WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

«ВАРЛЕН СТРОНГИН САВЕЛИЙ КРАМАРОВ С Ы Н В Р А Г А Н А Р О Д А УДК 929+791.43 ББК 85.374(2) С86 Оформление Григория Калугина Подписано в печать 19.06.08. Формат 60x90V ig. ...»

-- [ Страница 5 ] --

—Не может быть, —огорчился Савелий и поймал себя на мысли о том, что до сих пор его искренне волнует все, что происходит на родине. —Я приеду, Оскар. Что привезти тебе с Нелей?

—Автоответчик, —без раздумий ответил Оскар.

—Нет проблем! —радостно произнес Савелий, понимая, что мечта посетить родные места оборачи­ вается явью.

—Решили, Сава! Не подведи меня. Тебя очень ждут на фестивале!

«Наверно, преувеличивает», —подумал Савелий, но уже через минуту позвонил в билетное агентство.

Оскар не обманывал Савелия. По расчетам хозяина фестиваля Марка Рудинштейна, Крамаров должен был стать звездой кинопраздника, витиевато на­ званного «Кинотавром», и предложение Оскара Волина пригласить его из Штатов пришлось очень кстати. Первые два «Кинотавтра», по существу, по­ ходили не на кинофестивали, а на южное сборище артистов, днем загорающих на пляже «Жемчужи­ на», а вечерами гуляющих в барах. Киноиндустрия в России почти что заглохла, и несколько фильмов, привезенных в Сочи, даже бесплатно не посещались зрителями. Лучший местный кинотеатр «Спутник» пустовал даже вечером. И потому, что фильмы были 3 4 З о в е т р о д ин а весьма средние, и потому, что отдыхающих в мае бывает мало. Днем по набережной прогуливался известный кинорежиссер, наверное, изнывающий от безделья. Обнаженный по пояс, он обнимал двух девиц, шагал с гордо поднятой головой, но с хму­ рым видом. Вероятно, он ожидал от кинофестиваля именно кинофестиваля, а не праздного пребывания артистов на курорте.

До Марка Рудинштейна доходили сведения, в том числе от милиции, о некоторых пьяных киноартистах, обнаруженных ночью спящими на пляжных лежаках и на скамейках в парке имени Фрунзе. Из уважения к кинофестивалю, призванному, по мнению отцов города, привлечь в мае сюда побольше отдыхающих, на пьяных в стельку артистов не заводили дела и даже еле стоящих на ногах, с перекошенными от выпитого лицами популярных и прочих кинозвезд пропускали в отлетающие из Адлерского аэропорта самолеты.

Марк Рудинштейн понял, что все это не доведет до добра, рано или поздно станет достоянием прессы, и пригласил в качестве режиссера конферансье Оскара Волина, человека способного, но покладистого, не требующего из «Кинотавра» сделать фестиваль между­ народных стандартов, для чего понадобилась бы такая куча денег, которая могла бы привлечь внимание к их происхождению специальных органов.

Оскар Волин для начала решил устроить парад участников фестиваля, для чего проложил ковровую дорожку к входу в Зимний театр, где открывался фестиваль. Появление на этой дорожке Савелия Кра­ марова, о жизни которого в Америке, кроме пасквиль­ ного материала в «Литературке», умалчивала пресса, должно было ошеломить зрителей и произвести сен­ 3 4 С а в е л и й Кр а ма р о в сацию, привлекающую внимание общественности к кинофестивалю, независимо от качества показанных на нем фильмов. Савелий ничего не знал об этом, а то бы мог и запросить немалую сумму за свое участие в этом кинодействе. В Америке он столкнулся со многими показавшимися ему странными моментами при заключении договора со своим импресарио.

В договоре стоял пункт о съемках по одному дублю.

Савелий удивился:

—А если с первого раза не получится так, как надо?

Ведь придется снимать второй дубль, а то и третий и четвертый... У нас в России есть артисты, которые на первых дублях только разминаются.

Импресарио широко открыл глаза:

—Кто у вас оплачивает пленку, работу киноопера­ тора, помощников режиссера, осветителей?..

—Государство, —нерешительно произнес Савелий, догадываясь о смысле пункта в договоре, смутившего его.

Импресарио, обычно деловой и сосредоточенный на работе, вдруг откинулся на спинку кресла и рас­ хохотался:

—Такое государство никогда не будет богатым!

Савелий по времени не успевал задержаться в Москве и перебрался из Шереметьева во Внуково, откуда первым рейсом улетел в Сочи. Там в аэропорту его встретил Оскар. Они обнялись. Мельком бросили взгляд на поседевшие виски, побеленные годами раз­ луки, и отправились в гостиницу. На заднее сиденье микроавтобуса неожиданно для Савелия уселись двое здоровых парней с туповатыми лицами. Савелий тре­ вожно посмотрел на Оскара:

—Кто это?

3 5 З о в е т р о д и на —Твои телохранители.

—Зачем они?

—Чтобы к тебе не приставали зрители и всякая пьянь. Ведь ты не любил этого, —сказал Оскар.

—Да, —согласился Савелий, —но сколько это будет стоить?

—Тебе —ничего, —улыбнулся Оскар, —к тому же те­ лохранители придадут тебе вес и солидность в глазах зрителей. А вдруг тебя похитят и попросят огромных денег за выкуп? Не волнуйся. У нас еще до этого дело не доходит. Я познакомлю тебя с хозяином фестиваля Марком Рудинштейном. Очень милый человек. Ранее владел фирмой «Подмосковье». Кстати, у вас ничего не писали о Рудинштейне?

—Не читал. Первый раз слышу о нем. А почему должны были писать?

—Иногда в ваших русских газетах пишут о том, что не сообщают у нас. Не волнуйся, Сава. Все в по­ рядке. Я никогда не забывал о тебе. В восемьдесят девятом был на гастролях в Японии. С Валентиной Толкуновой.

—Да, ты звонил мне оттуда. Я помню, —сказал Савелий.

—Извини, Сава, что звонил за твой счет и спасибо, что ты разрешил это телефонистке. Поверь, что мне платили гроши.

—Звонок твой помню. Ты о чем-то рассказывал.

Я забыл.

—Как? —удивился Оскар. —В городе Акита мы жили в гостинице «Парк-отель». В вестибюле уста­ новлен компьютер, по которому можно узнать все про Японию. Я задаю компьютеру вопрос: «Идут ли в Японии фильмы с участием артиста Савелия 3 5 С а в о л и i ’ К р а м а р о в i Крамарова?» К омпью тер отвечает: «В таком-то году, в таком-то месяце шел фильм “Джентльмены удачи”. В настоящее время фильмы с этим артистом не демонстрируются, но если вы пожелаете, то мы можем их для вас заказать». Неужели забыл этот разговор?

—Что-то вспоминаю, —ответил Савелий, —вспоми­ наю, что был очень занят. Учил и репетировал новую роль. Разумеется, на английском языке. Ты знаешь, что память у меня неважная. К тому же изо всех сил убирал русский акцент. Адов труд. На съемках не должно быть ни одного сбоя. Все сцены снимаются с одного дубля. Поэтому и на съемки американских фильмов уходит намного меньше времени, чем на наши. Но точно помню, что я тебе перезвонил, когда ты вернулся из Японии. Ты тогда спросил, почему я не приезжаю. И я тебе честно ответил, что боюсь, что мне будет неприятно, если кто-нибудь на улице цыкнет на меня, что я предатель, уехал за длинным долларом...

—Я тебе сказал, что ничего такого не будет, хотя, признаюсь, ходили слухи, что ты уехал получать на­ следство богатого дяди.

—Богатство? —усмехнулся Савелий. —У израиль­ ского пенсионера не хватает денег на оплату жилья.

Отрывает от пенсии. Я, приехав, помог дяде!

—Не удивляйся, Савелий. У нас частенько рас­ пускали грязные слухи о знаменитых, но неугодных властям людях. Даже о маршале Жукове. А о Райкине...

Наверное, не знаешь. О нем говорили, что он регу­ лярно передает большие суммы государству Израиль.

И это при его ставке сорок пять рублей за представ­ ление. При семи-десяти концертах в месяц.

3 5 3 о в с т р о д н н а —Зато я знаю, почему запел Райкин. В програм­ ме «Времена года». Помнишь: «Ты ласточка моя, ты зорька ясная...» —«Ты, в общем, самая огнеопасная!» —допел Во­ лин. —Помню. Пел в пожарной маске. Эту и еще три песни, посвященные каждому времени года. Песни украшали программу и вливались в нее очень орга­ нично. Вероятно, это была задумка режиссера или самого Аркадия Исааковича.

—А вот и нет, —улыбнулся Савелий, —предложила ему петь Екатерина Алексеевна Фурцева.

—Министр культуры! Не может быть! —поразился Оскар.

—В ней иногда просыпалась человечность. Все- таки женщина, хоть и высокопартийная, но не же­ лезная. Она пришла на премьеру новой программы Райкина, увидела, что он три часа работает на сцене.

С огромной отдачей. Узнала его ставку и предложила:

«Запойте, Аркадий Исаакович. Ведь вы все умеете.

Включите в свой репертуар хотя бы одну песню, и тогда мы сможем доплачивать вам четверть ставки за совмещение жанров». А он включил сразу четыре пес­ ни, и не столько ради ничтожного повышения ставки, сколько для разнообразия программы. Я всегда боялся за него, когда он выходил на сцену. Иногда из зала ему кричали гадости. Редко, но бывало такое. Он делал вид, что не замечает оскорбления, но я чувствовал, что он переживает и с трудом ведет программу дальше.

Боюсь, что и мне выскажут что-либо подобное.

—Исключено, —твердо произнес Оскар, —а для твоего спокойствия мы наняли двух телохранителей.

Посмотри, какие здоровые ребята! Сомнут кого угод­ но, если к тебе начнут приставать.

3 5 Са в е л ий Кр а ма р о в —Видел, крепкие парни, —сказал Савелий, —а если на меня нападут с оружием? Я в это не верю, но все- таки интересно, ребята, что вы будете делать? —об­ ратился Савелий к телохранителям.

Парни замялись:

—Конечно, защитим.

—Как? —продолжал своеобразный допрос Саве­ лий.

—Выбьем у нападающего оружие. Закрутим руки и прижмем к земле, —уверенно сказал один из тело­ хранителей.

—Можете не успеть, —сказал Савелий, —идущий впереди меня должен раздвинуть ноги, протолкнуть меня между ними и защитить своим телом.

—Мы обычно идем по бокам клиента, —сказал те­ лохранитель и удивленно посмотрел на напарника.

В разговор вмешался Оскар:

—Сава, хватит заниматься ерундистикой. Тебя ждут в оргкомитете фестиваля. Если узнают о твоем приезде сочинцы и отдыхающие, то будет дикая тол­ чея. Все не уместятся на площадке у театра. Тебе про­ сила передать привет Неля. Очень ждет тебя.

—Спасибо, —тепло произнес Савелий, —объездил почти весь мир, но как кормили на Беговой, вспоми­ нал не раз!

Встреча со зрителями превзошла все ожидания Савелия. Когда он появился на парадном ковре, то люди буквально взвыли от восторга. Некоторые даже кричали «ура!». Так встречают только очень близкого человека, которого не видели очень давно и ждали, на­ деялись на встречу с ним, хотя и не верили в ее возмож­ ность. Савелий ликовал, но в первые мгновения был удивлен столь теплым и восторженным приемом. Не 3 5 З о в е т р о д и на ожидал его. Потом заулыбался и приветливо помахал рукой людям, бурно приветствующим его на всем пути по дорожке, ведущей к Зимнему театру. В театре, где в основном собиралось городское и приехавшее на от­ дых начальство, его появление не вызвало фурора, но аплодисментов было много. Даже начальству было при­ ятно и лестно, что на открытие кинофестиваля при­ был сам Савелий Крамаров из Соединенных Штатов Америки. Через день Савелий освоился с обстановкой.

Когда он зашел в подогретую морскую воду бассейна при гостинице «Жемчужина», то ему показалось, что он был здесь совсем недавно, ну, год назад, не более, и почувствовал себя не менее комфортно, чем в океане у Гавайских островов. «Там больше экзотики и кра­ соты, —подумал он, —а здесь —душевной теплоты.

Впрочем, человеку нужно и то и другое».

Дни, проведенные на кинофестивале, были для него настоящим праздником. Он попросил телохрани­ телей не мешать ему общаться с друзьями. Артисты, с которыми он играл в фильмах, обнимали и целовали его. Не формально, как это свойственно некоторым богемным людям, а искренне, от души. Несмотря на уверения Оскара, что с питанием у него не будет про­ блем, он привез с собою чемодан продуктов: орехи, каши с фруктами, мед, даже яблоки. Оскар попытался пошутить над этим, когда он разбирал чемодан.

—Да, с продуктами у нас сейчас дела обстоят не­ важно, но везти орехи и яблоки в Сочи?! Не сердись, Савелий, но это, мягко говоря, непонятно. У тебя что, совсем плохо стало с памятью?

—Я не сержусь, —неожиданно обидчиво вымолвил Савелий, —но мне лучше знать, какие продукты нужны моему организму.

3 5 Са в е л ий Кр а ма р о в —У тебя что, думающий организм?—продолжал шутить Оскар.

—Не столько думающий, сколько требователь­ ный, —грустно произнес Савелий, и Оскар почувство­ вал, что разговор о продуктах неприятен другу.

В Москве, в аэропорту его встречали журналисты.

Трещали телекамеры. На следующий день «Москов­ ский комсомолец» сообщил о его приезде и о том, что он остановился у артиста и режиссера Оскара Волина.

На следующий день утром Савелий навестил своего старого подопечного —Додика, болезнь которого прогрессировала. Савелий не подал виду, что заметил это, улыбался, шутил. Вспоминал их прежние встречи, маму Додика и так тактично оставил ему деньги, что тот не мог отказаться от них. Вечером Савелий поехал в Крылатское, к старому другу Ахмеду Маликову. Они обнялись, и оба были счастливы встрече.

—Мне все эти годы казалось, что чего-то важного не хватает в моей жизни. Вскоре я догадался, что тебя, Сава. Ведь мы столько переговорили с тобой о самом сокровенном, а без тебя я ощутил пустоту. Вокруг мно­ го людей, а поговорить по душам не с кем.

Савелий слушал его молча, опустив голову, словно был виноват перед старым и преданным другом.

Через день Савелий изъявил желание пройтись по Старому Арбату, съездить на вернисаж художников в Измайлово.

—Там, наверное, узнают меня, начнут вспоминать прошлые встречи, заставят выпить, а мне нельзя, — вздохнул Сава и надел очки, нацепил на голову про­ стую шапку-ушанку, чтобы его не узнали. Но маски­ ровка не помогла. Слух о том, что на Арбат, а потом в Измайлово, приехал Савелий Крамаров, мгновенно 3 5 З о в е т р о д и н а собирал вокруг него толпы людей. Люди бросали киоски, лавки с картинами. Ему дарили сувениры, даже картины, а кое-кто протягивал деньги, желая за них получить у него автограф. Бесконечно кричали приветствия. И Савелий не выдержал, заплакал. Он понял, что люди не забыли его и любят по-прежнему.

Потом ему предложили сниматься в фильмах «Русский бизнес» и «Русское чудо». Он согласился с радостью, и каждый день съемок был для него праздничным. Он понимал, что играет в проходных фильмах, которые ничего не прибавят к его кинокарьере, но в это время для него было важнее другое —что его снова признали на родине и ценят более чем прежде. Пригласили на телевидение, но он поставил условие, что будет давать интервью на фоне американского флага.

—Зачем вам это? —наивно заметил ему режиссер телепередачи.

—Америка приютила меня и главное —не дала заглохнуть творчеству. Я там снимался значительно меньше, чем здесь, но значительно больше, чем в по­ следние годы пребывания на родине. Оставьте флаг.

Это будет моей вечной и благодарной памятью об Америке.

Приглашениям сниматься не было конца. Савелий направился в Моссовет и, рассказав об этом, попросил выделить ему хотя бы небольшую квартиру, где он мог бы останавливаться во время приездов для съемок.

—Оставайтесь у нас, —сказали ему, —смените под­ данство и тогда получите квартиру.

—Подданствами не бросаются, —сказал он, —я это сделал один раз и больше не собираюсь.

Работник Моссовета развел руками:

—Тогда извините.

3 5 Са в е л ий Кр а ма р о в —Не за что, —вежливо попрощался Савелий.

Он успел заехать в театр «Шолом», к Алексан­ дру Левенбуку, на спектакль «Поезд за счастьем».

Сделал это в первый же свободный вечер, хотя съемки отнимали весь день и часто затягивались до полуночи. Режиссеры, зная о его скором отъезде, спешили закончить фильм и успеть озвучить. Несмо­ тря на сверхзанятость, Савелий выискивает время для встреч с двоюродным братом Виктором. Они любили друг друга, и, кроме того, Савелий считал, что Виктор —это своеобразный мостик к памяти о матери. Виктор рассказывал ему о ней, чего не знал Савелий. Вместе поехали на Востряково, где была похоронена мама. Оскар вспоминает, что иногда Савелий вставал в шесть утра и тихо покидал их дом, накануне предупреждал, что у него ранние съемки, а сам, наверное, ездил на кладбище, чтобы посидеть у могилы мамы. Виктор рассказывал, что при по­ сещении Вострякова уста Савелия что-то шептали.

По всей вероятности, он разговаривал с мамой, рассказывал о своей жизни, о том, что исполнил ее мечту —стал артистом.

Однажды после съемок Савелий заглянул в ЦДРИ, где заканчивался вечер. Тихо вошел в зал и стал у стенки, и тут же пронеслось по рядам: «Крамаров!

Крамаров!» После окончания вечера его окружили артисты, виднейшие драматические артисты страны.

Олег Табаков обнял его. Коллеги понимали незауряд­ ность его таланта, ощущали в нем сильный актерский нерв, который магически захватывает внимание зрителей. Разыскали фотографа и сфотографирова­ лись на память. После этой встречи Савелий долго не мог уснуть. О чем думал он? Какие мысли развея­ 3 5 З о в е т р о д ина ли сон? Может, он переживал о том, что неуклюже сложилась его судьба на родине, что заштамповали его однотипными малоинтересными образами, не дали даже прикоснуться к высокой сатире, к истин­ ной драме, а в Штатах этому мешал недостаточно хорошо освоенный английский язык. Может, думал, что если бы остался с Машей, умной и тактичной женщиной, то иначе и более творчески сложилась его жизнь? Может, не стоило до этого расходиться с Людой. Она работала в авиаконструкторском бюро Туполева, была для своих юных лет весьма разумна и со временем вникла бы в его работу, помогла бы ему.

Все это —мои домыслы, но ясно одно, что признание, теплота, с которой его встретили лучшие артисты в ЦДРИ, заставили его задуматься о многом и важном, отгоняя усталость и сон.

Савелий привез Виктору несколько фотокарточек дочери, в том числе снятую вместе с братом, когда он приезжал к нему в гости. Он часто вспоминал о Басе и в «Детском мире» подыскивал ей обувь, заказал для нее связать из шерсти носки и варежки.

—Неужели их нет в Америке? —поинтересовался Виктор. —Наши вещи —это зачастую плоды самодея­ тельности, а не профессионализма.

Савелий растерялся, не зная, что возразить брату, но всего на несколько мгновений.

—Наши вещи теплее. И детская обувь стоит на­ много дешевле, —сказал Савелий таким непререкае­ мым тоном, что Виктор прекратил спор. Он понял, что брат желает что-нибудь привезти дочке именно из России, что тоскует без Баси и просто не может не заботиться о ней, в какой бы точке земли ни на­ ходился.

3 5 С а в о л и й К р а м а р о в Вскоре мы с Савелием встречаемся. Случайно.

Днем. В ресторане ЦДЛ. Он сидит за столиком с Марком Розовским. Я подсаживаюсь за их столик в тот момент, когда Марк встает из-за него. Савелий улыбается, но в первые минуты я чувствую в его сло­ вах настороженность. Не виделись и не переписы­ вались десяток лет. К тому же у меня много врагов, способных рассказать ему любые гадости обо мне, тем более зная наши близкие дружеские и творческие отношения. К счастью, настороженность быстро ис­ чезает и объясняется. Савелия смущает, что я дважды не приходил на его отвальную. Он вспоминает, как я подозрительно смотрел на телефон во время нашего прощального разговора.

—Боишься, что подслушивают? —иронически за­ метил он тогда.

—Боюсь, —признался я.

—Совершенно зря комплексуешь, —улыбнулся он, —на всех пленки не хватит!

Мы вспомнили этот случай и засмеялись.

—Меня тогда предупредил один редактор из «Со­ ветской культуры», кстати органа ЦК, чтобы я не общался с иностранцами и уезжающими за кордон.

Иначе перестанут печатать. И я, честно признаюсь, испугался прийти на твои проводы. Извини.

—Я понимал это, —сказал Савелий, —и поэтому сам приходил прощаться с тобою. И не звонил, когда орга­ низовал Театр отказников. Тогда мой телефон прослу­ шивался. Я знал об этом и не хотел подводить друзей.

Савелию приносят судака по-польски. Была, как я потом выяснил, пятница, его рыбный день. Савелий рассказывает мне о своей киножизни и о невероятном сюрпризе, который поджидал его.

3 6 Г Л о п о т р о д и н а — Перед съемками «Москвы на Гудзоне» меня попросили вступить в профсоюз. В Америке он на­ зывается Гильдией артистов кино. Я заупрямился, памятуя наши профсоюзы, защищавшие, как правило, интересы начальства. Но мой импресарио настаивал на вступлении, и очень упрямо. Чтобы не ссориться с ним из-за пустяков, я оформил все требующиеся для этого документы и забыл о своем членстве. Проходит несколько лет. Я снимался в одном из фильмов, ты его не видел, он и в Америке шел недолго. Сыграл одну из главных ролей, но во время монтажа фильма режиссер сократил ее. Помнишь, как получилось с написанною тобою ролью в «Трембите». Моя коми­ ческая роль по успеху перекрывала роли влюблен­ ных героев. Моя фамилия была обозначена в титрах мелким шрифтом. С моей точки зрения, вполне логично, так как роль стала второстепенной. Но в контракте было обусловлено, что она должна стоять в ряду главных исполнителей фильма. Ю рист амери­ канского профсоюза заметил это несоответствие, и вдруг я получаю письмо из Гильдии артистов. В кон­ верт вложено извинительное письмо от продюсера и режиссера фильма и, не поверишь, чек на весьма приличную сумму.

—Ну, какую, хотя бы приблизительно? —не сдер­ живаю я любопытства и задаю типичный совковый вопрос, хотя знаю, что за границей не принято инте­ ресоваться тем, кто и сколько зарабатывает.

Савелий понимает меня, и иронические складки вырисовываются на его лице.

—На полученные деньги в Штатах можно про­ жить несколько лет. Но я купил на них дом в лесу, в районе Лесных Холмиков. Это под Сан-Франциско.

3 6 Са в е л ий К р а м а р о в И кое-что из итальянского антиквариата. Кстати, старинная тумбочка, которую ты отказался уступить мне, не развалилась?

—Стоит, —говорю я, —не обижайся, я ее не усту­ плю никому. Память о родителях.

Савелий догадывается, что за прошедшие годы я потерял маму, и грустнеет.

—Ты женат? —спрашиваю я.

—Вроде, —уклончиво отвечает он, —родилась чу­ десная малютка, но жизнь с женою не складывается.

А ты как?

—Был влюблен. Без памяти. Первый раз в жизни влюбился по-настоящему.

—Это как? —улыбчиво замечает Савелий.

—Постараюсь объяснить, —говорю я. —Перед от­ ъездом на гастроли в Кисловодск ссорюсь с невестой.

Из-за какой-то мелочи. И не могу работать. Не могу жить без нее. Выступаю нервно и через силу. Вызываю невесту по телефону на телефонный разговор. Жду ее звонка несколько часов на почте в Центральном парке.

Но она не звонит. Выхожу из парка обескураженный, и мимо моего носа, почти вплотную со мною, проезжает машина. Из кабины выпрыгивает шофер и обливает меня матом. А я не реагирую на его ругань, мне безраз­ лично —задавил бы он меня или покалечил. Не позво­ нила любимая, и мне без нее не нужна была жизнь.

Савелий внимательно смотрит на меня:

—Так влюбиться... Тебе можно позавидовать.

Кстати, еще Зощенко писал, что неудачная любовь в позднем возрасте переносится очень тяжело, осо­ бенно мужчинами. А потом вы помирились?

—Сначала помирились. Я сократил гастроли на пять дней. Придумал какую-то причину. Купил самые 3 6 З о в е т р о д ин а крупные кисловодские розы. Подарил... Ж или хо­ рошо три года, а потом я сам порушил свое счастье.

По глупости. Не защитил любимую от нападок род­ ственников. Она мало помогала мне по домашнему хозяйству. В чем-то они были правы, но им было пле­ вать на мою любовь. Долго рассказывать не буду, но говорю кратко, я чувствовал, что рушится большой дом моей любви, кренятся стены, трещит потолок...

Чувствовал, но не остановил разрушение.

—Я тоже прошел через это. В другом варианте, но, по сути, тоже сам прошляпил свою любовь. У тебя нет никого на примете для меня?

—Есть, —вспомнил я одну из своих знакомых, — очень приличная женщина, грузинка. С ребенком лет восьми-девяти. Запиши телефон. Я предупрежу ее о твоем звонке.

Савелий через несколько дней позвонил мне и сказал, что встречался с моей знакомой. Очень обая­ тельная женщина. Готова поехать с ним в Америку.

—Так в чем же дело? —спросил я.

—Чересчур молодая для меня. Ей двадцать девять лет. А мне, как ты знаешь, за пятьдесят пять. И ребе­ нок не знает английского языка. С этим возникнут немалые проблемы. Я не решился. А за знакомство спасибо.

Савелий звонил мне еще несколько раз, но больше мы не виделись. Он приезжал в Москву через год, но тогда, когда меня не было в столице. Не знаю —звонил ли он мне.

Во время нашей встречи он выглядел молодо, дело­ вито, держал себя независимо и свободно. Не думаю, что это объяснялось его финансовым благополучием.

Он впитал в себя дух свободной страны, где действуют 3 6 Са в е л ий Кр а ма р о в гуманные законы, они не только записаны в консти­ туции, а строго соблюдаются обществом.

Потом, спустя двенадцать лет после нашей встре­ чи в ЦДЛ, я, находясь в Ш татах, познакомился с его последней женой —обаятельной грузинкой На­ ташей —и подумал, не идет ли их знакомство от той женщины, с которой я познакомил его в Москве. Хоте­ лось, чтобы было так, как я думал, и если произошло, то значит, помог ему хоть в чем-то.

Л ю б о в ь п о и м е н и Н а т а ш а.

Ю б и л е й с г р у с т и н к о й Калифорнийская осень похожа на ленинградское лето, даже бывает теплее. Утро разносит по заливу бодрящую прохладу, а днем воздух прогревается за двадцать градусов. Заливом американцы считают Сан-Франциско и прилегающие к океану террито­ рии. Савелий в общеамериканской форме —майке, шортах и кроссовках —садится за руль «мерседеса».

Он уезжает на съемки фильма «Любовная афера».

Лицо его на редкость спокойно, и вдруг радостная улыбка расплывается по нему. На крыльцо вышла Наташа, чтобы попрощаться с ним. Он посылает ей воздушный поцелуй и нехотя трогает машину с места.

Еще никогда он не снимался с таким вдохновением и уверенностью, как в этом фильме. Его герой —теле­ графист, скромный и добрый человек, желающий счастья людям.

—Старайтесь сыграть человека обаятельного, на­ деленного чувством доброты, —напутствует Савелия режиссер, но его совет излишен. Савелий находится 3 6 С а в ол н й Кр а ма р о в в таком счастливом состоянии, что готов обнять весь мир, но прежде всего —свою новую жену Наташу.

Он думает, что, терпеливо выдержав муки и боль, искренне веря в Бога и верно служа Ему, он заслужил от Него великую награду —божественную и вместе обольстительно земную жену.

Находясь рядом с нею, он всегда ощущает спокой­ ствие и радость. Среднего роста, стройная, красивая брюнетка с веселыми глазами, она ворвалась в его жизнь, как озаряющая ее загадочная комета из неиз­ вестной, но доброжелательной к людям галактики.

Иногда Наташа грустит и кажется сошедшей к Саве­ лию Мадонной с фрески храма. Первый брак ее был неудачен, она, как и Савелий, немало пережила в жизни и поэтому понимает его, даже его суетливость и ошибки, и старается в трудные минуты утешить его.

Он чувствует, что с приходом в его жизнь Наташи и просчетов он совершает меньше, чем прежде, и все реже и реже нервничает, а то, от чего он раньше страдал, старается превратить в шутку.

—Знаешь, Наташа, однажды меня шесть часов продержали в ОВИРе. Специально не принимали, надеялись, что я не выдержу унижения и уйду. А я тер­ пеливо стоял у входа в приемную начальника. Отошел лишь на несколько минут. Спросил у дежурного, где расположен туалет.

—Не могу сказать, не положено, —грозно произ­ нес дежурный.

—Что не положено? —удивился я.

—Не положено, —повторил дежурный.

—Это тайна? Расположение туалета? —улыбнулся я, но, признаюсь, через силу, кончалось терпение, даже заболел пах.

3 6 Л юб о в ь по и м е н и Н а т а ш а. Юб и л е й с г р у с т и и к о й —Для вас —тайна. Туалет предназначен только для работников ОВИРа, —объяснил он.

—А для людей, для посетителей ОВИРа? —стоял я на своем. —Для них что-нибудь подобное в этом здании предусмотрено?

—Ничего. И вообще это меня не касается, —от­ вернулся в сторону дежурный.

Тогда я быстро добежал до приемной, где меня поджидал брат, быстро переговорил с ним, и Виктор, выйдя в коридор, зычным голосом выкрикнул: «Дежур­ ного срочно вызывает начальник ОВИРа!» Дежурный замешкался, почесал затылок, но все-таки направился к приемной, а я проскочил на второй этаж, нашел туалет и потом спокойно спустился вниз. Дежурный, увидев меня, напряг от злости скулы, сжал кулаки и смотрел на меня как на преступника, к сожалению не схваченного на месте преступления. Ты посмотрела бы на него в тот момент! Не надо никакого кино! Но как ни странно, он помог мне. Я вспоминал его физио­ номию, когда готовил роль в «Красной жаре».

—Наверное, поэтому ты купил дом, где на каждом этаже по два туалета? —улыбнулась Наташа.

—Точно! —рассмеялся Савелий.

Они сыграли скромную свадьбу. Пригласили только самых близких друзей. Савелий считал, что чем пышнее свадьба, тем менее удачная потом будет жизнь. Мать Наташи была грузинской еврейкой, отец происходил из известной грузинской семьи —Сирадзе.

Поэтому Наташа взяла фамилию Крамарова-Сирадзе.

Савелий не возражал. Ему нравилось, что Наташа любит цветы, и он дарил их ей при каждом удобном случае. В свободные от съемок дни они решили про­ катиться в город Рино, славящийся своими казино.

3 6 С а в о л и й К р а м а р о и * —Ты что, любишь азартные игры? —удивилась Наташа.

—Я люблю тебя, —улыбнулся Савелий, —и хочу проверить, что мне действительно повезло в любви.

Должен проиграться в пух и прах. Душа чувствует.

—Тогда не поедем, —сказала Наташа, —ты и без проигрыша знаешь, что я люблю тебя.

—Нет, —настоял Савелий, —жить от Рино в трех часах езды и не побывать там ни разу —даже стыдно перед Америкой. В городе есть аэропорт. Туристы специально прилетают туда. Красивый городок, а по дороге к нему... —загадочно вымолвил Савелий. —Сама увидишь...

Они выехали в Рино после завтрака.

—Смотри направо, —сказал Савелий, —проезжаем Скво-Вэлли. Здесь проходили зимние Олимпийские игры, а сейчас находится горнолыжный курорт.

Наташа увидела лыжников, метеорами летящих по трассе скоростного спуска.

—Моя мечта —освоить горные лыжи, —сказал Са­ велий, —думал, что уже поздновато, по возрасту, но с тобою настолько помолодел, что, наверное, решусь.

Если ты будешь рядом со мною, то уверен, что ни за что не упаду, даже при первом спуске. Не могу же я подкачать у тебя на глазах!

Неожиданно Савелий остановил машину, когда они проехали уже более половины пути, и припар­ ковал ее на стоянке.

—Озеро Тахо, —многозначительно сказал он и от­ крыл дверцы машины. Они спустились к бескрайнему озеру, похожему на море. Мягкое солнце подкрашива­ ло его легкие волны в светлые тона. Две юные амери­ канки зашли по колено в холодную воду и визжали от 3 6 J 1юб онь по и м е н и Па т а ш а. 10 б и л е й с г р у с т и н к о й необыкновенного ощущения обжигающих ноги волн и своей смелости.

Савелий устремил взгляд к горизонту, где казалось, что озеро смыкается с небом.

—Очень красиво, —прикрывая глаза от солнца, сказала Наташа, чтобы увидеть то место, куда смотрел Савелий.

—Большое озеро, но меньше, чем Байкал, —вдруг грустно произнес Савелий. —Я выступал в Иркутске, и меня возили в Листвянку, ближайший к городу поселок на Байкале. Было начало августа, и вода прогрелась до максимальной температуры, которая бывает в озере, до пятнадцати градусов. Я окунулся в воду и проплыл десяток метров. Чтобы отметиться в священном озере. На берегу быстро согрелся. И тело приятно закололо, как от насыщения кислородом.

Может, действительно озеро было священным. Сей­ час говорят, что его чистейшую экологию загубили грязными отходами заводов.

Девчонки вылезли из озера и уставились на Саве­ лия, а потом засмеялись.

—Тебя узнают, —улыбнулась Наташа.

—Иногда, —заметил Савелий. —Жванецкий был не прав, когда говорил в Москве, что Крамаров тоскует в Америке оттого, что его не узнают на улицах. Ну и что? Ведь я не родился в Америке, всего десять лет здесь. Но когда я говорю, в каких фильмах снимался, то люди вспоминают мои роли. Скоро выйдет «Теле­ графист». Первый фильм, где моей музой была ты.

Не знаю, как получится кинокартина, но поверь, что я отснялся удачно. Я сам нравился себе. Я впервые был таким счастливым, и роль была созвучной моему настроению.

15-709и 3 6 Са в е л ий Кр а ма р о в Савелий не хотел уходить от озера, щурился от солнца, подставив ему лицо, и Наташа подумала, что он стремился не столько в Рино, сколько к этому озеру, напоминающему ему Байкал.

—Ну, поедем, —наконец решился он, в последний раз окинув взглядом необъятную водную гладь. По до­ роге к озеру он собирал огромные сосновые шишки, необычайно красивые, с острыми концами иголок, впивающихся в руки. Он терпел боль, но донес не­ сколько шишек до машины и сказал, что положит их на специальную полку, что шишки будут напоминать им о чудесном озере Тахо, об этой поездке.

—А почему город с казино построили в горах, да еще в таких дальних, как Сьерра-Невада? —удивилась Наташа.

—Когда-то тут были многочисленные рудники. Там добывали серебро. Но ценности, если их интенсивно брать, быстро кончаются. Люди стали покидать рудни­ ки, но, чтобы им дать рабочие места и оставить здесь, конгресс, в виде исключения, разрешил открыть в Рино игорный бизнес.

Савелий играл азартно и по-крупному, словно старался испытать судьбу, поверить, что ему повезло в любви, но автоматы не знали об этом и звенели, вы­ брасывая из своих заделов горсти монет. Однажды на окошке, где показывался выигрыш, зажглась цифра «80». Восемьдесят монет вместе с предыдущими, от­ данными другими автоматами, еле уместились в спе­ циальной чаше. Савелий упорно старался проиграть и подошел к автомату, где путь к выигрышу, довольно большому, был особенно сложен. На экранчиках в случае успеха должны были появиться пять попугаев, три из которых могли полететь, и взлет одного из 3 7 Л ю б о в ь по и м е н и Н а т а ш а. 10 б и л е й с г р у ст и н к о й них давал крупный выигрыш. Уже четвертый доллар, брошенный Савелием в чрево автомата, заставил вы­ прыгнуть на окошки всю пятерку попугаев. Савелий тут же нажал кнопку, и крайний попугай мгновенно улетел. На экране зажегся выигрыш: одна тысяча двести долларов. И тут же зал взорвался аплодис­ ментами.

Американцы —очень доброжелательные люди и радуются чужому выигрышу, как своему. К Савелию подошли русские американцы, оказавшиеся в зале.

Лица их сияли от радости, причиной которой была, в первую очередь, неожиданная встреча с любимым артистом. Савелий обрадовался им не меньше, чем они ему, и пригласил в ресторан. Русские оказались программистами из Пало-Альто, были среди них и пенсионеры —тоже бывшие ученые из Ленинграда.

Пили водку «Абсолют». Савелий поднимал бокал с минеральной водой, и никто не сделал ему замечания, что он не поддерживает компанию, не пьет вместе с ними водку. «Обамериканились», —довольно подумал он о них. А потом все вместе пели песни и любимую песню Савелия: «А нам опять чего-то не хватает, зимою —лета, зимою —лета, зимою —лета, осенью — весны!» Но пели по-русски громко и размашисто, с особенной удалью и при этом раскованно, ничего и никого не боясь. Долго прощались, обменивались с Савелием телефонами, с самым серьезным видом, хотя знали, что никогда не позвонят ему, не позволят себе отрывать его от работы или отдыха. Просто хотели продлить встречу с ним, проявить к нему уважение. Кто-то из них преподнес Наташе букет цветов, и все захлопали, а когда Наташа и Савелий стали рядом, защелкали фотоаппаратами. «Не зря 15* 3 7 С а в е л и й К р а м а р о в мы поехали в Рино», —подумал Савелий, и Наташа прочитала его мысли.

—Какая была хорошая встреча! —сказала Наташа.

Они допоздна бродили по ночному Рино, залито­ му огнем иллюминаций и реклам, и им казалось, что они находятся в сказке, и они шли молча, страшась спугнуть ее очарование. Наташа выглядела настоящей феей, доброй и красивой, которую, придя в номер, Савелий осторожно взял на руки, и она прижалась головой к его плечу.

Утром из Рино двинулся поток машин, Савелий и Наташа пристегнули ремни, сказка стала постепенно переходить в обыденную жизнь.

—Ты знаешь, почему я выиграл? —сказал Саве­ лий.

—Не знаю. Я люблю тебя, —ответила Наташа.

—В моей жизни началась счастливая полоса. Бог посчитал, что пора и мне выделить толику счастья.

Он внял моим молитвам. Я буду молиться еще боль­ ше, чтобы Он продлил наше счастье. Одно меня за­ ботит —юбилей. Шестьдесят лет —круглая дата, не отвертишься, нельзя обижать друзей, я знаю, что они готовят специальное представление для меня, а была бы моя воля... —Савелий задумался и потом изрек: — Я не чувствую особой радости от этого праздника.

Придут прекрасные люди. Я, наверное, услышу не­ мало приятных слов. Я никому в жизни не делал зло.

Но чувствую, что мне будет грустновато.

—Почему? —удивилась Наташа.

—Я многим обязан Америке. Тем, что увидел мир.

Тем, что остался в творческой жизни. Даже тем, что после отъезда в Штаты меня отсняли в трех россий­ ских фильмах, в том числе в кинокартине «Настя» 3 7 Любов ь п о име ни На т а ша. Ю б и л е й с г р у с т и н к о й отличного режиссера Данелии. Я обязан здесь Мари­ не, которая родила мне чудесного ребенка, я навечно обязан тебе, подарившей мне счастье. Но с юбилеями мне не очень везет. Десять лет тому назад я был в от­ казе и не мог пригласить на юбилей в ресторане «На- циональ» многих друзей, чтобы их не подвести. Я не удивлюсь, если тот мой юбилей снимался скрытой камерой и пленка где-то хранится в спецархиве КГБ.

На этом юбилее, —тут Савелий сделал паузу, обходя внезапно остановившуюся машину, —может случиться так, что не будет моих родных. Не уверен, что сможет вырваться Витя. Не доберусь до израильских братьев, до сыновей дяди со стороны отца, до Коганов. Они стали известными скрипачами и кочуют по миру с гастролями. А для меня очень важно, чтобы они были, чтобы были все мои друзья и ты познакомилась с ними. Шестьдесят лет —это и много, и мало. Когда ты со мною, я молодею. Но моментами усталость охватывает меня, среди бела дня вдруг тянет ко сну, в темноту, в бездну. Я просыпаюсь и медленно выби­ раюсь из бездны. Меня спасают еще съемки. Загора­ ется на площадке свет, и что-то вспыхивает во мне, вероятно душа... Придет на юбилей Олег Видов —мой лучший друг. Вряд ли полетит из Нью-Йорка Сичкин.

Посерьезнел Боря. Предпочел эстраде кино. Не будет Евгения Александровича Евстигнеева. Я купил книгу о нем. Как освобожусь от съемок, сяду изучать. Его надо не только читать, но и изучать. Не будет Георгия Михайловича Вицина, Евгения Леонова —моих учи­ телей... Ж ени Моргунова. На редкость убедительный артист. Нажил себе массу врагов, потому что любил резать правду-матку о тех, кого не любил. Меня он признавал. Как артиста и человека. Его тоже пере­ 3 7 Са в е л и ii К р а м а р о в стали снимать, когда он стал очень популярным. По­ сле «Самогонщиков», «Операции «Ы» и «Кавказской пленницы». Он думал, что после этого на него хлынет поток ролей, а попал в длительную полосу забвения и безмолвия. Спасибо Мише Козакову. Он снял его в «Покровских воротах», в роли самовлюбленного ав­ тора эстрады. У Гайдая он снимался в маске Бывалого, а у Козакова без всяких юмористических ухищрений.

Не комиковал, а смешно получилось. Я о таких ролях мечтаю. Сыграл эту роль Женя, и снова о нем ничего не слышно. Народного, как и мне, не дали. В поисках хлеба насущного стал колесить с концертами по стра­ не. Хотя больной человек. Очень. Диабет его мучает.

Но он не унывает. О нем киношники рассказывают легенды. А я могу рассказать о том, что знаю точно.

Дело было летом. В Одессе. Концерты идут в город­ ском Зеленом театре. Живем в гостинице «Интурист», где и обедают артисты, все, кроме меня, я держу свою диету. Пошли ребята в воскресенье в ресторан, а там обслуживают только иностранцев. Евгений Алексан­ дрович подходит к метрдотелю и спокойно, уверенно говорит:

—Вы не могли бы обслужить меня?

Метрдотель узнает популярного артиста и рас­ плывается в улыбке:

—Конечно, вас я обслужу!

—Но я не один, —таинственно шепчет ей Моргу­ нов, —со мною группа американских безработных, — и тут он показывает на артистов, стоящих у входа в зал, —безработные. К тому же американские. Двое суток не ели. Пособие у них кончилось. Неудобно нам их не покормить. Я решил за свой счет, чтобы поддержать престиж страны!

3 7 Jl ю 5 о в ь по имени Наташа. Юбилей с г рустинкой —Обслужим! Непременно! —рапортует Моргунову метрдотель.

Артисты сдвигают пару столиков, вскоре метр­ дотель устанавливает на столах два флажка: наш и американский. Ее только удивляет, что американцы дружно заказывают украинские борщи с пампуш­ ками.

В другой раз мы с Ж еней выступаем на стадионе в Смоленске. Иду я к эстраде, установленной перед глав­ ной трибуной стадиона. Иду по специально проложен­ ной для артистов резиновой дорожке. Оборачиваюсь и вижу, что за мною шествует Евгений Александрович и аккуратно сворачивает дорожку.

—Евгений Александрович! Для чего она вам? — удивляюсь я.

—Для дачи, —уверенно отвечает он, —не обедне­ ют. Они нам все равно недоплачивают. На трибуне аншлаг. Шесть тысяч человек, а нам платят лишь по две ставки. Используют нас за гроши!

Таким образом он выражал недовольство своей киножизнью и моей тоже. Придуривался, хотя был умнейший человек, прекрасно играл на рояле. Тер­ петь не мог ремесленников в искусстве. Впрочем, они его тоже недолюбливали, утверждали, что у него пло­ хой характер. А он о своих товарищах говорил только доброе. Жаль, что его не будет на моем юбилее. А то бы отчудил что-нибудь этакое. Он мне сказал как-то перед отъездом:

—Поскорее загибайся, Крамаров. Тогда о тебе все заговорят! Вот тогда оценят! А когда я подохну, то, чего доброго, могут даже дать мне посмертно звание народного. Лучше бы при жизни дали... деньгами.

Тогда я готов спокойно умереть заслуженным.

3 7 С а в е л и й К р а ма р о в —Рано еще вам, Евгений Александрович, —гово­ рил я, —еще не все концертные точки отработали!

— Ты прав, Крамаров, —говорит он мне, —и, как верующий, попроси своего Бога продлить мою жизнь.

Ради этого я готов стать евреем! Ты только догово­ рись. Чтобы без обмана. Попроси у Бога для меня еще пять годков жизни, и я тут же сделаю обрезание. Могу принародно, в эксклюзивной телепередаче, чтобы все видели, что я честный человек!

Ж аль, Наташа, что Ж еня не приедет. Он рас­ смешил бы всю нашу компанию! Еще как! Не будет Михаила Ивановича Пуговкина. Тоже мой учитель.

Мы с ним были близки, поскольку он тоже был ве­ рующим человеком, тоже прошел трудное детство.

Говорят, что сейчас носит четки, перебирает их, и они его успокаивают, настраивают на раздумья о жиз­ ни. Он —своеобразный артист-рекордсмен. Снялся подряд в шести комедиях у Леонида Гайдая! Родился в Чухломе, в деревне Рамешки. Марк Бернес называл его крестьянином, не колхозником, а крестьянином, в лучшем трудовом смысле этого слова. Бабушка была церковной старостой, хотя это только мужская долж­ ность. Но она собрала деньги, открыла церковь и пригласила батюшку, а свечи во время богослужений зажигал ее внук —Миша. Он мне об этом рассказывал по секрету. Чтобы остаться в Москве у родственни­ ков, спал на полу, на подстилке, около батареи. После работы шел в клуб Каляева. Однокашники играли в очко и расшибалку, а он шел в клуб. Тут у нас много общего. И мне и ему помог случай. В театре заболел артист, и семнадцатилетнего Пуговкина выпустили на сцену. И он заболел театром. Три года занимался дикцией. По три часа в день. Как я здесь английским.

3 7 JI to б он 1. п о и м е п и Н а т а ш а. Ю б и л е й с г р у с т и н к о й В театре вывесили фотографии артистов, и на Пу- говкина обратил внимание кинорежиссер Григорий Осипович Рошаль. Взял его на роль купчика, кото­ рый по сюжету фильма перетанцовывает соперника.

И оказалось, что Михаил Иванович здорово танцу­ ет. Его взяли на роль. Он и меня учил: умей делать все —даже петь и танцевать. И я пробовал, и не раз, репетировал дома. Однажды пригодилось. На теле­ бенефисе... Без элементов эксцентрики, которыми я владел, меня не пригласили бы. У каждого человека свой Бог. У Пуговкина —судьба. Он говорил, что всегда следует ей, судьба им руководит, и он ей не сопротивляется. И приводил мне высказывание Со­ фокла: «Чем скорее человек уходит от судьбы, тем быстрее к ней идет».

Савелий задумчиво посмотрел вперед перед выез­ дом на фривей, на скоростную трассу. Через час они были дома. Наташа вышла на кухню, а когда вернулась в гостиную, то увидела Савелия, спящего на диване, в дорожной одежде. Лицо его было бледнее обычного, щеки впали, и ей показалось, что кто-то неведомый сейчас втягивает его в бездну, о которой он говорил.

Наташа испугалась и даже хотела разбудить его, но не решилась. Вечером, за ужином, она заметила ему, спокойно и без нажима, что, когда будет время, можно было бы показаться врачу. Ведь 60 лет —это и много, и мало, но все-таки...

—Цитируешь меня, как классика! —улыбнулся Савелий. —Сходим к врачу. Но после юбилея. Никуда от него не денешься!

Наташа целую неделю занималась составлением списка приглашенных. Меньше ста человек не полу­ чалось. Программу готовил специальный оргкомитет.

3 7 Са в е л ий Кр а ма р о в Юбиляр не волновался. Он даже не думал, о чем будет говорить. Был уверен, что в нужный момент Бог под­ скажет ему необходимые слова и они выльются из его души.

В день юбилея он почувствовал недомогание, подошел к окну и с трудом узнал себя —четче обо­ значились на лбу морщины, поблекли глаза и самое удивительное —припухли щеки.

—Я сегодня не нравлюсь себе, —сказал он На­ таше.

—Это —от волнения, —заметила она, —выйдешь на сцену, и все пройдет.

Наташа оказалась права. Он появился в зале, встре­ ченный овацией. Люди встали со своих мест и пять ми­ нут аплодировали ему. На ресницах Савелия блеснули слезы. Люди думали, что они от радости, от счастья, а он в это время думал о родителях, о том, видят ли они сейчас, как любят его люди, и мысленно попросил Бога, чтобы Он ниспослал ему эту благодать.

Фрагмент из юбилея Савелия Крамарова показали по Центральному российскому телевидению, в но­ востях. Я очень обрадовался за друга, хотя выглядел он хуже, чем во время нашей последней встречи.

Я вспомнил, что тогда рассказал Савелию о том, что он может ознакомиться с делом своего отца.

—Как? —удивился он.

—Весьма просто, —сказал я, —идешь на Кузнец­ кий Мост, в приемную КГБ, и оставляешь там соот­ ветствующее заявление. Через месяц-полтора дело разыщут и позволят там, в специальной комнате при приемной, прочитать его, даже сделать выписки и заказать фото отца. Оно, конечно, будет своеобраз­ ным —в профиль и анфас... Но тоже память... Я в деле 3 7 Л ю 6 о и ь п о и м е н и Н а т а ш а. Ю б и л е й с г р у с т и н к о й своего отца нашел много интересного для повести о нем и его времени.

—Я обязательно зайду туда, —серьезно произнес Савелий, —весь вопрос во времени —сколько пробуду в России...

Я знал, что во время второго приезда на родину он снова был на «Кинотавре», занят на съемках телеинтервью и вряд ли успел зайти на Кузнецкий Мост.

Теледиктор заканчивал сюжет о юбилее Савелия Крамарова, говорил, что друзья приготовили для него поздравительное шоу, юбилей прошел с большим успехом. На экране крупным планом показали Саве­ лия. Он улыбался, и, как мне показалось, с усилием.

Вспомнился рассказ его давней подруги Нели —жены Оскара Волина. В один из дней последнего приезда Савелия в Москву, на Пасху, она с мужем, с Ахмедом Маликовым и Савелием подъехали на машине к церк­ ви Иоанна Предтечи на Красной Пресне. Савелий остался в машине. Через двадцать минут, не дождав­ шись окончания службы, Неля вышла из церкви, увидела Савелия, внезапно постаревшего, одинокого, усталого, и у нее сжалось от боли сердце.

Играл ли он в тот приезд бодрого, спортивного вида мужчину? Не думаю. Вероятнее всего, встреча с родиной была для него и радостной, и грустной и наводила на серьезные раздумья о своей судьбе.

Его первая американская жена Марина вспоми­ нает, что перед премьерой фильма «Красная жара» в зале появился Ш варценеггер и взоры зрителей мгновенно скрестились на нем. Савелий грустно за­ метил: «То же самое было со мною в Москве, когда я входил в зал».

3 7 Са в е л ий Кр а ма р о в После юбилея он скажет Наташе, что счастливая полоса в его жизни продолжается. Ему звонил импре­ сарио и поздравил с приглашением на значительную роль в новом фильме, и при этом без кинопробы, по одному ролику.

—Ты понимаешь, что это значит, Наташа?! В Голли­ вуде без кинопробы берут на роль только самых про­ фессиональных артистов! Импресарио выслал мне киносценарий! Значит, я не зря, как школьник, зубрил английский. Иногда до одурения. Может, поэтому от необычных нагрузок меня тянуло ко сну? Спасибо Михаилу Ивановичу Пуговкину! Это он внушал мне:

«Будь, как и я, вечным студентом. Будь учеником всю жизнь! Творчество не имеет границ!» Наташа обняла Савелия, и по-мальчишески радост­ ные искорки сверкнули в его еще недавно потухших глазах.

П о с л е д н я я м о л и т в а В разгар юбилея Олег Видов произнес тост за роди­ телей Савелия. Сказал о том, как сын любил маму, Бенедикту Соломоновну. Как она мечтала, чтобы Са­ велий стал артистом, и он стал им, любимым в России и набирающим популярность в Голливуде, в Америке, а значит, и во всем мире, что перед самым юбилеем он получил второе подряд предложение на съемки в се­ рьезных ролях, что скоро фамилия Крамаров войдет в культуру Америки, как вошли другие русские и были здесь достойно оценены. Кто-то вспомнил о том, что композитору Стравинскому специальным решением президента и Конгресса Америки был снижен налог с доходов от его выступлений, чтобы больной восьми­ десятилетний композитор смог пользоваться дорого­ стоящим тогда аппаратом для разжижения крови.

—За добрую память о маме Савелия Крамарова!

Пусть ей земля будет пухом! —проникновенно сказал Олег Видов.

Потом пили за здоровье Савелия, за встречу на его столетнем юбилее. Никто не вспомнил отца 3 8 С а в е л и й Кр а ма р о в Савелия, и сам он промолчал о нем, поскольку знал очень мало. Брат Савелия —Виктор, родной брат матери Павел Соломонович, жена Савелия Наташа в общих чертах рассказали мне о судьбе его отца, но мне хотелось знать подробности его трагической жизни. Я был уверен, что он в 1937 году был назна­ чен защитником отнюдь не рядового политического деятеля. Но кого? Зиновьева? Бухарина? Рыкова? Или другого героя революции и Гражданской войны, мною предполагаемого? Я уверен, что Виктор Савельевич Крамаров вел себя на следствии достойнейшим об­ разом и, пройдя страшные пытки, в конце концов отверг протоколы, подготовленные следователем, не признал себя виновным ни в контрреволюции, ни в измене родине и поэтому не получил расстрельную статью, тем самым спас от лагеря жену и от детского дома сына. И если бы не его самоотверженность и вы­ держка, вряд ли возник бы славный комик и человек Савелий Крамаров, названный по имени своего деда.

Я хотел знать подробности допросов, за скупыми строчками которых можно представить невидимую борьбу между следователем и заключенным. Хотелось узнать, кто писал на отца Савелия доносы. Под каким видом его арестовали второй раз? И действительно ли он покончил с собою или погиб от чьей-то злой руки? И судьба самого по себе Виктора Савельевича Крамарова интересовала меня, и то, как она повлияла на жизнь сына, который вопреки всем напастям стал Личностью, человеком, без всяких сомнений унасле­ довавшим от матери и отца их лучшие качества. По моей просьбе секретарь Союза писателей Москвы Валентин Дмитриевич Оскоцкий подписал мое заяв­ ление в архив ФСБ о разрешении мне ознакомиться с 3 8 По с л е д н я я мо л ит в а делом отца популярного артиста Савелия Крамарова для написания книги о нем. Ж ена Савелия Наташа прислала мне из Америки доверенность на ознакомле­ ние с делом. Через полтора месяца в Союз писателей Москвы пришел ответ из Центрального архива:

«Направляем по принадлежности запрос Союза писа­ телей Москвы в отношении ознакомления с архивным делом на Крамарова B.C.

По имеющимся у нас сведениям, архивное след­ ственное дело № П-50828 в отношении Крамарова Виктора Савельевича, 1900 года рождения, уроженца г. Черкассы Киевской области, Управлением ФСБ РФ по городу Москве и Московской области передано на хранение в Государственный архив РФ.

Центральный архив ФСБ РФ документальными материалами об аресте и осуждении Крамарова B.C.

не располагает.

Для сведения сообщаем, что по имеющимся у нас данным в Информационном центре УВД Краснояр­ ского края хранится дело на спецпоселенца Крамаро­ ва B.C.

О результатах рассмотрения просим сообщить инициатору запроса. (То есть мне. —B.C.) Приложение: запрос с н. вх. № 11581, на 2 листах, только в 1 адрес.

Заместитель начальника архива Н.П. Михейкин».

Работники архива ФСБ сделали все возможное для того, чтобы я разыскал нужное мне дело. Но на мою беду это письмо не дошло до Владимира Дмитриевича Оскоцкого, находящегося в отпуске, а попало к быв 3 8 Саве л и й К р а ма р о в шему секретарю правления старого Союза, остроумно прозванного «писательским колхозом», писавшему произведения, полные любви к коммунистической партии, но сумевшего вовремя «перестроиться» и даже попасть на должность в Союзе демократических писателей. Этот человек явно не хотел, чтобы появи­ лось на свет еще одно официальное доказательство ди­ кого произвола сталинского тоталитарного режима, и как бы между прочим заметил мне, что приложение к письму утеряно, наверное, случайно выброшено в мусорное ведро вместе с ненужными бумагами.

Я не верил своим ушам.

—Документ ФСБ утерян?! В демократическом Союзе писателей?! —нервно выпалил я.

—Сейчас все перепутано, не разберешь —где, что и кто.

Я знал, что говоривший со мною человек в свое вре­ мя написал грязный донос на Андрея Вознесенского, якобы получившего во Франции под видом гонорара деньги на антисоветскую деятельность. Я промолчал.

Это удивило человека, к которому попало письмо из архива ФСБ. Он знал, что приложение возобновить невозможно, а без запроса ФСБ в УВД Красноярского края мне не добраться до дела отца Крамарова.

—Заранее извиняюсь за то, что утеряно приложе­ ние, —дважды сказал он мне, но с промелькнувшим в глазах испугом, видимо, где-то в глубине души почув­ ствовал, что неудобно, стыдно дурить голову седому писателю, немало испытавшему на своем веку.

Любители сильной руки, при которой вольготно жилось творцам серости и раболепства, увы, еще остались даже среди писателей. И от этого грустного факта никуда не деться. Они будут еще огрызаться, 3 8 11о с л о д и я и м о л п т и а гадить честным людям, хотя и знают, что время культа личности больше не вернется. Я думал написать пьесу или сценарий, в котором Савелий мог бы сыграть роль своего отца, как сделал известный артист Театра сатиры, а затем Малого театра, Евгений Яковлевич Весник. Он для этого выезжал в город Кривой Рог, где в местном театре игрался спектакль о его отце, погу­ бленном здесь в сталинские времена. Я не сомневаюсь, что Савелий сыграл бы трагическую роль своего отца.

Он был творчески и граждански готов к этому.

Дорога в Голливуд стала шире и светлее для Саве­ лия. На столе в его доме лежал сценарий с ролью для него, одной из основных в фильме. Где-то по почте продвигался к нему сценарий другого фильма.

Наташа настояла, чтобы они пошли к врачу-терапев- ту. Тот осмотрел Савелия и направил его к онкологу. На­ таша, услышав это, побледнела, а Савелий улыбнулся:

—В России, при моей популярности, я достал бы себе анализы, самые лучшие. Как-то зашел к началь­ нику управления дипломатическим корпусом. Он распределял машины, оставшиеся после отъезда на родину иностранных дипломатов. Так вот, Наташа, он увидел меня и расплылся в улыбке до ушей.

—Берите любую машину. Вам я не могу отказать ни в чем!

—«Фольксваген» можно?

—Конечно! —продолжал улыбаться начальник управления.

Я был еще сравнительно молод, холост и, для того чтобы попижонить, выбрал белый аккуратный «фольк­ сваген».

—И сейчас ты пижон, —попыталась поддержать его настроение Наташа, —купил белый «мерседес»!

3 8 Са в е л ий Кр а ма р о в — В черной машине пусть меня похоронят, — с обреченностью в голосе неожиданно вымолвил Савелий. Наверное, предчувствие неотвратимого конца овладело им, предчувствие беды, с которой он боролся, моля о помощи Бога, соблюдая строгую диету, занимаясь спортом, без малейших уступок, лености и усталости. Он не мог избежать нервных потрясений, способных стимулировать болезнь, но сражался с нею как мог. И возможно, на значитель­ ное время задержал ее развитие? И еще поборется с нею. Поэтому рано сетовать на судьбу, еще неизвестен приговор врача, и вообще он не собирается сдаваться никакой болезни.

Заключение опытного врача было однозначным — рак прямой кишки. Наташа пошатнулась, услышав об этом, а Савелий смутился:

—Значит, меня будут резать? Раньше резали мои тексты, выбрасывая сатиру. Впрочем, и по мне про­ ходились тоже...

—У вас уже были операции? —не понял его врач.

—В русском понятии жизни, —попытался объяс­ нить онкологу свои слова Савелий, —на английский язык это не переводится. Извините, доктор.

— Положение сложное, — серьезно произнес врач, —потребуется операция. Подумайте. Для опе­ рации нужно ваше согласие.

—Я поведу машину, —предложила Наташа, когда они вышли из больницы.

—Нет, —покачал головой Савелий и положил руки на руль.

Дома прилег на диван. Рука потянулась к газетному столику. Савелий разыскал «Панораму» с отчетом о его юбилее.

3 8 П о с л е д н я я м о л и т в а Наташа сделала вид, что не заметила то, что он о себе говорит в прошедшем времени, словно никогда больше не выйдет на сцену:

—Скажи, Наташа, только честно, не был ли я сме­ шон в жизни, в быту? Не делал ли глупостей?

—Что ты, Савелий? —удивилась Наташа. —Все люди делают ошибки, но я не замечала за тобой ни­ чего дурного! Ты всегда по-доброму расположен к людям!

—Не всегда. И бывал смешон, —серьезно вымол­ вил Савелий, —однажды, когда Левенбук и Хайт были у нас на гастролях, я назначил им встречу в ресторане «Черное море», но забыл, что на день встречи при­ ходится суббота. Я, конечно, не пошел в ресторан, не отвечал на телефонные звонки, а друзей предупре­ дить не успел. Левенбук заволновался, подумал, что со мною что-нибудь стряслось, и пришел ко мне домой.

Застал меня с туфлями в руках и говорит: «Я понимаю, что сегодня шабат, что тебе работать запрещено, но если ты держишь в руках туфли, то почему не можешь взять телефонную трубку?» Еще они с Хайтом доста­ вали меня насчет диеты, но тут совершенно зря, они не знали секрета моего здоровья, наследственности.

Я их простил.

—Савелий, не вспоминай плохое, —сказала На­ таша, —я до сих пор потрясена приездом в этот дом.

Ты прекрасно обустроил его, учел все, до мелочей.

Я сразу попала в рай. Мне нечего было доделывать или устанавливать. Я была поражена твоей хозяйственно­ стью и вниманием ко мне.

—Жизнь научила, —улыбнулся Савелий, довольный похвалой супруги, —бывало, в России загонят кино­ экспедицию в болото или пустыню, где рядом даже 3 8 Са в е л и й Кр а ма р о в нет сносного жилья, и только потом начинают думать о том, где можно накормить артистов. Строили прежде всего заводы и рудники, а потом уже дома для рабочих, магазины, бани... Я видел семьи, годами живущие в ва­ гончиках, в дикой тесноте, без элементарных удобств...

И при этом говорили, что самое ценное у них —люди.

А платили им копейки. Я теперь уже вряд ли выберусь в Россию. Стронгин сказал мне, что можно ознакомить­ ся с делом отца. Я очень мало знаю о нем...

—Не грусти, Сава, —попросила Наташа, —счаст­ ливая полоса в нашей жизни продолжается. Здесь отличные хирурги. Я верю в них. Почитай лучше сценарий.

—После операции, —сказал Савелий и взял в руки книгу о Евгении Евстигнееве. —Когда я снимался с ним, то чувствовал себя профнепригодным. Он меня многому научил, и другие артисты, в России и здесь.

Я думаю, что он в какой-то мере был бы рад, увидев, что я чему-то научился.

Савелий углубился в книгу. Иногда он дважды или трижды перечитывал одну и ту же страницу, несколь­ ко раз звал Наташу, которая готовила ему еду.

—Послушай, Наташа, —увлеченно говорил он, — послушай, что написал Женя: «Доброта должна идти изнутри человека и общества. Приказать быть добрым нельзя. Доброта —нравственная категория души.

Меня порою удивляют громкие призывы —быть до­ брыми, милосердными, человеколюбивыми. Все это игра слов. Разве может быть милосердным общество, где каждый, кто близок к распределению жизненных благ, пользуется ими прежде всего сам, где действует негласный призыв —больше отдай мне! Разве это нормально, когда и сегодня многие одаренные люди 3 8 По с л е д ня я мо л ит в а покидают страну, где нет заботы о них, где для того, чтобы реализовать свой талант, надо пройти настоя­ щие круги ада». Я думаю, Наташа, что, может быть, рождая эти строки, он среди других уехавших из Рос­ сии людей вспомнил меня. И все-таки здорово, что сейчас в России об этом можно говорить и оставаться на свободе. По крайней мере —пока...

В другой раз он позвал Наташу радостным голо­ сом и сказал, что нашел у Евгения Александровича строчки о себе, не о Савелии Крамарове лично, а об актерах, находящихся в его положении.

—Слушай, Наташа, внимательно, —блеснул глаза­ ми Савелий. —«Человек другой профессии, если он заболел и у него в семье печальное событие, может не выйти на работу, взять, скажем, больничный лист и так далее. Актеру это сделать сложно: назначен спектакль, надо выйти на сцену и играть... И не может быть иначе, если ты настоящий актер. Андрей Миро­ нов не пропустил ни одного из своих спектаклей в очень тяжелые дни: умер отец... Никто не заставлял Николая Афанасьевича Крючкова разрезать гипс на ноге и приехать на съемку картины “Суд”. Никто не заставлял тридцатичетырехлетнего умирающего режиссера Владимира Скуйбина руководить этой съемкой. Никто не заставлял Евгения Урбанского рисковать жизнью, погибнуть на съемках фильма “Директор”»... Я буду, Наташа, играть в новом филь­ ме. Обязательно снимусь. Лишь бы хорошо прошла операция...

Как потом вспоминала Наташа, книга об Евстиг­ нееве была последней из прочитанных им. Еще рань­ ше он искал книгу об Иннокентии Смоктуновском, которого боготворил и считал великим актером.

3 8 С а в е л и й К р а м а р о в Операцию провели, и она не предвещала выздо­ ровления. Савелий почувствовал это и, вздохнув, ска­ зал, что научился ценить жизнь, то, что окружает его, обожает жену, любит свой дом и главное —природу.

Он заглядывался на рассветы и закаты солнца, на то, как распускаются цветы, как теплый калифорнийский воздух колышет листву. Даже редкий в этих местах дождик вызывал радость и умиление на его лице. Он понимал вечность природы и, наверное, хотел хотя бы в душе слиться с нею. Неожиданно становился серьезным. Прочитал сценарий и задумался.

—Я буду молить Бога, чтобы Он продлил мое сча­ стье с тобою, —сказал он Наташе, —чтобы я успел отсняться в новой роли, где смог бы использовать многое, чему научился в творческой жизни..Большая роль с неоднозначным характером героя, к которой я стремился долгие годы. Я люблю комические роли, но мне уже за шестьдесят, я хочу играть роли, которые задели бы души людей и остались в их памяти.

Рядом с Савелием на столике стояла фотокарточка дочери. Он часто и с грустью смотрел на нее.

—Не говори импресарио, что я тяжело болен, — сказал он Наташе, —я молю Бога, и мне становится легче. Я постараюсь выкрутиться...

В дни, когда боли ослабевали, он включал видео­ магнитофон, смотрел свои фильмы и телебенефис, смотрел внимательно, видимо где-то ощущая недо­ четы в игре, и переосмысливал ее. Лишь однажды похвалил себя: «Ну и лихо я сыграл, Наташа!» В этих словах было воспоминание о молодости и грусть об уходящих силах.

Его первая жена Марина писала: «В январе 1995 го­ да у Савелия обнаружили рак прямой кишки. В начале 3 9 По с л е д н я я мо л ит в а февраля прооперировали и назначили усиленный курс химиотерапии. В тот же период у него начался острый тромбоз в ногах. Позже тромбы разошлись по всему ор­ ганизму, включая мозг. Весь май, после двух инсультов, Савелий лежал в госпитале слепой, немой, парализо­ ванный. Только люди, близко знавшие его, понимали трагизм его положения. 15 мая мы с Васенькой приеха­ ли в Сан-Франциско прощаться с Савелием. Застали его уже в бессознательном состоянии. Бася горько плакала оттого, что папа на ее присутствие никак не реагирует.

Басенька целовала папу в руки, в губы, прижималась к нему щечкой, долго убеждала его: «Папа, ты должен ку­ шать. Ты выздоровеешь. Мы будем еще много радовать­ ся». Но, увы, никакой реакции в ответ. Басенька очень тяжело переживала папину смерть. Спустя несколько дней проводился День отца. Все ее подруги писали папам открытки. Написала и Бася, но не знала, куда ее отправить, и плакала. Она никак не может освоиться с мыслью, что папы нет в живых. Я ей говорю, что папа сейчас с Богом и продолжает охранять ее и так же за­ ботится о ней, как он это делал раньше. Она по-своему в это верит и говорит: «Мой папа такой хороший, что Бог захотел его иметь рядом с собой».

До последних дней рядом с Савелием была Наташа.

Она —на пределе нервных и физических сил, но дер­ жится. Олег Видов передал в Москву, на телевидение, что Савелий Крамаров не может двигаться, видеть, только слышит. И Олег просит присылать Крамарову телеграммы. Через несколько часов пришли первые весточки с родины со словами любви и признания.

Родина —не только родные, которых почти не оста­ лось, но друзья и миллионы людей, любивших его игру. Олег Видов читал ему приходящие телеграммы.

3 9 Са в е л н ii К р а м а р о в Лицо Савелия ничего не выражало, но душа наверняка согревалась. Сколько могла...

Наверное, первыми откликнулись на его смерть русские американцы, его друзья —главный редактор «Панорамы» Александр Половец: «Актеры нередко признаются, что со временем начинают невольно повторять в себе какие-то черты сыгранных ими героев, сливаются с их амплуа. Не то —с Савелием:

бесконечна была эта дистанция от кинематографи­ ческого образа, созданного замечательным талантом актера Крамарова, —до Савы, каким мы его знали»;

актер Илья Баскин: «Савелия все считали своим в доску парнем. Люди, никогда не знавшие его лично, случайно повстречав его на улице или в магазине, часто обращались к нему на «ты», как к старому ко­ решу. Счастливчик! Ведь таких корешей у него было больше двухсот миллионов. Крамаров был воистину народным артистом».

Через четыре дня после смерти друга вышла в «Общей газете» моя статья: «Савелий Крамаров — странный странник», где говорилось с надеждой, что в конце концов «странность» его объяснится могучим, но не до конца раскрывшимся талантом, постоянным стремлением к совершенству и уникальной добротой к людям, и он когда-нибудь навсегда вернется к нам из своих долгих странствий.

Затем в «Литературной газете» появилась моя статья о нем —«Славный комик», и позже в воскрес­ ном «Московском комсомольце» вышел большой очерк —«Последняя молитва Савелия Крамарова, или Золотой билет до города Мертвых». И теперь, наконец, эта книга... Когда Савелий Крамаров жил рядом с нами, мы смеялись над его героями, но не 3 9 II о с л о д н я я м о л и т п а задумывались о его жизни, в которой ничто не про­ ходило бесследно.

Наш общий с Савелием друг, режиссер, актер и писатель Марк Розовский, с болью в сердце сказал, что если бы жизнь в нашей стране была бы неидео- логизированной и свободной, то Савелий Крамаров стал бы русским Луи де Фюнесом, известнейшим во всем мире комиком, поскольку дурак в России больше, чем дурак, он может быть философом, участником высокой комедии. Представляю Крамарова, блестя­ ще и оригинально играющего Хлестакова. Если бы маска Савелия Крамарова не была бы предметом купли-продажи и, за редким исключением, не ис­ пользовалась бы весьма примитивно, то при работе на него отечественной киноиндустрии мы бы стали свидетелями явления миру грандиозного комика.

Добавлю к словам Розовского лишь то, что даже при всех минусах развитого до потери смысла социализма Савелий своей игрой нес улыбки людям, скрашивая своим искусством их бедную на радости жизнь.

Савелий похоронен неподалеку от города Сан- Франциско на еврейском мемориальном кладбище в Колма —городе Мертвых. Памятник на могиле сооружен по макету его друга —всемирно известного художника и скульптора Михаила Ш емякина.

Как позднее рассказывал приезжавший в Россию Шемякин, они не были с Савелием близкими друзья­ ми, но общались довольно часто и симпатизировали друг другу. Поначалу вдова Крамарова обратилась к скульптору Эрнсту Неизвестному, который запро­ сил за работу 90 тысяч долларов и вместо памятника обещал поставить на могилу уже изготовленную им голову какого-то мальчика. Вдову это предложение 3 9 Са в е л ий Кр а ма р о в не устроило. Тогда она обратилась за помощью к Ми­ хаилу Шемякину, который отнесся к работе серьезно, трудился добросовестно и весьма изобретательно.

На большом вы соком надгробии изображ ен гримерный актерский столик, на котором лежат маски не сыгранных Савелием ролей;

маски совсем не смешные, а трагические, и маски людей-уродов, видимо, на мой взгляд, постепенно рушивших жизнь в России и Савелия Крамарова, и самого Шемякина.

Слева расположен то ли занавес, то ли плащ стран­ ника, которым представлял себя Савелий;

справа, над масками, изображен череп —вероятно, символ рутины и тупости, убивающих настоящее творчество.

В нижней левой части надгробия на мраморе высече­ ны слова на иврите: «Последний дар —вечный покой душе твоей». В центре столика —раскрытая книга с названиями фильмов, наиболее любимых Савелием:

«Друг мой, Колька!», «Приключения неуловимых», «Джентльмены удачи», «Двенадцать стульев», «Боль­ шая перемена»...

В правом углу столика, в оригинальной желез­ ной рамке, стоит его фотография, наверное, самая лучшая из его ф отографий. На редкость доброе, обаятельное и улыбчивое лицо Савелия придает все­ му памятнику жизненность, уверенность в том, что его солнечное, светлое искусство не умрет никогда.

И действительно, его фильмы неизменно приковы­ вают нас к телеэкранам и наверняка будут дарить улыбки надежды нашим потомкам.

Савелий сыграл небольшие роли в Голливуде, но сыграл в Мекке киноискусства, где даже на крошеч­ ную роль претендуют десятки актеров. Он нашел свою нишу в Голливуде, потому что был талантлив и 3 9 II о с л е д и я я м о л и т в а трудолюбив. Об этом говорил Олег Видов, прощаясь с другом, о том, что он был русским актером, по воле судьбы работавшим в последние свои годы в Амери­ ке. И тот изумительный памятник, что возвели ему здесь русские американцы, говорит о том, что они гордятся своим соотечественником.

Наташа, добрая симпатичная женщина, старает­ ся сделать все возможное для сохранения памяти о Савелии. Михаил Шемякин передал ей несколько своих картин, чтобы она смогла расплатиться с рабо­ чими за отливку деталей памятника и его установку.

Она рассказывала мне, что на открытии памятника ленточку перерезал сам скульптор. Съехалось свыше двухсот человек. Все они подписались под письмом в Министерство культуры России о присвоении Саве­ лию Крамарову звания народного артиста (посмерт­ но). Пришел отказ. Но Наташа и друзья Савелия не опечалились этим фактом —Савелий был и остается одним из самых популярных артистов. И даже за океаном, в далеком от России Сан-Франциско, у могилы Савелия каждый день алеют свежие цветы, принесенные сюда русскими туристами, как благо­ дарность родины, выраженная народом.

Официальное признание пришло через год после смерти. В Лас-Вегас, где живет его дочь, поступила российская награда Савелию Викторовичу Крама­ рову — «Золотой билет», оригинальная статуэтка, присужденная актеру руководством Всероссийского радио и телевидения.

Н е о б х о д и м о е п о с л е с л о в и е Послесловие к этой книге действительно необходи­ мо, поскольку хочется сохранить память об истинном Савелии Крамарове —артисте и человеке, о личности, которой может гордиться страна. Этой цели служит моя книга, увы, не способная в нужном объеме сорев­ новаться со всемогущим в наше время телевидением.

«Ящик» смотрят почти все, и он порою на самом деле является ящиком, из которого кое-кому удается доста­ вать события в подлакированном, а иногда и вообще ложном виде.

И не случайно еще в середине прошлого века вос­ клицал Александр Федорович Керенский, первый демократ во главе России: «Ох, если бы в семнадцатом было телевидение, когда я был министром —предсе­ дателем Временного правительства, то большевики никогда бы не пришли к власти!» Нельзя сказать, что телевидение сильно искажа­ ет образ Крамарова, но тенденция поверхностного 3 9 II о о б х о д н м о е п о с л е с л о в и е подхода к нему налицо. Последним удачным докумен­ тальным фильмом об артисте была работа режиссера и автора сценария Михаила Файнштейна, проживаю­ щего в Америке. Фильм назывался «Джентльмен уда­ чи» и получил заслуженное признание телезрителей.

Но уже в этой картине наличествовала совершенно лишняя драматизация жизни артиста. А именно — устройство новой личной жизни отца Савелия в лагерное время, что начисто опровергают докумен­ ты, и перевоз сыном в авоське в Америку праха ма­ тери, предварительно выкраденного из колумбария Донского кладбища, что выглядит кощунственно по отношению к любому человеку, тем более к такому честному и религиозному, как Савелий Крамаров.

И если бы все-таки он перевез прах матери, то не­ пременно захоронил бы его на кладбище, а не под деревом на любимой им поляне, где, по мнению его жены, это могло состояться. Частности —но ненуж­ ные, неправдивые.

А в последней телепередаче о Савелии Крамаро­ ве «Браво, артист!» поражает состав ее участников, мало знающих или вообще лично не знакомых с ним. Отсюда и пустословный разговор об артисте, не об его таланте, смелых поступках, гражданской позиции, радостях и бедах, даже умалчивание его семейной трагедии, отразившейся на всей жизни, а лишь умиление его добротой, застенчивостью, скром­ ностью, успехами у женщин, которые на самом деле не принесли ему желанного счастья... Да и от гостей передачи нельзя было ожидать ничего иного, кроме банального разговора об артисте. Не были приглаше­ ны те, кто мог серьезно и доказательно рассказать об этом незаурядном явлении в нашем искусстве, имя 39 С а в е л и й Кр а ма р о в которому —Савелий Крамаров. Будем считать это халатностью или нерасторопностью организаторов передачи, а не умышленным сокрытием от народа горькой судьбы талантливого и честного актера в тоталитарном обществе. И тем же объясним, что коронную песню Крамарова: «Меня судьба по всей стране мотает» доверили спеть на редкость благопо­ лучному певцу.

Многие участники передачи, особенно женщины, отмечали грустноватый характер актера, играющего смешные роли. Но объяснить этот кажущийся пара­ докс не захотел или не смог никто. А жаль. Но живы пока люди, хорошо знающие и помнящие актера.

У меня, бывало, спрашивают, когда он умер. Я от­ вечаю, что он ушел от нас, да, ушел, но обладает уди­ вительным чувством сопереживания человеческим жизням. Воспринимает каждое наше желание встре­ титься с ним, и он... возвращается! Как джентльмен и труженик киноэкрана!

Москва - Сан-Франциско - Москва С о д е р ж а н и е Враг н а р о д а........................................................................................... О том, чего не знал Сава............................................................... Вокруг детской к о л я с к и................................................................. Ж естокое прозрение..................................................................... Сава взрослеет.................................................................................. П амятная встреча.......................................................................... Из лесотехнического в Г И Т И С................................................ А ктерские м а н е в р ы........................................................................ Ю мор —обратная сторона трагедии...................................... К и н о ж и зн ь........................................................................................ «Друг мой, Колька!»..................................................................... Рецидивы звездной б о л е з н и...................................................... Прощай, Маша. Н а пути к Б о гу.................................................. П ервы е к о н ф л и к т ы....................................................................... Век живи, век у ч и с ь....................................................................... Савелий становится стр ан н и к о м.............................................. На волнах заокеанской ж изни............................. Борьба с недугом. П ры ж ок выше головы............................. Зовет р о д и н а.................................................................................... Любовь по имени Наташа. Ю билей с грустинкой............. Последняя м о л и т в а....................................................................... Необходимое послесловие........................................................ Литер ату рн о-художественное издание Варлен Стронгин САВЕЛИЙ КРАМАРОВ:

СЫН ВРАГА НАРОДА Главный редактор Владимир Вестерман Редактор Кирилл Винокуров Оформление вклеек Александр Щукин i Компьютерная верстка Виктория Челядинова Корректор Наталья Семенова Общероссийский классификатор продукции ОК-005-93, том 2;

953000 — книги, брошюры Санитарно-эпидемиологическое заключение № 77.99.60.953.Д.007027.06.07 от 20.06.2007 г.

ООО «Издательство АСТ» 141100, Россия, Московская область, г. Щелково, ул. Заречная, д. Наши электронные адреса:

WWW.AST.RU E-mail: astpub@aha.ru ООО «Издательство Зебра Е» 121069, Москва, Скатертный пер., тел.: (495) 202-38- E-mail: zebrae@rambler.ru ОАО «Владимирская книжная типография» 600000, г. Владимир, Октябрьский проспект, д. 7.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.