco в 172—27г раза.

Перспективным является исследование раздельно основных компонен тов, составляющих DL: мембранного компонента (Дм) и кро вяног о компонент а (6Vc). Взаимоотношения этих составляющих представлены в следующей формуле:

Раздельное определение мембранного и кровяного компонентов по ме тоду Roughton и Forster (1957) можно провести на тех же приборах. После дыхания смесью воздуха с СО п определения всех необходимых значений проводится дыхание смесью кислорода с СО. В процессе исследования •определяются те же, что и при определении общей DL, параметры, а так же содержание кислорода. Вычисление основано на том, что при дыхании смесью СО и Оз гемоглобин блокируется кислородом, и кровяной компо нент таким путем учитывается отдельно.

При хирургических заболеваниях легких у детей отмечается снижепие DL, так как имеет место уменьшение количества функционирующих ле гочных мембран;

страдает и сосудистое русло легких. Поэтому измерение DL следует считать важным функциональным методом исследования ды хания в детской торакальной хирургии.

Газы крови и кислотно-щелочное равновесие Изучая механику дыхания, легочную вентиляцию и диффузию, мы оп ределяем механизмы функции внешнего дыхания, которые позволяют осу ществлять соответствующий требованиям организма легочный газообмен.

И поскольку главной целью легочного дыхания является поддержание постоянства газового состава крови, в комплекс исследований функции;

внешнего дыхания входит определение газов крови и КЩР.

Кислород Кислород находится в крови в растворенном виде и в соединении с ге моглобином. Количество растворенного кислорода невелико— приблизи тельно 1%. Основная часть его находится в химическом соединении с гемоглобином.

На сродство кислорода к гемоглобину оказывают влияние напряжение кислорода в крови, содержание в ней углекислоты и солей, рН крови, температура. Соотношение между напряжением кислорода и его соедине нием с гемоглобином — оксигемоглобином отражает кривая диссоциации оксигемоглобипа. Ее форма указывает на то, что при низком рОз (до 55 мм рт. ст.) оксигемоглобин способен легко диссоциировать и освобож дать кислород. При рОг от 70 до 100 мм рт. ст. процент окснгемоглобина остается почти неизменным на высоком уровне (свыше 90%). Повышение содержания в крови углекислоты, увеличение кислых валентностей, по вышение температуры тела увеличивают диссоциацию оксигемоглобина и приводят к падению насыщения крови кислородом.

В настоящее время для получения наиболее полной и точной инфор мации об эффективности функции легких предпочитают использовать следующие методы газоанализа.

1. Определение насыщения артериальной крови кислородом, отражаю щее процентное отношение оксигемоглобина к общему гемоглобину НЬОо 0/ а -/о- отот показатель определяется с помощью различных кюветных нь гемометров: геморефлектора Бринкмана, оксиметра «Элема», оксигемо метра 0-57 и др. Принцип работы аппаратов достаточно хорошо известен и подробно описан в справочниках по функциональной диагностике.

Для исследования берут 0,5 мл крови из предварительно прогретого пальца кисти. <У здоровых детей процент НЬОг в артериальной крови на ходится в пределах 96—99%. Снижение этого показателя указывает на значительные нарушения функции внешнего дыхания.

2. Определение напряжения кислорода в крови. В основе определения лежит положение Henry о том, что при постоянной температуре у боль шинства газов, растворенных в воде или электролите, имеется линейная зависимость между напряжением газа и числом его молекул в растворе.

Создание метода полярографии позволило регистрировать $О2 в крови.

Для этой цели используют платиновый электрод с тефлоновым покрытием (тип Кларка) и электрод сравнения. При подаче напряжения 0,6 В на электроды, опущенные в электролит, кислород из пробы крови начинает проходить через тефлоновую мембрану и оседать на катоде, восстанавли ваясь до перекиси водорода и воды. Возникший поляризационный ток усиливается и передается на стрелочный прибор, градуированный в мм рт. ст. Аппараты, созданные по этому принципу (микро-Аструп, га зоанализатор фирмы «Бекман», Комбитест, АЗИВ-1) позволяют быстро и с большой степенью точности определить рОг в микропорциях (~ 60 мкл крови).

Указанный метод завоевывает все большее признание в педиатриче ской практике, позволяя проводить повторные исследования у детей, всех возрастных групп, включая новорожденных и недоношенных детей» выявлять наличие PI степень гипоксемии, осуществлять контроль за кис лородотерапией, что делает его незаменимым в детской реаниматологии и хирургии.

Наибольшую диагностическую ценность представляет определение на пряжения кислорода в артериальной крови. Поскольку забор крови из артерии у детей крайне затруднителен, была сделана попытка замены ее артериализировашгой капиллярной кровью из кончика пальца. Счита лось, что эта кровь, взятая из предварительно хорошо прогретой руки, близка по содержанию кислорода к артериальной крови. Однако иссле дования, проведенные в последние годы, опровергают это предположение (табл. 11).

Проведенные сравнительные исследования показали, что наиболее близ ка к артериальной крови по содержанию кислорода кровь, взятая из моч ки уха. Артериализация этого участка достигается смазыванием его на 10—20 мин мазью, содержащей сосудорасширяющие средства (финаль гон, гемолюбе, финерган, трафурил, никотиновая мазь), либо прогрева нием ушным датчиком оксигемометра.

Напряжение кислорода в крови — величина более лабильная, чем про цент НЬОг. Она может колебаться в течение суток в пределах 5 мм рт. ст.

(Hertz, Shumann, 1970). Исследования рО2 у здоровых детей также сви детельствуют о значительной индивидуальной вариабельности (табл. 12).

Величина рОг заметно меняется в зависимости от того, находится ли организм в покое, физическом напряжении или после него. Так, тяжелая физическая нагрузка вызывает значительное (на 15—20 мм рт. ст.) сни жение рО2. Однако наиболее выраженное падение напряжения кислорода в крови происходит при различных патологических процессах в легких.

Углекислый газ и кислотно-щелочное равновесие Углекислота является конечным продуктом метаболизма тканей. В кро ви она, так же как и кислород, находится в растворенном состоянии, образуя слабую угольную кислоту (~3 об.%) и в химически связанном состоянии (~50 об.%) в виде бикарбонатов: в эритроцитах — КНСО3, в плазме — NaHCOa. Часть углекислого газа связана с гемоглобином в виде карбаминогемоглобпна, причем большее сродство к СОг испытывает восстановленный гемоглобин, чем оксигемоглобин. Благодаря этому об легчается выделение СОг из крови наружу в легочных капиллярах и г наоборот, связывание и выведение его из тканей, где углекислый газ накапливается в больших количествах.

Углекислота играет важную роль в поддержании КЩР. Постоянство активной реакции крови и тканевых жидкостей есть важнейшее условие нормальной жизнедеятельности организма. В связи с непрерывно проис ходящими метаболическими процессами и в результате поступления с нищей кислых и щелочных продуктов возникает угроза сдвига рН крови в ту или другую сторону.

Однако, как известно, в здоровом организме смещение рН происходит в довольно узких пределах (7,35—7,45) и является величиной постоянной.

Это постоянство обеспечивает буферная система крови, состоящая из би карбонатной и фосфатной систем, белков плазмы (протеннат натрия) и гемоглобина.

Буферные системы способны в значительной степени предотвратить сдвиги реакции крови. Регуляция этих (взаимодействий осуществляется легкими, почками, желудочно-кишечным трактом и печенью.

Легочная вентиляция обеспечивает постоянство рН через буферную систему угольной кислоты (Н2СОз—ВНСОз) и гемоглобина. Участие лег ких сводится к выведению из организма СОг путем снижения рСОз ве нозной крови. За сутки через легкие удаляется до 1300 мэкв СО2. Это происходит благодаря изменению частоты, глубины и ритма дыхания.

Реакция дыхания на изменение рН совершается очень быстро, что свя зано с воздействием Н+ на дыхательный центр гуморально и нейрогеино через рецепторы дуги аорты и каротидного синуса.

Механизм буферного действия бикарбонатной системы следующий. Ес ли в кровь поступает сильная кислота, она вытесняет более слабую уголь ную кислоту из ее соединений и превращается в соль. В результате в крови вместо сильной кислоты образуется более слабая угольная кислота.

Она лишь незначительно подкисляет кровь и распадается на СОг и НгО.

Увеличение углекислого газа возбуждает дыхательный центр, увеличи вается вентиляция, что влечет за собой выведение из организма избытка СОг. СДВИГ рН компенсируется и реакция крови нормализуется. При по ступления в кровь щелочей с ними вступает в реакцию Н2СОз, образуя соль и воду. Соль, обладая функцией слабого основания, не представляет большой щелочной агрессии.

Бикарбонатная система обладает наибольшей буферной способностью и по ней судят о кислотно-щелочном составе крови. С этой целью опре деляются следующие показатели: рН и рСОг, буферные основания (БО, ВВ), стандартный бикарбонат (СБ, SB), истинный бикарбонат (ИБ. АВ), сдвиг буферных оснований (ОБО, BE), общая СОг (СОг, ТООг). Анализ этих данных позволяет клиницисту определить направленность сдвига реакции крови в больном организме, его вид (респираторный или мета болический) и физиологический смысл (причинные или компенсаторные изменения).

Современные методы изучения КЩР позволяют определять непосред ственно в крови лишь два показателя — рН и рСОг. Наиболее распростра нено благодаря точности и быстроте исследования электрометрическое определение этих показателей с помощью специальных приборов (раз личные рН-метры, микро-Аструп, биологический микроанализатор, «Ком бите ст», АЗИВ-1).

Для определения SB, ВВ, АВ, BE, CO2 на основании полученных вели чин рН и pGO2 используют номограммы. Из большого количества предло женных гк настоящему времени наиболее удобными являются номограммы Astrup, Siggaard-Andersen и Thews.

В табл. 13 приводятся показатели КЩР у здоровых детей.

Бронхоспирография В связи с прогрессом хирургии легких у детей, расширением диапазона оперативных вмешательств возникает необходимость иметь точные данные о функциональном состоянии аппарата внешнего дыхания и функцио нальной способности каждого легкого. Бронхоспирография дает возмож ность одновременно проводить исследование легочных объемов, вентиля ции и газообмена раздельно каждого легкого.

Метод бронхоспирографии был разработан и успешно применен в 1932 г. Jacobaues, Frenckner и Bjorkman. В последующие годы методика бронхоспирографии модифицирована и нашла широкое распространение при различных заболеваниях легких и плевры у взрослых больных (В. И. Бураковский, 1955;

П. П. Фирсова, 1956, 1962, 1963;

А. А. Чер винский, 1958;

Г. В. Гуляев, 1959;

Г. П. Кубряков, 1959;

3. Ф. Калан дадзе, 1961;

А. Т. Анисимова, В. А. Хасабова, 1961;

П. Д. Марьин, 1964;

С. В. Лохвицкий, 1965;

Bjorkman, 1934;

Bjorkman, Carlens, 1950;

Norris, 1957;

Anthony, 1962, и др.).

Вместе с тем при заболевании легких у детей до последних лет при менение бронхоспирографии было ограничено. Ограничения были связа ны с отсутствием двухпросветных трубок маленького диаметра, а глав ное — с необходимостью проводить эту непростую манипуляцию у ре бенка под местной анестезией. Поэтому предпринимались попытки проведения у детей бронхоспирографии однопросветной трубкой с целью раздельного исследования функции легких. Подобную методику исполь зовали в 1965 г. В. А. Климанский и Ю. С. Красовский. В дальнейшем Г. И. Осьмак (1969) предложил использовать при проведении бронхоспи рографии у детей бронхоскоп Брюнингса, который вводили сначала в одно, затем в другое легкое под местной анестезией. При записи пооче редно одного, а затем другого легкого бронхоспирографпя теряет свой смысл.

Центральный вопрос проведения бронхоспирографии у детей — это во прос обез боливания. Попытки облегчить состояние больного в мо мент введения двухпросветной трубки, применив общее обезболивание, известны в литературе. Н. Д. Марьин (1964) при трудностях введения двухпросветной трубки производил интубацию под внутривенным геми тиаминовым наркозом с мышечными релаксантами. При восстановлении самостоятельного дыхания производили бронхоспирографию. А. М. Тер ЗГ ноиольский п В. Г. Пилинога (1966) начинали исследование с внутри венного барбитурового наркоза с мышечными релаксантами. После извлечения бронхоскопа в трахею вводили трубку Карленса и запись брон хосппрограмм производили при спонтанном дыхании. Vogel (1964), Pop pelbaum (1964) запись бронхоспирограммы проводили при управляемом дыхании, под наркозом с применением мышечных релаксантов.

С. В. Лохвицкий (1965, 1968) при технической трудности интубации и у психически неустойчивых больных вводил бронхоспирометрическую трубку после внутривенного наркоза тиопенталом натрия и листеноном.

Однако появление кашлевого рефлекса под действием тиобарбитуратов вызывало необходимость после восстановления самостоятельного дыхания у большинства больных проводить насыщение эфиром через двухпросвет ную трубку до достижения уровня наркоза IIli, после чего трубку от ключали от наркозного аппарата и соединяли со спирографом. Таким образом, запись раздельной спирограммы производилась под наркозом, при спонтанном дыхании.

Все перечисленные выше методики применения общего обезболивания при бронхоспирографии имеют те или иные серьезные возражения. Боль шинство из них чрезвычайно условны и не дают истинного представления о функциональном состоянии легких или позволяют изучать только малую часть показателей, из тех, которые можно получить, применив бронхоспи рографию.

В педиатрии разработана методика бронхоспирографии, которая дает возможность избежать указанных выше недостатков и получить качест венные бронхоспирограммы у детей с 5-летнего возраста (Л. М. Рошаль, В. И. Щербина, О. И. Щепкина, 1970). Подробно методика приводится ниже.

Методика. Бронхоспирографию проводят после предварительной под готовки и объяснения ребенку характера и цели исследования (рис. 6).

Накануне и в день проведения бронхоспирографии дети получают андак син или триоксазин. За 30 мин до исследования вводят атропин и про медол в возрастной дозировке. Через маску наркозного аппарата подают наркотическую смесь закиси азота с кислородом в отношении 3:1 (6 л закиси азота и 2 л кислорода) и фторотана аппаратом УНАП-2. Подачу фторотана начинают при показателе дозиметра «1» и через каждые 4— вдохов постепенно увеличивают до «5». Через 2—3 мин наступает полное расслабление мускулатуры, которое позволяет свободно провести тщатель ную местную анестезию.

Несколько лучшие результаты были получены при применении анесте тиков ультракороткого действия (эпонтола, сомбревина) для выполнения местной анестезии слизистой трахео-бронхиального дерева и введения двухпросветной трубки в трахею. Эпонтол вводят в виде 2,5% раствора в течение 15—20 с из расчета 8 мг на 1 кг массы с минимальными дозами листенона (0,8 мг/кг). Сон наступает сразу после введения эпонтола и продолжается приблизительно 4Уг мин — времени, достаточного для про ведения местной анестезии и интубации трахеи двухпросветной трубкой.

В качестве местного анестетика применяют 1% раствор дикаина в количестве 1,5—2,5 мл и 10% раствор новокаина — 5—7 мл. Анестезию выполняют в 2—3 этапа. В первый этап смазывают раствором дикаина корень языка, заднюю стенку глотки, твердое и мягкое небо, надгортан ник, грушевидные синусы, подсвязочное пространство. Затем во второй этап гортанным шприцем вводят в трахею 10% раствор новокаина с до бавлением 1 мл 1% дикаииа и повторно смазывают указанные выше отделы.

Интубацию проводят под контролем ларипгоскопа двухпросветной труб кой типа Карленса (изготовленной в Московском научно-исследователь ском институте резины), смазанной 2% анестезиновой мазью. Таким об разом, сочетание мощного анестетика и анальгетика позволяет без насилия над ребенком произвести одну из сложных в методике бронхо спирографии манипуляций. Для облегчения введения трубки в длинный ее канал вводят проводник из металла. Правильное стояние трубки и до статочную герметичность манжеток проверяют, закрывая пальцем внача ле правый канал трубки и убеждаясь, что дышит левое легкое, а затем наоборот.

После введения двухпросветной трубки ребенок пробуждается, стано вится контактным, и только после этого начинают запись бронхоспиро граммы. Запись производят после нормализации частоты пульса, давления и оксигемографических показателей. Длительность записи в 5—7 мин достаточна для расчета частоты дыхания, дыхательного объема, остаточ ного объема, поглощения кислорода, ШЕЛ и МВЛ. Одновременно реги стрируют насыщение крови кислородом, исследуют газы крови, раздельно определяют СО^ альвеолярного воздуха каждого легкого па аппарате ГУМ-2 и проводят функциональную пробу с выключением пораженного легкого на 2—3 мин.

3 Детская торакальная хирургия Данные, полученные при раздельной бронхоспирографии, не тождест венны фактическим показателям, а отражают степень участия каждого легкого в дыхании. Для получения более достоверных представлений о функции каждого легкого используют обычно принятые расчеты и опре деляют фактические данные от показателей общей спирографии и про центное отношение от должных величин каждого легкого.

В подготовку к бропхоспирографии входит тщательная предваритель ная санация трахео-бропхиального дерева (дренаж-положение, лечебная:

физкультура, ингаляции с протеолитическими ферментами, а при необхо димости — туалетная бронхоскопия).

Описанная выше методика была применена у 118 детей до и в от даленные сроки после радикальных операций на легких по поводу брон хоэктатической болезни.

Бронхоспирография показана при решении вопроса об операбель пости больного при двустороннем поражении, в случае необходимости удаления целого легкого или большего числа сегментов с одной стороны и неуверенности в функциональной полноценности остающегося легкого.

Полезна бронхоспирография при определении очередности оперативного вмешательства при двустороннем поражении легких и необходимости про извести последовательную двустороннюю резекцию. Считают, что опера цию следует начинать со стороны, имеющей более выраженные функцио нальные изменения. По мнению С. В. Лохвицкого (1969), бронхоспиро графия показана при снижении общих показателей функции внешпега дыхания (неустойчивая компенсация и субкомпенсация) и у больных с клиническими и рентгенологическими указаниями па функциональную асимметрию внешнего дыхания на фоне снижения общих показателей.

Противопоказания к раздельной бронхоспирографии у детей ана логичны противопоказаниям к любым другим броихологическим методам исследования, связанным с катетеризацией трахеи и бронхов. Абсолютным противопоказанием является повышенная чувствительность к дикаину.

МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ОСОБЕННОСТИ СЕРДЕЧНО-СОСУДИСТОЙ СИСТЕМЫ У ДЕТЕЙ Сердечно-сосудистая система детей по сравнению с таковой у взрослых имеет различия в морфологическом и функциональном отношениях. Эти различия выражены тем значительнее, чем моложе ребенок. В течение всех периодов детства, вплоть до зрелого возраста, происходит непрерыв ное (и неравномерное) развитие сердца и сосудов: увеличиваются масса и объемы полостей сердца, изменяется соотношение его отделов и поло жение в грудной клетке, совершенствуется нервная регуляция деятель ности сердечно-сосудистой системы, дифференцируется гистологическая структура сердца и сосудов.

Существует тесная связь между гистоморфологическими и функцио нальными особенностями системы кровообращения у детей, оказывающи ми друг на друга влияние..

Каждое изменение функциональной нагрузки определенного сектора сердечно-сосудистой системы представляет фактор, направляющий и ус коряющий чисто морфологическое развитие. Например, более быстрое* развитие миокарда левого желудочка после рождения объясняется его большей функциональной нагрузкой в результате изменения характера кровообращения. С другой стороны, гистоморфологическое развитие раз ных секторов сердечно-сосудистой системы становится базой для даль нейшего развития и усовершенствования функции этих секторов.

Деятельность сердечно-сосудистой системы определяется внутренними:

и внешними факторами. Основными внутренними факторами являются чисто морфологическое и функциональное состояния разных элементов;

сердечно-сосудистой ткани. Внешние факторы — это иервнорефлекторное и гуморальное влияния непосредственно на тканевые элементы сердца и сосудов. Все эти факторы находятся в постоянном взаимодействии и оп ределяют деятельность сердечно-сосудистой системы в целом. При раз питии зародыша, когда организм матери создает ему относительное по стоянство среды, необходимость в деятельности адаптационных механиз мов сердечно-сосудистой системы зародыша незначительна. С рождением ребенка начинается активная жизненная деятельность и взаимодействие организма с внешней средой. Основными факторами, определяющими дея тельность сердца, к этому времени становятся экстракардиальные меха низмы адаптации.

Для регуляции деятельности сердечно-сосудистой системы у детей ха рактерна недостаточно совершенная корковая регуляция, особенно в ран нем периоде детства, а также пониженный тонус центра блуждающего нерва. Кортикальные влияния на аппарат кровообращения в каждом возрастном периоде имеют свои характерные особенности, которые опре деляются не только возрастом, но и типом высшей нервной деятельности, а также состоянием общей возбудимости ребенка (Н. И. Красногорский, 1957). В сердечно-сосудистой системе детей могут в разные возрастные периоды возникать дисгармонии, асинхронность развития. В частности, это выражается в том, что в результате временной задержки развития структура миокарда может сохранять свойства, присущие ей па преды дущей возрастной ступени развития. Асинхропизм нередко касается эво люции нервно-мышечного аппарата и бывает обусловлен тем, что развитие нервной системы сердца в основном заканчивается уже в 7—10-летнем возрасте, а мышечная ткань сердца, начиная развиваться особенно интен сивно у детей от 12 до 14 лет, продолжает дифференцироваться до 18— 20 лет. Эта причина, так же как и возможное появление, например, в пу бертатном периоде несоответствия между объемом сосудистого русла и сердца, вместе с особенностями нейро-эндокринной перестройки организ ма несомненно является предрасполагающим моментом в развитии дис функций аппарата кровообращения.

Временные нарушения деятельности аппарата кровообращения в дет ском возрасте проявляются разнообразно. Наиболее частыми среди них являются функциональные шумы в сердце, расстройства ритма сердечной деятельности, гипертонические и гипотонические состояния, «юношеское сердце». В основе этих состояний часто лежат нарушения со сторопы центральной нервной системы, в частности коры больших полушарий.

У многих здоровых детей различного возраста (даже грудного) в обла сти сердца выслушиваются систолические шумы (функциональные или неорганические). Частота их нарастает параллельно увеличению возраста детей. Причины, лежащие в основе функциональных шумов, могут быть весьма разнообразны и многочисленны. Наиболее важные и частые из них — нарушения нервной регуляции деятельности сердца, ведущие к изменению тонуса миокарда и, в частности, папиллярных мышц, ускоре ние кровотока в устьях аорты и легочной артерии, легкие нарушения биоэнергетических процессов в миокарде на почве интоксикации, инфек ции, в результате чего нарушается и правильное функционирование кла панного аппарата.

Необходимо подчеркнуть, что функциональные расстройства сердечно сосудистой системы у детей, как правило, являются преходящими и не нарушают гармонического развития растущего организма. Оценка состоя ния, функций сердечно-сосудистой системы на современном этапе про водится с привлечением широкого круга инструментальных методов ис следования, предоставляющих объективные диагностические критерии и позволяющих судить о биофизических процессах в системе кровообраще ния (электрической и механической активности сердца), о состоянии внутрисердечиой и общей гемодинамики.

3* Нлже представлены основные параметры, характеризующие функцио нальное состояние аппарата кровообращения в детском возрасте. Необхо димо подчеркнуть, что у детей первых лет жизни по сравнению с детьми старшего возраста имеются существенные различия этих параметров, что связано в первую очередь с возрастными особенностями нейро-гумораль ной регуляции функций сердца и сосудов и анатомическими различиями.

Пульс. У детей наблюдается большая частота пульса, чем у взрослых, Е связи с относительно высоким обменом веществ, быстрой сокращаемостью сердечной мышцы и меньшим влиянием блуждающего нерва. Кроме того, у детей почти всегда выражена дыхательная аритмия, которая иногда в школьном возрасте достигает значительных степеней (так называемый вагусный пульс). Число сердечных сокращений у спящего ребенка при мерно на 10—20 ударов меньше, чем в состоянии бодрствования. Этот показатель характеризуется большой изменчивостью под влиянием раз личных факторов (движение, волнение) и подвержен большим индиви дуальным колебаниям. Для здоровых детей характерна следующая часто та пульса в 1 мин: у новорожденных—110—120, у детей грудного воз раста — 132—120, у детей от 1 года до 3 лет — 120—105, от 4 до 7 лет — 105—85, от 8 до И лет — 85—78, от 12 до 15 лет — 80—70.

Таким образом, с возрастом детей происходит постепенное замедление частоты пульса, что обусловлено постепенным повышением тонуса пара симпатического отдела вегетативной нервной системы, а также снижени ем интенсивности обмена веществ.

Размеры сердца находят свое отражение в местоположении сердечного толчка и границ относительной сердечной тупости. У детей раннего воз раста (до 2 лет) сердечный толчок определяется в четвертом межреберье, на 1—2 см кнаружи от среднеключичной линии, у детей дошкольного возраста (3—7 лет) — в пятом межреберье, на 1 см кпаружи от левой среднеключичной линии, у младших школьников (7—12 лет) —в пятом межреберье, на 0,5—1 см киутри от сосковой линии, у старших школь ников (13—16 лет) — в пятом межреберье, па 1—2 см кнутри от средне ключичной линии (табл. 14).

У детей грудного возраста, особенно у новорожденных, тоны сердца несколько глуше, чем у детей в возрасте 2—3 лет. У верхушки сердца I тон, как правило, несколько громче II тона.

Артериальное давление. Величина артериального давления зависит от многих факторов, среди которых наибольшее значение имеют мощность левого желудочка сердца, емкость сосудистого русла и тонус артериаль ных стенок. У детей в связи с относительно большой емкостью артери ального русла и широким просветом артерий, а также вследствие меньшей мощности левого желудочка артериальное давление ниже, чем у взрослых.

Литературные данные о возрастных нормах артериального давления у детей несколько неоднородны (табл. 15).

Согласно последним данным (В. А. Романенко, 1972), полученным на основе регистрации тахоосциллограмм, в пределах грудного возраста (до 1 года) минимальное и максимальное артериальное давление постепенно увеличивается с возрастом, а боковое (истинное систолическое) и пуль совое почти не изменяется. Так, минимальное давление у детей в возрасте до 3 мес равно 54,4 мм рт. ст., от 3 до 6 мес — 58,6, от 6 до 9 мес — 64,0, от 0 до 12 мес — 65,7 мм рт. ст.

Максимальное давление у детей в возрасте до 3 мес равно в среднем 110,4 мм рт. ст., от 3 до 6 мес — 112,2 мм рт. ст., от 6 до 9 мес — 112,2 мм рт.ст., от 9 до 12 мес— 117 мм рт. ст.

У детей старше 1 года величина артериального давления отражена в табл. 16 (по данным аускультативного метода).

По данным тахоосциллографии, у детей раннего возраста артериальное давление имеет следующие величины: минимальное — 37—43,4 мм рт.ст., максимальное — 88,0—96;

пульсовое — 40,6—36, гемодинамический удар —dO,6—16 мм рт. ст. (Ф. М. Китикарь, 1968).

Из табл. 17 следует, что в пределах раннего возраста (от 1 года 5 мес до 3 лет 6 мес) артериальное давление практически не изменяется. Ве личина артериального давления у детей дошкольного возраста представ лена в табл. 18, а у детей школьного возраста — в табл. 19.

Величина кровяного давления в разных секторах кровеносной системы в рамках большого круга кровообращения неодинакова. У новорожденных и у детей до 9 мес жизни артериальное давление в верхних конечностях больше, чем в нижних. После 9-го месяца жизни артериальное давление в нижних конечностях становится выше, чем в верхних. Это объясняется тем, что с указанного возраста ребенок начинает стоять и ходить. Имеют ся данные, что климатические условия влияют на уровень артериального давления. У детей, проживающих на юге, оно ниже, чем па севере (П. П. Афанасенко, 1962, и др.). Зимой и весной уровень артериального. давления несколько выше, чем летом и осенью (Ф. Н. Морозов, 1958, и др.), утром — ниже, чем вечером (В. Н. Засухипа, 1962, и др.), повы шается в конце учебного года. Отмечается наибольший прирост величин давления в 14—16 лет, что объясняют усилением темпов прироста физи ческого и полового созревания в этом возрасте (В. Н. Засухина, 1962;

М. Я. Студеникин и др., 1969).

Большое влияние на артериальное давление у детей оказывают эмоции (положительные и отрицательные). Физическая нагрузка вызывает по вышение максимального и некоторое снижение минимального артериаль ного давления.

Венозное давление. Его величина зависит от тонуса вей, количества крови в венозной системе, сократительной функции правых отделов серд ца. Оно постепенно понижается от венул до полых вен. При глубоком вдохе венозное давление повышается, при выдохе — понижается, в гори зонтальном положении оно ниже, чем в вертикальном. При отрицатель ных эмоциях (крик и плач ребенка) отмечается повышение уровня ве нозного давления.

Венозное давление с возрастом постепенно снижается (табл. 20). Более высокие цифры его у детей раннего возраста объясняются меньшей ем костью венозной сети, более узким просветом вен, большим количеством циркулирующей крови. По данным Ю. Б. Вишневского (1935), у детей 7—15 лет следует считать пределом нормальных колебаний венозное дав ление, равное 50—100 мм вод. ст.

Скорость кровотока. Важнейшим показателем функционального состоя ния сердечно-сосудистой системы, характеризующим быстроту продвиже ния крови по кровеносным сосудам, является скорость кровотока. Она зависит от силы и частоты сердечных сокращений, количества циркули рующей крови, тонуса сосудистой стенки, площади поперечного сечения и длины сосуда, величины артериального давления. Скорость кровотока в различных секторах сосудистой системы неодинакова: самая большая — в аорте, где имеется наименьшая площадь просвета сосуда по сравнению с другими суммарными просветами сосудов, самая меньшая — в црекапил лярах и капиллярах, так как суммарная площадь просвета этих сосудов наибольшая. Таким образом, скорость кровотока в отдельных сосудах не может дать точного представления о скорости кровотока в целом. В кли нической практике для суждения о скорости кровотока исследуют сум марную скорость на большом участке кровообращения. Например, опре деляют время, в течение которого те или иные химические вещества продвигаются с кровью из локтевой веиы (в которую их вводят) по верх ней полой вене, в правую половину сердца и в легкие, в левую половину сердца, аорту, до языка (проба на вкус вещества) или из легких по ле гочной артерии — в левую половину сердца, аорту, до кровеносных сосу дов ушной раковины (оксигемометрический метод).

Разные методы определения скорости кровотока дают различные ре зультаты. Так, например, при введении гистамипа в локтевую вену от ветная реакция — покраснение лица — наступает у детей 6—10 лет через 12—19 с, 11 — 13 лет —через 14—20 с, 14—16 лет — через 16—21 с (О. Н. Федорова, 1939). Скорость кровотока, определенная цитотоновым методом (Б. Г. Лейтес, 1948), у детей 7—9 лет составляет 7—8 с, у де тей 10—13 лет — 8—9 с. По данным А. М. Тюрина (1961), до 18 лет скорость кровотока каждый год замедляется на 0,25 с. Чем моложе ре бенок, тем быстрее кровоток, тем меньше время полного кругооборота крови. Этому способствуют более короткая длина сосудов, более широкий их просвет (особенно артериол), более слабые противодействующие кро вяному току силы у детей младшего возраста. По данным Н. Б. Коган (1962), у детей в возрасте от 4 до 16 лет время циркуляции постепенно увеличивается от 2,5 до 4,5 с (оксигемометрический метод).

Недостаточность кровообращения сопровождается замедлением тока крови, повышением температуры тела, анемия — ускорением тока крови.

По данным А. А. Галстяыа (1961), время кровотока зависит также от роста и положения исследуемых детей: у высоких детей оно продолжи тельнее, в горизонтальном положении по сравнению с вертикальным за медляется.

Ударный и минутный объемы кровообращения (сердца). Ударный или систолический объем сердца (УО)— количество крови, выбрасываемое желудочком сердца при каждом сокращении, минутный объем (МОК) — количество крови, выбрасываемое желудочком в минуту. Величина УО зависит от объема сердечных полостей, функционального состояния мио карда, потребности организма в крови. Минутный объем прежде всего зависит от потребностей организма в кислороде и питательных веществах.

Так как потребность организма в кислороде непрерывно изменяется в связи с изменяющимися условиями внешней и внутренней среды, то ве личина МОК сердца является весьма изменчивой. Изменение величины МОК происходит двумя путями: 1) через изменение величины УО;

2) че рез изменение частоты сердечных сокращений.

Существуют разнообразные методы определения ударного и минутного объемов сердца: газоаналитический, методы разведения красителя, радио изотопный и физико-математический (на оспове тахоосциллографии и вычисления УО по формулам, например Бремзера — Ранке или Старра).

Физико-математические методы в детском возрасте имеют преимущества перед остальными вследствие отсутствия вреда или какого-либо беспо койства для исследуемого, возможности сколь угодно частых определении этих параметров гемодинамики.

Величина ударного и минутного объемов с возрастом увеличивается;

при этом УО изменяется более заметно, чем минутный, так как с возра стом ритм сердца замедляется (табл. 21). У новорожденных УО равен 2,5 мл, в возрасте 1 года —10,2 мл, 7 лет — 23 мл, 10 лет — 37 мл г 12 лет — 41 мл, от 13 до 16 лет — 59 мл (С. Е. Советов, 1948;

Н. А. Шал ков, 1957). У взрослых УО равен 60—80 мл. Показатели МОК, отне сенные к массе тела ребенка (на 1 кг массы), с возрастом не увеличива ются, а, наоборот, уменьшаются. Таким образом, относительная величина МОК сердца, характеризующая потребности организма в крови, выше у новорожденных и у детей грудного возраста.

Ударный и минутный объемы сердца практически одинаковы у маль чиков и у девочек в возрасте от 7 до 10 лет (табл. 22). С 11 лет оба по казателя нарастают как у девочек, так и у мальчиков, по у последних они увеличиваются более значительно (МОК достигает к 14—il6 годам у де вочек 3,8 л, а у мальчиков — 4,5 л).

Таким образом, половые различия рассматриваемых показателей ге модинамики выявляются после 10 лет. Кроме ударного и минутного объ емов, гемодинамику характеризует сердечный индекс (СИ — отно 4!

шение МОК к поверхности тела);

СИ варьирует у детей в широких пре делах — от 1,7 до 4,4 л/м2, при этом связи его с возрастом не выявляется (средняя величина СИ по возрастным группам в пределах школьного возраста приближается к 3,0 л/м2).

Количество циркулирующей крови. В кровообращении участвует не вся кровь организма. Известное количество ее задерживается в так назы ваемых кровяных депо (сосудах печени, селезенки, брюшной полости).

'Соотношение между количеством циркулирующей крови и количеством крови в «кровяных депо» постоянно меняется. При повышении потреб ности организма в кислороде и питательных веществах из депо в цирку ляцию поступает дополнительная кровь. С возрастом количество циркули рующей крови относительно уменьшается (табл. 23).

В период полового созревания объем циркулирующей крови временно увеличивается. Одной из причин уменьшения объема циркулирующей крови с возрастом па 1 кг массы тела может быть снижение основного обмена.

У детей в отличие от взрослых процентный объем плазмы больше, чем процентный объем эритроцитов. Масса циркулирующей крови у мальчи ков несколько больше, чем у девочек. У мальчиков количество циркули рующей крови составляет 78,3 мл, у девочек — 74,8 мл на 1 кг массы тела. Количество плазмы у мальчиков — 46,1 мл, у девочек — 44,2 мл на 1 кг массы тела (А. А. Маркосян, 1969).

Периферическое сопротивление. Кровь, поступающая из сердца во вре мя его сокращения в артериальную систему, встречает на своем пути периферическое сопротивление, степень которого обратно пропорциональ на сечению сосудов. Периферическое сопротивление находится под регулирующим влиянием нервной системы. Его величина зависит от функ ционального состояния артериол и капилляров воего тела. Главное сопро тивление в артериальной системе приходится на долю артериол. Измене ния периферического сопротивления играют большую роль в регуляции кровоснабжения различных органов и в поддержании величины минут ного объема сердца па одном и том же уровне.

Измерение общего периферического сопротивления показывает вели чину нагрузки, приходящейся па левый желудочек сердца во время пре одоления кровью препятствия в артериолах.

По данным И. Н. Вульфсон (1967), у здоровых детей школьного воз раста отмечаются большие индивидуальные колебания общего перифери ческого сопротивления: от 0,6 до 2,4 условные единицы (метод тахоос циллографии). У детей 7—10 лет этот показатель выше, чем у детей в возрасте 11 — 16 лет. Отмечается тенденция к снижению общего перифе рического сопротивления при увеличении массы тела;

определенной зави симости от пола ребенка не выявлено (табл. 24).

Электрокардиограмма (ЭКГ) здоровых детей отличается от ЭКГ взрос лых и, кроме того, имеет свои специфические особенности в каждом возрастном периоде. Эти особенности обусловлены различным анатоми ческим положением сердца в грудной клетке, различным соотношением мышечных масс правого и левого желудочков, вегетативно-эндокринными влияниями и другими, еще не полностью изученными факторами. Для де тей, особенно младшего возраста, характерна значительно выражен ная лабильность пульса.

У здоровых детей часто (в 94%) наблюдается синусовая аритмия (ды хательная). В фазе вдоха число сердечных сокращений увеличивается, а в фазе выдоха — уменьшается. У детей грудного и раннего возраста степень выраженности синусовой аритмии меньше, чем у детей старшего возраста.

Продолжительность зубцов и интервалов ЭКГ у детей короче, чем у взрослых. Часто встречаются отрицательные зубцы Т в III и правых грудных отведениях, деформация начального желудочкового комплекса

С возрастом детей изменяется продолжительность интервалов R—R, P—Q, Q—T, ширина желудочкового комплекса QRS. Чем моложе ребе нок, тем чаще ритм сердечной деятельности и тем короче интервалы ЭКГ.

С возрастом детей изменяется и высота отдельных зубцов ЭКГ в раз личных отведениях, особенно высота R и S, но диагностическое значение имеет не абсолютная высота зубцов, а их взаимоотношение в различных отведениях. Это взаимоотношение зависит от направления электрической оси сердца.

Электрокардиограмма новорожденных отличается нали чием относительной брадикардии (в первые дни), сменяющейся в после дующие дни тахикардией (А. Б. Воловик, 1952;

Р. Э. Мазо, 1961). В пер вые дни частота сердцебиений равна 110—100 ударов в мипуту, в после дующие дни— до 135 в минуту. Продолжительность интервала P—Q, по данным различных авторов, варьирует от 0,09 до 0,15 с, в среднем равна 0,11 с. Продолжительность комплекса QRS в среднем равна 0,05 с. Про должительность электрической систолы Q—Т в зависимости от частоты ритма колеблется от 0,22 до 0,32 с. Зубец Р в стандартных отведениях высокий, часто заострен. Отношение высоты зубца Р к высоте зубца R в первых двух стандартных отведениях составляет 1 : 3. В правых груд ных отведениях встречается отрицательный зубец Р. Зубец Q в III отве дении часто глубокий (превышает !Д R).

Электрическая ось сердца, как правило, отклонена вправо: зубец R в I отведении низкий, а в III отведении высокий, и, наоборот, зубец S глубокий в I и мало выражен в III отведении. Могут наблюдаться зазуб рины зубца Rm. В грудных отведениях (Vi, V5) встречаются высокие зубцы R и глубокие зубцы S (т. е. признаки, характерные у взрослых для гипертрофии обоих желудочков). Зубец Т в стандартных отведениях может быть снижен, двухфазен или отрицателен. В отведении Vi он двух фазен или отрицателен. В левых грудных отведениях снижен, может быть отрицательным.

Электрокардиограмма детей раннег о воз раста (до 2 лет). Частота сердцебиений у детей раннего возраста равна 110— ударов в минуту. Продолжительность интервала Р—Q и комплекса QRS несколько увеличивается по сравнению с новорожденными. Продолжи тельность интервала P—Q равна 0,1—0,12 с (до 0,15 с), продолжитель ность комплекса QRS — 0,04—0,07 с, продолжительность электрической систолы Q—T — 0,24—0,30 с. Отношение высоты зубца Р к высоте зубца R в первых двух стандартных отведениях уменьшается, составляя около 1:6, за счет увеличения высоты зубца R. Зубец Qm глубокий (более [ U R), в правых грудных отведениях, как правило, отсутствует;

в левых грудных отведениях хорошо выражен, так же как и в однополюсных от ведениях от конечностей (aVR, aVL и aVF). По сравнению с тем, что наблюдается у новорожденных, происходят некоторые изменения во вза имоотношении зубцов R и S в стандартных отведениях: увеличение вы соты зубца R[ и уменьшение зубца *S"i, а также изменение соотношения зубцов Л и Г за счет некоторого увеличения зубца Т. Зубец Т в первых двух стандартных отведениях составляет 7з или ]Д зубца R.

Наряду с правым типом ЭКГ встречается нормальный и в редких слу чаях левый тип.

В правых грудных отведениях, так же как и у новорожденных детей, наблюдается высокий зубец R, а в левых — глубокий S.

По данным Р. Э. Мазо (1961), для детей раннего возраста характерно наличие низковольтных комплексов QRS одновременно в отведениях aVL и aVF, чего не бывает у взрослых, и относительно высокий зубец R в отведении aVR. В III отведении комплекс QRS может быть зазубрен.

Зубец Т в правых грудных отведениях (а иногда до отведения V4) отрицателен, двухфазен или сглажен, что нередко сопровождается сме щением вниз интервала S—Т (у взрослых характерно для коронарной недостаточности).

Электрокардиограмма детей дошкольног о воз раста (от 2 до 7 лет). Частота ритма сердечной деятельности у детей дошколь ного возраста— 95—100 ударов в минуту;

по данным Р. Э. Мазо — в сред нем 92 удара в минуту.

Длительность интервала Р—Q составляет 0,11—0,16 с, в среднем — 0,13 с, продолжительность комплекса QRS — 0,05—0,08 с. Продолжитель ность электрической систолы — 0,27—0,34 с.

По сравнению с тем, что наблюдается у детей раннего возраста, про должается увеличение зубца R в первых двух стандартных отведениях и увеличение зубца S в III отведении, а также увеличение зубца Т в первых двух отведениях. Наблюдаются правый (чаще всего), нормальный (реже) и редко левый типы ЭКГ. Наиболее часто встречается вертикаль ная электрическая позиция сердца, нередко — промежуточная. В правых грудных отведениях высота зубца R уменьшается, а в левых грудных — увеличивается. Зубец S по мере продвижения электрона влево уменьша ется. Отношение величины зубца Р к величине R в первых двух стандар тных отведениях еще более уменьшается (за счет уменьшения зубца Р и увеличения зубца R) и равно 1:8;

1: 10, уменьшается глубина зубца Q в стандартных отведениях. Зубец Q непостоянен, так же как и у детей раннего возраста, в III стандартном отведении он может быть глубоким l (больше U R)- Чаще, чем у детей раннего возраста, встречается зазубри вание комплекса QRS, особенно в III стандартном и правых грудных от ведениях (картина неполной блокады правой ножки пучка Гиса). Зубцы Т в однополюсных грудных отведениях могут быть отрицательными, на чиная с Vi до V4. Так же как у детей раннего возраста, в правых грудных отведениях может наблюдаться смещение интервала S—Т.

Эле кт рока рдиог ра мма де т е й шк о л ь но г о в о з р а с т а (7—15 лет) приближается к ЭКГ взрослых, но имеет ряд характерных •особенностей. К этим особенностям относятся все еще заметная лабиль ность пульса, выраженная синусовая аритмия, более короткая, чем у взрослых, продолжительность интервала Р—Q, комплекса QRS. Частота пульса колеблется в больших пределах (70—90 ударов в минуту). Про должительность интервала Р—Q равна 0,14—0,18 с, в среднем 0,14 с, длительность комплекса составляет QRS 0,06—0,08 с, продолжительность электрической систолы — 0,28—0,39 с (в зависимости от частоты сердеч ной деятельности). Соотношение величины зубцов R и S в стандартных отведениях меняется в сторону еще большего увеличения зубца R в пер вых двух стандартных отведениях и уменьшения глубины зубца S. Соот ветственно этому чаще встречается нормальный тип ЭКГ, затем правый и левый типы. Чаще всего, как и в предыдущей возрастной группе, наблюдается вертикальная электрическая позиция сердца. Комплекс QRSui может быть деформирован в виде буквы М или W. В правых груд ных отведениях снижается высота зубца i?, увеличивается глубина зуб :иа S. В левых грудных отведениях уменьшается глубина зубца S, а зубец R остается высоким. Зубец Р в первых двух стандартных отведениях положителен, в III стандартном отведении может быть отрицательным, двухфазным или сглаженным. Отношение высоты зубца Р к высоте зубца R в первых двух стандартных отведениях равно 1:8;

1:10. В правых ТУДНьгх отведениях зубец Р может быть заостренным. Продолжитель ность зубца Р равна 0,05—0,1 с, в среднем 0,08 с. Зубец Q встречается непостоянно, чаще всего в III стандартном отведении (где он может быть l глубоким и превышать U величины зубца R), очень редко в I стандарт ном и в I грудном отведении. Его величина у детей школьного возраста меньше, чем у дошкольников. Зубец Т в III стандартном и I грудном отведениях может быть отрицательным. Отношение величины зубца Т к зубцу Р равно 1:3;

1:4.

Фазовая структура механической систолы. Для суждения о функцио нальной способности сердца и понимания механизмов впутрисердечпой гемодинамики большое значение имеет изучение фазовой структуры сер дечного сокращения (В. Л. Карпман, 1965;

Н. Н. Савицкий, 1963, К. Уиг герс, 1957 и др.). Наиболее распространенным в клинике в связи с его удобством и достаточной точностью является тголикардиографический ме тод количественного анализа основных фаз сердечного сокращения. Суть его заключается в синхронной регистрации ЭКГ, ФКГ и пульса с сонной артерии и последующем определении длительности отдельных фаз меха нической систолы путем сопоставления во времени полученных кривых.

Продолжительность механической систолы и ее отдельных фаз в зави симости от частоты сердечных сокращений представлена в табл. 25.

Фонокардиограмма. Объективно регистрируя звуковые явления в серд це, фонокардиограмма (ФКГ) значительно дополняет аускультацию, по зволяет составить более полное представление о механической деятель ности сердца, состоянии внутрисердечной гемодинамики, клапанного аппарата и миокарда. У здоровых детей на ФКГ постоянно регистриру ются I и II тоны сердца и непостоянно III, IV, V тоны, систолический и.диастолический шумы. У большинства детей I тон сердца на ФКГ состо ит из 5—8 зубцов, неравных по амплитуде и периоду.

Изучение временных соотношений I топа и зубцов ЭКГ показало, что у здоровых детей начальные малоамплитудные и низкочастотные осцил ляции I тона, как правило, регистрируются спустя 0,02—0,04 с после :начала зубца Q на ЭКГ, а первые высокоамплитудные и высокочастотные осцилляции — через 0,04—0,07 с (в среднем через 0,05 с) после зубца Q' на ЭКГ (интервал Q—I тон). Величина этого интервала практически не зависит от частоты сердцебиений, что доказано статистическим мето дом (М. К. Осколкова, 1967).

У детей младшего возраста (дошкольники и школьники 7—11 лет) интервал Q—/ тон несколько короче (в среднем 0,05 с), чем у старших школьников (в среднем 0,055 с). У большинства детей на ФКГ I топ сердца состоит из 5—8 зубцов, неравных по амплитуде и периоду.

У многих здоровых детей па ФКГ отмечается расщепление I тона.

Чаще всего оно регистрируется на верхушке сердца и в 5-й точке. По данным М. К. Осколковой, в дошкольном возрасте расщепление I топа наблюдается у 42 % детей, в младшем школьном возрасте — у 22 %, в старшем школьном возрасте — у 38% детей. Интервал между двумя компонентами расщепленного I тона, как правило, равен 0,03—0,04 с Длительность I тона у детей дошкольного возраста 0,11 ±0,016 с, у детей младшего школьного возраста — 0,13 ±0,02 с, у детей старшего школь ного возраста — 0,13±0,019 с.

Второй тон сердца на ФКГ у здоровых детей, как правило, состоит из 3—4 зубцов. При сопоставлении во времени II тона с зубцами ЭКГ уста новлено, что у большинства здоровых детей (у 79%) начало II тона наступает через 0,02 с после окончания зубца Т на ЭКГ. У 16% детей начало II топа совпадает с окончанием зубца Т на ЭКГ и у 5% детей П тон начинается раньше зубца Т па ЭКГ, но не более чем на 0,02 с (М. К. Осколкова).

Расщепление II тона регистрируется у 64% детей дошкольного возра ста, у 48% детей младшего школьного возраста и у 68% детей старшего школьного возраста. Интервал между двумя компонентами расщепленного' II тона у здоровых детей не превышает 0,05—0,06 с, чаще равен 0,04 с.

Расщепление II тона объясняют неодновременным закрытием клапанов аорты и легочной артерии и, следовательно, неодновременным напряже нием стенок аорты и легочной артерии. Чаще всего расщепление II топа выявляется при фонокардиографии у детей в третьем межреберье слева у края грудины.

Длительность II тона сердца в дошкольном возрасте равна 0,075 ± 0,017 с, в младшем школьном возрасте — 0,08 ±0,011 с, в старшем школь ном возрасте — 0,08±0,013 с (М. К. Осколкова).

Третий топ сердца регистрируется па ФКГ у здоровых детей в виде 1—2 зубцов малой амплитуды в низкочастотном (Г) и первом средне частотном (Mi) диапазонах, через 0,11 — 0,2 с, IB среднем через 0,14 с (±0,014 с) после начала II тона. Длительность интервала между II и III тоном не зависит от частоты ритма сердечной деятельности.

Местом наилучшей регистрации III тона является верхушка сердца.

У детей различных возрастных групп частота регистрации III тона не одинакова. По данным М. К. Осколковой, III тон был зарегистрирован в:

дошкольном возрасте у 64%, в младшем школьном возрасте — у 70%,, в старшем школьном возрасте — у 52 % детей. Таким образом, у детей старшего возраста III тон регистрируется реже, чем у младших детей.

Возможно, эта особенность объясняется худшей проводимостью вибра ций III тона к поверхности грудной клетки у старших детей в связи с большей толщиной у них грудной стенки. Возможно, у младших детей тонус сердечной стенки несколько слабее. В пользу этого говорит и не сколько большая амплитуда III тона у детей младшего возраста.

Как правило, III тон прослушивается только в горизонтальном поло жении ребенка в области верхушки сердца или на 1—2 см кнутри от нее как глухой, короткий звук после II тона. Продолжительность его — 0,04-0,05 с.

Детальное изучение ФКГ показывает наличие систолического и диа столического шумов у многих здоровых детей. В дошкольном возрасте -систолический шум регистрируется у 36% детей, в младшем школьном возрасте — у 46 %, в старшем школьном возрасте — у 58 % детей.

Частота выявления другими авторами непатологического систолическо го шума у детей колеблется в довольно широких пределах. Очевидно, это люжно объяснить как неодинаковым контингентом исследуемых детей, так и разной методикой обследования (аускультация или фонокардиогра фия). По данным А. Б. Воловика (1952), М. С. Маслова (1953), Д. Д. Ле бедева (1952, 1959), основанным на аускультации, частота неорганиче ских систолических шумов увеличивается с возрастом. У дошкольников, по данным А. Б. Воловика, частота неорганических шумов равна пример ло 10—12%, у детей младшего школьного возраста — 20—25%, а у под ростков— 30—40%. По данным М. С. Маслова, среди детей в возрасте 4—8 лет неорганические шумы отмечаются в 10%, а в возрасте 12— 16 лет частота их достигает 30—50%. По данным Mannheimer (1940), основанным на фонокардиографии, систолический шум регистрируется у 80—90% здоровых детей, по данным МсКее (1938) —у 90% и т. д.

На ФКГ систолический шум у здоровых детей, как правило, регистри руется только в первом среднечастотиом диапазоне (Mi). Он представлен группой осцилляции, имеющих очень небольшую амплитуду, начинаю щихся сразу после I тона, а иногда наслаивающихся на осцилляции по следнего. У большинства детей систолический шум короткий, занимает лишь первую треть систолы. Но у некоторых здоровых детей систоличе ский шум может быть более продолжительным, распространяясь на пер вую половину или /з систолы, иметь форму «декресчендо» (постепенно убывающей амплитуды) или «лентовидную» (с равномерными амплиту дами).

Четвертый, или предсердный, тон сердца регистрируется в низко- и среднечастотиом диапазонах в виде 1 зубца, как правило, очень малой амплитуды за 0,06—0,07 с до начала I тона и через 0,08—0,12 с после начала зубца Р на ЭКГ. Наилучшее место его регистрации — второе и третье межреберья у левого края грудины. Частота регистрации: у 32% детей дошкольного возраста, у 36% детей младшего школьного возраста и у 28% детей старшего школьного возраста.

Сравнительную редкость регистрации IV тона на паружной ФКГ, оче видно, можно объяснить лишь очень малой интенсивностью предсердпого тона, благодаря чему его вибрации у многих детей даже не достигают наружной поверхности грудной клетки. Продолжительность IV тона рав на 0,02—0,03 с.

Пятый тон сердца регистрируется в низко- и среднечастотных диапа зонах, на верхушке сердца, через 0,20—0,24 с после начала II тона и через 0,8—0,1 с после начала III тона (чаще у детей младшего возраста).

Его продолжительность 0,03—0,05 с.

Кроме систолического шума, иногда у здоровых детей на ФКГ может -быть зарегистрирован диастолический шум. Он регистрируется только в среднечастотном диапазоне, преимущественно над сосудами (чаще над легочной артерией, чем над аортой), сразу после II и III тона, в виде осцилляции очень малой амплитуды небольшой продолжительности. Ме ханизм его возникновения, очевидно, аналогичен механизму возникнове ния систолического функционального шума.

Реограмма. Являясь кривой электропроводности тканей и органов, рео грамма косвенно отражает изменение величины их кровенаполнения во времени. При регистрации реограммы аорты и легочной артерии (Ю. Т. Пушкарь, 1961) может быть изучена динамика сокращения лево го и, что особенно ценно, правого желудочков сердца, при регистрации реограммы печени — характер впутрипеченочного кровообращения. Рео энцефалограмма отражает характер церебральной гемодинамики, рео грамма сосудов конечностей — особенности периферического кровообра щения (А. А. Кедров, А. И. Науменко, 1949, 1954;

Ю. Т. Пушкарь, 1961, п др.;

Golzer, Polzer, Marko, 1945). Кроме изучения формы реографиче ских кривых (качественный анализ), применяется количественный ана лиз разнообразных параметров реограммы, которые дают представление о величине и скорости притока и оттока крови в данной области. Количе ственный анализ реограммы имеет даже большее значение, чем качест венный. Некоторые количественные реографические показатели здоровых детей (нормативы) приведены в табл. 26.

При анализе реогепатограммы определяются следующие количествен ные параметры:

Ис — индекс систолический: отношение высоты амплитуды кривой к высоте калибровочного импульса (в мм), величина которого равна ОД Ом (отражает величину притока крови в печень во время систолы);

Ид — индекс диастолический реограммы (отражает величину оттока крови во время диастолы);

Qx — время распространения реографической волны (зависит от силы сердечного сокращения, состояния сосудистой системы и роста исследу емого) ;

ХА — продолжительность подъема систолической волны (характеризу ет пульсовое кровенаполнение органа и способность сосудов к растяже нию под воздействием притекающей к ним крови);

В/А — отношение высоты диастолической волны В к высоте систоличе ской волны А;

b/а — отношение протяженности диастолической части волны к систо лической;

СП и ДП — систолический и диастолический показатели;

— и —, где КК — длительность сердечного цикла.

к к кк 4 Детская торакальная хирургия А24П — амплитудно-частотный показатель, отражает интенсивность (кро вотока через исследуемую область в единицу времени (Ис/RR).

Аналогичные показатели используются при анализе и реоэнцефалограм мы и реовазограммы конечностей.

РЕНТГЕНОЛОГИЧЕСКИЕ И РАДИОЛОГИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ Рентгенологические методы исследования нашли повсеместное распро странение и в настоящее время являются основными в диагностике за болеваний органов грудной полости у детей. Нередко у одного и того же ребенка приходится сочетать несколько рентгенологических методов, что бы поставить правильный диагноз. Общий принцип использования рент генологических методов диагностики — от простого к сложному, т. е. сна чала применяют наименее травматичные, наиболее безвредные и инфор мативные способы исследования, а затем, в случае необходимости, более сложные. Рентгенологические методы исследования подразделяют на кон трастные и бесконтрастные. К бесконтрастным методам относят обзор ную и прицельную рентгеноскопию, рентгенографию, томографию, рент генокимографию, к контрастным методам — бронхографию, ангиокардио пульмоыографию, медиастинографшо и пр.

Рентгеноскопия до последнего времени не потеряла своего значения при диагностике заболеваний и пороков развития органов грудной полости у детей, несмотря на отчетливую тенденцию рентгенологов и хирургов к расширению производства рентгенограмм, позволяющих значительно уменьшить лучевую нагрузку, более отчетливо выявляющих отдельные мелкие детали патологии и дающих возможность более объективно оце нить наступающие изменения в динамике. Вместе с тем с помощью рент генографии нельзя определить ряд функциональных рентгенологических симптомов, характерных для нарушения бронхиальной непроходимости, функции диафрагмы и пр.

Рентгенографию (рентгеноскопию) производят в прямой, боковой и при необходимости — в косой проекции. При подозрении на наличие экссуда та в плевральной полости, определении размеров абсцесса и пр. широко» используют рентгенографию в латеропозиции на больном или здоровом боку.

Обзорную рентгенографию (рентгеноскопию) при заболеваниях органов, грудной полости чаще производят в вертикальном положении больных.

Для уменьшения лучевой нагрузки на персонал во время рентгеногра фических исследований детей отечественной промышленностью выпуще ны специальные приспособления, в которых фиксируют ребенка.

Обзорная рентгеноскопия и рентгенография являются решающими ме тодами в определении плана дальнейшего обследования больного. Не редко обзорной рентгенографии (рентгеноскопии) бывает достаточно для установления диагноза, и нет необходимости прибегать к другим рентге нологическим методам диагностики (эмпиема плевры, ложная киста и пр.).

Значительно расширяет возможности рентгенологического метода диа гностики томография, которая позволяет не только более правильно судить о состоянии паренхимы легкого, но и уточнить локализацию и характер опухолевидного образования легкого и средостения. С помощью томогра фии можно диагностировать наличие некоторых пороков и апомалий развития легкого (трахеобронхомаляция, трахеальпый бронх и пр.).

Перечисленных выше методов диагностики иногда бывает недостаточно для более детального определения локализации и характера найденных изменений и, следовательно, хирургической тактики. В этих случаях при меняют контрастные методы диагностики.

Бронхография Впервые бронхографию в клинической практике произвел Jackson (1918). Он использовал для бронхографии порошкообразный висмут и вводил его в трахео-бронхиальное дерево через бропхоскоп. В нашей стра не первое сообщение о применении бронхографии принадлежит С. А. Рейн бергу и Я. Б. Каштану (1924). В дальнейшей разработке бронхографии большое значение имели работы Б. И. Брюма (1959), М. Б. Дрибинского (1955, 1959, 1961), Е. Л. Кевеша (1952) и многих других авторов.

Введение в клиническую практику методов бронхографии под наркозом значительно расширило применение бронхографии у детей. Возраст ре бенка в настоящее время не является противопоказанием к бронхогра фии. С успехом применяют бронхографию и у новорожденных при нали чии показаний к этому методу исследования.

Особенности проведения бронхографии у детей освещены в работах Л. С. Розенштрауха и М. Н. Степановой (1957), И. Г. Климкович с соавт, (1963), Т. Н. Горбулевой с соавт. (1966) и др. Наиболее полно основ ные аспекты бронхографического метода исследования у детей разра ботаны В. А. Климаиским в его монографии «Бронхография у детей» (1964).

Обезболивание. Согласно данным, приведенным в литературе, у детей применяют различные методы обезболивания бронхографии:

местную анестезию, потенцированный барбитуровый наркоз, интубаци онпый наркоз с мышечными релаксантами, эфирный, хлороформный и фторотановый наркозы (А. И. Гриыгольд, 1965;

Г. Л. Феофилов, 1965;

В. А. Климанский, 1965;

Р. Б. Франтов, 1965;

Lefebre e. а., 1956;

Сге mer e. а., 1965, и др.).

По данным Cremer, Autier и Gerbeaux (1965), описавшим 1544 брон хографических исследования у детей в возрасте от 2 мес до 16 лет, пре имуществами обладает местная анестезия. По методике этих авторов носо вой ход и носоглотку опрыскивают 1% раствором тетракаина. С наступ лением анестезии в носовой ход вводят катетер, затем при помощи прямой ларингоскопии трахею опрыскивают 1% раствором тетракаина и катетер щипцами продвигают в трахею. По катетеру дополнительно вводят 0,5 мл анестетика для анестезии терминальных бронхов. Прекращение кашля служило признаком достаточной анестезии. У детей старшего возраста особенностью методики было то, что катетер устанавливали в трахее пу тем ларингоскопии с помощью зеркала. Проведение катетера в соответ ствующий бронх выполняли под контролем экрана.

В настоящее время большинство авторов считают, что в педиатрической практике методом выбора является общая анестезия. Достижения совре менной анестезиологии позволили снизить процент осложнений при про ведении бронхологических диагностических процедур.

У детей раннего возраста бронхография может быть выполнена под масочным фторотановым наркозом (Р. Б. Франтов, 1965). Методика за ключается в том, что индукция и поддержание анестезии осуществляются через маску аппарата для ингаляционного наркоза. Поток кислорода че рез фторотек в 2 раза превышает минутный объем дыхания ребенка.

Это обеспечивает постоянную подачу паров фторотана при негерметич ном прилегании маски к лицу ребенка. После достижения первого уровня хирургической стадии наркоза путем прямой ларингоскопии голосовые связки и слизистую трахео-бронхиального дерева анестезируют 10% рас твором новокаина. После этого управляемый катетер для введения конт растного вещества проводят через нижний носовой ход в трахею. Эффек тивное обезболивание позволяет выполнить всю процедуру при самостоя тельном дыхании ребенка.

Методика инсуффляциопного способа фторотанового наркоза при брон хографии у детей заключается в том, что по достижении стадии наркоза 4* IIIi масочным способом дальнейшее поддержание анестезии достигается путем подачи наркотической смеси по катетеру, проведенному через нижний носовой ход или рот в ротоглотку и соединенному с адаптером аппарата для ингаляционного наркоза. Таким образом, у входа в гортань постоянно образуется наркотическое «облако». Через противоположный нижний носовой ход вводят управляемый катетер для контрастирования бронхов.

Для обеспечения беспрепятственного спонтанного дыхания в рот встав ляют воздуховод. Возможно дополнительное опрыскивание голосовых связок и слизистой трахео-бронхиального дерева местным анестетиком (Р. Б. Франтов, 1965).

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 13 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.