WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 16 |

«ГРАЖДАНСКOЕ ПРАВО УЧЕБНИК ПОД РЕДАКЦИЕЙ доктора юридических наук, профессоре А.П. Сергеева, доктора юридических наук, профессора, члена-корреспондента РАН Ю.К. Толстого Учебник удостоен премии ...»

-- [ Страница 2 ] --

Более предметное представление о понятии источника повы шенной опасности дает их классификация. В самом законе ни прежде, ни теперь какого-либо исчерпывающего или, по крайней мере, претендующего на полноту перечня возможных источников повышенной опасности не содержится. Его и невозможно соста вить ввиду постоянного развития науки и техники. Вместе с тем в литературе неоднократно предпринимались попытки выявить их наиболее важные виды. Наиболее полно данный вопрос раскрыт А. Красавчиковым, предложившим единый критерий класси фикации, которым он считал форму энергии, заключенную в со § 6. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности материальном объекте1. В этой связи он выделил четыре основные группы источников повышенной опасности:

1) физические, которые, в свою очередь, подразделяются на механические (например, транспорт), электрические (например, системы высокого напряжения) и тепловые (например, паросило вые установки);

2) физико-химические, к которым относятся радиоактивные материалы;

3) химические, подразделяемые на отравляющие (например, яды), взрывоопасные (например, некоторые газы) и огнеопасные (например, некоторые виды топлива);

4) биологические, которые делятся на зоологические (напри мер, дикие животные) и микробиологические (например, некото рые штаммы микроорганизмов).

При всей спорности и условности данной классификации, со стоящей, в частности, в том, что многие конкретные объекты од новременно могут быть отнесены к нескольким группам, она по лезна, так как может способствовать усвоению правил о рассмат риваемом деликте и служить известным ориентиром для судебной практики. Последняя, кстати говоря, сама играет весьма сущест венную роль в наполнении понятия источника повышенной опас ности конкретным содержанием. Например, судебная практика традиционно не относит к источникам повышенной опасности охотничье оружие и домашних животных, хотя с теоретической точки зрения многие из них отвечают всем признакам такого ис точника.

Владелец источника повышенной опасности. Согласно п. ст. 1079 возместить вред, причиненный источником повышен ной опасности, обязан его владелец. Под владельцем источника по вышенной опасности следует понимать юридическое лицо или гражданина, осуществляющих эксплуатацию источника повышен ной опасности в силу принадлежащего им права собственности, права хозяйственного ведения, оперативного управления либо по другим основаниям (по договору аренды, по доверенности на уп равление транспортным средством, в силу распоряжения компе тентного органа о передаче источника повышенной опасности и т. п.). В приведенном определении, закрепленном п. 19 постанов ления Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г.2, указы вается на два признака владельца источника повышенной опасно См.: Красавчиков А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. С. 41—64.

В настоящее время данное определение, по сути, воспроизведено в п. ст. 1079 ГК.

52 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда сти — юридический и материальный. Юридический признак озна чает, что владельцем признается лишь то лицо, которое обладает соответствующим правомочием в отношении источника повы шенной опасности. Такими правомочиями могут быть право соб ственности, право хозяйственного ведения или иное право вещно го типа, право, приобретенное на основании договора, и т. п.

В соответствии с материальным признаком владельцем призна ется лишь тот собственник или иной титульный владелец источ ника повышенной опасности, который одновременно осуществ ляет над ним фактическое господство, т. е. эксплуатирует или иным образом использует (в том числе хранит) объект, обладаю щий опасными свойствами. Как правило, оба названных признака владельца источника повышенной опасности должны быть нали цо, за исключением случаев, указанных в законе. Ориентируясь на эти признаки, юридической наукой выработаны определенные подходы к разрешению ряда типичных вопросов, возникающих в судебной практике.

Прежде всего необходимо четко различать владельца источни ка повышенной опасности и лицо, которое осуществляет управле ние источником повышенной опасности в силу трудовых отноше ний с владельцем этого источника (водитель, машинист, пилот, оператор и т. д.). Такое лицо владельцем источника повышенной опасности не является и потому непосредственной ответственно сти перед потерпевшим не несет. Оно может быть привлечено к имущественной ответственности лишь самим владельцем источ ника повышенной опасности в регрессном порядке с учетом ха рактера тех договорных отношений, которые между ними сущест вуют. При этом владелец источника повышенной опасности отве чает перед потерпевшим и тогда, когда вред причинен во внерабочее время или хотя бы в рабочее время, но не в связи с вы полнением работником служебных обязанностей. Например, не имеет значения, совершен ли наезд на пешехода тогда, когда ма шина использовалась водителем в служебных целях, или тогда, когда водитель выполнял какой-либо «левый» рейс: в обоих случа ях перед потерпевшим будет отвечать не сам водитель, а тот, кто является владельцем машины. Такой вывод обосновывается тем, что в обоих случаях владелец сам вверил непосредственное управ ление источником повышенной опасности конкретному лицу, за действия которого он и должен нести ответственность. И лишь в тех случаях, когда работник предприятия самовольно завладел ис точником повышенной опасности, владелец такого источника при наличии ряда дополнительных условий может быть освобожден от ответственности перед потерпевшим.

Проблема самовольного завладения источником повышенной опасности является более широкой и представляет собой следую § 6. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности щий самостоятельный аспект рассматриваемого вопроса. В соот ветствии с п. 2 ст. 1079 ГК владелец источника повышенной опас ности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате про тивоправных действий других лиц. В таких случаях непосредст венную ответственность перед потерпевшим несут лица, противо правно завладевшие источником повышенной опасности, напри мер угонщики транспортных средств. В плане ответственности перед потерпевшим они приравнены к владельцам источника по вышенной опасности, что вполне справедливо и оправданно. Са ми же законные владельцы, лишенные помимо их воли господства над источником, по общему правилу, от ответственности осво бождаются. Если, однако, в противоправном изъятии источника из обладания титульного владельца виновен он сам, ответствен ность за причиненный вред может быть возложена судом как на лицо, противоправно завладевшее таким источником, так и на его законного владельца. Ответственность владельца источника повы шенной опасности может наступить, в частности, тогда, когда по его вине не была обеспечена надлежащая охрана источника с по мощью обычных средств (например, машина оставлена владель цем незапертой с ключом зажигания). В этом и подобных случаях вред считается причиненным действиями (бездействием) как за конного владельца, так и лица, противоправно завладевшего ис точником повышенной опасности. На каждого из них может быть возложена ответственность за причиненный вред в долевом по рядке соразмерно степени их вины.

Немало сложных вопросов возникает при определении фигуры владельца источника повышенной опасности, ответственного за причинение вреда, тогда, когда объект, обладающий повышенной опасностью, принадлежит одновременно нескольким лицам, име ющим на него либо однородные (например, ли бо разнородные права (например, собственник и лицо, которое пользуется источником повышенной опасности по договору с соб ственником). Здесь решающее значение приобретает материаль ный признак, а именно, кто осуществляет фактическое господство над источником, в том числе в момент причинения вреда.

Исходя из этого при наличии общей собственности супругов на источник повышенной опасности, например автомашину, в су дебной практике к ответственности привлекается лишь непосред ственный причинитель вреда, т. е. тот из супругов, который зани мается непосредственной эксплуатацией автомашины, на кого она оформлена и т. п.

При передаче источника повышенной опасности в хозяйствен ное управление пользователя, например по договору аренды транспортного средства без предоставления услуг по управлению 54 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда и технической эксплуатации, ответственность за вред, причинен ный третьим лицам, несет сам арендатор. Напротив, при фрахто вании транспортного средства с экипажем ответственным за воз можное причинение вреда продолжает оставаться арендодатель.

Если управление источником повышенной опасности передает ся другому лицу без оформления такой передачи, например за руль автомашины в присутствии собственника садится его родственник или знакомый, считается, что автомобиль при этом не выходит из обладания собственника, который как владелец источника повы шенной опасности несет непосредственную ответственность перед потерпевшим. Напротив, когда автомобиль, принадлежащий част ному лицу, на основании властного предписания переходит во временное управление должностного лица, например, использу ется инспектором ГИБДД или оперативным работником для пре следования лица, подозреваемого в преступлении, его владель цем на этот период становится соответствующий государствен ный орган.

Нередко вред потерпевшим причиняется действиями несколь ких владельцев источников повышенной опасности, например в результате столкновения двух автомашин пострадавшим оказы вается пешеход или пассажир одной из автомашин. В такой ситуа ции солидарную ответственность перед потерпевшим несут оба владельца источников повышенной опасности независимо от то го, кто из них виновен в дорожно-транспортном происшествии.

Если вред потерпевшему возмещен по его требованию тем из при чинителей, который является невиновным, он в регрессном по рядке может переложить убытки на виновника ДТП.

Что же касается вреда, причиненного в результате взаимодей ствия источников повышенной опасности самим их владельцам, то он возмещается на общих основаниях (п. 3 ст. 1079 ГК). На практике это сводится к следующему:

а) вред, причиненный одному из владельцев по вине другого, возмещается виновным;

б) при наличии вины лишь владельца, которому причинен вред, он ему не возмещается;

в) при наличии вины обоих владельцев размер возмещения оп ределяется соразмерно степени вины каждого;

г) при отсутствии вины владельцев источников повышенной опасности во взаимном причинении вреда (независимо от его раз мера) ни один из них не имеет права на возмещение (п. 20 поста новления Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г.).

Лицом, на возмещение вреда, является потер певший, т. е. то лицо, имуществу или здоровью которого причи нен вред. В случае смерти потерпевшего право на возмещение вреда возникает у его иждивенцев в связи с потерей кормильца.

§ 6. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности В течение длительного времени в нашей стране из числа потер певших, перед которыми владелец источника повышенной опас ности отвечает независимо от вины, были исключены его работ ники, т. е. именно те лица, которые ближе всех соприкасаются с вредоносными свойствами источника повышенной опасности.

Считалось, что, уплачивая страховые взносы за своих работников, владелец источника повышенной опасности выводит себя из зоны ответственности за вред, причиненный невиновно, хотя бы это и произошло в силу воздействия источника повышенной опасности.

С принятием Основ гражданского законодательства г. и вто рой части ГК положение в этой области кардинально изменилось.

В настоящее время вред, причиненный жизни или здоровью граж данина при исполнении договорных обязательств, возмещается на общих основаниях, в том числе и с учетом правил, закрепленных ст. 1079 ГК.

Основания освобождения владельца источника повышенной опасности от ответственности. Закон указывает на ряд юридиче ских фактов, при наличии которых владелец источника повышен ной опасности может быть освобожден от ответственности за при чиненный вред. Условно их можно подразделить на две группы:

а) те, которые служат безусловным основанием для освобождения от ответственности;

б) те, которые могут послужить основанием для освобождения от ответственности по усмотрению суда. К пер вой группе относятся умысел потерпевшего и действие непреодо лимой силы. Под умыслом потерпевшего понимается осознанное желание лица, чтобы ему был причинен вред. При этом лицо дол жно понимать значение своих действий и быть способно руково дить ими. Поэтому, например, если самоубийство совершает чело век, находящийся в невменяемом состоянии, умысел в его дейст виях с юридической точки зрения отсутствует. Что касается непреодолимой силы, то, не возвращаясь вновь к раскрытию ее по нятия1, подчеркнем лишь, что в данном случае речь идет о воздей ствии внешнего по отношению к источнику повышенной опасно сти фактора (обычно стихийного природного явления), который становится основной причиной выхода источника повышенной опасности из-под контроля его владельца. Вредоносные свойства самого источника повышенной опасности непреодолимой силой не являются.

Ко второй группе оснований, при наличии которых суд может освободить владельца источника повышенной опасности от ответ ственности за причиненный вред, относятся грубая неосторож ность потерпевшего, имущественное положение причинителя вре Об этом см. главу 27 настоящего учебника.

56 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда да и причинение вреда в состоянии крайней необходимости. Гру бая неосторожность потерпевшего, т. е. такое его поведение, при котором им игнорируются элементарные и очевидные для всех правила безопасности, оказывает разное влияние на рассматрива емый деликт в зависимости от ряда дополнительных факторов.

Так, если в причинении вреда есть вина владельца источника по вышенной опасности, при наличии грубой неосторожности потер певшего суд должен лишь уменьшить размер возмещения в зави симости от степени их вины. При грубой неосторожности потер певшего и отсутствии вины владельца источника повышенной опасности суд не только должен уменьшить размер возмещения, но и вправе полностью освободить причинителя вреда от ответст венности. Если, однако, вред причинен жизни или здоровью гражданина, полный отказ в возмещении вреда не допускается (п. 2 ст. 1083 ГК). Наличие в поведении потерпевшего простой не осторожности никак не влияет на размер возмещаемого ему вреда.

Имущественное положение причинителя вреда может быть учте но судом: а) лишь в плане уменьшения размера возмещения, но не освобождения от ответственности;

б) только тогда, когда владель цем источника повышенной опасности является гражданин, но не юридическое лицо;

в) в действиях владельца отсутствует умысел (п. 3 ст. 1083 ГК).

Крайняя необходимость как состояние, при котором причи нение вреда потерпевшему не считается противоправным и при наличии которого суд с учетом обстоятельств дела может осво бодить причинителя вреда от обязанности возместить вред пол ностью или частично, в полной мере распространяется и на причинение вреда источником повышенной опасности. Напри мер, очень часто во избежание наезда на пешеходов или столк новения с другими автомашинами водители сознательно идут на причинение вреда иным лицам. В одних случаях суды расцени вают их действия как совершенные в состоянии крайней необ ходимости, а в других — как причинение вреда источником по вышенной опасности, что влечет разные правовые последствия.

Если все условия для признания состояния крайней необходи мости налицо, в том числе намеренность действий лица, причи нившего вред, то не имеет значения, чем конкретно причинен вред — источником повышенной опасности или нет. Даже если вред причинен потерпевшему особыми вредоносными свойства ми источника повышенной опасности, но в состоянии крайней необходимости, должны применяться правила ст. 1067, а не ст. 1079 ГК.

§ 7. Ответственность за вред, причиненный жизни и здоровью гражданина § 7. Ответственность за вред, причиненный жизни и здоровью гражданина Общие положения. Причинение увечья, иного повреждения здоровья гражданина, а также лишение его жизни порождают обя зательство по возмещению вреда, которое обладает рядом специ фических особенностей по сравнению с общими правилами об указанных обязательствах. Данный случай традиционно выделяет ся в российском гражданском законодательстве в особый деликт, регулирование которого наряду с нормами ГК осуществляется также специальными правовыми актами. Среди этих актов наибо лее важное место всегда занимали Правила возмещения вреда, причиненного рабочим и служащим при исполнении ими служеб ных обязанностей. Ныне в связи с вступлением в силу Закона РФ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» от 24 июля 1998 г. отношения между работниками и работодателями по пово ду возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работни ков, переместились из области гражданского права в сферу соци ального обеспечения. Поэтому правила, закрепленные § 2 главы 59 ГК, должны применяться теперь лишь к тем случаям, когда причинитель вреда и потерпевший не состоят друг с другом в тру довых и приравненных к ним отношениях. Наряду с нормами ГК в рассматриваемой сфере действует ряд подзаконных актов1. Боль шое значение имеет постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненно го повреждением здоровья» от 28 апреля 1994 г.

Рассматриваемое деликтное обязательство возникает при нали чии общих условий гражданско-правовой ответственности. С уче том того, что жизнь и здоровье гражданина являются абсолютными ценностями, любое повреждение здоровья гражданина и тем более лишение его считаются противоправными. Лишь в исключи тельных случаях, которые указаны в законе, причинение вреда жизни и здоровью человека считается допустимым. Например, это возможно при отражении неправомерного посягательства (состоя ние необходимой обороны) или при задержании опасного пре ступника.

Причинение вреда жизни или здоровью гражданина означает в первую очередь умаление его личных неимущественных благ, что само по себе дает потерпевшему право требовать компенсации мо рального вреда. Однако основным объектом возмещения в рас См., напр.: Положение о признании лица инвалидом, утв. постановле нием Правительства РФ от 13 августа 1996 г. // СЗ РФ. 1996. № 34. Ст. и 58 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда сматриваемом случае являются возникающие в связи с поврежде нием здоровья или смертью имущественные выражающие ся, в частности, в утрате заработка и иных доходов, в расходах на восстановление здоровья, на погребение и т. д. Если никакого имущественного вреда у потерпевшего не возникло, хотя его здо ровью и причинен несомненный вред, его права ограничиваются возможностью требования компенсации за физические и нравст венные страдания, которые ему пришлось пережить.

Условием ответственности за вред, причиненный жизни или здоровью гражданина, является вина причинителя вреда, кроме случаев причинения вреда источником повышенной опасности, а также незаконным актом правоохранительного органа или суда (ст. 1070, 1079 ГК). В соответствии с общим правилом ст. 1064 ГК вина причинителя презюмируется, в силу чего именно он для ос вобождения от ответственности должен представить доказательст ва своей невиновности.

Специфика такого условия ответственности, как причинная связь, в рассматриваемой области состоит в необходимости уста новления не одной, а двух причинных связей. Во-первых, должна присутствовать причинная связь между действиями (бездействи ем) причинителя вреда и повреждением здоровья или смертью гражданина. Во-вторых, должна быть установлена связь между по вреждением здоровья (смертью) потерпевшего и имущественными потерями, выразившимися в утрате заработка, дополнительных расходах и т. п.

Рассматриваемый деликт подразделяется на две основные раз новидности. В зависимости от того, каким благам гражданина причинен вред, выделяются: а) ответственность за вред, причи ненный повреждением здоровья гражданина, и б) ответственность за вред, причиненный смертью кормильца. Названные случаи от личаются друг от друга объемом и характером возмещения, субъ ектным составом и целым рядом иных обстоятельств. Дальнейший анализ правил об ответственности за вред, причиненный жизни и здоровью гражданина, будет вестись применительно именно к этим двум случаям.

Завершая общую характеристику правил о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина, отметим, что Феде ральным законом «О введении в действие части второй ГК РФ» положениям Кодекса, содержащимся в § 2 главы 59 ГК, придана обратная сила. В соответствии со ст. 12 указанного Закона эти по ложения распространяются также на случаи, когда причинение вреда жизни и здоровью гражданина имело место до 1 марта 1996 г., но не ранее 1 марта 1993 г., и причиненный вред остался невозмещенным. Единственное исключение составляет ст. ГК, распространяющая рассматриваемые правила на отношения § 7. Ответственность за вред, причиненный жизни и здоровью гражданина военной службы, службы в милиции и т. п., которая вступила в действие лишь с 1 марта 1996 г.

Ответственность за вред, причиненный повреждением здоровья.

В результате увечья или иного повреждения здоровья имуществен ные потери гражданина могут выражаться в утрате им заработка (дохода), которого он лишился полностью или частично в связи с потерей трудоспособности или ее уменьшением, а также в допол нительных расходах, которые гражданин вынужден нести в связи с повреждением здоровья. Рассмотрим каждый из названных видов ущерба более подробно.

Ущерб в виде утраченного заработка (дохода) определяется с учетом двух факторов, а именно: а) среднего месячного заработка (дохода) потерпевшего до увечья или иного повреждения здоровья либо до утраты им трудоспособности;

б) степени утраты потерпев шим профессиональной трудоспособности, а при отсутствии про фессиональной трудоспособности — степени утраты общей трудо способности.

В состав утраченного заработка (дохода) потерпевшего вклю чаются все виды оплаты его труда по трудовым и гражданско-пра вовым договорам как по месту основной работы, так и по совме стительству, облагаемые подоходным налогом. Доходы от пред принимательской деятельности и авторский гонорар также включаются на основании данных налоговой инспекции. Напро тив, выплаты единовременного характера, в частности компенса ция за неиспользованный отпуск и выходное пособие при уволь нении, не учитываются. За период временной нетрудоспособности или отпуска по беременности и родам учитывается выплаченное пособие. Все виды заработка (дохода) учитываются в суммах, на численных до удержания налогов.

Среднемесячный заработок (доход) потерпевшего подсчитыва ется путем деления общей суммы его заработка (дохода) за 12 ме сяцев работы, предшествующих повреждению здоровья, на 12. Ес ли потерпевший ко времени причинения вреда работал менее месяцев, среднемесячный заработок (доход) путем деления общей суммы заработка (дохода) за фактически прорабо танное число месяцев, предшествующих повреждению здоровья, на число этих месяцев. В тех случаях, когда период работы соста вил менее одного полного календарного месяца, размер среднеме сячного заработка определяется, исходя из условного месячного заработка: заработок за все проработанное время делится на число проработанных дней, а затем полученная сумма умножается на число рабочих дней в месяце, исчисленное в среднем за год.

Наряду с определением размера среднемесячного заработка (дохода) через установление того заработка (дохода), который по терпевший действительно имел до причинения ему вреда, новый 60 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда ГК предоставляет потерпевшему возможность настаивать на том, чтобы при подсчете размера ущерба был принят во внимание тот заработок (доход), который он мог бы определенно получать в бу дущем (п. 1 ст. ГК). Поэтому если до повреждения здоровья в его заработке (доходе) произошли устойчивые изменения, улучша ющие его имущественное положение (повышена заработная плата по занимаемой должности, он переведен на более высокооплачи ваемую работу, поступил на работу после окончания учебного за ведения по очной форме обучения и т.д.), при определении его среднемесячного заработка (дохода) учитывается только заработок (доход), который он получил или должен был получить после со ответствующего изменения.

В случае, когда потерпевший на момент причинения вреда не работал, по его желанию размер среднемесячного заработка может быть установлен двумя способами: а) либо путем определения его среднего месячного заработка до увольнения;

б) либо путем учета обычного размера вознаграждения работника его квалификации в данной местности, но не менее установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по РФ.

Вторым фактором, влияющим на размер утраченного заработка (дохода), является степень утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности, а при ее отсутствии — степень утраты общей трудоспособности. При этом различается временная и стойкая ут рата трудоспособности. При временной утрате трудоспособности гражданин, как правило, считается полностью нетрудоспособным и, следовательно, лишается в этот период всего своего заработка (дохода). Временная нетрудоспособность устанавливается лечеб ным учреждением и удостоверяется выдачей гражданину листка временной нетрудоспособности (больничного листка).

Стойкая (постоянная) утрата трудоспособности определяется учреждениями государственной службы медико-социальной экс пертизы1 (бывшими либо судебно-медицинской эксперти зой и может быть полной или частичной. Степень стойкой утраты трудоспособности лежит в основе признания гражданина инвали дом I, II или III группы. Инвалидность I группы устанавливается на два года, II и III групп — на один год. Без дальнейшего переос видетельствования инвалидность устанавливается мужчинам стар ше 60 лет и женщинам старше 55 лет, инвалидам с необратимыми анатомическими дефектами и некоторым другим категориям ин валидов.

См.: Примерное положение об учреждениях государственной службы медико-социальной экспертизы, утв. постановлением Правительства РФ от 12 августа 1996 г. // СЗ РФ. 1996. № 343. Ст. 4127.

§ 7. Ответственность за вред, причиненный жизни и здоровью гражданина При полной стойкой утрате профессиональной трудоспособ ности размер возмещения равняется размеру среднемесячного за работка (дохода) работника, исчисленному согласно правилам, из ложенным выше. При частичной стойкой утрате профессиональ ной трудоспособности размер возмещения зависит от процента сохранившейся у гражданина способности к труду по его профес сии. Например, если по заключению экспертизы у гражданина со хранилось 60% профессиональной трудоспособности, размер воз мещения составляет 40% от его среднего месячного заработка.

При этом как при полной, так и при частичной утрате профессио нальной трудоспособности способность гражданина к неквалифи цированному труду во внимание не принимается. Лишь в том слу чае, когда потерпевший не имел соответствующей профессии, расчет ведется с учетом степени сохранения у него общей трудо способности.

Размер заработка (дохода), утраченного потерпевшим, опреде ленный в указанном выше порядке, не всегда, однако, будет равен размеру возмещения, назначенного в его пользу. Реальный размер возмещения может быть снижен, если возникновению или увели чению вреда содействовала грубая неосторожность самого потер певшего. Уменьшение размера возмещения производится в зависи мости от степени вины потерпевшего, которая на практике также устанавливается в определенном проценте. При этом независимо от степени грубой неосторожности потерпевшего отказ в возме щении вреда не допускается. Такой отказ возможен лишь тогда, когда вред возник вследствие умысла потерпевшего. Простая его неосторожность, напротив, во внимание не принимается.

При определении размера возмещения пенсия по инвалидно сти, назначенная потерпевшему в связи с увечьем или иным по вреждением здоровья, а равно другие пенсии, пособия и иные по добные выплаты, назначенные как до, так и после причинения вреда здоровью, не учитываются и не влекут уменьшения вреда при возмещении вреда. В счет возмещения вреда не засчитывается также заработок (доход), получаемый потерпевшим после повреж дения здоровья (п. 2 ст. 1085 ГК). В последнем случае имеется в виду, разумеется, не тот заработок (доход), который может полу чать потерпевший с учетом сохранившейся у него степени про фессиональной трудоспособности, а его фактический заработок (доход) после повреждения здоровья. Иными словами, вполне возможна и такая ситуация, когда после получения увечья или иного повреждения здоровья гражданин, сменивший профессию и занявшийся, например, бизнесом, стал зарабатывать больше, чем до причинения вреда его здоровью. Это, однако, не влияет на раз мер возмещения, которое ему назначено в связи с повреждением здоровья.

62 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда Возмещение, назначенное в связи с утраченным заработком (доходом), не является величиной неизменной. В случаях, прямо указанных в законе, его размер может изменяться, причем это мо жет происходить либо автоматически, либо по инициативе заинте ресованных лиц при наличии указанных в законе оснований. Раз мер возмещения автоматически индексируется с учетом уровня инфляции в порядке и в случаях, предусмотренных законом (ст. 1091 ГК). Данное правило согласуется с общей нормой об ав томатическом увеличении сумм, выплачиваемых по денежному обязательству непосредственно на содержание гражданина, в свя зи с учетом уровня инфляции (ст. ГК).

В остальных случаях вопрос об увеличении или уменьшении размера возмещения может быть поставлен заинтересованным ли цом при наличии оснований, указанных в ст. 1090 ГК. Так, потер певший, частично утративший трудоспособность, вправе в любое время потребовать от лица, на которое возложена обязанность возмещения вреда, соответствующего увеличения размера его воз мещения, если трудоспособность потерпевшего в дальнейшем уменьшилась в связи с причиненным повреждением здоровья по сравнению с той, которая оставалась у него к моменту присужде ния ему возмещения вреда. Аналогичным правом, но уже в плане требования уменьшения размера возмещения, обладает лицо, на которое возложена обязанность возмещения вреда, если трудоспо собность потерпевшего возросла по сравнению с той, которая у него была к моменту присуждения возмещения вреда.

Другим основанием для изменения размера возмещения вреда может послужить улучшение или, напротив, ухудшение имущест венного положения гражданина, на которого возложена обязан ность возмещения вреда. Требовать увеличения размера возмеще ния вреда может потерпевший, если, во-первых, размер присуж денного в его пользу возмещения был судом в соответствии с п. 3 ст. 1083 ГК, и, во-вторых, в последующем иму щественное положение ответчика улучшилось, т. е. отпали осно вания для уменьшения размера возмещения вреда. Гражданин, причинивший вред, напротив, может требовать уменьшения раз мера возмещения вреда, если его имущественное положение ухуд шилось по сравнению с положением на момент присуждения воз мещения вреда. Однако снижение размера возмещения возможно лишь тогда, когда ухудшение имущественного положения причи нителя вреда связано с его инвалидностью либо достижением пен сионного возраста, а также при условии, что вред был причинен неумышленными действиями.

Вторым видом ущерба, который может быть причинен потер певшему в связи с повреждением здоровья, являются его дополни тельные расходы. Закон исходит из того, что все дополнительные § 7. Ответственность за вред, причиненный жизни и здоровью гражданина расходы потерпевшего подлежат возмещению причинителем вреда при условии, что они являются обоснованными и доказанными и что соответствующие виды помощи не были предоставлены по терпевшему бесплатно. Закон содержит лишь примерный пере чень возможных дополнительных расходов, которые, в частности, могут выражаться в расходах на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, сана торно-курортное лечение, приобретение специальных транспорт ных средств, подготовку к другой профессии и т. п. Потерпевше му, нуждающемуся в нескольких видах помощи, возмещаются расходы, связанные с получением каждого вида помощи.

Суммы в возмещение дополнительных расходов могут быть присуждены не только тогда, когда они уже фактически понесены, но и взысканы на будущее время в пределах сроков, определяемых на основе заключения медицинской экспертизы, а также при не обходимости предварительной оплаты стоимости соответствую щих услуг и имущества (п. 2 ст. 1092 ГК). В таком порядке, напри мер, взыскиваются суммы на приобретение путевок в санатории, оплату проезда, покупку специальных транспортных средств и т. п.

особенностью взыскания дополнительных расходов является то, что в отличие от утраченного заработка (дохода) по терпевшего их размер не подлежит уменьшению в связи с грубой неосторожностью потерпевшего.

Отметим теперь особенности возмещения вреда при поврежде нии здоровья несовершеннолетних. При причинении вреда здоровью несовершеннолетнего, не достигшего 14 лет, который, как прави ло, не имеет заработка (дохода), возмещению подлежат лишь до полнительные расходы, вызванные повреждением здоровья. Если же причинен вред здоровью несовершеннолетнего в возрасте от до 18 лет, не имеющего заработка (дохода), то помимо дополни тельных расходов в его пользу взыскивается вред, связанный с ут ратой или уменьшением его трудоспособности, исходя из установ ленной в соответствии с законом величины прожиточного мини мума трудоспособного населения РФ в целом. Считается, что в этом возрасте потерпевший уже мог бы трудиться и получать соот ветствующий заработок (доход). По достижении 14 лет такое же возмещение вреда устанавливается и в пользу тех лиц, здоровье которых было повреждено в малолетнем возрасте. Если ко време ни повреждения здоровья несовершеннолетний (независимо от возраста) уже имел заработок, то вред возмещается исходя из раз мера этого заработка, но не ниже установленной в соответствии с законом величины прожиточного минимума трудоспособного населения РФ в целом. В последующем размер возмещения может быть пересмотрен. После начала трудовой деятельности потерпев 64 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда ший вправе требовать увеличения размера возмещения вреда ис ходя из получаемого им заработка, но не ниже размера вознаграж дения, установленного по занимаемой им должности, или зара ботка работника той же квалификации по месту его работы (ст. 1087 ГК).

Ответственность за вред, причиненный смертью кормильца.

В случае смерти гражданина лицо, несущее за это граждан ско-правовую ответственность, обязано возместить вред, который возник у тех, кто лишился вследствие указанного обстоятельства источника средств к существованию. К числу лиц, имеющих пра во на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, относятся:

а) нетрудоспособные лица, которые фактически состояли на иждивении умершего, независимо от родственных отношений, срока иждивения и от того, выполнял ли умерший обязанность по их содержанию добровольно либо на основе требований закона или решения суда;

б) нетрудоспособные лица, которые хотя и не состояли на иж дивении умершего, но имели ко дню его смерти право на получе ние от него содержания. К числу таких лиц относятся, например, нетрудоспособные родители умершего, которые не получали от него помощи, но имели право на ее получение;

в) ребенок умершего, родившийся после его смерти;

г) один из родителей, супруг либо другой член семьи независи мо от его трудоспособности, который не работает и занят уходом за находившимися на иждивении умершего его детьми, внуками, братьями и сестрами, не достигшими 14 лет либо хотя и достиг шими указанного возраста, но по заключению медицинских орга нов нуждающимися по состоянию здоровья в постороннем уходе.

В случае поступления такого лица на работу его право на получе ние возмещения прекращается. Однако если это лицо само стало нетрудоспособным в период осуществления ухода, оно сохраняет право на возмещение вреда после окончания ухода за детьми, вну ками, братьями и сестрами умершего;

д) лица, состоявшие на иждивении умершего и ставшие нетру доспособными в течение пяти лет после его смерти. Данная кате гория лиц впервые получила право на возмещение вреда с приня тием части второй ГК, что справедливо рассматривается в литера туре как одно из главных изменений рассматриваемых правил.

К числу таких лиц относятся, например, трудоспособная супруга, находившаяся на иждивении умершего, но достигшая пенсионно го возраста в течение пяти лет после смерти кормильца.

В соответствии с п. 2 ст. 1088 ГК вред возмещается:

несовершеннолетним — до достижения лет;

учащимся старше 18 лет — до окончания учебы в учебных уч реждениях по очной форме обучения, но не более чем до 23 лет;

§ 7. Ответственность за вред, причиненный жизни и здоровью гражданина женщинам старше 55 лет и мужчинам старше 60 лет — пожиз ненно;

инвалидам — на срок инвалидности;

одному из родителей, супругу или другому члену семьи, заня тому уходом за находившимися на иждивении умершего его деть ми, внуками, братьями и сестрами,— до достижения ими 14 лет либо изменения состояния их здоровья.

Основания, дающие право на вреда в связи со смертью кормильца, должны быть доказаны лицами, претендую щими на реализацию данного права. Родственные отношения с умершим подтверждаются соответствующими документами, а при их отсутствии устанавливаются судом в порядке особого произ водства. Иждивенство детей предполагается и не требует доказа тельств. Факты нахождения на иждивении умершего иных лиц подтверждаются справками жилищно-эксплуатационных органов или органов местного самоуправления (в сельской местности) о составе членов семьи умершего, в том числе находившихся на его иждивении, либо копией соответствующего решения суда. Учеба лиц, имеющих право на возмещение вреда в возрасте от 18 до 23 лет, удостоверяется справками очных учебных заведений и т. д.

Конкретный размер возмещения вреда, назначенный в пользу каждого лица, имеющего право на возмещение, определяется ис ходя из той доли заработка (дохода) умершего, которую он полу чал или имел право получать на свое содержание при его жизни (п. 1 ст. 1089 ГК). При этом заработок (доход) самого умершего определяется по тем же правилам, которые установлены ст. ГК для подсчета заработка (дохода) лица, здоровью которого причинен вред. Специально подчеркивается, что помимо зара ботка (дохода) умершего в состав его доходов включаются полу чаемые им при жизни пенсия, пожизненное содержание и другие подобные выплаты, что относится к новеллам нашего законода тельства.

Приведенная выше общая формула определения размера возмещения вреда носит достаточно абстрактный характер и, в частности, не дает ясного ответа на вопрос, как должны уста навливаться конкретные доли фактических и (или) потенциаль ных иждивенцев умершего, принципы подсчета которых явно не совпадают. Более детально данный вопрос был урегулирован ст. 27 Правил возмещения вреда, положения которой могут по смыслу закона применяться к случаям смерти кормильца, на ступившей вне выполнения им трудовых функций и в настоя щее время. Суть этих положений сводится к следующим трем правилам.

66 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда Во-первых, гражданам, фактически состоявшим на иждивении умершего и право на возмещение вреда в связи с его смертью, вред определяется в размере утраченного заработка (до хода) умершего за вычетом долей, приходящихся на него самого и граждан, состоявших на его иждивении, но не имеющих права на возмещение вреда. Если таких иждивенцев, имеющих право на возмещение вреда, несколько, часть заработка (дохода) кормильца, которая приходилась на всех них, делится на Во-вторых, гражданам, не состоявшим на иждивении умерше го, но имеющим право на получение от него содержания, размер вреда определяется: а) суммой, назначенной судом, если средства на содержание взыскивались в судебном порядке;

б) с учетом ма териального положения граждан и возможностей умершего при жизни оказывать им помощь, если средства на содержание не взы скивались в судебном порядке.

В-третьих, если право на возмещение вреда имеют одновре менно граждане, как состоявшие, так и не состоявшие на иждиве нии умершего, то сначала определяется размер возмещения вреда гражданам, не состоявшим на иждивении умершего. Установлен ная им сумма возмещения вреда исключается из заработка (дохо да) кормильца. Затем исходя из оставшейся суммы определяется размер возмещения вреда гражданам, состоявшим на иждивении умершего с учетом его самого и других трудоспособных граждан, состоявших на иждивении, но не имеющих права на возмещение вреда.

При определении размера возмещения всем указанным выше лицам пенсии, назначенные в связи со смертью кормильца, а рав но другие виды пенсий, назначенные как до, так и после смерти кормильца, а также заработок (доход) и стипендия, получаемые этими лицами, в счет возмещения им вреда не засчитываются (п. ст. 1089 ГК). Не учитывается также вина (кроме умысла) самого умершего кормильца в наступлении его смерти (п. 2 ст. 1083 ГК).

Установленный каждому из имеющих право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца размер возмещения, по обще му правилу, дальнейшему перерасчету не подлежит. Например, в случае смерти кого-либо из лиц, получавших возмещение вреда, никакого пересмотра размера возмещения, выплачиваемого в пользу остальных лиц, не производится. Точно так же не служит основанием для перерасчета ранее назначенных другим лицам сумм возмещения назначение возмещения вреда лицам, состояв шим на иждивении умершего и ставшим нетрудоспособными в те чение пяти лет после его смерти (п. 1 ст. 1088 ГК), так как размер § 7. Ответственность за вред, причиненный жизни и здоровью гражданина приходящейся на них доли заработка (дохода) умершего уже был вычтен из заработка (дохода) умершего при расчете возмещения, назначенного другим лицам.

Из этого правила закон прямо устанавливает два исключения, а именно: а) рождение ребенка после смерти кормильца;

б) назна чение или прекращение выплаты возмещения лицам, занятым уходом за детьми, внуками, братьями и сестрами умершего кор мильца. В указанных случаях пересчитывается часть заработка (дохода) кормильца, приходящаяся на каждое лицо, имеющее пра во на возмещение вреда, с учетом увеличения ими уменьшения числа таких лиц.

Названными случаями необходимость перерасчета размера возмещения вреда, однако, не исчерпывается. По смыслу закона перерасчет назначенных сумм возмещения должен производиться и тогда, когда при расчете приходящейся на каждого доли зара ботка (дохода) умершего не были учтены какие-либо лица, имею щие право на получение содержания от умершего, например не знавшие о его смерти и заявившие в последующем требование о возмещении им вреда.

Как и при возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья, суммы, выплачиваемые гражданам в связи со смертью кормильца, подлежат индексации при повышении стоимости жиз ни, т. е. увеличиваются пропорционально повышению установ ленного законом минимального размера оплаты труда (ст. ГК). Если смерть кормильца наступила в связи с исполнением им трудовых и иных договорных обязанностей, гражданам, имеющим право на возмещение вреда, работодатель дополнительно выпла чивает единовременное пособие в сумме установленной (на день выплаты) минимальной оплаты труда за пять лет.

Возмещения каких-либо дополнительных расходов, связанных со смертью кормильца, закон не предусматривает, хотя такие рас ходы вполне возможны (например, расходы на подготовку к спе циальности лица, состоявшего на иждивении умершего, расходы по уходу за потерпевшим до его смерти, расходы на его лечение и т. п.)1. Единственное исключение составляют расходы на погре бение, возмещению которых посвящена ст. 1094 ГК. К таким рас ходам судебная практика относит затраты на приобретение необ ходимых похоронных принадлежностей, на транспорт, а также на оплату обычных ритуальных услуг и обрядов. Возмещение такого рода расходов производится лицом, ответственным за вред, вы По смыслу закона некоторые виды расходов, в частности расходы на по сторонний уход, лечение, медикаменты и т.п., могут быть взысканы с при чинителя вреда на основании ст. 1085 ГК.

68 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда званный смертью потерпевшего, в пользу лица, понесшего эти расходы. При этом таким лицом может быть не только тот, кто имеет право на возмещение вреда, причиненного смертью кор мильца, но и любое другое лицо, в том числе предприятие, учреж дение или организация, принявшие на себя в добровольном по рядке эти расходы. Пособие на погребение, полученное граждана ми, понесшими эти расходы, в счет вреда не засчитывается.

Порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина. При причинении вреда организацией, с которой по терпевший не состоит в трудовых или иных договорных отноше ниях, совместными действиями организаций, с одной из которых потерпевший не состоит в таких отношениях, а также действиями другого гражданина (граждан), потерпевший имеет право обра титься непосредственно в суд, если только лицо, ответственное за причинение вреда, не возместит его в добровольном порядке.

На требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью граждан, исковая давность не распространяется (ст. ГК). Однако требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удов летворяются за прошлое время не более чем за три года, предше ствующие предъявлению иска.

По общему правилу, возмещение вреда, вызванного уменьше нием (утратой) трудоспособности и смертью потерпевшего, про изводятся ежемесячными платежами. При этом выплата сумм в возмещение вреда за текущий месяц производится не позднее ис течения этого месяца. Доставка и пересылка указанных сумм про изводятся за счет лица, ответственного за причинение вреда. По желанию получателей эти суммы могут перечисляться на их счета в банковских учреждениях.

При наличии уважительных причин суд с учетом возможно стей причинителя вреда может по требованию гражданина, име ющего право на возмещение вреда, присудить ему причитающие ся платежи единовременно, но не более чем за три года. Такой уважительной причиной может быть, например, выезд причини теля вреда в отдаленную местность (за рубеж), в связи с чем по лучение с него присужденных сумм становится затруднительным, а иногда и невозможным. При этом в обязательном порядке дол жно быть учтено имущественное положение причинителя вреда независимо от того, является ли им гражданин или юридическое лицо. О возможности взыскания на будущее время дополнитель ных расходов, вызванных повреждением здоровья, уже говори лось выше.

Суммы, полученные в счет возмещения вреда потерпевшими или гражданами, имеющими право на возмещение вреда по слу § 7. Ответственность за вред, причиненный жизни и здоровью гражданина чаю потери кормильца, по общему правилу, не могут быть взыска ны обратно (п. 3 ст. Исключение составляют случаи недоб росовестности с их стороны (предоставление заинтересованными лицами подложных документов, сообщение ими заведомо ложных сведений и т. п.) или счетной ошибки.

Суммы возмещения вреда, причитавшиеся потерпевшему или гражданам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смер тью кормильца, но недополученные ими в связи со смертью, вы плачиваются их наследникам на общих основаниях.

В случае смерти гражданина, ответственного за причинение вреда, обязанность по его возмещению переходит на его наслед ников в пределах стоимости наследственного имущества (ст.

ГК). При реорганизации юридического лица, признанного в уста новленном порядке ответственным за вред, причиненный жизни и здоровью, обязанность по выплате соответствующих платежей не сет его правопреемник. При таком способе реорганизации юриди ческого лица, как разделение, обязанности по дальнейшей выпла те возмещения вреда возлагаются на то юридическое лицо, к кото рому соответствующий долг перешел в соответствии с раздельным балансом. Если, однако, разделительный баланс не дает возмож ности определить, кто стал правопреемником данной обязанно сти, все вновь возникшие юридические лица несут перед потер певшим солидарную ответственность (п. 3 ст. 60 ГК).

Если юридическое лицо — должник по рассматриваемому обя зательству ликвидируется, соответствующие платежи согласно п. ст. 1093 ГК должны быть капитализированы для выплаты их по терпевшему по правилам, установленным законом или иными правовыми актами. Иными словами, юридическое лицо должно внести в организацию, обязанную в будущем выплачивать возме щение потерпевшим, сумму, достаточную для таких выплат. Такой организацией может быть орган государственного социального страхования или иная организация, на которую возложены подо бные функции1. При ликвидации юридического лица требования граждан, перед которыми ликвидируемое юридическое лицо несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, отно сятся к первой группе, а при ликвидации банка и других кредит ных учреждений, привлекающих средства граждан,— ко второй См.: постановление Правительства РФ от 17 ноября 2000 г. № 863 «Об утверждении Порядка внесения в Фонд социального страхования РФ капи тализированных платежей при ликвидации юридических лиц — страховате лей по обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» // СЗ РФ. 2000. № 48.

Ст. 4693.

70 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда группе кредиторских требований (ст. 64 ГК в редакции Закона от ноября 1995 г.).

§ 8. Ответственность за вред, причиненный вследствие недостатков товаров, работ или услуг Общие положения. Возмещение вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу потерпевшего вследствие конструктив ных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услу ги, в качестве специального деликта в российском гражданском законодательстве было впервые вьщелено в Основах гражданского законодательства 1991 г., которые посвятили этому одну статью (ст. Закон РФ «О защите прав потребителей» от 7 февраля г. развил правила о данном деликте применительно к регули руемой им сфере отношений — защите прав граждан-потребите лей и распространил их также на случай предоставления потер певшему недостоверной или неполной информации о товаре (ра боте, услуге). С принятием части второй ГК область применения рассматриваемого деликта, правила о котором сосредоточены в отдельном § 3 главы 59 ГК, еще более расширена за счет того, что теперь в роли потерпевших могут выступать не только гражда не-потребители, но и юридические лица. Наряду с правилами, со держащимися в ГК, данный деликт регулируется также нормами Закона РФ «О защите прав потребителей» (см., например, ст. 4, 5, 7, 12—15) в его новой редакции от 9 января 1996 г.2 Следует иметь в виду, что поскольку сферы применения правил, содержащихся в ГК и в указанном Законе, не вполне совпадают, нет полного сов падения и в их содержании.

Как и всякий другой деликт, причинение вреда вследствие не достатков товара, работы или услуги порождает внедоговорное обя зательство между причинителем вреда и потерпевшим. Это одно из краеугольных положений, лежащих в основе закрепленных за коном правил. Внедоговорный характер возникающего обязатель Практика привлечения к гражданско-правовой ответственности изгото вителей недоброкачественных товаров, недостатки которых причиняли вред жизни, здоровью и имуществу граждан, когда это происходило за пределами гарантийных сроков, начала складываться в нашей стране еще в 80-х годах, что нашло отражение в п. 19 постановления № 1 Пленума Верховного Суда СССР от 5 апреля 1985 г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за выпуск промышленными предприятиями недоброка чественной, нестандартной или некомплектной продукции и за выпуск в продажу таких товаров в торговых предприятиях» // Бюллетень Верховного Суда СССР. 1985. № 3. С. 13.

СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 140.

§ 8. Ответственность за вред, причиненный вследствие недостатков товаров ства не колеблет и то обстоятельство, что причинитель вреда и по терпевший могут быть связаны друг с другом договорными отно шениями. В этом случае необходимо четко различать те их права и обязанности, которые реализуются в рамках заключенного дого вора, и те права и обязанности, осуществление которых происхо дит вне договора. Так, при продаже товара ненадлежащего качест ва у покупателя возникает ряд прав, в число которых входит и его право потребовать от продавца возмещения причиненных убытков (ст. 393 ГК). Данное право носит договорный характер и ется в рамках договора купли-продажи. Но если из-за наличия в купленном товаре недостатков причинен вред жизни, здоровью или имуществу покупателя, отношения сторон, возникающие по поводу возмещения такого вреда, квалифицируются как внедого ворные. Поэтому вопреки мнению некоторых авторов1 никакой конкуренции между договорным и внедоговорным исками ГК здесь не допускается, так как иск покупателя к продавцу (а не только к изготовителю товара) в данном случае также носит вне договорный характер.

Завершая общую характеристику рассматриваемого деликта, необходимо определить сферу применения относящихся к нему правил. Анализ правил, содержащихся в § 3 главы 59 ГК, показы вает их несомненную связь с нормами Закона РФ «О защите прав потребителей». Очевидно и то, что правила об указанном деликте будут применять прежде всего в сфере торгового, бытового и ино го обслуживания потребителей. Однако ГК допускает применение этих правил также и к отношениям, возникающим как между гражданами, так и между юридическими лицами2.

Согласно ст. 1095 ГК право на возмещение вреда, причинен ного вследствие недостатков товара, работы или услуги либо вследствие недостоверной или недостаточной информации о то варе (работе, услуге), имеет всякий потерпевший независимо от того, состоял ли он в договорных отношениях с продавцом (изго товителем товара, исполнителем работы или услуги) или нет.

Иными словами, им могут быть сам покупатель товара (заказчик работы, услуги), лицо, к которому перешел товар (результат ра боты) от покупателя (заказчика) по какому-либо правовому ос нованию, члены семьи покупателя (заказчика), посторонние ли См., напр.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Части второй (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Садиков. М., 1996. С. 703.

В ходе дальнейшего анализа данного деликта наряду с общими положе ниями будут выделяться те особенности, которые присущи лишь правоотно шениям с участием граждан-потребителей.

72 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда ца, например соседи, имущество которых пострадало от пожара, возникшего из-за самовозгорания телевизора, и т. п. В роли по терпевших могут выступать как граждане, так и юридические ли ца. Однако сфера применения правил о рассматриваемом делик те существенно сужена указанием ч. 2 ст. ГК на то, что они применяются лишь в случаях приобретения товара (выполнения работы, оказания услуги) в потребительских целях, а не для ис пользования в предпринимательской деятельности1.

Ответственность за вред, причиненный вследствие недостат ков товара либо непредоставления о нем полной и достоверной информации, несут продавец или изготовитель. Причем право вы бора, к кому из них предъявить соответствующее требование, при надлежит самому потерпевшему. По смыслу закона не исключает ся возможность одновременного обращения потерпевшего к каж дому из них, в том числе привлечение их к делу в качестве соответчиков. Если потерпевших несколько, каждый из них сам решает, от кого — от продавца или изготовителя — потребовать возмещения причиненного вреда. Если вред причинен вследствие недостатков работы или услуги, он должен быть возмещен лицом, выполнившим эту работу или услугу (исполнителем).

В качестве продавцов, изготовителей или исполнителей, несу щих ответственность за данный деликт, могут выступать любые граждане и юридические лица, а не только те из них, которые яв ляются предпринимателями. Наличие у лица статуса предприни мателя имеет значение лишь тогда, когда речь заходит о реализа ции тех дополнительных прав граждан-потребителей, которые за креплены в Законе РФ защите прав потребителей».

Условия ответственности. Ответственность за вред, причинен ный вследствие недостатков товара (работы, услуги), а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о них, наступает при наличии ряда условий. Эти условия в основном совпадают с общими условиями ответственности за причинение вреда, хотя каждое из них приобретает в рассматриваемой области специфическое преломление. Прежде всего действия продавца (изготовителя товара, исполнителя услуги) должны быть противо правными. Противоправным в данном случае считается передача покупателю (заказчику) товара работы, услуги) не про сто с любыми недостатками, а с недостатками такого рода, кото рые способны причинить вред жизни, здоровью или имуществу Сказанное вовсе не означает, что вред, причиненный по аналогичным причинам при использовании товара (работы, услуги) в предприниматель ской деятельности, вообще не подлежит возмещению. Такой вред также дол жен быть возмещен, но на общих основаниях, в том числе при наличии вины причинителя вреда.

§ 8. Ответственность за вред, причиненный вследствие недостатков товаров гражданина или имуществу юридического лица. Противоправ ность действий изготовителя товара состоит в том, что им произ веден товар с такими недостатками. Обычно эти недостатки носят скрытый характер и проявляются лишь при использовании (по треблении) товара.

Непредоставление полной и достоверной информации о това ре (работе, услуге) противоправно во всех случаях, когда это мо жет послужить причиной возникновения вреда как вследствие не правильного использования товара (результата работы), так и из-за отсутствия у товара тех свойств, которые ему приписыва лись. Данный вид нарушения не следует сводить лишь к тем слу чаям, когда обязанность предоставить информацию о товаре (ра боте, услуге) закреплена конкретной нормой закона (см., напри мер, ст. 495, 726, 732, 736 ГК и др.).

Как при продаже (изготовлении) товара (работы, услуги) с ука занными выше недостатками, так и при предоставлении недоста точной информации о товаре (работе, услуге) нарушается право потребителя на безопасность товара (работы, услуги), закреплен ное ст. 7 Закона РФ «О защите прав потребителей». Сущность ука занного права состоит в том, что любой товар (работа, услуга) при обычных условиях его использования, хранения, транспортировки и утилизации должен быть безопасен для жизни и здоровья потре бителя, окружающей среды, а также не причинять вреда имущест ву потребителя. При этом требования, обеспечивающие безопас ность товара (работы, услуги), являются обязательными и устанав ливаются в порядке, определенном законом.

Вред как условие ответственности в рассматриваемой сфере особой специфики не имеет. Он может выражаться в порче или уничтожении имущества потерпевшего, в расходах на восстанов ление здоровья, утрате заработка (дохода) в связи со снижением (утратой) трудоспособности и т. п. Если имущественные потери возникли у потерпевшего как следствие нарушения его личных неимущественных благ, в частности таких, как жизнь и здоровье, можно говорить о нанесении ему морального вреда, который так же подлежит компенсации. Граждане-потребители имеют право на компенсацию морального вреда и тогда, когда он возник в ре зультате нарушения их имущественных прав (ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей»). Имущественный вред подлежит возмещению в полном объеме в натуре либо путем компенсации убытков.

Для ответственности на продавца (изготовителя) товара или исполнителя работы (услуги) необходимо, чтобы меж ду вредом, возникшим у потерпевшего, и недостатками товара (работы, услуги) или отсутствием у потерпевшего полной и досто 74 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда верной информации о товаре (работе, услуге) имелась юридически значимая причинно-следственная связь. Бремя доказывания этой связи, равно как и обоснование размера вреда, возлагается на са мого потерпевшего.

При этом даже доказанная причинно-следственная связь между недостатком товара (работы, услуги) и наступившим вредом имеет юридическое значение только тогда, когда вред возник в течение установленных сроков годности или службы товара (работы, услу ги), а если срок годности или срок службы не установлен — в тече ние 10 лет со дня производства товара (работы, услуги) (п. ст. 1097 Данное условие вполне оправданно, так как многие товары (результаты работ) рассчитаны на использование (потребле ние) в течение определенного времени, после чего они считаются непригодными для использования по назначению.

Сроки годности устанавливаются законом, иными правовыми актами, обязательными требованиями государственных стандартов и другими обязательными правилами на продукты питания, пар фюмерно-косметические товары, медикаменты, товары бытовой химии и иные подобные товары. Указанные сроки исчисляются со дня изготовления товара (ст. 473 ГК) и, по сути, определяют период времени, в течение которого товар пригоден для использования по назначению. В течение срока годности продавец отвечает за любые недостатки товара (работы).

В отличие от срока годности срок службы устанавливается в отношении товаров (работ), предназначенных для длительного использования (холодильники, телевизоры, фотоаппараты и пр.).

Как правило, сроки службы товаров (работ) устанавливаются по инициативе самих изготовителей (исполнителей), но тогда, когда по истечении определенного периода товары (работы) могут пред ставлять опасность для жизни, здоровья или имущества потреби телей, определение сроков службы товаров (работ) является обяза тельным. В период срока службы товара (работы), который, как правило, исчисляется со дня продажи товара (и лишь при невоз можности установить его — со дня изготовления товара), изгото витель несет ответственность за существенные недостатки товара, возникшие по его вине.

Пункт 1 ст. 1097 ГК в своей первоначальной редакции указывал на при чинение вреда недостатком товара лишь в пределах срока годности, что было явной ошибкой составителей проекта ГК. Указанная ошибка была сначала подправлена Верховным Судом РФ в постановлении от 17 января 1997 г., а затем (17 декабря г.) исправлена законодателем при внесении изменений в ГК.

§ 8. Ответственность за вред, причиненный вследствие недостатков товаров Хотя правила § 3 главы 59 ГК не указывают, какими недо статками товара (работы) может быть причинен вред, этот вопрос должен решаться с учетом существующих различий между сроками годности и сроками службы. Применительно к товарам, в отношении которых устанавливаются сроки годности, ответ ственность должна наступать за причинение вреда любыми их не достатками. Что же касается товаров, в отношении которых дей ствуют сроки службы, то их изготовители и продавцы по смыслу закона должны привлекаться к деликтной ответственности лишь в случае причинения вреда существенными недостатками товаров (работ).

Из правила о том, что за вред, причиненный вследствие недо статков товара, работы или услуги, ответственность наступает только тогда, когда он возник в течение установленных сроков годности или службы, а если соответствующие сроки не установ лены — в течение 10 лет со дня производства товара (работы, ус луги), есть два исключения. За пределами указанных сроков вред возмещается тогда, когда: а) в нарушение требований закона срок годности или срок службы не установлен;

б) лицо, которому про дан товар (выполнена работа, оказана услуга), не было предупреж дено о необходимых действиях по истечении срока годности или срока службы и возможных последствиях невыполнения указан ных действий ему не была предоставлена полная и достоверная информация о товаре (работе, услуге).

Специфика субъективной стороны рассматриваемого деликта состоит в том, что вред возмещается независимо от вины продавца (изготовителя) товара или исполнителя работы (услуги). Поэтому вопрос о том, знал или должен был знать причинитель вреда о не достатках товара (работы, услуги), не имеет в данном случае ника кого значения. Закон РФ «О защите прав потребителей» дополни тельно подчеркивает, что изготовитель (исполнитель) несет ответ ственность за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя в связи с использованием материалов, оборудования, инструментов и иных средств, необходимых для производства то варов (выполнения работ, оказания услуг), независимо от того, позволял ли уровень научных и технических знаний выявить их особые свойства или нет (п. 4 ст. 14). Такой подход в значитель ной мере облегчает положение потерпевших.

Продавец (изготовитель) товара, исполнитель работы (услуги) освобождается от ответственности за вред, причиненный потер певшему, только в двух случаях. Первый из них — возникновение вреда вследствие непреодолимой силы. Это означает, что если вред причинен хотя бы и недостатком товара (работы, услуги), но 76 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда под воздействием непреодолимой силы, ответственность не насту пает.

Второй случай обусловлен нарушением потребителем установ ленных правил пользования товаром, результатами работы, услуги или их хранения. При этом имеется в виду соблюдение как обыч ных правил пользования и хранения, так и специальных правил, характерных лишь для пользования или хранения данного конк ретного товара (результата работы). Если соблюдать обычные пра вила должны все, ибо предполагается, что они известны каждому здравомыслящему человеку, то соблюдать специальные правила могут только те лица, которые о них проинформированы. Соглас но п. 3 ст. 7 Закона РФ «О защите прав потребителей» если для безопасного использования товара (работы, услуги), его хранения, транспортировки, утилизации необходимо соблюдать специаль ные правила, изготовитель (исполнитель) обязан указать эти пра вила в сопроводительной документации на товар (работу, услугу), на этикетке, маркировкой или иным способом, а продавец (ис полнитель) обязан довести эти правила до сведения потребителя.

В случае нарушения этой обязанности, в том числе тогда, когда соответствующая информация доведена до потребителя лишь на иностранном языке, ссылаться на нарушение правил пользования товаром (результатом работы) продавец (изготовитель, исполни тель) не может. Оба эти основания освобождения от ответственно сти за причиненный вред должны быть доказаны продавцом (из готовителем) товара или исполнителем работы (услуги).

Глава 51. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ИЗ НЕОСНОВАТЕЛЬНОГО ОБОГАЩЕНИЯ § 1. Понятие и основания возникновения обязательств из неосновательного обогащения Понятие обязательств из неосновательного обогащения. Граждан ское право призвано присущими ему средствами обеспечить в об ществе нормальную циркуляцию материальных ценностей, закреп ление их за теми лицами, которым они принадлежат. В случаях, когда этот процесс в том или ином звене оказывается нарушенным, вступают в действие защитные механизмы, в числе которых замет ная роль отводится институту обязательств из неосновательного обогащения. Само наименование указанных обязательств ориенти рует на то, что произошло «оседание» материальных благ в хозяйст венной сфере лица, которому они не принадлежат, а потому необ ходимо обеспечить перемещение их к лицу, которое имеет на них право.

Волна переименований, которая захлестнула наше общество, не обошла стороной и рассматриваемые обязательства. В кодифи кационных актах 20-х годов они назывались обязательствами из неосновательного обогащения. Вскоре, однако, это название было признано несозвучным пафосу социалистического, а впоследст вии и коммунистического строительства, чем-то сродни печально известному призыву Н. И. Бухарина: «Обогащайтесь!», который стоил ему жизни. В результате этой идеологической подоплеки прежнее название было вытеснено новым — обязательства, возни кающие вследствие неосновательного приобретения или сбереже ния имущества, хотя, по существу, речь шла об одном и том же.

Ныне указанным обязательствам присвоено изначальное наиме нование: обязательства из неосновательного обогащения. Юриди чески оно вполне корректно и соответствует прочной историче ской традиции. Пользуясь им, следует лишь не упускать из виду, что неосновательное обогащение охватывает как неосновательное приращение (приобретение), так и неосновательное сбережение де нежных средств и иных материальных ценностей. В римском праве указанные обязательства чаще всего именовались condictiones sine causa, т. е. обязательствами без основания. Нередко поэтому они называются кондикционными обязательствами. К этому обозначе нию в ходе последующего изложения мы также будем прибегать.

Обязательства из неосновательного обогащения относятся к числу охранительных обязательств, поскольку призваны восста новить нарушенное в том или ином звене распределение матери 78 Глава 51. Обязательства из неосновательного обогащения альных благ. Обязательства из неосновательного обогащения за мыкают систему отдельных видов обязательств. Объясняется это, по крайней мере, двумя обстоятельствами. Во-первых, указанные обязательства могут возникать из самых различных юридических фактов, порождающих гражданско-правовые последствия. Во-вто рых, занимая в системе обязательств вполне самостоятельное мес то, они нередко сопровождают обязательства, возникающие из иных оснований и имеющие иную юридическую природу, высту пая по отношению к ним в качестве «обязательств-спутников». Не будучи акцессорными обязательствами в строгом смысле слова, они могут восполнять пробелы в защите субъективных граждан ских прав, осуществляемой с помощью иных вещно- или обяза тельственно-правовых требований. Именно поэтому место обяза тельств из неосновательного обогащения в системе отдельных ви дов обязательств как замыкающих вполне оправданно. Таково место указанных обязательств как в системе гражданского законо дательства, так и в системе курса гражданского права. В ГК обяза тельствам из неосновательного обогащения отведена завершаю щая 60-я глава в части второй ГК, целиком посвященной отдель ным видам обязательств. Аналогичным образом определено место обязательств из неосновательного обогащения (кондикционных обязательств) и в курсе гражданского права.

Действие обязательств из неосновательного обогащения рас пространяется главным образом на денежные обязательства. День ги, выполняя в гражданском обороте функции средства платежа, относятся к числу юридически заменимых имуществ. В тех случа ях, когда неосновательное приобретение или сбережение имуще ства выражается в деньгах, они оказываются обезличенными в имуществе лица, которое неосновательно обогатилось, сливаются с прочим его имуществом. Положение на первый взгляд парадок сальное: на имущественные ценности вследствие присущих им ес тественных свойств, которым придается юридическое значение, у лица, в хозяйственной сфере которого они находятся, возникает право, но возникает без надлежащего правового основания.

Именно поэтому ценности подлежат изъятию из хозяй ственной сферы лица, у которого они образовались, и перемеще нию в хозяйственную сферу лица, которое имеет на них право.

Сказанное относится не только к денежным, но и к иным обяза тельствам, предмет которых определен родовыми признаками.

Этим в значительной степени объясняется специфика обяза тельств из неосновательного обогащения и вполне самостоятель ное место, которое они занимают в системе отдельных видов обя зательств.

С учетом сказанного сформулируем понятие обязательств из неосновательного обогащения, которое на данном этапе изложе § Понятие и основания возникновения обязательств ния носит предварительный, а потому и достаточно общий харак тер. Развертывание сформулированного понятия, наполнение его конкретным содержанием будет происходить по мере углубления в суть подлежащих изучению проблем.

Итак, определение обязательств из неосновательного обогаще ния таково: в силу обязательств из неосновательного обогащения од на сторона — должник, в хозяйственной сфере которого произошло приобретение или сбережение имущества без правового основания, обязана передать это имущество лицу, за счет которого неоснова тельное обогащение имело место, а в случаях, предусмотренных за коном, иному управомоченному лицу, а другая сторона — кредитор имеет право требовать передачи ей указанного имущества.

Сформулированное определение, будучи доктринальным, от личается от легального (см. п. 1 ст. главным образом тем, что в нем по сравнению с легальным расширен крут субъектов, которые могут выступать в обязательствах из неосновательного обогащения в качестве кредиторов. Это не только лица, за счет которых неосновательное обогащение имело место, что чаще все го и бывает, но в случаях, предусмотренных законом, также и иные лица. Объяснение тому будет дано при изучении такого эле мента обязательства из неосновательного обогащения, как его субъекты.

Подчеркнем, что обязательства из неосновательного обогаще ния суть гражданско-правовые обязательства, как бы ни был опре делен их субъектный состав.

Обязательства из неосновательного обогащения, как и другие гражданско-правовые обязательства, носят имущественный харак тер. В их основе лежат имущественные отношения по перемеще нию материальных благ.

В результате неосновательного обогащения возникают относи тельные правоотношения между должником и кредитором, на правленные на перемещение материальных благ из хозяйственной сферы одного лица в хозяйственную сферу другого лица. Обяза тельства из неосновательного обогащения — это всегда внедого ворные обязательства, независимо от того, носят ли они самостоя тельный или сопутствующий по отношению к другому обязатель ству характер, хотя бы последнее и было договорным.

Наконец, обязательства из неосновательного обогащения, как уже отмечалось,— это охранительные обязательства, направлен ные на восстановление нарушенного порядка распределения мате риальных благ.

Основания возникновения обязательств из неосновательного обо гащения. Наименование указанных обязательств может навести на мысль, будто они возникают без какого бы то ни было юридиче ского основания. Это, конечно, не так. Отсутствие основания для 80 Глава 51. Обязательства из неосновательного обогащения того, чтобы признать обогащение основательным, вовсе не озна чает, что нет основания для возникновения самого обязательства, но именно как обязательства из неосновательного обогащения.

Именно отсутствие первого основания влечет наличие второго, что четко отражено в пп. 1 и 2 ст. Таким образом, как и всякое другое обязательство, кондикционное обязательство возни кает лишь при наличии предусмотренных законом оснований, ко торые именуются юридическими фактами.

Отправляясь от общей классификации юридических фактов, можно утверждать, что указанные обязательства возникают из всех юридических фактов, охватываемых данной классификацией: со бытий и действий;

правомерных действий и правонарушений;

юридических актов и юридических поступков. Исключение долж но быть сделано лишь для такого юридического факта, как дого вор, поскольку обязательства из неосновательного обогащения всегда носят внедоговорный характер. Обязательства из неоснова тельного обогащения могут возникнуть в результате мой силы, в том числе действия неподконтрольных человеку при родных сил, и случайного стечения обстоятельств, неправомерно го поведения неосновательно обогатившегося лица или других лиц, правомерного поведения, направленного на достижение юридических последствий, и поведения, вызвавшего их без специ альной на то направленности, гражданско-правовых и властных актов органов государственной власти и органов местного самоуп равления и т. д. Они могут возникать также из юридических соста вов, включающих не единичный юридический факт, а их набор.

Именно так к определению круга юридических фактов, порожда ющих обязательства из неосновательного обогащения, и подходит закон (см. п. 2 ст. ГК).

Нередки случаи, когда приобретение или сбережение имуще ства поначалу опиралось на юридическое основание, которое впоследствии отпало. Обязательство из неосновательного обога щения, по общему правилу, возникает лишь с того момента, когда это основание отпадает. Возможна и обратная ситуация: приобре тение или сбережение имущества вначале на юридическое основа ние не опиралось, а в дальнейшем его обрело. С этого момента приобретение или сбережение имущества перестает быть неосно вательным. Судьба же приобретений и сбережений, имевших мес то ранее, зависит от того, действует ли возникшее основание с об ратной силой или нет.

Проиллюстрируем на конкретных примерах сформулирован ные положения об основаниях возникновения обязательств из не основательного обогащения.

Банк, выполняя платежное поручение клиента, ошибочно пе речислил денежную сумму с расчетного счета клиента не на счет § Понятие и основания возникновения обязательств организации, с которой клиент должен рассчитаться за поставлен ный товар, а на счет сторонней организации. В результате непра вомерных действий банка возникло обязательство из неоснова тельного обогащения, в котором клиент банка, со счета которого денежная сумма списана, выступает как кредитор, а организация, на счет которой она ошибочно перечислена, как должник. Воз никновение указанного обязательства, разумеется, исключает ответственности банка перед плательщиком, которого банк обслу живает. Если же ошибка произошла вследствие неправильного плательщиком реквизитов получателя средств, то дело ограничивается возникновением обязательства из неоснователь ного обогащения между плательщиком и получателем средств.

Извещение об оплате междугородного телефонного разговора с указанием адреса абонента и номера его телефона ошибочно опущено в почтовый ящик другой квартиры, владелец которой, не посмотрев, на кого выписано извещение, его оплатил. Возникло обязательство из неосновательного обогащения (неосновательного сбережения) между абонентом, разговор которого был оплачен, и тем, кто его оплатил. Первый в этом обязательстве — должник, второй — кредитор.

Гражданин, не достигший пенсионного возраста, представил подложные документы, в результате чего ему была назначена пен сия. К моменту, когда подлог был обнаружен, он достиг пенсион ного возраста. Основание для отказа в назначении ему пенсии от пало. В то же время с него могут быть взысканы неосновательно выплаченные суммы пенсий за три года, предшествовавшие до стижению пенсионного возраста.

Гражданин дал другому деньги в рост с указанием размера процентов и срока возврата капитальной суммы долга и процен тов. В срок заемщик не вернул ни денег, полученных взаймы, ни процентов. Иск о взыскании указанных сумм следует квалифици ровать как договорный иск. В то же время с момента просрочки с заемщика могут быть взысканы проценты по ст. 395 Этот иск следует квалифицировать как внедоговорный иск из неоснова тельного обогащения.

В результате половодья заготовленный для сплава лес одной сплавной организации был смыт и прибит к лесу другой, располо женной ниже по течению реки сплавной организации. Поскольку бревна не были снабжены особой меткой и оказались обезличен ными, между организацией, лес которой смыт, и организацией, к лесу которой он прибит, возникло обязательство из неоснователь ного обогащения1.

Гражданское право: Учебник. Часть 2 / Под ред. А.П.Сергеева, стого. М., 1997. С. 764 (автор — В.Т.Смирнов).

82 Глава 51. Обязательства из неосновательного обогащения Приведенные примеры иллюстрируют ту мысль, что обяза тельства из неосновательного обогащения возникают из самых различных оснований — событий, действий, как правомерных, так и неправомерных, и т. д. и что обязательства из неосновательного обогащения, будучи внедоговорными, могут сопровождать иные по своей юридической природе обязательства, в том числе и дого ворные.

§ 2. Элементы обязательств из неосновательного обогащения К элементам гражданского правоотношения, в том числе и обязательственного, принято относить его субъекты, предмет (объект) и юридическое содержание, т. е. права и обязанности его участников1. Приступим теперь к раскрытию содержания обяза тельств из неосновательного обогащения как одного из видов обя зательственных правоотношений.

Субъекты обязательств из неосновательного обогащения. Если исходить из легального определения указанных обязательств, дан ного в п. 1 ст. ГК, то выявление их субъектного состава осо бых трудностей не вызывает. В качестве должника в этих обяза тельствах выступает лицо, в хозяйственной сфере которого без правового основания образовалась имущественная выгода, в каче стве кредитора — лицо, за счет которого это произошло и которое в результате оказалось в убытке. Что касается обязанной стороны в обязательствах из неосновательного обогащения, то она опреде лена достаточно точно и, по-видимому, охватывает все возможные Довольно распространенное в общей теории права мнение, будто права и обязанности участников правоотношения образуют его форму, а содержа ние правоотношения составляет поведение его участников, мы не разделяем.

Это мнение ведет к тому, что правоотношения отождествляется с реализацией содержания правоотношения. А это далеко не одно и то же.

В еще более сложное положение ставят себя ученые, например Н. Д. Егоров, которые поведение участников правоотношения признают как содержани ем, так и объектом правоотношения. К содержанию правоотношения они относят взаимодействие участников правоотношения, а к объекту — поведе ние участников правоотношения, направленное на материальные и немате риальные блага. Помимо того, что и здесь смешиваются содержание и реализация содержания правоотношения, именно в процессе реализации правоотношения невозможно, даже при достаточно высокой степени абст ракции, провести различие между взаимодействием участников правоотно шения и их же поведением, направленным на соответствующие блага. Такой ход рассуждений, попросту говоря, можно назвать расщеплением волоса на ладони. Позиция на сей счет Н.Д.Егорова, которую мы не разделяем, изло жена в ряде его работ (см., напр.: Гражданское право: Учебник. Т. 1.

5-е изд. / Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. М., 2000. Глава 5 (ав тор — Н.Д.Егоров).

§ 2. Элементы обязательств из неосновательного обогащения случаи возникновения указанных обязательств. Сложнее обстоит дело с определением другой стороны — кредитора. Всегда ли в этом качестве выступает именно то лицо, за счет которого про изошло неосновательное обогащение другой стороны? Как быть, например, когда институт обязательств из неосновательного обо гащения используется для применения к неосновательно обога тившейся стороне конфискационных мер? Применение таких мер имеет место, когда в виде последствия недействительности сделки закон предусматривает либо недопущение реституции либо одно стороннюю реституцию, т.е. взыскание в доход государства всего предмета сделки или его части (см. ст. 169 и 179 ГК). При приме нении указанных мер могут использоваться самые различные по своей юридической природе иски — и виндикационный, и делик тный, и кондикционный. Например, имущество, подлежащее изъ ятию в доход государства на основании ст. 169 ГК, за время на хождения его у лица, у которого имущество изымается, приносило доход. Этот доход может быть изъят Российской Федерацией в ли це соответствующих органов (например, финансовых) по иску из неосновательного обогащения. Именно на такое понимание при роды соответствующего иска ориентирует разъяснение, данное в постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. № 13/14 «О практике применения положений ГК РФ о процентах за пользование чужи ми денежными средствами»: «К требованиям о возврате исполнен ного по недействительной сделке на основании положения подп. 1 ст. Кодекса применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (глава 60 Кодекса), если иное не предусмотрено законом или иными правовыми актами» (см. абз. 2 п. 27 постановления)1. Едва ли это разъяснение рассчи тано лишь на требования, которые носят реституционный харак тер, хотя прямо в нем говорится только о них. Разумеется, к рас ширению круга кредиторов в обязательствах из неосновательного обогащения нужно относиться крайне осторожно. По общему правилу, в этом качестве могут выступать лишь те лица, за счет которых произошло неосновательное обогащение. Другие лица могут выступать в этом качестве только в случаях, прямо предус мотренных законом. Это органы государственной власти, пред ставляющие казну (финансовые органы, налоговые органы, орга ны таможенного надзора, антимонопольные органы и ряд других), которые могут применить либо требовать применения санкций, Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. 1999. С. 363.

84 Глава 51. Обязательства из неосновательного обогащения предусмотренных гражданским и иными отраслями законодатель ства, в том числе ст. 169 и Предмет (объект) обязательств из неосновательного обогащения.

Поведение участников рассматриваемых обязательств фокусиру ется на неосновательно приобретенном или сбереженном имуще стве со всеми изменениями, которые оно претерпело или может претерпеть. Именно это имущество и составляет предмет кон дикционных обязательств. Необходимо различать объект право вого воздействия и объект, на который направлено поведение участников соответствующих правоотношений, будь то индивид или социальная общность. Реагировать на воздействие права мо жет только поведение людей. В свою очередь, это поведение уст ремляется на предметы материального и духовного мира, с по мощью которых происходит удовлетворение самых различных че ловеческих потребностей. Именно эти предметы (материальные и нематериальные блага) и выступают в качестве объектов (предме тов) соответствующих правоотношений. Понятия «объект» и «предмет» правоотношения употребляются здесь как тождествен ные. Сказанное полностью распространяется и на правоотноше Расширение круга субъектов обязательств из неосновательного обогаще ния поставил под сомнение В. С. Ем, который при определении круга этих субъектов исходит из того, как он очерчен в самом законе. По его мнению, требования государства как кредитора в случаях, которые подпадали ранее под действие ст. 402 ГК 1922 г. и п. 4 ст. 473 ГК 1964 г., являются не кондик а конфискационными. В подкрепление своей аргументации В. С. Ем мог бы сослаться на то, что именно поэтому в новом ГК в главе, посвященной обязательствам из неосновательного обогащения, нет нормы, аналогичной ст. 402 ГК 1922 г. либо п. 4 ст. 473 ГК 1964 г. (см.: Гражданское право. Том II. Полутом 2: Учебник. 2-е изд. / Отв. ред. Е. А. Суханов. М., 2000. С. 463—464. Автор главы — В. С. Ем). Отдавая должное весомости ар гументации автора, мы в отличие от него не склонны все же отрицать воз можности сочетания конфискационных требований с Если, скажем, речь идет о применении к правонарушителю карательных санкций, предусмотренных ст. 169 ГК, то с него в пользу казны могут быть взысканы также и проценты за пользование чужими денежными средствами, начисленные в соответствии со ст. 395 и п. 2 ст. ГК, по крайней мере с момента вступления в законную силу решения суда о недействительности сделки;

чего, по-видимому, не отрицает и В. С. Ем (там же. С. 460). Требова ние о взыскании процентов носит кондикционный характер в сочетании с конфискационным требованием о взыскании предмета сделки (в целом или в части) в доход государства. Важно, однако, подчеркнуть, что во всех тех случаях, когда в качестве кредитора в обязательствах из неосновательного обогащения выступает не то лицо, за счет которого обогащение произошло, а иное, уполномоченное законом лицо, кондикционное требование носит субсидиарный характер по отношению к основному требованию указанного лица, «сопровождает» его, что как раз и предусмотрено в ст. ГК.

§ 2. Элементы обязательств из неосновательного обогащения ния, порождаемые обязательствами из неосновательного обогаще ния.

Предмет рассматриваемых обязательств не остается неизмен ным. Состояние имущества, образующего неосновательное обога щение, может улучшиться или ухудшиться, оно может приносить доход или, напротив, требовать затрат на его нормальное содержа ние. Но какие бы изменения в составе имущества и его стоимост ном выражении ни произошли, это имущество выступает как предмет (объект) кондикционных обязательств. Необходимо, од нако, чтобы имущество было определено родовыми признаками и сливалось с прочим имуществом обязанного лица. Если этого нет и имущество индивидуализировано, то требование о его возврате (здесь именно о возврате!) нельзя квалифицировать как требова ние из неосновательного обогащения. При отсутствии договорных отношений между истцом и ответчиком — это вещно-правовое требование об изъятии имущества из чужого незаконного владе ния. Требование из неосновательного обогащения (например, свя занное с расчетами по доходам и расходам) может лишь его сопро вождать.

Если неосновательное обогащение носит денежный характер, то предмет кондикционного обязательства распространяется, при наличии к тому оснований, не только на неправомерно удержива емую денежную сумму, но и на проценты, подлежащие начисле нию в порядке ст. 395 ГК.

Содержание обязательств из неосновательного обогащения. Как уже отмечалось, юридическое содержание обязательств из неосно вательного обогащения как одного из видов гражданских правоот ношений составляют субъективные права и обязанности его уча стников. Других пластов содержания правоотношения мы здесь не затрагиваем. Исходя из определения субъективного права как ме ры возможного поведения и субъективной обязанности как меры должного поведения, попытаемся раскрыть содержание кондик ционных обязательств. Будем при этом помнить, что в обоих слу чаях речь идет о мере юридически обеспеченного поведения.

Субъективное право кредитора в кондикционном обязательст ве — это юридически обеспеченная возможность требовать воз врата неосновательного обогащения со всеми доходами за выче том падающих на него расходов. Соответственно этому субъектив ная обязанность должника в кондикционном обязательстве — это предписанная обязанному лицу мера должного поведения, кото рая выражается в возврате лицу неоснователь ного обогащения со всеми доходами за вычетом падающих на него расходов. На первое место ставится обязанность в натуре вернуть 86 Глава 51. Обязательства из неосновательного обогащения потерпевшему имущество, составляющее неосновательное обога щение приобретателя. Ранее мы уже вели речь о том, в каких пре делах требование, корреспондирующее этой обязанности, может квалифицироваться как требование о возврате неосновательного обогащения, а в каких ему должна быть дана иная юридическая квалификация. Удовлетворение требования о неоснова тельного обогащения не зависит от того, знал или должен был знать приобретатель о неосновательности обогащения. Оно под лежит удовлетворению, хотя бы приобретатель о неосновательно сти обогащения не знал и не должен был знать. Иначе обстоит дело с удовлетворением требований, вызванных недостачей или ухудшением неосновательно приобретенного или сбереженного имущества. Если недостача или ухудшение указанного имущест ва произошли до того, как приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения, он отвечает за недоста чу или ухудшение лишь тогда, когда они произошли вследствие его умысла или грубой неосторожности. За недостачу или ухуд шение имущества, которые произошли вследствие простой не осторожности и тем более вследствие случайного стечения обсто ятельств, приобретатель ответственности не несет. Риск недоста чи или ухудшения имущества ложится здесь на потерпевшего.

Если же недостача или ухудшение имущества произошли после того, как приобретатель узнал или должен был узнать о неосно вательности обогащения, то он отвечает за всякие недостачу или ухудшение имущества. Иными словами, он отвечает за недостачу или ухудшение имущества, которые произошли не только вслед ствие его вины любой степени (в том числе и простой неосто рожности), но и в результате случая. Открытым, однако, остается вопрос, отвечает ли приобретатель только за простой случай, ко торый означает отсутствие вины, или также и за квалифициро ванный случай, т. е. за непреодолимую силу. Поскольку в законе говорится, что приобретатель отвечает за всякие случайные недо стачу или ухудшение есть основания утверждать, что он отвечает и за непреодолимую силу. Забегая вперед, отметим, что иск о возмещении стоимости недостачи или ухудшения иму щества, кто бы ни выступал в качестве приобретателя и каковы ни были бы условия удовлетворения иска, следует квалифициро вать как деликтный иск (см. ст. ГК).

В отличие от ст. которую мы разобрали, ст. рассчи тана на ситуацию, при которой возврат в натуре имущества, опре деленного родовыми признаками, о чем идет речь в ст. а тем более индивидуально-определенного имущества, невозможен.

В этом случае на приобретателя возлагается обязанность возме § 2. Элементы обязательств из неосновательного обогащения стить потерпевшему действительную стоимость имущества, причем на момент его приобретения. Дело, однако, в том, что к моменту возмещения стоимости имущества она может измениться — либо уменьшиться, либо возрасти. Если стоимость имущества упала, то ее все равно надо возместить исходя из действительной стоимости имущества на момент его приобретения. Законодатель исходит здесь из того, что если бы имущество находилось в хозяйственной сфере потерпевшего, то он вовремя принял бы меры, чтобы обезо пасить себя от обесценения имущества (например, реализовал его). Если же стоимость имущества по сравнению с той, какой она была в момент приобретения, возросла, то разница составляет убыток потерпевшего, который подлежит возмещению. В этой ча сти иск потерпевшего следует квалифицировать как деликтный.

Не так-то просто определить, на какой момент должна быть уста новлена стоимость имущества, если она возросла: на тот момент, когда приобретатель узнал о неосновательности обогащения, или на момент, когда к нему предъявлен иск, или, наконец, на момент вынесения судом решения об удовлетворении иска (ср. п. ст. 1105 и п. 1 ст. 395 ГК). По-видимому, с учетом конкретных об стоятельств дела можно остановиться на любом из этих трех мо ментов, причем от этого зависит размер подлежащих возмещению убытков. Если приобретатель возместил стоимость имущества не медленно после того, как узнал о неосновательности обогащения, убытки возмещению не подлежат.

В п. 2 ст. ГК предусмотрена ситуация, когда лицо времен но, но притом неосновательно пользовалось чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами. В этом слу чае указанное лицо должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, но уже на тот момент, когда пользование закончилось, и в том месте, где оно происходи ло. Колебания цены в ту или другую сторону здесь значения не имеют, цена пользования фиксируется на момент, когда пользова ние закончилось (завершилось). Учитывается при этом цена в том месте, где пользование происходило, а если оно происходило в разных местах, то в месте, где пользование закончилось.

Новой для обязательств из неосновательного обогащения яв ляется и ст. которая предусматривает последствия неоснова тельной передачи права другому лицу. Что имеется в виду? Лицу действительно принадлежит какое-либо право (например, право собственности или право кредитора по обязательству). Указанное лицо считает, что оно связано обязательством с каким-то другим лицом, хотя на самом деле этого обязательства либо вовсе нет, ли бо оно является недействительным. И вот во исполнение этого обязательства (несуществующего или недействительного) носи 88 Глава 51. из обогащения тель права передает указанному лицу свое право, хотя оснований для этого не В этом случае лицо, передавшее право, может требовать восстановления прежнего положения, в том числе воз вращения ему документов, удостоверяющих переданное право (ср.

п. 2 ст. 385 ГК).

В ст. и ГК речь идет о возмещении потерпевшему неполученных доходов и о возмещении приобретателю затрат на имущество, подлежащее возврату. Но вначале обратим внимание на чисто техническую ошибку, допущенную при подготовке части второй ГК к опубликованию. В ст. ГК должна быть сделана отсылка не к ст. а ст. ГК. Вернемся теперь к существу вопроса. Правила п. 1 ст. и ст. во многом перекликаются с тем, что записано в ст. 303 ГК. Судьба доходов и затрат (расхо дов) зависит от того, знал или должен был знать приобретатель о неосновательности обогащения. Если он об этом знал или во вся ком случае должен был знать, то с этого момента он обязан воз или возместить потерпевшему все доходы, которые он из влек или должен был из имущества извлечь. С того же момента потерпевший обязан возместить приобретателю все необходимые затраты на содержание и сохранение имущества, которые он по нес, с зачетом полученных приобретателем выгод. В дополнение к этим правилам ст. ГК устанавливает, что приобретатель утра чивает право на приобретение затрат, если он умышленно удержи вал имущество, подлежащее возврату.

Особый интерес представляет правило п. 2 ст. 1107 ГК, со гласно которому на сумму неосновательного денежного обогаще ния подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (ст. 395 ГК) с того времени, когда приобретатель уз нал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств. Напомним, что ст. 395 ГК предус матривает начисление процентов за пользование чужими денеж ными средствами вследствие их неправомерного удержания, ук лонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неос новательного получения или сбережения за счет другого лица.

Проценты подлежат уплате на сумму неправомерно используе мых денежных средств. Размер процентов определяется сущест вующей в данной местности учетной ставкой банковского про цента на день исполнения денежного обязательства, а при взы скании долга в судебном порядке — на день предъявления иска либо на день вынесения решения. Проценты взимаются по день уплаты кредитору суммы денежного обязательства. Если причи ненные кредитору убытки полностью не покрываются процента ми, то кредитор может требовать от должника возмещения убыт ков в части, превышающей проценты.

§ 2. Элементы обязательств из неосновательного обогащения Вопрос о правовой природе процентов по денежным обяза тельствам вызвал в юридической литературе оживленную полеми ку, предварительные итоги которой подведены в постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября г. № 13/14 «О практике применения положений ГК РФ и о процентах за пользование чужими денеж ными средствами».

По мнению М.Г. Розенберга, проценты годовые по денежным обязательствам являются особой понятийной категорией, которая не входит ни в понятие «убытки», ни в понятие «неустойка». Про центы годовые должны быть квалифицированы в качестве эквива лентного возмещения за пользование чужими денежными средст вами. Эту характеристику процентов автор распространял и на проценты, которые могут быть взысканы по ст. 395 за непра вомерное пользование чужими денежными средствами1. Другие исследователи, в их числе Н.Д.Егоров. Д.Г.Лавров, уплату процентов за неправомерное пользование чужими денеж ными средствами по п. 1 ст. 395 ГК квалифицируют как меру гражданско-правовой ответственности2. Егоров и Д. Г.Лавров проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами рассматривают как разновидность подлежащих взы сканию в пользу кредитора убытков, размер которых определяется учетной ставкой банковского процента, а потому не нуждается в доказывании. Д. Г.Лавров полагает, что в данном случае применя ется абстрактный метод исчисления убытков, поскольку таковых может и не быть. В то же время Н. Д. Егоров не относит проценты за пользование чужими денежными средствами к законной неустойке, хотя соотношение подлежащих уплате про центов и убытков, которые могут быть взысканы с должника, и строится в п. 2 ст. 395 ГК по типу соотношения зачетной неустой ки и убытков (см. абз. 1 п. 1 ст. 394 ГК). В совместном постанов лении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбит См., напр.: Розенберг М. Г, Правовая природа процентов годовых по де нежным обязательствам. Гражданский кодекс России. Сб. памяти С. А. Хох лова / Отв. ред. А. Л. Маковский. М., 1998. С. По-видимому, такова же позиция Е.А.Суханова (см.: Гражданское право. Том 1: Учебник.

2-е изд. / Отв. ред. Е.А.Суханов. 1998. С. 456-457).

Гражданское право: Учебник. Т. 1. 5-е изд./ Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. М., 2000. С. (автор — Н.Д.Егоров);

Лавров Гражданско-правовая ответственность государственных налоговых органов за принятие актов, не соответствующих закону // Правоведение. 1997. № 3.

С. 86—95;

Коптева И. Правовая природа процентов, предусмотренных ГК РФ // ЭЖ - Юрист. 1997. № 1. Ноябрь.

90 Глава 51. Обязательства из неосновательного обогащения ражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. правильно обращено внима ние на различную юридическую природу процентов, взыскиваемых по денежным обязательствам. Взимание процентов по ст. 395 ГК следует отличать от взимания процентов по договору займа (ст. 809 ГК), кредитному договору (ст. ГК) или коммерческому кредиту (ст. 823 ГК). Взимание процентов по ст. 395 ГК относится к мерам гражданско-правовой ответственности, а по договору зай ма, кредитному договору или коммерческому кредиту — не отно сится. Хотя в постановлении не дано квалификации процентов, взыскиваемых по ст. 395 ГК, ни как убытков, ни как законной не устойки, за судом признано право, учитывая компенсационную природу процентов, применительно к ст. 333 ГК, уменьшить став ку процентов, взыскиваемых в связи с просрочкой исполнения де нежного обязательства1. На сумму неосновательного обогащения проценты за пользование чужими денежными средствами подле жат начислению с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбереже ния денежных средств.

Требование об уплате процентов по ст. 395 ГК следует рас сматривать как иск из неосновательного обогащения независимо от того, почему проценты подлежат начислению. Если проценты подлежат уплате вследствие неисполнения договорного обязатель ства, то иск об уплате основной суммы долга — это договорный иск, а иск об уплате процентов — это внедоговорный иск из неос новательного обогащения, который «сопровождает» договорный иск. При этом для квалификации исков не имеет значения, пре вышает ли размер процентов сумму основного долга или нет. По мимо требований о взыскании основной суммы долга и об уплате процентов, в соответствующих случаях, как уже отмечалось, мо жет быть предъявлено требование о возмещении убытков в части, превышающей сумму процентов. Следует обратить внимание на то, что п. 1 ст. 395 ГК, в отличие от п. 2 ст. ГК, не ставит на числение процентов за пользование чужими средствами в зависи мость от того, знал или должен был знать приобретатель о неосно вательности получения или сбережения денежных средств. Нали цо известная коллизия между п. 1 ст. 395 ГК и п. 2 ст. ГК. По-видимому, она вызвана тем, что законодатель вопрос о на В постановлении от 8 октября 1998 г., по-видимому, воспринята точка зрения, согласно которой проценты, уплачиваемые по денежным обязатель ствам при просрочке их исполнения, будучи мерой ответственности, не от носятся ни к убыткам, ни к неустойке (см., напр.: Новоселова Проблемы гражданско-правового регулирования расчетных отношений: Ав тореф. докт. М., 1997. С. 37—38).

§ 3. Действие обязательств из неосновательного обогащения числении процентов в п. 2 ст. ГК счел необходимым увязать с порядком расчетов по доходам и расходам при неосновательном обогащении (ср. п. 1 ст. и ст. 1108 ГК). Порядок этих расче тов прямо зависит от того, знал или должен был знать приобрета тель о неосновательности обогащения. Но как бы там ни было, известное несоответствие правил п. 1 ст. 395 и п. 2 ст. ГК о начислении процентов имеет место.

Как же соотносятся в обязательстве из неосновательного обо гащения такие его элементы, как содержание и объект (предмет)?

Содержание обязательства составляют право кредитора и обязан ность должника, т. е. мера возможного поведения, дозволенная кредитору, и мера должного поведения, предписанная должнику.

Реализация этого поведения, в ходе которой происходит взаимо действие кредитора и должника, представляет собой осуществле ние прав и исполнение обязанностей, составляющих содержание обязательственного правоотношения. Таким образом, взаимодей ствие кредитора и должника — это не содержание правоотноше ния, а реализация его содержания. Поведение кредитора и долж ника направлено на перемещение имущественной выгоды из хо зяйственной сферы одного лица, у которого она образовалась без правового основания, в хозяйственную сферу лица, которое на эту имущественную выгоду имеет право. Эта имущественная выгода и составляет объект (предмет) обязательств из неосновательного обогащения.

§ 3. Действие обязательств из неосновательного обогащения Соотношение требований из неосновательного обогащения с дру гими требованиями о защите гражданских прав. До принятия части второй ГК проблема, обозначенная в подзаголовке настоящего па раграфа, обсуждалась главным образом в плане допустимости конкуренции исков и изменения основания исковых требований.

Исследователи не могли не задумываться над тем, возможен ли переход от одного иска к другому или изменение основания иска в тех случаях, когда это необходимо для установления истины по делу, которая именовалась тогда объективной или материальной, а также для обеспечения наиболее полной и всесторонней защиты прав и законных интересов сторон в гражданском процессе. Осо бенно часто эта проблема обсуждалась применительно к соотно шению вещно-правовых и обязательственно-правовых исков;

ис ков о недействительности сделок с иными требованиями о защите гражданских прав;

договорных и внедоговорных исков, а также деликтных исков и исков из неосновательного обогащения. Боль шинство ученых стояли на позициях недопустимости конкурен ции исков, но с теми или иными оговорками признавали возмож ным изменение основания иска в тех случаях, когда иск не может 92 Глава 51. Обязательства из неосновательного обогащения быть доказан по тому основанию, по которому он первоначально предъявлен1. Пожалуй, наиболее оживленно дебатировался вопрос о соотношении деликтного иска и иска из неосновательного обо гащения, когда причинение вреда одному лицу сопровождается приращением или сбережением имущества у другого лица. Имен но в этих пределах (минус на стороне одного лица и плюс на сто роне другого) проблема и обсуждалась. Если же причинение вреда одному лицу не влечет образования имущественной выгоды у дру гого, то основания для удовлетворения иска из неосновательного обогащения отсутствуют.

Включение в часть вторую ст. заставило вновь обра титься к этой проблеме2. О чем же идет речь в ст. ГК? Дейст вительно ли она принципиально по-новому определяет место ис ков из неосновательного обогащения в ряду других требований о защите гражданских прав или лишь «высвечивает» то, что могло быть выведено и из норм ранее действовавшего законодательства путем их доктринального толкования?

В ст. ГК речь идет о соотношении требований о возврате неосновательного обогащения с требованиями о возврате испол ненного по недействительной сделке;

об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения;

с требованиями одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством;

о возмещении вреда, в том числе причиненного недобросовестным поведением обогатившегося ли ца.

К указанным требованиям могут применяться и требования из неосновательного обогащения, если иное не установлено Граж данским кодексом, другими законами или иными правовыми ак тами и не вытекает из существа соответствующих отношений.

См.: вопросу о договорной ответственности // Вопросы советского гражданского права. М., 1945. С. 144 и след.;

Новицкий И. Б., Лунц А. Общее учение об обязательстве. 1950. С. 381—384;

Тол стой Ю. К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в 1955. С. 104—115;

Арзамасцев А. Н. Охрана социалистической собственности по советскому гражданскому праву. Л., 1956. С. 202;

Иоф фе О. С. Обязательственное право. М., 1975. С. 863—871. Иной подход мож но обнаружить в работах: Зимелева М. В. Война и право собственности // Со ветское право в период Великой Отечественной войны. Ч. 1. М., 1948.

С. 39—44;

Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неоснова тельного обогащения. М., 1951. С. 203—206;

Венедиктов А. В. Граждан ско-правовая охрана социалистической собственности в СССР. М.;

Л., 1954.

С. 171-177.

Из новейших публикаций на сей счет см.: Ровный В. В. Конкуренция ис ков в российском праве. Иркутск, 1997.

§ 3. Действие обязательств из неосновательного обогащения Из этих положений может быть сделан вывод, что требования из неосновательного обогащения не столько вытесняют требова ния, перечисленные в ст. ГК, сколько «сопровождают» их, причем такое сопровождение может и не понадобиться. Если, ска жем, неуправомоченный отчуждатель подарил вещь третьему ли цу, то виндикационный иск собственника об истребовании вещи в тех случаях, когда между истцом и ответчиком не производятся расчеты по доходам и расходам, никакими другими требованиями, в том числе и из неосновательного обогащения, не сопровождает ся. То же имеет место тогда, когда из причинения вреда другому лицу причинитель никакой имущественной выгоды не извлекает.

Дело, однако, не в конкретных примерах, которые могут свиде тельствовать и об обратном, а в правильной юридической квали фикации соответствующих исковых требований, которые могут не называться собственным именем и располагаться в самых различ ных структурных подразделениях системы гражданского законода тельства. Примером тому служит ст. ГК, которая помещена в главе 60 «Обязательства вследствие неосновательного обогаще ния» и вроде бы должна охватывать требования именно из неос новательного обогащения. Однако о кондикционных требованиях речь идет лишь в п. 1 ст. ГК, да и то при условии, что возвра ту подлежит не индивидуально-определенное имущество, которое потребуется по виндикационному иску, а имущество, определен ное родовыми признаками. Именно такое толкование п. 1 ст.

ГК представляется правильным, поскольку возврату потерпевше му подлежит имущество, составляющее неосновательное обогаще ние приобретателя. Индивидуально-определенное имущество принадлежит истцу и неосновательного обогащения того, кто его приобрел, не составляет. А.Л.Маковский ставит риторический вопрос: «Действительно, виндицировать можно лишь индивиду ально-определенную вещь, но из чего следует, что ее истребова ние невозможно по правилам об обязательствах из неоснователь ного обогащения?»1. Невозможно потому, что в данном случае нет самого неосновательного обогащения. А.Л.Маковский повторяет здесь ошибку, на которую не раз указывалось в цивилистической литературе2.

Маковский Л. JI. Обязательства вследствие неосновательного обогащения.

Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, коммен тарии, алфавитно-предметный указатель / Под ред. Козырь, А.Л.Ма ковского, М., 1996. С. 595.

Толстой Ю. К. Обязательства из неосновательного приобретения или сбережения имущества (юридическая природа и сфера действия) // Вестник Ленинградского университета. 1973. № 5. С. 137—138;

Иоффе О. С. Обяза тельственное право. С. 860—861.

94 Глава 51. Обязательства из неосновательного обогащения Но если в п. 1 ст. в очерченных пределах действитель но речь идет о иске, то в п. 2 ст. ГК предус мотрен типичный деликтный иск.

Вернемся, однако, к ст. ГК. Как же требования из неосно вательного обогащения соотносятся с требованиями о возврате исполненного по недействительной сделке? Вопрос о соотноше нии требований, вытекающих из недействительности сделок, с другими требованиями обсуждался в цивилистической науке за долго до обновления гражданского законодательства как в 50-е, так и в последующие годы. На сей счет определились две позиции.

Одна из них, наиболее полно представленная в монографии Н. В. Рабинович, сводится к тому, что последствия совершения та ких сделок определены в законодательстве особо, а потому неза чем подключать в этих случаях нормы, входящие в состав других правовых институтов1. Другая позиция состояла в том, что послед ствия недействительности сделок не укладываются в нормы, спе циально на них рассчитанные, они значительно разнообразнее, а потому нередко возникает необходимость определять эти послед ствия с учетом норм, входящих в состав других институтов, в том числе деликтных и кондикционных обязательств2. По-видимому, в ст. ГК поддержана именно эта позиция, поскольку бланкет ного указания в п. 2 ст. 167 ГК на то, что при невозможности воз вратить полученное в натуре каждая из сторон обязана возместить другой стороне его стоимость в деньгах, явно недостаточно, чтобы конкретно определить последствия совершения такой сделки.

Ведь имущество за время нахождения у стороны, обязанной к его возврату, могло претерпеть самые различные изменения, в том числе и существенные: состояние его могло ухудшиться или, на против, в него могли быть внесены улучшения;

оно могло прино сить доход или потребовать каких-либо затрат на его содержание и т. д.

Для решения этих вопросов необходимо подключение различ ных правовых средств, относящихся к обязательствам из причине ния вреда, неосновательного обогащения, а иногда и к общей час ти обязательственного права. Если ограничиться лишь кондикци онными обязательствами, то это могут быть едва ли не все нормы, включенные в главу 60 ГК. Сказанное о соотношении требований о возврате исполненного по недействительной сделке с другими требованиями о защите гражданских mutatis mutandis, может Рабинович Н. сделок и ее последствия. Л., 1960.

Толстой Ю. К. Содержание и гражданско-правовая защита права собст венности в СССР. С.

§ 3. Действие обязательств из неосновательного обогащения быть распространено и на случаи, когда требования, вытекающие из недействительности сделок, носят конфискационный характер.

Неосновательное обогащение подлежит взысканию в доход государства либо путем применения конфискационных мер, пре дусмотренных уголовным, административным, гражданским, та моженным и иными отраслями законодательства, либо путем применения общих норм гражданского законодательства о не основательном обогащении. Так, суммы неосновательно выпла ченных пенсий и пособий при недобросовестности со стороны их получателя могут быть взысканы в доход государства на основа нии общих норм о неосновательном обогащении. Если же основа ний для применения ни тех, ни других нет, то неосновательное обогащение в доход государства взыскать нельзя. В частности, нельзя взыскать в доход государства доходы от попрошайничества и азартных игр1.

Вернемся, однако, к соотношению требований из неоснова тельного обогащения с другими требованиями о защите граждан ских прав. На очереди соотношение кондикционного иска с вин дикацией. Частично этого вопроса мы уже касались. Демаркаци онная линия между кондикцией и виндикацией может быть проведена достаточно четко: если из незаконного владения ответ чика истребуется имущество, которое принадлежит истцу на праве собственности, то налицо виндикация. Если же истребуется иму щество, определенное родовыми признаками и не выделенное из общей имущественной массы ответчика (например, бревна, кото рые не снабжены особой меткой и обезличены в общей массе бре вен, принадлежащих ответчику), то речь идет о кондикционном иске. В то же время кондикционный иск, как, впрочем, и иск из причинения вреда, может сопровождать виндикационный иск, что имеет место при производстве расчетов по доходам и расходам, при ухудшении состояния имущества и т. д. словами, здесь может сложиться та же ситуация, что и при определении по следствий недействительности сделок.

В новом ГК не воспроизведено правило ч. 4 ст. 473 ГК 1964 г., согласно которому имущество, приобретенное за счет другого лица не по сделке, но в результате иных действий, заведомо противных интересам социалистическо го государства и общества, если оно не подлежит конфискации, взыскивает ся в доход государства. Правда, в качестве суррогата ч. 4 ст. 473 ГК 1964 г.

может рассматриваться п. 3 ст. 937 ГК. Суть этой нормы сводится к следую щему. Если лицо не выполнило возложенную на него обязанность страхова ния либо выполнило ее ненадлежащим образом, то суммы, неосновательно сбереженные указанным лицом, взыскиваются по иску органов государст венного страхового надзора в доход Российской Федерации с начислением на эти суммы процентов в соответствии со ст. 395 ГК.

96 Глава 51. Обязательства из неосновательного обогащения Пожалуй, сложнее всего определить соотношение требований из неосновательного обогащения с требованиями одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством. Ведь иск из неосновательного обогащения — иск внедоговорный;

если же стороны связаны между собой договор ным обязательством, то указанные требования вроде бы никак не могут соотноситься друг с другом. Полагаем, однако, что это не так. Напомним, прежде всего, что римское право к числу обяза тельств из неосновательного обогащения относило требование о возврате предоставления, цель которого не осуществилась. По-ви димому, на эти случаи в первую очередь и рассчитано соответству ющее правило ст. ГК. Но этим дело не ограничивается. Не редки случаи, когда отношения сторон, связанных между собой договором, далеко выходят за пределы собственно договорных от ношений. Типичный тому пример ситуация, которая может воз никнуть при неисполнении денежного обязательства.

Наибольшие споры в цивилистической литературе, предшест вовавшей появлению ст. ГК, вызывал вопрос о разграниче нии деликтного и кондикционного исков. Широко было пред ставлено мнение, которое сводится к тому, что водораздел между этими исками проводится в зависимости от того, действовало ли неосновательно обогатившееся лицо виновно или невиновно. Ес ли оно действовало виновно, то интересы лица, за счет которого обогащение произошло, защищаются с помощью деликтного ис ка;

если невиновно, то они защищаются кондикционным иском.

Пожалуй, с наибольшей категоричностью это мнение высказал О.С.Иоффе. В одной из своих работ он писал: «Граница между названными обязательствами (деликтным и кондикционным. — Ю. Т.) проходит по линии вины: если вина причинителя — налицо обязательство из причинения вреда, нет его вины — возникает обязательство из неосновательного приобретения имущества.

И если может быть предъявлен деликтный иск... возможность предъявления кондикционного иска... исключена.

ный иск предъявляется только при отсутствии вины как одного из важнейших условий предъявления деликтного Иногда разграничение указанных исков проводилось даже в зависимости от степени вины. Считалось, что деликтный иск, ес ли на стороне причинителя образуется имущественная выгода, подлежит предъявлению лишь при наличии такой формы вины, как умысел. Если же умысла в поведении неосновательно обога тившегося нет, то интересы потерпевшего защищаются кондикци Иоффе О. С. Обязательственное право. С. 867.

§ 3. Действие обязательств из неосновательного обогащения онным иском. Такого мнения придерживались, в частности, В. А. Рясенцев и А. М. Белякова1.

Сопоставим эти взгляды с тем, как подходит к соотношению деликтного и кондикционного исков ст. ГК. Как ни разгра ничивать указанные иски, бесспорно одно: при их разграничении законодатель не только не предлагает руководствоваться принци пом вины, а как раз напротив, прямо декларирует отказ от этого принципа как критерия их разграничения. Именно этим объясня ется прямое указание на то, что правила о неосновательном обо гащении подлежат применению также к требованиям о возмеще нии вреда, в том числе причиненного недобросовестным поведе нием обогатившегося лица. Это обстоятельство признает и А.Л.Маковский: «Обязательства из неосновательного обогаще ния нельзя отграничить от других гражданских правоотношений ни по признаку наличия или отсутствия в действиях обогативше гося правонарушения, ни тем более в зависимости от виновного или невиновного характера его поведения»2. Аналогичное мне ние высказывалось и автором настоящей главы почти тридцать лет назад3.

Констатация этих очевидных фактов не избавляет от необхо димости ответить на вопрос, каков критерий разграничения де ликтного и кондикционного исков. Подчеркнем еще раз, что воп рос этот возникает в тех случаях, когда причинение вреда одному лицу сопровождается образованием какой-либо имущественной выгоды у другого лица. По-видимому, в этих случаях именно по терпевшему должно быть предоставлено право выбора того иска, который в наибольшей степени обеспечивает удовлетворение его интересов. Сказанное не означает, что определение юридической природы обязательства тем самым отдается на откуп самому по терпевшему, зависит от субъективного восприятия им этого обяза тельства. Объективная природа обязательства такова, что оно во многих случаях на равных основаниях может быть отнесено как к деликтному, так и к кондикционному. Разумеется, возможность Советское гражданское право. Часть II: Учебник для вузов. 3-е изд. / Отв. ред. Рясенцев. 1987. С. 429, 437—439 (автор главы — В А. Ря сенцев);

Советское гражданское право. Т. II: Учебник для вузов / Отв. ред.

В.П.Грибанов, М., 1980. С. 387 (автор главы — кова).

Маковский А. Л. Обязательства вследствие неосновательного обогаще ния. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, ком ментарии, алфавитно-предметный указатель / Под. ред. О. М. Козырь, А. Л. Маковского, С. А. Хохлова. С. 597.

См.: Толстой Обязательства из неосновательного приобретения или сбережения имущества. С.

98 Глава 51. Обязательства из неосновательного обогащения выбора у потерпевшего имеется далеко не всегда. Если, скажем, неосновательное обогащение произошло вследствие обстоятель ств, вообще не связанных с поведением обогатившегося лица, то потерпевший может обеспечить свои интересы только с помощью кондикционного иска. Но если есть основания для предъявления как того, так и другого иска, то именно должно быть предоставлено право выбора. При этом один иск может со провождать другой, как это имеет место, например, когда наряду с иском о возврате неосновательно приобретенного имущества (мы уже говорили о том, при каких обстоятельствах такой иск будет кондикционным) или о возмещении его стоимости, предъявляется иск о возмещении вреда, причиненного недостачей или ухудше нием имущества. Первый иск кондикционный, второй — Подключению обязательств из неосновательного обогащения к другим правовым институтам, главным образом при начислении процентов за неправомерное пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК, внимание уделено в со вместном постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Плену ма Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. Частично этих вопросов мы уже касались. Сосредоточимся на том, что оста лось в тени.

Взимание процентов обязательствах из причинения вреда предусмотрено в пп. 23 и 24 постановления от 8 октября 1998 г.

Трудно, однако, согласиться с тем, что лишь в тех случаях, когда пострадавший не состоял с причинителем вреда в трудовых отно шениях, на лицо, которое обязано к выплате денежных средств по возмещению вреда, при их невыплате или несвоевременной вы плате может быть возложена обязанность по уплате процентов, ус тановленных ст. 395 ГК. Лицо, которое обязано к выплате соот ветствующих средств, будь то причинитель вреда или страховщик, при их невыплате или несвоевременной выплате обязано также и к уплате процентов, установленных ст. 395 ГК, независимо от то го, состоял ли потерпевший с причинителем вреда в трудовых от ношениях или нет.

Затронут также вопрос о применении правил о неоснователь ном обогащении к требованиям одной стороны в обязательствах к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством, в частности при повторной или излишней оплате товара, работ, ус луг и т. д. (см. абз. 3 п. 26 постановления от 8 октября 1998 г.).

Особое внимание уделено применению правил о неоснова тельном обогащении при определении последствий недействи тельности сделок (пп. 27—31 постановления от 8 октября 1998 г.).

Как уже отмечалось, в виде общего правила предусмотрено при менение к требованиям о возврате исполненного по недействи § 3. Действие обязательств из неосновательного обогащения тельной сделке правил об обязательствах из неосновательного обогащения, если иное не предусмотрено законом или иными правовыми актами.

Если одна из сторон получила по недействительной сделке де нежные средства, а другая — товары, работы или услуги, следует исходить из предположения о равном размере взаимных обяза тельств сторон. Соответственно этому нормы о неосновательном денежном обогащении (ст. могут быть применены к от ношениям сторон лишь при наличии доказательств, что получен ная одной из сторон денежная сумма явно превышает стоимость переданного другой стороне. Проценты в порядке ст. 395 ГК под лежат начислению лишь на ту часть денежной суммы, которая превышает стоимость полученного от другой стороны. При этом и при равном размере взаимных обязательств сторон к их отноше ниям применяются последствия, установленные законом для дан ного вида недействительных сделок.

Если к отношениям сторон по оспоримой сделке, признанной судом недействительной, могут быть применены нормы об обяза тельствах из неосновательного обогащения, то проценты за поль зование чужими денежными средствами начисляются на сумму неосновательного обогащения с момента вступления решения су да в законную силу. Но если суд установит, что приобретатель уз нал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств ранее этого момента, то проценты в соответствии с п. 2 ст. ГК начисляются с того момента, когда приобретатель об этом узнал или должен был узнать. Возникает вопрос: с какого момента начислять проценты, если речь идет о ничтожной сделке? Опять-таки либо с момента вступления в силу решения суда о применении последствий недействительности ни чтожной сделки, либо с момента, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения, если он об этом узнал или должен был узнать до вступления в силу решения суда. При этом следует исходить из предположения о том, что приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения уже с момента совершения ничтожной сделки.

Как в случае признания недействительной оспоримой сделки, так и применяя последствия недействительности ничтожной сдел ки, проценты начисляются в порядке ст. 395 ГК.

При применении последствий недействительности займа (кре дита, коммерческого кредита) сторона, которая пользовалась за емными средствами, обязана уплатить проценты за пользование денежными средствами за весь период пользования этими средст вами. Проценты и здесь начисляются в размере, предусмотренном п. 1 ст. 395 ГК. Но если договор займа предполагается безвозмезд ным, т. е. подпадает под действие абз. 2 п. 3 ст. 809 ГК, то процен 100 Глава 51. Обязательства из неосновательного обогащения ты подлежат уплате с того момента, когда сторона, обязанная к уплате процентов, узнала или должна была узнать о неоснователь ности пользования средствами. Проценты и в этом случае начис ляются в размере, предусмотренном п. 1 ст. 395 ГК.

Возникает вопрос: как быть, если при займе (кредите, коммер ческом кредите) в сделке (ничтожной или признанной недействи тельной как оспоримой) был определен размер процентов? В ка ком размере проценты подлежат уплате: определенном в сделке или предусмотренном п. 1 ст. 395 ГК? По-видимому, в размере, предусмотренном п. 1 ст. 395 ГК, поскольку речь идет о недейст вительной сделке.

Если по ничтожной сделке или сделке, признанной недействи тельной как оспоримой, заемщик уплачивал проценты, то неосно вательно приобретенными кредитором могут быть признаны лишь суммы, превышающие проценты, которые могли быть начислены за период пользования по учетной ставке банковского процента.

Имеются в виду заем, кредит и коммерческий кредит.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.