WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Е.Б. Галицкий, М.И. Левин Взяткообучение и его социальные последствия Е.Б. Галицкий, М.И. Левин Статья поступила в редакцию ВЗЯТКООБУЧЕНИЕ в августе 2008 г.

И ЕГО СОЦИАЛЬНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ В статье рассматриваются типичные механизмы коррупции в рос Аннотация сийском образовании. Анализируется распространенность в об ществе установок, делающих коррупцию возможной. Образова тельное учреждение при этом рассматривается как монополия, диктующая свои условия потребителям — учащимся и их родите лям. На основе анализа данных массовых опросов родителей, при надлежащих к разным слоям населения, в различных регионах страны авторы приходят к выводу, что если ситуация не начнет меняться, высока вероятность возникновения в стране фактически кастового общества, в котором слои населения, самовоспроизво дясь, будут все более отдаляться друг от друга.

Система образования в нашей стране (см., например, [1]), состоит Введение из трех подсистем:

1) официально и реально бесплатная;

2) официально и реально платная;

3) официально бесплатная, а реально платная.

Последнюю подсистему можно, правда весьма условно, разде лить на «серый» сектор, предусматривающий неофициальные, но не противоречащие законодательству платежи, например частным репетиторам, и «теневой» — коррупционный, противозаконный.

Масштабы коррупционного сектора достаточно велики. Напри мер, взятка за поступление на платное (!) отделение одного из самых престижных московских вузов в 2008 г. составляет 100 тыс.

евро. Согласно данным опросов фонда «Общественное мнение», лежащим в основе статистического анализа в данной статье, за поступление в вузы и в ходе учебы своих детей в вузах в 2005/ учебном году россияне дали взяток на сумму 618 млн долл., или 14,5 млрд руб. При этом взятки составили, по нашим данным, около 40% всех затрат, понесенных семьями на стадии поступле ния детей в вузы. Детальный статистический анализ социальной базы этого сектора будет проведен во второй части настоящей работы, а в первой части мы обсудим, почему и как возникает коррупционный сектор в системе образования.

В данной статье анализируется низовая коррупция на стадиях как дошкольного, так и начального, среднего и высшего (общего и Теоретические и прикладные исследования профессионального) образования. Второго высшего образования и иных видов дополнительного образования взрослых, а также пос левузовского обучения — аспирантуры, докторантуры — мы не будем касаться. Последние заслуживают специального анализа, так как они тесно связаны с привилегиями, которые дают ученые звания.

Предметом отдельного разговора является и поведение взят кополучателей в сфере образования. Мы сконцентрируемся лишь на поведении взяткодателей, которое рассмотрим на основании данных массовых репрезентативных опросов населения страны1.

Когда говорят о коррупции в системе образования [9;

10], обычно Механизмы имеют в виду именно государственное образование, т.е. тот обще низовой кор ственный сектор экономической структуры страны, который фи рупции в систе нансируется главным образом из государственного бюджета. Рас ме образова пределение и использование денег, собираемых помимо нало ния гов, пожертвований и т.п. с домохозяйств официально (легально!), довольно редко рассматривается на предмет коррупции.

Под коррупцией мы будем понимать использование своего по ложения, должности, служебных полномочий для извлечения неза конной (!) прибыли и прочей ренты [2;

3;

5;

7;

10].

Коррупция возникает и существует как в государственном, так и в частном, коммерческом секторе образования. Коррупция в сис теме образования (как и в других системах) условно делится на два вида: верхушечную и низовую. Первая — это «начальство», «генералы», вторая — «рядовые»: преподаватели, воспитатели, со трудники администрации. На этих уровнях коррупция, как правило (но не обязательно), различна по виду, форме дохода, получаемо го соответствующим экономическим агентом. Коррупционный до ход наверху — это часто результат кражи, расхищения бюджетных средств, внизу — взятки. Создание возможностей и для первого, и для второго требует построения некоторых схем, более или менее изощренных.

Приведем несколько ситуаций, которые, судя по результатам бесед авторов с родителями, достаточно типичны для российской системы образования.

Пример 1. Администрация детского сада собирает с родите лей, устраивающих своих детей в хороший, престижный сад, день ги на ремонт: «Чем больше дашь, тем больше шансов, что ребенка примут». Налицо коррупция путем создания аукциона «втемную».

Часть собранных денег руководство сада присваивает. Родители «подкармливают» (в виде подарков, премий и пр.) воспитателей, нянь за внимательное отношение к ребенку.

Пример 2. Спецшкола (английская). Директриса требует де нег с родителей «на улучшение языковой подготовки», а со своей Вопрос о том, как функционировала бы система российского образования без коррупции, нетривиа лен и заслуживает отдельного исследования.

Е.Б. Галицкий, М.И. Левин Взяткообучение и его социальные последствия администрации — на замену оборудования в классах. В последнем случае предусматриваются «откаты» соответствующим чиновни кам. Учителя школы сами систематически «прогуливают» уроки, но предлагают ученикам за мзду поставить хорошие оценки вне зави симости от реальных знаний. Родители, как правило, боятся ска зать «нет». Директор покрывает учителей, а те — директора.

Пример 3. Университет в городе В. Приемные экзамены по математике на экономическом факультете готовятся и проводятся сотрудниками математического факультета. Каждый из сотрудни ков получает «квоту» — количество «своих», которых ему разреша ется принять. «Свой» — это тот, кому он будет давать частные уроки, у кого он будет просто брать взятки и т.п. Квота зависит от места в иерархии, выстроенной руководством факультета. Опре деленную квоту имеет и само руководство. Какая то доля абитури ентов (3–4%) принимается честно — для демонстрации в случае скандала. Правоохранительные органы включены в коррупцион ную сеть. Руководство университета делает вид, что ничего не знает. Система устойчива, существует 5–7 лет, и за это время сбоев не было.

Пример 4. Еще два случая из жизни столичных технологичес ких университетов. Они почти идентичны, только в одном случае речь идет об экзамене по математике, а в другом — по английско му языку. В первом случае 70–80% студентов получают неудовлет ворительную оценку, после чего каждому из них предлагается взять по десять платных (по 1 тыс. руб. каждый) уроков у того препода вателя, которому они сдавали экзамен, либо у его коллег по ка федре, после чего все согласившиеся успешно пересдают экза мен. Во втором случае доля неудовлетворительных оценок состав ляет 20–30%. После прохождения в течение 3–5 дней дополни тельной платной программы обучения все успешно пересдают эк замен.

Пример 5. Руководитель дипломной работы сам пишет работу за дипломника или поручает это своей команде. Сумма и оценка оговариваются заранее, после чего появление выпускника на за щите превращается в формальность, которая и не всегда соблю дается.

Приведенные примеры призваны продемонстрировать, что:

• коррупция, как правило, не хаотична, а организованна и сис темна;

• оба уровня коррупции взаимосвязаны, и действует принцип «рука руку моет»;

• действует принцип «риск невелик, но требуется желание и сноровка»: надо заставить потенциального потребителя стать ре альным;

• коррупция имеет место там, где существует дефицит мест или других благ.

Коррупцию в российском образовании провоцируют сравни тельно низкие официальные зарплаты в большинстве учебных за Теоретические и прикладные исследования ведений всех ступеней, с одной стороны, и сочувственное отноше ние — «моральная поддержка» — общества, способствующее са мооправданию коррупционеров — с другой. Эти же факторы сни жают вероятность обнаружения коррупционеров и способствуют сокращению их моральных издержек.

Напомним, что, согласно Г. Беккеру и С. Роз Акерман, прини мая решение о коррупционном акте [5;

7], субъект оценивает ма тематическое ожидание выгод и издержек, которые будут иметь место как в случае его совершения, так и в случае отказа от него.

Среди них и моральные издержки — осуждение со стороны обще ства и самоосуждение (самооправдание). Важна, естественно, и вероятность обнаружения коррупционных действий и наказания за них. При этом лица, принимающие решение, учитывают не объек тивную, а субъективную вероятность. Последняя зависит в первую очередь от их осведомленности и сложившегося в данном социу ме общественного мнения.

Надо учитывать и то, что образовательные услуги, особенно в сфере школьного и высшего образования, предоставляются, как правило, локальными монополиями. При этом «локальность» — как по пространству, т.е. по месту проживания, так и по качеству и специфике знаний — часто играет важную роль в стремлении по требителя получить образование в том или ином учебном заведе нии. Монополистические свойства этой услуги обусловливают воз можность отбора потребителя, в частности по уровню подготовки к получению знаний (что положительно). Но наряду с этим они открывают путь для коррупции, делая образование в соответствую щем учебном заведении «дефицитом». Взятка тогда представляет собой «цену использования» услуги (услуг). Установление, «под бор» этой цены можно представить моделью торга и (или) моде лью последовательного торга [4;

6]. Результат — величина и фор ма взятки — зависит от обоих участников, от объема и типа предо ставляемой услуги, а также от рисков для обоих участников, свя занных с наказанием и с надежностью выполнения партнерами принятых на себя обязательств.

Насколько нам известно, нет статистических данных, которые можно было бы использовать для идентификации модели процес са установления «соглашения» о деталях коррупционной сделки.

Отличие данных локальных рынков услуг от единого, совершенно конкурентного рынка очевидно. Поэтому нельзя говорить ни о еди ных ценах, ни о надежных оценках представительных средних цен.

Теперь немного о стимулах к коррупционному поведению. Их, как показывают результаты неоднократных опросов, по меньшей мере три с каждой стороны.

Со стороны дающего: убежденность в невозможности или край ней трудности получения формально «положенной» услуги;

жела ние получить «неположенную» услугу (например, хорошую оценку при слабых знаниях);

стремление «подкрепить» (или застраховать).

Со стороны берущего: наличие монопольного положения, по зволяющего получить дополнительное вознаграждение, незначи Е.Б. Галицкий, М.И. Левин Взяткообучение и его социальные последствия тельный риск и отсутствие — часто — морального «штрафа» со стороны окружающих. Пример: преподаватель, составляющий за дания к олимпиаде, дает частные уроки по подготовке к той же олимпиаде. Мнение окружающих: «Его затраты времени и усилий по составлению заданий должны достойно оплачиваться».

Остается открытым вопрос, в какой степени достойная легаль ная заработная плата и легальные высокие доходы в образовании, и не только в нем, устраняют коррупцию. Мы не будем в настоящей работе рассматривать эту проблему (см. [8]), заметим лишь, что недопустимо низкая зарплата заведомо может провоцировать кор рупцию.

Перейдем теперь к статистической части нашего исследова ния, базирующейся на данных, полученных путем опроса родите лей, т.е. потенциальных взяткодателей1. Вопросы экономического, и в частности коррупционного, поведения семей в сфере образо вания детей и взрослых регулярно изучаются в рамках проекта «Мониторинг экономики образования»2. Ежегодно проводятся об щероссийский и московский репрезентативные опросы. Послед ний раз эти вопросы подробно изучались в ходе пятой волны ис следований осенью 2006 г. Было опрошено 9000 семей (в том числе более 5000 семей с детьми в возрасте от 4 до 22 лет) в рамках общероссийского опроса и 4500 семей (в том числе около 1700 семей с детьми) — в рамках московского опроса.

На основе этого эмпирического материала посмотрим, какие социально демографические сегменты населения в той или иной мере заражены вирусом коррупционного поведения.

Выше уже отмечалось, что необходимым условием существования Индикаторы коррупции является «моральная поддержка» со стороны окружаю коррупционно щих. Проблема состоит в том, что многие, осуждая коррупцию как го поведения явление, сами ищут, кому бы дать взятку в той или иной ситуации.

семей на рынке Чаще всего это судьбоносные ситуации, когда риск представляет образования ся недопустимым. Например, речь может идти о непоступлении в желаемый или даже в любой вуз с последующим призывом на военную службу. Коррупционный же путь в большинстве случаев обеспечивает определенные гарантии. Кроме того, взятка заме щает собственные усилия ребенка, которые сегодня далеко не всякий склонен прилагать даже при наличии способностей.

Целью данного раздела является выяснить, в какой степени допустимым, естественным для российского населения в целом и для отдельных социально демографических групп является кор рупционное поведение в системе образования.

Эмпирической основой для оценки склонности семей к такому поведению послужили общероссийский и московский репрезента тивные опросы населения, проведенные Фондом «Общественное К сожалению, данными опросов взяткополучателей мы пока еще не располагаем.

См.: http://education monitoring.hse.ru/, http://bd.fom.ru/report/map/anin02.

Теоретические и прикладные исследования мнение» в рамках пятой волны проекта «Мониторинг экономики образования».

Поскольку коррупционное поведение уголовно наказуемо, труд но себе представить, что все респонденты, дававшие взятки за своего ребенка, сообщат об этом совершенно незнакомому чело веку — интервьюеру. Поэтому приводимый ниже анализ выполнял ся по ответам респондентов на три косвенных вопроса. Их спра шивали, во первых, слышали ли они о случаях дачи взяток в таких детских садах, школах, вузах и т.п., как тот, который посещает или где учится их ребенок. Во вторых, дали или не дали бы они сами взятку за своего ребенка при случае. В третьих, есть ли у их семьи материальная возможность осуществлять такого рода коррупци онные платежи.

По ответам на эти вопросы были построены три показателя склонности семьи к коррупционному поведению. Во первых, уро вень коррупции характеризуется индикатором информирован ности. Разговоры о взятках в окружении семьи легализуют кор рупционное поведение и постепенно делают его социально допус тимым. Во вторых, важным показателем коррупционного поведения служит индикатор готовности к нему, показывающий, считает ли респондент для себя допустимой дачу взятки за особое отноше ние к ребенку. В третьих, для дачи взятки надо располагать соот ветствующими средствами. Важной характеристикой семьи в дан ном отношении служит индикатор возможности.

Значение «знают» индикатора информированности присваива лось семьям, в которых респондент слышал о случаях дачи хотя бы одного типа взяток на той стадии образования, на которой нахо дится его ребенок1.

Значение индикатора готовности «безусловно готов» присваи валось семьям, в которых хотя бы на один вопрос о готовности дать за своего ребенка взятку, если бы представилась такая воз можность, респондент давал уверенный положительный ответ. Если же хотя бы на один из этих вопросов респондент колебался, но все же давал положительный ответ, семье приписывалось значение индикатора готовности «скорее готов».

Аналогично строился индикатор возможности: его значения «бе зусловно могут» и «скорее могут» присваивались семьям, где был дан соответственно уверенный или неуверенный положительный ответ на вопрос о том, имеет ли семья материальную возможность осуществлять неофициальные коррупционные платежи на той ста дии образования, на которой находится ребенок.

В целом по опросу 39% респондентов из семей с детьми знают о случаях дачи взяток в ходе обучения ребенка;

5% «безусловно готовы» и еще 15% — «скорее готовы» дать такую взятку. Возмож Здесь и далее имеются в виду следующие типы взяток: за поступление в детский сад, при посещении детского сада, за поступление в желательную для семьи школу, при учебе в школе или учреждении началь ного профессионального образования, за поступление в учреждение среднего или высшего профессио нального образования, при учебе в учреждении среднего или высшего профессионального образования.

Е.Б. Галицкий, М.И. Левин Взяткообучение и его социальные последствия ность осуществлять такого рода неофициальные платежи «безус ловно есть» у 5% семей и «скорее есть» у 18% семей.

Значения приведенных выше индикаторов заметно различают ся в разных группах семей. При построении этих групп нами были использованы четыре признака, характеризующих семью в целом:

• самый высокий уровень образования в семье;

• род занятий члена семьи с наибольшими доходами;

• материальное положение семьи;

• тип населенного пункта, в котором проживает семья.

Данные о том, какая доля представителей разных социально демографических групп населения слышала о случаях дачи взяток в таких учебных заведениях, как то, в котором учится или в которое готовится поступать их ребенок, представлены на рис. 1.

Доли знающих о случаях дачи взяток в подобных учебных заведениях, % Рис. 1.

ВСЕ СЕМЬИ С ДЕТЬМИ Послевузовское Незаконченное высшее Высшее Среднее профессиональное Среднее общее Начальное профессиональное Основное общее Руководители предприятий Индивидуальные частные предприниматели Руководители подразделений Специалисты Служащие Рабочие Материальных затруднений не испытываем;

при необходимости могли бы приобрести квартиру, дом Денег хватает на все, кроме таких дорогих приобретений, как квартира, дом Денег вполне хватает на приобретение крупной бытовой техники, но мы не можем купить новую машину На покупку одежды и обуви денег хватает, но не хватает на покупку крупной бытовой техники На питание денег хватает, но не хватает на покупку одежды и обуви Денег не хватает даже на питание Региональные центры с населением более 1 млн жителей Региональные центры с населением менее 1 млн жителей Москва Санкт Петербург Районный центр, малый город, поселок городского типа Села Самый высокий уровень с наибольшим доходом образования в семье семьи Тип населенного пункта Материальное положение Род занятий лица Теоретические и прикладные исследования Мы видим, что больше всего информированных о случаях взя точничества среди магистров и лиц с послевузовским образовани ем (56 и 54% соответственно), а меньше всего — среди лиц с основным общим образованием (24%). О случаях коррупции в сфе ре образования детей оказалась информирована примерно поло вина семей, основной доход в которых приносит руководитель или индивидуальный частный предприниматель, тогда как в семьях ра бочих такая информированность была зафиксирована лишь в 38% случаев. Семьи с более высоким материальным положением обыч но лучше информированы о случаях коррупции в образовании. Что касается населенных пунктов, то информированность о случаях коррупции наиболее высока в Москве и центрах субъектов Феде рации (47–52%), несколько ниже — в малых городах и Санкт Пе тербурге (40–42%), еще ниже — в селах (33%).

Перейдем к анализу финансовых возможностей семей — кто в состоянии давать за своих детей взятки такого размера, как те, о которых им приходилось слышать (рис. 2).

Чаще всего о том, что в семейном бюджете найдутся средства на взятку, сообщали семьи докторов и кандидатов наук, чуть ре же — семьи лиц с высшим, еще чуть реже — с незаконченным высшим образованием. Респонденты из менее образованных се мей уверенность в своих финансовых возможностях выражали реже. Материальная готовность давать взятки оказалась более вы сокой в тех семьях, в которых член семьи с наибольшими дохода ми занимает более высокую должность. Почти в половине семей руководителей и частных предпринимателей респонденты с той или иной степенью уверенности отмечали, что обладают необхо димыми для дачи взяток ресурсами.

Еще ярче проявляется связь между доступностью для семьи такого «удовольствия», как дача взятки за особое отношение к ребенку, и материальным положением семьи в целом. Лишь чуть больше четверти (27%) семей, которые не испытывают матери альных трудностей, считают дачу взяток непозволительной для се бя «роскошью». (Можно себе представить, какую сумму взяток имеют в виду эти люди!) При этом две из каждых пяти состоятель ных семей (42%), если понадобится, безусловно наберут денег на взятку.

Уверенность в том, что семья при необходимости сможет дать взятку за ребенка, плавно уменьшается со снижением «ранга» на селенного пункта: в столицах доля таких семей составляет 34– 37%, в областных и республиканских центрах — 29–31%, в малых городах — 24%, в селах — 18%. Если же принимать во внимание лишь уверенные ответы респондентов, то второе место после Моск вы (12%) занимают сравнительно небольшие региональные цент ры (8%). В остальных населенных пунктах в своей «взяткоспособ ности» уверены не более 5% семей с детьми.

Рассмотрим теперь, как ответили респонденты, в семьях кото рых есть дети, на вопрос о том, пошли бы они, если понадобится, Е.Б. Галицкий, М.И. Левин Взяткообучение и его социальные последствия Доли имеющих финансовую возможность платить взятки Рис. 2.

при обучении детей, % ВСЕ СЕМЬИ С ДЕТЬМИ Послевузовское Незаконченное высшее Высшее Среднее профессиональное Среднее общее Начальное профессиональное Основное общее Руководители предприятий Индивидуальные частные предприниматели Руководители подразделений Специалисты Служащие Рабочие Материальных затруднений не испытываем;

при необходимости могли бы приобрести квартиру, дом Денег хватает на все, кроме таких дорогих приобретений, как квартира, дом Денег вполне хватает на приобретение крупной бытовой техники, но мы не можем купить новую машину На покупку одежды и обуви денег хватает, но не хватает на покупку крупной бытовой техники На питание денег хватает, но не хватает на покупку одежды и обуви Денег не хватает даже на питание Региональные центры с населением более 1 млн жителей Региональные центры с населением менее 1 млн жителей Москва Санкт Петербург Районный центр, малый город, поселок городского типа Села Безусловно могут Скорее могут Не могут на то, чтобы неофициально заплатить за особое отношение к их ребенку (рис. 3).

в семье Самый высокий уровень образования Род занятий лица с наибольшим доходом Тип населенного пункта Материальное положение семьи Теоретические и прикладные исследования Доли склонных дать, если понадобится, взятку за особое отношение Рис. 3.

к своему ребенку в учебном заведении, % ВСЕ СЕМЬИ С ДЕТЬМИ Послевузовское Незаконченное высшее Высшее Среднее профессиональное Среднее общее Начальное профессиональное Основное общее Руководители предприятий Индивидуальные частные предприниматели Руководители подразделений Специалисты Служащие Рабочие Материальных затруднений не испытываем;

при необходимости могли бы приобрести квартиру, дом Денег хватает на все, кроме таких дорогих приобретений, как квартира, дом Денег вполне хватает на приобретение крупной бытовой техники, но мы не можем купить новую машину На покупку одежды и обуви денег хватает, но не хватает на покупку крупной бытовой техники На питание денег хватает, но не хватает на покупку одежды и обуви Денег не хватает даже на питание Региональные центры с населением более 1 млн жителей Региональные центры с населением менее 1 млн жителей Москва Санкт Петербург Районный центр, малый город, поселок городского типа Села Не готовы Безусловно готовы Скорее готовы Наиболее склонны к тому, чтобы дать, если понадобится, взят ку за особый подход к своему ребенку, те семьи, в которых самое высокое образование — незаконченное высшее. Более четверти в семье Самый высокий уровень образования Род занятий лица с наибольшим доходом Тип населенного пункта Материальное положение семьи Е.Б. Галицкий, М.И. Левин Взяткообучение и его социальные последствия (27%) таких семей с той или иной степенью уверенности предпоч ли бы коррупционный путь решения проблемы. Тот же путь весьма приемлем и тогда, когда у кого то из членов семьи есть высшее образование (25%).

Картина оказывается несколько иной, если рассматривать толь ко твердую готовность семей дать взятку. По этому показателю лидируют семьи, в которых у кого либо есть высшее образование (8%), а также где есть кандидат или доктор наук (7%).

Что касается рода занятий, то наибольшей склонностью давать взятки за детей отличаются семьи индивидуальных частных пред принимателей: при случае на это пошла бы ровно треть (33%) таких семей, в том числе 13% сделали бы это без всяких коле баний.

Прямая зависимость выявлена также между уровнем матери ального благосостояния семьи и ее готовностью при случае дать взятку, чтобы улучшить отношение к своему ребенку. По такому пути пошла бы треть (33%) семей, не испытывающих материаль ных затруднений, и только 13% семей, еле сводящих концы с кон цами.

Готовность дать взятку за ребенка чаще всего выказывали жи тели областных и республиканских центров (24–28%), а реже все го — жители сел (17%). Уверенно высказавших такую готовность больше всего в столице — 10%: каждый десятый москвич хотел бы прибегнуть к взятке в случае возникновения у семьи проблем с обучением детей!

Мы рассмотрели отдельные составляющие склонности семей к коррупционному поведению в сфере образования детей. Однако вряд ли можно заподозрить в коррупционной деятельности чело века, знающего о случаях взяточничества, но считающего такие поступки для себя недопустимыми, или человека, не имеющего материальной возможности давать взятки. Поэтому был разрабо тан сводный индикатор коррупционного поведения, в основу кото рого были положены следующие два предположения.

• Взятки давала половина семей, где были получены утверди тельные ответы как на вопрос о готовности дать взятку за ребенка, так и на вопрос о наличии для этого материальных возможностей, если хотя бы на один из этих вопросов ответ был дан уверенно.

• Взятки давала каждая четвертая семья из тех, где были полу чены неуверенные утвердительные ответы («скорее да») на оба эти вопроса.

Если исходить из этих предположений, то в среднем давала взятки за своего ребенка каждая десятая семья (9,5%). Доли таких семей различны в разных социально демографических группах на селения (рис. 4).

Самая высокая доля взяткодателей (14%) зафиксирована в наи более образованных семьях, а также в семьях руководителей пред приятий и индивидуальных частных предпринимателей. Наиболее сильное влияние на коррупционное поведение оказывает матери Теоретические и прикладные исследования Доли дававших (согласно предположениям) взятки Рис. 4.

за своего ребенка, % ВСЕ СЕМЬИ С ДЕТЬМИ Послевузовское Высшее Незаконченное высшее Среднее профессиональное Среднее общее Основное общее Начальное профессиональное Руководители подразделений Индивидуальные частные предприниматели Руководители предприятий Служащие Руководители подразделений Специалисты Рабочие Материальных затруднений не испытываем;

при необходимости могли бы приобрести квартиру, дом Денег хватает на все, кроме таких дорогих приобретений, как квартира, дом Денег вполне хватает на приобретение крупной бытовой техники, но мы не можем купить новую машину На покупку одежды и обуви денег хватает, но не хватает на покупку крупной бытовой техники На питание денег хватает, но не хватает на покупку одежды и обуви Денег не хватает даже на питание Региональные центры с населением более 1 млн жителей Региональные центры с населением менее 1 млн жителей Москва Санкт Петербург Районный центр, малый город, поселок городского типа Села альное положение семьи. Каждая пятая семья, не испытывающая материальных затруднений, — 22% — давала взятки за своего ребенка. Обнаружена и зависимость доли взяткодателей от типа населенного пункта. Самая высокая (12%) доля семей, дававших в семье Самый высокий уровень образования Род занятий лица с наибольшим доходом Тип населенного пункта Материальное положение семьи Е.Б. Галицкий, М.И. Левин Взяткообучение и его социальные последствия взятки за ребенка, зафиксирована в столице и в региональ ных центрах с населением менее миллиона человек. Самая низкая (7%) — в селах.

В целом можно заметить, что высокоресурсные семьи более других склонны к коррупционному поведению: наивысшая (22%) доля семей, дававших взятки, выявлена среди тех, кто не испыты вает материальных затруднений, несколько меньшая (18%) — сре ди семей, способных купить все, кроме квартиры, дома и т.п.

Таким образом, в сфере образования на сегодняшний день фикси Выводы руется весьма высокий уровень коррупции. Сферу образования отличает наличие мощных стимулов к даче взяток. Это может быть убежденность в невозможности или крайней трудности получения формально «положенной» услуги, желание получить «неположен ную» услугу и стремление застраховаться на случай неудачи. Осо бую тревогу вызывает то, что сегодня значительная часть семей не только знает о случаях взяточничества в сфере образования и впол не терпимо к ним относится, но и не скрывает своей склонности решать возникающие проблемы коррупционным путем.

Исследованием зафиксирована положительная зависимость между социальными ресурсами семьи, с одной стороны, и готов ностью к коррупционному поведению — с другой. Выявленные кор рупционные механизмы воспроизводят и еще более усиливают социальное расслоение в нашем обществе. Если не удастся сни зить коррумпированность нынешней системы образования, наше общество рискует превратиться в кастовое. Для решения этой проблемы необходимо разрушить атмосферу морального оправ дания взяток со стороны общества.

* * * Авторы приносят глубокую благодарность Я.И. Кузьминову, В.М. Полтеровичу, Г.А. Сатарову за плодотворное обсуждение со держательных и методических вопросов, затронутых в настоящей работе, а также рецензенту Шуваловой О.Р. за ценные замечания и предложения, способствовавшие улучшению этой статьи.

1. Галицкий Е.Б., Левин М.И. Коррупция в российской системе обра Литература зования. Во что обходится семье образование ребенка // Народное обра зование. 2004. № 10.

2. Кузьминов Я. Тезисы о коррупции // Кузьминов Я. Инвестиционный климат и экономическая стратегия России: Материалы для обсуждения.

М., 2000. С. 413–426.

3. Levin M.I., Satarov G.A. (2000) Corruption and Institutions in Russia // European Journal of Political Economy. Vol.16. P. 113–132.

4. Osborne Martin J., Rubinstein Ariel (1990) Bargaining and markets was published in MIT Press.

5. Rose Ackerman Susan (1975) The economics of corruption // Journal of Public Economics. Vol. 4(2). P. 187–203.

Теоретические и прикладные исследования 6. Rubinstein A. (1989) Competitive equilibrium in a market with decentralized trade and strategic behavior: An introduction // G. Feiwel (ed.) The Economics of imperfect competition and employment: Joan Robinson and beyond. P. 243–259.

7. http://www.becker posner blog.com/archives/2005/08/economics_ of_co.html.

8. www.indem.ru. Доклад «Стимулы, эффективность, коррупция».

9. http://www.newsru.com/russia/22jun2005/vzyatky.html.

10. http://www.u4.no/themes/education/educationcommonforms. cfm Corruption in the education sector.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.