WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |

«в 2 томах Под редакцией академика РАМН Москва "Медицина" 1999 ПСИХИАТРИИ Москва "Медицина" 1999 УДК 616.89(035) ББК 56.1 Р84 Руководство по психиатрии: В 2-х т. Т.2/А.С.Тиганов, Р 84 ...»

-- [ Страница 18 ] --

Нередко умственная отсталость не является вторичной по отношению к гипо тиреозу. В части случаев внутриутробно бывают поражены вследствие одной общей причины и мозг, и ткань щитовидной железы. Понятно, что у таких больных даже своевременная терапия гормонами не будет играть профилактической роли в отно шении формирования интеллектуального дефекта.

Патологоанатомически в головном мозге выявляют обеднение коры нейронами, атрофические изменения, нарушения архитектоники и процесса миелинизации. Щи товидная железа может быть гипопластичной или отсутствовать совсем. У больных с зобом отмечается диффузная коллоидная гиперплазия щитовидной железы, сме няющаяся узловатой гипертрофией.

Этиология и патогенез. Врожденный гипотиреоз — типичный пример полиэтиологического заболевания. Помимо хорошо известной причины, связанной с недостатком йода в пище (эндемическая форма), существуют нарушения, связан ные с аутоиммунизацией ткани щитовидной железы у матери, и вследствие этого недоразвитие ее у плода. В комплексе различных этиологических факторов врож денного гипотиреоза известны обменно-наследственные, когда заболевание развива ется в связи с так называемыми ошибками обмена гормонов и с нарушением гормонообразования. К настоящему времени известно 6 вариантов наследственных дефектов обмена, приводящих к гиперплазии щитовидной железы (зобные формы).

Эти формы имеют аутосомно-рецессивный характер наследования.

Основой лечения гипотиреоза является заместительная терапия.

Начинать лечение стероидными гормонами надо как можно раньше: как правило, этим удается предотвратить развитие умственной отсталости. Имеются весьма обна деживающие результаты лечения, начатого на неделе жизни. При лечении, начатом во втором полугодии или еще позднее, предотвратить умственную отста лость невозможно.

Для осуществления эффективной профилактики умственной отсталости при гипотиреозе проводится скрининговое обследование всех новорожденных на этот дефект параллельно с выявлением ЭКЗОГЕННО ОБУСЛОВЛЕННЫЕ ФОРМЫ УМСТВЕННОЙ ОТСТАЛОСТИ Факторы внешней среды, вызывающие повреждение мозга плодов и детей раннего возраста, крайне разнообразны: нарушения питания матери в пери оде беременности, внутриутробные инфекции и интоксикации, иммуноло гическая несовместимость плода и матери, гипоксия плода и родовые трав мы, менингиты и энцефалиты, постнатальные травмы черепа и др. Но лишь небольшая часть вызванных этими факторами поражений имеет клиничес кую специфичность, на основании которой тот или иной фактор может быть распознан, а в ряде случаев и достоверно подтвержден лабораторными исследованиями.

В данном разделе приводится описание некоторых наиболее часто встречающихся специфических экзогенно обусловленных поражений мозга с умственной отсталостью.

Алкогольная фетопатия. Синдром алкогольной фетопатии (синдром плодного алкоголизма, алкогольный синдром плода, алкогольная эмбриопатия). Еще в 1972 г.

O.Ulleland обратила внимание на то, что у матерей, страдающих алкоголизмом, дети часто имеют малую массу тела при рождении и задержку психического развития.

В 1973 г. R.Jones и впервые описали клинически очерченный синдром с множественными пороками развития у 8 детей, родившихся от страдающих алкого лизмом матерей. Позже появился целый ряд сообщений о таком синдроме. Его частота достаточно велика (0,5—0,1 на 1000 новорожденных) [Jones К., 1997]. Среди причин умственной отсталости алкогольная эмбриопатия в ряде исследований вы ведена на первое место, достигая иногда 10—20 % среди детей с IQ 50—80 [01egaard R.

et 1979;

Hagberg B. et 1981].

Клиническая картина складывается из характерных краниофациаль ных аномалий, задержки физического развития и умственной отсталости в сочетании с поведенческими нарушениями.

Краниофациальные аномалии включают в первую очередь микроцефалию и специфическое лицо, строение которого обусловлено главным образом недоразви тием костей срединной части. Лицо больного характеризуют выпуклый лоб с высту пающими буграми, короткий нос с широким и плоским переносьем, гипоплазия верхней челюсти — так называемый вогнутый профиль. Очень характерны блефаро фимоз (укорочение глазных щелей), эпикант. Нередко имеются птоз, микрофталь мия и косоглазие. Есть и другие особенности лица: узкая красная кайма губ, укороченная верхняя губа, неправильный рост зубов, широкие скулы. Уши обычно неправильной формы, низко или косо расположены. У многих детей отмечены негрубые нарушения в формировании половых органов: гипоплазия полового члена, увеличение клитора.

Наиболее часто встречающимися симптомами, по данным разных авторов, являются микроцефалия разной степени выраженности (93 %), блефарофимоз (92 %), микрофтальмия (80 %), вогнутый профиль (65 %). Нередки также врожденные поро ки сердца и расщелина губы и неба. Часто встречаются разные аномалии суставов:

врожденный вывих бедра, ограничение подвижности суставов и суставов пальцев. На коже у больного можно отметить пигментные пятна, гемангиомы, участки депигментации.

Практически во всех случаях поражение сопровождается пре- и постнатальным отставанием в физическом развитии: внутриутробная гипотрофия достигает вы раженной степени и более затрагивает длину тела, чем его массу. В постнатальном периоде гипотрофия более выражена в первые 2 года, затем она несколько вырав нивается, но все же отставание в физическом развитии остается и в школьном возрасте.

Для всех пораженных характерно наличие изменений дерматоглифики, но без специфических признаков. Неврологические нарушения могут включать нерезко выраженные симптомы пирамидной недостаточности, плохое развитие моторики, а также недостаточность координации движений. Наиболее частым признаком явля ется мышечная гипотония.

Умственная отсталость практически имеется во всех случаях, но степень ее различна. Наиболее часто встречается неглубокое интеллектуальное недоразвитие (IQ 65-70).

Патолог ическая анатомия и патогенез. Спектр обнаруженных нейроанатомических изменений свидетельствует о нарушении формирования мозго вых структур во внутриутробном периоде1. Алкогольная эмбриопатия развивается только при употреблении алкоголя женщинами в периоде беременности. Тератоген ный эффект возникает, очевидно, в первую очередь от воздействия самого алкоголя и продуктов его распада. Не исключена возможность патогенной роли и сопутству ющих алкоголизму явлений, а именно изменений биохимизма организма матери, плохого питания матери, в частности белкового и витаминного голодания, терато генное воздействие алкоголя может проявляться не только синдромом алкогольной эмбриопатии, но и неспецифическими проявлениями поражения нервной системы [Куниковская 1985]. Иногда у больных отмечаются лишь единичные признаки алкогольной эмбриопатии или они вообще отсутствуют, но имеются лишь снижение интеллекта и другие признаки поражения мозга — так называемый фетальный алко гольный эффект.

Специфическое лечение пока не разработано. Профилактика заключается в активной борьбе с алкоголизмом и разъяснении большого вреда любых доз алкоголя во время беременности.

Подробнее об этом см. Раздел IV, главу 1 "Алкоголизм".

эмбриофетопатия. Эта форма патологии впервые была описана N.Gregg в 1940 г. у детей, матери которых перенесли во время беременности коревую краснуху.

Частота рубеолярной эмбрифетопатии связана с эпидемиологическими усло виями. В эпидемию гг. было поражено 30 000 детей [Desmond M. et 1973]. Вероятность и тяжесть поражения плода зависят от того, в какие сроки беременности мать перенесла инфекционное заболевание. Наиболее часто и наибо лее тяжелые эмбриопатии возникают при заболевании матери в первую треть бере менности (в 35 % случаев);

среди детей, матери которых перенесли коревую краснуху на месяце беременности, тератогенный эффект уже отмечается у 17—25 % детей.

В клинической картине рубеолярной эмбриопатии сочетаются олиго френическое слабоумие и пороки развития глаз, сердечно-сосудистой системы и слухового аппарата. Часто наблюдаются также дефекты развития зубов, общее фи зическое недоразвитие, микроцефалия, пороки строения скелета и мочеполовых органов. В неврологическом статусе отмечается мышечная гипотония, гиперкинезы, нарушения глотания.

Психическое недоразвитие больных бывает очень глубоким, часто сопровожда ется выраженным психомоторным возбуждением, импульсивностью поведения, рас стройствами сна.

рубеолярной олигофрении только симптоматическое;

средства, сти мулирующие развитие (ноотропы), малоэффективны. Седативная терапия нейролеп тиками и транквилизаторами применяется при состояниях возбуждения. Профилак тика состоит прежде всего в предупреждении заболевания краснухой беременных.

Умственная отсталость при врожденном сифилисе. Олигофрения в этом случае возникает вследствие специфического поражения плода в периоде фетогенеза. За ражение плода сифилисом происходит трансплацентарным путем, чаще при заболе вании матери в первую половину беременности. Спирохеты интенсивно развиваются в тканях органов плода, поражая их, что нередко приводит к мертворождениям.

Летальность зараженных плодов достигает 50 %.

Клиническая картина врожденного сифилиса отличается полиморф ными проявлениями. Последствия перенесенного внутриутробно менингоэнцефали та, как правило, сочетаются с кожными, соматическими и неврологическими нар ушениями. В разные возрастные периоды одни симптомы сменяются другими. В ряде случаев ребенок родится без видимых симптомов врожденного сифилиса (скрытая форма), и первые клинические проявления возникают в постнатальном периоде.

К ранним симптомам относятся насморк с гнойными и кровянисто-гнойными выделениями, трещины на губах и на коже, мокнущие пузыри (папулы), переходя щие в язвы. К концу первого месяца жизни появляется специфическая рассеянная сыпь, кожа морщинистая с грязновато-сероватым налетом. Поверхностные лимфа тические узлы нередко увеличены. Относительно часто обнаруживается увеличение печени и селезенки.

Для физического состояния детей в более старшем возрасте наряду с общим недоразвитием характерны специфические особенности: седловидный нос, триада Гетчинсона (полулунные выемки на верхних резцах, кератит и поражение среднего уха). Отмечаются также периостит, утолщение и искривление костей (саблевидные голени).

Неврологически характерны зрачковые симптомы (зрачки узкие, неравномер ные, со сниженной или отсутствующей реакцией на свет — симптом Арджиль — Робертсона), параличи и парезы черепно-мозговых нервов и конечностей, снижение или отсутствие сухожильных рефлексов, тикообразные, хореиформные и атетоидные движения. В первые годы жизни могут отмечаться частые судорожные припадки.

Степень психического недоразвития при врожденном сифилисе различна, пре обладают глубокие степени слабоумия. В качестве часто встречающихся психопато логических особенностей можно отметить эмоциональную возбудимость и лабиль ность, выраженное психическое беспокойство, носящее хаотический характер, реже — снижение реакции на окружающее, безучастность.

43— Диагноз врожденного сифилиса при обследовании умственно отсталого ребенка не всегда прост в связи с полиморфизмом клинических проявлений болезни. При постановке его учитывают специфичность соматических симптомов в клинической картине и анамнезе, положительную реакцию Вассермана и другие серологические пробы.

проводят с учетом характера и стадии заболевания. Назначают антимикробную терапию (антибиотики, препараты висмута и др.), препараты рас сасывающего действия (алоэ, ФиБС), дегидратационные и стимулирующие средства.

Умственная отсталость при врожденном Токсоплазмоз как одна из причин пренатального поражения мозга впервые описан в г. у ребенка 1 мес с картиной энцефаломиелита. Клинические проявления токсоплазмоза характеризу ются чрезвычайным разнообразием в зависимости от времени начала заболевания, типа течения, активности и локализации патологического процесса. В детской прак тике имеет значение врожденный токсоплазмоз.

Возбудитель токсоплазмоза — gondii — относится к типу простейших и является внутриклеточным паразитом. Токсоплазмы широко распространены в природе у различных животных и птиц.

Врожденный токсоплазмоз является следствием трансплацентарной передачи инфекции от беременной матери к плоду в острой стадии токсоплазмозного процесса у женщин. Наиболее часто инфицирование плода происходит со 2-го по 6-й месяц беременности.

Роль врожденного токсоплазмоза в генезе умственной отсталости долгое время значительно переоценивалась. Это обусловлено широкой распространенностью скрытой инфицированности токсоплазмой и, следовательно, большей частотой положительных иммунологических реакций и кожных проб с токсоплазменным антигеном у лиц самых разных контингентов, в том числе и среди умственно отсталых.

В действительности роль токсоплазмоза как этиологического фактора умствен ной отсталости невелика.

Среди больных с глубоким интеллектуальным дефектом частота врожденного токсоплазмоза составляет менее 1 % [Kabeggia E. et 1971]. Среди больных с легкой умственной отсталостью он встречается значительно реже.

Кл инич е с ка я ка рт ина. Особенности клинических проявлений врож денного токсоплазмоза зависят от степени выраженности характера течения патоло гического процесса. В тех случаях, когда острая и подострая стадии заканчиваются внутриутробно, ребенок рождается с хроническим токсоплазмозом, для которого характерны грубые неврологические симптомы и выраженное слабоумие. У таких детей наряду с микроцефалией, гидроцефалией, спастическими параличами и судорогами отмечаются характерные интракраниальные кальцификаты и пора жения органов зрения: хориоретинит, увеит, катаракта, помутнение хрусталика, псевдоколобома желтого пятна, атрофия зрительного нерва, глаукома и микро фтальмия.

Психическое недоразвитие проявляется с первых месяцев жизни и обычно достигает степени имбецильности и идиотии [Халецкий 1958;

Kozar Z., 1954;

Muller F., 1954, и др.].

Сходные клинические проявления врожденного токсоплазмоза отмечаются и при более позднем заражении плода, если острая генерализованная стадия процесса развивается внутриутробно, а подострый период протекает в послеродовом периоде F., Habegger H., 1952].

При инфицировании плода в конце беременности дети могут рождаться без признаков заболевания. Однако первые клинические проявления могут развиться сразу же после рождения или в течение года жизни. В этих случаях острая стадия врожденного токсоплазмоза характеризуется генерализацией процесса и про текает либо как септическое заболевание, либо в форме висцерального токсоплаз моза с высокой температурой, желтухой, сыпью и поражением внутренних орга нов, либо же в форме токсоплазмозного менингоэнцефалита, лептоменингита и энцефалита.

Токсоплазмозный характеризуется высокой температурой тела, адинамией, рвотой, менингеальными симптомами, судорогами и параличами конечностей [Ивановская Т.Е., Семенова К.Л., 1956;

Филиппова-Нутрихина З.Л., 1962, и др.]. В случае выздоровления у детей формируется тяжелая умственная отсталость.

изменения в головном мозге при врожденном токсо плазмозе характеризуются воспалительно-дистрофическим процессом (очаговый эн цефалит или менингоэнцефалит) и последствиями дисциркуляторных нарушений с ишемическими размягчениями вещества мозга вследствие тромбозов и эмболии просвета сосудов токсоплазмами и Диагноз врожденного токсоплазмоза основывается на совокупности клиничес ких и лабораторных данных. В клинической картине наиболее патогномоничными можно считать два симптома: хориоретинит и кальцификаты в мозге, выявленные рентгенологически;

хориоретинит отмечен у 76 % больных, — у 92 % [Parnutzke К., Но следует помнить, что оба симптома могут появиться в более позднем возрасте;

так, появление хориоретинита при врожденном токсоплазмозе описано даже на 2-м десятилетии жизни. Кроме того, и эти симптомы не обладают абсолютной специфичностью. Сходные "глазные" симптомы возможны при других врожденных инфекциях;

кальцификаты также встречаются при цитомегалии, при факоматозах и некоторых других заболеваниях. Для окончательной диагностики заболевания решающее значение имеют специфические серологические реакции и обнаружение токсоплазмы в цереброспинальной жидкости и крови.

При внутриутробном токсоплазмозе и мать, и ребенок первых месяцев жизни могут иметь титр антител 1:256 или чуть ниже. Титр остается положительным в течение нескольких лет. Очень важно отметить, что положительные серологические реакции при сочетании с умственной отсталостью еще не могут считаться доказа тельством роли токсоплазмоза в повреждении мозга [Crome L., Stern L., 1973].

Применяются препараты пиримидинового ряда — хлоридин (ана логи — дараприм, пириметамин). Хлоридин эффективен при сочетании с сульфани ламидными препаратами, которые усиливают его действие. Лечение проводят кур сами. Хлоридин назначают детям в возрасте 1—3 лет по 0,01 г в сутки, 4— 0,02 г, лет — 0,03 г, 12—15 лет — 0,04 г, старше лет — 0,05 г. Суточную дозу делят на два приема. Курс лечения — 5 дней. Повторные курсы проводятся через 2—3 нед. Одновременно назначают сульфадимезин или другие сульфаниламидные препараты в соответствующих возрастных дозах.

Хлоридин и сульфаниламидные препараты оказывают действие на свободные токсоплазмы и недостаточно влияют на токсоплазмы внутри цист. Для усиления действия рекомендуется одновременно с хлоридином и сульфадимезином назначать препараты гиалуронидазного действия, в частности повышающую проница емость оболочек цист.

Кроме этиотропной терапии, показаны средства, повышающие иммунологичес кую реактивность, а также проведение симптоматической, рассасывающей, стиму лирующей и восстановительной терапии.

Умственная отсталость как последствие цитомегалии. Цитомегалия известна с 1957 г., когда был выделен вирус и стала возможной точная диагностика болезни.

По данным разных исследований, эта инфекция довольно широко распространена:

около 1 % новорожденных и 3 % беременных женщин выделяют вирус цитомегалии.

В контингенте больных с глубокой умственной отсталостью на долю цитомегалии приходится около 0,3—0,5 %.

Клиническая картина. Спектр клинических проявлений цитомегалии очень широк, часто она не проявляется и дети развиваются нормально. По данным J.Star (1970), из 26 детей с виремией только у двух при рождении были отчетливые симптомы поражения В других случаях возможно постепенное развитие забо левания с хроническим течением. Для внутриутробной цитомегалии характерна микроцефалия: она может обнаруживаться уже при рождении или формируется постепенно.

По мнению Stern (1973) цитомегалия является причиной почти 10 % всех случаев микроцефалии. Часто одновременно отмечается поражение глаз: хориорети нит, микрофтальмия, атрофия зрительного нерва. Масса тела при рождении сниже на. На коже, как и при других внутриутробных инфекциях в период новорожден имеются петехии и экхимозы.

Поражение нервной системы может проявиться менингоэнцефалитом в раннем постнатальном периоде, в дальнейшем выявляются умственная отсталость, судороги, часто резкая двигательная расторможенность, невральная глухота. В редких случаях умственная отсталость формируется и у тех детей, которые не имели поражения нервной системы в период При рентгенографии черепа нередко выявляют кальцификаты в перивентрикулярной области. Во время патологоанато мического исследования находят специфические клетки во всех органах. В мозге — картина энцефаломиелита с перивентрикулярными кальцификатами и очаги некро за. Иногда находят полимикрогирию и гидроцефалию. В других органах — воспале ние с вовлечением интерстициальной ткани: пневмония, нефрит, гепатит.

Окончательный диагноз ставят с помощью лабораторных методов, которые дают надлежащий ответ только в первые несколько месяцев после рождения ребенка.

У детей более старшего возраста диагноз можно предположить на основании кли нической картины и данных анамнеза, указывающих на внутриутробную инфекцию с симптоматикой в период новорожденное™.

Химиотерапевтическое лечение неэффективно.

Умственная отсталость как последствие гемолитической болезни новорожденных (эритробластоз). Гемолитическая болезнь новорожденных (эритробластоз плода) воз никает при иммунологической несовместимости крови матери и плода, чаще всего по резус-фактору. Она является одной из нередко диагностируемых причин олиго френии. Частота гемолитической болезни новорожденных, обусловленной резус-не совместимостью, составляет 1:250—300 родов [Бадалян Вельтищев Ю.Е., Табо лин В.А., 1971].

Заболевание развивается у резус-положительного ребенка в том случае, если мать имеет отрицательный резус-фактор. Проникая через плаценту в кровь матери, резус-фактор плода иммунизирует ее организм: начинают вырабатываться антире зус-антитела. Последние в свою очередь, попадая через плаценту в кровь плода, ведут к реакции антиген — антитело, проявляющейся в гемолизе эритроцитов плода. Про дукты распада эритроцитов вызывают гемолитическую болезнь новорожденных:

общий врожденный отек, тяжелую желтуху и врожденную анемию новорожденных.

Массовое проникновение антител в кровь плода происходит во время родов.

Частота резус-отрицательных лиц в популяции велика — составляет 15 %. Но иммунизируется при беременности только одна из 25—30 резус-отрицательных жен щин. В большинстве случаев женщины сенсибилизации не подвергаются, несмотря на повторные беременности. Для появления конфликта имеют значение повышен ная чувствительность организма матери к сенсибилизации резус-фактором, состоя ние эндокринной системы, повышенная проницаемость сосудов, в особенности сосудов плаценты. Вероятность возникновения и появления тяжелых форм гемоли тической болезни новорожденных увеличивается с каждой последующей беремен ностью вследствие сенсибилизации организма матери. Факторами, способствующи ми возникновению гемолитической болезни, являются аборты, переливание резус положительной крови, повреждение плаценты. Гемолитическая болезнь новорож денных чаще развивается у ребенка с группой крови А(П) или В(Ш) при наличии у матери группы крови.

Гемолитическая болезнь новорожденных развивается в результате разрушения эритроцитов под влиянием антител, что ведет к накоплению непрямого (связанного с белком) билирубина. Степень поражения и других органов зависит не только от уровня билирубина, но и от продолжительности гипербилирубинемии, состояния эндокринной системы новорожденного, а также от количества сывороточного аль бумина, который обладает способностью связывать непрямой билирубин и тем самым предотвращать его проникновение в ткани. Последствия токсико-аноксичес кого поражения мозга при гемолитической болезни принято называть билирубино вой энцефалопатией [Гинзбург С.Э., Таболин 1963].

Клиническая картина. Для клинических проявлений билирубиновой энцефалопатии, обусловленной гемолитической болезнью новорожденных, харак терны следующие симптомы: экстрапирамидные двигательные расстройства, диспла зия зубной эмали и выпадение зубов, дефекты слуха и умственная отсталость. Однако в ряде случаев клиническая картина может быть представлена одним или двумя из В неврологическом статусе к числу ранних симптомов, свидетельствующих о поражении подкорковых образований, относятся глазодвигательные расстройства, опистотонус и судороги. Постоянными симптомами, обнаруживающимися с первых месяцев жизни, являются экстрапирамидные двигательные расстройства: гиперки нетический синдром, атаксия, дистония мышц конечностей, иногда — парезы и параличи.

Особенности проявления психического недоразвития при билирубиновой эн цефалопатии определяются характером и степенью органического поражения голов ного мозга. Интеллектуальная недостаточность у разных больных может варьировать от легкой дебильности до идиотии и обычно характеризуется своеобразным дисгар моническим недоразвитием отдельных психических функций [Сухарева Г.Е., 1965;

С.С., 1975].

В структуре интеллектуального дефекта большой удельный вес занимают при знаки психоорганического синдрома. Более сложная структура обнаруживается у больных с грубыми нарушениями слуха. У них на первый план выступают недоста точность вербального мышления и несостоятельность при выполнении заданий, связанных с речевой переработкой инструкций, при негрубом недоразвитии нагляд но-действенного мышления.

Диагноз несложен при учете особенностей клинической картины и данных анамнеза, указывающих на перенесенную гемолитическую болезнь новорожденных, обусловленную несовместимостью матери и плода по резус-фактору. Вместе с тем наличие только факта несовместимости крови без указаний на развитие гемолити ческой болезни новорожденных (или на начинавшуюся билирубиновую желтуху, прерванную обменным переливанием) еще не свидетельствует об этиологии резус несовместимости в происхождении умственной отсталости у ребенка.

Наиболее эффективным методом лечения является обменное переливание крови, проводимое в первые сутки жизни ребенка, иногда повторно.

Цель обменного переливания крови — максимально быстрое выведение из организ ма новорожденного антител и продуктов гемолиза. Детям с остаточными явлениями билирубиновой энцефалопатии проводят симптоматическую (рассасывающую, сти мулирующую и восстановительную) терапию.

ОБЩИЕ ВОПРОСЫ ПРОФИЛАКТИКИ, ЛЕЧЕНИЯ, РЕАБИЛИТАЦИИ И ОРГАНИЗАЦИИ ПОМОЩИ БОЛЬНЫМ С УМСТВЕННОЙ ОТСТАЛОСТЬЮ При описании отдельных клинических форм кратко рассмат ривались особенности их лечения. Но важно выделить некоторые общие принципы помощи лицам с интеллектуальным недоразвитием.

Вопросы лечения и реабилитации умственно отсталых тесно взаимо связаны и охватывают широкий круг медицинских, педагогических и соци альных мероприятий. Организация всесторонней помощи умственно от сталым детям в нашей стране осуществляется учреждениями здравоохра нения, социального обеспечения, просвещения и профессионального обу чения.

Наиболее важное условие ре а билит а ции умственно отсталых детей — раннее выявление, своевременное и поэтапное оказание лечебной и коррекционно-педагогической помощи, которая осуществляется сетью учреждений, дифференцированных с учетом возраста и степени психичес кого недоразвития. Эта сеть включает в себя специализированные ясли и дома ребенка для детей с последствиями органических поражений ЦНС и интеллектуальным недоразвитием, детские сады для умственно отсталых детей, вспомогательные школы и для обучаемых олиго френов школьного возраста, специализированные профессионально-техни ческие училища для умственно отсталых подростков, а также интернаты социального обеспечения для глубоко умственно отсталых. Детям с интел лектуальным дефектом в степени идиотии и имбецильности, а также с более легким интеллектуальным недоразвитием, но с наличием дополнительной симптоматики, затрудняющей обучение и воспитание ребенка, выплачива ется пенсионное пособие по детской инвалидности.

Отбор детей в специализированные учреждения проводят медико-пси холого-педагогические консультации. Детей с умственной отсталостью, нуж дающихся в уточнении диагноза или при декомпенсации осложненных форм олигофрении, направляют в детские психиатрические стационары.

Ме дика ме нт оз на я терапия при умственной отсталости в отношении интеллектуального дефекта недостаточно эффективна. Исклю чение составляет профилактическая патогенетическая терапия при некото рых метаболических и эндокринных нарушениях: фенилкетонурия, галакто земия, фруктозурия, гипотиреоз и др. Поэтому медикаментозная терапия заключается в использовании препаратов общеукрепляющего и стимулиру ющего действия, а также средств, направленных на устранение ликвороди намических нарушений, судорожного синдрома и различных осложняющих психопатологических расстройств: двигательной аффек тивной возбудимости, невротических и неврозоподобных нарушений. Среди препаратов стимулирующего действия прежде всего применяются нейроме таболические стимуляторы: ноотропил (пирацетам), пантогам, энцефабол (пиридитол), аминалон (гаммалон). Использование нейрометаболических стимуляторов связано с их способностью активировать энергетические про цессы в нервной клетке, оказывать стимулирующее воздействие на ЦНС с целью активации интеллектуально-мнестических процессов.

Отмечается определенная предпочтительность воздействия различных средств на дополнительную психопатологическую симптоматику. Аминалон и пиридитол эффективны при умственной недостаточности, осложненной синдромом торпидности. При наличии судорожных приступов предпочти тельнее применение пантогама. Препарат может применяться как изолиро ванно, так и в комплексе с противосудорожными средствами, особенно в резистентных к антиконвульсантам случаях. Курсовое примене ние пантогама в возрастных дозах эффективно также у больных с тонокло нической формой заикания и гиперкинезами органофункционального ха рактера. Пантогам и пирацетам эффективны при сочетании психического недоразвития с двигательной расторможенностью, а при психопатоподобном синдроме с преобладанием психической неустойчивости целесообразна их комбинация с меллерилом или седуксеном [Авруцкая 1983].

Все нейрометаболические стимуляторы характеризуются хорошей пере носимостью, однако у детей с выраженным интеллектуальным недоразви тием они нередко приводят к усилению двигательной расторможенности, раздражительности, эмоциональной возбудимости, иногда к ухудшению сна и поэтому должны применяться с осторожностью.

Среди других препаратов стимулирующего действия следует назвать глутаминовую кислоту, церебролизин, витамины и — в инъекциях, витамин внутрь и др.

Больным с церебрастеническим синдромом, а также при наличии со судистых и ликвородинамических нарушений показана дегидратационная терапия (внутримышечные инъекции 25 % раствора сульфата магния, прием диакарба, триампура, глицерола и др.), а также препараты сосудистого действия кавинтон и др.).

В целях рассасывания изменений в ЦНС целесообразно на значение йодистых препаратов (сироп йодида железа, 1 % раствор йодида кальция, лидаза), а также препараты алоэ. Умственно отсталым детям с судорожным синдромом наряду с общеукрепляющей и дегидратационной терапией показано непрерывное противосудорожное лечение. Больным оли гофренией с синдромом двигательной расторможенности, психопатоподоб ными и неврозоподобными расстройствами показаны нейролептические препараты и транквилизаторы, обладающие седативным эффектом (амина зин, тизерцин, неулептил, меллерил, элениум, седуксен, триоксазин, фена зепам и др.).

работа должна строиться в каж дом конкретном случае с учетом клинических особенностей заболевания, структуры интеллектуального дефекта, особенностей личности, речи и мо торики больных. Большое значение в улучшении нервно-психического раз вития детей-олигофренов имеют логопедические мероприятия, направлен ные на формирование речевых функций и устранение дефектов речи. При интеллектуальной недостаточности, сочетающейся с нарушениями в сома тическом и неврологическом состоянии, а также в двигательной сфере, большое значение имеет лечебная физкультура, способствующая развитию моторики, координации, внимания, подвижности психических процессов, укреплению общего соматического состояния больных.

Трудовая адапт ация. Учебно-воспитательная работа во вспо могательной включает начальные этапы организации тру дового обучения, которое занимает одно из основных мест в процессе подготовки умственно отсталых детей к самостоятельной общественно-по лезной деятельности. адаптация лиц с умственным недоразвитием имеет ряд специфических особенностей, требует специаль ных последовательных приемов и методов профессионального обучения с последующим постепенным включением подростков в самостоятельную тру довую деятельность.

В профилактике умственной отсталости основные успехи достиг нуты на пути патогенетически обоснованной своевременной терапии неко торых заболеваний, следствием которых является интеллектуальный дефект, а также на пути широкого внедрения медико-генетического консультирова ния, направленного на предупреждение рождения детей с тяжелым пораже нием мозга. Работа врачей медико-генетической консультации заключается в определении прогноза рождения больного ребенка, а также в разъяснении вероятности этого события обратившейся за советом семье. Во многих случаях врач медико-генетической консультации может помочь семье при нять правильное решение. Наиболее перспективной задачей этой службы является организация пренатальной диагностики наследственных заболева ний в тех случаях, когда это возможно на современном этапе развития исследований в области медицинской генетики.

Практически все семьи, в которых имеются умственно отсталые лица среди родственников, при возникновении вопроса о рождении ребенка должны направляться в медико-генетические консультации.

Применение таких лечебно-профилактических мероприятий, как об менное переливание крови новорожденным при резус-конфликте матери и плода, массовое обследование новорожденных на ФКУ и гипотиреоз с последующей патогенетической терапией выявленных больных также при водят к некоторому сокращению числа больных с глубоким интеллектуаль ным дефектом.

Профилактика умственной отсталости тесно связана также с предупреж дением различных экзогенных вредностей пренатального периода: заболеваний матери, различных химических и лекарственных интоксикаций, воздействия ионизирующей радиации, инфекций и других патогенных факторов.

Особое внимание должно быть уделено профилактике интранатальных асфиксий и родовой травмы, которые нередко ведут к возникновению орга нических поражений ЦНС и тяжелых форм психического недоразвития.

В этой связи большое значение приобретают меры, направленные на улуч шение помощи беременным женщинам и совершенствование родовспоможе ния. Интенсивной борьбы требует ликвидация женского алкоголизма — самой распространенной из внешнесредовых причин умственной отста лости.

Определенное значение для профилактики умственной отсталости имеет предупреждение инфекций и травм новорожденных и детей раннего возраста.

Возможность сокращения числа умственно отсталых лиц во многом зависит от общих социальных мероприятий, направленных на улучшение гигиенических условий среды, на устранение таких отрицательных социаль ных явлений, как пьянство и алкоголизм, на улучшение условий воспитания детей раннего возраста, особенно в таких учреждениях, как дома ребенка и детские дома. Устранение депривации при воспитании детей, оставшихся без попечения родителей, должно способствовать сокращению числа детей с умственной отсталостью и деформацией личности.

Гл а в а ЗАДЕРЖКИ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ Задержки психического развития — пограничные с умственной отсталостью (олигофренией) состояния, т.е. промежуточные формы интеллектуальной не достаточности между дебильностью и нормой.

Задержки психического развития, связанные с незрелостью психики и мозговых структур, рассматриваются как отдельные группы состояний с патологией развития (именно так они трактовались в и МКБ-9) либо как синдром, входящий в структуру того или иного неврологического, психического или соматического заболевания Распространенность задержек психического развития в детском насе лении (как самостоятельной группы состояний) составляет 1,2 и % в общей структуре психической болезненности. Задержки психического раз вития, естественно, в качестве синдрома встречаются значительно чаще.

нарушения при задержках психического развития прояв ляются в виде отставания развития различных сфер психической деятель ности — моторной, познавательной, эмоционально-волевой, речи с раннего возраста вследствие замедления созревания соответствующих структур го ловного мозга.

Диагностирование задержки психического развития возможно с первых месяцев жизни. В одних случаях на первый план выступает задержка раз вития эмоциональной сферы, в других преобладает задержка развития ин теллекта в виде пограничной умственной отсталости. Последнее иногда сочетается с признаками недоразвития лобных и теменных долей мозга на ЭЭГ [Благосклонова Н.К. и др., 1994].

Замедление созревания психических функций может варьировать от легкой степени до выраженной. При легкой степени задержки психического развития становление возрастных навыков запаздывает в пределах одного возрастного периода;

при средней степени становление возрастных двига тельных и речевых навыков, эмоциональных реакций, ручных умений, ком муникативных взаимодействий и других нервно-психических функций за держивается более чем на один возрастной период;

при тяжелой степени отставание в приобретении возрастных навыков превышает два возрастных периода.

При легкой степени задержки психического развития выявляются и признаки компенсации отстающей функции. При задержке развития сред ней степени, при сохраняющейся тенденции к компенсации сроки развития психических функций значительно отстают от нормативов. Тяжелая степень задержки развития, как правило, не содержит в своей структуре элементов компенсации, и задержка психического развития характеризуется не только ретардацией, но и разного рода аномалиями. Данный тип задержки психо моторного развития обычно отражает последствия внутриутробного или интранатального повреждения головного мозга, и эти случаи являются наи более сложными в дифференциально-диагностическом отношении, особен но в плане отграничения от умственной отсталости.

Главные клинические признаки задержек психического развития (по М.Ш.Вроно): запаздывание развития основных психофизических функций (моторики, речи, социального поведения);

эмоциональная незрелость;

не равномерность развития отдельных психических функций;

функциональ ный, обратимый характер нарушений.

Этиологические факторы задержек психического развития подразделя ются на конституционально-генетические, церебрально-органические и психосоциальные. Некоторые врожденные и наследственные прогрессирую щие заболевания нервной системы в первые годы жизни так же манифес тируют задержкой психомоторного развития, но в этих случаях речь идет о соответствующем синдроме, динамика которого определяется основным бо лезненным процессом. В некоторых случаях легких степеней задержки пси хического развития отмеченные нарушения в процессе последующего раз вития ребенка исчезают и диагноз ретардации психических функций сни мается.

Различают первичные и вторичные задержки психического развития [Журба Л.Т., 1980;

Лебедев 1981;

Маслова 1991;

Горюнова А.В., 1994]. Первичные задержки церебрально-органического генеза являются наи более распространенными нарушениями развития. В их основе лежат ги поксические, травматические, инфекционные, токсические и другие факто ры, действующие на развивающийся мозг в перинатальном периоде (родовая травма, асфиксия, ранние инфекции, недоношенность, некоторые наслед ственные заболевания, эндокринопатии и др.), приводящие к негрубому поражению головного мозга, не достигающему четкого органического де фекта. Вторичные задержки нервно-психического развития возникают на фоне первично неповрежденного головного мозга при хронических сомати ческих заболеваниях (например, при пороках сердца), сопровождающихся церебральной недостаточностью в виде минимальной мозговой дисфункции.

Обменные нарушения и связанные с ними токсические и гипоксические воздействия при хронических соматических заболеваниях в сочетании с неустойчивостью регуляции гомеостаза особенно в раннем возрасте приво дят к поражению нервной системы и приостановке психофизического раз вития. Отличительным признаком вторичных задержек психического разви тия является наличие в их структуре аффективных расстройств и замедлен ного формирования положительных эмоциональных реакций. В этих слу чаях на фоне низкого эмоционального тонуса наблюдается отставание аде кватных форм общения со взрослыми, долго не развивается эмоционально игровой характер коммуникаций, отсутствуют подражательные жесты, аде кватная мимика, задержаны начальные этапы речевого развития. Выход из данных состояний часто бывает скачкообразным через ускоренное развитие задержанных функций.

Особый вариант нарушений представляет задержанное развитие с дис (расщеплением) и дисгармоничностью (неравномерностью) развития отдельных психических функций. Наиболее характерным для этого варианта является сочетание неравномерной задержки психических функ ций с аутизмом. Этот вариант задержки психического развития является предвестником будущей психической патологии (аутизма, детской шизофре нии и др.).

При некоторых формах задержек психического развития большое место в клинической картине занимают неврологические нарушения с гипервоз будимостью, гипертензионными, гидроцефальными, судорожными и цереб растеническими явлениями, а также с мышечной гипотонией и др. В других случаях доминирует отставание интеллектуального развития. Последнее не обходимо отличать от состояний дефекта, наступивших вследствие психи ческих заболеваний (в первую очередь детской шизофрении и последствий органических заболеваний мозга).

Детские неврологи [Журба Мастюкова Е.М., ввели понятие или задержки раз вит ия, которая обусловлена замедлением темпа созревания морфо функциональных структур головного мозга, и специфической за которая обусловлена поражением головного мозга.

В первые годы жизни в силу незрелости нервной системы у детей чаще наблюдается дисфункция созревания двигательных и общих психических функций. Поэтому обычно в раннем детстве речь идет об общей задержке психомоторного развития с большей выраженностью отставания психичес ких функций. У детей же старше 3 лет становится возможным выделение уже более очерченных психоневрологических синдромов.

Обоснованным является отнесение (Л.Т.Журба, к вто ричным задержкам (без изначального церебрального органического дефекта) нарушений психического развития при некоторых формах патологии зрения и слуха, после тяжелой и длительной психотравмирующей ситуации, при дефектах воспитания, особенно в условиях депривации и др. Последние ис следования в области психической депривации, особенно сенсорной (слепота, глухота) и в результате сиротства, показывают, что выраженность деприва ционных задержек развития зависит от возраста ребенка. Если соответст вующий фактор воздействует с первых месяцев жизни, то он непосредст венно влияет на нервную систему. Но в тех случаях, когда слепота и глухота являются врожденными, они сами по себе уже отражают патологию голов ного мозга, т.е. в этих случаях речь идет о первичной церебральной пато логии [Лангмейер Й., Матейчик 3., 1984;

Калинина М.А., 1995;

Просел кова М.Е., Козловская 1995;

Строганова Т.А., 1995, и др.].

Существует деление задержек психического развития на тотальную, при которой созревание моторных и психических функций отстает более или менее равномерно, и парциальную, когда на первый план выступает отставание в развитии какой-либо одной функции.

Термин "тотальная задержка" чаще применяется по отношению к глу боким степеням умственной отсталости, а при пограничных формах чаще употребляется термин "парциальная задержка".

Парциальные задержки обычно обусловлены упоминавшимся выше физиологическим феноменом гетерохронии мозга, т.е. неодновременным созреванием мозговых структур, что создает возможность диспропорцио нальности и асинхронности развития некоторых функций вплоть до задер жек формирования их. Наиболее наглядным примером являются различные варианты парциального отставания в двигательном или речевом развитии.

Среди них выделяют моторные дислалии и дизартрии, в раннем и дошкольном возрасте, которые в дальнейшем выступают как дисграфии, дискалькулии и дислексии. При ограничении двигательного про странства (иммобилизации) наблюдается отставание в формировании стато кинетических функций, тогда как психические и речевые функции развиты нормально, а иногда даже в большей степени. Аналогичные взаимоотноше ния складываются при дефиците зрительно-слуховых и когнитивных стиму лов.

К парциальной форме задержки психомоторного развития относится задержка развития экспрессивной и импрессивной речи или их смешанные формы, что в раннем детском возрасте встречается особенно часто. Это связано с тем, что у детей первых лет жизни при разном времени созревания структур головного мозга, обеспечивающих сложную интегративную функ цию речи, имеется основа для физиологического несоответствия между семантической, смысловой и речедвигательной функциями. При отсутствии оптимального речевого контакта это и обусловливает появление различных речевых расстройств. Задержка речи на доречевом этапе заключается в позднем появлении интонационной выразительности крика, бедности и редкости голосовых реакций, отсутствии или позднем появлении первых слов и звукосочетаний, первых слов, первых фраз. Эти отклонения могут возникать на фоне своевременного формирования внутренней речи, но обычно сочетаются с задержкой семантической стороны речи. В одних случаях они свидетельствуют о нарушении только моторного компонента речи, а в других указывают на расстройства сенсорного восприятия, фоне матического слуха, гнозиса и являются ранними признаками интегративных расстройств высших психических функций — чтения, письма, счета.

Возрастные особенности задержек психического развития характеризу ются возвращением на предыдущий уровень развития, т.е. предыдущий возрастной период.

Так, на первом году жизни возможно отставание формирования двига тельных функций, угасания некоторых безусловных рефлексов и формиро вания установочных, цепных симметричных и асимметричных рефлексов положения и выпрямления. Замедлено и часто непоследовательно форми рование таких двигательных актов, как удержание головы, переворот туло вища, сидение, вставание, ползание, ходьба и др. Развитие интегративных психомоторных, т.е. целенаправленных, осознанных двигательных актов, также отстает. Если речь идет о детях второго полугодия жизни, то обычно очевидными становятся такие отклонения, как поздняя фиксация взгляда, слабое прослеживание за предметами, отставание зрительно-моторной ко ординации, снижение познавательных интересов, недостаточность предре чевых этапов речи. Незрелость эмоционально-волевой сферы выражается в позднем появлении улыбки и комплекса оживления, в запаздывании диф ференциации эмоциональных реакций на окружающее, в изменении общей психической активности.

На 2-м году жизни при сохраняющейся задержке статических и кине тических функций на первый план выступает недостаточность познаватель ной деятельности и речи. Это проявляется в снижении ориентировочных реакций внимания и исследовательского интереса, в отсутствии или недо статочности подражания, вялости игровой деятельности, затруднении при обретения навыков самообслуживания, недостаточном понимании обращен ной речи и запаздывании появления первых слов.

Если задержка психомоторного развития к 3 годам не регрессирует, то характерным в этот период является отставание речевых функций, недоста точность познавательной и игровой деятельности и несформированность возрастных форм поведения. Фразовая речь отсутствует или бедная с аграм матизмами и неправильным произношением, нет речевого подражания.

Затруднено освоение навыков самообслуживания. Игра остается примитив ной, нет ее усложнения или оно идет замедленно. Запас возрастных сведе ний и умений недостаточен, наблюдаются слабость первичных обобщений, отсутствуют идентификация пола, способность выделять существенные при знаки предметов, нет дифференцированного интереса к интеллектуальным формам игры. Моторные функции могут оставаться незрелыми, выражены диспраксические отклонения.

Существует точка зрения, согласно которой клиническая картина за держек психического развития определяется присущими разным возрастным периодам формами нервно-психического реагирования. Так, В.В.Ковалев (1988) выделяет следующие уровни возрастного реагирования: соматовегета тивный — у детей от рождения до 3 лет, психомоторный — от 4 до 7 лет, аффективный — от 5 до 10 лет, эмоционально-идеаторный — от до 17 лет.

Хотя это деление, естественно, несколько искусственно, оно позволяет понять многие особенности психопатологии детского возраста. В последние годы в этой области выделены новые комплексы разнообразных психичес ких симптомов и синдромов, имеющих свои общие закономерности, наблю даемые в раннем детском возрасте и мало описанные в общей психиатрии.

Исходя из основных факторов риска развития психического дизонто генеза по В.В.Ковалеву, задержки психического развития можно разделить на 3 клинические группы: 1) типичная задержка развития недифференци рованного генеза, при котором имеют место равномерная или парциальная ретардация в целом или отдельных психических функций на фоне невроло гических симптомов минимальной мозговой дисфункции или без таковых.

Эта форма легкообратимая и маловыраженная;

2) задержка психического развития церебрально-органического типа, характеризующаяся выраженнос тью нарушений развития (средней и большей степени), сочетанием с нев рологическими симптомами и частичной обратимостью отклонений;

3) за держка психического развития депривационного генеза при сенсорной деп ривации (у слепых и глухих) и деприваций материнской эмоциональной, когнитивной, микросоциальной и др. (у детей-сирот). Последние две формы нарушений психического развития в последние годы были изучены особен но подробно. В условиях слепоты и глухоты с первых лет жизни у детей наблюдается особая форма задержки психического развития (с одновремен ной дизгармонией, дизритмичностью и искажениями развития) в виде "дез адаптационного синдрома", развивающегося в раннем возрасте и достига ющего своей наибольшей выраженности в период первого возрастного криза (2,5—3,5 года), который в последующем трансформируется в особое разви тие личности дефицитарного типа [Козловская 1971;

Матвеев В.Ф., Барденштейн Л.М., 1975;

Строганова Т.А., 1994]. Аналогичные особенности были отмечены у детей-сирот, воспитывающихся в условиях детских домов с первого года жизни. У них также выявлены характерные задержки психи ческого развития с нарушением не только темпа, но и последовательности этапов развития, с отчетливыми, эмоциональными (депрессивными) реак циями и нарушениями общения в виде депривационного парааутизма. К возрасту 3—3,5 лет у детей-сирот с рождения формируется синдром сирот ства (депрессия, парааутизм, двигательные стереотипии и др.), который к пре- и пубертатному возрасту складывается в характерное дефицитарное развитие личности [Башина В.М., Проселкова М.Е., Козловская 1996;

Калинина М.А. и др., 1997].

Рассмотренные задержки психического развития характеризуются об ратимостью многих расстройств, т.е. относительно благоприятным прогно зом. В одних случаях такая задержка может полностью ликвидироваться через ускоренную фазу созревания — скачок в развитии или через запозда лое развитие, в других может сохраняться некоторое недоразвитие той или иной функции или происходит компенсация другими, иногда акселериро ванными функциями. В некоторых случаях остаются проявления сидрома минимальной мозговой дисфункции и такие расстройства, как гиперкине тический синдром (синдром дефицита внимания), специфические рас стройства школьных навыков. Задержка психического развития в детстве может стать и основой патохарактерологических нарушений развития лич ности.

ИСКАЖЕНИЯ И ДРУГИЕ НАРУШЕНИЯ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ АУТИСТИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА Детский аутизм — нарушение психического развития, характеризующееся ау тистической формой контактов с окружающими, расстройствами речи и моторики, стереотипностью деятельности и поведения, приводящими к нару шениям социального взаимодействия.

В настоящее время детский аутизм относят к группе так называемых первазивных расстройств развития (pervasive developmental disorder). Эта группа была выделена сравнительно недавно. Ранее же симптомокомплекс детского аутизма описывался при разных формах психических расстройств и фигурировал в литературе под названиями "ранний детский аутизм" [Kanner L., 1943;

Rutter M., 1979], расстройство", "детский, или [Mahler M., 1952], "ранняя детская шизофре ния" [Bender L., 1947, 1964].

Термин чаще используется в американской психиатрии [Campbell M., Shay J., 1995]. Но многие специалисты по детскому аутизму, в частности L.Wing (1989), Ch.Gillberg (1995), B.Rimland (1996), считают этот термин неудачным, так как он, подчеркивая искажение психического раз вития, нивелирует структуру аутистических состояний, выводя за рамки основного определения расстройства такой его главный признак, как аутизм.

Поэтому некоторые психиатры предлагают называть всю группу рассматри ваемых нарушений под названиями "расстройства аутистического спектра" [Gillberg Ch., 1990] или "аутистически подобные расстройства" P., 1992], которые также нельзя признать удачными.

В русской версии международной классификации аутисти ческие расстройства составляют группу нарушений, обозначенную как расстройства развития", которые определяются следующим обра зом: группа расстройств, характеризующаяся качественными аномалиями в социальном взаимодействии и общении и ограниченным, стереотипным, повто ряющимся набором интересов и деятельности.

Краткий исторический очерк. В развитии проблемы детского аутизма выделяют несколько основных этапов. Первый из них — донозологический — относится к XIX — началу XX в. Он характеризуется первыми описаниями детей с поведением, отличающимся стремлением к одиночеству и "уходами" от контактов с окружающи ми. Второй этап назван доканнеровским годы XX столетия). Когда было сформулировано понятие аутизма у взрослых больных E., 1920], возник вопрос о возможности развития шизоидии (с характерной для нее аутичностью) в детском возрасте Т.П., 1927] и был описан "пустой аутизм" у детей [Lutz J., 1937]. Третий этап — каннеровский годы) назван по имени американского психиатра впервые в 1943 г. описавшего детей, неспособных к речевому и аффективному контакту с окружающими. Наблюдавшиеся им дети с первых лет жизни отличались неспособностью общаться даже с близкими людьми, однообраз ным поведением со стереотипиями (типа "верчения" руками и подпрыгиваний), расстройствами речи и задержкой психического развития. Такого рода расстройства стали называть "ранний детский аутизм", "детский аутизм Каннера" или "синдром Каннера". Сам L.Kanner предположил, что в основе этого синдрома лежат врожден ные нарушения аффективного контакта с окружающими, что нашло отражение в названии его первой публикации (1943).

Вскоре сходный синдром описал H.Asperger (1944), который от типичного раннего детского аутизма Каннера отличался способностью детей к достаточно высокому интеллектуальному развитию (его стали называть синдромом Аспергера).

Концепция раннего детского аутизма развивалась на фоне уже существовавших в то время представлений о раннем слабоумии, шизофрении и шизоидии у детей.

Опираясь на эти взгляды, L.Kanner несколько изменил свою точку зрения на ранний детский аутизм, допуская его принадлежность к расстройствам шизофренического спектра, но отграничив от шизофрении и шизоидии. Синдром же Аспергера со времени его описания рассматривается как проявление аутистической (шизоидной) психопатии.

В 1966 г. из ранней детской шизофрении был выделен синдром Ретта [Rett A., 1966], который также стали относить к аутистическим детским расстройствам.

Последующее изучение аутизма у детей показало, что он может представлять собой не только достаточно специфические клинически очерченные синдромы типа раннего детского аутизма синдромов Аспергера и Ретта, но и быть прояв лением других заболеваний, обусловленных хромосомной патологией (болезнь Дауна, синдром Х-ломкой хромосомы, и др.), обменными и органическими заболеваниями мозга, в частности туберозным склерозом. Кроме того, он может быть проявлением шизофрении, особенно состояний. В последнее время привлекается внимание и к парааутистическим состояниям, развивающимся у детей в условиях сиротства.

Таким образом, к годам сложилось представление, что аутистические расстройства составляют гетерогенную по происхождению и отчасти по клиническим проявлениям группу психических нарушений, что нашло отражение и в соответст вующих национальных и международных классификациях.

Распространенность детского аутизма, по данным большинства исследователей, составляет 4—5 человек на 10 000 детей, т.е. 0,04—0,05 % [Ковалев В.В., 1995;

Wing 1974;

Ritvo E.R. et 1985;

Briston S., 1988;

Gillberg Ch., 1995;

Campbell M., Shay J., 1995]. Эти показатели остаются достаточно стабильными на протяжении послед них десятилетий, ибо в первом эпидемиологическом исследовании, проведенном V.Lotter в 1966 г., болезненность детским аутизмом также определялась величиной 4—5 на 10 000 детей. Существуют, однако, и отклонения от этих показателей. Так, M.Campbell и J.Shay приводят данные канадских и японских специалистов — соответственно 10 и 13,9 на 10 000 детей. Последние показатели близки к тем, которые приводятся в тех случаях, когда детский аутизм рассматривается широко с включением его самых мягких форм (5—10 на 10 000 детского населения).

Детский аутизм чаще встречается у мальчиков. По данным разных авторов, обобщенным M.Campbell и J.Shay (1995), соотношение его частоты у мальчиков и девочек колеблется от 2,6:1 до 4:1.

Классификация. В построении современных классификаций детского аутизма находят отражение разные принципы. Они основаны, с одной стороны, на истори ческой преемственности представлений об этих расстройствах и основных их кли нических проявлениях, а с другой, отражают существующие взгляды на их этиологию и патогенез. Поэтому систематики отдельных стран не только различны, но и достаточно изменчивы. В этом отношении классификация аутистических рас стройств, разрабатывавшаяся в Научном центре психического здоровья РАМН в течение многих лет, также уточняется и совершенствуется по мере накопления клинических наблюдений, в том числе катамнестических.

В настоящее время нами предложена следующая классификация ау тистических расстройств.

Синдром раннего детского аутизма Каннера (классический вариант детского аутизма) Синдром Аспергера (аутистическая психопатия) Синдром Ретта Аутизм, развивающийся после приступа шизофрении (детский "процессуальный" аутизм) Аутистическиподобные При органических заболеваниях мозга При хромосомных аномалиях При обменных нарушениях При других формах патологии Парааутистические расстройства (депривационный аутизм) Большинство аутистическиподобных нарушений входят в структуру умственной отсталости.

Приведенная классификация имеет много общего с которая отличается большим дроблением некоторых групп расстройств на отдельные клинические варианты.

Как уже говорилось, в МКБ-10 детский аутизм входит в рубрику "Общие расстройства развития" (F84), являясь частью раздела "Нарушения психологического развития" (рубрики Здесь выделяются следую щие формы общих расстройств развития:

F84.0 Детский аутизм (аутистическое расстройство;

инфантильный аутизм;

инфантильный психоз;

синдром Каннера) Атипичный аутизм (атипичный детский психоз;

умеренная умственная отсталость с аутистическими чертами) F84.2 Синдром Ретта F84.3 Другое дезинтегративное расстройство детского возраста (дезинтегративный психоз;

синдром Геллера;

детская деменция;

симбиотический психоз) F84.4 Гиперактивное расстройство, сочетающееся с умственной отсталостью и стереотипными движениями F84.5 Синдром Аспергера (аутистическая психопатия;

шизоидное расстройство детского возраста) Диагноз детского аутизма ставится в случае его развития до возраста, атипичного аутизма — при развитии в 3—5 лет.

Синдром раннего детского аутизма Каннера Распространенность синдрома характеризуется показателем 2—4 больных на 10 000 человек с преобладанием его развития у мальчиков (более чем в 2 раза).

Клинические проявления. Развитие этого синдрома может начинаться в возрасте от рождения до 36 мес (3 лет) жизни ребенка. Его определяют аутистическая отгороженность детей от реального мира с неспособностью формирования общения и неравномерным созреванием (асинхронностью развития) психической, речевой, моторной и эмоциональной сфер жизне деятельности. Для этого заболевания характерны явления протодиакризиса, недостаточное различение одушевленных и неодушевленных объектов. По ведение и игры аутичных детей характеризуются стойкими стереотипами, отсутствием подражания, недостатком реакции на окружающее и повышен ной чувствительностью на условия как дискомфорта, так и комфорта. Форма общения с родными (особенно с матерью) — симбиотическая или индиф ферентная, т.е. без эмоциональной реакции, вплоть до отказа общения с Смена привычного жизненного стереотипа, появление новых объектов и посторонних лиц вызывают у аутичных детей реакцию избегания либо недовольства и страха с хаотической агрессией и самоагрессией.

Во внешнем облике больных детей обращают на себя внимание застыв шая мимика, направленный в пустоту или как будто в себя взгляд, отсутст вие реакции "глаза в глаза", но иногда возникает мимолетная фиксация взгляда на окружающих лицах и предметах.

Моторика аутичных детей угловатая со стереотипными движениями, атетозоподобными движениями в пальцах рук, ходьбой "на цыпочках". Но наряду с этим у больных аутизмом возможно развитие достаточно сложных и тонких моторных актов. Речь рецептивная и особенно экспрессивная развивается слабо;

отсутствуют экспрессия, жестикуляция, сохраняются эхо лалии, фразы-штампы, нарушено произношение звуков, нет интонационно го переноса, т.е. непрерывной мелодии речи, ритма, темпа. Голос то гром кий, то неожиданно становится тихим и ребенок переходит на шепот.

Произношение звука может быть разным — от правильного до невнятного, иногда с необычной модуляцией. Экспрессивная речь развивается с боль шим отставанием, преобладает бессвязная, эгоцентрическая речь. Больные практически неспособны к Ребенок лишен активного стремления к усвоению новых фраз и их использованию. Нарушенный синтаксический и грамматический строй речи дополнен то интонационной вычурностью, то лепетной речью, то манерным словотворчеством. Последнее сохраняется и после первого физиологического кризового периода. В более тяжелых слу чаях отмечаются разрыхление ассоциаций, смещение мыслей, иногда исчез новение из фраз личных местоименных и глагольных форм;

фразы стано вятся предельно краткими и отрывистыми.

В связи с отмеченными особенностями речи представляет интерес процесс ее развития в этих случаях. Первые слова обычно появляются к 12—18 мес, первые фразы к 24—36 Но уже в этом возрасте обращает на себя внимание, что дети не задают вопросов, не используют по отноше нию к себе личных местоимений, говорят о себе во втором или третьем лице и одновременно наблюдается скандирование или, напротив, напевное произношение слогов слова, незавершенность фраз, бессмысленное и не внятное повторение слов, отказ от утвердительных и отрицательных слов.

У детей длительно сохраняются ранние, лепетные интонации, ударения на последних слогах слов, растянутое произношение слогов. Тем не менее дети (хотя и не все) способны запоминать отдельные четверостишия, отрывки прозы, хотя они не могут передать смысла и содержания прочитанного.

В дальнейшем наряду с правильным наблюдается невнятное произношение звуков и слов. Постепенно все более отчетливыми становятся отсутствие или полное недоразвитие обобщающей и функции речи.

Отмеченные речевые недостатки примерно в случаев могут преодоле ваться к 6—8 годам, а в других — речь, особенно экспрессивная, остается недоразвитой.

Особенностями детского аутизма являются относительная сохранность абстрактных форм познания действительности, которые в этих случаях со четаются с примитивными протопатическими формами, т.е. познанием с использованием преимущественно тактильного, обонятельного и вкусового рецепторов, особенно в первичных ориентировочных реакциях. Такие реак ции на звуковые и световые раздражители в раннем возрасте могут отсут ствовать или резко извращены. Отсутствие указанных реакций дает повод подозревать у аутичных детей глухоту и даже слепоту.

У больных ранним аутизмом Каннера особенно резко изменена игровая деятельность. Она нередко сводится к однообразному пересыпанию, пере кладыванию предметов, постукиванию предмета о предмет, касанию ими лица, обнюхиванию, облизыванию. Обращают на себя внимание то быстрая пресыщаемость любым игровым действием, то застреваемость на одной и той же манипуляции, отсутствие сюжетности, усложнения игры, ее стерео типизация. Вместо игры дети могут ползать, ходить, иногда подпрыгивать, крутиться. После 3 лет описанное поведение иногда сочетается со сверхцен ным отношением к отдельным предметам (к машинкам, железкам, лентам, колесам и др.). В течение ряда лет игры обычно не усложняются, становясь - все более и более стереотипными, не имеющими единого смыслового со держания.

Имеет некоторые особенности и поведение этих детей по отношению к сверстникам и близким людям. Одни дети активно избегают своих сверс тников, другие к ним безразличны, третьи в присутствии других детей испытывают страх. Отношение к близким достаточно противоречиво.

Хотя аутичные дети находятся в симбиотической зависимости от род ных, они не дают адекватной реакции на их присутствие или отсутствие.

Дети могут тревожиться при отсутствии матери и при этом не проявлять реакции на ее появление. Более редкой по сравнению с индифферентной реакцией на мать встречается негативистическая реакция, когда дети гонят от себя мать и проявляют недоброжелательность к ней. Эти формы общения с матерью могут сменяться одна другой.

Эмоциональные реакции больных аутизмом различны. Одни дети от личаются относительно ровным настроением, другие могут быть веселы, о чем свидетельствует довольное выражение лица, проскальзывающая улыбка, третьи равнодушны и не проявляют ни недовольства, ни радости.

Для раннего детского аутизма Каннера особенно характерны отрица тельные реакции на любые попытки изменить привычный жизненный сте реотип — вывести на прогулку в новое место, поменять одежду, предложить новую пищу. Все указанное неизменно вызывает протест, негативное отно шение, капризность и даже тревогу. Это своеобразное сочетание кой ригидности и косности с чрезвычайной чувствительностью и аффектив ной неустойчивостью с годами подвергается медленному, частичному смяг чению, но полностью эти особенности никогда не исчезают.

С раннего возраста при синдроме Каннера нарушается инстинктивная жизнь. Так, обращают на себя внимание изменения аппетита. Больные с трудом привыкают к новому виду пищи, на протяжении многих лет пред почитают одни и те же виды продуктов. Наблюдаются инверсия цикла сна и бодрствования, затрудненное засыпание, прерывистый сон. Мышечный тонус отличается непостоянством — он то снижен, то повышен. У одних детей практически отсутствует реакция на окружающее, у других отмечается повышенная чувствительность, проявляющаяся беспокойством, беспричин ным плачем и т.п.

Течение синдрома Каннера. Синдром детского аутизма приобретает наи более завершенную форму в возрасте 3—5 лет. В большинстве случаев к этому времени определяются окончательная задержка в развитии инстинк тивной жизни, моторики, особенно тонкой, нарушения речевого развития, игровой, эмоциональной сферы, которые и формируют аутистическое по ведение в целом.

Специфика синдрома Каннера заключается в сочетании сложных и примитивных реакций в пределах каждой функционирующей системы — феномен "переслаивания". Если на первых этапах развития ребенка это проявляется в основном в нарушении физиологической иерархии простых и сложных структур, то в последующем отмечается и в структуре вторич ной задержки психического развития. IQ больных в большинстве случаев ниже 70.

После достижения ребенком 5—6 лет проявления синдрома Каннера, частично компенсируясь, сглаживаются, но это менее всего касается нару шений умственного развития. У детей нередко формируется выраженный олигофреноподобный дефект с формами поведения. Иногда на фоне основных проявлений синдрома Каннера возникают неврозоподоб ные, аффективные, кататонические или полиморфные расстройства, кото рые утяжеляют прогноз.

Приведенные данные о раннем начале детского аутизма и его клини ческих проявлениях типичны для врожденных задержек психического раз вития, а отсутствие в большинстве случаев выраженных позитивных симп томов и явной прогредиентности, а также частичная компенсация к возрасту 6 лет служат основанием для отнесения синдрома Каннера к нарушениям развития, протекающим по типу асинхронного дизонтогенеза.

Этиология и патогенез. Общепринятой концепции об этиологии и па тогенезе раннего детского аутизма не существует. Наиболее распространен ные представления о причинах его развития делятся на две группы — теории психогенеза и теории биологические.

Теории психогенеза. Эти концепции возникли одновременно с описани ем раннего детского аутизма Каннером, который, как уже говорилось, был склонен полагать, что аутизм является выражением врожденной неспособ ности детей к эмоциональному взаимодействию с окружающими (дефекта аффективного контакта). Но относительно быстро эти представления транс формировались в достаточно распространенное и сейчас мнение, что дет ский аутизм является следствием отсутствия в раннем детстве (со времени рождения) материнского тепла и внимания и общей аффективной положи тельной атмосферы. Особое значение в этом случае придается взаимодей ствию в системе мать — ребенок, которое неразрывно связано с постоянным воздействием самых различных раздражителей (стимулов), столь необходи мых для созревания функций ЦНС. По-видимому, полностью психосоци альными взаимодействиями объяснить развитие раннего детского аутизма вряд ли возможно, однако нельзя не признать, что они, несомненно, играют значительную роль в патогенезе заболевания. Об этом, в частности, говорят факты существования чисто психогенного (депривационного) аутизма, ко торый может развиваться, например, у детей-сирот.

Биологические теории. В группу этих теорий входят генетические кон цепции, теория нарушения развития мозга, теории, связанные с действием перинатальных факторов, а также нейрохимические и иммунологические концепции. Наиболее распространенной среди них является генетическая теория. В пользу особой роли генетических факторов при раннем детском аутизме свидетельствуют следующие данные: 2—3 % сиблингов детей-аутис тов страдают тем же заболеванием, что в 50 раз превышает популяционную частоту раннего детского аутизма;

конкордантность по детскому аутизму в парах монозиготных близнецов, по данным разных авторов, колеблется от 36 до 89 %, в то же время в парах дизиготных близнецов она равна 0;

риск развития раннего детского аутизма у второго ребенка после рождения пер вого с аутизмом достигает 8,7 %;

у родителей детей аутистов распространен ность аутистических симптомов превышает таковую в общей популяции.

Несмотря на наличие столь убедительных данных, о существенной роли наследственных факторов в развитии раннего детского аутизма, модус на следования остается неизвестным. Допускается возможность наследования не самого заболевания, а предрасположения к нему. В рамках генетической теории рассматривается и роль Х-ломкой хромосомы, поскольку ранний детский аутизм сочетается с синдромом Х-ломкой хромосомы в 8 % случаев (колебания от 0 до 20 %). Однако существо этой связи еще не вполне ясно [Campbell M., Shay J., 1995].

Теории, в которых наибольшее значение придается отклонениям в раз витии мозговых структур, основаны как на сугубо теоретических представ лениях о незрелости мозговых образований, так и на нейроанатомических и компьютерно-томографических наблюдениях последних лет. Если макро скопически мозг больных детей обычно не имеет каких-либо особенностей, то при микроскопии выявляется уменьшение размеров нейронов в гиппо кампе, энторинальной коре, миндалине, маммилярных телах и в некоторых других отделах мозга, в том числе в мозжечке (уменьшение числа клеток Пуркинье). При рентгеновской компьютерной и магнитно-резонансной то мографии были выявлены уменьшение размеров лобных и височных отделов мозга, особенно слева, и расширение внутренних ликворных пространств.

Предполагают, что в пренатальном периоде возможны нарушение созрева ния нейронов, их преждевременная и повышенная гибель, а также наруше ния миграции под влиянием генетических или "экзогенных" факторов.

К патогенетически значимым перинатальным факторам относятся раз личные негативные воздействия в неонатальном, во время родов и раннем постнатальном периодах. Это — кровотечения у матери во время беремен ности, употребление ею избыточного количества лекарственных веществ, другие токсические и инфекционные воздействия на плод. К этой группе представлений близко примыкают иммуновирусологические теории. К им мунологическим теориям относят, в частности, предположения о возмож ном наличии в крови матерей аутоантител (например, к некоторым серото ниновым рецепторам, белкам нейрофиламент и др.), нарушающих развитие соответствующих элементов нервной ткани. Из вирусных инфекций наи большее внимание привлекают к себе вирусы краснухи, простого герпеса, гриппа и цитомегаловирусная инфекция, которые особенно опасны на ран них стадиях развития плода.

Нейрохимические теории ориентированы на функцию дофаминергичес кой, серотонинергической и опиатной систем мозга. Результаты целого ряда биологических исследований дали основание предполагать, что функция этих систем при раннем детском аутизме повышена. Считают, что с гипер функцией этих систем могут быть связаны многие клинические проявления (аутизм, стереотипии и др.) заболевания. О правомерности таких предполо жений свидетельствует успешное применение во многих случаях галопери дола, антидепрессантов и налтрексона.

Нетрудно заметить, что все перечисленные теории полностью соотно сятся с таковыми при шизофрении. Поэтому до сих пор не исключена возможность, что детский аутизм входит в круг эндогенных психических расстройств шизофренического спектра. Необходимо сказать, что на разви тие представлений о патогенезе детского аутизма большое влияние оказали работы отечественных детских психиатров по изучению структуры наруше ний развития у больных шизофренией детей, так как они отметили ряд вариантов этих нарушений, а именно типы стигматизированного (шизотипи ческого), искаженного (шизоидного) и задержанного развития [Юрьева 1973]. К ним может быть добавлен и тип асинхронного развития, которое, как правило, сопровождается задержкой развития [Башина В.М., 1970, 1980, 1989]. С нашей точки зрения, синдром детского аутизма Каннера должен рассматриваться в континууме патологии личностного развития: конституцио нальные шизотипические и шизоидные варианты — промежуточные (синдром раннего аутизма Каннера) состояния — шизофренические типы личностных изменений.

Особое внимание придается асинхронности развития функциональных систем, т.е. дезинтегративному типу развития ЦНС при аутизме [Башина 1970, 1980, 1989;

Козловская 1996;

Mahler M., 1952;

Fish В., 1975, и др.].

Некоторые авторы считали, что основные проявления раннего детского аутизма могут быть связаны с недоразвитием активирующих систем мозга [Мнухин С.С., Зеленецкая А.Е., Исаев Д.Н., 1967;

Каган В.Е., 1981;

Bosch 1962;

Rutter 1966;

A., 1970].

Имеются также представления о расстройствах адаптационных меха низмов у незрелой личности с неустойчивостью и слабостью интеграцион ных процессов в нервной системе ребенка. Асинхронный характер развития при детском аутизме может иметь общие истоки с явлениями "расщепле ния" при шизофрении. В связи с незрелостью ЦНС последние при детском аутизме могут иметь иное клиническое выражение. Другими словами, свое образие классического детского аутизма заключается в том, что в его струк туре можно обнаружить и черты общего нарушения развития, и его асин хронность, и нарушения развития эндогенного характера. Именно поэтому детский аутизм занимает промежуточное положение в приведенном выше континууме расстройств.

Синдром Аспергера Хотя синдром Аспергера был описан австрийским психиатром H.Asperger в 1944 г., он стал широко известен в мировой литературе только начиная с 1981 г., когда L.Wing представила соответствующие наблюдения за детьми, отличавшимися отно сительно высоким уровнем интеллектуального функционирования и выраженными нарушениями социального общения, назвав синдром по имени впервые выделивше го его автора. С этого времени в психиатрической литературе появилось много публикаций, направленных на отграничение синдрома Аспергера от раннего го аутизма Каннера, с одной стороны, и так называемого "высокофункционирую щего аутизма" autism), с другой. В связи с последним существует точка зрения, согласно которой синдром Аспергера является вариантом "высоко функционирующего аутизма", который может рассматриваться как менее тяжелая форма раннего детского аутизма, при которой интеллект остается достаточно со хранным. Официальным признанием синдрома следует считать его введение в аме риканскую классификацию DSM-IV и в (до этого он в этих классификациях не значился).

Согласно первоначальным описаниям самого H.Asperger, синдром ха рактеризуется трудностями социальной интеграции детей в группы общения со сверстниками, что свойственно здоровым детям. В этом отношении такие дети напоминают больных с синдромом Каннера, но отличаются от них достаточной сохранностью речи и большим развитием интеллекта, а также более благоприятным прогнозом болезни в целом. H.Asperger назвал эту форму аутизма аутистической психопатией детского возраста.

Распространенность синдрома Аспергера точно не определена, так как он трудно диагностируется в возрасте до 3 лет. В литературе наиболее часто фигурирует показатель 1 больной на 10 000 детей (0,01 %). В этом случае различия в частоте синдрома у мальчиков и девочек еще больше, чем при детском аутизме Каннера и отношение между ними достигает 9:1 [Camp bell М., Shay J., 1995].

Клинические проявления. Как и другие формы детского аутизма, син дром Аспергера начинается в раннем детском возрасте, но диагностируется нередко только при поступлении больных в школу, когда очевидной стано вится трудность во взаимоотношениях с другими детьми. В дальнейшем ограниченность общения нарастает, при этом достигая степени полного отрыва от реальности, хотя чаще отношения с внешним миром для таких детей неоднозначны — одни факторы реального окружения могут быть для них значимы, другие имеют меньшее значение, а третьи вообще несущест венны (для нормально развивающегося ребенка они имеют равную значи мость). Общие интересы со сверстниками не привлекают таких детей. Обыч но замещаются особыми интересами "заумного", отвлеченного харак тера. Стремление решения вопросов о "жизни", "мироздании" и т.п. сочета ется у этих детей с нелепым собирательством железок, картинок и других предметов, не представляющих никакой ценности.

Несмотря на трудности общения, составляющие сущность аутизма, интеллект и речь больных остаются достаточно сохранными. При средних значениях IQ более высокими являются показатели вербального теста Век слера. У этих детей достаточно развито логическое мышление, хотя в мыш лении могут обнаруживаться тенденции к рассуждательству, символизму и амбивалентности заключений. Речь при всей ее грамматической правиль ности обычно не направлена к собеседнику, изменены и ее мелодика, и темп. Знания трудно репродуцируются и крайне неравномерны. Активное и пассивное внимание неустойчивы.

Побуждения к действию неадекватны целям и аутистические интересы в этом случае преобладают;

именно на их выполнение больные направляют основную энергию. Побуждения же к целенаправленной деятельности не достаточны. Поэтому поведение больных в целом определяют импульсив ность, противоположные аффекты и желания, отсутствие единства и внут ренней Характерен внешний облик таких детей: обращает на себя внимание отрешенное выражение обычно красивого лица ("лицо принца") с бедной мимикой, взглядом, обращенным мимо собеседника, и неожиданной фик сацией взора на случайных предметах и окружающих лицах. Нередко выра жение лица становится сосредоточенно-самоуглубленным (брови сдвинуты, взгляд направлен как бы внутрь себя). Выразительных мимических движе ний мало, жестикуляция обеднена. Моторика угловатая, движения недоста точно гармоничные и неловкие. Отмечаются также стереотипии (например, раскачивания);

временами стереотипные движения могут быть весьма плас тичными (и даже "сверхпластичными"). Аутистические игры часто опреде ляются непреодолимыми влечениями к ним.

Для больных с синдромом Аспергера характерна привязанность к дому, сочетающаяся с отсутствием привязанности к близким.

На фоне описанных психических особенностей возможно развитие аффективных расстройств, стертых навязчивостей, появление ипохондри ческих жалоб, фобий. Такого рода нарушения обычно возникают в периоды физиологических кризов, иногда под влиянием травмирующих внешних факторов.

О течении синдрома Аспергера судить трудно, так как пока не сущест вует достаточно широких клинических катамнестических исследований. Из вестно, однако, что больные с этим синдромом могут обучаться в обычной школе (хотя они пребывают в школьном коллективе обособленно и счита ются эксцентричными), но чаще более адекватным для них является обуче ние в специальных школах для детей с поведенческими девиациями. В даль нейшем относительно достаточное развитие формальных функций интел лекта сочетается с нарушениями социальной адаптации и недостаточно полным использованием полученных знаний. Существуют наблюдения, что у больных с синдромом Аспергера нередко развиваются обсессивно-ком пульсивные и биполярные аффективные расстройства.

Этиология и патогенез синдрома Аспергера, так же как и раннего дет ского аутизма, остаются неясными. Наибольшее значение придается гене тическим факторам, обусловливающим врожденный характер нарушений.

Об этом свидетельствуют факты накопления случаев данного синдрома в семьях больных с этим расстройством и иногда повышенная частота секун дарных случаев не только синдрома Аспергера, но и раннего детского аутизма. Но наряду с представлениями о генетической обусловленности этого синдрома многие психиатры допускают, что он возникает в результате пренатального и перинатального повреждения Синдром Ретта Синдром Ретта отличается от описанных двух синдромов аутистических расстройств его наличием практически только у девочек, возникновением после периода нор мального развития, выраженной нейроморфологической патологией и сочетанием психических расстройств с тяжелыми неврологическими нарушениями.

Синдром Ретта в течение последних двух десятилетий активно изучается во всем мире, о чем свидетельствует создание Международной ассоциации синдрома Ретта (International Rett Syndrome Assocciation). Помимо большой вклад в его изучение внесли японский исследователь Isibano и др. (1976) и особенно шведский ученый B.Hagbert (1980). В настоящее время он интенсивно изучается специалистами многих стран мира, в том числе России [Башина В.М. и др., 1993, 1997].

Синдром Ретта обычно возникает у детей с нормально протекавшими беременностью, родами и развитием в течение первых месяцев жизни (иног да до мес). Затем происходят остановка в развитии и катастрофический регресс всех форм психической деятельности с возникновением моторных аутизма и прогрессирующего моторного снижения, последую щей инвалидизации и смерти.

Распространенность. M.Campbell и J.Shay (1995) указывают частоту слу чаев синдрома у женщин от 1:10 000 до 1:15 000, подчеркивая, что синдром практически не встречается у мужчин. Н.Л.Горбачевская и В.Ю.Улис (1997), представляя обзор данных, прозвучавших на специальном конгрессе по синдрому Ретта в 1996 г., указывают, что, по современным данным, частота этого синдрома варьирует от 0,72:10 000 до 3,5:10 000;

среди всех умственно отсталых девочек заболеваемость синдромом составляет 2,48 %. Среди глу боко умственно отсталых женщин — не менее 10 %. Случаи возникновения синдрома Ретта у мальчиков единичны (при этом речь идет скорее о пред полагаемом синдроме).

Клинические проявления. Течение синдрома Ретта подразделяется на стадии.

I стадия определяется как аутистическая. Она характеризуется останов кой в психическом развитии ребенка, снижением или исчезновением инте ресов к играм и окружающим людям. Длительность этой стадии несколько месяцев. Поведение ребенка в целом на этом этапе почти не отличается от того, что наблюдается при других аутистических синдромах у детей. Обра щает на себя внимание понижение мышечного тонуса и замедление роста II стадия — "быстрого регресса" — определяется смягчающимися ау тистическими расстройствами и быстро наступающим распадом речи, ап раксией и общим моторным беспокойством.

В кистях рук появляются движения моющего и потирающего характера.

Больные царапают себя, жуют пальцы рук. Наблюдаются также и другие насильственные движения: дотрагивание руками до подбородка, головы, груди;

нанесение кулаками ударов по щекам, подбородку, заведение рук за спину и т.п. Перечисленные движения совершаются непрерывно, реже через небольшие интервалы, насильственно, за исключением периода сна или при фиксации рук. Пропадает способность к удерживанию в руках предметов (вложенные в руки игрушки, ложка тут же выпадают). В связи с постоян ными движениями потирающего характера в области II и III фаланг I и II пальцев развиваются гипертрофия мышц, мозолистые утолщения и экско риация кожных покровов и V пальцев рук и соответственно в области пястных костей, напротив, заметно истончение и атрофия мышц. Меняется походка детей — они широко расставляют ноги при ходьбе и двигаются покачиваясь (эти изменения характерны для атаксической походки). Отме чаются также мышечная дистония, временами переходящая в атонию или гипертонию;

легкая атрофия мышц стоп и голеней (по типу носков), си нюшность кожных покровов и холодность их на ощупь, а также рекурвация в суставах, приводящая к частому спотыканию и трудностям спуска с лестницы. Движения туловища обедняются, голова втягивается в плечи.

Гипертонус шейных и плечевых мышц сочетается со сколиозом и кифоско лиозом. При прогрессировании описанных нарушений дети вообще теряют способность к изменению положения тела (из положения лежа не могут сесть или встать).

На этой стадии болезни больные выглядят отгороженными от внешнего мира. Сохраняющаяся реакция слежения глазами крайне истощаема;

появ ляются гримасничание, нахмуривание бровей, зажмуривание глаз. Выражен ность аутистического отрешения изменчива и временами появляется легкая тенденция к общению, когда выявляется и определенная сохранность эмо ционального отношения к родным. Но большую часть времени поведение остается однообразно-монотонным.

У больных на II стадии может расстраиваться дыхание: учащенное дыхание сопровождается внезапным апноэ с напряжением мышц шеи и плечевого пояса. Иногда это состояние переходит в общее напряжение с приведением рук к телу и нередко сопровождается гортанным криком.

Длительность этих состояний исчисляется секундами, после чего восстанав ливается нормальное дыхание. Подобные состояния имеют тенденцию к повторению через разные промежутки времени. В некоторых случаях при подобном нарушении дыхания происходит заглатывание воздуха с развитием пневматоза кишечника. Длительность стадии "быстрого распада" — от не скольких недель до нескольких месяцев, реже лет.

III стадия — "псевдостационарная" — характеризуется слабоумием с пол ной утратой речи (сохраняются лишь контуры отдельных слов и слогов).

Более длительное время сохраняется лишь понимание простейших жестов бытового содержания. Движения в кистях рук в этот период отличаются меньшим мышечным напряжением и урежаются;

появляется крупноразма шистый тремор головы, туловища, рук, усиливающийся при попытке вы полнения направленных движений. Утрачивается даже способность жевать, появляются поперхивания, а затем нарушается и глотание, и больные пере ходят на сосание.

В случаев у больных возникают эпилептиформные припадки (малые и большие судорожные). Наблюдаются также атипичные приступы по типу вздрагиваний, с ознобоподобными явлениями, дрожью всего тела во время сна. В ряде случаев наблюдается гиперкинез в группах мышц верхнего плечевого пояса в виде частых повторов, что напоминает приступы фокаль ной эпилепсии.

Общая активность детей быстро обедняется, приобретая характер бес цельной ходьбы взад и вперед, во время которой может возникать мимолет ный интерес к игрушкам. Больные подходят к ним, приближают к ним лицо, касаются губами.

Сохраняются глазная реакция "глаза в глаза" и реакция на зов, но они резко отставлены во времени и кратковременны. В отношениях с матерью и близкими для ребенка лицами сохраняется только "тактильная игра" (свойственная детям первого года жизни) с возможностью легкого эмоционального оживления.

Эта стадия может длиться несколько лет (иногда 10 лет и более), в течение которых отрешенность от внешнего мира и аутистические проявле ния нивелируются и даже появляется некоторое оживление интереса к окружающему. Одновременно несколько смягчается насильственность "мо ющих" и других движений в кистях рук.

IV стадия — "тотального слабоумия" — в соответствии с названием ха рактеризуется полной утратой не только речи, но и способности к ходьбе и жеванию, а также распадом других жизненных навыков. Нарастают невро логические симптомы (развиваются спинальная атрофия, спастическая ри гидность, с наибольшей выраженностью в конечностях), которые на этой стадии преобладают в клинической Смерть наступает в разные сроки — обычно между 12—25 годами от начала заболевания, что практи чески соответствует и возрасту больных.

Этиология и патогенез. Современные представления о причинах и ме ханизмах развития заболевания основаны на многочисленных данных, сви детельствующих о наличии выраженной патологии на самых различных уровнях организма, — от психического и нейрофизиологического до нейро химического и анатомического, а также на результатах генетических иссле дований.

В настоящее время накоплено достаточное количество данных, свиде тельствующих о наследственной природе синдрома. Так, по данным N.S.Thomas и соавт. (1996), все пары монозиготных близнецов конкордант ны по синдрому Ретта, в то время как дизиготные всегда дискордантны;

существуют семьи, в которых синдром Ретта наблюдался у двух и более женщин (тети и племянницы, родные сестры, полусибсы по материнской линии, матери и дочери). При эпидемиологических и генеалогических ис следованиях К. et al., 1996;

Preza В. et 1996] было установлено неравномерное географическое распределение больных с накоплением их в небольших, в основном сельских, районах, получивших название "Ретт ареалов", представляющих собой подобие популяционных изолятов (в Нор вегии, Италии, Албании, Венгрии). Тем не менее единой точки зрения на механизм наследственной передачи синдрома Ретта пока не существует.

Большинство исследователей склоняются к гипотезе о Х-сцепленном доми нантном наследовании болезни, но попытки картировать ген на хромосоме X не увенчались успехом. Поэтому была предложена гипотеза существова ния стартовой премутации, которая через поколения может приводить к полной мутации [Akesson H.O. et al., 1996].

Нейроморфологические данные послужили основанием для появления гипотезы прерванного развития мозга D., 1996]. Она основывается на том, что у больных отмечаются замедление и остановка в росте и развитии мозга в целом и нейронов, в частности наряду с замедлением развития других органов и систем. На первом этапе нейроанатомических исследований стали говорить о псевдомикроцефалии при синдроме Ретта, а при изучении биопсийного материала вначале были выявлены атрофия нервных клеток и пролиферация астроглии, а в последующем отмечены снижение степени пигментации черной субстанции и аксональная дегене рация в хвостатом ядре. Атрофия паренхимы мозга в дальнейшем была подтверждена при компьютерной рентгеновской и магнитно-резонансной томографии. В последние годы П.В.Беляченко (1996) установил снижение числа шипиков на дендритах и нарушение структуры дендритного дерева нейронов коры и базальных ганглиев, свидетельствующие о патологии меж клеточных (синаптических) связей, что поддерживает гипотезу о нарушении развития мозга, а не его атрофии. Этой гипотезе соответствуют данные о снижении плотности глутаматных рецепторов в базальных ганглиях [Blue M.

et 1996], дофаминергических нейронов в хвостатом ядре [Perry B.D. et 1996], снижении функции холинергической системы G., 1996], а также факты об ослаблении мозгового кровотока и интенсивности обменных процессов в лобных отделах мозга, полученные с помощью позитронно эмиссионной томографии [Скворцов И.А., 1997;

Bjerre I., 1996] и нейрофи зиологических исследований [Горбачевская Н.Л. и др., 1996].

В связи с гипотезой о прерванном развитии особый интерес представ ляют результаты исследования при синдроме Ретта фактора нервов:

были выявлены его снижение в цереброспинальной жидкости [Rikonen R., 1996] и повышение титра аутоантител к этому фактору в крови [Башина В.М. и др., 1996]. В связи с этим появились предположения о существенной роли в генезе синдрома Ретта нейротрофических факторов.

Н.В.Симашкова, Н.Л.Горбачевская и соавт. (1996) подчеркивают, что время возникновения заболевания совпадает с критическим периодом психичес кого развития нейроморфологических, нейрохимических и нейрофизиоло гических перестроек мозга, в которых, возможно, задействованы механизмы программирования апоптоза.

Аутизм после приступов шизофрении Этот вид аутизма в отечественной детской психиатрии обычно называют детским аутизмом процессуального генеза (имеется в виду эндогенный бо лезненный процесс). В этот вид расстройств называется атипичным психозом, который входит в группу атипичного аутизма. Этот психоз начи нается не с первого года жизни, а у детей возраста после периода нормального психического развития. Изменения в состоянии и развитии у этих детей обычно возникают аутохтонно и нарастают постепен но. Состояние вначале характеризуется неврозоподобными, аффективными нарушениями, к которым затем присоединяются кататонические, кататоно гебефренные расстройства и другие позитивные симптомы, свойственные детской шизофрении. По выходе из психоза в клинической картине обна руживаются остановка в умственном развитии, изменения моторики (появ ление моторных нарушения речи, расстройство самосознания, симптомы протодиакризиса, эмоциональное оскудение и выраженный ау тизм. Таким образом, после перенесения приступов шизофренического пси хоза формируется особое дефицитарное состояние, сходное с синдромом Каннера. Следует отметить, что в этих случаях наблюдается не весь ком плекс расстройств, свойственных синдрому Каннера. Рассматриваемый ва риант аутизма отличается от последнего наличием также резидуальных ка татонических, аффективных, а иногда неврозоподобных симптомов и пери одическим их усилением.

расстройства К этой группе аутистических расстройств относятся атипичные формы дет ского аутизма — случаи их возникновения при определенных формах кли нической патологии, когда поражение мозга является одним из основных проявлений заболевания — различных органических мозговых процессов, вызванных хромосомными болезнями (болезнь Дауна, ФКУ, синдром Х-ломкой хромосомы и др.) и тяжелых обменных нарушений в организме.

Для аутизма в таких случаях характерно его развитие на фоне выраженной в той или иной степени умственной отсталости.

Аутистический синдром при умственной отсталости проявляется в меньшей степени, представлен не всем комплексом свойственных ему при знаков, т.е. является неполным и стертым. В этих случаях больше всего нарушена способность к общению с окружающими, но и эта особенность выражена значительно меньше по сравнению с ранним детским аутизмом Каннера. Отсутствуют также атетозоподобные стереотипные моторные фе номены, менее изменена и эмоциональность, больные сохраняют привязан ность к матери. Иногда аутистические проявления усиливаются или, наобо рот, смягчаются, становясь почти незаметными, в динамике основного заболевания. По мере прогрессирования основного заболевания, а иногда и просто в связи со взрослением больных они, как правило, исчезают. В кли нической картине в этих случаях наряду с умственной отсталостью большое место занимают признаки соматического дизэмбриогенеза, характерные для того или иного основного заболевания.

Парааутистические расстройства Среди парааутистических расстройств наибольшее практическое значение имеет психогенный который впервые был описан L.Nissen в 1975 г., а в отечественной детской психиатрии в работах М.О.Проселковой, В.М.Башиной, Г.В.Козловской (1996), М.О.Проселковой (1997). L.Nissen наблюдал его у детей 3—4 лет, лишенных матерей и воспитывающихся в детском доме.

Психогенный аутизм проявляется нарушениями общения и недостаточ ностью коммуникативных функций, задержкой развития речи и моторных навыков. Будучи предоставленными самим себе, такие дети молча занима ются однообразной игрой или проводят время в бездействии, лежа на полу.

Иногда у них можно выявить застывание в одной позе и эхолалию. Пери одически у них может возникать моторное беспокойство в виде бега, прыж ков или длительного однообразного раскачивания, верчения кистей рук, сосание пальцев, одежды. В общении со взрослыми они крайне неактивны и подчас безучастны;

не реагируют на обращения к ним, показ игрушек, даже самых красочных и ярких. У них отсутствует ориентировочная реакция на новые предметы и людей: в этой ситуации не возникает ни оживления, ни любопытства, ни страха;

не возникает радости при виде сладостей, а также при виде щенка или котенка, что так типично для здоровых детей.

Аутичность детей может достигать степени псевдослепоты и псевдоглухоты.

Только повторная тактильная, звуковая, зрительная стимуляция позволяет выявить у них ориентировочную реакцию в виде слежения глазами. При этом при отсутствии реакции на раздражители обычной громкости и силы они могут реагировать на императивный приказ, высказанный повышенным тоном. Многие дети равнодушны к смене привычного стереотипа.

Поведение детей в целом в этих случаях напоминает таковое при синдроме Каннера, но в отличие от последнего дети с психогенным аутиз мом при активной стимуляции способны к обучению и подражанию (на пример, игровых действий). У них не обнаруживается негативизма и пара доксальности реакций.

При отсутствии матери у них, естественно, не формируется система мать — дитя, даже если есть замещающее мать лицо. Эмоциональная сфера таких детей недоразвита. У них возможно развитие депрессивных состояний с плаксивостью, соматическими жалобами, адинамией и астенией, которые создают дополнительную основу для измененного эмо ционального реагирования.

Аутистические расстройства ведут к вторичной задержке умственного развития.

По мере взросления ребенка-сироты парааутистический синдром пре терпевает частичное обратное развитие. С запозданием формируется речь, расширяются способности к общению, реже возникают депрессивные со стояния. Но вместе с тем все более отчетливо выступают особенности личности, эмоциональная незрелость, в ряде случаев затруднения в установ лении межличностных связей (как со взрослыми, так и со сверстниками), недостаточная способность к сопереживанию и сниженная мотивация к труду (иногда с рентными установками). Вместе с проявлениями задержки умственного развития пограничного уровня это формирует своеобразный дефицитарный тип личности.

Причиной развития психогенного аутизма является депривационный фактор — сиротство, обусловливающий дефицит экзогенной сенсорной, когнитивной и эмоциональной стимуляции на раннем уровне развития соответствующих систем организма. Принято считать, что при психогенном аутизме прежде всего страдает эмоциональная сфера, а задержка развития когнитивных функций, лежащая в основе формирования социальной актив ности и поведения, является вторичной. В связи с особой ролью фактора эмоциональной депривации описанный психогенный парааутизм определя ется также как депривационный аутизм.

Другие формы депривационного аутизма. Элементы аутистических рас стройств могут отражаться на особенностях поведения и личности больных, лишенных полноценного общения с окружающим миром в случаях зритель ной, слуховой (при слепоте, глухоте, глухонемоте) и иной депривации (на пример, при невозможности передвигаться при Но такие формы аутистических расстройств отличает не только сохранность эмоциональной сферы, но и ее повышенная чувствительность к внешним воздействиям, раздражительность и аффективная лабильность. Полностью отсутствуют мо торные проявления аутизма и стереотипии в поведении. Временная задерж ка психического развития и речи (за исключением случаев глухонемоты) корригируется педагогическими воздействиями в специально созданных ус ловиях, и такие дети могут достигать высокого уровня интеллектуального развития, хотя в некоторых случаях они и будучи взрослыми остаются менее общительными или общительными в ограниченном круге близких людей.

Лечение и организация помощи больным с аутизмом Специфической терапии аутистических расстройств не существует и поэто му терапия носит преимущественно симптоматический характер. Основная цель лечения этих больных — воздействие на психопатологические симпто мы и связанные с ними нарушения поведения, а также соматоневрологи ческие проявления заболевания, стимуляция развития функциональных сис тем: когнитивных функций, речи, моторики, необходимых или поддержание их сохранности, создание предпосылок и возможности обуче ния. Используются фармакотерапия (психо- и соматотропными средства ми), психотерапия, физиотерапия и методы психолого-педагогической кор рекции.

Все виды лечебных воздействий при детском аутизме применяются на основе индивидуальной клинической оценки состояния больных (включая коморбидные расстройства).

Фармакотерапия у больных детским аутизмом показана при выражен ной агрессивности, самоповреждающем поведении, гиперактивности, сте реотипиях и расстройствах настроения. В этих случаях используются ней ролептики, транквилизаторы, антидепрессанты и седативные препараты.

Нередко при детском аутизме для снятия страха, возбуждения моторных применяют галоперидол в дозах 0,25—1,5 мг в день (0,01—0, мг/кг массы тела). Рекомендуется начинать лечение с самых малых доз, крайне медленно их повышать, поскольку седативный эффект может про явиться даже при самых минимальных дозах. При правильно выбранных дозах осложнений при лечении галоперидолом не возникает. В редких случаях развиваются дискинезии, в том числе поздние, которые вначале трудно выявить на фоне массивных и насильственных движе ний. Лечение галоперидолом в случае необходимости может быть поддер живающим (есть наблюдения, что оно оказывается эффективным при склонности больных к реакциям гнева, раздражительности и при эмоцио нальной лабильности). Важно, что галоперидол даже при относительно длительном его применении не мешает проведению психотерапии, психо логической коррекции, процессу обучения. В тех случаях, когда галоперидол оказывает чрезмерное седативное действие, может применяться пимозид (0,5—1 мг в день).

При синдроме Ретта противопоказано применение хлорпромазина, по скольку этот препарат может способствовать усугублению эпилептиформных явлений [Campbell M., Shay J., 1995] и не дает эффекта при насильственном гиперкинезе, как, впрочем, и некоторые другие нейролептики и транквили заторы.

Из антидепрессантов предпочтительно применение трициклических антидепрессантов, препаратов типа амитриптилина, в частности триптизола (соответственно по 6,25 и 12,5 мг в день) в сочетании с финлепсином (50—100 мг в день). Имеются также первые сообщения о положительном эффекте флуоксетина.

При детском аутизме с гиперкинетическим синдромом может быть применен депакин (вальпроат натрия). Оптимальная доза его в этих случаях 100—200 мг в день, а также сонапакс (10—20 мг в день). Из антисудорожных средств предпочтительны ламотриджин и депакин.

Для коррекции расстройств сна могут применяться транквилизаторы, гипнотики и средства, направленные на нормализацию циркадного ритма сон — бодрствование, в частности мелатонин. Последний был предложен для лечения нарушений сна при синдроме Ретта [Arthur A., 1996].

Положительный эффект оказывает нейропротективная терапия. Общее улучшение состояния больных в некоторых случаях дает лечение церебро лизином [Башина В.М. и др., 1996].

Есть отдельные сообщения о возможности использования в некоторых случаях налтрексона, клонидина, пропранолона и др. При проведении фар макотерапии необходима особая осторожность, так как больные с аутисти ческими расстройствами в силу возрастных особенностей и характера самого заболевания (в структуру которого могут входить многочисленные сомати ческие и неврологические отклонения) нередко оказываются повышенно чувствительными к медикаментозным воздействиям (возможны необычные реакции и осложнения). Для предупреждения последних во всех случаях требуется тщательное обследование, включающее биохимические исследо вания крови, функции печени и почек, компьютерную томографию, электроэнцефалографию и др. Кроме того, необходимо учитывать, что такая терапия проводится не в обычном психиатрическом стационаре, а часто в условиях дома и детского сада, т.е. вне медицинского учреждения.

Психотерапия при детском аутизме направлена как на самого ребенка, так и на его родных. В первом случае целью ее является коррекция пове денческих расстройств и снятие у ребенка тревожности, страхов, во втором — на смягчение эмоциональной напряженности и тревоги у членов семьи, особенно у родителей, и привлечение их к повседневной работе с ребенком после ознакомления с приемами правильного обращения с ним, обучения особенностям воспитания.

Психотерапия при детском аутизме является неотделимой частью общей психокоррекционной работы и поэтому проводится различными спе циалистами. Оптимальный состав группы специалистов, осуществляющих лечение и психолого-педагогическую коррекцию детей-аутистов: детские психиатры, неврологи, логопеды, психологи, педагоги-воспитатели, сестры воспитательницы, музыкальные работники (эвритмисты).

работа при детском аутизме осуществляется поэтапно.

Эти этапы определяются индивидуально в соответствии со степенью выра женности аутистического дизонтогенеза. Практическое осуществление кор рекционной работы основано на специальных программах обучения и ор ганизации целенаправленных занятий и игр, адаптированных для специа лизированных детских садов и обычных детских ясель и садов, а также на применении их в домашних условиях и дневном стационаре1. В зависимости от особенностей состояния больных используются два режима лечения — щадящий и активирующий. Поскольку в большинстве случаев коррекцион ная работа проводится с детьми раннего возраста, то большое место в ней занимает использование индивидуальной и групповой игротерапии.

На предварительном этапе в коррекционных программах на основе простейших тактильных, пантомимических и других видов контактов с ре В последнее время появились специализированные дневные стационары для детей-аутистов.

бенком в условиях свободного выбора и полевого поведения проводится оценка уровня его развития, запаса знаний и поведенческих навыков спе циалистами разного профиля. Эта оценка служит основой для разработки индивидуального плана лечебно-коррекционных мероприятий.

В большинстве случаев к периоду начала работы с детьми запас знаний у них и характер игровой деятельности отстают приблизительно на 2— возрастных порядка. У них преобладает манипулятивная игра, отсутствует партнерство, нет соотнесения игры с истинным назначением игрушек, не возникает ориентировочной реакции на новые игрушки и лиц, участвующих в игре, нет реакций подражания.

На первых этапах работы с ребенком отрабатывается реакция оживле ния и слежения, формируется зрительно-моторный комплекс. Далее, в про цессе манипуляций с предметами развивают тактильное, зрительно-тактиль ное, кинестетическое, мышечное восприятие. Одновременно вырабатывают ся связи между определенными частями тела, их словесными обозначениями и видами движений. Все это дает возможность сформировать у ребенка представление о собственном теле (его частях, правой и левой сторонах).

Затем проводится работа по воспитанию навыков самообслуживания, учас тия в элементарной целенаправленной деятельности.

На следующем этапе задача усложняется переходом от манипулятивной игры к сюжетной. Наиважнейшим направлением работы остается побужде ние к деятельности, повторение одних и тех же игр, форми рование игровых штампов с постоянным использованием зрительно-мотор ного комплекса. Постепенно осуществляется переход от более простых к более сложным формам игр и к самой моторной деятельности. Конкретно, последовательно, многократно излагается и показывается порядок всех иг ровых действий. Словесные комментарии даются в максимально краткой, однообразной форме.

Собственно педагогические программы направлены на обучение детей понятиям числа, счету, определению временных категорий, углублению ориентировки в форме предметов и в пространстве. Дети-аутисты с трудом переходят от одного вида движений к другому, не подражают, не воспроиз водят последовательной цепи действий, в особенности моторных, сочетан ных с речевыми ответами. Им трудно по требованию врачей воспроизводить недавно усвоенные знания и особенно знания из долговременной памяти (но такие знания могут легко всплывать аутохтонно, вне связи с контекстом занятий). Следует учесть, что при становлении речи у них обнаруживается декодирование слов.

От этапа к этапу решается задача усложнения деятельности. Следует обратить внимание на увеличение предлагаемого объема навыков и знаний.

Любые задания следует по возможности предлагать в наглядной форме.

Речевые объяснения должны быть всегда простыми, одинаково выраженны ми, повторяющимися по нескольку раз, в одной и той же последователь ности, голосом разной громкости (от тихого до громкого) и тональности.

После усвоения определенных программ деятельность ребенка начинает постепенно видоизменяться и иногда скачкообразно может перейти на более высокий уровень. В этом случае дети переходят от пассивного к осознан ному овладению некоторыми навыками, у них формируются осознание "Я" и способность к отграничению себя от других лиц. Задачей последующих этапов коррекционной работы является постепенное усложнение деятель ности с переходом от индивидуальных к групповым занятиям, еще позднее — к сложным играм и упражнениям в группах из 3—5 детей.

Логопедическая работа после определения речевой патологии должна быть направлена на развитие слухового внимания, фонематического и ре чевого слуха. Осуществляются постановка звуков, их автоматизация, вводят ся дыхательные, голосовые упражнения. Особенно важными являются зада чи расширения словарного запаса, развития способности к составлению предложений по картинкам, их сериям, работа над текстом, состоящим из бесед, пересказа, проигрывания, "драматизации" разных тем, воспроизведе ние стихотворной речи и др. В оценке эффективности логопедической работы нужно иметь в виду, что речь как наиболее молодая функция страдает у аутистов в первую очередь и поэтому восстанавливается посте пенно и позднее других функций.

Психологическая коррекция также начинается с диагностики проявлений психического дизонтогенеза ребенка в условиях общей и игровой деятель ности. Основной задачей такой коррекции является вовлечение детей-ау тистов в разные виды индивидуальной и групповой деятельности, форми рование способности к регуляции поведения. В этом случае используются игры с жесткой последовательностью событий и действий, их многократное проигрывание. Освоение системы игровых штампов способствует формиро ванию у этих детей памяти, внимания, восприятия. В процессе таких заня тий создается возможность переноса усвоенного в игровой ситуации на предметно-практическую ориентировку в окружающем.

Коррекционная работа в целом может рассматриваться как коррекци онная реабилитация. Такая реабилитация обычно охватывает физиологичес ки благоприятные для развития ребенка сроки — возраст 2—7 лет. Но кор рекционные мероприятия необходимо продолжать и в последующие годы (8—18 лет). Они должны заключаться в систематическом проведении кор рекционных занятий ежедневно в течение месяцев и лет, ибо только в этом случае может быть достигнута социальная адаптация больных.

Клиническую и педагогическую работу на всем ее протяжении жела тельно дополнять нейрофизиологическими исследованиями (электроэнце фалографией). Такие исследования позволяют объективизировать структур но-функциональное созревание ЦНС у детей с аутизмом в процессе онто генеза и терапии.

АКСЕЛЕРАЦИЯ Акселерация — ускорение (в среднем на 1—2 года) физического, интеллектуаль ного и сексуального развития, в целом или Для парциальной акселерации характерны дизритмичность и неравномерность психофизичес кого развития.

Феномен акселерации особенно в старших детских возрастах много кратно освещался в литературе [Лебединская 1970;

Личко Л.Е., 1979;

Ковалев 1985;

Winter К., 1975;

Oudschoorn D., 1993]. Тем не менее его причины остаются малоизученными. Среди них упоминаются урбанизация, смешанные межнациональные браки, улучшение питания (особенно в раз витых странах) и даже радиация. Не изучена и распространенность акселе рации как психопатологического феномена. Психическая акселерация, как правило, сопровождается ускорением физического развития.

Акселерация может быть г армоничной. Так называют те случаи, когда отмечается соответствие уровня развития не только психической и соматической сфер, но и отдельных психических функций. Но гармоничная акселерация встречается исключительно редко. Чаще наряду с ускорением психического и физического развития отмечаются выраженные соматовеге тативные дисфункции (в раннем возрасте) и эндокринные нарушения (в более старшем). В самой психической сфере наблюдается дисгармония, проявляющаяся ускорением развития одних психических функций (напри мер, речи) и незрелостью других (например, моторики и социальных навы ков), а иногда соматическая акселерация опережает психическую. Во всех этих случаях имеется в виду д ис г а р мо нич на я акселерация. Типич ным примером последней является сложная клиническая картина, отражаю щая сочетание признаков акселерации и инфантилизма.

Акселерация в раннем детском возрасте имеет ряд особенностей. Ус корение психического развития по сравнению с возрастной нормой даже на всегда делает ребенка "трудным", уязвимым к стрессовым, осо бенно к психологическим ситуациям, которые не всегда улавливаются взрос лыми.

Акселерация может быть как самостоятельным клиническим феноме ном, так и наблюдаться в рамках других психопатологических синдромов.

В связи с этим может быть упомянут диспропорциональный вариант ин фантилизма с характерным для него обилием "взрослых" черт в речи, мимике и поведении, а также эндокринный тип инфантилизма — "малень кие старички" при гипофизарном субнанизме. Большой интерес представ ляет социально-психологический вариант психической акселерации, кото рый развивается при излишне "интеллектуализированном" воспитании ре бенка (обычно среди взрослых) и социальной депривации в виде изоляции его от детского коллектива. В последнем случае речь может идти как об особом типе воспитания, так и вынужденной изоляции в связи с тем или иным неврологическим и соматическим заболеванием, ограничи вающим подвижность ребенка (детский церебральный паралич, пороки сердца и т.п.).

Прогноз изменения психического развития в виде акселерации в целом благоприятен, ибо, как правило, ее проявления с возрастом сглаживаются.

В редких случаях интеллектуальная акселерация сохраняется, проявляясь выраженной одаренностью в той или иной, а иногда и во многих сферах психической деятельности.

ПСИХИЧЕСКИЙ ИНФАНТИЛИЗМ Термин "инфантилизм" был введен E.Lasegue в 1864 г. Он обозначает относительно равномерную задержку темпа психического и физического развития человека.

Психический инфантилизм — незрелость личности с преимущественным отставанием в развитии эмоционально-волевой сферы и сохранением детских качеств личности. У детей психический инфантилизм проявляется в сохра нении черт поведения, присущих более младшему возрасту. Но в раннем возрасте признаки эмоционально-волевой незрелости и уровня поведенческих мотиваций выявляются с трудом. Поэтому о психическом инфантилизме по существу можно говорить лишь начиная со школьного и подросткового возраста, когда присущие психическому инфантилизму осо бенности начинают выступать более отчетливо. Достаточно типичными для детей этого возраста являются преобладание игровых над учеб ными, непонимание и неприятие школьной ситуации и связанных с ней 45— дисциплинарных требований, что приводит к социальной и школьной дез адаптации.

Во взрослой психиатрии симптомы психического инфантилизма рас сматриваются в рамках изменений личности при различных психических заболеваниях (E.Kraepelin).

По отношению к детям с задержками развития термин "психический инфантилизм" был введен в начале XIX в. немецким психиатром G.Anton, но он рассматривал его как "парциальный инфантилизм" (в отличие от "тотального инфантилизма" при олигофрении). В отечественной психиат рии эта тема получила свое развитие в трудах М.О.Гуревича, Г.Е.Сухаревой, В.В.Ковалева, К.С.Лебединской и др.

В раннем детском возрасте в связи с присущей ему физиологической гипертимией и большой зависимостью эмоциональных характеристик от условий социальной среды воспитания и индивидуальных особенностей установление психического инфантилизма, особенно его легких форм, за труднено. Однако педиатры и неонатологи [Долецкий 1976;

Гаврю шов 1982] отмечали инфантильные особенности эмоционально-воле вой сферы и личности детей, формирующиеся в условиях длительной и частичной госпитализации, при повторных хирургических операциях и др.

Исходя из анализа психологических и психопатологических проявлений, М.О.Гуревич (1932) и В.В.Ковалев (1985) считали, что наряду с эмоциональ но-волевой незрелостью для психического инфантилизма в детстве харак терны "моторный инфантилизм" и большая или меньшая пограничная интеллектуальная недостаточность. Динамика и исходы психического ин фантилизма изучены недостаточно и требуют специальных исследований.

психического инфантилизма, по данным психиат рической эпидемиологии детского возраста, довольно значительна — 1,6 %.

Причинами психического инфантилизма чаще всего являются относитель но легкие поражения головного мозга — инфекционные, токсические и дру гие, включая травмы и асфиксию плода. Особенно неблагоприятными счи таются в этом отношении последний триместр внутриутробного периода и период родов. Предполагается также избирательность поражения функцио нальных систем головного мозга, определяющаяся асинхронностью их ин тенсивного формирования и тропностью действия того или иного фактора в соответствующий, наиболее чувствительный период. Не меньшая роль в генезе инфантилизма отводится и конституционально-генетической пред расположенности, а также психогенным факторам виде особенностей воспитания — гипо- или гиперопеки, деспотического воспитания и т.п. [Ле бединская К.С., 1982;

Ковалев 1985].

Различают 4 основных варианта инфантилизма: гармонический (про стой), дисгармонический, органический и психогенный.

Наиболее существенными признаками психического инфантилизма яв ляется эмоционально-волевая незрелость, которая выражается в несамосто ятельности, повышенной внушаемости, стремлении к получению удоволь ствия от игровой деятельности, беспечность, незрелость чувства долга, от ветственности, неумение подчинять свое поведение требованиям, неспособ ность сдерживать проявления чувств, волевого напряжения. Предпосылки психического инфантилизма в первые годы жизни: слабый уровень мотива ций, низкий исследовательский интерес, симбиотическая привязанность к матери, отсутствие стремления к самостоятельности. О снижении темпа созревания эмоциогенных структур мозга свидетельствуют длительно сохра няющаяся диффузная, склонная к генерализации общая двигательная, ми мическая и вокальная реакции на раздражители, замедление дифференциа ции эмоций, незрелость тонкой моторики на фоне двигательной растормо женности и т.д.

Простой г армонический инфантилиз м — равномерная задержка темпа и физического и психического развития, проявляющегося в первую очередь незрелостью эмоционально-волевой сферы, а затем и лич ности в целом. Считается, что созревание в этом случае отстает от нормы на 1—3 года. Это отражается как на поведении ребенка, так и на его возможностях социальной адаптации. Клиническая картина простого ин фантилизма характеризуется чертами незрелости, "детскости" в соматичес ком и психическом облике. Дети выглядят младше своего возраста и отли чаются грацильностью. Им свойственны живая, но поверхностная любозна тельность, общие нестойкие интересы к окружающему. При полноценном интеллекте отмечается неразвитость интеллектуальных интересов, своего рода диспропорциональность: неутомимость в игровых действиях и быстрая отвлекаемость, утомляемость при выполнении заданий, требующих интел лектуального, волевого усилий и терпения. В связи с этим при поступлении в школу у детей с простым инфантилизмом в ответ на обычные учебные задания могут возникать невротические реакции и нарушения поведения.

Возрастная динамика гармонического инфантилизма относительно благо приятна. Постепенно приобретаются индивидуальная активность и самосто ятельность, появляются исследовательские и творческие элементы в дея тельности, дополняемые воображением и фантазией. Проявления простого психического инфантилизма уменьшаются или полностью исчезают прибли зительно к 10 годам. В тех случаях, когда инфантилизм сочетается с погра ничной интеллектуальной недостаточностью, наступает ее компенсация.

Тем не менее, видимо, прав В.В.Ковалев (1985), который считает, что полной нормализации личностных свойств не наступает и простой инфан тилизм, отмечаемый в детском и пубертатном возрасте, сменяется личност ной дисгармонией и завершается акцентуацией характера или психопатией преимущественно неустойчивого или истероидного типа. Простой инфан тилизм в клинической практике встречается редко и чаще на уровне суб клинического Дис г а рмониче с кий инфа нт илиз м отличается сочетанием признаков психической незрелости, свойственной простому инфантилизму с отдельными патологическими чертами характера, такими как аффективная возбудимость, конфликтность, лживость и хвастовство, эгоизм, капризность, повышенный интерес к социальным эксцессам. Отдельные патологические черты характера обнаруживаются уже на году жизни в виде упрям ства, реакций протеста, стремления настоять на своем, обидеть близких, сделать им больно. У детей старшего возраста черты незрелости эмоцио нально-волевой сферы "перекрываются" девиантным поведением и патоло гическими чертами характера. Структура и возрастная динамика дисгармо нического инфантилизма позволяют расценивать его как этап формирую щейся психопатии.

Наиболее распространенным вариантом о р г а нич е с к о г о, или пс их ич е с ко г о, инфантилизма является инфантилизм, связан ный с психоорганическим синдромом. Он развивается вследствие органи ческого повреждения мозга. Поскольку нередко речь идет о внутриутробном повреждении плода, то при этом типе инфантилизма часто встречаются множественные стигмы дизморфогенеза — низкорослость, дискрании, дизо тия, высокое небо, неправильный рост волос, зубов и т.п. Клиническая 45* картина этой формы инфантилизма чрезвычайно полиморфна и определя ется выраженностью других психопатологических симптомов органического поражения головного мозга. Эмоционально-волевая незрелость, как и при простом инфантилизме, проявляется детскостью поведения, суждений, на ивностью, внушаемостью, преобладанием игровых интересов, неспособнос тью к занятиям, требующим волевого усилия. Особенности интеллектуаль ной деятельности в этих случаях — инертность и плохая переключаемость мыслительных процессов. Кроме того, отмечаются снижение эмоциональ ной живости и яркости эмоций, поверхностность эмоциональных привязан ностей, бедность воображения. Игровую, а затем и учебную деятельность характеризуют однообразие и малая заинтересованность в оценке своих действий, отражающая низкий уровень притязаний. Наряду с этим наблю даются некритичность, двигательная расторможенность и элементы психо патоподобного поведения. Пограничная интеллектуальная недостаточность у этих детей выражена в большей степени, чем при других формах инфан тилизма: задерживаются в развитии предпосылки интеллектуальной деятель ности — внимание, память, психическая работоспособность. Но эти рас стройства, имея некоторое сходство с легкими формами умственной отста лости, отличаются от дебильности преобладанием признаков эмоциональ но-волевой незрелости и меньшей пораженностью собственно интеллек туальных функций (таких как способность к обобщению и абстрагирова нию).

К осложненным вариантам органического инфантилизма относятся его церебрастенический, невропатический и диспропорциональный варианты, а также инфантилизм при эндокринопатиях. При церебрастеническом ва рианте эмоционально-волевая незрелость сочетается с симптомами раздра жительной слабости и мягкой интеллектуальной недостаточности. Невропа тический вариант осложненного инфантилизма характеризуется превалиро ванием астеноневротических явлений в виде повышенной тормозимости, пугливости, робости, внушаемости, неуверенности в себе, трудности адап тации в детских коллективах с симптомами выраженной соматовегетативной дизрегуляции. При эндокринных вариантах клиническая картина определя ется сочетанием признаков инфантилизма с особенностями психики, ти пичными для того или иного типа гормональной дисфункции. Так, при гипогенитализме характерны черты инфантилизма в сочетании с вялостью, медлительностью, несобранностью, рассеянностью, бесплодным мудрство ванием. При гипофизарном субнанизме признаки незрелости сосуществуют с чертами старообразности в физическом и психическом облике, склоннос тью к педантизму, рассуждениям со слабостью волевого усилия, расстрой ствами внимания и логической памяти.

Исходя из особенностей эмоционально-волевой незрелости, К.С.Лебе динская выделяет неустойчивый и тормозимый варианты органического инфантилизма.

Недостаточно изученным остается особый вариант инфантилизма — инфа нт илиз м [Кириченко Е.И., 1979;

Лебедин ская 1982]. Этот вариант рассматривается как выражение аномального формирования личности в условиях неправильного воспитания. Формирую щиеся в случаях депривации аффективная незрелость и повышенная лабиль ность, отсутствие внутренних запретов определяются неправильным воспи танием или длительной эмоциональной и социальной фрустрацией. С возрас том формируется эмоционально-незрелая личность. При воспитании по принципу гиперпротекции наряду с инфантильностью ярко выступает эго центризм, неумение считаться с окружающими, крайняя несамостоятель ность, пассивность, психическая невыносливость, неспособность к напря жению. Деспотичное воспитание детей с физическими наказаниями и по стоянными запретами способствует выработке и закреплению эмоциональ но-волевой незрелости в виде сниженной инициативной активности, недостаточной самостоятельности, нерешительности. Но всем разновиднос тям психогенного инфантилизма свойственны социальная незрелость лич ности в виде недостаточности или отсутствия высших этических установок и системы идеалов. У таких детей остаются недостаточно сформированными позитивно направленные социальные и интеллектуальные интересы, по требность в труде, чувство долга, отмечается искаженное понимание своих социальных обязанностей, своего будущего. Все это составляет основу де виантного поведения таких детей.

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.