WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Программа «Социальная политика: реалии XXI века» «Риск конфликта между поколениями в современной России: семья, общество, государство» ИТОГОВЫЙ НАУЧНЫЙ ОТЧЕТ (Благотворительное пожертвование №

SP-02-2-07) Руководитель: Иванова Е.И.

Исполнитель: Смирнова Е.А.

Москва 2003 1 АННОТАЦИЯ Цель данного проекта состоит в определении основных поколений, формирующих современное российское общество, оценке степени вероятности конфликта между ними и выявлении основных форм межпоколенной солидарности.

Методология исследования.

Оценка риска возникновения межпоколенных конфликтов в нашем исследовании была основана на определении направлений движения материальных благ между различными поколениями. По опыту многих стран, основным механизмом достижения справедливости между различными поколениями выступают межпоколенные трансферты, действующие в современном обществе как на уровне государства, так и на уровне семьи.

Их объемы и направления во многом определяются особенностями демографических структур и процессов, прежде всего, процессом старения населения и изменением структуры семьи.

В исследовании была применена оригинальная методика, апробированная в странах с различным уровнем экономического развития, позволяющая определить соотношение расходов и доходов по возрастным группам населения и направление движения материальных благ между различными поколениями методом расчета разницы между средним возрастом потребления и средним возрастом получения доходов (Ли 2000, Стеклов 1997). Модель позволила также проверить гипотезу о том, что в странах с низкими показателями рождаемости межпоколенные трансферты приобретают направление от младших поколений к старшим.

Информационная база исследования. Решение теоретических задач было основано на анализе историко-демографических литературных источников, данных Госкомстата и данных 10 волны социологического исследования «Россия» (2001 г.), содержащих информацию об основных социально-экономических показателях различных поколений и межпоколенных трансфертах.

Результаты исследования.

За короткий исторический период, менее 90 лет, Российское общество претерпело целый ряд значительных изменений в экономических, социальных и политических процессах. Создание новых стереотипов поведения населения на каждом этапе приводило к возникновению новых исторических поколений. В условиях России на первое место чаще выходили, как правило, перемены, прерывающие ход привычного политического и отчасти социального устройства общества. Перемены, начавшиеся во второй половине 80-х гг., сопровождались кардинальными экономическими реформами, завершившимися формированием рыночной экономики. Именно в трансформации экономической сферы следует искать предпосылки как для возникновения нового поколения, так и неравенства других поколений по отношению к нему, а, следовательно, и риска возникновения конфликта. Новой тенденцией в экономическом развитии России стала постоянно растущая дифференциация доходов.

Направление межпоколенных трансфертов в России в исследовании оценивалось при помощи расчетов возрастных профилей потребления и доходов на основе данных об уровнях индивидуальных доходов и индивидуального потребления и численности населения в определенном возрасте. Используя модель для оценки повозрастных профилей расходов и доходов в сочетании с распределением населения по возрасту, мы рассчитали средние возраста потребления и получения трудовых доходов и оценили направление движения межпоколенных трансфертов. Результаты анализа расчетов показали: 1) в молодых возрастных группах, до 25 лет, и старших, старше лет, размеры трудовых доходов ниже, чем размеры расходов, в то время как население средних возрастов производит больше, чем потребляет;

2) средний возраст потребления на 7 лет превышает средний возраст получения трудовых доходов: направление движение ресурсов между поколениями имеет восходящий характер: от младших поколений - к старшим. Данное соотношение в направлении повышения среднего возраста потребления определяется, прежде всего, большой долей пожилого населения.

Особенности накопления благосостояния различными поколениями.

Россия демонстрирует следующие особенности накопления благосостояния у различных поколений: 1) к 25 годам прекращается период жизни «в долг», размеры трудовых доходов превышают размеры расходов;

2) превышение сохраняется на протяжении всего трудового периода жизненного цикла;

3) начиная с возрастных групп, достигших пенсионного возраста, 55-59 лет, сальдо приобретает отрицательное значение.

Отрицательное сальдо благосостояния покрывается за счет выплат и льгот из социальных фондов. Возникновение конфликта возможно, если, во-первых, нарушатся пропорции распределения общественных трансфертов, выплат из социальных фондов между молодыми и старшими поколениями, и, во-вторых, разница между доходами и расходами в указанных возрастных группах не будет покрываться полностью, т.е. сальдо благосостояния будет иметь отрицательное значение.

В обоих случаях необходимо выделять различные источники межпоколенных трансфертов, государственные и частные, для последующей оценки их взаимодействия и их влияния на достижение социальной и экономической солидарности между поколениями.

Цель данного проекта состоит в определении основных поколений, формирующих современное российское общество, оценке степени вероятности конфликта между ними и выявлении основных форм межпоколенной солидарности. Исходя из основной цели, мы ставили перед собой следующие задачи: 1) раскрыть основные признаки, показатели дифференциации поколений, показать решающую роль макросоциальных условий на их формирование и развитие;

2) оценить методики распознавания рисков возникновения межпоколенных конфликтов на макросоциальном уровне и их предотвращения.

Методология исследования.

Оценка риска возникновения межпоколенных конфликтов в нашем исследовании была основана на определении направлений движения материальных благ между различными поколениями. По опыту многих стран, основным механизмом достижения справедливости между различными поколениями выступают межпоколенные трансферты, действующие в современном обществе как на уровне государства, так и на уровне семьи. Их объемы и направления во многом определяются особенностями демографических структур и процессов, прежде всего, процессом старения населения и изменением структуры семьи.

Информационная база исследования. Решение теоретических задач было основано на анализе историко-демографических литературных источников, данных Госкомстата и данных 10 волны социологического обследования «Россия» (2001 г.), содержащих информацию об основных социально-экономических показателях различных поколений и межпоколенных трансфертах. При разработке данных индивидуальных вопросников обследования строились группировки по ответам на вопросы об уровне образования, семейном положении, наличии (отсутствии) работы, состоянии здоровья, были учтены самооценки уровня бедности, степени удовлетворенности жизнью. Особое внимание уделялось вопросам о взаимоотношениях с родственниками, в том числе, отдельным видам взаимопомощи, а также возможности взаимопонимания и сотрудничества между молодежью и людьми старшего возраста.

Разрабатывалась информация, содержащаяся в базе данных, о распределении расходов и доходов по отдельным возрастным группам. Поскольку расходы содержались в базе данных по домохозяйствам, а доходы – в базе индивидуальных данных, была проведена индексация данных о совокупных расходах в зависимости от возраста членов домохозяйств. При этом учитывался опыт подобных расчетов, примененных при разработке подобных данных в других странах.

Рабочая гипотеза. В настоящее время в России сосуществуют, по меньшей мере, пять исторических поколений, между которыми складываются, в значительной степени, солидарные отношения, определяемые современной демографической и экономической реальностью. Государственная поддержка охватывает в основном пожилых людей за счет выплат из Пенсионного Фонда (общественные трансферты). Риск конфликта вероятен, поскольку: 1) под воздействием демографических процессов сокращается абсолютное и относительное число налогоплательщиков в бюджет, возрастает разрыв между затратами и доходами в пенсионной системе;

2) частная поддержка носит неформальный и спорадический характер и ставит под вопрос ее всеобщность и обязательность.

В исследовании была применена оригинальная методика, апробированная в странах с различным уровнем экономического развития, позволяющая определить соотношение расходов и доходов по возрастным группам населения и направление движения материальных благ между различными поколениями методом расчета разницы между средним возрастом потребления и средним возрастом получения доходов (Ли 2000, Стеклов 1997).

Модель позволила также проверить гипотезу о том, что в странах с низкими показателями рождаемости межпоколенные трансферты приобретают направление от младших поколений к старшим.

Результаты исследования Возникновение конфликтов на социальном уровне связано со спецификой экономической и социальной политики, в разной степени затрагивающей интересы поколений, благоприятной для одних и имеющей негативные последствия - для других. Трансформация Российского общества, развитие рыночной экономики создали благоприятную почву для углубления неравенства между различными поколениями. В условиях прежнего социалистического государства, господства распределительного характера экономических отношений существовали, на первый взгляд, все условия для достижения межпоколенной справедливости в России. Несколько поколений были воспитаны в период социализма, за это время была создана особая система ценностей, которая передавались от родителей к детям. Коренная ломка экономического базиса, произошедшая в конце 80-х – начале 90-х гг., создание рыночной экономики означали отрицание опыта поколений, воспитанных в советское время.

Межпоколенная справедливость была нарушена: одни (и не только старые, но и средние, перенявшие прошлые ценности) оказались не вписанными в новое общество, на грани выживания, другие, более молодые, - заняли лидирующие позиции.

1. Обзор литературы.

1.1. Специфика российских конфликтов.

Конфликты, возникшие в России с началом перестройки, и принявшие в последующее десятилетие длительный, затяжной характер, затронули все основные уровни социальной организации страны. Они охватили, прежде всего, систему норм и ценностей, систему организации общественной и экономической жизни, отношения между старыми и вновь складывающимися социальными группами. «Новые интересы индивидов, групп, организаций и социальных слоев определяются через конфликт», проявляющийся в сопротивлении «не только внешним обстоятельствам, но и внутреннему состоянию самого субъекта» (Здравомыслов, 1996, стр.5). Специфика российских конфликтов состоит в том, что их основные формы – экономические, политические и ценностные (к данной форме, по нашему мнению, следовало бы отнести социальные, психологические, культурные и некоторые другие формы) – «не только накладываются один на другой, но взаимно стимулируют друг друга таким образом, что вопрос о первичности какой-либо одной из конфликтных областей лишается смысла» (там же). Конфликт на микроуровне (конфликт, возникающий в семье, в повседневной жизни) представляет собой не что иное, как персонификацию макроконфликтов.

Таким образом, можно сделать вывод о системном характере конфликтов в России.

Конфликт между поколениями в рассматриваемой системе не только в той или иной степени присутствует во всех формах макроконфликтов и микроконфликтах, но, в большинстве случаев, и определяет их сущность.

Отдельные отечественные исследования позволяют определить основные подходы к постановке данной проблемы. Во-первых, опросы общественного мнения населения об отношении к политическим и социальным реформам позволили выявить зависимость различий в отношениях к переменам от возраста респондентов. Наиболее негативное отношение отмечалось со стороны населения старших возрастов. При этом, анализ результатов некоторых опросов позволил выявить зависимость мнений от различий в ценностных, культурных ориентациях, социальном статусе, присущих определенным возрастным группам (например, Дубин 1995, Хахулина 2001). Во-вторых, как показал анализ демографических особенностей различных поколений, между ними существует значительная дифференциация по показателям, характеризующим специфику формирования семьи, рождаемости и смертности, (например, Волков 1986, Иванова 2000). В-третьих, в поколениях происходит изменение факторов формирования социальных позиций, в частности, изменение отношения к образованию и отдельным профессиям (Заславская 1995, Тихонова 1999). В четвертых, существующие оценки экономических последствий реформ, уровней бедности, размера безработицы, демонстрируют значительные расхождения в значениях показателей для различных возрастов (например, Попова 2000).

1.2. Определение понятия «поколение». При оценке вероятности конфликта между поколениями, прежде всего, возникает вопрос о том, какие критерии определяют само понятие «поколение». Поскольку данное понятие присутствует практически во всех отраслях науки, затрагивающих проблемы развития общества, то его критерии, как правило, ограничены рамками исследуемого той или иной отраслью предмета. Единое определение отсутствует.

Так, поколение, рассматриваемое демографами (демографическое поколение), определяется исходя из года рождения определенной совокупности населения, и намного ближе к статистическому определению «когорта». Часто в исследованиях рассматривается семейное поколение, критерием которого служит принадлежность к различным ветвям семейного генеалогического древа (прародители, родители, дети, внуки и т.д.).

Одно из наиболее старых определений, пришедших еще из XIX века, связано с трактовкой поколения как временной категории, представляющей разницу между возрастом родителей и детей. Оно широко использовалось при анализе истории общественной мысли и истории человеческого прогресса1.

Данное определение скорее определяет длину поколения, причем не очень точно:

она имеет слишком большую вариацию значений – от менее 20 лет до более лет. Кроме того, длина поколения зависит от социальных норм в области Например, О. Контом.

деторождения и размера семьи, характерных для разных обществ, что также ставит под вопрос универсальность данного определения.

К. Маннгейм придал понятию «поколение» социологическое содержание, связав процесс формирования поколений с процессами социальных изменений.

Согласно определению ученого, критерием принадлежности к данному поколению является не только рождение каждой совокупности населения в один период времени, но и прохождение основополагающих жизненных этапов в конкретный период быстрых социальных изменений, что придает ей особое «историко социальное самосознание», или коллективную идентичность. Последнее определяет дальнейшее отношение к жизни, поведение данной группы населения, что составляет ее отличительную особенность по сравнению с другими группами населения и позволяет выделить ее в «поколение» (Mannheim, 1952).

В современных исследованиях понятие имеет ярко выраженное экономическое содержание. Поколение трактуется как группа населения, характеризующаяся специфическим уровнем благосостояния, или более широко – уровнем социально-экономического благополучия. Поколение – результат институализации общества в отдельные возрастные группы, зависящий от присущих им особенностей последовательного прохождения через основные этапы жизненного цикла: получение образование, период занятости, пенсионный период. При этом критерий поколения имеет количественное выражение в виде оплаты труда, вклада в систему социального обеспечения и размеров получаемых пособий (например, Kohli, 1996).

Некоторые исследования, проведенные в последние десятилетия, показали, что такие этапы жизненного цикла, как получение и завершение образования, начало и окончание трудовой деятельности, формирование семьи и ее распад все в меньшей степени разделяются по времени. Это совпадение охарактеризовали как «возрастную интеграцию» (Riley and Riley, 1996).

1.3. Классификация поколений. Различные подходы к определению поколения составляют основу имеющихся классификаций поколений. В российской литературе отражены отдельные попытки классификации поколений по социально-психологическим и общекультурным типам (например, Докторов 1994, Семенова 2001), в зависимости от принадлежности к определенной исторической эпохе. Западноевропейские исследователи при определении исторических границ поколений используют более широкий набор показателей, в том числе экономические и демографические, характеризующие тот или иной период истории (Becker).

В зависимости от того, какие стороны жизнедеятельности поколений сравниваются и с помощью каких показателей они характеризуются, возможно рассмотрение различных форм проявления межпоколенного конфликта.

1.4. Комплексные оценки вероятностей конфликтов между поколениями. В зарубежной литературе социальное и экономическое неравенство между различными поколениями как предпосылка возникновения «межпоколенного конфликта», было выявлено исследователями США и Новой Зеландии в 80-е годы XX столетия (Preston 1984, Thomson 1989). Впоследствии проблема была поставлена учеными европейских стран - Италии, Франции, Великобритании (Saint-Etienne 1993, Laslett and Fishkin 1992). Комплексные оценки вероятности возникновения конфликтов между поколениями основывались на данных исследований, проводимых на разных уровнях социальной организации общества. На макросоциальном уровне риск конфликта проявлялся в неспособности государства обеспечить расходы на пенсионное обеспечение и поддержание системы здравоохранения при наличии неравенства вкладов различных поколений в систему социального обеспечения, а также равномерное перераспределение их доходов (см. Becker 1992). Анализ взаимодействия между общественными и частными трансфертами и их последствий на социальное неравенство поколений позволил провести границу в постановке проблемы на макро- и микроуровнях исследования. Результаты исследований семейных трансфертов в ряде европейских странах отклонили гипотезу о существовании конфликтов между поколениями. Напротив, они продемонстрировали наличие в семьях прочных связей между поколениями, которые проявляются в разносторонних видах взаимопомощи и дарственных обменов и часто принимают форму «межпоколенного контракта» (напр., Walker 1996, Attais-Donfut 1997).

Влияние демографических процессов на соотношение численности различных поколений, как правило, исследуется в двух направлениях: старение населения, изменение структуры семьи. Так, снижение рождаемости и повышение средней продолжительности предстоящей жизни (в экономически развитых странах) ведет к росту числа поколений, присутствующих в семье, несмотря на сокращение численности представителей одного поколения (как правило, младшего).

В основе построения моделей взаимосвязи между поколениями лежат расчеты агрегированных показателей, отражающих уровень расходов, доходов и трансфертов. Данные показатели рассчитываются как в разрезе отдельных возрастов, так и для домохозяйств в целом. Одна из первых моделей была предложена Самуэльсоном, получившая название модели «совпадающих поколений» (1958 г.), основу которой составило определение зависимости между общественными и частными межпоколенными трансфертами при условии наличия в обществе стилизованной демографической структуры, состоящей из молодых работающих людей и пожилых неработающих – пенсионеров.

Модель была впоследствии развита Артуром и МакНиколом (1978 г.), которые использовали возраст и время в качестве непрерывных переменных, характеризующих поколение. Они приблизили демографическую структуру общества к действительности, показав, что продолжительность жизни ограничена и зависит от рисков смертности в определенных возрастах, а непрерывность процесса рождаемости связана с принятым в обществе календарем рождений.

Экономические расчеты взаимосвязи между поколениями строились на основе модели, описывающей зависимость размера валового национального продукта от общего количества трудовых ресурсов и наличного капитала (накопленного и физического).

В дальнейшем модель была усовершенствована в исследованиях Ли (1980, 1995, 2000 гг.), Ауэрбаха (1994 г.), Стеклова (1997 г.) Проблема конфликта на макроуровне, возникающая в результате экономического неравенства различных поколений и последствий процесса старения населения в нашей стране, отчасти была поставлена в немногочисленных работах (например, Малева 1997, Иванова, Захаров 2001).

Существует некоторый опыт исследований межпоколенных трансфертов, их направленности, объемов и структуры, на микроуровне семей, позволяющий, с одной стороны, оценить возможность межпоколенного конфликта, резервы солидарности поколений в семьях – с другой стороны (Денисенко 1998, Иванова 2001, Овчарова, Прокофьева 2000).

Таким образом, конфликты между поколениями в современных исследованиях описываются с разных сторон социальной действительности.

Несомненно, что все теории объединяет объективный фактор возникновения конфликта: наличие различных возрастных групп в составе населения страны.

Основу же самого конфликта составляют субъективные предпосылки неравенства в их конкретном проявлении.

Такими предпосылками выступают адаптационные механизмы в политической и социальной сфере общественной жизни, в механизме распределения материальных благ между различными возрастными группами населения. Неравенство между различными поколениями, экономическое и социальное, прослеживается как на уровне общества в целом, так и на микроуровне семей. Возникновение конфликта возможно при условии отсутствия механизмов, нивелирующих неравенство.

2. Соотношение определений «поколения».

Понятие «поколение» трактуется в зависимости от критериев, его определяющих. Если критерием выступает факт наличия важного исторического события или совокупности событий, повлиявших на формирование жизненной позиции людей, то понятие приобретает историческое содержание. В литературе, например, встречается оценка представителей различных исторических поколений России как «энтузиастов и победителей» (20-е годы рождения), «романтиков и вынужденных аскетов» («шестидесятники»), «прагматиков и потребителей» (60-е и 70-е годы рождения)2.

Наиболее часто встречается деление всей совокупности населения того или иного региона в зависимости от его возрастных характеристик и занятости. В данном случае, население делится на население младше трудоспособного, трудоспособного, и пенсионного возрастов. Условно поколение, определяемое с помощью данных характеристик, можно назвать социально-экономическим.

В семейной линии поколений разделение по данному принципу отсутствует, оно присутствует только в зависимости от родственного положения людей по отношению к их предкам и потомкам в пределах семейной генеалогической ветви. Между указанными видами поколений совсем не обязательно наличие строгого тождества. Например, часто встречаются семьи, в которых работают как родители, так и взрослые дети, или семьи с пенсионерами, принадлежащим к двум поколениям. Такие ситуации в нашей стране встречаются часто, учитывая традиционно низкий возраст матери при рождении детей и относительно ранний, по сравнению с другими странами, выход на пенсию.

См. Докторов Б. 1994. Россия в европейском социокультурном пространстве. СОЦИС. №3. Стр. 4-19.

Понятие «социально-экономическое поколение» представляет собой объединение ряда возрастных групп в определенный момент времени. Однако следует помнить, что каждый член данных групп связан родственными узами с представителями семейного поколения. Поскольку темпы перехода из одного поколения в другое различны (как в социально-экономическом, так и в семейном), существуют ареалы их частичного совпадения. На рисунке представлено графическое изображение связи между поколениями: как между двумя указанными видами, так и внутри них.

Рисунок 1. Соотношение различных определений поколения.

3. Поколения, формирующие современную Россию.

Поколения современной России формировались на различных исторических этапах социально-экономического развития России. Можно выделить следующие важные для России этапы, оказавшие влияние на различные стороны жизнедеятельности современников:

- период первых преобразований и «военного коммунизма»:

1917 - 1921 гг.;

- период новой экономической политики: 1921 - 1927 гг.;

- период перехода к административно-командной системе и военной экономики: 1928 - 1945 гг.;

- период расцвета административно-командной системы:

1945 - конец 50-х гг.;

- период начала реформ, «оттепели»: конец 50-х - середина 60-х гг.;

- период развития «социально справедливого общественного строя» или «застоя»: конец 60-х - середина 80-х гг.;

- период перехода к рыночной модели экономики, социальных трансформаций: середина 80-х - 90-е гг.

Период первых преобразований и «военного коммунизма» характеризовался коренным изменением всех социальных и экономических отношений, существовавших в дореволюционной России. Основные преобразования состояли в укреплении власти и государства, ликвидации институтов частной собственности, отмене товарно-денежных отношений, жесткой регламентации занятости, потребления и распределения доходов.

В послереволюционной России за короткое время произошла кардинальная ломка социальных ценностей, общественного сознания, морали, норм социального поведения, характера брачно-семейных отношений, что повлекло за собой кардинальные перемены, какие при нормальном эволюционном общественном развитии могут занять время жизни нескольких поколений.

Новая экономическая политика привела к некоторому оживлению экономики, развитию товарных и кредитных отношений. В последние годы нэпа государственное воздействие на экономику стало увеличиваться. В это время государство лавировало между классами и социальными группами. Внутри каждого классового строя или социальной группы поддерживалась глубокая дифференциация, связанная с различием в доходах, образе жизни, социальным положением. Отчетливо прослеживалась разница между бедностью основной массы населения и богатством бюрократии и примыкающих к ней социальных слоев. В этот период отмечалось коренное изменение общественного отношения к семье и браку, что повлияло на процесс формирования семьи. Брачно-семейные кодексы 1918 г. и 1926 г. разрушили все социальные и нравственные запреты на развод. Получили признание фактические браки, что создавало возможность для многих мужчин освобождать себя от ответственности за семью, часто менять свое семейное положение.

В 30-е годы развитие получила командно-административная система. Под лозунгом борьбы с «мелкобуржуазной уравниловкой» в государстве были изменены распределительные отношения. Размеры денежных доходов партийных, государственных, хозяйственных, профсоюзных и комсомольских работников в десятки раз превосходили уровень заработной платы рядовых рабочих и служащих. При этом в средствах массовой информации постоянно подчеркивалась забота государства о народном благосостоянии, о необходимости восстановления социальной справедливости и повышении доходов населения.

Население было вынуждено адаптироваться к новым экономическим условиям, прибегая к коренной ломке устоявшихся норм жизнедеятельности.

Адаптация носила крайне болезненный характер. В корне изменились, по сравнению с дореволюционным периодом, все виды демографического поведения: репродуктивного, матримониального, самосохранительного и миграционного. В первой половине 30-х годов распространение новой модели демографического поведения происходило на фоне усложнявшейся социальной обстановки, бытовой неустроенности миллионов вчерашних крестьян, ставших новыми горожанами, их культурной маргинализации, политических репрессий, связанных с «раскулачиванием», страшным голодом 1932-1933 годов и его последствиями. Потери населения в этот период привели к деформации половой структуры, последствия которой сказывались на последующих поколениях. Это влияние прослеживается, например, на снижении доли населения, состоящего в браке.

К 1935 году, по сравнению с 1913, число разводов возросло в 68 раз. В стране стала быстро снижаться рождаемость, возросло число искусственных абортов, появилась массовая беспризорность детей. Все это встревожило власть, которая стала пересматривать идеологию и практику брачно-семейных отношений, сложившиеся в послереволюционные годы. Постановления 1936 и 1944 годов законодательно установили жесткие порядки в данной сфере социальных отношений: запрещались аборты, признавались только зарегистрированные браки, усложнялась процедура развода.

В начале 50-х годов новое правительство провело значительные преобразования в социальной политике. Реформы 50-60-х годов способствовали экономическому подъему страны. Социальные преобразования сопровождались увеличением денежных доходов, активным жилищным строительством, переменами в условиях жизни. «Оттепель» сопровождалась демократизацией многих общественных отношений (например, были упрощены брако-разводные процедуры). Однако социально-экономические устои государства в этот период отражали так называемую политику «двойной морали», что проявлялось, прежде всего, в характере распределительных отношений.

В дальнейшем социально-экономическое развитие России происходило под знаменем социально справедливого общественного строя. Период 70-80-х годов часто называется «застойным» периодом, поскольку государственная доктрина не допускала никаких изменений, а резервы народного хозяйства постепенно истощались. В этот период отмечались самые низкие темпы прироста национального дохода, средней заработной платы рабочих и служащих. В то же время, ценности семьи, образования оставались высокими. Темпы прироста числа лиц со средним и высшим образованием среди занятых оставались высокими. Благоприятные изменения в возрастной структуре, подкрепленные мерами государственной демографической политики, проводимыми в начале 80-х годов способствовали, способствовали всплеску рождаемости и брачности в стране. Смертность продолжала увеличиваться.

С конца 80-х годов состояние российской экономики являлось переходным и характеризовалось наличием прошлых и формированием новых экономических связей. На протяжении 10 лет перемены носили болезненный характер для большинства населения, им сопутствовали безработица, инфляция, обесценение опыта прошлых поколений, усиление социальной напряженности в обществе.

Беспрецедентное в истории снижение средней продолжительности предстоящей жизни, рождаемости и показателей регистрируемой брачности – лишь количественное выражение последствий реформ. В первые годы реформ изменились приоритеты в области образования и профессий. Впервые за несколько десятилетий уровень образования снизился, а профессии, не требующие высокой квалификации, получили общественное признание. Модель переходной экономики характеризовалась также крайне низким уровнем цены рабочей силы. Очень низко оплачивался труд высококвалифицированных работников, определяющих не только развитие науки и прогресса, но и социальное развитие страны. Фонд оплаты труда в 1995 г. составлял 37% уровня 1990 года, его доля в общем объеме ВВП сократилась с 42,5% до 22,3%3. При этом, значительная часть доходов государства и внебюджетной сферы формировалась за счет занижения цены труда рабочей силы: согласно расчетам Всероссийского центра уровня жизни, свыше 35% доходов консолидированного Россия в цифрах. М.: Финансы и статистика, 1996, с. 160.

бюджета РФ обеспечивалось многократным налогообложением фонда оплаты труда4.

Несмотря на признание ЕС экономики России рыночной (21.08.2002 г.), ее состояние еще во многом определяется неустойчивостью и противоречивостью. В социальной сфере положительные моменты затронули сферу образования: за последние годы вновь повысился уровень образования населения. Однако показатели здоровья населения находятся на уровне, не соответствующем развитым экономическим странам, процесс формирования семьи демонстрирует постепенное снижение ценности зарегистрированного брака: брачность достигла своего минимума, разводы, напротив максимума.

В таблицах 1 и 2 приложения представлены некоторые обобщающие показатели социально-экономического развития России и показатели, характеризующие население, за 60 - летний период.

Таким образом, за короткий исторический период, менее 90 лет, российское общество претерпело целый ряд значительных изменений в экономических, социальных процессах. Если учитывать существующие теории формирования исторических поколений, основанные на эффекте «прерывающих перемен»5 в различных областях развития общества, то их влияние на возникновение новых политических, экономических и социальных стереотипов поведения населения за короткий исторический период могло привести, и приводило, к возникновению новых исторических поколений. В условиях России на первое место чаще выходили, как правило, перемены, прерывающие ход привычного политического и, отчасти, социального устройства общества. Основы распределительного характера экономики казались незыблемыми в течение всего периода существования социалистической формации. Перемены, начавшиеся во второй половине 80-х гг., сопровождались кардинальными экономическими реформами, завершившимися формированием рыночной экономики. Именно в трансформации экономической сферы следует искать предпосылки, как для возникновения нового поколения, так и неравенства других поколений по отношению к нему, а, следовательно, и риска возникновения конфликта.

Бобков В.Н. Проблемы оценки уровня жизни населения в современной России. М., 1995, с. 57.

Becker, H.A. 1997. De toekomst van de Verloren Generatie, Amsterdam: Meulenhoff.

4. Неравенство между поколениями в современный период.

Новой тенденцией в экономическом развитии России стала постоянно растущая дифференциация доходов. При этом она прослеживалась не только в профессиональном и территориальном направлениях, но и между различными поколениями.

Результаты анализа данных 10 волны социологического исследования «Россия» (2001 г.) показали, что с повышением возраста доля лиц, относящих себя к самым бедным слоям населения, а также доля лиц, считающих себя совсем бесправными, среди всех опрошенных возрастает.

Рисунок 2. Распределение населения по возрасту и самооценке уровня бедности по 9 –бальной шкале (1 – нищие, 9 – богатые).

Рисунок 3. Распределение населения по возрасту и самооценке уровня власти по 9- бальной шкале (1 – самые бесправные, 9 – обладающие большой властью).

16- 25- 15 40- 55- 70+ 1 2 3 4 5 6 7 8 Согласно тем же данным, наибольшие доходы отмечались в молодых и средних возрастных группах. Современные тенденции развития доходов населения России позволяют сделать вывод о существовании экономического и социального неравенства между различными поколениями. Следует учесть, что полная информация о доходах населения практически не доступна, существуют лишь количественные оценки доходов, основанные на различных источниках информации. Между тем, механизмы формирования, распределения и использования доходов в каждом конкретном случае очень специфичны.

Возможно вмешательство в эти процессы не только государства (т.н.

вертикальное), но также отдельных членов семьи, близких друзей и т.д.

(горизонтальное). Различные виды трансфертов могут способствовать достижению экономического равенства между поколениями, но могут и усугублять неравенство.

Среди исследований проблем межпоколенных взаимоотношений в Западной Европе отчетливо прослеживаются три принципиально важные компоненты, характеризующие достижение равенства между поколениями6:

1. Размеры социальных выплат, направленные молодым и пожилым людям.

2. Достижение справедливости в отношении последующих когорт – соблюдение прав современных молодых поколений на получение пенсии в размере, эквивалентном размерам пенсий, существующим в той или иной стране на данный момент.

3. Право на справедливое возмещение поколению затрат, произведенных на благо общества (государства, семьи) в течение всего периода его жизни.

Если действие первого фактора отражает особенности фискальной политики государства и наглядно демонстрирует соотношения в перераспределении бюджетных средств, и соответственно, количественное выражение степени равенства в определенный период времени, то два других фактора требуют конкретизации. Следует уточнить, например, допустимо ли установление принципа эквивалентности в уровне жизни между разными поколениями пожилых людей, которые жили и живут в разных эпохах, и, соответственно, у которых сформировались особые, различающиеся, Attias-Donfut, C. (1995) Transferts publics et transports prives entre generations. In: Les Solidarites entre Generations: Vieilesse, Familles, Etat. Ed. C. Attias-Donfut, Paris: Nathan, p. 21.

потребности, окружение, нормы, отношения и т.д. Кроме того, особенности исторического опыта нашей страны показывают, что вклад, привнесенный несколькими поколениями в развитие экономики, общества, или просто конкретной семьи, редко соотносился с размерами доходов, полученных ими.

Как уже отмечалось, основным механизмом достижения межпоколенной справедливости выступают межпоколенные трансферты, действующие в современном обществе на уровне государства и семьи. Практически во всех странах с развитой и среднеразвитой экономикой их объемы и направления регулируются системой социальной защиты, основанной на принципе начисления пенсий по системе «Pay-as-you-go». Основным недостатком данной системы является зависимость от демографической структуры общества, прежде всего возрастной, так как она предполагает наличие в обществе баланса между численностью населения молодого и пожилого возрастов, обеспечивающего восходящее направление движения межпоколенных трансфертов. В странах с низким уровнем рождаемости и высокими темпами старения населения данная система вскоре будет применяться с большими ограничениями и поставит под вопрос наличие солидарности между поколениями.

Смогут ли существующие в России механизмы перераспределения доходов населения способствовать достижению межпоколенной солидарности? Какую роль в этой связи играют межпоколенные трансферты и каково их направление?

5. Направление межпоколенных трансфертов в России.

Ответы на поставленные выше вопросы мы попытались дать с помощью анализа результатов разработки базы данных 10 волны обследования «Россия», проведенного в 2001 г., содержащего информацию о субъективных оценках респондентами размера их доходов и расходов.

При определении трудового дохода учитывались следующие источники:

среднемесячная зарплата, полученная по основному месту работы после вычета налогов и отчислений;

деньги от продажи продукции предприятий, полученные в качестве оплаты труда, например, в виде продуктов или непродовольственных товаров;

среднемесячная зарплата на другом предприятии после вычета налогов;

деньги от продажи продукции данного предприятия, полученной в качестве оплаты труда;

доход от дополнительной работы (занятие пошивом, ремонтом, репетиторством и др.) Величина расходов определялась исходя из ответов на вопросы, содержащих оценку расходов домохозяйств на питание, одежду, коммунальные услуги, на отдых, развлечения, содержание автотранспорта, покупку топлива, ремонт, финансовую помощь родным и близким, суммы, данные в долг.

Величина доходов рассчитывалась на основе индивидуальных данных, полученных в ходе обследования взрослого населения. При определении абсолютных величин расходов использовались данные обследования домохозяйств. Чтобы сделать доходы и расходы сопоставимыми, расходы были пересчитаны для каждого члена домохозяйства. При этом мы провели индексацию расходов в зависимости от возраста. Расходы взрослого члена домохозяйства в возрасте 16 лет и старше составили 1, а расходы на детей в возрасте до 16 лет - 0,7 (или 70% от уровня расходов взрослых). При использовании данной индексации мы абстрагировались от различий в размерах потребления между женщинами и мужчинами, между молодыми и старшими взрослыми членами домохозяйств, между детьми разных возрастов.

Оценка затрат на детей в нашем исследовании достаточно условна.

Несмотря на то, что она проводилась с учетом имеющегося опыта подобных расчетов в зарубежных странах7, мы учитывали специфику структуры расходов в нашей стране. По существующим оценкам8, 25% россиян расходуют на питание 88% всех доходов, 51% населения – от 67% до 81%. Поэтому, если в основу индексации были бы положены различия в потребностях в калориях9, то во многих домохозяйствах, попавших в выборку обследования «Россия», расходы на детей были бы выше.

Кроме того, многие специалисты пришли к выводу о том, что оценки уровня затрат на детей носят произвольный характер, несмотря на то, что за рубежом существует система весов, применяемая наиболее часто и принятая в качестве консервативной оценки10.

Таким образом, оценка возрастных профилей потребления и доходов основывалась на данных об уровнях индивидуальных доходов и индивидуального потребления и численности населения в определенном возрасте.

Результаты расчетов приведены в таблице 1 приложения.

Gautier, Anne. 1994. ”Estimating the direct cost of children: Methodological issues” in Olivia Ekert-Jaffe (ed.), Standards of Living and Families: Observation and Analysis. London: John Libbey.

Орлов А. Угрозы в социальной сфере/ Вопросы экономики. 1995, №1, с.94.

Deaton, Angus and John Muellbauer. 1986. “Measuring child costs in poor countries,” Journal of Political Economy. 94, No.4: 720-744.

Возрастные профили потребления и трудовых доходов рассчитывались по формуле:

N ( x) N ( x) (x) yi (x) ci i= i= c(x) = y(x) =, где N(x) N(x) yi - размер индивидуального трудового дохода;

ci - размер индивидуального потребления;

х – возраст, c(x) – возрастной профиль потребления;

y(x) – возрастной профиль получения трудовых доходов;

N(x) - абсолютное число лиц в данном возрасте.

На рисунке 4 представлены результаты расчетов. Как видно из рисунка, в молодых возрастных группах, до 25 лет, и старших, старше 50 лет, размеры трудовых доходов ниже, чем размеры расходов. В то время как население средних возрастов производит больше, чем потребляет.

Рисунок 4. Возрастные профили расходов и трудовых доходов (в рублях).

Следует принять во внимание, что предложенный метод оценки уровня трудовых доходов, по данным обследования «Россия», с большой степенью вероятности способствовал недооценке реального уровня трудовых доходов для населения, попавшего в выборку. Учитывая состояние экономики России в трансформационный период, низкую эффективность рынка труда, заработная плата не может быть показателем, адекватно отражающим реальную производительность в различных возрастных группах. Отчасти этим можно объяснить достаточно позднее пересечение двух линий на графике, в возрасте около 24 лет. С другой стороны, это может быть связано со стремлением молодых к продолжению образования, и, следовательно, более длительным периодом накопления человеческого капитала, что увеличивает возраст вступления в «экономическую независимость».

Другой аспект проблемы лежит в области роли накопления в обеспечении выравнивания уровней потребления и доходов в старших возрастах. Однако в условиях современной России, в результате потери населением денежных сбережений, случаев прекращения выдачи банками денег с личных счетов, данный фактор не обеспечивает достижения соотношения уровней доходов и потребления.

Учитывая особенности демографической ситуации в России, крайне низкий уровень рождаемости, 1.2 ребенка на 1000 женщин репродуктивного возраста (2001 г.), а также величины расходов и денежных доходов в разрезе возрастных групп, рассчитанные по данным обследования «Россия», можно оценить, действительно ли направление движения благ характеризуется движением от старших поколений к молодым.

Используя формулу для оценки повозрастных профилей расходов и доходов в сочетании с распределением населения по возрасту, мы сможем рассчитать средние возраста потребления и получения трудовых доходов (для оценки направления межпоколенных трансфертов):

w w y(x) * N(x) * x c(x) * N(x) * x x=0 x= Ac = Ay =, w w y(x) * N(x) c(x) * N(x) x=0 x= где Ac - средний возраст потребления;

Ay - средний возраст получения трудовых доходов;

х – возраст, c(x) – возрастной профиль потребления;

y(x) – возрастной профиль получения трудовых доходов;

N(x) - абсолютное число лиц в данном возрасте. Результаты данных расчетов приведены в таблице 1.

Таблица 1. Средние возраста потребления и получения трудовых доходов (по данным 10 волны обследования «Россия»), городское и сельское население России, 2001 г.

Средний возраст Потребление 47, Трудовой 40, доход Таким образом, результаты наших расчетов показали, что Ac > Ay. Средний возраст потребления на 7 лет превышает средний возраст получения трудовых доходов. Направление движение ресурсов между поколениями имеет восходящий характер: от младших поколений - к старшим. Данное соотношение в направлении повышения среднего возраста потребления определяется, прежде всего, большой долей пожилого населения. Всего в выборке обследования «Россия» доля населения в возрасте старше 55 лет составила 44 %.

6. Особенности накопления благосостояния различными поколениями.

Схема накопления богатства поколением в течение его жизненного цикла может быть представлена следующим образом. Предположим, что производительность капитала в экономике остается неизменной. Стоимость ресурсов, которые «занимает» новорожденный, чтобы оплатить расходы, превышающее размеры заработков, составляет величину ссуды с процентной ставкой «х». В течение периода превышения заработков над потреблением разница между ними «вкладывается в банк», чтобы накопить процентную ставку «х». Превышение расходов восполняется с помощью чистого объема трансфертных платежей, плюс прибыль на капитал, плюс чистый объем заема. (Стеклов 1997, 534).

Модель накопления благосостояния в течение жизненного цикла поколения в развитых странах описана Ли (1995). Начинается она с быстрого накопления отрицательного сальдо благосостояния, которое достигает минимального значения у двадцатилетних представителей поколения. К 35 годам происходит постепенное сокращение отрицательного значения до положительного сальдо.

Затем величина благосостояния увеличивается и, наконец, в 60 лет достигает наибольшего размера. Начиная с возраста 60 лет, происходит его снижение до минимального значения в самых старших возрастах11. Его расчеты для племен амазонских охотников показали, что в первобытном обществе отрицательное сальдо возрастает до двадцати лет, затем, по мере прохождения поколений через старшие возраста, размеры благосостояния увеличиваются, но, при этом, положительное сальдо на протяжении всего жизненного цикла никогда не достигается. В республике Кот-Дивуар накопление благосостояния носит характер отрицательного прироста в молодых и средних возрастах, опускаясь до минимальных значений в возрастной группе 25-29 лет. Положительный прирост Lee, Ronald D. 1995. “Population age structure, intergenerational transfers, and wealth: a new approach, with implications for the United States”, Journal of Human Resources 29, No.4 1027-1063.

благосостояния наблюдается только в старших возрастах, и охватывает возрастные группы, начиная с лиц, немного не достигших 50 лет. Достижение положительного благосостояния к пожилым возрастам, на примере США и, особенно, республики Кот-Дивуар, объясняется спецификой формирования условий жизнедеятельности различных поколений данных стран. Большую часть молодых лет и начало среднего возраста население в США живет в долг. В республике Кот-Дивуар продолжительность этого периода еще дольше и затрагивает также все население средних лет.

Россия демонстрирует другой пример накопления благосостояния у различных поколений. Уже к 25 годам прекращается период жизни «в долг», размеры трудовых доходов превышают размеры расходов (рисунок 5).

Превышение сохраняется на протяжении всего трудового периода жизненного цикла. Начиная с возрастных групп, достигших пенсионного возраста, 55-59 лет, сальдо приобретает отрицательное значение и снижается по мере повышения возраста.

Рисунок 5. Сальдо благосостояния (разница между величиной трудовых доходов и расходов) по возрастным группам.

2001 г. (рублей).

О Основное отличие в особенностях формирования благосостояния населения России на протяжении жизненного цикла различных поколений состоит в значительном влиянии на этот процесс со стороны системы социального обеспечения, с одной стороны, и недостаточной роли систем кредитования и накопления в силу их неразвитости в масштабах страны, с другой стороны.

Отрицательное сальдо благосостояния покрывается за счет выплат и льгот из общественных фондов потребления. Для молодых это расходы на бесплатное образование, в том числе на выплату стипендий, культурно-просветительную работу, здравоохранение и физическую культуру, на выплату пособий. Население старшего возраста получает выплаты в виде пенсий и пособий, льготную медицинскую помощь.

Возникновение конфликта возможно, если, во-первых, нарушатся пропорции распределения общественных трансфертов, выплат из социальных фондов между молодыми и старшими поколениями, и, во-вторых, разница между доходами и расходами в указанных возрастных группах не будет покрываться полностью, т.е. сальдо благосостояния будет иметь отрицательное значение.

В обоих случаях необходимо выделять различные источники межпоколенных трансфертов, государственные и частные, для последующей оценки их взаимодействия и их влияния на социальное неравенство.

Особое внимание следует уделять развитию межпоколенной поддержки на уровне семей. Это направление следует рассматривать не только в качестве дополнительного ресурса обеспечения менее успешных поколений, но и как средство достижения солидарности в более широком смысле: укрепления семьи и развития ее функций. Задачу исследований в данной области не следует ограничивать только определением количественных объемов различных видов взаимопомощи, в том числе и материальной, следует также изучать механизмы регулирования данного социального процесса. Резервы развития внутрисемейной межпоколенной поддержки в условиях России значительны (об этом свидетельствуют результаты отдельных обследований) и обусловлены богатым историческим наследием. Не случайно, на вопрос «Возможно ли взаимопонимание и сотрудничество между молодёжью и людьми старшего поколения?» доля утвердительных ответов значительно превысила долю отрицательных (обследование «Россия», 10 волна, см. рисунок 1 Приложения).

Литература Волков А.Г. (1986) Семья – объект демографии. М., Мысль.

Докторов Б. (1994) Россия в европейском социокультурном пространстве./ Социологические исследования. №3. С.4-19.

Дубин Б. (1995) Социальный статус, культурный капитал, ценностный выбор:

межпоколенная редукция и разрыв поколений // Экономические и социальные перемены:

Мониторинг общественного мнения. ВЦИОМ. 1995. №1.

Заславская Т.И. Бизнес-слой российского общества: сущность, структура, статус/ Социологические исследования, 1995, №1.

Здравомыслов А.Г.. Социология конфликта. Учебник для вузов. М., 1996.

Здравомыслова О., Качалова Ю. и др. (1999) Старшее поколение в современной России.

Статистика, исследования, общественные организации. Агентство социальной информации. М.

Иванова Е. (2000) Новые тенденции в процессе формирования семьи: молодые поколения в меняющейся России. / Российское общество на рубеже веков: штрихи к портрету.

Российские общественные науки: новая перспектива. МОНФ. Вып. XIII. С.17-31.

Иванова Е. (2002). Межпоколенные трансферты и их роль в решении социальных проблем пожилых людей в сельской местности. Доклад, представленный на Пятой международной конференции «Реформирование общественного сектора».

Краснова О. (1998) Исследование структуры социальной поддержки пожилых людей / Психология зрелости и старения. Лето. С. 28-51.

Левада Ю.А. (ред.) (1993) Советский простой человек. Опыт социального портрета на рубеже 90-х. М.: Мировой океан.

Малева Т. (ред.) (1997) Современные проблемы пенсионной сферы. Московский Центр Карнеги. Научные доклады, выпуск 16. М.

Овчарова Л., Прокофьева Л. (2000) Бедность и межсемейная солидарность в России в переходный период. Мониторинг общественного мнения. №4 (48). Стр.23-31.

Попова И.П. Особенности маргинального статуса безработных специалистов. / Российское общество на рубеже веков: штрихи к портрету. Российские общественные науки: новая перспектива. МОНФ. Вып. XIII. С.135-153.

Семенова В.В. (2001) Дифференциация и консолидация поколений. / Россия:

трансформирующееся общество. П/ ред. В.А.Ядова. М.: Канон-пресс-Ц. Стр.256-271.

Тихонова Н.Е. (1999) Факторы социальной стратификации в условиях перехода к рыночной экономике. М., РОССПЭН.

Хахулина Л.А. (2001) Динамика отношения к рыночной экономике (анализ молодежных когорт начала и конца 90-х годов). / Мониторинг общественного мнения. №1.

Ядов В.А. (1994) Социальная идентификация в кризисном обществе // Социологический журнал. №1.

Attais-Donfut, C. (1997) Family relationships in France: the experience of older people / In:

Ageing International XXIV (1): 32-50.

Auerbach, A.J., Gokhale, J. and Kotlikoff, L.J. (1994) Generational accounting: a meaningful way to evaluate fiscal policy / Journal of Economic Perspectives 8 (1), 73-94.

Becker, H. (1992) A pattern of generation and its consequences/ In: H. Becker (ed.) Dynamics of cohort and generations research, Amsterdam: Thesis Publishers.

Ivanova E., Zakharov S. (2001) Intergenerational relations in Russia: search for a pension system of a new type. Paper presented at EAPS Conference. Helsinki, 7-9 June.

Kohli, M. (1996) The Problem of Generations: Family, Economy, Politics. Collegium Budapest:

Public Lecture Series.

Laslett, P. and Fishkin, J.F. (1992) Justice between age groups and generations, New Haven:

Yale University Press.

Lee, R.D. (2000) Intergenerational transfers and the economic life cycle: a cross-cultural perspective / Sharing the wealth: demographic change and economic transfers between generations. Oxford: Oxford University Press.

Mannheim, K. (1952) The problem of generations, in K. Mannheim’s ‘Essays on the sociology of knowledge’, London: Routledge Kegan Paul.

Preston, S (1984) Children and the elderly: divergent paths for America’s dependants/ Demography 21 (4), pp. 435-57.

Riley, M.W. and Riley, J.W. (1996) Generational relations: a future perspective. In: T.K.

Hareven (ed.) Aging and Generational Relations. Life Course and Cross-Cultural Perspectives, New-York: Aldine De Gruyter.

Saint-Etienne, C. (1993) La generation sacrifiee: les 20-45 ans. Paris: Plon.

Samuelson, P. (1958) An exact consumpsion-loan model of interest with or without the social contrivance of money. Journal of Political Economy 66, no.6: 467-482.

Arthur, W.B., McNicoll, G. (1978) Samuelson, population and intergenerational transfers.

International Economic Review 19, no. 1: 241-246.

Stecklov, G. (1997) Intergenerational resource flows in Cote d’Ivoire/ Population and Development Review 23(3): 525-553.

Thomson, D. (1989) The welfare state and generation conflict: winners and losers/ In:

P.Johnson, C.Conrad and D.Thomson. Workers versus pensioners: intergenerational justice in an ageing world, Manchester, Manchester University Press.

Walker, A. (1996) The new generational contract. London: UCL Press.

Приложение Таблица 1. Некоторые показатели социально-экономического развития Российской Федерации за период 1940-2000 гг.

Бюджетные расходы Расходы на социально Произведенный Расходы государственног культурные цели в национальный государственног о бюджета в % расчете на душу Социальные доход в расчете о бюджета в от величины населения (1995 и выплаты в % на душу расчете на душу произведенного 2000 гг. – без учета от общих населения населения национального расходов на науку) расходов гос.

(руб.) (руб.) дохода (руб.) бюджета 1940 200,7 23,0 11,3 15,1 65, 1950 367,6 52,9 14,4 36,4 68, 1960 764,9 213,9 28,0 87,9 41, 1965 974,4 263,0 27,0 125,2 47, 1970 1387,4 309,7 22,3 161,2 52, 1975 1790,9 422,6 23,6 207,6 49, 1980 1975,3 548,3 27,8 248,9 45, 1985 2456,4 707,2 28,8 297,4 42, 1989 2714,3 900,9 33,2 391,8 43, 1995 10399,0* 3293,4* 31,6 1288,9* ** 29, 2000 48527,0 13536,4 27,7 3805,9 28, * тысяч руб.

**данные за 1996 год Источники: Народное хозяйство РСФСР в 1959 г. Статистический ежегодник, ЦСУ РСФСР. М., 1960, с.489;

Народное хозяйство РСФСР в 1965 г. Статистический ежегодник, ЦСУ РСФСР. М., 1966, с.19, 555;

Народное хозяйство РСФСР в 1979 г. Статистический ежегодник, ЦСУ РСФСР.

М., 1980, с.26, 374;

Население СССР. 1987, с.8;

РСФСР в цифрах в 1989 г. Краткий статистический сборник. Госкомстат РСФСР, М.,1990, с.6, 15;

Финансы в Российской Федерации. 1992.

Госкомстат России. М., 1992, с.10, 12;

Социальное развитие Российской Федерации. 1992.

Госкомстат России. М., 1992, с.5;

Численность, состав и движение населения в Российской Федерации. Госкомстат России, М.,1992, с.3, 19;

Социальное положение и уровень жизни населения России 2001 г. М., 2001, с. 22.

Таблица 2. Некоторые показатели населения Российской Федерации за период 1939-2000 гг.

Число лиц с Среднемесяч- Общий Средняя высшим и ная зарплата Итоговая коэффициент продолжительность средним рабочих и рождаемость брачности предстоящей образованием на служащих (на одну (на жизни 1000 занятых (руб.) женщину) населения) 1939 43,6 124 33,9 4,9 7, 1959 67,9 440 83,1 2,6 12, 1965 69,9 537 99 2,1 8, 1970 68,8 656 126,1 2,0 10, 1975 68,1 771 153,2 2,0 11, 1979 67,7 803 177,7 1,9 11, 1985 68,1 878 201,4 2,1 9, 1989 69,6 915 258,6 2,0 9, 1995 64,6 864 472,4* 1,3 7, 2000 65,3 893 2223,4 1,2 6, * тысяч Источники: Народное хозяйство СССР за 70 лет: Юбилейный статистический сборник / Госкомстат СССР. М., 1987, с. 434, 525;

Народное хозяйство СССР в 1990 г. Статистический ежегодник. Госкомстат СССР., М., 1991, с.38;

Население Советского Союза: 1922-1991, М, (Андреев Е.М., Дарский Л.Е., Харькова Т.Л.) с.58;

Население СССР. 1987. Статистический сборник. Госкомстат СССР, М.,1988, с. 175, 183, 211;

Социальное развитие СССР. 1989.

Статистический сборник. Госкомстат СССР, М.,1991, с. 249;

Социальное положение и уровень жизни населения России. М., 2001, с. 23;

Население России, 2000. Девятый ежегодный демографический доклад. Ред. А.Г.Вишневский. М., 2001, с.25, 99.

Таблица 3. Средний размер трудовых доходов и средний размер расходов в месяц в расчете на одного человека данной возрастной группы и разница между ними.

Рассчитано по данным обследования «Россия», 2001 г.

Средний размерСредний в размер Разница между трудовых доходов врасходов на месяц в средним размером Возрастная месяц в расчете нарасчете одного доходов и средним группа человека размером расходов одного человека (руб.) (руб) (руб.) (2) (1) – (2) (1) 16-19 443,3 2425,8 -1982, 20-24 2271,6 2898,1 -626, 25-29 3609,7 3389,7 220, 30-34 4222,7 3587,1 635, 35-39 4450,6 3219,5 1231, 40-44 4283,0 3551,9 731, 45-49 3838,4 2997,4 841, 50-54 3171,2 3076,3 94, 55-59 2159,2 2732,3 -573, 60-64 942,0 2799,5 -1857, 65-69 472,1 1961,2 -1489, 70-74 91,9 1903,4 -1811, 75-79 19,2 1958,8 -1939, Рисунок 1. Распределение ответов на вопрос «Возможно ли взаимопонимание и сотрудничество между молодёжью и людьми старшего поколения?» (обследование «Россия», 2001 г.)




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.