WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |

«библиотека психологии и психотерапии Марк Сандомирский психосомптикп И ТЕЛЕСНПЯ ПСИХОТЕРППИЯ: ...»

-- [ Страница 3 ] --

кластер В (ги стрионические, нарциссические, пограничные, антисоциальные рас­ стройства) и кластер С (обсессивно-компульсивные расстройства, а также расстройства по типу избегания и зависимости). Для под­ хода нейрофизиологического, рассматривающего эти конфликты с точки зрения динамики межполушарной асимметрии, они связаны с тремя вариантами формирования устойчивого патологического состояния - соответственно правополушарным, смешанным и ле вополушарным.

Что же касается тех проблем, по поводу которых человек обра­ щается за помощью к психотерапевту, то большинство из них, как справедливо указывает В.В. Макаров (2001), «можно свести к не­ скольким основным, глубинным». Техника подобного сведения ча­ стных проблем к общим подробно рассмотрена в методе «кристал­ лизации проблем» В.В. Макарова и включает упрощение пробле­ мы, отделение ее от личности, доведение проблемы до абсурда или до логического завершения, сведение проблем к внутриличностным, а также языковые замены, направленные на присвоение пациентом ответственности (как в гештальт-терапии). Почему возникает не­ обходимость в подобном редактировании формулировки проблемы, в ее «кристаллизации»?

С одной стороны, стремление к рационалистичному упро­ щению отражает в целом привычный для человека поиск простых решений сложных проблем. Последнее же представляет собой проявление фундаментального психологического принципа об­ работки информации - концептуализации. Как известно, чело­ век не является бесстрастным «зеркалом», пассивно отражающим окружающий мир. Любая информация, им усвоенная, приобре­ тает характер знания личностного. При этом человек произво­ дит переформулирование исходной информации, перевод ее на собственный, привычный язык. Завершается процесс переработ­ ки информации созданием ее индивидуализированного, компакт­ ного и наглядного внутреннего представления за счет обобще ния, интеграции с жизненным опытом и ранее полученными тео­ ретическими знаниями и «свертки» с формированием глобаль­ ного образа - концептуальной модели (Welford A.T., 1961). В общем плане именно нарушения нормального протекания этих когнитивных процессов приводят к нарушению адекватного пси­ хического отражения действительности и возникновению психо­ логических проблем.

С другой стороны, сам человек осознает как внешние, так и зачастую внутренние проявления своего глубинного кризиса в ис­ каженном виде, вследствие действия механизмов психологической защиты. Очевидно, что нередко обнаружению путей решения про­ блемы препятствуют дезадаптивные убеждения. Образно говоря, выход из тупика всегда открыт, но сделать шаг в его сторону, разре­ шить себе воспользоваться этим путем к внутренней свободе чело­ веку мешают его собственные психологические барьеры и ограни­ чения, связанные с иррациональными запретами или с мнимой опас­ ностью (так же, как затравленному охотниками волку - красные флажки). По выражению С. Кови (1996), «то, как мы видим про­ блему, и есть проблема». Именно поэтому тот запрос, с которым па­ циент обращается к психотерапевту, необходимо переформулиро­ вать совместными усилиями обеих сторон.

По той же причине переформулирование проблемы само по себе оказывает психокоррекционное действие. Помимо упомя­ нутого метода «кристаллизации проблем», можно сослаться на используемое в гештальт-терапии так называемое позитивное переименование, а в психотехниках личностного роста (методика СИМОРОН) - присваивание «временного» (функционального, ро­ левого) имени. На психофизиологическом уровне в основе дости­ гаемого эффекта лежит выход из замкнутого «порочного круга» или «проторенного пути» тех нейронных цепочек, в которых циркули­ руют негативные мысли и зарождаются отрицательные эмоции (оча­ ги устойчивого патологического состояния, по Н.П. Бехтеревой).

Происходит это вследствие изменения вербального компонента сло­ жившейся в мозге функциональной структуры, связанной с психо­ логической проблемой. Тем самым изменяется проекция на эту структуру функциональной асиметрии полушарий мозга, их отно­ сительная значимость в поддержании очага устойчивого патологи­ ческого состояния. Очень важно здесь изменение вербального пред­ ставления проблемы с точки зрения правого полушария, на его язы Глава ке. Правополушарные речевые механизмы, как известно, остаются на детском уровне развития. Они представляют собой уязвимое зве но психики, с которым связано формирование проблем, и в то же время - каналом для суггестии. Соответственно для продуктивно­ го использования этих механизмов в целях психокоррекции важна возрастная регрессия.

К «кристаллизации» близки такие подходы к детализации пси­ хологической проблемы, как выявление лежащих в ее основе мета программ и базовых убеждений (НЛП), жизненных установок и сценариев (трансактный анализ), ведущих подсознательных убеж­ дений (BID, в IDEAL-методе Ч.К. Тойча) или выявление централь­ ной конфликтной темы отношений (CCRT, по Л. Люборски, в со­ временном психоанализе). В гештальт-терапии значимость выяв­ ления глубинного содержания, «ядра» проблемы связывается с представлением о том, что «в центре каждого невроза находится некое ядро, которое не поддается лечению. Однако энергию вокруг этого ядра можно реорганизовать и направить в социально полез­ ное русло» (Перлз Ф., 1992). Именно в телесной психотерапии со­ ответствующее «ядро» проблемы обнаруживается на самом глубин­ ном, телесно-физиологическом уровне.

В психокоррекционных методах используются различные под­ ходы к концептуализации психологических проблем. Это сведение частных проблем к более общим, универсальным: либо по форме к различным вариантам нарушения границы контакта по Ф.Перлзу (или, в формулировке М.П. Папуша, универсальным невротичес­ ким механизмам), либо по содержанию - к так называемым экзис­ тенциальным проблемам (см. табл. 4). Здесь необходимо опять же сослаться на мнение В.В. Макарова (2001): «Скорее всего, все [пси­ хологические - прим. наше] проблемы могут сводиться к экзистен­ циальным». Это относится к проблемам, входящим в компетенцию психотерапии. Что же касается самостоятельной работы человека на собой, личностного роста, то последний уже изначально направ­ лен на решение базисных психологических проблем, классифи­ кация которых рассматривается в экзистенциальной психотерапии (И. Ялом, Р. Мэй). Глубинный психобиологический смысл этих уни­ версальных проблем и их взаимосвязь с проблемами частными, слу­ жащими наиболее распространенными причинами обращения к пси­ хотерапевту (невротические синдромы, личностные расстройства), показаны в табл. 4.

Экзистенциальный и психобиологический смысл наиболее распространенных психологических проблем Психологические Экзистенциальные Биологический проблемы проблемы (адаптивный) смысл Тревога/страх Смерть/рождение Сохранение индивида (фобии.генерализованная тревожность,панические атаки) Проблемыдетско- Одиночество/изоляция Сохранение группы родительские,супружеские, (вида) сексуальные;

трудности вобщении Отсутствие Смысл жизни Биологическая удовлетворенности целесообразность жизнью;

экзистенциальная существования триада (В. Франкл) депрессия,наркомания, агрессия (втомчисле самоагрессия.склонность ксуициду) Инфантильность Свобода/ответственность Защитные реакции:

(зависимое.уклоняющееся пассивная поведение);

обсессивно «капитуляция» компульсивные активная - агрессия расстройства;

регресс психики(антисоциальное Социальное поведение) подражание Таблица Сведение всего многообразия психологических проблем к ба­ зовым, экзистенциальным способствует снижению интенсивности связанных с ними негативных эмоциональных переживаний и по­ могает устранению самих проблем. Это происходит за счет эффек­ та «универсальности», связанного с чувством общности (А. Адлер) и механизмами социального подражания («в самом деле, если это есть буквально у каждого... если все как-то приспосабливаются... и мне можно успокоиться...»), отыскания в проблеме приспособитель­ ного смысла и редукции тревоги.

В той или иной форме работа с перечисленными базовыми проблемами используется в различных методах психотерапии, помимо экзистенциальной. Иногда это происходит в неявном виде, чаще же внимание акцентируется преимущественно на ка Глава кой-либо одной разновидности экзистенциальных проблем. Так, классический психоанализ и семейная психотерапия во главу угла ставят проблемы одиночества и межличностных отношений;

про­ блема отношения к смерти подробно прорабатывается транспер­ сональной психотерапией и, естественно, танатотерапией;

про­ блема жизненного смысла лежит в основе логотерапии В. Фран кла;

проблема ответственности и бегства от свободы - в основе гуманистического психоанализа Э. Фромма. В телесной же пси­ хокоррекции все эти проблемы рассматриваются вместе с их со­ матической «привязкой».

Так, сходная классификация проблем пациента предложена В.Ю. Баскаковым (цит. по Газаровой Е., 2002): с проблемой по­ иска жизненного смысла и сопутствующей ей гиперрефлексией связаны дискомфортные телесные ощущения в области головы;

проблема одиночества может охватывать как социальные контак­ ты (дискомфортные ощущения в области рук, плечевого пояса), так и сексуальность (соматические проблемы в области таза);

проблемы ответственности, связанные с инфантильностью и по­ иском поддержки, на телесном уровне предстают как проблемы опор (с локализацией мышечного напряжения и болезненных ощущений в ногах). По нашему опыту, с проблемой ответствен­ ности также нередко связаны болезненные ощущения в области задней поверхности шеи и затылка. Что же касается проблемы страха смерти, то она может быть связана с разнообразными ощу­ щениями, в том числе с телесной диссоциацией (последнее ис­ пользуется в танатотерапии).

Многие модели в той или иной мере рассматривают психо­ соматические нарушения как регресс к инфантильным механиз­ мам психики, то есть, по сути, проявления возрастной регрессии.

Подчеркнем, что важнейшее положение этих моделей - именно то, что соматизированные эмоции связаны с инфантильными ре­ акциями, которые относятся к наиболее раннему периоду психи­ ческого развития. Напомним, что именно на работу с подобными телесными эквивалентами эмоций направлены техники сомато Центрированной психотерапии. Практическое следствие - то, что глубина возрастной регрессии в ходе телесно-психотерапевтичес­ ких сеансов по сравнению с другими методами психотерапии яв­ ляется наибольшей (Krens I., 1999);

потому-то именно телесная психотерапия и позволяет осуществлять коррекцию на самых S ~ U глубинных слоях психики. Сюда относятся в первую очередь та­ кие уровни организации личности, как уровень идентичности и духовности (по Г. Бейтсону). Здесь сближаются психотерапев­ тический и духовно-религиозный подходы к психологической помощи. Еще В. Райх обнаружил, что, испытывая регрессию в процессе вегетотерапии, пациенты вспоминают, как, «будучи маленькими детьми, ощущали себя единым целым с миром, со всем, что их окружало, как чувствовали себя «живыми» и как в конце концов это было уничтожено и сломано воспитанием. В расщеплении единства телесного ощущения [...] и в постоянном стремлении заново обрести контакт с самим собой и миром ле­ жат субъективные корни всех религий. [...] «Бог» является мис­ тическим представлением о вегетативном созвучии «Я» с приро­ дой».

Очевидно, что к пониманию психологических основ духов­ ности, способности человеческого «Я» к восприятию надлично го - того, что лежит за границами узких рамок индивидуального сознания, необходимо подойти с точки зрения психологии раз­ вития. Первым опытом духовных переживаний в этом смысле является ощущение грудным ребенком симбиотического един­ ства с матерью (или лицом, осуществляющим уход за ним). Для первоначального - «правополушарного», еще невербального дет­ ского сознания общение с тем окружением, которое для него яв­ ляется чем-то высшим и выходящим за пределы его робкого осоз навания, происходит на инстинктивном уровне. Выражая свои потребности с помощью инстинктивной телесной и голосовой коммуникации, ребенок получает естественный опыт того, как это непостижимое и всесильное окружение откликается на его при­ зыв и берет на себя заботу о нем, о его безопасности, насыщении и комфорте. Именно таким образом, на уровне импринтинга, за­ кладываются те психофизиологические основы духовности, к которым впоследствии обращаются и религиозное чувство, и потребность в духовной близости и эмоциональном слиянии с другими людьми (играющая большую роль в механизмах со­ циализации), и потребность в заполнении экзистенциального вакуума и развеивании страха одиночества, беспомощности, рождения/смерти и других фундаментальных человеческих про­ блем, удовлетворять которую, собственно, и призвана психоте­ рапия.

130 Глава 9. Симптоматика психосоматических расстройств Материал, с которым работают в процессе телесной психо коррекции, тесно связан и с психосоматическими заболеваниями.

Как обсуждалось ранее, психосоматические расстройства представ­ ляют собой не что иное, как интенсивные телесные проявления психологических проблем (обычно существующих длительное время). Соответственно специфика этих расстройств лишь отчас­ ти определяется конкретным диагнозом (нозологической принад­ лежностью). В не меньшей степени она зависит и от характера са­ мой психологической проблемы, и от личностных особенностей ее носителя. Поэтому и телесные проявления психосоматических расстройств, как правило, не замыкаются в тесных рамках отдель­ ного диагноза - можно говорить лишь о ведущих проявлениях, соответствующих определенной болезни. В то же время, как пра­ вило, присутствуют и другие психосоматические симптомы, свой­ ственные другим диагностическим единицам, хотя и менее выра­ женные. Поэтому и различные психосоматические симптомы це­ лесообразно рассматривать не в рамках отдельных заболеваний (нозоцентрический подход), а отдельных соматических проявле­ ний (симптомоцентрический подход).

Говоря о симптомах психосоматических расстройств, в первую очередь необходимо перечислить симптомы телесные, являющие­ ся на физиологическом уровне следствием реакции напряжения, а на психологическом - тревоги и фрустрации. При этом психосома­ тические нарушения внутренних органов представляют собой не­ адаптивные проявления стрессовой готовности (В. Икскюль), бо­ левые ощущения связаны с мышечным напряжением в сочетании с повышением болевой чувствительности (гиперестезией). Некото­ рые психосоматические жалобы имеют еще один механизм проис­ хождения - регрессионный, сочетающий в себе и физиологические, и психологические факторы. Физиологически это возврат нервной системы в «детское» состояние, психологически - воспроизведение на бессознательном уровне раннего детского опыта.

Проявления психосоматических расстройств, имеющие отча­ сти образно-символическое значение («язык тела»), являются так­ же действием защитно-компенсаторных механизмов, способом про­ тивостояния подсознательных фрагментов психики подавлению со 5» стороны сознательной цензуры. Тем самым подобные конверсион­ ные и диссоциативные механизмы психосоматических нарушений отражают внутреннюю двойственность, противоречивость челове­ ческой психики. В клинической психологии существует даже точка зрения, что любое хроническое соматическое (неинфекционное) заболевание начинается с эпизода личностной диссоциации, хотя бы кратковременного (Шульц Л., 2002). Иными словами, сначала возникает (или обостряется) внутренний конфликт или противо­ стояние сознательной и бессознательной частей личности, который проявляется в их диссоциации, а затем он находит выход (разрядку психологического напряжения) в появлении психосоматических симптомов.

ТЕЛЕСНЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ СТРЕССА Итак, наиболее типичными соматическими проявлениями за­ тяжного стресса (кратковременного, но интенсивного, либо затяж­ ного) и накопленных неотреагированных отрицательных эмоций являются следующие.

А. Мышечные проявления Болевые проявления а) Боль в области сердца, возникающая вне связи с физичес­ кой нагрузкой и имитирующая стенокардию. Не случайно подоб­ ные функциональные кардиалгии, боли в области сердца психоген­ ного характера описываются интуитивно-образным выражением «принимать близко к сердцу».

б) Боли в области шеи и головы, особенно в затылочной обла­ сти, или боли мигренозного характера, охватывающие половину головы;

реже - боли в височной области или в области лица, имити­ рующие невралгию тройничного нерва.

Боли в височной области часто связаны с хроническим напря­ жением мышц, сжимающих челюсти: в моменты неприятных пере­ живаний человек автоматически, не замечая этого, стискивает зубы (подобная «стрессовая» привычка может приводить к неприятно­ му состоянию, именуемому синдромом височно-нижнечелюстного сустава). Головные «боли напряжения» нередко проявляются и как ощущение надетой на голову и тягостно сдавливающей ее тесной 132 Глава каски» (в медицинском языке есть даже образное выражение «шлем неврастеника»). Напряжение же мышц шеи и затылка при водит не только к болям в этой области, но может сопровождаться еще и головокружением, и другими весьма неприятными проявле­ ниями. Нередко появление болей, тяжести в шейно-затылочной об­ ласти совпадает и с повышением артериального давления (см. да­ лее). Эти проблемы имеют и регрессионный компонент (напряже­ ние мышц задней поверхности шеи впервые возникает у ребенка раннего возраста, который учится держать голову).

в) Боль в области живота, имитирующая заболевания органов пищеварения.

Боль в подложечной области имитирует язвенную болезнь желудка. Возникая вначале в связи с наплывами отрицательных эмоций, постепенно она может перерасти в действительный гаст­ рит или язвенную болезнь - дистанция до «неврогенного» органи­ ческого заболевания здесь довольно короткая (особенно если чело­ век страдает заниженной самооценкой, занимается «самоедством» как в переносном, так и в прямом смысле).

Боль опоясывающего характера, отдающаяся в поясницу, час­ то имитирует панкреатит (в отличие от истинно соматического за­ болевания, объективные отклонения по данным лабораторных ана­ лизов здесь незначительны). Человек при этом как бы «не перева­ ривает» некоторую жизненную ситуацию.

Боли в правом подреберье, связанные с состоянием желчных протоков, имитируют холецистит, а при отсутствии объективных данных нарушения оттока желчи (данные ультразвукового иссле­ дования органов брюшной полости и уровень билирубина крови) носят специальное название дискинезии желчевыводящих путей.

Связь этих болей с эмоциональным состоянием (подавленностью, склонностью к депрессии, раздражительностью или скрываемой агрессивностью) известна со времен Гиппократа и получила назва­ ние меланхолии (в буквальном переводе - «черная желчь», что отражает действительный факт изменения окраски желчи, ее «сгу­ щения» - повышения концентрации желчных пигментов в случае застоя в желчевыводящих путях). С регуляцией моторики желче­ выводящих путей связана выработка вещества с локальным гормо ноподобным действием - холецистокинина, нарушение образова­ ния которого является одним из возможных физиологических ком­ понентов приступов страха(панических атак).

Боли в средней и нижней трети живота могут возникать как в момент острого стресса, так и в качестве интуитивного сигнала внеш­ него неблагополучия, как телесное проявление депрессивного про­ гноза развития событий (образное выражение «нутром чувствовать опасность»). Они связаны с повышением сократительной активно­ сти гладких мышц стенки кишечника - тоническим (спастическое состояние кишечника, запоры) или динамическим (повышение его моторики). В последнем случае боли нередко бывают блуждающе­ го или схватывающего характера и могут сопровождаться расстрой­ ством стула, носящим народное название «медвежья болезнь» и ди­ агностируемым как синдром раздраженного толстого кишечника.

(Регрессионный механизм - ранний детский опыт, связанный с при­ учением к личной гигиене.) Необходимо учесть, что вегетативные нервные сплетения пи­ щеварительного тракта (расположенные в стенке кишечника) ин­ тенсивно синтезируют нейромедиаторы. В первую очередь это био­ генные амины (дофамин, серотонин), снижение содержания кото­ рых в организме отмечается при депрессии. Как известно, снижение аппетита и торможение моторной активности кишечника являются типичными телесными проявлениями депрессии. Отчасти норма­ лизовать подобное состояние могут разгрузочно-диетические мероп­ риятия. Любимые российским народонаселением очищение орга­ низма и лечебное голодание (так же, как и религиозные посты) во многом являются интуитивными способами самопомощи при депрессивных состояниях.

г) Боли в спине (в пояснице, в межлопаточной области), либо расцениваемые как проявления остеохондроза позвоночника, либо провоцирующие действительные обострения этого в самом деле болезненного процесса. Нередко повышение тонуса около­ позвоночных мышц сочетается с «застойным» напряжением мышц конечностей, приводя к отдаленным, так называемым мы шечно-тоническим проявлениям остеохондроза позвоночника.

При этом появление болей в верхней части спины психологичес­ ки часто бывает связано со сдерживаемой агрессивностью (Лоу эн А., 2000), с застойным напряжением мышц плечевого пояса (регрессионный механизм - осуществляемые ребенком манипу­ ляции с внешними объектами). Боли же в нижней части спины нередко сопровождают переживание отсутствия помощи и под­ держки (регрессионный механизм связан с возрастом, в котором Глава ребенок начинает самостоятельно сидеть, вначале благодаря внешней поддержке).

д) Боли в тазовой области (и в низу живота), которые нередко сопровождают разнообразные сексуальные неврозы, особенно у женщин. В последнем случае они часто протекают под маской так называемого предменструального синдрома или альгоменореи (если связаны с месячным циклом) либо хронических воспалительных заболеваний матки и придатков (аднекситов).

е) Боли в костях и суставах (когда-то подобные боли носили название «невроза суставов»). Обычно это боли ноющего или ло­ мящего характера, нестойкие, мигрирующие, чаще не связанные с физической нагрузкой, зато обостряющиеся на высоте негативных эмоциональных переживаний или беспокоящие преимущественно по ночам (в период «господства» подсознательных психических ме­ ханизмов). Они могут протекать под масками ревматизма, остео артроза, у женщин в возрасте менопаузы - климактерического остеопороза.

Судорожные проявления и гилеркинезы Еще одной стороной хронического, застойного напряжения мышц является повышенная возбудимость нервно-мышечного ап­ парата («нервно-мышечная гипертензия» по Э. Джекобсону) и как следствие - повышенная готовность мышцы к сокращению. Отсю­ да и мышечные подергивания (тики), появляющиеся или усилива­ ющиеся в моменты душевного волнения, и болезненные судороги мышц (часто икроножных, как телесное отражение состояния, ко­ торое на психологическом уровне описывается как недостаточное «заземление»).

Б. Проявления со стороны сердечно-сосудистой системы а) Скачки артериального давления (обычно его повышение, реже понижение), преимущественно проявляющиеся в колебаниях давления систолического (и изменении пульсовой амплитуды дав­ ления). И повышение, и снижение артериального давления обычно вызывают головную боль;

высокое давление часто сопровождается сердцебиением, приливом жара или озноба, низкое давление - сла­ бостью, головокружением.

б) Сердцебиение или перебои сердца, заставляющие человека болезненно, с тревожным ожиданием вслушиваться в свой сердеч­ ный ритм: то сердце «бешено колотится, как будто сейчас из груди выскочит», то «замирает, вот-вот совсем остановится» (последнее часто сопровождается приступами страха). Нередко подобные па­ роксизмы возникают в ночное время, сопровождая внезапные про­ буждения (обычно им предшествуют сновидения неприятного со­ держания).

Во многих случаях психогенные нарушения ритма сердца ста­ новятся результатом «всплывания» подсознательного материала, который вытесняется бдительной «цензурой». Так как подобное не­ гативное подсознательное содержание не осознается (будь то во время «просмотра» сновидения или же в состоянии бодрствования), то остается только доступное для осознавания телесное отражение эмоций - изменение сердечного ритма. Соответственно на созна­ тельном уровне возникающая вспышка тревоги или гнева представ­ ляется беспричинной, отсюда и тягостное ее переживание (интуи­ тивное понимание «второго плана» или «двойного дна» подобных эмоциональных состояний).

Помимо физиологического механизма подобных аритмий (как известно, сердечный ритм чутко отражает эмоциональное со­ стояние человека), можно упомянуть еще и психологический ре­ грессионный механизм, благодаря которому они приобретают непропорциональное, завышенное субъективное значение. Это глубокая регрессия к периоду внутриутробного развития, когда развивающийся маленький человечек, помимо биения собствен­ ного сердца, буквально всем телом воспринимает сердцебиение материнского организма. Для него это физиологический «инди­ катор» эмоционального состояния матери, всецело определяю­ щего и его собственное состояние: ощущая биение сердца мате­ ри, он волнуется вместе с ней, вместе с ней радуется и страдает (Krens I., 1999).

В. Проявления со стороны пищеварительной системы а) Нарушение аппетита - от полного отвращения к еде (эпи­ зоды депрессии) до приступов «волчьего» голода. (Обычно па­ циент рассказывает, что для того, чтобы успокоиться в эмоцио генной ситуации, ему необходимо «заесть свой стресс».). Здесь 136 Глава действуют как физиологический механизм, связанный с депрес сивными расстройствами (описанный выше), так и собственно психологический, регрессионный механизм - аналогия с грудным вскармливанием, когда ребенок в состоянии дискомфорта либо отказывается от груди, либо, наоборот, ищет материнскую грудь успокаивается. Для грудного ребенка кормление - это не толь­ ко удовлетворение физиологической потребности в пище, но и важнейший способ получения положительных эмоций, и канал близкой телесной коммуникации с матерью - бондинга, вегета­ тивного резонанса).

Нередким следствием регулярного - точнее, привычного «стрессового» повышения аппетита становится психосоматичес­ кое ожирение. Оно отражает стремление человека с помощью удо­ вольствия от приема пищи восполнить дефицит положительных эмоций (Екимов М.В., Федорова А.И., 2001) и тем самым при­ глушить внутреннюю напряженность (или синдром дефицита удовлетворенности).

б) Нарушение глотания, часто сопровождающееся ощуще­ нием «комка в горле» (мышечные спазмы в области глотки, пи­ щевода). Подобное функциональное расстройство (психогенная дисфагия) обычно мешает проглатыванию преимущественно твердой пищи. Подсознательно с нарушением глотания обычно связан страх подавиться пищей. Регрессионный механизм - про­ блемы, возникавшие в грудном возрасте в связи с переводом ре­ бенка на плотную пищу (прикорм), реже - с грудным вскармли­ ванием.

в) Приступы психогенной тошноты (реже - рвоты), возника­ ющие непосредственно в стрессовой ситуации или же в преддверии («в предвкушении») эмоционально насыщенных событий, нежела­ тельных встреч, связанных с неприязненными отношениями («меня от него тошнит»). Чаще встречается у детей и подростков - напри мер, у ребенка, который не хочет идти на уроки, где подвергается давлению (или унижению) со стороны учителя, возникают присту­ пы рвоты во время утренних сборов в школу (при мысленном пред­ ставлении травмирующей ситуации). Психогенная рвота встреча­ ется также при юношеской дисморфофобии, в связи с недовольством собственной внешностью и навязчивым желанием похудеть. Регрес­ сионный механизм - «срыгивание» у грудного ребенка при пере­ возбуждении.

Г. Проявления со стороны дыхательной системы а) Одышка, не связанная с болезнями органов дыхания и про­ являющаяся как чувство «неудовлетворенности» вдохом, сопровож­ дающееся желанием вздохнуть поглубже. (Последнее может при­ водить к избыточно глубокому дыханию - так называемый гипер­ вентиляционный синдром.) Регрессионных механизмов здесь также как минимум два. Наиболее ранний из них - это запечатлевшийся в памяти на подсознательном уровне первый вдох, по механизму им принтинга становящийся стереотипной реакцией на стресс. Второй регрессионный компонент гипервентиляции - подавляемая дет­ ская реакция плача (ребенок рефлекторно пытается остановить плач за счет частых глубоких вдохов с коротким выдохом).

б) При этом часто возникает ощущение онемения и покалыва­ ния в руках (и как составная часть гипервентиляционного синдро­ ма, и как самостоятельное проявление). Аналогичные ощущения в ногах могут сопровождаться болезненными судорогами икронож­ ных мышц. (Вносит свой вклад и вызванное длительными стресса­ ми и сдвигом гормонального баланса нарушение обмена микроэле­ ментов, в первую очередь кальция, приводящее к повышению не­ рвно-мышечной возбудимости. «Вымывание» кальция из организма у женщин старше 40 лет может приводить к остеопорозу, сопровож­ даться болями в костях.) в) Ощущение «комка» в горле, упомянутое ранее, на фоне затруднения дыхания. Сюда же может присоединяться спазм мышц, управляющих голосовыми связками, что приводит к на­ рушению голосообразования («перехватило голос»). Подобные проблемы, когда голос внезапно предательски «садится» или даже пропадает (афония), могут возникать в моменты ответственных публичных выступлений (см. далее метод Александера), бурных волнений (особенно в спорах, конфликтах, что мешает возразить собеседнику) или же после перенесенных внезапных психотрав мирующих ситуаций. Именно таким образом человек нередко теряет голос в минуты сильного душевного волнения. Затяжной же стресс может приводить к расстройствам по типу хроничес­ кого ларингита, нередко сопровождающегося постоянным «не­ рвическим покашливанием». Можно упомянуть два регрессион­ ных механизма подобных нарушений: во-первых, это подавлен­ ный крик у грудного ребенка («первичный крик», по А. Янову);

Глава во-вторых, подавленная речь в более старшем возрасте (на фоне строгих окриков родителей, запрещающих ребенку словесное выражение своего мнения и своих эмоций).

г) Заложенность носа, затрудняющая носовое дыхание и рас­ цениваемая как «вазомоторный ринит». В отличие от «чистых» ри­ нитов, ухудшение состояния обычно отчетливо связано с обостре­ нием психологических проблем (конфликтами, перегруженностью на работе, переутомлением у учащихся и т.д.). В литературе можно встретить даже упоминания о вазомоторно-аллергическом вариан­ те протекания депрессии (Осколкова С.Н., 1995). При этом часто обнаруживается болезненное напряжение мышц задней поверхно­ сти шеи (телесное отражение неспособности нести бремя ответ­ ственности). Регрессионный механизм - также задержанный плач («невыплаканные слезы»).

Д. Проявления со стороны органов чувств а) Кратковременное нарушение зрения (предметы как бы рас­ плываются перед глазами, и человеку приходится напрягать зрение, чтобы сфокусировать его и увидеть окружающее более отчетливо).

Регрессионный механизм - «расфокусированное» зрение новорож­ денного ребенка (переход из водной среды в воздушную, неумение фиксировать взгляд).

Связанное со стрессом напряжение может вызывать более се­ рьезные нарушения органа зрения, начиная со зрительного утомле­ ния, спазма аккомодации, которое может со временем приводить к близорукости или повышению внутриглазного давления (ведуще­ му к глаукоме). Символический, конверсионный механизм связан­ ных со стрессом нарушений зрения - «Не вижу, потому что не хочу видеть».

б) Такие нарушения часто сопровождаются головокружением («как подумаю о проблемах, голова идет кругом»), а оно, в свою оче­ редь, также может быть связано с неуверенностью при ходьбе, ощу­ щением «ватных» ног или чувством, что «земля уплывает из-под ног». Регрессионный механизм - ощущения ребенка, который еще только учится стоять и ходить.

К головокружению могут добавляться приступы тошноты, шума в ушах, снижающего остроту слуха, - так называемый менье Роподобный синдром (лабиринтный отек). Конверсионно-символи ческий подсознательный механизм подобных нарушений - «Не слы­ шу, потому что не хочу слышать».

Болезненный звон в ушах (тиннит) также во многом связыва­ ется с психосоматическими проблемами и рассматривается как след­ ствие длительного стрессового напряжения мышц шейно-затылоч ной области (Уэйл Э., 1999).

Е. Прочие проявления а) Приливы жара («кровь бросилась в голову») или озноба («от страха все внутри заледенело»), иногда волнообразно сменяющих друг друга («бросает то в жар, то в холод»), которые могут сопро­ вождаться мышечным тремором (пациент описывает свои ощуще­ ния так: «Волнуюсь буквально до дрожи в руках и ногах»). Регрес­ сионный механизм - несовершенство механизма терморегуляции у новорожденного ребенка, физически нуждающегося в тепле мате­ ринского тела.

б) Обильное мочеиспускание, которое обычно возникает пос­ ле приступов паники. (Здесь стрессовые расстройства пересекают­ ся с проявлениями так называемого несахарного диабета и могут утяжелять его протекание.) в) Разнообразные сексуальные проблемы (как снижение сек­ суального влечения и потенции, так и в некоторых случаях гипер­ сексуальность). Нередко они могут быть вызваны привычным на­ пряжением мышц области таза. Подобные проблемы, как обнару­ жил В. Райх, могут быть напрямую связаны просто с неумением человека расслабиться в прямом смысле, то есть снять мышечное напряжение. Регрессионный механизм нарушений потенции у муж­ чин, женской холодности - инфантильный отказ от «взрослости», от своей половой роли. Сюда же примыкают функциональные на­ рушения менструального цикла у женщин (нерегулярность цикла, аменорея, предменструальный синдром).

г) Нарушения сна - бессонница или, наоборот, сонливость, сопровождающаяся ощущением того, что сна было недостаточ­ но. Иными словами, человек после пробуждения чувствует себя разбитым, иногда может даже жаловаться на боли в мышцах (следствие того, что даже во сне он не расслабляется), описывая свои ощущения «как будто всю ночь мешки таскал» или даже «как будто палками колотили» (подобное самонаказание может быть 140 Глава подсознательно желаемым для критически настроенного Супер Эго).

При этом сновидения становятся тревожными, угрожающи­ ми (ночные кошмары);

тем не менее они продолжают выполнять адаптивную функцию, так как «инсценировка» во сне стрессовых ситуаций служит как для эмоциональной разрядки, так и для поис­ ка выхода из сложившихся обстоятельств (поисковая активность, по B.C. Ротенбергу). Нередко человек не помнит своих снов - они как бы стираются из памяти, что является следствием действия пси­ хологической защиты (вытеснения). В нарушении сна играют роль также и регрессионные механизмы, особенно когда изменяется ритм сна и бодрствования, порой напоминая режим сна грудного ребен­ ка (многократное чередование периодов активности и сонливости в течение дня).

д) Интенсивные хронические стрессы также постепенно ис­ тощают, как бы «подтачивают» гормональную функцию коры над­ почечников (напомним, что по схеме Г. Селье именно повышение при стрессе уровня кортикостероидных гормонов представляет собой основной механизм формирования устойчивости организ­ ма к неблагоприятным воздействиям). Эта скрытая, латентно про­ текающая недостаточность создает плодородную почву для раз­ вития аллергических и аутоиммунных (в частности, ревматичес­ ких) заболеваний.

е) Последнее также приводит к появлению жалоб астеничес­ кого характера - на слабость, утомляемость. Достигая значитель­ ной степени выраженности, они формируют так называемый синд­ ром хронической усталости, когда повышенная утомляемость со­ провождается не только постоянным чувством усталости, но еще и «беспричинным» повышением температуры тела (37,0-37,1 °С), «летучими» болями в мышцах, суставах, в горле (Стюарт А„ 1997).

ж) Сочетанный - и психологический, и физиологический характер носят приступы паники, варьирующие от опасения поте­ рять контроль над собой до всепоглощающего страха смерти. Рег­ рессионный механизм - оживление у взрослого человека первич­ ных детских страхов (описанных далее).

Главным отличием всех описанных выше психосоматических расстройств от обычных телесных страданий является характер их протекания: отчетливые ухудшения совпадают с моментами бурных Душевных переживаний. Важно подчеркнуть также наличие лич ностной предрасположенности или личностно-типологических осо­ бенностей, обусловливающих возникновение психосоматических нарушений.

Подобные расстройства могут как возникать в непосредствен­ ной связи со стрессом (в момент острого стресса или на фоне про­ должающейся хронической нервно-психической напряженности), так и иметь отсроченный характер. В последнем случае организм начинает «сыпаться» спустя какое-то время после стрессовых со­ бытий. Это так называемый «синдром рикошета», который следует за стрессом наподобие хвоста кометы. Причем подобное может про­ исходить, даже если эмоционально значимые события были пози­ тивными, связанными с жизненными успехами - «синдром дости­ жения», вызванный переживанием бурных положительных эмоций и, самое главное, обретением долгожданных радостей, к которым человек упорно стремился.

Необходимо упомянуть также о вторичных психосоматичес­ ких расстройствах, играющих значимую роль в протекании обыч­ ных, соматических заболеваний. Их наличие можно обоснованно предположить, если выздоровление от телесной болезни затягива­ ется сверх обычных сроков, особенно в тех случаях, когда хрони­ ческое заболевание носит прогрессирующий характер.

Все эти телесные расстройства, по сути, представляют собой патологические эквиваленты психофизиологической адаптации.

Иными словами, эквивалент неотреагированных эмоций - сурро­ гатную, неадаптивную форму эмоциональной разрядки. Именно по­ этому эффективным способом борьбы с ними являются телесно ориентированные методы эмоционального самораскрытия, саморе­ гуляции и самоконтроля.

Генератором же психосоматических расстройств зачастую являются собственные навязчивые самокритичные, самообвини­ тельные мысли пациента. Это не что иное, как фрейдовское Супер Эго - сопровождающий человека всю жизнь набор воображаемых «самонаказаний», сложившийся в раннем детстве. Иными словами, продукт привычной детской реакции на воспитующие нотации родителей и в то же время идентификации с ними (представления ребенком себя на месте взрослых). Подобный негативно-самообви­ нительный образ мыслей («самоедство»), ставший привычкой, не­ довольство собой и частая неудовлетворенность результатами сво­ ей деятельности являются не чем иным, как неспособностью чело Глава века избавиться от «пережитков детства», одним из проявлений ин­ фантильности.

Нужно подчеркнуть, что пациенты, страдающие от психосо­ матических болезней, во многом сами виноваты в их возникновении.

Еше 3. Фрейд, говоря о происхождении подобных расстройств, под­ черкивал, что люди «обладают даром делать себя больными... каж­ дый человек обладает этой способностью и каждый использует ее в объеме, который мы не вполне себе представляем» (цит. по Г. Ам мону, 2000). И самым главным выводом для нас является то, что психосоматические расстройства обратимы при использовании внутренних психологических ресурсов пациента - его желании стать здоровым, убежденности в том, что выздоровление возможно, и ак­ тивном участии в процессе самоисцеления с помощью процедур пси­ хотерапии и саморегуляции. По выражению основоположников пси­ хоиммунологии супругов Саймонтон, «точно так же, как человек «психосоматически» заболевает, он может и «психосоматически» выздороветь» (Саймонтон К., Саймонтон С, 2001).

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОЯВЛЕНИЯ СТРЕССА К чему все эти недомогания приводят, помимо плохого само­ чувствия? Физические страдания, в свою очередь, вызывают стра­ дания душевные. Первичные эмоциональные проблемы перераста­ ют во вторичный психологический дискомфорт. Перечислим самые частые проявления психосоматических расстройств, связанных со стрессом, на различных психологических уровнях.

На эмоциональном уровне а) Беспокойство, тревога в чистом виде. (Тревога - это не что иное, как страх, не направленный на какой-либо конкретный пред­ мет.) Особенно характерна для затяжного стресса так называемая «свободно плавающая», немотивированная тревога, иными слова­ ми, беспочвенные опасения по поводу маловероятных событий, ко­ торые, возможно, никогда не произойдут.

б) Подавленное настроение (вплоть до стойко пониженного, Доходящего до степени депрессии;

от тревоги до депрессии один шаг...). Возможны также резкие перепады настроения, нередко со­ провождающиеся эмоциональной неуравновешенностью - неконт Психофизиологически-ориентированные модели психосоматических расстройств ролируемыми бурными вспышками эмоций и «выплескиванием» агрессивности.

в) Немотивированная раздражительность и связанная с ней повышенная конфликтность, вызванные не внешними причинами, а внутренним состоянием человека.

г) Эмоциональное опустошение или синдром эмоционального выгорания, обычно связанного с профессиональным стрессом у людей «помогающих профессий» (врачи, психологи, педагоги) или занятых в сфере обслуживания с высокой интенсивностью обще­ ния с клиентами и повышенной конфликтностью последних (про­ давцы, торговые и рекламные агенты и др). Выгорание проявляет­ ся не только как эмоциональная опустошенность («исчерпанность» эмоций) и уход от общения («отгороженность»), но еще и эмоцио­ нальная примитивизация («уплощение») и повышенная конфликт­ ность («взрывчатость»). Выгорание приводит еще и к состоянию разочарования в повседневной деятельности, с которой также ассо­ циируются постоянная усталость и утрата ценностных ориентиров (деморализация, огрубление и цинизм, регресс личности).

На уровне мышления а) Фиксация на определенных мыслях, связанных с источни­ ком стресса (как правило, негативных). Происходит также суже­ ние круга интересов: все они группируются вокруг «болезненной» темы, и человеку становится трудно переключиться на размышле­ ния о других сторонах жизни. В результате он многократно повто­ ряет одну и ту же последовательность мыслей, одну и ту же цепоч­ ку рассуждений - как бы мысленно ходит по замкнутому кругу, не видя из него выхода. (Особенно свойственно это так называемым «вязким» личностям, с эпилептоидной акцентуацией характера с учетом того, что в условиях стресса происходит «заострение» характерологических особенностей.) Подобное «неотступное ду мание» может перерастать в психопатологические явления, приво­ дя к формированию не только навязчивых мыслей, но и сверхцен­ ных идей, болезненно-недоверчивой подозрительности (паранояль ности).

Физиологически подобные изменения мышления связаны с закономерностями протекания процесса возбуждения в мозге формированием очага «застойного» возбуждения (доминанты), ко 144 Глава торый может перерастать в устойчивое патологическое состояние мозга. Психологический же регрессионный механизм «застревания» на негативных мыслях связан с возвратом к ранним этапам психи­ ческого развития (от года до двух). В этом возрасте, по 3. Фрейду именуемым анальным периодом развития, у ребенка формируется самосознание, речь, словесно-оформленное мышление и психомо­ торные навыки самостоятельности (ходьба и др.). При этом описан­ ный механизм психики, позволяющий многократно возвращаться к одной и той же информации, настойчиво повторять одни и те же действия, а в общем смысле - настаивать на своем, носит адаптив­ ный характер, помогая ребенку осваивать важные навыки.

б) Противоположное состояние «отсутствия мыслей», внутрен­ ней опустошенности («в голове пустота... ничего не хочется...»). Это тягостно переживаемое состояние нередко также сопровождается субъективным ощущением замедления мыслительной деятельнос­ ти (особенно при склонности к депрессии). Данная форма реакции на стресс, по сути, представляет собой проявление психологичес­ кой защиты, протекающей в форме вытеснения (защиты от словес­ но оформленных мыслей на болезненную, «запретную» тему). Фи­ зиологически, как показано, в частности, Э.А. Костандовым (1988), подобному состоянию соответствует так называемое защитно-охра­ нительное торможение коры мозга. На собственно психологическом уровне оно также связано с механизмами регрессии, причем с воз­ вратом в еще более ранний по сравнению с предыдущим период воз­ растного развития, предшествующий развитию речи. Тем самым происходит переход в состояние «бессловесности», то есть времен­ ного преобладания активности правого, невербального полушария.

На уровне поведения а) Повышение поведенческой активности. При этом необхо­ димо подчеркнуть, что хотя изначально подобная активность явля­ ется приспособительной, но результат ее не всегда бывает адаптив­ ным. Это относится к так называемым первичным поведенческим реакциям - бездумно-автоматическим, связанным с подсознатель­ ными, примитивными стратегиями выживания (А. Бек). Формами такой непродуктивной деятельности могут быть и непродуманные, нелогичные, скоропалительные поступки, и просто суетливое бес­ покойство. Физиологически данная форма поведения связана с так П'сихофизиологически-ориентированные модели психосоматических расстройств называемой поисковой активностью (B.C. Ротенберг), запрограм­ мированной на неосознаваемом уровне.

У детей аналогичная расторможенность поведения носит на­ звание гиперактивности. Ее подсознательная цель - привлечь к себе внимание и родительскую любовь (если ребенку ее не хватает), а в более старшем возрасте - внимание, сочувствие и поддержку окру­ жающих. Именно подобные моменты связываются в данном случае с возрастной регрессией. Еще один регрессионный механизм, по С. Грофу, - переживание на подсознательном уровне процесса рож­ дения в период прохождения по родовым путям, активного поиска выхода (III базовая перинатальная матрица).

б) Снижение активности - не просто бездействие, но еще и за­ торможенность, вялость, апатия. Это безвольное состояние пережи­ вания «тупика», сопровождающееся отказом от поиска. Его глубин­ ную основу составляет отрицательный баланс между гипертрофи­ рованным представлением о тяжести проблемы, переоценкой ее негативных последствий и скептической, самоуничижительной не­ дооценкой собственных возможностей справиться с ситуацией.

Физиологически подобный стереотип поведения восходит к защит­ ной реакции двигательного «оцепенения» (ступора). Психологичес­ кий регрессионный механизм - возврат к внутриутробному перио­ ду, точнее, к начальному периоду родов, связанному с переживани­ ем безвыходности (по С. Грофу, II базовая перинатальная матрица).

в) Сочетание двух предыдущих вариантов, которые безоста­ новочно сменяют друг друга. Лихорадочные попытки выхода из стрессовой ситуации сменяются пассивно-пораженческим состоя­ нием, пессимистическим настроем и унынием. Психологический механизм подобного состояния составляет внутренняя противоре­ чивость (амбивалентность, полярность).

На межличностном (социально-психологическом) уровне а) Нарушение отношений с людьми. В соответствии с типоло­ гией К. Хорни, отношения могут изменяться от эмоциональной хо­ лодности, бесчувственности (движение «от людей») до открытой враждебности по отношению к окружающим (движение «против людей»). Либо, напротив, может возникать инфантильная зависи­ мость от окружающих (движение «против людей») - демонстрация своего душевного разлада и беспомощности, приниженность, поиск 146 Глава внешней поддержки и сочувствия. Регрессионный механизм - воз врат в состояние ребенка, у которого еще отсутствует достаточный жизненный опыт «взрослого» общения.

б) Отгороженность, социальная изоляция. Это стремление от­ городиться от реальной жизни как источника стресса, изолировать­ ся от повседневной суеты, напоминающей о стрессовых событиях, и от людей, с ними связанных, - уединиться в воображаемой келье или «башне из слоновой кости». Средствами ухода от реальности могут быть и расстройства поведения, различного рода зависимос­ ти, как химические - будь то алкоголь или наркотики, так и пове­ денческие - игры азартные (gambling) или игры компьютерные, ин­ тернет-зависимость или различного рода фанатизм.

в) Нарушение социально-психологической адаптации, проще говоря, нарушение приспособления к жизни, приводящее к сниже­ нию социальной компетентности и жизненной успешности (начи­ ная от вопросов карьеры, трудоустройства вплоть до решения про­ стейших бытовых проблем). Образно можно назвать подобное со­ стояние «синдромом жертвы» или «синдромом неудачника», в основе которого лежит такой регрессионный механизм, как детская беспомощность.

Естественно, обе описанные группы проявлений стресса - и психологических, и физиологических - приводят в итоге к сниже­ нию социальной активности и трудоспособности в первую очередь вследствие постоянной (даже в начале рабочего дня или после от­ дыха) и внешне беспричинной усталости, связанной с истощением нервной системы. Свой вклад в снижение работоспособности вно­ сит и повышенная отвлекаемость, неспособность сосредоточиться.

СОСТОЯНИЯ СТРАХА Отдельно нужно сказать о страхах, являющихся формой вы­ хода создаваемой стрессом внутренней психологической напряжен­ ности и одновременно проекцией детских негативных переживаний.

Упомянем наиболее универсальные формы страхов.

1) Страх смерти - первичный, «животный» правополушарный страх. (На самом деле это не страх смерти как таковой, поскольку страх по определению связан с чем-то конкретным и известным.

Опыт же умирания обычно у человека отсутствует - за исключени­ ем тех немногих, кто перенес клиническую смерть.) То, что ассоци ируется со смертью, - в первую очередь боязнь чего-то неизведан­ ного, опасного для жизни, неподвластного человеческим силам и неумолимого. Такова изнанка первичной травмы рождения - стра­ ха ребенка перед неопределенностью, перед слепой безжалостной силой, которая нарушает его привычное существование. (Этот страх, сопровождающий процесс рождения, описан С. Грофом (1994) как опыт переживания базовых перинатальных матриц.) Во взрослой жизни детский страх рождения перерастает в страх перед всем не­ изведанным, неподконтрольным, захватывающим и подчиняющим себе, перед всевластным провидением, а на сознательном уровне он интерпретируется как страх смерти.

Сюда же примыкает страх одиночества - детский страх поки­ нутости, именуемый в психоанализе страхом «потери объекта», по­ тери «защитника» или «кормильца», а по сути -страх потери мате­ ри (или заменяющего ее лица, заботящегося о ребенке), острое пе­ реживание собственной беспомощности и беззащитности. Именно поэтому приступы паники у взрослых людей всегда облегчаются в присутствии значимых для них близких, которые в буквальном смысле слова держат больного за руку, символически заменяя ро­ дителей.

2) Страх потери контроля - «левополушарный». Страх по­ терять контроль над собой - это продукт дремлющих в психике взрослого человека суровых родительских указаний, усвоенных им в детстве (Супер-Эго, внутренний «Родитель»). Можно назвать его страхом рациональной части сознания перед собственным «непо­ слушанием». Ведь больше всего страшит подобную воспитательно критическую часть личности именно боязнь совершить что-либо предосудительное, недозволенное (то, что старшие строго-настро­ го запрещали) из-за высвобождения дремлющих в собственной пси­ хике скрытых сил, не управляемых логикой и здравым смыслом (на самом деле всего-навсего непослушным внутренним «Ребенком» детской, непосредственной и «шаловливой» частью личности).

3) Страх сойти с ума (смешанный, с точки зрения межполу шарного конфликта).

Более распространенными разновидностями страхов, также являющимися отражением детскости, являются их конкретные под­ типы (фобии), связанные с тем или иным специфическим объектом страха. К примеру, это агорафобия - страх ребенка, который боится остаться один, без матери рядом, или противоположная разновид 148 Глава ность страхов - социофобия, страх ребенка, который панически бо­ ится «чужих» людей.

Подытоживая сказанное, можно заключить, что симптомати­ ка психосоматических расстройств в основном сводится к телесным проявлениям «детских» тревог и страхов, а также депрессии и по­ давленной агрессивности.

Проявления подобного телесного «рикошета» эмоций могут протекать как постоянно (перманентно), так и приступообразно (пароксизмально). В последнем случае в качестве примеров можно упомянуть гипертонические кризы, приступы бронхоспазма, паро­ ксизмы сердечной аритмии или панические атаки. При этом повто­ рение приступов может быть связано как с внешними стрессовыми поводами, так и с внутренним эмоциональным состоянием, в пер­ вую очередь с повышенной тревожностью. Именно она замыкает так называемый «порочный круг», подталкивая возникновение повтор­ ных пароксизмов по схеме «приступ - тревожное ожидание при­ ступа - приступ» (Райский В.А., 1992). И здесь именно телесные методы саморегуляции (мышечная релаксация, брюшное дыхание, «заземление») могут служить эффективным средством снятия оче­ редных приступов на самых ранних этапах, буквально в первые минуты развития, а также их предупреждения.

Глава Телесная психотерапия:

сомато-центрированные методы психокоррекции Еще одна цель нашего изложения - несмотря на разнообразие и разноплановость существующих психотерапевтических методов (не только сомато-центрированных), попытаться объединить часть из них на объективной, физиологической основе. С точки зрения фи­ зиологического подхода, представляется целесообразным разделить разнообразные методы психокоррекции на две группы:

а) преимущественно левополушарные, вербально-опосредован ные, формализованные (алгоритмизованные), рациональные (психоанализ, рациональная психотерапия, классическая суг­ гестия, трансактный анализ, НЛП);

б) преимущественно правополушарные, невербальные, неформа­ лизованные. Сюда в первую очередь можно отнести телесно ориентированные психотерапевтические методы, дыхательные техники (холотропная терапия по С. Грофу), медитативные техники.

Это различие станет более наглядным, если представить мета­ форическую модель психики человека в виде сосуда, стенки кото­ рого символизируют телесно-физиологические основы психики, а содержимое - собственно психические процессы. Иногда сосуд на­ полнен поистине божественным нектаром, источающим неповтори­ мый аромат, служащий источником вдохновения (зрелая, гармонич­ ная и творческая личность), а порой его содержимое представляет собой нечто весьма неприятное, к тому же бурлящее и клокочущее, угрожающее вырваться из сосуда или разнести его на осколки. Тог­ да содержимое сосуда необходимо как можно скорее охладить, либо заменить другим, либо добавить необходимый «алхимический» ре Глава актив, который нейтрализует едкую щелочь или агрессивную кис­ лоту, а ядовитые соли при этом выпадут в осадок и их можно будет выплеснуть... Что же касается самого сосуда, то хотя стенки его дол­ жны быть целыми и прочными (здоровое тело, здоровый мозг), порой, увы, они бывают треснувшими или прохудившимися - тут срочно требуется ремонт, нужны умелые руки гончара или лудиль­ щика (психотерапевта, психиатра). Иногда же просто форма сосуда неудачна - слишком высокое горлышко, которое затрудняет обнов­ ление содержимого (аутизация, социальная изоляция), или слиш­ ком узкое дно, так что сосуд становится неустойчивым и любое не­ значительное внешнее воздействие может его опрокинуть, расплес­ кав содержимое (недостаточная психологическая устойчивость, «незаземленность»).

Различные методы психотерапии подходят к обращению с этим драгоценным сосудом с разных сторон в зависимости от того, на что они в большей мере обращают внимание - на его форму или на содержание. Если в вербальных методах психокоррекции основное внимание уделяется тому, чтобы заменить содержание либо добиться гармоничного сочетания его ингредиентов, то в не­ вербальных основной акцент делается на то, чтобы исправить фор­ му. Иными словами, помочь пациенту создать нужное психофизи­ ческое состояние (связанное с измененным состоянием сознания), которую он сам наполнит необходимым для себя содержанием. В этом ему помогут собственные подсознательные ресурсы, есте­ ственные механизмы психологической защиты и саморегуляции.

(Пользуясь нашей метафорой, придать сосуду правильную фор­ му и устойчивое положение, надежно залатать трещины и дыры, охладить или поставить в теплое место, - а там уж его содержимое само перебродит и превратится во вдохновляющий напиток с не­ повторимым букетом.) Различие между этими подходами, конечно, условно. В сущ­ ности, вся психокоррекция представляет собой различные вариан­ ты коммуникации с правым полушарием, просто доступ к нему осу­ ществляется разными способами: вербально, через левое полуша­ рие, либо невербально - напрямую, что имеет определенные преимущества. И наше дальнейшее изложение будет посвящено именно невербальным, сомато-центрированным или телесно-ори­ ентированным методам психотерапии. Несмотря на то, что, как от­ мечает Л.С. Сергеева (2000), «теория, которая объединила бы раз личные ее направления, сделала бы ее стройной и гармоничной си­ стемой, пока еще не создана», наша задача - представить читателю фрагменты именно подобной объяснительной и объединительной схемы телесно-ориентированных психокоррекционных техник в рамках физиологического подхода.

Более того, внутренняя противоречивость и стремление к ин­ теграции затрагивает сферу не только телесно-ориентированных методов, но и всей психотерапии в целом. Создается впечатление, что здесь все специалисты говорят об одном и том же, но по-разно­ му. По словам Р.А. Абдурахманова (2002), «в различных направле­ ниях... психотерапии разработаны методологические положения, которые иногда не только отличаются, но и противопоставляются друг другу». А это не что иное, как ситуация научно-методологи­ ческого кризиса, разброда и сумятицы в дружных рядах професси­ оналов. Ведь дело не только в том, что, обсуждая профессиональ­ ные проблемы, специалисты подходят к ним с разных сторон, вы­ сказывая разные, не совпадающие друг с другом точки зрения. Это вполне естественно и является отражением обычных «кризисов ро­ ста», сопровождающих развитие каждой научной теории. Настоя­ щая же неразбериха проявляется в том, что на самом деле все пси­ хотерапевты говорят об одном и том же, но на разных языках, не понимая друг друга, переоткрывая заново уже известное, по сути, изобретая очередной велосипед. Именно поэтому Д. Гриндер и Р. Бэндлер (1993) говорили о том, что «в психотерапии знания не передаются» и что одной из основных проблем в психотерапии «яв­ ляется изобретение одного и того же несколько раз». И это не слу­ чайность, а закономерность. Ведь психотерапия - правополушар ная коммуникация, невербальная по своей основе. А значит, и со­ держание этого процесса крайне сложно передать словами.

Поэтому главной целью нашего изложения является не псев­ доизобретательство, не описание прописных истин новым языком, искажающим их до неузнаваемости, а собирание того, что уже изве­ стно, и описание этого единым языком - языком физиологическим.

И та общность, которая при этом обнаруживается между телесны­ ми и иными методами психотерапии - а параллели между ними не­ избежны, ведь направлены все эти методы, по сути, на решение об­ щих задач - позволяет выйти за границы телесно-ориентированной психотерапии и добиваться ее объединения с другими методами на основе более широкого, телесно-интегративного подхода.

Глава 1. Основные представления физиологического подхода в психокоррекции Последние десятилетия, начиная с триумфального шествия нейро-лингвистического программирования (объединившего пси хокоррекционные приемы, разработанные М. Эриксоном, Ф. Перл зом и В. Сатир, с учетом данных психофизиологии и матема­ тической лингвистики), характеризуются все более явным про­ явлением в психокоррекции интегративных тенденций. Новые методы объединяют существовавшие ранее, которые до настоя­ щего времени не только развивались изолированно, но и конку­ рировали друг с другом (со всеми вытекающими отсюда послед­ ствиями). И физиологический подход заключается в том, что обшей методологической платформой, на которой происходит объединение разнородных психотехнологий, служат достижения фундаментальных наук о человеке, подхода естественнонаучного.

При этом в телесной психокоррекции в качестве объективной, пси­ холого-физиологической базы используются следующие представ­ ления:

а) разработанные в нейропсихологии:

схема локализации высших психических функций в коре головного мозга;

данные о функциональной асимметрии полушарий мозга в двух ее аспектах - лево-правый и лобно-затылочный гра­ диент асимметрии;

б) разработанные в нейро- и психофизиологии:

классическая условно-рефлекторная теория (И.П. Павлов) и теория акцептора действия (П.К. Анохин);

феномен доминанты (А.А. Ухтомский;

B.C. Русинов) и ус­ тойчивого патологического состояния мозга (Н.П. Бехте­ рева);

феномен синхронизации биоэлектрической активности различных корковых зон (по Н.М. Ливанову);

представления о психофизиологической специфичности функциональных состояний (по Н.Н. Даниловой);

феноменология и психофизиология измененных состояний сознания (С. Гроф;

В.В. Козлов);

теория физиологической возрастной регрессии (М.Е. Сан домирский, Л.С. Белогородский), лежащая в основе из­ мененных состояний сознания.

Последние положения в контексте психокоррекции являются наиболее значимыми, так как именно измененные состояния созна­ ния с точки зрения физиологического подхода представляются глав­ ным психотерапевтическим «рабочим инструментом». В качестве же основного механизма психотерапевтических измененных состо­ яний сознания рассматривается физиологическая возрастная рег­ рессия (Сандомирский М.Е., 2001). Иными словами, возрастная регрессия не в узком, биографическом или когнитивно-поведенчес­ ком смысле (как это бывает в гипнотических состояниях, при вну­ шении человеку возраста меньшего, чем действительный), а в не­ специфическом - физиологическом. Подобная регрессия (ФБР) представляет собой временный возврат нервной системы взросло­ го человека в функциональное состояние, в основных чертах повто­ ряющее характеристики состояния нервной системы ребенка. В ча­ стности, это касается функциональной асимметрии полушарий, ее сглаживания, когда различия активности между полушариями сти­ раются, либо инверсии, когда «ведущее» и «ведомое» полушария меняются ролями.

Подобный процесс, описанный как физиологическая возраст­ ная регрессия, означает переход от «взрослого» состояния нерв­ ной системы с доминированием словесно-логического левого по­ лушария (у правшей) к «детскому» правополушарному состоянию, связанному с активацией подсознательно-интуитивных механиз­ мов психики и наглядно-образного мышления. И что особенно важ­ но для телесной психокоррекции - эмоционально-телесной рас­ крепощенностью, свободой подсознательного самовыражения. Эта внутренняя свобода включает как освобождение эмоций от гнета сознательного контроля, так и большую представленность на уров­ не сознания символических сообщений «языка тела» - телесных ощущений.

Именно такое - особое или измененное - состояние сознания (ИСС) необходимо для избавления человека от психологических проблем, в обыденном состоянии просто неразрешимых. Оно и толь­ ко оно дает возможность по-новому взглянуть на проблему, отка­ заться от стереотипов, найти и принять новую точку зрения или Глава новый способ поведения, открывающие выход из психологическо­ го тупика. Именно оно создает предпосылки для личностной транс­ формации или подсознательной перестройки, для примирения с сознанием враждующих с ним отдельных подсознательных фраг­ ментов личности(субличностей).

И то же самое состояние, только достигаемое человеком не пас­ сивно, в ходе психотерапевтического сеанса, а активно, в процессе самостоятельной деятельности и описанное как «пиковое пережи­ вание» (А. Маслоу) или «потоковое состояние» (М. Чиксентми хайи), является неотъемлемым атрибутом личностного роста, само­ актуализации. На уровне глубинном, психобиологическом ИСС (транс) - это жизненная, биологическая потребность (по С. Гилли гену, 1997). На уровне же собственно психологическом, осознанном переживание ИСС, по мысли СВ. Дремова (1998), представляет со­ бой основной человеческий мотив. Спонтанно возникающие изме­ ненные состояния сознания лежат в основе и творческого вдохно­ вения, и научных прозрений, и религиозного экстаза (Годфруа Ж., 1992). С этими же состояниями связаны и «житейские» интуитив­ ные озарения, те важные «вехи» в жизни каждого человека, когда он ясно осознает свое предназначение, совершает ответственные по­ ступки, определяющие его будущее. И те же самые состояния про­ сто-напросто сопровождают любые запоминающиеся (особенно сча­ стливые) моменты в его жизни.

Спонтанное появление измененных состояний сознания отме­ чается также при различных нервно-психических расстройствах, при этом их возникновение совпадает с резким ухудшением самочув­ ствия. Вследствие этого совпадения бытует мнение, что ИСС могут являться «виновниками» различных приступообразных состояний.

Это и приступы страха при фобиях (Волкер В., 2002), и бурные аф­ фективные вспышки, и «наплывы» навязчивых мыслей, и неудер­ жимые влечения при совершении навязчивых действий и при раз­ ного рода зависимостях (когда, к примеру, больной алкоголизмом не может себя пересилить и тянется к заветной рюмке), и болевые приступы при психосоматических расстройствах («печеночные», «кишечные» и др. колики), и даже состояние человека, решившего уйти из жизни, непосредственно в момент совершения суицидаль­ ной попытки... На самом деле, конечно, ИСС являются не причи­ ной этих и многих других болезненных расстройств, а лишь их след­ ствием. Более того, ИСС при указанных состояниях играют защит Телесная психотерапия: сомато-центрированные методы психокоррекции ную роль. Они предстают своего рода предохранительным «клапа­ ном» эмоциональной разрядки, с помощью которого организм пы­ тается «выпустить пар», избавиться от нестерпимой душевной тя­ жести, сбросить «давление» нагнетаемой болезненной внутрипси хической напряженности.

Физиологически при переходе человека в измененное состо­ яние сознания происходит изменение частотно-пространственно­ го распределения биопотенциалов головного мозга - синхрониза­ ция биоэлектрической активности правого и левого полушарий, сглаживание межполушарных и внутриполушарных различий. На­ блюдается также сдвиг частотного спектра в сторону более мед­ ленных частот, проявляющийся как в замедлении альфа-ритма, так и в появлении медленных волн (дельта-, тета-диапазона). Все это представляет собой переход к способу организации мозговой ак­ тивности, характерному для нервной системы ребенка (Сандомир ский М.Е., Белогородский Л.С, 1998). Аналогичные закономер­ ности возврата мозга в «младенческое» состояние описаны В. Сле зиным при изучении изменений электрической активности мозга взрослых людей во время выполнения ими религиозных ритуалов (Черкасов И., 2001).

Наглядные проявления физиологической возрастной регрес­ сии обнаруживаются на рефлекторном уровне. Известно, что в со­ стоянии глубокого гипнотического транса, сопровождающегося внушенной возрастной регрессией, у человека восстанавливается подошвенный рефлекс Бабинского, в норме существующий у детей до годовалого возраста (до освоения навыков стояния и ходьбы).

Самопроизвольная рефлекторно-физиологическая регрессия опи­ сана С. Грофом при измененных состояниях сознания, возникаю­ щих у взрослых людей в процессе холотропной терапии - напри­ мер, появление сосательного рефлекса, характерного для грудного ребенка, при прикосновении к губам. Наконец, подобные же реф­ лекторные проявления возрастной регрессии - в частности, хо­ ботковый рефлекс - наблюдаются у человека во время спонтанно возникающих при остром интенсивном стрессе, в экстремальных си­ туациях измененных состояний сознания (Марищук В.Л., Евдоки­ мов В.И., 2001).

При этом «возврат в прошлое» - регрессия, связанная с изме­ ненными состояниями сознания, - проявляется как бы в двух изме­ рениях: возрастном и эволюционном. Так, упомянутый рефлекс Глава Бабинского, который отсутствует у взрослого здорового человека, у наших эволюционных предшественников-приматов существует на протяжении всей жизни (в форме хватательного рефлекса). В этом, как подчеркивал Л.О. Бадалян (1975), проявляется растормажива ние древних форм реагирования - как бы обратный ход эволюции.

Тем самым нервная система человека возвращается в свое природ но-естественное состояние, свободное от проблем, связанных с чрез­ мерной интеллектуализацией и социально-культурными стереоти­ пами.

2. Физиологическая возрастная регрессия как основной рабочий инструмент психокоррекции Как мы подробно рассмотрели, в основе измененных состоя­ ний сознания лежит физиологическая возрастная регрессия, помо­ гающая человеку на время «вернуться в детство». С учетом того, что психокоррекционный эффект в основном достигается благода­ ря подобному состоянию сознания, физиологическую регрессию можно рассматривать как основной рабочий инструмент психокор­ рекции. Соответственно различные приемы психокоррекции мож­ но классифицировать сообразно той глубине возрастной регрессии, которая с ними ассоциируется (Сандомирский М.Е., 2000, 2001).

Каждая техника психокоррекции при этом находит свое место на определенной ступени возрастной регрессии.

1. ВОЗВРАТ К ПЕРИОДУ ВНУТРИУТРОБНОГО РАЗВИТИЯ Определяющая характеристика этого периода с точки зрения состояния сознания маленького «человечка», находящегося в утро­ бе матери, и внешних факторов, влияющих на это состояние, - ми­ нимум раздражителей, которые могут воздействовать на нервную систему (сенсорная депривация) и их однообразность (сенсорная монотония). Зрительные раздражители очевидно редуцированы к минимуму (хотя орган зрения адаптируется к крайне низкой осве­ щенности). Специфика кинестетических раздражителей связана с тем, что плод находится в замкнутом пространстве, окруженный околоплодными водами;

раздражения вестибулярного аппарата свя заны с перемещением тела матери. Слуховые раздражители несколь­ ко более разнообразны - это воспринимаемое через жидкостную среду «звуковое сопровождение» ритмических физиологических процессов, протекающих в организме матери - удары сердца (на материнский сердечный ритм накладывается и собственное серд­ цебиение плода) и дыхательные шумы, а также звуки голоса матери (будь то речь, пение или плач).

Немаловажно, что в большинстве случаев состояние, подоб­ ное внутриутробному, ассоциируется для человека с комфортом, защищенностью, глубинной гармонией. Как пишет М. Черноушек (1989), «взрослый человек в поисках спокойствия и безопасности ищет такое положение, которое как бы напоминало ему о материн­ ском лоне;

символически он реализует это, ложась спать: ограни­ чивает до минимума воздействие внешних импульсов, предпочи­ тает темноту и тепло, в постели [...] многие действительно прини­ мают позу плода».

Соответственно имитация подобной сенсорной среды помога­ ет вызвать у человека функциональное состояние, сходное с состо­ янием нервной системы ребенка во внутриутробном периоде. Сюда относятся следующие психофизиологические механизмы.

а) Сенсорная депривация Представляет собой ограничение притока раздражителей к мозгу. Она как бы усыпляет, «убаюкивает» мозг и переключает вни­ мание человека, которое направляется на осознавание внутренних телесных процессов - аутизация сенсорной сферы (Козлов В.В., Бубеев Ю.А., 1997). Важный вклад в это вносит изменение ощуще­ ния тяжести тела, являющееся продуктом мышечной релаксации и ассоциирующееся с пребыванием во внутриутробной среде. Это может быть релаксация, вызываемая как традиционными способа­ ми, так и с помощью специальных технических средств (техноло­ гия такого рода подробно описана Дж. Лилли). Переключение же внимания с внешних процессов на внутренние (М. Эриксон), на непосредственный сенсорный опыт, переход «от слов к чувствам» (Ф. Перлз) - один из базовых механизмов индукции транса, приме­ няемый подавляющим большинством психотерапевтических мето­ дов. (Уместно напомнить определение транса по М. Эриксону - как состояния, «когда внимание направлено внутрь».) Подобные меха Глава низмы - и мышечная релаксация, и наблюдение за телесными ощу­ щениями - представляют собой базовые элементы телесной психо­ коррекции.

б) Сенсорная монотония Воздействие однообразных ритмичных раздражителей, ими­ тирующих естественные биоритмы организма (или синхронизи­ рованных с ними), способствует возникновению транса по двум причинам: во-первых, подсознательно они ассоциируются с вну триутробным периодом развития;

во-вторых, используется такой естественный физиологический феномен, как реакция усвоения рит­ ма (Уолтер Г., 1966). К числу подобных техник принадлежат:

длительное наблюдение за собственным пульсом и дыханием с целенаправленным изменением ритма последнего (сенсор­ ное осознавание;

элементы техники аутотренинга, переклика­ ющиеся с традиционными упражнениями йоги и ци-гун);

имитация ритмики биения сердца и дыхания с помощью вне­ шних раздражителей (музыкотерапия и ритмическая свето­ звуковая стимуляция);

сочетание того и другого, дополняемое попытками сознатель­ ного управления непроизвольными функциями организма, на­ пример, сердечным ритмом (метод биологической обратной связи);

монотонные ритмические движения, в том числе синхронизи­ рованные с пульсом и дыханием (применяемые в различных телесных психотехниках, а также известные в традиционных духовно-религиозных практиках, от суфийских танцев до ре­ лигиозных ритуалов). Аналогичные механизмы существуют на защитно-инстинктивном уровне;

например, в числе психосо­ матических расстройств у детей встречаются ритмические рас­ качивания туловища (яктация). Частично используются и в танцевальной телесной терапии;

ритмические монотонные звуки, как внешние («природные» или музыкальные - звуковое сопровождение релаксационных или дыхательных психотехник), так и звуки собственного го­ лоса. Это и вокальная экспрессия эмоций, используемая в те­ лесной психокоррекции и методах саморегуляции, и монотон Телесная психотерапия: сомато-центрированные методы психокоррекции ное повторение бессмысленных звукосочетаний (которыми, в частности, для слуха человека, воспитанного в российской культуре, представляются выражения на санскрите - мантры) в релаксационно-медитативных техниках.

в) Гиповентиляция Действие этого фактора связано не только с неглубокой гипо­ ксией, погружающей мозг в дремотное состояние, но и с подсозна­ тельной ассоциацией с внутриутробным состоянием, когда самосто­ ятельное легочное дыхание еще отсутствует. Эта психотехника ис­ пользуется в упражнениях йоги и ци-гун (где гиповентиляция но­ сит название «зародышевого» дыхания), частично в танатотерапии.

2. ВОЗВРАТ К ПЕРИОДУ РОЖДЕНИЯ Каковы главные физиологические и психоэмоциональные со­ ставляющие этого неповторимого момента биографии, во многом определяющего всю последующую жизнь человека? (Хотя многие методы психокоррекции ставят своей целью помочь человеку пере­ жить его заново - причем не только метафорически, но и вполне реалистически.) Во-первых, это чрезвычайно интенсивный эмоциональный стресс. Помимо физической боли, он связан с внезапным и непред­ сказуемым изменением жизненной среды. Соответственно стресс рождения оставляет в психике неизгладимые следы («травма рож­ дения», описанная еще в рамках классического психоанализа О. Ран ком). Естественно, эти травматичные впечатления «отпечатыва­ ются» в бессознательном, но отражаются затем и на сознательном уровне.

Опыт интенсивного дискомфорта (подготовительный пери­ од родов и продвижение плода по родовому каналу), создаваемо­ го неумолимой и обезличенной слепой внешней силой, а затем сменяемого внезапным чудесным избавлением (рождение), как показано С. Грофом, лежит в основе важнейшей экзистенциаль­ ной метафоры «смерти-возрождения» (смерть как повторное рож­ дение, подсознательный образ тоннеля, ведущего к свету). Опыт, связанный с первичным страхом - страхом за собственное физи­ ческое существование и боязнью неизвестности, в последующем 160 Глава становится основой базовой тревоги (К. Хорни), страха смерти и панических атак. Опыт состояния безвыходности, испытываемо­ го ребенком в I и II периодах родов, во взрослом возрасте создает основу переживания состояний психологического кризиса и де­ прессии.

Опыт, пережитый во время рождения, создает своеобразный шаблон реагирования в чрезвычайных ситуациях. Шаблон, ко­ торый впоследствии, во взрослом возрасте автоматически сра­ батывает при внезапном стрессе, особенно связанном с высокой неопределенностью (нелогичностью обстоятельств, необъяснимо­ стью дальнейшего развития), или с возможным риском (опаснос­ тью для здоровья или для жизни), или просто с бурным «выплес­ ком» эмоций.

Во-вторых, физическая боль, связанная с рождением. Эта дли­ тельная телесная боль, продолжающаяся часами (пока плод прохо­ дит через родовые пути) - скорее всего, самый первый опыт боли в жизни человека. Он еще более драматичен по контрасту с телесным комфортом предыдущего 9-месячного внутриутробного существо­ вания, сравниваемым с «океаническим блаженством» (С. Гроф).

Отсюда - происхождение метафор «рая» и «ада», а также «изгна­ ния из рая».

Отсюда же и подсознательные ассоциации душевной и физи­ ческой боли, и отпечатавшееся в подсознании убеждение, что силь­ ная боль сменяется облегчением, а болезненный поиск выхода из тупика - освобождением. И отсюда для психокоррекции вытекает понимание того, что стремление человека причинить себе боль, склонность к самонаказанию и даже к самоповреждению могут яв­ ляться защитными реакциями психики. Телесная боль в этом слу­ чае вытесняет боль душевную (в том числе, как показывает практи­ ка, при реактивной депрессии этот механизм нередко помогает па­ циентам противостоять суицидальным влечениям).

В-третьих, первый вдох новорожденного. Он связан с перехо­ дом ребенка к самостоятельному легочному дыханию - его легкие расправляются и впервые наполняются воздухом. Соответственно физиологическим аналогом у взрослых может служить избыточно глубокое дыхание - гипервентиляция.

В-четвертых, первый крик, с помощью которого ребенок опо­ вещает мир о своем присутствии - первый опыт голосовой комму­ никации и эмоциональной разрядки.

Телесная психотерапия: сомато-центрированные методы психокоррекции 6 - Следующие психофизиологические механизмы, ассоциирую­ щиеся с регрессией к периоду рождения, находят применение в тех­ никах психокоррекции.

Целенаправленное создание стрессовой ситуации за счет предъявления противоречивой информации (дзенская медитация над логически неразрешимыми парадоксами - коанами), ставящей пациента в неожиданное положение (эффект замешательства по М. Эриксону), особенно если это воздействие подчеркнуто эмоцио­ нально или сама информация высоко значима для ее адресата, эмо­ ционально насыщена (эмоционально-стрессовая психотерапия).

При этом происходит естественный регресс к первичным, подсо­ знательным механизмам психики.

Гипервентиляция. В психокоррекционном механизме гипер­ вентиляции участвуют три составляющие (при этом удельный вклад каждой в создание итогового эффекта может варьировать).

Две из них функционируют на уровне собственно физиологичес­ ком: во-первых, это изменение газового состава крови - повыша­ ется ее насыщение кислородом (гипероксия) и происходит «вы­ мывание» углекислоты (гипокапния). Во-вторых, стимуляция блуждающего нерва за счет большей экскурсии диафрагмы, ак­ тивирующая реакцию релаксации. И наконец, в-третьих, на пси­ хологическом уровне - подсознательная ассоциация с моментом рождения.

Выраженная гипервентиляция включает углубленное и уча­ щенное дыхание, причем обычно смешанное, грудо-брюшное (в дыхании участвуют и грудная клетка, и брюшная стенка), задейству­ ет все вышеназванные механизмы индукции транса. Она использу­ ется в холотропной терапии по С. Грофу и ребефинге (re-birthing) по Л. Орру. Умеренная гипервентиляция (дыхание углубленное, в обычном ритме и преимущественно брюшное), использующая в ос­ новном два последних механизма влияния на психоэмоциональное состояние пациента, применяется в традиционных методах телесной терапии (В. Райх, А. Лоуэн, А. Янов).

Первичный крик. Катартический эффект голосовой эмоцио­ нальной разрядки - крика, ассоциирующегося с плачем новорож­ денного ребенка. Наибольшее значение ему придается в методе «пер­ вичного крика» по А. Янову, хотя в той или иной мере отреагирова ние эмоций через крик или плач используется в различных техниках психокоррекции, особенно телесной.

Глава 3. ВОЗВРАТ К ПЕРИОДУ НОВОРОЖДЕННОСТИ Психофизиологическое содержание этого периода составляют окончательное формирование («созревание») нервной системы, пе­ рестройка рефлекторной сферы, интенсивный приток информации, становление первоначальных двигательных навыков.

а) И вновь - сенсорная монотония, но уже ассоциированная с теми раздражителями, которые могут воздействовать на ребенка после рождения, а также с особенностями рефлекторных реакций грудного ребенка. Например, вызывание транса путем фиксации взора (по В. Брэду) основано на использовании глазодвигательных физиологических реакций ребенка первых месяцев жизни, который только учится фокусировать взгляд на отдельном предмете. Близ­ кие рефлекторные механизмы лежат и в основе «глазодвигатель­ ных» упражнений по В. Райху. По данному механизму работает и мышечное расслабление, имитирующее свойственный новорожден­ ному ребенку характер мышечного тонуса (гипотония мышц туло­ вища и шеи, а также мышц-разгибателей конечностей, с чем связа­ на типичная «поза эмбриона»).

С возвратом к этому возрастному периоду связаны известные приемы вызывания кинестетического транса. Это телесный контакт, приковывающий непроизвольное внимание, сопряженный с теле­ сным осознаванием и «вегетативным резонансом» по В. Райху (под­ робно описанным в разделе, посвященном райховской вегетотера пии) и на подсознательном уровне ассоциирующийся с теплом ма­ теринских рук. Особая роль подобного эмоционально-насыщенного контакта связана с отдаленным «эхом» детского опыта - ранней так­ тильной стимуляции (A. Montagu), воспринимаемой детской не­ рвной системой особенно чувствительно (показано, что при отсут­ ствии стимуляции кожи грудного ребенка материнским прикосно­ вением нарушается развитие его нервной системы).

Помимо непосредственного прикосновения сюда относится и дистантное воздействие, связанное с тем слабым теплом, которое ощущается при приближении рук к поверхности кожи. Это и тра­ диционные «пассы» в техниках гипнотизации (начиная с практики Месмера), и приемы так называемого «бесконтактного массажа» (именуемые в народе «экстрасенсорным» и «биоэнергетическим» воздействием). Данные принципы используют и лечебные прибо­ ры, основанные на воздействии слабым теплом, особенно пульси Телесная психотерапия: сомато-центрированные методы психокоррекции 6* рующим («квантовая» физиотерапия, как пример «необъявленной» психотерапии).

б) Сенсорная перегрузка, ассоциирующаяся с ранним возраст­ ным периодом после рождения. Это период, когда нервная система ребенка сталкивается с сенсорной перегрузкой двух видов: во-пер­ вых, перегрузкой информационной, связанной с огромным объемом новой для ребенка информации;

во-вторых, перегрузкой собствен­ но сенсорной, так как ребенок подвергается воздействию потока раз­ дражителей, интенсивность которого многократно превышает сен­ сорный приток, привычный для внутриутробного периода. Можно выделить такие виды сенсорной перегрузки:

О связанная с кожной и мышечной чувствительностью. Одно­ временное локальное воздействие раздражителей, число ко­ торых превышает количество одновременно воспринимаемых и запоминаемых смысловых единиц информации («магичес­ кое» число 7 ± 2 по Миллеру, то есть объем произвольного внимания и кратковременной смысловой памяти). Подобное рассредоточение внимания, способствующее индукции транса, используется, в частности, в танатотерапии (техника «разнесенного касания» по В. Баскакову, 2001), в методах сенсорного осознавания и других телесно-ориентированных психотехниках;

О перегрузка за счет воздействия избыточно интенсивных или многочисленных зрительных и слуховых раздражителей (на­ пример, с помощью ритмической световой стимуляции);

О рефлекторная перегрузка органов равновесия - как собствен­ но вестибулярная, при изменении положения головы и туло­ вища (например, в техниках динамической медитации, в су­ фийских «танцах», представляющих собой длительное враще­ ние человека в одну сторону вокруг оси собственного тела, причем обычно это вращение «правополушарное», против ча­ совой стрелки и на левой ноге), так и вестибулярно-оптичес кая, при использовании эффекта оптических иллюзий, имити­ рующих перемещение тела в пространстве (осуществляется с помощью специальных технических средств).

в) Гипервентиляция. На данном этапе возрастной регрессии она связывается почти исключительно с плачем грудного ребенка и тем самым в первую очередь с эмоциональной разрядкой. Помимо упо 164 Глава мянутых трансперсональных психотехнологий (С. Гроф;

Л. Орр) сюда относятся также дыхательно-катартические методы (упомя­ нем функциональную разрядку по М. Фуксу).

4. ВОЗВРАТ К ДЕТСКОМУ ПЕРИОДУ ДО СОЗРЕВАНИЯ РЕЧИ (ДО 2 ЛЕТ) Связан с невербальными - мимическими, глазодвигательны­ ми реакциями, позой и жестами. В их основе лежит характерная для ребенка этого возраста реакция подражания - в процессе общения ребенок копирует мимику и движения обращающихся к нему взрос­ лых, а также синхронизирует свое дыхание с их дыханием, пытаясь повторять звуки обращенной к нему речи. Происходит это потому, что для установления интенсивного эмпатического контакта имею­ щихся к этому времени голосовых средств общения - вначале доре чевых звуков, а затем отдельных слов - ему еще явно недостаточно.

Подобная особенность детской коммуникации, заложенная на реф­ лекторном уровне, целенаправленно используется для наведения транса в эриксоновском гипнозе и НЛП как бы «с обратной сторо­ ны» - психотерапевт копирует мимику и жесты пациента, синхро­ низирует свое дыхание (и речь) с дыханием пациента («отзеркали вание» и «присоединение»), Входит ли при этом в трансовое состояние сам психотерапевт, ведь он тоже «погружается в детство», подражая реакциям ребен­ ка? В определенной мере да. И здесь нужно подчеркнуть исключи­ тельно важный для практики момент. На самом деле психотерапев­ тическая коммуникация - это своего рода «шаг вдвоем» в изменен­ ное состояние сознания, который психотерапевт и пациент делают вместе. Психотерапевт инициирует этот процесс, идет первым и ве­ дет за собой пациента. Один человек (психотерапевт) влияет на фун­ кциональное состояние другого (пациента) по механизму индукции, непосредственного эмоционального «заражения». Пациент же воль­ но или невольно следует этому процессу, со своей стороны демон­ стрируя детскую реакцию подражания, а также механизм обучения по модели (А. Бандура).

Телесно-ориентированная же психокоррекция в этом плане отличается от других методов тем, что, образно говоря, психотера­ певт и пациент делают этот совместный шаг, крепко держась за руки (телесный контакт). Кроме того, в телесной психокоррекции исполь Телесная психотерапия: сомато-центрироеанные методы психокоррекции зуются почти исключительно невербальные, «правополушарные» методы влияния психотерапевта на пациента (и соответственно, возрастной регрессии со стороны пациента). При этом нужно под­ черкнуть, что в процессе возрастного психического развития теле­ сное самоосознавание возникает раньше, чем речевое. Как писал 3. Фрейд (в работе «Я и Оно»), наше сознательное «Я» (Эго) в пер­ вую очередь и по преимуществу телесно, то есть не только нераз­ рывно связано с осознаванием человеком собственного тела, но и изначально формируется в этом процессе, под влиянием ощущений, воспринимаемых ребенком с поверхности тела.

Близкий смысл заложен во введенном Ф. Перлзом понятии границы контакта с окружающим миром, с которой связываются основные психические процессы. (Эта граница служит своего рода экраном, на который проецируются воздействия из мира внешнего, а также отражаются эмоции - проявления собственного внутрен­ него мира). Для маленького ребенка граница контакта во многом совпадает с поверхностью тела (а во внутриутробном периоде по­ чти идентична). Тем самым телесно-ориентированные, невербаль­ ные механизмы создания измененных состояний сознания, основан­ ные на управлении телесными ощущениями, служат более глубо­ кой (и психотерапевтически продуктивной) возрастной регрессии.

5. ВОЗВРАТ К РАННЕМУ РЕЧЕВОМУ ПЕРИОДУ (3-4 ГОДА) Сюда относятся все многочисленные словесные психокоррек ционные техники эриксоновского гипноза (отчасти НЛП). Они, по сути, имитируют речь, свойственную детскому возрасту, с ее грам­ матическими (искажениями, умолчаниями, избыточными обобще­ ниями) и лексическими неправильностями. При этом одновремен­ но происходит внушение, так как содержание речи, во-первых, усваивается гораздо эффективнее, чем обычно, а во-вторых, непо­ средственно оказывает регуляторно-программирующее воздействие на психику человека (функция самопрограммирования, которую ре­ бенок осваивает в трех-четырехлетнем возрасте, или родительско­ го программирования - особенно для послушного ребенка). Это происходит потому, что речь воспринимается необычным образом, «по-детски» - правым полушарием мозга, в обход «левополушар ных» логических фильтров, играющих роль критики, внутренней цензуры. Здесь же нужно упомянуть о психотерапевтических мета 166 Глава форах, которые повторяют воздействие волшебных сказок на «пра вополушарный» мозг ребенка.

При этом именно физиологическая возрастная регрессия, при­ ближающая мозг к детскому, «правополушарному» режиму функ­ ционирования, способствует повышению внушаемости или воспри­ ятию информации без ее критического осмысления (В.М. Бехтерев).

Как известно, в основе феномена внушения лежат «правополушар ные» психические механизмы, осуществляющие фиксацию инфор­ мации в долговременной памяти без ее предварительной интеллек­ туализации, в обход «левополушарных» логических фильтров.

Воздействие эмоционально-насыщенной, подчеркнуто-настой­ чивой интонацией речи, имитирующее строгий родительский голос, также чрезвычайно значимое для детской психики, лежит в основе как классических методов гипнотерапии, так и метода «интонаци­ онного маркирования» по М. Эриксону. Одновременно физиоло­ гическая возрастная регрессия усиливает значимость интонацион­ ной составляющей речи. Ведь маленький ребенок как бы пребывает в ситуации, знакомой каждому взрослому, изучающему иностраный язык: в потоке слов, высказываемых собеседником, многие еще не знакомы. И догадаться, что они означают, и тем самым заполнить пробелы в речевом сообщении, во многом помогает дополнитель­ ный канал информации - интонация. Крайняя степень выраженно­ сти речевой регрессии - когда только отдельные слова кажутся зна­ комыми на фоне сплошной «словесной окрошки» - соответствует самому начальному этапу освоения речи ребенком и одновременно далеко зашедшему распаду системы организации речи у психичес­ ки больных (метод «рассеивания» М. Эриксона).

Сюда же относится и сенсорная информационно-речевая пе­ регрузка: высокий темп речи, усложненные и «вложенные» друг в друга грамматические конструкции, «перескакивание» с одной темы на другую и логическая путаница в высказываниях. Левое полуша­ рие «запутывается» в поисках скрытого смысла, порой перестает понимать обращенную к нему речь - так же, как маленький ребенок не понимает взрослой речи, - что также приводит к возрастной рег­ рессии, переходу к детско-правополушарному восприятию речи.

Соответственно происходит временное выключение левополушар­ ных логических речевых фильтров и снижение критики по отноше­ нию к воспринимаемой информации и отсюда - повышение внуша­ емости.

Телесная психотерапия: сомато-центрированные методы психокоррекции Описанные речевые шаблоны составляют психотерапевтичес­ кую модель речи, разработанную на основе анализа гипнотических техник М. Эриксона и широко используемую в НЛП и эриксонов ском гипнозе (так называемая «Милтон-модель»). Принято считать, что подобное построение речи психотерапевта оказывает трансовое воздействие на пациента. На самом деле необходимо учитывать и принцип обратной связи, и принцип синхронизма, благодаря кото­ рым может складываться обратная ситуация: такое «говорение», свя­ занное с возрастной регрессией, может помогать самому психоте­ рапевту переходить в поверхностное измененное состояние созна­ ния, а затем уже он вслед за собой вовлекает в это состояние и пациента, индуцирует его.

6. ВОЗВРАТ К ДОШКОЛЬНОМУ ИГРОВОМУ ПЕРИОДУ ДЕТСТВА (5-6 ЛЕТ) Подражание детским играм, проводимое в группе и связанное с соответствующим данному возрасту способом коммуникации и ведущей деятельностью (по Д.Б. Эльконину). Сюда относятся, в частности, такие методы, как психодрама, трансактный анализ, груп­ повые техники арттерапии (особенно психотерапевтическая «игра в куклы») и в общем смысле все групповые методы психотерапии.

Сюда же примыкает и детско-игровое, как бы «понарошку» обще­ ние взрослого человека с самим собой как с воображаемым собесед­ ником (как ребенок разговаривает с куклой), будь то беседы с пус­ тым стулом в гештальт-терапии или диалог с полярностями в НЛП.

Понимание этих универсальных механизмов создания изме­ ненных состояний сознания, лежащих в основе различных методов психокоррекции, помогает лучше применять эти методы и правиль­ но относиться к их использованию. Последнее справедливо не толь­ ко для терапевтов и их пациентов, но и для тех специалистов, кото­ рые используют элементы психотерапии в своей практической ра­ боте (бизнес-психология, PR и реклама, политическая психология и др.). Для тех же, кто заинтересован в личностном росте, приве­ денное описание физиологических механизмов психологической трансформации может послужить руководством к действию.

Можно сказать, что измененное состояние сознания (и только оно) является не чем иным, как способом разрешения противоре­ чий - и внешних, творческих (имея в виду творчество в широком Глава смысле, в любых ситуациях, требующих нестандартных решений), й внутренних, личностных (лежащих в основе главного механизма психологических проблем - внутрипсихического конфликта). Ос­ нову же этих состояний сознания, их главный механизм составляет физиологическая возрастная регрессия или своеобразный «возврат в детство» - не только и не столько психологический, сколько фи­ зиологический.

Применительно же к физиологической регрессии, лежащей в основе телесно-ориентированных методов психокоррекции, необ­ ходимо упомянуть о неоспоримом достоинстве последних. Невер­ бальное взаимодействие с пациентом, используемое телесными пси­ хотехниками, подсознательно асоциируется с наиболее ранними, довербальными этапами развития психики. Это создает условия для достижения наиболее глубокой физиологической возрастной рег­ рессии и тем самым - создания наиболее продуктивных в психо коррекционном плане состояний.

3. Символический язык тела Телесная (сомато-центрированная) психокоррекция отличает­ ся от других методов тем, что здесь общение психотерапевта с паци­ ентом осуществляется не на языке слов, а на языке тела. Что пред­ ставляет собой этот язык? На самом деле у тела есть не один, а два языка: внешний язык тела - мимика и кинесика (жесты, позы) выполняет социально-коммуникативную роль. Второй же, внутрен­ ний язык тела - кинестетические, интероцептивные и кожные ощу­ щения, телесные сигналы подсознания - служит для внутрилич ностной коммуникации, диалога между сознанием и бессознатель­ ными процессами. Каждый человек умеет говорить на этом языке тела, но не всякий может слышать и тем более понимать его. Отсю­ да психологическая проблема представляется как непонимание че­ ловеком языка собственного тела, его невнимание к сигналам под­ сознания (см. алекситимия). Психотерапевт же в этой ситуации выступает как переводчик с телесного языка на словесный. В чем состоит задача переводчика? Просто-напросто объяснить пациен­ ту, чего хочет его подсознание добиться от собственного созна­ ния. Иногда - если, по мнению сознания, эти требования справед Телесная психотерапия: сомато-центрированные методы психокоррекции ливы и осуществимы - достигнутого пациентом осознавания (ин сайта), нового понимания собственной проблемы оказывается до­ статочно для того, чтобы проблема разрешилась. Если же договари­ вающиеся стороны (сознание и подсознание) расходятся во мнени­ ях, то задача психотерапевта - еще и выступить посредником в этих переговорах.

По мнению Феликса Дейча (F. Deutch), в психотерапии паци­ ент всегда «говорит на двойном языке: вербальном и соматическом», то есть сознательно-словесном и неосознанно-телесном. Именно сочетание этих двух высказываний, их «коррелят одновременнос­ ти» (Шульц-Хенке) запечатлевается в теле (цит. по Г. Аммону, 2000). И происходит это именно в том случае, когда второе (подсоз­ нательное) послание остается невоспринятым - незамеченным или непонятым - и соответственно происходит его усиление и закреп­ ление.

Благодаря работам М. Люшера общеизвестно универсальное символическое значение цвета, связанное с подсознательными ас­ социациями и свойственное всем людям, независимо от образова­ тельного уровня, социального положения и национально-культу ральных различий (существование подобных универсальных сим­ волов близко к представлениям К. Г. Юнга об архетипах). Очевидно, можно проследить универсальное символическое значение и опре­ деленных стереотипных телесных ощущений. Поэтому язык тела в основном интернационален, хотя есть у него и определенные куль­ турно-специфические черты. Что представляют собой слова этого языка? Это не что иное, как подсказки подсознания или сигнальная функция телесных ощущений, их символическое значение. Из них и формируется своеобразный словарь языка тела.

Почему подсознание выбирает для своих сообщений именно язык тела, а не зрительных или слуховых образов? Почему именно кинестетическая модальность служит для подсознания инфомаци онным каналом общения с сознательным «Я»? Дело в том, что в других модальностях образы, продуцируемые подсознанием «в фо­ новом режиме», блокируются, просто перекрываются сенсорным притоком из внешней среды. В противном случае просто-напросто нарушалась бы адекватность отражения окружающей действитель­ ности, вплоть до появления галлюцинаций. (И они также отчасти являются подсознательными посланиями, призванными играть за­ щитную роль в «аварийных» условиях грубых нарушений работы 170 Глава мозга и распада психики. Условием возникновения галлюцинатор­ ной продукции, когда созданные подсознанием образы начинают представляться для сознательного «Я» внешней реальностью, яв­ ляется снижение критики (дисфункция лобных областей коры) в сочетании с крайней степенью функционального разобщения полу­ шарий. Поэтому и гипертрофия критического Супер-Эго при эндо­ генных психических расстройствах, которая может приводить к деп­ рессивным тенденциям самонаказания, самоагрессии, возникает первоначально как защитный механизм.) Итак, язык тела по своей сути - это продуцируемые подсозна­ нием кинестетические образы, имеющие символическое значение.

Почему же это значение порой не воспринимается на сознательном уровне, почему для его интерпретации может потребоваться посто­ ронняя помощь? Тем более, что речь на этом языке, обращенная к нашему сознанию, звучит практически постоянно. Ведь образный компонент нашего психоэмоционального состояния, в том числе и кинестетический, присутствует всегда - по той простой причине, что репродукция или конструирование образов - это основной механизм работы подсознания, механизм правополушарного мыш­ ления. В то же время мы часто не осознаем эти образы, по сущест­ ву, не замечаем. Либо мы просто не обращаем на них внимания, и тогда они попадают в зону временно игнорируемого сенсорного опы­ та (К. Роджерс), оказываясь как бы на периферии нашего сознания, на грани осознавания (телесный компонент так называемых авто­ матических мыслей, по А. Беку). Либо мы «активно» их не замеча­ ем в результате действия психологических защит (вытеснения, от­ рицания), вследствие чего эти образы перемещаются в область опыта искажаемого и игнорируемого.

Происходит это в том случае, если кинестетические образы символы возникают на фоне внутрипсихического конфликта, на­ рушения взаимопонимания между сознанием и подсознанием. Под­ сознание, послания которого игнорируются, навязчиво повторяет одни и те же телесные «фразы», упрямо пытаясь заставить созна­ тельное «Я» обратить на них внимание. Частично оно добивается своей цели - его телесные высказывания уже не могут остаться не­ замеченными, но осознаются они лишь как дискомфортные ощу­ щения. Главная же цель остается нереализованной: символическое значение продуцируемых подсознанием образов, являющееся, по мнению внутренней цензуры, неприемлемым, по-прежнему игно Телесная психотерапия: сомато-центрированные методы психокоррекции рируется. Подсознание пытается преодолеть защитные барьеры со­ знания, усиливая интенсивность телесных ощущений... Замыка­ ется порочный круг. И чем больше спонтанные кинестетические образы искажаются и игнорируются, тем больше проявляется тен­ денция к их «застреванию», превращению в навязчиво-неотступ­ ные, тем более болезненными и дискомфортными они становятся.

В рамках психосоматической парадигмы подобные телесные ощу­ щения - физиологические проявления собственно психологических проблем - рассматриваются как предболезненные расстройства.

Если же подсознательний конфликт длительное время не разреша­ ется, они трансформируются в действительные заболевания.

Исходя из сказанного выше, становится понятно, что в психо коррекционной работе чаще всего приходится перелистывать «чер­ ные страницы» словаря телесных символов, с которыми связаны дискомфортные физические ощущения. Поэтому наш краткий «сло­ варь» телесного языка (в его основу положены модифицированные схемы В. Райха и А. Лоуэна, которые будут обсуждаться в дальней­ шем, а также работы отечественных психологов (В. Баскаков) и личный опыт автора), мы начнем именно с этих страниц. И симво­ лы в этом справочнике вместо алфавитного порядка расположатся в порядке телесном, соответственно тем частям тела, с которыми они связаны.

1) Голова. Наиболее частое подсознательное телесное «вы­ сказывание» в этой области - головные боли. Их символическое или сигнальное значение варьирует в зависимости от локализации болей:

а) в лобной области - ассоциируются с проблемами выбора, при­ нятия решений или субъективно переживаемого «интеллекту­ ального дефицита»;

б) в височной области - связаны с хроническим напряжением же­ вательных мышц (стискивание челюстей) и тем самым с не­ высказанными репликами самооправдания, отвода критики в свой адрес. Их можно образно назвать «головные боли возра­ жения»;

в) боли в теменной области нередко сочетаются с вегетативными кризами, а при одновременном ощущении отсутствия опоры с кризисом самоидентичности, особенно при пограничных рас­ стройствах личности;

Глава г) затылок, задняя поверхность шеи - с болями подобной лока­ лизации часто связаны проблемы ответственности, неизжитый страх наказания со стороны родителей (подавленное стремле­ ние «втянуть голову в плечи», «понурая» поза с опущенной головой);

д) боль, охватывающая голову со всех сторон, сдавливающая, как тугая «шапочка» или тяжелый «шлем» (в медицинской лите­ ратуре подобная головная боль описывается как «каска невра­ стеника») - признак общей психической напряженности («го­ ловные боли напряжения»).

2) Шея - неадекватность речевого самовыражения, проявля­ ющаяся как проблемы с голосом (особенно при социальной фобии), а также «комок» в горле (символически - «проглоченные» обиды).

По выражению А. Лоуэна, человек «пришвартован к реальности» на двух полюсах своего тела, то есть в области стоп и верхушки го­ ловы. Поэтому нередко нарушение психологического равновесия со­ провождается дискомфортными телесными ощущениями, охваты­ вающими оба полюса тела, и потому-то телесные проблемы в обла­ сти головы и шеи часто сочетаются с болезненными ощущениями в ногах (что давно замечено в рефлексотерапии и описано в форме эмпирического правила сочетания активных точек «верх-низ»).

3) Плечевой пояс - сдерживаемая агрессивность (в том числе конструктивная);

блокирование социальных контактов, причем кон­ тактов активных, сопровождаемых телодвижениями, производимы­ ми по собственной инициативе. Диапазон последних распространя­ ется от формального рукопожатия до сердечных объятий.

4) Грудная клетка:

а) передняя поверхность груди, особенно в центре груди, несколь­ ко реже в области сердца - проблемы, связанные с общением (узкий круг контактов, общение с близкими людьми);

б) задняя поверхность груди или верхняя часть спины (включая область лопаток) - телесное отражений переживаний, вызван­ ных недоброжелательством окружающих, предательством (символический «удар в спину»).

5) Область живота - также связана с общением, но охватыва­ ющим более широкий круг социальных контактов (в том числе с профессиональной, деловой коммуникацией).

Телесная психотерапия: сомато-центрированные методы психокоррекции 6) Область поясницы - отсутствие надежной поддержки со стороны окружающих и в то же время необходимость принятия от­ ветственных решений, способных вызвать значительные жизненные изменения (отсюда вторичная выгода, связанная с желанием избе­ жать необходимости в одиночку «взваливать на себя тяжелый груз»). Дискомфорт в пояснице входит в телесно-психологический синдром отсутствия опоры - его масками на телесном уровне слу­ жат «поясничный остеохондроз», проблемы с коленными сустава­ ми и стопами.

7) Таз, промежность - сексуальность и лидерство (мотивация власти), болевые ощущения здесь нередко сочетаются с парестези ями, кожным зудом.

8) Ноги:

а) область бедер - подавляемая сексуальность. Как правило, встречается у женщин, при этом особенно характерны избы­ точные жировые отложения, что создает «тяжелую» фигуру (в литературе можно найти название «синдром русалки»);

б) коленные суставы - пассивность, блокирование инициативы, когда боль в суставах «не дает шагу шагнуть». Вторичная (пси­ хологическая) выгода болей в суставах в целом связана с само­ оправданием человеком своей пассивности - подобная боль «сковывает по рукам и ногам». Отчасти в происхождении по­ добных болей играют роль вытесненные «детские» формы про­ явления агрессивности, что особенно относится к проблемам с коленными суставами (желание по-детски «топнуть ногой», чтобы настоять на своем);

в) голени - здесь также скрыта подавленная агрессивность, ча­ сто проявляющаяся в болезненных судорогах икроножных мышц. Судороги также нередко встречаются при депрессив­ ных состояниях, возникая во сне и являясь причиной диском­ фортного пробуждения (синдром «беспокойных ног», жела­ ние «убежать» от болезненных воспоминаний, повторного пе­ реживания во сне психотравмирующих событий). Сошлемся также на К. Кастанеду (1997), по образному выражению ко­ торого, «мы храним все, что пережили, в виде ощущений с зад­ ней стороны ног»;

г) стопы - проблемы с опорой, как в физическом, так и в метафо­ рическом смысле, соответствующем лоуэновскому заземлению Глава (в частности, упомянем такую телесную маску психосомати­ ческих проблем, как «пяточные шпоры»).

В целом нужно сказать о важности и широкой распространен­ ности психосоматических проблем с позвоночником, являющихся символическим выражением того, что человек своим телом как бы ощушает физическую тяжесть жизненных трудностей. Проблемы человек «взваливает» на себя, а если под их тяжестью он сгибается, становится неспособным отстаивать свою позицию, то окружающие именуют его «бесхребетным». В отечественной традиции жизнь «тяжкая ноша», в которой нужно «нести свой крест», под тяжким бременем которой человек «горбатится», потому что у него «висит камень на шее» и пр. Именно подобные расстройства составляют телесную основу популярности так называемой «мануальной тера­ пии» (на самом же деле своего рода психолого-мануальных проце­ дур. Здесь уместно вспомнить введенный В.Ю. Завьяловым термин «необъявленная психотерапия», поскольку, на наш взгляд, так на­ зываемая мануальная медицина в основном представляет собой не что иное, как необъявленную телесно-ориентированную психоте­ рапию.) Дополнительные, уточняющие и расширительные варианты символического значения болевых ощущений в области позвоноч­ ника приведены в табл. 5.

Психосоматические вертеброгенные синдромы (Weintraub, 1973;

цит. по Б. Любан-Плюцца и др., 1984) «Заинтересованный» Синдром Порождающие психологические отдел позвоночника проблемы Шейный Цервикалгия Эмоционально затрудненное самоутверждение, упрямое сохранение «хорошей мины» Шейный отдел Брахиалгия Блокированная агрессия: ярость, позвоночника гнев (символ - сжатый кулак) + плечевой пояс Грудной Дорсалгия Печаль, отчаяние, малодушие или компенсаторная прямая осанка Поясничный Люмбалгия Психическая перегрузка, фрустрация, нарушения сексуальности Таблица Телесная психотерапия: сомато-центрированные методы психокоррекции Каково происхождение описанных выше символических бес­ словесных сообщений? Как ни парадоксально, первоначально они предназначены не для собственного сознания, а для коммуникации с другим - правда, с одним-единственным, самым близким челове­ ком. Подобное телесное выражение эмоций появляется уже в са­ мом раннем возрасте, у грудного ребенка и представляет собой не что иное, как послания для матери, неразрывно с ним связанной в симбиотическом единстве (Krens I., 1999), в диаде «мать-дитя» (Ари­ на Г.А., 1993). В этом двуединстве мать как бы играет роль созна­ ния, а ребенок - бессознательного. Наряду с плачем, телесное вы­ ражение эмоций служит ребенку для того, чтобы привлечь к себе внимание матери и побуждить ее к неотложному удовлетворению его текущих потребностей.

Как ребенок может быть понят, как мать может воспринять его послание? Его телесное состояние на инстинктивном, бессознатель­ ном уровне вызывает у матери вегетативный резонанс, как в зерка­ ле отражающий телесный дискомфорт ребенка. Постепенно, по мере отдаления ребенка от матери ее роль в сознательно-подсознатель­ ной диаде начинают играть собственные сознательные процессы. У зрелого же человека коммуникация сознания и подсознания долж­ на протекать во внутрипсихическом пространстве, минуя прими­ тивно-детский способ общения посредством телесных сигналов.

Именно поэтому психосоматические расстройства, связанные с вы­ теснением эмоций, рассматриваются теориями соматизации/ресо матизации как последствия регресса к детским механизмам психи­ ки, инфантильного выражения эмоций «всем телом». Соматизация эмоций происходит тогда, когда сознание в должной мере не при­ слушивается к «мнению» подсознания и последнее вынуждено при­ бегать к подобному инфантильному способу коммуникации как к крайнему средству.

Итак, описанные выше дискомфортные телесные ощущения (спонтанно возникающие, притом стереотипные) являются своеоб­ разными сигналами, с помощью которых подсознание стремится привлечь сознательное внимание и донести до сознания свои на­ сущные потребности и сокровенные чаяния (своего рода подсозна­ тельно-сознательная коммуникация). Иную роль играют эмоцио­ нально-позитивные телесные ощущения - как правило, они ассо­ циируются с полезными подсознательными ресурсами. С этим связано терапевтическое использование подобных ощущений как 176 Глава компонента условных рефлексов (так называемых якорей) - одно­ го из инструментов психокоррекции. Таким образом, как бы реша­ ется обратная задача - коммуникация, осуществляемая в противо­ положном направлении, то есть сознательно-подсознательном.

С помощью воспроизведения заданных телесных ощущений (якорей) появляется возможность «объяснить» подсознанию те­ кущие сознательно сформулированные цели и получить доступ к его ресурсам, необходимым для достижения этих целей. Налажен­ ный таким образом канал коммуникации с подсознанием предо­ ставляет человеку новые возможности для сознательного управле­ ния внутренними ресурсами, что практически тождественно лич­ ностному росту. Телесные ощущения подобного рода заполняют собой «светлые страницы» телесного словаря. Их краткий перечень приведен в списке психологических ресурсов, используемых для личностного роста (см. в разделе, посвященном описанию метода психологической саморегуляции Ретри).

Мы уже упоминали о психотерапии «необъявленной». Говоря же об «объявленной» телесно-ориентированной психотерапии, не­ обходимо подчеркнуть, что при всем многообразии существующих в ней методов и подходов, они строятся на фундаменте базовых, физиологически-ориентированных навыков - таких, как мышечная релаксация, дыхательная саморегуляция и сенсорное осознавание.

4. Методы релаксации Наиболее ранними техниками телесно-ориентированной пси­ хотерапии исторически являются методы мышечной релаксации, начиная с 30-40-х гг. XX в. параллельно разрабатывавшиеся аме­ риканским психологом Э. Джейкобсоном и немецким врачом-невро­ патологом И. Шульцем. В то же время справедливости ради необ­ ходимо отметить, что создание этих методик протекало не на пус­ том месте, а на прочном фундаменте, созданном многовековыми усилиями восточных духовно-религиозных практик, выработавших свои техники психорегуляции. Именно в 20-30-е годы в западном сообществе проснулся интерес к медитативным школам и философ Телесная психотерапия: сомато-центрированные методы психокоррекции ским учениям индуизма, буддизма, даосизма и их практическим приложениям - системам телесного оздоровления, таким как йога и ци-гун. При проникновении в европейскую культуру эти эзоте­ рические методы подвергались переработке, в первую очередь с точ­ ки зрения прагматического подхода или, как было принято говорить раньше, «отделения материалистического ядра от идеалистической шелухи».

МЕТОД ДЖЕЙКОБСОНА Пожалуй, в меньшей степени была связана с этим культур­ ным наследием работа Э. Джейкобсона. Как психолог он зани­ мался изучением объективных проявлений эмоций. Одним из спо­ собов оценки эмоционального состояния человека служила регистрация мышечного напряжения. При этом Джейкобсон об­ наружил, что разнообразные психосоматические заболевания и неврозы сопровождаются повышением тонуса мышц. При рас­ стройствах психосоматического круга это может служить одним из механизмов развития нарушений. У людей, страдающих соматическими заболеваниями, усугубляет тяжесть болезни. У здоровых же людей изменения мышечного тонуса отражают эмо­ циональное состояние. Джейкобсон обнаружил также и специфич­ ность изменения мышечного тонуса при различных психоэмоци­ ональных нарушениях. При депрессии он описывал повышение тонуса дыхательной мускулатуры;

при тревоге и страхе - мышц, связанных с речью (артикуляцией и фонацией), а также затылоч­ ных мышц.

При этом мышечное напряжение тем выше, чем выше ис­ пытываемая человеком нервно-психическая напряженность. И наоборот, расслабление мышц оказывает на человека успокаива­ ющее воздействие. Обнаруженную взаимосвязь напряжения мы­ шечного и напряжения нервно-психического Джейкобсон назвал нервно-мышечной гипертензией и рассматривал ее как прояв­ ление рефлекторных принципов функционирования нервной системы (соответственно «гиперраздражения» и «гипервозбуж­ дения»). Расслабление же мышц помогает снять состояние гипер­ возбуждения нервной системы, помогая ей отдохнуть и восста­ новить равновесие. Отсюда им был сделан вывод о том, что обу­ чение человека навыкам мышечного расслабления полезно как Глава для снятия психической напряженности, так и для устранения симптомов ряда заболеваний. С этой целью и был разработан метод, названный его автором прогрессивной (последовательной, поэтапной) мышечной релаксацией. Таким образом, по Джейкоб сону, релаксация понимается в первую очередь как управление напряжением (tension control).

Джейкобсон исходил из положения, что максимально глубо­ кое расслабление мышцы наступает после произведенного мышеч­ ного усилия. Для обучения навыку мышечного расслабления им было предложено упражнение, включающее предварительное на­ пряжение мышцы с последующим расслаблением, как бы «стряхи­ ванием» напряжения. При этом пациенту даются инструкции про­ изводить определенные движения для напряжения тех или иных мышечных групп с последующим их расслаблением. Краткая схема прогрессивной релаксации по Джейкобсону выглядит следующим образом:

1. Кисти.

2. Мышцы рук.

3. Плечи.

4. Грудь и спина.

5. Стопы.

6. Голени и бедра.

7. Верхняя треть лица.

8. Средняя треть лица.

9. Нижняя треть лица.

В дальнейшем, после освоения общей схемы релаксации осо­ бое внимание обращалось на обучение пациента умению замечать присутствие в своем теле участков мышечного напряжения. На ос­ нове этих двух базовых навыков строилось последующее обучение навыкам релаксации, которую Джейкобсон называл дифференци­ рованной - то есть разных групп мышц, при различном положении тела. В дальнейшем человек, занимающийся мышечной релаксаци­ ей, должен интегрировать этот навык в свою повседневную жизнь, используя его в разнообразных ситуациях. В представлении Джей кобсона, для гармоничного человека любая двигательная активность должна протекать на фоне дифференцированной релаксации, по­ нимаемой как «минимальное напряжение мышц, участвующих в совершении действия, в сочетании с расслаблением других мышц» Телесная психотерапия: сомато-центрированные методы психокоррекции (Jacobson E., 1938;

цит. по Р. Нельсон-Джоунс, 2002), тем самым помогая снимать нервно-психическое напряжение.

Поэтому подход, который разрабатывал Джейкобсон, - это индивидуальная, трудоемкая и длительная работа с пациентом, с индивидуализированным подбором релаксационных упражне­ ний. В настоящее время прогрессивная мышечная релаксация ис­ пользуется не изолированно, а является неотъемлемой составной частью различных методик поведенческой психокоррекции. При этом в процессе выработки навыка релаксации используется так называемый цикл «напряжение-расслабление» (Bernstein D.A., Borkovec T.D., 1973), включающий: (1) фокусировку внимания на отдельной мышце или группе мышц;

(2) локальное напряже­ ние указанных мышц;

(3) их фиксацию в напряженном состоя­ нии (в течение 5-7 секунд);

(4) снятие напряжения;

(5) углуб­ ление релаксации - фокусирование внимания на снижении мы­ шечного тонуса и дальнейшее расслабление мышц. Подобная методика имеет несомненное сходство с используемыми в ману­ альной терапии техниками постизометрической мышечной релак­ сации. Совместно с релаксацией мышечной используется также процедура ментальной релаксации (мысленное представление образов, ассоциирующихся с отдыхом, покоем, комфортным са­ мочувствием) и условная релаксация, или связывание релакси рованного состояния с условным стимулом-«якорем», обычно вербальным (Нельсон-Джоунс Р., 2002).

МЕТОД ШУЛЬЦА Из несколько иных предпосылок исходил И. Шульц, разра­ ботавший метод аутогенной тренировки (AT). Известно, что он интересовался йогическими системами телесной и психической саморегуляции (хатха и раджа-йога). Занимаясь гипнотерапией, Шульц изучал ощущения людей, возникающие в состоянии гип­ нотического транса. При этом он обнаружил общность ощуще­ ний, возникающих у людей при погружении в гипнотическое со­ стояние, с теми ощущениями, которые появляются при самосто­ ятельном выполнении ряда упражнений йоги. Это в первую очередь ощущение тяжести, связанное с расслаблением мышц, а также чувство тепла, сопровождающее расширение кровеносных сосудов. Основываясь на этих двух источниках - гипнозе и йоге, Глава Шульц и разработал собственный метод саморегуляции. Элемен­ ты хатха-йоги (шавасана) послужили прототипом первой ступе­ ни аутотренинга, раджа-йоги - соответственно, второй его сту­ пени. Кроме того, он заметил, что эффект гипноза оказывался выше, когда пациенты не просто выслушивали произносимые гипнотизером внушения, а еще и повторяли их про себя (то есть к гетеровнушению добавлялось самовнушение). Поэтому Шульц предложил одновременно с расслаблением использовать мыслен­ но произносимые пациентом словесные формулы самовнушения.

Таким образом, аутогенная тренировка, помимо мышечной ре­ лаксации, включает в себя еще и элементы самогипноза. Возни­ кающие при этом побочные эффекты транса (парестезии, локаль­ ная анестезия, диссоциативные феномены и др.) рассматривались как «аутогенные разряды».

Упражнения аутотренинга первой ступени (AT-I) по Шульцу представляют собой как бы набор отдельных элементов, из кото­ рых складывается целостное состояние релаксации. Сюда включа­ ются следующие элементы.

Подготовка - общее успокоение (формула «Я совершенно спо­ коен» или «успокоение»).

1. Ощущение тяжести в руках и ногах (формула «тяжесть»).

2. Ощущение тепла в руках и ногах (формула «тепло»).

3. Ровное, ритмичное сердцебиение.

4. Спокойное дыхание.

5. Тепло в области солнечного сплетения.

6. Прохлада в области лба.

Эти упражнения AT получили наибольшее распространение.

Менее известны ввиду сложности освоения второй этап AT по Шульцу («аутогенная медитация») и ее дальнейшее усовершенство­ вание по Лютэ («аутогенная модификация» - саморегуляция дея­ тельности внутренних органов, «аутогенное отреагирование» невро­ тических проблем и «аутогенная вербализация»).

Универсальный для всех пациентов набор упражнений AT, быстрота их освоения, а также возможность групповых занятий с пациентами (в формате гетеротренинга, с элементами суггестии) создали условия для широкой популярности аутогенной трениров­ ки в советской психотерапии 70-80-х гг., в которой этот метод, по­ жалуй, являлся наиболее массовым.

Телесная психотерапия: сомато-центрированные методы психокоррекции ' ПСИХОФИЗИОЛОГИЯ РЕЛАКСАЦИИ Для правильного понимания основ телесной психокоррекции необходимо рассмотреть психофизиологические представления о механизмах мышечной релаксации и ее влиянии на функциональ­ ное состояние человека. Как известно, мышечный тонус - не пас­ сивное состояние, а активный процесс, представляемый как готов­ ность к движению (Бернштейн Н.А., 1990) и физиологически пред­ ставляющий собой рефлекс на растяжение мышцы (Черняев С.Г., 1988), который даже в условиях покоя постоянно активируется за счет действия силы тяжести. Система регуляции тонуса мышц яв­ ляется многоуровневой, но условно можно выделить в ней два ос­ новных уровня - периферический и центральный.

На нижнем, периферическом уровне, охватывающем перифе­ рическую нервную систему и спинной мозг, процесс регуляции мышечного тонуса обеспечивается постоянной активностью особой системы специализированных нервных клеток (гамма-нейронов).

Они управляют состоянием мышечных и сухожильных рецепторов, посылающих в мозг непрерывный поток сигналов о состоянии мы­ шечного аппарата. И чувство тяжести, сопровождающее снижение тонуса мышц, физиологически связано с изменением состояния этих рецепторов.

Что же касается «высшего», центрального уровня, то он вклю­ чает такие структуры, как мозжечок, ретикулярная формация, под­ корковые ядра и особая область коры - так называемая премотор ная зона. При расслаблении происходит уменьшение как специфи­ ческой сенсорной импульсации, идущей от мышц в кору полушарий головного мозга, так и неспецифической - от мышц к активирую­ щей системе мозга (ретикулярной формации), поддерживающей кору мозга в бодрствующем состоянии. Тем самым снижение мы­ шечного тонуса уменьшает приток информации от мышц к мозгу.

Подобная частичная сенсорная депривация снижает уровень бодр­ ствования наряду с повышением готовности различных областей мозга к синхронизации (Козлов В.В., Бубеев Ю.А., 1997). Это, в свою очередь, создает предпосылки для развития измененного состояния сознания - кинестетического транса.

Подобное ИСС подчиняется закономерностям, свойственным всем измененным состояниям сознания. А именно: оно сопровож­ дается активацией правого полушария, связанной с возрастной рег Глава рессией, или временным переходом мозга в состояние «правополу шарности», свойственное детскому возрасту (чем глубже релакса­ ция, тем глубже регрессия). С точки зрения психофизиологии по­ добное состояние описывается как реювенилизация (Ю.И. Алексан­ дров) или «возврат в детство», сопровождающийся облегчением перестройки нервных связей, улучшением обучения. Во многом это связано с растормаживанием, «раскрепощением» правого полуша­ рия, от которого зависит эффективность усвоения информации.

Подобное повышение пластичности нервной системы может быть использовано как в целях педагогических (упомянем суггестопедию по Г. Лозанову), так и лечебных, например, для восстановления дви­ гательных навыков у больных, перенесших нарушения мозгового кровообращения.

Как проявление физиологической возрастной регрессии (или временного возврата нервной системы в «детское» состояние в трансовом состоянии сознания) рассматривается и один из основ­ ных компонентов релаксации - снижение мышечного тонуса. Ведь мышечная гипотония, в первую очередь мышц-разгибателей туло­ вища и конечностей, является естественным состоянием новорож­ денного ребенка. Очевидно, что при этом на начальных стадиях ре­ лаксации снижается прежде всего уровень активности так называе­ мых первичных двигательных и соматосенсорных областей коры (прецентральная и постцентральная извилины). При поверхност­ ном трансе может также изменяться восприятие схемы тела, что сви­ детельствует об изменении функционального состояния теменной области коры. В отношении схемы тела необходимо отметить, что ее целенаправленное изменение - создание ощущения изменения пропорций тела, «удлинения» конечностей и др. - используется как самостоятельный прием релаксации в ряде техник (метод Алексан дера). Состояние глубокого гипнотического транса, сопровождаю­ щееся специфическими изменениями мышечного тонуса, связыва­ ется на уровне коры мозга с дальнейшим распространением про­ цесса торможения, охватывающим премоторную область. Снижение ее активности приводит также к изменению состояния глубоких подкорковых структур (стриопаллидарная система), лежащему в основе известного феномена каталепсии.

На фоне описанного снижения уровня бодрствования, общего охранительного (И.П. Павлов) торможения коры мозга ее «созна­ тельные» отделы, то есть лобные доли, «засыпают» быстрее (осо­ бенно это касается фронтальной коры доминантного, левого по­ лушария мозга, которая изначально находится в более активном, а нередко и «перевозбужденном» состоянии). Соответственно «под­ сознательные» отделы мозга, освободившись от их подавляющего влияния, растормаживаются. Отсюда на фоне возникающего изме­ ненного состояния сознания, легкого снижения критики или внут­ ренней цензуры активируются интуитивно-творческие механизмы психики. Вспомним, что многие невротические расстройства и пси­ хическая напряженность, в основе которых лежит чрезмерная интеллектуализация, физиологически связаны с избыточной акти­ вацией лобных областей мозга. Существует даже специальный тер­ мин для обозначения подобного механизма генерации психологи­ ческих проблем - «гиперфронтальность» (Шульц Л., 2002). С по­ мощью же релаксации достигается нормализация соотношения активности передних - лобных и задних - сенсорных областей по­ лушарий мозга, своего рода «дефронтализация».

В современных техниках мышечной релаксации на смену предварительному мышечному усилию по Джейкобсону пришло мысленное представление движений - идеомоторика (Алексе­ ев А.В., 1983). В психофизиологии принято считать, что при мыс­ ленном представлении движений (метод «ментальной трениров­ ки») используется так называемое моторное внимание (Данило­ ва Н.Н., 1998);

при этом мозг активируется не меньше, чем при их реальном выполнении (Roland P.E., Friberg L., 1985). Для бо­ лее полного мышечного расслабления используются также ды­ хательные и глазодвигательные синкинезии (см., например, ме­ тод Фельденкрайза).

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.