WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 18 |

«в 2 томах Под редакцией академика РАМН А.С.Тиганова Москва "Медицина" 1999 ПСИХИАТРИИ Москва "Медицина" 1999 УДК 616.89(035) ББК 56.1 Р84 Руководство по психиатрии. В 2 томах. Т.1/А.С.Тиганов, ...»

-- [ Страница 4 ] --

related potentials — ERP). Их называют также когнитивными. Это длиннола тентные (более 250 мс) волны, возникающие в парадигме, когда подается два типа стимулов — один часто, на который, по инструкции, не следует обращать внимания, а другой значительно реже — целевой. ERP, среди которых наиболее изучен компонент (РЗ), возникают в ответ на предъ явление "целевого" стимула. Таким образом, волна Р300 является электро физиологическим коррелятом селективного внимания. Судя по корковой топографии и локализации внутримозгового диполя, она генерируется на уровне базальных ганглиев и гиппокампальной формации.

Амплитуда снижается, а его пиковая латентность увеличивается при многих психических расстройствах (шизофрения, деменция, алкого лизм), отражая нарушения внимания. Его параметры могут возвращаться к норме при успешной терапии (рис.

Помимо РЗОО, описано еще несколько типов длиннолатентных 1000 мс) ERP: Е-волна, или "волна ожидания", или условное негативное отклонение — CNV [Walter G.G., 1958]. Она возникает в промежутке между предупредительным и пусковым стимулами и также связана с корковыми процессами избирательного внимания. Премоторные потенциалы, по-види мому, отражают процессы организации моторных команд. Хотя получено немало данных об изменениях ERP при разных видах психической патоло гии, их диагностическое значение остается неясным [Костандов Э.А., 1988;

Rosse R.B. et 1989].

Магнитоэнцефалография (МЭГ). Регистрация магнитной составляющей электромагнитного поля головного мозга стала осуществляться относитель но недавно в связи с успехами физики низких температур и сверхчувстви тельной магнитометрии [Введенский Ожогин 1982;

Cohen D., 1968;

Williamson S.J., Kaufman 1981].

МЭГ является не только неинвазивным, но даже бесконтактным мето 300 15. Динамика когнитивных ВП в процессе терапии когнитивных расстройств.

Б-ная 62 лет с деменцией "сосудистого" генеза. Когнитивные ВП записывали до начала терапии (верхняя пара кривых) и после окончания курса терапии ноотропными препаратами (нижняя пара кривых). На каждом из графиков по две кривые — отведения от центральных зон левого и правого полушария относительно ушных электродов и Улучшение когнитивных функций под влиянием терапии ассоциируется со значительным увеличением амплитуды и укорочением пиковой латентности (отмечено вертикальными пунк тирными линиями) компонента слухового ВП (P300 мс).

дом исследования функции мозга. Физическая сущность метода МЭГ за ключается в регистрации сверхслабых магнитных полей, возникающих в результате протекания в головном мозгу электрических токов. Основой датчика является катушка, расположенная параллельно поверхности чере па на расстоянии до 1 см и помещенная в сосуд с жидким гелием для придания ей сверхпроводящих свойств. Только таким способом можно зарегистрировать слабые индукционные токи, возникающие в катушке под влиянием магнитных полей, силовые линии которых выходят радиаль но (перпендикулярно поверхности черепа), т.е. обусловленных протека нием внеклеточных токов в тангенциальном направлении (параллельно поверхности черепа).

Принципиальной особенностью магнитного поля по сравнению с элект рическим полем является то, что череп и мозговые оболочки практически не оказывают влияния на его величину, будучи как бы "прозрачными" для магнитных силовых линий. Это позволяет регистрировать активность не только наиболее поверхностно расположенных корковых структур (как в случае ЭЭГ), но и глубоких отделов мозга с достаточно высоким отноше нием сигнал/шум.

Именно для МЭГ впервые был разработан математический аппарат и созданы программные средства определения локализации дипольного ис точника в объеме мозга, которые затем были модифицированы для анало гичного анализа ЭЭГ. В связи с этими особенностями МЭГ достаточно эффективна для точного определения внутримозговой локализации эпилеп тических очагов [Barth D.S. et 1982] и генераторов различных компонен тов ВП [Hari R., Е., 1985], тем более что к настоящему времени созданы многоканальные Несмотря на кажущиеся преимущества МЭГ, она не является конку рентом электроэнцефалографии, а рассматривается как дополнительный метод исследования мозга [Regan D., 1989;

Anogianakis G. et al., 1992;

Wikswo J.P., Gevins A., Williamson S.J., 1993], имеющий и некоторые недостатки.

Аппаратура для регистрации МЭГ намного дороже, чем графы;

МЭГ чрезвычайно чувствительна к смещениям датчика относительно головы пациента и к внешним магнитным полям, экранирование от которых является достаточно сложной технической задачей;

МЭГ в основном реги стрирует активность тангенциально расположенных диполей, т.е. предполо жительно, нейронов, лежащих в бороздах, тогда как ЭЭГ отражает актив ность большей части корковых нейронов как в бороздах, так и на поверх ности Реоэнцефалография. Значительное место в расстройстве нормальной ра боты мозга занимают нарушения мозгового кровообращения. В психиатрии достаточно широко применяется простой метод оценки кровенаполнения в бассейнах основных снабжающих мозг артерий — реоэнцефалография представляет собой измерение сопротивления между электрода ми, особым образом расположенными на поверхности скальпа, которое, как считается, в основном (на 80—90 %) обусловлено внутричерепной гемоди намикой [Монахов К.К., 1983]. Для предотвращения поляризации и воздей ствия электрического тока на мозг измерение производится слабым пере менным током (1—10 мА) высокой частоты.

По характеру кривой РЭГ — скорости нарастания пульсовой волны, наличию и положению дикротического зубца на ее заднем фронте, лушарной асимметрии и форме РЭГ в разных отведениях — можно косвенно судить об общем состоянии кровоснабжения зон мозга, о состоянии сосу дистого тонуса [Montgomery R.W., Gleason 1992] и в ряде случаев диагностировать последствия закрытой черепно-мозговой травмы или ге моррагического инсульта.

В настоящее время разработаны компьютерные программы для автома тического многоканального анализа РЭГ и представления данных в нагляд ной графической форме.

Ультразвуковые методы исследования. Среди этих методов следует отме тить эхоэнцефалографию (эхоЭГ, или М-эхо), ультразвуковую фик» (УЗДГ) магистральных сосудов головы и транскраниальную УЗДГ [Шахнович А.Р., 1998;

Яруллин Х.Х., 1967].

Эхоэнцефалографическое исследование основано на принципах ультра звуковой эхолокации и позволяет определить грубые смещения срединных структур головного мозга, расширение мозговых желудочков, выявить при знаки внутричерепной гипертензии. В связи с широким внедрением таких методов исследования, как рентгеновская компьютерная томография, маг нитно-резонансная томография, диагностическое значение эхоЭГ уменьши лось, но простота исследования определяет его дальнейшее использование, особенно для массовых обследований.

При УЗДГ определяется скорость кровотока по магистральным сосудам головы, что позволяет выявить нарушения коронарного или вертебробази лярного кровоснабжения и асимметрии кровотока, чаще всего связанные с проблемами в шейно-грудном отделе позвоночника и вызывающие голов ные боли и диэнцефальные расстройства.

Комбинированное использование основных электрофизиологических и компьютерно-томографических методов исследования может значительно повысить качество психиатрической диагностики и помочь выяснить моз говые механизмы психической патологии.

МЕДИЦИНСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ И ПСИХИАТРИЯ В решении практических задач психиатрии принимает участие отрасль пси хологической науки, которая обозначается как медицинская психология1.

Имея свой собственный предмет и логику развития, она участвует в решении задач диагностики, экспертизы, в осуществлении психокоррекционных, психотерапевтических и реабилитационных мероприятий, направленных на адаптацию больного к жизни в социуме. Вместе с тем психологические исследования вносят свой вклад в решение и теоретических проблем совре менной психиатрии.

В основе тесной связи между медицинской психологией и психиатрией лежат общность объекта исследования, общее понимание психических за болеваний, проявляющихся расстройствами в отражении реального мира и как следствие дезорганизацией поведения или его изменениями.

В решении теоретических и практических задач медицинский психолог опирается на предметное знание, состоящее из двух взаимосвязанных между собой частей. С одной стороны, это накопленные к настоящему времени представления о природе, структуре, мозговых механизмах, основных зако номерностях индивидуального развития и проявлений психики человека, т.е. то, что называется общей психологией, с другой — знание собственного предмета, отражающее психологические закономерности нарушений и от клонений в познавательных (когнитивных) процессах и личности человека, обусловленные конкретной болезнью. В данном случае речь идет о медицин ской психологии и, прежде всего, о патопсихологии как одной из ее ветвей, сформировавшейся в рамках клинической психологии. Но в основе подхода к пониманию патологии (аномалий, отклонений в психике) находится система взглядов о природе психического отражения у здорового нормального чело века.

Проблема структуры и динамических характеристик психики различ ным образом решается разными психологическими школами и по-разному трактуется представителями разнообразных направлений в рамках их собст В настоящее время четко определилась тенденция переименования медицинской психологии в клиническую. Это вызвано необходимостью терминологического единства на уровне международного профессионального сотрудничества. В запад ных странах медицинской психологией называют весь контекст общепсихологи ческих знаний, необходимых врачу и составляющих значительную часть в содер жании учебных программ подготовки специалистов в области медицины. В отли чие от этого сфера научной и практической деятельности психолога в системе здравоохранения обозначается за рубежом как клиническая психология. Данная ситуация переходного периода смены наименований характеризуется употребле нием в отечественной литературе и нормативных документах понятий "медицин ская" и "клиническая" психология как синонимов.

венных концептуальных представлений о человеке как субъекте отражения окружающего мира. Это имеет прямое отношение и к решению практичес ких задач, поскольку психологическая концепция определяет методологию исследования человека, за которой следует система конкретных методик для выявления искомых особенностей психики в норме и при патологии. В этом смысле психологические методики не являются нейтральными, они созда ются и реализуются для выявления и оценки тех составляющих психики, которые адекватны принимаемой психологической концепции (или науч ной парадигме). Выбор методики — это прежде всего осмысленный выбор определенной системы взглядов на сущностные составляющие психики человека.

Современные информационные системы делают доступным для широ кого пользователя практически неограниченный спектр психологических методик. Создается иллюзия свободного манипулирования методиками как самодостаточными средствами решения теоретических и практических задач. В связи с этим получаемые результаты и их интерпретация, как правило, становятся в лучшем случае поверхностными, эклектичными, а в худшем — противоречивыми и несопоставимыми. Необходимо подчеркнуть, что медицинская психология есть область профессиональной деятельности психолога, работающего в рамках определенного психологического подхода или, в любом случае понимающего, к какой научной парадигме относится выбираемый им психологический инструментарий и какие задачи при этом могут быть решены.

В связи со сказанным очень важно здесь остановиться на краткой характеристике той психологической школы, в рамках которой сформиро валась отечественная медицинская психология. Эта научная традиция пред ставлена в трудах таких психологов, как Л.С.Выготский, Б.Г.Ананьев, Б.В.Зейгарник, А.Н.Леонтьев, А.Р.Лурия, В.Н.Мясищев, С.Л.Рубинштейн, а также их учеников и последователей.

В основе подхода к пониманию психики человека лежит принцип ак тивности субъекта, преломляющийся в таком базисном понятии, как пси хическая деятельность. При этом центральное место занимают мотивы, побуждающие субъекта к деятельности, цели и средства осуществления последней. Не менее важным принципом в понимании сущности психики человека является принцип развития, особенно отчетливо просматриваю щийся в детском, подростковом и юношеском возрасте. Однако и в более поздние периоды взрослого онтогенеза в процессе активного взаимодейст вия субъекта с окружающим миром происходит постоянное обогащение индивидуального опыта человека, что в свою очередь приводит к дальней шему совершенствованию и разнообразию проявлений психической дея тельности. Этот процесс характеризуется еще и тем, что на разных этапах онтогенеза содержание психической активности и формирование в психике новых структур определяется ведущей для данного этапа деятельностью (об щение, предметно-манипулятивная, игровая, учебная, профессиональная и т.д.). Смена ведущей деятельности и мотивов, ее побуждающих, сопровож дается кризисами развития, которые нередко проявляются в негативных поведенческих феноменах. Именно в этих критических точках наиболее высока вероятность "накопления" различного рода девиаций, формирова ния пограничных расстройств и манифестации эндогенных психических заболеваний.

ВЫСШИЕ ПСИХИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ В НОРМЕ И ПРИ ПАТОЛОГИИ Отдельные психические процессы, выделяемые в психической деятельности, определяются как высшие психические функции. К ним относят мышление, речь, письмо, счет, память, произвольные движения, перцептивные процес сы (процессы восприятия).

Высшие психические функции имеют специфические признаки и фор мируются на основе биологических предпосылок. Они складываются при жизненно во взаимодействии ребенка со взрослым и окружающим миром в целом, а потому они социально обусловлены и несут в себе отпечаток той культурно-исторической среды, в которой развивается ребенок. Кроме того, такие функции по своей природе инструментальны: они осуществляются с использованием различных средств, способов, "психологических орудий", среди которых особое место занимает речь. Используя эти орудия, человек овладевает возможностями регуляции своих отношений с предметным миром, другими людьми, овладевает собственным поведением. Например, при запоминании словесного ряда с помощью логических или образных ассоциаций человек вводит в память мышление или воображение. Таким образом, одна функция опосредует оптимальное осуществление другой;

че ловек, по словам Л.С.Выготского, сотрудничает с самим собой. Диапазон спектра доступных индивиду способов опосредования высших психических функций является важным критерием степени развития личности. В этом контексте одной из задач психокоррекционной и психотерапевтической работы является расширение опыта человека в отношении развития арсенала способов опосредования собственной деятельности. И, наконец, высшие психические функции осознаваемы субъектом и доступны произвольной (волевой и целенаправленной) регуляции и самоконтролю.

Развитию высших психических функций свойственна определенная ди намика: более новые и сложные функции надстраиваются над более ранни ми и простыми, "вбирая" их в себя. Генезис высших психических функций идет по пути преобразования развернутых наглядно-действенных форм в сокращенные, автоматизированные, выполняемые во внутреннем плане в виде так называемых умственных действий. Этот аспект важно принимать во внимание при клинико-психологическом обследовании больного ребен ка, поскольку патология высших психических функций проявляется на фоне их неполной сформированности. Кроме того, и при диагностике патологии у взрослых больных следует учитывать, что, если выполнение заданий осу ществляется развернуто с применением наглядных способов решения, с участием проговаривания (т.е. наблюдается перенос умственных действий во внешний план), то это может указывать на дефицитарность, осознавае мую больным и преодолеваемую с помощью аутокомпенсации.

Высшие психические функции человека рассматриваются с позиции структурно-функционального подхода, в котором важным является анализ входящих в них звеньев (составляющих), с оценкой роли и места каждой из них в обеспечении психической деятельности. При этом следует отметить, что дифференцированные структурные составляющие высших психических функций обеспечиваются работой специфических (локальных) зон мозга, но различные функции имеют и общие звенья, пересекающиеся на уровне определенных мозговых структур. Примером является "сквозная" роль такой составляющей, как пространственный анализ и синтез. Так, переработка пространственных характеристик информации необходима для выполнения произвольных движении, понимания структуры многозначного числа и его разрядного строения, для выполнения счетных операций, зрительного вос приятия, решения конструктивных задач, понимания ких конструкций, отражающих пространственные отношения в виде пред логов, падежных окончаний и т.п.

Таким образом, на пространственном анализе и синтезе "сходятся" такие высшие психические функции, как произвольные движения, мышле ние, речь, письмо, счет и перцептивные процессы. Вместе с тем известно, что эта составляющая психики связана с работой теменно-височно-затылоч ной области левого и правого полушарий мозга. Поражение этой зоны (например, при болезни Альцгеймера) приводит к развитию комплекса симптомов, отражающих нарушения названных психических функций, по скольку при этом становится дефицитарным общий для них фактор про странственной организации психических процессов. Другие составляющие психических процессов одновременно могут оставаться сохранными при условии нормального функционирования иных зон мозга. Таким образом, при обследовании больных становятся значимыми не столько сами симп томы нарушений психических функций, сколько психологическая квалифи кация симптомов, направленная на выявление патологического звена в целостном системном строении психики. В свою очередь установление этого звена позволяет сделать вывод об общей причине нарушений различных психических процессов, т.е. сделать заключение о механизмах образования клинико-психологических симптомов и их закономерном объединении в синдром. На этом основании строится синдромальный клинико-психологи ческий метод изучения нарушения высших психических функций.

ПОНЯТИЕ синдром — это закономерно возникающее сочетание симптомов нарушений познавательных процессов или личности, в основе кото рого лежит вызванная болезненным процессом дефицитарность объединяющего их звена в строении психики.

Важно отметить, что наличие симптомов нарушения познавательных процессов может быть обусловлено не только болезнью, но и предиспози ционными детерминантами, патологически проявляющимися при психичес ком заболевании. Такие симптомы могут развиваться как реакция на факт обнаружения болезни (диагноз) и госпитализацию, а также вследствие фар макотерапии. В диагностической практике и в процессе психокоррекцион ных мероприятий, естественно, особый смысл приобретает выделение симп томов, непосредственно связанных с болезнью.

Клинико-психологический синдром может рассматриваться в рамках двух подходов — патопсихологического и нейропсихологического. В пато психологии центральное место занимает поиск общего звена нарушения высших психических функций, лежащего в основе развития отдельных симптомов при реализации таких функций. Например, синдромообразую щим радикалом при шизофрении может быть нарушение мотивации, след ствием которого являются характерные для этого заболевания изменения (или особенности) мышления, восприятия, памяти и др. В нейропсихологии осуществляется поиск не только общего нарушенного звена (синдромооб разующего радикала), но и определение зоны поражения мозга, обеспечи вающей в норме его реализацию. В приведенном примере это пространст венный анализ и синтез, связанные с работой нижнетеменной области мозга. Названные два подхода к построению клинико-психологического синдрома и соответственно психологического исследования могут быть изо лированными или сочетаться, что обусловливается конкретными клиничес кими задачами.

Традиционно в практической деятельности психолога в психиатричес кой клинике активно разрабатывался и применялся преимущественно па топсихологический подход. В последние годы интенсивно внедряется и подход нейропсихологический. Его применение позволяет приблизиться к установлению структурно-функциональных мозговых механизмов психичес ких расстройств, что особенно важно для решения дифференциально-диа гностических задач. Нейропсихологический подход открывает также новые возможности понимания природы психических заболеваний, изучения свя зей между клинико-психопатологическими и клинико-психологическими синдромами и выявления механизмов действия психофармакологических средств, использующихся в психиатрии для лечения больных.

Психологические исследования при психической патологии позволяют установить не только нарушенные звенья психической деятельности, но и ее сохранные элементы. В этом смысле можно говорить о "функциональном" диагнозе, что имеет особое значение для построения коррекционных, реа билитационных и психотерапевтических программ. Выявление нарушенных компонентов психической деятельности позволяет определить направленного психологического воздействия с обязательной опорой на эффективно функционирующие структуры психики. Именно это обеспечи вает активное сотрудничество больного с самим собой, дает основание для перестройки психических функций, включения в них новых средств и стра тегий в переработке информации и ауторегуляции психической деятельнос ти и поведения, позволяет осуществить так называемое психологическое протезирование, актуализирующее внутренние компенсаторные и адаптив ные возможности больного.

Внимание, уделяемое клинико-психологическому синдромальному под ходу, не случайно. За этим, кроме представлений о нормальной структуре и динамике психических функций, стоит проблема многозначности психо логического симптома (симптома нарушения психической функции), кото рый становится информативным только при его психологической квалифи кации. Иными словами, необходимо выявление нарушенного звена в струк туре психической деятельности, психологической причины, детерминиру ющей появление симптома и (в соответствии с системным строением выс ших психических функций в их интер- и интрапсихическом взаимодейст вии) объединяющей различные симптомы в синдром. С учетом этой при чины клинико-психологический синдром не отличается от синдрома кли нико-психопатологического, но имеет свое содержание. Таким образом, как указывает Ю.Ф.Поляков (1983), "если клинические (психопатологические) исследования выявляют закономерности проявлений нарушен ных психических процессов, то экспериментально-психологические иссле дования должны ответить на вопрос: как нарушено т ечение (т.е.

структура) самих психических процессов".

Руководство по психиатрии/Под ред. М.: Медицина, 1983.— (разрядка в цитате наша. — К.) Решение стоящей перед экспериментально-психологическим исследо ванием задачи возможно только при условии применения комплекса экс периментально-психологических методик, направленных на обнаружение симптомов нарушения различных аспектов психической деятельности с пос ледующим вычленением одного или нескольких синдромообразующих ра дикалов. Так, при внешнем сходстве симптомов нарушений памяти, мыш ления, восприятия, и других высших психических функций при атрофичес ких деменциях позднего возраста синдромы при болезни и сенильной деменции различны. Если при сенильной деменции ведущим синдромообразующим радикалом является нарушение произвольной регуляции деятельности, то при болезни Альцгеймера психо логические симптомы структурируются на основе нарушений нейродинами ческих параметров активности в сочетании с нарушением операционального обеспечения психической деятельности.

В целом клинико-психологическое исследование больного в каждом отдельном случае обычно проводится с применением многих методик, что позволяет сопоставить результаты выполнения больным различных заданий и осуществить их психологическую квалификацию с последующим объеди нением в синдром.

ОСНОВНЫЕ МЕТОДЫ РАБОТЫ МЕДИЦИНСКОГО ПСИХОЛОГА Медицинский психолог в своей работе использует 3 основных метода:

беседу, наблюдение психологический эксперимент. Обычно они взаимодо полняемы, чередуются и встраиваются друг в друга в процессе клинико психологического исследования, которое всегда есть общение с боль ным.

Беседа зависит от поставленной врачом перед психологом задачи и предполагает также предварительное изучение истории болезни. Из истории болезни психолог получает сведения о состоянии больного, его преморбид ных особенностях, ведущих клинических симптомах. Такое предварительное "знакомство" с больным позволяет правильно построить диалог, актуализи ровать отношение больного к проведению исследования как к значимому факту его жизни. Во время беседы выявляются сфера интересов больного в данный момент, возможности общения, самооценка, осознание болезни, критичность.

Наблюдение за поведением больного во время клинико-психологичес кого исследования позволяет увидеть поведенческие проявления и формы реагирования на вопросы психолога, отношение больного к ошибкам при выполнении заданий, возможность контроля собственной деятельности, от влекаемость, зависимость или независимость от посторонних раздражите лей, появляющихся в ситуации взаимодействия с психологом.

Данные, полученные в процессе беседы и при наблюдении за больным, сопоставляются с результатами его деятельности в клинико-психологичес ком эксперименте.

Метод психологического эксперимента имеет глубокие исторические корни в отечественной психиатрии. Еще в 1896 г. А.А.Токарский писал: "...

чтобы знание явления стало несомненным, требуется его проверка и дока зательство. Для этого служит опыт или эксперимент. Экспериментом назы вается искусственное изменение условий наблюдения с целью определения отношений между явлением и условиями его возникновения"1.

Позднее В.М.Бехтерев (1907) ввел в психиатрию "объективное исследо вание душевнобольных", заложив методическую основу для эксперимен тального подхода к восприятию, запоминанию, вниманию, ассоциативному мышлению и т.п. Некоторые из разработанных им методик ("Сравнение понятий", "Определение понятий") не потеряли своей актуальности до настоящего времени.

У истоков экспериментального психологического метода стояли также такие известные клиницисты, как А.Ф.Лазурский, К.И.Поварнин, С.С.Кор саков, В.А.Гиляровский, Н.А.Бернштейн, Г.И.Россолимо.

В настоящее время психологический экспериментальный метод, осна щенный широким спектром конкретных методик, активно используется в психиатрии. В эксперименте перед испытуемым ставится задача выполнить определенные действия, по психологической структуре близкие к реальнос ти. В этом плане можно полностью согласиться с Б.В.Зейгарник (1986), что экспериментальное "исследование в клинике может быть приравнено к функциональной пробе — методу, широко используемому в испытании де ятельности какого-либо органа. В ситуации психологического эксперимента роль функциональной пробы могут играть те задачи, которые в состоянии актуализировать умственные операции, которыми пользуется человек в своей жизнедеятельности, его мотивы, побуждающие эту деятельность" В клинико-психологическом эксперименте высвечивается, согласно Б.В.Зей гарник, реальный пласт жизни больного.

Среди основных принципов построения клинико-психологического экс перимента необходимо выделить следующие: 1) изучение познавательных и личностных нарушений осуществляется на модели реальной психической де ятельности, поэтому первичным и ведущим в оценке выявляемых симптомов нарушений является качественный анализ их механизмов, возможностей ком пенсации и восстановления;

2) существенно не выявление симптома в его количественном выражении, не констатация факта невыполнения какого-либо задания, а анализ того, как протекал процесс решения и почему он оказался неэффективным;

3) в интерпретации результатов эксперимента центральное место занимает анализ ошибок больного при выполнении заданий.

До настоящего времени предметом дискуссии является проблема соот ношения качественной и количественной оценки данных клинико-психо логического эксперимента. На наш взгляд, приоритет количественного "из мерительного" подхода (оценочные шкалы и др.) характерен для тех стан дартизованных экспериментальных процедур, разработка которых была основана на нормативных представлениях об отдельных изолированных психических процессах безотносительно к сущности изучаемой психической патологии. Тем не менее вопросы количественной оценки патологических феноменов являются для медицинской психологии весьма актуальными.

Они важны в сравнительно-нозологическом аспекте, при оценке эффектив ности лечения по динамике изменений высших психических функций, для обоснования валидности методик, надежности интерпретаций, достовернос АЛ. О методах психологического исследования. Записки психологичес кой лаборатории психиатрической клиники Московского 1896.-№ 1.

Издательство ти полученных данных. Решение этих вопросов в современной отечествен ной медицинской психологии в обобщенном виде можно представить как сочетание качественного и количественного подходов, где первоначально определяются содержательные характеристики изучаемых расстройств, затем дается их количественная оценка. Одним из адекватных путей в этом на правлении является разработка специальных оценочных шкал, отвечающих конкретным исследовательским задачам. В качестве примера можно привес ти шкалу, разработанную в Научном центре психического здоровья РАМН И.Ф.Рощиной для диагностики и оценки эффективности лечебных воздей ствий при деменциях у больных пожилого и старческого возраста1.

Шкала И.Ф.Рощиной основана на концепции А.Р.Лурии (1973) о трех блоках мозга. Согласно данной концепции, весь мозг может быть подразделен на три основных блока: энергетический блок (регуляция уровня активности мозга) включает неспецифические структуры ствола, средних и диэнце фальных отделов мозга, лимбическую систему, медиобазальные отделы лобных и височных долей мозга (I блок);

блок приема, переработки и хранения информации расположен в конвекситальных отделах коры и занимает ее задние отделы, включая в свой состав аппараты зрительной (затылочной), слуховой (височной) и торной (теменной и заднелобной) областей, а также нижнетеменную подобласть, обеспечивающую синтез всех модальностей и переработку пространственных харак теристик информации (II блок);

блок программирования, регуляции и контроля психической деятельности, связанной с деятельностью лобных долей (III блок).

В соответствии с этим в шкале выделены 2 раздела — регуляторные составляющие и операциональные составляющие психической деятельности. Эти разделы состоят из перечня показателей, ориентированных на выполнение больным определенных заданий и оценку их выполнения в баллах.

В клинико-психологическом эксперименте должны быть представлены также возможности выявления самоконтроля больного, актуализации его переживаний в связи с трудностями в выполнении заданий, самооценка.

Кроме того, в планировании эксперимента и выборе методик необходимо учитывать преморбидные особенности пациента и его когнитивные возмож ности в прошлом и настоящем. Здесь целесообразно обратить внимание на важность нестандартности процедуры исследования, допустимость некото рой ее индивидуализации и введение обучающего эксперимента. Последнее особенно важно в детской клинике, поскольку создает возможность для отделения собственно патологических симптомов от проявлений возрастной несформированности высших психических функций, а также получить све дения о "зоне их ближайшего развития", т.е. о прогнозе. В ряде случаев обследование больного проводится повторно с целью дифференцирования стойких, базисных расстройств ("ядра" заболевания) и вторичных преходя щих Конкретных методик экспериментально-психологического исследова ния много и их число постоянно продолжает увеличиваться. В связи с этим соответствующие методические приемы необходимо рассмотреть в рамках классификационного подхода, ограничившись наиболее известными, клас сическими, прошедшими большой исторический путь психологической и клинической верификации.

Шкала была разработана и апробирована в 1990—1993 гт. и опубликована впервые в 1998 г. — см. Журн.неврол. и психиатр.

Об этой шкале см. также главу 6 настоящего руководства.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕТОДИКИ Методики, использующиеся в настоящее время в практике медицинского психолога, можно разделить на 2 большие группы: первая объединяет ме тодики, ориентированные на оценку познавательных (когнитивных) психи ческих процессов, вторая включает методические приемы, применяемые при исследовании личности.

Методики исследования познавательных процессов. В обоб щенной, соответствующей клинической терминологии форме этими мето диками пользуются для оценки мнестико-интеллектуальной сферы больно го, т.е. при изучении процессов восприятия, памяти, мышления, внимания, речи и других функций.

Патопсихологические и нейропсихологические методики оценки построены с учетом его различных модальностей. К последним относятся зрительное опознавание реальных, контурных, зашумленных и расфокусированных изображений (например, проба Поппельрейтера), опо знание фигур на ощупь и манипуляция с ними в тактильной сфере (напри мер, доска Сегена);

восприятие на слух и оценка ритмических структур;

узнавание знакомых портретов известных лиц;

восприятие объектов, требу ющих зрительно-пространственной переработки (схематические часы, кон турная географическая карта). Следует подчеркнуть, что нарушение или искажение восприятия нередко выявляется при опознании не единичных объектов, а их комплекса с увеличением объема перцептивного задания.

Выявление нарушений осуществляется в ситуации произ вольного или непроизвольного запоминания. При этом используются зада ния на заучивание последовательностей слов, зрительных объектов, цифр, фраз и специальных рассказов. Одной из информативных методик исследо вания памяти является "Пиктограмма", в которой запоминание осущест вляется с помощью специальных средств в виде выполняемых больным рисунков, отражающих его ассоциации в связи с каждым из элементов предлагаемой для запоминания последовательности слов и словосочетаний.

Достаточно большое число клинико-экспериментальных методик на правлено на исследование Это прежде всего методика "Клас сификация предметов", предоставляющая возможность изучить различные ас пекты мыслительной деятельности. Известны также такие методики, как сравнение и определение понятий, решение арифметических задач раз личной степени сложности;

понимание переносного смысла пословиц и метафор;

интерпретация больным сюжетной картинки или набора карти нок с последовательным изложением сюжета;

методика "Исключение пред метов" и Некоторые методики целенаправленно создавались для оценки (его устойчивости, избирательности) в сочетании с оценкой общей работоспособности больного, темпа и стабильности выполнения заданий.

К ним относятся корректурная проба (вычеркивание на бланке с напеча танными буквами заданной экспериментатором буквы), метод составления натуральной арифметической последовательности из случайного разброса чисел в таблице (таблицы Шульте, таблица Горбова);

сложение однозначных чисел, записанных на бланке в столбик (счет по Крепелину) и т.п. Эти методики основаны на выполнении заданий в течение достаточно длитель ного времени с фиксацией в эксперименте определенных временных отрез ков в общем континууме времени выполнения и последующей оценкой продуктивности работы больного и темпа выполнения задания.

10* Существует множество патопсихологических и нейропсихологических методик, применяемых для диагностики речевых расстройств в их разнооб разных и специфических проявлениях, оценки выполнения специальных произвольных движений по заданной программе и других1.

Методики исследования личности. Методические приемы исследования личности больного можно разделить на 2 подгруппы: методики прямого исследования личности и методики косвенного (опосредованного) ее изу чения.

В подгруппу методик п р я м о о исследования личности тра диционно входят методика оценки запоминания прерванных действий (вы являющая мотивационную активность больного), методика исследования уровня притязаний (позволяющая оценить динамические характеристики мотивации в зависимости от успешности или неуспешности решения от дельных субтестов в общей структуре методики);

методика самооценки Дембо — Рубинштейн (направленная на выявление рефлексивных возмож ностей больного и его критичности в актуальной ситуации).

В настоящее время весь спектр методик прямого исследования личности постоянно расширяется за счет внедрения в клиническую практику экс периментальных процедур, разрабатываемых в общей психологии для изучения личности в норме. Применение этих методик в клинико-диа гностических целях еще требует их клинической апробации и нозологи ческой верификации с учетом клинических особенностей изучаемого за болевания и концептуальных построений, касающихся структуры личнос ти. Последний тезис имеет отношение и ко второй подгруппе личностных методик.

К методикам косвенног о изучения личности относятся проективные тесты, а также различные опросники и шкалы. Все они позво ляют на основе специально разработанных процедур интерпретации полу чаемых данных (в их количественном и качественном выражении) получить сведения об особенностях личности через оценку ее динамических характе ристик и отдельных составляющих (мотивация, самооценка, эмоции, уро вень субъективного контроля, межперсональные взаимодействия и отноше ния, акцентуации характера и т.д.). Основная ценность этих методик опре деляется возможностями многомерного подхода к исследованию личности, позволяющего "объединить достоинства целостного подхода, свойственного клиническому методу, с достоинствами метрического подхода, присущего двухмерному эксперименту"2. Приведенная цитата имеет своей целью при влечь внимание читателя к необходимости глубокого понимания методичес кой направленности личностно-ориентированных процедур при их выборе для решения клинико-диагностических задач.

На современном этапе в практике работы медицинского психолога наиболее часто используются следующие методики: "Незаконченные пред ложения", "Тематический апперцептивный тест" (ТАТ), "Цветовой тест "Цветовой тест отношений" (ЦТО), Миннесотский мультифаз Более подробное описание методик клинико-психологического исследования — см. Рубинштейн. Экспериментальные методики Меди цина, 1970;

Е.Д. Хомская. Нейропсихологическая 1995;

Общая психодиагностика/Под ред.А.А. Бодалева, Изд-во МГУ, 1987;

•и Мельников В.М., Т. Введение в экспериментальную психологию Просвещение, ный личностный тест (Minnesota multiphasic personality inventory — тест (16PF — опросник), диагностика межличностных отноше ний Т. диагностический опросник Личко и Н.Я. Иванова, косвенное измерение системы самооценок (КИСС).

Основные принципы проведения исследования по перечисленным методи кам, направленность их на те или иные функции и оценка результатов даны в табл.1.

1. Основные методики исследования личности больного Методика Направленность Задача испытуемого Принципы оценки результатов Тест Исследование функ- Предъявляются карточки 8 цве- Статистическая об ционального, эмоци- тов (каждый цвет имеет свою работка оценки по Люшера онального психологическую интерпрета- ложения и взаимно (настроения), наибо- цию). Испытуемый составляет го расположения ос лее устойчивых черт последовательность цветов по новных цветов предпочтению (делается 2 вы бора) Исследование соз- Совместно с психологом со- а) качественный ана нательного и не- ставляется лиз цветоассоциа осознаваемого уров- из окружения. Предъявляется тивных ответов;

ней отношения чело- 8 цветов (соответствующих цве- б) формализован века (цветовые ас- там теста Люшера). Каждому ный анализ цветоас социации) лицу (понятию) подбираются социативных ответов подходящие цвета MMPI Многопрофильное Предлагается текст опросника, На основе ответов исследование лич- утверждения которого касают- испытуемого строит ности по 9 шкалам ся состояния здоровья и харак- ся профиль его лич тера испытуемого. На специ- ности с учетом зна альном бланке фиксируются от- чения шкалы коррек веты испытуемого (да или нет) ции. По показателям 9 шкал дается интер претация особенностей Ответы испытуемо Опрос- Исследование диаг- Испытуемому предлагается ник ностирует черты лич- текст опросника, вопросы кото- го оцениваются с Кеттелла ности (конституцио- рого носят проективный харак- помощью специаль нальные факторы) тер, отражают обычные жиз- ного ненные ситуации. Ответы зано- тем проводится ин терпретация резуль сятся на специальный бланк (да, татов нет, иногда) ТАТ Проективное иссле- Испытуемому предлагается ряд а) качественный ана дование раскрытия фотографий, отображающих лиз ассоциативных внутреннего мира неопределенные ситуации (с ответов;

личности, субъек- участием одного или несколь- б) формализован тивных пережива- ких персонажей) и имеющих ный анализ ассоциа ний, мыслей эмоциональный подтекст. Испы- тивных ответов. На туемый составляет по этим кар- основании этого де тинкам рассказ, в котором от- лается вывод о ха ражается временная перспекти- рактере межлич ва сюжета ностных отношений обследуемого Продолжение Методика Направленность Задача испытуемого Принципы оценки результатов Тест Исследование пред- Испытуемому предлагается оп- Производится под Т.Лири ставлений о и росник из 128 оценочных суж- счет баллов с помо идеальном "Я", изу- дений. Делается выбор утверж- щью специального чение взаимоотно- дений, относящихся к себе, к "ключа", получен шений в малых груп- другим и идеалу ные показатели пе пах реносятся на диско грамму, строится личностный профиль Мето- Исследование це- Испытуемому предлагаются Определяется коэф схематические изображения фициент ранговой дика лостной системы самооценки, иерар- человеческих лиц (на схеме корреляции. Стро хии ценностей и лич- лица отсутствует рот). Испы- ится графическое туемый ранжирует "лица" по изображение само ностных параметрам, задаваемым экс- оценки, делается периментатором. Затем нужно вывод об общем разложить карточки по "похо- принятии себя и о жести на себя" том, насколько дан ное качество ценит ся испытуемым Исследование ак- Испытуемому предъявляется Подсчитываются бал центуаций характе- опросник, от него требуется лы с помощью спе ра осуществить выбор вопросов из циального "ключа".

групп, объединенных в "темати- Результаты сравни ческие блоки" ваются с норматив ными показателями Незакон- Исследование систе- Испытуемому предъявляется 60 Для каждой группы ченные мы отношений к незаконченных предложений, предложений выво предло- себе и к своему со- которые он должен закончить дится характеристи жения циальному окруже- ка, определяющая нию данную систему от ношений как поло жительную, отрица тельную или безраз личную УЧАСТИЕ ПСИХОЛОГА В ДИАГНОСТИЧЕСКОЙ РАБОТЕ Проблема диагностики в аспекте возможностей медицинской психологии различным образом преломляется в клинической реальности в зависимости от конкретных клинических задач. В число таких задач входит дифферен циальная диагностика — нозологическая и(или) топическая, диагностика структуры и степени выраженности нарушений высших психических функ и диагностика индивидуально-личностных особенностей.

Нозологическая и топическая дифференциальная диагностика наиболее актуальна для стертых, с минимальными психопатологическими проявле ниями стадий течения и типов психических заболеваний.

менее важной на современном этапе развития психиатрии является задача диагностики структуры и степени выраженности нарушений высших психических функций и личностных изменений. Динамика клинико-психо логического синдрома, возникающая под влиянием лечебных воздействий, является важной информативной составляющей оценки их эффективности, особенно в случае применения количественных оценок. Нельзя не отметить и то, что эти воздействия могут иметь разнонаправленный эффект и при водить к улучшению одних составляющих когнитивной и личностной сфер с одновременным снижением других. В таком случае клинико-психологи ческая диагностика становится значимой для выбора сочетания психофар макологических препаратов и тактики их применения.

В компетенции медицинского психолога находится и проблема индиви дуально-личностной типологической диагностики. Особенности личностного реагирования психически больного и его ближайшего окружения (прежде всего семьи) на различные связанные с болезнью обстоятельства являются важным моментом в определении прогноза болезни, выявлении факторов риска и профилактике.

Клинико-психологическая диагностика при необходимости включается в решение и других задач медицинской психологии (экспертизы, реабили тации, психологической коррекции и психотерапии).

Применяемые в медицинской психологии диагностические подходы апробировались в процессе специальных исследований, по результатам ко торых формировались представления о клинико-психологических синдро мах, характерных для той или иной формы психического заболевания, типа его течения, степени выраженности соответствующих расстройств. Было установлено, что экспериментально-психологический метод не только по зволяет существенно расширить возможности клинического анализа, но и наполнить психологическим содержанием систему теоретических представ лений, касающихся общей психопатологии.

РОЛЬ ПСИХОЛОГА В ЭКСПЕРТИЗЕ, ПСИХОКОРРЕКЦИИ И РЕАБИЛИТАЦИИ Среди задач, решаемых медицинской психологией в психиатрии, были обо значены задачи экспертизы, психокоррекции и реабилитации. В решении этих задач (так же, как и диагностических) психолог является одним из субъектов совместной деятельности со специалистами другого профиля.

Именно в этом разделе работы медицинского психолога наиболее полно выступают мультидисциплинарность и комплексность в виде взаимодейст вия и взаимодополняемости клинического, инструментального и лаборатор ного При решении задач (трудовой, медико-педагогичес кой, военной) требуется оценка особенностей психики объекта экспертизы как в целом, так и в отношении отдельных психических процессов. При этом важно выявить не только актуальное состояние личности и различных составляющих психической деятельности, но спрогнозировать возможности взрослого, ребенка или юноши на будущее с учетом компенсаторных или декомпенсирующих проявлений.

При этом важно соотнесение дефицитарных феноменов психики и сохранных ее составляющих с требованиями профессионально-трудовой, учебной или военной сфер деятельности, а не их констатация. В свою очередь это требует знания психологии труда и психологических основ учебной деятельности на разных этапах онтогенеза в различных социально закрепленных формах и на различных уровнях образования.

Особое место в психиатрической экспертизе занимает судебная. По дробное изложение и анализ концепции комплексной судебной психолого психиатрической экспертизы даны в книге И.А.Кудрявцева Здесь же целесообразно отметить, что соединение психиатрического и психологи ческого подходов является особенно эффективным, поскольку позволяет интегрировать данные о свойствах и функциональных особенностях психи ческой деятельности подэкспертного лица. Участие медицинского психолога открывает возможности дифференцированного анализа особенностей лич ности (в ее развитии), структурно-динамических и содержательных особен ностей психики, в частности эмоциональных реакций. Эти данные дают основания для сочетанного рассмотрения психологических и психопатоло гических факторов в оценке результатов экспертного процесса.

Задачи медицинской психологии в области психокоррекции и ре абилитации можно было бы объединить под рубрикой "психологическая помощь больному". Независимо от конкретного обозначения ция, психологическая коррекция, психотерапия) можно сказать, что по своим целям эти задачи в значительной мере идентичны. Речь всегда идет о минимизации инвалидизирующих факторов в структуре психики, о пред отвращении или уменьшении стойких психических последствий заболева ния, о восстановлении прежнего или становлении нового социального, личностного и трудового статуса больного, о "встраивании" в психическую деятельность адекватных конструкции индивидуальности компенсаторных механизмов и стратегий адаптивного поведения, способствующих ауторегу ляции больным своих отношений с окружающей средой и с самим собой.

В основе разработки программ психологической помощи больному и их осуществления лежат несколько основных требований. Во-первых, цент ральным звеном в этом разделе практической деятельности медицинского психолога остается клинико-психологическая диагностика как на констати рующем этапе, предшествующем началу психологической работы с боль ным, так и в ходе процесса взаимодействия с ним. Во-вторых, для полно ценной и позитивно действующей психологической помощи требуется по строение синдрома с анализом дефицитарных и сохранных структур психики и определением ведущего фактора или факто ров, формирующих весь комплекс негативных феноменов. Более того, необходимо всестороннее изучение личности боль ного, в том числе и на уровне преморбида;

системы отношений, мировоз зрения, социальных и трудовых установок, ценностных и веду щих жизненных мотивов. Важным моментом являются такие фоновые ха рактеристики деятельности, как уровень ее энергетического обеспечения, доминирующие формы эмоционального реагирования, возможности само анализа, конструкция "внутренней картины болезни", представления боль ного человека о качестве жизни, конвергенция или дивергенция "знаемых" и "реальных" мотивов и целей. В-третьих, выбор "мишени" психологичес кого воздействия не только не исключает, но предполагает "вчувствование" медицинского психолога в тривиальную формулу, декларирующую целост Кудрявцев И.А. Судебная психолого-психиатрическая Юридичес кая литература, 1988.

ность человека и его психики. Речь идет о том, что психологическое воз действие влечет за собой цепь перестроек и возможных личностных реакций в целостной психической деятельности. Возможно, последствия этих влия ний и перестроек требуют прогнозирования результатов в более широком контексте личностных смыслов и переживаний объекта психологической Представляется, что важной основой выполнения перечисленных тре бований является не только осмысленный и про фессионализм медицинского психолога, но и совместная деятельность спе циалистов многопрофильной бригады, включающей лечащего врача, врача психотерапевта, медицинского психолога и специалиста по социальной Анализ отечественного и зарубежного опыта показывает, что эффектив ность лечебно-реабилитационных мероприятий существенно выше при на личии организационно-структурированной медико-психологической служ бы, партнерских взаимодействий между врачом, психологом и другими специалистами. Это позволяет реализовать на деле принцип взаимной до полнительности (комплиментарности) в совместном взгляде на "целост ность" больного человека при специфическом вкладе каждого из сотрудни чающих специалистов в осуществление лечебно-терапевтических программ.

ГЕНЕТИКА ПСИХИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИИ В психиатрии имеется много фактов, которые свидетельствуют о существен ной роли наследственности в этиологии и патогенезе эндогенных и других психических заболеваний [Вартанян М.Е., 1983;

Милев В., Москаленко В.Д., 1988;

Трубников 1992]. Основными из них являются накопление повторных случаев заболевания в семьях больных и разная частота пора женных родственников в зависимости от степени родства с больными.

Частота соответствующих заболеваний у родственников больных боль ше, чем в общей популяции. Так, если распространенность шизофрении среди населения составляет около 1 %, то частота пораженных среди род ственников больных первой степени родства примерно в 10 раз выше, а среди родственников второй степени родства в 3 раза выше, чем в общей популяции. Сходная ситуация имеет место и в семьях пациентов с аффек тивными психозами: частота заболеваемости этими психозами среди насе ления — 0,6 %, а среди родственников больных маниакально-депрессивным психозом среди родственников первой степени родства — более 20 %. При этом отмечаются примерно в равном числе как биполярные, так и монопо лярные психозы. Среди родственников пациентов с депрессиями преимуще ственно встречаются больные с депрессиями (14 %), а больныес биполяр См. Приложение 3 к Приказу Министерства здравоохранения РФ № 391 от г. "О подготовке медицинских психологов для учреждений, оказывающих психиатрическую и психотерапевтическую помощь";

приказы Министерства здра воохранения РФ: № 255 от 28.07.97 г. "О мероприятиях по планированию и организации непрерывной подготовки врачей психотерапевтов и медицинских психологов" и № 226 от 28.07.97 г. "О подготовке специалистов по социальной работе и социальных работников, участвующих в оказании психиатрической и психотерапевтической помощи".

ными расстройствами составляют среди них только 1 %. Для эпилепсии, распространенность которой среди населения составляет 0,5 %, частота этого заболевания среди родственников также выше популяционной и, кроме того, она зависит от клинической формы болезни. Так, у пациентов с большими судорожными припадками частота этого заболевания среди родственников первой степени родства — их детей и сибсов (братьев, сес тер) — достигает 7 %, а среди родителей — 3—4 %;

при фокальной эпилеп сии частота пораженных среди родственников первой степени родства равна 1—2 %. Распространенность алкоголизма среди населения, как известно, достигает 3—5 % у мужчин и 1 % —у женщин. У родственников больных первой степени родства частота этого заболевания выше в 4 раза, а среди родственников второй степени родства — в 2 раза. Накопление случаев за болевания отмечено и в семьях больных с деменцией типа. Более того, выделяется семейный вариант болезни Хорея Гентингтона является примером заболевания, которое хорошо изучено в клинико-генеалогическом аспекте в связи с установленной локализацией гена в 4-й хромосоме.

Приведенные результаты общеизвестны и достаточно убедительны, по скольку они постоянно подтверждаются клинической практикой. Тем не менее они могут быть подвергнуты критике с точки зрения методологии проведения исследования. Дело в том, что большинство данных были по лучены до 80-х годов и этим исследованиям были свойственны некоторые недостатки. Основными из них являются следующие: 1) не использовались стандартизованные диагностические подходы (типа МКБ или американской DSM);

2) не применялся "слепой" метод при обследовании и диагностике;

3) не всегда обследовались соответствующие контрольные семьи. Эти недо статки были в большей мере преодолены в исследованиях последнего деся тилетия. В настоящее время генетические исследования характеризуются комплексным подходом, направленным на изучение заболевания на разных уровнях его проявления, начиная с клинического до молекулярно-генети ческого, что обеспечивается применением методических подходов, свойст венных различным биологическим и медицинским дисциплинам. Разрабо таны и используются методы, которые позволяют преодолеть трудности анализа проявления признака в каждой семье (вследствие влияния множе ства средовых факторов, из-за малого числа детей в большинстве семей, невозможности наблюдения более чем за 1—2 поколениями) с учетом не возможности для большинства психических болезней локализации патоло гических генов на хромосомах. Основным в генетических исследованиях остается обследование семьи, для которого характерны следующие этапы:

1) планирование исследования;

2) сбор необходимой информации о членах семьи на основе обследования родственников разными специалистами;

3) анализ семейных данных;

4) генетическая интерпретация полученных результатов;

5) научно-практические выводы и рекомендации.

МЕТОДЫ ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ГЕНЕТИКИ изучение наследственного предрасположения к психическим заболеваниям, а также роли средовых факторов в проявлении психической патологии основано на комплексном применении различных методов меди цинской генетики. В генетике психических болезней традиционно выделяют следующие методы: популяционный, генеалогический, близнецовый, цито генетический, биохимический, молекулярно-генетический и моделирование.

Естественно, при использовании перечисленных методов предполагается их дифференциация по объектам исследования (популяции, семьи, близнецы, хромосомы, клетки, ДНК и др.) и методикам исследования (эпидемиологи ческие, математические, клинические и клинико-лабораторные, биохими ческие, молекулярные и др.). Учитывается также возможность использова ния различных методик в процессе обследования пациентов, членов их семей, контрольных выборок.

Прежде чем перейти к изложению методов, используемых при изучении генетики психических заболеваний, необходимо остановиться на основных генетических понятиях. Эти понятия необходимо знать врачу не только для понимания излагаемого в руководстве материала, но и для чтения совре менной литературы по психиатрической генетике.

Наследственность определяется локализованными в специальных структурах клетки — хромосомах, и закономерностями удвоения, объединения и распределения хромосом поровну между дочерними клетками при делении клетки.

Основным материальным носителем генетической информации у человека являются молекулы дезоксирибонуклеиновой кислоты (ДНК), находящиеся в 46 хромосомах.

Молекулы ДНК представляют собой линейные полимеры, состоящие из нуклеоти образованных пуриновыми (аденин, гуанин) и пиримидиновыми (тимин, цито зин) азотистыми основаниями, сахаром дезоксирибозой и остатком фосфорной кислоты. ДНК состоит из 2 полинуклеотидных цепей, закрученных одна вокруг другой в виде двойной спирали. Основания обращены внутрь спирали и расположены всегда определенным образом: аденин противостоит а гуанин — цитозину Двойная спираль ДНК и ее цепей являются основой репликации генетического материала. Репликация представ ляет собой процесс, когда спираль раскручивается и на каждой из цепей строится комплементарная дочерняя цепь. Каждая хромосома представляет собой двойную нить ДНК, которая функционально представляет собой совокупность от дельных генов в виде последовательных отрезков ДНК. Каждый ген несет инфор мацию о первичной структуре полипептидной цепи. Имеются также повторяющиеся нуклеотидные последовательности, выполняющие регуляторные функции.

Информация о последовательности аминокислот в полипептидной цепи запи сана в ДНК в виде трехбуквенного кода. Каждой аминокислоте соответствует опре деленный по составу триплет из 3 соседних нуклеотидов. Для того чтобы осущест влять синтез полипептида, генетическая информация ДНК хромосом переписывает ся на комплементарную ей нить информационной (матричной) рибонуклеиновой кислоты (мРНК). Этот процесс называется транскрипцией. Затем информация с мРНК, представленная последовательностью нуклеотидов, переводится (транслиру ется) в последовательность аминокислот. В пределах одного гена ДНК подразделя ется на функционально различные участки: экзоны — транслируемые нуклеотидные последовательности, и интроны — нетранслируемые последовательности. После транскрипции интроны вырезаются, а экзоны соединяются и эта участвует в синтезе белка. Таким образом, определяющим в наследственности являются точ ность воспроизведения молекул нуклеиновой кислоты при репликации, транскрип ции и высокая точность трансляции в синтезе белка.

ДНК находится в клетке в виде ядерного хроматина — сложного комплекса, образованного гистонами, негистоновыми белками и РНК. Гистоны служат основой для образования элементарной хроматиновой частицы — нуклеосомы. Каждая ну клеосома образована 2 гистоновыми белками, ассоциированными примерно с парами нуклеотидов ДНК. Перед клеточным делением нуклеосомные нити спира лизуются, что уменьшает длину молекулы ДНК примерно в 40 раз. Последующее укорочение хроматиновой нити происходит вследствие образования петель и их складывания.

Из 46 хромосом человека 23 хромосомы получены из яйцеклетки матери, а 23 — из сперматозоида отца. 22 пары хромосом (т.е. 44 хромосомы) одинаковы у мужчин и женщин — это аутосомные хромосомы. Различие между мужчиной и женщиной обусловлено тем, что у мужчин имеются 2 непарные хромосомы, меньшая из них Y-хромосома имеется только у мужчин, другая Х-хромосома имеется у мужчин в единственном числе (XY), а у женщин они образуют пару (XX). Эти два типа хромосом называются половыми хромосомами. По расположению генов на хромо сомах различают гены аутосомные, которые находятся в одинаковых хромосомах у мужчин и женщин, и гены, сцепленные с полом, которые находятся в Х-хромосоме.

Наследственность реализуется в процессе передачи (наследование) генетичес кой информации, контролирующей развитие признаков индивида. Признак — это условное обозначение поведенческих, физиологических, морфологических, биохи мических и иных особенностей человека, позволяющий отличить одного индивида от другого. Совокупность внешних и внутренних особенностей человека, описывае мая набором признаков, называется фенотипом. Выражение "наследование призна ков" означает передачу генов, детерминирующих соответствующие признаки. Сово купность всех наследственных факторов индивида называется генотипом. Фенотип является результатом взаимодействия генотипа и среды, в которой развивается Основные закономерности наследования связаны с хромосомной наследствен ностью, т.е. ядром клетки. Что касается цитоплазматической наследственности, то ее связывают с митохондриями. Цитоплазматические наследственные факторы при делении клетки распределяются между дочерними клетками случайно. В зависимос ти от проявления генов в гетерозиготе, т.е. индивид имеет два разных состояния гена, называемые аллелями, различают доминантный признак, когда гетерозигота про являет признак как доминантная гомозигота (индивид имеет два одинаковых аллеля), и рецессивный признак, когда индивид не проявляет признак другой гомозиготы. Доми нирование и рецессивность определяются в значительной степени возможностью отличить гомозиготы от гетерозигот и, если такое распознавание возможно, то гены называются Гены, локализованные в половой Х-хромосоме, харак теризуются передачей, которую называют "крест-накрест". При таком наследовании признак матери проявляется у сыновей, а признак отца у дочерей.

метод Этот метод направлен на изучение наследования психических расстройств в семьях больных при сопоставлении частоты соответствующей патологии в этих семьях и среди групп населения, проживающего в аналогичных природно-климатических условиях. Такие группы людей в генетике назы вают популяцией. В этом случае учитываются не только географические, но и экономические, социальные и другие условия жизни.

Генетическая характеристика популяций позволяет установить их гено фонд, факторы и закономерности, обусловливающие его сохранение и из менение от поколения к поколению, что достигается при изучении особен ностей распространения психических болезней в разных популяциях, кото рое, кроме того, и обеспечивает возможность прогнозирования распро страненности этих болезней в последующих поколениях.

Генетическая характеристика популяции начинается с оценки распро страненности изучаемого заболевания или признака среди населения. По этим данным определяются частоты генов и соответствующих генотипов в популяции.

Изучение генетической структуры популяции основано на использовании зако на Харди — Вайнберга, согласно которому при определенных условиях устанавлива ется равновесие частот генотипов, сохраняющееся из поколения в поколение. Ма тематическое выражение этого закона имеет простой вид. Например, для одного гена с двумя аллелями А1 и А2 с частотой р и q сумма частот соответственно равна 1:

р(А1) + q(A2) = 1.

Поскольку генотип ребенка определяется генотипом отца и матери, то частоты генотипов детей равны квадрату частот аллелей в популяции:

[р(А1) + q(A2)]2 = р2(А1А1) + 2pq(AlA2) + q2(A2A2) = 1.

Отсюда 2следует, что генотип А1А1 встречается с частотой р2, генотип А2А2 — с частотой q, гетерозиготы — с частотой 2 pq. Частоту аллеля, например А1, ответ ственного за изучаемый признак, в случае аутосомно-моногенного наследования можно вычислить с помощью популяционной частоты (Qp) признака (заболевания) по формуле:

р = 1 - l-Qp;

q = 1 - p.

Таким образом, по данным о частоте аллелей можно определить частоты генотипов, и, наоборот, зная частоту генотипов, можно вычислить частоты аллелей. Использование закона Харди — Вайнберга для анализа генетичес кой структуры популяции позволяет вычислить частоту гомозиготных и гетерозиготных носителей патологических аллелей.

В тех случаях, когда имеется возрастная зависимость проявления забо левания, но размер выборки не столь велик, чтобы формировать однородные по возрасту группы, проводятся специальные возрастные поправки. Для этой цели вычисляют так называемый морбидный риск, который представ ляет собой вероятность проявления признака в конце рискового периода.

Существует несколько вариантов для вычисления морбидного риска. Здесь приведен модифицированный метод Вайнберга, в котором используется принцип построения линейной функции. Этот принцип основан на уменьшении числа ин дивидов без проявления признака в соответствии со специально вычисленными весовыми коэффициентами каждого возрастного интервала. Выбор числа возрастных интервалов (их может быть 5, 10 или 15) определяется характером клинического материала. В зависимости от размера выборки (N) можно ввести статистические критерии определения числа возрастных интервалов (К). В этом случае используется следующая формула:

К = lg(N)/[lg(2) + 1].

Затем определяется рисковый период, где указываются его начало (x1) и конец (х2). После этого вычисляются весовые коэффициенты для каждого возрастного класса [Larsson J., Sjogren Т., 1954] по формуле:

W = (x - х )/(х - x ), i i 1 2 i где xi — середина соответствующего (i) возрастного класса.

Морбидный риск вычисляется по формуле:

к Q = NA/[ (NiWi) + NA], i= где Ni — число индивидов в соответствующем (i)-возрастном классе без признака, NA — общее число индивидов в выборке с признаком. Для всех индивидов, возраст которых меньше начала рискового периода, W = 0, т.е. все индивиды с меньшим возрастом не учитываются. Для индивидов, возраст которых превышает конец рис кового периода, W = 1, т.е. их число учитывается без изменения.

Такой подход позволяет провести линейную коррекцию возрастной зависимости проявления признака аналогично тому, как это делается при элиминации возрастной компоненты изменчивости с помощью уравнения линейной регрессии. При работе с семейными данными коррекция возрас тной зависимости проводится также.

Генеалогический метод Клинико-генеалогический метод чаще других используется в генетике пси хических болезней. Его сущность состоит в прослеживании в родословных проявлений патологических признаков с помощью приемов клинического обследования с указанием типа родственных связей между членами семей.

Этот метод используется для установления типа наследования болезни или отдельного признака, определения местоположения генов на хромосо мах, оценки риска проявления психической патологии при консультировании. В генеалогическом методе можно выделить этапа — этап составления родословных и этап использования генеалогичес ких данных для генетического анализа.

Составление родословной начинают с человека, который был обследо ван первым, его называют пробандом. Обычно это бывает больной или индивид, у которого есть проявления изучаемого признака (но это не обя зательно). Родословная должна содержать краткие сведения о каждом члене семьи с указанием его родства по отношению к пробанду. Родословную представляют графически, используя стандартные обозначения, как это по казано на рис. 16. Поколения указывают римскими цифрами сверху вниз и ставят их слева от родословной. Арабскими цифрами обозначают индивидов одного поколения последовательно слева направо, при этом братья и сестры или сибсы, как их называют в генетике, располагаются в порядке даты их рождения. Все члены родословной одного поколения располагаются строго в один ряд и имеют свой шифр (например, Ш-2).

По данным о проявлении заболевания или какого-то изучаемого свой ства у членов родословной с помощью специальных методов генетико-ма тематического анализа решается задача установления наследственного ха рактера заболевания. Если установлено, что изучаемая патология имеет генетическую природу, то на следующем этапе решается задача установления типа наследования. Следует обратить внимание на то, что тип наследования устанавливается не по одной, а по группе родословных. Подробное описание родословной имеет значение для оценки риска проявления патологии у конкретного члена той или иной семьи, т.е. при проведении медико-гене тического консультирования.

При изучении различий между индивидами по любому признаку воз никает вопрос о причинных факторах таких различий. Поэтому в генетике психических заболеваний широко используется метод оценки соотноситель ного вклада генетических и средовых факторов в межиндивидуальные раз личия по подверженности тому или иному заболеванию. Этот метод основан на предположении, что фенотипическое (наблюдаемое) значение признака у каждого индивида является результатом влияния генотипа индивида и тех условий среды, в которых происходит его развитие. Однако у конкретного человека определить это практически невозможно. Поэтому вводятся соот ветствующие обобщенные показатели для всех людей, позволяющие затем в среднем определить соотношение генетического и средового влияния на Рис. 16. Графическое изображение родословной, принятое в генетике.

А — пример семьи из 3 поколений (объяснение в тексте);

Б — основные исполь зуемые в родословных.

отдельного индивида. Эта задача решается на основе введения такого ста тистического показателя, как дисперсия признака, который в генетике на зывают фенотипическая дисперсия (Vp).

Фенотипическая дисперсия может быть представлена в виде суммы двух дис персий, одна из которых характеризует разнообразие, обусловленное влиянием ге нетических факторов (VG), а другая — влияние средовых факторов (VE):

v = v + vE.

P G С приведенными показателями связаны такие понятия, как показатель "гене тического разнообразия" (G):

G = VG/Vp и показатель "средового разнообразия" (Е):

Е = VE/VP.

В указанных формулах символы обозначают первые буквы английских слов:

V —варианса (variance), Р — фенотипическая (phenotypic), G — генетическая (ge netic), Е — средовая (environmental).

Во многих случаях значительный интерес представляет не только общая оценка роли генетических и средовых факторов, но и отдельные компоненты дисперсии, обусловленные такими факторами.

В генетической составляющей обычно выделяют компоненту, которая характе ризует влияние отдельных аллелей генов (GA) — аддитивную (additive) генетическую компоненту, или коэффициент наследуемости (h2), и влияние пар аллелей, которое характеризует внутрилокусное взаимодействие — доминантную (dominant) генети ческую компоненту (GD).

Средовая компонента дисперсии также может быть представлена в виде не скольких составляющих, или компонент. Прежде всего выделяют компоненту дис персии, которая обусловлена влиянием среды и действует сходным образом на группу индивидов. Это влияние так называемых систематических (common) средо вых факторов (Е ), которые в свою очередь могут быть подразделены также на с отдельные типы. Другая группа эффектов средовых факторов характеризуется тем, что они действуют на индивида случайным образом;

соответствующая компонента средовой дисперсии обозначается E.

w Рассмотренные показатели генетической и средовой детерминации, со ставляя важнейшую часть генетического анализа в психиатрии, однако, не отвечают в полной мере на вопрос о влиянии генетических и средовых факторов на проявления признака у конкретного человека. Так, если уста новлено, что разнообразие признака обусловлено преимущественно генети ческими факторами, то это указывает на существование генетических меха низмов детерминации заболевания или признака, а обратное утверждение не всегда верно. Например, если группа обследованных представлена инди видами с одним и тем же генотипом, то не будет генотипического разнооб разия и соответственно показатель наследуемости будет равен 0. Таким образом, показатель генетической детерминации отражает влияние генети ческих факторов на межиндивидуальное разнообразие, а не вообще на наличие генетических механизмов детерминации признаков. Коэффициенты наследуемости характеризуют популяцию, и для одного и того же заболева ния или признака они могут иметь разные значения в зависимости от конкретных различий в структуре популяций, например в зависимости от различий в частотах генотипов.

В генетике психических болезней основным подходом для оценки вли яния генетических и средовых факторов на межиндивидуальные различия является анализ корреляций между родственниками. Способы вычисления коэффициентов [Лильин Е.Т., Трубников Ванюков М.М., 1984] зави сят от характера распределения фенотипических значений анализируемых признаков (количественные, альтернативные номинально-дихотомические или квазинепрерывные) и типа родственников.

На основе концепции идентичности генов по происхождению установ лено соотношение генетических компонент дисперсии в корреляциях между родственниками. Для корреляции в парах родитель — ребенок имеет ся следующее соотношение: = а в парах сибсов это соотношение равно соответственно = + VA Коэффициент при соот ветствует вероятности иметь парам родственников определенного типа один идентичный по происхождению аллель. Коэффициент при доминантной компоненте дисперсии соответствует вероятности иметь два идентичных по происхождению аллеля в локусе. Решение приведенных уравнений позво ляет определить коэффициенты генетической детерминации признака. Здесь коэффициенты корреляции являются величинами, которые можно оценить на основании данных генеалогического обследования, а коэффициенты при генетических компонентах дисперсии определены из генетической теории.

Таким образом, коэффициент наследуемости признака: h2 = = При исследованиях были получены результаты по подверженности к ряду психических заболеваний. Коэффициент корреляции между родствен никами первой степени родства по подверженности к шизофрении, по последним данным, равен 0,35, и соответственно наследуемость подвержен ности к шизофрении достаточно высока — 70 % [Kendler K.S., S.R., 1993]. Результаты исследований по генетической детерминации подвержен ности к эпилепсии при использовании разных критериев определения фе нотипа "эпилепсия" также указывают на высокую наследуемость этого за болевания (50—78 %) [Рицнер М.С., 1985]. Высокий коэффициент насле дуемости получен и в отношении подверженности к аффективным пси хозам (70 %). При этом вклад генетических факторов в подверженность к маниакально-депрессивному психозу равен 76 %, а к депрессии — 46 %.

В общей генетике накоплены факты, свидетельствующие о влиянии пола на наследование того или иного заболевания или признака. Речь идет о неравном участии женских и мужских гамет в формировании зиготы и организма в целом. Эти различия объясняются неравным количеством ци топлазмы в яйцеклетке и сперматозоиде;

в последнем ее меньше, что и определяет по ряду признаков большее влияние матери, т.е. большее сход ство потомков с матерью (матроклиния), чем с отцом. Считают, что в основе этого влияния лежат следующие причины: 1) передача через цитоплазму различных симбионтов клетки (часто вирусов), способных ся и вследствие этого имитирующих цитоплазматическую наследственность;

2) случайность и неравномерность распределения цитоплазматических эле ментов, связанных с наследственными структурами (митохондрии, центрио ли) по дочерним клеткам;

3) особенности самой цитоплазмы, которые могут Сокращение "op" от англ. offspring (потомок, ребенок) и parent (родитель);

"sb" — от siblings (братья и сестры).

возникнуть как под влиянием внешней среды (средовая предетерминация), так и под влиянием генотипа матери (генотипическая предетерминация).

С рассмотренными явлениями связано широко распространенное по нятие эффект". Генотипическая предетерминация по сущест ву представляет собой классическое определение материнского эффекта в "узком" смысле слов. Характерной особенностью такого эффекта является то, что он обусловлен действием ядерных генов матери, которые изменяют цитоплазму яйцеклетки до оплодотворения. В результате потомство разви вается в соответствии с генотипом матери независимо от собственного генотипа. Вероятно, это объясняется тем, что в яйцеклетке накапливается значительное количество мРНК, которая используется в развитии зиготы.

При психических заболеваниях ситуация усложняется тем, что сходство детей с матерью может быть обусловлено также внутриутробной и постна тальной средой. Поэтому все причины матроклинии можно объединить в понятие "материнский эффект" в "широком" смысле слов. Например, име ются данные о влиянии матери на возраст начала болезни Согласно этим данным, позднее начало болезни встречается при заболева нии матери в 2 раза чаще, чем при заболевании отца. Показано также, что дети больных эпилепсией матерей в 1,5—2 раза чаще заболевают эпилеп сией, чем дети больных отцов. Сложность оценки наличия материнского эффекта обусловлена также тем, что различие между родственниками может быть обусловлено и возможным эффектом генов, расположенных в Х-хро с учетом их пола.

Конкретные механизмы материнского эффекта для каждого случая могут быть различными и требуют специального исследования. Одним из таких механизмов может быть гетерозиготность матери по аллелю, влияние которого сказывается на проявлении признака ребенка в виде фенокопии.

Примером такого механизма может служить поражение мозга у плодов гетерозиготных женщин по гену фенилкетонурии (ФКУ). Результаты иссле дований свидетельствуют о том, что примерно у 25 % сибсов пробандов с ФКУ имеется церебральная патология, которая объясняется внутриутробной гиперфенилаланемией и обусловлена эффектом гетерозиготной матери. В дан ном случае знание механизма материнского эффекта позволяет осуществить специальные профилактические мероприятия для предупреждения пораже ния детей гетерозиготных матерей.

Одним из вариантов клинико-генеалогического метода является изуче ние приемных детей. В основе этого метода лежит то обстоятельство, что дети, выросшие в семьях приемных родителей, имеют гены своих биологи ческих родителей, а влияние среды определяется условиями, в которых живут приемные родители. Поэтому возможно определить вклад не только генетических факторов в подверженность к психическому заболеванию, но и вклад факторов средовых (в том числе условий проживания, воспитания в семьях и др.). Так, исследования, выполненные с учетом современных методических требований на большой выборке приемных детей, матери которых были больны шизофренией, и контрольной группе матерей, свиде тельствуют о преобладающем вкладе генетических факторов на развитие заболевания [Tienari P., 1991]. Коэффициент наследуемости, вычисленный по этим данным, оказался равным 70 %.

Влияние семейной среды на подверженность к проявлению заболевания в соответствии с рассматриваемым методом также может быть определено, если обеспечено сравнение следующих групп: дети больных родителей, воспитанные психически здоровыми приемными родителями;

дети психи чески здоровых родителей, воспитанные психически больными приемными родителями;

дети, у которых родные и приемные родители психически здоровы. Так, удвоенная корреляция по подверженности к проявлению заболевания у детей, биологические родители которых больны, а приемные родители здоровы, даст величину вклада генетических факторов в подвер женность к заболеванию. Корреляция по подверженности к проявлению заболевания для детей, биологические родители которых здоровы, а прием ные родители больны, свидетельствует о влиянии постнатальной общесе мейной среды на подверженность к заболеванию. Влияние внутриутробной среды на подверженность к заболеванию может быть получена с помощью пар в семьях, где приемные родители здоровы, а биологи ческие родители больны.

Учитывая возможную роль генов, расположенных в Х-хромосоме, оцен ка влияния внутриутробных факторов равна разности между корреляциями и Оценка материнского эффекта на подверженность к проявлению психической патологии может быть получена также при изучении полусибсов, т.е. детей, один из родителей которых является общим, а другой — нет. Различают полусибсов, у которых мать одна, а отцы разные, и полусибсов, у которых отец один, а матери разные. Сравнение групп полусибсов с общей матерью или отцом, с наличием или отсутствием у родителей психической патологии позволяет установить влияние внутри утробных факторов на возникновение психической патологии у детей. Учи тывая возможный эффект Х-хромосомы, такая оценка может быть получена как разность между корреляциями полусибсов мужчин по материнской и полусибсов мужчин по отцовской линии, когда соответственно мать и отец больны.

Указанные приемы являются достаточно простыми, чтобы оценить пер спективность дальнейших специально организованных исследований по изучению роли материнского эффекта на фенотипическое проявление признака.

Близнецовый метод Исследование близнецов является частным случаем генеалогического мето да. Выделение этого подхода в генетике человека в значительной степени обусловлено исторически работой Гальтона, опубликованной в 1875 г., в которой был предложен этот метод для изучения наследственности чело века.

Близнецы бывают двух типов. Если близнецы происходят из одной оплодотворенной яйцеклетки (зиготы), которая после оплодотворения один или более раз разделилась, то такие близнецы называются однояйцевыми, монозиготными, или идентичными. Однояйцевые близнецы имеют одинако вые гены и все различия между ними объясняются влиянием средовых факторов в процессе развития. Рождение однояйцевых близнецов представ ляет интерес также с той точки зрения, что они являются примером беспо лого размножения. Двуяйцевые, или дизиготные, близнецы происходят из разных яйцеклеток, оплодотворенных разными сперматозоидами и в гене тическом смысле соответствуют обычным братьям — сестрам. Однако от последних близнецы отличаются наличием общих факторов среды, как пренатальных, так и постнатальных.

Близнецовый метод основан на сравнении болезней или других при и* знаков человека в разных группах близнецов. Методически применение близнецового метода складывается из следующих этапов: составление вы борки, определение зиготности близнецов, сопоставление монозиготных (МЗ) и дизоготных (ДЗ) близнецов.

Диагностика зиготности близнецов — необходимое условие близнецового ис следования. Диагностика зиготности включает в себя ряд таких процедур, как знание о числе околоплодных оболочек, сравнение близнецов методом полисимптоматичес кого сходства по данным о внешнем морфологическом сходстве и различным мо ногенным маркерам, таким как группы крови, или генетическим маркерам, полу ченным из ДНК близнецов. В случае ДЗ близнецов обычно развиваются две отдель ные плаценты, связывающие зародыши с матерью, и поскольку каждый зародыш обернут двумя оболочками, внутренней — амнионом, и внешней — хорионом, то у ДЗ близнецов имеется две плаценты и две оболочки. У МЗ близнецов ситуация может быть различной. У близнецов бывают отдельные плаценты и отдельные хорионы, и встречаются близнецы, у которых имеется один хорион. Считается, что наличие одного хориона указывает на то, что близнецы являются идентичными.

Следует иметь в виду, что диагноз зиготности основывается на степени различия.

Если обнаружено различие по маркерам между близнецами, то эти близнецы явля ются дизиготными. Диагноз монозиготности является вероятностным, и чем больше использовано маркеров для диагностики, тем диагноз надежнее.

Интерес генетиков к близнецам обусловлен тем, что МЗ близнецы имеют одинаковые генотипы и всякое различие между ними объясняется влиянием внутриутробного развития либо окружающей среды после рожде ния. В то же время сходство между ДЗ близнецами объясняется как нали чием общих генов, полученных ими от родителей, так и влиянием среды, которое может завышать их сходство. Поэтому близнецовый метод основан на сопоставлении МЗ и ДЗ близнецов. Если оба близнеца сходны по изучаемому заболеванию или другому какому-то признаку, то они называ ются конкордантными, а если они различаются, то дискордантными — по соответствующим признакам.

В генетическом анализе используется пробандовая конкордантность близнецов, которая показывает долю "пораженных" (с наличием изучаемого признака) партнеров в парах близнецов. Этот параметр используется во всех генетических методах, в которых в качестве информативных переменных применяют частоту "пораженных" родственников пробандов, в частности, при вычислении коэффициентов корреляции между близнецами. В отличие от пробандовой парная конкордантность показывает долю конкордантных пар по изучаемому признаку в данной выборке близнецов. Парная кон кордантность близнецов может служить генетически информативной переменной в некоторых методах только в случае полной регистрации близнецов.

При вычислении пробандовой (КS) и парной (К ) конкордантности учитывается р число конкордантных пар, зарегистрированных по одному партнеру (C1) и по двум партнерам (С2), а также число дискордантных пар (D). Существуют отдельные формулы для вычисления пробандовой и парной конкордантности для МЗ и ДЗ близнецов:

KS=(2C2+C1)/(2C2+C1+D);

K =(2C2+C1)/(2C2+C1+2D).

p Так же как и для случая других родственников, по корреляциям между близне цами можно оценить влияние генетических и средовых факторов на межиндивиду альные различия. Корреляции между МЗ (MZ) близнецами и корреляция между ДЗ (DZ) близнецами в терминах компонент дисперсии представляют собой следующее:

R =lxG +lxG +lxE ;

MZ A D c =1 RDZ /2XG + / XGD+1XE.

A 4 C По данным близнецовых исследований, коэффициенты генетической и средо вой детерминации можно определить при наличии других обследованных родствен ников, например родители — дети, или при упрощающих предположениях, когда одна из компонент дисперсии равна нулю. Приблизительные оценки компонент дисперсии в последнем случае вычисляются по формулам:

если 1/2 R >R, то G = 4xRDZ - RMZ;

G = 2xRMZ - 4xRDZ;

MZ DZ A D Ес = 0, E = l — R ;

w MZ если 1/2 RMZ

GD=0;

E =2xRDZ - RMZ;

E =l - RMZ.

c w При наличии материнского эффекта корреляция между материнскими полусибсами должна быть большей, чем между отцовскими. Поскольку дети МЗ близнецов в генетическом смысле эквивалентны полусибсам, то в случае материнского эффекта сходство между детьми МЗ женщин ожидается боль шим, чем между детьми МЗ мужчин.

Суммируя все сказанное о популяционном, генеалогическом и близне цовом методах генетического анализа, следует подчеркнуть, что на совре менном этапе развития генетики эти методы в генетико-математическом анализе используются в комплексном подходе к совокупности всей инфор мации о семьях в соответствующих популяциях, что позволяет существенно расширить и уточнить генетические механизмы отдельных психических за болеваний. В дополнение к ним в психиатрической генетике используются и более специфические биологические подходы — цито- и молекулярно-ге нетические.

Цитогенетические исследования Цитогенетика — это область генетики, связанная с изучением хромосом.

Исследование хромосом при психической патологии показало, что диагнос тическое значение этот метод имеет в основном при умственной отсталости.

При неврозах, эндогенных психозах, алкоголизме и других видах психичес кой патологии хромосомные изменения, как правило, не обнаруживаются.

Среди новорожденных частота хромосомной патологии равна примерно 0,6 %.

Хромосомные болезни были известны еще до открытия самих хромосом (например, синдромы Клайнфельтера и Шерешевского — Тернера). Исполь зование термина "болезнь" для хромосомной патологии не совсем верно, поскольку для любой болезни характерен тот или иной тип ее развития, т.е.

закономерная смена симптомов и синдромов во времени. В случае же хромосомных аномалий совокупность специфических признаков больного — его фенотип является врожденным и практически не меняющимся. Боль шинство случаев хромосомных нарушений возникает спорадически в поло вых клетках здоровых родителей или на стадии первых делений зиготы.

Хромосомные нарушения в половых клетках приводят к изменению карио типа, т.е. совокупности количественных и качественных признаков хромо сом, во всех клетках организма. Если же хромосомные изменения возникают на ранних стадиях развития эмбриона, то они являются причиной развития мозаицизма. О мозаицизме говорят в тех случаях, когда имеются клетки с нормальным и измененным кариотипом. В этом случае индивиды имеют более "стертые" проявления заболевания, и чем больше клеток с аномаль ным кариотипом, тем больше выражены клинические проявления заболе вания.

Материалом для микроскопического исследования хромосом служат в основном лейкоциты крови, реже для этой цели используются культуры клеток кожи или костного мозга. Хромосомные аномалии могут возникать в половых и соматических клетках. Они представляют собой изменение числа хромосом — наличие добавочных хромосом или отсутствие хромосомы, или их перестройку, т.е. структурные измене ния. Структурные изменения бывают — такими как делеция (утрата части хромосомы) или дупликация (удвоение участка хромосомы), а также межхромосомными — транслокация (обмен участками между хромосомами) и др.

При описании кариотипа индивида указывают общее число хромосом, затем состав половых хромосом, наличие транслокации или мозаицизма и т.д. Например, запись 46XY означает нормальный мужской кариотип;

46ХХ — нормальный женский кариотип. Если указано 47XXY, то это кариотип синдрома Клайнфельтера, когда имеется дополнительная Х-хромосома. Кариотип 45X0 соответствует синдрому Ше решевского — Тернера, обусловленному отсутствием одной Х-хромосомы. Добавоч ная аутосомная хромосома указывается своим номером и знаком плюс, например, 47ХХ, 21 + обозначает кариотип девочки с лишней хромосомой (болезнь Дауна), а утрата хромосомы обозначается соответствующим номером и знаком минус.

локация обозначается буквой "t" с указанием номеров хромосом, которые обменя лись участками, например 45XY, t(14+21). Наличие мозаичных клеток обозначается соответствующими кариотипами с использованием знака дроби, например 45X0/46, XX — мозаичность по синдрому — Тернера (45X0). При описании кариотипов используются также и другие символы, с правилами применения кото рых можно ознакомиться в специальных руководствах.

В случае хромосомной патологии почти все клинические проявления сопровождаются множественными нарушениями в строении тела и психики, причем их выраженность сильно варьирует при одних и тех же хромосомных аномалиях. Например, при болезни Дауна поражение психики проявляется слабоумием от легкой до тяжелой степени. Было также отмечено, что у больных с аномалиями аутосомных хромосом интеллект нарушается в боль шей степени, чем при аномалиях половых хромосом.

Молекулярно-генетические исследования Значительные успехи в области исследования психических болезней стали возможны благодаря появлению в 70-х годах такого экспериментального инструмента, как эндонуклеазы.

Рестрикционные эндонуклеазы — это набор специальных ферментов, которые обладают способностью вступать в реакцию с определенными участками (сайтами) в ДНК, которые называют сайтами узнавания, и разрезать двухцепочечную молекулу ДНК так, что одна из цепей ДНК оказывается на несколько нуклеотидов длиннее другой. Эти нуклеотиды, называемые также "липкими концами", могут спариваться с другими — комплементарными им нуклеотидами. Вследствие этого разные ДНК могут объединяться, образуя так называемые рекомбинантные молекулы. Это свой ство используют для размножения (амплификации) интересующей исследователя ДНК. В практическом аспекте важно то, что гены, контролирующие образование определенных белков, можно клонировать и быстро амплифицировать. Обычно это делается путем их введения в бактерии. Этот подход основан на том, что в бактерии, кроме своей кольцевой хромосомы, часто имеются дополнительные маленькие коль цевые молекулы двухцепочной ДНК — плазмиды, которые воспроизводятся авто номно. Плазмиды можно выделить и расщепить определенной рестриктазой, чтобы получить молекулу ДНК с "липкими концами". Затем фрагменты другой ДНК с "липкими концами", например полученной после расщепления такой же рестрик тазой от человека, можно сшить с плазмидной ДНК, используя для этого другой фермент — лигазу. Полученные таким образом плазмиды вводят в бактерии, где они размножаются. Эта процедура позволяет получить ДНК в больших количествах и проводить дальнейшие исследования с использованием биохимических методов.

В настоящее время рестриктазы применяются также для идентификации генов.

Для этого разрезанные рестриктазой фрагменты ДНК идентифицируют с помощью библиотеки ДНК-зондов, которые представляют собой уникальные нуклеотидные последовательности активно работающих генов или их частей. Часто при определе нии последовательности ДНК обнаруживается полиморфизм длины рестриктных фрагментов что является результатом различий в сайтах рестрикции у разных людей. В таких случаях ПДРФ можно использовать для установления мес тоположения изучаемых генов в хромосомах при изучении сцепления генов в семьях.

Количество генов, локализованных в отдельных областях хромосом человека, при анализе их сцепления с полиморфными участками ДНК постоянно увеличивается. Эти результаты очень важны для задач медико генетического консультирования при выяснении психического здоровья в семьях. В связи с этим необходимо упомянуть приемы молекулярной гене тики, которые позволяют определить последовательность нуклеотидов в ДНК, т.е. ДНК.

Для секвенирования молекулы ДНК расщепляют с помощью рестриктазы на фрагменты. Затем определяют последовательность нуклеотидов во фрагментах, и с помощью специальных процедур выявляют очередность фрагментов в целой моле куле ДНК. Таким образом, на основании данных о последовательности нуклеотидов и генетического кода можно определить последовательность аминокислот в полипе тидной цепи, т.е. найти белок, который контролирует данный ген.

В генетике психических болезней, когда, как правило, неизвестны био химические механизмы патологии, методы молекулярной генетики в прин ципе позволяют обнаружить патологические гены и, следовательно, внести существенный вклад в раскрытие механизмов патогенеза. Такие результаты позволят осуществить ДНК-диагностику, которая важна для пренатального периода — установления носительства патологических генов, а также для пресимптоматической и дифференциальной диагностики заболеваний.

Основные направления исследований пси хических заболеваний: 1) обнаружение сцепления ответственных за заболе вание генов с генетическими маркерами;

2) установление ассоциаций мо лекулярно-генетических маркеров (генов-кандидатов) с заболеванием или его отдельными проявлениями;

3) поиск мутаций, ответственных за заболе вание.

Результаты проведенных молекулярно-генетических исследований уже дали неожиданные объяснения известным клиническим фактам. Так, при ряде заболеваний (хорея Гентингтона, болезнь Кеннеди, спинно-мозжечко вая атаксия) была обнаружена зависимость между расширением области тринуклеотидных повторов в ДНК и явлением антиципации, т.е. более ранним началом и более тяжелым течением заболевания у их детей. Явление увеличения числа тринуклеотидных повторов получило название экспансии тринуклеотидов и было классифицировано как мутационное, в основе ко торого лежит нестабильность генома. Возникающие в таких случаях новые мутации называют также динамическими (скорость образования копий по второв очень велика, если сравнивать с обычными мутациями). При этом для каждого конкретного заболевания могли различаться как нуклеотидный состав повторов, так и гены, участки которых содержали эти повторы. В связи с этим вызывают интерес заболевания, которым свойственно явление анти ципации.

В психиатрии явление антиципации описано при маниакально-депрес сивном психозе и шизофрении. Ранее было предложено считать антиципа цию при шизофрении результатом наследуемости возраста манифестации, что выражается линейным характером уменьшения возраста манифестации заболевания в поколениях. В то же время положительная браков по генам предрасположения к шизофрении, ведущая к гомозиготи зации потомков по соответствующим генам заболевания, также может обу словливать как более раннее начало, так и утяжеление заболевания у потомков.

Это указывает на то, что наряду с молекулярно-генетическими подходами при изучении антиципации необходимо использование методов клинико-генети ческого анализа. Более того, для исключения статистического артефакта сле дует изучать не только разные поколения в семьях, но и контрольные группы, состоящие из сибсов родителей пробандов (дядей, теток).

Явление антиципации, таким образом, представляет собой частный случай связи клинического показателя с молекулярно-генетическим призна ком. В то же время предположение о возможном молекулярном механизме антиципации в виде экспансии триплетов нуклеотидов должно рассматри ваться как одна из гипотез.

Изучение экспансии тринуклеотидов может быть значительно более продуктивным, если его проводить с учетом клинико-экспериментальных данных, полученных в семьях. В этом случае увеличивается вероятность обнаружения связей между клиническими проявлениями заболевания и характеристиками на молекулярном уровне. Перспективным представляется также изучение конкордантных и дискордантных по заболеванию МЗ близ нецов. В этом случае молекулярно-генетическая характеристика нестабиль ности генома может помочь в раскрытии механизмов защиты от проявления заболевания.

Таким образом, для анализа наследования психических заболеваний целесообразно использование по возможности всех методов современной генетики. Это особенно важно для консультирова ния, когда ответственность врача за свои решения и рекомендации очень велика.

СТРАТЕГИЯ ПРИКЛАДНЫХ ГЕНЕТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В ПСИХИАТРИИ В настоящее время генетические подходы в психиатрии используются для решения определенных как научных, так и практических клинических про блем, имеющих отношение к систематике психических расстройств, меди ко-генетическому консультированию и терапии.

Генетическая классификация клинических форм психических болезней Классификация клинических форм того или иного психического заболева ния обычно сопряжена с большими трудностями, обусловленными слож ностью фенотипов, неизученностью этиологии и патогенеза, а также ори ентацией почти исключительно на клинический метод как основной ин струмент систематизации расстройств. Для психических болезней с наследственным предрасположением при построении генетически обосно ванной систематики клинических форм возникают две проблемы. Одна из них связана с проверкой адекватности существующей систематики генети ческим данным, другая проблема заключается в создании генетической систематики и определении отвечающих ей критериев диагностики.

Решение первой проблемы, т.е. проверка генетической общности между выделенными на клиническом уровне отдельными формами того или иного психического заболевания, осуществляется с помощью вычисления показа телей, которые указывают на долю общих генов. Существование высоких генетических корреляций между формами может быть обусловлено как реальной генотипической однородностью всех больных данным психичес ким заболеванием, так и следствием неадекватной клинической группиров ки, при которой выделенные формы отражают вторичные аспекты патоло гии, когда они сами являются генотипически гетерогенными. В связи с этим необходим поиск критериев дифференциации таких клинических форм, которые отражали бы максимально однородные группы больных, а генети ческая корреляция между отдельными формами была бы настолько мини мальной, насколько это допускает реальная генетическая система подвер женности к проявлению психозов.

Рассмотрим эти положения на примере генетической общности шизо френии. Полученные к настоящему времени факты свидетельствуют о том, что синдромальная классификация форм шизофрении не отражает геноти пически разные группы. Так, доля общих генов при и формах равна 90 %, а при простой форме в случае сопо ставления с указанными формами и параноидной — около 70 % от общих генов. В большей степени генотипически различающиеся формы позволяет выявить классификация, основанная на дифференциации типов течения шизофрении. В этом случае доля общих генов при непрерывнотекущей, рекуррентной шизофрении равна при мерно 30 %, т.е. генетически они различаются больше.

Еще более показательна оценка генетической общности болезни Альц геймера и сенильной деменции. Доля общих генов в этом случае оказалась равной 12 %, что свидетельствует, с одной стороны, о различии этих забо леваний, а с другой — о наличии общих генов-модификаторов. Данные молекулярно-генетических исследований этих заболеваний о генах, вовле ченных в детерминацию этих заболеваний и находящихся в разных хромо сомах, соответствуют такому предположению.

Проблемы систематики и диагностики различных клинических форм психических заболеваний могут быть решены и с помощью комбинирован ного применения методов генетического анализа и многомерной статистики.

Кластерный анализ матрицы обобщенных расстояний между больными в этом случае является инструментом объективной группировки индивидов на фенотипически сходные внутри себя группы. Для этой цели могут быть использованы обобщенные расстояния для объединения в кластер лиц, имеющих между собой наименьшие расстояния. Если такая группировка осуществляется по генетически информативным признакам, то полученная классификация больных приближается к формированию генотипически однородных групп. Таким способом можно построить объективную класси фикацию клинических форм заболевания. При этом степень дифференциа ции на клинические формы зависит от полноты охвата различных проявле ний заболевания. С помощью дискриминантного анализа можно получить критерии диагностики для отнесения конкретных больных в одну из полу ченных групп. В свою очередь генетико-корреляционный анализ выделен ных клинических форм позволяет дать генетическую интерпретацию полу ченной классификации, т.е. оценить степень генетической общности между клиническими формами.

Медико-генетическое консультирование Для психических заболеваний с наследственным предрасположением гене тические подходы являются необходимым звеном для прогноза здоровья потомства, выявления гетерозиготных носителей патологических генов и раннего выявления больных. Это должно способствовать более успешному медицинскому вмешательству.

Особенности деятельности консультации в психи атрии в основном обусловлены тем фактом, что заболевают лишь небольшое число детей из семей с наследственным предрасположением к психическим заболеваниям, причем в разные периоды своей жизни. Поэтому прогноз таких событий имеет большую ошибку. Ситуация осложняется еще и тем, что в большинстве случаев для психических заболеваний нет обоснованных гипотез этиологии, не позволяет иметь специфических индикаторов заболевания. Кроме того, успешная ранняя диагностика, с точки зрения этики, может иметь и отрицательные социальные последствия, обусловлен ные "наклеиванием ярлыка" душевнобольного. В такой ситуации вряд ли обосновано и превентивное использование лечебных препаратов у детей с высоким риском заболевания, поскольку, как уже указывалось, число по тенциально больных детей меньше числа здоровых, а применяющиеся в психиатрической практике терапевтические средства могут оказывать неже лательное действие на ребенка в период роста. Малоэффективным средством является и психотерапия. Тем не менее разработка мероприятий по профи лактике психических заболеваний делает необходимыми усилия по созданию надежных и эффективных критериев ранней диагностики, которые могли бы быть использованы и для выявления потенциально больных из всей группы повышенного риска. Все это учитывается при медико-генетическом консультировании.

Медико-генетическая консультация состоит из следующих этапов:

1) уточнение диагноза наследственного заболевания;

2) сбор генеалогичес ких данных;

3) прогноз риска заболевания для потомства;

4) разъяснение риска возникновения психического заболевания в потомстве и помощь в принятии решения семьей.

Последнее обусловлено тем обстоятельством, что при существующем уровне генетических знаний у населения консультирующимся обычно труд но принять адекватное решение. В любом случае окончательное решение о деторождении остается за семьей.

Для психических заболеваний мультифакториальной природы этапы диагностики и прогноза имеют существенное отличие от таковых при мо ногенных заболеваниях. Это обусловлено полиморфизмом клинических проявлений самого заболевания и континуумом выраженности патологии от нормы до манифестных форм среди родственников больных. В связи с этим необходима регистрация различной информации на всех уровнях проявле ния заболевания, получаемой с помощью клинических наблюдений и ин струментального обследования как самого больного, так и его родственни ков. При таком подходе учитывается генетическая гетерогенность болезни и выявляются гомо- и гетерозиготные носители патологических генов с помощью интегральных индексов, специально построенных методами многомерного статистического анализа. В большинстве случаев для психи ческих заболеваний прогноз состояния здоровья в семьях оценивается на основе использования эмпирических данных, полученных при исследовании больших выборок больных и их родственников.

При отсутствии данных о частоте заболевания в семьях (QR) прибли зительная оценка риска для родственников первой степени родства может быть получена с помощью оценки распространенности заболевания в общей популяции ( Q ) : Q = Q.

P R P При составлении таблиц так называемого повторного риска заболевания учитываются возможные различия по полу и возрасту, клиническая гетеро генность болезни и другие влияющие на риск факторы. При этом вероят ность проявления болезни в первую очередь зависит от степени родства с больным членом семьи и от числа больных родственников в семье, т.е. от соответствующей вероятности иметь общие гены предрасположения к забо леванию. Эмпирический риск для некоторых заболеваний представлен в табл.2.

Таблица 2. Риск заболевания родственников больных с различными психическими болезнями (в процентах) Родственники больного Шизофрения Маниакально- Эпилепсия депрессивный психоз Сибсы, если оба родителя здоровы 8 12 Сибсы, если один из родителей болен 14 26 Сибсы, если оба родителя больны 46 43 Дизиготный близнец 23 20 Монозиготный близнец 70 75 Рекомендации отдельной семье относительно принятия решения о де торождении зависят от клинической формы психического заболевания, сте пени риска и установок лиц, консультирующихся по поводу необходимости иметь детей.

Риск развития заболевания менее 5 % считается низким, от 5 до 10 % — повышенным, 10 — 20 % — средним, выше 20 % — высоким. При низком риске нет противопоказаний к деторождению, при повышенном риске на решение влияют такие факторы, как тяжесть заболевания, социальные пос ледствия болезни, возможность и эффективность коррекции патологическо го состояния. Основные факторы принятия решения о деторождении ука заны в табл. 3. Если из 4 факторов (тяжесть заболевания и др.) значения двух являются негативными (расположены ниже пунктирной горизонталь ной линии), то в отношении рекомендации о деторождении целесообразен отрицательный ответ. Например, при среднем риске и тяжелом течении заболевания рекомендация о деторождении будет отрицательной. Аналогич ный ответ будет в случае консультации женщины, генетический риск детей у которой будет повышенным (например, 7 %), а ее возраст — 41 год (при таком возрасте увеличивается риск рождения ребенка с хромосомной пато логией). Следует ориентировать консультирующихся на степень риска, а не на конкретную величину риска. Кроме того, необходимо учитывать реакцию консультирующихся на полученную информацию. Если супруги хотят иметь ребенка, пренебрегая риском, в таком случае лучше сообщить им прежде всего вероятность для ребенка быть здоровым. Если же консультирующиеся хотят иметь только здорового ребенка, то лучше подчеркнуть, во сколько раз риск для них выше, чем в семьях с низким риском (популяционной частотой заболевания). Если разъясняется риск развития заболевания для уже родившихся детей, то характер разъяснения должен быть исключительно щадящим. Величина риска, приведенная в табл.3, прежде всего необходима для ориентации врача, чтобы с учетом конкретной семейной ситуации был использован индивидуальный подход к объяснению степени риска.

Таблица 3. Основные факторы принятия решения о деторождении Тяжесть заболевания Генетический риск Возраст матери (годы) Желание родителей (в процентах) Легкая Менее 5 До 36 Иметь детей Средняя 5—9 Старше 40 Не иметь детей Тяжелая 10—20 и более Оценивая место, значение и перспективы кон сультирования в структуре профилактики психических заболеваний, можно отметить следующее: 1) прогноз риска потомства, по данным семейного обследования, является критерием выявления лиц с повышенным риском развития заболевания;

2) генетически информативные интегральные крите рии являются инструментом раннего обнаружения конкретных носителей патологических генов у лиц с повышенным риском развития заболевания;

3) существенное значение в увеличении точности оценки генетического риска следует ожидать от успехов в области молекулярно-генетических ис следований.

В конечном итоге консультирование конкретной семьи должно осу ществляться всеми подходами, поскольку проявление заболевания опреде ляется как генетическими факторами, так и условиями среды.

подходы к оптимизации терапии Проблема повышения эффективности терапии мультифакториальных пси хических заболеваний является одной из наиболее актуальных в современ ной клинической психиатрии, поскольку в условиях применения значитель ного количества самых разнообразных препаратов выявляются выраженные индивидуальные различия терапевтического эффекта — от нормальной и повышенной чувствительности до полной резистентности к одному и тому же лекарству. В связи с этим естественно обращение к фармакогенетическим подходам, направленным на изучение генетических и средовых механизмов, лежащих в основе индивидуальных различий в реакции на то или иное лекарство. Тем не менее фармакогенетические исследования в психиатрии находятся в самом начале своего развития. Они малочисленны и относятся к весьма ограниченному числу препаратов. Обычно рассматриваются кон центрация препарата в биологических жидкостях и частота побочных явле ний у родственников больных, т.е. оценивается роль "семейного фона".

Известны также генетически ориентированные исследования, которые по священы изучению особенностей метаболизма психотропных препаратов: в основном это данные о ферментах, в реакциях окисления с помощью микросомального цитохрома о механизмах конъюгации, например ацетилирования, метилирования и т.п. Такие фармакогенетичес кие исследования можно определить как прямой путь изучения генетичес кой обусловленности фармакологических эффектов и их механизмов. Но этот путь ограничен в своем применении у человека (в данном случае в семейных исследованиях, связанных с использованием психофармакологи ческих препаратов без медицинских показаний). В связи с этим возникает потребность в иных косвенных подходах, которые сняли бы такое ограни чение, — в статистическом — к прогнозированию эффекта действия пре парата, а также в генетическом анализе соответствующих предикторов, когда имеется возможность увеличения надежности прогноза с увеличением числа учитываемых параметров.

Построение интегральных показателей или системы предикторов инди видуально эффективной терапии может быть осуществлено с помощью комбинированного регрессионного анализа и применения таких методов многомерной статистики, как компонентный, канонический, дискрими нантный анализы. В первом приближении предикторы могут быть получены путем вычисления уравнений множественной регрессии для оценки эффек тивности терапии по данным фоновых (до начала терапии) показателей статуса больного. Вследствие того, что функция, прогнозирующая терапев тический эффект, определена по значениям признаков до приема препарата, последний не назначается родственникам и, таким образом, получение информации о родственниках.

Использование фоновых значений признаков патогенеза для выбора эффективной терапии обусловлено в большей степени тем, что именно они фактически являются "мишенями", на которые направлено фармакологи ческое воздействие с целью изменения их в сторону нормализации. В связи с этим представляется целесообразным использовать многомерные генети ческие процедуры для прогнозирования терапевтического эффекта различ ных препаратов по данным обычного клинического обследования больных.

При этом не только не исключается, но и является желательным использо вание данных фармакокинетики и (полученных, напри мер, при фармакологических пробах). В то же время изучение сопряжен ности биологических особенностей с клиническими проявлениями заболе вания позволяет выделить с помощью, например, кластерного анализа груп пы скоррелированных признаков, отражающих их изменение при фармако логическом воздействии. При этом выбор конкретных показателей, харак теризующих патогенез и признаки заболевания, выявляемые на разных уровнях (молекулярном, биохимическим, физиологическом, анатомическом и др.), для прогноза наиболее эффективной терапии определяется простотой их регистрации, объективностью информации и степенью их корреляции с терапевтическим эффектом.

Более общее решение прогноза включает в себя построение уравнений множественной регрессии для прогнозирования доз препаратов по набору признаков статуса больного и оценки эффективности терапии.

Имеется несколько препаратов, которые назначаются больному в той или иной комбинации и данные по набору признаков клинического обследова ния больного перед началом терапии. Каждому больному дают постоянную дозу препарата на протяжении определенного курса терапии. При этом имеется в виду, что доза может быть для отдельных больных меньше или больше ее средней вели чины или не назначаться (доза равна нулю). В конце курса лечения или при изменении терапии дается общая оценка эффективности лечения в соответствии с критериями, принятыми для данного заболевания, например: 1 балл — неудовлетво рительный эффект, 2 — удовлетворительный эффект, 3 — хороший эффект. После получения оценки эффективности проведенного курса лечения, т.е. после определе ния значения признака "эффективность лечения", по исследованной выборке боль ных вычисляются уравнения регрессии для каждого из рассмотренных препаратов по данным фоновых значений признаков статуса больного перед началом лечения и значений признака (независимые переменные) после приема препаратов (зависимые переменные). Подставляя в эти регрессионные урав нения параметры клинического обследования конкретного больного и оценку ожи даемого максимального эффекта, например "3" для указанной выше шкалы, можно прогнозировать величину эффективных доз для комбинации препаратов. Предвари тельно рекомендуется провести дискриминантный анализ с целью выделения кон тингента больных, резистентных к рассматриваемому спектру лекарственных средств.

Аналогичным образом можно прогнозировать и другие характеристики проце дуры лечения, например длительность или последовательность применения лекарств и При таком подходе возможно проведение широких генетических иссле дований фармакологических эффектов. Существенно, что в этом случае, как уже отмечалось, не требуется назначения препарата родственникам больных.

Итак, возможности фармакогенетических клинических исследований достаточно велики и соответствующий генетический анализ предикторов может позволить решить такие задачи, как установление степени генетичес кой и средовой обусловленности межиндивидуальных различий в ответе на лекарство, генетические и средовые корреляции между изучаемыми симп томами ("мишенями") и т.д. Такие результаты имеют как теоретическое (установление механизмов ответа на фармакологическое воздействие), так и практическое значение. Если ожидаемый эффект терапии существенным образом зависит от влияния систематических средовых факторов, то необ ходимы идентификация этих факторов и выбор наиболее благоприятного их сочетания.

Значительное влияние генетических факторов на межиндивидуальные различия ответов на фармакологическое воздействие означает необходи мость строгого отбора больных, для которых показана терапия этими пре паратами. Существенное влияние средовых факторов на межиндивидуаль ные различия ответов на лекарства дает основание обратить внимание, например, на режим их введения.

Другим способом определения роли генетических факторов в ответе на лекарство является анализ наследственного отягощения по генам предрас положения к заболеванию. Если эффект препарата зависит от генотипичес ких различий между больными, то различия по семейному отягощению в группах, чувствительных и резистентных к препарату, будут указывать на зависимость фармакологического ответа от генов предрасположения к забо леванию. Эти различия также указывают на генотипическую специфичность проявления эффекта препарата для данного заболевания. Результаты такого фармакогенетического исследования также могут использоваться для про гноза эффективности терапии при индивидуализации лечения.

Современная фармакогенетика не ограничивается рассмотренными подходами. В ней все больше места занимают эпидемиологические (особен но транскультуральные) методы изучения влияния генетических факторов на действие лекарственных веществ.

Увеличение эффективности использования результатов генетических исследований в психиатрии для решения практических задач зависит от схемы сбора и анализа информации. Для сопряженности теоретического и прикладного уровней семейных исследований необходима специальным об разом формализованная, стандартизованная и квантифицированная инфор мация о больных и их родственниках, содержащая клинические данные, результаты необходимых лабораторных исследований, описание лечения и его эффективности, генеалогические данные, сведения о средовых факторах.

От качества такой информации зависят продуктивность и ценность данных, получаемых с помощью того или иного метода генетического анализа.

МОЛЕКУЛЯРНО-БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ПСИХИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ Изучение биологических основ психических болезней проводится на основе общепринятых представлений относительно фундаментальных процессов, определяющих деятельность мозга. Это процессы, которые обеспечивают сбор, обработку и сохранение информации о состоянии организма человека и окружающей среды и выработку на этой основе команд, необходимых для реализации оптимальной для индивида формы поведения. Их важной со ставной частью является передача информации между нервными клетками.

Межнейрональная передача информации осуществляется в определенных структурных элементах нейронов, а именно в их синапсах.

Причины заболевания эндогенными психозами, как и факторы, запус кающие болезненный процесс и определяющие характер его течения, оста ются малоизвестными. Однако нет сомнений в том, что при этих заболева ниях наблюдаются разнообразные нарушения процессов синаптической передачи. Полагают также, что психотропные препараты, используемые в терапии эндогенных психозов, улучшают состояние больных благодаря их способности нормализовывать синаптическую передачу или изменять ее в направлении компенсации процессов, определяющих клиническую картину заболевания.

Именно успехи, достигнутые в настоящее время благодаря применению разнообразных психотропных средств, позволяют думать о том, что нару шения синаптической передачи являются непосредственной (патогенетичес кой) причиной возникновения психических расстройств. Это мнение в настоящее время не может быть достаточно обосновано. Нормализовать ту или иную нарушенную функцию можно, не прибегая к непосредственному воздействию на обусловившую ее причину. В связи с этим понятна позиция тех психиатров, которые полагают, что психотропные препараты, "работаю щие" на уровне синаптической передачи, влияют лишь на симптомы болез ни, устраняя их, а не на сам обусловливающий их болезненный процесс.

Эти замечания, однако, ни в коей мере не умаляют того значения, которое имеет изучение процессов синаптической передачи в деле раскрытия био логической основы психозов. Более того, сегодня это наиболее перспектив ный путь выявления патофизиологических механизмов этих заболеваний.

Для осуществления синаптической передачи необходимо, чтобы нейрон синте зировал в достаточном количестве все участвующие в этом процессе соединения, т.е.

соответствующие нейротрансмиттеры, или медиаторы и модуляторы, а также иные активные соединения. Медиаторы — это низкомолекулярные соединения, которые синтезируются в пресинаптических окончаниях нейрона, в то время как модуляторы (пептиды) доставляются туда посредством быстрого аксонального транспорта. Отно сительное содержание медиатора в нейроне не характеризует уровень его функцио нальной активности: он может накапливаться в нейроне благодаря снижению ин тенсивности синаптической передачи.

В результате деполяризации синаптической мембраны под действием пришед шего по аксону нервного импульса открываются потенциалзависимые натриевые а затем и кальциевые каналы, через которые внутрь клетки проникают ионы кальция. Одновременно происходит высвобождение из внутриклеточных депо. Тысячекратное увеличение концентрации в пресинапсе запускает много ступенчатый процесс, завершающийся экзоцитозом — высвобождением содержимо го синаптических пузырьков, содержащих медиаторы, модуляторы, АТФ, и др.

в синаптическую щель. Молекулы этих соединений, диффундируя через синапти ческую щель, связываются (обратимо и на короткий промежуток времени) с рецеп торами пост- и пресинаптической мембраны. Их избыток быстро удаляется из синаптической щели посредством диффузии, ферментативного расщепления и об ратного захвата пресинаптическим нейроном.

Обратный захват медиаторов осуществляется с помощью особых белков, получив ших название транспортеров (следует заметить, что модуляторы не подвергаются об ратному захвату). Белки-транспортеры дофамина, норадреналина, серотонина, ГАМК, глицина и ряда аминокислот являются членами одного семейства мого) и имеют между собой структурное сходство. Каждый из них кодируется единичным геном и представляет собой единичную белковую молекулу, многократно "прошивающую" клеточную мембрану. Процесс обратного захвата медиатора — чрезвычайно важное звено синаптической передачи. Это видно на примере действия антидепрессантов, которые способны блокировать этот процесс. Часть вышедших в синаптическую щель молекул медиатора и модулятора, связавшаяся с пресинапти ческими рецепторами (ауторецепторами), изменяет функциональное состояние пре нейрона, например, понижая его активность.

Рецепторы пре- и постсинаптической мембраны подразделяются на 2 типа:

связанные с ионными каналами (каналообразующие) и не связанные с ними.

Каналообразующие рецепторы опосредуют быстрые (несколько миллисекунд) постсинаптические эффекты. К ним относятся никотиновые ацетилхолиновые ре цепторы (нАХР), два каналообразующих рецептора к глутамату, рецепторы к ГАМК и глицину. Первые две разновидности рецепторов, связавшись с соответствующими медиаторами, изменяют свою конформацию, образуя ионные каналы для катионов, что приводит к деполяризации постсинаптического нейрона (его активации), в то время как ГАМК- и глициновые рецепторы образуют каналы для ионов хлора, которые, проникая внутрь клетки, гиперполяризуют ее (тормозят ее активность). Все каналообразующие рецепторы построены сходным образом: в состав каждого из них входит 5 белковых субъединиц. Структура и соотношение этих субъединиц опреде ляют их фармакологические свойства. Например, нАХР контакта образован двумя двумя (3-1- и одной в то время как высокоаффинный нАХР — тремя а-4- и двумя а низкоаф финный нАХР содержит 5 однотипных а-7-субъединиц.

Установлено, что один и тот же медиатор может взаимодействовать с рецепто рами различных типов. Так, ацетилхолин взаимодействует не только с упомянутым выше нАХР, но и с мускариновыми Р которые относятся к рецепторам второго типа.

Рецепторы второго типа образованы единичной белковой цепью, также неодно кратно пронизывающей плазматическую мембрану. Наибольший интерес представ ляют рецепторы, сопряженные с G-белком. Образование комплекса цептор" изменяет конформацию рецептора, который приобретает способность свя зываться своей находящейся внутри пре- или постсинапса "частью" с одним из представителей семейства G-белков и активировать его. Следует иметь в виду, что за время своего существования медиатор-рецепторный комплекс успевает взаимо действовать с несколькими G-белками. К числу рецепторов, сопряженных с G-бел ком, относятся рецепторы к эндогенным опиатам, дофамину, серотонину и норад реналину.

Общее число G-белков чрезвычайно велико. Они построены по единому прин ципу: содержат одну а-субъединицу и одну Структура G-белка определяет характер внутриклеточного ответа на медиатор. Так, в частности, ренергический рецептор связан с G-белком, ингибирующим активность аденилат циклазы, а — с G-белком, повышающим ее. Связанные с этими рецепторами G-белки различаются лишь структурой своих Ряд заболеваний, в частности синдром — Олбрайта, или наследственная ос теодистрофия Олбрайта, и ложный гипопаратиреоидизм, непосредственно обуслов лены мутациями а-субъединицы G-белка.

Находясь в активированном состоянии (это время на порядок превосходит время жизни рецепторно-медиаторного комплекса и может составлять несколько секунд), некоторые G-белки непосредственно взаимодействуют с ионными канала ми, в то время как инициируют образование ряда внутриклеточных посред ников фосфолипаза С, ионы кальция), которые в свою очередь могут либо непосредственно влиять на ионные каналы, либо активировать различ ные ферменты (киназы), фосфорилирующие разнообразные белки, в том числе белки ионных каналов, что изменяет проницаемость последних для соответствующих Рецепторы, сопряженные с G-белком, отвечают за возникновение медленных (около 100 мс) ответов нейрона.

Краткое изложение последовательности процессов синаптической пере дачи дает наглядное представление о сложности этого механизма, многие элементы которого еще не известны.

Оценивая сложность процесса синаптической передачи, следует также иметь в виду, что на мембране постсинаптического нейрона представлены рецепторы к различным медиаторам, а каждый синаптический пузырек в синапсе содержит несколько медиаторов и модуляторов в соотношении, которое зависит от предшествующей функциональной активности нейрона.

Поэтому нередко замечают, что "каждый нейрон говорит сразу на многих языках". Весьма существенно, что число (плотность) рецепторов инап тической мембраны непостоянно и может варьировать в широких пределах, что существенно влияет на процесс синаптической передачи.

Важную роль в этих процессах играют уже упомянутые модуляторы нейрональной активности. Как правило, каждый светлый синаптический пузырек содержит наряду с медиатором те или иные нейропептиды (серо тонин и субстанция Р;

дофамин и холецистокинин и т.п.);

плотные же пузырьки содержат преимущественно пептиды. На постси наптической мембране модуляторы взаимодействуют с рецепторами, сопря женными с G-белком, которые, однако, расположены не строго в области синапса, а диффузно — по большей части поверхности нейрона. Модулято ры влияют на разнообразные процессы в постсинапсе, служащие связующим звеном между медиаторными рецепторами и ионными каналами. Детальные механизмы, посредством которых осуществляется это влияние, еще изучены недостаточно.

Сложность изучения синаптической передачи усугубляется еще и тем обстоятельством, что, как правило, каждому медиатору соответствует семей ство или несколько семейств рецепторов, сопряженных с G-белком. Так, сегодня известно 5 различных типов дофаминовых рецепторов, более серотониновых, 7 глутаматных и т.д. Характер распределения и функцио нальная роль многих из них являются предметом интенсивного изучения.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 18 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.