WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |

«библиотека психологии и психотерапии Марк Сандомирский психосомптикп И ТЕЛЕСНПЯ ПСИХОТЕРППИЯ: ...»

-- [ Страница 9 ] --

4) Отношение к обоим родителям - интеграция «три в одном».

Постарайтесь вспомнить и представить семейные фотогра­ фии, на которых запечатлены лица обоих родителей, или хотя бы представить рядом ихлица с разных фотографий. В каких жизнен­ ных: ситуациях вы, будучи взрослым человеком, чувствуете себя в положении ребенка, послушно выполняющего наставления родите­ лей ? В каких сферах жизни это может служить для вас источником проблем?

Постарайтесь простить родителей за ваши возможные детс­ кие обиды - с их стороны невольные, непреднамеренные... И в то же время поблагодарить их за то, что они сделали для вас, включая сам факт вашего существования... А также поблагодарите родителей и за то хорошее и ценное, что вы от них унаследовали...

Какие общие для вашей семьи, «фамильные»- достоинства, пред­ ставления, жизненные принципы и ценности вы переняли от обоих родителей? Какие ощущения с этим связаны? Представьте, как в вашей мысленной картине все три лица сближаются... и объединя­ ются в одно. Создается обобщенный образ, в котором слились воеди­ но черты каждого из них. Это как бы ваше новое, «истинное» лицо, в котором отражаются и ваши личные качества, и семейные, тради­ ционные черты. Что нового при этом появляется в выражении соб­ ственного лица, какие новые ощущения, связанные с этим, можно заметить? Постарайтесь запомнить эти специфические ощущения, чтобы в последующем опираться на них, как на важный ресурс.

Подумайте о том, что действительная зрелость и взросление приходит к нам тогда, когда мы осознаем, что родители наши не веч ны, когда нам становится их жаль, когда мы чувствуем себя сильнее, увереннее в жизни, чем они...

УПРАЖНЕНИЕ «ПРОСТРАНСТВО ВРЕМЕНИ.

(«КРУГ ВРЕМЕНИ») Предназначено для решения проблемы выбора альтернатив и планирования возможного будущего в ситуации, которая характе 482 Глава ризуется высокой неопределенностью (в традиционном русском фольклоре «пойди туда, не знаю куда», чтобы достать «то, не знаю что») и потому требует наряду с логическим прогнозом еще и учета подсознательно-вероятностной прогностической оценки. Для это­ го используется диалог с подсознанием в форме представления об­ разов (преимущественно визуальных или визуально-кинестетичес­ ких), организованных в пространстве соответственно психологичес­ кой «линии времени». Подчеркнем, что психологическое время и пространство - как восприятие (и мысленное представление) про­ странственно-временных характеристик реальных объектов, так и виртуальные, конструируемые пространственные и временные об­ разы, - опираются на совместную, комплементарную работу полу­ шарий мозга и представляют собой тонкий инструмент воздействия на функциональную асимметрию полушарий и индукции трансо вых состояний.

Как известно, расположение мысленного образа «линии вре­ мени» для человека, находящегося в ассоциированном и диссоции­ рованном состоянии, будет разным (Коледа С, 2000). Так, в ассо­ циированном состоянии человека, привязанном к обычному теле­ сному восприятию, когда он «смотрит на окружающее своими глазами», психологическая «линия времени» в мысленном представ­ лении проходит как бы через его собственное тело (прошлое нахо­ дится за спиной, будущее - перед глазами). В диссоциированном же состоянии, когда человек словно наблюдает за собой со сторо­ ны, «линия времени» расположена перед его мысленным взором, прошлые события визуализируются слева от него, ожидаемые в бу­ дущем - соответственно, справа. В терминах НЛП этот вариант «ли­ нии времени» носит название «сквозь время», а предыдущий - «во времени» (Алдер Г., 2002). Использование же одновременно двух координат «виртуального пространства» превращает «линию вре­ мени» в окружность.

И здесь необходимо упомянуть о связи образного восприя­ тия времени и психологического пространства с определенными личностными характеристиками. Так, сагиттальная координата, связывающая в нашем субъективном мировосприятии «переднюю» и «заднюю» области пространства, - это своего рода психологи­ ческая «координата независимости» (Бродецкий А.Я, 2000), сим­ волизирующая отчуждение или противостояние лицом к лицу с другими людьми. Можно добавить, что в этом смысле фронталь Практические упражнения 16* ная ось, объединяющая «левую» и «правую» сферы пространства, не что иное, как телесно-психологическая координата объедине­ ния, связи с окружающими людьми (можно вспомнить такие вы­ ражения, представляющие собой своеобразные телесные метафо­ ры, как «рука об руку», «чувство локтя»).

Мысленно очертите вокруг себя окружность «на протяжении руки» - так, чтобы вы могли мысленно «дотянуться» до объектов, расположенных на этой линии. Представьте зрительно вашу пер­ вую альтернативу в реалистичном виде, с фотографической точно­ стью (место, предметы, люди) или в виде любого объекта, возмож­ но, достаточно абстрактного, но при этом как-то связанного с ней вполне очевидным способом (символическое образное представле­ ние - это именно тот вид информации, которым оперирует подсоз­ нание). В какой части окружности этот образ расположен - слева от вас, справа или по центру? Как далеко, можно ли мысленно до­ тянуться до него рукой? Если да, то какой рукой удобнее это сде­ лать - левой или правой ? Какое ощущение при этом возникает в руке ?

Удается ли мысленно удержать искомый предмет в руке и прибли­ зить его к себе? Если да, то запомните это ощущение. Затем пере­ ходите к следующей альтернативе.

Смысл упражнения заключается в коммуникации с подсозна­ нием на уровне визуальных и кинестетических образов. Тем самым «мнение» подсознания, высказываемое им невербально-образно, представляется в доступной для сознания и логического анализа форме. После завершения упражнения критерием для анализа по­ лученного опыта и осознанного отбора альтернатив служит про­ странственное расположение образа (для правшей расположение в левой половине пространства связано с прошедшим временем, в правой - с будущим;

у левшей наоборот;

расположение мысленно­ го образа прямо перед собой в обоих случаях соответствует настоя­ щему времени), его «достижимость», возможность «удержать» и «использовать». В небольшой модификации упражнение может ис­ пользоваться и для проработки другого подсознательного материа­ ла: во-первых, «проход в будущее», перенос в него полезного опыта из прошлого и мобилизация внутренних ресурсов для успешного достижения цели. Для этого реальный или символический образ прошлого достижения (с его кинестетическим и аудиальным сопро­ вождением) визуализируется в левой части «временной окружнос Глава ти» и трансформируется, мысленно перемещается в правую - «бу­ дущую» часть (по образному выражению пациента, «слева напра­ во - как костяшки на счетах»). Во-вторых, обратная задача - пере­ мещение образов, связанных с тревожным ожиданием, негативны­ ми предчувствиями и проч., «из будущего в прошлое» (справа налево).

В дальнейших упражнениях можно увидеть параллели с рели­ гиозно-медитативными практиками. Это не случайно. По мнению многих авторитетных специалистов в области психотерапии (напри­ мер, И. Ялома), в религии люди находят в определенной мере защи­ ту от психологических проблем;

утешение страждущих, залечива­ ние душевных ран являлось изначально одной из ее функций. От­ части это связано с тем, что религия предлагает простые ответы на сложные вопросы - вопросы «о главном», основополагающие для человеческого существования. Первостепенное значение в этом ряду имеют такие вопросы, как «Кто я?» и «В чем мое предназначение в жизни?» (в традиционной российской формулировке - «Кто вино­ ват?» и «Что делать?»).

УПРАЖНЕНИЕ «ОСОЗНАВАНИЕ СВОЕГО «Я» («КТО Я?») В основе упражнения лежит известная в психосинтезе техни­ ка разотождествления (Т. Йоуменс), ключевая идея которой анало­ гична утверждаемому в восточных духовно-философских традици­ ях принципу непривязанности, на котором базируется внутренняя свобода человека. В прагматической трактовке его смысл сводится к тому, чтобы избегать привязанности к чему-либо (будь то соб­ ственный физический облик, материальные блага, социальное по­ ложение или интеллектуальные достижения), избавляться от одно­ стороннего взгляда на сложный и порой непредсказуемый процесс жизни, неповторимую и калейдоскопически меняющуюся пеструю мозаику житейских событий. А также избавляться от самоограни­ чивающих представлений, от отождествления себя лишь с какой-то одной из сторон человеческого бытия. Подобная привязанность слу­ жит источником страданий человека в случае утраты ее объекта (один из основных постулатов буддизма). Кроме того, она служит препятствием для личностного совершенствования, так как удов Практические упражнения летворенность человека своим нынешним состоянием - пресыщен­ ность и материальной, и духовной пищей - приводит к отсутствию мотива для его дальнейшего продвижения на пути духовного роста (излюбленная тема суфийских притчей).

Исходя из реалий сегодняшней жизни, мы отнюдь не предла­ гаем возводить принцип непривязанности в абсолют, в ранг религи­ озной доктрины. Напротив, привязанность к позитивным аспек­ там человеческого существования можно использовать как психо­ логический ресурс. В то же время, если имеется психологическая проблема, то привязанности, служащие ее источником, необходи­ мо разрушить. Психологическая помощь необходима человеку и для смягчения утраты, которую он болезненно переживает при потере объекта привязанности. В подобном случае выраженность стресса во многом связана с тем, что объект своей привязанности человек воспринимает как часть самого себя (см. далее об иденти­ фикации), соответственно его потеря воспринимается как нару­ шение целостности «Я». Острота переживаний усугубляется еще и тем, что подобное включение внешнего объекта в структуру лич­ ности девальвирует ценность остальных частей собственного «Я», тем самым снижая психологическую устойчивость человека в стрессовой ситуации.

Как определить наличие привязанности? На телесном уровне это осуществляется достаточно просто: если при мысли о каком-то предмете, явлении, человеке вы замечаете в себе появление отчет­ ливых телесных ощущений (эмоциональная реакция, отклик под­ сознания), это и есть привязанность.

Способ избавления от привязанностей или разотождествле ния - осознавание сложности и целостности собственного «Я».

Осознавание того, что наше «Я» не укладывается в прокрустово ложе одной-единственной - пусть даже избранной не случайно сферы жизнедеятельности, и тем более в узкие рамки идентифи­ кации себя с другим человеком или социальной группой. Осозна­ вание сложности и комплексности своего «Я» также помогает че­ ловеку наглядно убедиться в неправомочности даже частичного отождествления собственного «Я» с некоторой идеей или матери­ альным объектом. Сложность природы человеческого «Я», его ком­ плексность интуитивно была понята еще на заре истории челове­ чества;

во многих религиозных традициях оно традиционно рас­ кладывается на отдельные составляющие: тело - ум - душа - дух.

486 Глава В некотором приближении отражение этих феноменов в сознании соответствует составным частям личности по типологии К. Г. Юнга:

сенсорный опыт - логика - эмоции.

Еще один компонент феномена человеческого «Я» - осознава­ ние его устойчивости. Напомним, что свойственное человеку чув­ ство постоянства собственного «Я», самоидентичности является одной из составных частей его психического здоровья (по Г.К. Уша­ кову). Однако этот феномен имеет и оборотную сторону. Как извест­ но, человек стремится сохранять неизменными собственные пред­ ставления о себе (по К. Роджерсу, защита «Я-концепции», создаю­ щая внутрипсихическую напряженность), даже если его самооцен­ ка неадекватно занижена и подобные представления ограничивают его личностный рост.

Цель упражнения - осознавание различных составляющих собственного «Я», самоидентичности в связи с определенными кинестетическими образами, которые в дальнейшем могут при­ меняться как ресурсы самоактуализации для самостоятельной ра­ боты по совершенствованию психотипа. При этом используются также полученные в предыдущих упражнениях навыки сенсор­ ного осознавания, распределения внимания и самоконтроля со­ знания. Разностороннее осознавание собственного «Я» способ­ ствует разотождествлению с теми из его сторон, которые явля­ ются источником психологических проблем. Полное осознавание собственного «Я» - это осознавание своей самости, включающее, по Ф. Перлзу, как понимание своих идентификаций («Я - это...»), так и своих отчуждений («... - это НЕ Я») или психологических границ. Тем самым практика «осознавания своего Я» тесно свя­ зана также с упражнением «Осознавание границ».

Итак, постарайтесь расслабиться и, закрыв глаза, сосредо­ точить внимание на мыслях и сопровождающих их внутренних ощу­ щениях. Внимательно слушая произносимые ведущим фразы, повто­ ряйте их мысленно, прислушиваясь к возникающим в теле ощуще­ ниям - подсознательному отклику на эти слова и мысли. (При саморегуляции можно прослушивать текст упражнения, предва­ рительно записав его на магнитофон. Во время записи необходи­ мо оставлять паузы между фразами, достаточно длительные, что­ бы в течение паузы можно было повторить вслух предшествовав­ ший ей фрагмент текста.) Практические упражнения 1 У меня есть мои телесные ощущения, мои органы чувств зрение, слух... Быть может, это та часть меня, которая и пред­ ставляет мое настоящее «Я»? У меня есть мои телесные ощуще­ ния, но мое «Я» - это не только ощущения. Мои зрительные и слу­ ховые впечатления и мои телесные ощущения непрерывно меняют­ ся, как калейдоскопические картины, а мое «Я» более постоянно и устойчиво...

2. У меня есть мои эмоции, и радости, и печали, о которых я помню и присутствие которых ощущаю... И это более устойчивый процесс, чем просто телесные ощущения... Мои эмоции влияют на другие части моего «Я», и когда я думаю о моих эмоциях, я также замечаю и телесные ощущения... Мои эмоции проявляются также в моих отношениях с другими людьми... Благодаря им у меня есть от­ ношения, которые вносят в мою жизнь много радостных и светлых переживаний и наполняют ее большим смыслом, чем просто личное существование... У меня есть мои эмоции, но мое «Я» - это не толь­ ко эмоции, не только отношения... Мои чувства приходят и уходят, и отношения с людьми меняются - люди тоже приходят и уходят, а мое «Я» выше этого, оно более стабильно и устойчиво...

3. У меня есть мои мысли, выражаемые на уровне слов... в них проявляется мой ум и знания, которые я высоко ценю... Мои мысли также связаны с другими частями моего 4Я», и когда я о чем-либо думаю, я также испытываю связанные с этим эмоции и замечаю те­ лесные ощущения... Но в то же время мое «Я» - это не только мыс­ ли... Мои мысли скоротечны и мимолетны, а мое «Я» постоянно и устойчиво... У меня есть мои мысли, которые составляют важную часть моего «Я», но мое «Я» - это не только мысли...

4. У меня есть моя интуиция или внутренняя мудрость, при­ сутствие которой я замечаю в важные моменты жизни... Интуиция подсказывает мне важные мысли, предстающие перед моим внут­ ренним слухом в виде слов или перед моим внутренним взором в виде интуитивных образов... Временами интуиция проявляется в виде телесных ощущений и служит также источником моих эмоций...

Интуиция может служить источником различных проявлений мое­ го «Я» - моих мыслей, телесных ощущений и эмоций... В то же время мое «Я» - это не только интуиция, но и нечто большее...

488 Глава 5. У меня естьмои телесные ощущения, эмоциии мысли, являю­ щиеся составными частями моего «Я», которые все важны для меня и к которым я прислушиваюсь... Но мое «Я» включает в себя еще не­ что большее - осознавание всего того, что перечислено выше... И воля, и осознавание цели играют по отношению к ним ту же роль, что и дирижер в оркестре, по мановению руки которого разрозненное зву­ чание разноголосых инструментов объединяется в стройную и гар­ моничную мелодию... И это - то, что помогает влиять на осталь­ ные части моей личности и психические процессы и направлять их в правильное русло, для достижения позитивной жизненной цели... То, что помогает мне осознать мой личный жизненный смысл, понять мое место и роль в этой жизни... служит в жизни ориентиром - так же, как для корабля, затерянного в безбрежном море, ориентиром служит свет далекого маяка...

И с этим пониманием и осознаванием моего действительного «Я» связано определенное телесное ощущение, которое моя память сейчас впитывает, как губка... и определенная мысль, выраженная словесно, которую я запоминаю прочно и незыблемо... и конкретный зрительный образ, подсказанный моей интуицией, который также запечатлевается в моем сознании... и определенная эмоция, которая для меня также важна и приятна и становится неотъемлемой час­ тью моего «Я» и важным внутренним ресурсом.

УПРАЖНЕНИЕ «МОЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ» Во многих системах личностного роста, так же как и в духов­ но-религиозных традициях, популярна метафора инкарнации, по­ вторных жизненных воплощений, «воспоминаний о прошлых жиз­ нях» и др. Не вдаваясь в дискуссии по поводу обоснованности и осмысленности подобных представлений, отметим только, что, по нашему опыту, работа с ними действительно способствует разре­ шению многих психологических проблем. В данном контексте мы рассматриваем это как работу с фантазией или направленное во­ ображение, помогающее человеку осознать свой глубинный жиз­ ненный смысл (по В. Франклу) или вспомнить свое изначальное намерение (Дж. Редфилд). В техниках НЛП это соответствует пси хокоррекционной работе с уровнем духовности (по Г. Бейтсону), или осознаванию своей жизненной миссии (С. Коледа, 2000). Осоз­ нание своего предназначения, принятие его в качестве личностно Практические упражнения го смысла помогает человеку избавиться от ощущения бессмыс­ ленности жизни, заполнить так называемую экзистенциальную пустоту (И. Ялом, Р. Мэй), вызванную такими проблемами жизни современного человека, как безверие и разочарование в идеалах, отчужденность от людей и формализация общения, рутинность по­ вседневной деятельности и оторванность от природы, стандарти­ зация массового сознания. В конечном счете, главное, что необхо­ димо человеку, - именно подлинная (аутентичная) смысложизнен ная ориентация, принимаемая им как на формально-логическом, так и на глубинном уровне. Будучи всесторонне осознанной и про­ чувствованной, она позволяет легче переносить жизненные труд­ ности и сглаживать разнообразные психологические проблемы, понимать их мимолетность в сравнении с основными жизненны­ ми устремлениями. Сформированный жизненный смысл, транс­ формируясь в конкретные цели, придает человеку силы для их достижения. Тем самым он является важнейшим психологическим ресурсом личности, движущей силой врожденного стремления к самоактуализации (К. Роджерс). В этой связи уместно вспомнить образ литературного героя - небезызвестного барона Мюнхгаузе­ на, который, завязнув в болоте, сумел вытащить себя, ухватившись за собственные волосы (очевидно, мысленно представив себе точ­ ку опоры). Пользуясь же смысложизненным ресурсом, человек может «вытащить себя из болота» любых психологических про­ блем, найдя точку опоры в себе самом. Для этого желательно, что­ бы жизненный смысл был не только осознанным, но и накрепко связанным с конкретным образом-«якорем» (зрительным, слухо­ вым образом и/или телесным ощущением), представляющим со­ бой своего рода психологический инструмент. Инструмент дей­ ствительно рабочий - для повседневной работы над собой, для решения конкретных проблем, позволяющий «подняться» над си­ туацией, стать выше трудностей - пусть и досадных, но все-таки преходящих.

Итак, переходим к упражнению. Я расслабляюсь и сосредото­ чиваю внимание на телесных ощущениях... При этом окружающий мир для меня как бы растворяется... Я чувствую, как по мере рас­ слабления изменяются ощущения тела... Мое нынешнее «Я» также растворяется... Я ощущаю и представляю себя как бы бестелесным существом. В этом моем состоянии нет одиночества и проблем... нет 490 Глава болезней и смерти... Это существование моего «Я» вне привычного тела... вне обычного времени и пространства... И в этом облике я хотя и не имею глаз, но могу видеть внутренним взором, хотя и не имею ушей, помогу слышать внутренним слухом. У меня имеется некото­ рая личная предыстория, и хотя я не думаю о ней в настоящее вре­ мя, но ощущаю ее присутствие и могу вернуться к ней впоследствии через это специфическое ощущение... В настоящее же время я готов­ люсь к тому, чтобы отправиться в некоторую экспедицию, чтобы выполнить важную миссию, ответственность за которую я на себя принимаю целиком и полностью...

Я воспринимаю течение времени непосредственно, всем моим существом... Я понимаю сейчас, что время течет по-разному... В то время как в моем нынешнем состоянии может пройти несколько минут, по земному времени проходят долгие годы... Так что за не­ сколько коротких мгновений, пока длятся мои мысли, я могу окинуть мысленным взором целую человеческую жизнь и даже судьбы несколь­ ких поколений... И за это время я могу проследить, какая главная цель, как красная нить, проходит через эти годы и судьбы... И те­ перь я осознаю эту жизненную цель, чтобы помнить о ней и впослед­ ствии реализовать эту цель в своей жизни... И для этого я сам выби­ раю своих будущих родителей... других близких людей, которые бу­ дут сопровождать меня в грядущем.

Отправляясь в свою земную «командировку», на некоторое время я спрячу эти свои воспоминания даже от себя... Но затем в определенный момент по достижении земного возраста совершен­ нолетия или другого особенного возрастного рубежа, за которым наступает внутренняя зрелость [называете ваш сегодняшний воз­ раст], они смогут автоматически восстановиться, чтобы я в пол­ ной мере смог осознать свою миссию, свое действительное предназ­ начение и действовать в жизни сообразно с этим... как и происхо­ дит сейчас... И это сопровождается и будет всегда в дальнейшем сопровождаться особым телесным ощущением, связанным с при­ сутствием и полным осознаванием моего внутреннего «Я», моего предназначения... и особым зрительным образом-воспоминанием...

и теми словами, которые я сейчас произношу для себя с особенной интонацией... И это именно то телесное ощущение, тот зритель­ ный образ и те слова и интонации, вместе с которыми я буду по­ мнить и знать о своем жизненном предназначении во время всего своего пребывания в этой миссии.

Практические упражнения УПРАЖНЕНИЕ «ФОТОРОБОТ» Упражнение предназначено для самокоррекции отношений с окружающими, связанных с переносом или проекцией - описанны­ ми в психоанализе инфантильными механизмами наших взаимоот­ ношений с окружающими.

Перенос проявляется в том, что, общаясь с одним человеком, мы невольно переносим на него отношения с другими значимыми для нас людьми. Чаще всего это происходит с теми людьми, с кото­ рыми мы, с одной стороны, соприкасаемся наиболее часто, с другой стороны - которых мы «приобрели» для себя сами. Это, в частности, такие из наших близких, как супруги, дети, другие близкие родствен­ ники и друзья. Перенос бывает позитивным (когда мы испытываем положительные чувства по отношению к объекту переноса) и спо­ собствует общению, связывая нас с другими людьми, подспудно соз­ давая чувство близости. В то же время перенос бывает и негатив­ ным: когда мы подобным образом невольно переносим на какого либо человека отрицательные чувства, то делаем его ответственным за наши обиды и переживания, к которым он не причастен. Оба эти процесса взаимосвязаны так же тесно, как две стороны одной моне­ ты, и всякий раз, когда мы вступаем во взаимодействие с окружаю­ щими, мы переносим на них наше отношение к другим людям, при­ надлежащее к более раннему времени, и связанные с этим нерешен­ ные проблемы, шлейф которых тянется из прошлого.

Так, например, на наши взаимоотношения с супругами накла­ дываются старые проблемы в отношениях с родителями или брать­ ями/сестрами;

на отношения с детьми также переносятся стереоти­ пы отношений с собственными родителями (или менее давние про­ блемы - отношения с родителями супруга/супруги). В процессе общения с начальником на работе или с научным руководителем могут проявляться фрагменты переноса отношений со школьным учителем. В общении с коллегами по работе или приятелями, при­ обретенными в зрелом возрасте, - отношения с друзьями детства и т.д. (К переносу биографическому примыкает и перенос социаль­ но-психологический, связанный с отношением к представителям определенных этнокультурных или социальных групп.) Что касается проекции или наделения окружающих людей нашими собственными мыслями, чувствами, чертами характера и т.д., то она представляет собой следствие описанного Фрейдом 492 Глава процесса идентификации. В детстве ребенок идентифицирует себя с родителями, усваивая тем самым «взрослые» образцы поведения (мужская/женская роль). Впоследствии, вырастая, человек отож­ дествляет себя с социальной группой (механизм социализации). В целом идентификация представляет собой один из базовых меха­ низмов социализации, лежащий в основе обучения путем подража­ ния или научения по модели (А. Бандура).

Подчеркнем, что идентификация на различных уровнях организации личности связана с целым рядом психологических феноменов: на физиологическом - с вегетативным резонансом (по В. Райху) или синхронностью телесных проявлений эмоций у лю­ дей, общающихся друг с другом (в наиболее отчетливом виде во взаимодействии психотерапевта с пациентом), на психоэмо­ циональном - с синтонностью или стремлением к эмоциональ­ ному «созвучию» с окружающими вследствие проекции на них своих собственных представлений и чувств (по Э. Блейлеру, цит.

по Л.Н. Стрижак, 2001), на уровне микросоциальном - с бондин гом или образованием привязанностей (Krenz I., 1999).

Благодаря проекции мы видим другого человека как продол­ жение себя самого, наделяя его своими собственными мыслями и чувствами, приписываем ему свои собственные желания и черты характера. В некотором смысле это необходимо, так как помогает человеческому общению, способствует эмпатии или «вчувствова нию», вживанию в собеседника, создавая чувство общности. Но есть у проекции и негативная сторона. И если возникают непонимание, конфликты и разочарование, если происходит крах иллюзорных отношений, тут уж без психокоррекции не обойтись.

Такова судьба отношений, построенных на «самообмане», ка­ ковым, в сущности, и являются и проекция, и перенос. Это круше­ ние несбывшихся надежд, связанных с окружающими, - беспочвен­ ных и иллюзорных ожиданий, построенных на проекциях, когда мы проецируем на других то, что должны бы сделать сами, или когда переносим на них образы добрых родителей, обязанных о нас за­ ботиться. Подобные механизмы мешают человеку строить нормаль­ ные отношения (семейные, дружеские, партнерские), обременяя его тяжелым грузом негативного опыта, накладывая на общение с окружающими испытанные в прошлом огорчения и разочарования (особенно часто это отражается на личной жизни, приводя к неус­ пешным попыткам построить семью). Необходимо добавить, что многочисленные проблемы в детско-родительских отношениях свя Практические упражнения заны с тем, что родители проецируют на детей свои собственные личностные черты и установки, пытаются подчинить психологичес­ кое развитие и поведение детей некоторому жесткому образцу, чуж­ дому для ребенка.

Перенос и проекция являются отражением базовых психоло­ гических механизмов, заложенных в психику человека на глубин­ ном уровне и делающих его социальным существом. С точки зре­ ния современных психодинамических теорий они представляют собой универсальные механизмы привязанности (bonding), обеспе­ чивающие социализацию личности (Krens I., 1999) и проистекаю­ щие из привязанности ребенка к родителям, самоотождествления с ними на самых ранних этапах возрастного развития.

Проекция также является одним из основных невротических механизмов. Человек, находящийся во власти своих проекций, по­ лагает, что окружающие люди должны думать так же, как и он, и направлять свое поведение соответственно (отсюда проистекают попытки манипуляции людьми). При этом невротик часто оказы­ вается в положении шахматного игрока, который внезапно обнару­ живает, что фигуры, которые он пытается передвигать по шахмат­ ной доске, отказываются подчиняться его манипуляциям, проявляя собственные чувства и желания, и даже более того - начинают иг­ рать по своим собственным правилам.

И проекция, и перенос происходят на неосознаваемом уровне.

Поэтому, если проблемы человека в отношениях с близкими связа­ ны именно с этими явлениями, то их осознавание и рациональная переработка могут повлиять на ситуацию, изменить ее к лучшему.

Собственно, это является одним из «столпов» психоаналитической работы;

однако используемый в традиционном психоанализе под­ ход к проработке переноса довольно трудоемок. Что же касается краткосрочной психотерапии или психологического самосовершен­ ствования (личностного роста), то здесь на помощь может прийти «экспресс-метод» в форме описываемого упражнения.

Наша задача здесь сродни работе реставратора, который осто­ рожно снимает на старинном, почерневшем от времени портрете поверхностные слои краски до тех пор, пока из-под позднейших живописных наслоений не начнет проступать лицо, первоначально изображенное на портрете рукой художника, творившего несколь­ ко веков назад. Для этого вспомним фоторобот - метод криминали­ стики, который всем хорошо знаком по многочисленным детектив 494 Глава ным фильмам. Наш психологический «фоторобот» поможет вычис­ лить и осознать наши собственные проекции и переносы - то, что незримо лежит в основе нашего отношения к окружающим.

Рассматриваемое упражнение одновременно связано с проще­ нием. В практике психокоррекции нередко приходится встречаться с ситуацией, когда пациент видит истоки своих проблем в отноше­ ниях со значимыми для него людьми, которые отнеслись к нему несправедливо, но при этом утверждает, что уже простил своих обид­ чиков. Возможно, он действительно так искренне считает - на со­ знательном уровне, на котором происходит вербальное общение с психотерапевтом. Но степень прощения может быть разной. Про­ щение на сознательном уровне может сочетаться с сохранением под­ сознательного сгустка обиды, непримиримой враждебности и тща­ тельно скрываемой агрессивности. В этом случае вектор, задающий направление психокоррекционной работы, состоит в том, чтобы уменьшить выраженность негативных эмоций по отношению к зна­ чимым для пациентам фигурам из его окружения (в идеале - выра­ ботать на будущее универсальный «ритуал прощения», навык из­ бавления от неприятного эмоционального осадка, связанного с другими людьми). Для этого необходимо научить его избавляться от дискомфортных телесных ощущений при воспоминании о тех людях, которые принесли в его жизнь проблемы.

а) Осознавание и коррекция переноса Итак, представьте мысленно знакомое лицо близкого человека, проблемы в отношениях с которым вы хотите разрешить. (Если это сделать трудно, для начала возьмите его фотографию, вниматель­ но в нее всмотритесь.) Затем, как при составлении фоторобота, начинаем заменять деталилица одну вслед за другой, примеряяраз личные их варианты до тех пор, пока не получится другое хорошо знакомое лицо. Вначале меняем глаза и брови... нос... губы... оваллица...

прическу... И вот перед нами - лицо другого человека, однако столь же хорошо знакомого, с которым мы, возможно, невольно смешивали наше отношение к первоначальному лицу... переносили на него отно­ шения с другим человеком... или, возможно, проецировали собствен­ ные проблемы и притязания...

Осознавая это, постарайтесь по-новому взглянуть на прошлые переживания и простить этого человека... и затем мысленно обра Практические упражнения титесь к нему, как к воображаемому собеседнику, и попросите про­ стить причиненные вами обиды и несправедливые по отношению к нему поступки. И в дальнейшем всякий раз, когда беспричинно возни­ кает раздражение, злость, обида по отношению к первому из упомя­ нутых людей - то, что называется конфликтом «на пустом мес­ те», - вспомните, что, возможно, причина кроется вовсе не в нем, а в вас, точнее, в ваших отношениях совсем с другим человеком... По­ старайтесь отстраненно, по возможности объективно отнестись к собственным эмоциям... Подумайте о том, что внешний повод для переживаний не совпадает с истинной, внутренней причиной... За­ тем мысленно обратитесь к тому, кто послужил действительной причиной этих переживаний... и в вашем мысленном диалоге поста­ райтесь урегулировать с ним отношения, сбросить психологическое напряжение, погасить накал страстей, прервать цепочку необосно­ ванных обвинений и незаслуженных обид.

б) Осознавание проекций Представьте лицо близкого вам человека, с которым связаны значимые для вас жизненные планы... возможно, ваши сокровенные надежды и ожидания... Затем постарайтесь увидеть в нем... свои собственные черты. И когда это вам удалось, понаблюдайте, как из­ менилось это лицо... какие ощущения у вас оно теперь вызывает...

как изменилось ваше отношение к этому человеку и ваши ожидания, связанные с ним. Лучше всего вспомнить строчку из «Молитвы геш талътиста» Ф. Перлза: «Я делаю свое, и ты делаешь свое. Я суще­ ствую в этом мире не для того, чтобы жить в соответствии с тво­ ими ожиданиями, и ты в этом мире не для того, чтобы жить в соот­ ветствии с моими ожиданиями. Ты - это ты, а я - это я».

7. Модификация упражнений для применения в работе с детьми Неспецифический этап С учетом специфики психокоррекционной работы с детьми рекомендуется сочетание релаксационных и дыхательных упраж 496 Глава нений, входящих в арсенал метода Ретри (Сандомирский М.Е., 2000, 2001) в соответствующей детской «игровой» модификации:

а) навык брюшного дыхания: «В животе - воздушный шарик» (с подчеркнутой экскурсией передней брюшной стенки, с акцен­ том на фазу выдоха);

б) то же самое в релаксационном ритме, с преобладанием по про­ должительности фазы выдоха: «Дыхание на счет» (соотноше­ ние вдоха и выдоха 3:5 или 3:6);

в) «Дыхание в ритме пульса»: то же, что и в предыдущем упраж­ нении, с использованием в качестве задатчика ритма естествен­ ной ритмики сердечных сокращений (психотерапевт наблюда­ ет за пульсом ребенка, держа его за руку, и считает вслух сер­ дечные сокращения, задавая тем самым продолжительность вдоха и выдоха);

г) вызывание и запоминание чувства тепла и тяжести в кистях рук и предплечьях: «Наши пальчики устали» (упражнение, ко­ торое для ребенка школьного возраста ассоциируется с уро­ ком);

д) совмещение двух первых навыков для воспроизведения ощу­ щений тепла в кистях рук, синхронизированного с дыханием:

«Волшебные руки» (чувство тепла в руках усиливается с по­ мощью брюшного дыхания, обычно в фазе выдоха);

е) поиск в теле соматических эквивалентов негативных эмоций и вызывание в этих участках чувства тепла, нейтрализующего дискомфортные ощущения: «Солнышко в твоем теле». После­ днее предназначено для формирования у ребенка базового на­ выка регуляции собственного психоэмоционального состоя­ ния. В дальнейшем именно этот навык постоянно использует­ ся - естественно, при участии родителей, - в самых разных стрессовых ситуациях, возникающих в повседневной жизни.

Каждое из упражнений (а-е), помимо воспроизведения задан­ ных телесных ощущений, сопровождается представлением соответ­ ствующих зрительных образов, которые уточняются и корректиру­ ются с помощью детских рисунков и в дальнейшем играют роль «ключей» для воспроизведения необходимых состояний.

При этом родители ребенка в обязательном порядке участву­ ют в процессе проведения психокоррекционных занятий, вначале в качестве наблюдателей (как при индивидуальных, так и при груп Практические упражнения повых занятиях). Затем, после освоения ребенком описанных уп­ ражнений, родители играют в психокоррекционном процессе роль ассистентов. Теперь уже они сами ведут индивидуальные занятия со своим ребенком - естественно, при поддержке и под контролем психолога (психотерапевта), который с ним занимался ранее и вы­ полняет в данной ситуации функцию супервизора. В дальнейшем родители проводят занятия со своими детьми полностью самостоя­ тельно, в домашних условиях.

Специфический этап На специфическом этапе проводится устранение типичных ча­ стных психологических проблем - страхов, обид, проявлений агрес­ сивности, а также проблем в детско-родительских отношениях (пе­ реживаемых ребенком как недостаточность внимания со стороны родителей) или отдельных неадаптивных форм поведения ребенка.

Описание соответствующих упражнений приводится далее в вари­ анте их проведения психотерапевтом, хотя если родители освоили навыки телесной саморегуляции (и особенно телесной эмпатии), они могут проводить занятия со своими детьми самостоятельно.

Работа с отдельными проблемами УПРАЖНЕНИЕ «НАРИСУЙ СВОЙ СТРАХ» Используется визуально-кинестетическая ассоциация, переход от зрительного образа проблемы к телесному. Вначале ребенку пред­ лагается нарисовать то, чего он боится. Когда рисунок закончен, психотерапевт просит ребенка подробно рассказать о том, что он чувствует, глядя на свой рисунок. Далее отыскивается связь нега­ тивной эмоции с телесным ощущением, мышечным зажимом («По­ кажи, где твой страх, где он в тебе прячется»). На следующем этапе ребенок отвечает на вопросы психотерапевта относительно объекта страха. Вопросы построены таким образом, что помогают ребенку посмотреть на этот объект со стороны.

Что этот нарисованный объект делает? Почему и для чего он делает это? Что он получает или чувствует, когда делает это? Что ему нужно для того, чтобы он перестал это делать раз и навсегда?

Глава В результате ответов в воображении ребенка появляется дру­ гой образ страха, отличающийся от нарисованного ранее. Он как будто бы подробно рассматривает его, находя какие-то дополнитель­ ные качества, не замеченные ранее. При этом образ словно транс­ формируется, приобретая некоторые новые черты. Дисгармоничные, болезненные, «страшные» и «злые» черты смягчаются, взамен по­ являются новые, положительные - «добрые», «мягкие» и т.д. Пси­ хотерапевт предлагает нарисовать измененный положительный об­ раз, заостряя внимание ребенка на отношении к этому нарисован­ ному объекту и на телесных ощущениях, связанных с новым образом и новым отношением к нему.

На следующем этапе психотерапевт выясняет, что же в этих двух рисунках общего и чем они отличаются. Когда ребенок найдет эти отличия, психотерапевт может предложить «помочь» плохому образу «превратиться» в хороший, добрый, «нестрашный» (можно воспользоваться ластиком, цветными карандашами и т.п.). Когда эта работа проделана, психотерапевт выясняет, как изменилось отно­ шение ребенка к своему нарисованному страху, который «перевос­ питался» и «стал другим, хорошим», и как изменились в связи с этим телесные ощущения. Для ускорения телесной трансформации ис­ пользуется проработка дискомфортных ощущений с помощью при­ емов управления эмоционально-телесным состоянием (направлен­ ное брюшное дыхание), освоенных на неспецифическом этапе за­ нятий.

УПРАЖНЕНИЕ «ИГРА С ОБИДОЙ» (ЗЛОБОЙ, ДЕТСКОЙ АГРЕССИЕЙ) Упражнение предназначено для формирования навыка эмоци­ ональной разрядки, отреагирования «замороженных» негативных эмоций в образно-игровой форме, с использованием полярности.

Вначале ребенок подробно рассказывает о том, кто, когда и как его обидел. При этом психотерапевт выясняет, где в теле «застрявшая» обида вызывает неприятное ощущение («Покажи, где у тебя эта оби­ да, где она застряла»). Затем психотерапевт предлагает ребенку ра­ зыграть жизненную ситуацию в виде сценки с куклами. Сначала ребенок играет свою роль, а психотерапевт отвечает за куклу-«обид чика». Анализируется телесное ощущение обиды, которое «ожива­ ет» в подобной ситуации. Затем проводится обмен куклами, и те Практические упражнения перь уже ребенок играет роль своего обидчика. По окончании игры психотерапевт задает вопросы о том, что же чувствует кукла-«обид чик» (ребенок переносит эти телесные ощущения на себя), для чего она это делает, чего она хочет, что нужно сделать для того, чтобы она успокоилась и больше никого не обижала, можно ли ее пожа­ леть или приласкать и т.д. После выяснения этого ребенок вновь берет куклу-«себя» и говорит кукле-«обидчику», что даст ему (или ей) все, что она захочет, в обмен на то, что она станет доброй, хоро­ шей и никогда не будет обижать. Как обычно, ребенок отыскивает в теле неприятное ощущение, связанное с обидой или злостью. Если оно отсутствует, работа закончена. Если оно еще остается, работу следует продолжить до полного устранения неприятного ощуще­ ния в теле.

Если ощущение перемещается в разные участки тела, можно предложить ребенку представить его в виде какого-нибудь предме­ та. Присоединив к этому дыхание животом, необходимо поиграть с этим воображаемым предметом, постепенно (поэтапно) превращая его во что-нибудь, что может легко покинуть место нахождения в теле. Это может быть воздушный шарик, улетающий навсегда в небо, может быть камешек, брошенный в огромный глубокий океан, и т.п.

От однократного разрешения проблемы разрядки негативных эмоций необходимо перекинуть мостик к повседневной жизни. А для этого нужно не только объяснить ребенку, что так нужно де­ лать всегда, но и в дальнейшем напоминать ему об этом при возник­ новении ситуаций, требующих эмоциональной разрядки, и поощ­ рять соответствующее поведение.

УПРАЖНЕНИЕ «ЗАСЛУЖИТЬ ВНИМАНИЕ РОДИТЕЛЕЙ» Это упражнение предназначено для коррекции эмоциональных отношений ребенка младшего возраста (обычно до 6-7 лет) с роди­ телями (прежде всего с матерью), исправления отдельных неадап­ тивных форм поведения, а также формирования у ребенка элемен­ тов навыка самовоспитания и самоконтроля. Оно организовано в форме игры, построенной по принципу полярности, с использова­ нием визуализации. Ребенку предлагается закрыть глаза и предста­ вить на воображаемом экране лицо мамы в двух вариантах: «мама добрая» и «мама сердитая». (Для детей с плохо развитым вообра Глава жением для роли мамы можно использовать две куклы - «добрую» и «сердитую». На вопросы за них может отвечать психотерапевт.) Дальнейшая работа разделяется на два этапа.

а) Работа с позитивным образом: «Мама добрая», или игра «Мама тебя любит».

Продолжая видеть перед собой позитивный образ мамы, ребе­ нок может задать ей вопросы и получить от нее ответы. Психотера­ певт может помочь в этом, подсказав некоторые вопросы, напри­ мер:

Правда, что ты меня любишь? Правда, что ты всегда будешь со мной? Правда, что ты всегда будешь любить меня, несмотря ни на что, даже если... ? (описывается источник опасений ребенка по по­ воду утраты материнского расположения).

Вопросы носят характер закрытых, содержат псевдовыбор, то есть ответы на них приводятся к положительным (психотерапевт подводит ребенка к нужному ответу или прямо отвечает «за маму»).

Цель этого диалога - дать ребенку непосредственный позитивный эмоциональный опыт, как бы восполнить (или даже отчасти заме­ нить) дефицит эмпатии, материнское тепло. (В случае, если выяв­ ляется психологическое сопротивление, что свидетельствует о край­ ней степени выраженности семейного конфликта, необходима пси хокоррекционная работа в другой форме, принятой в классической семейной психотерапии, обязательно с участием матери и других эмоционально значимых для ребенка членов семьи.) К визуальным необходимо добавить и аудиальные стимулы. Ребенок должен пред­ ставить, как мама называет его ласковыми словами, произнося их своим «самым добрым» голосом.

Затем нужно перейти от визуальных и аудиальных образов к кинестетическим. Так, можно мысленно представить, будто мама телесно проявляет свою любовь к ребенку (гладит его по голове, крепко обнимает и т.д.). При этом необходимо перейти от визуаль­ ных образов к кинестетическим, попросив ребенка показать, как он чувствует любовь мамы, где находится это ощущение. Соответствен­ но ощущение становится «ключом» для входа в позитивное состоя­ ние;

ребенку дается инструкция: «Теперь ты знаешь, где живет в тебе мамина любовь, и всегда можешь ее почувствовать».

Практические упражнения Для детей, испытывающих дефицит любви родителей (точ­ нее, недостаточность телесной эмпатии с их стороны), что неред­ ко проявляется в форме гиперактивности, данная часть упражне­ ния (игра в «мамину любовь») является основной. Если же требу­ ется коррекция отдельных форм поведения ребенка, то описанная техника становится фундаментом для перехода к следующей фазе упражнения - «Заслужить мамино внимание», или «Как вести себя правильно».

б) Работа с негативным образом: «Мама сердитая», или игра «Заслужить мамино внимание».

Представляя данный негативный образ, ребенок обращается к нему с вопросами:

Почему ты на меня сердишься? (Перечисляются типичные при­ чины недовольства родителей поведением ребенка: за что его обыч­ но наказывают, какими именно словами ругают и т.д. Это происхо­ дит с участием психотерапевта, который может вклиниваться в воображаемый диалог как третье лицо, подсказывая ребенку те или иные варианты ответов.) По мере уточнения списка типичных негативных событий, не­ обходимо искать также участки тела, в которых при этом появля­ ются неприятные ощущения (возможно, специфические для отдель­ ных событий). Когда список составлен, необходимо приступить к его проработке. Для этого, поочередно переходя от одного пункта списка к другому, ребенок обращается к мысленному образу с воп­ росом:

Что мне нужно сделать, чтобы исправиться?

Если ребенок затрудняется ответить на данный вопрос, то есть мысленный образ как бы остается «безответным», то психотерапевт подсказывает различные варианты ответа, в приемлемой для ребенка форме направляя его на освоение новых форм поведения. Обрат­ ная связь с подсознательным образом в форме словесного диалога осуществляется с помощью вопроса:

Если я буду так делать, ты перестанешь на меня сердиться (наказывать и др.)?

Для получения положительного ответа может понадобить­ ся еще раз повторить подбор вариантов «правильного» поведе 502 Глава ния ребенка. В то же время необходимо проследить подсознатель­ ный ответ и на телесном уровне. Для этого нужно попробовать вспомнить то неприятное ощущение в теле, которое было в са­ мом начале работы с конкретным вариантом поведения. Крите­ рием положительного ответа, естественно, является позитивная динамика телесного дискомфорта. Проследите, как неприятное ощущение меняется, уменьшается и, наконец, полностью раство­ ряется.

Психотерапевт предлагает еще раз вспомнить первоначаль­ ное неприятное ощущение в теле (экологическая проверка). И если оно не появляется, работу можно закончить и перейти к следую­ щему пункту списка. Если же дискомфортное ощущение остается, работу необходимо продолжить и возобновить вопросы, выясняя, что же еще должен (может) сделать ребенок, чтобы перестать огор­ чать маму и заслужить внимание («чтобы мама ЕЩЕ больше лю­ била»).

Если дискомфорт частично сохраняется, несмотря на положи­ тельную динамику, то для его скорейшего устранения полезно до­ бавить следующие телесные психокоррекционные приемы:

использование телесного «ключа», созданного на предыдущем этапе упражнения (при работе с позитивным образом), для вы­ теснения дискомфортных ощущений и замены негативного психоэмоционального состояния положительным;

дыхание животом с мысленным выдохом через тот участок тела, где телесно сосредоточены отрицательные эмоции в виде не­ приятных ощущений (соответствующий навык вырабатывает­ ся на неспецифическом этапе).

Еще одним способом экологической проверки, мысленной об­ ратной связи с подсознательной частью проблемы может быть из­ менение визуального образа (лицо мамы). В качестве критерия пра­ вильности и достаточности проведенной психокоррекционной ра­ боты здесь выступает спонтанный переход визуального образа от «сердитого» к «доброму» («теперь мама улыбается», «она уже боль­ ше не сердится»).

В реальной жизни для исправления неправильных стереоти­ пов детского поведения может понадобиться «повторение пройден­ ного». При этом даже неоднократный возврат к проработке опреде Практические упражнения ленной проблемы должен осуществляться без критики, в атмосфе­ ре сочувствия и эмпатии, эмоционального принятия. Именно тогда систематическое использование данного упражнения, помимо кор­ рекции тех или иных неправильных форм поведения ребенка, по­ могает сформировать гармоничную личность растущего человека, воспитать у ребенка эмоциональную уравновешенность и правиль­ ную самооценку.

Нужно просто устранить восприятие ребенком воспитатель­ ных воздействий родителей как проявления их недостаточной любви к нему и неприятия его самостоятельной личности. Ины­ ми словами, отделить в сознании ребенка отношение родителей к нему от их критичного отношения к его поступкам. Именно та­ ким путем можно преодолеть ошибки и «побочные продукты» семейной педагогики, приводящие к детским неврозам и психо­ соматическим расстройствам. Для этого изначально позитивное, любящее отношение родителей к ребенку должно быть им осоз­ нано, прочувствовано и закреплено с помощью телесных и иных образных «ключей». На этом фоне проработка отдельных обосно­ ванных причин родительского недовольства не травмирует детс­ кую психику, а наоборот, помогает ребенку почувствовать свою ответственность, принять и усвоить те или иные правила пове­ дения.

УПРАЖНЕНИЕ «МАТЕРИНСКАЯ ЭМПАТИЯ» Это упражнение - модифицированный вариант так называе­ мой терапии материнской любовью или материнской суггестии по Б.З. Драпкину. Оно является поистине незаменимым методом се­ мейной психологической помощи детям с психологическими про­ блемами (нарушения поведения, гиперактивность, повышенная не­ рвно-психическая возбудимость) и телесными заболеваниями (от психосоматических расстройств до серьезных соматических нару­ шений). В исходной методике воздействие осуществляется спустя 30 минут после того, как ребенок заснул. Мать ребенка при этом произносит предварительно составленный оздоровительно-суггес­ тивный текст (стереотипно повторяемый в дальнейшем), состоящий из коротких формул внушения, тематически объединенных в четы­ ре блока:

Глава I блок - выражение материнской любви;

II блок - физическое здоровье;

III блок - нервно-психическое здоровье;

IV блок - «Я забираю твою болезнь».

Для первого блока, в частности, рекомендуется следующий набор внушений (Драпкин Б.З., 2002):

а) Я тебя очень сильно люблю.

б) Ты самое дорогое и родное, что у меня есть.

в) Ты моя родная частичка, родная кровинушка.

г) Я без тебя не могу жить.

д) Мы все тебя очень сильно любим.

В модифицированном варианте упражнение проводится во вре­ мя засыпания ребенка, в переходном состоянии между сном и бодр­ ствованием. При этом «прелюдией» служит любой занимательный для ребенка сказочный текст. Переход к суггестивному тексту про­ изводится после достижения состояния «вегетативного резонанса».

Последовательность вхождения в рабочее, «резонансное» состояние:

а) Телесный контакт. Мать может обнимать ребенка либо, если в течение дня у ребенка были какие-либо телесные жалобы, не­ жно прикладывать ладонь к больному месту.

б) Релаксация. Матери необходимо предварительно освоить на­ вык релаксации (см. описанные ранее упражнения) так, чтобы она достигала состояния поверхностного расслабления не бо­ лее чем за 2-3 минуты.

в) Синхронизация дыхания матери с дыханием ребенка (обычно в течение одной минуты).

г) Наблюдение матерью за телесными ощущениями, «индуциро­ ванными» невербальным общением с ребенком. Подобное сен­ сорное осознавание обычно в течение 2-3 минут приводит к до­ стижению состояния телесно-эмоционального резонанса.

Затем матери следует перейти к негромкому, проникновенно­ му и прочувствованному произнесению заготовленного текста, со­ храняя состояние резонанса и поддерживая все составляющие его элементы. Объем текста должен быть таким, чтобы при однократ­ ном проговаривании он укладывался в 2-3 минуты. Количество по­ вторений - от 3 до 5.

Практические упражнения Фундаментальные закономерности психокоррекции и личностного роста:

самоорганизация и интеграция На время абстрагируемся от рассмотрения конкретных психо­ логических проблем и частных методик психокоррекции, чтобы представить в общем смысле, что же является фундаментальной методологической основой и наиболее общей целью психологичес­ кой помощи. Это несомненно та глубокая перестройка личности, которая описывалась как индивидуация (К.Г. Юнг) или самоактуа­ лизация (А. Маслоу), вне зависимости от того, достигается ли она собственными силами (личностный рост) или благодаря помощи извне (психотерапия). Смысл же самоактуализации на фундамен­ тальном уровне заложен в синергетических законах самоорганиза­ ции, а также психофизиологическом феномене интеграции как ме­ ханизме их осуществления.

Как известно, современный «макроскопический» подход в си­ нергетике (Хакен Г., 1991) заключается в следующем: внутри слож­ ной системы рассматривается большое количество элементарных, относительно автономных подсистем, взаимодействующих между собой по принципам синергетической самоорганизации (цикличес­ кая причинность), образуя подсистемы более высокого порядка.

Используя данный подход, можно уподобить психику сложной от­ крытой колебательной системе (диссипативной, по терминологии И. Пригожина), содержащей большое количество элементов, у каж­ дого из которых свой колебательный процесс (своя собственная ча­ стота и фаза колебаний). Законы самоорганизации в подобной сис­ теме проявляются в том, что происходит взаимное согласование и изменение частот отдельных «маятников». В результате постепен­ но, в отсутствие внешнего влияния, как бы самопроизвольно, уста­ навливается определенное небольшое число (обычно 5-6) общих частот - колебательных мод (Щербаков А.С., 1990), которые мож­ но назвать параметрами порядка. Применительно к модели психи­ ки именно подобное повышение уровня организации является результатом и естественных самопроизвольных процессов личнос­ тного роста, и целенаправленной психокоррекции. В психологичес­ ких терминах это означает иерархическое упорядочение содержа­ ния психики, его сортировку и сведение всего многообразия храня­ щейся в долговременной памяти информации:

506 Глава на уровне сознательном - к наиболее общим законам, из кото­ рых выводятся частные закономерности;

на уровне убеждений - к самым фундаментальным, базовым морально-этическим, жизненным принципам;

на уровне эмоций и ощущений тела - к определенному набору воспроизводимых телесных ощущений, каждое из которых свя­ зано с определенным функциональным состоянием и набором эмоций.

Все они объединяются индивидуальным жизненным смыслом, служащим ориентиром, путеводной нитью для перехода от «Я» к «Мы», от уровня одной личности в сложный мир межличностных взаимодействий, социальных отношений, в котором этот жизнен­ ный смысл и реализуется.

Представляется существенным, что переход от одного устой­ чивого состояния подобной динамической системы к другому (в результате интеграции) может происходить через фазу хаотизации.

При этом переход к лучшему состоянию системы всегда вызывает временное ухудшение ее состояния, сопровождаясь сопротивлени­ ем системы изменению (Арнольд В.И., 1990). Применительно к лич­ ности как сложной системе эта закономерность представляет собой прямой аналог психоаналитического феномена сопротивления сопротивления разрешению психологической проблемы и исцеле­ нию больной психики, известного в психокоррекции со времен Фрейда. Для перехода к новому, адаптированному состоянию не­ обходимо преодолеть своего рода психологический «потенциальный энергетический барьер», отделяющий одно устойчивое состояние системы от другого.

В соответствии с описанными принципами психика человека ведет себя как открытая система, развивающаяся в направлении все большей упорядоченности, интегративности, «приведения к обще­ му знаменателю» разнородных составных частей такого сложного и противоречивого образования, как личность. Но эта интеграция частей личности отнюдь не означает их стандартизации, выравни­ вания «под одну гребенку» - напротив, сочетается с большей внут­ ренней свободой. Психика как система становится в целом более устойчивой и адаптивной, более гибкой и в то же время более целе­ устремленной, тем самым обеспечивая человеку и большую, чем ра­ нее, результативность достижения поставленных целей, и больший диапазон возможностей. Прежде всего следует говорить о достиже Практические упражнения нии больших, чем ранее, возможностей саморегуляции - возмож­ ности произвольно изменять свое состояние и поведение и исполь­ зовать ресурсы - и тем самым о приобретении способности моби­ лизовать в нужный момент все силы для достижения искомого ре­ зультата.

Краеугольным камнем позитивной трансформации личности как в аспекте решения психокоррекционных задач, так и личностно­ го роста, - является проблема интеграции. Как известно, в общеме­ тодологическом аспекте интеграция является характерным свойством живых систем (Г. Спенсер). У высших организмов она во многом выступает в качестве принципа системообразования, его движущей силы. При этом степень интеграции служит показателем уровня про­ грессивного, эволюционного развития системы. Именно интеграция снимает внутрисистемные противоречия, вызванные специализаци­ ей отдельных элементов сложной системы и дифференциацией их функций. Эта общебиологическая закономерность наиболее ярко проявляется в работе нервной системы. Не случайно еще более полу­ века назад психотерапевты упоминали о «базовой склонности живых существ... к увеличению интеграции» (О.Н. Mowrer, цит. по К. Род­ жерсу, 2002) как основе разрешения психологических проблем. В психофизиологии, как подчеркивает В.А. Бароненко (1984), интег­ рация понимается как процесс упорядочения, согласования и объе­ динения структур и функций в целостном организме, на различных уровнях его организации. В психокоррекции это в первую очередь телесно-физиологический и эмоциональный уровни организации психики, но также и когнитивный, и, наконец, наиболее значимый, личностный - комплексно-интегративный, связывающий воедино, объединяющий в себе все вышеперечисленные уровни.

Применительно к психике интеграция предполагает наличие некоторого множества интрапсихических объектов, подвергаю­ щихся переструктурированию, перестройке взаимных связей че­ рез объединение. Так, у М.В. Молоканова (1993) находим следу­ ющее определение: «Интеграция - это присоединение части к це­ лому с целью согласованного взаимодействия всех частей. [...] Несогласованно обычно действуют части нашего «Я», восприни­ маемые нами в различных сферах». Истоки подобных представле­ ний находим у Г.И. Гурджиева (1992) в его «мозаичной» модели сознания: «Всякая мысль, всякое чувство, ощущение, желание...

есть некое Я. Эти Я не связаны и не скоординированы друг с дру­ гом... но каждое из них мнит себя представителем целого».

508 Глава Понятие интеграции фигурирует в различных методах психо­ коррекции;

коротко его основные черты можно свести к следующим.

1) Конечный результат интеграции - разрешение внутрипсихи ческого конфликта, «коллапс двойственности» (Леонард Дж., Лаут Ф., 1993) или устранение внутренней «полярности», ам­ бивалентности.

2) Способ его достижения - восстановление нарушенной ранее коммуникации между сознанием и подсознанием, приводящее к осознаванию вытеснявшегося до тех пор материала подсоз­ нания. Так, М.В. Молоканов (1994) подчеркивает: «Интегра­ ция происходит сама, как только мы позволяем себе выслушать себя до конца».

3) Общий принцип устранения конфликта - сознательное при­ нятие этого подсознательного содержания, ранее подавлявше­ гося внутренней цензурой, или «превращение подавления в благодарность» (Леонард Дж., Лаут Ф., 1993).

4) Механизм внутреннего примирения на сознательном уровне смена контекста (рефрейминг), на эмоциональном уровне смена полярности переживания, связанного с отношением к проблеме, переключение с отрицательных эмоций на положи­ тельные. В.В. Козлов (19936) подытоживает взгляды на меха­ низм интеграции следующим образом: «Высвобожденный ма­ териал прорабатывается и синтезируется как часть с целым в положительном контексте».

С точки зрения физиологии, психокоррекционная интеграция понимается в первую очередь как интеграция межполушарная. В общем смысле, психологическая проблема проявляется как болез­ ненное переживание неясности и неопределенности (Коттлер Дж., Браун Р., 2001), приводящее к амбивалентности, поляризации пси­ хики. Это служит ярким проявлением рассогласования активности левого и правого полушарий, неконгруэнтности или несовпадения их «точек зрения» на один и тот же предмет. Причина подобного отсутствия взаимопонимания между левополушарнои сознательной и правополушарной подсознательной частями личности может быть связана не только с неприемлемостью для сознания вытесненного, подсознательного содержания. Нередко она кроется еще и в разли­ чиях лево- и правополушарного мышления.

Практические упражнения Левополушарный аналитический подход к решению проблем требует не только логической непротиворечивости, но и определен­ ности, четко структурированного и однозначного решения. Правое же полушарие мыслит в интуитивных категориях возможности и вероятности. Поэтому оно выстраивает свой вероятностный про­ гноз, выражая его в невербально-образной форме. Подобный вари­ ант решения может не приниматься левым полушарием, так как не устраивает его: представляется либо необоснованным, либо слиш­ ком размытым или допускающим неоднозначное истолкование. С этой точки зрения, межполушарная интеграция как объединение со­ знательного (словесно-логического) и подсознательного (образно интуитивного) представления проблемы является целью и резуль­ татом психокоррекции. В различных методах психотерапии она опи­ сывается по-разному. Можно упомянуть взгляд на интеграцию как «закрытие гештальта» (Ф. Перлз), проявляющееся на когнитивном уровне как внезапное озарение, ясное осознавание (инсайт), а на уровне эмоциональном сопровождающееся эмоциональной разряд­ кой («очищение», катарсис по Фрейду).

Тогда и только тогда, когда происходит интеграция, достигает­ ся реальный психокоррекционный результат. В противном же слу­ чае, несмотря на интенсивность приложенных усилий, можно рас­ считывать лишь на кратковременную эмоциональную разрядку, не сопровождающуюся действительной психологической трансформа­ цией, личностным ростом (Сандомирский М.Е., 1994а). Человек мо­ жет заниматься направленной визуализацией или медитацией, пе­ реживать повторное рождение или выход за пределы своего мозга в заполненные архетипами трансперсональные пространства, погру­ жаться в мир осознанных сновидений или виртуальной реальности, но достигать лишь иллюзорных результатов, которые развеивают­ ся, как туман, после возвращения в обыденное состояние. Он может открывать для своего сознания очень много подсознательного мате­ риала - будь то абстрактные визуальные образы или конкретные био­ графические сцены, - но если лед недоверия между сознанием и под­ сознанием не растоплен, если их разделяет стена психологических защит, то примирения между ними не происходит. И тогда, вернув­ шись в привычное состояние, человек продолжает жить в непрекра­ щающемся внутреннем конфликте. Измененные же состояния со­ знания становятся для него лишь способом временного ухода от на­ скучившей повседневной реальности (говоря словами поэта, «из 510 Глава мира чахлой нищеты, где жены плакали и дети лепетали»), своего рода виртуальными «мыльными операми». Как остроумно писал А. Зиновьев (1991, с. 65), «сама мысль об удовлетворении потребно­ сти становится равной процессу удовлетворения этой потребности».

Настоящий личностный рост, решение проблем собственно психологических и духовных приносит лишь действительная ин­ теграция. И тем самым преодолевается главный человеческий не­ достаток - раздробленность, фрагментированность личности, кото­ рую древние философы сравнивали с лоскутным одеялом. В терми­ нах современной психологии это источник внутрипсихического конфликта, связанный с конфликтом сознательно-подсознательным или расщеплением сознательных устремлений и подсознательных ресурсов (субличностей). Преодолеть «мозаичность» личности, по крайней мере приспособиться к ней естественным образом помо­ гают нам кинестетические ощущения: «Иллюзия единства или це­ лостности создается у человека в первую очередь ощущением одно­ го физического тела» (Успенский П.Д., 2002).

С одной стороны, эта раздробленность личности складывает­ ся не случайно. Она является закономерным следствием обычного процесса возрастного развития психики, его спонтанного, стихий­ ного протекания и, в сущности, представляет собой естественное проявление многосторонности, богатства человеческой натуры. Как образно сказал об этом Н. Заболоцкий:

Как мир меняется! И как я сам меняюсь!

Лишь именем одним я называюсь, На самом деле то, что именуют мной, Не я один. Нас много. Я - живой.

И когда мы говорим о личностном росте как обеспечении диа­ лога с подсознанием и создании доступа к резервным возможнос­ тям человека, мы имеем в виду именно использование положитель­ ных сторон этого внутреннего разнообразия. С другой стороны, именно подобная «мозаичность» личности, предрасполагающая к ее диссоциации и фрагментированию, может служить источником внутрипсихического конфликта. Нейтрализация этих потенциаль­ но опасных моментов, действительное преодоление негативных по­ следствий внутренней раздробленности требует от человека систе­ матической, упорной работы над собой - выражаясь словами того же П.Д. Успенского, «внутренней эволюции человека».

Практические упражнения Именно интеграция позволяет преодолеть внутреннюю про­ тиворечивость личности и творчески использовать ее разноплано­ вость. То и другое представляется следствием структурной не­ однородности личности, лежащей в основе внутрипсихических конфликтов. В разных методах психотерапии эта структурная не­ однородность описывалась как иерархическая организация созна­ тельных и бессознательных психических процессов - известные метафорические модели 3. Фрейда («вертикальная» модель: Су пер-Эго - Эго - Ид» и «горизонтальная» модель: сознание - пред сознание/цензура - бессознательное), Э. Берна («Родитель Взрослый - Ребенок») или Ф. Перлза («собака сверху - собака снизу»). Неоднородность личности лежащая в основе частных пси­ хологических проблем, описана в форме субличностей по Р. Ас саджиоли, вытесненных комплексов по К.Г. Юнгу, незавершен­ ных гештальтов по Ф. Перлзу, систем конденсированного опыта по С. Грофу, подавленных целостностей по В.В. Козлову, интра психических кластеров по М. Щербакову. Близкие представления о «мозаичности» личности упоминаются в духовно-философских практиках (Г.И. Гурджиев, П.Д. Успенский).

Исходя из этих представлений, интеграция просто жизненно необходима для «наведения порядка» в психике человека. Именно интеграция способна открыть доступ к внутренним психологичес­ ким ресурсам, облегчить использование того неисчерпаемого богат­ ства - источника творческих способностей и внутренней мудрости, которое заложено в глубинах бессознательного. Она необходима и для того, чтобы устранить «расщепление» логики и эмоций, разума и тела (В. Райх, А. Лоуэн). Нужно подчеркнуть, что зачастую имен­ но телесно-психологическая интеграция, обращающаяся к подсоз­ нательным ресурсам напрямую, избегая чрезмерной интеллектуа­ лизации и бесплодного мудрствования, представляет собой кратчай­ ший путь к обретению человеком целостности, переживанию ощущения наполненности собственного существования смыслом.

Чувство всепроникающего телесно-духовного единства, испытыва­ емого каждым человеком в счастливые минуты жизни, выразил в стихотворных строках О. Мандельштам:

Дано мне тело. Что мне делать с ним?

Таким единым и таким моим?

За радость тихую дышать и жить Кого, скажите, мне благодарить?

Глава И решение главной задачи психокоррекции - устранения внутреннего конфликта - достигается за счет интеграции проти­ востоящих друг другу частей личности и трансформации проти­ воречащих друг другу, взаимоисключающих и даже первоначаль­ но непримиримых убеждений. Происходит это путем обретения новой точки зрения, свежего понимания (сократовский или май евтический способ организации диалога - через противоречия к новому пониманию), достигаемого как в межличностном диало­ ге - в рамках коммуникации психотерапевта и пациента, так и во внутриличностном - как составляющая психологической самопо­ мощи (например, самодискутирование по А. Эллису) и личност­ ного роста. Тем самым интеграция на психофизиологическом уров­ не является синонимом и психокорреционной трансформации лич­ ности, и личностного роста.

С точки зрения подобного интегративного подхода, рецепт психокоррекции, психологической саморегуляции и личностно­ го роста, по сути, весьма прост. Это процесс, состоящий из двух этапов.

Задача первого из них - поднять из бессознательных глубин на поверхность сознания материал для последующей интеграции. Спо­ соб же выполнения этой задачи - погружение в измененное состоя­ ние сознания, в состояние «правополушарности» или «переключе­ ние каналов» восприятия (А. Минделл). В его основе лежит переход от обыденного преобладания словесно-логического (дискурсивно­ го) мышления к образному - деактуализация логического мышле­ ния, дерефлексия (В. Франкл). Но переход не тотальный, не исклю­ чающий полностью логического мышления (как это происходит в состоянии обычного сна со сновидениями или патологических из­ мененных состояний сознания - алкогольных, наркотических), а при сохранении его участия в переработке информации, которое просто отходит на второй план. Тем самым создается «объемность» осозна вания, по выражению О.П. Лавровой (2002), которая и обеспечива­ ет взаимопроникновение, согласование и объединение исходно про­ тивостоящих друг другу точек зрения, разрешение внутреннего про­ тиворечия. Подобное психокоррекционное измененное состояние сознания, используемое в технологиях личностного роста, как пра­ вило, является относительно неглубоким, в том числе по степени достигаемой возрастной регрессии. Оно соответствует регрессии к раннему детскому возрасту, но при этом к такому возрасту, в кото­ ром уже присутствует самоосознавание.

Практические упражнения 17- Второй этап - возврат к обычному режиму функционирова­ ния психики человека, вышедшего из «виртуального» ранне-детс­ кого возраста, к логически-опосредованному способу протекания психических процессов. Но возврат уже на новом уровне осознава ния, опирающийся на переосмысление полученного интуитивно образного материала, интеграцию левополушарных и правополушар ных процессов. Осознавание, сопровождающееся реструктурирова­ нием на подсознательном уровне - «шаг навстречу» сознания и подсознания, снятие внутреннего напряжения и разрешение внут рипсихического конфликта.

С физиологической же точки зрения, рецепт внутриличност ной трансформации, особенно реализуемый с помощью телесно-ори­ ентированных методов психокоррекции, еще более прост и материа­ лен: это практическое применение знаний о функциональной асим­ метрии мозга и связанной с этим «асимметрии» сознания. Создается своеобразная эстафета активности левого и правого полушарий: со­ знательно управляя через речевое, левое полушарие состоянием под­ сознательного - правого, мы формируем в нем своего рода устойчи­ вый «очаг позитивной убежденности» (на физиологическом уровне этому соответствует феномен доминанты по А.А. Ухтомскому, на психологическом - установки по Д.Н. Узнадзе), который в последу­ ющем создает положительный психоэмоциональный настрой, подав­ ляя негативные мысли и чувства, помогая человеку оптимистично смотреть в будущее и добиваться реализации своих целей в соответ­ ствии с осознаваемым жизненным смыслом. Иными словами, в «ми­ нуты силы», в состоянии психологического комфорта сознание воз­ действует на подсознание, создавая доступ к подсознательным ре­ сурсам и выстраивая связи между последними;

в свою очередь, подсознание затем поддерживает сознательную часть личности в ее «минуты слабости», предоставляя психологические ресурсы, необ­ ходимые для успешной деятельности.

С этой позиции самоактуализация и личностный рост пред­ ставляют собой воплощение принципа опоры на собственные силы, помогая человеку полнее использовать потенциальные возможнос­ ти собственной личности. При этом важно гармоничное соотно­ шение левополушарных и правополушарных составляющих лично­ стного роста. Как принято считать в гуманистической, личност но-центрированной психотерапии, у человека имеются две разные мотивационные системы, являющиеся движущей силой его лично Глава стного роста: «организмическая тенденция актуализации и созна­ тельное это» (Нельсон-Джоунс Р., 2002). Рациональное левое полу­ шарие, выступая в такой роли, как обеспечение развития личности, отражает универсальную тенденцию к самоактуализации как стрем­ ление к все большей организации и упорядоченности (по К. Род­ жерсу). Правополушарные же мозговые механизмы реализуют иное направление личностного роста - врожденное, природно-естествен ное стремление к свободе («рефлекс свободы», по И.П. Павлову). С ним связаны такие характеристики, как спонтанность, в определен­ ной мере - хаотичность (как показывают современные естественно­ научные концепции, любой хаос, несмотря на кажущуюся беспоря­ дочность и непредсказуемость, на самом деле содержит в себе в скры­ том виде чрезвычайно сложный порядок).

Если левополушарные механизмы личностного роста направ­ лены на достижение одномерной или плоскостной упорядоченнос­ ти, умения владеть собой и планировать свои действия, то правопо­ лушарные - на создание объемной, многомерной организации пси­ хики, основы творческого поиска и нестандартных решений. Именно последнее позволяет сознательной части личности получить доступ к скрытым в подсознании внутренним психологическим ресурсам для расширения возможностей выбора, преодоления навязанных обществом шаблонов поведения и внушенных стандартизованных убеждений или условий ценности (К. Роджерс), заставляющих че­ ловека стереотипно думать и действовать и даже пытающихся зас­ тавить его чувствовать «как все».

Проблемы общества и психологическая самопомощь В сегодняшнем динамичном, быстро меняющемся мире все более очевидной становится неуклонно возрастающая потребность людей в психологической помощи, актуальная буквально для каж­ дого человека. А связано это, как ни парадоксально покажется на первый взгляд, с научно-техническим прогрессом и вызванными им внешним, кажущимся облегчением и упрощением (а на самом деле внутренним усложнением) повседневной жизни человека. Техни­ ческий прогресс не только создает условия жизни, недостаточно Практические упражнения 17* адекватные природному устройству человеческого организма, но и в определенной мере способствует духовному регрессу. Переход от духа к технике, по О. Шпенглеру, характеризует старение цивили­ зации (Липкин А.И., 1993), ее духовный упадок, который подрыва­ ет и душевное здоровье общества.

В отягощение проблемы душевного здоровья современного че­ ловека вносят свой вклад разнообразные факторы технического про­ гресса общества (информационная перегрузка, интенсификация и в то же время формализация межличностных контактов, которые все в большей мере становятся дистанционными, осуществляемы­ ми при посредстве современных электронных средств связи, уско­ рение темпа жизни вкупе с десинхронозом и др.), подробно рассмот­ ренные нами при описании психоэкологической модели душевных и телесных расстройств. Во многом с этим связано то, что в странах экономически более развитых, с более высоким уровнем жизни как в Европе (прежде всего в Германии и странах Скандинавии), так и в Америке (в первую очередь США), - отмечается большая распространенность депрессии и пограничных нервно-психических расстройств, особенно тревожных. Именно депрессивные и тревож­ ные расстройства, нередко в сочетании друг с другом (так называе­ мая «тревожная депрессия»), являются основными диагнозами сре­ ди душевных болезней, регистрируемых в США (Lydiard R.B., Brawman-Mintzer О., 1998). При этом ожидается, что в ближайшие годы бремя депрессии и ее осложнений будет только возрастать (Sartorius N., 2002), несмотря на современную медикаментозную те­ рапию. В результате в ближайшие 15-20 лет ожидается перемеще­ ние депрессии на второе место среди всех причин временной не­ трудоспособности населения (Christodoulou G.N. e.a., 2002). И это не случайно - ведь с ускорением технического прогресса все чаще звучат предупреждения об «эпидемии» душевных расстройств, о депрессии говорят как «психологической чуме» XXI века. Вслед за К. Краузе-Гирт (2003) приведем выдержку из доклада Всемирной организации здравоохранения за 2001 год: «Ментальное здоровье является решающим фактором общего благополучия людей, обще­ ства и стран... Мир страдает от увеличения груза ментальных забо­ леваний и растущего несоответствия лечения. Ментальные заболе­ вания стали четвертой из десяти лидирующих причин инвалиднос­ ти в мире. Этот увеличивающийся груз приводит к колоссальным потерям в виде человеческой нищеты, инвалидности и экономичес­ ких потерь».

516 Глава Продолжающиеся изменения (как считают некоторые авторы, «прогрессивная деградация») современной семьи и общества в це­ лом приводят к все большей индивидуализации человеческого су­ ществования - по принципу «каждый сам за себя» (на глубинном психологическом уровне это связано с отрывом человека от природ­ ных корней, с отчуждением от своего духовного естества). И тогда, задумываясь о смысле собственного существования, современный человек зачастую с горьким осадком на душе обнаруживает, что смысл этот для него неясен, порой же с чувством тоски и безысход­ ности осознает иллюзорность жизненного смысла или его отсут­ ствие. Бессмысленность, неприкаянность и невостребованность приводят человека к мысли, что сам он «напрасен» (С. Соколов).

Очевидно, что психологические проблемы во многом связаны с проблемами общества и являются психологической социопатоло гией (Н.Р. Кеппе, К.Б. Пачеко), своего рода побочным продуктом приспособления личности к обществу, ее институционализации. На это обращают внимание многие психотерапевты, особенно предста­ вители телесно-ориентированной психотерапии, так как проблема тотальной разъединенности людей оказывается для них особенно актуальной («ближе к телу»). Сошлемся на авторитет А. Лоуэна, по мнению которого развитие современной технологии, приводящее к изменению всего уклада жизни, нарушает гармонию семейных от­ ношений и тем самым еще в детском возрасте закладывает основу дисгармонии личности. «Отчуждение человека от его ближних, от природы и от его собственного тела - отчуждение, которое начи­ нается на самых ранних этапах жизни, в отношениях матери с ре­ бенком» (Лоуэн А., 2002). Как сказал об этом П. Вайнцвайг (1994), «характерной чертой невротической личности XX века является не­ способность любить. Самое тягостное зло современности заключа­ ется, вероятно, в отсутствии тепла и любви». Более того, этот эмо­ циональный дефицит становится всеобъемлющим благодаря тому, что он передается от родителей детям по механизму социального наследования: «Нехватка тепла и любви к растущим детям проис­ текает из родительской неспособности испытывать эти чувства под бременем своих собственных неврозов. [...] Невротические тенден­ ции, подобно генетическим признакам, передаются от поколения к поколению...» (там же).

Любое современное информационно-бюрократическое обще­ ство - а в «развитых» странах Запада это проявляется наиболее на Практические упражнения глядно - устроено так, что оно невольно пытается смягчить соци­ альные проблемы за счет большей однородности, стандартизации сознания своих граждан. По возможности уравнять всех членов об­ щества во взглядах и жизненных ценностных установках - значит сделать их предсказуемыми и тем самым - косвенно - более управ­ ляемыми. Попытаться в определенной степени как бы «зомбиро­ вать» людей общими идеалами (например, накопления/потребле­ ния) или анти-идеалами (в частности, образом общенационального «врага»), то есть сплотить общество, манипулируя древними, пер­ вичными механизмами психики на уровне инстинктов и базовых потребностей - такими, как стадный инстинкт (У. МакДауголл), ак­ тивизирующийся противопоставлением «свой-чужой», или потреб­ ность в принадлежности (А. Маслоу), тесно связанная с потребнос­ тями в защите/безопасности и любви/уважении. В форме же при­ надлежности к определенной социальной группе эта потребность трансформируется в культ материального успеха и «гонку» потреб­ ления. (Недостаточное удовлетворение данной потребности в сфе­ ре социальных или семейных отношений делает человека потенци­ альной жертвой многочисленных сект и деструктивных культов.) А для этого индивидуальное сознание каждого члена общества необходимо «выровнять под одну гребенку» сознания массового.

Для достижения подобной цели необходимо добиться, чтобы как можно больше людей подчинялось «мэйнстриму», разделяло при­ нятые в обществе стереотипы и мифы массового сознания или, по выражению Р.И. Нигматулина (2002), «чтобы большинство... дума­ ло «как надо» или не думало вовсе». Поэтому распространение мас­ совой, «усредненной» культуры и примитивизацию общественного сознания можно сравнить с экологическим бедствием. Для обще­ ства «развитого», техногенного, общества массового потребления и массовой информации сам способ его существования - причем в эко­ номической сфере даже больше, чем в политической, - требует уменьшить проявления интеллектуальной независимости людей (особенно показательно в этом плане воздействие средств массовой информации). Заблокировать у многих членов общества «вредную» привычку думать самостоятельно означает под действием рекламы превратить их в потребителей как материальных, так и интеллекту­ альных полуфабрикатов.

Типичным феноменом массового сознания становится стандар­ тизация личности вкупе со снижением общекультурного уровня, Глава названная еще 3. Фрейдом «психологической нищетой масс», а со­ временными авторами - «процессом расчеловечивания» (Скатов Н„ 2001). Пожалуй, наиболее ярко этот процесс описан Э. Фроммом (1989): «Человек перестает быть самим собой, полностью усваива­ ет тот тип личности, который предлагается моделями культуры, и целиком становится таким, каким его ожидают видеть другие». От­ сюда, по Фромму, вытекает еще один феномен - социальной по­ корности или конформизма как способа невротического «бегства от свободы». А покорность, как отмечает А.Н. Моховиков (1999), по­ рождает феномен «социального оглупления», тяготения к более при­ митивным социальным группам (ассортивности), подчинения боль­ шинству не только во внешнем плане, но и в интеллектуальном:

«Каждый надевает на себя одинаковую безликую одежду, в кото­ рой нет отличий и заметен только уныло-однообразный ряд Мы. При массовой покорности появляются люди-автоматы, люди-винтики, и гипотетические наблюдатели тогда оказываются на самом гиган­ тском аутодафе, которое придумало человечество, - тотальном унич­ тожении множества индивидуальных Я».

Отсюда в обществе создается «послушное агрессивное боль­ шинство» или слой людей примитивно-приземленных, без духов­ ных запросов. Это люди, которые стремятся жить «как все», «не вы­ деляться». Именно поэтому они готовы преследовать тех, кто не похож на них как по образу жизни, так и по образу мыслей, чье су­ ществование бросает вызов выхолащиванию духовной основы жиз­ ни. «Человек, находящийся в общественном месте, является как бы автоматом, подчиняющимся общим правилам и выполняющим об­ щепринятые обычаи» (Бехтерев В.М., 1994).

В обществе создается культ материального успеха одновремен­ но с пренебрежением ко многим «нематериальным» сферам жизни.

Конформизм и потребность во внешней оценке (как у ребенка, нуж­ дающегося во внимании взрослых) приводят к тому, что «средний» человек, который стремится жить «как все», начинает вести демон­ стративный, «показушный», инфантильно-истероидный образ жиз­ ни: «семья напоказ» - «женщина напоказ» - «ребенок напоказ» - и наконец, собственная персона «напоказ» (юнговская «Маска»).

Что в этом плохого? Когда собственное «Я» ориентировано преимущественно на мнение других людей, его не остается для себя самого. А это значит, что у человека не сформировано представле­ ние о собственном «Я» - в первую очередь о своем предназначе Практические упражнения нии и жизненном смысле. Отсюда - внутренняя раздвоенность, «расщепление» между разумной, левополушарной частью лич­ ности («Я успешен... Я лидер... У меня все в порядке...») и ее эмо­ циональной, правополушарной частью, рассудку неподконтроль­ ной и самообману неподвластной («А кому до этого есть дело...

А кому вообще ты нужен... А нужно ли это тебе самому... Зачем ВСЕ это вообще, ради чего? Ведь жизнь проходит... Проходит в этой суете»).

Типичным порождением такого образа жизни становится че­ ловек, на первый взгляд достаточно зрелый в практическом, жизнен­ ном смысле (точнее, приспособившийся, приземленный) и инфан­ тильный в духовном. Отсюда «всплески» нерационального поведе­ ния (особенно зависимости - алкоголизм, наркомания, гэмблинг, экстремальные развлечения, в конце концов, та же интернет-зави­ симость - как протест против серости жизни и попытка отгородить­ ся от реальности). Отсюда и мистико-эзотерическая податливость как проявление инфантильного «магического» мышления (наивно детское ожидание чуда, мгновенного изменения, «просветления») и потребность в «учителе» (на самом деле поиск готовых, универсаль­ ных ответов на все жизненные вопросы как перенос ответственнос­ ти на чужие плечи).

В чем причина подобной человеческой стандартизации и по­ корности? В «пережитках детства», в отзвуках родительского вос­ питания и давлении Супер-Эго, благодаря которому люди, сравни­ вая себя с другими, склонны подвергать себя поистине губительной самокритике и самоуничижению, удушающим личностный рост и ведущим к неврозу (А. Эллис). Происходит это тогда, когда чело­ век является в полном смысле слова продуктом современного об­ щества - когда он внутренне недостаточно гармоничен, когда он не «заземлен», не уверен в себе, является рабом собственных эмоций и жизнь его недостаточно осмысленна. И тогда он теряет себя, свою «самость». Тогда человек не находит в себе сил для того, чтобы ос­ порить общепринятые заблуждения и пойти наперекор общему мне­ нию, если оно является ошибочным, тогда он становится игрушкой в руках манипуляторов или жертвой обстоятельств. По словам Р. Кийосаки и Ш. Лектер (2001), именно «страх быть осмеянными заставляет людей не выделяться и не ставить под сомнение обще­ принятые взгляды и тенденции».

Таким образом, социальная покорность базируется на интел­ лектуальной несамостоятельности, которая становится нормой жиз 520 Глава ни современного человека, воспринимающего стереотипы, внушен­ ные ему средствами массовой информации, как собственные мысли.

Последнее, в свою очередь, связано с тем, что «личность, подавлен­ ная зрелищем всесокрушающей власти, лишается внутренней само­ стоятельности... отрекается от поиска собственной позиции» (Бон геффер Д., 1989). Обратная же сторона всех этих процессов массо­ вого сознания, отражающих постепенное стирание человеческой индивидуальности из-за ее подавления обществом, - кризис поли­ тической организации, напрямую связанный с кризисом личности (Шестопал Е.Б., 1988). Личность, в свою очередь, платит обществу той же монетой - социальным отчуждением, пассивностью, потерей веры в пропагандируемые обществом ценности, а также потерей до­ верия к власти и отказом этой власти в поддержке, вызванным неве­ рием в то, что личное участие может хоть как-то повлиять на поли­ тический процесс.

Инструментом стандартизации сознания в нашем обществе становятся средства массовой информации (не случайно еще А. Маслоу в качестве одной из важных черт самоактуализирован­ ной личности выделял ее независимость от информационного дав­ ления - ориентацию человека в первую очередь на собственное мнение, автономность его оценок и самостоятельность суждений).

Подчеркнем, что распространяемые СМИ сюжеты о жестокости и насилии нарушают эмоциональное развитие детей и подростков, приводя к размыванию понятий добра и зла и возрастанию обще­ го «деструктивного потенциала» личности (Масагутов P.M., 2002).

Личность, формирующаяся в подобных условиях, страдает недо­ статочной способностью к эмпатии, неумением поставить себя на место другого человека (связанными с негармоничным, избыточ­ ным левополушарным доминированием). Все это приводит к воз­ растанию в обществе жестокости и агрессии, превознесению культа силы и дефициту человечности.

Естественно, что многие люди инстинктивно пытаются защи­ щаться от информационного давления с помощью его вытеснения, блокирования восприятия (эти механизмы психологической защи­ ты срабатывают на интуитивно-автоматическом уровне). В резуль­ тате человек все больше самоизолируется от общества - ценой утра­ ты способности к сопереживанию, сочувствию, искренности и под­ линному взаимопониманию в отношениях со значимыми другими («интимности», по Э. Берну), ценой «механизации» душевной жиз Практические упражнения ни или мучительной внутренней «раздвоенности». Он отгоражива­ ется от окружающих стеной невнимания, непонимания и ложных убеждений, потоком ничего не значащих слов. Когда-то Сент-Экзю­ пери писал о том, что главная ценность в мире - человеческое обще­ ние. Именно эту ценность современный человек и утрачивает. Вы­ бирая жизненный стиль глобального, всепроникающего индивиду­ ализма и бездуховности, человек изолирует себя и от коллективного бессознательного (в терминологии К.Г. Юнга). Тем самым он воз­ двигает незримый барьер в своей психике, отгораживаясь и от соб­ ственного подсознания. Человек становится глухим к движениям собственной души, ее безотчетным порывам, к своим истинным по­ требностям, пытаясь заместить их потребностями иллюзорными, навязанными стереотипами - «быть как все». При этом он отказы­ вается от поиска своего истинного «Я», своей самости, от индивиду ации («пути к себе») и вынужден «наступать на горло собственной песне».

А отсюда - душевный надлом, кризис, жизнь в состоянии не­ прекращающегося внутрипсихического конфликта. Отсюда утрата, вернее, непонимание человеком своего жизненного смысла, питаю­ щее душевную болезнь современного общества - ноогенный невроз (В. Франкл) и его социальные последствия в форме невротической триады - депрессии, наркомании, агрессивности. Последняя связа­ на с тем, что растущая социальная разобщенность заставляет лю­ дей в лучшем случае относиться друг к другу по принципу «чело­ век человеку - никто», а чаще «человек человеку - потенциальный конкурент». В худшем же случае - относиться к другому как к пря­ мому недоброжелателю, считая лучшей защитой от его посяга­ тельств активное, агрессивное противостояние.

Иными словами, социальное отчуждение неминуемо приводит к внутриличностному отчуждению и духовному опустошению. От­ сюда возрастает потребность человека в душевном освобождении (Джеймс У., 1993). Подчеркнем, что падение духовности, связан­ ное с образом жизни современного человека и характером окру­ жающей его культурной среды, представляет собой проблему не только сегодняшнего дня. Ведь возникла эта проблема еще на заре нашего «просвещенного века», у истоков бурного ускорения техни­ ческого прогресса. Так, еще в начале века прошлого российский философ И.А. Ильин с горечью писал о том, что «человечество в своей массе... оторвалось от духовной почвы» (см. «В поисках смыс 522 Глава ла...»). Проблема XXI века в том, что мы испытываем дефицит ду­ ховности - но духовности именно нашего времени. Как сказала об этом Д. Харрис (2003): «Меняются люди и потребности. И то, что было духовностью однажды, уже ею не является. То, что существу­ ет под названием духовность, - это просто набор старых методов...» Потому-то зачастую (а пожалуй, и в подавляющем большинстве случаев) человек не способен справиться с личным духовным кри­ зисом собственными силами - и значит, психологическая помощь ему просто жизненно необходима.

Таким образом, главная невротическая проблема нашего вре­ мени - чрезмерная рационализация жизни, приводящая к массово­ му воспитанию людей чрезмерно рационального психологического склада, что противоречит человеческой природе. В первую очередь, это снижает способность человека к переживанию естественных из­ мененных состояний сознания, связанных с общением, вдохнове­ нием, творчеством. При этом остается неудовлетворенной его глу­ бинная психологическая и физиологическая потребность в естест­ венных измененных состояниях сознания, что и описывается как «синдром дефицита удовлетворенности» (К. Блюм). Следователь­ но, человек ищет неестественные, суррогатные способы ее удовлет­ ворения - такие, как употребление психоактивных веществ или ком пульсивное поведение. Или агрессия, причем направленная как на других людей, так и на самого себя, в форме многочисленных забо­ леваний (особенно с явным психосоматическим «уклоном») или травм. Или же как попытка отрицания проблем - депрессивный (а то и суицидальный) уход от реальности... Восстановить естествен­ ную способность человека к переживанию трансового удовлетворе­ ния и призвана современная психотерапия, особенно ИСС-ориен тированная (Сандомирский М.Е., Белогородский Л.С., 2001).

Способ же решения этих проблем, который предлагает психо­ терапия, заключается в том, чтобы помочь человеку стать в полной мере сознательным, научиться сохранять равновесие между неесте­ ственностью многих сторон современного образа жизни и собствен­ ным природным естеством. По мысли А. Эллиса, психотерапия «по­ казывает человеку, что его не отчуждают технология и наука, а он сам отчуждается посредством иррационального освящения этих ин­ струментов человека, и он может не быть отчужденным». Для этого требуется не отказываться от плодов технического прогресса, а все­ го лишь «вступить в контакт с самим собой» (Эллис А., 2002).

Практические упражнения Как известно, человек по своей природе - существо социаль­ ное. Так уж устроена его нервная система, что общение с окружаю­ щими людьми в раннем возрасте просто жизненно необходимо для ее нормального развития, а в зрелом возрасте должно служить важ­ нейшей психофизиологической «опорой». Здесь и упомянутое чув­ ство принадлежности, связанное на глубинном уровне с ощуще­ нием безопасности и защищенности, а на другом полюсе - чувство востребованности, являющееся источником внутренних сил, само­ уважения и адекватной самооценки.

Изначально душевное утешение и психологическую поддерж­ ку давала человеку семья, выполняя функцию естественного (спон­ танного, интуитивного) психотерапевта. Но семья традиционно устроенная - это большая, патриархальная семья, объединяющая несколько поколений. Семья, в которой не только для ребенка, но и для взрослого старшие члены семьи обладают авторитетом и пользу­ ются уважением. Семья как группа людей, объединенных общей, семейной целью (С. Кови), в которой они автоматически обретают жизненный смысл. Семья, естественным расширением или продол­ жением которой становится более масштабная социальная группа, построенная вначале на кровном родстве (род, племя), затем на об­ щности территориальной или экономической (община, гильдия).

Семья, которая в современном обществе давно прекратила свое су­ ществование.

В качестве иллюстрации приведем поистине пронзительный «крик души» В. Бауера и его соавторов, рассматривающих как ес­ тественное порождение образа жизни современного общества кри­ зис семьи, еще в детстве закладывающий для большинства членов этого общества «надежный фундамент» будущих психологических проблем. «Новейшие исследования по поводу этого «государства в государстве», зародышевой клетки нации [то есть современной семьи - прим. наше], заставляют бить тревогу: традиционно боль­ шие семьи исчезают, различные поколения отделяются друг от дру­ га, от молодых людей требуют, чтобы они полностью отдавали себя работе, люди проживают в раздельных клетках, именуемых квар­ тирами, а города разрастаются в монстры: все это разрушительно влияет на семью. Все больше женщин вынуждены в одиночку вос­ питывать ребенка, а это влечет за собой не только повышенную на­ грузку на мать, но и психологический стресс для ребенка с различ­ ными отклонениями в психике. Ребенку часто не хватает человека, 524 Глава с которым он мог бы поговорить, кто ухаживал бы за ним и помогал бы его воспитанию». Отсюда выводится и необходимость массовой психотерапевтической помощи, создания в обществе сети групп пси­ хологической поддержки по принципу «Помоги самому себе» (Ба уер В., Дюмоц И., Головин С, 1995).

Кризис традиционной семьи, забвение семейных ценностей источник многочисленных психологических проблем в современ­ ном обществе. Доходит до того, что повышение частоты разводов рассматривается западными психологами уже не как проявление дезинтеграции общества, а просто как естественная и неизбежная ступень на пути перехода к «другому виду брака» (Харрис Д., 2003).

Разрушение традиционной семьи является порождением глубинных процессов, связанных с научно-техническим прогрессом и при­ водящих к изменению жизненного уклада. Быстрота перемен в об­ разе жизни, порой приводящая к его поистине революционным пре­ образованиям, осложняет передачу опыта старших поколений млад­ шим. Тем самым прерывается связь времен, нарушается преемствен­ ность поколений. Разрывается цепочка наследования - разумеется, не материального, а духовного. Современное человечество изоли­ руется от своих духовных корней, отгораживается от собственного коллективного бессознательного (К.Г. Юнг), отрекается от него, постепенно превращаясь в массу разъединенных индивидов - лю­ дей, «не помнящих родства». Отсюда и проблемы «отцов и детей», когда жизненный опыт старших просто отвергается молодым поко­ лением, и дефицит любви, внимания и душевного тепла, которые даже в благополучной семье ребенок недополучает от родителей на глубинном, телесно-психологическом уровне (А. Лоуэн;

И. Кренц).

Отсюда же возникает необходимость в восполнении этого де­ фицита с помощью психотерапевтических методов. Применительно к перенесенным во взрослую жизнь глубинным проблемам, истоки которых закладываются в раннем детстве, эту работу выполняет те­ лесно-ориентированная психотерапия, возвращающая человека в доречевой период его детства (и эволюционного «детства» всего че­ ловечества). Применительно же к проблемам более поверхностным, более социализированным и осознанным - рациональная психоте­ рапия (регрессия пациента к детской речи и детской логике). В це­ лом же широкое распространение в обществе представлений совре­ менной психотерапии (то, что называется psychoeducation) и самое главное - следование ее рекомендациям, на наш взгляд, действитель Практические упражнения но способно исправить односторонний перекос, техногенный «ук­ лон» современной культуры и направить ее на тот идеальный путь развития, который Л. Фейхтвангер (2000) описывал как «путь от Европы к Азии, от Ницше к Будде, от старого общества к новому...

через ограниченное европейское учение силы...- к учению Азии, уче­ нию... созерцательности».

Возвращаясь к социально-обусловленным истокам индивиду­ альных психологических проблем современного человека, можно свести их к одной, центральной, хотя и называемой по-разному потере цельности, недостатку духовности, утрате веры. Здесь мы имеем в виду веру не религиозную (хотя и в этой сфере наблюдают­ ся аналогичные закономерности), а веру человека в себя, в свои воз­ можности и в собственное жизненное предназначение. Веру в дру­ гих людей, утрата которой и ведет к социальному отчуждению и разобщенности. Утрату веры, которая, в свою очередь, является следствием всеобъемлющей интеллектуализации и всепроникаю­ щей рационализации жизни (в этом смысле грибоедовское «горе от ума» представляется пророчеством, намного опередившим свое вре­ мя). Разрешить эту проблему, помочь уйти от чрезмерной сосредо­ точенности на собственных мыслях и теснее соприкоснуться с чув­ ствами призваны телесные методы психокоррекции.

Более того, они же могут отчасти помочь преодолеть и неверие в себя, и разрыв с окружающими. Для этого необходимо помочь взрослому человеку телесно «вернуться в детство» (будь то ассоци­ ации с детством биографическим или эволюционным). А это озна­ чает для него вновь ощутить те незримые узы, которые соединяли когда-то грудного ребенка с матерью, а первобытно-естественного, «нецивилизованного» человека объединяли с его соплеменниками.

Почувствовать, что он не одинок, что он нужен другим и в некото­ ром смысле (пусть даже безвестно, заочно, анонимно) любим, и тем самым буквально почувствовать, что живет он не напрасно. Помочь почувствовать то общее, что объединяет человека с себе подобны­ ми. То, что А. Адлер называл «чувством общности», а КГ. Юнг «коллективным бессознательным». То, что придает индивиду ощу­ щение принадлежности к человечеству в целом, сопричастности чему-то высокому, ощущение внутренней, духовной силы и уверен­ ности в себе. Причем почувствовать в прямом смысле, телесно, то есть прийти к желаемому состоянию кратчайшим путем.

И если главное содержание душевной жизни составляет ее наполненность смыслом (Шпрангер Э., 1980), то для психокоррек 526 Глава ции справедливо и обратное - обретение человеком позитивного жиз­ ненного смысла (В. Франкл) равносильно обретению духовности.

Помочь в решении этой задачи и призвана психотерапия, практи­ ческая психологическая помощь. Помочь в преодолении духовного кризиса не только на уровне отдельной личности, но и в социальном масштабе. Иными словами, помочь человечеству преодолеть его не­ достатки и не пасть духом. Помочь ему мирно ужиться с самим со­ бой и с тем искусственным миром, который, хотя и создан его соб­ ственными руками, во многом противоречит человеческой природе.

И в конечном счете помочь человечеству... выжить в условиях науч­ но-технического прогресса, оправдывая тем самым прогноз Е. Островского (1996) о том, что психология должна стать наукой XXI века, а гуманитарные, психологические технологии - важней­ шим фактором развития общества в новом веке.

Путь излечения невротических проблем и преодоления трудностей личностного роста от сознания индивидуального к групповому Хотя мы говорим о том, что в психологических проблемах от­ дельного человека «виноваты» общество, порождаемый техничес­ ким прогрессом современный образ жизни и культивируемый мас­ совым сознанием образ мыслей, но это еще не дает ясного представ­ ления о путях решения таких проблем. Ведь как подчеркивали классики философии, жить в обществе и быть свободным от обще­ ства нельзя. И если психологические проблемы порождаются не­ устранимыми причинами вне человека, то может ли он избавиться от них собственными силами? Или все это нескончаемые суетные попытки, приносящие лишь временное улучшение с последующим неизбежным возвратом к старому, иными словами, сизифов труд?

А может быть, говоря словами А. Блока, «вечный бой», принципи­ альная недостижимость внутренней тишины и покоя? Или же это нескончаемое «колесо страданий», из которых, согласно представ­ лениям буддизма, состоит вся наша жизнь?

С помощью описанных телесно-психологических методов че­ ловек действительно может избавиться от болезненных травм про­ шлого. Может он и достаточно успешно управлять своим самочув Практические упражнения ствием в настоящем, создавая физический и душевный комфорт.

Может и «достраивать» себя самого, совершенствовать собствен­ ную личность. Но... все это требует затрат определенных ресурсов.

И здесь складывается парадоксальная ситуация потенциально-энер­ гетической «ямы», препятствующая выходу из душевного тупика, «консервирующая» психологические комплексы в их первозданном виде. Иными словами, в общем виде противоречие между психоло­ гическими механизмами поддержания стабильности и готовностью к изменениям.

Как гласит древняя мудрость, «времена меняются, и мы меня­ емся вместе с ними». Но меняемся пассивно, под влиянием обстоя­ тельств. Когда же человек хочет измениться по своей собственной воле, он должен приложить к этому немалые усилия. Ведь, несмот­ ря на то, что подсознательные глубины психики являются поистине неисчерпаемым кладезем ресурсов, необходимых и достаточных для решения стоящих перед человеком проблем, доступ к этим ресурсам порой затруднен. Особенно в начале долгого пути личностного рос­ та, пока еще не преодолены внутренние барьеры и ограничения, пока не набрана «критическая масса» внутренней трансформации.

Именно поэтому, в дополнение к описанному подходу исполь­ зования внутренних ресурсов и провозглашенному ранее принци­ пу «опоры на собственные силы», на определенном этапе разреше­ ния психологических проблем бывает полезна и опора внешняя как то самое исключение, которое подтверждает правило. В конце концов, каждому человеку свойственно в трудные минуты искать помощи и поддержки - подобное поведение закреплено на инстин­ ктивном уровне. Имеется в виду не инфантильный поиск вообра­ жаемых «родителей» (защитников, спасителей, покровителей), а вынесение внутренних психологических проблем на обозрение окружающих, экстернализация внутрипсихического конфликта (В. Райх). И тогда поддержка, которая приходит извне, помогает человеку пробиться через собственное внутреннее непонимание.

Эта допустимая опора на других людей не заменяет для ин­ дивида собственных усилий, а имеет для него скорее символичес­ кое, вспомогательное значение дополнительного аргумента в спо­ ре с самим собой. И здесь важен баланс автономии и кооперации, способности принять на себя ответственность и готовности дове­ риться другим людям. Ведь если упование на помощь извне чре­ вато зависимостью, инфантильностью, то и отказ от внешней по 528 Глава мощи - это тоже ограничение выбора, снижение адаптивных воз­ можностей. Именно в поддержании этого зыбкого равновесия меж­ ду способностью принимать и способностью отдавать или движе­ ния «к людям» и «от людей» (по К. Хорни) и заключается рецепт успешной психологической адаптации, а заодно и действительная зрелость личности.

И если общество порождает многие распространенные психо­ логические проблемы нашего времени, то оно же может и помочь их решить. Но не абстрактное и неодушевленное общество в целом, с которым человек непосредственно не сталкивается, а конкретные социальные группы, выступающие посредником между индивидом и обществом, где реальные люди соприкасаются «лицом к лицу».

Ведь человеку нужно что-то большее, чем он сам, - нужно объеди­ нение других людей, общение с ними. Общение искреннее и эмпа тическое, в котором большую роль играют невербальные компо­ ненты взаимодействия. Общение как необходимый вид человечес­ кой деятельности, без которого жизнь человека просто-напросто невозможна (философско-антропологическая теория общения, по Е.В. Руденскому). Общение, протекающее именно в группе, кото­ рая выступает при этом как коллективный психотерапевт.

В то время как на индивидуальном уровне наиболее общим способом лечения душевных ран и разрешения внутренних конф­ ликтов является личностный рост, на более высоком, надындиви­ дуальном уровне универсальным рецептом исцеления души чело­ века является его принадлежность к чему-то большему, чем инди­ видуальное «Я». По сути, это возврат человека к своему природному естеству, так как принадлежность к человеческой общности - будь то традиционная семья, рабочая команда, группа единомышленни­ ков, неформальное объединение людей по интересам или религиоз­ ная община - опирается на инстинктивные механизмы. Ведь чело­ век по самой своей психобиологической природе - существо соци­ альное, и поэтому искреннее и душевное общение с ближними ему просто жизненно необходимо. Именно поэтому в современном об­ ществе, где отношения формализованы и бездушны, он страдает от «публичного одиночества» и других экзистенциальных проблем.

Включенность же в группу, удовлетворяющую глубинную потреб­ ность человеческой психики в принадлежности (А. Маслоу), авто­ матически способствует исцелению «невротической личности на­ шего времени». Самый естественный и прямой «путь к себе» в то Практические упражнения 18 - же время оказывается дорогой к другим, и путь к разрешению уни­ версальных психологических проблем индивидуального существо­ вания лежит через создание человеческой общности.

В психотерапии, пожалуй, впервые об этом сказал А. Адлер, предложивший излечение невроза «путем развития чувства общно­ сти» (Адлер А., 2002). Как обсуждалось ранее, многие невротичес­ кие проблемы, уходящие корнями в детство, связаны с психологи­ ческой регрессией, с тем, что взрослый человек часто находится в позиции ребенка (по Э. Берну). В этом плане авторитет группового мнения становится для пациента дополнительным фактором само­ воспитания и устранения подобных «пережитков детства», а сама психокоррекционная группа символически выступает как «коллек­ тивный взрослый», помогающий эти проблемы преодолеть. В со­ временной групповой психотерапии в качестве важнейшего груп­ пового механизма разрешения индивидуальных психологических проблем рассматривается также групповая сплоченность, благода­ ря которой участники группы дарят друг другу эмпатию, душевную близость (Кочюнас Р., 2000), сочувствие и сопереживание. За счет сплоченности в некотором контексте происходит и обретение участ­ никами группы общего жизненного смысла, традиционно описыва­ емое как «закон духовного единства» (Г. Лебон). По мнению П. Вайнцвайга (1990), именно подобные неформальные группы, ха­ рактеризующиеся эмпатией, сплоченностью и общностью целей их участников, «обладают более высокой синергией: большим психо­ логическим удовлетворением, меньшим количеством стрессов, большим сотрудничеством, более высоким духом товарищества и реальным ощущением личного счастья». Это соответствует есте­ ственному состоянию человеческой психики и обеспечивает прео­ доление как основных психологических проблем зрелого человека, так и их источников, берущих начало в раннем возрасте - базовой тревоги по К. Хорни (Робер М.-А., Тильман Ф., 1988) и последствий сепарации (по М. Малер), отделения от матери.

В реальной жизни, за пределами искусственно созданного, «тепличного» психотерапевтического круга общения, необходимым условием вхождения человека в такую группу является его есте­ ственность - открытость и осознанность чувств, способность к эм патии. Эмпатия выступает здесь не только как катализатор обще­ ния, но и как незримый магнит, притягивающий людей (главный механизм аттракции, естественного, «стихийного» возникновения 530 Глава подобных групп), а также цементирующий их единство (механизм согласия, стабилизации группы). Невербально-эмпатическое обще­ ние может рассматриваться в качестве изначально-естественного, инстинктивного механизма коммуникации. Именно за счет подоб­ ного подсознательного, интуитивного взаимодействия происходит синхронизация психических процессов участников группы, которая психологически описывается как «коллективное мышление без кол­ лективного мозга» (Г. Тард), неврологически - «коллективные реф­ лексы» (В.М. Бехтерев), физиологически - «виртуальный мозг» (О.И. Коекина).

Говоря об особенностях телесно-ориентированного подхода в групповой психотерапии, необходимо подчеркнуть следующее. Пси­ хологическая включенность человека в группу представляется как его переход от «Я» к «Мы», от самоидентификации к групповой идентификации, который сопровождается и переходом от «чувства Я» как регулятора поведения (А.Н. Лебедев-Любимов) к «чувству Мы» (Б.Ф. Поршнев), в том числе и в телесном плане. Телесным коррелятом упомянутого «чувства общности» выступает определен­ ный комплекс кинестетических ощущений (и ассоциированных с ними образов), который может быть использован для саморегуля­ ции. Выработка у участников психокоррекционной группы навыка управления психическими процессами через телесный опыт способ­ ствует синхронизации этих процесов в группе.

В свою очередь, естественная групповая синхронизация пси­ хических процессов облегчает для участников группы вхождение в измененные состояния сознания во время групповых психотехни­ ческих процедур. Психокоррекционная группа выступает в качестве своеобразного «тренажера» и «усилителя» ИСС. Действительно, у участников группы ИСС возникают легче за счет ряда механиз­ мов: на эмоциональном уровне - взаимного индуцирования (эмо­ ционального «заражения», групповой эмпатии), на когнитивном уровне создающего взаимовнушение, а на поведенческом - взаим­ ное подражание. Наиболее ярко эти эффекты проявляются именно в телесно-психотерапевтической группе, за счет наибольшей выра­ женности эмпатии и наименьшей интенсивности «отвлекающей» вербальной коммуникации. Поэтому справедливо будет заявить о том, что телесно-ориентированная психотерапия в группе дает лю­ дям телесный пример (или телесный путь) обретения духовного единства.

Практические упражнения j 18* Заключение Психотерапия нового века Если на первых порах, когда телесно-ориентированная психо­ терапия еще только отделилась от психоанализа, граница раздела между ними проходила весьма четко (телесный подход - там, где допускается физический контакт терапевта с телом пациента, в ор­ тодоксальном же психоанализе даже намек на подобные вольности недопустим), то в дальнейшем ситуация несколько менялась. В на­ стоящее время рамки сомато-центрированного подхода можно рас­ сматривать шире: это интегративное направление, которое инкор­ порирует - не только включает в себя, но и «переплавляет» в еди­ ный сплав - различные психокоррекционные техники. При этом телесный контакт является не обязательным, как это было на заре становления метода, а факультативным компонентом терапевтичес­ кого процесса. Поэтому и сутью подобной терапии является не толь­ ко и не столько поиск «мышечных зажимов» и «энергетических» ощущений пациента. Основополагающий принцип состоит в том, что особое внимание в терапии уделяется работе с кинестетической модальностью. Это в первую очередь осознавание телесных ощу­ щений, которые связаны с эмоциями и продуцируются подсозна­ нием, а затем сознательная проработка этих ощущений, имеющая дело как с их формой (физиологическая модификация с помощью мышечного расслабления и дыхания), так и с символическим со­ держанием (образная трансформация, вовлекающая также и зри­ тельную, и слуховую модальность).

Нельзя не упомянуть о том, что подобный подход вступает в противоречие с представлениями некоторых методов психокоррек­ ции (в частности НЛП, считающим основным принципом «под­ стройки» к клиенту работу в предпочитаемой им модальности вос­ приятия). Почему же мы утверждаем, что сосредоточенность теле­ сной психотерапии именно на ощущениях тела, лежащий в ее основе «кинестетический принцип» являются обоснованными и продуктив­ ными?

532 Заключение Нужно подчеркнуть, что техники телесно-ориентированной психокоррекции изначально направлены на гармонизацию эмоци­ ональной стороны жизни человека и затрагивают именно эмоцио­ нально-насыщенные кинестетические ощущения. Эмоции же все­ гда проявляются через кинестетику - так устроена нервная систе­ ма человека. И если человек, по терминологии НЛП, чистый «визуал» или «аудиал» и стойко избегает использования кинесте­ тической модальности восприятия, то это само по себе отражает наличие у него серьезных проблем. Вторично тем самым также на­ рушается психологическая адаптация. Это можно сравнить с пове­ дением человека, который все делает лишь одной рукой, хотя вто­ рая вполне работоспособна, или передвигается на костылях, щадя одну ногу, причем полностью здоровую.

Подобный стиль восприятия приводит к тому, что кинестети­ ческая модальность становится вытесненной, что представляет со­ бой физиологическое проявление вытеснения как механизма пси­ хологической защиты (Сандомирский М.Е., 19946). Человек не­ осознанно пытается избегать отрицательных эмоций, связанных с негативными впечатлениями и подавленными, травматичными вос­ поминаниями. Подобный способ отражения окружающей действи­ тельности служит проявлением функционального дисбаланса моз­ га. Его устранение с помощью телесно-ориентированных методов психотерапии решает и лежащие в основе этого дисбаланса психо­ логические проблемы.

В чем преимущества телесно-ориентированного подхода в пси­ хокоррекции? Наиболее кратко их можно сформулировать следу­ ющим образом: именно психология тела - ключ к лечению души.

Перефразируя У. Джеймса, можно сказать, что хотя человек и ду­ мает, что он есть то, что он думает, на самом же деле он есть то, что он чувствует. Отсюда и вытекает важность телесных проявлений эмоций, служащих в телесной психокоррекции непосредственным материалом для работы (осознавания, работы с образами). Это со­ ответствует и одному из основных принципов психотерапии, пред­ ложенных Ф. Перлзом: от логики - к чувствам. Иначе говоря, от словесного описания проблемы - к ее телесным проявлениям, к кинестетическим ощущениям. Вне зависимости от того, интерпре­ тируем ли мы их как символический язык тела или же рассматрива­ ем просто как телесные следы неотреагированных эмоций, они пред­ ставляют собой именно ту прочную ткань, на которой подсознание Психотерапия нового века вышивает бисером свои узоры (Г. Гессе) и которая перекраивается, подгоняется по новым меркам в процессе личностной трансфор­ мации.

И если 3. Фрейд обоснованно называл сны «королевской до­ рогой в бессознательное», то еще более целесообразно рассматри­ вать ощущения тела, его невербальный язык как наиболее «демо­ кратическую» дорогу к бессознательному. Это справедливо потому, что главный механизм психологической защиты - «цензура» пред сознания, которая формируется у ребенка в возрасте 3-5 лет, в пе­ риод окончательного становления речи, - блокирует осознавание в первую очередь словесно оформленных мыслей. Телесные же под­ сознательные послания легко обходят эту ловушку. А потому рабо­ та с телесными ощущениями позволяет добиться целительного, пси хокоррекционного эффекта без осознавания словесного содержания подавленного, травматичного материала, предоставляя широкие воз­ можности для его смешивания, наложения и интеграции.

Соответственно психокоррекционный эффект может быть до­ стигнут в обход механизмов сопротивления. Цель психотерапевта при этом - не вступать с пациентом в конфронтацию (используе­ мая в психоанализе экстернализация, вынесение наружу внутрипси хического конфликта) и не заставлять его спорить с самим собой (как это принято в гештальт-терапии или рационально-эмотивной терапии), а использовать его собственные подсознательные ресур­ сы, доступ к которым осуществляется через телесные, кинестети­ ческие якоря.

Ряд базовых техник телесной психокоррекции (в первую очередь мышечная релаксация) широко используются и в поведен­ ческих методах психотерапии. На наш взгляд, и телесные, и соб­ ственно поведенческие, и когнитивно-бихевиоральные методы укладываются в русло единого, более широкого подхода к психо­ коррекции - физиологически-ориентированного, основанного на рефлекторной теории высшей нервной деятельности, на известных психофизиологических закономерностях функционирования не­ рвной системы. Это не только «стирание» старых, неадаптивных рефлексов, их устранение по принципу взаимного торможения по Дж. Вольпе (нейтрализация одного, нежелательного условного реф­ лекса другим, связанным с позитивным психоэмоциональным со­ стоянием - проще говоря, «клин клином вышибают»), но и форми­ рование новых, полезно-приспособительных реакций. В основе пос 534 Заключение ледних лежит переход от пассивного к активному реагированию, от «сигнальных» условных рефлексов к «оперантным».

Как известно, в первом случае организм пассивно ожидает по­ явления определенной внешней информации, служащей сигналом для дальнейших действий - заблаговременной подготовки к веро­ ятным, прогнозируемым событиям (классические условные реф­ лексы по И.П. Павлову). Во втором же случае «выученная» реак­ ция используется активно, по собственной инициативе - как ин­ струмент саморегуляции, применяемый человеком для изменения собственного психоэмоционального состояния, мобилизации сво­ их подсознательных резервов (разновидность оперантных рефлек­ сов по Б.Ф. Скиннеру). Именно они целенаправленно создаются в процессе психокоррекции или личностного роста, обеспечивая че­ ловеку сознательное управление собственным подсознанием, дос­ туп к внутренним психологическим ресурсам, их полноценное ис­ пользование (ресурсный принцип психокоррекции по Л.С. Бело городскому). Работа с ними и лежит в основе различных методов телесно-ориентированной психокоррекции.

У каждого из методов психокоррекции свое место и своя роль в решении психологических проблем и поддержке личностного ро­ ста. В решении этих задач они взаимно дополняют друг друга. Ме­ тоды экзистенциальной психотерапии (И. Ялом, Р. Мэй, логотера пия по В. Франклу) предназначены для того, чтобы решить страте­ гическую задачу - помочь человеку осознать свой индивидуальный жизненный смысл в его логическом представлении. Трансперсо­ нальная терапия предоставляет решение этой задачи в ином выра­ жении - образно-архетипическом. Методы рациональной, когнитив­ ной психотерапии и терапии реальностью (У. Глассер) решают так­ тические задачи, то есть дают человеку возможность построить более реалистичные и практически осуществимые жизненные планы (ес­ тественно, в рамках ранее выявленного жизненного смысла, лично­ стного предназначения). Что же касается описываемых методик телесно-психологической саморегуляции, то они предназначены для решения оперативных задач. Именно они помогают человеку пере­ местить упомянутые планы в действенно-практическую плоскость, воплотить их в реальность и тем самым приблизиться к выполне­ нию собственного предназначения.

Необходимо упомянуть о преемственности и взаимосвязи те­ лесно-ориентированных методов психокоррекции и личностного Психотерапия нового века роста и других психокоррекционных техник. В первую очередь, они тесно перекликаются с гештальт-терапией - подходом, в котором исключительно важна направленность внимания пациента на не­ вербальную активность - телесные проявления эмоций (движения, позы, жесты) и особенно осознавание телесных ощущений. Все это возвращает человека в состояние «здесь-и-теперь», помогает ему преодолеть пагубную (в прямом смысле невротическую) тенденцию к чрезмерному абстрагированию, замещающему для него окружаю­ щую реальность (Goodrich-Dunn В., Greene E., 2002). Тем более, что механизмы формирования неадаптивных поведенческих реакций, особенно импринтинга и обучения по модели (отголосок «стадного инстинкта», так же, как и сравнение себя с другими, приносящее много негативных эмоций), по сути, изначально невербальны, «пра вополушарны». Поэтому и устранение связанных с ними психоло­ гических проблем целесообразно проводить с помощью невербаль­ ных, «правополушарных» методов телесной психокоррекции.

Важным моментом личностного роста, связывающим телесно ориентированные методы с личностно-ориентированным подходом, является усиление доверия к чувствам или к организмическому оценочному процессу (К. Роджерс). Иными словами, к интуитив­ ным проявлениям психики, к ее правополушарным механизмам.

Относительно телесных методов личностного роста можно сказать, что в целом все они направлены на формирование осознанного дос­ тупа к интуитивным механизмам психики через телесные ощуще­ ния (интуитивные «сигналы тела»). Именно поэтому они способ­ ствуют появлению свежести и непосредственности восприятия, формированию спонтанности поведения и стимулированию твор­ ческого воображения на основе интуитивного начала.

В этом проявляется преемственность телесно-ориентирован­ ного подхода с гуманистической психологией в целом, одним из ба­ зовых положений которой является то, что люди изначально спон­ танны (DeCarvalho R., 1991). Здесь необходимо подчеркнуть, что спонтанность, открытость миру и доверие к нему, простота и есте­ ственность не только являются в целом позитивными для челове­ ческой психики, но и представляют собой непременные условия самодостаточности и самоактуализации личности, приближения человека к его природному естеству. И телесно-ориентированные методы личностного роста открывают кратчайший путь к достиже­ нию этой цели.

536 Заключение По мысли В. Франкла, каждому времени, каждому историчес­ кому и социальному периоду свойственны свои человеческие про­ блемы, а раз так, то для каждого из них нужна своя психотерапия.

Как показано выше, актуальные психологические проблемы совре­ менного человека в значительной мере порождаются неестествен­ ностью, болезненностью жизни сегодняшнего «развитого» общества.

Они возникают из-за уклада жизни, противоречащего естественно природному способу человеческого существования, отрывающего человека от его природных корней. Их порождает подавляющее воз­ действие на психику так называемой массовой культуры, стираю­ щей человеческую индивидуальность и порождающей два основных психологических «продукта» техногенной цивилизации.

Во-первых, это «бестелесный» интеллект - ум, который забы­ вает о своей телесности, и его обладатель, отдаляясь от эмоций, бук­ вально «не чувствует под собой земли», отрезая от себя эмоциональ­ ную сторону жизни и изнуряя собственное тело неестественным образом жизни. И, во-вторых, «неразумное» тело, которое ведет не одухотворенный, а инстинктивный образ жизни и «мстит» интел­ лектуальной части приливами негативных эмоций и психосомати­ ческими болезнями. Поэтому еще раз необходимо подчеркнуть, что распространенные психологические проблемы нашего времени во многом связаны с чрезмерной, односторонне дисгармоничной ин­ теллектуализацией внутреннего мира человека и излишней рацио­ нализацией мира внешнего, затрагивающей буквально все стороны жизни общества.

И здесь на помощь приходят в первую очередь невербальные, телесно-эмоциональные методы психотерапии и личностного рос­ та. Внешнее отрицание чрезмерной интеллектуализации, привычно ассоциирующейся с традиционной «разговорной» психотерапией (не случайно на американском сленге психотерапевт носит ласковое прозвище «сушильщика мозгов»), сочетается в них с парадоксаль­ ной внутренней глубиной. По сути, телесная терапия предлагает ре­ шение психологических проблем в духе гуссерлевской феноменоло­ гии - отставив в сторону стереотипы рациональности и интеллекту­ альный «балласт» формального знания, положившись на интуицию и сочувствие, и в духе практического приложения экзистенциаль­ ной философии - погрузившись в чувственную ткань бытия «здесь и сейчас». Это помогает человеку обрести зрелость, пользуясь спо­ собом «от обратного» - вначале возвращаясь в собственное детство Психотерапия нового веко (когда человек подсознательно вспоминает теплое и заботливое при­ косновение материнских рук) и одновременно - в «эволюционное детство» человечества (на основе проживания «бессловесных» со­ стояний и телесной эмпатии).

Именно это помогает обрести внутреннюю гармонию, найти компромисс между сухой рациональностью и творческой непосред­ ственностью, между логикой и эмоциями, между левым и правым полушарием мозга, между его «новыми» и «старыми» отделами.

Именно таким образом эффективно решается главная задача пси­ хотерапии, сформулированая еще 3. Фрейдом: чтобы разум отвел достойное место человеческим чувствам (Хартманн X., 2002).

Вспомним расхожую фразу: «Не учите меня жить...» Вот так и методы телесной психотерапии не учат человека жить, а помогают ему почувствовать собственную «жизненность» - вжиться в свое тело, принять свои чувства, научиться использовать свое интуитив­ но-творческое начало. Иначе говоря, методы, являющиеся, по сути, не теоретической, а практической школой естественной и гармонич­ ной эмоциональной жизни, где слова не нужны и человек непосред­ ственно получает столь необходимый для него опыт чувств (имеет­ ся в виду опыт коррекционный, в разных его ипостасях - и восста­ новительный, и замещающий, и обучающий). При всей их внешней простоте именно эти методы, лишенные избыточного абстрактного теоретизирования и излишней многословности, наилучшим обра­ зом подходят для решения проблем, подобных описанным. Проблем, не имеющих логического решения и не требующих для понимания лишних слов.

Именно поэтому, на наш взгляд, психотерапия нового века в зна­ чительной мере должна быть телесной или, точнее, - телесно-ин тегративной.

Литература Абдурахманов РА. Введение в общую психологию и психотерапию. - М:

Московский психолого-социальный институт;

Воронеж: Изд-во НПО «МОДЭК», 2002. - 304 с.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.