WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Знание и каузальное обоснование. Характеристики знания Предметом обсуждения данной статьи будут некоторые аспекты вопроса о природе знания и обоснования убеждений.

Традиционное определение знания восходит своими корнями к рабо там Платона, в частности к диалогам «Теэтет» и «Менон», и может быть сформулировано следующим образом: знание есть истинное, обосно ванное мнение (или убеждение). В соответствии с этим представлени ем можно утверждать, что человек знает, что Р только если:

) он считает, что Р (имеет убеждение с соответствующим содержа нием);

) его убеждение является истинным;

Подготовлено при поддержке гранта РФФИ № -- а.

Понимание термина «убеждение» нередко оказывается проблематичным. Говоря об убеждении, можно иметь в виду убежденность в том-то и том-то (или веру в то-то и то-то), а можно иметь в виду само содержание такой убежденности. Со времен работ Г. Фреге и Ф. Брентано принято четко проводить данное различие. Однако в языке оно не всегда выражается четким образом: например, слово «убеждение» в русском языке можно употреблять и в том, и в другом смысле. Чтобы терминоло гически не перегружать текст данной статьи, в большинстве случаев я буду исполь зовать термин «убеждение» для обоих смыслов, поскольку считаю, что это не долж но повредить пониманию основной идеи статьи. Более того, практика двоякого употребления термина «убеждение» принята в русскоязычной исследовательской и переводческой традиции. (См., например, Шрамко Я. Знания и убеждения: их раз витие и критический пересмотр Философия науки.. № (). — Новоси бирск;

Рассел Б. Проблемы философии Джеймс У. Введение в философию;

Рас сел Б. Проблемы философии. — М,.) Сходным образом в англоязычных иссле дованиях термин «belief» имеет такое же двойное употребление в контекстах, не требующих обязательного проведения указанного выше различия.

54 Екатерина Вострикова ) его убеждение является обоснованным.

В соответствии с этим определением, философские дискуссии по проблеме знания концентрируются вокруг трех вопросов: «что такое убеждение?», «что такое истина?» (или что значит для убеждения «быть истинным»?) и «что является достаточным обоснованием для убеждения?».

Все эти три вопроса можно назвать классическими проблемами философии. Традиционными ответами на вопрос о природе истины, к примеру, являются корреспондентская, когерентистская и прагма тистская теории. Вопрос о природе мысли обсуждался с разных аспек тов, в частности, сюда можно отнести дискуссии о том, как формиру ются общие понятия и какова их природа;

о том, что является предме том мысли и как она с ним связана. Проблема обоснования также имеет давнюю историю, в частности, классический рационализм и эмпиризм являются двумя вариантами ее решения.

Безусловно, целью данной статьи не является рассмотрение всех дис куссий, которые велись и ведутся по этим вопросам. Я хотела бы оста новиться на отношении между первым и третьим элементом знания, т. е. высказать некоторые соображения по поводу связи между приро дой убеждения и природой обоснования. Представляется, что в совре менных дискуссиях эта связь зачастую упускается из вида, тем не менее внимание к ней могло бы пролить свет на постановку и решение про блемы обоснования в современной эпистемологии.

. Сложность классического представления об обосновании По всей видимости, просто истинное убеждение еще не является знани ем. К примеру, если человек в результате гадания на картах установил, что вчера в Гондурасе была хорошая погода, и она действительно была хорошей, мы не склонны говорить, что человек знал, что погода была хорошей. Но не так просто точно определить, что отличает хорошо обоснованное убеждение от необоснованного. Традиционное понима ние обоснованности связывает ее с классическими принципами рацио нальности, такими как последовательность вывода, согласованность, поэтому обоснованное убеждение часто называют «рациональным».

Конечно, одних этих принципов недостаточно, поскольку, по меньшей мере, некоторые убеждения должны получать обоснование из опыта.

Сложность традиционного представления об обосновании была про демонстрирована в статье Э. Геттиера «Является ли обоснованное истинное мнение знанием?», опубликованной в г. Геттиер своей маленькой статьей спровоцировал множество дискуссий в современной эпистемо В частности, такое определение знания принимается в: Chisholm R. M. Percieving: a Philosophical Study. — N. Y., ;

Ayer A. J. The Problem of Knowledge. — London,.

Analysis.. Vol.. P. –.

Gettier E. Is Justified True Belief Knowledge? Л 2 (70) 2009 логии. Он привел ряд примеров, которые демонстрировали, что убеж дение может быть истинным и обоснованным и тем не менее не являть ся знанием.

Примеры Геттиера основываются на общей схеме: если человек имеет ложное обоснованное убеждение А, и из этого убеждения логи чески следует истинное убеждение В, то убеждение В является истин ным и обоснованным, но не может быть названо знанием. Предполо жим, у меня есть два обоснованных убеждения: «этот поезд отправля ется в Томск» и «на вагонах этого поезда нарисована красная полоса».

Я увидела информацию об отправлении на табло у перрона, где сто ял этот самый поезд с красной полосой. Из этого я могу обоснованно заключить «по меньшей мере, какой-то поезд с красной полосой едет в Томск». Но позже выясняется, что на табло была дана ошибочная информация, и поезд на самом деле ехал в Омск. Тем не менее оказы вается также, что одновременно где-то с другого перрона поезд — тоже с красной полосой — отправлялся в Томск. Таким образом, у меня было истинное обоснованное мнение, но на самом деле не было знания.

На первый взгляд несложно преодолеть случаи такого типа: можно попытаться ввести еще одно условие о том, что знание не должно следо вать из ложного убеждения. В действительности, такая посылка позво ляет избежать многих случаев, сходных с теми, которые рассматривает Геттиер. Но очень скоро были придуманы другие контрпримеры убеж дений, которые удовлетворяли и этому условию, и тем не менее зна нием не являлись. К примеру, я рассматриваю витрины продуктового магазина и на основании своего опыта восприятия заключаю, что здесь лежат яблоки, бананы и виноград. На самом деле, настоящими на вит рине являются только яблоки, а остальные фрукты представляют собой искусно сделанный муляж. Мое убеждение о яблоках было истинным, но я бы пришла к нему, даже если яблоки были поддельными.

История обсуждения этого вопроса показывает, что какие бы допол нительные условия мы ни вводили, всегда можно придумать примеры, которые будут их выполнять, но не будут являться знанием. Таким обра зом, по всей видимости, наличие хороших оснований для убежденно сти в чем-то еще не дает нам знания.

. Какие средства предлагает экстернализм для решения проблемы обоснования В качестве одного из ответов на эту проблему появились экстерналист ские теории обоснования. Основная идея экстернализма состоит в том, что одних только внутренних для субъекта факторов, таких как очевид ность, согласованность, логическая последовательность, не достаточ но для получения требующегося обоснования. «Внутренний для субъ екта» здесь означает «данный в сознании», «осознанный» или «доступ ный для сознания».

56 Екатерина Вострикова Соответственно, интернализм — это концепция, согласно которой обоснование либо должно быть доступно сознанию, либо должно быть ментальным процессом.

Таким образом, экстернализм предполагает, что убеждение может быть обоснованным, даже если субъект не имеет об этом никакого понятия. Некоторые сторонники экстернализма утверждали также, что обоснование в классическом смысле вообще не требуется для зна ния. Согласно такому экстернализму, классическое понятие обоснова ния выполняло лишь роль дополнительного условия, превращающего просто истинное убеждение в знание. Экстерналисты предлагали раз личные внешние факторы в качестве такого рода условия, к примеру:

• правильная каузальная цепь между фактом и убеждением об этом факте (Д. Армстронг);

• правильная каузальная цепь между когнитивными событиями внут ри организма (А. Голдман).

В первом случае речь идет о том, что убеждение является знани ем, только если действительно имеет своей причиной предмет имен но с такими свойствами, которые приписываются ему в этом убежде нии. Во втором случае во внимание принимается только каузальная цепь событий внутри нервной системы организма, на одном конце которой оказываются данные восприятия, а на другой — само убежде ние. Различие между этими видами экстернализма можно продемонст рировать на примере с мозгом в бочке. Согласно первому из них, мое убеждение «трава зеленая» является обоснованным, а такое же убеж дение мозга в бочке нет. Согласно второму, оба они являются одинако во обоснованными, поскольку мы имеем одинаковые данные восприя тия. Сторонник этой второй концепции утверждает, что убеждения, имеющие причиной память, восприятие, индуктивное заключение, являются обоснованными, а убеждения, имеющие причиной, к при меру, желания, таковыми не являются. Представляется, что для сто ронника второго типа определения чрезвычайно сложно предложить какие-то критерии правильности процесса, поскольку он не связывает каузальную цепь с фактом внешнего мира. Заметим также, что этот вид экстернализма не решает проблему, представленную в примере с фрук тами, поскольку и убеждение о яблоках, и убеждение о грушах равным образом основывались на данных восприятия.

Экстернализм в целом более успешно, чем интернализм, решает вопрос о том, какие критерии считать достаточными для обоснова ния убеждения. Если мы в поисках обоснования убеждений обращаем ся к состояниям сознания, то неизбежно возникает сложность прове дения различия между объективно обоснованным убеждением и тем, Goldman A. I. What Is Justified Belief? Epistemology. Ed. E. Sosa, J. Kim. — Massachu setts—Oxford,. P..

Л 2 (70) 2009 что человек лично принимает за «хорошие основания». К примеру, ребенок высказывает суждение «вода, лед и пар — состояния одного и того же вещества». Основанием этого высказывания для него явля ется авторитет учителя, которого он считает хорошим специалистом.

Однако через несколько лет выясняется, что учитель был шарлатаном и наряду с этим истинным суждением внушал ученикам такие тезисы, как «земля плоская и покоится на четырех китах». При этом он при водил обоснование своего тезиса: показывал фотографии, чертежи, подробно объяснял, почему именно четыре кита необходимы для под держания Земли, принимая во внимание ее массу. Экстернализм же позволяет исключить случаи такого типа, ибо утверждает, что посколь ку знание связано с истиной не случайным образом, то наше понима ние третьего элемента знания должно обязательно объяснять неслу чайный характер этой связи.

Интерналист мог бы сказать, что такая интерпретация знания рас ходится с нашим обыденным представлением о нем. В ответ на это экс терналист указал бы, что не всегда, когда мы говорим о знании, мы утверждаем, что человек провел собственное исследование или спосо бен подробно изложить теорию, объясняющую его тезис. Более того, можно обратить внимание на то, что абсолютно большая часть инфор мации, которую человек получает в процессе обучения и которую мы склонны называть знанием, имеет своим основанием авторитет препо давателей. Здесь в нашей обыденной практике мы как раз и обращаем ся к экстерналистскому типу обоснования: можно говорить о том, что я обладаю определенным знанием физики, поскольку я получила зна ние от своего учителя в школе, который, в свою очередь, получил это знание от преподавателя в университете, и таким образом по каузаль ной цепи мы приходим к тому человеку, который непосредственно про водил эксперименты.

Пожалуй, самыми популярными примерами в аргументации экстер нализма стали случаи, в которых мы имеем дело с людьми или животны ми, не обладающими достаточной способностью к теоретизированию, тем не менее мы говорим, что они обладают знанием. В качестве приме ра можно привести старушку, которой ничего не известно о химии или биологии, тем не менее она знает, как законсервировать огурцы, чтобы не взорвалась банка. Мы, не задумываясь, приписываем знание живот ным: к примеру, мы говорим, что собака знает, кто ее хозяин, она так же знает, что огонь опасен, а на этого человека нельзя лаять, хотя труд но представить, о какой логической последовательности вывода и коге рентности здесь может идти речь.

Экстерналист также утверждает, что его теория дает больше возмож ностей для ответа на скептические сомнения относительно возможно сти познания внешнего мира, поскольку связывает убеждения непо средственно с фактами внешнего мира.

58 Екатерина Вострикова. Основная сложность экстернализма и ее возможное преодоление Возможно, экстернализм в отношении обоснования хорошо решает частные проблемы, рассмотренные нами выше, с которыми сталкива ется традиционная теория обоснования, но основная сложность этой концепции состоит в том, что она может рассматриваться как одна из форм скептицизма.

Конечно, теория, признающая возможность познания внешне го мира, может признавать большую роль каузальности, по меньшей мере, в чувственном познании. Она может основываться на том, что какие-то данные — данные восприятия — мы получаем благодаря непо средственному воздействию предметов внешнего мира. Однако сущест вует важное различие между тезисами «убеждение было сформировано благодаря надежному процессу» и «я знаю, что убеждение было сформи ровано благодаря надежному процессу».

Фактически экстерналист нам предлагает знание, которое мы не спо собны отличить от незнания. До тех пор, пока мы не можем восполь зоваться различием между внешне обоснованным суждением и внешне необоснованным суждением, это различие для нас является совершен но бесполезным. Предположим, у меня есть ряд истинных убежде ний, таких как «мой друг не воровал мои деньги», «вчера в Гондурасе была солнечная погода». Для того чтобы узнать, какие из этих убежде ний являются знанием, я должна обратиться к специалистам по изуче нию мозга и когнитивных процессов. Получив от них данные, я должна обратиться к следующим специалистам по изучению мозга, чтобы про верить, было ли их знание знанием и т. д.

Можно рассмотреть здесь следующий контрпример: представим себе человека, в мозг которого без его ведома было вживлено специ альное устройство, продуцирующее в его голове правильные убежде ния о температуре воздуха. Убеждения этого человека удовлетворя ют всем условиям экстернализма относительно знания. Тем не менее они не являются знанием, так как он просто принимает эту информа цию, но не знает, что она является истинной, поскольку ему ничего не известно о том, почему эти убеждения должны быть скорее истин ными, чем нет.

Действительно, экстернализм способствует преодолению скепти ческого сомнения относительно реальности внешнего мира. Но эти скептические сомнения теперь возникают на новом уровне. Скеп тик может задать экстерналисту вопрос: откуда вы знаете, что зна ние основывается на надежном процессе и что есть надежный про цесс? Оказывается, что сам философ, выдвигающий тезис экстерна Lehrer K. Externalism and Epistemology Naturalized Epistemology. Ed. E. Sosa, J. Kim. — Massachusetts—Oxford,. P..

Л 2 (70) 2009 лизма относительно обоснования, не может обосновать собственный тезис.

Возможный ответ, который мог бы предложить экстерналист на это возражение, состоит в том, что интерналистский взгляд на обоснова ние опирается на определенное представление о природе убеждения, которое требует пересмотра. Экстерналист мог бы сказать, что его тео рия кажется невразумительной до тех пор, пока мы считаем, что убеж дение, точнее его содержание («что идет дождь», «что дворец зеле ный»), поскольку именно оно участвует в обосновании, должно состо ять из ментальных конституент, т. е. должно принадлежать сфере сознания.

На самом деле в основе некоторых экстерналистских теорий зна ния лежит новое представление о понятии убеждения. Теории такого типа предполагают не только пересмотр классических взглядов на тре тий элемент знания, но и пересмотр нашего понимания того, что пред ставляет собой сознание и такие его аспекты, как убеждения, надежды, представления. Сама идея о том, что убеждение может вступать в кау зальные отношения с миром, предполагает понятие о нем, отличаю щееся от традиционного, согласно которому оно представляет собой отношение состояния сознания «убежденность» к некоторому содер жанию. Сами же содержания сознания вступают не в каузальные отно шения, а в логические и рациональные, такие как «следует из», «про тиворечит» и др. Иными словами, когда мы говорим о содержании, во внимание принимаются основания, не причины. Экстернализм же относительно содержания наших убеждений говорит: для того чтобы иметь убеждение, необходимо находиться в правильном отношении к окружающей среде.

. Другие виды экстернализма (экстернализм относительно значения и ментального содержания) и их отношение к экстернализму в отношении обоснования «Интернализм» и «экстернализм» — термины, применяемые рав ным образом в теории значения, философии сознания, эпистемоло гии, а также истории науки. Все эти теории имеют разный предмет, и все же между ними есть нечто общее. Интернализм — это концепция, которая признает решающую роль внутренних факторов (что являет ся «внутренним» определяется конкретной областью применения тео рии) для конституирования, развития, функционирования изучаемого объекта. Экстернализм признает решающую роль внешних факторов, Fumerton R. Externalism and Skepticism Epistemology. Ed. E. Sosa, J. Kim. — Massachu setts—Oxford,. P..

В качестве примера здесь можно привести Д. Армстронга, Ф. Дрецке, которые разра батывали одновременно экстерналистскую концепцию обоснования и сознания.

60 Екатерина Вострикова таких как социальность или каузальная связь с предметами и фактами внешнего мира.

Интернализм относительно значения — это теория о том, что зна чение определяется сознанием, находится в сознании или должно быть представлено в сознании, использующих язык людей. Сторонни ки экстернализма считают, что классический семантический интерна лизм представлен в работах Г. Фреге, Б. Рассела, П. Грайса, Дж. Серла.

Б. Рассел, строго говоря, не считал, что значение должно быть связано с пониманием. Его теорию дескрипций относят к интернализму, потому что ее можно интерпретировать как тезис о том, что отношение имени в обыденном языке к предмету всегда осуществляется через некоторое описание, т. е. благодаря знанию некоторых свойств объекта.

К концепциям семантического экстернализма относят каузальную или новую теорию референции (Х. Патнэм, С. Крипке, Г. Эванс, К. Дон нелан), натуралистские концепции значения (Ф. Дрецке, Р. Милликэн, Дж. Фодор), а также концепции, согласно которым социальные инсти туты формируют нашу способность следовать правилу и значение (Л. Витгенштейн (в поздние годы), Д. Блур, С. Крипке, Т. Бердж). Основ ным содержанием экстернализма в этой предметной области являет ся тезис о том, что значение задается внешними сознанию факторами, такими как каузальная цепь или номологическая (законосообразная) связь выражения и обозначаемого предмета, или социальными прак тиками. Теории значения экстерналистского типа на сегодняшний день являются наиболее общепризнанными и распространенными.

Аналогичный спор существует и о природе ментального содержания.

Ментальным содержанием называется содержание наших убеждений, надежд и других ментальных состояний. Ментальное содержание назы вается иногда пропозициональным, поскольку его общая форма может быть выражена целым предложением: «что сегодня среда», «что у пря моугольника четыре стороны».

Здесь спор интернализма и экстернализма предстает как вопрос о том, находится ли ментальное содержание в сознании человека.

Экстернализм относительно ментального содержания — это тезис о том, что оно состоит из предметов внешнего мира, а не из некоторо го рода ментальных конституент, и поэтому он также получил назва ние «концепция широкого ментального содержания». Следствием это го тезиса является несубстанциональность сознания, т. е. сознание в этих теориях не рассматривается как сконцентрированное в одном месте — мозге или в целом теле человека, оно оказывается рассредото ченным по всему миру. Экстернализм стремится показать, что не суще ствует непреодолимой границы между ментальным и физическим.

Соответственно, противоположная точка зрения, т. е. теория о том, что ментальное содержание должно состоять из ментальных конституент, McGinn C. Mental Content. — Oxford, ;

Kim J. Philosophy of Mind. — Colorado,.

Л 2 (70) 2009 получила название «интернализм», или «концепция узкого ментально го содержания».

Экстернализм в области семантики и экстернализм относитель но ментального содержания всегда рассматривались в связи с эписте мологическим вопросами. В частности, Х. Патнэм (и другие теорети ки вслед за ним) применил результаты своего анализа значения к про блеме реальности внешнего мира. Считается, что экстернализм в этих областях имеет своим следствием доказанный реализм относительно существования внешнего мира. Действительно, если нам удается дока зать, что значением предложения является предмет и что никакие мен тальные образы и представления не способны обеспечить связь между сознанием и предметом, то это предполагает, что предметы внешнего мира, по меньшей мере, существуют.

В оставшейся части статьи будет рассмотрено соотношение меж ду тремя типами экстернализма: психологическим, семантическим и эпистемологическим.

Тезисы, которые мы попытаемся обосновать, состоят в том, что:

) экстернализм относительно знания и его обоснования опирается на экстернализм относительно ментального содержания и убеждения;

) экстернализм относительно ментального содержания считается следствием экстернализма относительно значения;

) экстернализм относительно значения вопреки распространенно му мнению не имеет своим следствием экстернализм относительно мен тального содержания (относительно убеждения);

) таким образом, экстернализм относительно знания лишается сво ей основы.

Что касается нашего первого тезиса, то выше мы уже говорили о том, что фактически некоторые авторы экстерналистских концепций в отношении обоснования принимали также тезис экстернализма в отношении ментального содержания.

Однако представляется, что мы могли бы выдвинуть более сильный тезис о том, что экстернализм в отношении обоснования не совме стим с интернализмом относительно содержания. Рассмотрим следую щий пример. Представим себе, что я дальтоник «изнутри», т. е. вижу цвета красный и зеленый как неразличимые. Предположим, что я, тем не менее в каждой конкретной ситуации способна превосходно отличить красный от зеленого, совершенно не имея возможности объяснить, как я это делаю. Скажем, есть какой-то «надежный процесс», который позво ляет мне производить это различение, но мне о нем ничего не известно.

Проанализируем смысл предложения: «я знаю, что на этот сигнал светофора нельзя переходить дорогу». Он включает в себя:

) мое убеждение о том, что идти нельзя;

) то, что я считаю истинным предложение, выражающее это убеждение;

62 Екатерина Вострикова ) обоснование этого содержания, а именно никак не представлен ный в моем сознании Х-процесс.

Теперь я совершенно оправданно, с точки зрения экстерналиста, заявляю: «Пусть, я не могу объяснить, но я убеждена, что я знаю, что на этот сигнал светофора нельзя переходить дорогу».

«Я знаю, что на этот сигнал светофора нельзя переходить доро гу» — мое убеждение, в анализ которого должен входить сам этот про цесс, а не информация или данные о нем. Экстерналист утвержда ет, что часть моего убеждения о моем же знании не является менталь ной. Таким образом, содержание всех убеждений, содержащих «я знаю», согласно его позиции, оказывается внешним для сознания.

Очевидно, что суждения такого типа описывают очень большую часть нашего опыта.

Мы можем сделать следующий вывод: основанием экстерналистско го тезиса о знании должно быть представление об убеждении, в кото ром само содержание убеждения должно быть пересмотрено в экстер налистском ключе.

. Почему семантический экстернализм не доказывает истинности экстернализма относительно ментального содержания (убеждения) Дискуссии между сторонниками концепции широкого ментального содержания и концепции узкого ментального содержания были спро воцированы появлением каузальной теории референции. Если мы рас смотрим основные публикации по проблеме широкого ментального содержания, то увидим, что в них используются те же аргументы, кото рые использовались для обоснования семантического экстернализ ма, хотя такие авторы как Патнэм, Крипке, Доннелан, Эванс термин «ментальное содержание» не использовали. Этот термин использовал Т. Бердж, а впоследствии его аргументы стали применяться и для обос нования семантического экстернализма.

Представляется, что аргументы из области философии языка не совсем оправданно используются в области философии сознания, и далее я постараюсь показать, почему это так, на примере популярно го аргумента Х. Патнэма с двойником Земли, поскольку именно он чаще всего привлекается для обоснования концепции широкого ментально го содержания.

Цель Патнэма в этом мысленном эксперименте сконструировать ситуацию, в которой один и тот же интенсионал задает разный экстен сионал, где «интенсионал» и «экстенсионал» используются как синони мы для «смыслового содержания» и «предметного значения» соответ ственно. Предположим, что существует двойник Земли, который насе лен такими же людьми, как мы, говорящими на том же языке. Однако вещество, которое на этой планете наполняет моря и океаны, которое люди используют для утоления жажды, которое они называют «водой» Л 2 (70) 2009 и которое чувственно неотличимо от нашей воды, имеет совсем другую химическую структуру (для простоты Патнэм обозначает ее как «XYZ»).

Согласно Патнэму, выражение «вода» на Земле до, т. е. до того, как что-либо стало известно о химической структуре воды, относилось к НО;

а «вода» на двойнике земли обозначало XYZ. Так, даже если все люди и на двойнике Земли, и на Земле находились в одном психоло гическом состоянии и разделяли один интенсионал относительно сло ва «вода», эти выражения имели различные экстенсионалы. Патнэм делает вывод о том, что сущностная природа предмета, а не мыслимое содержание, задает экстенсионал.

Отвлечемся сейчас от вопроса о том, насколько этот пример может служить обоснованием для семантического экстернализма, в данном случае для каузальной теории референции. Для удобства предположим, что Патнэм доказал, что значение не находится в голове. Сосредоточим ся только на том, следует ли из этого истинность экстернализма отно сительно ментального содержания. Представляется, что этот вывод основывается на логической ошибке, которую сторонник концепции широкого содержания совершает благодаря многозначности термина «значение» — «meaning» в английском языке.

. Этим термином иногда именуют теорию значения в целом, т. е. тео рию, которая объясняет, как выражение связано с предметом или фак том. В этом значении «значения» данная теория может включать как смысл, так и денотат.

. Но иногда этот термин используется для обозначения «смыслового значения», «смысла».

Патнэмовский аргумент начинается с того, что формулируется тра диционная теория значения, в которой значением называется интенсио нал (смысл), т. е. meaning во втором смысле. Завершает свой аргумент Патнэм тезисом «значение не находится в голове». Здесь уже «значе ние» употребляется в первом более общем смысле, как теория о том, как слова относятся к миру. И в этой конкретной теории речь идет о том, что интенсионал не имеет отношения к феномену значения.

Теперь рассмотрим, как этот аргумент используется сторонниками экстернализма относительно ментального содержания. Из тезиса «зна чение слов не находится в голове, а задается каузальной связью меж ду словом и предметом» делается следующий вывод: «то, что находит ся в голове (поскольку раньше именно это мы называли значением), в голове не находится, а тоже задается каузальной связью с предметом», следовательно, ментальное содержание (смысл, мысль (здесь это сино нимы)) рассредоточено в мире.

Общий тезис, который данное исследование имеет целью обосно вать, а именно тезис о том, что из семантического экстернализма не сле дует, что содержание наших мыслей и убеждений не находится в созна Патнэм Х. Философия сознания. — М.,. С..

64 Екатерина Вострикова нии, никак не связан с тем, что мы обратились здесь к этому конкрет ному примеру с патнэмовским аргументом «двойник Земли». Ошибка, на которую можно обратить внимание в этом конкретном примере, довольно-таки широко распространена, по крайней мере, она обнару живается во всех получивших известность аргументах в пользу экстер нализма относительно ментального содержания.

Рассмотрим другой пример экстерналистской семантической тео рии, согласно которой социальные институты, а не сознание задают значение. Этот аргумент взят из поздних произведений Л. Витгенштей на, где он ставит проблему следования правилу, хотя у исследователей нет согласия по поводу того, формулирует ли сам автор экстерналист ский тезис. Тем не менее С. Крипке и некоторые другие авторы, в част ности Д. Блур, в своих работах стремились продемонстрировать, что следование правилу, а следовательно, и значение носит социальный характер. После аргументации в пользу семантического социального экстернализма Блур заключает: «выразим нашу позицию в самой явной форме: мы никогда не можем узнать или установить точно, во что мы верим или чего мы хотим».

Здесь мы имеем дело с той же подменой: из тезиса «значение не нахо дится в голове, а задается социальными институтами» автор делает вывод: «то, что находится в голове, в голове не находится, а тоже зада ется социальными институтами».

Общее заключение из этих рассуждений состоит в следующем: созна ние, мысль, смысл, мыслимое содержание, понятия могут быть совер шенно нерелевантны теории значения (хотя представляется, что этот тезис также не является хорошо обоснованным), но из этого не следует, что всех этих вещей не существует в том смысле, в каком мы привыкли их понимать. Семантический экстернализм, таким образом, не имеет фундаментальных следствий для теории сознания и для эпистемологии.

Но давайте все же на некоторое время предположим, что у нас есть серьезные аргументы в пользу экстернализма относительно ментально го содержания. Способен ли этот вид экстернализма преодолеть слож ности экстернализма в отношении обоснования?

По всей видимости, ответ на этот вопрос должен быть отрицатель ным. Следствием концепции широкого содержания является то, что собственное сознание перестает быть прозрачным для нас, т. е. доступ ным для внутреннего восприятия. Мы в принципе не способны опре делить, о чем была наша мысль или какие надежды мы лелеяли. Это следствие является самым неприемлемым следствием экстернализма.

Несмотря на многочисленные аргументы в пользу погрешимости наше го знания о себе, очевидно, что сознание обладает особым эпистемиче ским статусом. Так, кажется невероятным, что когда я мечтаю о поезд ке в Лондон, мне в действительности вообще ничего не известно о моей Bloor D. Wittgenstein, Rules and Institutions. — L — NY,. P..

Л 2 (70) 2009 мечте. Сознание в этой концепции перестает быть сознанием, также как и в экстернализме относительно знания знание перестает быть зна нием. Экстернализм относительно ментального содержания — это ради кальный скептицизм относительно собственного сознания, поэтому он не может использоваться для преодоления скептической проблемы экс тернализма относительно знания.

. Заключение В данной статье была исследована взаимосвязь между элементами зна ния «быть обоснованным» и «быть убеждением». Были рассмотрены основные сложности классической теории обоснования, а также экс тернализм относительно обоснования как один из вариантов их реше ния. Тем не менее мы выяснили, что и концепция экстернализма имеет определенные сложности, в частности, ее следствием является скепти цизм, поскольку экстерналистский тезис может быть выражен как «зна ние не должно быть знанием». Мы обратились к возможному и действи тельно часто используемому ответу на эту сложность, который состоит в том, что классическая теория обоснования опиралась на неправиль ное понимание природы убеждения и его содержания, и его следует пересмотреть в пользу экстерналистского. Далее, были рассмотрены основные аргументы в пользу экстернализма относительно ментально го содержания и продемонстрировано, что обычно он считается неиз бежным следствием экстернализма относительно значения. Мы пока зали, что экстернализм относительно значения не имеет радикальных следствий для теории сознания и эпистемологии. Вывод, который мож но сделать, состоит в том, что проблема обоснования должна решаться в неэкстерналистском ключе.

66 Екатерина Вострикова




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.