WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
-- [ Страница 1 ] --

библиотека психологии и психотерапии Марк Сандомирский психосомптикп И ТЕЛЕСНПЯ ПСИХОТЕРППИЯ:

Практическое руководство Москва Независимая фирма «Класс» 2005 УДК 615.851 ББК 53.57 С 49 Сандомирский М.Е.

С 49 Психосоматика и телесная психотерапия: Практическое руководство - М: Независимая фирма «Класс», 2005. - 592 с. - (Библиотека психологии и психотерапии).

ISBN 5-86375-059-6 Эта книга посвящена двум неразрывно связанным темам - психосоматике (те­ лесному отражению душевной жизни человека) и соматической, телесной психоте­ рапии. К ее достоинствам относится энциклопедически широкий обзор современ­ ных телесно-ориентированных психотехнологий, их систематизация и интеграция, а также практичность и доступность описываемых психокоррекционных упражне­ ний и приводимых рекомендаций.

Для психотерапевтов особый интерес представляют различные стороны интег ративного подхода к психокоррекции, дополняющие то, что им уже известно. Пси­ хологам могут быть полезны сведения о физиологических механизмах психологи­ ческой помощи, а медикам - психологические аспекты клинико-физиологических представлений. И всем без исключения читателям книга дает в руки удобный и на­ дежный инструмент для работы над собой - техники телесно-психологической са­ морегуляции.

Автор выражает признательность проф. В.В. Макарову (г. Москва) и проф. В.В. Козлову (г. Ярославль), чей научный вклад в современную психотерапию и интенсивные психо­ технологии личностного роста содействовали современному пониманию теоретических концепций, которые и легли в основу этой книги.

Главный редактор и издатель серии Л.М. Кроль Научный консультант серии ЕЛ. Михайлова © 2005 М.Е. Сандомирский © 2005 Независимая фирма «Класс», издание, оформление © 2005 Е.А. Кошмина, дизайн обложки Исключительное право публикации на русском языке принадлежит издательству «Независимая фирма «Класс». Выпуск произведения или его фрагментов без разрешения издательства считает­ ся противоправным и преследуется по закону.

Отдельные экземпляры книг серии можно приобрести в магазинах:

Москва: Дом книги «Арбат», торговые дома «Библио-Глобус» и «Молодая гвардия», мага­ зин «Медицинская книга». Санкт-Петербург: Дом книги.

Предисловие В предисловии к первой книге М. Сандомирского, посвященной пси­ хологической самопомощи и личностному росту, вышедшей в году, я писал: «Эту книгу я ждал... Увидел свет труд, полезный для каждого человека. Его можно было бы назвать «Руководством для повседневной жизни».

Прошедшие годы подтвердили правоту этих слов как в отно­ шении изложенных в книге общих рекомендаций, так и описания практических психотехник, ориентированных на массового читате­ ля. И сегодня в принципе почти те же слова - «Появилась книга, которую давно ждали» - можно повторить о другой книге этого ав­ тора. Это столь же своевременный и полезный труд, описывающий методы психологической самопомощи и личностного роста, но пред­ назначенный теперь уже для новой - профессиональной читатель­ ской аудитории. Появилась та книга, которую действительно давно ждали специалисты в области психотерапии и практической психо­ логической помощи, использующие в своей работе интенсивные те­ лесно-ориентированные психотехнологии, а также многие читате­ ли, серьезно интересующиеся методами личностного роста и глубо­ ко увлеченные их применением на практике.

К достоинствам данного руководства относится широта охва­ та обширного поля современных телесно-ориентированных психо­ технологий, их систематизация и интеграция, а также практичность и доступность описываемых психокоррекционных упражнений и приводимых рекомендаций. Особенно необходимо отметить важ­ нейшее достоинство, которое заметно выделяет данный труд в без­ брежном море современной психологической литературы и также является «сильным звеном» разрабатываемого автором оригиналь­ ного психокоррекционного метода Ретри. Это глубокое естествен­ нонаучное, психофизиологическое обоснование механизмов дей­ ствия описываемых психотехнологий, ставящее их на серьезную Предисловие научно-методологическую основу. Тем более примечательно, что автору удалось при этом сохранить простоту и доступность изло­ жения, делающие данное руководство поистине настольной книгой для широкого круга читателей.

В.В. Козлов, доктор психологических паук, профессор Введение Посвящается дорогой Алле, благодаря которой автор нашел силы преодолеть этот долгий многостраничный марафон.

Две главные темы, которым посвящена наша книга - психосомати­ ка и соматическая, телесная психотерапия, - на самом деле связаны неразрывно, как две стороны одной медали. Как анализ и синтез в мышлении, как диагностика и лечение в медицине, как психодиаг­ ностика и психологическая коррекция в психотерапии. При этом психосоматика рассматривается шире, чем в традиционном пони­ мании, предложенном ее «отцом» - немецким врачом Иоганном Хайнротом (J. Heinroth, 1818). Как известно, он использовал дан­ ный термин для обозначения взаимосвязи телесных недугов паци­ ентов и их душевных страданий. Связи, по его мнению, причинно следственной, исходящей из представления о том, что соматичес­ кие расстройства могут вызываться расстройствами душевными.

Или, в более категоричной формулировке последователей Хайнро та: все телесные болезни имеют психологические причины. (В край­ нем выражении эти взгляды были сформулированы Новалисом:

«Болезни должны рассматриваться как телесное сумасшествие».) При этом психосоматика изначально представлялась именно как «психосоматическая медицина».

Современный взгляд на психосоматику выходит за рамки пред­ ставлений о здоровье и болезни. Психосоматика - это телесное от­ ражение душевной жизни человека, включая как телесное проявле­ ние эмоций (следствием дисбаланса которых и становятся психо­ соматические болезни), так и «зеркало» иных подсознательных процессов, телесный канал сознательно-подсознательной коммуни­ кации. В этом контексте тело представляется как своего рода экран, на который проецируются символические послания подсознания.

Современный взгляд на психосоматику Экран, на котором все «тайное» (подсознательное) становится «яв­ ным» (сознательным) или по крайней мере получает потенциаль­ ную возможность стать таковым. И на котором психологические проблемы человека, его внутренние, сознательно-подсознательные конфликты находят отражение в облигатном, безусловно-обязатель­ ном порядке.

Иначе говоря, взаимосвязь тела («сомы») и психики всегда дву­ сторонняя. Как все соматические расстройства имеют свои психо­ логические «корни», так и любые психологические проблемы все­ гда приносят психосоматические «плоды». Разница только в том, какая именно сторона внутрипсихического конфликта - душевная или соматическая - выходит на первый план, какая из них имеет более выраженные внешние проявления. И точно так же, как исце­ ление от телесных недугов может быть достигнуто путем проработ­ ки породивших их психологических причин, в равной степени спра­ ведливо и обратное. Через телесные проявления психологических проблем можно прямым путем, минуя лабиринты логики, дойти до глубин души человека, разгадать символические «загадки» подсоз­ нания, добраться до скрытого в них смысла.

В этом, собственно, и состоит суть телесной психотерапии: без лишних слов подойти к разрешению самых запутанных личност­ ных и жизненных проблем пациента, разрубить «гордиев узел» ле­ жащих в их основе внутренних противоречий, не тратя времени и усилий на долгие и утомительные попытки этот узел распутать.

Разрубить клубок проблем наиболее естественным, надежным и простым способом, помогая пациенту вступить в сознательный ди­ алог с собственным подсознанием на его «родном» языке - языке тела. И что не менее важно - научить пациента избегать подобных проблем впредь, образно говоря, не наступать больше на те же са­ мые грабли, дав ему в руки удобный инструмент для работы над собой - техники телесно-психологической саморегуляции.

Это инструмент, позволяющий наладить канал двусторонней сознательно-подсознательной коммуникации - незримой, но тем не менее явственно телесно ощутимой. Канал, использующий первич­ ный способ коммуникации, наиболее ранний как в плане возраст­ ного развития психики, так и ее развития эволюционного. И соот­ ветственно канал наиболее прямой, открывающий непосредствен­ ный доступ к взаимодействию с подсознанием и использованию скрытых в его глубинах внутренних психологических ресурсов.

8 Введение Канал общения с собственным подсознательным «Я», складываю­ щегося из:

телесного самонаблюдения, идентификации текущего психо­ эмоционального состояния, анализа невербальных, телесных сигналов подсознания (сенсорного осознавания);

адресации к подсознательным ресурсам и воссоздания ресурс­ ных состояний с помощью «нажатия» физиологических «кно­ пок» саморегуляции (воспроизведения определенных наборов телесных ощущений, или психосоматических паттернов);

и наконец, обратной связи или подсознательно-интуитивного отклика в виде тех же телесных сигналов-«подсказок».

Как показывает опыт, построить подобный канал саморегуля­ ции вполне по силам каждому. Причем не только благодаря помо­ щи извне (психотерапия, особенно долгосрочная), но и опираясь на собственные силы (личностный рост). Поэтому методы телесной психотерапии могут служить еще и поистине универсальным, дос­ тупным инструментом психологической самопомощи. Инструмен­ том, благодаря которому человек может не только избавиться от частных, сиюминутных проблем и стрессов, но и выработать к ним «психологический иммунитет». Инструментом, позволяющим ему осознать свое предназначение и жизненный смысл, наладив контакт с собственным подсознанием. Помогающим вернуться в естествен­ ное состояние целостности, внутреннего единства - чтобы жить в ладу с собой и с миром.

Вот почему популярность телесно-ориентированной (сомато центрированной) психологии и психотерапии в последнее десяти­ летие несомненно растет. В самом деле, среди различных методов психокоррекции - своеобразного перевоспитания взрослых «детей» - невербальный, телесно-ориентированный подход привлекает воз­ можностью непосредственной коммуникации с подсознанием с по­ мощью языка тела, а также контроля эмоций через воздействие на их телесное выражение. Важным достоинством сомато-центриро ванной психотерапии является также широкое разнообразие техник, многие из которых доступны и могут быть освоены не психологами и не психотерапевтами и использованы в качестве инструмента лич­ ностного роста и саморегуляции.

Несмотря на это, отношение к данному виду психотерапии ос­ тается двойственным: наряду с признанием очевидной практичес Современный взгляд на психосоматику кой эффективности, теоретическое обоснование телесных методов психокоррекции зачастую вызывает непонимание, а порой и сомне­ ние или недоумение. Можно ли сложные интеллектуальные и тон­ кие духовные проблемы человека напрямую выводить из особенно­ стей его телесного облика, его осанки и походки? Можно ли серьез­ но относиться к идеалистическим объяснениям роли в психике человека некоей гипотетической «энергии», которую до сих пор не могут зафиксировать объективные физические методы?

В этой связи необходимо отметить следующее. Телесно-ори­ ентированный подход является, пожалуй, наиболее объективным и приближенным к материальным основам видом психотерапии.

Его основоположники не пытались подогнать реальность под умоз­ рительные теоретические схемы, а напротив, разрабатывали свои методы, исходя из практики. Их труды и сегодня читаются на од­ ном дыхании, так как содержат и тонкие клинико-психологичес кие наблюдения, и масштабные, глубокие обобщения. В то же вре­ мя объяснения обнаруженных ими опытным путем феноменов, предложенные по большей части 50-60 лет назад, с точки зрения современной клинической психологии, психофизиологии во мно­ гом обветшали. Сегодня некоторые из них («биопсихическая энер­ гия», «память тела», «психоэмбриологические» корреляции, свя­ зывающие личностные проблемы человека с характеристиками так называемых зародышевых листков) можно воспринимать скорее как метафоры, а не строгие научные гипотезы. Наше описание и представляет собой попытку восполнить этот пробел. При этом мы попытаемся, насколько возможно, сочетать и стиль изложения эн­ циклопедии (краткое обзорное представление о том или ином ме­ тоде), и хрестоматии (исторический экскурс с цитированием пер­ воисточников), а в дополнение показать преемственность различ­ ных психотерапевтических подходов и их общие фундаментальные основы, а также выделить те элементы частных психокоррекцион ных методик, которые могут быть использованы при построении интегративной системы.

Какое место занимает телесно-ориентированный подход сре­ ди других направлений психокоррекции? Как известно, проводи­ лось множество исследований, направленных на сравнение эффек­ тивности различных методов психотерапии и выявление факторов, влияющих на ее результативность. Итоги их можно свести к следу­ ющему: самые разнородные методы могут приносить одинаково 10 Введение позитивный результат. Во многом конечная эффективность психо лого-терапевтической помощи определяется не только и не столько применяемыми техническими приемами, сколько личностными осо­ бенностями пациента и терапевта и формированием устойчивых продуктивных отношений между ними - терапевтического альян­ са. Со стороны психотерапевта при этом большую роль играет его зрелость как личности (Эллис А., 2002). Что же касается пациен­ тов, то, как показал Ю. Джендлин, наибольший успех достигается теми из них, которые в процессе терапии обсуждают свой телесный опыт, в буквальном смысле говорят на языке телесных ощущений (Gendlin E., 1981). Отсюда вытекает и первостепенная важность использования телесно-ориентированных психотехник.

Среди психокоррекционных методов можно выделить две ос­ новные группы.

1) Неспецифические, не связанные с содержанием какого-либо определенного переживания. С ними соотносятся «оператив­ ные» способы психокоррекции, дающие человеку быстрое, но временное улучшение состояния - по сути, разрядку накоп­ ленных негативных эмоций. Подобные способы сравнительно легко использовать самостоятельно, они могут многократно по­ вторяться в отработанной последовательности, по стандартной схеме - алгоритму. В связи с этим они наиболее широко при­ меняются с целью психологической саморегуляции и являют­ ся, как правило, начальными навыками, осваиваемыми на этом пути. И здесь именно телесно-ориентированные техники, в пер­ вую очередь мышечная (и связанная с ней психоэмоциональ­ ная) релаксация и дыхательные приемы, способствующие эмо­ циональному отреагированию (катарсису), занимают ведущее место.

2) Специфические, определяемые содержанием прорабатываемой конкретной психологической проблемы. Методы данной груп­ пы существенно разнообразнее, сложнее, и как правило, тре­ буют для реализации квалифицированной помощи со сторо­ ны психотерапевта. Сюда относятся, во-первых, «тактические» подходы, направленные на устранение отдельных, частных проблем. Применительно к психотерапии они составляют ее так называемый краткосрочный вариант. Во-вторых, сюда от­ носится и более общий и основательный подход, направлен Современный взгляд на психосоматику ный на многостороннюю перестройку личности, начиная с ее основ. Подобная личностная реконструкция более трудоемка, требует, как правило, длительного времени и рассматривает­ ся в психотерапии как ее долгосрочный, «стратегический» ва­ риант.

В то же время отдельные шаги в этом направлении могут пред­ приниматься и самостоятельно, преимущественно осуществлять­ ся за счет внутренних ресурсов. И здесь среди различных методов психокоррекции пальма первенства также принадлежит техникам телесным - ввиду их доступности для самостоятельного примене­ ния (естественно, после предварительного обучения необходимым практическим навыкам). Это и инсайты, достигаемые во время за­ нятий дыхательно-медитативной практикой или телесным само­ анализом (известные методы сенсорного осознавания, система Фельденкрайза), и самопрограммирование (метод Александера), и телесно-психологическая мобилизация подсознательных резер­ вов (метод Ретри).

Отдельно необходимо сказать о таком важнейшем для практи­ ки направлении психокоррекции, как психологическая самопомощь.

В условиях продолжающегося (и ускоряющегося!) роста распрост­ раненности стрессовых расстройств именно данное направление, на наш взгляд, представляется наиболее перспективным, наиболее массовым, наименее затратным как для пациентов (и соответствен­ но, доступным), так и для специалистов (в плане затрат труда и вре­ мени на отдельно взятого пациента и тем самым потенциальной воз­ можности оказать помощь большему числу людей).

Данный подход исключительно важен с практической точки зрения еще и тем, что, осваивая методы самопомощи, человек пе­ рестает перекладывать ответственность за решение своих проблем на чужие плечи (за выздоровление - на врача, за избавление от житейских неурядиц - на психолога). Задача же специалиста сво­ дится к тому, чтобы научить пациента брать ответственность на себя и дать в его руки технологию, пригодную для самостоятель­ ных занятий. В этом русле работают многие современные методы психотерапии, предлагающие самые разные подходы к решению обыденных психологических проблем. Несмотря на многообразие конкретных технических приемов, смысл всех их сводится к сле­ дующему.

12 Введение На диагностическом этапе проводится поиск стереотипно по­ вторяющегося эмоционального дискомфорта, проявления которо­ го - на когнитивном, эмоциональном, телесном и поведенческом уровне - анализируются и описываются максимально подробно и тщательно, во всех деталях. Естественно, этот дискомфорт нераз­ рывно связан с некоторой актуальной для человека психологичес­ кой проблемой (будь то конкретные страхи или неопределенная, плавающая тревожность, трудности в общении или дефицит само­ утверждения) либо определенной жизненной ситуацией (например, затяжным конфликтом, затрагивающим семейные или деловые от­ ношения).

Следующий, терапевтический этап состоит в том, чтобы на­ учить человека прослеживать эти проявления и в момент возник­ новения негативных состояний предпринимать активные дей­ ствия, направленные на устранение дискомфорта. Это могут быть приемы сознательного самоконтроля на рациональном уровне энергичное дискутирование с негативными мыслями (метод раци онально-эмотивной поведенческой психотерапии по А. Эллису), работа со зрительными образами (например, метод «взмаха» или «замены слайда» в НЛП), повтор привычных действий до угаше ния их эмоционального сопровождения (в поведенческой психо­ терапии). И в этом отношении телесно-ориентированные техни­ ки, опирающиеся на работу с телесными ощущениями, представ­ ляются наиболее удобными для самостоятельного применения пациентом.

Большую часть описываемых в книге методов в международ­ ном психотерапевтическом сообществе принято относить к телесной психотерапии. Именно так именуют их специалисты, объединяю­ щиеся в профессиональные Ассоциации телесной психотерапии (см.

в интернете www.eabp.org - European Association of Body Psycho­ therapy или www.usabp.org - United States Association of Body Psychotherapy). В отечественной же традиции в том варианте, как эти методы прижились и пустили корни на российской почве, все­ гда было принято рассматривать их шире - как телесно-ориенти­ рованные, включая в перечень «смежные» направления - от меди­ тативных практик и трансперсональных дыхательных технологий до пластических техник актерского мастерства.

Учитывая же основную тенденцию современной психотерапии к интеграции различных методов (что осуществимо в первую оче Современный взгляд на психосоматику редь на естественнонаучной основе), телесный подход в психокор­ рекции правильнее было бы называть телесно-интегративным.

Во-первых, в отечественной практике большинство классичес­ ких телесных психотехник применяется не в чистом виде, не изоли­ рованно, а в сочетании с другими - в составе комплексных, интег ративных методов. Во-вторых, это тем более справедливо, что и со­ временное понимание сути телесно-психокоррекционного подхода стало более совершенным и физиологичным, чем первоначальное.

Главное содержание, квинтэссенцию телесной психокоррекции со­ ставляет не только и не столько прямой контакт психотерапевта с телом пациента (то, благодаря чему она исторически отделилась от психоанализа), сколько работа с телесными ощущениями - как с элементарными, так и со сложными кинестетическими образами. В этом состоит ее сильная сторона, ее преимущество по сравнению с теми методами психокоррекции, которые абстрагируются от теле­ сной реальности, забывая о том, что душа и тело неотделимы друг от друга. И именно на этой основе происходит интеграция телесной психокоррекции с другими психотерапевтическими методами.

Именно подобная интеграция различных психокоррекционых под­ ходов на основе объективных, психолого-физиологических законо­ мерностей, а также их приложение к технологиям психологической самопомощи и личностного роста составляет основную задачу на­ шего изложения.

Принято считать, что первым психотерапевтом, предложив­ шим посмотреть на психологическую помощь как на ОБУЧЕНИЕ и тем самым заложившим основы самостоятельного направления обучения психологической самопомощи (psychoeducation), был А. Адлер (обучавший своих пациентов «науке жизни»). Из числа современных психокоррекционных подходов, находящих примене­ ние в форме психологической самопомощи, необходимо упомянуть как рационально-когнитивные методы (А. Эллис, А. Бек), так и те­ лесно-ориентированные (М. Фельденкрайз, А. Лоуэн, Ф.М. Алек сандер, Ш. Селвер и Ч. Брукс), каждый из которых имеет опреде­ ленные сильные стороны и практически эффективные технические приемы. До последнего времени все эти разнородные методы раз­ вивались изолированно, параллельно друг другу. И как это часто бывает в психокоррекции, где конкуренция разных школ нередко приводит к взаимному отрицанию и неведению относительно дос­ тижений друг друга, каждый новый шаг, новая техника не только 14 Введение становились очередным новаторским вариантом «изобретения ве­ лосипеда», но порой и еще более «триумфальной» попыткой повтор­ ного изобретения колеса.

Соответственно, актуальной задачей сегодняшнего дня, по на­ шему мнению, является взгляд на эти методы с различных точек зрения, позволяющий избежать «цеховой» разобщенности (а порой и догматизма) и объединение их в рамках целостного, телесно-ин тегративного подхода. Подхода, дающего возможность привести разнородные психотерапевтические методы к «общему знаменате­ лю», имея в виду как синтез их теоретических моделей, так и вы­ членение наиболее эффективных психокоррекционных приемов на общей методологической основе, не оставляющей места для двоя­ ких толкований или разногласий. На объективной, физиологичес­ кой основе.

При этом для психологов и врачей-психотерапевтов могут представлять интерес различные стороны интегративного подхода к психокоррекции, дополняющие то, что им уже известно. Так, для психологов могут быть полезны сведения о физиологических меха­ низмах психологической помощи, в то время как для медиков - пси­ хологические аспекты клинико-физиологических представлений.

Соответственно в дальнейшем изложении будут сочетаться обе точ­ ки зрения на психотерапию - и клиническая, и психологическая.

Глава Телесная психология и личностный рост Личностный рост, или самоактуализация (по К. Гольдштейну) исключительно емкое понятие, в общем смысле вбирающее в себя и стремление человека к выявлению и развитию возможностей собственной личности, и сам процесс его «работы над собой» для достижения этих целей, а в конечном счете - еще и результат его движения по пути самосовершенствования («пробуждение», по Г.И. Гурджиеву). Личностный рост - это и самопознание, поиск че­ ловеком своего настоящего «Я», движение к достижению подлин­ ности, аутентичности, расширению множества личностных смыс­ лов и обретению «самости» (индивидуация, по К.Г. Юнгу). Это еще и психологическое взросление, стремление к повышению так назы­ ваемого адаптационного потенциала личности, к самоутверждению, самодостаточности и независимости как от чужого мнения, так и в определенной степени от давления жизненных обстоятельств.

Личностный рост жизненно необходим для каждого челове­ ка, вне зависимости от того, отдает он себе в этом отчет или нет.

Необходим для того, чтобы удовлетворить глубинную потребность в самоактуализации, занимающую, по А. Маслоу, наиболее высо­ кое место в иерархии потребностей. Необходим для достижения гармонии в отношениях с самим собой и окружающим миром. По большому счету, необходим для поиска своего места в жизни, осо знавания индивидуального жизненного смысла и предназначения, без понимания которых невозможно обретение счастья и полноты жизни.

Зачем же нужен столь сложный и тернистый путь поиска «сер­ мяжной правды жизни» и разгадывания сокровенного смысла соб­ ственного существования? Неужели не существует ответов на эти главные в жизни вопросы - ответов, которые можно было бы найти в готовом виде и принять как руководство к действию? Неужели 16 Глава для этого недостаточно той информации, которую можно почерп­ нуть в солидных, научно-обоснованных справочниках и учебных по­ собиях? Разве нельзя, в конце концов, обратиться к помощи дипло­ мированных всезнающих экспертов или просто попросить совета у достойных и уважаемых вами людей, чья мудрость и богатый жиз­ ненный опыт лично вам достоверно известны? И да, и нет. Все дело в заложенном в сами вопросы скрытом противоречии. Противоре­ чии, устранение или разрешение которого равносильно ответу на сам вопрос. И поэтому тот ответ, который предлагается в готовом виде, - не добывается собственными самоотверженными усилиями искателя истины, а приходит откуда-то со стороны (и порой очеви­ ден), - не будет, по всей видимости, воспринят самим страждущим.

Человеку свойственно заблуждаться - «homo errare est», как говорили древние римляне. Пожалуй, в наибольшей мере ему свой­ ственно заблуждаться на свой собственный счет. И хотя он обычно думает, что живет рассудком - своими логическими, словесно-офор­ мленными мыслями, на самом же деле живет он образами, генери­ руемыми подсознанием и лежащими в основе устойчивой, глубин­ ной (правополушарной) мотивации. Задача психологической само­ регуляции и личностного самосовершенствования - сделать этот процесс максимально осознанным и управляемым. Исходя из это­ го, главная задача телесно-ориентированных (впрочем, как и мно­ гих других) методов личностного роста - решение основного вопро­ са практической психологии (по аналогии с основным вопросом философии): что важнее - сознание или подсознание? Как разре­ шить противоречия между ними, преодолеть внутреннюю двой­ ственность, устранить источники внутрипсихического конфликта?

Иными словами, как научить человека вести осознанный диалог с соб­ ственным подсознанием, чтобы обрести гармонию в себе самом?

Опыт позволяет утверждать, что при использовании современ­ ных психотехнологий, методов психологической самопомощи это реально достижимо - естественно, при условии целенаправленной работы человека над собой. Именно тогда человек становится спо­ собен выполнить свою главную задачу. Задачу, которую некогда пытался решить еще Диоген, который бродил при свете дня с зажжен­ ным фонарем в руках. На недоуменные вопросы своих сограждан о том, что же он ищет «днем с огнем», древнегреческий философ отве­ чал: «Ищу Человека». Эту притчу нередко упоминают современные психотерапевты (сошлемся, к примеру, на А.Б. Добровича), умалчи Телесноя психология и личностный рост вая, однако, о том, где же Человека искать. И ответ на самом деле прост: нужно заглянуть в зеркало, ибо по большому счету всю свою жизнь человек ищет... самого себя. Найти себя как другого, найти свое второе «Я» - значит, найти и научиться поддерживать контакт с собственным подсознанием. А это, в свою очередь, означает откры­ тие сознательного доступа к своим глубинным внутренним ресур­ сам и творческим способностям, к интуитивной мудрости и ощуще­ нию смысла жизни.

В то же время мы считаем нелишним предостеречь читателя от односторонности подхода к практической психологии, от чрез­ мерного усердия и неоправданного энтузиазма по отношению к технологиям личностного роста. Говоря о естественном желании человека улучшить собственную жизнь и начать этот процесс с улучшения самого себя, всегда необходимо соблюдать разумный скептицизм и умеренный консерватизм. Желательно помнить, как учит известный афоризм, о взвешенном отношении к благим на­ мерениям (которые в последнее время становятся все более мод­ ным материалом для дорожного строительства, широко пропаган­ дируемым в популярной психологической и духовно-философс­ кой литературе). Человеку, которого интересуют проблемы личностного роста, самоактуализации, нужно в первую очередь стремиться оградить себя от проявлений известного в психологии феномена «сдвига мотива на цель», являющегося нередким след­ ствием чрезмерной увлеченности, граничащей с фанатизмом, ког­ да деятельность (в данном случае - овладение прикладными пси­ хотехнологиями) становится самоцелью. Иными словами, когда человека привлекает деятельность не ради результата, а ради са­ мой деятельности. И самое главное - когда психологическое са­ мосовершенствование начинает служить не лучшему приспособ­ лению к жизни, а напротив, уходу от нее, отгораживанию от по­ вседневной реальности, когда активная жизненная позиция сменяется пассивной безропотностью, а разрешение реальных жизненных проблем подменяется искусственным девальвировани­ ем их значимости и оправданием собственного бездействия.

Понятия личностного роста и самоактуализации подразуме­ вают, что идущий по пути самосовершенствования должен стать в чем-то другим человеком, свободным от прежних проблем. Сохра­ няя преемственность предшествовавшего жизненного опыта, он должен в то же время превратиться в новую личность или, говоря 18 Глава образно, обрести «второе рождение» (П.Д. Успенский). Причем на этот раз ему приходится самому стать себе родителем - в духовном плане, конечно (вспомним выражение self-made man). (Впрочем, в античных мистериях и других древних инициатических психотех­ нических традициях метафора «дваждырожденности» понималась буквально, и человек должен был пройти и через символическую «смерть», и через «воскресение»). Методы телесной психокоррек­ ции также предусматривают решение этой задачи. Причем не толь­ ко дают идущему по этому тернистому пути возможность в букваль­ ном смысле ПОЧУВСТВОВАТЬ себя другим человеком, но под­ час и действительно ощутимо измениться телесно.

Материал, используемый для работы в телесно-ориентирован­ ных методах психокоррекции и личностного роста - кинестетичес­ кие ощущения, - представляет собой не что иное, как телесные ком­ поненты эмоций. И так же, как и эмоции в целом, эти ощущения несут две главные функции - сигнальную и регуляторную (Лисен кова Л.Ф., 1998). Сигнальная функция эмоций в данном случае ис­ пользуется для решения диагностической, или аналитической за­ дачи: телесные ощущения могут рассматриваться как своеобразные «сигналы подсознания», осознавание и осмысление которых созда­ ет основу для разрешения внутренних конфликтов. Особая важность для психокоррекции телесной модальности связана также с тем, что именно здесь подобные «сигналы подсознания» проявляются наи­ более явственно. Сошлемся на слова Л. Бурбо(2001): «Тело -луч­ ший друг и советчик».

Регулятивная же функция кинестетических ощущений как те­ лесной части эмоций представляет практический интерес в первую очередь в плане саморегуляции, дающей человеку возможность уп­ равлять собственным функциональным состоянием - и тем самым способность использовать свои внутренние психофизиологические ресурсы. В терминах гештальт-терапии, это дает человеку возмож­ ность при решении разнообразных проблем «найти опору в себе са­ мом», в терминах телесной психотерапии представляет собой так называемый ресурсно-ориентированный подход (по Л.С. Белогород скому). В сущности, здесь и заложен рецепт телесно-ориентирован­ ных методов личностного роста. Для этого необходимо запомнить и научиться вызывать (конечно, с помощью определенных психо­ технических приемов) наборы телесных ощущений, ассоциирован­ ные с теми или иными состояниями сознания. В дальнейшем же Телесная психология и личностный рост воспроизведение по собственному желанию заданных ощущений позволяет по принципу обратной связи воссоздать и требуемые функциональные состояния.

Тем самым человек постепенно создает воображаемую, но в то же время реально действующую «панель управления» собственным психическим состоянием («control panel» - термин Р. Бэндлера, ис­ пользуемый в методе DHE). А точнее, панель САМОконтроля, от­ дельными «кнопками» которой являются связанные с кинестети­ ческим анализатором условные рефлексы, активно используемые как инструменты саморегуляции (разновидность оперантных услов­ ных рефлексов, по Б.Ф. Скиннеру). Набор этих условных рефлек­ сов, сконструированных по принципу «сделай сам» и направлен­ ных человеком на себя же самого, представляет собой расширение или дополнение его отправного психологического типа. Подобная достройка, позволяющая выйти за узкие рамки исходного типа лич­ ности, преодолеть сковывающие барьеры и ограничения, и представ­ ляет собой в полном смысле слова личностный рост.

Где же те ориентиры, которые могут быть использованы для выбора правильного направления роста? В представлении А. Мас лоу, конечная цель личностного роста - самоактуализация - вклю­ чает следующие психологические характеристики.

А. Составляющие личностной зрелости.

1) Автономия, независимость суждений от общественной куль­ туры, микро- и макросоциального окружения. Это составляет основу самодостаточности человека, его интеллектуальной са­ мостоятельности, объективности, взвешенности и беспристра­ стности его мнения. Отсюда проистекают высокие морально этические стандарты личности, а также сопротивление насиль­ ственному приобщению к принятым в обществе стереотипам или навязываемым взглядам. Отсюда же гуманизм и широта взглядов, когда человек идентифицирует себя не с какой-либо узкой социальной группой, а со всем человечеством в целом.

2) Центрированность на проблеме, а не на собственном «Я». Спо­ собность человека сосредоточиться на решении проблем, от­ решиться ради достижения важной цели от своих внутренних проблем и ограничений - важная составная часть личностно­ го роста, основа целеустремленности личности и социальной успешности.

20 Глава 3) Принятие собственного «Я», других людей и природы. Это спо­ собствует поддержанию прочных и глубоких межличностных отношений, а также самому главному для человека - удовлет­ воренности собственной жизнью, ее осмысленности, что в свою очередь является лучшей, естественной защитой от депрессии.

По большому счету, это не что иное, как умение человека быть счастливым, соблюдая разумный баланс желаемого и действи­ тельного. Умение жить, довольствуясь тем, что есть, в то же время не замыкаясь в узких рамках повседневности, не оста­ навливаясь на достигнутом.

Б. Возврат человека к своему природному естеству.

4) Свежесть восприятия и оценок. Открытость человека для но­ вого опыта, психологическая гибкость, умение найти неожи­ данное в привычном, а также избавиться от иллюзий и стерео­ типов восприятия, не закрывать глаза на очевидное, даже если оно противоречит ожиданиям.

5) Непосредственность (спонтанность), простота и естествен­ ность. В сочетании с предыдущей характеристикой это, по мне­ нию А. Маслоу, способствует также формированию «демокра­ тической структуры характера».

6) Креативность. Подразумевается творчество во всех его про­ явлениях, от возвышенных общечеловеческих достижений до бытовых мелочей и элементов новизны в повседневной жиз­ ни. Творчество продуктивное, направленное на решение конк­ ретных задач.

7) Повышенная частота пиковых переживаний, то есть естествен­ ных, спонтанных, адаптивно-творческих измененных состоя­ ний сознания. На наш взгляд, именно это и составляет есте­ ственную психофизиологическую основу вышеперечисленных личностных черт, особено таких, как креативность, открытость и непосредственность, а также удовлетворенность собственной жизнью. Ведь пиковые переживания - не что иное, как откры­ тие человеком нового в том, что его окружает, творческое оза­ рение или просто мгновения счастья.

В результате самоактуализированной личности, по Маслоу, свойственно более эффективное и адекватное восприятие реально­ сти (а отсюда, добавим, и лучшая адаптация к ней).

Телесная психология и личностный рост И здесь необходимо подчеркнуть, что в современном пред­ ставлении важный аспект личностного роста, о котором в приве­ денном выше описании не упоминалось, - его направленность на конкретный результат. (Видимо, изначально у практичных амери­ канцев это подразумевалось само собой, «по умолчанию», а порой самоактуализация воспринималась даже как противопоставление излишнему прагматизму. Российскому же менталитету свойствен­ на другая крайность - порой ему явно недостает «приземленнос ти». У «нашего» человека душа легче отправляется в полет, но впос­ ледствии труднее находит себе посадочную площадку на земле.) Именно подобный целевой, в чем-то даже утилитарный подход от­ личает действительный личностный рост от суррогатных психотех­ нологий, от бесцельных исканий «сермяжной правды жизни» (вплоть до пресловутых «богостроительства» и «богоискатель­ ства»), служащих на самом деле всего лишь средством временного ухода от душевной сумятицы и внутренней неустроенности. Не слу­ чайно, когда у известного психотерапевта А. Лоуэна спрашивали о его отношении к проблемам личностного роста, в частности, к дви­ жению по развитию «человеческого потенциала» (Human Potential Movement), он в первую очередь обращал внимание, на что же этот рост и личностный потенциал в конечном счете направлены (Goodrich-Dunn В., Greene E., 2002), так как беспредметный лично­ стный рост просто-напросто таковым не является.

Действительно, приведенный набор психологических качеств обобщенный портрет человека, успешного во всех областях жизни.

Но это все же модель теоретическая, тот высокий идеал, к которому следует стремиться, но который в обыденной жизни остается труд­ нодостижимым. А что же могут сделать технологии психокоррек­ ции/личностного роста в реальности? Что они способны принести в практическом плане для улучшения психологической адаптации человека и соответственно совершенствования его жизненных уме­ ний и повышения успешности?

Во-первых, это контроль эмоций - как текущего душевного состояния, так и облегчение прошлого эмоционального «багажа».

Это и устранение или по крайней мере сглаживание эмоциональ­ ных «всплесков», перепадов настроения, и предотвращение «выго­ рания» при интенсивной, эмоционально насыщенной деятельнос­ ти, эмоциональных дефолтов (выражение А.В. Курпатова). При этом в основе сознательного управления эмоциями лежит в первую оче 22 Глава педь отказ от неосознаваемого и негативного влияния на них, от привычного генерирования отрицательных эмоций. Именно подоб­ ный механизм «самонакручивания» является наиболее распростра­ ненной причиной эмоционального дискомфорта. А. Эллис (2002) сформулировал его принцип следующим образом: люди в действи­ тельности не расстраиваются, а расстраивают себя сами. (Итог это­ го процесса П. Вацлавик (1993) кратко и емко подытожил как «стать несчастным без посторонней помощи».) С другой стороны, рецепт по-настоящему действенного эмоционального самоконтроля нераз­ рывно связан с навыком эмоциональной разрядки, высвобождения «замороженных» эмоциональных проявлений. Иными словами, тре­ бует от человека не подавления чувств, а доверия к ним, открытого и естественного выражения эмоций.

Во-вторых, технологии психологической саморегуляции, лич­ ностного роста помогают в усилении или целенаправленном созда­ нии мотивации тех или иных жизненных достижений. Это форми­ рование позитивного и личностно значимого образа будущего (нуж­ но подчеркнуть именно образный, правополушарный компонент его представления), «опредмечивание» жизненного смысла использу­ ется как в различных методах психокоррекции (так называемый «хо­ рошо сформированный результат» в НЛП, «проход в будущее» по М. Эриксону, мотивационный этап решения психологической про­ блемы в поведенческих методах психокоррекции), так и в педагоги­ ке - создание наряду с «зоной ближайшего развития» по Л.С. Вы­ готскому еще и «дальней перспективы» (по А.С. Макаренко).

В-третьих, психотехники личностного роста способствуют воз­ растанию роли интуиции в повседневной жизни, усилению внима­ ния к ее «подсказкам» (К. Роджерс называл это повышением дове­ рия к «организмическому оценочному процессу»). Формирование навыка осознавания интуитивных «сигналов тела» позволяет тем самым превратить интуитивно-подсознательные правополушарные механизмы психики в практичный рабочий инструмент для приня­ тия решений. Здесь и поиск нестандартных решений в ситуации не­ определенности («выход из тупика» или «прыжок выше головы») или в более широком смысле - научный поиск, инновации, творчество.

Наконец, это и личностный рост в узком смысле слова, сфоку­ сированный на уровне идентичности: повышение самооценки, пе­ рестройка и гармонизация образа себя (по К. Роджерсу, сближение «Я»-реального и «Я»-идеального).

Телесная психология и личностный рост Все вышеназванное может быть направлено на улучшение от­ ношений с окружающими, особенно с близкими людьми. Это и со­ вершенствование навыков общения, и способность к построению устойчивых, долговременных, эмоционально комфортных взаимо­ отношений. Еще одна точка приложения «взращенных» личност­ ных способностей - создание и поддержание оптимального функ­ ционального состояния, или «рабочего» состояния для целенаправ­ ленной деятельности, составляющего ее надежный фундамент.

Еще одна точка зрения на личностный рост - это в первую оче­ редь обеспечение человеку доступа к необходимым для его успеш­ ной деятельности психологическим ресурсам (Л.С. Белогородский).

Нельзя не согласиться с утверждением М.Н. Гордеева и Е.Г. Горде евой (2002) о том, что «все необходимые ресурсы имеются у чело­ века в любой момент времени. Однако нужны определенные спосо­ бы, чтобы их пробудить». Необходимо внести только одно допол­ нение: когда мы говорим о технологиях личностного роста, не должно создаваться впечатления, что искомые ресурсы личности представляют собой нечто, отдельное от нашего сознательного «Я», живущее самостоятельной жизнью. Нужно уйти от «лечебной» па­ радигмы, от представлений о том, что эти ресурсы спят беспробуд­ ным сном, а после чудесного пробуждения по мановению волшеб­ ной палочки (которая, конечно, находится в руках психотерапевта) они начинают действовать самостоятельно и тем самым автомати­ чески решают все жизненные проблемы пациента. Необходимые ресурсы не только есть (на подсознательном уровне), но и всегда готовы к употреблению - просто нужно научить человека ОСОЗ­ НАННО ими пользоваться.

В современной утилитарной интерпретации для людей соци­ ально активных, творческих и особенно деловых личностный рост обычно описывается как «менеджмент личности» (Осгуд Д., 1992), как «тренинг успешности», способствующий превращению в «вы­ сокоэффективного человека» (Кови С, 1996). В последнее же вре­ мя представления бизнес-психологии о самосовершенствовании личности трансформируются в концепцию коучинга (coaching), со­ ставляющими которой являются (Уитмор Д., 2001):

1) психологическая адаптация к динамично меняющимся жизнен­ ным условиям, помогающая в достижении социальной успеш­ ности;

Глава 2) развитие творческих способностей и активности;

3) совершенствование навыков общения, социального взаимодей­ ствия и влияния на людей (коммуникативной компетентно­ сти);

4) принятия решений и их практической реализации по модели психологического роста: РОСТ = цели + реальность + выбор + воля (GROW - Goals + Reality + Opinions + Will);

5) более глубокого осознавания собственной личности - своих потребностей, ценностей, позиций, умения фокусироваться на них.

Глубинной основой реализации перечисленных задач являет­ ся самостоятельное создание человеком мотивации достижения, или самомотивации (Райе Э., Траут Д., 2001). Переход от внешней (extrinsic) мотивации к внутренней (intrinsic motivation) - одна из важнейших задач личностного роста.

Все это вместе взятое в конечном счете дает человеку полно­ ценное самовыражение и самореализацию (самоактуализацию, в психологических терминах). И задача нашего изложения - описать способы достижения этих целей с помощью телесно-ориентирован­ ных и интегративных психотехник.

Глава Телесная психология:

Механизмы формирования психологических проблем и психосоматических расстройств Рассмотрение основ телесной психокоррекции и личностного рос­ та целесообразно начать с краткого обзора общих взглядов на меха­ низмы формирования психологических (и телесно-психологичес­ ких) проблем и психосоматических расстройств. С учетом того, что телесно-ориентированный подход к психокоррекции по сравнению с другими психотерапевтическими направлениями является в наи­ большей степени физиологически ориентированным, в первую оче­ редь необходимо упомянуть психофизиологические и клинико-пси хологические представления, а затем уже описать традиционные психотерапевтические модели. Учитывая то, что в клинической ли­ тературе наряду с термином «телесная психотерапия» нередко упот­ ребляется термин «психосоматическая психотерапия» (Антропов Ю.Ф., Шевченко Ю.С., 2002), постараемся сосредоточить особое внимание на описании механизмов психосоматических расстройств.

1. Телесно-психологические проблемы как нарушения психологической адаптации Наиболее общим подходом к описанию телесно-психологичес­ ких проблем, служащих точкой приложения телесной психокоррек­ ции, служит представление о нарушении психологической адапта­ ции как механизме их формирования. По сути, психологическая адаптированность является синонимом душевного (и в значитель­ ной мере телесного) здоровья. В этом плане показательным, на наш взгляд, является определение X. Хартманна (2002): «Мы называем 26 Глава человека хорошо адаптированным, если продуктивность его дея­ тельности, его способность наслаждаться жизнью и его психичес­ кое равновесие остаются ненарушенными».

На значимость проблемы адаптации в психотерапевтическом контексте, пожалуй, впервые обратил внимание основоположник гештальт-терапии Ф. Перлз. Для описания базовых механизмов психокоррекции он использовал модель «организм - окружающая среда», в которой адаптация рассматривается как результирующая взаимодействия двух самостоятельных процессов - воздействия ок­ ружающей среды и связанных с ним ответных реакций организма.

По-видимому, для описания закономерностей психической адаптации эта модель является оптимальной с точки зрения ее прак­ тических приложений. При этом со стороны окружающей среды рассматриваются различные варианты психотравм, в первую оче­ редь в зависимости от их интенсивности и длительности воздействия (Сидоров П.И., Парняков А.В., 2000):

1) шоковые (внезапные, сверхсильные) психотравмы;

2) кратковременные психотравмирующие ситуации;

3) затяжные, хронические психотравмирующие ситуации;

4) эмоциональная депривация (дефицит внимания и любви).

Последняя наиболее значима в раннем возрасте и может ле­ жать в основе происхождения личностных дисгармоний, нарушая нормальное протекание возрастного развития психики. Конкретные же причины психотравм можно свести к известной классификации фрустрирующих факторов по С. Розенцвейгу. Это такие универсаль­ ные психотравмирующие факторы (цит. по Левитову Н.Д., 1967):

лишения (и внешние - материальные, социальные, и внутрен­ ние, связанные с психологическими самоограничениями, ком­ плексом неполноценности);

потери (внешних объектов или внутренних ресурсов);

конфликты (которые также могут быть внешними или внут­ ренними).

Ответными реакциями со стороны организма на физиологичес­ ком уровне являются соответствующие вегетативные сдвиги, на пси­ хоэмоциональном уровне - аффективные и когнитивные сдвиги, Механизмы формирования психологических проблем и психосоматических расстройств связанные с субъективным переживанием стресса (фрустрацией), на уровне поведения - приспособительное поведение и поисковая ак­ тивность. Эти реакции соответствуют трем основным видам психо­ логической адаптации (Платонов К.К., 1986), которые включают:

1) психофизиологическую адаптацию или способность организма человека целесообразно перестраивать функциональное состо­ яние в соответствии с требованиями среды. Сюда относятся в первую очередь физиологические проявления стресса;

2) собственно психологическую или психическую адаптацию, нарушения которой проявляются в первую очередь на эмоци­ ональном и когнитивном уровнях;

3) психосоциальную адаптацию или приспособление личности к взаимодействию с обществом.

Представления о психической адаптации дополняются извест­ ной классификацией К. Хорни, рассматривающей универсальные стратегии адаптации по отношению к внешнему воздействию.

1. Движение «от» внешнего воздействия. Это стратегия капи­ туляции, смысл которой состоит в первую очередь в сохранении (физического) существования. Результатом же данной стратегии является расщепление тела и психики;

на телесном уровне - кон­ версия или трансформация психологических проблем в психосома­ тические нарушения, на психологическом уровне - отрыв от реаль­ ности, бегство в мир иллюзий, призрачных фантазий и несбыточ­ ных надежд.

2. Движение «вместе» или согласование внутреннего состоя­ ния с внешним воздействием. Целью этого варианта приспособле­ ния является интеграция сознательных и подсознательных механиз­ мов психики, позволяющая добиться снижения эмоциональной фрустрации и уменьшения телесного дискомфорта. (Последнее все­ гда возожно осуществить с помощью разнообразных техник психо­ логической саморегуляции, и практически все подобные техники функционируют именно в рамках данного способа адаптации.) На экзистенциальном уровне этой стратегии адаптации соответствуют так называемые ценности переживания (В. Франкл).

3. Движение «против» или противостояние проблеме лицом к лицу, активное противодействие внешним обстоятельствам и пре­ одоление их. Это конструктивный способ разрешения проблем, не Глава мечтательный, а конкретно-действенный. В психоанализе подобный способ описывается как сублимация (по 3. Фрейду), в терминах НЛП - как настройка на конкретный положительный результат или создание позитивного образа будущего. По В. Франклу, данной стра­ тегии адаптации соответствуют так называемые ценности отноше­ ния. Их осознавание помогает человеку обрести жизненный смысл и сформулировать для себя те конкретные и практически достижи­ мые цели, движение к которым требует от него мобилизации всех душевных, психологических ресурсов, способствуя развитию его личности.

С этой точки зрения наличие у человека нерешенных психоло­ гических проблем не только не влечет за собой фатальную жизнен­ ную неуспешность, но и содержит в себе позитивные моменты. Это не что иное, как проявление «кризиса развития», в котором заложен мощный потенциал обновления, резерв для изменения жизни, дви­ жения к лучшему, перехода на иной уровень организации собствен­ ного существования, личностного роста. Подобные представления лежат в основе парадигмы гуманистической психотерапии (К. Род­ жерс, А. Маслоу), согласно которой психологические проблемы представляют собой блокированное стремление человека к само­ актуализации, личностному росту. В трансперсональной психо­ терапии подобные проблемы рассматриваются именно как «болез­ ни роста», преодоление которых необходимо для роста личности (С. Гроф). С этой же точкой зрения связано разделяемое большин­ ством практических психологов убеждение, что психологическая проблема всегда имеет внутреннее решение, существующее на под­ сознательном уровне, но до определенного времени не осознавае­ мое самим носителем этой проблемы (М. Эриксон). Можно упомя­ нуть в этой связи о взглядах А. Адлера, согласно которым каждому человеку изначально присущ комплекс неполноценности, преодо­ ление которого по закону гиперкомпенсации может приводить к уси­ лению личности. Аналогичное мнение высказывалось представите­ лями «академической» психологии (Л.С. Выготский): наличие у че­ ловека некоторой изначальной неполноценности какой-либо высшей психической функции стимулирует развитие, так как ком­ пенсация этого дефекта достигается за счет большего развития дру­ гих психических функций.

Важно также представить, каким образом психологическая адаптация связана с личностным ростом. На первый взгляд, эта вза Механизмы формирования психологических проблем и психосоматических расстройств имосвязь носит линейный, монотонный характер: чем выше степень личностной зрелости, тем больше адаптивные способности. Однако на самом деле она представляется более сложной, нелинейной. По мере личностного роста происходят «перерывы монотонности», ка­ чественные изменения адаптивных возможностей личности, общая направленность которых - переход от конформизма, от пассивного приспособления к реальности, к активному овладению ею. В этом плане важное значение имеют этапы личностного роста или степени «душевного развития», описанные еще в дореволюционной отече­ ственной психологии А.Ф. Лазурским. На первом этапе человек ос­ тается рабом обстоятельств, вынужденным приспосабливаться к ним;

на втором этапе ему удается приспособить обстоятельства к собствен­ ным жизненным целям;

наконец, цель третьего этапа - изменить обстоятельства жизни не только для себя, но и для многих людей.

Соответственно описанному делению различных видов психо­ логической адаптации, в условиях патологии традиционно рассмат­ риваются следующие виды реакций на психотравмирующую ситу­ ацию:

1) реакции с преобладанием собственно психоэмоциональных нарушений - психогенные расстройства;

2 ) на уровне нарушений поведения - расстройства психосоциаль­ ные (нарушения социальной адаптации);

3) реакции с преобладанием физиологических, соматических на­ рушений - психосоматические расстройства.

В случае затяжного протекания психотравмирующей ситуации упомянутые реакции формируются поэтапно (Сандомирский М.Е., 2000а). Это происходит в порядке нарастания степени выраженно­ сти стрессовых нарушений, когда преодолевается один барьер пси­ хологической адаптации (в терминологии Ю. А. Александровского, 1997) вслед за другим.

1. Вначале нарушается собственно психическая адаптация, что приводит к снижению адекватности функционирования психичес­ кой сферы и эффективности интеллектуальной деятельности. Про­ исходит это вследствие того, что при дезадаптации функциональ­ ные звенья, обеспечивающие переработку информации - ее поиск, восприятие, анализ и синтез, хранение и использование, - могут разрушаться, функционировать извращенно или на сниженном 30 Глава уровне (Гримак Л.П., 1987). Психическая напряженность проявля­ йся в снижении устойчивости психических функций, приводящем к снижению эффективности деятельности, ее дезинтеграции (На енко Н.И., 1976), протекающем в следующих формах: тормозной ("замедление выполнения интеллектуальных операций), импульсив­ ной (ошибочные действия, суетливость) и генерализованной (срыв деятельности, сопровождаемый чувством безразличия, обреченно­ сти и депрессией).

2. На втором этапе добавляется ухудшение межличностного взаимодействия, то есть нарушение социально-психологической адаптации. Показано, что следствием любого пограничного психи­ ческого расстройства является развитие в той или иной мере выра­ женной социальной дезадаптации (Александровский Ю.А., 1997).

Последнее закономерно включает определенные черты психопати зации - нарушения коммуникации, чувство отчужденности от дру­ гих людей, неприязнь ко всякой инициативе, а также уход от ответ­ ственности (Китаев-Смык Л.А., 1989), неуверенность в собствен­ ной способности справляться с жизненными трудностями и кризис идентичности (Положий Б.С, 1996).

3. Дальнейшее ухудшение состояния психической адаптации приводит к формированию более или менее отчетливых физиоло­ гических сдвигов - расстройствам психофизиологической адапта­ ции. В выраженных случаях подобные нарушения проявляются как клинически очерченные расстройства психического (а в связи с из­ менениями психофизиологических соотношений и соматического) здоровья, характер которых в существенной степени определяется преимущественным ухудшением того или иного аспекта психичес­ кой адаптации (Березин Ф.Б., 1988). При этом, по мнению того же автора, граница между дезадаптивными проявлениями (нормаль­ ные реакции личности, акцентированные личностные черты или адаптационные вегетативные реакции) и клинически выраженны­ ми психическими или психосоматическими расстройствами пред­ ставляет собой не четкую линию, а более или менее широкую поло­ су с довольно большим числом переходных вариантов. Именно воз­ можность выявления таких зон неустойчивой адаптации позволяет своевременно осуществлять диагностику адаптационных наруше­ ний и проводить психокоррекционные мероприятия (в рамках ме­ дицинской парадигмы рассматриваемых как донозологическая ди­ агностика и донозологическая терапия).

Механизмы формирования психологических проблем и психосоматических расстройств На физиологическом уровне различные фазы развития стрес­ совых нарушений, закономерно сменяющие друг друга по мере накопления отрицательных эмоций, ухудшения состояния нерв­ ной системы (и организма в целом) вследствие затяжного харак­ тера стрессогеннои ситуации и отсутствия выхода из нее описаны Г.И. Косицким(1985):

1. Фаза ВМА - внимание, мобилизация, активность. Это есте­ ственные адаптивные сдвиги, направленные на решение сто­ ящей перед человеком проблемы.

2. Фаза СОЭ - стенические отрицательные эмоции (гнев, агрес­ сия). Это отчаянная попытка сверхнапряжения, мобилизации всех ресурсов, не задействованных ранее, которая возникает при неуспешности предыдущего этапа.

3. Фаза астенических отрицательных эмоций (тоска, отчаяние, депрессия, связанные с невозможностью выхода из психотрав мирующей ситуации). Известно, что отрицательные эмоции длительно удерживаются в центральной нервной системе и пе­ реходят в «застойное» состояние (Ведяев Ф.П., Воробьева Т.М., 1983) или стационарную форму (Судаков К.В., 1981) за счет физиологических механизмов, уподобляемых эпилептиформ ному синдрому (Гелльгорн Э., Луфборроу Дж., 1966).

4. Фаза срыва адаптации (невроз). В этой фазе хроническая психическая напряженность, «застойные» отрицательные эмоции приводят к формированию нового устойчивого со­ стояния мозга, при котором происходит перестройка взаи­ моотношений коры и подкорковых образований, проявляю­ щаяся, в частности, в нарушении вегетативной регуляции деятельности внутренних органов (психосоматическая па­ тология) и рассматриваемая в качестве динамического це ребровисцерального синдрома эмоционального стресса (Су­ даков К.В., 1981). Нарушения адаптации проявляются так­ же в форме эмоционально-волевых расстройств, развития неврозоподобных состояний, неадекватного поведения (Ко­ роленко Ц.П., 1978).

Т.А. Немчин (1984) выделяет четыре степени нервно-психи­ ческого напряжения, рассматриваемые также как последовательные стадии его формирования:

32 Глава I степень - слабое нервно-психическое напряжение. Оно про­ является преимущественно на эмоциональном и когнитивном уров­ не, при этом показатели высшей нервной деятельности и основные физиологические характеристики организма соответствуют нор­ мальным.

II степень - умеренное нервно-психическое напряжение. При этом система адаптации целостного организма функционирует оп­ тимально, происходит активация психической и психомоторной деятельности с повышением ее продуктивности за счет усиления регуляторной роли ведущего полушария. Одновременно возраста­ ют показатели напряженности функционирования сердечно-сосу­ дистой системы.

III степень - чрезмерное нервно-психическое напряжение. Это состояние, переходное от нормального к патологическому и сопро­ вождающееся уменьшением адаптированности, в частности, дезор­ ганизацией психомоторной деятельности со снижением роли доми­ нантного полушария, а также ухудшением гемодинамических по­ казателей.

IV степень - патологическое нервно-психическое напряжение.

Эта стадия представляет собой уже патологическое состояние, со­ провождающееся развитием психосоматических заболеваний и не­ адаптивными формами психологического реагирования, которые влияют не только на поведение, но и непосредственно на различ­ ные физиологические функции организма, вызывая их значитель­ ные изменения.

В клинической психиатрии уже давно бытует мнение о том, что различные неврозы представляют собой не самостоятельные забо­ левания, а только клинические варианты единого психогенного рас­ стройства, связанные между собой многочисленными переходными и смешанными формами (Ковалев В.В., 1974). В качестве такого рас­ стройства и выступает синдром психической дезадаптации, тес­ но связанный с психосоматическими расстройствами. При этом, насколько парадоксальной ни представлялась бы подобная точка зрения, многие проявления невротических и психосоматических рас­ стройств являются именно адаптационными феноменами. По мне­ нию Л.И. Козловской (2001), невроз - «всего-навсего» специфичес­ кий вариант психологической адаптации, противостоящий личнос­ тному (духовному) росту, как противоположный полюс условной адаптационной шкалы. Как указывает А.А. Нальчаджан (1988), не Механизмы формирования психологических проблем и психосоматических расстройств 2 - адекватные адаптивные стратегии или их патологические эквивален­ ты (невротические симптомы, психопатическое поведение и даже, возможно, отдельные проявления психозов) обладают определенной целесообразностью - естественно, не с точки зрения окружающих, а на внутрипсихическом уровне. Они, по сути, играют роль психоло­ гической защиты, так как уменьшают психическую напряженность, но в то же время на более высоких уровнях снижают психическую адаптированность. В качестве подобных неадекватных механизмов психической адаптации в стрессовых ситуациях описывается исполь­ зование психологических защит, неадекватных ситуации (особенно часто таких, как вытеснение, рационализация) либо подавление от­ рицательных эмоций вкупе с избеганием поиска внешней поддерж­ ки (KotlerT. e.a., 1994). При этом подобное посттравматическое по­ давление и отрицание эмоций оказывается адаптивным лишь в те­ чение короткого времени (Boehnlein J.K., Sparr L.F., 1993).

С психотерапевтической точки зрения среди патологических эквивалентов адаптации в первую очередь необходимо отметить та­ кие проявления, как тревога, депрессия, невротизация, психопати зация и связанные с ними проявления психовегетативного синдро­ ма (Сандомирский М.Е., 2000а). Это наиболее общие проявления психологических проблем, универсальные клинико-психопатоло гические механизмы их формирования, в основе которых лежат ба­ зовые физиологические механизмы стресса. В этом свете главной задачей психокоррекции представляется повышение стрессоустой­ чивое™, а на психологическом уровне - фрустрационной толеран­ тности.

И здесь необходимо сказать о таком важном направлении по­ вышения адаптивных способностей (психопрофилактики), как обу­ чение человека методам психологической самопомощи (psychoedu cation), которое и является главной практической целью нашего из­ ложения. Как подчеркивает X. Хартманн (2002), в психотерапии знание само по себе еще не равно адаптированное™. Для успешной адаптации необходима не только ее когнитивная составляющая (то есть информация сама по себе), но и эмоциональная готовность, и репетиция поведения. Иными словами, это знание необходимо еще и прочувствовать, и суметь применить на практике.

Представления о дезадаптации как основном механизме фор­ мирования психологических и психосоматических расстройств све­ дены воедино в следующей схеме.

Глава Механизмы нарушения психологической адаптации Внутренние причины духовный уровень: отсутствие внешней символической опоры (конструктивных жизненных целей, экзистенциального смысла жизни);

мотивационныйуровень: перфекционизм (функция Супер-Эго);

когнитивный уровень: дезадаптивные убеждения, ошибки мышления:

эмоциональный уровень: отрицательный эмоциональный «багаж» (последствия психотравм и конфликтов, перенос отношений) Внешний пусковой фактор («толчок*):

стресс, особенно жизненная неудача, конфликт, потеря близких, резкое изменение жизненных обстоятельств, неопределенность будущего Фрустрация (неадекватное переживание неудачи или несоответствия желаемого и действительного, в том числе реального и идеального образа "Я") Заниженная самооценка и повышенная самокритичность, комплекс неполноценности, чувство беспомощности Неуверенность в себе, проявляющаяся на когнитивном (снижение продуктивности мышления, трудности принятия решений, навязчивые мысли), эмоциональном (дискомфорт), мотивационно-волевом (апатия или навязчивые влечения) и поведенческом (нарушение поисковой и приспособительной активности, навязчивые действия) уровнях Социально-психологическая дезадаптация (стрессовое расстройство, невротическое развитие и расстройство личности) Рис 1.

Отсюда проистекают и все те дисфункциональные проявле­ ния психологических проблем, которые сопровождаются негатив­ ными эмоциями тоски и печали (депрессивно-самокритичные вос­ поминания о прошлом и депрессивно-пессимистический прогноз на будущее), страха и тревоги (нереалистичных, не связанных с Действительной угрозой), гнева (подавляемые или дезадаптивные проявления агрессии - как физической, так и словесной, - и само­ агрессии).

Механизмы формирования психологических проблем и психосоматических расстройств 2* 2. Соматический (клинический) подход к психологическим проблемам Как известно, в перечень собственно психосоматических заболе­ ваний (традиционная «чикагская семерка») входят гипертоничес­ кая болезнь, ишемическая болезнь сердца, бронхиальная астма, яз­ венная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, язвенный колит, гипертиреоз, сахарный диабет. В данном же контексте, при­ менительно к целям телесно-ориентированной психокоррекции, психосоматические нарушения рассматриваются расширительно.

Во-первых, мы придерживаемся не узко клинического, а расши­ ренного, клинико-психологического понимания психосоматики.

Оно включает не только клинически выраженные психосоматичес­ кие расстройства, но также и непатологические, но от этого не ме­ нее болезненные для пациентов телесные проявления негативных эмоций. Подобные длительно сохраняющиеся или регулярно и закономерно повторяющиеся дискомфортные телесные ощущения - не что иное, как психосоматические эквиваленты психологичес­ ких проблем. Эти телесные проявления застойных отрицательных эмоций, фактически представляющие собой психосоматические предболезненные состояния, являются материалом для психокор рекционной работы.

Во-вторых, при наличии клинически выраженных психосома­ тических расстройств, помимо их первоначальных психологических корней, необходимо выяснить еще и внутреннюю картину болезни, включающую тот набор вторичных психологических проблем, ко­ торые возникают в связи с переживанием человеком своего болез­ ненного состояния.

В-третьих, говоря о психосоматике с клинической точки зре­ ния, в дополнение к традиционному подходу мы включаем сюда не только перечисленные выше заболевания, но и практически любые соматические расстройства, в развитии которых можно проследить отчетливые психоэмоциональные компоненты. Это, как правило, те клинические случаи, в картине которых наиболее ярко выражены психоэмоциональные нарушения, а соматический компонент как бы отступает на второй план. Исключительно важно, что подобные рас­ стройства бывают внешне очень схожи с болезненными проявлени­ ями заболеваний внутренних органов, представляя тем самым до 36 Глава полнительный источник негативных, ипохондрических пережива­ ний. Подобные нарушения входят в диагностическую группу сома тоформных расстройств (F45 по МКБ-10).

Прежде всего к ним необходимо отнести различного рода ве­ гетативные дисфункции (F45.3), которые могут затрагивать сердеч­ но-сосудистую (F45.30) или дыхательную систему (F45.33), желу­ дочно-кишечный тракт с раздельной заинтересованностью его верх­ него (F45.31) или нижнего отдела (F45.32), мочеполовую систему (F45.34) и проч. При доминировании в клинической картине аф­ фективных проявлений - таких, как повышенная тревожность, склонность к депрессии, - можно говорить о наличии собственно соматизированного расстройства (F45.0), а в случае чрезмерной, ипохондрической озабоченности больного своим состоянием, сопро­ вождающейся попытками манипулировать мнимой тяжелой болез­ нью, - об ипохондрическом расстройстве (F45.2). Крайне неприят­ ной разновидностью психосоматических нарушений являются упор­ ные психогенные боли (устойчивое соматоформное болевое расстройство, F45.4). Сюда же относятся другие соматоформные расстройства (F45.8) - такие, как «истерический ком» в горле и на­ рушения глотания, тонические мышечные спазмы (например, кри­ вошея) и кожный зуд, психогенные нарушения менструального цик­ ла у женщин.

Близкими к описанным нарушениями являются классическая неврастения (F48.2) или «раздражительная слабость», а также не­ вротическая деперсонализация (утрата ощущения собственной идентичности) и дереализация (нереальность, отдаленность, кажу щая безжизненность окружающей действительности - F48.1).

Сюда же примыкают такие пограничные нервно-психические нарушения, как реакции на тяжелый стресс, сопровождающиеся нарушением адаптации (F43.2), с тревогой или депрессией, а так­ же различные диссоциативные (конверсионные) расстройства (F44), охватывающие нарушения сознания, расстройства дви­ жений и чувствительности (некогда именовавшиеся «истеричес­ кими»).

Говоря об упомянутой ранее внутренней картине болезни при­ менительно к психосоматическим нарушениям, представим подоб­ ные расстройства на обыденном уровне, как бы глазами пациента.

В самом деле, закономерным психологическим проявлением стрес­ са является тревожно-ипохондрическая настроенность. Соответ Механиэмы формирования психологических проблем и психосоматических расстройств ственно в условиях стресса почти каждому человеку, почувствовав­ шему какое-либо недомогание, даже незначительное, свойственно прежде всего думать о самом худшем - нет ли у него серьезной бо­ лезни. Иногда это может служить причиной безрезультатных хож­ дений по лечебным учреждениям: если врач не находит никаких объективных признаков болезни и сообщает об этом пациенту, тот ему не верит: ведь он испытывает боль, как же может при этом не быть болезни? (Последнее характерно для соматоформных рас­ стройств как таковых. Негативное отношение больного к попыткам объяснить беспокоящие его болезненные явления сугубо психоло­ гическими причинами является одним из диагностических призна­ ков данной категории заболеваний.) Пациент думает, что нужно пройти дополнительные, более сложные обследования... или обра­ титься к другому врачу - может быть, предыдущий специалист про­ сто оказался недостаточно компетентным и поэтому не смог поста­ вить диагноз... Если же и новые обследования не выявляют ника­ ких объективных нарушений, да и очередной консультант не обнаруживает предполагаемой болезни, все повторяется сначала.

Подобное хождение пациента по замкнутому кругу может привес­ ти к его «уходу» в болезнь (формированию специфического, так на­ зываемого ипохондрического расстройства).

Чаще же в клинической практике происходит следующее: лю­ дей абсолютно здоровых в наше время встретить трудно, у каждого есть какие-то проблемы - будь то следы перенесенных ранее неду­ гов или же хронические заболевания вне обострения. На них-то и возлагается вина за нынешнее плохое самочувствие, по сути, вы­ званное стрессом. И пациент начинает добросовестно выполнять ме­ дицинские назначения, принимать лекарственные препараты и ле­ чебные процедуры - только вот облегчение не наступает, ведь при­ чина расстройств лежит совсем в другой области. Отсутствие же видимого успеха от лечения может еще более усугубить пережива­ ния пациента, который начинает терять надежду, перестает верить в возможность избавиться от своих страданий. Постепенно на этой почве могут сформироваться ощущения безнадежности, безысход­ ности, которые обычно сопровождают депрессивные состояния.

Продолжается же подобный лечебный процесс с переменным успе­ хом до тех пор, пока не наступит действительное исцеление, свя­ занное с устранением источника стресса, разрешением конфликт­ ной жизненной ситуации.

38 Глава В рамках традиционной медицинской парадигмы психосома­ тические расстройства представляют собой результат сочетания трех факторов:

1) вызванное эмоциями нарушение деятельности внутренних органов (физиологическая реакция напряжения);

2) «застойное», тоническое мышечное напряжение, также пред­ ставляющее собой остаточные явления неотреагированных эмоций;

3) негативное рефлекторное влияние (Вельховер Е.С., Куш нир Г.В., 1991):

а) от внутренних органов к поверхности тела и мышцам (отра­ женные боли и зоны повышенной болевой чувствительнос­ ти Захарьина-Геда);

б) обратные рефлекторные связи от кожных покровов (клас­ сические меридианы рефлексотерапии) и мышечно-связоч ного аппарата (мышечно-сухожильные меридианы) к сег­ ментарным центрам вегетативной нервной системы, нару­ шающие регуляцию деятельности внутренних органов.

Таким образом, «застойное» мышечное напряжение, вызван­ ное стрессами, не только является причиной эмоционального дис­ комфорта, постоянной усталости, снижения жизненного тонуса и работоспособности (астенических состояний). Оно также лежит в основе многочисленных психогенных болевых синдромов, а на реф­ лекторном уровне становится еще и важным механизмом форми­ рования психосоматических заболеваний.

Каковы же наиболее типичные «маски» мышечного напряже­ ния, имитирующие разнообразные болезни? В основном они опре­ деляются местонахождением участков повышенного мышечного тонуса (часто обнаруживаемых в теле в виде болезненных мышеч­ ных уплотнений). Перечислим их в порядке частоты встречаемости:

1) головные боли, включая как боли вследствие напряжения, так и мигренеподобные боли, связанные с напряжением задних шейных мышц (может присоединяться также головокружение, шум в ушах, тошнота/ рвота);

2) напряжение мышц в области грудной клетки, вызванное эмо­ циями, служит распространенной причиной болей в области Механизмы формирования психологических проблем и психосоматических расстройств сердца (ошибочно расцениваемых как заболевания сердца, осо­ бенно если они связываются с сердцебиением или перебоями).

При этом возможны и затруднения дыхания (чувство «нехват­ ки воздуха», ограничение глубины вдоха) в стрессовых ситуа­ циях, имитирующие проблемы с бронхо-легочным аппаратом;

3) участки хронического напряжения мышц передней брюшной стенки вызывают появление болей, имитирующих заболевания пищеварительной системы;

4) связанное со стрессами напряжение мышц, окружающих по­ звоночник, которое прячется за маской остеохондроза с его мышечно-тоническими проявлениями.

Подробнее на проявлениях мышечно-тонических расстройств ввиду их исключительной важности для телесной психокоррекции мы остановимся при описании клинической симптоматики психо­ соматических заболеваний.

3. Когнитивные механизмы формирования психологических проблем В общем смысле эти механизмы связаны с противоречием, вза­ имным противостоянием двух форм организации когнитивных про­ цессов - логической и дологической (первичный процесс по 3. Фрейду, организмический оценочный процесс по К. Роджерсу).

Представление о существовании двух принципиально разных ви­ дов когнитивных процессов, различающихся по их роли в психоло­ гической адаптации индивида, повторяется с некоторыми вариаци­ ями во многих моделях личности, как абстрактно-теоретических, так и сугубо прикладных (психокоррекционных). В приводимой ниже таблице сведены воедино положения ряда подобных моделей - об­ щепсихологических (отражающих эволюционное и онтогенетичес­ кое развитие психики, а также связанных с отражением на уровне когнитивных процессов функциональной асимметрии полушарий) и частных, созданных авторами отдельных психотерапевтических методов (включая психоанализ 3. Фрейда, когнитивную терапию А. Бека, личностно-центрированное консультирование по К. Род­ жерсу, рационально-эмотивную терапию по А. Эллису). Как следу 40 Глава таблицы 1, большинство авторов относят к дезадаптивным из авополушарные к о г н и т и в н ые механизмы (исключение составля­ ют представления К. Роджерса).

Различные модели адаптивных и дезадаптивных когнитивных механизмов Когнитивные механизмы Модели психики Правополушарные Левополушарные Общие физиологическая Конкретно-образное Абстрактно-логическое мышление мышление Онтогенетическая Детское мышление Зрелоемышление Эволюционная Дологическоемышление Логическое мышление Частные З.Фрейд Первичный процесс* Вторичный процесс Первичная когнитивная Вторичная когнитивная А.Бек обработка* обработка К.Роджерс Организмический оценочный Условные ценности* процесс А.Эллис Иррациональное мышление* Рациональное мышление * Дезадаптивные когнитивные механизмы.

Таблица С точки зрения организации когнитивных процессов общий механизм формирования психологических проблем представляет­ ся следующим образом. В ситуации стресса, замешательства и не­ определенности спонтанно формируется измененное состояние со­ знания, связанное с регрессией, переходом к первичному процессу по З.Фрейду или, в терминологии А. Бека, когнитивный сдвиг. Ины­ ми словами, происходит возврат к правополушарному, «детскому» (образному, дологическому или «ино-логическому»), эволюцион но древнему подсознательному способу когнитивной переработки информации. По образному выражению Д.М. Каммероу, Н.Д. Бер­ гер и Л.К. Кирби (2001), в ситуации острого стресса и потери само­ обладания «мы ведем себя как дети или настаиваем на беспочвен­ ной точке зрения», теряя способность рассуждать логично. С точки зрения юнговской психологической типологии (подробнее см. раз­ дел, посвященный типологическому подходу к психокоррекции), при этом происходит временный переход от ведущей (сознатель­ ной) типологической функции к подчиненной (ранее подсознатель Механизмы формирования психологических проблем и психосоматических расстройств ной, вытесненной). С точки зрения психодинамической модели, на­ блюдается активизация типовых механизмов психологических за­ щит (подробно рассматриваемых в разделе «Детские причины взрос­ лых проблем»), в так называемой нейролингвистической метамо дели (НЛП) - включение индивидуальных «фильтров» сознания, таких как обобщения, исключения (упущения) и искажения (Виль­ яме К., 2002).

Отсюда вытекает нелогичность решений, принимаемых чело­ веком в подобном состоянии, с позиции формальной логики, обы­ денного сознания. А зачастую соответственно и их неадаптивность, неприемлемость в глазах окружающих, с точки зрения принятых в обществе норм и стереотипов поведения (в сравнении с примитив­ но-наивной, «первобытной» логикой подсознания). Возвращаясь же в обыденное состояние, человек испытывает негативные послед­ ствия рассогласования сознательных и подсознательных когнитив­ ных и мотивационно-эмоциональных механизмов психики, описы­ ваемых как ее «расщепление», «фрагментация» с формированием подсознательных структур, противостоящих сознательным устрем­ лениям. Эти относительно автономные фрагменты личности опи­ саны под разными названиями во многих психотерапевтических теориях: сюда можно отнести юнговские и адлеровские «комплек­ сы», «субличности» в психосинтезе (Р. Ассаджиоли), «внутренние части» в НЛП, «незавершенные гештальты» в гештальт-терапии или «подавленные целостности» по В. В. Козлову (1993) в трансперсо­ нальной терапии, «кластеры» по М. Щербакову (1994) в глубинной интегративной психотерапии. Именно подобные механизмы, на физиологическом уровне связанные с рассогласованием левополу шарной (сознательной) и правополушарной (в обыденном состоя­ нии - подсознательной) активности, лежат в основе представлений о множественности «Я» (Гурджиев Г.И., 2001, 1992) или мозаич­ ной, матричной структуре личности (Скворцов В., 1993).

Собственно, идея «раскола» психики как механизма телес­ но-психологических проблем, была выдвинута еще в конце XIX в.

французским клиницистом и психологом П. Жане. В труде «Пси­ хологический автоматизм» (1889 г.) он описал реакцию человека на психотравмирующую ситуацию как раскол или отщепление от сознательной части личности отдельных частей, содержание кото­ рых связано с переживанием данной ситуации. Эти фрагменты лич­ ности были им названы «идеями-фикс»: «Такая идея, подобно ви 42 Глава русу развивается в недоступном субъекту углу личности, действу ет подсознательно и вызывает все нарушения... психического рас стройства» (цит. по: Руткевич A.M., 1997). Эти «обломки», погру­ жаясь в глубины подсознания, в дальнейшем ведут относительно автономное сущестование. Периодически, в моменты слабости со­ знательной части личности, они могут «овладевать» сознанием че­ ловека, сужая сферу внимания и вызывая разнообразные болезнен­ ные проявления - как душевные, так и телесные.

Отсюда вытекает практическая важность для психокоррекции представлений о полярности/амбивалентности как основе «моза ичности» психики, а также об интеграции конфликтующих друг с другом частей личности как способе устранения внутренних пси­ хологических конфликтов (см. описание метода Ретри).

Конкретные механизмы нарушения адаптивной роли ког­ нитивных процессов при переходе к дологическому, «детскому» мышлению приведены в таблице 2. Наиболее же детально прояв­ ления упомянутой дезадаптивной «детскости» мышления описаны Ф. Перлзом в виде так называемых нарушений границы контакта (или универсальных невротических механизмов, по М. Папушу), включающих следующие разновидности:

1) Чужая точка зрения искренне воспринимается как собствен­ ная;

происходит автоматическое подчинение внешнему воз­ действию через инкорпорированные убеждения, родительские установки (интроекция). В психоаналитической модели лич­ ности это соответствует гипертрофии «морализаторской» функции Супер-Эго.

2) Отсутствие собственной точки зрения;

гипертрофированный конформизм и зависимость от окружающих, нарушение само­ идентичности (слияние) - аналог детской несамостоятельно­ сти, слабость сознательного Эго.

3) Трудность выбора собственной точки зрения, перекладывание ответственности на чужие плечи, на «старших» в прямом или переносном смысле, а также приписывание собственных жела­ ний окружающим (проекция). Боязнь ответственности, неспо­ собность принимать ее на себя также связаны с незрелостью Эго.

4) Склонность к признанию собственной точки зрения ошибоч­ ной и вытекающее отсюда самонаказание, вплоть до самоаг­ рессии (ретрофлексия). Причина подобной мазохистической Механизмы формирования психологических проблем и психосоматических расстройств настроенности зачастую кроется в чрезмерном усилении вос питательно-наказуюшей функции Супер-Эго.

В духовно-философской традиции к наиболее общим, базовым механизмам формирования психологических проблем (и препят­ ствиям для личностного роста) принято относить следующие (Ус­ пенский П.Д., 2002):

1) Неискренность. Имеется в виду не столько корыстный обман или ложь, вызванная конкретными жизненными обстоятель­ ствами, сколько привычка человека к «двоемыслию», внут­ ренняя раздвоенность, нестабильность. Неискренность рас­ пространяется и на отношение человека к себе самому, пере­ растая в поверхностность и несерьезность, а то и в самообман, когда желаемое выдается за действительное. Особенно часто встречаются такие виды самообмана «во благо», как игнори­ рование имеющихся проблем (маска показного благополу­ чия), а также, если скрыть проблему не удается, - переоцен­ ка возможностей справиться с ней собственными силами (не­ истинный, кажущийся контроль человека над собой, особенно над собственными чувствами). Подобные игры взрослых лю­ дей (по выражению Э. Берна), являются также «островками детства», по сути, трансформацией детской игры.

2) Воображение. Имеется в виду воображение избыточное, ото­ рванное от жизни, которое человек использует не для разре­ шения проблем, а для их создания. (Вспомним классическое определение Шарко: «Невроз - это болезнь воображения».) 3) Отождествление - состояние, когда человек, по выражению П.Д. Успенского (2002), «не может отделить себя от идеи, чув­ ства или поглотившего его объекта». Здесь можно усмотреть прямую аналогию с таким невротическим механизмом, описан­ ным Ф. Перлзом, как слияние, приводящим к расстройствам личности по типу зависимости или нарушения идентичности.

Подобная поглощенность - будь то захваченность эмоцией или самозабвенное увлечение процессом какой-либо деятельнос­ ти, обычно игры, - также является характерной чертой детс­ кого поведения. Психологически это объясняется недостаточ­ ной дифференцированностью у ребенка собственного «Я», его слияния с окружающим миром, который воспринимается как часть самого себя (детский синкретизм).

44 Глава Таблица 2. Сопоставление когнитивных моделей психологической дезадаптации, используемых в различных методах психокоррекции (психоанализ, гештальт-терапия, клиент-центрированная и рациональная психотерапия, НЛП Метамодель Иррациональные Аберрации Психологические Искажения Нарушения Общиепатопси- | (Р.Бэндлер, установки мышления защиты восприятия границы кон- хологические Д.Гриндер) (А.Эллис) (А.Бек) поЗ.Фрейду поК.Роджерсу такта(Ф.Перлз) механизмы 1 2 3 4 5 6 УПУЩЕНИЕ/ Вытеснение Ораничение Дефлексия ограничение опыта (уклонение) информации Неспецифическое Неконкретнаяи существительное неполная информация Неспецифический глагол Сравнение (безэталонное) Суждение (безадресное) Номинализация Статичность (отглагольное процесса существительное) Дихотомическое Безальтернатив мышление ноемышление, перфекционизм, Туннельное Экстенциональ максимализм ность зрение Наклеивание ярлыков Избирательная абстракция 1 2 3 4 5 6 ОБОБЩЕНИЯ- Первичные Условия Долженствование модальные иррациональные ценности операторы установки Необходимости «Я должен» Интроекция Конформность (обязательно «Другиелюди Проекция, Проекция Уходотответ необходимо/ должны» перенос, ственности нельзя) «Внешниеусловия замещение должны» Возможности «Янесмогу(этого Преуменьшение Отрицание Разрывмежду Ретрофлексия Инфантилизм выдержать)» (собственныхвозмож- «Я-реальным» Н изкая самооцен ка ностейипозитивных и«Я-идеаль­ Самонаказание моментов) ным» (возможно/ Депрессивный Преувеличение(нега невозможно) прогноз тивныхмоментов) Универсальный Сверхобобшение Идентификация Конфлуен квантификатор ция («все»,«каждый») (слияние) ИСКАЖЕНИЯ Вторичные Рационализа­ Искажение Детскаялогика иррациональные ция опыта установки Причина Произвольная логика Реактивное (правополушар иследствие образование ноемышление) Комплексная эквивалентность Персонализация Ретрофлексия Детский эгоцентризм Пресуппозиции Пристрастность Чтениемыслей Чтениемыслей Проекция Проекция Субъективная аргументация Но если отождествление с деятельностью (и с ее результатом, и с самим процессом деятельности) имеет важнейшее позитив­ ное значение (адаптивное, творческое) как для детской, так и для зрелой личности, то отождествление с эмоцией во многих случаях дезадаптивно. Источником психологических проблем может явиться и отождествление с некоторым объектом (чаще близким человеком, реже с социальным статусом или матери­ альной собственностью), при утрате которого наступает свое­ образный «синдром рикошета», описываемый в психоанализе как «потеря объекта». Для предотвращения подобных проблем по мере взросления (и особенно в процессе осознанного лич­ ностного роста) человеку необходимо вырабатывать навык разотождествления (дистанцирования, диссоциации).

4) Учитывание, под которым понимается обостренная зависи­ мость от мнения окружающих. Свой вклад в это вносят повы­ шенная конформность и неуверенность в себе, тесно связан­ ная с неустойчивостью самооценки. Последняя может претер­ певать резкие перепады: от завышенного самомнения вплоть до крайней степени самоуничижения, в зависимости от вне­ шних хвалебных или, напротив, критических замечаний. Ана­ логия этих черт личности взрослого человека с психологией ребенка очевидна и неоспорима.

Для исправления этих когнитивных нарушений также необ­ ходимо измененное состояние сознания, но уже создаваемое целе­ направленно (психокоррекционное). Подобное состояние сознания мы рассматриваем как своеобразный «возврат в детство», в основе которого лежит физиологическая возрастная регрессия (Сандомир ский М.Е., Белогородский Л.С., 1998). С этой точки зрения, прак­ тически все методы психотерапии и личностного роста основаны на временном возврате человека «в детство», осуществляемом либо с помощью психотерапевта/психолога, либо самостоятельно.

Это справедливо для различных техник, начиная с классичес­ кого гипноза (являющегося наиболее выраженным проявлением трансферных отношений, в которых гипнотизер играет роль власт­ ного, «всемогущего» родителя, а пациент соответственно - покор­ ного ребенка) и заканчивая такими, как трансактный анализ (рабо­ та с «внутренним ребенком»), гештальт-терапия, НЛП, психосин­ тез, холодинамика, использующими работу с субличностями или Механизмы формирования психологических проблем и психосоматических расстройств подсознательными частями, представляющими собой «детские» ча­ сти психики, эриксоновский гипноз и самовнушение (аффирмации, настрои и др.), обращающиеся к «детской» части личности через «детскую» речь, работа с образами (например, символдрама, направ­ ленное воображение и др.). В «разговорных» методах, ориентиро­ ванных на озарение-инсайт (психоанализ, экзистенциальный ана­ лиз) возврат в подобное состояние происходит в краткие «моменты истины», когда человек приходит к новому пониманию своих про­ блем. При углублении осознавания проблема трансформируется, «кристаллизуется» (см. далее), что само по себе дает психокоррек ционный эффект.

Глава Психодинамически-ориентированные модели психосоматических расстройств 1. Психоаналитическая трактовка психосоматических симптомов:

символизм и конверсия Еще на заре психоанализа 3. Фрейд описал психосоматический ме­ ханизм развития телесных заболеваний: по его мнению, при не­ врозах сильное эмоциональное возбуждение (психотравма) при­ водит к соматическим нарушениям. В дальнейшем сложилась пси­ хоаналитическая трактовка подобных заболеваний, согласно которой психосоматические нарушения формируются вследствие сочетанного действия двух механизмов. Со стороны сознания это механизм вытеснения, являющегося преградой на пути доступа в сферу сознания неприемлемых подсознательных мыслей и влече­ ний (по крайней мере, в их изначальной форме - неприкрытой, «голой правды», не отретушированной сознанием). Со стороны же подсознания действует механизм конверсии, благодаря которому «подсознательный материал» прорывается на поверхность в транс­ формированной форме, в виде символов, обходящих цензуру со­ знания, но в то же время недвусмысленно указывающих на внут­ ренний конфликт.

Поэтому те или иные болезненные психосоматические прояв­ ления являются ответами на неприемлемую жизненную ситуацию в символической форме. Этот символизм отражает «правополушар ную», детско-символическую логику подсознания, которое таким наивно-детским способом противопоставляет себя сознанию и до I 'сиходинамически-ориентированные модели психосоматических расстройств бивается своих целей - «наказывает» сознание (повторяя внушен­ ные в детстве упреки старших, исполняя указания Супер-Эго) или «мстит» сознанию (повторяя внушенные же, но уже в более зрелом возрасте, негативные установки окружающих). К этому добавляют­ ся действия «предсознательной» цензуры, которая помогает созна­ нию оправдывать свои ошибки (защита Эго) и «прячет» от созна­ ния неприемлемые, по мнению последнего, желания и эмоции (ме­ ханизм вытеснения).

Так, например, с этой точки зрения приступ бронхиальной астмы - не что иное, как заторможенный «приступ плача» или при­ зыв материнской помощи. Распространенным заболеванием с от­ четливым психосоматическим компонентом и сходным внутрен­ ним психологическим конфликтом является вазомоторный ри­ нит (риносинуит) - своего рода невыплаканные, «невидимые миру слезы».

Психоаналитическая интерпретация расстройств пищева­ рения - это неспособность «переварить жизненные обстоятель­ ства». Символическая трактовка язвенной болезни желудка (а отчасти и панкреатита) - соматизированные самообвинения, следствие испытываемого человеком чувства вины и самонака­ зания, как бы «переваривание» им самого себя (в русском языке к этой ситуации хорошо подходит образное выражение «само­ едство»). В основе болезней кишечного тракта, по мнению А. Ло уэна, также лежит «задержанный» плач (фрейдовская психо­ аналитическая трактовка колитов - ригидность, мелочность, скупость и стремление контролировать окружающих, так назы­ ваемый «анальный характер»).

Заболевания опорно-двигательного аппарата (позвоночник, суставы) - отражение «пассивной раздраженности» жизненной си­ туацией, которую человек, с одной стороны, не приемлет (что и слу­ жит причиной его раздражения), а с другой - не считает для себя возможным разрешить с помощью активных собственных действий.

К этому обычно добавляется переживание отсутствия внешней под­ держки и опоры либо ощущение буквально физического «давления» жизненных обстоятельств.

Еще одна давно попавшая в поле зрения психоанализа теле­ сно-психологическая проблема - разнообразные боли (головные боли, боли в области сердца и др.). Здесь можно напрямую на­ блюдать, как телесные боли являются отражением боли душев 50 Глава ной- Последняя представляет собой, по сути, не что иное, как са­ монаказание, причиной которого является чувство вины, вне­ дренное жестким родительским воспитанием в раннем детстве в глубинные слои психики человека. Нередко подобные расстрой­ ства возникают у истероидных натур, у которых незрелая, детс­ кая часть «Я» стремится выйти из-под контроля более зрелой части - Супер-Эго. Предрасположенность к развитию психо­ генных болей отмечается также у лиц с жесткой, ригидной (эпи лептоидной) структурой характера, с гипертрофированным Су­ пер-Эго.

По механизму вытеснения («не вижу - потому что не хочу ви­ деть», «не чувствую - потому что не хочу чувствовать») или само­ наказания развиваются и истерические (конверсионные) наруше­ ния движений, чувствительности, зрения, речи.

Психологические же причины сексуальных расстройств, связанных с вытеснением «постыдного» влечения, с навязыва­ емыми обществом запретами, достаточно очевидны. Напомним, что они представляют собой излюбленную тему для теоретичес­ ких построений в классическом психоанализе, который рассмат­ ривал в качестве основной причины неврозов и психосомати­ ческих расстройств внутренние противоречия, связанные с вы­ тесненными, табуированными сексуальными желаниями.

Именно эти изначальные побуждения, по мысли 3. Фрейда, со­ ставляют главную движущую силу человеческой психики - уни­ версальную психическую энергию «либидо», зарождающуюся в подсознании - бурлящем «котле» необузданных страстей и животных инстинктов. Отсюда и представления о механизме невротических нарушений как о нарушении баланса этой «энер­ гии» между различными составными частями психики (живот­ ное Ид - сознательное Эго - критически-морализаторское Су­ пер-Эго), между различными мотивами и видами деятельности и соответственно о возможности разрешения психологических проблем с помощью правильного перераспределения этой энер­ гии (психодинамический принцип).

Закономерности этой своеобразной «психической энергетики» таковы, что можно увидеть некоторую аналогию с известным в фи­ зике законом сохранения энергии: общее количество «энергии», до­ ступное индивиду, остается постоянным, вне зависимости от того, на что она затрачивается;

отдельные виды «энергии» как бы могут 'сиходинамически-ориентированные модели психосоматических расстройств переходить друг в друга. Этот принцип был продекларирован уже в одной из ранних работ Фрейда - в «Проекте научной психологии» (1895 г.), где он пытался заложить материально-физиологическую основу понимания душевных явлений и их расстройств. (В сущно­ сти же, приложение принципа сохранения энергии к закономернос­ тям функционирования человеческой психики Фрейд унаследовал от Г. Гельмгольца - основоположника физиологической школы в психологии, к которой принадлежал и учитель Фрейда, физиолог Э. Брюкке.) И если некоторое количество «энергии» направляется на психологическую защиту - например, на вытеснение проблемы (подавление психологического комплекса), тем самым оно отвле­ кается от других, более полезных применений - в первую оче­ редь, от производимой человеком активной деятельности. В ме­ дицине подобная ситуация неадаптивного распределения ресур­ сов называется «синдромом обкрадывания»: это приводит к снижению позитивного личностного потенциала. А когда чело­ век оказывается в ситуации новой психотравмы либо телесного заболевания, требующих от него максимального напряжения, использования всех душевных и физических сил, то происходит перераспределение «энергии». И вот уже вся она без остатка на­ правляется на другие неотложные дела, на подавление старого подсознательного комплекса ее уже не хватает, и вытесненный ранее комплекс высвобождается, прежняя психологическая про­ блема оживает с новой силой. Примером является так называе­ мый когнитивно-поведенческий субсиндром стресса, когда на фоне психоэмоциональной напряженности у человека существен­ но снижается продуктивность интеллектуальной деятельности, включая как процессы внимания, так и мышления. При этом сни­ жается и качество принимаемых решений, и адаптивность пове­ дения в целом.

Несмотря на то, что классический психоанализ отметил уже свой вековой юбилей, до сегодняшнего дня сохраняет непреходя­ щее значение подобный взгляд на психосоматические расстройства как символическое проявление вытесненных подсознательных кон­ фликтов или их конверсию, а также психодинамический принцип функционирования сложного психического аппарата. В то же вре­ мя ряд психоаналитических представлений претерпел существен­ ную эволюцию, о чем необходимо сказать подробно.

52 Глава 2. Детские причины взрослых проблем:

психологические защиты и ревизия некоторых представлений психоанализа Необходимо сделать некоторое отступление о представлени­ ях классического психоанализа и их последующей трансформации.

Как известно, отношение в обществе к психоанализу с самых пер­ вых его шагов было двойственным: наряду с восторженными почи­ тателями он породил и множество беспощадных критиков, упрекав­ ших психоанализ в ненаучности или по крайней мере в односторон­ нем подходе к психике человека. Именно последнее и послужило своеобразным двигателем прогресса в области психотерапии, бла­ годаря которому из психоанализа выросли вначале терапевтичес­ кие подходы Адлера и Юнга («первая волна» постпсихоаналити­ ческих методов), и телесно-ориентированный подход к психокор­ рекции (методы Райха и Лоуэна), и гештальт-терапия («вторая волна»), и трансактный анализ Берна, и метод Янова («третья вол­ на»). Подобные модификации и усовершенствования продолжают­ ся и по сей день (ср., например, психодинамическую телесную пси­ хотерапию по X. Кренцу). В классической же форме психоанализ вследствие того, что многие из его воззрений научной психологией признаны неблагонадежными или откровенно спекулятивными, давно перешел из области прикладной психологии в сферу культу­ рологии.

Здесь необходимо разделить описание эмпирического багажа психоанализа и его теоретические концепции. В их разработке и сам Фрейд, и его ближайшие последователи исходили из реалий клини­ ческой практики, из того материала, который наблюдали у своих пациентов. Не случайно сам Фрейд, будучи изначально по своей ака­ демической подготовке неврологом, посвящал свои первые работы вопросам устройства нервной системы и ее связи с психическими процессами, а его ближайшие сподвижники рассматривали психо­ анализ как «естественнонаучную психологию» (О. Ранк). Но опе­ реться на прочную объективно-материалистическую базу в объяс­ нении обнаруженных закономерностей в действительности они не могли вследствие того, что к тому времени научный багаж, накоп­ ленный нейрофизиологией и практической психологией, был еще очень скуден. Объяснительная база явно отставала от практики.

'сиходинамически-ориентированные модели психосоматических расстройств Отсюда и вынужденное - хотя и справедливо отмеченное кри­ тиками психоанализа - тяготение психоаналитических теорий не к экспериментально-психологическому методу, а скорее к философ­ скому или культурологическому (Руткевич A.M., 1997). Можно ска­ зать, что психоанализ сам по себе явился не столько психологичес­ ким, сколько психолого-философским, метапсихологическим тече­ нием.

В самом деле, на место принятого в медицине и психологии статистического подхода, изучающего закономерные, устойчиво повторяющиеся явления и их значимые взаимосвязи, психоанализ поставил углубленное изучение отдельных клинических случаев.

Построение же далеко идущих выводов на основе единичных на­ блюдений влечет за собой угрозу утраты объективности, риск не­ обоснованного перехода от частного к общему, ошибочной универ­ сализации частных случаев. Все это привело к усилиям многочис­ ленных психотерапевтических школ по усовершенствованию пси­ хоанализа, отделению бесспорно ценных и реалистичных положе­ ний от иллюзий и умозрительных спекуляций. К тому же и авторитарный стиль построения психоаналитического сообщества, и догматическое следование положениям, высказанным «отцом-ос­ нователем», тормозило развитие психоанализа.

При этом недостаточно внимания уделялось религиозным ис­ токам фрейдовской теории бессознательного, хотя все биографы Фрейда подчеркивают, что он воспитывался в религиозной семье.

Как известно, в иудаизме с XVI века благодаря работам богослова И. Лурии была принята концепция сосуществования в человеке одновременно двух душ - «святой» и «животной», аналогами кото­ рых, по сути, и являются фрейдовские возвышенное Супер-Эго и низменное Ид. С точки зрения традиционных духовно-философ­ ских школ, Фрейд просто описал научным языком для европейской культуры известные проявления «низшей», животно-автоматичес­ кой природы человека - то, что в иудаизме носит название «живот­ ная душа» (Н. Миндель), в суфизме - «нафс» (Д. Нурбахш). Пос­ ледний же может быть «повелевающим» - это не что иное, как фрей­ довское инстинктивно-неукротимое Ид, - или «обвиняющим», как самообвинительно-критическое Супер-Эго.

В результате работы по приведению психоанализа к общена­ учным стандартам произошла его своеобразная психологизация и «окультуривание» или демифологизация. Первым важным шагом Глава тало развеивание мифологического тумана в анализе переноса и контрпереноса, наблюдение и проработка которых составляют сущ­ ность психодинамического подхода. Смещение акцента в их анали­ зе с сексуально-либидинозного контекста на обыденное психолого биографическое содержание было описано еще В. Райхом, который наиболее простым образом определил сущность психоаналитичес­ кой терапии: вынести наружу внутренний психологический конф­ ликт пациента, сделать его конфликтом внешним - между анали­ тиком и пациентом (естественно, в смягченной форме) и тем самым доступным проработке.

Дальнейшие исследования и работы по наведению мостов меж­ ду психологией и психоанализом позволили провести демифологи­ зацию других ключевых понятий психоанализа. Так, пресловутый эдипов комплекс не имеет никакого отношения к якобы скрытым сексуальным влечениям (латентная детская сексуальность по Фрей­ ду). Это просто укоренившийся в подсознании взрослого человека страх маленького ребенка перед сердитым родителем, а также кон­ куренция ребенка за внимание родителя противоположного пола, вытекающая из детского эгоцентризма (а никак не пресловутого либидо). Точно так же и пресловутый «перенос» (трансфер) по боль­ шей части лишен эротической окрашенности;

это не что иное, как эмоциональная привязанность, заменяющая испытанный в детстве недостаток душевной теплоты и внимания близких.

Согласно современным представлениям, развиваемым с 1950-х годов (М. Малер;

Дж. Боулби), базовая причина подобных психо­ логических феноменов - ранняя сепарация, отделение грудного ре­ бенка от матери, разрыв их психологического симбиоза. (Напомним, что Фрейд в этой связи описывал формирование так называемого «орального характера»). Тем самым центр тяжести в рассмотрении механизмов формирования невротических проблем смещается в сторону психологии развития. Точнее, психологии объектных от­ ношений, в которой главным, изначальным объектом является мать, а базовой психологической проблемой - противоречия между пе­ реживанием психологической травмы отделения от матери и стрем­ лением к самодостаточности, между сепарацией и индивидуациеи (М. Малер). И если нарушение контакта с матерью («потеря мате­ ринской любви») в раннем возрасте у взрослых пациентов рассмат­ ривается как причина депрессии, то у детей подобные нарушения проявляются в форме синдрома гиперактивности и дефицита вни 1инамически-ориентированные модели психосоматических расстройств мания. А. Лоуэн (2000) пояснял последнее следующим образом:

«Одним из удивительных последствий пониженного уровня энер­ гии является возрастание активности, которая, в свою очередь, воз­ никает из попытки найти любовь. Большинство детей [...] считают, что эта потеря произошла из-за того, что они не смогли заслужить эту любовь. Большинство матерей закрепляет такое чувство любви в ребенке, ругая их за то, что они слишком много требуют, чересчур энергичны, строптивы».

Одним из последствий такого детского стереотипа поведе­ ния во взрослом возрасте является формирование так называе­ мого поведения типа А (по М. Фридмену и А. Розенману), свя­ занного с гиперответственностью (отголоском инфантильного стремления привлечь внимание старших и избежать их критики) и предрасполагающего к развитию сердечно-сосудистых заболе­ ваний и других психосоматических расстройств. Детская гипер­ активность перерастает со временем в суетливость и вечную спешку, ускоренный темп жизни и работы, навязчивый и излиш­ не напористый стиль общения (привычка перебивать собеседни­ ка, интонационное давление на него). Сюда же добавляются и работоголизм, и самое главное - гипертрофированная состяза­ тельность, стремление всегда и во всем быть первым, чтобы за­ служить признание окружающих... как следствие детского стрем­ ления обратить на себя внимание родителей и заслужить их лю­ бовь. Это имеет и характерные телесные проявления, такие, как повышение тонуса определенных групп мышц (мышцы рук, лица), неправильный стереотип дыхания с усиленным вдохом (Сидоренко Г.И. и др., 1982), то есть склонность к избыточной стимуляции нервной системы, к перевозбуждению.

Еще одним исходным положением психоанализа, вытекающим из взгляда на вытеснение неприемлемого для сознания материала в бессознательное как базового механизма психологических проблем, является представление о том, что осознавание проблемы равнознач­ но освобождению от нее. (Хотя правильнее было бы рассматривать данное положение как необходимое, но в то же время недостаточ­ ное для достижения действительного психокоррекционного резуль­ тата.) Подобные взгляды отчасти повторяются и в более поздних направлениях психотерапии, унаследовавших их от психоанализа.

Так, по мысли А. Лоуэна (2000), один из механизмов психосомати­ ческих расстройств состоит в том, что страдающий ими человек Глава отождествляет себя со своими болезнями, хотя может прервать эту идентичность, объяснив себе ее неправильность, нелогичность.

С точки зрения современной психотерапии, подобное представ­ ление имеет очевидные ограничения. Опыт психокоррекционной паботы показывает, что одного только осознавания причин и меха­ низмов психологической проблемы оказывается недостаточно для ее устранения. Как подчеркивает В.В. Николаева (2000), осознава ние является не основным, а лишь вспомогательным, опосредую­ щим механизмом саморегуляции, помогающим достижению лично­ стной трансформации с помощью работы по построению личност­ ных смыслов. Как отмечал сам автор концепции личностного смысла А.Н. Леонтьев (1983), «можно понимать и владеть значением, [...] но оно будет недостаточно регулировать, управлять жизненными процессами: самый сильный регулятор есть то, что я обозначаю тер­ мином «личностный смысл».

Именно построение личностных смыслов с привлечением не­ вербальных «строительных технологий» (особенно телесно-ориен­ тированных) является, на наш взгляд, главным механизмом психо­ коррекции. Обретение новых личностных смыслов, своеобразное глубинно-личностное переучивание требует обычно «возврата в детство», возрастной регрессии. Собственно, благодаря этому оно помогает по-новому ощутить и осмыслить проблему, преодолеть лежащие в ее основе внутренние противоречия, объединить внут рипсихические ресурсы на телесном (эмоциональном) и интеллек­ туальном (как рассудочном, так и интуитивном) уровнях и транс­ формировать их (сублимировать, по Фрейду) в адаптивное поведе­ ние, направленное на разрешение проблемы.

Говоря о взглядах психоанализа на механизмы образования психосоматических симптомов, нужно также отметить взаимосвязь последних с психологической защитой. В психоаналитической трак­ товке, создавая телесные страдания, подсознание с их помощью приобретает «вторичную выгоду». Болезнь удобна для подсознания, так как дает возможность обрести контроль над сферой сознания, позволяет подобным способом, основанным на искаженной, как в кривом зеркале, логике, доказать свою правоту во внутреннем кон­ фликте.

Рассматривая психоаналитические представления с точки зре­ ния сегодняшнего дня, необходимо заметить, что вторичная выгода не обязательно связана с символическим содержанием болезненных |намически-ориентированные модели психосоматических расстройств телесных проявлений. В болезни человек извлекает для себя вто­ ричную выгоду различным способами, в том числе получая «соци­ альную награду» - внимание окружающих - просто за демонстра­ цию зависимого и беспомощного поведения (Нельсон-Джоунс Р., 2002), вызывающего жалость и сочувствие окружающих. Подобные стереотипы поведения, в частности, выражены у пожилых людей, помещаемых в лечебные учреждения (Bakes M., 1988) - очевидно, в связи с возрастным регрессом, инфантилизацией («возврат в дет­ ство»). Соответственно подобное поведение свойственно и детям, так же, как и людям взрослым, но обладающим чертами инфантиль­ ной личности, особенно демонстрирующим истероидно-детские черты характера.

Нетрудно видеть, что с описанной точки зрения психосомати­ ческие расстройства представляют собой результат срыва либо про­ дукт извращенного функционирования механизмов психологичес­ кой защиты. Напомним вкратце основные варианты психологичес­ ких защит, описанные еще 3. Фрейдом.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ЗАЩИТЫ, СВЯЗАННЫЕ С ВНУТРИЛИЧНОСТНЫМ УРОВНЕМ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМЫ 1. Подавление или вытеснение - попытка сознания как бы за­ быть неприемлемые с точки зрения внутренней «цензуры» или фру стрирующие желания и мысли, травматичные воспоминания, изба­ виться от них, вытесняя травматичный материал в глубины бессоз­ нательного. В расширительном смысле механизм подавления может использоваться и в отношении восприятия текущего опыта - когда человек не замечает того, что может вызвать болезненные пережи­ вания. Разными авторами подобный вариант психологической за­ щиты именуется игнорированием опыта, связанным с предвоспри ятием (К. Роджерс), перцептивным невниманием (А. Чепмен, М. Чепмен-Сантана), перцептивной защитой (Б.В. Зейгарник).

2. Отрицание - попытка игнорировать очевидные факты, от­ рицать их действительный смысл (если предыдущий способ психо­ логической защиты оказался недостаточно действенным).

3. Рационализация - попытка найти утешительное логическое объяснение происшедшим огорчительным событиям (если неэффек­ тивными оказались оба предыдущих способа). Иными словами, по Глава пытка человека объяснить самому себе: все то, что случилось, все павно должно было произойти - причем именно с ним и именно подобным образом. В сущности, это как бы напоминает детскую позицию смиренного послушания, когда ребенок, стоящий в углу, повторяет самому себе слова родителей, за что именно его наказали почему наказание справедливое и правильное. И если для созна­ и ния это самоуспокоение может оказаться достаточным, то для под­ сознания подобные логические аргументы, как правило, неубе­ дительны. Тем самым на подсознательном уровне эмоциональная реакция остается неотреагированной, что и создает питательную сре­ ду для формирования психосоматических расстройств.

4. Реактивное образование (или формирование реакции) - по­ пытка человека противостоять обстоятельствам, совершая поступ­ ки, прямо противоположные тем, к которым эти обстоятельства его вынуждают (при недостаточной результативности предыдущих за­ щит). Это огульное отрицание всего, что не совпадает с собствен­ ным мнением, негативизм. Все описанное напоминает детское уп­ рямство, игру в «шиворот-навыворот», с одним только отличием.

Не ребенок, а вполне взрослый человек пытается избавиться от эмо­ ционального напряжения тем, что начинает делать все наоборот, вопреки очевидным фактам и наперекор требованиям окружающих.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ЗАЩИТЫ, СВЯЗАННЫЕ С МЕЖЛИЧНОСТНЫМИ ОТНОШЕНИЯМИ 5. Проекция - попытка человека сделать других ответственны­ ми за его проблемы, переложить на них вину за свои собственные ошибки. (Также весьма напоминает детские стереотипы поведения и способы самооправдания, связанные с уходом от ответственности «ваза сама упала и разбилась», «они первые начали» и т.д.) 6. Отождествление (идентификация) - игра в более сильного, принятие на себя чужой роли. Объединиться с сильным - значит найти себе защитника (ребенок отождествляет себя с одним из ро­ дителей). Эта роль, если она разыгрывается часто, может усвоиться настолько, что становится неотъемлемой частью собственного «Я» (так формируется фрейдовское Супер-Эго, или «внутренний роди­ тель» по Э. Берну).

7. Замещение - вымещение своего недовольства на ком-то бо­ лее слабом или уязвимом. Кстати, это наиболее распространенный Психодинамически-ориентированные модели психосоматических расстройств психологический механизм бытовых конфликтов, а также агрессив­ ных и антисоциальных действий. Типичная ситуация - вначале че­ ловек внешне не проявляет свою агрессию из-за угрозы возможно­ го наказания (обидчик сильнее физически, или имеет более высо­ кий социальный статус, или окружающая обстановка препятствует совершению агрессивных действий из-за высокого риска наказания).

Зато потом, оказавшись в ситуации относительной безнаказанно­ сти, он отыгрывается, вымещая накопленные отрицательные эмо­ ции на ком-то другом, выбранном на роль жертвы. Весьма часто по­ добные проявления можно заметить в поведении ребенка - напри­ мер, обижающего более младших детей или в отместку старшим ло­ мающего игрушки.

В отличие от этих детских «мелких шалостей», во взрослом возрасте подобные способы эмоциональной разрядки могут при­ нимать более серьезный оборот. Став взрослым, человек может пытаться вымещать на окружающих свои старые обиды, которые глубоко ранили его еще в детском возрасте и которые он долгое время носил в себе. Нередко именно это происходит, когда чело­ век теряет контроль над собой (особенно когда нарушается ло­ гичность мышления и исчезает критика к своему состоянию). При этом снимаются нравственные ограничения, зато возрастает под­ сознательное стремление «выпустить пар» накопленных отрица­ тельных эмоций.

Более мягким вариантом замещения является переключение на второстепенную, «беспроблемную» деятельность вместо актив­ ных действий по исправлению проблемной, стрессовой ситуации, если эта деятельность сама является источником напряженности.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ЗАЩИТЫ, СВЯЗАННЫЕ С ВОЗРАСТНЫМ ЛИЧНОСТНЫМ РАЗВИТИЕМ 8. Фантазирование - наиболее безобидный и в то же время довольно «детский», примитивный вариант защиты. Это временный уход от реальной жизни в мир фантазий, в котором воображаемый герой добивается справедливости и выходит победителем из всех конфликтных ситуаций.

9. Регрессия - прямой «возврат в детство», точнее, временный переход к псевдодетской логике и стилю поведения.

10. Фиксация - приостановка психологического развития на 60 Глава одной из «детских» стадий («не хочу быть взрослым»), препятству­ ющая принятию на себя ответственности и способствующая сохра­ нению инфантильных черт личности («оральный» или «анальный» характер).

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ЗАЩИТЫ, СВЯЗАННЫЕ С АДАПТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ 11. Отреагирование - «выпуск пара» путем трансформации неприемлемых для сознания подсознательных импульсов в более приемлемые для индивида.

12. Сублимация - наиболее совершенный вариант психоло­ гической защиты, когда тот же адаптивный результат достигается в процессе активной деятельности, одобряемой обществом - на­ пример, путем направления энергии на работу, творчество. (Сре­ ди различных психотерапевтических методов, целенаправленно ис­ пользующих данный механизм защиты, наиболее ярко сублима­ ция проявляется в методе терапии творческим самовыражением по М.Е. Бурно.) Основатель гештальт-терапии Ф. Перлз (необходимо вспом­ нить про его психоаналитическое прошлое) привел описание еще нескольких видов стереотипных психологических реакций (уни­ версальных невротических реакций, упомянутых нами ранее), ко­ торые близки к вышеперечисленным. Однако они рассматрива­ лись Перлзом не как механизмы защиты, а напротив, как нару­ шения взаимодействия внутреннего «Я» с внешней средой. При этом некоторые патологические психологические реакции, по Перлзу, совпадают с фрейдовскими «защитами» - например, про­ екция и изоляция (вытеснение). Среди дополнительных видов упомянем следующие.

Интроекция - некритичное, неразборчивое усвоение челове­ ком чужих взглядов, мнений, установок (наподобие того, как ма­ ленький ребенок некритично усваивает все, что говорят взрослые).

В результате в психике человека могут присутствовать одновремен­ но несколько противоречивых или взаимоисключающих мнений, что приводит к развитию внутреннего конфликта. Эти фрагменты, яв­ ляющиеся источником конфликта, именуются интроектами и пред­ ставляют собой чужеродные для личности, внедренные в нее в ран­ нем детстве родительские установки и поучения.

Психодинамически-ориентированные модели психосоматических расстройств Слияние (конфлуэнция) - близкий к вышеописанному меха­ низм, благодаря которому человек настолько проникается установ­ ками другой личности, что становится от нее психологически зави­ симым. Он как бы живет чужим мнением, теряет собственное «Я», сливается с другим человеком (вспомним чеховскую «Душечку»).

Это аналогично тому, как детское незрелое еще «Я» стремится к сли­ янию со взрослым, родительским.

Дефлексия (уклонение) - уход от общения с окружающими, закрытость (поведение испуганного или застенчивого ребенка), либо уход от искренности - надевание на себя маски, формаль­ ность контактов под видом заинтересованности в общении, ра­ зыгрывание демонстративной роли (детское игровое общение), либо уход от конфликтов и стремление всячески их заглаживать, гипертрофированный конформизм (поведение послушного ре­ бенка).

Ретрофлексия - в тех случаях, когда человек сталкивается с невозможностью, запретом удовлетворения каких-либо своих стрем­ лений и потребностей, он направляет их нереализованную энергию на себя самого (эффект бумеранга). В частности, подобным обра­ зом блокированные, замороженные эмоции напрямую приводят к формированию психосоматических нарушений. На словесном уров­ не это часто сопровождается самообвинением. Подобно тому, как ребенок «воспитывает» куклу, повторяя сердитые слова родителей, ранее обращенные к нему самому, так впоследствии, уже став взрос­ лым, человек продолжает «воспитывать» себя, повторяя критичес­ кие интонации, перенятые им в детстве от родителей. Первоначаль­ ные звенья цепочки рассуждений, образующей критически-воспи­ тательные нотации, могут протекать на уровне непроизвольно всплывающих, так называемых автоматических мыслей. Источни­ ки подобных аберраций мышления (по А. Беку) или иррациональ­ ных установок (по А. Эллису) коренятся в подсознании. Поэтому, даже осознавая подобный негативный стереотип и страдая от него (пациенты часто называют это «самокопанием», «самоедством»), че­ ловек тем не менее не может его преодолеть.

Для чего же существует такое множество психологических защит? Очевидно, если бы описанные их виды были достаточно надежны, то у людей не было бы проблем - во всяком случае, проблем психологических. Или хотя бы не возникало необходи­ мости прибегать к помощи психотерапевта для их разрешения;

в 62 Глава крайнем случае психотерапевту оставалось бы лишь обучить па циента их применению. Нетрудно видеть, что большинство пе речисленных психологических механизмов, призванных играть защитную роль, по сути, являются инфантильными, так как по­ вторяют определенные черты детского поведения. Еще Фрейд говорил о «недостаточной зрелости» большинства видов психо­ логической защиты, связанных с «детским» способом мышления (так называемым первичным процессом). Происходит это по той причине, что формируются они в далеком детстве, когда наше сознательное «Я» (Эго), еще слабое по сравнению с инстинктив­ но-подсознательным Оно, пытается найти способы управлять необузданными влечениями последнего. (С точки зрения Фрей­ да, именно неравномерность психического развития, разрыв меж­ ду более ранним формированием подсознательных структур лич­ ности и более поздним созреванием ее сознательных составных частей создает предпосылки для формирования неврозов. Этот механизм представляет собой наиболее уязвимое звено челове­ ческой психики, является ее эволюционно-обусловленной «ахил­ лесовой пятой».) По этим причинам все перечисленные выше инфантильные варианты психологической защиты нередко сами становятся источником психологических проблем (в том числе и порождают их телесные проявления). Так, например, принято считать, что вытеснение проявляется на телесном уровне в кон­ версионных расстройствах, а с проекцией связаны телесные эк­ виваленты тревоги (Аммон Г., 2000). Замещение и отождествле­ ние (и связанный с ними перенос) создают, в частности, почву для телесных проявлений агрессивности.

К более же зрелым и соответственно «взрослым», конструк­ тивным видам психологической защиты принято относить субли­ мацию, или направление психической энергии, - которая в услови­ ях внутрипсихического конфликта ищет, но не находит для себя выхода, - в новое русло, на какую-либо полезную, адаптивную дея­ тельность. Тем самым разрядка вытесненных, неудовлетворенных подсознательных желаний происходит через активную деятель­ ность, что, собственно, и соответствует поведению зрелой личнос­ ти. Сублимация достигается либо спонтанно, либо благодаря вме­ шательству психотерапевта, «наставившего на путь истиный». Здесь можно упомянуть, к примеру, способствующие сублимации в по­ вседневной жизни рекомендации по планированию поведения и Психодинамически-ориентированные модели психосоматических расстройств достижению жизненных целей в поведенческой психокоррекции или сублимацию творчеством в терапии творческим самовыражением по М.Е. Бурно.

К способам психологической защиты (самопомощи), которым человеку необходимо учиться, относится осознанное отреагирова ние (аффективная разрядка). Обучение некоторым способам имен­ но такого отреагирования и составляет сущность телесно-ориенти­ рованной психокоррекции.

Можно представить, что многочисленные незрелые защитные механизмы порой не только не помогают разрешить жизненную проблему, а напротив, усугубляют ее. Особенно наглядно это видно в близости фрейдовских «защитных» и перлзовских «патологичес­ ких» психологических реакций. Тем самым мы приходим к выводу о том, что важнейший источник существующих у человека психо­ логических проблем (особенно связанных со стрессом) - это «пере­ житки прошлого». Имеется в виду его собственное прошлое или «ос­ тровки детства» внутри взрослой личности.

Почему это происходит? Дело в том, что описанные стерео­ типы поведения, как и многие другие, усваиваются человеком в детстве путем «социального научения» (А. Бандура), иначе го­ воря - простого подражания, бездумного копирования чужих образцов поведения. Но если для ребенка с его наивными пред­ ставлениями о том, «что такое хорошо и что такое плохо», эти защитные механизмы могут быть достаточными, то во взрослой жизни, к сожалению, они зачастую оказываются недостаточно действенными. В конечном счете это является следствием того, что в современной культуре (по крайней мере, европейской) не принято специально обучать ребенка «технике безопасности» обращения с собственными чувствами, приемлемым способам управления ими, за исключением запрета на открытое выраже­ ние отрицательных эмоций (по принципу «не выносить сор из избы»). Эти вопросы культуры эмоций, которая, по сути, должна прививаться каждому человеку с пеленок, общественное мнение просто замалчивает или обходит стороной. В итоге приемы раз­ рядки отрицательных эмоций у ребенка складываются стихий­ но, сами собой. Эти детские реакции психики и сохраняются в дальнейшем на всю жизнь в форме психологических защит или, следуя терминологии Э. Берна, типичных «детских игр», в кото­ рые взрослых людей заставляет играть подсознание - обижен 64 Глава ный или бунтующий «внутренний ребенок». Отсюда и та задача, которую решает психотерапия, - с помощью возрастной регрес­ сии помочь пациенту почувствовать и осознать ненадежность привычных, по сути, «детских» психологических защит и заме­ нить их «взрослой», сознательной и эффективной стратегией ком­ муникации сознания и подсознания, в том числе на телесном уровне.

Необходимо уточнить, что из перечисленных вариантов пси­ хологической защиты вытеснение является, пожалуй, наиболее близким к естественным физиологическим механизмам мозга.

Эти защитные механизмы связаны с «фильтрами» восприятия (то, что человек предпочитает не замечать). Они предназначены, в частности, для того, чтобы не воспринимать некоторую инфор­ мацию, которая может вызывать негативные эмоции либо созда­ вать неопределенность, служащую источником тревоги. В пато­ психологии подобные феномены описаны как «перцептивная за­ щита» (Зейгарник Б.В., 1986), в психотерапии - предвосприятие (К. Роджерс) или цензура предсознания (3. Фрейд). Они состав­ ляют физиологическую основу известной еще с 1920-х гг. нейро психологической методики сопряженных моторных рефлексов А.Р. Лурия, выявившего в условиях ассоциативного эксперимен­ та увеличение латентного периода ответов на аффективно окра­ шенные стимулы. Нейрофизиологическую основу данных защит­ ных механизмов, как было показано Э.А. Костандовым (1988) в опытах с неосознаваемым восприятием зрительно предъявляемых эмоциональных стимулов, составляет торможение определенных областей коры мозга, соответствующих модальности восприни­ маемых стимулов.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.