WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |
-- [ Страница 1 ] --

ГРАЖДАНСКOЕ ПРАВО УЧЕБНИК ПОД РЕДАКЦИЕЙ доктора юридических наук, профессоре А.П. Сергеева, доктора юридических наук, профессора, члена-корреспондента РАН Ю.К. Толстого Учебник удостоен премии

Правительства Российской Федерации в области образования Допущено Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности «Юриспруденция» 4-е издание, переработанное и дополненное ТОМ 3 •ПРОСПЕКТ Москва 2005 УДК 347(075.8) ББК67.94(2)Зя73 Г75 Учебник подготовлен коллективом кафедры гражданского права юридического фа культета Санкт-Петербургского государственного университета в составе:

Е. Ю. Валявина, ст. прей.— гл. 60 (§ 3-5);

Н. Д. Егоров, д-р юрид. наук, проф. — гл. 56;

И. В. Елисеев, канд. юрид. наук, доц. - гл. 61 (§ 3-5);

А. Иванов, канд. юрид. наук, доц. - гл. 58 (§ 4);

В. Кротов, канд. юрид. наук, доц. — гл. 58 (§ 1—3, 5);

Д. А. Медведев, канд. юрид. наук, доц. — гл. 61 (§ 2);

О. П. Павлова, канд. юрид. наук, доц. — гл. 60 (§ 1, 2);

А. П. Сергеев, д-р юрид. наук, проф. - гл. 50 (§ 4—8), 52-55, алфавитно-предмет ный указатель;

Ю, К. Толстой, д-р юрид. наук, проф., член-корр. РАН — гл. 50 (§ 1—3), 51, 62-65;

О. А. Федорова, — гл. 59.

Ответственные редакторы: доктор юридических наук, профессор А. П. Сергеев;

доктор юридических наук, профессор, член-корреспондент РАН Ю. К. Толстой.

Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 3.— 4-е изд., перераб.

Г75 и доп. / под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. — М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005.- 784 с.

ISBN 5-482-00028- В третьем томе учебника рассмотрены охранительные обязательства, право интеллектуальной собственности, семейное и наследственное право. Настоящее издание является четвертым, переработанным и дополненным на основе дейст вующего законодательства. Существенно переработан раздел «Право интеллекту альной собственности» в связи с изменениями, внесенными в Патентный закон РФ, Федеральные законы «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных», «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров», «О правовой охране топологий интегральных схем», а также раздел «Наследственное право» на базе положений части третьей ГК РФ.

Помимо анализа законодательства и юридической практики в нем представ лены теоретические взгляды на основные проблемы гражданского права.

Для студентов, аспирантов и преподавателей юридических учебных заведе ний, а также практических работников суда, прокуратуры, нотариата, адвокатуры и иных организаций. УДК 347(075 8) Учебное издание ББК ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО Т. Учебник Подписано в печать 11.01.05. Формат Печать офсетная. Печ. л. 49,0. Тираж 10 000 экз. Заказ № ООО «ТК 107120, г. Москва, Хлебников пер., д. 2.

Отпечатано полном соответствии с качеством предоставленных диапозитивов в ОАО «Ярославский полиграфкомбинат» 150049, г. Ярославль, ул. Свободы, 97.

© Коллектив авторов, ISBN 5-482-000218- © ООО «Издательство Проспект», Раздел IV. О Т Д Е Л Ь Н Ы Е ВИДЫ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ Подраздел II. ОХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА Глава 50. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА, ВОЗНИКАЮЩИЕ ВСЛЕДСТВИЕ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА § 1. Значение и понятие обязательств из причинения вреда Значение обязательств из причинения вреда. В обществе проис ходит постоянное взаимодействие людей друг с другом и с пред метами природы. Оно становится все более интенсивным, а его результаты зачастую непредсказуемы. Нередки случаи, когда в хо де такого взаимодействия имущественным и личным нематери альным благам граждан, организаций и других субъектов граждан ского права наносится ущерб. Он может быть результатом случай ного стечения обстоятельств и злого умысла, чьей-то оплошности и неподконтрольности сил природы. Возникает необходимость определить, кто будет нести последствия такого ущерба: тот, кто его понес, или тот, кто его причинил, или какое-то третье лицо, которое не было ни причинителем, ни потерпевшим.

Чтобы обезопасить себя от возможных вредоносных последст вий, граждане и организации прибегают к услугам страховщиков, перекладывая на них хотя бы в части тот вред, который может быть причинен наступлением страхового случая — пожара, смер ти, ограбления, заболевания и т. д. Но как исстари повелось на Руси, пока гром не грянет — мужик не перекрестится. Нередко потерпевшие спохватываются лишь тогда, когда вред уже причи нен и к услугам страховщиков прибегать поздно1. К тому же и тог да, когда риск застрахован, возмещение, которое можно получить от страховщика, далеко не всегда покрывает весь причиненный ущерб. Не всегда можно положиться и на пенсионное обеспече ние, которое, как правило, особенно в нынешних условиях не га рантирует полного возмещения вреда.

Можно, таким образом, констатировать, что в случаях причи нения вреда, кому бы вред ни был причинен и в чем бы он ни вы ражался, вредоносные последствия обычно не могут быть заглаже ны с помощью какого-то одного правового института (например, Все риски, даже если с помощью статистических методов и можно вы членить наиболее вероятностные из них, застраховать практически невоз можно. К тому же страхование этих рисков может быть для страхователя, особенно для гражданина, слишком накладно.

4 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда страхования или пенсионного обеспечения). Для достижения мак симального социального эффекта требуется взаимодействие самых различных правовых средств, в числе которых видное место при надлежит обязательствам из причинения вреда, или, как их иначе называют, деликтным обязательствам (от лат. delictum — правона рушение)1.

Каковы же характерные признаки обязательств из причинения вреда, которые предопределяют их функциональное назначение и вполне самостоятельное место в системе отдельных видов обяза тельств? Для раскрытия указанных признаков обратимся к поня тию обязательств из причинения вреда.

Понятие обязательств из причинения вреда. Эти обязательства характеризуются, по крайней мере, следующими признаками.

Во-первых, сфера их действия простирается как на имуществен ные, так и на личные неимущественные отношения, хотя возмеще ние вреда и носит имущественный характер. Во-вторых, они возникают в результате нарушения прав, носящих абсолютный характер, будь то имущественные права (право собственности, пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления и т. д.) или личные нематериальные блага (жизнь, здоровье, телесная неприкосновенность, честь, до стоинство, деловая репутация и т. д.). В-третьих, обязательства, поскольку нарушено абсолютное право, носят внедоговорный ха рактер, хотя бы право и было нарушено лицом, с которым потер Последнее название, правда, не вполне точно, поскольку обязательства из причинения вреда, как мы в дальнейшем увидим, не всегда покоятся на правонарушении. Указанные обязательства в одних случаях называют обяза тельствами из причинения вреда, в других — обязательствами по возмеще нию вреда. В первом случае внимание акцентируется на том, в силу каких оснований обязательство возникает, во втором — на его функциональном назначении. Когда ставится задача установить основание возникновения обязательства, предпочитают термин «обязательства из причинения вреда».

Когда же ставится задача проанализировать элементы уже возникшего обя зательства, в том числе круг его субъектов, и выявить целевое назначение обязательства, обычно употребляют термин «обязательства по возмещению вреда». Но в обоих случаях речь идет об одном и том же обязательстве.

Впрочем, иногда за терминологическими различиями скрывается и различие по существу. Термину «обязательства по возмещению вреда» отдают пред почтение, с тем чтобы подвести под них и случаи, когда обязанность возме щения вреда возлагается не на непосредственного причинителя, а на другое лицо, а также случаи, когда обязательство возникает в результате действий, направленных на предотвращение вреда другому лицу, что причиняет вред либо тому, кто действовал, либо третьему лицу. Последний аргумент сейчас не срабатывает, поскольку действия в чужом интересе без поручения выде лены в особый вид внедоговорных обязательств (см. главу 50 ГК).

§ 1. Значение и понятие обязательств из причинения вреда певший находится (находился) в договорных отношениях. Если вред жизни или здоровью гражданина причинен при исполнении им договорных или иных обязательств, то обязательство, которое возникает в данном случае вследствие причинения вреда, в силу прямого указания закона (ст. 1084 ГК) носит внедоговорный ха рактер. Так, если потерпевший утратил трудоспособность вследст вие несоблюдения работодателем правил по технике безопасно сти, обязательство из причинения вреда носит внедоговорный ха рактер, поскольку оно возникло вследствие нарушения абсолютного права. То же можно сказать в отношении предусмот ренных § 3 главы 59 обязательств по возмещению вреда, причинен ного вследствие недостатков товаров, работ или услуг. В-четвер тых, обязательство направлено на полное возмещение потерпевше му, насколько это возможно, причиненного вреда, кому бы ни был причинен вред, в чем бы он ни выражался и каковы бы ни были способы (формы) возмещения вреда. При определенных об стоятельствах объем и размер возмещения вреда, причитающегося потерпевшему или его семье, могут даже выйти за пределы полно го возмещения вреда (см., например, п. 3 ст. 1085 ГК). В-пятых, в случаях, предусмотренных законом, обязанность возмещения вреда может быть возложена не только на причинителя вреда, но и на иных лиц (например, на лицо, в интересах которого действовал причинитель).

В результате причинения вреда возникает обязательство по его возмещению, элементами которого являются стороны (кредитор и должник), содержание (права и обязанности сторон) и предмет.

Реализация обязанности по возмещению вреда, независимо от того, относится ли она к мерам гражданско-правовой ответствен ности или нет (об этом см. дальше), происходит в рамках охрани тельного правоотношения. Поскольку в этом правоотношении определены как носитель права (кредитор), так и носитель обя занности (должник), оно носит относительный характер, хотя и возникает, как уже отмечалось, в результате нарушения абсо лютного права (права собственности, права на жизнь и телесную неприкосновенность, права на честь и достоинство и т. д.). Креди тор в обязательстве из причинения вреда имеет право требовать возмещения причиненного ему вреда, а должник обязан этот вред возместить.

Субъектный состав обязательств из причинения вреда в про цессе их развития может претерпеть существенные изменения.

В нем может произойти замена как должника, так и кредитора.

В частности, такая замена имеет место при суброгации и регрессе.

При суброгации к страховщику переходят права кредитора к дол 6 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда жнику, ответственному за наступление страхового случая, т. е.

страховщик заступает место кредитора в обязательстве по возме щению вреда (полностью или в части). При регрессе должник в основном обязательстве становится в регрессном обязательстве кредитором. Так, при совместном причинении вреда сопричини тели отвечают перед потерпевшим, как правило, солидарно. Если один из них возместит вред, то он становится кредитором по от ношению к остальным сопричинителям, которые отвечают перед ним как долевые должники (п. 2 ст. 1081 ГК).

Замена кредитора и должника в обязательствах по возмеще нию вреда может иметь место и в других случаях, в том числе при наследственном правопреемстве. Так, если имуществу гражданина был причинен вред, причем как потерпевший, так и причинитель умерли, а вред остался невозмещенным, то в обязательстве по воз мещению вреда место кредитора и должника заступают их наслед ники.

Замена должника в обязательствах по возмещению вреда про исходит в случаях, предусмотренных абз. 2 п. 4 ст. 1073, п. ст. 1074, п. 3 ст. 1076 ГК и в ряде других.

Известные коррективы в субъектный состав обязательств по возмещению вреда может внести и суд, а иногда от суда зависит, возникнет такое обязательство или нет (см., например, ч. ст. 1067 ГК).

Особо следует сказать о случаях, когда в обязательствах по воз мещению вреда задействованы юридические лица или иные кол лективные образования. Они могут выступать в них и как причи нители, и как потерпевшие. Деятельность указанных образований носит различный характер. Она может быть оперативно-хозяйст венной, социально-культурной и властной, обычной и связанной для окружающих с повышенной опасностью. Но какой бы дея тельность организации ни была, она во всех случаях выражается в поведении (в форме действия или бездействия) ее работников, участников, членов, выполняющих возложенные на них трудовые (служебные, должностные), членские и иные обязанности. Если на указанных лиц возложена обязанность действовать, но они без действовали (например, не предприняли мер по предотвращению эксплуатации предприятия, причиняющего вред природной среде и здоровью граждан), то речь должна идти о бездействии самой организации со всеми вытекающими из этого последствиями.

Таким образом, для признания организации, обязанной к воз мещению вреда, необходимо установить, что в действиях (бездей ствии) лиц, образующих ее людской субстрат, выражалась деятель ность самой этой организации. За эти действия организация в силу § 1. Значение и понятие обязательств из причинения вреда ст. 402 и 1068 ГК отвечает как за свои собственные действия. Ли цо, причинившее вред, несет перед организацией при наличии предусмотренных законом условий ответственность за этот вред в порядке регресса1. Если же в действии (бездействии) лица, причи нившего вред, деятельность самой организации не выражалась, то обязанность по возмещению вреда возлагается на того, кто этот вред непосредственно причинил, на организацию она возложена быть не может.

Вот два примера из судебной практики. Рабочий принес на предприятие патрон, не имеющий отношения к производству. По дорвал его на разметочной плите. В результате осколком патрона у одной из работниц был поврежден глаз. Поскольку действия рабо чего не были совершены им во исполнение трудовых обязанно стей, т. е. деятельность предприятия в них не выражалась, ответст венность за вред должен нести он сам.

Работница, управлявшая электрокаром, вследствие нарушения правил по технике безопасности совершила наезд на другую ра ботницу и задавила ее насмерть. На иждивении погибшей находи лись двое малолетних детей, в интересах которых к предприятию был предъявлен иск о возмещении вреда, причиненного смертью кормильца. В данном случае в действиях работницы, причинив шей вред, выражалась деятельность самого предприятия, а потому обязанность по возмещению вреда была возложена на предприя тие. Работница, управлявшая электрокаром, может быть привле чена к ответственности перед предприятием в порядке регресса.

Вред, причиненный актами власти (ст. 1069, 1070 ГК), в по рядке регресса должен быть возмещен полностью или в части го сударственной или муниципальной казне лицом, причинившим вред, если будет доказана его вина. При этом в случаях, подпадаю щих под действие ст. 1070 ГК, вина должна быть установлена вступившим в законную силу приговором суда (см. п. 2 ст. 1070 и п. 3 ст. 1081 ГК).

Нередко обязательства по возмещению вреда возникают с множественностью лиц, которая может иметь место на стороне как должника, так и кредитора. Возможны обязательства и со сме шанной множественностью. Чтобы определить, является ли обяза тельство долевым или солидарным, необходимо, помимо привле чения общих норм, относящихся к обязательствам с множествен ностью лиц, руководствоваться указаниями закона, специально рассчитанными на обязательства по возмещению вреда (см., на пример, п. 3 ст. 1079 и ст. 1080 ГК), а также положениями, выра То же имеет место и тогда, когда за действия своего работника отвечает гражданин (например, индивидуальный предприниматель).

8 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда ботанными судебной практикой. Так, судебной практикой выра ботано правоположение, согласно которому если вред причинен несколькими несовершеннолетними, то организации и лица, на которые возлагается ответственность за этот вред, отвечают перед потерпевшим не солидарно, а в долевом отношении. Это положе ние применяется как в случаях, когда сами несовершеннолетние за причиненный вред не отвечают (пп. 1—3 ст. 1073 ГК), так и в случаях, когда они сами отвечают за причиненный вред, но на лиц, указанных в п. 2 ст. 1074 ГК, возлагается субсидиарная (до полнительная) ответственность.

Что же касается прав и обязанностей сторон в обязательствах по возмещению вреда, то их содержание будет раскрыто в ходе по следующего изложения, в том числе при рассмотрении отдельных видов указанных обязательств.

Наконец, предметом (объектом) обязательств по возмещению вреда являются действия должника, обеспечивающие наиболее полное, насколько это возможно, восстановление материальных и личных нематериальных благ кредитора, которым причинен вред.

С учетом сказанного обязательства из причинения вреда могут быть определены как внедоговорные обязательства, возникающие вследствие нарушения имущественных и личных неимущественных прав потерпевшего, носящих абсолютный характер, призванные обеспечить наиболее полное восстановление этих прав за счет причи нителя вреда либо за счет иных лиц, на которых законом возложена обязанность возмещения вреда.

§ 2. Условия возникновения обязательств из причинения вреда Общие положения. Необходимым условием возникновения обязательств из причинения вреда является наличие самого вреда.

Если нет вреда, т. е. нарушения или умаления какого-либо иму щественного права или нематериального блага, то о возникнове нии указанных обязательств нельзя говорить уже потому, что вред не причинен, а следовательно, и возмещать нечего.

Вред может выражаться в уничтожении или повреждении на личного имущества, потере прибыли, лишении или уменьшении способности потерпевшего к труду, смерти кормильца, дополни тельных расходах, призванных обеспечить жизнедеятельность по терпевшего как полноценной личности (расходы по уходу, на са наторно-курортное лечение, протезирование, приобретение мото коляски и т. д.), причинении физических или нравственных страданий. Вред — это не только потеря или уменьшение того, что есть, но и неполучение того, что могло прирасти к имуществу, ду ховно обогатить личность, повысить ее общеобразовательный и профессиональный уровень и т. д. Дискомфортное состояние лич § 2. Условия возникновения обязательств из причинения вреда ности, вызванное причинением физических или нравственных страданий,— это тоже вред (моральный вред), который подлежит компенсации.

Вопросы, связанные с компенсацией морального вреда, рас смотрены в главе 15 учебника. В части второй ГК в развитие поло жений о моральном вреде, закрепленных в ст. 151 и 152 ГК, ком пенсация морального вреда предусмотрена в § 4 главы 59. При применении этих норм следует использовать разъяснения, кото рые даны в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 20 де кабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законода тельства о компенсации морального вреда»1. Восстановим в памя ти основные положения о моральном вреде и условиях его компенсации.

Под моральным вредом в ст. 151 ГК, к которой в п. 1 ст. ГК сделана отсылка, понимается причинение физических или нравственных страданий. Моральный вред может быть причинен нарушением как имущественных прав, так и личных нематериаль ных благ. Моральный вред, причиненный нарушением нематери ального блага, подлежит компенсации независимо от того, есть ли специальный закон, предусматривающий в соответствующих слу чаях компенсацию морального вреда. Если же моральный вред причинен нарушением имущественного права, то с 1 января 1995 г., т. е. с момента введения в действие части первой ГК, он подлежит компенсации лишь в случаях, предусмотренных зако ном. Так, компенсация морального вреда, причиненного нару шением не только личных нематериальных благ, но и имущест венных прав, предусмотрена ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей». Моральный вред, причиненный нарушением имущественного права до 1 января 1995 г., подлежал в соответст вии со ст. 131 Основ гражданского законодательства 1991 г. ком пенсации независимо от того, был ли специальный закон, пре дусматривающий в указанных случаях компенсацию морального вреда.

В тех случаях, когда моральный вред подлежит компенсации, она осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда (п. 3 ст. 1099 ГК).

В случаях, предусмотренных законом, компенсация морально го вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда.

Случаи эти перечислены в ст. 1100 ГК, причем их перечень не яв ляется исчерпывающим. В ст. 1100 ГК к ним отнесены случаи, когда вред жизни или здоровью гражданина причинен источни ком повышенной опасности;

вред причинен гражданину незакон См.: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. М., 1999. С. 305.

10 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда ными действиями, предусмотренными п. 1 ст. 1070 ГК;

вред при чинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.

Открытым остается вопрос, может ли быть причинен мораль ный вред юридическому лицу. Пленум Верховного Суда РФ в по становлении от 20 декабря 1994 г. склонился к тому, что правила о компенсации морального вреда гражданину в связи с распростра нением сведений, порочащих его деловую репутацию, применяют ся и при распространении таких сведений в отношении юридиче ского лица. В обоснование этой точки зрения можно сослаться на то, что в п. 7 ст. 152 ГК, предусматривающем защиту деловой ре путации юридического лица, сделана отсылка ко всем предшест вующим правилам ст. 152, в том числе и к тому, в котором речь идет о возмещении морального вреда (см. п. 5 ст. 152 ГК). В этот вопрос была бы внесена большая ясность, если бы в последнем из трех случаев, в которых ст. 1100 ГК предусматривает компенсацию морального вреда, так же как и в двух предыдущих, говорилось о гражданине. Однако указание на гражданина в этом случае как раз опущено. Открытым оставлен этот вопрос и в совместном поста новлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Ар битражного Суда РФ от 1 июля 1996 г.

В отличие от ст. 131 Основ гражданского законодательства 1991 г., абз. 1 ст. 151 и п. 1 ст. 1101 ГК предусматривают компен сацию морального вреда только в денежной форме, что едва ли правильно.

Размер компенсации морального вреда должен определяться с учетом тех ориентиров, которые намечены в абз. 2 ст. 151 и п. ст. 1101 ГК.

Наконец, на требования о компенсации морального вреда не распространяется исковая давность (см. п. 7 постановления Пле нума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г.).

Причиненный вред должен быть возмещен в денежной или иной форме, обеспечивающей наиболее полное удовлетворение интересов потерпевшего, будь то физическое или юридическое лицо. В законе закреплен принцип возмещения вреда в полном объеме независимо от того, причинен ли вред гражданину или юридическому лицу. Закрепляя принцип полного возмещения вреда (абз. 1 п. 1 ст. 1064 ГК), законодатель в то же время устанав ливает изъятия из него, предусматривая главным образом выплаты сверх возмещения вреда (см., например, абз. 3 п. 1 ст. Ю64, ст. 1084, п. 3 ст. 1085, абз. 4 п. 3 ст. 1089 ГК). При этом выплаты сверх возмещения вреда могут быть предусмотрены законом или договором и прежде всего распространяются на случаи поврежде ния здоровья или причинения смерти. Так, ст. 24 и 29 Правил воз мещения работодателями вреда, причиненного работникам увечь § 2. Условия возникновения обязательств из причинения вреда ем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанно стей, предусматривали выплату единовременного пособия сверх возмещения вреда самому потерпевшему, а в случае смерти потер певшего — его семье. Хотя указанные Правила с 6 января 2000 г. и утратили силу, о чем речь пойдет дальше, производство таких вы плат и ныне опирается на прочную правовую базу в виде ст. ГК РФ и принятых в ее развитие законодательных и иных норма тивных актов. В соответствии с ними выплаты производятся спа сателям, работникам милиции, военнослужащим, выполняющим обязанности в горячих точках (например, в Чечне), и т. д. В случае смерти потерпевшего пособие выплачивается его семье.

В то же время в законе предусмотрены случаи изъятия из принципа полного возмещения вреда и в сторону его уменьшения.

В частности, это может иметь место в случаях причинения вреда в состоянии крайней необходимости (абз. 1 ст. 1067 ГК;

при этом возможно даже полное освобождение от обязанности возмещения вреда);

в случаях, предусмотренных абз. 2 п. 4 ст. 1073;

п. ст. 1076;

абз. 2 п. 1 и п. 3 ст. 1078;

абз. 1 п. 2 и п. 3 ст. 1083 ГК.

Впрочем, если в случаях грубой неосторожности потерпевшего размер возмещения вреда подлежит уменьшению либо в его воз мещении отказывают (абз. 2 п. 2 ст. 1083 ГК), то едва ли может идти речь об изъятиях из принципа полного возмещения вреда, поскольку вред находится в причинно-следственной зависимости и с поведением самого потерпевшего. Наконец, в возмещении вреда может быть отказано, если вред причинен по просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинителя вреда не наруша ют нравственные принципы общества (абз. 2 п. 3 ст. 1064 ГК).

Так, для облегчения страданий смертельно больного человека его близкий друг по просьбе больного, чтобы ускорить летальный ис ход, дает ему повышенную дозу снотворного. В случае предъявле ния иска к указанному лицу о возмещении вреда, причиненного смертью кормильца, в иске может быть отказано, поскольку вред был причинен правомерным действием.

Наличие вреда является в сущности единственным условием, которое необходимо для возникновения всех без исключения обя зательств из причинения вреда. Что же касается таких условий, как вина лица, обязанного к возмещению вреда, противоправность по ведения этого лица и юридически значимая причинная связь между поведением указанного лица и наступившим вредом, то они могут быть, а могут и не быть либо быть в неполном комплекте.

В тех случаях, когда обязанность возмещения вреда является мерой ответственности, в ее основе лежит состав правонарушения (полный или усеченный). Полный состав правонарушения, поми мо вреда, включает такие условия, как вина, противоправность и 12 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда причинная связь, причем они могут быть как сосредоточены в по ведении одного лица, так и рассредоточены в поведении разных лиц. Последнее, в частности, имеет место в тех случаях, когда за вред, причиненный малолетним или недееспособным, отвечают лица, обязанные осуществлять за ним надзор (см. пп. 1—3 ст. и пп. 1 и 2 ст. 1076 ГК).

Усеченный состав правонарушения, помимо вреда, включает лишь такие условия, как противоправность и причинная связь.

В качестве типичного примера усеченного состава правонаруше ния можно привести основание ответственности за вред, причи ненный деятельностью, которая создает повышенную опасность для окружающих. Владелец источника повышенной опасности за вред, причиненный потерпевшему, отвечает независимо от своей вины. Иными словами, он отвечает не только за вину, но и за про стой случай (абз. 1 п. 1 ст. 1079 ГК). Но два других условия ответ ственности — причинная связь между деятельностью, причинив шей вред, и вредом и противоправность причинения вреда — дол жны быть налицо. Именно поэтому обязанность возмещения вреда в указанных случаях может быть отнесена к мерам граждан ско-правовой ответственности.

Владелец источника повышенной опасности освобождается от ответственности за причиненный повышенно-опасной деятельно стью вред, если докажет, что вред возник вследствие непреодоли мой силы или умысла самого потерпевшего. В этих случаях при чинная связь между повышенно-опасной деятельностью и воз никшим вредом имеет место, однако благодаря наличию особых обстоятельств — непреодолимой силы или умысла потерпевше го — владелец источника повышенной опасности освобождается от ответственности.

Характеристика непреодолимой силы в новейшем граждан ском законодательстве не претерпела существенных изменений (ср. абз. 1 п. 1 ст. 85 ГК 1964;

подп. 1 п. 1 ст. 202 и п. 3 ст. 401 ГК), кроме одного: если раньше непреодолимая сила рассматривалась как событие, т. е. как обстоятельство, не зависящее от воли лю дей, то ныне она квалифицируется как обстоятельство, что по зволяет подводить под понятие непреодолимой силы не только природные, но и социальные явления (военные действия, межна циональные конфликты, запрет ввоза в страну или вывоза из нее какого-либо товара и т. д.). Что же касается таких присущих не преодолимой силе признаков, как чрезвычайный характер и не предотвратимость при данных условиях, то они остались без из менений. При этом, вопреки мнению О.С. Иоффе1, непреодоли См.: Иоффе О. С. Ответственность по советскому гражданскому праву.

Л., 1955. С. 193-198.

§ 2. Условия возникновения обязательств из причинения вреда мая сила всегда выступает в качестве внешнего обстоятельства по отношению к причинившей вред деятельности. Если же речь идет о каком-то внутреннем по отношению к деятельности, причинив шей вред, обстоятельстве, то это уже не форс-мажор (vis major), а момент, присущий самой этой деятельности, который и придает ей качество повышенно-опасной.

В качестве одной из особенностей гражданско-правовой ответ ственности надлежит отметить то, что основанием ответственно сти за действия одних и тех же органов в одних случаях может быть усеченный состав правонарушения (см. п. 1 ст. 1070 ГК), а в других — полный (см. п. 2 ст. 1070 ГК).

Если же обязанность возмещения вреда не относится к мерам ответственности, то в основе возникновения указанной обязанно сти лежат иные условия, которые состава правонарушения не обра зуют. Представляется, в частности, что к мерам гражданско-право вой ответственности нельзя отнести обязанность возмещения вре да, причиненного правомерным действием, независимо от того, возлагается ли эта обязанность на причинителя вреда или на ка кое-то другое лицо (см. абз. 1 п. 3 ст. 1064 и ст. 1067 ГК)1;

обязан ность возмещения вреда, возлагаемая на причинителя вреда в слу чаях, предусмотренных абз. 2 п. 4 ст. 1073, п. 3 ст. 1076 и абз. 2 п. ст. 1078 ГК2.

Более спорно, можно ли квалифицировать в качестве меры от ветственности возложение обязанности возмещения вреда на лиц, перечисленных в п. 3 ст. 1078 ГК.

Таким образом, в основе обязательств из причинения вреда в одних случаях лежит состав правонарушения (полный или усечен ный);

в других случаях указанные обязательства покоятся на иных условиях, которые состав правонарушения не образуют. Соответ ственно этому необходимо различать условия возникновения от ветственности за причинение вреда и условия возникновения обя зательств из причинения вреда, не относящихся к мерам ответст венности. При этом они могут быть рассмотрены предельно кратко, поскольку общие условия гражданско-правовой ответст венности, в том числе и внедоговорной, изложены в главе 27 учеб ника, а их детализация дана при изучении особых случаев ответст венности за причинение вреда (ответственность за вред, причи Нельзя поэтому согласиться с тем, что абз. 1 п. 3 ст. 1064 ГК помещен в норме, закрепляющей общие условия ответственности за причинение вреда.

Симптоматично, что в ст. 1067 ГК, специально определяющей последствия причинения вреда в состоянии крайней необходимости, об ответственности ни слова не говорится. И это правильно.

В этих случаях речь должна идти не о мерах ответственности, а о мерах социальной защиты.

14 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда ненный актами власти;

ответственность за вред, причиненный деятельностью, представляющей повышенную опасность для ок ружающих, и т. д.). То же в значительной степени относится и к обязательствам из причинения вреда, которые в качестве мер от ветственности квалифицированы быть не могут. В частности, об обязательствах по возмещению вреда, предусмотренных абз. 2 п. ст. 1073, п. 3 ст. 1076 и абз. 2 п. 1 ст. 1078 ГК, речь пойдет при из ложении вопросов, связанных с причинением вреда несовершен нолетними и недееспособными лицами, а также лицами, не спо собными понимать значение своих действий.

Условия возникновения ответственности за причинение вреда.

Наиболее общим образом эти условия закреплены в ст. 1064 ГК, где речь идет и о вине, и о причинной связи, и о противоправно сти. В виде общего закреплен принцип ответственности за вину.

Предусмотрена презумпция вины лица, причинившего вред, по скольку причинитель вреда освобождается от обязанности возме щения вреда (в данном случае — от ответственности), если дока жет, что вред причинен не по его вине. Вместе с тем законом мо жет быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя. Эти положения находятся в полном соответствии со ст. 401 ГК, хотя в ст. 1064 ГК речь идет не об условиях ответствен ности за нарушение обязательств, как в ст. 401 ГК, а об условиях ответственности за причинение вреда. При отграничении вины от случая, который означает отсутствие вины, полезно использовать критерии, заложенные в абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК.

На внедоговорные обязательства полностью распространяется трехчленное деление вины в гражданском праве (умысел, грубая неосторожность, простая неосторожность). При этом мерой ответ ственности, по общему правилу, служит не степень вины, а сам вредоносный результат. Простая неосторожность потерпевшего в обязательствах из причинения вреда учету не подлежит, т. е. она не влечет ни освобождения причинителя от ответственности, уменьшения размера его ответственности. Объясняется это тем, что к поведению потерпевшего в обязательствах из причинения вреда, для которого вред зачастую сваливается как снег на голову, нельзя предъявлять те же требования, что и к поведению кредито ра в договорных обязательствах, в которых каждый — и кредитор, и должник — всегда призван быть начеку.

Правила об учете вины потерпевшего закреплены в ст. ГК. Вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмеще нию не подлежит. Что же касается грубой неосторожности потер певшего, то если причинитель отвечает только за вину, вина по терпевшего в форме грубой неосторожности, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя, влечет уменьшение ответственности причинителя вреда. Когда же причинитель отве § 2. Условия возникновения обязательств из причинения вреда чает независимо от вины, то при отсутствии его вины и наличии грубой неосторожности потерпевшего размер возмещения должен быть уменьшен либо в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. Если, однако, вред причи нен жизни или здоровью гражданина, то размер возмещения при отсутствии вины причинителя и наличии грубой неосторожности потерпевшего подлежит лишь уменьшению. Полный отказ в воз мещении вреда в этом случае не допускается1.

В тех случаях, когда условием ответственности организации является ее вина в причинении вреда, также следует исходить из презумпции вины организации (п. 2 ст. 401 и п. 2 ст. 1064 ГК). Ви на организации выражается в виновном поведении ее работников (членов, участников) и не сводится к вине лиц, выполняющих властно-распорядительные функции (так называемой вине в вы боре и надзоре — culpa in eligendo et custodiendo). Это может быть и вина рядового работника. Однако во всех случаях вина организа ции приобретает иное социальное качество по сравнению с виной конкретного работника, входящего в состав данной организации, не говоря уже о том, что вина организации нередко не замыкается на вине одного лица, а пронизывает поведение многих лиц и рас средоточена между самыми различными структурными подразде лениями соответствующей организации (например, отдел матери ально-технического снабжения принял недоброкачественное сырье, производственный цех изготовил из него продукцию, отдел технического контроля дал «добро» на реализацию продукции, в результате чего потребителю причинен вред)2.

При определенных обстоятельствах поведение потерпевшего нельзя счи тать упречным, хотя он и знает о том, что систематически подвергается воз действию вредоносных факторов. Например, выброс в атмосферу вредных для организма веществ во много раз превышает предельно допустимые нор мы. Потерпевший, работая в таких условиях, вынужден с ними мириться, так как податься ему некуда, а пополнять ряды безработных он не хочет.

При решении вопроса о возмещении вреда, причиненного профессиональ ным заболеванием (скажем, пневмокониозом), ни о какой вине потерпевше го и речи быть не может. Налицо вина работодателя, что служит дополнительным основанием возмещения им вреда в полном объеме и при влечения его к ответственности за нарушение правил по охране труда и тех ники безопасности (вплоть до уголовной).

В споре между Г. К. Матвеевым, считавшим, что вина организации не сводима к вине отдельного работника, и В.Т. Смирновым, который полагал, что вина организации не получает отличного от вины конкретного работни ка выражения, более обоснована позиция Г. К. Матвеева. Любопытно, что оба автора при раскрытии сущности юридического лица исходили из теории коллектива. Г. К. Матвеев в этом вопросе, именно с позиций теории коллек тива, более последователен (см.: Матвеев Г. 1) Вина в советском граждан Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда Сказанное об условиях ответственности организации за вред, причиненный ее работником, распространяется и на случаи при чинения вреда работником какого-либо гражданина (например, индивидуального предпринимателя, использующего наемную ра бочую силу, или гражданина, который пользуется услугами наем ного шофера, сторожа, садовника и т. д.).

Обязательным условием ответственности при наличии как полного, так и усеченного состава правонарушения является юри дически значимая причинная связь между поведением причинителя (в форме действия или бездействия) и наступившим вредом. При чинная связь может считаться юридически значимой, если пове дение причинителя превратило возможность наступления вредо носного результата в действительность либо во всяком случае обусловило конкретную возможность его наступления. Если же поведение причинителя обусловило лишь абстрактную возмож ность наступления вреда, то юридически значимая причинная связь между поведением причинителя и вредом отсутствует. Юри дически значимая причинная связь обычно называется необходи мой, а юридически безразличная — случайной1.

ском праве. Киев, 1955;

2) Основания гражданско-правовой ответственности.

Смирнов В. Т. Обоснование деликтной ответственности юридических лиц // Проблемы гражданского и административного права. Л., 1962.

С. 254—274). Сказанное, разумеется, не умаляет весомости вклада Т. Смир нова в разработку теории обязательств по возмещению вреда. Помимо упомя нутой статьи, см. его работы: Гражданская ответственность государственных предприятий за причинение увечья или смерти работникам. М., 1957;

Регрес сные иски в обязательствах из причинения вреда. М., 1960;

Обязательства, возникающие из причинения вреда. Л., 1973;

Смирнов В. Т., Собчак А. Об щее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве. Л., 1983. Особая заслуга автора в том, что он одним из первых выступал за то, чтобы страхователь за вред, причиненный его работникам источником повы шенной опасности, отвечал на общих основаниях, т. е. независимо от вины.

Спустя несколько десятилетий это предложение бьшо воспринято действую щим законодательством.

При разграничении юридически значимой и юридически безразличной причинной связи использованы критерии, выдвинутые в свое время О. С. Иоффе, который, однако, оставил открытым вопрос о самом характере причинной связи, складывающейся в обоих этих случаях, поскольку деление причинной связи на необходимую и случайную он считал неприемлемым (см.: Иоффе О. С. Ответственность по советскому гражданскому праву).

В главе 27 учебника предложено при вычленении юридически значимой причинной связи исходить из деления причинных связей на прямые и кос венные, признавая прямые связи юридически значимыми, а косвен ные — юридически безразличными. Авторы настоящей главы этого мнения не разделяют. В обязательствах из причинения вреда именно косвенной причинной связи нередко придается юридическое значение. Заметим, что § 2. Условия возникновения обязательств из причинения вреда Таким образом, для возложения ответственности за причине ние вреда требуется с помощью очерченных выше критериев уста новить наличие необходимой причинной связи между поведением причинителя и вредом. При этом, однако, в случаях, предусмот ренных законом, ответственность возлагается не на самого причи нителя, а на других лиц, например обязанных осуществлять за ним надзор. Впрочем, в указанных случаях можно констатировать наличие причинной связи между вредом и поведением не только непосредственных причинителей, но и лиц, обязанных осуществ лять Например, родители не осуществляют надзор за по ведением малолетнего ребенка, чем обусловливают конкретную возможность причинения вреда. Ребенок своими действиями пре вращает эту возможность в действительность.

Наконец, обязательным условием наступления ответственно сти за причинение вреда является противоправность, под которой вслед за В.И. Кофманом следует понимать нарушение чужого субъективного права без должного на то управомочия1. Противо правность как один из элементов состава правонарушения нельзя отождествлять с правонарушением в целом как основанием ответ ственности, чего не избежал, например, А. Н. Трайнин2. Если вред причинен случайно, то противоправность налицо, но ответствен ность, по общему правилу, не наступит ввиду отсутствия вины, которая необходима для полного состава правонарушения.

Итак, мы кратко рассмотрели общие условия ответственности за причинение вреда. Дальнейшее развитие и конкретизацию эти положения получат, как уже отмечалось, при изучении отдельных видов ответственности за причинение вреда.

Условия возникновения обязательств из причинения вреда, не от носящихся к мерам ответственности. Общим для всех этих мер яв вопрос о причинной связи не может считаться окончательно решенным ни в общеметодологических, ни в отраслевых науках. Тот же О. С. Иоффе в од ной из своих работ признавал юридически значимой лишь такую причин ную связь, которая охватывалась или должна была охватываться предвидением правонарушителя, т. е. придерживался адекватной теории причинной связи в ее субъективистском варианте (см.: Иоффе О. С. Значе ние вины в советском гражданском праве // Уч. записки ЛГУ № 129. Серия юрид. наук. Вып. 3. Л., 1951. С. 153—156). Впоследствии О.С. Иоффе при знал этот взгляд ошибочным (см.: Иоффе О. С. Развитие цивилистической мысли в СССР. Часть И. Л., 1978. С. 149).

Кофман И. Соотношение вины и противоправности в гражданском 1957. № 1. С. 65—76.

Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. М., 1957, А. Н. Трайнин считал, что противоправность «разлита» по всем элементам состава преступления.

Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда ляется то, что в их основе не лежит состав правонарушения. Это очевидно для случаев возмещения вреда, причиненного правомер ным действием, поскольку здесь имеет место управомоченность на причинение вреда. На них мы и сосредоточимся. По общему правилу, вред, причиненный правомерным действием, возмеще нию не подлежит. В частности, не подлежит возмещению вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, если при этом не были превышены ее пределы. Необходимая оборона не сводит ся к самозащите, которая закреплена как один из способов защи ты гражданских прав (см. ст. 12 и 14 ГК). Но если необходимая оборона рассматривается в гражданском праве в качестве обстоя тельства, безусловно освобождающего от обязанности возмещения причиненного при этом вреда, то подход законодателя к последст виям причинения вреда в состоянии крайней необходимости су щественно отличается от оценки последней в уголовном праве.

Общим является то, что как в уголовном, так и в гражданском праве крайняя необходимость выступает как обстоятельство, ос вобождающее от ответственности (соответственно уголовной и гражданской). Но если уголовное право ставит на этом точку и отпускает лицо, которое действовало в состоянии крайней не обходимости, с миром, то гражданское право имеет дело с небла гоприятными имущественными последствиями совершенного дея ния и должно определить, на кого следует возложить эти послед ствия. Состояние крайней необходимости характеризуется столк новением интересов, каждый из которых социально значим и за служивает поддержки со стороны закона. Лицо, действующее в состоянии крайней необходимости, во имя спасения интереса, который, по его мнению, более социально значим, жертвует ме нее значимым интересом. Поэтому, по общему правилу, было бы несправедливо связанные с этим негативные последствия оста вить на том лице, чьим интересом пожертвовали. Ведь даже если эти негативные последствия целиком сосредоточить в сфере ли ца, которое действовало в состоянии крайней необходимости, либо того лица, в интересах которого эти действия совершены, то и при таком подходе указанные последствия будут минимизиро ваны, поскольку удалось сберечь более значимый интерес.

По общему правилу, обязанность возмещения вреда, при на личии предусмотренных законом условий, возлагается на причи нителя вреда. В то же время подход законодателя к разложению вреда достаточно гибок. Учитывая обстоятельства, при которых вред причинен, суд может возложить обязанность возмещения вреда на третье лицо, в интересах которого действовал причини тель, либо освободить от возмещения вреда полностью или час тично как третье лицо, так и причинителя вреда (см. ст. 1067 ГК).

Вред можно разложить между причинителем, третьим лицом и тем § 2. Условия возникновения обязательств из причинения вреда лицом, чьим интересом пришлось пожертвовать. Учету подлежат имущественное положение всех указанных лиц и конкретные об стоятельства, при которых вред был причинен.

К мерам гражданско-правовой ответственности не относятся обязанности по возмещению вреда, возлагаемые на лиц, перечис ленных в абз. 2 п. 4 ст. 1073, п. 3 ст. 1076, абз. 2 п. 1 ст. 1078, осо бенно на лицо недееспособное как в момент причинения вреда, так и в момент возложения на него такой обязанности.

То, что возложение обязанности возмещения вреда на лиц, указанных в абз. 2 п. 4 ст. 1073, п. 3 ст. 1076 и абз. 2 п. 1 ст. ГК, не относится к мерам ответственности, может вызвать извест ные сомнения. Вроде бы все элементы усеченного состава право нарушения (вред, противоправность и причинная связь) здесь на лицо. Нельзя, однако, сбрасывать со счетов, что вред причинен лицом, находившимся, по крайней мере в момент причинения вреда, в таком состоянии, когда это лицо не могло понимать зна чения своих действий или руководить ими. Указанное обстоятель ство существенно отличает поведение такого лица от поведения лиц, которые причинили вред хотя и невиновно, но как дееспо собные лица могли отдавать отчет в своих действиях и руководить ими. То, что субъект в данном конкретном случае не предвидел общественно-опасный характер своих действий и их последствий, не мог и не должен был их предвидеть, а потому и не мог их пред отвратить, не исключает его вменяемости, которой в перечислен ных выше случаях как раз и нет. Сделанный вывод не может быть поколеблен ссылкой на то, что причинитель вреда не освобожда ется от ответственности, если сам привел себя в состояние, в ко тором не мог понимать значения своих действий или руководить ими, употреблением спиртных напитков, наркотических веществ или иным способом (п. 2 ст. 1078 ГК). В данном случае мы оцени ваем поведение причинителя и на тот момент, когда он сам «нака чивал» себя до состояния невменяемости, т. е. относим возложен ную на него обязанность возмещения вреда к мерам ответственно сти с учетом так называемой предшествующей вины. Налицо полный состав правонарушения, в том числе и вина причинителя вреда, поскольку он сам привел себя в состояние невменяемости.

С. Антимонов правильно указывал, что иногда счита ется не с тем внутренним состоянием человека, которое было на лицо в момент совершения обсуждаемого действия, а принимает во внимание внутреннее состояние в определенный предшествую щий момент»1.

Антимонов Б. С. Значение вины потерпевшего при гражданском право нарушении. М., 1950. С. 90.

20 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда § 3. Источники правового регулирования и система обязательств из причинения вреда Источники правового регулирования обязательств из причинения вреда. Указанные обязательства никогда не были обойдены вни манием законодателя. И это понятно, поскольку от того, как они урегулированы, во многом зависит жизнеобеспечение миллионов людей. Развитие законодательства в области обязательств из при чинения вреда характеризуется следующими тенденциями.

Во-первых, происходит расширение сферы правового регули рования. В нее втягиваются отношения, которые ранее вообще были вне правового поля. Так, лишь в последние годы вначале в законодательных актах, рассчитанных на специальные области правового регулирования, а затем и в актах общего кодификаци онного типа не без усилий юридической общественности появи лись нормы, предусматривающие компенсацию морального вреда.

Во-вторых, происходит повышение уровня правового регули рования. Многие вопросы, которые ранее отдавались на откуп подзаконным нормативным актам, а то и судебной практике, ны не урегулированы на уровне закона, что положительно сказывает ся как на качестве самого правотворчества, так и на эффективно сти правового регулирования. Особенно важно то, что обязатель ства из причинения вреда в основных чертах урегулированы в кодификационных законодательных актах.

В-третьих, происходит усиление гарантий прав и интересов граждан и организаций, которые понесли имущественный или иной урон вследствие причинения вреда. Эта тенденция наиболее отчетливо прослеживается в случаях повреждения здоровья потер певших или причинения им смерти. Так, по ранее действовавше му законодательству страхователь отвечал за повреждение здо ровья и смерть застрахованного лица при выполнении им своих трудовых (служебных) обязанностей только при наличии вины страхователя, хотя бы вред и был причинен источником повышен ной опасности (см. ст. 460 ГК 1964 г.), А это приводило на прак тике порой к парадоксальным ситуациям. Вот одно из таких дел.

По мосту следовала грузовая машина, по договору перевозив шая груз сторонней организации. Рядом с шофером в кабине си дел работник этой организации, сопровождавший груз. Парал лельно с машиной в ту же сторону ехал трамвай. Неожиданно с трамвая спрыгнул ребенок, судя по описаниям очевидцев, школь ник младших классов. Чтобы предотвратить наезд на него, шофер круто повернул руль. Машина свалилась в реку. Шофер и экспе дитор сторонней организации погибли. Актом технической экс пертизы после извлечения машины было установлено, что маши на находилась в исправном состоянии и единственной причиной того, что машина свалилась в реку, был крутой поворот руля.

§ 3. Источники правового регулирования и система обязательств из причинения вреда К организации — владельцу автомашины в интересах малолетних детей шофера и экспедитора были предъявлены иски о возмеще нии вреда, причиненного гибелью кормильцев. Иск в интересах детей экспедитора был удовлетворен на основании ст. ГК 1964 г., а иск в интересах детей шофера на основании ст. ГК 1964 г. удовлетворен не был, поскольку вины страхователя в происшедшем несчастном случае не было. Вдове шофера суд ре комендовал добиваться назначения детям повышенной пенсии, поскольку кормилец детей погиб, спасая жизнь ребенка, которого и след простыл. Вопиющая несправедливость решения суда в час ти отказа в иске очевидна, однако оно было вынесено в соответст вии с действовавшим в то время законодательством — ст. 460 ГК 1964 г.

С 1 августа 1992 г. эта несправедливость в законодательстве была устранена. Страхователь — владелец источника повышенной опасности стал отвечать за вред, причиненный этим источником застрахованному лицу при выполнении последним своих обязан ностей, не только за вину, но и за случай. Ныне же обязательства по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью работни ка, переместились из области гражданского права в сферу соци ального обеспечения, причем обязанность возмещения работнику (а в случае его смерти лицам, перечисленным в п. 2 ст. 1088 ГК) причиненного вреда возлагается на страховщика — Фонд социаль ного страхования независимо от вины страхователя, страхующего своих работников, равно как и независимо от того, какой деятель ностью страхователя — обычной или повышенно-опасной — при чинен вред.

В-четвертых, в интересах потерпевших возрастает роль договор ных начал в регулировании последствий причинения вреда, осо бенно когда речь идет о возмещении вреда, причиненного повреж дением здоровья или смертью (см., например, п. 3 ст. 1085 ГК).

В-пятых, к арсеналу средств, используемых в данной области, в том числе к гарантийно-компенсационным мерам, подключают ся меры воспитательно-предупредительного воздействия. Таковы, в частности, меры, направленные на предупреждение причинения вреда, которые предусмотрены ст. 1065 ГК.

Предупредительные меры, предусмотренные ст. 1065 ГК, мо гут быть применены и тогда, когда вред еще не причинен. В силу п. 1 ст. 1065 ГК одна лишь опасность причинения вреда в буду щем может явиться основанием для предъявления иска о запреще нии деятельности, создающей такую опасность. В указанном слу чае иск о приостановлении или прекращении соответствующей деятельности нельзя квалифицировать как иск из причинения вреда, поскольку вреда еще нет. Основанием такого иска служит обязательство как бы из деликта. Напомним, что обязательства 22 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда как бы из деликта (obligationes quasi ex delicto) существовали еще в римском праве. В их числе носивший публичный характер actio de positis et suspensis (иск о положенном и подвешенном). Каждый римский гражданин мог предъявить к хозяину дома иск об устране нии грозящей опасности и об уплате штрафа, который взыскивался в пользу истца. Иск этот не рассматривался как деликтный, по скольку ущерба еще нет. Иск о приостановлении или прекращении деятельности, которая может причинить вред, также относится к публичным. В частности, такой иск в интересах населения, прожи вающего на данной территории, может предъявить орган местного самоуправления. При этом можно предъявить иск как о приоста новлении соответствующей деятельности (например, до ввода в эксплуатацию очистных сооружений), так и о ее прекращении (если вредоносные последствия указанной деятельности при ны нешнем уровне развития техники не могут быть устранены).

В институте обязательств из причинения вреда центральное место занимают нормы ГК — в первую очередь нормы, которые сосредоточены в главе 59 «Обязательства вследствие причинения вреда». Эта глава подразделяется на четыре параграфа. В § 1 систе матизированы общие положения о возмещении вреда. В § 2 речь идет о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, в § 3— о возмещении вреда, причиненного вследст вие недостатков товаров, работ или услуг, наконец, в § 4— о ком пенсации морального вреда. Хотя эта систематизация и не безуп речна, она, несомненно, облегчает усвоение обширного норматив ного материала, относящегося к обязательствам из причинения вреда. Нередко для ответа на возникающие вопросы приходится обращаться и ко многим другим нормам, расположенным в самых различных разделах и главах ГК, а также к законам о введении их в действие.

Следующее место в числе источников правового регулирова ния обязательств из причинения вреда занимали Правила возме щения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здо ровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей.

Эти Правила были утверждены постановлением Верховного Сове та Российской Федерации 24 декабря 1992 г. и действовали с 1 де кабря 1992 г. Федеральный закон «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессио нальных заболеваний» от 24 июля 1998 г.1 предусмотрел, что со дня вступления его в силу утрачивают силу как постановление Верховного Совета РФ от 24 декабря 1992 г. об утверждении ука СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3803;

2001. №44. Ст. 4152;

Российская газета.

2002. 29 нояб.

§ 3. Источники правового регулирования и система обязательств из причинения вреда занных Правил (кроме абз. 1 и 2 п. 2 постановления), так и сами Правила.

Согласно ст. 27 от 24 июля г. он вступает в силу одновременно с вступлением в силу положений Федерального за кона, устанавливающего страховые тарифы, необходимые для формирования средств на осуществление обязательного социаль ного страхования от несчастных случаев на производстве и про фессиональных заболеваний.

Федеральный закон «О страховых тарифах на обязательное со циальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний на 2000 год» от 2 января 2000 г.

вступил в силу со дня его официального опубликования, т. е.

с 6 января 2000 С этого же дня вступил в силу Закон от 24 июля 1998 г. и соответственно утратили силу Правила от 24 декабря 1992 г.

В относительно самостоятельный блок выделились нормы об ответственности за вред, причиненный актами власти. Фундамент в нынешнем подходе законодателя к ответственности за акты вла сти заложен Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных орга низаций, а также должностных лиц при исполнении ими служеб ных обязанностей». Тем же Указом утверждено Положение о по рядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконны ми действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда2. Утверждена инструкция по применению это го Положения3. Именно эти правовые акты послужили основой для закрепления соответствующих норм в ГК. К этому блоку при мыкает законодательство, предусматривающее всякого рода выпла ты жертвам политических репрессий (см., например, Положение о порядке возврата гражданам незаконно конфискованного, изъятого или вышедшего иным путем из владения в связи с политическими репрессиями имущества, возмещения его стоимости или выплаты денежной компенсации4). В последние годы это законодательство интенсивно развивалось (см. § 4 настоящей главы).

Немало норм, относящихся к обязательствам из причинения вреда, сосредоточено в транспортных кодексах и уставах, актах, предусматривающих компенсационные выплаты лицам, постра РФ. 2000. № 2. Ст. 131.

Ведомости СССР. 1981. № 21. С. 741.

БНА. 1984. № 3.

СЗ РФ. 1994. № 18. Ст. 2082.

24 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда давшим в результате аварии на Чернобыльской АЭС;

участникам афганской войны и другим лицам, выполнявшим воинский долг за рубежом и в других горячих точках;

в пенсионном законода тельстве, законодательстве о страховании, об инвалидах и других лицах, нуждающихся в социальной поддержке и реабилитации, и Целый ряд норм можно найти в Законе о защите прав потре бителей, Законе о средствах массовой информации, а также в дру гих законах и иных правовых актах.

Наконец, к числу правовых актов, разъясняющих действую щее законодательство, а иногда и восполняющих имеющиеся в нем пробелы, следует отнести постановления Конституционного Суда РФ (например, постановление от 25 января 2001 г.1), поста новления Пленума Верховного Суда РФ от 28 апреля 1994 г. № «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненно го повреждением здоровья»2 и от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некото рые вопросы применения законодательства о компенсации мо рального вреда»3 и ряд других.

Система обязательств из причиненного вреда. Указанные обяза тельства могут классифицироваться по различным основаниям в зависимости от того, какой деятельностью причинен вред: обыч ной или связанной для окружающих с повышенной опасностью;

оперативно-хозяйственной или такой, в какой воплощены выпол няемые государством и его органами функции властвования;

в за висимости от того, кем и кому причинен вред и в чем он выража ется;

в зависимости от того, относится ли обязанность по возме щению вреда к мерам гражданско-правовой ответственности или нет.

Система указанных обязательств, какой бы критерий ни был положен в основу их классификации, покоится на принципе гене рального деликта. Суть этого принципа состоит в том, что причи ненный вред, кому и кем бы он ни был причинен и в чем бы ни выражался, подлежит возмещению, кроме случаев, прямо предус мотренных в законе.

Обязательства, подпадающие под понятие генерального делик та, образуют систему специальных деликтов, каждый из которых нуждается в самостоятельном рассмотрении. В последующих па раграфах настоящей главы с учетом сложившихся в научной и учебной литературе традиций и системы обязательств, закреплен РФ. 2001. № 7. Ст. 700.

См.: Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по гражданским делам. 1999. С. 283.

Там же. С. 305.

§ 4. Ответственность за вред, причиненный актами власти ных в части второй выделены следующие виды специальных деликтов: за вред, причиненный актами власти;

ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними и недееспособными лицами;

ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружаю щих;

ответственность за вред, причиненный жизни или здоровью гражданина;

ответственность за вред, причиненный вследствие недостатков товаров, работ или услуг.

Обязанности по возмещению вреда рассмотрены в соответст вующих параграфах независимо от того, относятся ли они к мерам ответственности или нет.

В отступление от системы главы 59 ГК не выделена компенса ция морального вреда, поскольку вопросы, связанные с его возме щением, рассмотрены как в главе 15, так и в § 2 настоящей главы.

§ 4. Ответственность за вред, причиненный актами власти Общие положения. В соответствии со ст. 53 Конституции РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причи ненного незаконными действиями (или бездействием) органов го сударственной власти или их должностных лиц. Содержание ука занного права конкретизирует ст. 16 ГК, устанавливающая, что убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в ре зультате незаконных действий (бездействия) государственных ор ганов, органов самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или орга на местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием. Учитывая, что причинение вреда в рассматриваемом случае носит внедоговорный характер, дальнейшее развитие данный вопрос получил в ст. 1069—1071 гла вы 59 ГК. В теории гражданского права нормы, содержащиеся в указанных статьях, принято называть правилами о специальном деликте — вреде, причиненном актом власти. Основаниями для выделения данного случая причинения вреда в особый деликт слу жат как особенности применения к нему общих условий деликт ной ответственности, так и наличие ряда специальных условий, дополнительно установленных законом.

Среди общих условий деликтной ответственности за вред, причиненный актом власти, спецификой обладает противоправность. Как отмечалось выше, в российском граждан ском праве, как и в законодательстве большинства стран конти нентальной Европы, применяется система генерального деликта, в соответствии с которой всякое причинение вреда предполагается 26 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда противоправным и влечет обязанность причинителя возместить этот вред, если только он не докажет свою на его причинение. В рассматриваемой области до недавнего време ни действовало, однако, прямо противоположное правило, а именно, всякий акт власти предполагается законным, в том чис ле и тот, которым кому-либо причинен вред. Объяснялось это тем, что вред в данном случае причиняется действиями, регулиро вание которых осуществляется не гражданским, а иными отрасля ми права — административного, уголовного, уголовно-процессу ального Однако с принятием новых ГПК и АПК положение дел карди нальным образом изменилось. В соответствии с п. 1 ст. 249 ГПК (п. 5 ст. 200 АПК) обязанности по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием для принятия нормативного правового акта, его законности, а также законности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих возлагаются на орган, принявший нормативный правой акт, органы и лиц, которые приняли оспари ваемые решения или совершили оспариваемые действия (бездей ствие). Таким образом, презумция противоправности причинения вреда распространена и на случаи причинения вреда актами вла сти.

Далее, акты власти, которыми гражданину или юридическому лицу причинен вред, должны быть противоправными прежде все го с позиций той отрасли права, нормами которой осуществляется их регулирование. Условием возмещения вреда, причиненного ак том власти, является обязательная предварительная его отмена или признание его недействительным, которые производятся на основании норм соответствующей отрасли права.

Наконец, специфика противоправности в рассматриваемой области, особенно в сфере деятельности правоохранительных ор ганов и суда, состоит еще и в том, что действие соответствующего органа или должностного лица на момент их совершения могут формально отвечать всем требованиям закона, но в конечном сче те оказаться незаконными. Например, следователь, расследующий уголовное дело, мог иметь все основания для вынесения определе ния о заключении лица под стражу. Но в последующем, если лицо окажется невиновным, эти действия должны быть признаны неза конными.

См.: Кун А. П. Возмещение вреда, причиненного гражданину актами вла сти: Автореф. канд. Л., 1984. С. 11.

§ 4. Ответственность за вред, причиненный актами власти Известную специфику имеет и такое общее условие ответст венности, как причинная связь. В рассматриваемой сфере вред ча ще, чем где бы то ни было, является нераздельным результатом действий (бездействия) нескольких органов или их должностных лиц, что объясняется существующей системой построения госу дарственной власти и управления. Незаконные действия одних должностных лиц, попустительство этим действиям со стороны других, отсутствие должного контроля со стороны третьих — все это создает ситуацию, когда очень трудно установить, чье же кон кретно поведение привело к причинению вреда.

Наконец, субъективное условие ответственности специфично тем, что в тех случаях, когда вред причиняется указанными в зако не неправомерными действиями правоохранительных органов или суда, он подлежит возмещению независимо от вины конкретных должностных лиц. В основе такого подхода, как справедливо заме тил А. П. Кун1, лежат как объективные, так и субъективные при чины. С одной стороны, деятельность правоохранительных орга нов объективно носит вредоносный характер в том смысле, что та ит в себе скрытую опасность причинения вреда невиновным лицам, например, в связи с возможностью применения мер при нуждения на ранних стадиях дознания и следствия. С другой сто роны, учитывается, что в роли деликвента в данном случае высту пают правоохранительные и судебные органы, что во многом ос ложняет проблему доказывания их вины, особенно в тех случаях, когда незаконные действия одновременно или последовательно совершаются должностными лицами нескольких из них.

Тогда, когда вред причиняется незаконными актами других го сударственных или муниципальных органов и их должностных лиц, деликтное обязательство возникает на общих основаниях, в том числе при наличии их вины. При этом вина соответствующих должностных лиц, особенно тогда, когда незаконный акт власти принят коллегиальным органом, понимается достаточно широко, поскольку сама по себе незаконность акта едва ли не во всех слу чаях свидетельствует о вине тех лиц, которые приняли такой акт.

Наряду с особенностями общих условий ответственности за вред, причиненный актами власти, рассматриваемый деликт ха рактеризуется присутствием трех тесно взаимосвязанных специ альных условий. Во-первых, причиной вредоносного результата должен быть именно акт власти. В самом общем виде акты вла сти характеризуются тем, что они выражают властные предписа ния и все лица, которым они адресованы, обязаны им подчинять См.: Кун А. П. Возмещение вреда, причиненного гражданину актами вла сти: Автореф. канд. С. 12—13.

28 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда ся. Представляя собой приказ, подлежащий исполнению, акты власти носят подзаконный характер и в основном направлены на установление, изменение или прекращение конкретных правоот ношений, т. е. являются ненормативными. Вместе с тем действую щее гражданское законодательство не исключает возможности предъявления исков о возмещении вреда, причиненного конкрет ным лицам изданием государственными или муниципальными ор ганами незаконных актов нормативного характера, которыми, на пример, введены противоречащие действующему законодательст ву сборы, ограничения, санкции и т. п.

С учетом установленных гражданским законодательством осо бенностей деликтной ответственности за вред, причиненный раз личными актами власти, они подразделяются на две большие группы — акты, которые принимаются в сфере административно го управления (акты управления), и акты, принимаемые правоох ранительными органами и судами (акты правоохранительных ор ганов и суда). Более детально акты власти, относящиеся к каждой из названных групп, будут рассмотрены ниже.

Во-вторых, к числу специальных условий возникновения ис следуемого деликта относится то, что акт власти может быть со вершен не любым работником государственного органа или орга на местного самоуправления, а лишь тем, кто относится к числу должностных лиц. Легальное определение должностного лица дано в примечании к ст. 285 УК РФ: должностными лицами признают ся лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняю щие организационно-распорядительные, административно-хозяй ственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ. Указанное определение, вполне пригодное для целей применения норм уголовного права, едва ли, однако, следует рассматривать в качестве общеотраслевого. Применитель но к исследуемому деликту под должностными лицами более пра вильно понимать только тех государственных и муниципальных служащих, которые наделены полномочиями распорядительного характера по отношению к лицам, по службе им не подчиненным.

Иными словами, речь идет лишь о тех служащих, которых обычно именуют представителями власти в узком смысле этого понятия1.

Типичными представителями служащих такого рода являются ра Понятие представителя власти в узком смысле выводится из определе ния должностного лица, содержащегося в примечании к ст. 2. § 4. Ответственность за вред, причиненный актами власти милиции, налоговой полиции, прокуратуры, таможни, представители различных инспекций и т. д.

В-третьих, необходимо учитывать, что должностное лицо вы ступает в качестве такового, а следовательно, и обладает правом на принятие актов власти лишь при исполнении служебных обязан ностей. Круг служебных обязанностей должностного лица опреде ляется законодательством, актами, определяющими компетенцию соответствующих органов государства и муниципальных образова ний, и должностным положением самого работника. Особенно стью данного случая является то, что в отличие от прочих дейст вий, совершаемых при исполнении служебных обязанностей, не которые акты власти могут совершаться уполномоченными должностными лицами и в нерабочее время, и не по месту работы.

Отмеченные выше особенности рассматриваемого деликта ха рактерны для причинения вреда как актами управления, так и ак тами правоохранительных органов и судов. Однако наряду с этим каждый из указанных случаев обладает некоторыми особыми чер тами, в силу чего нуждается хотя бы в кратком самостоятельном анализе.

Ответственность за вред, причиненный актами управления. К ак там управления, которые подпадают под действие ст. 1069 ГК, от носятся самые разнообразные властные предписания, принимае мые в сфере административного управления1. Ими являются при казы, распоряжения, указания и любые другие предписания, подлежащие обязательному исполнению теми лицами, которым они адресованы. Как правило, они принимаются в письменной форме, обязательность которой иногда предусмотрена законом и иными правовыми актами. Но в принципе не исключена возмож ность принятия властного акта в устной форме, например отдание устного приказа, если это согласуется с обстановкой и характером деятельности соответствующего должностного лица. Статья ГК особо выделяет такой вид властных актов, как издание не со ответствующего закону или иному правовому акту акта государст венного органа или органа местного самоуправления. По смыслу закона под данную категорию властных актов подпадают как нор мативные, так и ненормативные правовые акты государственных органов и органов местного самоуправления, в том числе приня тые коллегиально.

Под сферой административного управления в данном случае условно понимается любая деятельность государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, которая связана с принятием ими актов власти в отношении лиц, не находящихся у них в пря мом подчинении.

30 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда Наряду с действиями, т. е. активным поведением государст венных и муниципальных органов, а также их должностных лиц, вред в рассматриваемой сфере может быть причинен и путем без действия. Это имеет место тогда, когда соответствующее должно стное лицо или орган управления должны были действовать в силу возложенных на них обязанностей, например совершить то или иное действие по законному и обоснованному запросу граждани на или принять необходимые меры по пресечению правонаруше ния, но не сделали этого, что и привело к причинению вреда.

Какого-либо перечня незаконных действий (бездействия) го сударственных (муниципальных) органов и их должностных лиц в сфере административного управления, которые могут порождать рассматриваемое деликтное обязательство, закон не содержит.

В силу этого ими могут быть любые акты управления при условии, что они обязательны для исполнения и приняты соответствующим должностным лицом (органом) при исполнении служебных обя занностей (реализации органом своей компетенции). Если вред причинен хотя бы и действиями указанных лиц, но вне реализа ции ими своих властных функций, возникающее при этом обяза тельство подчиняется общим правилам о деликтной ответствен ности. Так, с юридической точки зрения не будет иметь никакого значения, кому принадлежит автомашина, сбившая пешехо да,— физическому лицу, коммерческой организации, местной администрации или РОВД, поскольку все они, как владельцы ис точника повышенной опасности, будут отвечать на равных усло виях.

Ответственность за вред, причиненный актом управления, не зависит от того, кто выступает в качестве потерпевшего — граж данин или юридическое лицо. Это новое положение в россий ском гражданском законодательстве, так как в течение многих лет вред, причиненный незаконными актами власти юридиче ским лицам, возмещался лишь в случаях, прямо указанных зако ном. В настоящее время права всех потерпевших от незаконных актов управления совпадают, за исключением, пожалуй, того, что граждане при условии одновременного нарушения их личных не имущественных прав имеют право требовать еще и компенсации морального вреда.

Вред, причиненный незаконными актами управления, подле жит возмещению лишь при наличии вины лиц, принявших подо бные либо, наоборот, нарушивших права граждан или юри дических лиц своим бездействием. При этом, как уже отмечалось, по общему правилу, виновными должны предполагаться любые действия государственных или муниципальных органов и их дол § 4. Ответственность за вред, причиненный актами власти жностных лиц, если они являются незаконными. Это следует из того, что в данном случае вред причиняется не фактическим, а юридическим действием, незаконность которого обычно уже сама по себе свидетельствует о наличии вины того лица, которое его совершило. Сказанное, однако, не означает, что одно из условий ответственности (вина) подменяется другим (противоправностью).

В отдельных случаях незаконность акта управления действительно не может быть поставлена в вину тому лицу, которое его приняло.

Но это скорее исключение из общего правила, поскольку вина и в рассматриваемой сфере настолько тесно взаи мосвязаны, что доказать отсутствие вины органа или должностно го лица при том, что их действия (бездействие) признаны неза конными, достаточно сложно.

Вред, причиненный незаконным актом управления, возмеща ется за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Рос сийской Федерации или казны муниципального образования.

Это также является новеллой российского гражданского законо дательства, поскольку раньше в подобных случаях ответствен ность возлагалась непосредственно на ту организацию, работни ками которой был принят незаконный акт управления. После принятия Конституции РФ (ст. 53) и части первой ГК (ст. 16) со хранение прежнего порядка стало невозможным. Возложение от ветственности за вред, причиненный актами управления, непос редственно на государство (муниципальное образование) следует рассматривать как повышение гарантий прав потерпевших, так как их право на своевременное и полное возмещение вреда стало более реальным.

Под казной РФ (субъекта РФ, муниципального образования) в контексте ст. 1071 ГК понимается принадлежащее РФ (субъекту РФ, муниципальному образованию) имущество, не закрепленное за конкретными государственными (муниципальными) предпри ятиями или учреждениями. В первую очередь к казне относятся средства соответствующих бюджетов, которые управляются орга нами Министерства финансов РФ, финансовыми органами субъ ектов РФ и муниципальных образований. При удовлетворении иска взыскание производится за счет средств соответствующего бюджета, а при отсутствии средств — за счет другого имущества, составляющего казну (см п. 12 постановления Пленумов ВС и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8). При этом отсутствие в бюджете необ ходимых ассигнований на вреда, причиненному физи ческому или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного само управления или должностных лиц этих органов, не может служить 32 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда основанием к отказу в иске, поскольку принцип иммунитета бюд жетов на данный случай не распространяется (см. ст. 239 БК).

Указание закона на то, что от имени казны выступают соответ ствующие финансовые органы, если эта обязанность согласно п. ст. 125 ГК не возложена на другой орган, юридическое лицо гражданина, не дает прямого ответа на вопрос о том, к кому конкретно должен предъявляться иск о возмещении вреда.

Законодательство и судебная практика последних лет при ре шении данного вопроса крайне непоследовательны и противоре чивы. В конце 90-х годов в роли ответчика чаще всего привлека лось Министерство финансов РФ как уполномоченное действо вать от имени казны РФ (см. п. 1 Положения о Министерстве финансов РФ, утвержденного постановлением Правительства РФ от 6 марта 1998 г. № 273). Функцию по выступлению от имени казны в судах по делам о взыскании денежных средств за счет каз ны РФ Минфин возложил своим приказом от 12 февраля 1998 г.

№ 26 на управления федерального казначейства по субъектам РФ, руководителям которых были выданы доверенности по выступле нию от имени казны РФ.

Однако с 1 января 2000 г. вступил в силу БК, п. 10 ст. 158 ко торого предусматривает, что от имени казны РФ по искам о воз мещении вреда, причиненного незаконными решениями и дейст виями (бездействием) соответствующих должностных лиц и орга нов, выступает главный распорядитель средств федерального бюджета по ведомственной принадлежности.

Согласно п. 1 ст. 158 БК распорядитель средств феде рального бюджета — орган государственной власти РФ, имеющий право распределять средства федерального бюджета по венным распорядителям и получателям бюджетных средств, опре деленный ведомственной классификацией расходов федерального бюджета. Ведомственная классификация расходов федерального бюджета является группировкой расходов, отражающей распреде ление бюджетных ассигнований по прямым получателям средств из федерального бюджета, а в рамках их бюджетов — по целевым статьям и видам расходов (ст. 4 ФЗ «О бюджетной классификации Российской Федерации» от 15 августа г.1).

Первым уровнем указанной классификации является перечень прямых получателей средств из федерального бюджета, которые и рассматриваются в качестве главных распорядителей средств.

Этот перечень, содержащийся в приложении № 9 к указанному РФ. 1996. №34. Ст. 4030;

2000. №32. 3338;

2001. №33. Ст. 3437;

2002. № 19. Ст. 1796.

§ 4. Ответственность за вред, причиненный актами власти Закону, может дополняться и уточняться законом о федеральном бюджете на соответствующий год. Он включает более 150 прямых получателей средств из федерального бюджета, в состав которых входят как различные министерства и ведомства, так и отдельные важнейшие государственные организации и учреждения. Именно они согласно п. 10 ст. 158 БК с учетом их ведомственной принад лежности (т. е. Министерство внутренних дел РФ, Министерство юстиции РФ, Генеральная прокуратура РФ и т. д.) и должны вы ступать от имени казны по искам о возмещении вреда, причинен ного незаконными действиями (бездействием) государственных органов и их должностных лиц.

Практическое воплощение в жизнь указанных положений БК столкнулось, однако, с массой проблем, обусловленных, в частно сти, отсутствием в федеральном бюджете средств на их реализа цию, и вылилось в разный подход судов общей юрисдикции и ар битражных судов к решению вопроса о том, какой же конкретно государственный должен привлекаться к участию в деле в качестве ответчика от имени казны РФ.

Правильной представляется практика арбитражных судов, со гласно которой от имени казны РФ в подобных делах выступают главные распорядители средств федерального бюджета, т. е. раз личные министерства и ведомства, должностными лицами и орга нами которых причинен вред. Эта практика опирается на ст. БК, которая имеет приоритет перед правилами, закрепленными в подзаконных актах. Поскольку, однако, в составе средств, выде ляемых из федерального бюджета министерствам и ведомствам как главным распорядителям, не предусмотрена такая статья рас ходов, как возмещение вреда, причиненного незаконными дейст виями (бездействием) их органов и должностных лиц, реальное возмещение производится Минфином РФ за счет федерального бюджета по разделу 30, подразделу 04 «Прочие расходы, не отне сенные к другим целевым статьям».

Правильность данного подхода подтверждается ст. 122 ФЗ «О федеральном бюджете на 2003 год» от 24 декабря 2002 г.1, со гласно которой исполнительные листы по искам к казне РФ по данной категории дел направляются в Минфин РФ для исполне ния им в порядке, установленном Правительством РФ. Во испол нение указанной статьи постановлением Правительства РФ от 9 сентября 2002 г. № 666 утверждены «Правила исполнения Мин фином РФ судебных актов по искам к казне РФ о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) ор СЗ РФ. 2002. № 52 (Ч. I). Ст. 5132.

34 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда ганов государственной власти либо должностных лиц органов го сударственной власти»1. Из данных Правил следует, что Минфин РФ лишь исполняет судебный акт, но казну РФ в суде представля ет иной орган исполнительной власти, который указывается в ис полнительном листе.

Как видно из изложенного, вопрос о том, кто должен высту пать от имени казны РФ по искам из причинения вреда незакон ными действиями (бездействием) государственных органов и их должностных лиц, достаточно сложен и решается на практике не однозначно. Однако любые трудности, связанные с его решением, не должны ложиться на плечи потерпевших от незаконных дейст вий, с чем, к сожалению, приходится сталкиваться на практике.

Ответственность по ст. 1069—1070 ГК несут Российская Феде рация, субъект РФ или муниципальное образование, в связи с чем потерпевшие могут предъявлять иски к ним самим. Определение того органа, который выступать от имени казны РФ, казны субъекта РФ или казны образования, не является задачей потерпевших. Разобраться в этом вопросе дол жен сам суд, который не вправе отказать в рассмотрении дела лишь на том основании, что истцом не указан или неправильно указан орган, уполномоченный выступать от имени соответствую щей казны.

Российская Федерация, субъект Российской Федерации или муниципальное образование, возместившие потерпевшему вред, причиненный незаконным актом управления, приобретают право обратного требования (регресса) к тому должностному лицу, кото рым непосредственно принят незаконный акт управления. Непос редственный виновник несет регрессную ответственность в пол ном объеме, если иной размер не установлен законом, в частности не вытекает из трудового законодательства.

Ответственность за вред, причиненный актами правоохранитель ных органов и суда. В отличие от актов управления акты правоох ранительных органов и суда, незаконность которых может приве сти к возникновению деликтного обязательства, указаны в ГК ис черпывающим образом. Согласно ст. 1070 ГК особый режим возмещения вреда действует лишь тогда, когда вред причинен в результате незаконного осуждения гражданина, незаконного при влечения его к уголовной ответственности, незаконного примене ния к нему в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, а также незаконного наложения адми нистративного взыскания в виде ареста или исправительных ра бот. Ограничение рассматриваемого деликта указанными рамками СЗ РФ. 2002. № 37. Ст. 3529.

§ 4. Ответственность за вред, причиненный актами власти с момента его появления в законодательстве1 вызвало обоснован ную критику в юридической литературе. В частности, не поддает ся никакому логическому объяснению, почему в указанный выше перечень не вошли, например, такие действия правоохранитель ных органов и суда, как незаконное проведение обыска, незакон ное задержание подозреваемого, незаконное применение прину дительных мер медицинского характера и некоторые другие. Са мым оптимальным решением данного вопроса был бы полный отказ законодателя от попытки дать какой-либо перечень неза конных актов правоохранительных органов и суда и указание на то, что ответственность по ст. 1070 ГК наступает за любые неза конные действия этих органов. Однако в новом ГК, по существу, воспроизведено прежнее решение.

Гораздо дальше в этом отношении идет новый УПК, включаю щий в свой состав главу 18 «Реабилитация», которая посвящена порядку восстановления прав и свобод лица, незаконно или нео боснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возме щения причиненного ему вреда. Наряду с незаконным осуждени ем и незаконным привлечением к уголовной ответственности п. ст. УПК относит к основаниям возникновения права на реа билитацию незаконное и необоснованное применение принуди тельных мер медицинского характера. Кроме того, в соответствии с п. 3 ст. 133 УПК право на возмещение вреда имеет любое лицо, незаконно подвергнутое мерам процессуального принуждения в ходе производства по уголовному делу. К числу таких мер отно сятся не только названные в п. 1 ст. 1070 ГК меры пресечения в виде заключения под стражу или взятие подписки о невыезде, но и задержание подозреваемого, домашний арест, залог, привод, временное отстранение от должности, наложение ареста на иму щество и др. В связи с этим п. 1 ст. 1070 ГК должен быть приведен в соответствие со ст. 133 УПК, а с 1 июля 2002 г. применяться с учетом изменений, происшедших в уголовно-процессуальном за конодательстве.

Ответственность за вред, причиненный незаконными действиями пра воохранительных органов и суда, была впервые установлена Указом Прези диума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 г. «О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и об щественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими служебных обязанностей» и утвержденным им Положением о порядке воз мещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями орга нов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (Ведомости СССР. 1991. № 21. Ст. 741). Хотя указанные акты и не признаны не действу ющими на территории Российской Федерации, они фактически перекрыты правилами главы 18 УПК.

36 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда Таким образом, в настоящее время государство несет ответст венность по ст. 1070 ГК за вред, причиненный любыми незакон ными действиями правоохранительных органов и суда в сфере уголовного преследования, относящимися к мерам процессуаль ного принуждения. За иные незаконные действия органов дозна ния, предварительного следствия, прокуратуры и суда (например, за незаконное проведение обыска или выемки предметов и доку ментов) гражданско-правовая ответственность государства насту пает по правилам ст. 1069 ГК.

Исключение, однако, образует случай причинения вреда при осуществлении правосудия. Подобный вред подлежит возмеще нию лишь тогда, когда вина судьи установлена приговором суда, вступившим в законную силу (п. 2 ст. ГК).

Конституционность данного условия стала предметом провер ки в постановлении Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г. «По делу о проверке конституционности положения п. ст. 1070 Гражданского кодекса РФ в связи с жалобами граждан И. В. Богданова, А. Б. Зернова, С. И. Кальянова и Н. В.

Конституционный Суд РФ пришел к выводу о том, что это положение не противоречит Конституции РФ. В основу такого вывода, который, на наш взгляд, носит весьма спорный характер, положены три аргумента. Во-первых, отсутствие в конститцион ных нормах непосредственного указания на необходимость вины соответствующего должностного лица не означает, что вред, при чиненный при осуществлении правосудия, возмещается государ ством независимо от вины этих лиц. Напротив, наличие вины — общий и общепризнанный принцип юридической ответственности во всех отраслях права. Указание же в п. 2 ст. ГК на необходи мость установления вины приговором суда, вступившим в закон ную силу, представляет собой вполне допустимое исключение из общего гражданско-правового правила о презумпции вины причи нителя вреда. Во-вторых, по мнению Конституционного Суда РФ, допустимость исков о возмещении вреда, причиненного при осу ществлении правосудия, означала бы еще одну процедуру провер ки законности и обоснованности уже состоявшегося судебного ре шения и, более того, создавала бы возможность замены по выбору заинтересованного лица установленных процедур проверки судеб ных решений их оспариванием путем предъявления деликтных исков. В-третьих, судопроизводство осуществляется на основе со стязательности и равноправия сторон в условиях, когда актив ность суда в собирании доказательств ограничена. Поэтому было бы неверно возлагать на государство обязанность по возмещению 2001. № 7. Ст. 700.

§ 4. Ответственность за вред, причиненный актами власти вреда, причиненного незаконным актом правосудия, принятию которого способствовал сам потерпевший, не представивший не обходимых доказательств и не проявивший должной активности в отстаивании своих прав и законных интересов.

Вместе с тем Конституционный Суд РФ дал общеобязательное толкование п. 2 ст. 1070 ГК, в соответствии с которым к осуществ лению правосудия в данной норме относится не все судопроиз водство, а лишь та его часть, которая выражается в принятии ак тов судебной власти по разрешению подведомственных суду дел, т. е. судебных актов, разрешающих дело по существу. Поэтому п. ст. 1070 ГК не может служить препятствием для возмещения вре да, причиненного действием или бездействием судьи в ходе осу ществления гражданского судопроизводства, если он издает неза конный акт, который не решает дело по существу, а определяет процессуально-правовое положение сторон. В этих случаях, в том числе и тогда, когда противоправное деяние судьи не выражено в судебном акте (нарушение разумных сроков судебного разбира тельства, иное грубое нарушение процедуры), вина судьи может быть установлена не только приговором суда, но и иным судеб ным решением. При этом, по мнению Конституционного Суда РФ, здесь не действует положение о презумпции вины причините ля вреда, предусмотренное п. 2 ст. 1064 ГК.

Статья ГК нуждается в пересмотре также в связи с обнов лением законодательства об административных правонарушениях.

В частности, новый КоАП не предусматривает такого администра тивного наказания, как исправительные работы, которое (наряду с арестом) названо в ст. ГК в качестве основания для предъяв ления требования о возмещении вреда. Представляется, что нет никаких причин для самой увязки возможности возмещения вреда с какими-либо конкретными видами административных взыска ний. Незаконное применение любого административного наказа ния должно давать потерпевшему право на полное возмещение причиненного вреда.

Обязательным условием возникновения права на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями правоохранитель ных органов или суда, является либо вынесение оправдательного приговора, либо прекращение уголовного преследования в связи с отказом государственного или частного обвинителя от обвинения, либо прекращение уголовного преследования по реалибилитирую щим основаниям (отсутствие события преступления, отсутствие в деянии состава преступления, непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления и др.), либо полная или частичная отмена вступившего в законную силу обвинительного приговора или постановления суда о применении принудительной меры медицинского характера, либо прекращение производства 38 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда об административном правонарушении за отсутствием события или состава административного правонарушения. Напротив, пре кращение уголовного или административного дела по нереабили тирующим основаниям (акт амнистии, истечение сроков давно сти, недостижение возраста, с которого наступает уголовная или административная ответственность, закона, устраняю щего преступность или наказуемость деяния), равно как и измене ние квалификации содеянного на менее тяжкое преступление ли бо снижение меры наказания, не являются основаниями для воз мещения ущерба по ст. 1070 ГК.

В качестве потерпевших от незаконных действий органов до знания, предварительного следствия, прокуратуры и суда выступа ют граждане, к которым эти незаконные меры были непосредст венно применены. В случае смерти потерпевшего право на возме щение вреда переходит к его наследникам. Иногда, однако, в результате незаконного применения мер принуждения к конк ретному гражданину убытки возникают у юридического лица. На пример, в результате незаконного осуждения руководителя ком мерческого предприятия может не только серьезно пострадать де ловая репутация этого предприятия, но и возникнуть прямые имущественные потери. Как представляется, по смыслу закона и опираясь на ст. 53 Конституции РФ, ст. 16 ГК, такое предприятие имеет право на возмещение всего понесенного им ущерба. Данное положение подтверждается ст. 139 УПК, согласно которой вред, причиненный юридическим лицам незаконными действиями (бездействием) и решениями суда, прокурора, следователя, дозна вателя, органа дознания, возмещается государством в полном объ еме в порядке и сроки, установленные главой 18 УПК.

Вред возмещается в полном объеме, что подчеркивается как в ст. 1070 ГК, так и в ст. 133 УПК. Вместе с тем ст. 135 УПК указы вает, что возмещение реабилитированному включает в себя возме щение: а) заработной платы, пенсии, пособия, других средств, ко торых он лишился в результате уголовного преследования;

б) кон фискованного или обращенного в доход государства на основании приговора или решения суда его имущества;

в) штрафов и процес суальных издержек, взысканных с него во исполнение приговора суда;

г) сумм, выплаченных им за оказание юридической помощи;

д) иных расходов. Хотя указанный перечень подлежащих возме щению видов имущественного вреда и не носит исчерпывающего характера, им охватывается далеко не весь возможный имущест венный вред потерпевшего. В частности, под понятие «иные рас ходы» подпадает лишь та часть убытков потерпевшего, которая именуется реальным ущербом. Между тем принцип полного воз мещения вреда предполагает возмещение потерпевшему также § 4. Ответственность за вред, причиненный актами власти упущенной выгоды. Поэтому по смыслу закона возмещению под лежит любой имущественный вред потерпевшего, в том числе вы разившийся в неполучении дохода по вкладу, облигации и иной ценной бумаге;

в лишении возможности принять наследство или сохранить его от расхищения;

в убытках по сделкам, которые не были своевременно исполнены или были вынужденно прерваны, и т. п. Однако подобный вред, причиненный уголовным преследо ванием, по-видимому, может возмещаться лишь в порядке граж данского судопроизводства, а не по правам о реабилитации, уста новленным главой 18 УПК.

Наряду с правом на полное возмещение имущественного ущерба потерпевший имеет право на компенсацию причиненного ему морального вреда, которая в данном случае осуществляется независимо от вины причинителя (ст. ГК). Статья УПК в дополнение к данной мере возмещения морального вреда указы вает на: 1) принесение реабилитированному официального изви нения от имени государства за причиненный вред;

2) помещение в средстве массовой информации сообщения о реабилитации, если сведения о применении мер уголовного преследования в отноше нии реабилитированного лица были распространены по радио, те левидению или в иных средствах массовой информации;

3) на правление по требованию реабилитированного письменных сооб щений о принятых решениях, оправдывающих гражданина, по месту его работы, учебы или жительства.

Порядок возмещения вреда, причиненного незаконными дей ствиями правоохранительных органов и суда, подразделяется на общий и специальный. Последний применяется в случае реабили тации граждан, незаконно подвергнутых мерам уголовного пре следования, и определен правилами главы 18 УПК. Суть его сво дится к следующему. Суд в приговоре, определении, постановле нии, а прокурор, следователь, дознаватель в постановлении признают за оправданным либо лицом, в отношении которого прекращено уголовное преследование, право на реабилитацию.

Одновременно реабилитированному направляется извещение с разъяснением порядка возмещения вреда, связанного с уголовным Реабилитированный вправе в течение трех лет со дня получе ния извещения обратиться с требованием о возмещении имущест венного вреда в орган, постановивший приговор и (или) вынес ший определение, постановление о прекращении уголовного дела, об отмене или изменении незаконных или необоснованных реше ний. Если уголовное дело прекращено или приговор изменен вы шестоящим судом, то требование о возмещении вреда направляет 40 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда ся в суд, постановивший приговор. Не позднее месяца со дня по ступления требования о возмещении вреда судья, прокурор, следователь или дознаватель определяет его размер и выносит по становление о производстве выплат в возмещение этого вреда.

Указанные выплаты производятся с учетом уровня инфляции. Ко пия постановления вручается или направляется реабилитирован ному, а в случае его смерти — его наследникам, близким родст венникам или иждивенцам. Если реабилитированный не согласен с размером возмещения вреда, он вправе обжаловать данное по становление в порядке, установленном для подачи кассационных жалоб1.

В остальных случаях, выходящих за рамки понятия «реабили тация», определенного уголовно-процессуальным законодательст вом, а также при компенсации морального вреда возмещение вре да производится в общем порядке, т. е. в порядке гражданского судопроизводства.

Завершая анализ правил о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, отметим, что указанные правила не применяются к возмещению вреда жертвам политических ре прессий. В данном случае действуют нормы специального Закона РСФСР — «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 г.2, которые конкретизированы в ряде подзакон ных актов3.

§ 5. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними и недееспособными лицами Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в воз расте до 14 лет. Ответственность по деликтному обязательству мо гут нести лишь лица, способные руководить своими действиями и правильно оценивать их возможные последствия. Такая способ ность появляется у граждан согласно действующему гражданскому В целом описанный порядок возмещения вреда совпадает с особым по рядком возмещения, который ранее был установлен Положением от 18 мая 1981 г. (разумеется, с учетом действия Закона РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» от 27 апреля 1993 г. // Ведомости РФ. 1993. № 19. Ст. 685).

Ведомости РФ. 1991. № 18. Ст. 572;

1993. № 32. Ст. 1230.

См., напр.: Положение о порядке возврата гражданам незаконно кон фискованного, изъятого или вышедшего иным путем из владения в связи с политическими репрессиями имущества, возмещения его стоимости или выплаты денежной компенсации, утв. постановлением Правительства РФ от 12 августа 1994 г. // СЗ РФ. 1994. № 18. Ст. 2082 и др.

§ 5. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними законодательству лишь с 14 лет. Лица, не достигшие этого возра ста (малолетние), признаны законом неделиктоспособными. Тем не менее тот вред, который причиняется малолетними, подлежит возмещению.

В соответствии с п. 1 ст. 1073 ГК за вред, причиненный мало летним, отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине. При этом в качестве опекунов малолетнего рассматриваются также соответствующие воспитательные и лечебные учреждения, учреждения социальной защиты населения или другие аналогичные учреждения, в кото рых находятся малолетние, нуждающиеся в опеке (например, дет ские дома). Если же малолетний причинил вред в то время, когда он находился под надзором образовательного, воспитательного, лечебного или иного учреждения, которое не является его опеку ном, но обязано осуществлять за ним надзор (например, школы и детские сады), ответственность возлагается на это учреждение, ес ли оно не докажет, что вред возник не по его вине в осуществле нии надзора. Такую же ответственность несут лица, осуществляю щие надзор за малолетним на основании договора (например, ня ня или домашний учитель).

Условием ответственности как родителей и опекунов, так и уч реждений и иных лиц, осуществляющих надзор за детьми в мо мент причинения вреда, является их собственное виновное поведе ние. При этом понятие вины родителей (опекунов) трактуется бо лее широко, чем понятие вины учреждений и лиц, обязанных осуществлять надзор за малолетними в силу закона или договора.

В соответствии с п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причи ненного повреждением здоровья» от 28 апреля 1994 г. под виной родителей и опекунов следует понимать как неосуществление дол жного надзора за малолетними, так и безответственное отношение к их воспитанию или неправомерное использование своих прав по отношению к детям, результатом которого явилось неправильное поведение детей, повлекшее вред (попустительство или поощре ние озорства, хулиганских действий, безнадзорность детей, отсут ствие к ним внимания и т. п.). Чтобы доказать отсутствие своей вины, родители и опекуны должны привести достаточно веские основания, например обосновать невозможность осуществления воспитания детей и надзора за ними своей тяжелой ной болезнью, вынужденной длительной командировкой и т. п.

Ответственность за вред, причиненный малолетним, несут оба родителя, в том числе и тот, который проживает отдельно от ре бенка. В последнем случае такой родитель может быть освобожден от ответственности, если докажет, что по вине другого родителя 42 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда или иных лиц, с которыми проживает ребенок, он не имел воз можности принимать участие в воспитании ребенка.

Особо решен вопрос об ответственности тех родителей, кото рые лишены родительских прав. Закон учитывает, что обычно осно ванием для лишения родительских прав является безответствен ное отношение родителей к воспитанию детей, в частности укло нение от выполнения своих обязанностей, злоупотребление родительскими правами, жестокое обращение с детьми и т. п. (ст. 69 СК). Указанное поведение родителей оказывает на де тей отрицательное влияние, в силу чего оно находится в причин но-следственной связи с вредоносными действиями последних по отношению к третьим лицам. Поскольку, однако, родители, ли шенные родительских прав, не могут участвовать в воспитании де тей, возможность возложения на них ответственности за причи ненный детьми вред ограничивается трехлетним сроком. По исте чении этого времени ответственность родителей, лишенных родительских прав, исключается. По смыслу закона указанное правило должно действовать и в отношении родителей, ограни ченных судом в их родительских правах (ст. 74 СК), поскольку в этом случае также утрачивается право на личное воспитание ре бенка.

Что же касается вины образовательных, воспитательных, ле чебных и иных учреждений, а также лиц, осуществляющих надзор за малолетними на основании договора, то она может проявляться лишь в неосуществлении ими должного надзора за детьми в мо мент причинения вреда. За низкий уровень воспитательной рабо ты и общее ослабление контроля указанные лица деликтной от ветственности не несут. Более того, если будет доказано, что при чинение малолетним вреда имело место как по вине учреждения, например школы, не обеспечившей надзор за малолетним в мо мент причинения вреда, так и по вине родителей (опекунов), не заботящихся в должной мере о его воспитании, вред возмещается по принципу долевой ответственности в зависимости от степени вины каждого.

Принцип долевой ответственности действует и тогда, когда вред причинен несколькими малолетними, происходящими от разных родителей или находящимися под опекой (надзором в мо мент причинения вреда) разных лиц. Объясняется это тем, что са ми ответчики непосредственными причинителями вреда в данном случае не являются, хотя и создают своим поведением (ненадле жащим воспитанием и отсутствием должного надзора за детьми) необходимые предпосылки для причинения вреда. В силу этого по отношению к ним не применяется ст. 1080 ГК, устанавливающая солидарную ответственность лиц, совместно причинивших вред, а, напротив, действует общее правило ст. 321 ГК о долевом харак § 5. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними тере обязательства со множественностью лиц. При этом доли от ветственности родителей (опекунов) разных малолетних предпо лагаются равными, если только кто-либо из них не докажет, что его вина в ненадлежащем воспитании и недолжном надзоре за ре бенком является меньшей. Степень вины самих малолетних при чинителей вреда на размер ответственности их родителей не влия ет, так как до 14 лет юридически ее просто не существует. Поэто му вопрос о вине малолетних не подлежит обсуждению и доказыванию в судебном заседании.

Поскольку ответственность родителей (опекунов), а также лиц, осуществляющих надзор за детьми в момент причинения вре да, наступает за их собственное виновное поведение, их обязан ность по возмещению вреда, причиненного малолетними, не пре кращается с достижением малолетним совершеннолетия или по лучением им имущества, достаточного для возмещения вреда.

Данное правило, которое ранее не было прямо закреплено в граж данском законодательстве, но вытекало из него и неукоснительно применялось на практике, ныне прямо отражено в п. 4 ст. ГК. Однако если раньше оно не знало никаких исключений, то сейчас закон допускает возможность того, что обязанность по воз мещению вреда потерпевшему может быть перенесена на самого причинителя. Это возможно при одновременном наличии следую щих условий.

Во-первых, допускается переложение обязанности лишь по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью. Иной вред, в частности причиненный порчей или уничтожением чужого имущества, возмещается только самими родителями (опекуна ми). Во-вторых, в качестве лиц, ответственных за вред, причи ненный малолетними, должны выступать родители (усыновите ли), опекуны или другие граждане, осуществляющие надзор за ними на основании договора. Если ответственность в силу мало летнего возраста причинителя вреда была возложена на соответ ствующее юридическое лицо, переложение обязанности по воз мещению вреда на самого причинителя законом исключено.

В-третьих, постановка вопроса о переложении обязанности по возмещению вреда на причинителя возможна лишь в случае смерти ответчика либо отсутствия у него достаточных средств для возмещения вреда. Если ответчик по-прежнему способен нести ответственность перед потерпевшим, она с него не снимается.

В-четвертых, сам причинитель вреда должен стать полностью дееспособным. По смыслу закона момент появления у причини теля вреда полной дееспособности может наступить как до, так и после смерти родителей, опекунов и других граждан, которые не сли ответственность перед потерпевшим. Наконец, в-пятых, при 44 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда чинитель вреда должен обладать средствами, достаточными для возмещения вреда.

Вопрос о переложении обязанности по возмещению вреда на самого причинителя вреда решается судом по иску потерпевшего либо гражданина, ответственного за действия малолетнего. Уста новив наличие всех указанных выше условий, приняв во внима ние имущественное положение потерпевшего и причинителя вре да, а также другие обстоятельства, суд вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причи нителя вреда.

Введенное в закон правило направлено на усиление прав по терпевших, здоровью которых причинен непоправимый вред. Как отмечалось в § 2 настоящей главы, возложение обязанности по возмещению вреда на самих которые в момент причинения вреда не обладали способностью понимать значение своих действий и руководить ими, не может рассматриваться в ка честве меры ответственности. Поэтому по смыслу закона отпаде ние условий, необходимых для применения данной меры социаль ной защиты потерпевших, например появление у ответчика (роди теля, опекуна) средств, достаточных для возмещения вреда, ухудшение имущественного положения причинителя вреда и т. п., дает основания для пересмотра принятого судом решения.

Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет. В отличие от малолетних несовершенно летние в возрасте от 14 до 18 лет признаются деликтоспособными, а потому самостоятельно несут ответственность за причиненный вред на общих основаниях (п. 1 ст. 1074 ГК). Однако закон учиты вает, что чаще всего сами несовершеннолетние в таком возрасте не могут возместить причиненный ими вред ввиду отсутствия у них достаточных для этого средств. Кроме того, во внимание при нимается то обстоятельство, что и в этом возрасте поведение несо вершеннолетних во многом определяется воспитательным воздей ствием родителей (попечителей), которые к тому же должны осу ществлять соответствующий надзор за детьми. В этих условиях на родителей (попечителей) возлагается дополнительная (субсиди арная) ответственность за вред, причиненный несовершеннолет ними. Иными словами, родители (попечители) отвечают перед потерпевшим лишь в той части, в какой не могут отвечать своим имуществом и доходами сами несовершеннолетние. Условием ответственности родителей (попечителей) является их вина в не надлежащем воспитании и надзоре за детьми, которая презюми руется.

На тех же началах, что и родители (попечители), несут ответст венность за несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет воспи тательные, лечебные учреждения, учреждения социальной защиты § 5. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними населения и другие аналогичные учреждения, которые в силу за кона являются попечителями несовершеннолетних, находящихся в этих учреждениях. Напротив, образовательные, воспитательные, лечебные и прочие подобные учреждения, которые осуществляют лишь надзор за детьми в период их нахождения в этих учреждени ях, к дополнительной ответственности перед потерпевшим не привлекаются.

Важнейшей особенностью рассматриваемого деликта является то, что обязанность родителей (усыновителей), попечителей и со ответствующих учреждений по возмещению вреда прекращается по достижении причинившим вред совершеннолетия либо в слу чаях, когда у него до достижения совершеннолетия появились до ходы или иное имущество, достаточные для возмещения вреда, либо когда он до достижения совершеннолетия приобрел дееспо собность. С этого момента причинитель вреда отвечает самостоя тельно, хотя бы это и имело отрицательные последствия для по терпевшего.

В случае, если вред потерпевшему причинен действиями двух или более несовершеннолетних, они сами отвечают солидарно (ст. 1080 ГК). Что касается их родителей (попечителей), то они несут долевую ответственность в соответствии со степенью своей вины.

Ответственность за вред, причиненный недееспособными и огра ниченно дееспособными лицами, а также лицами, не способными по нимать значение своих действий. Граждане, признанные в установ ленном законом порядке недееспособными, не только не могут са мостоятельно совершать никаких гражданско-правовых сделок, но и быть субъектами гражданско-правовой ответственности в случае причинения внедоговорного вреда. Причиненный ими вред воз мещается их опекунами или организациями, обязанными осуще ствлять за ними надзор, если только они не докажут, что вред воз ник не по их вине. Под виной как опекунов, так и указанных уч реждений в данном случае понимается лишь пренебрежение обязанностями по осуществлению надзора за недееспособным.

Если они докажут, что ими принимались все разумные меры пре досторожности либо неприятие соответствующих мер в момент причинения вреда обусловлено уважительными причинами, они должны быть освобождены от ответственности.

Поскольку ответственность опекуна или соответствующего уч реждения наступает за их собственные виновные действия, возло женная на них обязанность по возмещению вреда не прекращает ся и в случае последующего признания непосредственного причи нителя вреда дееспособным.

Однако, как и в случае с малолетними, допускается возмож ность возложения обязанности по возмещению вреда, причинен 46 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда ного жизни и здоровью потерпевшего, на самого причинителя при условии, что: а) опекун умер или не имеет достаточных средств для возмещения вреда;

б) сам причинитель вреда облада ет такими средствами. Особенностью является, однако, то, что закон допускает переложение обязанности по возмещению вреда не только на такого причинителя вреда, который признан впос ледствии дееспособным, но и на того, кто по-прежнему остался недееспособным. Разумеется, данный случай не может считаться гражданско-правовой ответственностью. Указанная мера соци альной защиты прав потерпевших может применяться судами в исключительных случаях с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда, а также других заслуживаю щих внимания обстоятельств.

Вред, причиненный гражданами, ограниченными в дееспособно сти вследствие злоупотребления спиртными напитками или нар котическими средствами, возмещается самим причинителем вреда (ст. 1077 ГК). В ГК 1964 г. норма такого рода отсутствовала, одна ко данное правило выводилось из смысла законодательства. В са мом деле, ограничение дееспособности по указанным выше ос нованиям производится во вполне определенных целях (защита имущественных интересов семьи) и приводит к достаточно конк ретным последствиям (ограничение сделкоспособности). На де ликтоспособности гражданина ограничение его сделкоспособно сти никак не сказывается. Не порождает данный юридический факт и обязанности попечителя осуществлять надзор за таким гражданином. Поэтому в случае причинения вреда он несет само стоятельную ответственность при наличии необходимых для нее оснований.

Иногда вред причиняется полностью, частично или ограни ченно дееспособными гражданами, которые в момент причинения вреда находились в таком состоянии, когда они не могли пони мать значение своих действий или руководить ими. Это может быть вызвано внезапной потерей сознания, обмороком, состояни ем аффекта и т. п. В уголовном праве подобное состояние, кото рое обычно исключает ответственность, называют невменяемо стью. В гражданском праве причинение вреда в состоянии невме няемости, как правило, также служит основанием для освобожде ния причинителя от ответственности. Однако закон делает из это го общего правила три исключения.

Первое из них состоит в том, что причинитель вреда не осво бождается от ответственности, если он сам привел себя в состоя ние, в котором не мог понимать значение своих действий или ру ководить ими, употреблением спиртных напитков, наркотических средств или иным способом. В данном случае можно говорить об ответственности причинителя вреда, так как его вина усматрива § 6. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности ется в доведении себя до невменяемого состояния (так называемая предшествующая вина).

Вторым исключением является случай возложения судом обя занности по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью потерпевшего, на причинителя вреда с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда, а также других об стоятельств. Данная мера социальной защиты потерпевшего по своей сущности совпадает с уже рассмотренными возможностями по переложению обязанностей по возмещению вреда на непосред ственных причинителей при причинении вреда малолетними и недееспособными лицами.

Третье исключение специфично тем, что обязанность по воз мещению вреда может быть возложена не на самого причинителя, а на его супруга и ближайших родственников — родителей и со вершеннолетних детей. Это возможно в тех случаях, когда они знали о психическом расстройстве причинителя вреда, но не ста вили своевременно вопрос о признании его недееспособным.

Данный случай можно квалифицировать как ответственность, для наступления которой требуется установление вины в поведении указанных выше лиц. При этом к ответственности они могут быть привлечены лишь при условии их трудоспособности и совместно го проживания с психически больным лицом.

§ 6. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности Общие положения. Причинение вреда источником повышен ной опасности традиционно выделяется в специальный деликт ввиду того, что как сам механизм причинения вреда, так и условия возникновения деликтного обязательства обладают существенны ми отличиями, давно отраженными в гражданском законодатель стве. В соответствии с действующим ГК юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасно стью для окружающих (использование транспортных средств, ме ханизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т. п.;

осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельно сти и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вслед ствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего (п. ст. 1079 ГК). Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, является более строгой по сравнению с обычной гражданско-правовой ответственностью, так как насту пает независимо от вины тех лиц, которые занимаются такой опасной для окружающих деятельностью. Именно в этом смысле ответственность по ст. 1079 ГК иногда называют повышенной, что 48. Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда не следует смешивать со случаями, когда повышенным является размер ответственности. Владелец источника повышенной опас ности отвечает за причиненный вред в размере, определяемом на основе общих правил (ст. 15, 1064 ГК). Помимо возмещения иму щественного вреда при причинении вреда жизни и здоровью гражданина подлежит компенсации моральный вред, причем не зависимо от вины причинителя (ст. 1100 ГК).

Данному деликтному обязательству посвящена обширная юри дическая литература1. Достаточно большой и разнообразной явля ется также судебная практика по делам, связанным с возмещени ем вреда, причиненного источником повышенной опасности. Не смотря на это, многие теоретические и практические вопросы продолжают оставаться дискуссионными, по-разному решаются на практике и неоднозначно трактуются в литературе. Спорными считаются, в частности, вопросы о том, чем обусловлено возложе ние на владельца источника повышенной опасности более строгой ответственности за его поведение2, может ли считаться возложе ние на владельца источника повышенной опасности обязанности по возмещению вреда гражданско-правовой ответственностью3 и др. Одним из наиболее дискуссионных остается также вопрос о понятии источника повышенной опасности.

Понятие источника повышенной опасности. Наиболее распрост ранен взгляд на источник повышенной опасности как на опреде ленного рода деятельность, создающую повышенную опасность для окружающих {теория деятельности). В настоящее время эта точка зрения нашла известное отражение в п. 1 ст. 1079 ГК, а так же в п. 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 ап реля 1994 г. «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного здоровью». В частности, в названном постановле нии указывается, что источником повышенной опасности надле жит признавать любую деятельность, осуществление которой со См., напр.: Б. С. Гражданская ответственность за вред, при чиненный источником повышенной опасности. М., 1952;

Белякова A.M.

Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. М, 1967;

Иоффе О. С. Ответственность по советскому гражданскому праву. Л., 1955;

Красавчиков А. Возмещение вреда, причиненного источником по вышенной опасности. М., 1966;

Майданик Л.А., Сергеева Н.Ю. Материаль ная ответственность за повреждение здоровья. М., 1968;

Е.А.

Обязательства из причинения вреда и неосновательного обогащения. М., 1951 др.

Обзор взглядов см.: Белякова А. М. Возмещение вреда, причиненного ис точником повышенной опасности. С. 13 и след.

Обзор взглядов см.: Красавчиков А. Возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности. С. 122 и след.

§ 6. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности здает повышенную вероятность причинения вреда из-за невоз можности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и иных объектов производственного, хозяй ственного или иного назначения, обладающих такими же свойст вами.

Такому подходу к источнику повышенной опасности в литера туре противостоит концепция, согласно которой под источником повышенной опасности надлежит понимать предметы материаль ного мира, обладающие опасными для окружающих свойствами, не поддающимися полному контролю со стороны человека {тео рия объекта). Как прежнее, так и действующее законодательство дает ряд оснований и для данной концепции, в частности говорит о владении источником повышенной опасности на праве собст венности, праве хозяйственного ведения, об обязанности возме стить вред, причиненный источником повышенной опасности, и т. п., что приложимо, естественно, к объекту, а не к деятельно сти. Кроме того, далеко не всегда, когда деятельность тех или иных лиц создает повышенную опасность для окружающих, к ней применимы правила об источнике повышенной опасности. Эта деятельность должна быть обязательно связана с эксплуатацией или любым иным использованием определенных материальных объектов, обладающих особыми количественными и качественны ми свойствами.

Различие между указанными подходами к понятию источника повышенной опасности в значительной степени сглаживается тем, что и сторонники теории «деятельности», и приверженцы теории «объекта» не абсолютизируют свои позиции, а, напротив, стара ются связать «деятельность» и «объект» воедино. Представляется поэтому допустимым определять источник повышенной опасно сти и через понятие деятельности, и через понятие объекта при условии, что в обоих случаях указанные понятия неразрывно взаи мосвязаны. Иными словами, применительно к рассматриваемому деликту не может быть повышенно-опасной для окружающих дея тельности вне связи с особым материальным объектом, равно как не может быть таких материальных объектов, которые признава лись бы источниками повышенной опасности вне связанной с ни ми деятельности человека. При этом в одних случаях на первый план выходит характер деятельности (так как иная деятельность с теми же материальными объектами может и не представлять для окружающих повышенной опасности);

в других — первостепенное значение приобретает сам характер материального объекта (так как любой вид деятельности по его использованию является повы шенно-опасным).

50 Глава 50. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда Для отнесения того или иного вида деятельности (материаль ного объекта) к источнику повышенной опасности необходимо, чтобы им создавалась повышенная опасность причинения вреда окружающим. Повышенная опасность в контексте ст. — категория объективная, означающая более высокую степень возможности наступления вредных последствий, чем та, которая имеется при обычной деятельности и использовании обычных ве щей. Обусловлено это тем, что вредоносные свойства, которые могут проявляться при эксплуатации целого ряда объектов, не на ходятся под полным контролем со стороны человека. Поэтому, несмотря на принятие всех мер предосторожности и соблюдение правил техники безопасности, существует возможность причине ния вреда окружающим.

Признание того или иного вида деятельности (материального объекта) источником повышенной опасности нередко прямо зави сит не только от его качественного, но и количественного состава.

Так, бензин или газ в бытовой зажигалке, сильнодействующее ле карство или иной медицинский препарат в дозированных количе ствах и т. п. никакой повышенной опасности для окружающих не представляют. Напротив, бензоколонка или газопровод, медицин ское производство сильнодействующих лекарств или хранилище ядохимикатов и т. п. являются источниками повышенной опасно сти. В силу этого вопрос о том, обладает ли та или иная деятель ность (объект) повышенной опасностью, нередко решается судом с учетом заключения соответствующих экспертов.

Особые правила об ответственности за вред, причиненный ис точником повышенной опасности, действуют лишь тогда, когда вред причинен теми вредоносными свойствами объекта, которы ми обусловлено признание его таким источником. Так, автомо биль является источником повышенной опасности лишь тогда, когда он находится в движении, а не стоит с выключенным двига телем в гараже или на стоянке. Поэтому если вред причинен хотя бы и при эксплуатации общепризнанного источника повышенной опасности, но вне связи с его повышенными вредоносными свой ствами, ответственность наступает на общих основаниях.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 16 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.