WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

«Посвящается моей первой любви! Единственному человеку, который понимает меня. Единственному, у кого всегда будет ключ к моему сердцу. Единственному, кого я счастлива назвать не просто своим лучшим ...»

-- [ Страница 2 ] --

В школе я чаще принимала участие в постановках, чаще - в смысле мне довелось играть роль Мисс Босси (Miss Bossy). Когда мама пришла в школу со мной и моим самодельным костюмом, учительница второго класса, Мисс Сиве (Miss Severe) (также учительница Бренди. И Брейсона. И Ноа.), сказала: «Майли уже давно все для себя решила». Я была именно таким ребенком. Учителя любили меня.* (*В отличие от одноклассников.) Исключая случаи, когда меня было невозможно заставить замолчать. Что происходило практически постоянно.

В пятом классе, за год до ужасного Года Страха, мы наконец-то переехали в Торонто, чтобы жить вместе с отцом. Мама препятствовала этому до конца, она не хотела, чтобы мы уезжали из Теннесси, но, как я уже говорила, нам нужно было быть всем вместе.

Расставание с командой по черлидингу стало самым тяжелым изменением для меня, ведь я сильно к ним привязалась. Поэтому маме пришлось долго искать альтернативу этому в Торонто. Да, как выяснилось, черлидинг не очень-то популярен там.

Наконец ей удалось найти одну команду в Бурлингтоне, в часе езды от Торонто. Но чтобы попасть туда, нужно было учиться в седьмом классе, я же была еще слишком маленькой;

но мама рассказала им, что я с шести лет занимаюсь черлидингом, и убедила их просто познакомиться со мной. Когда я вошла в спортивный зал, они были приятно удивлены, насколько я была маленькой. Меня было легко перебрасывать с места на место. И меня приняли!

Зимой в Торонто намного холоднее, чем в Нашвилле. Та зима, которую мы решили провести здесь, стала самой холодной для города за последние пятнадцать лет. И каждое воскресенье мы отправлялись на тренировки в Бурлингтон, несмотря на снежные заносы.

Бедная моя "южная" мама, которая никогда в жизни не ездила по обледенелым дорогам!

Она - настоящая героиня.

Все то время в Канаде, когда я не занималась черлидингом или уроками, находясь на домашнем обучении, я проводила вместе с мамой. Это означало, что мы ездили на съемочную площадку сериала Doc навестить отца. Проводя столько времени на съемках, меня довольно сильно затянул сам процесс - работа камеры, что означает услышать команду «снято!», и как важна тишина. Но больше всего я любила, находясь в костюмерной, примерять на себя парики. Да, знаю, знаю. Некоторые люди оглядываются на свою жизнь и понимают, через что им пришлось пройти, как они преодолевали несправедливость или утешали страждущих. Я же, когда оглядываюсь на свое прошлое, вижу в нем только парики.

Отец снимался в сериале Doc несколько лет, и все продюсеры знали нашу семью. Вскоре после нашего приезда продюсер (или это был режиссер?) предложил мне роль девочки Кайли в одном из эпизодов шоу. Кайли - это дружелюбная маленькая девочка, у которой мать злоупотребляла алкоголем и переехала жить к ее отцу в Нью-Йорк. Отец Кайли жил в том же доме, что и Док (мой папа). Я сыграла в нескольких хороших сценах в роли Кайли с ее ужасной матерью, и в сцене, где Кайли пытается пройти прослушивание в школьном театре. Знала бы я тогда, через что мне придется пройти. Причем на двух сценах: на съемочной площадке и в борьбе с ужасными девочками из школы.

Если бы мне нужно было выделить какой-то один момент, я бы сказала, что именно роль Кайли помогла мне. Особенно потому что именно она было указана в моем резюме, когда я проходила прослушивание для "Ханны Монтаны". После сериала Doc, я записалась в несколько театральных секций, где могла читать монологи и играть. И мне кажется, это полностью окупило себя. Когда в следующий раз мы приехали в Нашвилл навестить наших друзей, подруга мамы Венди (та самая, которая помогла мне написать "I Miss You", посвященную дедушке) говорила своим детям о пробах для рекламы Banquet Foods с кантри-певицей Ли Энн Вумак. Я очень заинтересовалась этим, и Венди взяла меня с собой. Ее дети были младше меня, и когда на кастинге сказали, что ищут более взрослую девочку, Венди сказала, что я должна пойти. Не помню, что тогда случилось на прослушивании, но я заполучила роль в рекламе и собственного агента.

Что я помню, так это когда вечером перед прослушиванием мама готовила что-то из Banquet Foods, что мне нужно было есть на следующий день. Но когда я зашла в кухню попробовать это, оказалось, что братья уже все съели. В общем не могло быть ничего серьезного, но я очень разборчива в еде. На следующий день, между пробами, я нагнулась под стол и выплюнула эти зерна (по-моему это были они) в руку.

Думаю, никто из Banquet Foods не пожаловался на это, потому что вскоре после мой новый агент предложила мне попробоваться на одну из ролей в будущем фильме Тима Бартона "Большая Рыба".

Ловля Большой Рыбы (Catching a Big Fish) Вскоре после участия в рекламе Banquet Foods мы вернулись обратно в Торонто, где по большей части проводили время, безнадежно пытаясь согреться. Мы жили у озера. Почти весь год оно было покрыто слоем льда. Каждый раз когда мы выходили на улицу, дул сильный ветер, и мне казалось, что маленькую Ноа вот-вот сдует. Мы постоянно замерзали. Единственное, что меня согревало - это мысль о "Большой Рыбе".

"Большая Рыба" была высокобюджетным проектом. Режиссером фильма стал Тим Бартон, а в главных ролях значились Эван Макгрегор, Джесссика Лэнг, Альберт Финни, Денни Дэ Вито и еще огромное количество известных актеров. Съемки проходили в Алабаме. Мне нужно было приехать туда в течение двух дней, после того, как я узнала, что меня утвердили на роль.

Мама этому нисколько не удивилась. Она лишь сказала: «Алабама, жди нас!» (Должно быть, мысль о переезде куда-то в более жаркое место довела маму до небольшого безрассудства, и, положив трубку, она тут же начала закидывать в машину всю нашу одежду.) На что папа сказал: «Вы не можете ехать в Алабаму! Вы сейчас в Торонто!» Но мама была полностью погружена в мечты о солнечной Алабаме и без промедления ответила: «Нет, можем. Мы сегодня же переедем через границу».

Мама, Брейсон, Ноа, я и наша няня Эй Джей тем же вечером отправились в путь и провели в дороге на пути в Нашвилл четырнадцать часов. Чем можно было занять трех детей, каждому из которых не исполнилось и десяти лет более, чем на полдня? Ответ один: DVD-плеер. Мама была против DVD-плееров до тех пор, пока мы не стали ездить в эти длительные поездки с юга на север и обратно. Ей нужно было вручить награду "Мама Года" за то, что пока мы ехали, она нас нигде не высадила.

Сразу по приезду в Нашвилл, мы с мамой оставили дома няню с остальными детьми, отделались от теплой канадской одежды, надели шорты с футболками и продолжили путь в Алабаму.

Фильм снимался в маленьком глухом городишке. Мне это уже о многом говорит. Мы добрались до отеля лишь поздно ночью. Это оказался самый ужасный дешевый отель в истории. Вокруг него разгуливали копы, что-то шло не так, а внутри было очень грязно.

Мама в панике набрала номер отца. Он сказал: «Просто переживите эту ночь. А утром мы займемся этим».

На следующее утро мы обнаружили единственный плюс отеля по сравнению с адом: в нем был проход в Вафельный Домик. Я и мама любим вафли. Но этого было не достаточно, чтобы остаться. Мы переехали в лучший отель. Сразу после завтрака.

В фильме я снималась в роли девочки по имени Рути. Она вместе с ребятами хотела тайком проникнуть в дом ведьмы, чтобы увидеть ее глаза. Рути была тихой южной девочкой, носила маленькие туфельки от Mary Janes и просила ребят никому не причинять зло. Звучит довольно понятно, не правда ли? Вот только мы с мамой не учли, что жилище ведьмы находилось на болоте. На холодном болоте. На холодном, сыром болоте. На холодном, сыром болоте с насекомыми. И здесь часто шел дождь. Пока мы ехали сюда из Канады, мы ни разу не задумались о том, чтобы узнать погоду. В общем мы не были готовы к холоду, или к сырости, или к насекомым. И уж точно мы не были готовы к болоту.

Сцена с моим участием должна была сниматься поздно, потому что предполагалось, что все будет происходить темной, страшной ночью. Первое, что я увидела, зайдя в наш трейлер - это огромные картинки с изображениями змей, пауков и прочих тварей, живущих на болоте. Это был словно знак, который говорил: «ОБРАТИ ОСОБОЕ ВНИМАНИЕ НА ЭТИХ СУЩЕСТВ! ВСЕ ОНИ ОЧЕНЬ ОПАСНЫ, И ВСЕ ОНИ ЖИВУТ В ЭТОМ БОЛОТЕ, ОНИ ТОЛЬКО И ЖДУТ, ЧТОБЫ НАПАСТЬ НА ТОГО, ПРИЕХАЛ СЮДА ИЗ ТОРОНТО И КУПИЛ СЕБЕ ТОЛЬКО ШОРТЫ С ФУТБОЛКАМИ - О ЧЕМ ВЫ РАНЬШЕ ДУМАЛИ, ИДИОТЫ?» Вот как я это запомнила. Я была в шоке.

Насекомые? Вы смеетесь надо мной? Противно! Ужасно! Насекомые - это явно не мое.

Как я уже говорила, болото было сырое и холодное. Трава на нем росла высотой по пояс.

Я была уверена, что тот коричневый паук с постера на стене где-то здесь и следит за нами, чтобы напасть. Мама спросила меня: «Майли, ты уверена, что хочешь этого?». После проделанного пути из Торонто? Да, я не собиралась отступать. Бедная мама. Наша ферма - это одно дело, но мама совсем не привыкла к тому, что здесь. Она явно не получала удовольствия. Может, я и не все прошла на своем жизненном пути, но мне уже тогда было известно, что шоу-бизнес - это не так легко, как кажется. Я помню, как наблюдала за отцом на съемочной площадке Doc в один из дней, когда было действительно холодно.

Тогда все перемерзли. Мой отец уже многое перенес на себе, но холодно было настолько, что ему пришлось надрываться. Было необходимо отснять эпизод. Так мало того, ему еще нужно было сидеть у фонтана и делать вид, что он наслаждается происходящим. Я продолжаю думать об этом, не знаю, смогла бы я так.

Я находилась на съемках большого фильма. Немного холодно. Немного мокро.

Слишком много нервов в частности из-за того, что нужно просто сидеть и ждать. Нам говорили, когда мы можем идти есть, и когда мы можем идти в душ. Абсолютно непривлекательно. Это и есть настоящий шоу-бизнес. На страницах журналов вы видите множество красивых картинок, но за большинством из них стоит большая нелегкая работа и совсем капля гламура. Но знаете что? Я бы ни на что это не променяла! Я даже заработала себе укус от одного из тех жуков.

В общем с жуками или без них, я хотела сделать все по максимуму. Здесь был Тим Бартон. Если я ему понравлюсь, он может пригласить меня в следующий фильм. Я молилась, чтобы все прошло хорошо, и постаралась сконцентрироваться. Сначала. Но чем больше времени проходило, тем сложнее было настроиться. Я не могла молчать. Если я начинала говорить, остановить меня было невозможно. Я надоедала даже самой себе. К счастью, съемочная площадка - не школа. Меня и мой большой рот никто не останавливал. Вы спросите, что со следующим приглашением от Тима Бартона? Я все еще жду.

Вернувшись в Нашвилл, мы отправились в кино посмотреть фильм, как только он вышел.

Вся моя семья поднялась и начала аплодировать, сразу как я появилась на экране. Мне это понравилось. Мама подарила мне постер с фильмом, и я повесила его у себя в комнате.

После этого меня пригласили на прослушивание в фильм "Приключения Шаркбоя и Лавы", но кастинг я не прошла (зато тогда мы познакомились с Тейлор Лаутнер, с которой до сих пор дружим). Потом меня снова пригласили на кастинг в шоу "The Closer" ("Замыкающий"), но его я также не прошла. Было еще одно прослушивание, но, видимо, мне было настолько больно, что я заблокировала для себя название того фильма. Я только помню, что пробовалась на роль в фильме, где в главной роли была одна из моих любимых актрис Ширли Маклэйн, а члены жюри в это время кому-то звонили и полностью меня игнорировали. Я вышла оттуда с криками. Когда случается что-то подобное, моя сестра Бренди всегда говорит: «Позитивное мышление рождает позитивные вещи». Так что я перенастроила себя на хорошее и просто пошла дальше.

Мама видела, через что мне пришлось пройти и сказала: «Дорогая, это так тяжело. Как ты смогла смириться с отказом?» Но это лишь сделало меня сильнее. Я просто вернулась домой и пошла заниматься черлидингом. Я не отнеслась к этому как к неудаче. Для меня это стало лишь еще одной ступенью на пути к победе.

Как видите, я не преувеличиваю, когда говорю, что перед "Ханной Монтаной" я снималась в сериале "Doc", рекламе и в "Большой Рыбе". Целый период. Да, и не забывайте про роль пожилой женщины с париками. Не сомневаюсь, у "Дисней" было много сомнений на мой счет. Но только не у меня самой. Все эти моменты начиная с фермы и заканчивая болотом привели меня к тому, что я делаю сейчас. Я опустила ноги в воду и поняла, что хочу плавать. ("Большая Рыба", "плавать"... вы понимаете, о чем я?) Прекрасный Принц (Prince Charming) Спустя несколько месяцев после премьеры "Ханны Монтаны" меня пригласили на мероприятие, устраиваемое в честь Фонда педиатрии СПИДа Элизабет Глейзер. Я помню дату: 11 июня 2006 года. Это был день, когда я встретила свою первую любовь. Давайте будем называть его Прекрасным Принцем. Я не хочу использовать его настоящее имя, потому что здесь не идет речь о том, кто он, или что я значила для него. Мне хочется рассказать о своих чувствах и о том, что наши отношения значили для меня. Вы понимаете, что я имею ввиду?

В общем мы оказались на этом бенефисе, и я не знала о принце ничего, кроме того, что рассказала моя подруга - что он считает меня симпатичной. Он подошел ко мне вместе со своими друзьями и представился. Мне сразу же захотелось отправить их всех подальше, чтобы остаться только с ним. Он попытался пожать мне руку, но я сказала: «Рукопожатия не в моих правилах. Обычно я обниманию людей». И он обнял меня. Я заметила, что на нем была неприятная рубашка и тут же ляпнула: «Дурацкая рубашка». Вот так, первое, что я ему сказала: «Дурацкая рубашка».

Это был не самый лучший поступок, и что же дальше? Сделала ли я что-то, чтобы смягчить положение? Совсем нет! Я предложила ему спеть со мной в караоке, и мы записались на песню "I Want to Be Like You" из "Книги джунглей". Это было бы забавно - спеть вдвоем такую наивную песенку. Но когда она заиграла, я не смогла его найти, и мне пришлось идти петь одной. В итоге люде смеялись не вместе со мной, а надо мной.

Позже тем же вечером они с друзьями собрались уходить и пригласили меня с собой.

Мама не хотела, чтобы я гуляла так поздно, по-моему, мне предстояло много дел на следующий день, но я попросила ее отпустить меня хотя бы не надолго. Мама согласилась, и мы с Бренди отправились на ужин с Прекрасным Принцем и его друзьями.

Помню, подбор наряда для этого занял у меня целую вечность, но наконец я собралась. На мне были спортивные штаны. Я не хотела выглядеть так, будто сильно старалась нарядиться. Так что поверьте, они смотрелись как настоящие спортивные штаны.

(он нравился мне! я хотела выглядеть мило!) После ужина мы говорили по телефону. О спросил меня про вероисповедание. Я ответила:

«Я Христианка до мозга костей» («hard-core Christian»). На что он сказал: «Мы с семьей так же называем друг друга». Это был знак.

Тогда мы проговорили по телефону до четырех утра. Я была очарована. Мне казалось, что весь мир остановился. Остальное не имело значения. Знаю, это звучит довольно глупо, но в моей семье не установлено никаких правил по поводу любви. Моя бабушка познакомилась со своим мужем с понедельник, и они поженились в пятницу. И прожили месте двадцать семь лет. А мама считает, что нет такого понятия, как быть слишком молодой или слишком наивной, чтобы влюбиться. В моей семье если ты влюбляешься, значит все идет правильно. Никто не назовет это детской любовью или очередной забавой. Он действительно был моим Прекрасным Принцем, я поняла это сразу. Нужно было видеть мою улыбку, когда я положила трубку той первой ночью. Я витала в облаках.

Я уснула, держа у щеки телефонную трубку, словно это помогло мне стать к нему ближе.

С самого начала мы стали хорошими друзьями. Мы постоянно разговаривали. Он жил на восточном побережье, но мог прилететь в Лос-Анджелес, и я виделась с ним, когда была в Нью-Йорке. А потом он переехал в Лос-Анджелес в дом, расположенный в нескольких кварталах от моего, и все завязалось с новой силой и стало более интересным. Мы неожиданно стали соседями. Это было так просто и так нормально. Он мог зайти ко мне в пять утра, чтобы сказать «привет» прежде, чем я уйду на работу и прогуляться со мной по улице. Когда нам было по тринадцать лет, мы играли в баскетбол у меня на заднем дворе или в Нинтендо у него дома. В его семье на ужин всегда была вкуснейшая итальянская еда. Я любила кататься на велосипеде, а он шел со мной и напевал "My Girl" ("Моя девушка") (группы Temptations). Но фразу "моя девушка" он заменял на "Майли, я говорю о Майли".

Вау! Я была сильно влюблена. Вам знакомо это чувство? Такая любовь, когда солнце может светить весь день или не появиться вовсе, но тебе абсолютно все равно. Такая любовь, от которой ты запрыгнешь в бассейн в декабре. Такая любовь, когда ты хочешь пуститься танцевать под дождем. (Я прикалываюсь что-ли? Это Лос-Анджелес. Здесь не бывает дождя.) Это была самая невероятная поездка в моей жизни - я была полностью погружена в это чувство.

Мой Черед (My Turn) По идее Прекрасный Принц должен был отвлечь меня от работы, но получилось совсем наоборот. Я была влюблена, и я хотела многое сказать об этом, что не могло не радовать, ведь совсем скоро мне предстояло записать целый альбом. Первый альбом Ханны Монтаны вышел сразу после тура Cheetah Girls, и мы тут же начали планировать второй.

Но ему предстояло стать другим. Это был не просто очередной саундтрек к шоу. Альбом должен был включать в себя два диска - один с песнями из "Ханны Монтаны" в моем исполнении в роли Ханны и второй под названием "Meet Miley Cyrus" ("Знакомьтесь с Майли Сайрус"), который бы представил меня саму как певицу и автора песен. Это было что-то по-настоящему новое.

Стремление петь не было новостью. Не могу точно сказать, когда я поняла или решила, что музыка - это одно из моих призваний, но желание заниматься этим было у меня всегда. Порой оно зажигалось во мне чуть ярче. Когда на меня находила буря эмоций, желание становилось сильнее. Иногда мне было даже страшно от собственного чувства хотеть чего-то настолько сильно, а иногда все казалось очень простым и более, чем естественным.

Отец всегда говорит, что я начала петь раньше, чем научилась разговаривать. Я средний ребенок в семье, у меня есть старшие и младшие братья и сестры. Старшие очень ответственные. Младшие же безумно очаровательны. Я, как средний ребенок, постоянно пела, танцевала и устраивала разнообразные шоу лишь бы привлечь к себе внимание. Я любила надевать свои ковбойские сапоги, а Брейсон - Рибоки (Reebok), и мы танцевали.

Каждый раз как к нам домой приходил кто-то взрослый, я тут же тащила его в комнату и начинала петь, танцевать и разыгрывать сценки. Если у мамы с папой были гости, они все равно каждый раз приходили на звук моего голоса. Догадываетесь, почему мы с Менди открыли канал на YouTube? Скука, спасение, смех и бесконечные попытки среднего ребенка быть в центре событий. Не зависимо от того, насколько теперь я известна и успешна, в сердце я навсегда останусь средним ребенком семьи, постоянно перетягивающим на себя внимание.

И все же для меня пение и игра - это не только одни спектакли и постоянное привлечение внимания. Искусство всегда находило отклик в моем сердце. Когда я слышу грустную песню, я не сопереживаю исполнителю. Я не чувствую какую-то симпатию. Вместо этого я проникаюсь болью исполнителя. Она становится моей, частью меня. Если грустная песня задевает во мне какие-то чувства, эта грусть останется со мной еще на несколько недель.

Например, песня Бэтт Мидлер "The Rose" ("Роза") наполнена той же грустью и надеждой, которую я чувствую внутри себя. Или стоит мне услышать в какой-нибудь странной фанковой песне строчку: «Знаю, ты уже давно находишься в печали», как слово «печаль» тут же задевает чувствительную струну во мне, добирается до сердца, говорит со мной, и я ничего не могу поделать с этим, я просто понимаю это. И то же самое с моей сестрой - она будет поражена на вечно, если услышит печальную песню или посмотрит грустный фильм. Мы родились с этим. Есть песни, которые меняют твою жизнь.

Впоследствии это переросло в стремление делать работу, которая бы так же задевала людей. Я не говорю лишь о создании грустной музыки. Я не том, чтобы сказать себе:

«Хмм... Я собираюсь написать песню, от которой каждому будет грустно. Миру сейчас не хватает темного мрачности». Я имею ввиду нечто большее. Создание искусства - это установление связи. Ты смотришь на фото из пятидесятых и тут же переносишься в то время, место и чувствуешь тот дух. Ты видишь фотографию пляжа, и к тебе возвращаются воспоминания об ушедшем лете. Или тебе попадается картина, на которой изображен Париж, и тебя переносит в мечты о жизни, которой у тебя никогда не было. Я никогда не хотела заканчивать книгу, потому что воспринимаю персонажей как своих друзей. Я буду скучать по ним, когда мы расстанемся.

То же самое с музыкой (и другими видами искусства). Она вдохновляет тебя, переносит в будущее, сдерживает гордость, сбивает с ног, обнимает душу, меняет жизнь. Я хочу создавать именно такую музыку. Искусство - это подарок, который ты приподносишь людям. Назначение искусства в том, чтобы погрузить человека в мир эмоций Если ты настраиваешься на определенные эмоции или переживаешь что-то, а потом рисуешь картину, поешь или пишешь об этом, люди начинают ценить это, узнают себя в этом, такое понимание сближает людей, и мир перестает казаться огромным и становится более дружелюбно настроенным.

Думаю, не нужно говорить, что я хотела сделать альбом "Meet Miley Cyrus" как можно более реалистичным - достигнуть той самой связи со слушателями. Тогда мы начали съемки второго сезона "Ханны Монтаны". Мне и так всегда было сложно выделить время на написание песен, а если прибавить сюда и съемки шоу, то... Всего час от всего времени для работы над песней, которая уже была начата, но по большей части я могла начать песню, лишь когда мне ничего не предстояло сделать. Поэтому после обеда, в самолете или в любых других случаях, когда находилось время, которое можно было бы назвать неограниченным, я приступала к написанию новых песен. А потом приходила в студию с несколькими готовыми песнями и некоторыми, которые до сих пор пытаюсь завершить.

На тот момент мы с Прекрасным Принцем были вместе около года, и в основном все было хорошо. Поэтому большинство песен на "Meet Miley Cyrus" посвящены ему, либо о нем. Я звонила ему каждый вечер со словами: «Я написала для тебя еще одну песню!» Возможно, людям интересно, как я могла писать столько песен всего об одном мальчике, но я могла бы написать о нем миллиарды песен. Сейчас я понимаю, что большинство песен на том альбоме были о Прекрасном Принце.

Не поймите меня неправильно. Наши отношения не были безоблачными. Но я воспринимаю их как свою ферму, где все уравновешено. Да, были и грозы, но грозы, бури - это естественно, как часть того, что должно происходить. Иногда я хотела, чтобы эти бури унесли меня подальше. А с другой стороны я бы охотнее оказалась в бесконечных днях с голубым небом.

В каком-то смысле мы сами решили, что нам нужно сделать паузу. Я думала, расставание поможет нам. Мне было очень плохо, когда я появилась песня "Girls Night Out", с помощью нее я хотела заставить себя улыбаться. Но сразу после я написала "Right Here", чтобы сыграть ее для него и рассказать, как сильно я его любила. Чтобы сказать: «Что бы ни случилось, я буду с тобой. Не зависимо от того, где мы окажемся». А потом еще несколько песен на альбоме, например, "Clear", о которых я думаю, как о песнях о "предрасставании", когда я представляла себе, что значит расстаться, как плохо будет в этот момент, и что это будут за эмоции.

По выходным я ходила в студию звукозаписи, как только получалось выделить время. Я работала над песнями дома, потом немного сидела и пыталась прочувствовать их, что-то поправляла то там, то здесь. И пока я полностью не «замучаю» песню, я шла и записывала ее. Порой в искусстве чтобы получить лучший результат, независимо от того, насколько для тебя это личное, тебе требуется помощь других людей. Если в мире я и могу кому-то доверять в плане музыки - это мой продюсер Антонина. Она - девушка мечты, моя ролевая модель. Когда я прихожу к ней с какой-то историей и частями песни, мы вдвоем превращаем это в настоящую песню, и я знаю, она никогда никому не расскажет с чего все началось, что значило и чего стоило. После того, как я запишу свою часть, мои продюсеры начинают свою работу над песнями, добавляют звуковые эффекты и инструменты. По мере доработки я получаю версии песен, слушаю каждую из них снова и снова, пока мы не сделаем их такими, какими представляем.

После трех или четырех месяцев в студии я получила его - мой первый альбом. Ну да, часть двойного диска. Ханна по-прежнему тащила меня за собой. Это именно Ханна помогла альбому продаться таким тиражом. Но как только я начинала беспокоиться, что всем своим успехом я обязана Ханне, я одергивала себя: «Минуточку! Я и есть Ханна». Я долго работала, чтобы стать этим персонажем и сделать его своим. Так что Ханна не тащила меня за собой. Я сама вела нас обеих.

О! Скажи, Ты Видишь Это? (O! Say Can You See) Той весной меня пригасили для исполнения государственного гимна ("O! Say Can You See") во время обычая под названием "Катание Яиц" на Пасху в Белый Дом. Белый Дом! Я вся была в нетерпении, но, как ни странно, совсем не нервничала. Страх и беспокойство, испытываемые мной раньше на прослушиваниях и во время первых выступлений на сцене - все это прошло. Я выросла из этого. Думаю, рано или поздно, но через то проходит каждый из нас. Ты понимаешь, что у тебя есть всего одна жизнь, и ты должен прожить ее в полном объеме. Здесь не может быть места для нервов.

С мамой, бабушкой и всеми танцорами мы прилетели в Вашингтон специально для этого события. Было довольно холодно для апреля, и мне пришлось одолжить у одной из танцовщиц, Джен, теплую одежду. Лаура Буш (да, верно, бывшая Первая Леди) представила меня публике. И потом я вышла петь на тот же, балкон, откуда президент обычно произносит свою речь. (Вам не кажется, было бы здорово, если бы каждый раз после речи президента на сцену выходил исполнитель и зажигал зал? Вы знаете... это ведь было во время Обращения президента «О положении страны», на котором находилась я и пела... Ох, дайте мне немного помечтать!) После выступления я спустилась вниз, где была большая толпа детей, Клиффорд Большой Красный Пес (ну или по меньшей мере человек, одетый в его костюм) и несколько важных политиков, слоняющихся из стороны в сторону. Я даже пару раз прошлась к Южному Газону резиденции.

Катание Яиц происходило как раз в то время, когда я написала песню "Girls Night Out", думая а Прекрасном Принце, находясь в разлуке с ним. Мы оба были очень молоды, и жили довольно странной жизнью.

Но так случилось, что он тоже был приглашен на это мероприятие. Как только я увидела Прекрасного Принца, мое сердце перевернулось. Все наши ссоры, все, что было сказано, как тяжело это могло бы быть и то, что мы решили сделать передышку - это больше не имело значения. В моем сердце не осталось вопросов. Мы снова оказались вместе. А, возможно, никогда и не расходились. Было ясно одно - в мире все происходит так, как должно быть.

Да, со мной и до этого случались удивительные вещи. Я никогда не забуду тот день - выступление в Белом Доме, представление моей бабушки Лауре Буш и то, как я снова влюбилась в Прекрасного Принца.

О Лице (About Face) Так я и жила. У меня была работа, о которой я всегда мечтала. У меня были потрясающие друзья и семья. Я набирала все более высокие очки в игре Guitar Hero. (Ну ладно, хорошо, я по-прежнему была на уровне "hard", но по меньшей мере мне это приносило массу удовольствия.) Все складывалось хорошо (даже нет: прекрасно). Но в какой-то момент все пошло не так.

Однажды утром я просто не смогла встать с постели. Это было где-то в конце второго сезона "Ханны Монтаны". Тогда происходило очень много вещей. Шоу стало настолько успешным, что Ханна Монтана превратилась из простой героини сериала в раскрученный бренд. Скоро должен был начаться тур, выходили альбомы, пресса, реклама, благотворительные акции и даже коробки для завтрака. Я бы не удивилась увидеть у себя дома туалетною бумагу от Ханны Монтаны. (Правда я не уверена на счет того, что бы я с ней сделала.) Звучит довольно захватывающе, так оно и было, пока каким-то образом я не отстранилась от всего этого. Руководство "Дисней" то и дело принимало различные важные решения, касающиеся Ханны. Мне же просто говорили, где я должна быть и во сколько. На съемочной площадке, после работы, в свои выходные я была полностью загружена. И это не могло не сказаться на мне отрицательно.

Я бы сказала, это было изнурительно, и приобретенная известность давила на меня, но не это стало причиной того, что я не смогла встать с кровати в то утро. По правде говоря, я не смогла сделать это, потому что моя кожа выглядела ужасно. Я не могла убедить себя, что выгляжу хорошо. И ничто не могло изменить это.

У моего отца в подростковом возрасте была плохая кожа, а теперь и моя постепенно ухудшалась с каждой новой серией. Я уверена, весь сценический макияж не мог мне помочь. И как только зеркало перестало показывать удовлетворительные результаты, люди в Интернете начали писать свои комментарии.

макияж стресс недостаток сна четырнадцать лет интернет-зависимость Красота таит в себе опасность. Мы всю жизнь пытаемся преодолеть недовольство собственным внешним видом. Это сражение, в котором невозможно победить.

Определения красоты как такового не существует. Единственный способ добиться красоты - это почувствовать ее изнутри, забыв о том, какие у тебя внешние данные.

Как я могла теперь показаться на работе? Я не могла позволить им снимать меня в таком виде. Как я могла выйти на улицу? Я не могла дать поклонникам сфотографироваться со мной. Обычно по утрам я хожу в спортивный зал. Но как было возможно спокойно заниматься, когда тебя окружают все эти зеркала?

Я больше не могла это выносить. Это были не просто прыщи. Я честно верила, что в этом нет ничего такого. Я отказалась вставать. Я не могла двигаться. Шли часы. Наступило два часа дня, мне нужно было быть в студии. Мама зашла в комнату проконтролировать меня, но она лишь еще больше напугала меня, сказав: «Я думаю позвонить папе. Он собирался лететь домой». Она хотела вытащить меня из спальни, вернуть в реальный мир, чтобы я вышла к солнечному свету. Но все было не так просто.

В конце концов в тот день маме удалось привести меня на работу, но темнота не проходила. Я видела себя в макияже или «отфотошопленную» в журналах, и мне нравилась отретушированная версия самой себя. А потом я подходила к зеркалу и попадала в реальность. Вы знаете, насколько все эти журналы фальсифицируют действительность, что никто из моделей или звезд не выглядят в реальной жизни так, как когда над ними поработают дизайнеры, стилисты, визажисты и фотографы в Фотошопе? Так что если вы когда-нибудь захотите выглядеть как Майли Сайрус на каком-нибудь фото (я не самовлюбленно говорю, что вы бы хотели этого), всегда помните: Майли Сайрус выглядит не так, как Майли Сайрус на той фотографии. Уж я то знаю это! Тогда я зациклилась на своем внешнем виде. Я сидела, часами уставившись в зеркало, ненавидя себя изнутри и снаружи. Если все внимание приковано ко мне, то почему я так выглядела?

Это началось с моей кожи, но очень быстро перешло и на остальное. Мне не нравилось то, как я выгляжу, мое тело, моя индивидуальность и все, что касалось меня. Зачем Бог сделал это со мной? Знаю, знаю, звучит театрально. Пара прыщей не превратили меня многострадального человека. И тем не менее они меня ослабили. Ведь я подросток. В лучшую пору я понимала, что такие поверхностные вещи не имеют особого значения.

Я понимаю, что сама позволила этому продолжаться. Но это не означает, что теперь я всем довольна.

По меньшей мере нам было необходимо вылечить мою кожу. Поэтому я отправилась к дерматологу. Я возлагала на него большие надежды. Я знала: это Лос-Анджелес.

Врачам здесь известны все волшебные способы моментально сделать внешний вид актеров безупречным. Я думала, что они смогут словно заретушировать меня, но в реальной жизни, скрыть недостатки до того момента, как мне исполнится двадцать лет. Да, не так много.

Если у Вас когда-то было акне, Вы прекрасно знаете, что немедленного разрешения этой проблемы не существует. Я вышла из кабинета в гораздо более убитом состоянии, чем вошла в него. Мама пыталась рассуждать вместе со мной. Она сказала: «Каждый день, когда ты просыпаешься, у тебя есть выбор. Ты можешь либо обидеться на весь мир, либо ты не позволишь ничему воздействовать на тебя подобным образом. У тебя не будет этой проблемы вечно. Мы работаем над этим. Но сейчас ты должна понять, что в мире существуют еще более худшие вещи». Я знаю, такому подходу к жизни мама научилась у бабушки. Бабушка всегда говорит: «Все, что ни случается, все к лучшему». Но на этот раз я просто закатила глаза. Худшее, конечно же, было. На тот момент я выглядела ужасно и была зациклена на этом. Но мама продолжала говорить: «Я знаю, тебе это особо не поможет, но тебе нужно решить, как дальше с этим жить. Ты можешь злиться и расстраиваться. А можешь сказать себе, что у тебя есть проблемы с кожей так же, как и у всех остальных». Я слышала все, что она говорила, но слова не доходили до меня. Я не могла - не желала - прислушаться к этому.

Весь конец сезона был для меня ужасен, не самое лучшее мое время. На площадке я ни с кем не разговаривала, ходила хмурая, опаздывала. Большинству знакомых я ничего не рассказывала. Практически никто и не представлял, что со мной происходит, хотя однажды помощник режиссера (ПР) сказал: «Где Майли? Это не наша Майли». И он был прав. Это была не я. Обычно я стараюсь не зацикливаться на подобных удручающих мыслях, но в этот раз я не могла избавиться от них.

Когда ПР подошел ко мне и спросил, что со мной происходит, я рассказала ему о своей коже (хотя это была лишь часть проблемы), и он поведал мне о собственной борьбе с акне.

Я посмотрела вокруг и поняла, что здесь у каждого есть своя собственная история о преодолении трудностей. Я знала, что я не единственный подросток, у кого есть акне, но я также поняла, что люди продолжают жить, несмотря на это. Ты борешься. Ты побеждаешь. Ты вырастаешь и строишь свою карьеру. И ты запоминаешь эти большие/маленькие проблемы. В этом состоит человеческая природа. Разговоры с ПМ, с моей мамой не принесли мне волшебного лекарства, но постепенно я начала заставлять себя вставать с кровати. Это было лучшее, что я могла сделать.

По окончании сезона я была занята больше, чем когда-либо. Мне предстоял концертный тур, и времени на различные раздумья у меня не было. Я постоянно танцевала, волновалась, работала допоздна. Это помогало. Когда я возвращалась домой, и эти заботы исчезали, ненависть к себе снова давала о себе знать. Я потеряла перспективу..

Самая Счастливая Девочка На Свете (The Luckiest Girl in the World) Потеря перспективы не случилась только из-за проблем с кожей. Внимания, которым я была окружена, было слишком много даже для любимого среднего ребенка семьи, вроде меня. Это сильно задевало меня. В результате я полностью уходила в себя и не чувствовала счастья. Я прекрасно понимала, что вокруг достаточно проблем поважнее моих, но видеть что-то помимо них я была не в состоянии. Я не принадлежала самой себе.

Звездный статус изменил меня. Я больше не была Майли. Теперь я стала Голливудом.

Что-то нужно было менять.

Помните, я рассказывала, что когда была маленькой, отец всегда относил цветы и игрушки, подаренные ему на концертах, в детский госпиталь? Да, этим он занимался постоянно. Я ездила туда вместе с ним и представителями церкви. Когда я начала работать над "Ханной Монтаной", то сразу приняла решение заниматься тем же. У этих детей редко бывают поводы для радости и веселья. Они не имеют возможности изменить ситуацию, в которой находятся. Они злы на все, но обвинить в этом некого. Невозможно облегчить их болезнь и страдания. Но многие из них были поклонниками шоу, и я приехала как раз, когда они смотрели его, и на эти тридцать минут они забыли о своей боли, и, возможно, почувствовали себя немного более счастливыми.

Когда вышел второй альбом "Meet Miley Cyrus" я по-прежнему находилась в состоянии депрессии, паники и занималась самобичеванием. Я отправилась в госпиталь, чтобы подарить каждому ребенку новый диск. Я видела улыбки детей, которые не улыбались уже долгое время. У одной из девочек усилились показания пульса, когда она пришла познакомиться со мной. Она проходила очередной курс химиотерапии. У нее не было волос на голове, и жить осталось совсем мало времени. Когда я отдавала ей диск, она сказала: «Я самая счастливая девочка на свете». Это было тяжело. Она умирала у меня на глазах.

Я не представляю, как это - рак в детском возрасте. Мой дедушка был большим, сильным мужчиной, но рак заставлял его плакать, и я знала, если он плачет, то сейчас ему больнее, чем кому бы то ни было. Представить, как ребенок справляется с этим... Переносить болезнь, когда ты должен играть в мяч или играть принцессу или прыгать через скакалку... Маленький ребенок, который еще ничего не видел в своей жизни, нуждающийся в помощи, чтобы пройти через это - это просто невыносимо.

Если такой небольшой жест как поездка и немного музыки могут сделать ребенка счастливее, я хочу совершать подобные поступки так часто, как только это возможно.

Когда я там, я не хочу уезжать, пока не удостоверюсь, что каждый из них улыбается.

Когда я не могу нанести личный визит, я звоню детям в госпиталь. Когда я не могу позвонить, я записываю видео для них. Это не тщеславие. Я не говорю себе: «О, я - Майли Сайрус, и я такая особенная, что могу изменить жизнь детей». Но если эта профессия дает мне определенную силу, я хочу использовать ее в правильном направлении. И если я могу сделать чей-то день немного ярче, бесспорно, я сделаю это.

Вернувшись в тот день домой, я почувствовала небольшое изменение в своем мрачном настроении. Мне было очень грустно, я погрузилась в молитвы о тех детях. То, что я увидела страдания детей и их стремление выжить, стало толчком для меня. Как я теперь могла думать о своих проблемах с кожей и заниматься самокритикой, когда существует столько вещей, за которые я должна быть благодарна?

Две недели спустя, я познакомилась в Ванессой, человеком, навсегда изменившим мою жизнь. Это было перед встречей, устраиваемой "Дисней" в госпитале в Лос-Анджелесе.

Ей было всего девять лет, и она страдала от кистозного фиброза. В тот вечер на ней был костюм Золушки. (*Нет, "Дисней" мне за это отдельно не приплачивает.) Но выглядела она словно Ариэль из "Русалочки". (**В смысле "Дисней" заплатил мне, чтобы я написала, но мне не говорят, о чем именно писать.) У нее были зеленые глаза, смуглая кожа с веснушками и блестящие красные волосы. Я сказала: «Ты такая красивая», и она мне: «Ты тоже», а затем обняла меня. В этом было что-то, что сильно затронуло меня. Она показалась мне ангелом. Что-то промелькнуло между нами. Я просто поняла, что нам суждено стать друзьями. Словно как, когда я повстречала Прекрасного Принца. Дружба с первого взгляда. Мы долго разговаривали, и когда нужно было уходить, я попросила маму обменяться электронной почтой с ее мамой, чтобы мы могли поддерживать связь на расстоянии.

В тот вечер после диснеевской встречи мне нужно было идти в студию для работы над новой песней. Но когда я пришла туда, то ничего не смогла сделать. Я чувствовала, что вот-вот заплачу. Я сказала, что неважно себя чувствую, чтобы как можно скорее покинуть студию, потому что я не могла лить слезы у всех на глазах. Петь было невозможно.

Музыка - это все для меня, я обожаю находиться в студии. Но в тот момент я лишь хотела пообщаться с Ванессой, чтобы удостовериться, что с ней все в порядке.

Я стремилась быстрее вернуться и увидеть ее снова, но мама не смогла найти e-mail ее мамы. Мама всегда все теряет (*но сама она отрицает это). Она теряет собственный телефон по меньшей мере раз в день. Таким образом мы вернулись в госпиталь, не имея понятия как сможем найти Ванессу. Я даже не знала ее фамилии. Я вообще ничего не знала, кроме того, что Ванесса необыкновенная. На ресепшен в госпитале нам ничем не смогли помочь, параллельно мы разговаривали с папой, находившимся дома и просматривавшим мамины вещи. Наконец появился директор госпиталя, знавший, кто такая Ванесса. Он сказал, что она на неделю отправилась домой. Так что через неделю мы сможем вернуться и устроить ей сюрприз. Во мне странным образом сочетается зрелость и одновременно незрелость для моего возраста, и тоже самое с Ванессой. Между нами установилась особенная связь, быстро превратившая нас в друзей.

Я пригласила Ванессу зайти на съемочную площадку. Она находилась на воздухе и не переставала кашлять. Мама немного побила ее по спине, чтобы остановить кашель. Мне сказали, что она может дожить как до тринадцати, так и до двадцати. Ей нужно было очень бережно относиться к своему здоровью, чтобы не заболеть. Я помогла ей надеть маску. И когда она захотела попросить у мамы блеск для губ, она ей запретила, так как в нем могут быть бактерии. Ванесса заплакала. «Каждый, кто захочет, может накраситься», - сказала она, и я поняла, что это было лишь вершиной айсберга.

Я молилась Богу, чтобы он помог мне избавиться от чрезмерного самолюбия и зацикленности на себе. Все, что я могла сделать - это включить новости или вернуться в воспоминания о страдающих детях, с которыми я познакомилась и понять, как ужасно я играла. После встречи с Ванессой все помешательство на моей коже и пустота, которую я чувствовала - все исчезло.

21 сентября 2007 года.

Сегодня последний день второго сезона "Ханны Монтаны". Да, эта поездка подошла к концу, но это означает лишь начало нового пути. Я никогда не позволю умереть своим мечтам и всегда буду напоминать себе обо всем хорошем, что мне дала жизнь. Я буду продолжать верить, что могу сделать все, что пожелаю, и Христос всегда будет на моей стороне.

Я никогда не забуду все, что мне дано. Через месяц я отправляюсь в свой первый сольный тур, где буду находиться в окружении семьи и друзей.

Я счастлива!

Это было одним из подарков, полученных от Ванессы - перспектива. Ты не можешь внезапно обзавестись какими-то целями только из-за того, что мама сказала тебе сделать это (мило - снова и снова, но по-прежнему мило). Тебе нужно научиться видеть многие вещи, действительно видеть их, прочувствовать, жить ими, понять что важно, а что не очень, что действительно имеет значение, а без чего ты сможешь обойтись.

Я не говорю, что теперь я даже иногда не впадаю в это состояние. Когда я читаю в интернете, будто люди думают, что у меня очень толстые лодыжки (как у свиньи), меня это выводит из себя. Отец говорит: «Все в порядке, дорогая. У всех женщин в семье Сайрус такие ноги. Это наследственное. Ты должна гордиться этим». Спасибо, папа. Я никогда не считала, что у меня самые тонкие ноги в мире. Но теперь мне пришло интернет-подтверждение, что мои знаменитые лодыжки видны всем и каждому. Я была настолько расстроена всеми этими комментариями, что мама конфисковала у меня компьютер.

Больше всего мы не защищены в моменты, когда теряем уверенность в собственных силах и начинает казаться, что другие смотрят на нас и осуждают. Все должно быть наоборот. Нужно чувствовать, что если люди смотрят на тебя, то ты им не безразличен. Это то, что мы должны донести друг до друга - внимание к тебе - это знак поддержки, а не пренебрежения.

Мне шестнадцать. Мне есть, что вспомнить. Как перед тобой всегда должны вставать перспективы, если ты еще так мало видел в жизни? Не думаю, что это возможно. Но попробовать стоит. Я хочу быть человеком, нацеленным на позитив. У меня невероятная жизнь, и я не перестаю быть благодарной за это. Я стараюсь не забывать, что жизнь склонна бросать нам вызовы. Люди могут быть злыми, злопамятными, завистливыми, обидчивыми или постоянно осуждать кого-то. Или им действительно могут не нравиться мои лодыжки, и им важно поделиться этим публично на форуме! Да что угодно. Это часть пути, и я не променяю его ни на что. Это я и говорю себе (и мама напоминает мне), когда подлость и посредственность дает о себе знать. Сохранять перед собой перспективы - это работа, и как все, за что я берусь, я выполню ее на 110 процентов.

Встречи, Приветствия, Пение, Сон (Meet, Greet, Sing, Sleep) 14 октября, Сегодня первый день нашего тура, мы в Сент-Луисе, в последующие три дня будут проходить репетиции, а затем состоится самый первый концерт, где я буду вместе со своими друзьями и Jonas Brothers - это обещает стать невероятным. Я вся в нетерпении перед началом, мне предстоит делать то, что я люблю с людьми, которых я люблю.

Сегодня мы виделись с папой и прекрасно провели время.

Майли Сама идея отправиться в Best Of Both Worlds тур меня воодушевляла. После поездок в тур с моим отцом и The Cheetah Girls я уже имела представление о том, как автобус становится твоим домом, что значит стоять за кулисами и ждать, когда заиграет музыка, и слышать, как тебе подпевает весь стадион. Но на этот раз люди будут скандировать не имя моего отца или Ханны, если уж на то пошло, они будут приветствовать меня!

На протяжении моего первого тура на разогреве у The Cheetah Girls я всегда выступала в роли Ханны. Теперь же помимо этого мне предстоит выступать под своим собственным именем. Возможно, люди в зале не заметят большой разницы между этими выступлениями, но я хочу сказать о том, что хоть и использую один и тот же голос для исполнения песен, мне это приносит абсолютно разные ощущения.

Ханна несет в себе несколько иное послание. Ее песни в большинстве своем о том, что значит быть известным человеком, оставаясь в душе обычной девчонкой. Например, "Just Like You" или "Best of Both Worlds" довольно забавно петь, но у меня они не вызывают очень сильных эмоций. Когда в роли Ханны, то концентрируюсь на хореографии и движениях. В какой-то степени это даже легче, чем быть самой собой, но в то же время мне довольно сложно войти в роль этого персонажа (*и носить этот парик).

Исполнение собственной музыки - это самое классное чувство в мире. Мои песни о том, что действительно важно для меня. Потеря дедушки. Ошибки, совершенные мной в отношениях. Вещи, которые радуют или разочаровывают меня. Я чувствую их, и я чувствую лучший контакт с аудиторией.

И это была большая аудитория. Давайте быстро пробежимся по основным цифрам. The Best Of Both Worlds тур стал моим первым сольным туром. Он начался с середины октября 2007 года и продолжался до конца 2008. Всего было 68 концертов в 59 городах.

Каждый стадион вмещал в себя от 10.000 до 20.000 зрителей.

Знаете, как обычно перед выходом на сцену исполнителю говорят "чтоб ты ногу сломал!"?

Так вот, где-то через неделю от начала тура в Солт-Лейк-Сити со мной этого чуть не случилось. Это произошло во время исполнения "I Got Nerve", когда четверо больших, сильных танцоров должны были подбросить меня в воздух, а потом, разумеется, поймать.

Но в тот вечер толчок был слишком сильным, я взлетела выше обычного и опустилась быстрее и с большей силой, чем это планировалось. Танцоры не были к этому готовы. Я прошла сквозь их руки и упала на сцену. Конечно, это было в части выступления Ханны Монтаны. У Майли Сайрус подобных движений предусмотрено не было. Это не очень-то мое. Но проблема заключалась в том, что если Ханна Монтана повредит ногу, то же случится и с Майли Сайрус.

Мне повезло. На этот раз моя нога осталась в порядке. За долю секунды я поднялась и начала танцевать, но никогда прежде я не видела подобного удивления публики. По стадиону послышался шепот, словно каждый повернулся к рядом сидящему и произнес:

«Она упала!» И когда я продолжила петь, эти слова никак не выходили у меня из головы.

Оказаться в неловком положении - это самое худшее. Ты чувствуешь оцепенение всего тела и не знаешь, что необходимо сделать в данный конкретный момент. От этого нет способа избавиться. Это просто случается, и тебе нужно просто суметь забыть об этом.

Упасть подобным образом - это мой самый ужасный ночной кошмар. Это не причиняет тебе боли, но ставит в неловкое, затруднительное положение, и я ненавижу это чувство больше, чем что бы то ни было. Мне скорректировали хореографию, сделали то движение более безопасным, но на следующий вечер я безумно боялась, что меня снова уронят. «Не заставляйте меня делать это! Неужели я должна сделать это?» Я умоляла вырезать эту часть из шоу. Но в том движении содержался огромный заряд энергии, которую мы хотели передать публике.

Мама напомнила мне о черлидинге. Она была права - в черлидинге ты падаешь постоянно, с практикой ты учишься падать лучше, и потом ты падаешь еще больше. Ты никогда не убегаешь от этого. Думаю, моя тренер по черлидингу Честити сказала бы: «Не пытайся убежать». Но я продолжала бояться, каждый раз. Однажды я увидела кофейную кружку, на которой была цитата Ральфа Уолда Эмерсона. «Делай то, что боишься делать». Так я и поступила. Я продолжала держаться. Я просто сделала это. Теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что каждый день тура давал мне что-то новое, потому что каждый день я преодолевала собственный страх. Страх попасть в дурацкое положение удерживал меня от совершения того, что я хотела делать. Я вспоминаю об этом как о доказательстве того, что страх не дает тебе победить.

Я выступала практически каждый вечер, что сильно выматывало, но тем не менее тур был прост тем, что каждый день у тебя было одно и то же расписание.

10 (приблизительно) - подъем в автобусе 12:30 - Саундчек 13:30 - Прическа и макияж 15:00 - 17:00 - Встречи и приветствия 18:00 - Начало концерта 22:00 - Возвращение в автобус Каждый день завершался концертом. Утром по плану проводился саундчек (проверка звука), осуществлялась общая подготовка, потом начинались "встречи и приветствия", где присутствовали друзья друзей и победители конкурсов, кем бы они ни были. Я люблю своих поклонников, но каждый раз встречи проходили по-разному, там присутствовало много народу из руководства и других людей, каждому из которых от меня было что-то нужно, например, билеты на концерт, которых у меня никогда не бывает. Быть оживленной и дружелюбной с незнакомыми тебе людьми каждый день - это сложно. Ты постоянно слышишь лесть, касаемо всего, и это походит на шоу, игру без правил, где нет ни победителя, ни ограничений. Сколько бы я не отдавала времени и энергии, кому-то все равно будет хотеться большего.

Разумеется, родители всегда были со мной и помогали. Главным образом они не хотели отнимать у меня ничего из этого. Это моя работа, и они хотели предоставить мне больше самостоятельности. Но я могла слишком сильно окунуться во все это, в это чувство, что я должна выполнить каждую просьбу, воспользоваться каждой медиа-возможностью, пообщаться с каждым поклонником, поставить автограф на все, что попросят. Позже я узнала от мамы, что она специально запретила прессе общаться со мной. Ни единого интервью, радиошоу или появления на телевидении. Я немного возмутилась. Это моя карьера, и я бы хотела сама принимать решения. Но мама понимала, что мне самой будет тяжело сказать «нет». (Серьезно, спасибо, мама, ты просто спасла меня!) Это не последняя возможность откликнуться на просьбу или принять приглашение. Люди будут хотеть от тебя чего-то до тех пор, пока я ты не окажешься в состоянии, когда не сможешь сделать этого. Я еще очень молода, и порой окружающие забывают об этом. Включая меня саму.

Я не могу сделать счастливым каждого.

Каждый день тура был наполнен массой обязательств, затем мне предстоял концерт, и после, поздно вечером (когда я не могла заснуть, пока не упаду на подушку) на меня находили бесконечные мысли. Мой брат Трейс в Европе. У меня не было времени, чтобы приехать к нему. Должна ли поехать к нему? А моя сестра? Нужно ли мне беспокоиться о ней? Нужно ли мне думать о шоу? А поклонники? А семья? Забыла ли я кого-то поздравить с Днем рождения? Куда мне направлять свою энергию? Заслужила ли я ту жизнь, которой живу? Над моим туром трудится огромное количество человек. Масса людей приходит на каждый концерт. Я - центр всего этого, и мне не хочется делать свою работу на автомате, только потому что кому-то из продюсеров или маркетологов это показалось неплохой идеей, или потому что я хочу заработать побольше денег, или даже потому что мне нравится выступать, и я хочу познакомить людей со своей музыкой.

Папа говорит: «Не каждому суждено стать священником. Существуют различные пути отразить свет. Если ты умеешь сделать так, чтобы люди смеялись, пели, танцевали и радовались этому миру темноты - это самое главное». Важно уметь спросить себя, почему ты делаешь то, что ты делаешь и какова цель всего этого в общем понимании. Я спрашиваю себя постоянно.

Во время тура The Cheetah Girls я выступила перед больными раком. Я никогда не забуду, что чувствуешь, стоя на сцене перед детьми, которые не могут быть счастливы каждый день. Я дала себе обещание, что всегда буду выступать перед людьми, для которых это важно по причинам, которые важны для меня.

После знакомства с Ванессой кое-что стало для меня яснее, чем прежде. Я знала, что хочу оказывать реальную помощь тем, кто нуждается в ней. Над туром я работала вместе с Бобом Кавалло и Hollywood Records. Одной из кампаний, которую курировал Боб Кавалло, стала отдача одного доллара с каждого проданного билета в "City of Hope" ("Город Надежды") - центр помощи больным раком. Когда тебе удается заставить людей смеяться, петь и танцевать - это просто невероятное чувство, но мне хотелось дать нечто большее, чем надежда таким людям, как Ванесса. Не знаю, была ли в курсе публика или нет, но каждый из них (с помощью меня) отдал по одному доллару в "City of Hope". Мы объединили наши усилия в помощь людям, страдающим от раковых заболеваний. Когда мы с семьей впервые приехали в Лос-Анджелес, нашей целью было постараться привнести немного света в этот темный мир. И теперь это то, что мне удалось сделать.

Каждый раз, выступая на сцене, я продолжала помнить: то, что я делаю сейчас - это нечто большее чем то, что увидел или почувствовал каждый сидящий в зале.

Несмотря на все хорошее, что происходило, постоянное нахождение в дороге приносило мне одиночество. Мы никогда не находились на одном месте больше одной ночи. Автобус был моим домом. Я спала на встроенной кровати. Очень часто мне хотелось взять передышку и действительно вернуться домой. Но к счастью в туре со мной вместе находились друзья и семья. Люди, которые помогли мне пройти через это. Я старалась представить их своим домом. По-моему, существует такое выражение, да? Дом там, где находится твое сердце.

Знаю, я очень много говорю о своих мечтах. Но как я могу не делать этого, когда моя жизнь совершила столь немыслимый, неожиданный, захватывающий поворот навстречу потрясающему? Тур стал тем огромным, тщательно обдуманным, вскружающим голову желанием, которое сбылось. Мне нужно было понимать: что-то должно пойти не так. Это неизбежно - с течением времени наши желания угасают, либо меняются.

Песни о Ненависти Существовать Не Может (No Such Thing as a Hate Song) Я и Прекрасный Принц расстались 19 декабря 2007 года. Самый тяжелый день. Было чувство, будто моя жизнь остановилась, в то время как остальной мир продолжал идти своим чередом. Я была в туре. Люди рассчитывали на меня, но голова не работала, а сердце было ошеломлено.

Я привыкла использовать слова, чтобы установить связь с людьми, и мне всегда казалось, что стоит дать словам волю, сказать то, о чем думаю, это обязательно будет искренне, от сердца и легко для понимания. За день до окончания тура я исписала десять страниц, спереди и сзади о том, за что полюбила Прекрасного Принца, как я буду ждать его, и почему мы должны быть вместе. Когда я люблю кого-то, то отдаю этому чувству всю себя. Но что делать, когда любовь уходит?

Глубоко внутрия понимала, что мы не отдавали от себя все лучшее. А это было то, чего я хотела от отношений и, как мне казалось, заслуживала. Прилагать все собственные усилия и приносить только лучшее другому человеку.

И все же...

Я была в ярости, когда написала "7 Things I Hate about You" ("7 Вещей, Которые Я Ненавижу В Тебе"). Мне хотелось наказать его тем, что причинило мне боль. Песня начиналась со списка того, что я ненавижу (*твое тщеславие, твои игры, твоя неуверенность), но я не ненавистник. С самого начала мое сердце знало, что эта песня будет о любви. Почему я посвятила ему песню о любви? Потому что я не ненавижу его. Я не даю себе ненавидеть кого бы то ни было. Мое сердце работает не так. Эта песня о том, как бы я должна была его ненавидеть, но не могла и не знала почему. Эта песня о том, чтобы прощать, но не забывать.

Существует огромная разница между тем, что ты знаешь, и тем, что ты чувствуешь. Вот то, что мне было известно: «Мне всего шестнадцать лет». Большинство людей, оглядываясь назад, когда им было шестнадцать, говорят: «Тогда я совсем ничего не знал(а)». Я же точно знаю, что мне нужно, и что я хочу видеть в своем молодом человеке, и должно быть это склонно измениться, потому что мне самой предстоит множество изменений. Я все это понимаю. На самом деле.

А вот то, что я чувствую: «Сложно представить, что наша любовь - это история, у которой есть конец». Но вы знаете, благодаря этому я по меньшей мере написала несколько действительно отличных песен.

Еще Один Ангел (Another Angel) 31 октября 2007 года.

Сейчас 01:02 ночи, и я не могу заснуть из-за новости, которую мне сообщили около одиннадцати вечера. Моей лучшей подруге, моему герою, сестре, которую Бог забыл подарить мне, человеку, который является для меня всем, осталось жить 24 часа. Не понимаю, почему так происходит, и почему это должно закончиться, но мне известно лишь одно - теперь у меня появится новый ангел, который будет всегда наблюдать за мной, и зовут ее Ванесса.

Моя подруга Ванесса была тяжело больна. (*Помните? Маленькая слабенькая девочка, выглядевшая словно ангел?) Мне сказали, что счет пошел на часы. Но я отказывалась признавать это. Когда я позвонила в госпиталь в надежде услышать, что ей стало лучше, потому что я хотела верить в это, ее родители сказали: «Майли, она умерла».

Я не могла понять это. Она была мертва? Но ведь она такая маленькая. Я не могла принять это. Как она могла умереть? Как Бог мог решить, что ее миссия в этом мире выполнена?

Никогда прежде я не теряла друга. Я была сломлена.

Это случилось поздно ночью. Мы остановились у Walmart на непонятном перекрестке. Я не могла вернуться в автобус. Мне было нужно, чтобы все вокруг остановилось. Я немного прошла к лужайке, занесенной снегом, и упала. Я чувствовала, как острые листья замороженной травы впиваются в мои голые руки. Я лежала на спине, уставившись в большую надпись "SUPERMART" ("супермаркет"). Ванессы больше нет, и меня не было рядом с ней в последние минуты.

Через какое-то время Линда, моя учительница, и мама подошли ко мне. Линда сказала:

«Посмотри, сколько счастья ты принесла ей. Ей было хорошо в эти последние несколько месяцев». А мама сказала: «Ты знаешь, что она нуждалась в тебе. Но, кажется, ты не осознавала, как тебе нужна была она».

Мэнди Терапия (Mandy Medicine) Создавалось ощущение, будто я теряю всех, кто для меня важен. Я чувствовала себя одинокой и брошенной на произвол судьбы.

А потом появилась Мэнди. (*Мэнди, как ты себя чувствуешь, узнав, что я назвала главу твоим именем?) Мы были знакомы уже давно, она танцевала со мной с тех пор, как я начала выступать в роли Ханны Монтаны. Однажды вечером во время тура мы вместе выходили из бассейна в каком-то непонятном отеле, где был припаркован наш автобус. Мэнди пережила тяжелые времена, связанные с друзьями. Я потеряла свою первую любовь. Ванесса покинула эту землю. Мы с Мэнди уселись на кровать в ее номере, и я спросила: «Слушай, хочешь, мы станем лучшими подругами?» На что она ответила: «Да». Все случилось внезапно. Неожиданно. В шутку. Но потом произошло что-то потрясающее. Обещание дружбы закрепилось.

Помните, я говорила, что когда ты находишься в туре, твоим домом становятся люди - друзья и семья? Я довольно сильно старалась отгородиться ото всех. Смерть Ванессы напомнила мне, что я должна позволить себе нуждаться в ком-то. Перестать отталкивать людей от себя. Бороться за дружбу. С Мэнди мы играли друг с другом словно два маленьких ребенка, как будто нам столько же, сколько моей младшей сестре. Сердце ребенка очень уязвимо, легкомысленно и наполнено смехом. С самого начала мы позволили нашей дружбе оставаться молодой вместо того, чтобы стать сдержанными и сухими. И это было невероятно. Словно я снова смогла дышать, а мое сердце начинало излечиваться.

Когда тур подошел к концу, мы с Мэнди решили открыть свой канал на YouTube. Мы дурачились, разбавляли игрой на камеру ежедневную танцевальную рутину, просто бездельничали, а потом решили загрузить все это на YouTube. Клянусь, врачи должны вписывать в свои рецепты создание видеороликов для YouTube. Это лучшее лекарство для разбитого сердца. Сначала все это делалось только ради забавы, а потом нам предложили посоревноваться с другой танцевальной командой ACDC (the Adam/Chu Dance Crew), и мы тоже превратились в команду - M & M Cru, отсняв несколько видео. Это было очень клево и по-прежнему делалось только для развлечения, но в работу над роликами было вовлечено большое количество народу. И когда борьба завершилась, мы вернулись к тому, с чего начинали - к старому Майли и Мэнди Шоу, где были просто мы, которые занимались ничегонеделанием и отвечали на вопросы зрителей из серии какие у нас любимые группы, брали интервью у моего папы и сестры. Либо снимали как Мэнди смотрит Scary Maze Game (онлайн игру), что сильно ее бесило. Это, наверное, любимое у меня.

Наша дружба с Мэнди - это, разумеется, не только съемка видео и совместное времяпровождение. Мой младший брат Брейсон теперь намного выше меня, но как-то мы поссорились между собой из-за какой то глупости из серии, что он дал мне не ту зарядку для телефона. Ситуация дошла до того, что он толкнул меня к холодильнику, и мне было действительно больно. Я ростом 5'4 дюйма (163см.), а он - 5'10 (178см.). Тринадцать лет и 178 сантиметров - можете себе представить? Он большой. В любом случае я была расстроена из-за этого случая, и что я действительно хочу сказать про Мэнди, это то, что всегда, когда мне нужно, она готова прийти на помощь. Если подруга мне понадобится в четыре утра, она будет здесь через пять минут, и она знает, что я всегда готова сделать то же для нее. Мэнди старше меня, она помогает смотреть на вещи с разных сторон. Когда мы поругались с Брейсоном, она пришла ко мне и оставалась рядом, пока я не заснула.

Кто-то может подумать, что это довольно странно, но на самом деле все гораздо глубже. Я считаю, если ты не можешь в чем-то положиться на друга, то это не настоящая дружба.

Определенно, нам нужно завести бойфрендов в одно и то же время, чтобы не сойти с ума от тоски друг по другу.

Снова Дома (Home Again) Знаю, это звучит нереально, но съемки первого фильма "Ханна Монтана" стали настоящим отдыхом. Да, это была полнометражная картина. И никогда прежде в фильме мне не доставалась главная роль. Да, я снималась практически в каждой сцене. Да, иногда мне приходилось играть, петь и танцевать одновременно вместе с огромным количеством актеров, число которых порой доходило до 1500. Но до этого я провела четыре месяца, живя в автобусе, выступая по несколько часов в день и ложась спать каждый раз в новом городе. А сразу после приступила к записи альбома Breakout. Так что пройдя через все это возвращение в Теннесси - родной дом - место съемки фильма - казалось самым лучшим отдыхом, о котором только можно мечтать.

Каждую ночь я спала на нашей ферме во Франклине. Со мной находилась моя семья. Мои животные. Я могла расчесывать хвосты моим лошадям и наблюдать за жизнью своих куриц. Когда вечерами удавалось понаблюдать за заходом солнца, я сидела и понимала, что для меня это самое большое благословение. Забыть о фильме. Забыть о сумасшедшем графике работы и безумии в прессе, связанным со съемками. Забыть о том, как мое время расписывают по часам. Забыть о том, что значит просыпаться с мыслью: «Я должна одеть это, чтобы выглядеть хорошо». Забыть о нехватке уединения. Когда ты один посреди акров земли, все это кажется очень далеким от тебя. Никто и ничто не способно достать тебя. Жизнь замедляется. Даже Эмили сказала, приехав сюда: «Теперь я понимаю, почему ты никогда не хотела уезжать с фермы. Здесь полная безмятежность». А Эмили - девушка городская до мозга костей. Как я и говорила: расслабление.

Мое самое любимое занятие дома во Франклине - это долгие прогулки верхом в компании отца, чем мы всегда занимаемся. Иногда мне кажется, будто лошади особенно заботливы по отношению ко мне. Они идут медленнее. Они смотрят, чтобы не наступить в яму. Они могут спотыкаться, но со мной - никогда. Я катаюсь на них с раннего детства, и они до сих пор считают меня маленькой девочкой, которой нужна забота. Но пока проходили съемки фильма, я каталась на своей лошади, жеребце по имени Роам. Однажды он испугался змеи в траве. Он задрожал, начал брыкаться и становиться на дыбы.

Вы когда-нибудь попадали в автомобильную аварию? Вы знаете, как долго тянутся все разбирательства? Когда у тебя в голове за две секунды проносится тысяча мыслей?

Примерно так и было, когда Роам впал в этот ужас.

Может, это прозвучит банально, но никогда не давайте лошади упасть на себя. Лошади - большие животные. По моим подсчетам некоторые наши лошади весят около килограмм. Я же в десять раз легче. Кто здесь победит? Кто кому причинит боль? Легко крикнуть: «Нет, Роди!», - своей маленькой собачке. Когда знаешь, что ты больше и сильнее. Но когда ты верхом на лошади, ты должен держаться, несмотря на то, что это очень большой зверь. Если ты и не получишь травму от падения, он может случайно наступить на тебя - и ты покойник. Мой отец получил травму ноги из-за лошади. Он сказал, что это, как когда ногу переезжает автомобиль.

Все, о чем я думала в тот момент - мой конь все прыгает и прыгает. И я решила представить, будто нахожусь на родео. (Эх, были здесь папарацци!) Я крепко вцепилась и сохраняла невероятное спокойствие. Я внушала себе: «Этот конь меня не сбросит. Мы любим друг друга. Он заботится обо мне. Он защищает меня. Он не даст мне упасть».

Отец спрыгнул со своей лошади и помог мне слезть, как только Роам перестал лягаться.

Как только мое сердце прекратило сильно биться, мы направились к дому. На следующий день на съемочной площадке я не стала рассказывать об этом небольшом происшествии.

Не нужно говорить о том, что люди из кино совсем не готовы к тому, если меня хоть немного растопчет.

Ах, да. Визит Эмили. Все два сезона "Ханны Монтаны" мы с Эмили боролись за то, чтобы жить в согласии друг с другом. Но мы никогда не ненавидели друг друга. Теперь мы находились на съемках нашего фильма в Теннесси. В один из выходных нам нечем было заняться, и она решила заехать ко мне.

Мы отправились на прогулку на нашем четырехколесном внедорожнике, поехали в одно из наших владений, местечко, которое мы называем Шэк (рус."барак"). Это полуразвалившийся дом, по возрасту старее, чем само время. Там повсюду старинное барахло - ружья, медицинские пузырьки, обувь. Мы с Эмили поднялись по гнилой лестнице, очень осторожно, держась за руки. На улице начиналась гроза, и казалось, что ветер принес с собой еще целую кучу сокровищ. На полу были разбросаны пули. Какая-то вырезка из старой газеты. Ящик для льда (видимо, поднять это вверх ветру оказалось не по силам).

Потом в углу мы заметили что-то пушистое. Более того, что два пушистых. Сначала нам показалось, что там два детеныша динозавра. В Шэке все было очень диким, может, здесь и на самом деле были динозавры. Или нечто среднее между уткой и енотом. Утки. Помню, когда-то здесь в дымоходе водились хищники или индейки - в общем какие-то большие птицы. Но это оказались маленькие птенцы! Мы с Эмили долго стояли и смотрели на них.

Конечно, мы с ней не стали сестрами по крови и не приносили клятву о вечной дружбе, но этот момент стал запоминающимся, не связанным с нашими ссорами на съемках шоу и фильма. Мы поехали домой, чувствуя на себе свежий воздух, и могу поклясться, что-то в тот момент между нами изменилось.

Восхождение (The Climb) Прочитав сценарий к фильму "Ханна Монтана", я почувствовала себя по-настоящему счастливой. Я не хотела, чтобы он стал всего лишь удлиненной версией одной из серий шоу. Фильм должен быть более эмоционально насыщенным (и иметь более интересный сюжет), чем получасовая комедия. Вопреки всем ожиданиям сценарий оказался гораздо более глубоким - и это было то, на что надеялась я. И теперь мне предстояло подойти к игре с большей серьезностью.

По мере съемок сериала я все больше превращалась в актера, работающего по системе Станиславского. Этот метод подразумевает, что ты используешь свой личный опыт, чтобы в нужное время вызвать у себя определенные эмоции и перенести их на своего героя.

Когда нужно грустить, ты думаешь о том, что расстраивает тебя. Я потому и начала говорить о Ханне как о настоящем человеке, что я представляла себе ее реальной. Она вошла в мое сознание. В период съемок фильма, когда Ханна должна была вести себя как маленький ребенок, я сама вела себя как капризный ребенок, даже приходя домой. Я не имею ввиду, что прямо закатывала истерику, но была молчалива и рассержена, обдумывая образ у себя в голове. А потом, когда в фильме Майли снова становилась самой собой, питалась южной кухней и проводила время со своей бабушкой, я делала то же самое.

Я работала по девять часов в день, я танцевала, пела и играла, но когда ты находишься в Теннесси, время летит незаметно. Я была дома. Здесь находилась моя семья, бабушка была со мной целый день, каждый день. Все вокруг казалось очень знакомым, несмотря на то, что до съемок я была не во всех этих местах. В одной из сцен я сидела посреди большого поля маргариток, позади меня стояли огромные электрические вентиляторы, раздувающие на цветы теплый ветер. Если забыть о камерах, прожекторах и вентиляторах, нахождение там захватывало дух.

Меня напугал момент, когда мы снимались в сцене с Лукасом Тиллем, играющим Тревиса Броди, в которого по сюжету я была влюблена. Это была сцена, где мы вдвоем идем к водопаду, и наши герои начинают резвиться, словно они снова маленькие дети. Нам нужно было спрыгнуть с большой высоты прямо в водоворот в водопаде. А я - ужасный пловец. К тому же я уже не первый день питаюсь вредной жареной едой. Я чувствовала себя располневшей и знала, что мокрая майка прилипнет ко всем моим складкам - совсем не то, что я бы хотела показывать на камеру. Но больше всего я боялась прыжка. Если и этого не достаточно, скажу, что вода была очень холодная. Ледяная. Черт побери!

Страх - это единственная преграда, мешающая нам заниматься тем, что мы любим делать. Люди боятся путешествовать, пробовать новое, следовать своим мечтам.

Страх удерживает нас, когда мы можем жить той жизнью, для которой были рождены.

Лукас выполнил свой прыжок. И теперь он стоял и теребил воду на специальной основе в водопаде, выжидая, когда я прыгну. Я стояла на самом краю и не могла это сделать. Было слишком далеко. Я не пробовала воду, но знала, что там очень холодно. Мне казалось, что я умру. Бедный Лукас стоял там внизу, без рубашки, замерзший и кричащий: «Быстрее!

Ты должна спрыгнуть!» И наконец я сделала это. Там на самом деле оказалось ужасно холодно. Но вот что! Веселье стоило того. Когда я вылезла из воды, режиссер сказал: «Это было потрясающе, и твои лодыжки выглядели прекрасно!» Да, о моих лодыжках. На съемочной площадке они превратились в объект для шуток. Я говорила режиссеру: «Я не могу одеть эти шорты! Они открывают мои лодыжки», или что-то вроде этого: «Я не могу есть это жареное тесто, оно окажется у меня на лодыжках».

А режиссер всегда говорил: «Нам нужно попробовать еще раз, но, Боже мой, твои лодыжки выглядят отлично». Или так: «Прекрасная работа! И я даже не заметил твои лодыжки». Это как раз то, что я имела ввиду, когда говорила, что стараюсь все направлять в позитивное русло. «Лодыжки», конечно, доставали меня, но я справлялась с этим в одиночку. А также, можно заметить, что это довольно забавное слово. В общем мои лодыжки оказались на экранах камер на фоне прекрасного водопада в моем родном городе. Бывает и хуже.

А хуже было. Когда мы переехали из Нашвилла, я находилась на самой низшей ступени.

Клуб Анти-Майли - несколько плохих девчонок из школы - испортили мне жизнь.

Разумеется, с тех пор я часто возвращалась в Нашвилл, но на этот раз я приехала сюда как полноценная кинозвезда. (Ну да, тогда я еще не была звездой кино. Но я находилась на стадии съемок фильма - в общем близко к этому.) Когда я выступала с The Cheetah Girls, у меня было чувство, что я доказываю тем девочкам, насколько они не правы. Теперь же мне не нужно ничего доказывать. Те девочки сейчас вообще ничего не значат. У них нет силы, чтобы сделать что-либо ни мне, ни Ханне Монтане, теперь сила принадлежит мне.

У меня есть сила заставлять смеяться множество людей. В моем собственном кусочке мира это победа добра над злом.

Я оставила позади все свои проблемы, связанные с Теннесси, но он по-прежнему оставался моей родиной. В детстве я не прыгала в ледяные водопады, но тем не менее возвращение Майли Стюарт в Теннесси - дом Майли Сайрус - это было словно как жизнь подражает искусству, подражая жизни (как любит говорить мой папа). Это заставляет меня ходить по кругу, думать о жизни моей героини Майли как о своей и о моей собственной как о жизни Майли. Ханна Монтана, разумеется, полностью выдумана, но существует некая нить, связавшая реальное в моем мире и то, как меня воспитывали, пока я находилась вместе с отцом в музыкальном мире.

В фильме я пою песню, которая называется "The Climb" ("Восхождение"), которая, можно сказать, объясняет магию значения шоу для меня. Папа всегда говорит, что успех - это претворение в жизнь достойных целей и идей. Это означает, что лучшая часть - часть наибольшего успеха - это период, когда ты совершаешь шаги навстречу своей мечте.

Когда ты работаешь, чтобы достигнуть этого, но еще не находишься на самой вершине.

Это, как мне сказал Карл Перкинс, когда они с отцом охотились на кроликов без оружия.

Наслаждение, получаемое от самой охоты. Это о том, когда у тебя есть мечта, и как ты видишь ее в перспективе. Это о работе над тем, чего ты хочешь добиться. Это о восхождении на вершину.

В конце фильма, когда каждый из актеров доиграл свою роль, он получает финальные аплодисменты, означающие что режиссер подтверждает окончание работы с этим актером, и вся команда ему хлопает. В последний день съемок, когда каждый получил свои финальные аплодисменты, они позвали мою бабушку, находившуюся здесь каждый день, независимо от того, как тогда было жарко, или как долго шли съемки. Все встали, и бабушка получила свои заслуженные бурные аплодисменты. В тот момент мне показалась, что две мои семьи теперь превратились в одну.

Самая Ужасная Поездка В Моей Жизни (The Worst Trip Ever) Мой альбом "Breakout" вышел сразу после окончания съемок фильма. Я тут же занялась его продвижением, а также приступила к работе над другим фильмом "Вольт" ("Bolt") - анимационная картина, в которой я озвучиваю девочку по имени Пенни.

Когда мы планировали, каким будет альбом "Breakout", я вошла в студию с моими продюсерами Антониной и Тимом и сказала, что вижу его более рок-н-рольным и менее попсовым. Я хотела, чтобы альбом стал успешным, как бы глупо это не звучало, и в особенности, потому что это был мой первый альбом никак не связанный с "Ханной Монтаной". Но больше всего мне хотелось, чтобы он стал моей музыкой. Музыкой, которую я хотела писать. (И, конечнчо же, большинство песен на нем были о разрыве с Прекрасным Принцем! Я ведь тоже человек!) На 50-ой церемонии "Гремми" я вручала награду вместе с Синди Лаупер. За кулисами мы провели немного времени вместе, поговорили о Stones и других музыкантах - оказалось, у нас схожие музыкальные вкусы. А потом она посмотрела на меня и сказала: «Ничего не бойся. Люди растрачивают свою жизнь на страхи. Можно попробовать забросить лассо на Луну. Но только не делай этого из-за того, что кто-то сказал тебе, будто это неплохая идея». Я поняла, о чем она говорила. Это было как раз то, что я хотела от "Breakout". Для себя я отметила, что Синди Лаупер очень классная, и добавила в трек-лист альбома кавер на ее песню "Girls Just Wanna Have Fun".

Теперь наступило время продвигать альбом. И естественно чтобы появиться на шоу "Дорое Утро, Америка", я должна была вылететь из Лос-Анджелеса в семь вечера. Мы с мамой и сестрой Бренди летели на частном самолете, но не знаю почему, я и Бренди никак не могли заснуть. Мы были в немного взбудораженном состоянии, в самолете играли Bon Jovi и Coldplay, и мы смотрели фильм "Джуно". Мама не переставала говорить, что уже через несколько часов я должна быть на программе "Доброе утро, Америка". В общем-то уже наступило это утро. Она также напомнила, что это прямой эфир на государственном телевидении. И все же в конечном счете она сдалась.

Мы прилетели в Нью-Йорк в три утра. На шоу нужно было приехать к 4:30, чтобы успеть сделать прическу и макияж. Мы заехали в отель и попытались уснуть хотя бы на полчаса.

Нас трое. На одной кровати. Рост мамы 170 см. Бренди - 168 см. Я свернулась в клубок между ними и старалась уснуть, но мама не могла успокоиться, потому что волновалась из-за того, что я очень устала. Это было не очень хорошо.

Я "поспала" полчаса, потом отправилась на прическу и макияж, а затем на проверку звука перед шоу в шесть утра. Выступление должно было начаться в семь. Концерт не был проблемой. Публика дает мне силы, я люблю выступать. Все закончилось в 8:30. После этого мне предстояли "встречи и приветствия" с толпой людей. Тут я и начала чувствовать, что засыпаю на ходу. Но не тут-то было! В тот же день меня ожидало шоу "Today" ("Сегодня").

В машине по дороге к "Today" шоу меня "накрыло". Спать. Мне нужно поспать. Меня просто вырубало, я могла бы заснуть на несколько часов. К сожалению, проехать нам нужно было всего семь блоков. Две минуты отдыха - это словно съесть маленький кусочек вкусного печенья и остаться абсолютно голодной. Времени поспать хоть немного не было совсем, не уже говоря о более продолжительном сне. В девять утра я записала кое-что для "Today". Я прилагала максимум усилий, но была настолько уставшей, что ничего не запоминала. Все, что я знала, я говорила о том, как я волновалась, играя роль Хонки (Honky) - гусь-приз для Ханы Монтаны. Полный бред. После одиннадцати было еще больше интервью, около часа я провела на марафоне, рекламируя фильм "Вольт". К этому времени я еле-еле держала глаза открытыми. Я дала еще одно интервью, а потом мы с мамой и Бренди сели в машину и направились в аэропорт. Сквозь затемненное стекло автомобиля я видела, как папарацци гонятся за машиной. Домой в Лос-Анджелес я приехала в три часа дня, а следующим утром мне нужно было выходить на работу. И какая неожиданность - я была уставшая как собака.

Этот день показался мне самым тяжелым в моей жизни. Я понимаю, что реклама - это очень важно. И я всегда стараюсь подходить к этому с большим профессионализмом, как бы изнурительно порой это не было. Но если я знала, как ужасно это будет, почему я не спала в самолете? Вопрос на десять миллионов долларов. Неужели просмотр с Бренди фильма "Джуно" стоил того? Конечно, на следующее утро я уже не чувствовала так ужасно. Но тем не мене все это превращается в проблему, когда тебе шестнадцать, а на тебя возложены взрослые обязательства. От этого тебе не перестает быть шестнадцать лет.

(*Пока не исполнится 17!) Я ребенок. И именно поэтому мы занимались только большими рекламными кампаниями, а в остальных случаях решили, что пусть все идет само собой. Было довольно странно не делать всего того, что в моих силах, чтобы продвигать альбом, вышедший под моим собственным именем. Я очень горжусь им и люблю все с ним связанное. Но мне также нужно осознать всю реальность ситуации. Очень многое случается неожиданно, существует огромное количество возможностей. Я хочу использовать их все, но ко всему нужно подходить с умом (* спать, есть, иметь настоящих друзей, проводить время с семьей). Родители не перестают напоминать, что настанет день, когда в моей жизни перестанет случаться такое количество событий. И когда этот день придет, я не хочу оказаться "пустым" человеком.

Вопросы, На Которые Нужно Дать Ответы (Questions to Be Answered) Даже если не было необходимости заниматься продвижением альбома, я все равно давала и даю множество интервью на телевидении, радио и для журналов. И как я не пытаюсь оставаться самой собой, притворяться иногда приходится. Это происходит не из-за того, что я говорю неправду или пытаюсь быть тем, кем на самом деле не являюсь, просто иногда мне задают такие вопросы, на которые я не могу дать однозначного ответа.

Например: «Как ты проводишь свободное от работы время?» И что мне нужно ответить?

По-разному. Мне тут же хочется спросить у них: «А как Вы проводите свое свободное время? За компьютером? Да, и я тоже». Или иногда у меня спрашивают: «Что послужило вдохновением при написании "7 Things"?» Вы и так знаете ответ, все знают ответ, так зачем Вы задаете этот вопрос? Они пытаются расстроить меня или поставить в неловкое положение, потому что это придаст интервью "пикантность". Сложно дать нормальный ответ на вопрос: «Как это - быть Ханной Монтаной?» Меня спрашивали об этом тысячу* (*миллион) раз. А еще существуют все эти серьезные деятели шоу-бизнеса, которые притворяются, что путаются между Ханной Монтаной, Майли Стюарт и Майли Сайрус.

Все не так сложно. Просто посмотрите одну серию. И все станет понятно.

Любят задавать вопрос: «Каково работать вместе со своим отцом?» Но при этом никто никогда не спросит о моей маме, которая всегда готова прийти мне на помощь. Она для меня как сестра (и поверьте, порой мы с ней ссоримся как сестры), но она никогда не перестает быть моей мамой, старающейся уберечь от всего своего ребенка. Знаете, даже если меня и спросят о ней, с ответом возникнут некоторые проблемы. Вот что я вам скажу. Ей все равно, какая у меня работа, она просто хочет, чтобы я была счастлива. А еще она талантлива во всем, что делает. Она не определяет себя через мой успех или пытается жить со мной моей жизнью. Она нормальная мама. Мама, которая любит меня не за то, что я делаю, а просто меня как человека. Благодаря ей я всегда могу идти с гордо поднятой головой.

Мама настолько вовлечена в мою ежедневную жизнь, что я не могу подобрать слова, чтобы описать нас. Я имею ввиду, что просто могу позвонить ей, потому что в эти выходные мне предстоит вечеринка в честь собственного шестнадцатилетия из-за того, что я в бешенстве, потому что мое платье плохо сидит на мне. И мама как всегда с абсолютным спокойствием скажет: «Не волнуйся. Мы все сделаем, и будет как надо». Да, это что касается сегодняшнего дня, но помните ли вы ее со мной всегда, когда она приносит мне замену моей мертвой рыбе, дарит мне награду за черлидинг, привозит меня из Торонто в Алабаму за считанные часы, вытаскивает из кровати, когда я не могу подняться из-за проблем с кожей, поддерживает меня, учит, утешает, помогает найти свой путь? Она - мой герой, и я хочу быть на нее похожей. (*Ладно, об этом вы можете ей рассказать.) Что касается моего отца, то сложно дать ответ на вопрос о том, что значит быть на шоу вместе с ним. Я всегда говорю, что он для меня как лучший друг, и что мы забываем о работе, уходя со съемочной площадки. Я говорила это постоянно, миллиард раз. И это правда. Но, то же касается и мамы, как я должна рассказать обо всем этом в трех предложениях или даже меньше того? Это невозможно. Я никогда не описывала то как это, когда мы вместе. Никто не поймет. Поэтому я не могу искренне ответить на этот вопрос. Да это и не то, что от меня хотят услышать. Им просто нужен какой-то отрывок из того, что я говорю, чтобы потом вставить его в журнал, шоу и радиопередачу. Это не то место, чтобы рассказывать о человеке полностью. Но все это я должна делать, чтобы продвигать вперед свою работу. А я им нужна для рекламы их шоу. Вот мы и делаем свою работу максимально хорошо, насколько у нас это получается. Я стараюсь быть объективной, и я стараюсь быть настоящей.

Но поговорим о моем отце...

Больше, чем Ovaltine (More than Ovaltine) Вот мой шанс немного поговорить о том, что значит иметь такого прекрасного отца. Мне действительно повезло. Он не мог быть рядом со мной постоянно - перерывами ему приходилось работать в другом городе. Я не могла понять этого, когда была маленькая, не то что теперь, ведь я занимаюсь тем же самым. Как моя младшая сестра Ноа говорит:

«Зачем тебе уезжать?» И теперь я понимаю, что это шоу, которое должно продолжаться.

Независимо от того, что это - "Ханна Монтана", тур или запись в студии - сюда вовлечено много людей. И все они (и вообще каждый) рассчитывают на мои выступления. Думаю, это тот самый урок, который получают многие люди, начиная работать. Работа и школа несут за собой различную ответственность. Если ты не пошел в школу - это твоя личная проблема. Но если ты не выйдешь на работу, пострадают другие люди, пострадают их семьи. Поэтому если мой отец уезжает, то он делает это, потому что так надо.

У моего отца никогда в жизни не было работы с девяти утра до пяти вечера. Мы пытаемся все вместе завтракать каждое утро и ужинать каждый вечер, но его график работы постоянно меняется. Это довольно сложно. Но когда он приходит домой - это самое лучшее чувство на свете. И следующие несколько недель он полностью посвящает заботе о нас, мы ценим это.

Что делает моего отца по-настоящему особенным, так это время, которое мы проводим вместе. Как можно объяснить время? Если мы отправляемся на двухчасовую прогулку верхом вокруг нашего дома во Франклине, я могу рассказать, где мы были и чем занимались. Я могу описать огромное голубое небо. Могу сказать пару слов, которыми мы обменялись, и поделиться ощущениями того, насколько спокойная и опьяняющая там тишина. Я даже могу описать, как отец любит снабжать меня всякими народными житейскими мудростями, рассказывая истории, которые я слышала миллион раз, или как он любит напоминать, что на пике собственной карьеры у него на самом деле ничего не было, что находиться на этой ферме со своей семьей - для него самое важное в жизни.

Может, это как-то поможет вам лучше понять. Приготовление Ovaltine по утрам, наверное, звучит просто как прекрасная история, но даже это не является обманом.

Возможно, мне следует рассказать вам, что отец хочет, чтобы на его похоронах играла "Over the Rainbow", потому что это было желанием дедушки, но я в свою очередь хочу, чтобы все танцевали под эту песню на моей свадьбе, и мы сможем придать песне уже новое, счастливое значение. Правда в этом я не совсем уверена, я считаю, что сила слов и музыки в точном описании происходящего между двумя людьми. Лучшее, на что я могу надеяться - это что вы найдете в моих описаниях что-то свое.

Пресса любит говорить о нас с отцом вещи, очень похожие на описание хороших отношений между отцом и дочерью. Для нас это в принципе нормально. И какая разница нравится это публике или нет? И я считаю, прекрасно, что мы по-прежнему папа с дочкой, что мы любим друг друга и не боимся это показывать, что мы не позволяем кому бы то ни было указывать нам, какие эмоции должны присутствовать на наших лицах, когда мы вместе фотографируемся!

Я сказала «какая разница», но, разумеется, довольно сложно не обращать внимания. У меня есть свои чувства. И мне больно читать некоторые ужасные комментарии в Интернете. Я не говорю, что каждый должен любить меня, но есть люди, которые просто переполнены злостью, ненавистью и злобой. Если я не игнорирую их или меня обижают их слова обо мне, я задумываюсь об этих людях. Что сделало их такими? Почему они сидят дома и говорят все эти ужасные вещи? Почему они сейчас не гуляют по торговому центру со своими друзьями?

Когда "Ханна Монтана" приобрела популярность, я знала, что внимание со стороны медиа не заставит себя ждать. По правде говоря, я не ожидала, что папарацци постоянно будут преследовать меня, но я понимаю, что это часть работы. По большей части все слухи я пропускаю мимо ушей. Первый негативный слух пустили о моей беременности. Тогда мне было четырнадцать. Я это восприняла примерно так: «Это просто глупо». Я не меняла свою жизнь. Я стараюсь относиться к журналистам (и к папарацци в том числе) с уважением. Воспринимать как друзей. Иногда мы с ними видимся даже чаще чем с реальными друзьями. Они никуда не исчезают. Это в порядке вещей, так я живу.

Я стараюсь быть хорошим примером для подражания. Именно поэтому мне ужасно не нравится, что люди пытаются сделать деньги на моих ошибках. Мне бы хотелось, чтобы они делали деньги на моих достижениях. А вообще есть и те, кто занимается последним.

Когда я услышала, что фотография, где я кого-то поцеловала (это не ошибка и не достижение - просто личный момент) стоила кому-то 150.000$, я сказала Бренди: «Я пришлю тебе эту фотку, и ты сможешь купить дом».

Единственное, чем я могу на все это ответить - это приносить в мир лучшее. Как говорит мой отец (ну, да на самом деле не он, а Ньютон), на каждое действие есть как прямая, так и обратная сила. И что бы я ни делала, я всегда стремлюсь к позитиву.

Волшебные Утки (Duckoons) После окончания The Best of Both Worlds тура, после завершения съемок полнометражного фильма "Ханна Монтана", после самой худшей поездки в моей жизни наступил август, и я находилась в предвкушении хорошего, долгожданного, по праву заслуженного отдыха. И лучше где-нибудь в тропиках. Ах, это было бы просто потрясающе. Но к тому моменту подошло время снимать третий сезон "Ханны Монтаны".

Я вернулась к работе.

Все лето пока шли съемки фильма, мы с Эмили неплохо ладили. Мы находились в новом для нас месте, работа была достаточна различной, и казалось, что вся плохая энергия, которая была раньше, исчезла или по крайней мере заблокировалась. После того, как съемки закончились, мы ни разу не разговаривали друг с другом до того момента, как снова оказались на работе. Это не значит, что мы не общались специально или от злости.

Просто между нами никогда не было подобных дружеских отношений. Но после возвращения на работу для съемок третьего сезона что-то изменилось. Да, мы хорошо провели время, когда она приезжала к нам на Ферму во Франклин. И да, в наших отношениях случился очередной перерыв. Но никакой вспышки молнии, которая бы сделала так, чтобы все сразу стало просто супер, не произошло. И мы не встречались с теми волшебными утками, от дыхания которых на нас бы опустилось облако дружбы или что-то вроде этого. Когда мы вернулись, то начали работать. Мы чувствовали близость.

Мы не просто занимались одним делом - мы были на одной волне.

Теперь я и Эмили любим проводить время друг с другом. Мы вместе по четыре дня подряд. Я не могу представить для себя лучшей Лилли. Мы супер близки. Нереально близки сколько бы времени ни проводили вместе. Потребовался некоторый период, чтобы войти в привычную колею - нам обеим предстояло научиться, как быть отзывчивыми по отношению друг к другу. Между нами никогда не было никаких ссор с последующим примирением и разговорами по душам, которые, я уверена, бывают у многих подруг в нашем возрасте. У нас обеих очень насыщенная жизнь, поэтому прохождение через серьезный конфликт с конечной развязкой - это роскошь, которую мы не можем себе позволить. Мы работаем вместе каждый день. Мы профессионалы. Мы хотели быть успешными, и абсолютно точно мы вели себя, понимая всю ответственность за наше шоу и нашу карьеру. И да, порой я прилагала максимум усилий для сохранения мира между нами. Но знаете, как иногда говорят, если ты играешь уже энное количество времени - разыгрываешь счастье, даже если на самом деле тебе плохо - в конечном счете счастье станет реальностью? Думаю, пока мы пытались сохранять мир и играли хороших друзей, это постепенно превращалось в реальность. Все чувствовалось по-настоящему. И раз это показалось настоящим, все шло так, как нужно. Находиться в хороших отношениях с Эмили стало для меня приятным сюрпризом. Работа была для меня лучшим местом нахождения - все было очень естественно - теперь я чувствовала, что моя лучшая подруга на экране неожиданно стала моей лучшей подругой в жизни. И теперь даже странно говорить о том, как раньше это было напряжно и неприятно. Это были мы? Сложно поверить.

Прошло время, и теперь когда я смотрю на Эмили, я не чувствую той неуверенности, соперничества, раздражения из-за различий между нами. Наоборот, я вижу перед собой человека, который прошел со мной через долгие, изнурительные рабочие дни, человека, с которым я готова встретиться сразу, как только смогу найти свободную минутку.

Это стоило того, стоило всех ссор и терпения. Я поняла, что друзья не обязательно должны быть такими же, как ты. Более того, люди не похожие на тебя смогут лучше других открыть для тебя мир. Такая дружба требует большой работы - думаю, до этого я никогда и не работала над дружбой. (*Но мне кажется, что работа над теми шестиклассницами вряд ли помогла.) Думаю, это урок, который каждый получает на каком-то этапе своей жизни. Дружба, над которой нужно работать, может стать самым большим вознаграждением.

Теперь я думаю, что это часть взросления, мне кажется, это можно назвать частью работы ребенка, когда он взрослеет. С каждым новым днем я стараюсь найти новые способы сделать мои отношения более сильными, полезными, счастливыми и мирными. Я всегда буду гиперчувствительным человеком, и я всегда буду сначала говорить, а потом думать, но я гораздо больше осознаю, как мои действия влияют на других, что нужно довести до конца, и в чем заключаются мои обязанности. И как бы я ни устала и плохо себя чувствовала, я ясно вижу общую окружающую меня картину, а также то, что я хочу дать жизни и получить от нее взамен, каждый день. Хочу поблагодарить Эмили за этот урок, потому что я чувствую, это будет то, к чему я вернусь спустя многие года.

Мост (The Bridge) Романтические отношения также требуют работы над ними. В этом я уверена. И они также склонны изменяться и расти.

Когда я последний раз виделась с Прекрасным Принцем, мы обнялись. На момент я закрыла глаза. Это было не совсем понятное объятие, но я не хотела отпускать. В тот момент я просто хотела вообразить, что это происходит два года назад и все просто идет так, как всегда было.

Когда я пишу песни, мне хочется рассказать целую историю. Но случается, что полная история еще не готова к тому, чтобы ее рассказать. Мост в песне - это промежуточная часть, которая посредством музыки соединяет две части песни. Иногда ее еще называют "подъем". После моста в песне может заново начаться припев, но уже ярче и важнее, и он уже будет по-другому восприниматься на основе того, о чем был мост. Когда вы слышите мост, то чувствуете, что что-то меняется и понимаете, что близится финал.

И это то, где я оказалась в эти дни. На другой тональности. Я все еще поднимаюсь, все еще пытаюсь понять. Мне одновременно больно, я рассержена, счастлива и не теряю надежды. Прекрасный Принц стал моей первой настоящей любовью, и место в моем сердце для него останется навсегда.

В общем я стою на мосту в песне. Я знаю, каким будет финальный припев. Это уже близко. И я жду этого. Я еще не совсем там.

Шиба (Sheba) Когда мне было год или два, мама подарила папе на День отцов собачку по кличке Шиба.

Это было время, когда отец находился на пике собственной популярности, но при этом он осознавал, что по сути не имеет ничего. Поэтому он принял решение приостановить свою музыкальную карьеру и переехать вместе с семьей и Шибой на ферму во Франклине и приложить все силы, чтобы стать лучшим мужем и отцом. Шиба была частью всего этого, частью возвращения домой, частью выбора семьи перед славой и фортуной. Отец любил эту собаку - она была самой преданной собакой в мире. Шиба жила с нами очень долгое время, но, к сожалению, судьба ее была трагична. Она пострадала от укуса клеща, осталась парализованной, а потом, поскольку она не могла двигаться, ее сбило машиной.

Отец был опустошен. Это случилось несколько лет назад.

Пару лет назад, в июне, прогуливаясь по Пасадене, мои родители заметили прекрасную черную собачку, которая напомнила им о Шибе. Она была вместе с бездомной женщиной, одетой в футболку с надписью "АНГЕЛ". Мама с папой остановились, чтобы погладить собачку и заговорили с этой женщиной, представившейся как Джоан. Она сказала: «Я - христианка. Мы с мужем в разводе. И я чувсвую, что должна быть здесь, на улице. Я проповедник». Отец поинтересовался, какая кличка у ее собаки. И Джоан ответила, что ее зовут Шиба.

Шиба! Родители были тронуты услышанной ими историей и невероятной связью между собой всех собак по имени Шиба. Они попытались дать Джоан сколько-нибудь денег, но она ничего не взяла. И сказала, что полностью посвящена своему призванию.

Сейчас я не очень много говорю о религии и о том, что значит Бог для меня и моей семьи.

Да, вы знаете, что по воскресеньям я хожу в церковь, но вера - это нечто большее. Она является частью меня, того, как я думаю и поступаю в жизни, каждый день. Знакомство с Джоан, человеком, посвятившим себя Богу, стало важным и многое означающим событием для родителей. Бог использует все возможные пути общения с нами, поэтому мои глаза, уши и сердце всегда открыты.

Вера означает обладание силой доверять чему-то, что ты не можешь увидеть своими глазами или объяснить с помощью науки. Ты веришь, потому что твое сердце подсказывает тебе, куда следует идти или кем ты должен быть. Сердце говорит тебе, что правильно.

Несколько дней спустя наступило Четвертое июля. На этот день нами ничего не было запланировано. Помните? Мои родители не самые большие любители строить планы или устраивать вечеринки. Это был жаркий послеполуденный день, и мы все вместе гуляли по Пасадене. Отец вспомнил о Шибе, ему стало интересно, боится ли она фейерверков так же, как их боялась наша Шиба. Мы искали Джоан, но ее нигде не было видно. И тут моя младшая сестра, которая никогда не видела Джоан, произнесла: «Ой, посмотрите на эту собачку». И указала в сторону на улице. Там находились Джоан и Шиба.

На этот раз Джоан не отказалась от двадцати долларов, которые ей дали родители. Отец предложил отвести ее в ресторан Чизкейк Фэктори (Cheesecake Factory) и купить что нибудь поесть. Она побоялась оставить без присмотра свою тележку, и меня это очень растрогало. Она была ее домом, и на ней не было замка с ключом, как у большинства из нас на ценных вещах. Мы остались последить за тележкой, пока ее не было. Люди с улыбкой смотрели на нас, как будто мы не здешние, и я задумалась над тем, что она выглядит так ежедневно.

Джоан вернулась с колой для каждого из нас. В тот вечер мы проговорили очень долго.

Она рассказала, что эти улицы стали ее Африкой, ее Индонезией. Вместо того, чтобы отправиться куда-нибудь далеко, она предпочла эти места в качестве поля своей деятельности. Джоан вела себя спокойно и интеллигентно. В ней не было ни капли злобы.

И она знала свою Библию. Под конец родители предложили ей: «Позвольте нам помочь Вам покинуть эти улицы. Вы можете прийти к нам домой. Или мы снимем для Вас номер в отеле и что-нибудь придумаем». На что Джоан улыбнулась и сказала: «Надеюсь, вы будете помнить обо мне, но вам не нужно приезжать. Не беспокойтесь за меня. Я счастлива».

Это было похоже на правду. Через два месяца родители вновь приехали в Пасадену, и на этот раз Джоан была в майке с надписью "Я ЛЮБЛЮ ИИСУСА" и сидела вместе со своей собакой. Родителям было не понять, почему некоторые осознано выбирают для себя подобную жизнь, но они верили в нее и в послание, полученное ими посредством нее.

Человеку, который, как нам казалось, нуждается в нас больше всего, на самом деле ничего не нужно от нас. Она была наполнена любовью. Она была всем довольна. Она ничего не хотела и не требовала ни от кого. Она жила в парке. Она шла вслед за своим призванием.

Бог заботился о ней. Как говорит бабушка: «Все, что ни случается, случается к лучшему для тех, кто любит Бога». ( Romans 8:28) {может, она была ангелом} Моя мама выросла при консервативной церкви. Долгое время она посещала церковь, потому что так было принято. Так поступала вся наша семья. Мы всегда искали себе церковь, в которую можно было бы ходить. Затем, когда я училась в средней школе, Бренди привела нас в новую церковь во Франклине. Народная церковь отличалась от обычной. Она стала нашей семьей. Ее члены сохраняют уважение к жизни каждого, при этом церковь - это место, в котором ты чувствуешь себя защищенным, где тебя не осуждают, особенно, как это было в ужасные годы, проведенные в средней школе.

Впервые наша семья начала принимать решения, основываясь на своей вере. И я чувствую, что сейчас мы стали гораздо ближе к Богу, чем когда посещали обычную церковь, ведь тогда это было частью традиции, ритуала. Народная церковь по-настоящему открыла мое сердце. Теперь я истинно исполнена благодарности.

Огромное количество людей в нашей церкви носят "кольца чистоты", символизирующие воздержание от сексуальных отношений до брака. Когда Бренди исполнился двадцать один год, она попросила маму об этом кольце, и она ей его купила. Бренди всегда была независимой, ясно понимала для себя, чего хочет и во что верить. Она максимально честна с каждым, включая саму себя. Я люблю и уважаю ее, считаю, что она прекрасна как внутри, так и снаружи. Она всегда открыто говорит о своем кольце и о том, что оно означает. Когда ее молодой человек (за которого она планирует выйти замуж) приходит к нам, он часто остается на неделю. И каждый вечер в одиннадцать вечера они расходятся по отдельным комнатам. Родители не заставляют Бренди так поступать. Она так делает из уважения к самой себе.

Когда я повзрослела, и на горизонте стали появляться мальчики, я задумалась, что пришло время и мне обзавестись подобным кольцом. Мама подарила мне колечко с кольцом на нем сверху, символизирующее брачное кольцо. В центре этого кольца расположен маленький бриллиант, обозначающий меня, и когда я выйду замуж, на нем появится еще один бриллиантик. Но до этого там буду лишь я. Я чувствую, что так правильно.

Пресса высмеивает многих, кто носит кольца чистоты, но я не обращаю на них никакого внимания. Пусть думают, что хотят. У меня есть собственные моральные принципы.

Я также руководствуюсь верой в выборе карьеры. Я уже рассказывала, что наша семья говорит о том, чтобы быть светом в темном мире, и когда это касается моей работы, я стараюсь создавать такие проекты, которыми потом смогу гордиться. Я люблю "Ханну Монтану" за то, что это хорошее, качественное шоу, способное наполнить жизнь людей радостью. Начав заниматься более взрослыми проектами, я буду делать то, во что верю и то, что будет близко девочкам моего возраста. Я хочу быть хорошим примером для подражания. Именно поэтому мы начали работать с писателем Николасом Спарксом. Его книги и фильмы обладают высокой моралью и рассказывают о сложных любовных отношениях. Я способна заниматься работой, имеющей глубокий смысл, не вступая в компромиссы с собственными ценностями.

Самое Счастливое Место На Земле (The Happiest Place on Earth) Как я уже говорила, большая часть моей религии заключается в том, чтобы оказывать помощь тем, кто в ней нуждается и не из-за того, что я чувствую вину или благодарность за все, что у меня есть, а потому что я чувствую, что это правильно и необходимо. Это правда, что празднование моего шестнадцатилетия стало поистине огромным, сногсшибательным событием. Мы закрыли Диснейленд в ночь перед школой;

на вечеринку пришло пять тысяч человек, каждый из которых заплатил за вход 250$. Эй вы, девочки, издевавшиеся надо мной в шестом классе, как вам такое: тысячи людей заплатили свои деньги, чтобы попасть ко мне на День рождения! Но это не имело ничего общего с тем, что видите на MTV, когда девочки феерично празднуют сладкие шестнадцать лет (sweet sixteen).

И пока Вы не посчитали меня эгоистичным психом за то, что я заставила людей платить за вход на мою вечеринку - вот причина этому: мероприятие собрало один миллион долларов для молодежной организации Youth Service America. Все собранные деньги пошли на хорошее дело. Как я уже сказала, если мне выпало находиться в центре внимания, я хочу использовать данную мне силу во благо.

Вечерняя часть праздника была заранее распланирована - я знала, что будет происходить, и где это будет происходить. Но самым лучшим моментом стало то, чего никто из нас не планировал и не ожидал. Моя давняя подруга Лесли, с которой мы были на протяжении всех тех лет, прилетела из Теннесси ради моей вечеринки. Она была все это время вместе со мной в нашем доме, и прямо перед самым отъездом в Диснейленд я сказала ей: «Я очень счастлива. Есть только одна вещь, которая могла бы сделать меня еще счастливей - если бы дедушка был сейчас со мной». Лесли попросила меня не расстраиваться. Она сказала: «Он здесь. Он все видит».

Перед началом празднования в небольшом помещении для приглашенных звезд мама должна была вручить мне подарок. Но вечеринка запаздывала. И когда мама дарила мне подарок, все звезды уже сидели в своих машинах, готовясь к началу парада. Поэтому со мной остались только мама, Рич Росс и Адам Сандерсон (представители руководства канала "Дисней"), а также тетушка Эди, лучшая подруга моей мамы. Собралась небольшая группка людей, которые воспринимались как семья.

Мама преподнесла мне сюрприз, которым стала мальтипу - маленький белоснежный щеночек, гибрид мальтийской болонки и пуделя. Щенок! Я была в восторге. Ну да, это был не такой уж и сюрприз. Мама знала, что я до смерти хочу собаку, и я чувствовала, что этой мечте суждено сбыться.

Животные - это непостижимые, интересные и прелестнейшие создания. Ты можешь не знать, о чем они думают, но ты понимаешь, что они чувствуют из того, как они обращаются с тобой. Их эмоции честны и открыты. Если собака скулит, значит, она хочет есть. И прижимается к тебе, если она счастлива. Она облизывает тебе лицо, когда рада видеть. Она прыгает и кусает за ботинки, когда ты возвращаешься домой.

Животные общаются с тобой так же, как должны делать друзья. Я не имею ввиду, что хочу, чтобы друзья облизывали мне лицо. Но иногда когда друзья хотят показать свою заботу о тебе или как рады видеть, они могут обнять тебя или начинают вести себя довольно глупо. Животные не считают себя чем-то хуже или лучше тебя. Они не чувствуют смущения. Они просто любят тебя.

Мы начали играть и фотографироваться с щеночком, и тут мама сказала: «Софи, посмотри в камеру, Софии». Я застыла, пораженная услышанным. На секунду время остановилось.

И потом выпалила: «Софи - это собака дедушки!» Мама не поняла этого сразу - Софи щенок появилась у нас от разводчика, который дал ей это имя, но Софи-собака была самым дорогим другом дедушки, его надежным компаньоном. Она была для него всем. У меня не было ни малейшего сомнения, что этот маленький пушистый щенок, извивающийся у меня в руках, был подарком на день рождения от дедушки. Бог прислал мне подарок от дедушки. Когда я поняла это, я начала плакать. Я сидела там, перед всеми, просто ревела с Софи на коленях, которая пыталась вылизать мои слезы.

Я была рада, что все звезды уже находились на параде. Это был дорогой, особенный, очень сильный момент, и это здорово, что вокруг находились лишь те, кто меня хорошо знает. Плюс Плутон. Плутон тоже был собакой. (Еще одна причина глубокого уважения к людям, которые могут надеть на себя огромный тяжелый костюм с маленькими отверстиями для воздуха.) Думаю, того, кто был тогда в костюме Плутона, теперь тоже можно назвать частью семьи. Он (или она?) должно быть считает меня теперь очень эмоциональной девушкой. Но, по правде говоря, во всех других важных событиях моей жизни на этот момент, я, как правило, не плакала и не показывала столь сильные эмоции.

И все же в ту ночь я не переставала повторять: «О, Господи», и глаза снова наливались слезами. Я была не в состоянии перестать плакать. Этот случай я запомню навсегда.

Настало время начала парада. Мы ехали по улице сквозь толпу детей, заполнивших улицы Диснейленда. Если бы у меня не было достаточных оснований быть настолько эмоциональной, наша машина поехала бы медленнее по улице, оставляя за собой людей, скандирующих мое имя и кричащих: «С Днем рождения!» Я не знала, как реагировать. Я чувствовала себя смущенно и довольно глупо, но в то же время мне казалось, что я - настоящая принцесса. На мне было роскошное платье цвета шампанского, украшенное кристаллами, и светло-голубые туфли с кристаллами Сваровски. Точно как туфельки Золушки. И тем не менее... Я сползла на свое сиденье. Мама слегка толкнула меня и сказала: «Дорогая, веди себя как королева красоты». На что я ответила: «Но я чувствую себя по-дурацки. Так странно, что все эти люди здесь только для того, чтобы увидеть меня».

Смущение - это было не единственное, что я чувствовала. Да, на концертах я нахожусь в окружении тысяч людей, но здесь было другое. Это было очень личное, очень глубокое. Я действительно не могла поверить, что столько семей пришли сюда поддержать меня и отпраздновать со мной мой праздник. С нами также в машине сидели репортеры, но я была не в состоянии давать интервью. Как только я начинала говорить, меня заглушало, и я начинала смеяться над собой. Я плакала и смеялась на протяжении всей поездки.

Самый лучший смех - это когда ты начинаешь смеяться и не можешь остановиться. В этот момент ты забываешь обо всем. Ты освобождаешься от мира вокруг и от всяческого контроля - и это то, что иногда должен делать каждый из нас.

Затем мы прошли на лиловую дорожку. Да, именно, лиловую. Обожаю лиловый цвет.

Помните, как я впервые шла по красной дорожке на премьере Chiken Little, и никто не имел ни малейшего понятия, кто я такая? А теперь целый ковер был выкрашен специально для меня! Вау.

Иногда в этой жизни начинаешь чувствовать себя обычно. Хождение по красным дорожкам становится привычным делом. И если ты любишь это, как, например, я, все волнение исчезает, и ты осознаешь, что это работа. Но в ту ночь на меня обрушилась вся невероятная реальность моей жизни. Я понимала, как мне повезло.

Несмотря на то, что я ходила по красным дорожкам и раньше, на этот раз все ощущалось иначе и не только из-за цвета ковра. Здесь каждый был моим другом: Эмили, Митчел и Мойзес Ариас (который играет роль Рико). Анна Мария Перез Де Тагл и Шаника Ноулс (играющие Эшли и Эмбер в сериале) обе сообщили, что оделись в наряды лилового цвета специально для меня. Деми Ловато тоже находилась здесь - вообще было огромное количество людей из "Дисней", и все это походило на воссоединение семьи. Я давала интервью и разговаривала с друзьями и поклонниками между этим. Эта часть праздника воспринималась как отдых и забава.

Потом подошло время моего выступления. Это, разумеется, подразумевало под собой смену наряда. Дизайнер моего гардероба, Дахлия, преподнесла мне сюрприз в виде кофточки с надписью сзади "Милые Шестнадцать" ("Sweet Sixteen") Очень здорово! Знаю, может это покажется странным - выступать на собственном Дне рождения, но я прекрасно понимала, что люди заплатили 250$ за билет! Я не хотела остаться в долгу перед ними.

Шоу началось на острове Тома Сивера. На открытии выступал мой отец. Он исполнил "Ready, Set, Don't Go", сопровождаемой монтажем фотографий и видео из моей жизни до сегодняшнего дня. Это было очень мило. И не важно сколько раз я слышала эту песню в исполнении отца. Я знаю, почему он ее написал, и она реальна для нас и по сей день.

После отца, вышла я сама, а потом - это была лучшая часть праздника - "Дисней" подарили чек на миллион долларов организации Youth Service America (YSA), и мы были награждены десятью звездами YSA, просто несколько прекрасных детей, кому не давали быть молодыми, теперь перестанут тяжело работать, чтобы сделать этот мир лучше. Я безумно этому обрадовалась - прыгала от счастья как маленькая девочка.

Мы с танцорами переместились в лодку. Я исполнила еще две песни, пока мы катались по реке. Лодки проходили прямо через толпу. Это был действительно очень классный способ выступать, проплывать в толпу и видеть вокруг себя огни Диснейленда. (*Господи, все происходило настолько быстро, что это уже воспринималось как «ах да, точно, лодка!») После концерта наступил небольшой перерыв, чтобы я смогла отдышаться и привести себя в порядок. Я переоделась в красивое светло-голубое платье с блестками и голубыми перьями внизу. Наконец наступило время для одного важного события этого вечера. До этого я тоже устраивала вечеринки по случаю дня рождения. Я задувала свечи, и мне пели "Happy Birthday". Но я даже представить себе не могла, что буду стоять посреди замка Золушки, уставившись в гигантский торт, победивший в конкурсе "Лучший дизайн торта для Майли на ее День рождения", на котором стояло шестнадцать свечей высотой по тридцать сантиметров каждая, в окружении тысяч людей, поющих мне песню. Я "задула" свечи (они были электрические - и это на самом деле было чьей-то работой, чтобы погасить их в строго определенный момент), и сразу после того, как они погасли, начался фейерверк. Фейерверк!

Что я чувствовала в тот момент? Точно не могу сказать. Это было слишком много, чтобы осознать сразу, да и сейчас тоже. Я только могу сказать, что это была ночь, которую я даже не могла себе вообразить прежде. Фантастическая, незабываемая ночь. Но при этом у нее была важная цель. Собрать деньги для хорошего дела, и это сделало вечеринку гораздо более значимой, чем просто празднование какого-то шестнадцатилетия.

По окончании праздника друзья покинули наш номер, была полночь. Парк остался пустой и закрытый, и мне было разрешено покататься на горках. Можете себе представить?

Диснейленд, полностью принадлежащий мне. Возможность, которая выпадает раз в жизни. Но я ужааасно устала. Мы прокатились на двух аттракционах, после чего я повернулась к маме и сказала: «Давай пойдем домой». Так мы и поступили.

Новый Вид Тура (A New Kind Of Tour) Как я уже говорила, с тех пор, как я попала в "Ханну Монтану", моя жизнь стала напоминать катание на американских горках. На момент окончания книги мы отсняли половину полнометражного фильма "Ханна Монтана", я находилась в процессе работы над саундтреком и занималась различными вещами, составляющими мой день. Я была перегружена работой.

Но я гордилась и по-прежнему горжусь книгой, которую жаждала выпустить и рассказать об этом, как только закончу. Я очень многим хотела поделиться! Я ездила в музыкальные туры, у меня были и промо-туры, когда я рекламировала свой альбом и саундтрек к "Ханне Монтане", но тур с книгой воспринимался иначе. Мне нужно было встречаться с людьми, которые мимолетом смогли заглянуть в некоторые довольно интересные и личные части моей жизни. Я должна была услышать, что они скажут о книге - как хорошее, так и плохое. И самое страшное - обо всем этом мне нужно было говорить вслух, на телевидении и на радио.

Мама понимала, что я нахожусь в некотором напряжении. Поэтому, как она всегда поступает, она помогала мне. Она говорила мне не забывать, что я и так всегда делюсь своими мыслями и чувствами с поклонниками посредством песен.

Забавно, несмотря на то, что мне нравится заниматься всякими бестолковыми вещами из серии снять какое-нибудь дурацкое видео или послать первое, что пришло в голову на твиттер, написание биографии для меня очень личное занятие. Когда мне нужно обдумать идею песни, я предпочитаю остаться одной. Мне всегда легко дается написание песен.

Вместе с этим приходит нужный аккорд. Несколько битов соединяются вместе и превращаются в песню. Но все это начинается, когда я нахожусь наедине с собой. Когда сижу на крыльце дома, у себя в комнате или в дороге, в своем автобусе.

Написание книги - похожий процесс. У меня не было недостатка в том, о чем бы я хотела поговорить. Я уже упоминала об этом, я люблю рассказывать. Но с самого начала получилось, что я лишаюсь своего личного и надежного пространства. Я не смогла бы сделать все это в одиночку. Мне нужно было задавать вопросы моей семье, рыться в нашей истории. Во всем это было много забавных вещей, как, например, слушать рассказы моего отца о том, когда я была маленькая. Но также были и грустные моменты, например, вспоминать мой последний разговор с дедушкой. И в моменты, когда понимаешь, что существуют не сплошные лишь радуги, я каждый раз напоминала себе:

глава - она практически как песня. И как только я начала воспринимать книгу таким образом, стало гораздо легче связать все вместе. У меня зарождалась идея, как происходит, когда я пишу песни, но для главы в книге, которой я позволяла развиваться.

И в итоге, она превращалась в нечто большее. Но мне нравилось начинать с малого. Как будто история о моей жизни!

Но вернемся к туру. Вместе с релизом книги, в то же время мы выпустили первый сингл из саундрека к фильму "Ханна Монтана". Возможно, я уже ссылалась на него прежде - "The Climb" ("Восхождение" или "Подъем"). Теперь же вы все знаете о нем, потому что я очень много говорю об этом, эта песня значит для меня ОЧЕНЬ многое. В общем, чтобы уйти от разговора об этом, И книга стала для меня удивительным опытом.

И несмотря на мои переживания из-за того, что о книге придется говорить, было очень здорово слышать мнения людей о ней. Каждый из них выделил что-то свое, и это именно то, что мне нравится в литературных произведениях. Не зависимо от того, что это - песня о любви, грустное стихотворение или книга, рассказывающая о твоей жизни, - у каждого разное видение. Найдутся те, кого недоброжелатели из моей жизни абсолютно не впечатлят, но переезд из Теннесси в Калифорнию покажется сокрушительным. Это, как говорится, зависит от того, с какой стороны посмотреть.

Страницы Майли Сайрус (Paging Miley Cyrus) На протяжении тура в поддержку книге мы совершили три остановки - в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе и дома в Нашвилле. По правде говоря, я не знала к чему готовиться. Я уже рассказывала, что находилась в других турах, но будет ли с этим то же самое?

Будут ли фанаты стоять в очереди, чтобы купить книгу? Как выяснилось, да. Когда я приехала в магазин в Нью-Йорке, очередь выходила за дверь и стояла вокруг всего блока. Настоящее сумасшествие! В какой-то момент, прежде чем народ запустили, я посмотрела в окно. Несколько блоков домов были заполнены фанатами, и у каждого в руках была моя книга. Одни читали ее и улыбались. Другие рассматривали картинки.

Но ВСЕ они были в восторге от книги, которую я написала. Это был как раз один из тех моментов, когда осознаешь сколько хорошего ты можешь сделать в этом мире. Я не говорю, что моя книга сможет побороть безграмотность, но если среди моих поклонников найдутся те, кто ничего не читал до этой книги, то это просто потрясающе. В такие моменты я действительно благодарю Бога за "Ханну Монтану".

Подписывать книги в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе было очень здорово. Но делать то же самое в Нашвилле оказалось еще лучше. Как будто я возвращаюсь к тому, с чего начинала, то же было со съемками фильма в Теннесси. Это был мой шанс сказать городу обо всем, за что я его люблю. Действительно показать людям, как мое взросление в Нашвилле помогло мне стать той, кем я являюсь сейчас. Об этом я и написала. И теперь каждый может узнать, я была взволнована.

Магазин в Нашвилле был меньше двух предыдущих, но я просто уверена, толпа была больше. И шумнее. Приехали люди, которых, мне кажется, я больше никогда не увижу.

Там находился один из моих школьных учителей. Одна девочка, которая ходила в мою школу, сказала, что над ней тоже издевались. Еще там стояла группа детей из одной волонтерской организации, в которой я состою. Их радость и любовь была всепоглощающей.

К тому моменту как я поняла это, автограф-сессия уже закончилась.

Помните, я говорила, что мне нравится быть занятой? Этот день стал тому отличным примером. Я не только подписывала книги, но еще устроила сюрприз в виде показа в кинотеатре в Нашвилле "Hannah Montana: The Movie". Это означало еще больше бабочек в моем животе, я была в нетерпении. Что если зрителям не понравится? И знаете, что я сделала? Я заказала себе курицу с клецками и просто села есть. Это стоило увидеть!

Вокруг меня все было готово - купленные наряды, команда визажистов и я посреди всего этого, питающаяся пищей. Должна заметить, набить рот едой прямо перед выходом в шикарном платье, может, и не самая лучшая идея, но все же, те клецки проделали со мной какой-то фокус. К моменту выхода на красную ковровую дорожку я была заряжена энергией и полностью готова. А бабочки? Они давно улетели.

Надеюсь, Не Последняя Песня (Hopefully Not The Last Song) Помните, я говорила, что не знаю, чем бы хотела заниматься в будущем? Да, верно, но фильмы, определенно, будут частью этого. Съемки полнометражного фильма "Ханна Монтана" стали невероятным опытом. Что для меня находиться на съемочной площадке все эти месяцы вместе с нашей командой, а потом после премьеры фильма увидеть, что вся наша работа окупила себя? Это было нереально. В фильме у Майли Стюарт и Ханны Монтаны есть очень многое от Майли Сайрус, и я бы почувствовала, если бы зрители меня не взлюбили. Но им понравилось! И поэтому вся тяжелая проделанная работа - часы репетиций одной и той же сцены раз за разом - стоила того.

Но съемки "Последней песни" - это совсем другой опыт. Я работала над новым персонажем, полностью отличавшимся от Ханны или Майли Стюарт. Все уроки, усвоенные мной на съемках шоу, оказались очень полезными - вхождение в роль, поиски нужного голоса, прочувствование эмоций. Но в то время как на все это у меня для Ханны ушел не один год, для "Последней песни" это заняло всего несколько месяцев.

Это фильм Николаса Спаркса. И он писал сценарий внутренне вместе со мной. Я хотела быть уверена, что на тот момент эта работа станет лучшей в моей жизни. К счастью, мне очень повезло с коллективом. И с Тиби-Айленд. Я уже упоминала об этом месте? Как только я вошла на площадку, я начала чувствовать себя Ронни Миллер. Она довольно сложная девушка, сражающаяся и пытающаяся найти свое место в мире, и я ухватилась за это. Самое лучшее во всем этом то, что каждый из актеров вошел в роль, найдя в ней что то свое. Там, на Тиби-Айленд мы превратились в одну небольшую дружную семью. В одной из сцен мы с моим партнером по фильму Лайамом Хемсвортом должны были сниматься на пляже, и как только режиссер сказал: «Снято!», я с брызгами понеслась в воду. Как я говорила, Тиби-Айленд - волшебное место. Мне кажется, находясь там, каждый из нас чувствовал будто ему удалось оторваться от реальности.

Я была ужасно огорчена, когда съемки подошли к концу. Я жутко не хотела прощаться со своей новой семьей. Но у меня остались прекрасные воспоминания о проведенном времени. Мне удалось написать прекрасные песни и пережить невероятные моменты.

Однажды после длинного съемочного дня мы заехали в городок, чтобы немного перекусить. И, разумеется, волшебство и эмоции были со мной. Мы сидели и ели, как вдруг я услышала, что здесь играют музыканты. Какое-то время я просто сидела и наслаждалась музыкой, чувствуя, будто в виде исключения время замедлило свой ход. И когда кто-то позвал меня, прежде, чем я услышала, я находилась высоко в небесах, подпевая песне! В этом ресторанчике на острове недалеко от Джорджии! Всего лишь случайность? Но именно такие моменты сделали "Последнюю песню" незабываемой. Мы никогда не знали, чего ожидать от каждого нового дня. Иногда начинались ужасные бури, и нам нужно было прекращать съемки. А бывало и так, что все заливало солнцем, и единственное, что хотелось - просто валяться на пляже. Думаю, это одно из определений жизни - череда непогод за которыми последует рассеивание облаков и чистое голубое небо. Если ты научишься ценить и то, и другое, то перед тобой всегда будет открываться невероятно красивый вид.

Жить Мечтой (Living the Dream) Я снимаюсь и пою не потому, что стремлюсь получить побольше наград. И я занимаюсь этим не из-за денег. Все это лишь приятное сопровождение моей работы, но не оно ведет меня по жизни.

Я делаю это из страсти к искусству. Я люблю писать музыку, выступать, привносить что то особенное в жизнь слушателей и зрителей. Стиви Вандер слеп, и для него не имеет значения, сияют его награды как бриллианты, или они давно потеряли свой блеск, темнота не мешает, пока он любит свою музыку. Бетховен также продолжал создавать музыку после потери слуха. Когда ты отбрасываешь все свои чувства и ощущения прочь и по прежнему продолжаешь любить то, чем занимаешься, ты понимаешь, что именно в этом твое призвание.

* * * Послание к Евреям 13:5- НЕ ГОНИТЕСЬ ЗА ДЕНЬГАМИ;

ДОВОЛЬСТВУЙТЕСЬ ТЕМ, ЧТО ЕСТЬ. ИБО САМ БОГ СКАЗАЛ: "Я НИКОГДА НЕ ОБМАНУ ТЕБЯ. Я НИКОГДА НЕ ПОКИНУ ТЕБЯ".

Несмотря на то, что я зарабатываю довольно много денег, все они переходят на какой-то загадочный счет и не оказывают на меня никакого влияния. Я просто занимаюсь тем, что приносит мне счастье. Дедушка всегда говорил: «Полюби то, чем занимаешься, и в жизни тебе никогда не придется работать».

У меня нет какого-то огромного толстого кошелька или кучи кредитных карт, чтобы покупать все, что захочется. Это один из плюсов в жизни молодой звезды: потом, когда я получу доступ к деньгам, я смогу оглянуться назад и понять, что была действительно счастлива, следуя своей мечте без каких бы то ни было материальных вознаграждений.

Надеюсь, этот урок никогда мне не понадобится, но я рада, что со мной это случилось. В конце жизни у тебя останется лишь то, что ты чувствовал, проходя через все, что случалось с тобой в жизни. Это слова дедушки, и теперь, когда его нет с нами, так говорит мой отец. Тебе не нужно иметь огромное количество хороших сумок и длинный список вечеринок, на которые тебя пригласили. Статьи в журналах, даже музыкальные альбомы - ни одно из этих достижений или материальных ценностей не будет иметь особого значения в конце. Ты их не заберешь с собой. Что действительно имеет значение и что останется у тебя в сердце до конца твоих дней - это любовь и радость, которой ты жил и которую дарил другим людям.

Иногда меня спрашивают, не чувствую ли я, что упускаю что-то, ведь у меня нет нормального детства. Надо ли мне вообще думать: «А что если?» И если бы была возможность прожить все заново, изменила ли бы я что-нибудь?

После всего мной увиденного (тяжелое детство) и всего, через что я прошла (живя мечтой), я никогда не буду жить, думая о том, что, возможно, что-то упускаю. Я понимаю, что не хожу в настоящую школу. Я не занимаюсь подготовкой к выпускному балу. Я не могу пойти в кино так, чтобы меня не узнали со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Да, в жизни обычного подростка существует множество хороших сторон, которых не было в моей жизни и через которые мне не суждено пройти. И, разумеется, также случается, что я не хочу вставать в 6:30 утра каждый день. (Я уверена, было бы то же самое, если бы я ходила в школу.) Бывают дни, когда я не высыпаюсь и совсем не хочу вставать. Иногда на съемочной площадке я чувствую себя словно в тюрьме. Приходится идти на определенные жертвы. И существует то, чем жертвует моя семья ради меня. В моменты спокойствия и уединения, случающиеся не так часто, я, бывает, думаю о том, что упускаю. Я представляю, но не мечтаю. Все это стоит того, когда я вижу по телевизору очередную серию "Ханны" или слышу на радио кусочек песни, которая описывает, что я хочу сказать, или ставлю свой новый диск для детей в госпитале. Хорошее перевешивает плохое. Здесь нельзя жаловаться. И я не жалуюсь. Я не могу делать этого. Я не могу представить, как можно думать только о негативе, когда в жизни столько потрясающих вещей.

Я достаточно рано обрела свою мечту. И я живу ей. Огромное количество людей достигают желаемого. Думаю, единственное, что меня отличает от них - моя мечта стала реальностью прежде, чем я перешла в старшие классы школы. Я благодарна за все, что у меня есть. Я понимаю, как мне повезло. И я нисколько не наивна, говоря, что любой человек из любой страны на Земле может достичь любой своей цели. И все же кое-что мне известно точно: ты никогда не достигнешь своей мечты, если не пойдешь за ней так далеко и так высоко, как только это возможно.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.