WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

«Федеральная служба по труду и занятости Российской Федерации Федеральное агентство по образованию Управление федеральной государственной службы занятости населения по Республике Карелия Петрозаводский ...»

-- [ Страница 4 ] --

Итак, возможности смягчения перспективной проблемы дефицита рабочей силы (вызванной демографическими тенденциями), особенно с учетом специфики его проявления в региональном, отраслевом, про фессионально-квалификационном и других разрезах, представляются весьма ограниченными. Вышесказанное, однако, только подчеркивает важность дальнейших усилий по исследованию и решению этой про блемы.

Список литературы 1. Демографические ограничения и состояние сферы занятости и рынка труда. Политика народонаселения: настоящее и будущее. Чет вертые Валентеевские чтения: Сборник докладов / Ред. В. В. Елизаров, В. Н. Архангельский. М.: МАКС Пресс, 2005.

2. Спрос и предложение на рынке труда и рынке образовательных услуг в регионах России: Сб. докладов по материалам Всеросссийской научно-практической Интернет-конференции с международным уча стием. Кн. 3 / ПетрГУ. Петрозаводск, 2004. С. 92-109.

3. Коровкин А. Г. Динамика занятости и рынка труда: вопросы мак роэкономического анализа и прогнозирования / А. Г. Коровкин. М.:

МАКС Пресс, 2001.

4. Коровкин А. Г. Структурная асимметрия / А. Г. Коровкин. Отече ственные записки. 2003. № 3.

5. Jackman R. Structural unemployment / R. Jackman, S. Roper // Oxford bulletin of economics and statistics. 1987. 49. № 1.

6. Russian Economic Barometer. Vol. XIII. № 2. Spring 2004.

7. Кувалин Д. Б. Российские предприятия в середине 2004 г.:

внутренние и внешние факторы развития / Д. Б. Кувалин, А. Харченко Дорбек // Проблемы прогнозирования. 2005. № 2.

ОЦЕНКА КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ РАБОЧЕЙ СИЛЫ КАК ФАКТОРА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНА Р. А. Крысин Аспирант кафедры менеджмента Петрозаводского государственного университета, г. Петрозаводск В последнее время на высшем государственном уровне, в деловых и научных кругах активно обсуждаются проблема удвоения ВВП и в целом перспективы социально-экономического развития страны. Пре одоление зависимости от экспорта сырья и топлива связывается с реа лизацией стратегии перехода к инновационно-ориентированной эко номике. Создание значительного высокотехнологичного сектора, а также внедрение инноваций в традиционных отраслях хозяйства, где в будущем планируется сосредоточить производство конкурентоспособ ных товаров и услуг, основную часть занятости и доходов, несомнен но, потребует наличия на рынке труда рабочей силы качественно ново го уровня.

Вместе с тем на данном этапе институциональных преобразований проблеме формирования конкурентоспособной совокупной рабочей силы, на взгляд автора, не уделяется должного внимания, отсутствует системность и комплексность в подходах к ее решению. Во многом это обусловлено инерционностью и жесткостью приоритетов макроэконо мической политики государства, сконцентрированных на избыточном регулировании финансовых и товарных рынков, на фоне фактически пассивного поведения на рынке труда.

Объективной причиной отсутствия целостности в восприятии обо значенной проблемы также является высокая степень дифференциации регионов страны в политическом, экономическом, социальном, гео графическом и прочих аспектах. Очевидно, в этих условиях средние оценки функционирования национального рынка труда и динамики социально-трудовых отношений между его субъектами без учета ре гиональных особенностей малоэффективны. В настоящее время реги он выступает как полноправный субъект политических и социально экономических отношений, характеризующийся определенной струк турой хозяйства и занятости, разнообразием организационно-правовых форм собственности, уровнем развития производительных сил, инфра структурного обеспечения, инвестиционной активности, инициативно стью действий региональных и местных властей, деловых и научных кругов. При этом регион является открытой системой и, по сути, объ ективно подвержен влиянию общероссийских и международных соци ально-экономических процессов, привнося в ход и темпы их развития региональную специфику.

Исторически хозяйственный комплекс Карелии, богатой природ ными ресурсами, имеющей благоприятное экономико-географическое положение, отличался высокой долей добывающей промышленности и экспорта сырья. За годы рыночных преобразований лесосырьевая и внешнеэкономическая направленность экономики заметно усилились, на фоне значительного падения производства в перерабатывающих от раслях. В 2004 году в объеме промпроизводства доля продукции цел люлозно-бумажной промышленности составила 24,3%, лесозаготови тельной промышленности – 10,7%, горнопромышленного комплекса – 24,3%, а на долю машиностроения и металлообработки пришлось лишь 6%, деревообработки – 5,9%, пищевой и перерабатывающей промышленности – 8%, легкой промышленности – 0,2%, полиграфии – 0,2%. Рост мировых цен на газетную бумагу, целлюлозу, лесоматериа лы, необработанный алюминий, железорудные окатыши способство вал увеличению экспортной доли продукции лесного комплекса до 65%, черной и цветной металлургии – до 27% [1]. Диспропорции в экономике региона обусловили и направленность инвестиционных по токов. Относительно низкие производственные издержки (по сравне нию со странами ЕС) и высокая эффективность экспорта сделали при влекательным участие внешних инвесторов в производственной коо перации и размещении производств в основном в ЛПК.

В целом же Республика Карелия на основании комплексной оцен ки уровня социально-экономического развития субъектов РФ за 1999 2003 годы и прогноза на 2004-2005 годы отнесена к регионам со сред ним уровнем развития и имеет в рейтинге весьма скромное 50-е место, опережая из регионов СЗФО лишь Псковскую область (51-е место) [2].

В рейтинге инвестиционной привлекательности РА «Эксперт» респуб лика в 2003-2004 годах занимала только 60-е место, в том числе по трудовому потенциалу – 65 место, инновационному потенциалу – 62-е место [3]. Очевидно, расширение экспортно-ориентированного секто ра, обеспечивающего занятостью и доходами значительную часть на селения, усиливает зависимость экономики Карелии от конъюнктуры мировых цен на сырье, определяет неустойчивость показателей ее раз вития, в том числе и в сфере социально-трудовых отношений. Инерци онность процессов, обусловленных дореформенным развитием рес публики, качественная незавершенность рыночных преобразований, ограниченность ресурсов власти и бизнеса для диверсификации эко номики предопределяют неразвитость и деформированность регио нального рынка труда.

Одной из важнейших характеристик социально-экономического развития региона, оказывающих прямое воздействие на количествен ные и качественные параметры рабочей силы, являются демографиче ские и миграционные процессы. На протяжении периода рыночных преобразований сохранялась устойчивая тенденция к депопуляции на селения Республики Карелия, в основном обусловленная превышени ем в 1,8-2 раза уровня общей смертности над рождаемостью. Числен ность постоянного населения с 1992 по 2005 год уменьшилась соответ ственно с 799,8 тыс. человек до 703 тыс. человек, или на 12,1%1. Учи тывая значительную территорию (0,8% площади РФ) и ее неравномер ную хозяйственную освоенность, можно утверждать, что столь мас штабное сокращение естественных границ трудового потенциала рес публики (до 0,5% населения РФ) вызовет в среднесрочной перспективе проблему физической нехватки «собственных» рабочих рук для обес печения экономического роста и, соответственно, потребность в при токе трудовых мигрантов.

Отметим, что демографические процессы воздействуют на рынок труда с определенным временным лагом, составляющим в среднем лет. Это подтверждает динамика численности населения в трудоспо собном возрасте, которая за период 1992-2002 годов увеличилась с 463,1 до 478,4 тыс. человек, и лишь данные Всероссийской переписи населения скорректировали эту тенденцию: 2003 год – 451,4 тыс. че ловек, 2004 год – 453,8 тыс. человек. Тем не менее доля данной кате гории в общей численности населения республики за анализируемый период возросла с 57,9 до 64%. В целом такая динамика обусловлена влиянием демографической волны 1980-х годов, когда показатели ро ждаемости достигали в среднем 17 человек, а смертности – не превы шали 10 человек на 1000 населения соответственно.

Данная тенденция нашла двойственное отражение в ситуации на региональном рынке труда. С одной стороны, увеличение численности населения в трудоспособном возрасте способствовало укреплению трудового потенциала региона как минимум в количественном аспек те. С другой стороны, кризисное состояние экономики 1992-1998 го дов и ее неустойчивое развитие в 1999-2004 годах существенно сдер живали эффективный спрос на рабочую силу на фоне роста ее предло жения. В итоге это приводило к перманентному возрастанию конку Здесь и далее приведены данные Госкомстата РК, Карелиястата.

ренции за рабочие места, что выражалось в росте показателей безрабо тицы, а также оттоку части граждан в трудоспособном возрасте в нере гистрируемый сектор рынка труда. Последний тезис подтверждается несоответствием структурной динамики населения в трудоспособном возрасте тенденциям изменений в ЭАН и занятых в экономике [4]. Та ким образом, отсутствие прогрессивных сдвигов в отраслевой струк туре хозяйства и занятости на фоне увеличения предложения рабочей силы наиболее производительных возрастов фактически привело к не эффективному распределению и использованию трудовых ресурсов в экономике региона.

По прогнозам демографов, с 2007 года доля граждан в трудоспо собном возрасте начнет заметно снижаться. Ускорению данной тен денции будет способствовать крайне низкий уровень рождаемости в пореформенный период. Традиционной в республике становится семья с одним ребенком, что подтверждает динамика суммарного коэффици ента рождаемости: 1994 год – 1,23, 1999 год – 1,1, 2004 год – 1,25. В целом такое «демографическое» поведение трудоспособного населе ния напрямую связано с угрозой потери конкурентоспособности на рынке труда. Даже временный отказ от занятости по причине рожде ния ребенка, сопряженный с существенным ростом расходов, ставит многие семьи на грань выживания. Сегодня в России более 18 из миллионов детей живут в семьях с доходами ниже прожиточного ми нимума [5].

Необходимо учитывать, что воспитание детей требует от родите лей значительных затрат времени и психофизических усилий. Соот ветственно часть трудоспособного населения в условиях повышения уровня жизни в стремлении сохранить и укрепить свои конкурентные позиции на рынке труда делает выбор в пользу «эффекта дохода и карьеры» и отказывается от рождения ребенка. Важным фактором, обуславливающим сокращение рождаемости, выступает реализация правительством стратегии «ухода» из социальной сферы с постепен ным увеличением доли участия населения в оплате услуг здравоохра нения, образования, физической культуры и спорта, отдыха и т. п. В итоге происходит удорожание стоимости человеческого капитала с не ясными перспективами его окупаемости, а следовательно, выбор роди телей в пользу качества жизни детей, нежели их количества в семье.

Развитие неблагоприятных демографических процессов неизбеж но ведет к старению населения республики. За период 1994-2004 годов доля лиц в возрасте старше трудоспособного постепенно увеличилась с 18 до 18,9%, а моложе трудоспособного снизилась с 23,9 до 17,1% от общей численности населения соответственно. Отметим, что доля на селения в «пограничном» возрасте 50-59 лет увеличилась с 8,9 до 12,4%. Следовательно, в ближайшие годы на фоне процессов депопу ляции и старения населения, большей продолжительности жизни женщин (70 лет), чем мужчин (56 лет), следует ожидать нарастания существенных диспропорций в половозрастной структуре и снижения возможностей для расширенного воспроизводства рабочей силы. Си туация будет усугубляться ростом трудовой и пенсионной нагрузки на мужское население в трудоспособном возрасте, вследствие объективно более низкой экономической активности женщин, что потребует уве личения возрастных границ выхода граждан на пенсию.

Трудовая миграция, рассматриваемая экспертами в качестве фак тора способного компенсировать естественную убыль населения, за метного влияния на региональный рынок труда пока не оказывает. Од нако в приграничных районах, специализирующихся на лесозаготовке, уже отмечается обострение конкуренции за рабочие места между ме стным населением и трудовыми мигрантами из Финляндии и Украины.

В целом миграционный прирост, колебавшийся в 2000-2002 годах в пределах 1-2 тыс. человек в год, фактически свелся к нулю в 2003- годах. Данная динамика свидетельствует о низкой социально экономической привлекательности региона для трудовых мигрантов, а также жесткости законодательных «барьеров» для легального доступа иностранной рабочей силы на российский рынок труда.

Для оценки конкурентоспособности рабочей силы региона особый интерес представляет динамика структуры занятых в экономике в раз резе их качественных параметров: возраста, образования и уровня ква лификации.

Возрастные характеристики занятости отражают тенденцию уси ления давления на рынок труда граждан в возрасте 50-59 лет, доля ко торых за период 1999-2003 годов возросла с 10,6 до 14,2%. В первую очередь, это обусловлено низкой социальной и пенсионной обеспе ченностью данной категории населения, а также высоким общим уровнем бедности в регионе. Отметим, что, несмотря на 6%-й рост ВРП в 2004 году по сравнению с 2003 годом, доля населения с дохо дами ниже прожиточного минимума увеличилась на 2,6% и составила 21,6%, еще треть находится вблизи опасной черты2. В этой связи по вышение экономической активности лиц старших возрастов является скорее вынужденной мерой и, в известной степени, дополнительным Оценка Минэкономразвития РК.

препятствием для занятости молодежи. Имеющийся же у данной кате гории лиц профессиональный опыт компенсируется в определенной степени нерыночным характером его происхождения и снижением производительности труда, обусловленным возрастными особенно стями рабочей силы. С учетом этого устойчивое снижение в структуре занятых доли наиболее работоспособного населения в возрасте 20- лет за анализируемый период с 52,2 до 50,5% является крайне нега тивным фактором, отражающим не столько демографические тенден ции, сколько наличие диспропорций в структуре занятости на регио нальном рынке труда.

Динамика образовательной структуры занятых в экономике сви детельствует об относительном снижении общего уровня образования.

В период 1999-2003 годов доля работников с высшим профессиональ ным образованием оставалась на уровне 18%, со средним профессио нальным – заметно снизилась с 38,7 до 31,7%, а имеющих начальное профессиональное и среднее полное образование – напротив увеличи лась с 10,9 до 18,0% и с 18,9 до 22,8% соответственно. Можно предпо ложить, что данные изменения вызваны некоторым оживлением про мышленного производства и смещением спроса в сторону рабочей си лы индустриального типа, остававшейся невостребованной на рынке труда, а также «уходом» части более квалифицированных работников в сферу неформальной занятости.

В то же время среди занятых в экономике в 2003 году доля руко водителей и специалистов высшего уровня квалификации составила лишь 12,5%, среднего уровня квалификации – 17,2%, квалифициро ванных рабочих – 38,3%, неквалифицированных рабочих – 13,6%.

Очевидно, наблюдается дисбаланс образовательной и профессиональ но-квалификационной структур рабочей силы, т. е. фактически часть занятых в экономике с формально более высоким уровнем образова ния выполняют работу, требующую меньшей квалификации и сложно сти труда. Это свидетельствует о недоиспользовании трудового потен циала работников и, в известной мере, их деквалификации, а также не соответствии отраслевого профиля образования квалификационным требованиям, предъявляемым работодателями к конкретным должно стям и профессиям.

По-прежнему в составе рабочих сохраняется высокая доля заня тых неквалифицированным трудом (26,2%), что отражает технологи ческую отсталость и инвестиционную непривлекательность экономики региона. Физический износ активной части основных фондов, не гово ря уже о моральном износе, составляет в промышленности более 60%, строительстве – 72%, транспорте – 70%, сельском хозяйстве 75%. При этом наблюдается ухудшение качественных характеристик рабочих мест и, соответственно, рост удельного веса работников, занятых во вредных и опасных условиях труда. Доля лиц, работавших в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим нормам, от общей числен ности работников увеличилась с 2000 по 2004 год в промышленности с 35 до 36%, строительстве – с 9,6 до 14,8%, на транспорте – с 6,6 до 13,9%. За этот же период доля занятых тяжелым физическим трудом возросла в промышленности с 8,5 до 12%, строительстве – с 3,2 до 5,3%, на транспорте – с 0,5 до 2,8%. Таким образом, в экономике рес публики происходят консервация неквалифицированного труда и ухудшение нематериальных условий занятости.

В целом тенденции изменений в структуре занятого населения свидетельствуют о снижении конкурентоспособности совокупной ра бочей силы в регионе. Объективно в условиях экономического спада решения работодателей в сфере занятости носили краткосрочный ха рактер с целью обеспечения элементарной выживаемости предпри ятий. Это неизбежно привело к «вымыванию» из перерабатывающей промышленности, строительства, транспорта, ЖКХ наиболее квали фицированной, обладающей специфическими знаниями и опытом ра бочей силы, нарушению профессиональной преемственности между поколениями работников. Данный тезис подтверждает структура спро са на рабочую силу, в которой более 80% вакансий приходится на ква лифицированных рабочих и специалистов. В то же время развитие наиболее адаптированных к рыночной среде видов деятельности – тор говли, общественного питания, сферы потребительских услуг – пока не привело к формированию в них качественного профессионально квалификационного состава работников, что, прежде всего, связано с массовым притоком рабочей силы, не имеющей соответствующей профессиональной подготовки, и существующей практикой нефор мальных трудовых отношений. Например, среди менеджеров и техни ческого персонала организаций туристического бизнеса Карелии толь ко 5% имеют специальное образование, что соответственно выражает ся в низком качестве обслуживания и в 6%-й доле туризма в ВРП [6].

Лишь естественно-монопольное положение на рынке, конкурентная заработная плата и социальные гарантии занятости, а также реализа ция инвестиционных проектов способствовали удержанию и даже притоку квалифицированной рабочей силы на предприятия энергети ки, связи, железнодорожного транспорта, ряд предприятий-экспорте ров. При этом об эффективности занятости в данном секторе говорить не приходится: экономическое благосостояние достигается в основном за счет ценового механизма перераспределения, а не роста физических показателей производительности труда.

Препятствием к формированию устойчивых профессиональных трудовых коллективов в экономике республики выступает межфир менная сверхмобильность работников. Оборот рабочей силы в 1999 2004 годах достигал 71-72% от среднесписочной численности занятых.

Очевидно, при отсутствии структурных сдвигов в экономике, дефици те новых и ухудшении качественных характеристик действующих ра бочих мест подобное движение рабочей силы носит преимущественно «холостой» характер и отражает отсутствие у большинства работников специфических профессиональных качеств и свойств, позволяющих конкурировать за получение достойного дохода на устойчивой основе в рамках конкретного внутрифирменного рынка труда. С другой сто роны, произошедшие изменения в психологии работников, выражен ные в неадекватности притязаний на высокую оплату труда уровню квалификации и трудовых усилий, утрате ценности высокопроизводи тельного труда, также стимулируют неэффективную мобильность ра бочей силы.

В сложившихся условиях политика занятости работодателей объ ективно направлена на минимизацию трансакционных издержек и рисков, связанных с поиском, наймом, обучением, увольнением работ ников. Уровень официальной заработной платы остается заниженным:

в общих затратах хозяйствующих субъектов доля расходов на оплату не превышает 10-12%, а расходов на обучение – 0,2-0,3%, что не соот ветствует потребностям воспроизводства и профессионального разви тия рабочей силы. Оптимальным каналом поиска квалифицированных работников и получения информации о них становятся неформальные социальные связи, а основной причиной увольнений в среднем в 67% случаев – «собственное желание».

Высокие издержки соблюдения трудового законодательства со храняют определенную долю латентности в социально-трудовой сфе ре. По мнению экспертов, теневая занятость в экономике республики колеблется в пределах 7-10% от ЭАН. Учитывая существующую прак тику неформальных трудовых отношений в лесозаготовке, строитель стве, торговле, общественном питании, динамичное развитие услуг по ремонту помещений, бытовой техники, автосервиса, репетиторства, игорного бизнеса и прочих развлечений, данные оценки являются вполне объективными. Заметим, что нестандартные формы занятости развиваются как в формальном, так и неформальном секторе рынка труда, тесно переплетаясь и взаимодействуя между собой.

С точки зрения исследования конкурентоспособности рабочей си лы проблема латентных социально-трудовых взаимоотношений рабо тодателей и наемных работников носит двойственный характер. Несо мненно, позитивным фактором является повышение социально трудовой мобильности и обеспечение приемлемого для данной катего рии занятых уровня воспроизводства рабочей силы. Работники со сла быми конкурентными позициями на открытом рынке труда имеют шанс на восстановление своего трудового потенциала в теневой его части, а имеющие более сильные позиции посредством вторичной за нятости получают возможность их укрепить. В то же время данная форма занятости, как правило, напрямую не связана с профессиональ ной подготовкой работников либо выполняемая ими работа требует более низкой квалификации, характеризуется неудовлетворительными условиями труда и отсутствием каких-либо социальных гарантий.

Очевидно, в условиях сегментации регионального рынка труда неформальные виды занятости выступают в роли функционального дополнения ее стандартных форм и способствуют формированию кон курентного поведения в трудовой сфере для определенной части ра ботников. Вместе с тем нельзя не учитывать допустимую меру дуа лизма рынка труда, превышение которой за счет расширения масшта бов неформального сектора приведет к неуправляемости процессов в сфере занятости. В конечном итоге воспроизводство нерегистрируе мых социально-трудовых отношений на устойчивой основе в долго срочной перспективе ведет к утрате профессиональных знаний, уме ний и навыков у вовлеченных в них работников, а следовательно, сни жает общий уровень конкурентоспособности рабочей силы в регионе.

В целом ситуацию в сфере занятости региона можно определить как «замкнутый круг»: работодатели, испытывая дефицит в квалифи цированных специалистах и рабочих, неспособны инвестировать в привлечение и подготовку рабочей силы значительные средства, а ра ботники в свою очередь не готовы к производительному труду в обмен на неконкурентную заработную плату. Кумулятивно это приводит к значительным экономическим потерям, проявляющимся как в ограни чениях развития производства товаров и услуг, так и в увеличении трудовых издержек, а следовательно, снижает конкурентоспособность субъектов региональной экономики.

Накопленный в период экономического спада потенциал скрытой (явной и неявной) безработицы продолжает оказывать негативное воз действие на уровень конкурентоспособности совокупной рабочей силы региона. Численность работников, занятых неполный рабочий день по инициативе администрации, с 2001 по 2003 год увеличилась соответ ственно с 2,2 до 3,5% от среднесписочной численности, а находивших ся в вынужденных отпусках практически не изменилась и составила 2%. Оценить количественно весь масштаб скрытой безработицы дос таточно сложно: очевидно, в условиях положительной динамики объ емов производства ее размеры по сравнению с периодом 1992-1998 го дов снизились. Тем не менее состояние неопределенности положения на рынке труда данной категории ЭАН на фоне низкой производи тельности труда и заработной платы ведет к снижению мотивации труда, стагнации в профессиональном развитии и деквалификации ра ботников.

По данным Департамента ФГСЗН по Республике Карелия, уро вень официально зарегистрированной безработицы, колебавшийся в 2001-2003 годах в пределах 2,9-3%, увеличился и составил на конец 2004 года 3,4%. При этом официальная безработица в Пудожском (11,1%), Калевальском (9,9%), Беломорском (8,7%), Кондопожском (6,2%), Лоухском (5,8%), Питкярантском (5,4%), Сегежском (5%) рай онах, Вепсской волости (9,2%) значительно превысила среднереспуб ликанский уровень. Показатели общей безработицы, рассчитанные по методологии МОТ, также отражают тенденцию к росту: 2002 год – 7,9%, 2003 год – 8,5%, 2004 год – 8,7%.

В целом расширение масштабов безработицы на региональном рынке труда в условиях нарастания макроэкономической неопреде ленности, инфляционных ожиданий, значительного роста издержек хозяйствующих субъектов, снижения темпов экономического роста, по прогнозу Минэкономразвития РК на 2005 год до 4,2% против 9,3% в 2004 году, на фоне увеличения предложения рабочей силы носит объ ективный характер [7]. В свою очередь, оптимизация организационной и финансовой структур предприятий вынуждает работодателей не только ограничивать спрос на рабочую силу (количество вакансий на конец 2004 года по сравнению с концом 2003 года сократилось с до 2722, а потребность в работниках, заявленная работодателями в ГСЗН в целом за год, снизилась с 39,5 тыс. человек в 2003 году до 38,1 тыс. человек в 2004 году [8]), но и постепенно вытеснять избы точных неконкурентоспособных работников на внешний рынок труда.

В результате напряженность на 1 вакансию, остававшаяся в период 2000-2003 годов достаточно стабильной на уровне 3-3,5 человека, на конец 2004 года достигла 5 человек.

Безработица выступает естественным и вместе с тем сложным и противоречивым социально-экономическим явлением. Объективно она является результатом рыночной конкуренции, в том числе и на рынке труда, и выполняет ряд важных функций. Во-первых, выявляет невос требованные виды профессий и специальностей, стимулируя мобиль ность людей и их адаптацию к изменяющимся условиям экономики. В перспективе это способствует формированию продуктивного резерва работников, отвечающих требованиям рынка, а в конечном итоге вы страивает более гибкую профессионально-квалификационную струк туру рабочей силы. Во-вторых, угроза безработицы оказывает эконо мическое и психологическое давление на занятых в экономике, побу ждая их к интенсивному труду и наращиванию конкурентных пре имуществ. Очевидно, только эффективные работники в долгосрочном периоде имеют устойчивое положение на рынке труда, и лишь они во взаимодействии с работодателями способны содержать безработных.

С позиции оценки конкурентоспособности совокупной рабочей силы региона необходимо учитывать не только масштабы безработи цы, но и ее продолжительность, качественный состав безработных, а также тенденции к изменению данных показателей.

Средняя продолжительность безработицы с 1999 года по 2003 год сократилась: регистрируемой – с 6,3 до 4,1 месяца, общей – с 10,3 до 8,8 месяца соответственно. За этот же период времени снизилась и до ля безработных лиц, имеющих перерыв в работе более года: с 37,7 до 23,7%. На первый взгляд, это позитивный момент, отражающий по вышение эффективности работы органов ГСЗН, с другой стороны – подтверждение переориентации наиболее конкурентоспособных граж дан в поисках работы на собственные силы и неформальные социаль ные связи. В пользу второго утверждения свидетельствует снижение с 1999 года по 2003 год доли трудоустроенных лиц из числа обратив шихся в органы ГСЗН с 64 до 55% соответственно, а также преоблада ние среди способов трудоустройства в 2003 году непосредственного обращения к работодателю (50%) и/или друзьям, родственникам, зна комым – 47,6%.

Традиционно среди безработных преобладает доля женщин, кото рая имеет тенденцию к росту: 2001 год – 37,4%, 2003 год – 50,7%. Зна чительно возрос «вклад» в общий уровень безработицы и лиц, прожи вающих в сельской местности, – с 22,5% в 1999 году до 32,7% в году. Средний возраст безработных колеблется в пределах 35-36 лет.

Отрицательным фактором является устойчивая тенденция к увеличе нию в составе безработных доли молодежи: с 31% в 1999 году до 41% в 2003 году. Среди лиц, обратившихся в 2004 году в центры занятости населения, молодежь составила 20,4 тыс. человек, или 43%. Критиче ским фактором для безработных является также и предпенсионный возраст. Доля данной категории граждан значительно возросла: с 2,5% в 1998 году до 18,5% в 2003 году.

Постепенно на учете в органах ГСЗН республики растет число выпускников общеобразовательных школ, высших и средних специ альных учебных заведений, которое в целом с 2000 года по 2003 год увеличилось с 262 до 485 человек. По данным Департамента ФГСЗН по РК, ежегодно не менее 30% выпускников учебных заведений обра щаются в поисках работы в центры занятости. Значительная «моло дежная» составляющая безработицы определяет и увеличение числа лиц, не приступивших к трудовой деятельности и не имеющих про фессии или специальности, с 2000 года по 2003 год с 1138 до 1599 че ловек.

За период 1999-2003 годов структура безработных по уровню об разования претерпела некоторые изменения, объективно отражающие рост требований к рабочей силе со стороны работодателей. Доля без работных лиц с высшим и неполным высшим образованием составляла в среднем 10-11%, со средним профессиональным уменьшилась с 26, до 18%, с начальным профессиональным и средним полным образова нием увеличилась с 17,7 до 21,7% и с 23,3 до 36% соответственно.

Очевидно, образовательная структура безработных подтверждает те зис о том, что более высокий уровень образования предоставляет его обладателю больше шансов занять рабочее место.

В целом на региональном рынке труда неконкурентоспособными оказываются те же категории ЭАН, что и определяют состав безработ ных на общероссийском уровне. При этом тревожным сигналом явля ется активный рост безработицы среди молодежи и граждан, находя щихся в наиболее продуктивном с точки зрения производительности труда возрасте. Потеря квалификации, знаний и навыков на данной стадии жизненного цикла рабочей силы уже в ближайшей перспекти ве, учитывая демографические тенденции, существенно ограничит по тенциал социально-экономического развития Республики Карелия.

Отметим еще один важный аспект проблемы безработицы, кото рый зачастую остается без внимания исследователей. Как правило, безработные граждане являются членами семей. Соответственно вре менная незанятость и отсутствие доходов, за исключением социальных пособий, даже одного члена семьи неизбежно снижает качество жизни и уровень воспроизводства домохозяйства в целом. В этой ситуации значительно возрастает нагрузка (трудовая, экономическая, психоло гическая) на работающих членов семьи, которые, при прочих равных условиях, вынуждены себя ограничивать в потреблении стоимости жизненных средств, необходимых для нормального воспроизводства рабочей силы, а также искать дополнительные источники доходов.

Очевидно, ситуация будет ухудшаться, если в составе домохозяйства имеются дети, не достигшие трудоспособного возраста. В результате происходит недовосстановление и части занятой рабочей силы и, как следствие, снижение ее конкурентоспособности на рынке труда. Таким образом, проблема безработицы через механизм социальных (семей ных) связей приобретает иные очертания и гораздо большие масшта бы, чем формально фиксируемые официальной статистикой.

Таким образом, анализ изменений на рынке труда Республики Ка релия показывает, что за период реформ, несмотря на определенную положительную динамику макроэкономических показателей начиная с 1999 года, количественные и качественные характеристики рабочей силы как важнейшего фактора социально-экономического развития ре гиона существенно снизились. Безусловно, восстановить утраченный трудовой потенциал хозяйствующим субъектам самостоятельно не под силу, да и вряд ли это экономически целесообразно на существующей технологически отсталой производственной базе. Следовательно, вы сокая динамика и сбалансированность экономического роста невоз можны без позитивных изменений в уровне развития производитель ных сил. К сожалению, насколько велика необходимость подобных преобразований, настолько в действительности и очевидна деклари руемость и неопределенность действий государства в решении данной стратегической задачи.

Предлагаемый правительством РФ механизм перехода к иннова ционно-ориентированной экономике путем создания в ряде субъектов особых экономических зон промышленно-производственного или тех нико-внедренческого типа носит фактически «точечный» характер (по плану не более 8 ОЭЗ в 2006 году [9]) и, несомненно, будет основы ваться на ресурсном потенциале самодостаточных регионов и наличии конкретных проектов. В этом аспекте Республика Карелия, по мнению автора, выглядит весьма неубедительно и без весомого участия внеш них инвесторов, включая поддержку федеральных властей, неспособна модернизировать экономику.

Вместе с тем возможное влияние технологического фактора на ре гиональный рынок труда весьма неоднозначно. Новые технологии не избежно приведут к обострению конкуренции не только между наем ными работниками, но и собственниками вещественного и личного факторов производства. Соответственно произойдет масштабное вы свобождение неконкурентоспособной рабочей силы и повышение уровня безработицы и социальной напряженности в регионе. С другой стороны, инновации будут стимулировать спрос на квалифицирован ную рабочую силу и концентрацию занятости в технологически разви тых видах деятельности. Тем не менее переход к инновационно ориентированной модели экономики – процесс долгосрочный, сопря женный с рисками, требующий значительных инвестиций, в том числе и в человеческий капитал.

Как известно, конкурентоспособность рабочей силы напрямую за висит от качества полученного образования. За годы рыночных преоб разований система профессионального образования практически утра тила связь с рынком труда: подготовка специалистов и рабочих как в количественном, так и в качественном аспектах ведется без учета по требностей экономики, что приводит к снижению конкурентоспособ ности молодежи и нарастанию неравновесия спроса и предложения рабочей силы. Согласно прогнозному балансу потребности карельской экономики в специалистах с различным уровнем профессионального образования и выпуска образовательных учреждений в 2007 году из быток выпускников с ВПО составит 2,8 тыс. человек, НПО – 2,5 тыс.

человек, дефицит выпускников со СПО – 0,3 тыс. человек [5].

Либерализация и коммерциализация образовательных услуг сде лали данный вид деятельности едва ли не самоцелью учебных заведе ний. Произошел перегиб в сторону подготовки массы невостребован ных специалистов с высшим образованием. Свободные дипломы вы пускников стали, с одной стороны, «кадровой петлей» для многих предприятий, с другой – «трагедией» для молодежи, неконкурентоспо собной на рынке труда. В этой связи предложения ряда ученых рас сматривать учебу как социально значимое явление с точки зрения вре менного занятия молодежи крайне не продуктивны. В итоге около 50% выпускников вынуждены работать не по специальности, а присутствие в составе безработных молодежи с формально высокой квалификацией прямо свидетельствует о неэффективности инвестиций в образование со стороны государства и частных инвесторов.

Разрыв между системой профессионального образования и рын ком труда, на взгляд автора, имеет более глубокие причины, чем не достаток финансирования, устаревшая материально-техническая база и т. д. Представляется, что основная проблема заключена в излишней академичности, теоретизации процесса обучения при слабой практиче ской его составляющей. В результате многие выпускники не готовы применять полученные ими знания на практике. Значимым ограниче нием выступает и нехватка в учебных заведениях преподавателей практиков, обладающих высокой квалификацией, опытом работы в ре альном секторе экономики и способных обучать новые кадры. Для объективности отметим, что главная роль в процессе формирования работника с конкурентоспособными знаниями, умениями и навыками принадлежит все же самим учащимся. Необходимо признать, что каче ство образования выпускников учебных заведений по большинству специальностей и профессий не соответствует требованиям рыночной конъюнктуры. В то же время и возможности внутрифирменной систе мы подготовки и переподготовки персонала крайне ограничены, а на предприятиях, созданных в пореформенный период, она вообще от сутствует. Таким образом, воспроизводство квалифицированной рабо чей силы находится в кризисном состоянии, и бизнесу приходится на нимать и использовать некачественный товар, увеличивая тем самым свои издержки.

Реальным выходом в этой ситуации, на взгляд автора, является создание механизма целевого заказа на подготовку рабочей силы, где в качестве заказчиков-инвесторов выступят работодатели, включая го сударство, физические лица, а исполнителем – учебное заведение про фессионального образования, включенное в национальный образова тельный рейтинг. При этом работодатели должны иметь право участия в учебном процессе, оценки и контроля его результатов. Данная схема позволит восстановить социально-экономические связи между субъек тами рынка труда и образовательных услуг, соблюсти интересы част но-государственного партнерства, определить целевые ориентиры раз вития человеческого капитала и повысить качество профессиональной подготовки, а значит, и конкурентоспособность рабочей силы.

Общественное здоровье населения также выступает в качестве важнейшего фактора, определяющего конкурентоспособность рабочей силы. Объективными показателями, характеризующими снижение ка чества здоровья населения республики за период 1998-2004 годы, яв ляются: рост смертности с 13,3 до 18,6 человека на 1000 населения, в том числе среди трудоспособного населения по отдельным возрастным группам в 1,3-1,8 раза, повышение уровня заболеваемости в 1,25 раза, сокращение ожидаемой продолжительности жизни при рождении с 65,7 до 60 лет. Данные процессы обуславливают снижение работоспо собности и производительности труда занятых в экономике, ведут к экономическим потерям, как работодателей, так и наемных работни ков, повышают вероятность слабого здоровья будущих поколений, а в итоге обесценивают человеческий капитал региона.

Отметим, что образование и здравоохранение относятся к числу приоритетных направлений деятельности правительства РФ. Реформи ровать их предполагается путем серьезного сокращения доли бесплат ных услуг, что в условиях значительной дифференциации доходов приведет к неравному доступу населения к указанным благам. По дан ным опроса ВЦИОМ, проведенного в 40 регионах страны, только пя тая часть респондентов готовы оплачивать полностью образователь ные и медицинские услуги. Очевидно, что проведение подобных ре форм в краткосрочном периоде неоправданно и может существенно снизить уровень жизни значительной части населения.

В заключение отметим, что в сфере занятости региона реально со храняются двойственность и асимметричность социально-трудовых отношений, обусловленные диспропорциями в экономике, в соотно шении регулируемого и «теневого» секторов, несоответствием количе ственных и качественных параметров спроса и предложения рабочей силы. Функционирование рынка труда происходит, в известной мере, автономно, с проявлением неадекватных рыночному поведению реак ций работодателей и наемных работников на динамику развития ре гиональной экономики и действия государства. Деформации в соци ально-трудовой сфере, высокие трансакционные издержки экономиче ских субъектов, дешевизна труда в значительной степени препятству ют формированию механизма, обеспечивающего развитие и эффек тивное использование трудового потенциала Республики Карелия. По иск и выработка решений по преодолению данных ограничений и по вышению конкурентоспособности совокупной рабочей силы как важ нейшего фактора социально-экономического развития региона обу славливают актуальность дальнейших исследований проблематики ре гионального рынка труда.

Список литературы 1. Доклад Главы Республики Карелия «Основные итоги социаль но-экономического развития Республики Карелия за 2004 год».

2. Головачев В. Аршином общим не измерить / В. Головачев // Экономика и жизнь. № 42. 2004. С. 4.

3. Инвестиционный потенциал российских регионов в 2003- годах / http://www/raexpert.ru 4. Рудаков М. Н. Региональный рынок труда: механизм формиро вания и функционирования (на примере Республики Карелия): Авто реф. дис. … д-ра экон. наук / М. Н. Рудаков СПб., 2002. 40 с.

5. Социальный атлас российских регионов / htth://www.socpol.ru.

6. Красавцева Л. Зимой и летом – высокое качество / Л. Красав цева // Карелия. 2005. № 22. С. 11.

7. Сценарные условия функционирования экономики Республики Карелия в 2005 году / http://www.gov.karelia.ru.

8. Информация о ситуации на рынке труда Республики Карелия за 2004 год / http://www.czrk.onego.ru.

9. Аккерман Е. Оазисы экономического роста / Е. Аккерман // Экономика и жизнь. 2005. № 12. С. 4.

СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ПРОФЕССИОНАЛИЗМ – ПОКАЗАТЕЛЬ СОЦИАЛЬНОЙ СТАБИЛЬНОСТИ В РОССИИ А. Р. Кубисенова Аспирант кафедры теории и методики профессионального образования Астраханского государственного университета, г. Астрахань, www.aspu.ru Наша страна углубилась в процесс становления совершенно ново го общества, утверждающего права и свободы человека, духовную экономическую независимость и автономность гражданина, гуманизм общественных отношений, – это с одной стороны. А с другой стороны, она переживает время, которое определяется как нестабильное, харак теризующееся рядом отрицательных факторов: экологические, демо графические, национальные проблемы, дефицит положительных идеа лов в культуре, отсутствие гуманистической направленности и т. д.

Отчуждение, являясь результатом нарушения социальных и пси хологических связей, с одной стороны, отражает неприятие личностью норм и законов общества, с другой – неприятие обществом и ближай шим окружением самой личности. Субъективное отчуждение проявля ется в изменении мировосприятия, в потере высоких нравственных ценностей, в чувстве страха, одиночества, бессмысленности существо вания, в апатии, равнодушии, исключенности из социальных связей.

Отсюда такие опасные социальные явления, как беспризорность и без надзорность, появление бездомных, беженцев, мигрантов, обострение проблем инвалидов, престарелых, рост насилия, преступлений, нарко мании, алкоголизма, самоубийств и т. п. [3].

Каждая отрасль науки, несомненно, вносит свой вклад в копилку знаний о человеке, способах его бытия, методах воздействия на него и т. п. Но для создания эффективной системы помощи, защиты и под держки населения необходима интеграция усилий хотя бы нескольких смежных отраслей, их взаимодействие во благо человеку, которое по могло бы обществу выйти из кризиса, а личности обрести себя и дос тойно жить в обществе.

Символом изменений в лучшую сторону становится одна из моло дых специальностей – социальная педагогика, в основе которой лежит воспитание личности в обществе и для общества.

Термин «социальная педагогика» был предложен немецким педа гогом Фридрихом Дистервегом в середине XIX в., но стал активно употребляться лишь в начале XX в. [7].

В России социальная педагогика, зародившись в конце XIX в., по лучила определенное развитие в 20-е гг. XX в. в виде разработки и по пытки реализации идеи связи школы с жизнью и социальной средой.

Эта идея получила теоретическое обоснование и относительно адек ватное практическое воплощение у С. Т. Шацкого, в трудах и опыте ряда педагогов-теоретиков и практиков.

Интерес к проблематике, характерной для социальной педагогики, обострился как у нас, так и за рубежом в 70-е гг. XX в. В России этот интерес проявился, в частности, в появлении различных вариантов работы с детьми по месту жительства и в разработке соответствующих методических рекомендаций (В. Г. Бочарова, М. М. Плоткин и др.).

Несколько позже, уже в 80-е гг., на Урале М. А. Галагузова, а также В. Д. Семенов и его коллеги наряду с изучением опыта МЖК (моло дежные жилищные комплексы) и СПК (социально-педагогические комплексы) приступают к теоретическим изысканиям в сфере собст венно социальной педагогики, возрождая и это понятие, и само на правление исследований. [7].

За рубежом теоретическая разработка проблем социальной педаго гики возобновилась лишь в 50-е гг. в Германии. Однако фактически в Европе, включая Германию, и в США уже начиная с конца XIX в. все более широкое распространение получала практическая деятельность, обозначавшаяся термином социальная работа, организуемая государст венными институтами, религиозными и общественными структурами.

Содержанием ее была помощь семье, различным группам населения, интеграция воспитательных усилий школы и других организаций и т. п.

Социальная педагогика возникла в противовес тем существовав шим в педагогике тенденциям, сторонники которых утверждали неза висимость воспитания от политики и жизни общества (Ж. Руссо, Г.

Спенсер, С. Холл, Э. Мейман, Дж. Дьюи, Л. Толстой и др.). Несмотря на существенные различия в их концепциях, общим для всех является утверждение о том, что воспитание определяется психологическими особенностями развивающегося ребенка и не должно зависеть от по литики или идеологии каких-либо классов. Наиболее четко эти идеи высказывались представителями экспериментальной педагогики (Мейман, В. Лай, А. П. Нечаев) [8].

В XIX в. оформляются ведущие направления в социальной педа гогике и происходит становление ее самой как науки. Какие же это на правления?

1. Разработка теоретических основ социальной педагогики, что неминуемо вело к ее становлению как науки. К данному направлению можно отнести и педологию, как «родную сестру» социальной педаго гики.

2. Социально-педагогическая деятельность в системе образова ния. Речь идет о влиянии социальной педагогики на содержание обра зования, цели и характер воспитания, о борьбе за формирование лич ности.

3. Социально-педагогическая деятельность по созданию благотворительных (или близких к ним) учебно-воспитательных заведений («филантропии» Базедова, «Новый институт» Оуэна, воспитательные учреждения Бернардо и др.).

4. Расширение сферы действия социальной педагогики. Кроме де тей «обиженных», «избранных» и всех остальных, в нее попадают и различные категории взрослых. Но дело еще и в другом. Главное, что социальная педагогика в своей деятельности выходит на государст венный уровень, вместе со своими «союзниками» добивается законо дательного оформления своих требований. Так, в 60-80 гг. XIX в. в Германии, Англии, США создаются системы социального законода тельства [9].

Новые социально-экономические отношения дали мощный толчок развитию философии, других наук, в том числе – и социальной педагогики.

Социальная педагогика понимается как отрасль знания, изучив которую, можно узнать, во-первых, о том, что неизбежно произойдет или может произойти в жизни человека того или иного возраста в тех может произойти в жизни человека того или иного возраста в тех или иных обстоятельствах. Во-вторых, как можно создать благоприятные условия для развития человека, для предотвращения «сбоев» в процес се его социализации. В-третьих, как можно уменьшить эффект влия ния тех неблагоприятных обстоятельств, в которые человек попадает, эффект того нежелательного, что случается в процессе социализации человека [7].

Социальная педагогика в своем развитии обретает многосторон ность. В ее теории и практике ныне занимаются проблемами воспита ния и перевоспитания в школе и внешкольных учреждениях, заботятся о детях и взрослых, больных и здоровых, проживающих в детских до мах и домах престарелых, имеют дело с законопослушными гражда нами и правонарушителями, заключенными и отбывшими сроки нака зания и др., приходят на помощь всем, кто в ней действительно нуждается.

Социальная педагогика как учебный предмет имеет своей задачей охарактеризовать будущим педагогам (да и всем тем, кому предстоит работать в качестве организаторов и руководителей человеческих общностей) картину социально-педагогической действительности. Ре шение этой задачи предполагает достижение студентами ряда целей в процессе изучения социальной педагогики: овладение теоретическими знаниями в объеме, необходимом и достаточном для реализации про фессиональной деятельности;

развитие умения видеть и решать про блемы, возникающие в сфере социального воспитания;

формирование гуманистических социальных установок по отношению к субъектам и процессу социального воспитания [7].

Развитие и становление института социальных педагогов в России как новой структуры – процесс трудный и сложный. Этот институт остро нуждается в квалифицированных специалистах. И хотя таких специалистов сегодня готовят во многих вузах, в силу экономических трудностей «рабочее место» социального педагога еще не оформилось как массовое явление, а в организациях, где работают социальные пе дагоги, они сталкиваются с массой трудностей, что мешает новой структуре эффективно функционировать [2].

Но при этом существует ряд сложностей. Первая сложность за ключается в том, что спрос на эту специальность очень велик, но нет гибкости в предложении со стороны государства. Например, сложно стью в профессиональном образовании социальных педагогов являют ся ступени бакалавра и магистра. С одной стороны, законом «О выс шем и послевузовском профессиональном образовании» и государст венным стандартом эти ступени профессионального образования за креплены. С другой – в тарифно-квалифика-ционных справочниках должности бакалавра и магистра образования отсутствуют (хотя под готовка ведется с 1992 г.), их квалификационные характеристики не разработаны, что приводит к противоречию между узаконенной сту пенью высшего профессионального образования и отсутствием сферы профессиональной деятельности. Несовпадение конечного результата и целей образования, подготовка специалистов с высшим образовани ем в «никуда» приводят к серьезному противоречию между общест венной значимостью профессии «социальный педагог» и ее непривле кательностью на рынке труда. Образовательные учреждения, которые согласно Госстандарту являются одним из основных мест работы дан ных специалистов, не знают, на какую должность их можно устроить, а сами выпускники не могут объяснить, в чем специфика их деятель ности [1].

Профессионализм – это защита от безработицы, считает председа тель Федерации независимых профсоюзов России М. Шмаков [6].

Смысл деятельности социального педагога в самом общем виде состоит в создании условий для относительно направляемой социали зации личности вопреки складывающейся стихийности и неорганизо ванности этого процесса. Это если говорить по-научному. А на прак тике это изматывающая силы и нервы, тяжелейшая работа с детьми, которых никак не отнесешь к благополучным и примерным, общение с их далеко не образцовыми родителями, постоянное погружение в «из нанку» жизни, в психологические и моральные конфликты. Процесс социального взросления подрастающего поколения вообще необычай но противоречив и сложен, а в случае с детьми и подростками из так называемой группы риска – вдвойне, а то и втройне сложнее. Спектр деятельности социального педагога довольно широк: это и работа с ближайшим окружением подростка (семья, соседи, одноклассники, приятели), и координация действий с различными учреждениями, включая поликлинику, диспансеры, милицию, различные внешколь ные учреждения. Его функция заключается как в координации дея тельности различных социальных сфер, так и в собственно педагоги ческой работе с самими детьми и их родителями в направлении гармо низации их взаимодействия, предупреждения «деформации социаль ных связей».

Что же происходит в реальности? Во-первых, налицо дефицит кадров. Во многих школах эта должность не занята из-за отсутствия желающих. Чаще всего на эту работу идут люди, лишившиеся основ ной специальности, не имеющие педагогического образования. А спе циалисты, имеющие соответствующую подготовку, как свидетельству ет статистика, уходят через год-два. Почему? О некоторых причинах было сказано выше. Добавьте к ним низкую зарплату и весьма невысо кий (далеко не приоритетный) статус в педагогическом коллективе.

Анализ деятельности социальных педагогов г. Москвы и Московской области показывает, что многие из них ограничивают свою работу лишь формальными действиями. Составляют списки и картотеки не благополучных детей и их семей, налаживают связи с различными со циальными учреждениями. Все это, безусловно, нужно, но главное в другом. Ведущими направлениями деятельности социального педагога как профессионала являются, во-первых, исследовательская, нацелен ная на выявлении причин дезадаптации детей и подростков;

во вторых, профилактическая, связанная с предупреждением асоциаль ных поступков;

в-третьих, специальная работа по адаптации и разви тию детей и подростков «группы риска» [5].

Появление социальной работы в России было обусловлено значи тельными изменениями в экономической, политической и социальной жизни страны, которые углубили существующие и обозначили новые проблемы воспитания, развития и социального формирования подрас тающего поколения. Социальная педагогика, сформировавшись к концу 80-х гг. как самостоятельная наука, была призвана обеспечить компе тентность социальной деятельности, а социальный педагог должен был заполнить профессиональный вакуум социального воспитания.

Становление социальной работы происходит в России при домини рующей роли социальной педагогики, педагогических аспектов соци альной помощи и защиты человека. Р. В. Овчарова подчеркивает, что «выращенный на прогрессивных традициях отечественной педагогики и зарубежного опыта, социальный педагог стал первопроходцем, про бившим дорогу новой профессии – социальная работа».

Попытки ввести специалистов, непосредственно ориентирующих ся на социально-педагогическую работу (организаторы внеклассной и внешкольной воспитательной работы, педагоги-организаторы жилищ но-коммуналь-ных служб, работники внешкольных учреждений, обще житий, клубов школьника и др.) были предприняты еще в 60-70-е годы.

На рубеже 70-80-х годов общественная потребность вывела проблему на новый уровень ее решения. В практике социально-педагогических и молодежных жилых комплексов, разновозрастных объединений, про фильных клубов по месту жительства формировалась и укреплялась идея целенаправленного создания социально-педагогического опыта, развивались тенденции интеграции, межведомственного подхода в социаль ной деятельности, изменялся характер взаимодействия школы с другими со циальными институтами.

Однако развитие сдерживалось отсутствием профессионально подго товленных кадров, специально ориентированных на социально-педагоги ческую работу. Функции социального педагога растворялись и распределя лись между традиционно действующими учреждениями образования, здраво охранения, социального обеспечения, спорта, культуры, милиции, функцио нально крайне слабо связанными между собой.

Нынешний этап можно охарактеризовать как переходный к качественно новому уровню развития социальной педагогики и социальной работы: от от дельных очагов передового опыта к государственному решению проблемы, к созданию системы социальных служб с разветвленной инфраструктурой их кадрового обеспечения.

Социальный работник – единая профессия, представленная многогран ным веером разновидностей и специализаций. Н. М. Платонова отмечает, что в настоящее время подготовка социальных работников в учреждениях обра зования предусматривает более 26 специализаций.

П. А. Шептенко и Г. А. Воронина выделяют наиболее распространен ные из них: социальный семейный педагог или работник семейного профи ля;

общинный (сельский) социальный педагог или социальный работник;

специалист по социальной работе с детьми и молодежью;

специалист по ор ганизации культурного досуга;

валеолог, специалист по охране здоровья, медицинский социальный работник;

социальный эколог;

социальный ра ботник, специализирующийся на проблемах занятости;

социальный педагог дефектолог;

школьный социальный педагог и др.

Заявляя о необходимости радикального преобразования социальной сферы в интересах человека, государство рассматривает социально-педаго гическое образование в качестве основного механизма реализации социаль ной политики, возлагая на социального педагога высокую миссию посред ника с целью реального осуществления различных направлений социальной политики. На деле социально-педагогическое образование развивается са мостоятельно как хаотическая система – от одной точки бифуркации до другой в зависимости от инициативы образовательных учреждений. Соци альный статус социального педагога в обществе чрезвычайно низок. Этот статус определяется отношением к нему государства как специалисту, уровнем оплаты его труда по сравнению с другими категориями педагоги ческих работников [3].

Вместе с тем сегодня под влиянием социокультурных факторов меня ется характер взаимоотношений между личностью и коллективом, наконец, между личностью и личностью, что создает для социального педагога со вершенно новую, более сложную ситуацию. В условиях, когда в обществе разрушаются ценностные отношения, гуманистический потенциал социаль но-педагогического образования снижается. В таких условиях существенно осложняется возможность гуманизации и педагогизации среды жизнедея тельности человека, его социализация. Реализация профессионально коммуникативных задач социально-педагогического образования, ориенти рованных на построение стратегии каждого микросоциума, становится важной, но весьма трудно выполнимой задачей.

Знания, умения, навыки, полученные при изучении общепрофессио нальных дисциплин, являются ценными для будущих социальных педаго гов. При работе с клиентом специалисту приходиться учитывать множество факторов и условий для выбора методов воздействия на клиента. Делать это он должен профессионально грамотно, так как работает с людьми, а, зна чит, должен проявлять высокий уровень профессионализма.

Динамика социального развития свидетельствует о возрастающей роли социальных педагогов в учебно-воспитательном процессе.

Однако развитие сдерживается отсутствием профессионально подго товленных кадров, социально ориентированных на социально-педагогичес кую работу. Функции социального педагога растворялись и распределялись между традиционно действующими учреждениями образования, здраво охранения, социального обеспечения, спорта, культуры, милиции, функ ционально крайне слабо связанными между собой, [4].

Развитие и становление института социальных педагогов как новой струк туры – процесс трудный и сложный. Этот институт остро нуждается в квалифи цированных специалистах. И хотя таких специалистов сегодня готовят во многих вузах, в силу экономических трудностей «рабочее место» социального педагога еще не оформилось как массовое явление, а в организациях, где рабо тают социальные педагоги, они сталкиваются с массой трудностей, что меша ет новой структуре эффективно функционировать.

Работа социального педагога – это ежедневная проверка на «профес сиональную прочность». При подготовке людей этой профессии очень по лезно знать проблемное поле их деятельности. Специалист образовательно го учреждения действует в предлагаемых условиях школьной жизни и вне пределов школы. Как показывает анализ литературы, образовательная сис тема каждого учреждения имеет свои ценностно-смысловые ориентации.

Предполагается, что социальный педагог обеспечивает развитие социаль ных ориентиров в педагогическом процессе. Ведущим условием успеха в должностном самоопределении и в профессиональной деятельности начи нающего социального педагога является соответствие их содержания уже сложившейся ориентации школы.

Если опираться на социологическое исследование, автором которого является А. А. Соколов, то можно сказать, что деятельность социального педагога в разных регионах России имеет свою специфику [2].

В обоих городах большая часть – представительницы женского пола.

Преобладающая часть социальных педагогов имеет высшее или незакон ченное высшее образование с базовой специализацией по преподаванию отдельного школьного предмета. Меньшая доля – учитель начальных клас сов или культпросветработник, еще реже – психолог-педагог и социальный педагог.

Какой мотив движет людьми в выборе этой профессии?

Социальные педагоги занимаются социальным воспитанием, и эти проблемы имеют свою специфику в каждом регионе РФ. Чаще всего соци альные педагоги решают проблемы дисциплины и поведения учащихся, а также проблемы взаимоотношений школы и семьи. Не менее часто им приходится заниматься межличностными отношениями между детьми и проблемами их социальной дезадаптации.

Чтобы эффективно выполнять должностные обязанности, социальному педагогу необходимо хорошее знание теории и практических методов рабо ты. Что касается практических методов работы, то можно говорить лишь о том, что они лишь ориентируются в них. Слабо используются такие мето ды, как групповая терапия, активное обучение, педагогическая коррекция и социальная диагностика.

Немаловажное значение для эффективной деятельности социального педагога имеет материально-техническая оснащенность рабочего места.

Она включает в себя отдельный кабинет, телефон, необходимое количество стульев, столов, шкафов, компьютерную оснащенность, качественную учебно-методическую литературу.

Среди факторов, которые затрудняют работу социального педагога в школах, наиболее существующий – низкая заработная плата.

Среди факторов внутри школьной жизни, снижающих уровень профес сионального самочувствия, чаще отмечают отсутствие помощи со стороны классных руководителей;

не менее часто – нормированный рабочий день, который не дает возможности работать днем вне школы;

редко – работа школы в две смены и большой объем выполняемой работы.

Среди мер, способствующих улучшению качества профессиональной деятельности социального педагога, – это повышение своей квалификации, проведение семинаров, конференций, а также оснащение школы специаль ной методической литературой по организации и проведению социально педагогической работы в школе, гибкий рабочий день и сокращение объема отчетов.

Социальный педагог как субъект характеризуется совокупностью па раметров, которые выражают его включенность в систему социальных коммуникаций типа «личность – государство», «личность – общество», «личность – социальная группа», «личность и другая личность». Коммуни кативный подход на уровне личности социального педагога требует разви тия высокой коммуникативной культуры, определенных коммуникативно профессиональных качеств, позволяющих успешно осуществлять социаль но-педагогическую деятельность [3].

Таким образом, успешность социально-педагогического профессиона лизма зависит от повышения своей квалификации, проведения семинаров, конференций, а также оснащения школы специальной методической лите ратурой по организации и проведению социально-педагогической работы в школе.

Итак, социально-педагогический профессионализм в России проходит этап становления. В сложных социально-экономических, политических и духовно-нравственных условиях развития России любое новое начинание подвергается воздействию множества факторов, которые могут оказывать на него негативное влияние. Чтобы избежать этого, необходимо непрерыв но совершенствовать социально-педагогический профессионализм.

Список литературы 1. Галагузова Ю. Подготовка социальных педагогов: пора преодолеть противоречия / Ю. Галагузова // Социальная педагогика. 2003. № 1.

С. 97-101.

2. Соколов А. А. Социальный педагог – объект социального исследо вания / А. А. Соколов // Школьные технологии. 2001. № 5. С. 181-184.

3. Сморчкова В. П. Проблемы социально-педагогического образова ния: как коммуникативный подход / В. П. Сморчкова // Педагогическое об разование и наука. 2004. № 1. С. 24-27.

4. Традиции и инновации в социальной педагогике: Материалы науч но-практической конференции / Отв. за вып. М. Д. Горячев. Самара: Изд-во «Самарский университет», 2004. 176 с.

5. Фролова Т. социальный педагог: его предназначение и стратегии деятельности / Т. Фролова // Директор школы. 2002. № 2. С. 31-37.

6. Шинкаренко П. Социальный заказ на подготовку кадров – условие подъема экономики / П. Шинкаренко // Проблемы теории и практики управления. 2002. № 2. С. 28-32.

7. Мудрик А. В. Социальная педагогика: Учеб. для пед. вузов. 3-е изд., испр. и доп. / А. В. Мудрик М., 2002. 194 с.

8. Педагогическая энциклопедия / Гл. ред. А. И. Каиров и Ф. Н. Пет ров. М.: Советская энциклопедия, 1964.

9. История социальной педагогики: Учеб. пособие для студ. высш.

учеб. заведений / Под ред. М. А. Галагузовой. М., 2001. 544 с.

СОДЕРЖАНИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ПО ТРУДУ И ЗАНЯТОСТИ.... ПРЕДИСЛОВИЕ НАУЧНОГО РЕДАКТОРА.................................................. ОБЗОР МИРОВЫХ ПРАКТИК ОРГАНИЗАЦИИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ РЫНКА ТРУДА И СИСТЕМЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ © Алашеев С. Ю., Кутейницына Т. Г., Посталюк Н. Ю...................... НОВЫЕ ПОДХОДЫ К СОДЕЙСТВИЮ ЗАНЯТОСТИ ЖЕНЩИН В РАЗРЕЗЕ ВОЗРАСТНЫХ ГРУПП © Анненков М. В., Фролова Е. Е......................................................... РОЛЬ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБУЧЕНИЯ БЕЗРАБОТНЫХ ГРАЖДАН В СИСТЕМЕ НЕПРЕРЫВНОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В РЕСПУБЛИКЕ БАШКОРТОСТАН.

ПРОФОРИЕНТАЦИЯ ВЫПУСКНИКОВ ШКОЛ © Биккинин Т. С.................................................................................... УПРАВЛЕНИЕ РИСКАМИ В СФЕРЕ ЗАНЯТОСТИ НАСЕЛЕНИЯ:

РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ © Бочко М. Э......................................................................................... АНАЛИЗ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПОТРЕБНОСТЕЙ РЕГИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ ЗА СЧЕТ КАДРОВ С РАЗЛИЧНЫМ УРОВНЕМ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ © Васильев В. Н., Гуртов В. А., Питухин Е. А., Потупалова Л. М... ПРОГНОСТИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ СПЕЦИАЛИСТА – ОСНОВА РАЗРАБОТКИ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ПРОГРАММ © Глушанок Т. М................................................................................... ИЗУЧЕНИЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ПРЕДПОЧТЕНИЙ УЧАЩИХСЯ КАК ОСНОВА ФОРМИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ ПРОФИЛЬНОГО ОБУЧЕНИЯ © Горелова Т. И., Захир Ю. С.............................................................. ФОРМИРОВАНИЕ ПРОФОРИЕНТАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ ВУЗА НА ОСНОВАНИИ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОГНОСТИЧЕСКИХ ПОРТРЕТОВ ВЫПУСКНИКОВ © Гуров В. С., Богданова Н. П., Бельтюкова С. С.............................. ПРОГНОЗИРОВАНИЕ ПЕРСПЕКТИВНЫХ ПОТРЕБНОСТЕЙ В КАДРАХ ВЫСШЕЙ КВАЛИФИКАЦИИ В РЕГИОНАЛЬНОМ ВУЗЕ © Гуртов В. А., Питухин Е. А., Пенние И. В., Митькина Ю. Н...... ОПЫТ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ ПОТРЕБНОСТИ РЕГИОНАЛЬНОГО РЫНКА ТРУДА В СПЕЦИАЛИСТАХ С ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМ ОБРАЗОВАНИЕМ © Гуртов В. А., Питухин Е. А., Потупалова Л. М., Корякина Т. К. РОЛЬ СОЦИАЛЬНОГО ПАРТНЕРСТВА В РЕГУЛИРОВАНИИ РЫНКА ТРУДА © Емельянова Л. В.............................................................................. ВОПРОСЫ ОРГАНИЗАЦИИ СИСТЕМНОГО ПОДХОДА К ПРОБЛЕМАМ СОДЕЙСТВИЯ ЗАНЯТОСТИ ВЫПУСКНИКОВ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ И ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЭКОНОМИКИ КВАЛИФИЦИРОВАННЫМИ КАДРАМИ В РЕСПУБЛИКЕ ТАТАРСТАН © Захаров Б. Ф..................................................................................... ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБУЧЕНИЕ БЕЗРАБОТНЫХ ГРАЖДАН:

ПОДХОДЫ К ОЦЕНКЕ ЭФФЕКТИВНОСТИ © Карапетов Г. Л., Гаврилов И. В...................................................... ОРГАНИЗАЦИОННО-МЕТОДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ЭФФЕКТИВНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ РЕГИОНАЛЬНЫХ РЫНКОВ ТРУДА И ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УСЛУГ НА ПРИМЕРЕ ВЛАДИМИРСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА © Кечин В. А., Архипова Е. А............................................................ К ВОПРОСУ О НЕОБХОДИМОСТИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО СОПРОВОЖДЕНИЯ УЧАЩИХСЯ НА ЭТАПЕ ВУЗОВСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ © Кленина А. Н.................................................................................... КОНКУРСНАЯ СИТУАЦИЯ ПРИ РАЗМЕЩЕНИИ ГОСУДАРСТВЕННОГО ЗАДАНИЯ НА 2005 ГОД ПО ПОДГОТОВКЕ СПЕЦИАЛИСТОВ С ВЫСШИМ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫМ ОБРАЗОВАНИЕМ © Коновалов В. В................................................................................ ДЕМОГРАФИЧЕСКИЕ ОГРАНИЧЕНИЯ РЫНКА ТРУДА: ОПЫТ КОЛИЧЕСТВЕННОЙ ОЦЕНКИ © Коровкин А. Г., Долгова И. Н., Королев И. Б., Подорванова Ю. А., Полежаев А. В............................................... ОЦЕНКА КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ РАБОЧЕЙ СИЛЫ КАК ФАКТОРА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РЕГИОНА © Крысин Р. А..................................................................................... СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ ПРОФЕССИОНАЛИЗМ – ПОКАЗАТЕЛЬ СОЦИАЛЬНОЙ СТАБИЛЬНОСТИ В РОССИИ © Кубисенова А. Р............................................................................... Научное издание Спрос и предложение на рынке труда и рынке образовательных услуг в регионах России Сборник докладов по материалам Второй Всероссийской научно-практической Интернет-конференции (26 – 27 октября 2005 г.) Книга I Редактор Л. П. Соколова Компьютерная верстка Т. А. Григорьева Оформление обложки В. Б. Пикулев Подписано в печать 10.10.2005. Формат 60х84 1/16.

Бумага офсетная. Печать офсетная.

Уч.-изд. л. 14. Изд. № 189.

Тираж 250 экз.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.