WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 ||

«ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ШТАБ ВОЕННО-НАУЧНОЕ УПРАВЛЕНИЕ СБОРНИК БОЕВЫХ ДОКУМЕНТОВ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ ВЫПУСК 43 ВОЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ СОЮЗА ССР МОСКВА - 1960 В настоящем Сборнике ...»

-- [ Страница 9 ] --

Во втором и третьем периодах Великой Отечественной войны большинство этих недостатков было устранено. Однако в Курской оборонительной операции, где оборона наших войск получила наиболее полное развитие, имели место и недостатки: преждевременное проведение артиллерийской контрподготовки, когда войска противника еще не заняли исходные позиции для атаки;

контрудары войск фронтов готовились наспех, без должной организации взаимодействия, и наносились по противнику, не утратившему своих наступательных возможностей, в силу чего они не достигали поставленной цели по восстановлению обороны. В Балатонской оборонительной операции армейские и фронтовые контрудары вообще не наносились, хотя 3-й Украинский фронт имел во 2-м эшелоне общевойсковую армию, а в резерве – танковое и механизированное соединения (всего 407 танков и САУ), контрудар которых безусловно мог привести [5’] к уничтожению вклинившегося противника;

на направлении главного удара врага наши войска мало подготовили отсечных позиций, что позволило противнику быстро развить успех в сторону флангов.

2. При подготовке и ведении наступательных операций в первом периоде Великой Отечественной войны фронтовое и армейское командование, штабы не имели достаточного опыта. Главным недостатком у большинства из них было стремление быть повсюду сильными. Имеющиеся ограниченные силы и средства распределялись равномерно по всему фронту;

оперативное построение войск имело линейный характер и в ряде случаев не обеспечивало маскирования сил и средств на направлении главного удара;

артиллерийская и авиационная огневая поддержка наступления ограничивалась в основном подготовкой атаки;

удары зачастую наносились по противнику прямолинейно, что приводило к медленному "выталкиванию" его войск;

недостаточно активный характер действий на др. участках фронта позволял врагу маневрировать своими силами для наращивания противодействия ударным группировкам фронта и выводить свои войска из-под угрозы окружения;

неумелое использование и низкая плотность танков НПП (5-6 ед.) и артиллерии (20-60 ор.

и минометов) на 1 км участка прорыва, слабое огневое подавление 2-й и 3-й позиции гл. полосы обороны противника, нарушение взаимодействия сил и средств, отсутствие во фронтах (армиях) сильных 2-х эшелонов (резервов) и подвижных групп для развития тактического прорыва в оперативный приводили к низким темпам прорыва обороны (2-3 км в сутки), к незавершенности многих операций и большим потерям наступающих войск. В ряде случаев незавершенность наступательных операций была обусловлена:

использованием 2-х эшелонов и резервов не на направлении гл. удара, а распылением их на [6’] широком фронте или введением в сражение по частям;

слабым обеспечением флангов наступающих войск;

неумелой организацией оперативной маскировки и тылового обеспечения войск.

В последующих периодах ВОВ многие из указанных недостатков были устранены, однако в некоторых наступательных операциях слабо разведывалась система обороны противника и в ходе огневой подготовки атаки артиллерия вела огонь по площадям, а не по конкретным целям;

операции иногда начинались в неблагоприятных погодных условиях, снижающих эффективность артиллерийского огня и исключающих применение авиации;

в ходе наступления допускалось отставание артиллерии от атакующих войск. В результате снижались темпы наступления и значительно возрастали потери наших войск. [1’’] На следующих страницах выпуска находится приложение «Советская тактика в годы Великой Отечественной войны 1941-45», отпечатанные шрифтом пишущей машинки. Оно также имеет свою, отдельную, нумерацию страниц. Для удобства читателей номера этих страниц будут обозначаться двумя апострофами. – В.Т.

Приложение № СОВЕТСКАЯ ТАКТИКА В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941- ТАКТИКА (греч. taktika – искусство построения войск, от tasso – строю войска), составная часть военного искусства, охватывающая теорию и практику подготовки и ведение боя подразделениями, частями (кораблями) и соединениями различных видов вооруженных сил, родов войск (сил) и специальных войск.

Всестороннее развитие тактика советских войск получила в Великой Отечественной войне Советского Союза 1941-45. Успех в бою достигался совместными усилиями подразделений, частей и соединений всех родов войск, авиации и специальных войск при ведущей роли общевойсковых соединений.

Наступательный бой начинался из положения непосредственного соприкосновения с противником.

Практиковавшееся в начале войны глубокое эшелонирование при прорыве неглубокой очаговой обороны противника себя не оправдало, т.к. приводило к ослаблению первоначального удара наступающих войск.

Поэтому осенью 1942 приказом народного комиссара обороны № 306 были введены одноэшелонные боевые порядки в ротах, батальонах, полках и дивизиях, с тем чтобы обеспечить одновременное активное участие всех их сил и средств от начала и до конца боя. Боевой порядок стрелковых взводов и рот составляла стрелковая цепь. Приказом народного комиссара обороны № 325 устанавливалось массирование танков на направлении главного удара и их использование в тесном взаимодействии с пехотой и др. родами войск. В 1943 советским войскам пришлось прорывать уже не очаговую, а глубоко эшелонированную оборону противника;

к этому времени значительно возросло количество артиллерии и танков в частях и соединениях советских войск. Боевые порядки в батальоне, полку и дивизии вновь стали строиться в 2, а иногда и в эшелона, были сужены полосы наступления, что увеличило плотности сил и средств. Напр., дивизия зимой 1941/42 наступала в полосе 7-14 км, осенью 1942 – 4-5 км, летом 1943 – 2-2.5 км, в [2’’] 1944-45 – 1.5-2 км.

Важную роль в развитии тактики сыграло артиллерийское наступление. Широкое применение получили боевые действия ночью. Совершенствовались способы форсирования водных преград, к-рое, как правило, осуществлялось с ходу с использованием передовых отрядов.

В первые месяцы войны войска оборонялись на широком фронте при низких плотностях сил и средств;

оборона была неглубокой. Развитие тактической обороны шло по линии увеличения ее глубины, сосредоточения сил и средств на главных направлениях, уменьшения ширины участков и полос обороны.

Наибольшего совершенства оборона достигла к лету 1943, когда советские войска стали создавать траншеи, имея в тактической зоне две полосы обороны общей глубиной 15-20 км. Дивизии оборонялись в полосах шириной 6-14 км, корпуса – 15-32 км. Боевые порядки соединений и частей, как правило, строилось в эшелона. Большое внимание уделялось противотанковой обороне. Уже с июля 1941 стали создаваться противотанковые опорные пункты, с осени 1942 – противотанковые районы. В соединениях и частях применялись артиллерийско-противотанковые резервы и подвижные отряды заграждений. В оборонительном бою важное место отводилось контратакам с использованием придаваемых стрелковым частям и соединениям танковых подразделений и частей.

В годы Великой Отечественной войны советская тактика характеризовалась гибкостью, своевременным изменением боевых порядков войск и способов их действий с учетом происходивших изменений в оснащении оружием и техникой своих войск, войск противника и его тактики. [3’’] Основные недостатки в тактике в Великую Отечественную войну – Переход к обороне чаще всего осуществлялся из непосредственного соприкосновения с противником, что вынуждало закрепляться на рубеже, не всегда выгодном в тактическом отношении, под сильным артиллерийским огнем и воздействием авиации, организовывать оборону в сжатые сроки;

– неглубокое построение боевого порядка;

– низкие плотности и равномерное распределение сил и средств по фронту;

– слабое инженерное оборудование полос обороны: оборудовалась в основном только первая позиция;

противопехотные и противотанковые заграждения создавались бессистемно, минные поля – только перед передним краем;

– система огня в обороне не имела достаточной плотности ружейно-пулеметного и артиллерийского, и особенно противотанкового, огня и четкого его взаимодействия;

– низкие плотности противотанковой артиллерии и минновзрывных заграждений не обеспечивали отражение массированных атак танков противника;

– контратаки проводились малыми силами (3-4 стрелковых батальона) обычно в лоб атакующему противнику;

– из-за плохой организации боя для прорыва обороны противника атаку приходилось повторять несколько раз, что приводило к большим потерям и часто к отказу от наступления;

слабо осуществлялся маневр на поле боя. Основные усилия стрелковых частей и соединений направлялись для лобовой атаки, а не в обход опорных пунктов;

– исходное положение для атаки занималось на большом удалении от противника, в инженерном отношении оборудовалось плохо;

– недостаточное подавление огнем артиллерии и минометов сил и средств противника, что не позволяло прорвать тактическую зону обороны противника в первый день;

[4’’] – при атаке обороны противника танки отрывались от пехоты и теряли с ней взаимодействие;

– танковые части и подразделения вводились в бой без должной разведки, изучения системы огня противника, без артиллерийской подготовки;

боевые действия танковых частей не обеспечивались необходимым авиационным прикрытием, авиаразведкой и авианаведением;

– боевые задачи завышались частям и соединениям, ставились на большую глубину (в первом периоде войны, под Москвой, стрелковым дивизиям до 18-25 км);

– наступление велось в широких полосах (5-10 км для стрелковых дивизий), участки прорыва обычно не назначались. Силы и средства распределялись почти равномерно во всей полосе наступления;

– не удавалось создавать необходимые тактические плотности и добиваться решающего превосходства над противником;

– глубоко эшелонированные боевые порядки, включение во вторые эшелоны неоправданно много сил и средств (1-й эшелон – 8 рот из 27 в контрнаступлении под Москвой);

– в ходе наступления танки действовали на малых скоростях, атаковали противника чаще всего в лоб, не использовали защитных и маскировочных свойств местности для маневра, скрытого выхода и внезапного удара во фланг и тыл противника, не применяли огонь с ходу;

– отвлечение танков на борьбу с артиллерией и танками противника в ущерб задачи уничтожения пехоты;

– плохое управление на поле боя, недостаточно использовалось радио;

– преследование противника осуществлялось преимущественно на небольшую глубину и низкими темпами из-за малой подвижности пехоты и отсутствия подвижных танковых соединений, особенно в начале войны;

– не оправдалась организация артиллерийских групп по целевому назначению (ПП, ДД), она затрудняла осуществление огневого взаимодействия в ходе боя;

[5’’] – слабая организация взаимодействия в бою пехоты, артиллерии, танков и авиации;

– часто неправильно использовались поступавшие резервы: маршевое пополнение бросали в бой с ходу, по частям, без подготовки;

– артиллерия использовалась только для артиллерийской подготовки, с началом наступления войск применялась недостаточно организованно;

– танки были распылены по отдельным батальонам и бригадам, а в стрелковых дивизиях приданные танки также раздавались по частям, а в них – по подразделениям;

– отдельные командиры и штабы были недостаточно подготовлены для управления боем в сложных условиях, не учитывали реальные возможности войск: не умели в короткие сроки принять решение и создать ударную группировку;

решения принимались поспешно;

задачи войскам ставились нереальные;

письменные приказы были длинными и их отдача и доведение до войск запаздывали. Управление подразделениями в наступлении в основном осуществлялось посыльными.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.