WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Различать духов (деньги и художественный образ) Теория идеального — это теория образа, так как идеальное — это всег да, так или иначе, образ. То или иное понимание художественного обра за выражает общее

понимание идеального, и, со своей стороны, спо собно его уточнить.

В настоящее время наиболее развитая — и, видимо, наиболее соот ветствующая духу и букве марксизма — концепция идеального изложе на в работах Э. В. Ильенкова. Для нашей темы наиболее существенны в этой концепции два момента. Первый: идеальное — не только и не столько отражение действительности «в голове» отдельного индивида, но по преимуществу — объективные образы действительности, функци онирующие в составе культуры. Второй: образцом анализа идеального можно считать анализ Марксом формы стоимости, а эту последнюю — типичным и характерным примером идеального.

Форма стоимости как идеальное характеризуется так:

«“Форму стоимости” может принимать на себя любой чувственно воспринимаемый предмет, удовлетворяющий, прямо или косвенно, че ловеческую потребность, — любая “потребительная ценность”. Это — непосредственно универсальная форма, совершенно безразличная к любому чувственно-осязаемому материалу своего “воплощения”, сво ей “материализации”. Форма стоимости абсолютно независима от осо бенностей “натурального тела” того товара, в который она “вселяется”, в виде которого она представлена. В том числе и от денег, которые тоже лишь выражают, представляют своим специфическим телом эту загадоч ную реальность, но ни в коем случае не есть она сама. Она всегда остает ся чем-то отличным от любого материального, чувственно-осязаемого тела своего “воплощения”, от любой телесной реальности.

Своего собственного материального тела у этой мистически загадоч ной реальности нет, и потому она с легкостью меняет одну материаль ную форму своего воплощения на другую, сохраняясь во всех своих “во 74 Илья Раскин площениях” и “метаморфозах” и даже наращивая при этом свое “бесте лесное тело”, управляя судьбами и движением всех тех единичных тел, в которые она вселялась, в которые она на время “материализовалась”.

Включая тело человека» 1.

Можно ли все сказанное про форму стоимости как идеальное от нести к художественному образу? Судя по всему, нет. Тогда или невер на трактовка художественного образа (изложенная в работах самого Э. В. Ильенкова), или неверно утверждение, что форма стоимости — ти пичнейший пример идеального.

Ну, а если, все-таки, представить себе форму стоимости как художе ственный образ — что это за образ? Ни малейшего сомнения, приве денный выше текст есть вполне адекватное, точное, полное описание очень даже известного персонажа — нечистой силы, черта, Сатаны: этот «образ» достаточно представлен в искусстве, культуре, чтобы можно бы ло на его счет ошибиться. Вспомним, что именно черт «не имеет соб ственного лица», а только напяливает чужие личины, будучи к каждой из них полностью безразличен, с легкостью меняя ее на любую другую, столь же безразличную. Не имеет собственного тела (будучи «духом»), а чужие тела использует с целью «наращивания своего бестелесного те ла» (совращения, завлечения в свое «царствие»)... и т.д. «Образ, кото рый они принимают, также зависит от их выбора;

а так как самая сущ ность бытия бесов — ложь, образ этот — фальшивая видимость, маска.

По характерной русской пословице, “у нежити своего облика нет, она ходит в личинах”» 2.

Примерно то же относится к образам всякого рода лицемеров и т.п. — короче, персонажей принципиально безликих и безликость утверждаю щих. Такой образ — это образ безобразности, лицо безликости. Можно ли подобное утверждать о природе художественного образа вообще? — Видимо, никак. Чтобы разобраться подробнее, посмотрим, хотя бы ко ротко, что такое форма стоимости как образ — образ чего она?

Форму стоимости возьмем сразу же в ее денежном выражении, так как деньги — наиболее адекватный и развитый образ стоимости.

Стоимость (меновая стоимость), выражающая способность товаров обмениваться друг на друга, устанавливает для такого обмена универ сальный масштаб, каковым выступает рабочее время. Человеческий труд сводится к времени как к своей абстракции, отвлеченной от вся кого специального вида труда, связанного с определенностью матери ала, особенными навыками и т.д. Иначе говоря, стоимость выражает абстрактно-общую природу человеческого труда как деятельности, ко торая здесь выступает как «чистый акт», как деятельность свободная от детерминации предметом, или как беспредметная форма предмет 1 Диалектика идеального Наст. изд.

2 Аверинцев С. С. Бесы Мифы народов мира. М.: Советская Энциклопедия,.

С. –.

Л 1 (69) 2009 ной деятельности. Для стоимостной формы деятельности всякий пред мет, конечно, с одной стороны, необходим как материал — «материя», в смысле Аристотеля, — но, с другой стороны, содержательно он совер шенно случайный, исчезающий и необязательный момент, «личина», в которой эта деятельность временно выступает, не более того. Отсут ствие имманентного, устойчивого образа, бесформенность, реляти визм, текучесть — существенное определение абстрактного труда, а день ги — единственный адекватный образ этой безобразности.

Капитализм как универсальное товарное производство есть, соб ственно, господство абстрактного труда над конкретным и всеобщим, господство пустой формы времени (текучести, процесса, «акта») над со держанием деятельности, безобразности — над образом, безличности — над личностью, времени — над вечностью. Здесь момент деятельности выделяется в квазисамостоятельную действительность и пытается под чинить себе целое, имитируя самодостаточность и самодвижение. (Са танаил, прекраснейший из ангелов, возомнил о себе такое, что восстал на творца...) Традиционным христианским понятиям «тело», «душа», «дух» соот ветствуют (не в точности, разумеется) ныне принятые в философии «материя», «психика», «идеальное». В христианской традиции давно принято «различать духов» — и горе тому, кто примет духа нечистого за «просто» дух или, тем более, за «типичнейший случай» духовного. На верное, стоило бы этот многовековой опыт, по крайней мере, учиты вать, ибо он прямо относится к «идеальному».

Вполне понятно, отчего в «Капитале» наиболее тщательно рассмо трена именно эта форма идеального — ведь здесь исследуется капитали стическое производство, которое, по словам Маркса (следующего здесь за Гегелем), «враждебно известным отраслям духовного производства, например, искусству и поэзии» 3.

Капитализм имеет две основные формы: традиционная, либерально конкурентная — именно ее изучал в подробностях Маркс, — и тотальная, государственно-монополистическая (которая у нас, по недоразумению, все еще именуется «социализмом»). И надо сказать, что именно в этом, нашем случае форма стоимости проявилась «во всей красе», то есть во всем своем безобразии 4.

Наум Коржавин пишет: «Идеократия, власть, подчиняющая жизнь внеположной идее, оставалась нетронутой, а сама идея была отодвину та в сторону. Это было поклонение пустоте. Обязательность такого по клонения пустоте и закрепил окончательно “тридцать седьмой год”, то есть закрепил возведенную в ранг установленного порядка чистую дьяволь 3 Маркс К. Теории прибавочной стоимости Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, т.

М.: Госполитиздат,. Т.. Ч.. С..

4 Подробнее об этом: Раскин И. Власть денег (заметки по политэкономии сталиниз ма) / Власть...

76 Илья Раскин щину, внедрявшуюся в жизнь с конца двадцатых — начала тридцатых годов» 5.

Разумеется, я никого не призываю при виде денег креститься и окро плять помещение. Форма стоимости не тождественна абсолютному злу.

Но аналогии настолько очевидны и неслучайны, что игнорировать их было бы неосмотрительно. Во всяком случае, когда деньги являются в человеческом облике, надо держать ухо очень востро. И приходится настаивать: если мы хотим «уложить» художественный образ в общее понимание идеального, это понимание нужно искать не в особенно стях формы стоимости, а в другом месте. Работы самого Э. В. Ильенко ва вполне определенно указывают направление таких поисков 6.

Идеальное «как таковое», оно же в собственной, органичной, адек ватной форме — это человеческая личность. Личность и есть идеальное «как таковое», образ всякого содержания, образ «вообще». Универсаль ность личности имеет принципиально иную природу сравнительно с псевдо- (абстрактно-) универсальностью формы стоимости: она осно вывается не на игнорировании особенности всякого особенного пред мета, но, напротив, на выявлении и утверждении его в собственной ме ре и форме. В первую очередь это относится к такому предмету, как, опять же, личность — другого, всякого человека. Человек как личность, собственно, и утверждается через утверждение других в качестве лично стей, и через это становится образом бесконечного содержания. Здесь не время господствует над человеком, а человек над временем, которое получает в нем образ вечности. Кстати, если форма стоимости как иде альное «не имеет собственного тела», то подлинно идеальное имеет его — это тело человека, мыслящее тело.

Почему, говоря о форме стоимости и личности как идеальном, мы относим эти рассуждения к проблематике художественного образа, ведь об искусстве не сказано ни слова? — Только потому, что эстетиче ские определения принадлежат прежде всего не искусству, а жизни — они бытуют вне и помимо искусства, получая в нем свое отражение и закрепление.

Проблематика объективности эстетической формы и художественно го образа глубоко занимала М. М. Бахтина. Есть одна сторона истории его воззрений, весьма показательная применительно к нашей теме и до сих пор практически не исследованная, несмотря на «модность» автора. Кни га о Достоевском была написана Бахтиным в ключе решительной крити ки тех воззрений на природу образа, которые высказаны в его же ран них работах. В таких трудах как «Проблема автора и героя», «Проблема формы, содержания и материала...» представлена следующая точка зре ния: центральный предмет художественного изображения — человече 5 Новая газета...

6 Разумеется, он здесь далеко не первый и не единственный — достаточно вспомнить развитие Ильенковым понимания мышления у Спинозы.

Л 1 (69) 2009 ская личность. Она содержательно бесконечна и неисчерпаема, поэто му сама по себе не может отлиться в завершенный образ. Этот образ — продукт деятельности автора, извне придающего завершенность герою.

Поскольку «формирующая» активность автора не следует собственной логике предмета, она выступает как «чистый акт», в конечном счете — как произвол по отношению к своему предмету. Посему активность эта сродни смерти, которая «извне» завершает личность, не имеющую им манентного завершения (Бахтин буквально так об этом и пишет). Реаль ные, жизненные прототипы такой эстетики — надо ли напоминать, что она имеет свои корни в волюнтаристской «философии жизни» и неокан тианстве, — слишком хорошо известны в ХХ веке. Сколько еще людей должны испытать на себе произвол «завершающей» воли, чтобы стало понятно, чего стоит такая философия и «чистая деятельность»?

М.М. Бахтин достаточно скоро преодолел всю двусмысленность сво ей концепции. В работе о Достоевском он ставит принципиальный во прос о том, что «заочное», чисто внешнее завершение «героя» — лич ности — есть, так или иначе, порождение концепции единственности, над-личности и сверхличности авторского сознания, игнорирующе го самобытие и самобытность героя, акт авторского художественного и нравственного солипсизма и произвола. Достоевский, согласно Бах тину, первый преодолел такой способ видения героя, сумев выразить объективность его образа, становясь к нему в диалогическое, личност ное отношение.

К сожалению, опыт Бахтина, не говоря уж о Марксе, оказался совер шенно не впрок тем авторам, которые взялись заново открывать нам «чистую деятельность» как всеобщую форму (Ю.М. Бородай, М. К. Ма мардашвили, Г. П. Щедровицкий).

Из всего сказанного следуют определенные выводы применитель но к оценке постклассического искусства (разница между модернизмом и постмодернизмом здесь несущественна). Достаточно хорошо извест на критика модернистского искусства М. А. Лифшицем. Он утверждал, что модернист всегда более или менее последовательно, принципиально и осознанно отказывается изображать «жизнь в формах самой жизни» — отказывается от реализма, который есть основа всякого подлинного ис кусства. Но остается вопрос: а что такое «формы самой жизни»? У Лиф шица нередко можно встретить рассуждения о том, что это — чувствен ные формы реальных предметов, подлежащих изображению в искусстве.

Не случайно в этой связи вспоминаются законы перспективы, чувствен ного восприятия, доказывается, что «нормальные» законы «нормаль ного» восприятия мира должны господствовать и в искусстве. (Видимо, на аргументацию Лифшица оказала влияние верность не столько Гегелю с Марксом, сколько «Материализму и эмпириокритицизму» — книге, в ко торой изложен материализм, достойный разве что XVIII века).

Но ведь человеческая чувственность — факт не только (и не столько) физиологии, но истории. Человеческие предметы — не предметы при 78 Илья Раскин роды, у них общественная сущность! Господство труда абстрактного над конкретным и всеобщим как раз и означает, что чувственная видимость предмета абсолютно случайна и несущественна. Она «снимается» фор мой стоимости, выражающей «чистую активность», внешнюю по от ношению ко всякому предмету и безразличную к нему. Сущность и чув ственная видимость предмета здесь принципиально не совпадают, мало того, они противоположны. Здесь сущность — не является, а явление — не существенно. Сущность эта является «сама по себе», в собственном облачении — в образе денег. Однако этот ее образ как раз и есть лишен ность всякого образа.

Что же значит отражать такую жизнь в формах самой жизни? Мо дернизм именно это и делает. А его теоретики и апологеты, утверждаю щие, что модернизм пытается добраться до внутренней природы вещей, имеют для такого утверждения серьезные основания. Поэтому, скажем, Сальвадор Дали воспринимается гораздо более по существу, чем какой нибудь липовый «академик». Во втором случае перед нами личина об раза, натянутая на безобразную жизнь, в первом — то, что под этой ли чиной. Оказывается, правда, что под ней ничего и нет, кроме других личин, бесконечно перетекающих друг в друга при посредстве «чистой активности» автора. Посему критика модернизма (и постмодернизма) должна основываться вовсе не на утверждении, что он отказывается «изображать жизнь в формах самой жизни», а, напротив, на том, что он это делает, изображая в формах самой жизни ту жизнь, которая прин ципиально враждебна форме и образу, принимая ее за единственно под линную действительность.

Ни Лифшиц, ни Ильенков не дожили до почти полного, тотального господства постмодернизма. Но именно этот последний особенно на глядно демонстрирует совершенную пустоту «чистой деятельности», для которой ничто не значимо и не ценно само по себе, для которой все что угодно равно чему угодно;

здесь буквально реализован принцип «все рав но». И при этом все равно ничему. Это искусство, в котором прекрасное, безобразное и вообще никакое равно приемлемы — не всерьез, конечно.

Это философия, лишенная понятия истины и стремления к ней, и поли тика, лишенная нормальных человеческих идеалов и критериев. Един ственно серьезной целью признается, опять же, форма стоимости.

Резюмируем.

. Форма стоимости вовсе не есть «типичнейший случай» идеального вообще, но превращенная форма идеального 7, причем такая, в которой идеальное выступает противоположным своей сущности 8.

7 Понятие превращенной формы, на мой взгляд, лучше всего развернуто в работах А. А. Хамидова.

8 Эта противоположность неожиданным, но весьма примечательным образом зафик сирована в обыденном сознании и языке, который именует, скажем, денежную премию материальным стимулированием.

Л 1 (69) 2009. Типичнейший случай идеального — это, как уже говорилось, чело веческая личность. Никто в здравом уме не будет, разумеется, утверж дать о себе: «идеальное». Это говорят о других — о тех, кого любят. По этому на роль типичнейшего случая идеального (гораздо больше, чем форма стоимости) подходит, на мой взгляд, сам Эвальд Васильевич.

Ведь он из тех, которые составляли действительные ум, честь и совесть ушедшей эпохи.

80 Илья Раскин




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.