WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«1M Посвящаю P82 памяти отца г Рузавина Ивана Дементьевичу Введение ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ В наше время, когда наука становится непосредственной ЛИТЕРАТУРЫ ...»

-- [ Страница 3 ] --

и в естествознании в особенности. Если раньше матема­ Иногда вместо структуры предпочитают говорить, в осо­ тические методы использовались преимущественно для бенности физики, о математическом формализме. Хотя обработки данных наблюдения и эксперимента, а затем наиболее распространенной формой представления установления функциональной связи между исследуемы­ абстрактных математических структур в теоретическом ми величинами процесса, то теперь ее абстрактные естествознании обычно являются различные типы урав­ структуры нередко применяются для поисков конкрет­ нений и их систем, тем не менее в принципе допустимо ных естественнонаучных закономерностей. Другими сло­ использование и других структур, в частности теорети­ вами, если раньше математика обеспечивала естество­ ко-групповых и теоретико-множественных.

знание методами для количественной обработки изучае­ мых явлений и оформления его теорий, то теперь она Перенося определенную математическую гипотезу на помогает также находить закономерности, которыми неисследованную область явлений, мы по сути дела вы­ управляются эти явления, и тем самым способствует двигаем гипотезу о том, что эта структура будет сохра­ построению его теорий.

няться и в новой области. Чтобы убедиться в справедли­ вости нашего предположения, важно вывести из гипотезы Эта эвристическая функция современной математи­ все необходимые следствия, в том числе такие, которые ки особенно ярко проявляется в широком использовании можно проверить экспериментально. Для этого требуется аксиоматического метода и опирающихся на него мате­ определенным образом интерпретировать как следствия, матических структур. Если ученый убеждается в том, что так и саму гипотезу. Однако именно такая интерпрета­ исследуемые им отношения удовлетворяют аксиомам ция составляет едва ли не самую трудную часть иссле­ некоторой математической структуры, то он может сразу дования. «Легче открыть математическую форму, необ­ же воспользоваться всеми теоремами, которые из них ходимую для какой-нибудь основной физической тео­ логически вытекают. Однако главная трудность здесь, рии,— пишет П. Дирак, — чем ее интерпретацию»2.

как мы видели, состоит в том, чтобы верно угадать мате­ Основная причина этого состоит в том, что число воз­ матическую структуру. Фактически исследователь очень можных абстрактных математических структур заведомо редко располагает готовой интерпретацией имеющейся меньше числа различных конкретных интерпретаций, в его распоряжении математической структуры. Поэтому которые могут иметь такие структуры. Это вполне по­ поиски как самой структуры, так и ее интерпретации нятно, поскольку каждая математическая структура ведутся по тем следствиям, которые вытекают из пред­ представляет абстракцию от самых различных по содер­ полагаемых структур. Именно здесь и проявляется весь­ жанию реальных систем. Поэтому, отмечает Дирак, ма важная роль математической гипотезы как эвристи­ ческого средства исследования.

Наибольшее применение метод математической гипо­ Н. Бурбаки. Очерки по истории математики. М., 1965, стр. 258.

тезы в настоящее время находит IB теоретической физике.

P. Dime. The Physical Interpretation of Quantum Mechanics, p. 3.

ской физике, то в дальнейшем мы будем говорить о прин­ И это не случайно. Если классическая физика опериро­ ципах отбора гипотез именно в данной науке.

вала наглядными модельными представлениями, то в Многие исследователи отмечают, что выдвижение современной физике для такой наглядной интерпретации математических гипотез в теоретической физике в изве­ часто недостаточно привычных образов. Действительно, стной мере регулируется некоторыми принципами физи­ мы можем наглядно представить и материальные части­ ческого и методологического характера, которые ограни­ цы, и волны классической физики, но трудно составить чивают свободу выбора. К числу таких принципов отбора наглядный образ микрочастицы, которая объединяла бы обычно относят законы сохранения (заряда, массы, энер­ в себе свойства и корпускул и волн. Ведь в нашем обыч­ гии и т. д.), принцип ковариантности уравнений при ном представлении корпускулы и волны выступают как определенных 1 преобразованиях, в особенности принцип полярные противоположности. Иначе говоря, по мере соответствия.Роль всех этих принципов достаточно того как в сферу нашего познания попадают явления убедительно продемонстрирована в процессе создания микро- и мегамира, для их представления у нас нет основных теорий современной физики.

наглядных образов. Поэтому, чтобы исследовать законо­ мерности микроявлений или процессов, совершающихся Руководствуясь идеей о единстве материи и взаимо­ в мегамире, приходится отказываться от привычных 'На­ связи различных форм ее существования, физик, естест­ глядных представлений и обращаться к абстрактным венно, будет рассчитывать, что такие фундаментальные методам современной математики. Пример современной законы и принципы, как законы сохранения и принцип физики показывает, насколько эффективным является ковариантности уравнений, будут иметь место и во вновь такой метод. Математическая гипотеза, основанная на создаваемой теории. Что касается принципа соответст­ экстраполяции абстрактных математических структур вия, то его эвристическое значение достаточно ясно.

на новые области позна<ния, служит одним из действен­ Действительно, если существует преемственность в раз­ ных методов логико-математического исследования. витии теории, то при обобщении и развитии ее понятий и принципов вполне разумно требовать, чтобы уравне Некоторые принципы отбора математических гипотез.

нения старой теории могли быть получены из новой Чтобы убедиться в обоснованности гипотезы, необходи­ в качестве некоторого предельного или частного случая.

мо, как уже отмечалось, получить из нее следствия и про­ Такое соответствие действительно обнаруживается меж­ верить их на опыте. Существуют ли какие-либо.другие ду классической механикой и теорией относительности, приемы и принципы, с помощью которых можно выдви­ с одной стороны, классической и квантовой механикой — гать или, по крайней мере, отбирать гипотезы, отказы­ с другой. Это обстоятельство в значительной мере учи­ ваться от гипотез явно ненадежных? Поскольку гипотеза тывалось творцами новых физических теорий, хотя в яв­ логически не вытекает из данных опыта, то бессмысленно ном виде сам принцип соответствия был впервые сфор­ пытаться искать какие-то логические каноны, с помощью мулирован лишь Н. Бором.

которых можно безошибочно создавать новые гипотезы в науке. 3адача логики здесь чисто критическая. Форми­ Кроме чисто физических принципов отбора подходя­ рование новых гипотез — творческий процесс, его нельзя щих математических гипотез существуют и другие эври­ уложить в заданные схемы. Тем не менее было бы ошиб­ стические принципы, которые с успехом могут быть кой рассматривать этот процесс как иррациональный.

использованы при отборе любых 'Научных гипотез. Мы отметим здесь только принципы простоты и математи­ Обобщая многовековой опыт научного познания, ис­ ческого изящества уравнений, с помощью которых выра­ следователи накопили большой ценный материал, отно­ жаются те или иные гипотезы. П. Дирак настолько сящийся как к психологии, так и методологии научного высоко ценит последний принцип, что считает матема познания. В различных науках этот опыт выступает в виде некоторых предварительных, эвристических прин­ ципов, с которыми ученые так или иначе должны счи­ См. И. В. Кузнецов. О математической гипотезе. — «Вопросы таться при выборе гипотез. Поскольку математические философии», 1962, № 10;

С. И. Вавилов. Собр. соч., т. III, стр. 79—80;

гипотезы наибольшее применение находят в теоретиче Р- Dirac. The Physical Interpretation of Quantum Mechanics.

тическую красоту (важнейшим регулятивным 'критерием 4. Требования, предъявляемые отбора гипотез и теорий. Требование, чтобы гипотеза к научным гипотезам могла быть исследована существующими логико-мате­ матическими методами, настолько сильно довлеет над Прежде чем гипотеза станет правдоподобным пред* исследователем, что часто он предпочитает строить ме­ положением, она обязана пройти стадию предваритель­ нее сильные гипотезы, лишь бы получить возможность ной проверки и обоснования. Такое обоснование должно применить к ним известный математический аппарат.

быть как теоретическим, так и эмпирическим, поскольку Без этого оказывается невозможным получить из гипо­ любая гипотеза в опытных науках опирается на все тезы следствия, которые можно было проверить на опыте.

предшествующее знание и строится в соответствии с Когда говорят о простоте гипотез, то имеют в виду имеющимися фактами. Однако сами факты, или эмпири­ прежде всего не онтологический, а теоретико-познава­ ческие данные, не определяют гипотезу: для объясне­ тельный и методологический аспекты. Речь здесь должна ния одних и тех же фактов можно предложить множество идти скорее о простоте знаковых, или семиотических, различных гипотез. Чтобы отобрать из этого множества систем, с помощью которых выражается та или иная те гипотезы, которые ученый может подвергнуть даль­ гипотеза. Само понятие простоты можно рассматривать нейшему анализу, необходимо наложить на них ряд тре­ с трех точек зрения. Синтаксическое представление о бований, выполнение которых будет свидетельствовать простоте связано со стройностью, согласованностью о том, что они не являются чисто произвольными предпо­ различных компонентов гипотезы. При прочих равных ложениями, а представляют научные гипотезы. Это, условиях мы всегда предпочтем выбрать гипотезу, ко­ конечно, не означает, что такие гипотезы непременно ока­ торая синтаксически будет проще, так как ее легче ис­ жутся истинными или даже очень вероятными. Оконча­ следовать существующими логико-математическими ме­ тельным критерием их истинности служит опыт, практи­ тодами. Семантическая концепция простоты существен­ ка. Но предварительная стадия обоснования необходима ным образом зависит от возможности эмпирической ин­ для того, чтобы отсеять заведомо неприемлемые, крайне терпретации гипотезы. Прагматическая простота связана маловероятные гипотезы 1.

с практическими соображениями по разработке и про верке гипотезы. Как правило, ученый предпочитает иметь Вопрос о критериях обоснования гипотез самым тес­ дело с гипотезой, которая легче поддается математиче­ ным образом связан с философской позицией ученых.

ской разработке, так как в этом случае из нее можно Так, представители эмпиризма настаивают, чтобы вся­ получить точные количественные следствия. Учитывая кая гипотеза опиралась на непосредственные данные необходимость экспериментальной проверки гипотез, опыта. Защитники рационализма склонны подчеркивать ученый часто выбирает ту из них, проверку следствий из в первую очередь необходимость связи новой гипотезы которой можно осуществить с помощью более простого с имеющимся теоретическим знанием (более ранние эксперимента. представители рационализма требовали согласия гипо­ тезы с законами, или принципами, разума).

В практической работе исследователь нередко может С позиций марксистского принципа единства эмпири­ столкнуться с ситуацией, в которой соображения просто­ ческого и рационального моментов в познании обе эти ты одного вида могут противоречить соображениям про­ точки зрения являются односторонними. Как показывает стоты другого вида. В этих, как и во всех других случа­ история науки, они не исключают, а скорей дополняют ях, основным регулятором отбора будут выступать сооб­ Друг друга.

ражения, касающиеся основной функции гипотезы:

Эмпирическая проверяемость. Требование эмпириче­ чтобы она могла объяснить те опыты и наблюдения, из ской проверяемости является одним из тех критериев, анализа и обобщения которых возникла. Никакая просто­ та или ложно понятая «экономия мышления» в духе См. П. В. Копнин. Гипотеза и познание действительности. Киев, Э. Маха сама по себе не в состоянии гарантировать на­ 1962, стр. 126—138;

Л. Б. Баженов. Современная научная гипоте­ дежность гипотезы. за.— «Материалистическая диалектика и методы' естественных наук». М., 1968.

ниями и экспериментом, что их считают практически которые дают возможность исключать из опытных наук достоверными истинами, хотя они и не обладают харак­ всякого рода спекулятивные предположения, незрелые тером той необходимости, которая присуща аналитиче­ обобщения, произвольные догадки. Но можно ли требо­ ским истинам. В естествознании часто в качестве прин­ вать непосредственной проверки любой гипотезы?

ципов выступают наиболее фундаментальные законы В науке редко бывает, чтобы любая гипотеза оказы­ науки;

например, в механике такими принципами слу­ валась непосредственно проверяемой данными опыта. От жат основные законы движения, сформулированные гипотезы до опытной проверки существует значительная Ньютоном. Наконец, нельзя не отметить, что проверка дистанция: чем глубже по своему содержанию гипотеза, многих гипотез, сформулированных с помощью абстракт­ тем больше эта дистанция.

ного языка современной математики, требует поисков Гипотезы в науке, как правило, существуют не обо­ соответствующей реальной интерпретации математиче­ собленно друг от друга, а объединены в определенную ского формализма, а это, как было показано на примере теоретическую систему. В такой системе встречаются математических гипотез теоретической физики, оказы­ гипотезы разного уровня общности и логической силы.

вается весьма сложной задачей;

На примере гипотетико-дедуктивных систем классиче­ ской механики мы убедились, что в них не каждая гипо­ В связи с проблемой эмпирической проверяемости теза допускает эмпирическую проверку. Так, в системе гипотез встает вопрос о тех критериях, которыми ученые гипотез, законов и принципов классической механики должны руководствоваться При их оценке. Этот вопрос принцип инерции (всякое тело остается в покое или дви­ составляет часть более общего вопроса о критериях всех жется прямолинейно с постоянной скоростью, если оно суждений науки вообще. Ранние позитивисты считали не подвержено действию внешних сил) нельзя проверить научными только те понятия, гипотезы и теории, которые ни в каком реальном опыте, ибо фактически невозможно сводятся непосредственно к данным чувственного опыта, полностью абстрагироваться от действия всех внешних причем сам чувственный опыт трактовался ими субъек­ сил, таких, как силы трения, сопротивления воздуха тивно. Сторонники неопозитивизма, и прежде всего уча­ и т. д. Так же обстоит дело со многими другими гипоте­ стники Венского кружка, в качестве такого критерия зами, входящими в состав определенной научной теории. вначале выдвинули принцип верифицируемое, т. е.

Поэтому о правдоподобии таких гипотез мы можем су­ проверки утверждений, гипотез и теорий эмпирических дить лишь косвенно, через непосредственную проверку наук на истинность. Однако на опыте мы можем вери­ тех следствий, которые вытекают из этих гипотез. Кроме фицировать только единичные утверждения. Для науки того, во всякой теории существуют промежуточные гипо­ же наиболее ценными и важными являются как раз ут­ тезы, которые связывают эмпирически непроверямые верждения общего характера, сформулированные в виде гипотезы с проверяемыми. Такие гипотезы не нуждают­ гипотез, обобщений, законов и принципов. Такого рода ся в проверке, ибо они играют в теории вспомогатель­ утверждения не могут быть окончательно верифициро­ ную роль. ваны, поскольку большинство из них охватывает беско­ нечное множество частных случаев. Поэтому принцип Сложность проблемы проверки гипотез проистекает верифицируемости, выдвинутый неопозитивистами, под­ также из того, что в реальном научном знании, в част­ вергся критике не только со стороны представителей ности в теориях, одни гипотезы зависят от других, под­ конкретных наук, но и многих философов, как советских], тверждение одних гипотез служит косвенным свидетель­ так и зарубежных. С резкой критикой этого принципа ством правдоподобия других, с которыми они связаны выступил Карл Поппер, предложивший вместо него кри­ логическим отношением. Поэтому тот же принцип инер­ терий опровержимости или фальсифицируемоети. «...Не ции механики подтверждается не только теми эмпири­ чески проверяемыми следствиями, которые из него вытекают непосредственно, но также следствиями дру­ См. И. С. Нарский. Очерки по истории позитивизма. М, 1960;

гих гипотез и законов. Именно поэтому принципы опыт­ В.С. Швырев. Неопозитивизм и проблемы эмпирического обоснова­ ных наук настолько хорошо подтверждаются наблюде ния науки. М, 1966 и др.

9 Заказ № 920 логическая связь исследуемой гипотезы с гипотезами верифицируемость, а фальсифицируемость системы долж­ какой-либо теории, то тем самым будет продемонстри­ на быть взята, — писал он, — в качестве критерия демар­ ровано правдоподобие такой гипотезы. Как мы уже кации (научных гипотез и теорий от ненаучных.—Авт.)» отмечали, в данном случае она будет подтверждаться не С точки зрения Поппера, только принципиальная воз­ только непосредственно относящимися к ней эмпириче­ можность опровержения гипотез и теоретических систем скими данными, но и данными, подтверждающими дру­ делает их ценными для науки, тогда как любое число гие гипотезы, логически связанные с исследуемой.

подтверждений не гарантирует их истинности. В самом Однако во многих практических случаях приходится деле, любой противоречащий гипотезе случай опровер­ довольствоваться тем, чтобы гипотезы находились в со­ гает ее, в то время как всякое число подтверждений ос­ ответствии с установленными принципами и законами тавляет вопрос о гипотезе открытым. В этом проявляет­ той или иной области науки. Так, при разработке физи­ ся асимметрия между подтверждением и опровержением, ческих гипотез предполагается, что они не противоречат впервые ясно сформулированная еще Ф. Бэконом. Одна­ основным законам физики, таким, как закон сохранения ко без некоторого числа подтверждений гипотезы у ис­ энергии, заряда, момента количества движения и т. д.

следователя не может быть уверенности в ее правдо­ Поэтому физик вряд ли серьезно отнесется к гипотезе, подобии. Принципиальная возможность опровержимости в которой допускается возможность осуществления веч­ гипотезы служит противоядием против догматизма, на­ ного движения. Однако слишком поспешное следование талкивает мысль исследователя на поиски таких фактов установившимся теоретическим представлениям чревато и явлений, которые не подтверждают ту или иную гипо­ и опасностью: оно может задержать обсуждение и про­ тезу или теорию, тем самым устанавливает границы их верку новых, революционизирующих науку, гипотез и применимости. В настоящее время большинство специа­ теорий. Наука знает немало таких примеров: долгое листов по методологии науки считает критерий подтвер­ непризнание в математике неевклидовой геометрии, ждения необходимым и достаточным, чтобы судить о в физике — теории относительности А. Эйнштейна и т. д.

научности гипотезы с точки зрения ее эмпирического обоснования.

Логическое обоснование гипотезы. Требование логи­ ческой состоятельности гипотезы сводится прежде всего Теоретическое обоснование гипотезы. Каждая гипоте­ к тому, чтобы гипотеза не была формально противоре­ за в науке возникает на основе имеющихся теоретиче­ чивой, ибо в таком случае из нее следует как истинное, ских представлений и некоторых твердо установленных так и ложное утверждение и такую гипотезу невозможно фактов. Сопоставление гипотезы с фактами составляет подвергнуть эмпирической проверке. Для эмпирических задачу ее эмпирического обоснования. Теоретическое наук не представляют какой-либо ценности и так назы­ обоснование связано с учетом и использованием всего ваемые тавтологические высказывания, то есть выска­ накопленного предшествующего знания, которое имеет зывания, остающиеся истинными при любых значениях непосредственное отношение к гипотезе. В этом прояв­ их компонентов. Эти высказывания хотя и играют суще­ ляется преемственность в развитии научного знания, его ственную роль в современной формальной логике, но не обогащение и расширение.

расширяют нашего эмпирического знания и поэтому не Прежде чем подвергнуть гипотезу эмпирической про­ могут выступать в роли гипотез в эмпирических науках.

верке, необходимо убедиться, что она является доста­ Итак, гипотезы, выдвигаемые в опытных науках, долж­ точно разумным предположением, а не скороспелой до­ ны избегать двух крайностей: во-первых, они не должны гадкой. Одним из способов такой проверки служит тео­ быть формально противоречивыми и, во-вторых, они ретическое обоснование гипотезы. Наилучшим способом обязаны расширять наше знание, и поэтому их скорее такого обоснования служит включение гипотезы в неко­ следует отнести к синтетическому, чем аналитическому торую теоретическую систему. Если будет установлена знанию. Последнее требование нуждается, однако, в уточнении. Как уже отмечалось, наилучшее обоснова­ ние гипотезы состоит в том, чтобы она входила в рамки К. R. Popper. The Logic of Scientific Discovery, p. 40.

некоторой теоретической системы, т. е. могла бы быть информации, которую ученый получает непосредственно логически выведена из совокупности некоторых других анализа эксперимента. Если бы гипотеза выражала Из гипотез, законов и принципов теории, в состав которой простую сумму эмпирической информации, она в лучшем ее пытаются включить. Однако это будет свидетельство­ случае годилась 'бы для объяснения каких-то конкретных вать скорее об аналитической природе рассматриваемой явлений. Возможность предсказания новых явлений сви­ гипотезы, чем об ее синтетическом происхождении. Не детельствует о том, что гипотеза содержит дополнитель­ возникает ли здесь логического противоречия? На наш ное количество информации', ценность которой раскры­ взгляд, не возникает, ибо требование синтетического ха­ вается в процессе разработки гипотезы, в ходе превра­ рактера гипотезы относится к эмпирическим данным, на щения вероятного знания в достоверное.

которых она строится. Аналитический же характер гипо­ Информативность гипотезы тесно связана с ее логи­ тезы проявляется в ее отношении к предшествующему, ческой силой: из двух гипотез логически сильнее та, из известному, готовому знанию. Гипотеза должна макси­ которой дедуктивно следует другая. Например, из исход­ мально учитывать весь относящийся к ней теоретический ных принципов классической механики с помощью до­ материал, который по сути дела представляет собой полнительной информации можно логически вывести все обработанный и аккумулированный прошлый опыт. По­ остальные гипотезы, которые первоначально могли быть этому требования аналитичности и синтетичности гипо­ установлены независимо от них. (Исходные принципы, тезы отнюдь не исключают друг друга, поскольку в них аксиомы, основные законы любой научной дисциплины выражается необходимость теоретического и эмпириче­ будут логически сильнее всех остальных ее гипотез, ского обоснования гипотезы.

законов и утверждении, поскольку они служат посылка­ ми логического вывода в рамках соответствующей теоре­ Информативность гипотезы. Понятие информатив­ тической системы. Вот почему поиски таких принципов ности гипотезы характеризует ее способность объяснить и гипотез составляют труднейшую часть научного иссле­ соответствующий круг явлений действительности. Чем дования, которая не поддается логической формализа­ шире этот круг, тем большей информативностью она ции.

обладает. Вначале гипотеза создается для объяснения некоторых фактов, которые не укладываются в суще­ Предсказательная сила гипотезы. Предсказания но­ ствующие теоретические представления. Впоследствии вых фактов и явлений, которые вытекают из гипотезы, она помогает объяснить другие факты, которые без нее играют существенную роль в ее обосновании. Все сколь­ было бы трудно или даже невозможно обнаружить.

ко-нибудь важные гипотезы в науке ставят своей целью Замечательным примером такой гипотезы является пред­ не только объяснить факты известные, но и предсказать положение о существовании квантов энергии, выдвину­ новые факты. Галилей с помощью своей гипотезы смог тое в начале XX века М. Планком. Первоначально эта не только объяснить особенности движения тел вблизи гипотеза преследовала довольно ограниченную цель — земной поверхности, но и предсказать, какова будет объяснить особенности излучения абсолютно черного траектория тела, брошенного под некоторым углом к го­ тела. Как уже отмечалось, вначале Планк вынужден ризонту. Во всех случаях, когда гипотеза позволяет был ввести ее в качестве рабочего предположения, так объяснить и предсказать неизвестные, а порой и совер­ как не хотел порывать со старыми, классическими пред­ шенно неожиданные явления, наше доверие к ней за­ ставлениями о непрерывности физических процессов.

метно возрастает.

Через пять лет А. Эйнштейн использовал эту гипотезу Нередко для объяснения одних и тех же эмпирических для объяснения закономерностей фотоэффекта, а позд­ фактов можно предложить несколько различных гипо­ нее Н. Бор с ее помощью построил теорию атома водо­ тез. Поскольку все эти гипотезы должны согласовывать­ рода. В настоящее время квантовая гипотеза стала тео­ ся с имеющимися данными, то возникает настоятельная рией, которая лежит в фундаменте современной физики.

Этот пример весьма поучителен: он показывает, насколь­ ко подлинно -научная гипотеза выходит за пределы той См. Л. Бриллюэн. Научная неопределенность и информация.

М., 1966, стр. 43—55.

132 необходимость выведения из них эмпирически проверяе­ ская проверяемость, предсказуемость, возможность вы­ мых следствий. Такие следствия представляют не что ведения следствий н т. д. Возникает два вопроса:

иное, как предсказания, на основе которых обычно и эл­ (1) Когда исследователь обращается к критерию про­ иминируют гипотезы, которым недостает необходимой стоты при выдвижении гипотез? (2) О какой простоте общности. На самом деле, всякий случай предсказания, гипотез может идти речь при их выдвижении?

который противоречит действительности, служит опро­ Пользоваться критерием простоты можно лишь, в том вержением гипотезы. С другой стороны, всякое новое случае, когда исследователь уже располагает некоторым подтверждение гипотезы увеличивает ее вероятность.

количеством гипотез. В противном случае бессмысленно При этом, чем больше предсказанный случай отличается говорить об отборе. Кроме того, исследователь должен от случаев уже известных, тем больше возрастает прав­ провести предварительную работу по обоснованию имею­ доподобие гипотезы.

щихся в его распоряжении гипотез, то есть оценить их с Предсказательная сила гипотезы в существенной точки зрения тех требований, которые мы уже рассмот­ степени зависит от ее логической силы: чем больше след­ рели. А это означает, что критерий простоты является ствий можно вывести из гипотезы, тем большими воз­ скорее эвристическим, чем строго обязательным требо­ можностями предсказания она обладает. При этом пред­ ванием. Во всяком случае, обоснование гипотез никогда полагается, что такие следствия будут эмпирически не начинается с их простоты. Правда, при прочих равных проверяемыми. В противном случае мы лишаемся воз­ условиях исследователь предпочитает выбрать гипотезу, можности судить о предсказаниях гипотезы. Поэтому которая проще других по своей форме. Однако такой обычно и вводят специальное требование, характеризую­ выбор делается уже после довольно сложной и кропот­ щее предсказательную силу гипотезы, а.не ограничи­ ливой работы по предварительному обоснованию гипо­ ваются только ее информативностью.

тезы. Что же следует понимать под простотой гипотезы?

Перечисленные требования являются основными, Нередко простота теоретического знания отождествляет­ с которыми так или иначе должен считаться исследова­ ся с привычностью его представления, возможностью тель в процессе построения и формулирования гипотез.

использования наглядных образов. С этой точки зрения Разумеется, эти требования могут и должны дополняться геоцентрическая гипотеза Птолемея будет проще гелио­ рядом других специальных требований, в которых обоб­ центрической гипотезы Коперника, так как она нахо­ щается опыт построения гипотез в тех или иных конкрет­ дится ближе к нашим повседневным представлениям:

ных областях научного исследования. На примере мате­ нам кажется, что движется Солнце, а не Земля. В дей­ матической гипотезы было показано, какое значение для ствительности гипотеза Птолемея ложная. Для объяс­ теоретической физики имеют, например, принципы соот­ нения попятных движений планет Птолемей вынужден ветствия и ковариантности. Однако такого рода прин­ был настолько усложнить свою гипотезу, что впечатле­ ципы и соображения играют скорее эвристическую, чем ние об ее искусственности становилось все более очевид­ детерминирующую роль. То же самое следует сказать ным. Наоборот, гипотеза Коперника хотя и противоре­ о принципе простоты, который нередко фигурирует как чила житейским представлениям о движении небесных одно из обязательных требований при выдвижении ги­ тел, логически проще объясняла эти движения, исходя потезы. Например, Л. Б. Баженов в интересной статье из центрального положения Солнца в нашей планетной «Современная научная гипотеза» в качестве одного из системе. В результате искусственные построения и про­ условий состоятельности гипотезы выдвигает «требова­ извольные допущения, которые выдвигались Птолемеем ние ее принципиальной (логической) простоты»1. Тре­ и его последователями, были отброшены. Этот пример бование простоты существенно отличается от других из истории науки ясно показывает, чт.о логическая про­ рассматриваемых им требований, таких, как эмпириче стота гипотезы или теории неразрывно связана с их истинностью.

«Материалистическая диалектика и методы естественных Чем глубже по содержанию и шире по объему гипо­ наук». М., 1968, стр. 305.

теза или теория, тем логически проще оказываются их исходные положения. Причем под простотой здесь опять* Все рассмотренные нами требования к обоснованию таки имеется в виду необходимость, общность и естест­ и построению гипотез взаимосвязаны и обусловливают венность исходных допущений, отсутствие в них произ­ друг друга;

обособленное их рассмотрение делается ради вола, искусственности. Исходные допущения теории лучшего уяснения сути проблемы. Например, информа­ относительности логически проще допущений классиче­ тивность и предсказательная сила гипотезы существен­ ской механики Ньютона с его представлениями об абсо­ ным образом влияют на ее проверяемость. Нечетко опре­ лютном пространстве и движении, хотя овладеть теорией деленные, малоинформативные гипотезы весьма трудно, относительности значительно труднее, чем классической а порой просто невозможно подвергнуть эмпирической механикой, ибо теория относительности опирается на бо­ проверке. К. Поппер даже утверждает, что чем логи­ лее тонкие методы рассуждений и гораздо более сложный чески сильнее гипотеза, тем она лучше проверяема. С та­ и абстрактный математический аппарат. То же самое ким утверждением нельзя полностью согласиться хотя можно сказать о квантовой механике. Во всех этих слу­ бы потому, что проверяемость гипотезы зависит не толь­ чаях понятия '«простоты» и «сложности» рассматрива­ ко от ее содержания, но также и от уровня эксперимен­ ются скорее в психологическом и, быть может, социаль­ тальной техники, зрелости соответствующих теоретиче­ но-культурном аспектах.

ских представлений, словом, имеет такой же относи­ В методологии науки простоту гипотезы рассматрива­ тельный характер, как и все остальные принципы науки.

ют в логическом аспекте. Это означает, во-первых, общность, немногочисленность, естественность исходных 5. Некоторые методологические допущений гипотезы;

во-вторых, возможность выведения из них следствий наиболее простым путем, не прибегая и эвристические принципы для этого к гипотезам типа ad hoc;

в-третьих, использо­ построения гипотез вание более простых средств для ее проверки. Первое Существуют ли правила или общие принципы отбора условие иллюстрировалось путем сравнения исходных наиболее вероятных, правдоподобных гипотез? Этот во­ допущений классической механики и теории относитель­ ности. Оно применимо к любой гипотезе и теории. Вто­ прос является дискуссионным. Рассмотрим две основные рое условие характеризует простоту скорее гипотетиче­ точки зрения по этому вопросу.

ских теоретических систем, чем отдельных гипотез. Из Гипотеза и индукция. В начальный период формиро­ двух таких систем предпочитается та, в которой все из­ вания экспериментальной науки возник, а затем получил вестные результаты определенной области исследования широкое распространение взгляд, согласно которому могут быть получены логически из основных принципов гипотезы и законы науки формулируются посредством и гипотез системы, чем с помощью специально придуман­ индуктивного обобщения эмпирических данных. Наибо­ ных для этого гипотез ad hoc1. Обычно обращение к лее последовательное выражение такой взгляд нашел в гипотезам ad hoc делается на первых этапах научного работах Фрэнсиса Бэкона. Во многом справедливо кри­ исследования, когда еще не выявлены логические связи тикуя силлогистическую логику Аристотеля, особенно ее между различными фактами, их обобщениями и объяс­ схоластическую интерпретацию, Бэкон считал эту логику няющими гипотезами. Третье условие связано не только не пригодной для опытных наук. «Логика, которой те­ с чисто логическими, но и с прагматическими соображе­ перь пользуются, — писал он, — скорее служит укрепле­ ниями. В действительной же практике научного иссле­ нию и сохранению заблуждений, имеющих свое основа­ дования логические, методологические, прагматические ние в общепринятых понятиях, чем отысканию истины» 1.

и даже психологические требования выступают в един­ Поэтому в противовес к"Органону" Аристотеля как логи­ стве.

ке дедукции он создал «Новый Органон», который, по его мысли, должен стать инструментом открытия новых истин в экспериментальных науках. Методом такого Morris R. Cohen. Ernest Nagel. An Introduction to Logic and Scientific Method. London, 1934, p. 214.

Ф, Бэкон. Соч., т. 2. М., 1972, стр. 13, открытия Бэкон считал неполную, или проблематическую, торые нельзя обнаружить с помощью методов сходства индукцию. В «Новом Органоне» он поставил задачу раз­ и различия. Так, мы не можем найти причину возникно­ работать те правила индуктивных умозаключений, кото­ вения приливов и отливов рек и морей по методу раз­ рые впоследствии были систематизированы и развиты личия, так как ни в каком реальном эксперименте нель­ дальше Дж. Ст. Миллем в виде так называемых методов зя изолироваться от притяжения Луны и Солнца. Однако экспериментального исследования.

в этом и во многих других аналогичных случаях удается Чтобы получить более ясное представление о воз­ установить функциональную взаимосвязь между измене­ можностях применения этих методов, рассмотрим ко­ нием двух или нескольких величин, встречающихся в ротко основные каноны индуктивной логики, с помощью исследуемом явлении. Обнаружение такой функциональ­ которых Бэкон и Милль считали возможным делать ной связи может служить доводом в пользу предполо­ открытия в экспериментальных науках. Важнейшими из жения, что указанные величины находятся в причинном индуктивных канонов они считали методы сходства, раз­ отношении друг к другу.

личия и сопутствующих изменений. Остальные методы Все перечисленные методы действительно применяют­ сводятся к перечисленным.

ся не только в экспериментальных исследованиях, но и в Метод сходства Милль считал преимущественно ме­ повседневной практике. Сам Милль, как свидетельству­ тодом наблюдения, поскольку он позволяет выделить ет Минто, заимствовал их «из практики научных, лабо­ некоторый фактор, являющийся общим для всех иссле­ раторных исследований — в том виде, в каком их обоб­ дуемых случаев. Этот общий фактор и будет причиной щил Гершель» 1.

(или следствием) изучаемого явления, ибо фактор, от­ Являются ли эти методы действительными методами сутствующий в каком-либо из рассмотренных случаев, серьезных научных открытий? Классики теории индук­ не может служить причиной (или следствием) этого яв­ ции, и в особенности Ф. Бэкон, чрезмерно переоценивали ления.

их, считая созданную ими индуктивную логику логикой Метод различия требует анализа по крайней мере открытий. «Наш же путь открытия наук таков, —писал двух случаев, которые отличаются друг от друга одним Бэкон, — что он немногое оставляет остроте и силе даро­ единственыым фактором. При наличии этого фактора яв­ ваний, но почти уравнивает их. Подобно тому как для ление возникает, при отсутствии — исчезает. Этот фак­ проведения прямой линии или описания совершенного тор и будет причиной (или следствием) исследуемого круга много значат твердость, умелость и испытанность явления. Например, чтобы установить причину замед­ руки, если действовать только рукой,— мало или совсем ленного падения в воздухе пера в сравнении с монетой, ничего не значит, если пользоваться циркулем и линей­ их. помещают под колокол воздушного насоса. Выкачав кой. Так обстоит и с нашим методом»2.

воздух из колокола, обнаруживают, что в безвоздушном Дж. Ст. Милль, хотя и не разделял таких далеко пространстве и перо и монета падают одновременно. По­ идущих претензий Бэкона, все же считал индуктивные скольку два рассмотренных случая отличаются только методы действенным инструментом открытия и доказа­ одним фактором (наличием или отсутствием воздуха), тельства причинных связей в природе. Именно эти ме­ то этот единственный фактор—сопротивление воздуха — тоды, по его мнению, дают нам первоначальные обобще­ и будет причиной замедленного падения пера в первом ния, от которых зависит последующее построение гипо­ случае. Таким образом, преимущество метода различия тезы. В действительности же эти методы требуют обра­ в сравнении с методом сходства заключается в том, что щения к некоторым гипотезам, с помощью которых он дает возможность не только пассивно наблюдать яв­ отделяются факторы существенные от несущественных, ления, но и активно изменять условия их протекания, главные от второстепенных. В самом деле, применение т. е. проводить целенаправленные исследования, ставить метода сходства требует выделения единственного обще эксперименты.

В. Минто. Дедуктивная и индуктивная логика. М., 1909, Метод сопутствующих изменений используется для стр. 369.

установления причинной зависимости таких явлений, ко Ф. Бэкон. Соч., т. 2, стр. 27—28.

нию гипотезы, служащей для объяснения причины явле­ го признака или фактора всех случаев явления. Метод ния. Может случиться, что, исключив все гипотезы, мы различия основан на сравнении случаев, которые отли­ так и не найдем причину явления. И в этом нет ничего чаются только одним признаком. Между тем предметы удивительного, ибо законы индукции дают возможность и явления реального мира обладают множеством все­ элиминировать неподходящие гипотезы, но не обеспе­ возможных общих и различных свойств. Чтобы выделить чивают нахождение наиболее вероятных гипотез. Мето­ среди них свойства, отношения или факторы, которые ды элиминативной индукции суживают область поисков являются существенными для целей нашего исследова­ возможных гипотез и тем самым обеспечивают как бы ния, мы должны заранее располагать некоторой гипоте­ отрицательный подход к истине. В большинстве случаев зой. Так, в примере с падением монеты и пера в качестве они не дают никаких указаний относительно того, как существенного фактора, оказывающего влияние на про­ найти подходящую гипотезу. Только в некоторых про­ цесс, выступает сопротивление воздуха. Соответственно стейших случаях с их помощью можно построить такой гипотезе в дальнейшем и строится эксперимент.

соответствующую гипотезу. Так, опираясь на метод со­ Однако заранее трудно определить, будет ли тот или путствующих изменений, мы можем сформулировать иной фактор существенным для протекания явления. Мы гипотезу о том, что длина металлического стержня из­ можем выяснить это лишь с помощью гипотезы, прове­ меняется с изменением его температуры. Эта гипотеза, рив на опыте те следствия, к которым она приводит. Та­ действительно, представляет индуктивное обобщение о ким образом, методы классической индукции Бэкона и взаимосвязи между такими эмпирически наблюдаемыми Милля не могут служить канонами открытия новых на­ свойствами или величинами, как длина и температура учных истин, так как сами нуждаются в использовании стержня. Наблюдая на опыте изменение длин различных дополнительных гипотез.

стержней из различных металлов в зависимости от изме­ Естественно возникает вопрос: в чем же заключается нения их температуры, можно придти к упомянутой значение этих методов? Первая и основная функция ин­ гипотезе.

дуктивных методов состоит в элиминации, или исклю­ чении, из числа возможных гипотез таких, которые не Можно поэтому сказать, что вторая функция методов удовлетворяют имеющимся эмпирическим данным. До­ классической индукции состоит в том, что они дают воз­ пустим, что для объяснения причины некоторого явления можность устанавливать простейшие гипотезы о зави­ предложено множество взаимно исключающих, или симости эмпирически наблюдаемых свойств предметов альтернативных, гипотез: Н1,Н2, Н... Н. Чтобы найти и явлений. Однако здесь наряду с элиминативной индук­ ъ п среди «их единственно возможную причину, следует со­ цией мы обращаемся также к индукции энумеративной поставить эти гипотезы с данными наблюдения или (т. е. индукции через перечисление частных случаев эксперимента. Если при этом, например, обнаружится, обобщения). Эмпирические обобщения, гипотезы и зако­ что при наличии факторов, сформулированных в гипотезе ны, получаемые с помощью методов индукции, играют Ну, явление будет отсутствовать, то по методу сходства заметную роль на первоначальной стадии научного ис­ мы можем исключить гипотезу Н1, как возможную при­ следования, которая связана с анализом и обобщением чину возникновения исследуемого явления. Аналогичным информации, добытой с помощью эксперимента или си­ образом используются для элиминации методы разли­ стематических наблюдений.

чия и сопутствующих изменений. После исключения из Теоретическая стадия исследования связана с исполь­ числа возможных причин гипотезы Н1 причину исследуе­ зованием таких гипотез и законов, в которые входят по­ мого явления мы должны искать среди дизъюнкции нятия или термины, не являющиеся непосредственным оставшихся гипотез:

отображением эмпирически наблюдаемых свойств и от­ ношений. B зарубежной литературе такие понятия часто Н2 \/Н3 \/... \/ Н называют понятиями о ненаблюдаемых объектах. Так, п например, для объяснения расширения тел при нагрева­ Последовательно элиминировав все другие гипоте­ нии в свое время была предложена молекулярно-кинети зы, кроме одной оставшейся, мы приходим к обнаруже­ но оценивают степень подтверждения эмпирических обоб­ ческая гипотеза. Эмпирически наблюдаемое расширенш щений и гипотез.

тел при нагревании она объясняла увеличением скорости движения мельчайших частиц вещества — молекул, ко Гипотеза, интуиция и дедукция. С развитием экспе­ торые являются эмпирически ненаблюдаемыми объек риментальной и теоретической науки, с усложнением ее тами.

средств, приемов и способов исследования становилось все более очевидным, что индуктивные 'методы занимают Одна из причин того, что теоретические гипотезы i в ней довольно скромное место.

законы не могут быть 'получены из данных опыта, со­ Сами ученые начинают настойчиво подчеркивать зна­ стоит в том, что опыт дает нам знание только об эмпи­ чение творческого фактора в процессе научного откры­ рически наблюдаемых свойствах и отношениях явлений тия. Этот фактор нельзя свести к каким-либо известным, Формы же теоретического исследования, к которым при­ наперед заданным правилам, в том числе и к канонам надлежит и гипотеза, стремятся обнаружить их глубо­ классической индуктивной логики. Между тем он играет кий внутренний механизм, раскрыть их сущность, кото­ решающую роль в процессе научного открытия. Посте­ рая хотя и выражается в явлениях, но «е дана в них пенно эта идея становится достоянием философии и ло­ непосредственно. Для этого нет другого пути, кроме гики науки. Еще в середине прошлого века английский систематического выдвижения гипотез и последующей их логик и историк науки В. Уэвелл, критикуя недостатки проверки на опыте.

классической теории индукции, указывал, что всякое Не существует никакой механической процедуры, научное открытие представляет «счастливую догадку»1, или, лучше сказать, алгоритма, который бы гарантиро­ которую невозможно обосновать с помощью канонов вал получение наиболее вероятных гипотез из имеющих­ индукции.

ся эмпирических данных. Поэтому нельзя построить такую индуктивную машину, которая бы создавала но­ Процесс научного исследования, по его мнению, пред­ вые гипотезы в опытных науках. Гипотезы и теории не полагает, во-первых, обнаружение какого-либо важного выводятся из опыта, а создаются исследователем, чтобы общего признака изучаемых явлений, во-вторых, распро­ объяснить результаты опыта. Ясно поэтому, что индук­ странение этого признака на сходные, но неизученные тивная логика не может заменить ни «остроту ума», ни случаи и, в-третьих, выведение логических следствий из опыт ученого, как об этом мечтал Ф. Бэкон. Даже де­ таким путем установленной гипотезы. Важно при этом дуктивная логика, которая оперирует правилами досто­ отметить, что Уэвелл не говорит об индуктивных мето­ верных умозаключений, не может научить нас, как из дах как методах открытия новых истин: их назначение данных аксиом выводить новые, интересные теоремы. скорее состоит в обобщении найденной в результате Нельзя поэтому построить такую дедуктивную машину, «счастливой догадки» общей закономерности на новые с помощью которой можно было бы получать новые тео­ случаи, т. е. в экстраполяции обобщения. Поскольку ремы из заложенных в нее аксиом. В этом отношении процесс открытия новых научных истин не поддается ло роль индуктивной и дедуктивной логик одинакова: они гическому контролю, то такому контролю должна быть должны служить в качестве определенного стандарта подвергнута проверка принимаемых гипотез. Именно в рассуждения, т. е. выполнять нормативную функцию. этих целях и привлекается дедукция, с помощью которой Так, правила дедукции помогают нам установить, яв­ выводят следствия из гипотез и сравнивают их с эмпири­ ляется ли то или иное доказательство логически обосно­ ческими фактами. Таким образом, индукция в концепции ванным, т. е. соответствует ли каждый шаг такого дока­ Уэвелла оказывается тесно связанной с дедукцией и сам зательства правилам дедуктивных умозаключений. Обна­ его метод можно назвать индуктивно-дедуктивным.

ружение же самой теоремы, путей, которыми шел ученый «Доктрина, представляющая гипотезу дедуктивного рас­ к ее открытию, выходит за сферу компетенции логики.

Аналогично этому методы индуктивной логики в настоя­ суждения, является выводом индуктивного процесса.

l щее время все больше и больше начинают рассматри­ W. Whewell. The Philosophy of the Inductive Science. London, ваться как определенные стандарты, с помощью которых 1847, p. 41, Частные факты, которые служат основой 'индуктивного ждения гипотез и теорий. «При создании новой системы вывода, являются заключением в логической цепи де­ теоретических понятий и с ее помощью теории, — пишет дукции. И таким образом дедукция устанавливает индук­ Р. Карнап, — нельзя просто следовать механической цию» '. Эти идеи Уэвелла перекликаются с теми поздней­ процедуре, основанной на фиксированных правилах.

шими концепциями логики научного познания, с которы­ Для этого требуется творческая изобретательность»1.

ми выступили в 30-е годы К. Поппер и неопозитивисты «...Правила индукции, — отмечает К. Гемпель,— будут в лице представителей венского кружка и аналитической определять силу подтверждения, которую данные обес­ философии. Пожалуй, в наиболее последовательном виде печивают гипотезе, и они могут выразить такое подтвер­ новая концепция логики научного открытия была пред­ ждение в терминах вероятности»2. Таким образом, мно­ ставлена К. Поппером в его книге «Логика исследова­ гие специалисты, справедливо критикуя старый, механи­ ния» (Вена, 1935 г.).

стический подход к процессу научного открытия, все свое внимание сосредоточивают исключительно на про­ В отличие от Уэвелла он решительно отрицает какое верке или оценке уже существующих, наличных гипотез либо значение индукции в логическом анализе познания, и теорий. И хотя такой анализ представляет важный поэтому его концепцию можно охарактеризовать как этап исследования, тем не менее он недостаточен для всецело дедуктивистскую.,В рамках своей логики Поппер понимания всего процесса исследования в целом и тем отказывается также от анализа путей и способов дости­ более той ее стадии, которая непосредственно связана жения нового знания ъ науке, считая эти вопросы либо с открытием нового.

неразрешимыми, либо относящимися к компетенции психологии научного творчества. «Вопрос о том, как слу­ В самой общей форме позицию большинства буржу­ чается, что новая идея возникает у человека — является азных специалистов по логике и методологии науки по ли это 'музыкальной темой, драматическим конфликтом вопросу о построении новых гипотез и теорий можно или научной теорией, — может быть очень интересным сформулировать примерно так. Создание новой гипотезы для эмпирической психологии, но он не относится к ло­ или теории не только не поддается логическому контро­ гическому анализу научного познания. Это последнее ка­ лю, но часто не может быть объяснено рациональным сается не вопросов факта..., а только вопросов обоснова­ образом. B лучшем случае при этом делается ссылка на ния правильности. Соответственно этому, — продолжает интуицию, которая нередко понимается в иррационали он, — я буду ясно отличать процесс возникновения новой стическом духе. Так, К. Поппер считает, что интуитивный идеи и методы и результаты их логического исследова­ фактор, входящий в процесс открытия нового в науке, ния. Что касается задачи логики познания — в противо­ не допускает никакого рационального объяснения. «Мой положность психологии познания, — я буду основывать­ взгляд, — пишет он, — может быть выражен с помощью ся на предположении, что она состоит исключительно в утверждения, что каждое научное открытие содержит исследовании методов, применяемых ъ той систематиче­ «иррациональный элемент», или «творческую интуицию» ской проверке, которой должна быть подвергнута всякая в смысле Бергсона»3. Эта ссылка на Бергсона весьма новая идея»2.

существенна для характеристики взглядов Лоппера, ибо она показывает, что интуиция им понимается не так, как Сторонники неопозитивизма, критикуя классическую ее обычно рассматривают в науке, а как особый род теорию индукции, в отличие от Поппера не отбрасывают инстинктивного познания. В самом деле, если следовать индукцию вообще, а стремятся по-новому взглянуть на Бергсону, то необходимо признать, что «интуиция — не ее роль в науке. iB то время как для Бэкона и отчасти для что иное, как высокоразвитая форма инстинкта. Она Милля индукция была методом открытия новых научных истин, для неопозитивистов она служит методом подтвер Р. Карнап. Философские основания физики, стр. 77.

W. Whewell. Novum Organon Renovatum. London, 1958, p. 114.

Carl G Hempel. Philosophy of Natural Science. New York, 1966, K. R. Popper. The Logic of Scientific Discovery. London, 1958, p. 18.

p. 31, K. R. Popper. The Logic of Scientific Discovery, p. 32.

144 10 Заказ Ws 920 превосходит рассудок тем, что выражается всегда кате­ Взаимодействие различных факторов в процессе по­ горически, тогда как он —в гипотетической форме»1.

строения гипотез. В истории логики, как и в истории Не говоря уже о том, что инстинкту нечего делать в философии, долгое время господствовало мнение, что науке, необходимо подчеркнуть, что, если результаты способы рассуждений или умозаключений ограничивают­ интуиции представляют безусловные, или категорические, ся исключительно дедукцией и индукцией. В разные истины, тогда дальнейшее их исследование становится времена, в зависимости от уровня развития науки и ненужным. В таком случае отпадает необходимость в общего интеллектуального климата эпохи преобладала проверке гипотез и теорий, выдвигаемых учеными, а сле­ либо дедуктивистская, либо индуктивистская тенденция.

довательно, становится ненужной и попперовская теория Так, античная наука, не знавшая экспериментального дедуктивной проверки новых идей. Все это свидетель­ исследования, почти целиком ориентировалась на дедук­ ствует о том, что иррациональные исходные посылки цию. Не случайно основы дедуктивной логики в форме рано или поздно приходят в противоречие с рациональ­ силлогистики Аристотеля возникают именно в это время.

ными элементами любой теории, как это случилось с Необходимость в экспериментальном исследовании логикой науки К. Поппера2. Многие неопозитивисты, не природы, с особой силой выдвинутая развитием произ­ желая затруднять себя, переносят вопрос о возникнове­ водительных сил нарождающегося капиталистического нии новых идей всецело в сферу эмпирической психоло­ общества, привела к разработке классической индуктив­ гии, ограничивая тем самым свою задачу исключительно ной логики и критике традиционной дедукции. 'По мере формально-логическим аспектом проверки и подтвер­ того как все более очевидными становились недостатки ждения гипотез, т. е. все дело сводят к логической дедук­ классической индукции Бэкона и Милля, начинается ции следствий из них и проверке этих следствий на новый поворот к дедукции в форме гипотетико-дедук­ опыте. Налицо, таким образом, попытка приложения тивного метода. Но такое противопоставление дедукции гипотетико-дедуктивного метода к анализу возникнове­ индукции, как и ограничение способов рассуждения эти­ ния нового знания.

ми двумя формами умозаключений, не соответствует Если индуктивисты пытаются объяснить механизм действительной практике научного исследования. Уче­ возникновения нового знания в науке, то дедуктивисты ный пользуется всеми доступными способами рассужде­ отрицают саму правомерность такой попытки. Для них ний и мобилизует все свои психические способности и самое важное заключается в дедукции следствий из но­ навыки для обнаружения истины. Поэтому методология вых знаний (гипотез и теорий). Однако такой подход науки должна рассматривать способы и приемы позна­ так же односторонен и ограничен, как и противополож­ ния в их диалектическом взаимодействии. Это, конечно, ный ему — индуктивистский, ибо научная деятельность ' не исключает специального изучения отдельных методов вовсе не сводится к нанизыванию силлогизмов, а предпо­ рассуждения и тех вспомогательных эвристических лагает концептуальный анализ существующих теорий, средств, которые облегчают поиски истины.

обнаружение в них так называемых точек роста, на осно­ При построении гипотез чаще всего обращаются к ве которых происходит дальнейшее расширение и раз­ таким логическим и эвристическим приемам исследова­ витие теории.

ния, как индукция и статистика, аналогия и интуиция, Конечно, методология науки не может дать готовых дедукция и конструкция. Не претендуя на исчерпывающее рецептов для построения конкретных научных гипотез, изложение этих вопросов, которые составляют предмет но в то же время она не должна игнорировать ценные особого исследования, рассмотрим кратко наиболее су­ результаты общего характера, которые накоплены в ча­ щественные с интересующей нас точки зрения особен­ стных науках.

ности этих методов.

Индуктивные и статистические метода. Всякое обоб­ щение эмпирического материала, по крайней мере на А. Бергсон. Собр. соч., т. 1. СПб. (изд. 2-е), стр. 131.

Более подробную критику концепции К. Поппера см. в кн.: предварительной стадии исследования, предполагает «Философия и наука». М., 1973, стр. 108—114.

Использование методов индукции. Часто эти методы 10* В свое время Д. С. Милль поставил такой вопрос, представляются настолько простыми и привычными, что ученый может и не задумываться над ними. Действи­ почему иногда достаточно нескольких случаев подтвер­ тельно, чтобы прийти к некоторому обобщению, необхо­ ждения гипотезы, чтобы поверить в нее, в то время как димо располагать определенным числом примеров, или тысячи других случаев не увеличивают ее вероятности?

частных случаев, которые подтверждают выдвинутое Чтобы ответить на него, мы в общих чертах рассмотрим, обобщение. Очевидно, что, чем больше будет найдено как происходит отбор таких случаев в статистике. По­ подтверждающих случаев обобщения, тем вероятнее бу­ скольку гипотезы обычно относятся к весьма обширным дет само обобщение. Здесь мы встречаемся с типичным или даже бесконечным множествам случаев, то необхо­ примером индукции через простое перечисление. Однако димо так выбрать эти случаи, чтобы они давали верное правдоподобность обобщения зависит не столько от представление обо всем классе случаев. Полную совокуп­ простого числа случаев, сколько от того, как различают­ ность объектов или случаев, на которую распространяет­ ся эти случаи друг от друга. Если один случай не отли­ ся обобщение или гипотеза, в статистике принято назы-.

чается от другого или отличается весьма незначительно, вать популяцией. Часть популяции, которая в качестве то он мало что прибавляет в обобщение. Наоборот, чем образца выделяется для специального исследования, разнообразнее случаи обобщения, тем вероятнее само представляет выборку. Чтобы выборка давала правиль­ обобщение. Эта идея, как известно, лежит в основе эли ное представление о всей популяции, или была репре­ минативной индукции, согласно которой правильная зентативной, следует выполнить ряд требований, важ­ индуктивная гипотеза получается путем элиминации, нейшим из которых является условие рандомнизации.

или исключения, конкурирующих обобщений.

Это значит, что каждый элемент популяции с одинаковой В истории логики элиминативная индукция нередко вероятностью может стать элементом выборки. Если противопоставлялась энумеративной как более надеж­ выборка будет репрезентативной, то распределение ный способ построения эмпирических гипотез. Начиная свойств в ней будет приблизительно такое же, как и в с Ф. Бэкона многие философы подчеркивали, что 'простое популяции. Так, по горсти зерна, взятой из мешка, мы накопление случаев не может повысить надежность можем судить о качестве зерна во всем мешке. В этом, обобщения. Поэтому следует анализировать случаи, ко­ как и в других случаях, мы исходим из существования торые как можно больше отличаются друг от друга, по­ некоторой однородности, или гомогенности, элементов скольку именно разнообразные случаи могут помочь в популяции. Именно поэтому исследование небольшого исключении конкурирующих гипотез. С этой точки зре­ числа ее элементов, представляющих выборку, достаточ­ ния индукция, как справедливо замечает С. Ф. Баркер, но для того, чтобы судить о всей популяции. Таким обра­ выступает как борьба, в которой выживают более под­ зом, число случаев подтверждения гипотезы играет важ­ ходящие гипотезы1. Действительно, данное обобщение ную роль только тогда, когда еще не выявлена их одно­ будет тем лучше подтверждаться свидетельствами, чем родность в каком-либо существенном отношении. Другой конкурирующее с ним обобщение опровергаться ими. Но важный момент, который следует учитывать при оценке такое противопоставление элиминативной индукции вероятности гипотез, связан с возможностью их дедук­ энумеративной вряд ли оправдано. В действительной тивной разработки.

практике научного исследования не ограничиваются Дедукция и конструкция гипотез. Как мы уже отме­ простым накоплением фактов или случаев, а по возмож­ чали, степень подтверждения отдельных, изолированных ности стремятся разнообразить их. И все же количество гипотез намного ниже тех гипотез, которые входят в не­ исследованных случаев отнюдь не безразлично для опре­ которую гипотетико-дедуктивную систему. Индуктивные деления вероятности гипотезы. Об этом свидетельствуют, и статистические методы исследования в основном при­ в частности, статистические и вероятностные методы ис­ способлены для оценки степени вероятности отдельных следования.

эмпирических обобщений и гипотез. Когда наука или отдельная ее отрасль только что складывается или же S. F. Barker. Induction and Hypothesis. New York, 1957, p. 51. еще не достигла той степени зрелости, при которой ре шающую роль приобретает построение теорий, тогда эт прежняя. Как правильно подчеркивает Н. Р. Хэнсон, методы могут оказать значительную помощь при анализ* целью ученого является создание концептуальной схемы, и оценке отдельных утверждений, обобщений и гипотез в терминах которой могут быть поняты имеющиеся дан­ В развитых же науках, где преобладают системы теорий ные1. Закладывая основы своей механики, Ньютон не изолированные гипотезы встречаются крайне редко ограничился выдвижением более сильных по сравнению Обычно любую такую гипотезу стремятся включить Е с его предшественниками гипотез. Он перестроил всю состав некоторой теории. В результате этого она либс концептуальную схему механики, ввел и уточнил ряд оказывается логическим следствием других гипотез, либо понятий, разработал новый метод получения математи­ сама служит исходной посылкой для дальнейших выво­ ческих следствий в форме так называемого исчисления дов. Гипотезы, получаемые с помощью дедукции из дру­ флюксий (анализа бесконечно малых). Только благода­ гих логически более сильных гипотез или посылок тео­ ря этому ему удалось получить в качестве следствий из рии, оказываются лучше обоснованными и с рациональ­ исходных посылок своей теории ранее найденные законы ной и с эмпирической точек зрения, хотя они могут быть Кеплера, закон свободного падения и многие другие известными и до их дедуктивного вывода. Так, например, результаты, которые до него казались не связанными принципы или гипотезы термодинамики были сформули­ друг с другом.

рованы задолго до создания классической статистической механики, из которой они впоследствии были логически Вполне понятно, что как построение новых понятий, выведены и тем самым теоретически объяснены. В еще так и выдвижение более сильных гипотез не есть чисто большей мере это относится к эмпирическим гипотезам логический процесс. Оно требует творчества и изобрета­ или законам, которые хотя и обобщают и описывают тельности, использования аналогий и других эвристиче­ факты, но сами могут быть поняты только на основе ских средств. В науке нередко все эти способы и средства более широких теоретических гипотез и законов. Так, относят к интуиции. Не претендуя здесь на решение все эмпирически найденные зависимости между физиче­ весьма трудных, опорных и малоисследованных вопро­ скими свойствами газов (давлением, объемом и темпера­ сов этой проблемы, остановимся на выяснении роли турой, которые известны в физике как законы Бойля, интуиции и логики в процессе выдвижения и построения Гей-Люссака и Шарля) получили свое объяснение толь­ гипотез.

ко после создания кинетической теории газов.

Интуиция и логика часто противопоставляются друг другу. Иногда интуиция рассматривается как наивысшая Основное значение для развития науки имеют, не­ форма познания, в корне противоположная не только сомненно, те гипотезы, которые сами служат посылками логическому рассуждению, но и всякому рациональному для дальнейших дедукций. Такие гипотезы не могут быть знанию вообще. С этой точки зрения возникновение наи­ найдены ни индуктивно, ни дедуктивно, хотя оба эти более плодотворных гипотез в науке происходит будто метода играют известную роль в процессе поиска и про­ бы в результате внезапного озарения, не связанного с верки гипотезы. Поскольку, однако, любая гипотеза, предшествующей работой мысли. Более того, считается, претендующая на то, чтобы стать посылкой теории, что критический анализ тормозит этот процесс, подав­ должна войти в общую концептуальную схему этой тео­ ляет творческое воображение и полет фантазии. Неда­ рии, то ее построение неизбежно связано с использова­ ром многие открытия, утверждают защитники этой точ­ нием более глубоких и широких концептуальных ки зрения, совершаются во сне или же тогда, когда средств: понятий, идей и методов. В процессе исследова­ ученый не думает о науке. В действительности всякому ния ученый отталкивается от предшествующего теорети­ важному открытию в науке предшествует длительная, ческого знания и известных эмпирических данных. Вы­ кропотливая работа мысли. Мы уже отмечали, что Га­ двигая новые гипотезы, он стремится объяснить с их лилею потребовалось свыше трех десятков лет, чтобы помощью все ранее найденные частные результаты и открыть закон свободного падения тел. Маловероятен обобщения. Такое объяснение предполагает создание более широкой системы понятий и утверждений, чем N. R. Hanson. Patterns qi Discovery. Cambridge, 1958, p. 72.

m дить на интересные размышления, приводить к новым также рассказ о том, будто Ньютона натолкнуло на идеям, но в то же время порождать ошибки. Если бы мы открытие закона всемирного тяготения наблюдение им всецело полагались на интуицию, то никогда не имели падения яблока с дерева. Верить этой легенде — зна­ бы ни неевклидовых геометрий, ни теории относитель­ чит игнорировать все предшествующие попытки решения ности, ни квантовой механики, многие положения кото­ этой проблемы, усилия, предпринятые в этом направле­ рых противоречат здравому смыслу и нашим привычным нии такими предшественниками Ньютона, как Галилей интуитивным представлениям. Вот почему теоретическое и Кеплер, а также более ранние, но безуспешные попыт­ обоснование и практическая проверка интуитивно най­ ки самого Ньютона. Все дело в том, что, после того как денных гипотез приобретает такое важное значение для открытие сделано, весь трудный предварительный этап решения судьбы самой гипотезы.

исследования, а тем более многочисленные неудачные попытки решения проблемы обычно забываются и новое С логической точки зрения разработка гипотез пред­ открытие часто выглядит поэтому как нечто неожидан­ полагает установление их непротиворечивости, сопостав­ ное и случайное, совершенно не связанное с предыдущи­ ление с другими гипотезами, а самое главное — с дедук­ ми результатами научного познания. Даже в тех слу­ цией следствий, которые можно проверить на опыте. Без чаях, когда новые гипотезы и открытия возникают такой дедукции все наши гипотезы в эмпирических нау­ внезапно, а иногда во сне, при более тщательном анализе ках будут.в лучшем случае интуитивными догадками.

оказывается, что такой скачок в познании представляет результат длительных предыдущих исследований. Так, 6. Методы проверки известно, что гипотеза о структурной формуле бензола и подтверждения гипотез (С6Н6) окончательно оформилась у "Кекуле во сне. Но прежде чем придти к ней, он свыше десяти лет безуспеш­ В научном исследовании смелость в выдвижении ги­ но бился над решением этой проблемы. Идея о перио­ потез должна сочетаться с тщательностью и строгостью дическом законе химических элементов у великого рус­ их проверки. Обсуждая критерий проверяемости, мы уже ского химика Д. И. Менделеева возникла также во сне, отметили ряд трудностей, которые встречаются при но она представляла итог всей его научной деятельности, испытании гипотез. Здесь мы коснемся более подробно неустанных поисков объяснения закономерностей изме­ некоторых проблем, связанных с проверкой и подтвер­ нения свойств химических элементов1. Во всех таких ждением гипотез.

случаях сознательная деятельность, опирающаяся на Проблема проверки гипотез. Эмпирическая проверка знание и опыт, играет гораздо более важную роль в гипотез в конечном итоге сводится к проверке тех след­ формировании новых гипотез и открытий, чем те обстоя­ ствий, которые из них вытекают, непосредственно с по­ тельства, при которых происходит окончательное их мощью.результатов наблюдений или специально постав­ уяснение в мысли ученого.

ленных экспериментов. Такие следствия обычно выража­ ются в форме условных утверждений, т. е. утверждений, С психологической точки зрения изучение механизмов в которых перечисляются те требования, 'выполнение ко­ интуиции и в особенности творческого воображения торых необходимо для появления того или иного собы­ представляет огромный интерес, хотя практически в этой области сделано еще очень мало. Несомненно, однако, тия. Если предсказания, выведенные из гипотезы, согла­ что результаты интуиции нуждаются в обосновании и суются с данными наблюдения или эксперимента, то проверке больше, чем выводы рационального познания. говорят, что гипотеза подтверждается этими данными.

Многие авторы подчеркивают, что интуиция представ­ В точных естественных науках, таких, как физика, ляет недостоверный зачаток мысли2. Она может наво астрономия, химия, результаты проверки гипотезы могут быть выражены количественным способом, чаще всего с помощью математических функций. Так, гипотеза о по­ См. Б. М. Кедров. День одного великого открытия. М-, 1958.

2 стоянстве ускорения всех 'Свободно падающих тел была См. М. Бунге. Интуиция и наука. М., 1967, стр. 141;

Л. Кутюра.

проверена с помощью логически выведенного из нее Философские принципы математики. СПб., 1913, стр. 243.

оно вытекает. Такое умозаключение является логически следствия о функциональной зависимости Между време­ правильным, известным в формальной логике под назва­ нем падения тела и расстоянием, пройденным им за это нием modus tollens. Когда эти принципы логики приме­ время, т. е.

няются для проверки отдельных, не связанных друг с другом гипотез, то настаивание на существовании асим­ метрии между подтверждением и опровержением не только допустимо, но и необходимо. Совершенно иначе Зная начальную скорость v0 и положение тела S обстоит дело, когда мы обращаемся к реальной практике к началу падения, мы можем непосредственно на опыте науки, в которой одни гипотезы зависят от других, вычислить расстояние St, пройденное им за одну, две, а также различных вспомогательных предположений.

три и т. д. секунды, и сравнить эти значения с теми, В этом случае мы уже не можем так безапелляционно которые получаются из.вышеприведенной формулы.

говорить об опровержении, как говорили об опроверже­ Совпадение этих значений будет свидетельствовать о нии отдельной, изолированной гипотезы. Так, уже в слу­ подтверждении эмпирически проверяемого следствия, чае проверки гипотезы о постоянстве ускорения.свободно а значит, и самой гипотезы, из которой оно выведено.

падающих тел наряду с самой гипотезой нам приходит­ Но такое подтверждение зависит от числа проверенных ся считаться с такими вспомогательными предположе­ случаев: чем больше значений для времени / и расстоя­ ниями или гипотезами, как отсутствие сопротивления ния St мы проверим, тем вероятнее будет наше заклю­ воздуха, близость тела к земной поверхности и некото­ чение. В строгом смысле слова, окончательная проверка рые другие. Поэтому, если при проверке гипотезы ока­ следствия, как показывает формула, требует сопостав­ жется, что ее следствия будут противоречить данным ления бесчисленного множества значений для t и St. На опыта, то это, в строгом смысле слова, не будет свиде­ опыте мы можем, разумеется, проверить лишь сравни­ тельствовать об окончательном опровержении исходной тельно небольшое конечное количество случаев. Поэто­ гипотезы. Вполне допустимо, что отрицательный резуль­ му в принципе всегда остается возможность опроверже­ тат опыта зависит от ложности какого-либо вспомога­ ния гипотезы с помощью новых наблюдений и экспери­ тельного предположения, с которым связана исходная ментов. Вот почему гипотезы общего характера никогда гипотеза. Все это говорит о том, что процесс проверки нельзя окончательно верифицировать на опыте.

и опровержения гипотез, входящих в состав какой-либо научной теории, носит более сложный характер, чем это С другой стороны, одного случая, не подтвериздаю­ кажется на первый взгляд.

щего гипотезу, достаточно, чтобы опровергнуть ее цели­ ком. Между подтверждением и опровержением гипотезы, Когда некоторая гипотеза Я зависит от других вспо­ как мы уже знаем, не существует симметрии. Именно могательных гипотез, или предположений А\, А2, А3,...

основываясь на такой антисимметрии, К. Поппер и вы­ А, тогда опровержение какого-либо эмпирически про­ п двинул свой критерий опровержения, или фальсифика­ веряемого ее следствия Е будет свидетельствовать о ции, с помощью которого он предлагает отличать науч­ ложности либо самой гипотезы, либо одного из вспомо­ ные гипотезы и теории от ненаучных. Однако критерий гательных предположений. В самом деле, допустим, что опровержения нельзя противопоставлять критерию под­ при проверке на опыте следствие Е оказалось ложным.

тверждения, в особенности в науке.

Но это следствие, как мы знаем, вытекает из конъюнк­ Все предшествующие рассуждения об антисимметрии ции исходной гипотезы Н и вспомогательных гипотез между подтверждением и опровержением гипотез осно­ А{, А2, А3>... А :

п вывались на тех формально-логических принципах, ко­ торые связаны с этими критериями. Из истинности следствия некоторого высказывания мы не можем за­ (в этой формуле символ & означает конъюнкцию, ключать об истинности самого высказывания: это было "1—отрицание и =э — импликацию). Согласно прави­ бы логической ошибкой. Наоборот, ложность следствия лам математической логики, вышеприведенную формулу свидетельствует о ложности высказывания, из которого можно представить в другой, эквивалентной ей форме:

а впоследствии в более общей форме эта идея развива­ лась У. Куайном.

В своей книге, посвященной структуре физической По законам де Моргана, первый член полученной теории, Дюгем писал: «...физик никогда не может под­ дизъюнкции эквивалентен следующему выражению:

вергнуть контролю опыта одну какую-нибудь гипотезу в отдельности, а всегда только целую группу гипотез.

Когда же опыт его оказывается в противоречии с пред­ Еще раз применяя закон де Моргана к выражению, за­ сказаниями, то он может отсюда сделать лишь один вы­ ключенному в круглые скобки, окончательно получим:

вод, а именно, что, по меньшей мере, одна из этих гипотез неприемлема и должна быть видоизменена, но он отсюда не может еще заключить, какая именно гипотеза не верна»1.

Таким образом, если результат проверки некоторой Справедливость своего тезиса Дюгем иллюстрирует основной и вспомогательных гипотез оказывается отри­ на примере двух конкурирующих гипотез оптики: кор­ цательным, то точными логико-математическими сред­ пускулярной, или эмиссионной, гипотезы Ньютона и вол­ ствами можно доказать, что в этом случае ложна либо новой гипотезы Гюйгенса и Френеля. Согласно первой основная гипотеза, либо одна или несколько, или даже гипотезе, свет представляет поток частиц, или корпус­ все вспомогательные гипотезы. Установить это можно кул, испускаемых светящимся телом. Волновая гипотеза только в процессе дальнейшего исследования.

рассматривает его как колебательное движение особой Указанные выше соображения имеют существенное субстанции, названной мировым эфиром. Обе эти гипо­ значение для оценки роли так называемого решающего тезы более или менее удовлетворительно объясняли яв­ эксперимента. В науке нередко приходится иметь дело ления распространения, отражения и преломления све­ с конкурирующими гипотезами, которые опираются на та. Но из волновой гипотезы вытекало также следствие, одни и те же эмпирические данные и объясняют одни и что скорость света в воздухе должна быть больше, чем в воде, тогда как, согласно корпускулярной, наоборот, те же явления. В таком случае, если бы нам удалось скорость в воздухе должна быть меньше, чем в воде.

осуществить эксперимент, результаты которого опровер­ В 1850 г. французский физик Фуко осуществил экспери­ гали одну из гипотез, другая из них могла претендовать мент, подтвердивший, что скорость света в воздухе дей­ на истинность. Но, как уже отмечалось, каждая из ствительно больше, чем в воде. Эти результаты многие достаточно глубоких научных гипотез обычно связана ученые рассматривали как решающее доказательство с целым рядом вспомогательных предположений.или опровержения корпускулярной гипотезы и подтвержде­ гипотез. Поэтому отрицательный результат эксперимен­ ния волновой. Поскольку, однако, обе эти гипотезы зави­ та может свидетельствовать не о ложности самой исход­ сят от целого ряда других вспомогательных гипотез, то ной гипотезы, а какого-либо вспомогательного предполо­ отрицательный результат эксперимента сам по себе не жения. Если нам удастся исправить или 'модифициро­ свидетельствует о ложности корпускулярной гипотезы.

вать ошибочное вспомогательное предположение, то Вполне возможно, что ошибочной является какая-либо из эксперимент может подтвердить основную гипотезу. Это вспомогательных гипотез. Во всяком случае, полученный означает, что эксперимент, окончательно опровергающий результат требовал пересмотра и модификации всей со­ одну из конкурирующих гипотез и подтверждающий вокупности предположений и гипотез, связанных с кор­ другую, осуществить.крайне трудно, если не невозможно.

пускулярной концепцией. И действительно, после того Другими славами, неоспоримое экспериментальное дока­ как А. Эйнштейн в 1905 году вместо старых представле зательство, то, что Ф. Бэкон называет Experimentum.

cruris, в науке фактически не встречается. 'По отношению к физике такой вывод о невозможности решающего П. Дюгем. Физическая теория, ее цель и строение. СПб., 1910, эксперимента настойчиво защищался Пьером Дюгемом, стр. 224.

ний о корпускулах выдвинул гипотезу о квантах света, достаточно убедительно Свидетельствуют об отноСйт"ёль* или фотонах, то в качестве доказательства ее справед­ ном характере экспериментов в науке.

ливости он сослался «а опыты Ленарда. Эти опыты опро­ Проблемы подтверждения и опровержения гипотез.

вергали представления классической волновой теории о При решении проблем подтверждения и опровержения непрерывном характере световой энергии, 1и поэтому гипотез необходимо учитывать, идет ли речь об отдель­ Эйнштейн расценивал их «как второй решающий экспе­ ной, изолированной гипотезе или же о некоторой их си­ римент» относительно природы света. Но опять-таки стеме. Игнорирование этого обстоятельства и неконкрет­ эксперимент не целиком опровергал волновую гипотезу ный подход к вопросу чаще всего и порождает крайние, и сам Эйнштейн стремился модифицировать ее так мало, односторонние попытки решения проблемы.

как это было возможно.

Как уже отмечалось, дедуктивисты вроде Поппера и Этот пример из истории науки ясно показывает, что его последователей единственно приемлемым методом полное опровержение, как и подтверждение гипотез, вхо­ проверки гипотез считают дедукцию. Сторонники индук дящих в состав теорий и связанных многочисленными тивизма все свое внимание обращают на индуктивные отношениями с другими гипотезами, в каждый данный методы подтверждения. Такое противопоставление, во период времени фактически невозможно. Поэтому невоз­ первых, хотя и имеет известные основания, все же не можен и решающий эксперимент, о котором писал учитывает той специфической роли, которую играют ги­ Ф. Бэкон, т. е. эксперимент, окончательно и полностью потезы в науке. Фактически в любой достаточно зрелой опровергающий одну гипотезу и подтверждающий дру­ науке они выступают не обособленно, а в рамках теорий, гую, ей противоположную. В современной зарубежной т. е. системы взаимосвязанных гипотез. Во-вторых, в про­ литературе по методологии науки этот тезис настойчиво цессе научного исследования опровержение и подтверж­ защищался И. Лакатошем в его исследованиях по (мето­ дение гипотез скорее дополняют, чем исключают друг дологии научно-исследовательских программ. Поскольку друга. Поэтому мы не можем согласиться с мнением гипотезы в науке, как правило, объединяются в рамках Поппера о том, что научные законы эмпирических теорий некоторой концепции или, как предпочитает говорить могут быть только опровергаемы, но не подтверждаемы.

Лакатош, определенной исследовательской программы, Конечно, принципиальная возможность опровержения то никакой реальный эксперимент не может сразу же гипотезы или теории является важным критерием ее отвергнуть такую программу. «Не существует никаких содержательности. Теория, которая может только под­ решающих экспериментов,—подчеркивает он,—по край­ тверждаться, дает либо тривиальное, либо слишком схе­ ней мере, если под ними подразумевать эксперименты, матическое объяснение исследуемых явлений. Возмож­ которые тотчас же могут ниспровергнуть исследователь­ ность опровержения гипотезы, как справедливо замечает скую программу. Фактически, когда одна исследователь­ М. Бунге1, есть признак ее научности. Но это условие, ская программа терпит поражение и заменяется другой, будучи необходимым, не является вместе с тем доста­ мы можем — довольно непредусмотрительно — назвать точным. Чтобы обосновать гипотезу, мы должны по край­ эксперимент решающим, если он обеспечивает эффект­ ней мере на некоторых частных случаях убедиться в ее ное подтверждение для побеждающей программы и не правильности. Частные случаи, подтверждающие гипо­ подкрепляет отвергаемую (в том смысле, что новые ре­ тезу, будут свидетельствовать хотя бы о ее частичной зультаты никогда не были «объяснены прогрессивно» — истинности.

или вообще «объяснены»—в рамках отвергаемой про­ граммы» 1. Многочисленные примеры из истории разви­ Проблема оценки степени подтверждения гипотез до тия новейшей физики, которые анализирует Лакатош, настоящего времени остается дискуссионной. Точные методы такой оценки впервые попытались применить еще основоположники математической логики — Г. В. Лейб­ ниц и Д. Буль, а после них Ч. Пирс, Д. Венн и П. С. По Imre Lakatos. Falsification and the Methodology of Scientific Research Programmes. — «Criticism and the Growth of Knowledge».

Cambridge, 1970, p. 173.

М. Range. Myth of Simplicity. New York, 1963, p, 146.

редкий. Лейбниц даже мечтал о создании специальной ся попытки создания сравнительной вероятностной логи* ки, на чем так настаивал более осторожный Кейнс.

логики, которая учитывала бы степени вероятности не только гипотез, но и любых высказываний вообще. Эта Для сравнительной оценки вероятностей эмпириче­ программная идея Лейбница нашла дальнейшее разви­ ских обобщений или гипотез он предложил следующую формулу:

тие в исследованиях английского ученого Д. М. Кейнса (1921г.)1. Ha современном уровне, с использованием ме­ тодов логической семантики вероятностная логика раз­ рабатывается в трудах Р. Карнапа2, Дж. Кемени, При одинаковых посылках чем более исчерпывающи Г. Леблана и других.

ми являются условия обобщения, символически представ­ ленные с помощью конъюнкции характеристик Ф1 и Ф2, Вероятностная логика, которая пришла на смену старой.классической индуктивной логике Бэкона — Мил- тем выше вероятность отдельного заключения f1 Если условия обобщения не меняются, то более исчерпываю­ ля, совершенно по-новому ставит -проблему индукции.

щее заключение f1&f2 имеет меньшую вероятность, чем Если раньше задачу индуктивной логики видели в откры­ каждое из отдельных заключений.

тии и доказательстве новых научных истин, то впослед­ Как бы ни расходились мнения относительно оценки ствии стало совершенно очевидным, что с помощью гепени вероятности гипотез, тем не менее совершенно правил индукции Бэкона — Милля можно открывать сно, что методы вероятностной логики приспособлены лишь весьма простые истины. В настоящее время перед лавным образом для анализа подтверждения отдель индуктивной логикой ставятся задача—не изобретать ных, логически между собой не связанных гипотез. В ре правила открытия новых научных истин, а находить альной науке такого рода гипотезы встречаются только объективные критерии подтверждения гипотез эмпириче­ огда, когда мы имеем дело с эмпирической проверкой скими посылками и, если возможно, определить степень, той или иной теории, но даже здесь приходится учиты­ с которой эти посылки подтверждают гипотезу.

вать взаимовлияние гипотез друг на друга. Действитель­ Степень вероятности гипотезы существенным образом но, если гипотеза H1 влечет гипотезу H2, тогда подтвер­ зависит от тех посылок, которые служат для ее подтвер­ ждение последней служит косвенным свидетельством ждения. С изменением посылок, получением новой ин­ первой. Именно так связаны друг с другом гипотезы в формации меняется и вероятность гипотезы. Что касается рамках гипотетико-дедуктивной системы. Поэтому по численной оценки вероятности гипотез, то здесь мнения подтверждению эмпирически проверяемых гипотез мож ученых расходятся. Большинство из них склоняется к но косвенно судить о подтверждении гипотез, которые мысли, что возможна лишь сравнительная оценка степе­ нельзя проверить непосредственно на опыте. Примеры ни подтверждения гипотез. Иными славами, гипотезы подобного рода мы уже обсуждали.

можно лишь сравнивать в терминах «больше подтвер­ Кроме подтверждения логических следствий гипоте­ ждается», «одинаково подтверждается» или «меньше зы косвенным свидетельством ее правильности, могут подтверждается». Учитывая, что эмпирические данные, служить также случаи подтверждения так или иначе на которые опираются разные гипотезы, могут оказаться связанных с ней гипотез того же уровня общности. Вот различными, даже такое сравнение не всегда осущест­ почему степень подтверждения гипотезы, включенной в вимо. Другие исследователи, как, например, Р. Карнап теоретическую систему, увеличивается в такой мере, что и его последователи, верят в возможность построения с ней не может сравниться степень вероятности любого вероятностной логики, с помощью которой можно оха­ числа частных случаев ее подтверждения.

рактеризовать степень подтверждения точным числом.

По-видимому, все же наиболее перспективными являют J. М. Keynes. A treatise on probability. London, 1921.

R. Carnap. Logical foundations of probability. Chicago, 1950, Глава найти такую, которая хорошо подтверждается всеми из­ вестными ему фактами. Поэтому в самой предваритель­ ной форме закон можно охарактеризовать как хорошо Законы и их роль подтвержденную гипотезу.

в научном В своих поисках закона исследователь руководству­ исследовании ется определенной стратегией. Он стремится найти та­ кую теоретическую схему или идеализированную ситуа­ цию, с помощью которой он смог бы в чистом виде пред­ ставить найденную им закономерность. Иными словами, чтобы сформулировать закон науки, необходимо абстра­ гироваться от всех несущественных связей и отношений Открытие и формулировка законов составляет важней­ изучаемой объективной действительности и выделить лишь связи существенные, повторяющиеся, необходи­ шую цель научного исследования: именно с помощью мые.

законов выражаются существенные связи и отношения предметов и явлений объективного мира. «Закон, — Процесс постижения закона, как и процесс познания указывает В. И. Ленин, — есть отражение существенно­ в целом, идет от истин неполных, относительных, огра­ го в движении универсума». ниченных к истинам все более полным, конкретным, аб­ Все предметы и явления реального мира находятся в солютным. Это означает, что в процессе научного позна­ вечном процессе изменения и движения. Там, где на по­ ния ученые выделяют все более глубокие и существенные верхности эти изменения кажутся случайными, не свя­ связи реальной действительности.

занными друг с другом, наука вскрывает глубокие, внут­ Второй существенный момент, который связан с пони­ ренние связи, в которых отражаются устойчивые, повто­ манием законов науки, относится к определению их ме­ ряющиеся, инвариантные отношения между явлениями.

ста в общей системе теоретического знания 1. Законы Опираясь на законы, наука получает возможность не составляют ядро любой научной теории. Правильно по­ только объяснять существующие факты и события, но и нять роль и значение закона можно лишь в рамках оп­ предсказывать новые. Без этого немыслима сознатель­ ределенной научной теории или системы, где ясно видна ная, целенаправленная практическая деятельность.

логическая связь между различными законами, их при­ Путь к закону лежит через гипотезу. Действительно, менение в построении дальнейших выводов теории, ха­ чтобы установить существенные связи между явлениями, рактер связи с эмпирическими данными. Как правило, мало одних наблюдений и экспериментов. С их помощью всякий вновь открытый закон ученые стремятся вклю­ мы можем обнаружить лишь зависимости между эмпи­ чить в некоторую систему теоретического знания, связать рически наблюдаемыми свойствами и характеристиками его с другими, известными уже законами. Это заставляет явлений. Таким путем могут быть открыты только срав­ исследователя постоянно анализировать законы в кон­ нительно простые, так называемые эмпирические зако­ тексте более широкой теоретической системы.

ны. Более глубокие научные или теоретические законы Поиски отдельных, изолированных законов в лучшем относятся к ненаблюдаемым объектам. Такие законы случае характеризуют неразвитую, дотеоретическую ста­ содержат в своем составе понятия, которые нельзя ни дию формирования науки. В современной, развитой на­ непосредственно получить из опыта, ни проверить на уке закон выступает как составной элемент научной опыте. Поэтому открытие теоретических законов неиз­ теории, отображающей с помощью системы понятий, бежно связано с обращением к гипотезе, с помощью ко­ принципов, гипотез и законов более широкий фрагмент торой пытаются нащупать искомую закономерность. Пе­ Действительности, чем отдельный закон. В свою очередь ребрав множество различных гипотез, ученый может 1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 29, стр. 137.

. См. В. Н. Голованов. Законы в системе научного знания. М., система научных теорий и дисциплин стремится отобра­ вия которой хорошо подтверждались на опыте. Чтобы зить единство и связь, существующую в реальной карти­ прийти к верной гипотезе, Кеплеру пришлось проанали­ не мира. «...Понятие закона, — отмечает В. И. Ленин,— зировать девятнадцать различных предположений о гео­ есть одна из ступеней познания человеком единства и метрической орбите Марса. Вначале он исходил из про­ связи, взаимозависимости и цельности мирового про­ стейшей гипотезы, согласно которой эта орбита имеет цесса» 1.

форму круга, но такое предположение не подтвержда­ лось данными астрономических наблюдений. В принципе таков общий путь открытия закона. Ученый редко сразу 1. Логико-гносеологический находит верную идею. Начиная с простейших гипотез, анализ понятия «научный закон» он постоянно вносит в них коррективы и вновь проверя­ ет их на опыте. В науках, где возможна математическая Выяснив объективное содержание категории закона, обработка результатов наблюдений и экспериментов, та­ необходимо ближе И конкретнее рассмотреть содержание кая проверка осуществляется путем сравнения теорети­ и форму самого понятия «научный закон». Предваритель­ чески вычисленных значений с фактическими результа­ но мы определили научный закон как хорошо подтверж­ тами измерений. Именно таким путем Галилей смог убе­ денную гипотезу. Но не всякая хорошо подтвержденная диться в правильности своей гипотезы и окончательно гипотеза служит законом. Подчеркивая тесную связь сформулировать ее в виде закона свободного падения гипотезы с законом, мы хотим прежде всего указать на тел. Этот закон, как и многие другие законы теоретиче­ решающую роль гипотезы в поисках и открытии законов ского естествознания, представлен в математической науки.

форме, что значительно облегчает его проверку и делает В опытных науках не существует другого пути от­ легко обозримой связь между величинами, которую он крытия законов, кроме постоянного выдвижения и про­ выражает. Поэтому мы воспользуемся им для того, что­ верки гипотез. В процессе научного исследования гипо­ бы уточнить понятие закона, которое по крайней мере тезы, противоречащие эмпирическим данным, отбрасы­ используется в наиболее развитых отраслях современ­ ваются, а те, которые обладают меньшей степенью ного естествознания.

подтверждения, заменяются гипотезами, имеющими бо­ лее высокую степень. При этом увеличение степени Как видно из формулы подтверждения в значительной мере зависит от того, может ли гипотеза быть включена в систему теоретиче­ ского знания. Тогда о надежности гипотезы можно судить не только по тем эмпирически проверяемым следствиям, закон свободного падения математически выражается с которые из нее непосредственно вытекают, но и по след­ помощью функциональной зависимости двух переменных ствиям других гипотез, которые в рамках теории логи­ величин: времени t и пути 5. Первую из этих величин мы чески с ней связаны.

принимаем в качестве независимой переменной, или ар­ гумента, вторую — зависимой переменной, или функции.

В предыдущей главе было показано, как с помощью В свою очередь эти переменные величины отображают гипотетико-дедуктивного метода Галилей открыл закон реальную взаимосвязь таких свойств тела, как путь и свободного падения тел. Вначале он, как и многие его время падения. Выбрав соответствующие единицы изме­ предшественники, исходил из интуитивно более очевид­ рения, мы можем выразить эти физические свойства или ной гипотезы, что скорость падения пропорциональна величины с помощью чисел. Таким путем оказывается пройденному пути. Однако следствия из этой гипотезы возможным подвергнуть математическому анализу вза­ противоречили эмпирическим данным, и поэтому Гали­ имосвязь между самыми различными по своей конкрет­ лей вынужден был отказаться от нее. Ему потребовалось ной природе физическими или другими свойствами ре­ около трех десятков лет, чтобы найти гипотезу, следст альных предметов и процессов. Вся трудность при этом будет состоять не столько в том, чтобы найти подходя В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 29, стр. 135.

164 значение имеет то обстоятельство, что при одних и тех щую математическую функцию для отображения зависи­ же существенных начальных условиях результат будет мости между свойствами, сколько в том, чтобы обнару­ одним и тем же 'Независимо от того, где и когда мы их жить такую связь фактически. Иначе говоря, задача реализуем. Иначе говоря, абсолютное положение и время состоит в том, чтобы абстрагироваться от всех несущест­ никогда не являются существенными начальными усло­ венных факторов исследуемого процесса и выделить виями. Это утверждение, продолжает Вигнер, стало пер­ свойства и факторы существенные, основные, определя­ вым и, может быть, наиболее важным принципом инва­ ющие ход процесса. Действительно, интуитивно мы впол­ риантности в физике. 1Не будь ее, мы бы не могли откры­ не можем допустить, что расстояние, пройденное падаю­ вать законы природы.

щим телом, зависит от его массы, скорости, а может быть, даже и температуры. Однако физический опыт не Существование устойчивых, постоянных инвариант­ подтверждает эти предположения.

ных отношений среди беспрестанно изменяющихся свойств, признаков и характеристик предметов и явлений Вопрос о том, какие факторы оказывают существен­ служит основой для выделения или абстрагирования за­ ное влияние на ход процесса, а от каких можно абстраги­ конов. При этом безразлично, идет ли речь о свойствах роваться, представляет весьма сложную проблему. Не отдельно взятого предмета или различных предметов.

решение связано с выдвижением гипотез и их последую­ Как сами предметы, так и их свойства не остаются оди­ щей проверкой. Рассуждая абстрактно, можно допустить наковыми, они испытывают различные изменения, кото­ бесконечное множество гипотез, в которых учитывалось рые в естественных науках описываются с помощью пе­ бы влияние самых различных факторов на процесс. Ясно, ременных величин. Как бы ни менялись свойства и ха­ однако, что проверить все их экспериментально нет ни­ рактеристики предметов и процессов, в их изменении какой практической возможности. Возвращаясь к закону всегда можно выделить некоторые устойчивые, постоян­ свободного падения, мы видим, что движение падающего ные отношения. Хотя расстояние, пройденное падающим тела всегда происходит единообразным путем и зависит телом, непрерывно изменяется с течением времени, отно­ прежде всего от времени. Но в формуле закона встре­ шение пути к квадрату времени остается постоянным.

чаются также начальный путь, пройденный телом S, о Эта постоянная величина представляет ускорение сво­ и его начальная скорость V, которые представляют фик­ o бодно падающего тела. В более общем, втором законе сированные величины, или параметры. Они характеризу­ Ньютона ускорение изменяется пропорционально дейст­ ют первоначальное состояние движения какого-либо кон­ вующей силе:

кретного физического тела. Если известны эти началь­ ные условия, то мы можем точно описать его поведение F = та, в любой момент времени, т. е. в данном случае найти где F — сила, т — масса, а — ускорение.

путь, пройденный падающим телом в течение любого Однако и здесь отношение силы к ускорению промежутка времени.

представляет величину постоянную, численно равную Возможность абстрагирования законов движения из массе тела.

хаотического множества происходящих вокруг нас явле­ Все эти примеры показывают, что там, где возможно ний, замечает известный американский физик Е. Вигнер, количественное измерение исследуемых величин, понятие основывается на двух обстоятельствах. Во-первых, во закона выражает постоянное, инвариантное отношение многих случаях удается выделить множество начальных между переменными величинами, которое в свою очередь условий, которое содержит все то, что существенно для отображает существование постоянных, устойчивых от­ интересующих нас явлений. В классическом примере ношений между определенными свойствами, признаками свободно падающего тела можно пренебречь почти всеми и характеристиками реальных предметов и процессов.

условиями, кроме начального положения и начальной Такое уточнение является конкретизацией общего поня скорости: его поведение всегда будет одним и тем же, независимо от степени освещенности, наличия вблизи от него других тел, их температуры и т. д. Не менее важное Е. Вигнер. Этюды о симметрии. М., 1971. стр. 9—!0.

тия закона в отношении к тем наукам, законы которых считают и многие законы природы, такие, как закон все­ могут быть выражены на языке математики.

мирного тяготения, сохранения энергии, заряда и другие.

Обратимся теперь к анализу логической структуры В фундаментальных законах все понятия являются уни­ высказываний, выражающих законы науки. Первой, ча­ версальными по объему, и поэтому в них не встречаются ще всего бросающейся в глаза особенностью законов яв­ индивидуальные термины и константы. Так, закон все­ ляется их общность, или универсальность, в каком-либо мирного тяготения устанавливает существование грави­ отношении. Эта черта ясно видна при сопоставлении за­ тационного взаимодействия между любыми двумя тела­ конов с фактами. В то время как факты являются еди­ ми во Вселенной. Но многие законы естествознания име­ ничными утверждениями об отдельных вещах и их свой­ ют форму частных, или экзистенциальных, утверждений.

ствах, законы характеризуют устойчивые, повторяющие­ Поэтому в них наряду с универсальными терминами ся, общие отношения между вещами и их свойствами.

встречаются также и термины, характеризующие инди­ В простейших случаях закон представляет обобщение видуальные тела, события или процессы. Например, за эмпирически наблюдаемых фактов и поэтому может быть коны Кеплера, описывающие движение планет Солнеч­ получен индуктивным путем. Но так обстоит дело только ной системы, не относятся к фундаментальным, так как с эмпирическими законами. Более сложные, теоретиче­ содержат в своем составе термины, обозначающие Солн­ ские законы возникают, как правило, из гипотез. Поэто­ це, планеты и некоторые частные константы. Законы гео­ му наиболее очевидным условием, чтобы гипотеза стала физики отображают процессы, которые происходят на законом, является требование, чтобы эта гипотеза была Земле. Законы биологии относятся только к живой ма­ хорошо подтверждена фактами. Однако хорошо подтвер­ терии, а законы психологии — к функционированию со­ жденная гипотеза не обязательно выражает закон. Она знания. Мы не касаемся здесь статистических законов, может представлять и предсказание какого-либо отдель­ начинающих играть все более существенную роль в сов­ ного явления или события и даже какого-то нового фак­ ременной науке. Эти законы также не являются фунда­ та. Вот почему необходимо внимательнее рассмотреть ментальными, поскольку они выражаются в форме экзи­ логическую форму тех высказываний, которые называют стенциальных утверждений.

законами науки.

Все приведенные примеры достаточно ясно показыва­ Первый критерий, который относится скорее к коли­ ют, что требование концептуальной, или понятийной, чественной характеристике высказываний, дает нам воз­ универсальности нельзя считать ни необходимым, ни до­ можность отличать законы от фактов. Как мы уже отме­ статочным условием закона. Очень часто в законе вместе чали, факты всегда выражаются с помощью единичных с универсальными понятиями (терминами) встречаются утверждений, законы же формулируются с помощью об­ также термины частного или даже индивидуального ха­ щих высказываний. В каком же смысле можно говорить рактера. Строго универсальными и фундаментальными об общности, или универсальности, высказываний? В на­ кроме законов материалистической диалектики являют­ уке выделяют, по крайней мере, три таких смысла, когда ся лишь некоторые законы физики и химии, в которых говорят о высказываниях, выражающих ее законы.

отображаются наиболее общие свойства материи. И все Во-первых, общность, или универсальность, может же признак общности, универсальности в каком-либо относиться к понятиям или терминам, встречающимся в отношении представляет характерную черту всех зако­ высказывании о законе. Такую общность называют кон­ нов. В противном случае нельзя было бы даже говорить цептуальной или понятийной. Если все понятия, входя­ о законе как существенной, устойчивой, повторяющейся щие в формулировку закона, являются общими, или уни­ связи свойств и отношений реального мира. Эта общ­ версальными, то и сам закон считается универсальным.

ность может выражаться по-разному, начиная от законов, Эта особенность присуща наиболее общим, универсаль­ имеющих строго универсальный или почти универсаль­ ным и фундаментальным законам. К числу таких законов ный характер, и кончая законами, относящимися к до­ следует отнести в первую очередь законы материалисти­ вольно узкой области явлений. Но какова бы ни была эта ческой диалектики. Наряду с ними фундаментальными Общность, тенденция к универсализации законов доста ные и индивидуальные. К универсальным будут отно­ точно ясно прослеживается в философской литературе и ситься законы физики и химии, имеющие фундаменталь­ она помогает нам понять природу современной науки.

ный характер. К региональным можно отнести многие В связи с этим вполне целесообразно разделение за­ законы биологии, психологии, социологии и других на­ конов на фундаментальные и производные. Фундамен­ ук. Такие законы выполняются лишь в более или менее тальные законы должны удовлетворять требованию кон­ ограниченных областях (регионах) пространства-време­ цептуальной универсальности: они не должны содержать ни. Наконец, индивидуальные законы отображают функ­ никаких частных, индивидуальных терминов и констант, ционирование и развитие какого-либо фиксированного в ибо иначе не смогут служить в качестве посылок для вы­ пространстве объекта с течением времени. Так, законы водов. Производные законы можно вывести из фунда­ геологии выражают существенные отношения процессов, ментальных вместе с необходимой для этого дополни­ происходящих на Земле. Даже многие законы физики и тельной информацией, содержащей характеристику па­ химии, не говоря уже о биологии, по сути дела, связаны раметров системы или процесса. Так, например, законы с изучением процессов, происходящих на Земле. И хотя Кеплера можно логически вывести из закона всемирного современная наука раскрыла немало тайн Вселенной, тяготения и основных законов классической механики все же в значительной мере, как указывает Ф. Энгельс, вместе с необходимой для этого эмпирической информа­ «вся наша официальная физика, химия, биология ис­ цией о массах, расстояниях, периодах обращения планет ключительно геоцентричны, рассчитаны только для и другими характеристиками.

Земли» 1.

Второй смысл понятия универсальности законов ка­ Третий смысл понятия универсальности закона свя­ сается их пространственно-временной общности. Часто зан с возможностью квантификации суждения, выража­ законы называют фундаментальными или универсальны­ ющего закон. Строго универсальные или фундаменталь­ ми также потому, что они применяются к соответствую­ ные законы, справедливые для всех частных случаев их щим объектам или процессам, независимо от времени и проявления, логически можно выразить с помощью вы­ места. В физике и химии к таким законам относят зако­ сказываний с универсальным квантором. Все производ­ ны, являющиеся универсальными относительно прост­ ные и региональные законы, которые действительны ранства и времени. Как впервые подчеркнул выдаю­ лишь для определенного числа случаев, представляются щийся английский ученый Д. К. Максвелл, основные в форме высказываний с экзистенциальным квантором, законы физики ничего не говорят об индивидуальном по­ или квантором существования. При этом для символиче­ ложении в пространстве и времени. Они являются совер­ ской логики совершенно безразлично, идет ли речь об од­ шенно общими относительно пространства и времени 1.

ном или нескольких и даже почти всех случаях закона.

Максвелл был твердо убежден в том, что сформулиро­ Экзистенциальный квантор постулирует возможность, ванные им законы электромагнетизма в форме матема­ что существует по крайней мере один случай, для которо­ тических уравнений являются универсальными во Все­ го выполняется закон. Но такой абстрактный подход не­ ленной и поэтому выполняются и на Земле, и на других адекватно отражает положение дел в эмпирических на­ планетах, и в космосе. В отличие от этого частные зако­ уках, где высказывания, справедливые для большинства ны применимы лишь в определенной области простран­ или почти всех случаев, часто рассматриваются как под­ ства-времени. Признак пространственно-временной уни­ линные законы. Мы не говорим уже о статистических за­ версальности явно не подходит, например, к законам гео­ конах, которые относятся только к определенному про­ логии, биологии, психологии и ко многим другим, центу случаев. Что касается самой логической структуры которые действительны не всюду в пространстве и вре­ высказываний, выражающей законы науки, то вслед за мени, а лишь в тех или иных ограниченных областях.

Б. Расселом многие специалисты по логике и методоло­ В связи с этим кажется целесообразным различать зако­ гии науки представляют ее в виде общей импликации.

ны универсальные в пространстве и времени, региональ К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 553.

См. Р. Карнап. Философские основания физики, стр. 282.

тельных рассуждениях посылки и заключение вывода Иначе говоря, всякий закон науки с этой точки зрения однотипны по своей природе, поэтому кажутся странны­ можно рассматривать как условное высказывание с кван­ ми импликации типа: «Если у льва есть когти, то снег тором общности. Так, например, закон теплового расши­ бел». Равным образом кажется неприемлемым положе­ рения тел символически можно представить так:

ние о том, что истинное высказывание может быть полу­ чено из какого угодно другого высказывания: и истинно­ го и ложного. Между тем все эти импликации считаются где > — знак импликации, (х) обозначает универсаль­ правильными в логике. Выход из этих трудностей многие ный квантор, х — переменную, относящуюся к любому исследователи ищут на путях модификации существую­ телу, A — свойство «быть нагретым» и В — свойство щей формы импликации. Другие считают, что парадоксы «расширяться». Словесно: для всякого тела х, если это не могут возникнуть в эмпирических науках, поскольку х нагревается, то оно расширяется.

здесь фактически не выводятся заключения из ложных Представление высказываний, выражающих законы посылок. Несмотря на эти трудности, представление за­ в форме условного утверждения или, точнее, материаль­ конов науки в форме импликаций символической логики ной импликации, обладает рядом преимуществ. Во-пер­ позволяет выявить ряд их особенностей, которые остают­ вых, условная форма утверждений ясно показывает, что ся в тени при других способах их выражения.

в отличие от простого описания реализация закона свя­ Возможность представления законов науки в форме зана с выполнением определенных требований. Если импликации высказываний отнюдь не означает того, что имеются соответствующие условия, то закон реализует­ все импликации выражают законы. Существует бесчис­ ся. Во-вторых, когда закон представлен в форме импли­ ленное множество универсальных условных высказыва­ кации высказываний, то в нем совершенно точно можно ний, которые могут быть представлены как импликации, указать необходимые и достаточные условия реализации тем не менее не являющихся законами. Вся трудность закона. Так, для того чтобы тело расширилось, достаточ­ возникающей здесь проблемы состоит в том, чтобы найти но нагреть его. Таким образом, первая часть имплика­ критерии, с помощью которых можно было бы отличать ции, или ее антецедент Ах служит достаточным услови­ подлинные законы от универсальных высказываний слу­ ем для реализации ее второй части, или консеквента Вх.

чайного типа.

В-третьих, условная форма высказываний, выражающих законы науки, подчеркивает важность конкретного ана­ В последние десятилетия за рубежом появилась об­ лиза необходимых и достаточных условий реализации за­ ширная литература, посвященная этой проблеме. Нель­ кона. В то время как в формальных науках для уста­ сон Гудмэн считает отличительной особенностью законов новления правильности импликации достаточно чисто науки то, что из них могут быть выведены условные кон логических средств и методов, в эмпирических науках трафактические высказывания. Такие высказывания опи­ для этого приходится обращаться к исследованию кон­ сывают не то, что фактически произошло в действитель­ кретных фактов и ситуаций. Например, заключение о ности, а то, что могло бы произойти, если бы этому не по­ том, что длина металлического стержня увеличивается мешали некоторые обстоятельства. Так, например, вы­ при его нагревании, вытекает не из принципов логики, а сказывание: «Если бы я не держал камень в руке, то он из эмпирических фактов, объясняемых соответствующей упал бы на землю» — будет условным контрафактиче теорией. Точное разграничение необходимых и достаточ­ ским. Мы верим в него потому, что оно опирается на за­ ных условий осуществления закона побуждает исследо­ кон свободного падения тел. Закон может быть выражен вателя искать и анализировать факты, которые обосно­ язно или подразумеваться, но он всегда предполагается вывают эти условия.

при обосновании условных контрафактических высказы­ ваний.

Поскольку импликация по сути дела представляет ло­ В отличие от высказываний, выражающих законы на­ гическую формализацию содержательных высказываний, уки, из универсальных высказываний случайного харак­ то с нею связан также ряд трудностей, которые часто ха­ тера нельзя вывести обоснованные условные контрафак рактеризуют как парадоксы импликации. В содержа тические утверждения. Так, например, из высказывания:

«Все монеты в моем кармане — медные» — вовсе не сле­ точно чисто логических средств и методов. Все это пока­ дует утверждение: «Если бы эта монета лежала в моем зывает, что необходимость, присущая законам природы, кармане, то она была бы медной». Между веществом носит другой характер. Не случайно поэтому целый ряд монеты и местом ее нахождения не существует необходи­ зарубежных логиков предпринял попытку проанализи­ мой связи. Вот почему универсальные высказывания, от­ ровать ее с помощью понятий и методов логики модаль­ личные от законов, обычно характеризуют как случай­ ностей, условных контрафактических высказываний и ные.

номологических утверждений. О контрафактических выс­ Необходимый характер реальных связей и отношений, казываниях мы уже говорили. В модальной логике на­ отображаемых в законах науки, в конечном итоге обус­ ряду с логической необходимостью исследуются другие ловливает отличие законов от случайных универсальных типы необходимости, и в частности каузальная необходи­ высказываний. Не удивительно поэтому, что с необходи­ мость, обычно связываемая с законами науки. Номологи мостью как важнейшей чертой законов вынуждены счи­ ческие утверждения были введены в логику науки таться и многие буржуазные исследователи, далекие от Г. Рейхенбахом специально для характеристики выска­ марксизма. Так, например, Э. Нагель в монографии зываний, выражающих законы природы. Попытаемся в «Структура науки» отмечает, что высказывание о законе самом общем виде оценить эти новые подходы к пробле­ содержит в себе известный элемент необходимости1.

ме определения законов науки.

Приведя в качестве иллюстрации закон: «Медь при на­ Р. Карнап в своей последней книге «Философские ос­ гревании расширяется», — он замечает, что это высказы­ нования физики» предложил следующий способ для от­ вание называют законом природы не только потому, что личия законов науки от универсальных высказываний никогда не может существовать какого-либо куска на­ случайного характера.

гретой меди, который бы не расширялся. Существование Во-первых, он делит все высказывания на два клас­ такого куска «физически невозможно»: нагревание меди са: 1) утверждения, имеющие форму основного закона, с «физической необходимостью» вызывает его расшире­ или комическую форму 1, и 2) утверждения, не обладаю­ ние. Г. Мельберг, анализируя отличие универсальных щие такой формой. Различие между ними может быть высказываний случайного характера от законов, в своей установлено чисто логическими методами, исключитель­ книге «Сфера науки» замечает, что «первым не хватает но на основе анализа формы утверждений. Чтобы стать качества необходимости, часто ассоциируемой с научны­ подлинным законом, высказывание, кроме номической ми законами»2. Возникает вопрос: о какой необходимо­ формы, должно быть еще истинным. Поэтому Карнап сти идет речь, когда говорят о законе? Нагель склоняется определяет «основной закон природы как утверждение, к мысли, что рассматриваемая необходимость должна имеющее номическую форму и в то же время истинное»2.

иметь логический характер, хотя и признает, что эта Во-вторых, он предлагает называть каузально истин­ точка зрения «приводит к серьезным трудностям» 3. Дей­ ным любое утверждение, которое представляет логиче­ ствительно, в таком случае отрицание закона должно ское следствие класса всех основных законов. Если это приводить к логическому противоречию, чего на самом утверждение является универсальным по форме, то оно деле не происходит. Самое главное — подобный взгляд будет законом, либо основным, либо производным. С этой делает излишними эмпирические исследования, ибо если точки зрения, различие между производными законами необходимость законов природы отождествляется с логи­ и универсальными высказываниями случайного характе­ ческой необходимостью, то для ее установления доста ра будет сводиться к тому, что первые представляют логическое следствие основных законов, вторые — нет.

Однако, как мы уже видели, далеко не все неосновные Е. Nagel. The Structure of Science. Problems in the Logic of Scientific Explanation. New York — London, 1961, p. 51.

законы могут быть выведены из основных. Главная же H. Mehlberg. The Reach of Science. Toronto, 1958, p. 187.

E. Nagel. The Scientific Explanation, Structure of Science. Problems in the Logic of p. 51.

От греческого yo\ioo — закон.

Р. Карнап. Философские основания физики, стр. 284.

ность обычного представления законов науки в форме об­ трудность состоит в том, чтобы дать точное определение щей импликации символической логики.

основного закона исходя только из анализа его логиче­ Существенный недостаток многих зарубежных иссле­ ской формы. Сам Карнап вынужден признать, что эта дований, посвященных проблеме закона, состоит в том, проблема еще далека от разрешения. Поэтому подход, что они сосредоточивают все внимание почти исключи­ указанный им, представляет в лучшем случае программу тельно на анализе логической структуры высказываний, дальнейшего исследования, которая, на наш взгляд, не выражающих законы. Между тем для определения зако­ может быть успешной без учета гносеологической харак­ на и его роли в науке не менее важными являются его теристики и методологической функции закона.

гносеологический анализ и та методологическая функ­ Интересную попытку формализации высказываний, ция, которую он осуществляет в общей системе научного выражающих законы науки, предпринял Г. Рейхенбах.

знания.

Он считает, что обычная, аналитическая импликация В методологическом отношении важнейшее требова­ символической логики скорей подходит для выражения ние, предъявляемое к гипотезе, чтобы она стала законом, отношений между структурными формами в математике.

состоит в возможности ее отнесения к некоторой теории.

Такая импликация может быть установлена без обраще­ Этот признак позволяет отличать обобщения, которые ния к анализу конкретного, эмпирического содержания делаются в обыденном познании и даже на эмпирической ее терминов. В физике, однако, приходится обращаться стадии исследования, от подлинных законов науки. По к другой форме импликации, которая имеет место «меж­ своей логической форме эмпирические обобщения пред­ ду предложениями, обладающими специфическим (част­ ставляют универсальные высказывания, но их надеж­ ным) эмпирическим значением, и установление которой ность и познавательная ценность сравнительно невелики, в любом частном случае связано с опытом» 1. Так, закон ибо они остаются обособленными, изолированными ут­ теплового расширения не может быть получен из логиче­ верждениями. Другое дело — законы науки. В развитых ского анализа значения терминов, встречающихся в этом науках законы объединяются в единое целое в рамках законе, таких, как «тело», «температура», «расширение».

определенной теории, представляющей систему взаимо­ Эта синтетическая импликация, по мнению Рейхенбаха, связанных принципов, законов и гипотез. Благодаря ло­ может служить средством для выражения законов при­ гической связи между отдельными компонентами теории роды. Хотя ее правильность и не имеет тавтологического становится возможным выводить производные законы из характера, а детерминируется опытом, тем не менее она основных, а эмпирические — из теоретических.

является универсально истинной.

Важность рассматриваемого требования станет ясной, Все импликации, выражающие законы, Рейхенба.х если учесть, что включение хорошо подтвержденной ги­ называет помологическими2. Аналитические помологиче­ потезы в рамки некоторой научной теории еще в большей ские импликации, представляющие всегда истинные фор­ мере повышает ее надежность. Если гипотеза войдет в мулы, или тавтологии, выражают законы логики. Они состав теории, тогда о ее подтверждении, как мы уже являются формализацией логического следования. Фи­ отмечали, можно будет судить не только по непосредст­ зическое же следование, по мысли Рейхенбаха, форма­ венно относящимся к ней фактам, но и фактам, подтвер­ лизуется посредством синтетической номологической им­ ждающим другие утверждения теории, логически связан­ пликации. Именно в виде такой импликации выражаются ным с гипотезой.

законы природы, будь то законы физики, химии или био­ логии. Точка зрения, развиваемая Рейхенбахом, интерес­ Законы науки вместе с другими принципами, утверж­ на в том отношении, что она ясно показывает неадекват дениями и гипотезами представляют определенную си­ стему, построенную на основе некоторой иерархии, со­ гласно которой менее общие по форме и логически более Н. Reichenbach. Elements of Symbolic Logic. New York, 1947, слабые по содержанию законы выводятся из законов бо­ p. 355.

лее общих и логически более сильных. На эмпирической H. Reichenbach. Nomological Statements and Admissible Opera­ стадии исследования выявляются отдельные обобщения tions. Amsterdam, 1954, p. 1.

12 Заказ № 920 и открываются эмпирические законы. Однако процесс эмпирические и теоретические. Эмпирическими закона­ исследования на этом, естественно, не останавливается.

ми принято называть законы, которые подтверждаются Отдельные, в первое время кажущиеся изолированными наблюдениями или специально поставленными экспери­ эмпирические законы стараются вывести из теоретиче­ ментами. Большинство наших повседневных наблюдений ских, а менее общие — из более общих. Именно в этих приводит нас к индуктивным обобщениям, которые во целях и становится необходимым обращение к научной многом аналогичны эмпирическим законам науки. Так теории, в рамках которой, строго говоря, и оказывается же как и последние, эти обобщения относятся к таким возможным осуществить логическую дедукцию одних за­ свойствам, которые можно воспринимать с помощью ор­ конов из других вместе с необходимой для этого допол­ ганов чувств. Однако эмпирические законы науки явля­ нительной информацией.

ются гораздо более надежными, чем простые обобщения повседневного опыта. Это объясняется тем, что законы чаще всего устанавливаются с помощью экспериментов и 2. Эмпирические с использованием специальной измерительной техники, и теоретические законы благодаря чему обеспечивается значительно большая точность при их формулировке. На развитой стадии нау­ Классификация научных законов может производить­ ки отдельные эмпирические законы связываются в еди­ ся по самым различным признакам или, как принято го­ ную систему в рамках теории, а самое важное — они ворить в логике, основаниям деления. Наиболее естест­ могут быть логически выведены из более общих теорети­ венной кажется классификация по тем областям дейст­ ческих законов.

вительности, к которым относятся соответствующие законы. В естествознании такими областями являются С теоретико-познавательной точки зрения имеется, отдельные формы движения материи или ряд связанных однако, один общий признак, который присущ как эмпи­ между собой форм. Так, например, механика исследует рическим законам, так и индуктивным обобщениям пов­ законы движения тел под воздействием сил, физика — седневного опыта: и те и другие имеют дело с чувствен­ закономерности молекулярно-кинетических, электромаг­ но познаваемыми свойствами предметов и явлений. Вот нитных, внутриатомных и других процессов, которые в почему в немарксистской литературе эмпирические зако­ совокупности и составляют физическую форму движения ны часто называют законами о наблюдаемых объектах.

материи. Биология занимается изучением специфических При этом термин «наблюдаемый» рассматривается в до­ законов органической жизни. Биофизика исследует зако­ статочно широком объеме. К наблюдаемым объектам номерности физических процессов в живых организмах, относят не только те предметы и их свойства, которые а биохимия — химические особенности этих процессов.

воспринимаются непосредственно с помощью органов Социальные или гуманитарные науки изучают законо­ чувств, но и опосредованно — с помощью различных мерности тех или иных сторон или явлений развития об­ приборов и инструментов. Так, звезды, наблюдаемые в щества.

телескоп, или клетки, которые изучаются с помощью мик­ роскопа, считаются наблюдаемыми, в то время как мо­ Классификация законов по формам движения мате­ лекулы, атомы и «элементарные» частицы относят к рии по сути дела совпадает с общей классификацией на­ объектам ненаблюдаемым: об их существовании мы за­ ук. И хотя она весьма существенна как отправной пункт ключаем по косвенным свидетельствам.

анализа, но нуждается в дополнении классификациями, выделяющими те или иные гносеологические, методоло­ По мнению Р. Карнапа, эмпирические законы «пред­ гические и логические особенности и признаки научных ставляют собой законы, которые содержат либо непо­ законов.

средственно наблюдаемые термины, либо измеряемые Из других классификаций наиболее важными нам сравнительно простой техникой» 1. Другими словами, по­ нятия или термины, встречающиеся в этих законах, от представляются классификации по уровню абстрактности понятий, используемых в законах, и по типу самих за­ конов. Первая из них основана на делении законов на Р. Карнап, Философские основания физики, стр. 303.

12* носятся к таким свойствам и отношениям, которые мо­ ческих сводят обычно к отличию между объектами на­ гут быть установлены на стадии эмпирического исследо­ блюдаемыми и ненаблюдаемыми, такими, как молекулы, вания. Такие исследования предполагают не только атомы и т. п. частицы1. Такой взгляд имеет определен­ систематические наблюдения, но и измерения и специ­ ные основания, в частности в физике, где при характери­ ально поставленные эксперименты.

стике теоретических законов обращаются к терминам, Исследователь многократно наблюдает определен­ которые относятся к ненаблюдаемым объектам. Но фак­ ную повторяемость, регулярность в природе, устанавли­ тически все теоретические понятия — идет ли речь о по­ вает зависимость между некоторыми свойствами предме­ нятиях математики, естествознания или социальных на­ тов и явлений, ставит эксперименты и проводит измере­ ук— отображают ненаблюдаемые в реальной действи­ ния и таким путем приходит к открытию эмпирического тельности объекты. На самом деле, ни понятие прямой в закона. Подобным образом были найдены, например, геометрии, ни математического маятника в механике, ни известные из физики законы Бойля —.Мариотта, Гей силы тока в физике, ни понятие стоимости в политиче­ Люссака и Шарля, которые устанавливают зависимость ской экономии нельзя созерцать чувственно. В лучшем между давлением, объемом и температурой газов. Прав­ случае мы можем наблюдать некоторые проявления да, уже здесь приходится обращаться к гипотезе и абст­ свойств, фиксируемых в указанных понятиях. Так, о си­ ракции, чтобы отделить существенные факторы от ле тока мы судим по показаниям амперметра, стоимость несущественных и вводить необходимые упрощения и иде­ товаров обнаруживается при обмене и т. д. Все это сви­ ализации. Но во всех этих законах речь идет о действи­ детельствует о том, что отличие теоретических законов от тельно наблюдаемых и измеряемых свойствах газов. Са­ эмпирических проявляется прежде всего в характере тех мое же главное состоит в том, что все эти законы уста­ методов, которые используются для их открытия.

навливают лишь функциональную связь между свойст­ Эмпирические законы, как показывает само их на­ вами, но не объясняют, почему она существует. Так, звание, обнаруживаются на опытной, эмпирической ста­ закон Бойля—Мариотта определяет, что давление газа дии исследования. В этих целях наряду с наблюдением обратно пропорционально его объему, но не объясняет и экспериментом обращаются, конечно, и к теоретиче­ природу этой зависимости.

ским методам, таким, как индукция и вероятность, вмес­ Чтобы понять ее и, следовательно, объяснить эмпи­ те с соответствующей математической техникой.

рические законы, мы вынуждены обратиться к теорети­ Теоретические законы никогда не могут быть открыты ческим законам, которые в немарксистской литературе с помощью индуктивного обобщения частных фактов и часто называют законами о ненаблюдаемых объектах.

даже существующих эмпирических законов. Причина Так, для объяснения вышеупомянутых законов о газах мы этого состоит в том, что они имеют дело не с чувственно обращаемся к принципам и законам молекулярно-кинети воспринимаемыми свойствами вещей и явлений, а с глу­ ческой теории, которые опираются на представления о бокими внутренними механизмами процессов. Здесь мы существовании и движении таких мельчайших частиц должны внести уточнение в прежнюю формулировку, вещества, как молекулы. Особенностями движения моле­ где различие между теоретическими и эмпирическими кул при различных состояниях в конечном итоге и объяс­ законами сводилось к различию методов, используемых няют эмпирические законы о газах. Например, обратная для открытия законов. Фактически, при более глубоком пропорциональность между объемом и давлением газа анализе оказывается, что само это различие имеет свои объясняется тем, что при уменьшении объема возраста­ объективные основания в степени проникновения в сущ­ ет интенсивность удара молекул о стенки сосуда, в кото­ ность исследуемых процессов. Поэтому соотношение ром заключен газ. Бесчисленное множество таких микро­ между теоретическими и эмпирическими законами мож­ эффектов видимым образом проявляется как увеличе­ но рассматривать как выражение отношения между сущ­ ние давления газа на стенки сосуда.

ностью и явлением.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.