WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

СВЕТЛАНА МЕДВЕДЕВА Влияние социальной памяти россиян на их представления об идеальной власти Отношение людей к существующим политическим реалиям, оценка от дельных политических процессов, событий или

действий властных струк тур основывается на некоторой системе ценностей. По определению М. Ро кича, политические ценности, связаны с устойчивой верой в то, что опреде ленные формы поведения или способы существования общества или инди вида предпочтительнее, чем какие либо иные1. Представление об «идеаль ной» власти, обладающей наиболее желаемыми характеристиками, являет ся одним из важных составляющих системы политических ценностей.

В этом смысле представления об идеальной власти и ее атрибутах являются ценностными категориями, одной из функций которых является формиро вание отношения населения к деятельности современной власти.

Однако сами атрибуты идеальной власти формируются в умах людей от нюдь не стихийно. Источники, питающие идеальные представления, могут быть весьма разнообразны. Они могут иметь социальный характер, то есть отражать традиции общества, передаваться в процессе социализации и т. д.

Могут иметь и психологическое происхождение, связанное с базовыми по требностями человека и их иерархией, разработанной А. Маслоу, такие как физиологические потребности, потребность в безопасности, эмоциональ ных связях и самоуважении. Правда, однозначное разделение психологичес кого и социального источников представляется несколько условным, особен но когда они включаются в формирование образа идеальной власти. Напри мер, потребность в безопасности, присущая любому человеку и наверняка влияющая на формирование у идеальной власти такого свойства, как способ ность защитить его, может привести к различным результатам, в зависимос ти от культурных норм, усвоенных человеком в процессе социализации или позже под воздействием различных авторитетов. Требование наведения по рядка, диктатуры, жесткой руки или возврата Сталина, одинаково связаны с потребностью в безопасности, однако их смысловое выражение сильно разнится. Кроме того, идеальные представления могут формироваться и под Rokeach M. The Nature of Human Values. N. Y., Free press, 1973, с. 5.

186 Светлана Медведева воздействием насущных потребностей, когда неодобряемые действия влас тей подталкивают население к противопоставлению им более желаемого об раза. Идеальный и реальный образы власти взаимообусловлены, так как иде альная сфера, компенсируя недостатки реальности, находится и под ее воз действием. Реакция на недостатки реальности делает заметным нехватку тех или иных норм, превращая их в идеальные образы и ценности.

В данной работе основное внимание уделяется одному аспекту, связанно му с образом идеальной власти. Учитывая, что за последние полтора десят ка лет Россия пережила смену нескольких качественно различных режимов, речь идет о советской власти и периоде президентства Б. Н. Ельцина, небе зынтересно узнать, как взаимосвязаны образ идеальной власти и воспоми нания о названных двух периодах. Нельзя отрицать, что образы советской власти и власти при Б. Н. Ельцине, представляя собой материал для сравне ния разных форм власти, влияют и на представление, какой эта власть долж на быть в идеале. Позитивное или негативное отношение к тому или друго му периоду, а также атрибуты, приписываемые каждому из них, могут сказы ваться на выборе атрибутов, приписываемых идеальной власти.

Будучи воспоминаниями оба образа прошлых режимов обладают опреде ленной спецификой. Прежде всего, эти образы страдают тем, что многие проблемы прошлых лет выступают в них затушеванными, менее значимы ми, чем трудности текущего дня, а достоинства могут выступать в приукра шенном виде. Опросы, проведенные под руководством Е. Б. Шестопал ка федрой политической психологии МГУ, которые легли в основу настоящего исследования, показывают, что люди, например, склонны позитивно оцени вать советскую власть, основываясь на воспоминаниях о бытовом процвета нии, типа «была работа», «ездили, куда хотели», «была крепкая семья», то есть, игнорируя сущность самой власти. Одновременно проективное ис следование, связанное с изображением власти в разные периоды, проведен ное в 2003 году со студентами МГИМО (У) показывает, что в возрастной группе до 20 лет, происходит смешение стереотипных представлений о двух обозначенных периодах. Например, скудный ассортимент в магазинах и очереди за продуктами соотносятся не с советскими временами, а с ельци новскими. Приобретая, таким образом, из за ошибок памяти более позитив ный или негативный вид, образ власти того или иного периода может не просто взаимодействовать с образом идеальной власти, но либо подменять его собой, либо выступать его антиподом.

Как уже отмечалось, данное исследование представлений россиян об идеальной, советской и ельциновской власти основывается на опросах, про водимых под руководством профессора Е. Б. Шестопал кафедрой политиче ской психологии МГУ в 2000 и 2001 гг.

Респондентам предоставлялась возможность ответить на ряд открытых вопросов, выделяя чисто более чем одну характеристику идеальной или предшествующей власти, поэтому суммы ответов, представленные далее в таблицах часто превосходят 100 %.

Анализ опросов позволил выделить ряд категорий, наиболее часто соот носимых россиянами с идеальной властью. Первая категория ответов, как показано в табл. 1, связана с желанием людей видеть во власти присутствие Л ОГОС 4–5( 39) 2003 Таблица 1. Представления об идеальной власти в 2000—2001 гг., % к числу опрошенных Категории 2000 Этическая категория 38,9 34, Силовая категория 42,3 22, Стабильная власть 36,9 19, Диктатура 5,4 3, Политическая категория 19,5 9, Ориентация на демократию 10,8 3, Ориентация на коммунизм 2,9 6, Другое 5,8 1, Затрудняюсь ответить 9,5 28, определенных этических норм: справедливости, честности, ответственнос ти, порядочности, и т. д. Одновременно этическая категория обобщает и от веты, содержащие требования власти быть этичной именно по отношению к народу, т.е. заботиться о народе, быть человечной и гуманной, социально ориентированной и т. д.

Другая категория ответов связана с потребностью в сильной и стабиль ной власти. Правда, уровень и качество силы, требуемые респондентами, весьма разнообразны. На одном полюсе желаний оказывается просто ста бильная, крепкая, централизованная, избавленная от анархии, разброда и шатания власть. К этой группе примыкают ответы, связывающие улучше ние власти в России с соблюдением законов и порядка, а также ожидающие от идеальной власти активности, хозяйственности и профессионализма.

На другом полюсе располагаются требования диктатуры, железной руки, правления Сталина, ежовых рукавиц и другие не менее образные пожела ния, содержащие авторитарные установки. Чтобы зафиксировать назван ные полюса, внутри силовой категории были выделены субкатегории ста бильной власти и диктатуры.

Конечно, разведение двух названных полюсов условно. Если смысл отве тов, указывающих на диктатуру, едва ли может вызывать сомнение, то поже лания, чтобы власть стала жестче, строже, резче не содержат информации о степени такого «ужесточения», и поэтому не позволяют судить о том, идет ли речь о тоталитарной диктатуре или просто о наведении порядка.

Следующая, заметно уступающая по своим масштабам двум предыдущим, категория ответов, связана с политическими пожеланиями респондентов.

Превалирующие ответы в этой группе ориентированы либо на коммунизм социализм, либо на демократию, политические свободы и т. д., которые вы деляются в субкатегории «ориентация на коммунизм» и «ориентация на де мократию». Некоторые ответы, включенные в политическую категорию, сложно поддаются классификации из за крайнего разнообразия. Поэтому субкатегория «другие» в данном контексте обобщает требования передачи 188 Светлана Медведева власти женщинам, «нашему поколению», ЛДПР, установления монархичес кого правления и т. д.

Анализ представлений россиян об идеальной власти в 2000 и 2001 годах выявляет, что силовая и этическая категории попеременно превалируют в сознании, тогда как политическая категория остается весьма слабой.

В 2000 году силовая категория занимает ведущее положение по отношению к этической (42,3% к 38,9% соответственно), что, вероятно, связано с вос поминаниями не столько о предшествующих режимах, сколько с ощущени ем ужаса после терактов 1999 года, после которых потребность в сильной власти становится действительно насущной. Однако уже в 2001 году, когда страх перед терактами несколько утихает, требования к власти соблюдать некоторые моральные нормы заметно возрастает и доминирует над ее сило выми свойствами (34,9% и 22,8% соответственно). Слабость же политичес кой категории позволяет сделать вывод, что такой политический объект, как идеальная власть, редко осмысляется с помощью собственно политиче ских ценностей.

Опросы 2000—2001 годов позволяют сопоставить представления об иде альной власти с представлениями о власти советских и ельциновских вре мен. Правда, обращение респондентов к реальным, хоть и ушедшим в про шлое, объектам требует изменения категориального аппарата, обобщающе го ответы респондентов так, чтобы можно было фиксировать не только по зитивные, но и негативные оценки. Поэтому этическая и силовая категория подразделяются на субкатегории позитивная — негативная этика, сильная — слабая власть. Политическая категория также подразделяется на новые суб категории: коммунизм, тоталитаризм, демократия и отсутствие демократии.

Кроме того, восприятие реальной власти часто связано лишь с эмоциональ ным отношением к ней без конкретных характеристик, позволяющих рекон струировать, почему объект воспринимается позитивно или негативно.

Категория «эмоциональные оценки» обобщает такие ответы как «ужас но», «отрицательно», «плохо» или наоборот «отлично», «хорошо» и т. д. Ко нечно, необходимость отнести собранные ответы строго к позитивному или негативному полюсам скрадывает представленную опросами гамму чувств, которая с точки зрения интенсивности выражаемых респондентами эмоций в реальности значительно более дифференцирована. Некоторые сложности возникали при определении места относительно нейтральных оценок («нормально») или амбивалентных оценок прошедшей власти («бы ло и хорошо, и плохо», «и так и сяк»), что привело к необходимости выделе ния отдельной субкатегории нейтральных оценок.

В табл. 2 приведены данные о том, как воспринималась власть в разные периоды правления в 2000 и 2001 годах. Если в период президентства Б. Ель цина власть в глазах населения выглядела как нечто безнравственное, на правленное против народа, нечто крайне слабое и оцениваемое преимуще ственно негативно, то советское время описывается в более привлекатель ных тонах. Во всяком случае, в 2000 году с советской властью хоть и слабо ас социируется некоторая этичность (11,6%) и даже сила (17,0%). В 2001 году процент таких ассоциаций значительно падает, тем не менее советская власть не теряет своей привлекательности так как возрастает количество Л ОГОС 4–5( 39) 2003 Таблица 2. Отношение к советской и ельцинской власти в 2000—2001 гг., % к числу опрошенных Опрос 2000 г. Опрос 2001 г.

Категория Советская Власть Советская Власть власть 1991—2000г. власть 1991—2000г.

Позитивная этика 11,6 0,0 2,7 0, Этическая категория Негативная этика 5,4 14,0 1,1 7, Сильная 17,0 2,9 7,8 0, Тоталитаризм 23,2 6,9 4,0 0, Силовая Демократия 0,0 15, 8 0,0 3, категория Отсутствие демократии 4,9 0,0 1,0 0, Другое 4,6 1,6 2,8 1, Позитивные эмоции 8,7 4,6 37,4 5, Политическая Негативные эмоции 5,8 9,1 6,0 33, категория Нейтральные эмоции 0,4 0,0 2,9 1, Позитивные эмоции 8,7 4,6 37,4 5, Негативные эмоции 5,8 9,1 6,0 33, Нейтральные эмоции 0,4 0,0 2,9 1, позитивных эмоциональных оценок (37,4%). Предварительно можно заме тить, что если образ президентства Б. Н. Ельцина может рассматриваться как пример того, какой власть в принципе не должна быть, то советская власть выглядит достаточно привлекательной, чтобы рассматриваться оп ределенной группой в качестве идеальной.

Однако сопоставление данных об идеальной власти в табл. 1 с данными из табл. 2, показывает, что и советская власть, и власть Б. Н. Ельцина слабо удовлетворяют требования россиян к идеальной власти. Особенно это замет но в отношении этической категории. И в 2000 и 2001 годах более трети ре спондентов рассматривало идеальную власть с этических позиций (38,9% и 34,9%). В 2001 году этическая категория даже превалирует над категорией силы и стабильности, демонстрируя, что россияне в первую очередь хотят видеть власть справедливой, честной, гуманной, заботящейся о народе и т. д.

На фоне этого этичность советской, не говоря уже, об ельциновской власти выглядит весьма бледно. В 2000 году советская власть рассматривается этич ной лишь 11,6 % респондентов, а в 2001 году — лишь 2,7% респондентов.

Власть при Б. Н. Ельцине вообще рассматривается исключительно как не этичная и антинародная.

Сходную ситуацию можно обнаружить и в отношении силовой катего рии. Власть Б. Н. Ельцина воспринимается практически однозначно как слабая власть: 46,4% и 25,0% в 2000 и 2001 годах. Этот период можно счи тать своеобразным антиподом идеальной власти. Складывается впечатле 190 Светлана Медведева ние, что идеальные качества, требуемые от идеальной власти, просто фик сируют недостаток этих качеств властных структур при Б. Н. Ельцине. Со ветская власть с точки зрения силы, конечно же, выглядит значительно бо лее привлекательной. Однако ее «силовые возможности» значительно скромнее, чем требуются россиянами от идеальной власти 17,0% и 7,8% в 2000 и 2001 годах, тогда как идеальные требования составляли 42,3% и 22,8% соответственно. Получается, что если советские времена и могут выступать для незначительной группы людей в качестве прообраза идеаль ной власти, то память о режиме Б. Н. Ельцина предоставляет в основном не гативную информацию, на основе которой образ идеальной власти форми руется как антипод режиму 90 х годов.

Подобное сопоставление показывает в основном статистическую зависи мость между образом идеальной власти и ее образами советского и ельци новского периодов. Если воспоминания о времени президентства Б. Н.

Ельцина преимущественно негативные, то воспоминания о советской влас ти значительно более разнообразны, и, следовательно, представляют боль ший интерес для анализа. Интерес этот связан с несколькими моментами.

Во первых, сопоставимость советской власти с точки зрения ее этичности и силы, позволяет сделать вывод, что для некоторой части населения образ советской власти эквивалентен самой идеальной власти. Об этом свидетель ствуют ответы, обобщенные в политическое категории идеальной власти, которая фактически переполнена требованиями вернуть социализм, комму низм, СССР, Сталина, Брежнева и т. д. Во вторых, ответы некоторых рес пондентов сами показывают, что советские времена воспринимаются как своеобразная точка отсчета, определяемая как «хорошие», ельциновские как «хуже, чем прежде», а президентство В.В. Путина, образ которого в дан ной работе не рассматривается, как «лучше, но все еще хуже, чем советские» или как «более похожие на советские» и т. д. Конечно, таких ответов немно го, но вероятно, что это лишь верхушка айсберга и что значительно боль шее число респондентов оценивают власть времен Б. Н. Ельцина и совре менную, а также конструируют образ идеальной власти, основываясь на сво их воспоминаниях о советских временах.

Учитывая вышеперечисленные соображения, в данной работе был про веден анализ того, какие атрибуты приписывались идеальной власти в году группой опрошенных, положительно оценивших советскую власть. Не обходимо отметить, что в 2001 году, независимо от того, приписывались ли советским властным структурам силовые или этические характеристики, количество сочувствовавших этому режиму в целом составляло около 41% всех опрошенных, при отрицательном или нейтральном к ней отношении 31%. Данные о том, какой желали бы видеть власть в России «поклонники» советского режима представлены в табл. 3.

При анализе данных в табл. 3 обращает внимание существенное превос ходство этической категории над силовой. Большая часть «сторонников» советской власти предпочитает видеть идеальную власть скорее этичной, нежели сильной. Подобное предпочтение превалирует даже и среди «сто ронников» советской власти, оценивших ее положительно за ее силу. Про смотр самих ответов, позволяет выявить, что в данном случае большинство Л ОГОС 4–5( 39) 2003 Таблица 3. Представления об идеальной власти респондентов позитивно оценивших советскую власть в 2001 году, в % к числу «сторонников» советской власти Идеальная этическая категория 36, Идеальная силовая категория 29, Идеальная политическая категория 16, Другое 2, Без ответа 17, ассоциирует этичность идеальной власти не столько с честностью, порядоч ностью и справедливостью самой власти, хотя и таких ответов немало, сколько с ее способностью защищать, оберегать народ, «понимать нужды простого народа», быть перед ним ответственной и стать «поистине всена родной». Семантика подобных ответов недвусмысленно свидетельствует, что мы имеем дело с проекцией на идеальную власть воспоминаний о совет ском режиме, сохранившемся в памяти опрошенных как заботливый, гуман ный и народный. Подобная проекция встречается значительно реже среди респондентов оценивших советскую власть нейтральной или отрицательно.

Одновременно значительно более слабая заинтересованность респон дентов, положительно оценивших советскую власть, в силовых характерис тиках идеальной власти противоречит бытующему в настоящее время среди аналитиков мнению, что авторитарные установки современного российско го общества уходят корнями исключительно в социалистическое прошлое.

Конечно, выводы данного исследования не опровергают подобного поло жения полностью. Тем не менее они свидетельствуют, что корреляция сим патии к советскому строю и авторитаризма однозначно невозможна.

Количество респондентов, рассматривавших идеальную политическую власть в категориях силы и одновременно не одобрявших советский строй либо относившихся к нему нейтрально, оказывается столь же велико. По Таблица 4. Идеальная власть в представлениях респондентов, сочувствовавших советской власти, и респондентов, относившихся к ней нейтрально или отрицательно. 2001 г,. % к числу опрошенных Положительное Отрицательное или отношение нейтральное отношение к советской власти к советской власти Количество респондентов 41 Идеальная этическая категория 15,3 14, Идеальная силовая категория 12,3 9, Идеальная политическая категория 6,8 2, Другое 0,8 0, Без ответа 7,2 7, 192 Светлана Медведева добный вывод напрашивается из сопоставления ответов, распространен ных среди «сторонников» советского стоя, с одной стороны, и ответов рес пондентов, относящихся к нему нейтрально или отрицательно. Данные представлены в табл. 4.

Складывается впечатление, что если некоторые авторитарные установ ки и были вынесены из воспоминаний о советской власти, то достаточно высокий процент людей, требующих от власти «железной руки», «диктату ры» или «Пиночета» были сформированы уже в эпоху Б. Н. Ельцина и явля ются реакцией на анархию и беспорядок, ассоциируемый с этим режимом.

В этой связи любопытен более детальный анализ идеальных политичес ких пожеланий со стороны респондентов, положительно вспоминающих советскую власть. Конечно, в данной группе ответов встречаются преиму щественно пожелания коммунизма, социализма, СССР, Сталина и даже дик татуры пролетариата. Однако здесь находятся и ответы, что идеальная власть должна быть демократической, ориентированной на Запад и т. д.

Следовательно, положительная оценка советской власти не предполагает исключительной ориентации на социалистический или коммунистический строй. В отдельных случаях, она успешно сочетается с приверженностью идеалам демократии. Наоборот, анализ категории политической власти у людей, отрицательно или нейтрально оценивших советскую власть, пока зывает, что почти треть из них, несмотря ни на что, хочет возвращения ком мунизма. Подобный парадокс, видимо, связан с тем, что отрицательные вос поминания о советской власти меркнут перед негативными представления ми о демократии, которые сложились в эпоху Б. Н. Ельцина.

Анализ воздействия памяти на идеальную власть позволяет сделать не сколько выводов. Положительные воспоминания о советской власти воз рождают скорее этические, нежели силовые и тем более тоталитарные ат рибуты власти, которые и проецируются на идеальную власть. Формирова ние атрибутов идеальной власти у людей, относящихся отрицательно к обо им прошлым режимам происходит несколько иным образом. Люди, одобря ющие советскую власть, действительно могут опираться на воспоминания о ней как справедливой, заботящейся о народе, сильной. Требование от иде альной власти быть этичной или сильной со стороны людей, не находивших этих качеств ни у властных структур советского времени, ни во времена пре зидентства Б. Н. Ельцина, основываются не на реальном опыте, а возника ют как попытка компенсировать отсутствие этих ценностей в реальности.

Негативные воспоминания об анархии и произволе также могут являться основой для формирования ценностей, переносимых на идеальную власть.

Конечно, данное исследование не утверждает, что образ идеальной влас ти однозначно обусловлен памятью о предшествующих режимах. Человек оценивает не только прошлую, но и современную власть, делая выводы о том, какой власть должна быть. Кроме того, человек опирается на собст венную систему ценностей, сформированную вне политической сферы, но применяемую им к политическим объектам. Однако, как было показано в исследовании, память о советской и ельциновской власти так или иначе связана с ценностями, проецируемыми на идеальный образ власти. Люди могут опираться на положительные воспоминания о власти, сохраняя их, Л ОГОС 4–5( 39) 2003 и в идеале, могут, наоборот, пытаться сконструировать идеал как некоторую альтернативу той власти, с которой они имели опыт взаимодействия. В лю бом случае, подобный опыт не проходит бесследно и проявляется в констру ировании идеального образа непосредственно, когда люди требуют возвра та или сохранения прежнего режима, или неосознанно, когда атрибуты про шлого режима приписываются идеальной власти, даже если сам режим предварительно осуждался.

194 Светлана Медведева




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.