WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ТЕМА 3. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОЛА В АНАЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ К.Г.ЮНГА План занятия 1. Структура личности в Аналитической Психологии К.Г. Юнга 2. Коллективное бессознательное 3. Анима как бессознательная

женская сторона мужчины 4. Анимус как бессознательная мужская сторона женщины 5. Самость центр коллективного бессознательного и объединение Анимы и Анимуса.

Стучись в самого себя, как в дверь, и ходи внутри себя, как по прямой дороге. Ибо если ты ходишь по дороге, ты не можешь заблудиться.

Поучение Силуана Двигаясь в том же направлении, что и Фрейд, и творчески развивая его идею многомерности самосознания, К. Г. Юнг пришел к выводу о том, что «Я» человека — это сложный комплекс, включающий сознательные представления о себе Эго, содержательные структуры личного бессознательного и бессознательные элементы, имеющие всеобщий характер,— архетипы коллективного бессознательного, что и вызывает определенный интересс с точки зрения гендерной теории. Душа ( в теории Юнга термин, аналогичный личности) состоит из трех отдельных, но взаимодействующих структур: Эго, как указывает Юнг, есть некий содержательный центр сознания, обеспечивающий целостность сознающего «Я», его постоянство, самотождественность и, таким образом, его самосущность, относительную отдельность. Эго – это мысли, чувства, социально признанные врожденные склонности, симпатии и антипатии, культурные стереотипы, воспоминания, ощущения, благодаря которым мы чувствуем свою целостность, постоянство и воспринимаем себя людьми. «Под Эго я понимаю комплекс идей, представлений, составляющих для меня центр поля моего сознания, и который, как мне кажется, обладает в высокой степени непрерывностью и тождественностью (идентичностью) с самим собой». — писал Юнг. (Юнг К.Г. Отношения между эго и бессознательным, стр. 301). Личное бессознательное вмещает в себя конфликты и воспоминания, которые когдато осознавались, но теперь подавлены или забыты. Личное бессознательное содержит в себе комплексы, или скопления эмоционально заряженных мыслей, чувств и воспоминаний, вынесенных индивидуумом из его прошлого личного опыта или из родового наследственного опыта. Юнг утверждал, что материал личного бессознательного у каждого из нас уникален. Целый ряд личных побуждений и склонностей оказывается вытесненным в бессознательное в результате семейного воспитания и под воздействием воспринятых норм культурного поведения, присущих данному обществу. И наконец, Юнг высказывал мысль о существовании более глубокого слоя в структуре личности, который он называл коллективным бессознательным.

Коллективное бессознательное представляет собой хранилище латентных следов памяти и чувства, общие для всех человеческих существ и являющиеся результатом нашего общего эмоционального прошлого. Юнг выдвигает гипотезу о том, что коллективное бессознательное состоит из мощных психических образов, так называемых архетипов (буквально, «первичных моделей»). Архетипы – это врожденные идеи или воспоминания, которые предрасполагают людей воспринимать, переживать и реагировать на события определенным образом. В действительности, это не воспоминания или образы как таковые, а скорее, именно предрасполагающие факторы, под влиянием которых люди реализуют в своем поведении универсальные модели восприятия, мышления и действия в ответ на какойлибо объект или событие. Врожденной здесь является именно тенденция реагировать эмоционально, когнитивно и поведенчески на конкретные ситуации.

Архетипы непредставимы сами по себе, они проявляются в сознании следствиями самих себя, в качестве архетипических образов и идей. По аналогии, рентгеновские лучи (архетипы), взаимодействуя с объектом (коллективная психика) и фотопленкой (индивидуальная психика), проявляются в виде изображения (архетипическиого образа);

изучая изображение, можно лишь отчасти понять природу Рлучей.

Юнг полагал, что каждый архетип связан с тенденцией выражать определенного типа чувства и мысли в отношении соответствующего объекта или ситуации. Далее, Юнг предполагал, что архетипические образы и идеи часто отражаются в сновидениях, а также нередко встречаются в культуре в виде символов, используемых в живописи, литературе, религии. В особенности, он подчеркивал, что символы, характерные для разных культур, часто обнаруживают поразительное сходство, потому что они восходят к общим для всего человечества архетипам.

В ряду множества архетипов, описанных Юнгом, стоят Персона, Тень, Божество Солнца, Бог, Смерть, Мать, Ребенок, Герой, Мудрец и т.д. Однако с точки зрения гендерного аспекта определенный интересс представляет архетипы Анимы и Анимуса. В архетипах анимы и анимуса находит выражение признание Юнгом врожденной андрогинной природы людей. Постулировав глубинную целостность «Я», его самодостаточность и полноту, отмечавшиеся еще в различных мифологических традициях как сосуществование мужского и женского начал в одном лице или как единство происхождения начал, противоположных по полу или нравственным установкам, Юнг открыл их наличие и в глубинах самосознания человека. Юнг определил Аниму у мужчины или Анимус у женщины.

Анима (лат. душа) представляет внутренний образ женщины в мужчине, его бессознательную женскую сторону, в то время как Анимус (лат. дух) – внутренний образ мужчины в женщине, ее бессознательная мужская сторона.

По мнению Юнга подсознание мужчины содержит дополняющий женский элемент, вытесняемый из его внешней жизни, а подсознание женщины — мужской. Свое бессознательное дополнение мужчина воспринимает прежде всего через женский образ, а женщина — через мужской. «В мужском сознании существует коллективный образ женщины, с помощью которого он постигает женскую природу» пишет Юнг, «каждая мать и каждая возлюбленная становится воплощением этого вечно присутствующего и не имеющего возраста образа, который соответствует глубочайшей реальности человека» (Юнг К.Г. Собр. соч., т.

9, с. 24) Эти образы выступают посредниками между сознательной и бессознательной природой человека. Здесь Юнг в некоторой степени следует за своим учителем Фрейдом: бессознательные идеи души, наиболее доступные человеку (а потому и психическая патология) нередко связаны с образом противоположного пола. Те, кто вовсе не знаком с психологией, часто проецируют образ анимы на вполне реальную женщину, воспринимая его чисто внешне. А с психологической точки зрения Анима это не просто внешний фактор, оказывающий влияние на мужчину, а нечто находящееся внутри него самого.

Анима это внутренний образ женщины или женского начала, представляемый в виде некоего идеала, способствующего духовному росту. Это бессознательная, женская сторона личности мужчины. В целом, понятие Анимы включает в себя три разноуровневых компонента: коллективный образ женщины, индивидуальные представления человека о женских качествах, женский принцип, скрытый внутри мужчины.

Непосредственно Аниму «пощупать» невозможно, она персонифицируется в сновидениях мужчины образами женщин, варьируя от совратительницы до духовного проводника (Мудрости). Анима являет принцип Эроса, так как развитие анимы у мужчины отражено в том, как он относится к женщинам. Идентификация с анимой проявляется как переменчивость в настроении, утрата мужественности и сверхчувствительность. Власть Анимы над человеком, если рассматривать не патологические, а общие для всех людей процессы, соответствует бессознательной привязанности к матери и первой влюбленности, а потом и любви. Привязанность к матери выявляет инстинкт самозащиты. Но самозащита — первое осознание себя, и значит, первый шаг от бессознательного к разуму. В этом смысле Анима становится первым мостиком между сознанием и бессознательным.

Образ женщины, поскольку он является архетипом коллективного бессознательного, может несколько меняться в разные эпохи, но сохраняет неизменную характеристику вне временности: Анима обычно выглядит молодой.

Она мудра, но не слишком, она скорее обладает «скрытым секретом мудрости». Анима часто связана с землей и с водой, несет в себе «хаотическое требование жизни» и может быть наделена великой властью. Она также имеет два аспекта — светлый и темный: она может отличаться чистотой и благонравием, а может быть обольстительницей и изменницей. «Иногда Анима похожа на эльфа или фею, отвлекающую мужчину от работы и дома, или сирену античности, русалку или нимфу, затягивающую его в свою стихию воды, чтобы он навсегда полюбил ее или утонул.» (Юнг К.Г. Отношения между эго и бессознательным, стр. 301 ). Анима непостоянна как женщина, в образ которой она воплощается, и для ее описания Юнг обычно обращается к мифологическому подходу, который «прослеживает жизненный процесс души гораздо более аккуратно чем абстрактная научная формула». Отражая женские качества мужчины, Анима выражает также настроение человека, его предчувствия и эмоциональные вспышки. Мы можем найти аналогию этого в старокитайских текстах, где говорится, что, когда человек в плохом настроении, им правит женская душа (инь). Она разрушает его попытки сконцентрироваться, создает ощущение зыбкости и неуверенности в правильности действий. Человек, которым владеет Анима, подвержен неконтролируемым эмоциональным перепадам.

Объясняя сущность Анимы и, таким образом, косвенно проливая свет на сущность Анимуса, Юнг писал: «Нет мужчины, который был бы настолько мужествен, чтобы не иметь в себе ничего женского. На деле скорее как раз очень мужественным мужчинам (хотя втайне и замаскированно) свойственна весьма нежная (часто не по праву называемая «женственной») жизнь чувств...

Вытеснение женственных черт и склонностей ведет, естественно, к скоплению этих притязаний в бессознательном». (Юнг К.Г. Отношения между эго и бессознательным, стр. 301). Таким образом, Анима — это «внутренняя женственность» в структуре мужского «Я», и соответственно Анимус — «внутренняя мужественность» в структуре «Я» женщины, и эти черты имеют глубоко бессознательный характер.

Как было указано выше Анимус это бессознательная, мужская сторона личности женщины. По мнению Юнга идентификация с анимусом делает женщину жесткой, самоуверенной и любящей спорить. В положительном смысле анимус есть внутренний мужчина, который действует, как мост между женским Эгом и ее собственными творческими источниками в бессознательном. Анимус женщины проявляет в ней, прежде всего, ее мужские черты. В целом, подобно Аниме мужчины, это понятие включает в себя три разноуровневых компонента:

c коллективный образ мужчины, c индивидуальные представления человека о мужских качествах c мужской принцип, скрытый внутри женщины.

Ко внешней сфере приложения мужского ума — коммерция, политика, наука и техника — женщина часто относится полубессознательно, как мужчина к своим чувствам. Таким образом, к сфере подсознания принадлежат мышление женщины и чувства мужчины. Если Анима приносит неосознанные волны настроения, то Анимус — бессознательную убежденность, заставляя настаивать на воспринятых утверждениях и общепринятых мнениях вместо их действительного осознания.

Как мать является первым носителем образа Анимы, так отец оказывает влияние на формирование множество других мужских фигур. Анимус может олицетворять любая мужская фигура, от самой примитивной до очень духовной, в зависимости от развития ума: во сне он может предстать и как мальчик, и даже просто как голос. Также он персонифицируется как группа мужчин, что менее характерно для Анимы, которая чаще олицетворяется одной фигурой. «Анимус подобен собранию отцов или достойных людей, которое изрекает непререкаемые разумные суждения». Критическое суждение Анимуса может вызывать чувство своей неполноценности или сковывать инициативу. С другой стороны, оно побуждает к чрезмерной критичности. Анимус жаждет власти, и, какой бы милой женщина ни была в обычной жизни, она впадает в тиранию и агрессию и не слышит доводов разума, если затронут ее Анимус. Причина в том, что деятельность Анимуса создает для женщины реальную трудность мыслить без предубеждений. Ей приходится остерегаться своего внутреннего голоса, который постоянно говорит ей: «Должно быть так», не давая возможности видеть реальность такой, как она есть. Тем не менее Анимус играет и позитивную роль, создавая опору в критической ситуации и действительно стимулируя стремление к знаниям и истине.

Согласно представлениям Юнга, мужчина в своем первобытном качестве (охотник и воин) приучен убивать, и Анимус, обладая мужской природой, как бы разделяет с ним эту предрасположенность. Предназначение женщины, напротив, заключается в служении жизни, т.о., Анима вовлекает мужчину в жизнь.

Анимус в его негативной форме образует противоположность такой установке. Он уводит женщину от жизни («убивает» для нее жизнь). Благодаря Анимусу у нас возникает ощущение отделенности от жизни. Мы чувствуем себя измученными и неспособными жить дальше (в этом пагубное влияние Анимуса на женщину, поскольку он перекрывает каналы, связывающие ее с жизнью).

Угрожающее воздействие Анимуса и женскую защитную реакцию (на его влияние) обычно трудно разделить, т.к. они тесно слиты, и это вновь напоминает нам о двойственном характере деятельности Анимуса. Он способен либо превращать женщину в парализованное в своих действиях пассивное существо, либо, наоборот, делает ее очень агрессивной. Женщины становятся или мужеподобными и самоуверенными, или, наоборот, рассеяннымим и сомнамбуличными. А все дело в том, что такие женщины совершают в минуты своей отрешенности чудесные путешествия с Анимусомлюбовником, полностью погружаясь под его воздействием в грезы наяву, в чем едва ли отдают себе отчет.

Однако некоторые женщины не хотят быть агрессивными и чересчур требовательными, в результате они не дают выхода Анимусу. Это делает их подчеркнуто вежливыми и крайне сдержанными в своих проявлениях, они замыкаются в себе и становятся в определенном смысле собственными узницами. С точки зрения Юнга существует лишь одно решение проблемы Анимуса. Единственный способ решения для женщины терпение до последнего!

По мнению Юнга, нет такого решения этой проблемы, которое не было бы сопряжено со страданием (а страдание, похоже, неотъемлемо от жизни женщины...). Часто самый мудрый совет женщине ничего не предпринимать!

Лучше молчаливо и пассивно «спасаться бегством» от Бессознательного, чем пытаться победить его, и тем самым избежать опасности быть Им поглощенным.

Юнг утверждал, что если чувства мужчины уводят его от общепринятой реальности в мир, создаваемый Анимой, любовь женщины раскрывает ее для внешней жизни. При этом она видит реальность с позиции своего Анимуса, то есть в полуосознанном варианте — с субъективной позиции любимого ею мужчины, а в чисто бессознательном — с навязанной ей традицией позиции общества, поскольку общественная мораль, выступает по отношению к народу в роли отца. Полубессознательно управляемое Анимусом мировоззрение женщины более фанатично, чем взгляды мужчины, которые относятся к целиком проявленной сфере разума.

Понятно, что деление на мужское и женское отчасти условно, и мужская часть личности женщины может на время стать для нее более осознанной, чем потребности ее женской души. Современные последователи Юнга считают, что Анима и Анимус присущи всем людям, помогая человеку осознать разнообразные скрытые качества своей личности. Активизация этих архетипов в душе человека является первым шагом к созданию собственной индивидуальности — уникальной и не похожей ни на одну из того ряда ролей, которые мы бессознательно усвоили с детства. Анима и Анимус должны составить одно, различаясь между собой лишь по образу пола (как и задумал их Юнг, дав им одинаковые имена). Понятно, что и в одном человеке единение мужского и женского начал происходит не сразу.

Следуя взглядам Фрейда, Юнг акцентирует различную роль родителей на ребенка, подчеркивая, что отец играет в жизни ребенка, будь то мальчик или девочка, несколько иную роль, чем мать. По мнению Юнга, отец всегда воплощает авторитет и общую ориентацию человека во внешнем мире, в то время как мать передает ребенку более неуловимые способности к развитию внутреннего мира чувств и мечтаний. Мать защищает ребенка от внешней жизни — подобно этому Анима уводит от реальности бытия. Отец же раскрывает перед ребенком объективный внешний мир и, олицетворяя сферу авторитета и морали.

Ребенок отождествляет себя с матерью, но отец остается чужд для него. В этом смысле мать символизирует субъективное сознание, отец — объективное бытие;

Анима для всех людей является проводницей в сферу личного бессознательного, а Анимус выступает как проводник в коллективное бессознательное за пределы себя. Кроме того, Юнг упоминает о замаскированной родительской амбивалентности, когда они, с одной стороны, оберегают своих детей от встречи с реальной жизнью, а с другой проявляют недовольство тем, что дети неспособны начать жить самостоятельно, покинув родной дом.

Для Юнга Анима и Анимус являются, прежде всего, посредниками между сознанием и бессознательным. Полубессознательная, «вспомогательная» природа психических функций Анимы и Анимуса уводит нас в глубь своей души, что и составляет основную их ценность. Юнг пишет: «В навязчивом состоянии обе фигуры теряют свой шарм и свою ценность;

они сохраняют их, только когда обращены не к миру, а вовнутрь, когда они являются мостами к бессознательному. Обращенная к миру Анима непостоянна, капризна, мрачна, бесконтрольна и чисто эмоциональна, иногда наделена демонической интуицией, беспощадна, хитра, неверна, злобна, двулика и скрытна. Анимус упрям, держится за принципы и формальный закон, догматичен, стремится к преобразованию мира, теоретизированию, спорам и господству.Оба имеют дурной вкус: Анима окружает себя низкими людьми, а Анимус идет на поводу у второсортных идей». ( Юнг К.Г., О перерождении, с. 223) Яркую особенность Анимы и Анимуса составляет то, что они относительно автономны, не зависят от Эго человека, проявляя себя как самостоятельные личности в структуре его «Я». Особенно актуально это положение для современного европейского сознания: идея внутренней противоположной части его «Я» настолько ему чужда, что реальные столкновения с ней, рано или поздно имеющие место, воспринимаются им либо как особый «дар» (обычно — как творческое вдохновение или захватывающее чувство влюбленности), либо как функциональные нарушения психики. Причиной этого, по мнению Юнга, является так называемая экстравертность (то есть «открытое во вне») европейского сознания, для которого «внутреннее темно и беспроглядно» или во всяком случае — странно и неожиданно. «Вот почему,— пишет Юнг,— самое верное, что он может сделать,— это рассматривать фигуру Анимы и Анимуса как автономную личность и ставить перед ней личностные вопросы».

Функции Анимы/Анимуса как особой внутренней инстанции в структуре человеческого «Я» разнообразны, противоречивы и вместе с тем синтетичны. С одной стороны, постижение ее (обычно спроецированное) дает человеку мудрость и исключительные жизненные силы, глубокое понимание бытия, приводит его к более высокой и более духовной форме жизни. Анима /Анимус выступают в этом случае как место зарождения творческого импульса, инстанция безусловной истинности, источник внутреннего голоса, помогающего человеку сделать верный выбор в той или иной жизненной ситуации. Эту Аниму — эту часть самого себя — узнает ребенок в собственной матери или взрослый человек в объекте своей любви. Женщина, услышавшая голос своего Анимуса, обретает особую мудрость и объективность, которые предполагают отказ от устоявшихся догм;

она становится смелой и инициативной, ее духовные силы укрепляются и соответственно растет ее жизненная активность. С другой стороны, неполное и поверхностное сближение с Анимой может дать личности ощущение небезопасности, внутренней уязвимости и внешне проявляется в его раздражительности, неуверенности в себе, сентиментальности и обидчивости и — как форме внутренней защиты — язвительности.

Влияние Анимуса и Анимы понять сложнее, чем любой другой архетип, выделенный Юнгом. Сознание не может полностью выявить их, частично они принадлежат темным сферам коллективного бессознательного. Так, мужчина может развить свои чувства и интуицию, но сам он не владеет теми качествами, которые он проецирует на женщинуидеал. Но, возникая в фантазиях, снах и видениях, они дают возможность понять, что скрывается внутри бессознательного, так как сны, по Юнгу, являются «голосом природы». Анима и Анимус дают человеку знание о себе и воздействующих на него силах, хотя всегда не полное, поскольку коллективное бессознательное является неисчерпаемым океаном и образы, возникающие из него, бесчисленны.

Все выше сказанное позволяет заключить, что Анима или Анимус представляют собой такую инстанцию в структуре «Я» человека, которая, будучи глубоко бессознательной, стимулирует его развитие провоцированием сложных жизненных ситуаций, требующих активного принятия решений (преимущественно связанных с любовными или межличностными отношениями), но которая в то же самое время и принимает решения. Этим самым Анима и Анимус осуществляют функцию «проводника» по внутреннему миру, обеспечивают посредничество между Эго (внешним уровнем самосознания) и другими, более глубокими уровнями «Я» человека.

Архетипы Анимы и Анимуса, как считал Юнг, эволюционировали на протяжении многих веков в коллективном бессознательном как результат опыта взаимодействия с противоположным полом. Многие мужчины, по крайней мере до некоторой степени, «феминизировались» в результате многолетней совместной жизни с женщинами, а для женщин является ве рным обратное. Юнг настаивал на том, что анима и анимус, как и все другие архетипы, должны быть выражены гармонично, не нарушая общего баланса, чтобы не тормозилось развитие личности в направлении самореализации. Иными словами, мужчина должен выразить свои феминные качества наряду с маскулинными, а женщина должна проявлять свои маскулинные качества, так же как и феминные. Если же эти необходимые атрибуты остаются неразвитыми, результатом явится односторонний рост и функционирование личности.

Юнг был убежден в том, что Анима и Анимус должны составить одно единое целое, различаясь между собой лишь по образу пола. И здесь мы подошли к одному из главных аспектов в развитии личности поЮнгу. Когда достигнута интеграция всех аспектов души, личность ощущает единство, гармонию и целостность, то есть формируется ниаболее важный архетип в теории Юнга – самость. Самость (целостность) представляет собой сердцевину личности, вокруг которой организованы и объединены все другие элементы.

Самость Self включает в себя все психическое содержание личности, а также, как ни парадоксально, она является регулирующим центром коллективного бессознательного. Любой индивид и любая нация имеют свои собственные способы осознания и взаимодействия с этой психической реальностью. Самость является также и регулирующим центром личности. Таким образом, в понимании Юнга развитие самости – это главная цель человеческой жизни. Самость — это, согласно Юнгу, самая глубокая, базовая инстанция в структуре человеческого «Я», по самой своей природе парадоксальная в целом ряде отношений и поэтому в наименьшей степени поддающаяся определению и сознательному осмыслению.

Самость характеризуется тем, что включает в себя все возможные противоположности, обнаруживая, таким образом, игру света и тени, добра и зла, высокого и низкого, прекрасного и безобразного, «да» и «нет» и т. п.,— игру, в которой противоположности объединяются в некое нераздельное целое. Эту черту Самости Юнг выделял особенно, говоря о ней как об абсолютной парадоксальности, в любом отношении являющейся «тезисом, антитезисом, а заодно и синтезом». Самость также существует как нечто потенциальное и вместе с тем как актуальное, данность. Говоря о ее потенциальном характере, Юнг подчеркивал, что «самость обладает характером чегото такого, что является результатом, достигнутой целью, чегото, что осуществляется лишь постепенно и становится ощутимым после многих усилий». Но Самость заявляет о себе и как заранее определенное, уже существующее предназначение человека. Следуя этому предназначению, человек находит силы отказаться от ложных представлений о себе, открывает в себе свое истинное «Я» и, таким образом, реализует собственную Самость совершенно и в самой полной мере.

Противодействуя же велению Самости, человек изменяет собственной природе, теряет смысл своей жизни и, по выражению Юнга, «упускает самого себя».

Парадоксальность Самости состоит, наконец, и в том, что она является в одно и то же время источником самосознания человека и его высшей целью.

Подчеркивая эту черту Самости, Юнг писал: «Начало всей нашей духовной жизни, кажется, уму непостижимым образом, зарождаются в этой точке, и все высшие и последние цели, кажется, сходятся на ней. Этот парадокс неустраним, как всегда, когда мы пытаемся охарактеризовать чтото такое, что превосходит возможности нашего разума». Самость содержательна — представляет собой некий центр «Ясознания».

Согласно мнению Юнга, признание Самости обоснованно и даже необходимо — прежде всего потому, что она реально обнаруживает себя в символических формах психической и культурной деятельности человека. Таковы, например, персонажи «сверхординарной личности», отмечаемые в сновидениях, народных мифах, легендах и сказках (герой, пророк, мудрый старец, спаситель — с точки зрения мужчины, и жрица, волшебница, Мать-Земля, богиня природы или любви — с точки зрения женщины). Эти персонажи носят в первую очередь идеальный образ женщины или мужчины, взрощенный Анимой или Анимусом личности. В качестве символов Самости выступают также некоторые графические или пространственные структуры — такие как круг, квадрат, крест,полумесяц, мандала, буддийская ступа, дерево, дом, очаг и возможные их комбинации.

Повидимому, здесь же может рассматриваться и Дао — фундаментальное первоначало бытия в древнекитайской философии, в котором объединяются противоборствующие силы Инь (женское) и Ян (мужское). В качестве символов Самости как единства взаимодействующих противоположностей могут быть рассмотрены, наконец, те или иные андрогинные персонажи и противоположности, объединенные какимлибо фактором (например, мифические близнецы, которые олицетворяют собой и противоположность — половую или нравственную — и единство этих противоположностей).

Таким образом, осуществив детальный анализ «внутреннего человека», Юнг определил его структуру, а также выявил функцию каждой из структурных составляющих. В этом его несомненная и величайшая заслуга. Однако его исследования были ориентированы преимущественно на поиск глубинных универсальных элементов в структуре человеческого «Я» — архетипов коллективного бессознательного. А они очевидным образом составляют базовую основу самосознания абстрактного человека, находящегося «вне культуры»,— человека вообще. Таким образом, вне поля зрения Юнга остались культурно обусловленные частные способы внутреннего формулирования мысли о себе, влияние социальнокультурных аспектов на формирование женщины и мужчины.

СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1. Хьелл Л. Зиглер Д. Теории Личности. СП. 2. Юнг К.Г. Архетип и символ. М., 3. Юнг К.Г., О перерождении, М. 4. Юнг К.Г. Отношения между эго и бессознательным, М., 5. Юнг К.Г. Собр. соч., т. 9, М., 6. Brom V. Jung: Man and the myth. NY: Atheneum, 7. Jung C.G. Analytical psychology: Its theory and practice. NY: Pantheon, 8. Jung C.G. The archetypes and the collective unconscious. The collected works of Jung C.G. NJ: Princeton University Press., 9. Jung C.G. The structure of psyche. In the collected works of C.G. Jung. NJ:

Princeton University Press., 10. Mattoon M.A. Jungian psychology in perspective. NY: Free Press,




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.