WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ТЕМА 2. ПРОБЛЕМАТИЗАЦИЯ ПОЛА В ПСИХОАНАЛИЗЕ План занятия 1. Структура личности в психоанализе 2. Эдипова стадия. Комплекс Электры 3. Психоанализ пофранцузски. Жак Лакан и его последователи 4. Вклад

Люси Иригарэ в развитие гендерного направления в психоанализе.

Психодинамический подход в психологии, впоследствии часто называемый как психоанализ, был разработан венским врачом Зигмундом Фрейдом (1856 1939). Сам теримин «психодинамический» подразумевает непрекращающуюся борьбу между разными аспектами личности: инстинктом, рассудком и сознанием.

Психоаналитические авторы обращали внимание на психологические различия между мужчиной и женщиной, однако нередко пытались делать общие теоретические выводы о развитии женских гендерных ролей, основываясь на представлениях о мужском развитии. Мотивы патриархальности проходят главной чертой по всему психоанализу, и женщина воспринимается как ущербный мужчина.

Однако прежде чем рассматривать представление о женщине в психоанализе, необходимо рассмотреть основные концепции и структуру личности, выдвигаемую психоаналитической теорией.

В начале 20-х годов ХХ в. З.Фрейд выдвигает свою концептуальную модель психической жизни и вводит в анатомию личности три основные структуры: Ид, Эго и Суперэго. Данное трехчастное деление личности известно как структурная модель психической жизни, хотя Фрейд полагал, что эти составляющие следует рассматривать скорее как некие процессы, чем как особые «структуры» личности.

В теории психосексуального развития Фрейда отсутствует как таковая концепция половой идентичности. Правда, повсюду в его работах можно найти упоминания о мужественности и женственности, однако его определения этих концепций основаны на инфантильной сексуальности и никак не учитывают влияния развития объектных отношений, в частности развитие Суперэго и Эго.

Первой и наинизшей структурой в модели Фрейда является Ид. Слово «Ид» происходит от латинского «оно» и, по Фрейду, означает исключительно примитивные, инстинктивные и врожденные аспекты личности. Ид функционирует целиком в бессознательном и тесно связано с инстинктивными биологическими побуждениями, которые наполняют наше поведение энергией. Согласно Фрейду, ид – нечто темное, биологическое, хаотичное, не знающее и не осознающее внешних законов. Фрейд и его последователи утверждали, что ид сохраняет свое центральное место на протяжении всей жизни личности. Являясь самой старой структурой психики, ид выражает первичный принцип всей человеческой жизни, принцип удовольствия. Побуждения (сексуальные и агрессивные), не нашедшие разрядки, создают напряжение в психике личности. Ид не ведает страха и тревоги, не прибегает к предосторожностям. Ид выполняет роль резервуара для всех примитивных инстинктивных побуждений и черпает свою энергию прямо из телесных процессов.

Следующий компонент психического аппарата в модели Фрейда – это Эго.

Эго получает свою структуру и функцию от ид, эволюционирует из него и заимствует часть энергии ид для своих нужд, чтобы отвечать требованиям социальной реальности. Эго использует когнитивные и перцептивные стратегии в своем устремлении удовлетворять желания и потребности ид. Эго, в отличие от ид, функционирует по принципу реальности, цель которого – сохранение целостности организма путем отстрочки удовлетворения инстинктов до того момента, когда будет найдена возможность достичь во внешней среде. Принцип реальности дает возможность индивидууму тормозить, переадресовывать или постепенно давать выход грубой энегрии ид в рамках социальных ограничений и совести индивидуума.

Однако для того, чтобы человек эффективно функционировал в обществе, он должен иметь систему ценностей, норм и этики. Все это приобретается в процессе социализации или формирования Суперэго. Суперэго – это последний компонент развивающейся личности. По мнению Фрейда, человек не рождается с суперэго. Дети обретают его во взаимодействии с родителями. Формально оно появляется тогда, когда ребенок начинает различать «правильно» «неправильно», хорошоплохо, нравственноненравственно. Фрейд разделял суперэго на две подсистемы: совесть и эгоидеал. Фрейд также выделял существование двух основных групп инстинктов: инстинктов жизни и смерти. Все инстинкты жизни Фрейд объединял под одним единым названием Эрос. Как наиболее важные из всех инстинктов жизни Фрейд выделял сексуальные инстинкты, получившие назвине либидо, или энергия либидо. Фрейд полагал, что существует не один, а несколько сексуальных инстинктов и каждый из них связан с определенным участком тела, называемым эрогенной зоной. Вторая группа инстинктов – это инстинкты смерти Танатос, которые лежат в основе всех проявлений жестокости, агрессии, самоубийств и убийств.

Учитывая все вышеуказанные компоненты личности, Фрейд выделил в своей психодинамической теории психосексуальные стадии развития личности.

Каждая стадия характеризуется концентрацией либидо на какойлибо определенной эрогенной зоне, соостветсвенно которой Фрейд и дал название той или иной стадии развития. С точки зрения гендерного аспекта интересно рассмотреть представления Фрейда на эдипову стадию развития личности, в частности на развитие девочки/девушки/женщины.

Доминирующим конфликтом на указанной стадии развития является Комплекс Электры у девочек и комплекс Эдипа у мальчиков. Прообразом для названия послужили герои из греческой мифологии. Фрейд утверждал, что каждая девочка переживает тот же конфликт, что и греческая богиня Электра, которая уговаривает своего брата Ореста убить их мать и ее любовника и таким образом отомстить за смерть отца.

С точки зрения психоанализа желание уничтожить мать возникает у девочки после того как она обнаруживает отсутствие у себя мужских половых органов и приходит к выводу, что мать кастрировала ее за какойто проступок. Вследствие этого девочка начинает проявлять открытую враждебность по отношению к матери, упрекая ее в своих физических «недостатках». Несмотря на то, что в фантазиях девочка вытесняет мать, она продолжает надеяться на поддержку идеализированного прекрасного материнского образа. На самом деле ее фантазии развиваются именно в связи с этим образом и она чувствует обеспокоенность, если считает, что ее либидные желания подвергают опасности связь с матерью.

Комплекс Электры разрешается путем идентификации с матерью. На этой стадии развития часто возникают фантазии о свадьбе, как признак эдиповых желаний;

когда эти фантазии проявляются впервые, они чаще свидетельствуют о радости принятия участия в женских делах вместе с идеализированной материнской фигурой и разработке женской половой роли. Желание быть единственным объектом любви развивается из этих фантазий, она борется за право взаимодействия с отцом в более зрелой женской мере, одновременно расширяя и углубляя идентификацию с матерью. Однако не всегда эдипово развитие девочки проходит гладко. Иногда зависть к матери или сознательное чувство вины за эдиповы желания приводят ребенка к страху потерять материнскую любовь. Вдобавок, изза раннего начала формирования Суперэго у девочки, идеализация матери и самокритичность могут нарушить ее уверенность в своей женской роли. Слияние этих факторов может заставить ее отказаться от Эдипова соревнования и регрессировать в раннюю привязанность матери, оставаясь замороженной в положении детской зависимости. Тогда такие черты характера как покорность, уступчивость и мазохистичность становятся доминирующими. Девочка, становясь более похожей на мать получает символический доступ к своему отцу, увеличивая, таким образом, шансы когданибудь выйти замуж за мужчину, похожего на отца.

В 1920 г. в примечании к «Трем лекциям по теории сексуальности» Фрейд категорически заявляет: «мы имеем основание также говорить о комплексе кастрации у женщины. И мальчики, и девочки формируют теорию о том, что женщины… теряют это путем кастрации». (Freud, S. Three Essays on the Theory of Sexuality, 1905, стр.195). Психоаналитики подчеркивают, что зависть к мужчине в ранней генитальной фазе становится вездесущей, хотя она может начаться раньше. На этом этапе у нее есть тенденция выражаться в специфическом фазовом соперничестве с мальчиками и является частью продолжающегося процесса формирования нарциссически ценимого образа женского тела. Когда эта зависть преувеличивается и сопровождается чувством неполноценности и снижением самоуважения, она может привести к ранним проблемам в объективных отношениях, которые приводят к нарциссической ранимости.

Роль родителей и фактор детства в развитии личности остаются доминирующим лейтмотивом в психоанализе: определение биологического пола при рождении побуждает родителей к определенному стилю обращения с малышом. Они посылают ему множество вербальных и невербальных сообщений о том, что значит и в чем выражается в этой семье мужественность и женственность;

в них отражаются позиции родителей, братьев и сестер по отношению к ребенку данного пола, а также разнообразные сознательные и бессознательные фантазии. С точки зрения психоанализа взаимоотношения матери и дочери оказывают огромное влиние на развитие обеих. То, в какой степени женщина способна разрешить ранние конфликты и интегрировать ранние желания и фантазии, оказывает глубокий эффект на ее первоначальные реакции по отношению к ребенку и ее обращение с ним. Например, если младенец – девочка, женщина может начать бояться повторения с ней собственных конфликтных отношений с матерью. При наихудшем сценарии мать может идентифицировать дочь с очередной частью своего образа. Механизмы проекции приводят затем к соответствующим интерпретациям поведения младенца. Так, в работах Стил дается пример «одна мать рассказывала: «В первый раз, когда я взяла ее на руки, она посмотрела на меня холодным, ледяным взглядом и отвернулась» (Steel, B.F. Parental abuse of infants and small children. 1970. NY:

Little, Brown, стр. 449) Далее может последовать пренебрежение или плохое обращение. С другой стороны, женщина может отнестись к тому, что у нее родилась девочка, как к шансу заново проработать материнскодочерние конфликты, и попытаться восстановить или воссоздать присутствующие в фантазии идеализированные утраченные симбиотические отношения раннего младенчества;

в менее удачном варианте она может стремиться полностью поглотить ребенка, воспрепятствовать его независимости и самостоятельности, так что маленькой девочке нелегко будет вырваться из ее объятий.

Психоаналитики подчеркивают, что вследствие множества неразрешенных конфликтов и патологических фантазий для женщины иногда материнство и мазохизм – примерно одно и тоже, независимо от пола младенца. В таких случаях для женщины появление младенца означает потерю самостоятельности и независимости, что дает почву для различных садомазохистких взаимодействий.

Однако акцентируя доминантность мужчины, психоанализ утверждает, что отцы в отличие от матерей, с первых мгновений жизни младенцев взаимодействуют с ними иначе, чем матери. И с сыновьями и дочерьми они обычно более активны и приносят больше стимуляции и возбуждения, как менее «заряженный» объект, отец может оптимально способствовать окончательному разрешению конфликта воссоединения, помогая ослабить чрезмерно сильную связь с матерью..

Сыновьям отцы передают свой взгляд на мужественность и на стереотипные гендерные роли, которые обычно принимаются как идеальные. В то время как мать может амбивалентно относиться к возрастающей женственности дочери, отец больше готов испытывать гордость и поощрять женственную идентификацию девочки с ее матерью.

Фаст выдвигает представление о наличии в самый ранний период жизни недифференцированной половой матрицы, однако большинство авторов признает, что к пятнадцативосемнадцати месяцам, когда появляются признаки формующегося чувства «я», появляются и указания на то, что младенец начинает осознавать себя существом мужского или женского пола. В возрасте между двумя тремя годами можно наблюдать уже более четкие признаки осознания пола, поскольку в этом возрасте мальчики начинают вести себя в соответствии с характеристиками мужественности, а девочки – женственности. К этому времени ядро половой идентичности уже устанавливается так прочно, что считается большинством авторов неизменяемым.

Полоролевая идентичность возникает на базе ядра половой идентичности, но не тождественна ей: это обусловленные полом паттерны сознательных и бессознательных взаимодействий с другими людьми. Этот аспект своего образа формируется на основе тонких взаимодействий между родителями и ребенком с самого рождения, которые зависят от позиций родителей по отношению к биологическому полу ребенка, а также от того как они ощущают себя мужчиной или женщиной и от стиля взаимодействия каждого из них с другими. У младенца вместе с самыми ранними представлениями о взаимодействиях, отношениях и диалогах с другими представления о «ролевых отношениях» соединяются с другими аспектами полового сознания, и в итоге образ себя содержит элементы половой идентичности вместе с ролью или привычным способом взаимодействия, принимаемым для отношений с другими людьми в связи с собственной мужественностью или женственностью. Полоролевая идентичность относится к сознательным и, особенно, бессознательным способам взаимодействия с другими людьми, отражающим половую идентичность человека. То, что классифицируется как женские ролевые идентификации, начинается в удивительно раннем возрасте.

По наблюдению Столлера, безусловно женские манеры, жесты и способы взаимодействия проявляются у девочки еще до того, как она начинает ходить. Это не только указывает на раннее формирование первичного ощущения женственности, но и является ранним началом женской полоролевой идентификации.

Другое важное проявление полоролевой идентичности, выделяемое психоанализом, – это желание заботиться о ребенке. На это желание указывает, в частности, игра в куклы, начиная с двенадцати – восемнадцати месяцев. Фрейд рассматривал желание девочки иметь ребенка, как замену желания быть мальчиком, а мечту женщины иметь первенцамальчика как не что иное как выражение замещения своей зависти к мужскому полу. Однако современное психоаналитическое мнение состоит в том, что это желание девочки – базовое выражение женственности. Например, Кестенберг предполагает существование материнского «инстинкта». Перенс и его коллеги считают желание девочки иметь ребенка врожденной половой характеристикой. Нейфредисты утверждают, что желание иметь ребенка также свидетельствует о полоролевой идентификации. По мере того, как проявляется ощущение первичной женственности и маленькая девочка все больше осознает свою принадлежность к женскому полу, она начинает идентифицироваться (часто бессознательно) с материнской манерой взаимодействия с окружающими и с материнским заботливым отношением к ней самой. Фантазии, наполненные желанием быть матерью с ребенком, впоследствии формируют основу ее женской половой роли и ее Эгоидеала.

В течении следующего латентного периода девочка перерабатывает более ранние конфликты, консолидирует и разрабатывает все аспекты своего полоролевого развития. С помощью латентных преобразований полоролевая идентичность расширяется и укрепляется. С развитием социальных отношений девочка вступает в контакт с более широкими кругами сверстников и находит больше возможностей поиска новых объектов для идеализации и идентификации.

Так как общение со сверстниками может стать конкурентным и пробуждать бывшую ранее неуверенность, девочка, для того, чтобы поддержать свою неуверенность в ощущении женственности, может использовать и преувеличивать стереотипные и несколько поверхностные аспекты женственности. И, наоборот, мальчишеское поведение, замеченное у некоторых девочек латентного периода, может свидетельствовать о приобретении мужских черт. Это может также быть компенсацией для девочек, у которых чувство женственности, по какойлибо причине, непрочное и недооцененное. Полоролевая идентичность становится более разработанной. «В течении этих лет девочки претендуют быть матерями, няньками, домохозяйками, учительницами, и так далее, с разными уровнями понимания по мере того, как их полоролевая идентификация начинает учитывать аспекты социально принимаемого поведения, и они идентифицируются с женщинами, отличными от их матерей.» (Abelin, 1971, стр 57). Полоролевая идентичность окончательно формируется в течении подросткового периода. «Из осторожной и стеснительной она может превратиться в надменную и флиртующую, иногда на грани с кастрирующей и садистичной в своих взаимодействиях с противоположным полом – не только с ее сверстниками, но и с отцом». (Abelin, 1971, стр.57) Таким образом, рассмотрев точку зрения З.Фрейда и ортодоксальных психоаналитиков, можно сделать вывод, что большинство из них рассматривает женщину как нечто производное от мужчины, однако существо со многими недостатками, непреодолимым чувством зависти к мужской анатомии и страдающее от комплекса неполноценности. По мнению классического психоаналитика «Анатомия – это судьба», то есть пол предопределяет жизненные функции, гендерные роли, подчеркивая невозможность изменения гендерных стереотипов. Многие ученые обвиняли Фрейда в том, что он поддерживает патриархальную точку зрения на женщину как низшее существо. Лекция о женственности, которую Фрейд прочел в 1931 г., явно не свидетельствует в его пользу. Смысл ее сводится к тому, что женщины по своей природе пассивны, склонны к мазохизму, завидуют мужчинам, менее рациональны и их суперэго слабее. Почему женщины являются для Фрейда тайной – это уже само по себе тайна, если учесть, что психоанализ – это средство для понимания человеческого существа. В одном из своих очерков он и сам говорил, что все, что он может сказать, «конечно же, незаконченно, фрагментарно и далеко не всегда звучит доброжелательно». Если вспомнить, как много он всего написал, то сам факт, что он так мало писал о женщинах, красноречиво свидетельствует о его отношении к ним.

Однако не следует забывать, что Фрейд описывал представления о женщинах и мужчинах такими, какими они были в буржуазном обществе ХIХ века.

Главное уравнение Фрейда «мужское=активное» и «женское=пассивное» это не более чем комплекс, от которого, вероятно, следует избавиться, прежде чем начинать серьезно говорить о гендерных различиях. С самого начала в психоанализе существовали разногласия по поводу женского и мужского, недовольство высказывали главным образом женщиныаналитики. Хотя, например, Анна Фрейд – оставалась вполне верной ортодоксальной традиции. В США психоанализ был, главным образом, ортодоксальным и даже реакционным в принятии тенденции «анатомия – это судьба», и поэтому современное поколение феминисток вполне естесственно обратилось против Фрейда. После второй мировой войны американское общество носилось с идеями природного материнства и материнского инстинкта. Заявления Фрейда о женской пассивности и мазохизме, о том, что у женщины, вероятно, ослаблено чувство справедливости, использовали для оправдания такого возвращения в лоно семьи. Как бы то ни было многие ученые не приняли биологического детерминизма и женской пассивности, сочтя их не более чем оправданиями господства мужчин.

Жак Лакан (1901—1981) — известный французский психоаналитик, оказал огромное влияние на развитие современных концепций теории гендера. Наиболее известные работы Лакана, посвященные проблеме женской субъективности и сексуальности, содержатся в его знаменитых книгах — «Сочинениях» (1966) и «Семинарах» (1973—1981). В 1975 году из его текстов, посвященных женской субъективности, была собрана и позже переведена на английский язык коллекция, получившая название «Женская сексуальносгь;

Жак Лакан и Ecole Freudienne", являющаяся одним из основных источников для постлакановского феминистского психоанализа.

Восприятие Лакана гендерной теории делится на два больших лагеря: тех, кто использует теоретический аппарат Лакана для описания и объяснения патриархатных механизмов власти (Джулиет Митчелл, Юлия Кристева, Катрин Клеман), и тех, кто отрицает лакановскую концепцию женского с точки зрения феминистской критики (Жермен Грир, Суламифь Файерстоун, Бетти Фридан, Кейт Миллетт). В то же время многие феминистские авторы используют лакановский психоаналитический аппарат для построения собственных теоретических концепций. Лакан утверждает, что параметры феминного и маскулинного в структуре личности субъективно могут изменяться, меняться местами или варьироваться независимо от анатомических характеристик. Другими словами, по словам Лакана, маскулинность и феминность — это не что иное, как символические параметры субъективности, возникающие на стадии ее символической идентификации.

Обнаружение Лаканом «стадии зеркала» в развитии ребенка позволяет ему сделать вывод о двойственной структуре субъекта («я» и «нея», мужское и женское одновременно);

при этом зеркальный образ ребенка, считает Лакан, — это всегда символическая конструкция фантазии, так как на самом деле он не имеет отношения к классической структуре познания. Когда этой первой тотальности в структуре субъективности Лакан дает имя «я», то «значение "я" определяется только как функция в момент произнесения. Уже в следующий момент времени эта функция может радикально, измениться. Другими словами, идентичность и целостность субъекта имеют место только на уровне фантазии».

Термин «воображаемое» Лакан использует для описания доэдипальной фазы развития субъективности, на которой отсутствует отдельное «я», так как ребенок находится в симбиотической связи с матерью. Следовательно, на доэдипальной стадии ребенок не является еще ни феминным, ни маскулинным. Только на более поздней символической «стадии зеркала» ребенок способен провести гендерное различение собственной личности, а значит, определить свое место в символическом порядке культуры.

В традиционной психоаналитической интерпретации женщина является той, кто не имеет мужских половых органов как символических атрибутов самодостаточности, в то время как мужчина рассматривается как тот, кто самодостаточен сам по себе. Однако определение пола субъекта, считает Лакан, никогда не может быть сведено к простому биологическому полу, рассматривая как цепь гендерных символических различений, в которой пол определяется через место, занятое в этой бесконечной цепи символического означивания, а не как биологический пол. Однако Лакан остается верен психоанализу: по мнению Лакана, «спецификой феномена женского является тот факт, что женщина способна найти свое означаемое только в какомто Другом: ее имя — это всегда имя ее символического Отца», пишет Лакан, «без имени которого она оказывается неназванной, отсутствующей, неспособной найти свою идентичность.» Отсюда знаменитое лакановское «женщина не существует». (Lacan J. The Ethics of Psychoanalysis. The Seminar of Jacques Lacan. Book VII, стр.73). Определяемая через фантазматическое место, женщина, по словам Лакана, не существует.

Женщина как Другое, как мистериальный объект не существует в той же степени, в какой не существует и Бог, уточняет Лакан;

в то же, время, абсолютная «друговость» женщины — как и «друговость» Бога — является гарантией мужского самосознания. Лакан использует понятие «маскарада». Операция маскарада как постоянной смены идентификационных позиций осуществляется женщиной по отношению к мужскому знаку. Лакан по этому поводу перефразирует знаменитое выражение Фрейда «анатомия — это судьба»: «анатомия — это не судьба, а только различные фигуры символического маскарада идентификаций.» (Lacan J. The Ethics of Psychoanalysis. The Seminar of Jacques Lacan. Book VII, стр.74). Фактически Лакан утверждает, что женщины всегда являются посторонними, другими, они не могут приобрести целостное самосознание в репрессивном мире языка и речи. Невзирая на противоречие между кажущимся радикализмом Лакана и его довольно реакционным взглядом на женщин, он пользовался большой популярностью.

Имя французского теоретика и психоаналитика Люси Иригарэ, «неверной» ученицы Жака Лакана, в современной гендерной теории традиционно соотносится с именем основателя европейской феминистской теоретической мысли. Люси Иригарэ указывает на то, что в современной культуре само понятие «женского» определяется и существует только за счет маскулинных моделей — как противоположное мужскому и определяемое исключительно при помощи традиционного мужского: например, как его зеркальная рефлексия. Она также напоминает, что в классическом психоанализе женская субъективность концептуализируется только через соотношение с мужскими моделями субъектного развития. Поэтому собственный философский проект Люси Иригарэ состоит в гендерной деконструкции классического психоанализа: развитие женской автономной субъективности, в культуре, которые не укладываются в рамки патриархатных культурных норм и превосходят их в своей избыточности.

Необходимо представить женщин и женское в культуре иначе: создать собственную и независимую генеалогию женщин. При этом пересмотр женского и феминного в независимых от мужской культуры понятиях требует, по ее мнению, действительной реорганизации сексуальной, лингвистической и социосимволической систем.

СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1. Лакан Ж. Стадия зеркала и ее роль в формировании функции «я» // Инстанция буквы, Судьба разума после Фрейда. М.: Логос, 1997, сс. 7— 2. Лакан Ж. Ниспровержение субъекта и диалектика желания в бессознательном у Фрейда // Инстанция буквы, или Судьба разума после Фрейда. М.: Логос, 1997, стр. 148— 3. Осборн Р. Знакомьтесь Фрейд. – София, 4. Тайсон Ф. Тайсон Р. Психоаналитические теории развития. Екатеринбург. 5. Хьелл Л. Зиглер Д. Теории Личности. СанктПетербург, 6. Abelin E.L.1971. The role of the father in the separationindividualization Essays.

стр. 7. Freud, S. Three Essays on the Theory of Sexuality, 1905, стр. 8. Irigaray L. What Method Have You Adopted for This Research? // Irigaray L. This Sex Which Is Not One. Ithaca: Cornell University Press, 1985, стр. 150— 9. Kleeman J.A. 1971. Еhe establishment of core gender identity in normal girls.

10. Lacan J. God and the Jouissance of The Woman. A Love Letter // Feminine Sexuality. стр. 11. Lacan J. The Ethics of Psychoanalysis. The Seminar of Jacques Lacan. Book VII, 1959—1960. New York & London: W.W.Norton & Company, 1992, стр.73—74.

12. Lacan J. The Phallic Phase and the Subjective Import of the Castration Complex // Feminine Sexuality, стр. 99— 13. Lacan J., Granoff W. Fetishism: The Symbolic, The Imaginary and The Real // Perversions, Psychodynamics and Therapy/ Balint M. London: Tavistock, 1956, стр.

265— 14. Lacan J. The Meaning of the Phallus //Feminine Sexuality, стр. 74— 15. Mitchel U., Rose J. Feminine Sexuality: Jacques Lacan and the Ecole Freudienne/.

New York & London: Pantheon Books, 16. Steel, B.F. Parental abuse of infants and small children. 1970. NY: Little, Brown, стр.

17. Tyson P. 1982. A developmental Line of gender identity, gender role and choice of love object




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.