WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

«СОЦИАЛЬНО ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРОЦЕССЫ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ РОССИИ Материалы научного семинара Выпуск № 4 «Научный эксперт» Москва – 2005 Научный редактор: С.С. СУЛАКШИН, доктор физико математических ...»

-- [ Страница 2 ] --

Ясно одно. Увлечение ложно понятой концепцией экономичес кой свободы способно порождать эффекты прямо противополож Выпуск № ные ожидаемым. Если исходить из справедливости предположе ния, что «чем меньше государства, тем лучше для экономики», или, как писал Мизес, «любая государственная деятельность есть зло, навязываемое одними людьми другим людям», то, конечно, нет никакого смысла задумываться о «правильных» или «непра вильных» государственных интервенциях. Раз они все вредны в принципе, надо просто от них избавляться.

Отнюдь не случайно в сегодняшней России пока нет более или менее консолидированной влиятельной силы, способной выяв лять и реализовывать интересы общества как такового. Сама кате гория «общественный интерес» оказалась здесь в значительной ме ре дискредитированной. Это, наверное, можно понять. Трудно ожидать иного после длительного притеснения индивидуума госу дарством в условиях коммунистической диктатуры.

Но понять – не значит принять. Совсем не обязательно вме сте с грязной водой выплескивать и ребенка. Случилось же именно так. В результате вместо лицемерного «раньше думай о Родине, а потом о себе» появилось не менее лицемерное «эгоизм каждого – благо для всех». При этом неизвестно, что в послед ней формулировке преобладает: априорная установка на необуз данную свободу по чисто мировоззренческим мотивам или вы нужденная преданность ей, оправдываемая слабостью власти, якобы закономерной в условиях радикальной системной транс формации.

В нашей недавней истории мы все гордились двумя областя ми, которые, по признанию всего мира, считались наилучшими – это музыка и шахматы. Как это было достигнуто? Да благодаря целенаправленным действиям власти. Вспомним, ведь нигде в мире не было такой мощной финансовой поддержки этим сфе рам. Интересно, помнит ли об этом Г. Каспаров – новоявленный политик и ультралиберал? Сейчас горестно видеть и слышать, как у нас в переходах играют музыканты, которые своим искус ством могли бы украсить лучшие оркестры большинства стран мира. Просто они получили в свое время замечательную подго товку как результат осознанной и целенаправленной политики государства.

Социально политические процессы и экономическое состояние России Одним словом, есть области в нашей жизни, которые нельзя ме рить показателями текущей рентабельности. Иначе говоря, долж ны быть, как раньше говорилось, и планово убыточные предпри ятия. Сам я грешен, когда то смеялся над этим понятием. Сейчас понимаю: есть сферы жизни, где деятельность может быть убыточ на. Об этом еще в середине прошлого века писал Вильям Баумоль, доказавший, что существуют такие сферы, где издержки всегда бу дут превышать конечные цены. И это относится ко многим облас тям нашей жизни: науке, образованию, культуре. Для всех этих сфер нужна мощная и систематическая поддержка государства.

Сказал это и вспомнил: в текущем бюджете на науку у нас заложе но 56 млрд. рублей, т.е. примерно 2 млрд. долларов, что равно годо вому бюджету среднего американского университета.

Говоря об этих проблемах, мы обязательно должны говорить о роли государства в их решении. Словом, одна из приоритетных за дач социальной политики – это разработка адекватных механиз мов и моделей поддержки сферы знаний, культуры, искусства. Ка кими они будут, покажет время. Но ясно одно – без помощи и ак тивного участия государства здесь не обойтись.

Вопросы к докладчику и ответы Вопрос (К.Г. Холодковский):

Одним из мощных аргументов для сторонников рыночного хо зяйства без прилагательных сейчас является тот факт, что страны, по которым прошелся каток рейгономики и тетчеризма развивает ся намного быстрее, чем экономика с социально рыночным хо зяйством, особенно таких стран как Германия, Франция, отчасти Скандинавия, хотя и там положение меняется в последнее время?

Как вы оцениваете этот аргумент?

Ответ:

Мне думается, что на такой вопрос следует отвечать, оперируя прежде всего достоверными данными. В принципе считается, что англо саксонская модель хозяйствования более эффективна, чем Выпуск № континентальная. Обычно в качестве аргумента используется ду шевой показатель ВВП, и он действительно там несколько выше, чем, допустим, на европейском континенте. Но я могу привести и противоположные неоспоримые факты. Например, то, что в 50 е годы страны, которые развивались в рамках социально рыночно го хозяйства, имели более высокие темпы роста в сравнении с го сударствами, имеющими чисто рыночную направленность разви тия. И вообще, многие устоявшиеся представления, как мне ка жется, заслуживают внимательного анализа. Вот, например, счита ется, что американцы живут лучше европейцев. Так ли это? Если оперировать фактами, статистикой, то в реальной жизни получает ся следующее: действительно, американцы работают больше, чем в Европе. Но если просчитать заработок за час рабочего времени, то у континентальных европейцев он выше, чем в США. Во вторых, не стоит отрицать, США отдали большую дань неолиберальной ри торике. Но в их реальной экономической политике все куда трез вее: например, так называемая государственная квота или иначе доля государственного бюджета в ВВП в США составляет ориенти ровочно 32–33%, а в Германии – 50%. Казалось бы, данные скорее в пользу утверждения, согласно которому чем меньше доля госу дарства, тем лучше экономика. На самом деле, не следует исклю чать тенденциозность американской статистики, точнее, ее не сколько иную направленность. Если учитывать налоговые пре ференции для американских крупных корпораций, поддержива ющих гуманитарный сектор, то в таком случае показатели США и Германии будут примерно равными. Повторяю, эти данные в США официальной статистикой не фиксируются. Но по сути от меченные льготы в США сродни госсубсидиям в ФРГ. Дело в том, как мне думается, что в Европе другие исторические тради ции в смысле формы реализации государственного участия в раз витии экономики и социальной жизни: т.е. там сначала собира ются налоги, а затем их значительная часть предоставляется в ви де госсубсидий;

вот и получается, что госзатраты выглядят боль ше, чем где нибудь еще. В Америке это делается иначе, там иные традиции. Можно и нужно платить налоги в казну государства – это одно дело. А можно напрямую помогать университетам, биб Социально политические процессы и экономическое состояние России лиотекам, консерваториям и т.п., получая соответственно от го сударства за это существенное снижение налогового бремени. То есть это альтернатива госсубсидиям и не более того. В реальной жизни господдержка в США науки, образования и культуры весьма велика, но как отмечалось выше, она в большей мере, чем в Европе, размывается, зримо сохраняясь в форме налоговых привилегий и пр.

Вопрос (Ю.А. Красин):

В своем выступлении Вы говорили о системе общественных по требностей. Никто не будет вкладывать в частные экономики, по тому что это не дает никакой отдачи. Но на самом деле в процессе исторического развития – вложение в соцсферу поднимает обще ство на новую ступень и завтра даст огромную экономическую от дачу;

при этом только государство может такое сделать, потому что частному предпринимателю такие действия ни к чему. Вы называ ете мериторные потребности. Я бы хотел спросить: в какую пара дигму укладывается линия мериторных потребностей?

Ответ:

Хочу напомнить, что мериторика относится к парадигме соци ального рыночного хозяйства, сосредотачиваясь преимущественно на принципах методологического индивидуализма. Тем не менее проблема определения общественных потребностей и способов их удовлетворения по прежнему остается актуальной. Особенно ва жен, как я думаю, вопрос о роли государства в реализации обще ственных потребностей, имеющих, скажем, внешне локальный ха рактер. Тема любопытнейшая, особенно если учесть, что везде в за падном мире государственное участие в решении общественных задач имеет тенденцию к существенному росту. Только в прошлом ХХ веке государственная квота возросла с 7 до 50%. Чем объяснить это явление? Кстати, есть такая точка зрения, что эта тенденция является итогом некоего консенсуса, достигнутого демократичес ким обществом. Опять приведу житейский пример. По моему, это куда убедительнее мудреных теоретических рассуждений. Как то зашла речь о субсидировании оперного театра в Вене;

собеседни ком был профессор из австрийской столицы. Вот что выяснилось:

Выпуск № билет в Венскую оперу стоит не менее 300 долларов – солидные для нас деньги. И не только для нас. Так вот, без госсубсидий цена билета возросла бы до 500 долларов. Было бы наивно думать, что благополучных австрийцев не волнуют эти цифры – деньги там считают. И многие возмущены тем, что их налоги идут на цели, ко торые в лучшем случае им не интересны. Возникают и знакомые нам темы – пусть за оперу платят те, кто ее любит, а это, как пра вило, люди состоятельные. И еще один аргумент в пользу подоб ных рассуждений – даже с солидными субсидиями государства оперу посещает всего 10% австрийцев. А если бы субсидий не бы ло – 2%. Казалось бы, нам бы их проблемы. Но вот здесь и прояв ляется сила либерального общества, роль государства в удовлетво рении общественных потребностей – взять на себя те проблемы, которые не по плечу частному капиталу. Проблемы, без решения которых невозможно поступательное цивилизованное развитие.

Пожалуй, самое главное здесь – это то, что государство постоянно, систематически решает общественно значимые вопросы. Ну, а ча стный капитал вряд ли способен это делать так же системно, не от влекаясь на проекты, которые сулят высокую прибыль.

Вопрос (Л.И. Никовская):

Вы, наверное, знаете, что в экономической социологии в отно шении социальной политики было четко выявлено, что она вы полняет три функции. Первая задача: восстановление, воспроиз водство человека как человека. Второе – стимулирование труда. И третье – активизация социальной структуры того или иного обще ства. И все это социальная политика, которая проецируется на экономическое хозяйство, заставляет его двигаться в рамках маят ника. Но если взять те же США – рейгономика, которая плавно переросла в экономику при Клинтоне, сильная социальная про грамма и т.д.

Не кажется ли вам, что эти две школы показывают крайности, а на самом деле должна быть амплитуда хода, которая показывает сложность и неоднозначность решения задач социальной сферы?

И второй вопрос: как вы в целом относитесь с 122 закону как структурной реформе?

Социально политические процессы и экономическое состояние России Ответ:

Позвольте начать ответ со второго вопроса. Тем более что в по следнее время мне приходится часто на него отвечать, так что те перь 122 закон – мой самый любимый… В рамках нашей дискуссии я бы прокомментировал сейчас этот закон, исходя из оценок социального климата нашего обще ства. Долгое время я считал, что социальная апатия – обычное, хотя и очень опасное, состояние нашего общества. И вот случил ся этот уже пресловутый 122 закон. И, как говорится, не было бы счастья, так несчастье помогло. О чем речь? О том, что наше об щество не так пассивно, как мы привыкли думать, что не так мощна и сильна исполнительная вертикаль власти. Она, эта власть, хотела сэкономить на людях. В результате расходы, на против, многократно возросли. При этом во власти не нашлось ни структур, ни отдельных функционеров, которые бы предвари тельно просчитали последствия таких решений. Неслучайно один мой знакомый западный бизнесмен сказал, что он даже не пред ставлял себе, что у нас в стране такое слабое государство, хотя кругом во власти силовики.

Что касается первого вопроса, то, как мне кажется, сейчас в мире и в первую очередь на Западе происходит выхолащивание идеологем, в том числе и в среде конкурирующих политических партий. Для действующих в мире демократий важно иметь состя зательный процесс, при этом сама идеологическая субстанция от ступает на второй план. Например, идейные установки лейбори стов по многим вопросам зачастую радикальнее, чем у консерва торов. Впрочем, не исключаю, что классовая борьба, которую мы подзабыли, с учетом повсеместного обострения социальных проблем, может снова оживиться. Тогда действительно вопросы идеологии, вопросы партийной ориентации станут более остры ми. Сейчас же, как я считаю, Запад стоит на пороге принятия се рьезных решений. Вопрос звучит так: или западные политики должны снизить свои социальные стандарты и конкурировать с остальным миром в рамках той системы глобализации, которую сами и породили, или, в противном случае, Запад будет вынужден прибегнуть к мерам протекционизма, что сейчас вряд ли возмож Выпуск № но. Пока подобные рассуждения имеют место в среде ученых;

на уровне политиков реакции еще нет, но в любом случае мир стоит перед очень сложной и серьезной проблемой. Она заключается в том, что в настоящее время в результате технологических и ин формационных прорывов даже так называемые неблагополучные страны способны, как и на Западе, производить продукцию ана логичного качества, но только в 30 40 раз дешевле. Не исключе но, и здесь я могу сослаться на мнение весьма компетентных лиц, что вскоре на Западе станут ограничивать число студентов из тре тьего мира, чтобы не растить себе конкурентов… Дикость? Несо мненно, но таковы реалии. Да и статистика подсказывает, что за падный мир несколько «залежался на боку» и задача в том, чтобы сдвинуть людей в активную жизнь. Вот наглядный пример. В ФРГ из всех выпускников экономических вузов лишь 4 % готовы стать предпринимателями, остальные мечтают о твердом заработке и спокойной жизни.

Вопрос (А.Н. Медушевский):

Можно ли сохранить социальные гарантии в условиях дегради рующей экономики? Теоретически, конечно, можно попытаться, но кто будет платить за это?

Ответ:

По моему, в этой сфере, мягко говоря, преобладают большие иллюзии. А ведь это вопрос чистой практики. Что творится у нас с бюджетом, который сводится с профицитом и даже планирует ся наперед? Где такое еще встречалось? Даже в благополучной Америке, когда в течение 3 х лет сложился профицит бюджета, администрация Клинтона, не задумываясь, активно тратила деньги, в том числе и на социальные программы. У нас же есть большой стабилизационный фонд, но, говорят, он на «черный день». Мне думается, этот день наступил. Нужно тратить в том числе и для того, чтобы не зависеть от случайных денег, «приле тевших» с неба. Одним словом, если мы собираемся создать аль тернативу сырьевой экономике, то тратить деньги нужно сейчас.

На что? На острые социальные вопросы, на модернизацию про мышленного производства.

Социально политические процессы и экономическое состояние России Вопрос (С.П. Перегудов):

У меня такое впечатление, что у нас есть либеральный истеб лишмент, который глубоко внедрился во все структуры власти?

Ответ:

Наверное, соглашусь с вами.

Хочу добавить, что существуют мощные группы интересов, ко торые поддерживают либеральную идею. А кто их поддерживает?

Топливно энергетические компании. Иногда здесь хочется видеть теорию заговора. Лично я не верю в такие теории. Тем не менее, по моему, те люди, которые заработали гигантские деньги за по следние 7 лет, объективно за либерализм, потому что в противном случае им нужно было бы тратить деньги на что то другое.

С.П. Перегудов:

Еще один вопрос. Не могу молчать, потому что не согласен с Ва ми в отношении проблем социальной ответственности. Мне ка жется, что есть два понятия. Социальная обязанность и социаль ная ответственность. То, о чем говорите вы – это социальная обя занность (платить налоги, заплату и т.д.), а социальная ответствен ность – это добровольная деятельность.

Ответ:

Я не стал бы в данном контексте разделять понятия социальной ответственности и обязанности. Если говорить о роли бизнеса в ре ализации социально значимых вопросов, то у этой деятельности есть свои лимиты, которые определяются задачами получения прибыли. Думается, что главное, что общество вправе востребовать от бизнеса – это безусловное обязательство платить налоги, своев ременно и в полном объеме. Роль государства в свою очередь – ак кумулировать налоговые поступления и эффективно использовать их во благо общества.

Вопрос (Н.Ю. Лапина):

Вы представили критику той социальной политики, которая симпатию ни у кого не вызывает. Тем не мене наше обсуждение и многое другое показывает, что такая политика не удалась. Недавно был проведен Горшковым опрос о социальной ответственности Выпуск № бизнеса. Мы все время возвращается к этой теме. Этот опрос пока зал, что большинство россиян считают, что именно государство должно выполнять социальные функции. Завышенные претензии к социальным функциям государства разделяют как бизнесмены, так и простые граждане России. Мне кажется, что остается пробле ма разгрузки государства от всех социальных обязательств. Что вы об этом думаете?

Ответ:

Я считаю, что так как «разгружено» наше государство, еще надо поискать. Если у нас высшее образование на 54% частное, то в ФРГ всего на 1%. А если посмотреть на здравоохранение, то оно у нас «разгружено» уже на все 100%. Осталось еще только «разгру зить» среднее образование.

На самом деле какие то сферы, которые государству сделать эф фективными сложно, например, сфера транспорта, должны преж де всего быть демонополизированы, а затем, и приватизированы.

Именно так поступают на Западе. Во многом это связано и с дости жениями научно технического прогресса. В таком случае и эти сферы могут быть доступны для частного капитала. Яркий пример тому – кабельное телевидение.

Вопрос (С.С. Сулакшин):

У меня три вопроса. Мы все руководствуемся какими то помыс лами, и мотивами, и, соответственно, несем за них ответствен ность. В чем разница критерия выбора той или иной экономичес кой парадигмы у либералов и дирижистов с точки зрения ценност ного наполнения этих критериев? Какие высокие конечные чело веческие ценности движут либералами, когда они отстаивают свои позиции?

Ответ:

Существует два вида человеческих ценностей, которые взаимо исключают друг друга – это свобода и справедливость. Есть люди, которые воспитаны так, что для них важнее справедливость, есть люди, которые дорожат свободой. Я думаю, по этим критериям и разошлись идеологические партии. Другое дело, что в экономиче ской политике каждый должен считаться и с тем, и с другим.

Социально политические процессы и экономическое состояние России С.С. Сулакшин:

Неизбежна реплика, что это не конечная ценность, а условие для реализации достижения каких то иных базовых ценностей.

Например, жизни человека, здоровья детей, будущего поколения.

Докладчик:

Я говорил, о том, что их различает, а это их объединяет.

С.С. Сулакшин:

Второй вопрос. За 15 лет – 15 героев нашей политической жиз ни. В следующем году будет 16 лет, а сколько будет героев? Какова тенденция? Их будет 14, 15 или 16?

Ответ:

Тенденция такова, что если не будет изменена политическая сис тема, если не будет цивилизованного сопротивления нынешнему курсу, то все негативное сохранится. Запад аплодирует, весь осталь ной мир такая политика устраивает: логика рассуждений проста мы живем в благостном всемирном хозяйстве, у России есть сравнитель ные преимущества – нефть, газ, металлы, а все остальное будет вво зиться из за рубежа. Если 30 лет назад было 2 державы, которые про изводили самолеты, то теперь среди них нет России. А мы произво дили 150 самолетов в год, теперь – 3. И это считается сравнительны ми издержками. А либералы догматики спорят со мной и с моими друзьями;

они говорят: что это за самолеты такие, ведь это потемкин ские деревни, ноги в них не вытянешь, еда плохая, шум от моторов.

Почему нам необходима промышленная политика? Для меня критерий прост. Почему нужно было при строительстве капитализ ма выбрасывать такие сферы жизни, которые у нас почти дотягива ли до уровня Запада. Я отвечаю так: не надо нам производить авто мобили, ничего страшного не случилось, если бы мы не выпускали «Жигули». А вот потери в самолетостроении – обидны, потому что догнать лидеров потом будет невозможно. Мы получили страну, где живут люди с высоким статусом рационального мышления, где дети идут в университеты не для того, чтобы только не служить в армии, а для того, чтобы овладеть знаниями. У нас уже сейчас воз никли ножницы между пока еще хорошим высшим образованием и уже примитивной экономикой.

Выпуск № С.С. Сулакшин:

Я все таки пытаюсь проникнуть в психологию либералов дог матиков. Они верят в свои догмы? Они либо имеют аргументиро ванный ряд доказательств в обоснование своих догм, либо они от рабатывают гонорары за ликвидацию России? При этом хорошо известно из каких учреждений они поступают.

Ответ:

Я уже говорил, что в теорию заговора не верю, а вот в теорию глупости верю. В нашем случае речь идет об ошибке, а ошибка, как известно, хуже преступления.

Выступления Welfare State – Ю.А. Красин, доктор философских наук В целом я разделяю концепцию докладчика. Суть ее можно бы ло бы сформулировать следующим образом: государство ни в коем случае не должно оставлять социальную сферу на волю рынка;

бо лее того, задачи удовлетворения некоторых социальных потребно стей общественной жизнедеятельности рынок решать не в состоя нии, они могут решаться только целенаправленной социальной политикой государства.

Осмелюсь утверждать, что эта истина достаточно ясно осознает ся современной либеральной мыслью в западном мире, в том чис ле и в США. Поэтому, когда наши доморощенные либералы дог матики – так их назвал докладчик – упорно пытаются вытолкнуть государство из социальной сферы, ссылаясь на западные авторите ты, то они либо лукавят, либо плохо знакомы с состоянием и тен денциями развития либерализма на западе.

Либералы коммунитаристы (назову для примера таких извест ных американских мыслителей, как Амитай Этциони или Бенжа Социально политические процессы и экономическое состояние России мин Барбер) уже давно подчеркивают значимость социума для формирования свободной личности, для раскрытия ее творческого потенциала. Это сложное взаимодействие социума и личности не сводится к одним только рыночным отношениям. Аналогичные взгляды высказывают далеко не только коммунитаристы. Такой общепризнанный классик либерализма как Роберт Даль указывает на негативные социальные последствия рынка и его неспособ ность производить многие общественные блага, используемые гражданами сообща и на равных основаниях. Поэтому, по словам американского политолога, все демократические страны развили смешанные экономики, где рынок модифицирован государствен ным вмешательством.

Словом, в противовес либеральному догматизму (по моему, предпочтительней называть его радикальным либерализмом или либертаризмом) современная либеральная теория на западе при знает, что существуют такие сферы общественной жизни, которые частично или полностью не поддаются рыночным законам и долж ны быть найдены публичные способы их регулирования обще ством и государством, включая их бюджетное финансирование. К таким сферам относятся наука, особенно фундаментальная наука, искусство, культура. То, что всем известно на западе, неведомо на шим либералам догматикам, которые изучали либерализм по Хай еку и отчасти по Фридману.

Кстати, насчет Милтона Фридмана. В одном его интервью года содержится весьма любопытное признание. Я привожу его в статье, опубликованной в №6 «Полиса» за 2004 год. В начале 90 х годов, отмечает Фридман, российские демократы меня спрашива ли: что нам делать? Ответ был категоричным: «приватизировать, приватизировать и еще раз приватизировать». И вот теперь кумир наших радикал либералов признает, что это была большая ошибка.

Рыночные отношения в России не работают. В результате бескон трольной хищнической приватизации получился «дикий» капита лизм. Значит, считает американский ученый, рынок не может сло житься и нормально функционировать без правового государства.

Между тем российские радикал либералы в «большевистском» стремлении совершить революционный прорыв к рынку, по сути, Выпуск № разрушили устои государственности. Вместо того чтобы трансфор мировать государство они в полном соответствии с принципами большевизма прибегли к его «слому». В итоге в экономике и соци альной сфере воцарились хаос и криминальный произвол, из кото рых Россия не может выбраться до сих пор.

Весь опыт развитых демократий свидетельствует, что государ ственные механизмы регулирования глубоко и органично встра иваются в современное рыночное хозяйство. И дело не только в том, что государство обеспечивает «правила игры», то есть пра вовые нормы деятельности субъектов рынка. Дело также и в том (и, прежде всего, в том), что в безбрежном океане частных инте ресов, сталкивающихся в рыночном пространстве, государство призвано представлять публичный интерес. Этот интерес слож но и противоречиво аккумулируется в публичной политике госу дарства из многообразия частных интересов, артикулированных в публичной сфере общества, обеспечивая относительное равно весие (равнодействие) интересов и тем самым базу обществен ной стабильности. При этом наиболее чувствительной областью публичной политики является социальная политика государства, непосредственно затрагивающая повседневные жизненные ин тересы граждан.

Проводя якобы во имя либерализма демонтаж государственной социальной политики, радикал либералы не получают и не могут получить ожидаемого результата. Напротив, в массовом сознании и поведении происходит отторжение либеральной политики и ли беральных ценностей. Этот тезис наглядно иллюстрируется итога ми недавно проведенного Институтом комплексных социальных исследований опроса общественного мнения по поводу отноше ния россиян к собственности.

В начале 90 х годов радикал либералы утверждали, что прива тизация и становление частной собственности быстро изменят взгляды и психологию россиян: появятся индивидуальная иници атива, самостоятельность, частная предприимчивость, исчезнет патернализм. Опросы показывают, что пока у граждан преоблада ет потребительское отношение к собственности. Показательно, что на вопрос, как бы они распорядились оказавшимися у них Социально политические процессы и экономическое состояние России крупными суммами денег, только 16% респондентов выразили го товность открыть собственное дело;

29% вложили бы деньги в банк или в недвижимость, а большинство (55%) использовало бы их для того, чтобы «пожить в свое удовольствие». При этом прове денная приватизация государственной собственности и крупная частная собственность не выглядят в зеркале общественного мне ния легитимными. Поддерживается идея государственного вме шательства в дела крупного бизнеса и государственного регулиро вания экономики.

Вопрос о соотношении публичного и частного в экономике и социальной сфере и, соответственно, в публичной политике сто ит в России очень остро. Вызовы глобализации и инновацион ных технологий, несомненно, требуют либерализации россий ского общества. В западных обществах эти вызовы привели к глубокому кризису государственной социальной политики бла госостояния (welfare state policy). Однако и неолиберальная аль тернатива натолкнулась на непреодолимые трудности и массовое сопротивление политике корпоративного эгоизма. Все большую поддержку получает концепция нового издания welfare state, адаптированного к условиям инновационного общества и глоба лизационным вызовам.

Думается, в России с ее государственническими и коллекти вистскими традициями упорное следование курсом либеральной социальной политики не сможет вывести страну из кризиса. Либе ральный проект для России может рассчитывать на успех только в сочетании с коммунитаристской социальной политикой, постро енной на приоритетах общего блага, социального равенства, соли дарности и справедливости. Перспектива возрождения России – социальная политика Welfare – 2.

Выпуск № Достаточно быть порядочным и умным С.С. Сулакшин, доктор физико математических наук, доктор политических наук Первое замечание касается ценностей. Не зря я задавал этот вопрос. Нужно понять есть ли какие то абсолютно приемлемые, признаваемые всеми людьми, независимо от разницы в их мен тальности, национальности, вере, возрасте и тому подобного.

Движут ли они, эти ценности, государственно управленческими экспертными и властными институтами при выборе той или иной парадигмы экономической политики или экономического разви тия? Докладчик предложил две категории в качестве ценностей – свободу и справедливость. Одни исповедуют свободу, другие справедливость. Но я хочу сказать, что ценность на мой взгляд, должна быть абсолютна, а не относительна, ибо свобода – это лишь условие для реализации или достижения каких то базовых потребностей человека. И вовсе не все нуждаются в свободе. Есть масса людей, которые не хотят быть свободными, они не могут и не хотят быть пассионариями, лидерами. Тоже касается и спра ведливости – столь неоднозначной и интерпретируемой катего рии, почти как ложь во спасение. Мне кажется, что абсолютные ценности, которые должны лежать в основе выбора государствен но управленческого или научно экспертного сценария – это жизнь, здоровье, устойчивость и гарантированность будущего применительно к детям и потомкам. Подобное столкновение аб солютных и относительных ценностей возникает в конкретном государственном управлении реформами. Либерал реформаторы говорят: для нас ценность – это реформа, это институциональное преобразование. Это есть цель и как только мы меньше начинаем реформировать дела начинают идти плохо. Неправда, ошибка, за блуждение! Реформа не цель, не ценность, только средство для достижения тех самых абсолютных инвариантных ценностей. Ес ли этого не понимать, то и растет смертность и падает продолжи тельность жизни.

Социально политические процессы и экономическое состояние России Вторая проблема была затронута в докладе в дискуссионном плане. Кто они – власть реализующие? «Великолепная» пятнашка, которая монополизировала научно экспертное пространство, про странство влияния на механизмы принятия решения? Кто они?

Сегодня прозвучало и дураки, и умные. Есть точка зрения, что они чужие агенты и получают свои гонорары. Есть точка зрения, что они циники, интересы которых находятся выше любых других проекций на интересы групп, общества, будущего. Почему они вы бирают именно эту парадигму экономической политики и управ ления экономического реформирования? Есть такая наука – мате матика. В ее рамках любой может обозначить гипотезу или некое ценностное целеполагание. Выписать по формулам систему дока зательств и прийти к выводу: гипотеза верна или гипотеза не вер на. Формулы одинаковы для всех. Любой их может проверить – это правильно, или показать ошибку и сказать, что это не правильно.

Почему же нельзя в пространстве экономической и государствен но управленческой дискуссии пройти таким же путем? Обозна чить и всем признать базовые ценности, абсолютные и инвариант ные. Показать, что к ним можно прийти такими то решениями.

Спрогнозировать, что они достигаются или не достигаются.

Мне кажется, что все таки гипотеза – почему в России такой иррационализм в управлении, такая негуманистичность в резуль татах, такая неустойчивость в простейших прогнозах на будущее, – связана с тем, что деградировал механизм принятия решений и на учно экспертного интеллектуального усиления и консультирова ния этих решений. Монополия известных «оригиналов», которые волей судеб добрались и расселись на ветках государственного дре ва, приводит к тому, что страна осталась без мозгов. Формула мо жет быть и грубая, но, думается, наиболее близкая к объяснению ответа на волнующий всех вопрос.

Выпуск № Тематика междисциплинарного научного постоянно действующего семинара «Социально политические процессы и экономическое состояние России» на 2005 г.

— Идеология экономической политики России: проблемы и механизмы формирования.

— Бизнес, власть, экспертное сообщество: федеральная и ре гиональные модели.

— Профессионализация российского парламента.

— Экономические и политические стратегии и бюджетный процесс: соотношение, возможности и перспективы.

— Закрытые города с точки зрения международного права и прав человека.

— Переходные и стабильные экономики мира: современные проблемы взаимоотношений.

— Социальные основания и последствия (тренды) реформиро вания российской экономики.

— Армия профессиональная или по призыву: социальная и эко номическая эффективность профессионализации.

— Теневая экономика и публичная власть: российские иллюст рации.

Социально политические процессы и экономическое состояние России — Верховенство закона и законодательная поддержка демо кратической рыночной экономики: роль силовых и погранич ных служб. (Защита интеллектуальной собственности, автор ских прав и брендов, контрафактная продукция, контрабанда, серые схемы) — Экономические реформы России и политика будущего: ог раничения и пределы совместимости возможностей.

— Экономические реформы как способ реализации националь ных интересов и национальной безопасности России.

— Вызовы в российской оборонной промышленности: государ ственная собственность, приватизация, конверсия?

— Экономические реформы и геополитическая траектория России: прогнозы на будущее.

Выпуск № СПИСОК постоянных участников междисциплинарного научного постоянно действующего семинара «Социально политические процессы и экономическое состояние России» 1. Андреев Андрей Леонидович – доктор философских наук, профессор, руководитель Центра Российского независимого института социальных и национальных проблем.

2. Барковский Анатолий Николаевич – доктор экономических наук, заместитель директора ИМЭПИ РАН.

3. Бахтизин Альберт Рауфович – кандидат экономических наук, научный сотрудник ЦЭМИ РАН 4. Бельков Олег Алексеевич – доктор философских наук, профессор Военного университета МО РФ.

5. Вайнштейн Григорий Ильич – доктор исторических наук, профессор, старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН.

6. Волошин Владимир Иванович – доктор экономических наук, руководитель Центра Института международных экономических и политических исследований РАН.

7. Галкин Александр Абрамович – доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Института социологии РАН.

8. Гаман Голутвина Оксана Викторовна – доктор политических наук, профессор Российской академии государственной службы при Президенте РФ.

9. Дмитриев Анатолий Васильевич – доктор философских наук, профессор, член корр. РАН, советник Президиума РАН.

10. Журавлев Валерий Васильевич – доктор исторических наук, профессор, директор Центра политической и экономической истории России.

11. Красин Юрий Андреевич – доктор философских наук, профессор, главный научный сотрудник Института социологии РАН.

12. Лапина Наталья Юрьевна – доктор политических наук, старший научный сотрудник Института научной информации по общественным наукам РАН.

Социально политические процессы и экономическое состояние России 13. Медушевский Андрей Николаевич – доктор философских наук, профессор политологического факультета Государственного университета – Высшей школы экономики.

14. Никовская Лариса Игоревна – доктор социологических наук, ведущий научный сотрудник Института социологии РАН.

15. Перегудов Сергей Петрович – доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН.

16. Порфирьев Борис Николаевич – доктор экономических наук, профессор, руководитель Центра Института международных экономических и политических исследований РАН.

17. Ракитянский Николай Митрофанович – доктор психологических наук, доцент МГУ.

18. Сильвестров Сергей Николаевич – доктор экономических наук, зам. директора ИМЭПИ РАН.

19. Соловьев Александр Иванович – доктор политических наук, профессор, зав. кафедрой политического анализа МГУ им. М.В.Ломоносова.

20. Сулакшин Степан Степанович – доктор политических наук, доктор физико математических наук, профессор, председатель правления Фонда развития политического центризма.

21. Тимофеева Лидия Николаевна – кандидат политических наук, доцент РАГС.

22. Холодковский Кирилл Георгиевич – доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений.

23. Черников Евгений Леонидович – доктор исторических наук, профессор, академик РАЕН, ведущий научный сотрудник Академии труда и социальных отношений.

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.