WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Журнал социологии и социальной антропологии. 2008. Том XI. № 4 Н. Ховард ТЕОРИЯ ДРАМЫ (ИЗБРАННЫЕ ФРАГМЕНТЫ) Публикуемые фрагменты из работ Найджела Ховарда демонстрируют основные этапы форми рования и

развития теории драмы начиная с мо мента создания теории метаигр (1960 е гг.) и за канчивая главным аналитическим средством раз решения конфликтов — конфронтационным ана лизом (1990 е гг.). Отметим, что работу по усо вершенствованию теории драмы Н. Ховард продолжал до самой смерти в форме публичного обсуждения ее достоинств и ограничений на специально созданном форуме.

(1) Howard N. Paradoxes of Rationality: Theory of Metagames and Political Behavior. The MIT Press, 1971. (Ховард Н. Парадоксы рациональности: теория метаигр и политическое поведение).

Предисловие (с. XI XXI). Н. Ховард объясняет отличие теории метаигр от класси ческой теории игр и мотивы ее создания.

Теория, представленная в этой книге, носит преимущественно новатор ский характер. Исходные идеи математической теории игр — экстенсив ные* и нормальные* * формы, точка равновесия*** — модернизированы * В экстенсивной форме игра изображается в виде дерева, каждый узел которого обо значает точку выбора определенного действия для некоторого игрока. Считается более информативным описанием игры, чем в нормальной форме.

** В нормальной (стратегической) форме игра изображается в виде матрицы с игро ками, стратегиями и платежами. Преимущество состоит в указании всех стратегий игро ков одновременно.

*** Точка равновесия — исход, который представляется игроку рациональным реше нием исходной проблемы. Если некоторый исход представляет точку равновесия для всех игроков, он обозначает возможное решение конфликта.

Н. Ховард. Теория драмы (Избранные фрагменты) таким образом, чтобы построить позитивную теорию, применимую к «ре альному миру». <…> Сейчас я попытаюсь прояснить связь своей работы с работами других специалистов по теории игр. <…> Экстенсивные и нормальные формы. Мы строим экстенсивную форму игры в основном тем же способом, как и другие теоретики игр (способом, кото рый был очерчен фон Нейманом) за исключением одного пункта. Пред почтения, или полезности, не вводятся на этой стадии.

Дерево игры представляет обычную структуру, в которой из индивиду альных стратегий, создаваемых выборами игроков и «случая», возникают «сценарии» развития игры во времени. При конструировании нормальной формы игры результаты комбинаций стратегий всех n игроков, называемые исходами игры, порождают определенное распределение вероятностей над всеми «сценариями». На этой стадии анализа вводится неколичественное предпочтение;

т.е. допускается, что каждый игрок обладает отношением пред почтения над всеми исходами игры. <…> Точки равновесия и рациональные исходы. В терминах развиваемого подхо да точки равновесия определяются как обычно. Наибольшие усовершен ствования внесены в понятие «рациональный исход игрока i» (точка, в ко торой игрок i оптимизирует свои предпочтения). Это сделано для того, что бы прояснить момент, который часто упускают из виду, — а именно, что доводы в защиту «стабильности» некоторой точки равновесия в действи тельности не зависят от того, знают ли игроки предпочтения друг друга. С ма тематической точки зрения такой шаг тривиален, но его реализация требу ет значительной переинтерпретации прикладной теории игр. <…> Общие замечания. Следует отметить три главных особенности развивае мого в данной книге подхода.

а. Предлагаемый подход позитивен. Он не является ни чисто формаль ным, ни нормативным. Это означает, что утверждения о поведении «игро ков» в некоторой «игре» должны интерпретироваться как эмпирические суждения, а их следствия подвергаться контролируемому испытанию на столько, насколько это возможно. Любое подобное утверждение должно быть немедленно отвергнуто при малейшем несогласии с результатами тес тов. Это также означает, что для нас «игра» не только математический, но и экспериментальный объект. <…> b. Предлагаемый подход неколичественен. Числа не используются. Наш мотив состоит не только в достижении математической общности, но так же в применении к решению реальных проблем. <…> с. Предлагаемый подход основан на дереве метаигры. <…> Идея метаиг ры состоит в том, что для анализа обычной игры следует проанализировать n связанных с ней метаигр. Впервые эта идея была высказана фон Нейма ном и Моргенштерном при анализе нулевых игр с двумя игроками*. Одна * См.: Нейман Дж. фон, Моргенштерн О. Теория игр и экономическое поведение. М., 1970. Параграф 14.2.

Журнал социологии и социальной антропологии. 2008. Том XI. № ко они не смогли развить ее подробно. <…> В итоге мы получаем единый подход, применимый ко всем играм и основанный на понятиях:

1. Нормальной формы игры.

2. Точки равновесия как результата пересечения рациональных исходов всех игроков.

3. Дерева метаигры. <…> Экзистенциалистская аксиома, доказательство свободы воли и аксиома вы бора. Как отмечалось, единственным новым понятием в предлагаемой тео рии является понятие метаигры;

тем самым перед нами встала проблема его интерпретации и обоснования. При выполнении этой задачи мы использо вали два доказательства, которые могут заинтересовать философов, и одно, представляющее интерес для специалистов по обоснованию математики. В па раграфе 3.3 мы доказываем, что если игрок начинает осознавать «теорию» своего поведения, он больше не зависит от нее и освобождается от необходи мости подчиняться ее требованиям*. Это — «экзистенциалистская аксиома».

В этом же параграфе представлено «доказательство свободы воли», согласно которому неправдоподобно, если не вообще нелогично, чтобы свободный вы бор одного игрока мог быть точно предсказуем другим игроком. Наконец, в параграфе 4.3 мы предлагаем интерпретацию аксиомы выбора, основанную на воображаемом эксперименте (выполнимом при желании и в действитель ности), согласно которому отрицание аксиомы выбора влечет неспособность игрока произвести выбор определенных стратегий.

Поражение рациональности. Мы не только открываем факты о метаиг рах, мы пытаемся интерпретировать эти факты, руководствуясь железным правилом эксперимента: если предсказание неверно, то ложно то утверж дение, на основании которого оно было сделано. Это дает нам возможность без лишнего теоретизирования, как у многих других теоретиков игры, к построению доказательств, основанных на тщательно продуманном поня тии «рациональности». При этом мы используем самое простое и точное определение «рационального поведения» (именно, оптимизирующего пове дения) в качестве строительного блока нашей теории. Мы говорим, что ра циональное поведение состоит в том, чтобы выбирать альтернативу, которую предпочитаешь.

Приверженность к этому простому определению рано или поздно при водит нас к открытию, что люди не рациональны. Во первых, два игрока не всегда могут быть оба рациональны (первое поражение рациональности).

Во вторых, обоим игрокам иногда лучше быть обоим иррациональными (второе поражение рациональности). Эти факты хорошо известны теорети кам игр, которые предпочитали, однако, скорее менять определение раци ональности, чем признать его ошибочность.

Третье поражение рациональности, как кажется, до сих пор не отмеча лось никем. Оно описывается в параграфе 6.4, в котором доказывается тео * Это не означает невозможности предсказания поведения игроков. Такое предска зание возможно, только если оно соответствует некоторой метатеории (метаигре) дан ной теории (игры).

Н. Ховард. Теория драмы (Избранные фрагменты) рема 9, согласно которой быть рациональным в игре с двумя игроками оз начает просто быть легковерным человеком. Именно это, по всей видимос ти, и является причиной, по которой политические лидеры, бизнесмены, супруги, даже если они рациональны, очень редко следуют правилам игр.

<…> (2) Howard N., Bennett P. R., Bryant J. W., and Bradley M. Manifesto for a Theory of Drama and Irrational Choice // Journal of Operational Research Society. 1992. Vol. 44. Pp. 99–103.

Н. Ховард и его единомышленники формулируют манифест нового направления теории метаигр — теории драмы.

Парадигма «рационального выбора», развитая теорией принятия реше ний, теорией игр и математической экономикой, представляет собой всего лишь общую математическую модель социальных наук. Многие исследова тели указывали на ее ограниченность. Но никто не заменил ее столь же мощ ной и всеобъемлющей дедуктивной системой.

Мы убеждены, что сможем сделать это. Мы предлагаем расширение этой теории, а не отказ от нее.

Наш расширенный подход будет учитывать человеческие, эмоциональ ные и социальные аспекты, не объясняемые теорией «рационального вы бора». В качестве обобщающей метафоры мы предлагаем анализировать конфликтные ситуации не как игры, а как драмы.

Мы предлагаем теорию драмы. Это будет аналитическая теория со стро гим математическим обоснованием. Тем не менее, мы приглашаем немате матиков так же, как и математиков, к сотрудничеству в ее применении и обосновании.

Аналитическая теория драмы начинается с идентификации дилемм и пара доксов теории игр. Основанная на их устранении, она представляет теорию — кризиса — эмоций — самореализации — стабильности — разрешения — развития.

Теория драмы и теория игр Наша теория драмы возникла из теории игр, подобно цыпленку из яйца.

Определяющей целью теории игр было нахождение строго рациональн ных решений проблем принятия решений.

Тем не менее с начала 60 х гг. [ХХ века] исследователи, начиная с А. Ра попорта и Т. Шеллинга, упорно бились над объяснением, почему базисное понятие теории игр «рациональность», на котором она основана, подвер жено парадоксам и дилеммам. Усовершенствования теории игр, авторами которых были и некоторые из тех, кто разрабатывал этот манифест, были Журнал социологии и социальной антропологии. 2008. Том XI. № основаны на подчеркивании роли эмоций и различия восприятий в грани цах «мягких» игр — игр, в которых учитываются не только внешние, но и внутренние факторы.

Без сомнения, подобные соображения по улучшению теории игр возни кали во многих областях социальной науки. Вызов состоял в том, чтобы включить их в точный аналитический подход.

Все больше тех, кто, как мы, рассматривают этот вызов, не ограничивая себя целью поиска рациональных решений в данной игре. Другие исследова тели также пытаются ответить на него, и мы видим, что их работа суще ственно дополняет нашу.

Мы все больше интересуемся тем, что в мягкой игре изменяется и разви вается, а не тем, что в ней сохраняется неизменным. Для нас фиксирован ная игра не более чем «фрейм» в некоторой последовательности, раскрыва ющая видение игроками своих ситуаций в данное время. Полная последо вательность фреймов — «драма» — показывает, как игроки достигают само реализации и развития.

Чтобы отразить все инновации и избежать непонимания, следует, по видимому, заменить метафоры «игра» и «игрок» понятием «драма» и «ге рой» соответственно.

В драме (как и играх) мы подчеркиваем взаимную связь решений игро ков. Мы также находим, что и ситуация и ее герои развиваются.

Такое развитие не является ни произвольным, ни полностью детерми нированным внешними факторами. Оно обладает собственной внутренней логикой, которую, как мы убеждены, можно объяснить ясно и научно, как и логику рациональности.

Логика теории драмы структурная (математическая). Это означает, что она имеет строгую форму и минимальное содержание. Аналитическая тео рия драмы должна полагаться на другие социальные науки, чтобы обрести свое содержание.

Таким образом, мы видим в теории драмы теорию, которая помогает нам интегрировать другие науки, не соперничая с ними.

Допущение свободной воли Фон Нейман рассматривал определенные «искусственные» виды деятель ности — игры, такие как шахматы — и считал рациональность определяю щей характеристикой, в процессе которой игроки преследуют свои цели, руководствуясь фиксированными правилами.

Он применял свой анализ к «реальным» состояниям дел — военным, эко номическим, семейным.

В драме определяющей характеристикой процесса изменения и развития множества героев и их ситуации мы считаем самореализацию.

Мы ставим своей целью анализ именно таких процессов, причем приме ненный к более широкому классу реальных проблем, чем в теории игр.

Подобно фон Нейману, мы абстрагируемся от факта, что театр, как и шахматная доска, представляет искусственную деятельность, в которой люди участвуют по собственному желанию.

Н. Ховард. Теория драмы (Избранные фрагменты) Нас интересуют герои драмы, а не тот факт, что на некоторой сцене их роли исполняют актеры.

Данное различие существенно. Актеры читают текст, предусмотренный сценарием. Герои драмы обладают свободой воли, или, по крайней мере, они действуют так, как будто они свободны.

Философские проблемы отставляем в сторону. Свобода воли — методо логический принцип как для нас, так и для теоретиков игры.

Этот принцип состоит в следующем. При обсуждении специальной темы следует допускать и применять любые формы рассуждения, валидные с точки зрения теоретика драмы. Теоретику не позволяется «быть впереди» специа листа по глубине понимания темы (в то же время от специалиста не требу ется ясное и точное понимание темы, достаточно осознания ее практичес ких последствий).

В этом отношении наш подход отличается от подходов других авторов — например, Гоффмана, Берне, Менгхема, которые используют метафору дра мы, делая акцент на сценарии и ролях героев. Наша теория не использует такие термины.

Теория, построенная на парадоксах Как же именно теория драмы избавляется от дилемм и парадоксов тео рии игр? Напомним, что дилеммы бросают принципиальный вызов идее рациональности, обычно определяемой как выбор игроком действия А, но не действия В, когда А доступно и более предпочтительно, чем В.

Два самых известных парадокса демонстрируют игры «Дилемма заклю ченного» и «Петухи». В первой из них два рациональных игрока достигают худшего исхода, чем два иррациональных. Во второй игре, если один игрок рациональный, а второй иррациональный, выигрывает иррациональный.

Может показаться, что лучше вести себя иррационально, чем рациональ но. Но это не так. Для каждого данного выбора одного игрока другому игроку лучше поступать рационально, а не иррационально.

Эти парадоксы иллюстрируют народную мудрость «на всякого мудреца довольно простоты». Специалист назвал бы их «черной логической дырой».

Мы согласны. Для нас парадоксы теории игр действительно аналогичны черным дырам в физике. Они представляют область, в которой обычное представление о рациональности не работает, и мы должны полагаться ис ключительно на правила логики и математики.

В этом отношении многому можно научиться у физики «черных дыр».

Парадоксы теории игр иллюстрируют, что часто по стратегическим со ображениям игроку лучше заменить свои предпочтения Р другими пред почтениями Р’. Если бы он имел Р’, он мог бы получить более сильную позицию для достижения своих действительных предпочтений Р.

Большей частью это и происходит в играх, в которых, в отличие от ситу ации одностороннего принятия решений, игроки могут использовать пред почтения друг друга как средство достижения своих целей. Поэтому всегда возможно достигнуть лучшей позиции — в терминах чьих либо предпочте ний — если предпочтения игроков отличаются друг от друга.

Журнал социологии и социальной антропологии. 2008. Том XI. № Теория игр долго и безуспешно боролась, чтобы переварить этот факт.

Теория драмы объясняет его.

Наша основная гипотеза состоит в том, что в подобных случаях:

— Предпочтения стремятся измениться согласно правилу трансформа ции Р Р’.

— В той степени, в какой издержки и выгоды затрудняют трансформацию Р Р’, возникают эмоции, и поведение стремится стать иррациональным, но вовсе не хаотическим или непредсказуемым. Поведение следует предпочте ниям Р’, тогда как действительными предпочтениями остаются Р.

Это — ключ к пониманию, как именно теория драмы объясняет эмоции и иррациональность.

Самореализация Сущность рациональности — в выборе средств достижения целей.

Сущность самореализации в другом, а именно, в изменении убеждений и ценностей в процессе интеллектуального и эмоционального освоения ситуации игры и ее условий.

Мы знаем из теории игр, что борьба за достижение поставленных целей (рациональность) парадоксально генерирует необходимость иррациональ ного поведения. Это противоречие разрешается динамически посредством эволюции новых ценностей и убеждений.

Самореализующийся герой на высшей стадии драматического эпизода достигает нового понимания релевантных фактов (Эдип) так же, как и сво их ограничений (Отелло, Лир) или потенциальных возможностей (Нора Ибсена). На этой вершине точка зрения героя совпадает с точкой зрения публики;

хорошая публика учится у героя драмы посредством эмпатии.

Психологи не устают подчеркивать, что посредством отрицания мы кон струируем ментальные барьеры, чтобы избежать столкновения с неприят ной и угрожающей реальностью. Этот процесс разрешения конфликта по могает людям понять их ситуационные потребности.

Анализ конфликтов героев драмы существенен. Другие сопутствующие обстоятельства конфликтов:

— невежество и его паллиативы — межличностные эмоции (позитивные и негативные) — обман и неверие — угрозы и обещания — поиски весомых аргументов Самореализация, безусловно, изменяет поведение, как видно на приме ре многих драм — Король Лир, например. Полностью осознанная самореа лизация, основанная на определенной теории, позволяет достигнуть даже более сильных последствий. Одна из возможностей состоит в том, чтобы герой смог изобрести индивидуальную стратегию — пробный модернизи руемый план взаимодействия с другими игроками.

Н. Ховард. Теория драмы (Избранные фрагменты) Анализ драмы: базисная структура Драма состоит из последовательности эпизодов, каждый из которых не обходимым образом ведет к следующему. Но поскольку герои обладают сво бодой воли и окончательная последовательность эпизодов никогда не оп ределена заранее, разные выборы порождают различные последовательно сти эпизодов. <…> Драма разворачивается в форме дерева, а не линейной последователь ности эпизодов. Применяя метафору драмы, мы представляем себя как бы путешествующими вместе с героями по этому дереву. Наша цель состоит в том, чтобы помочь им понять, что произошло с ними до момента приня тия ими нового решения, и попытаться увидеть, какие события ожидают их в возможном в будущем и каким образом они могли бы достигнуть сво их целей.

Интерпретация, или объяснение, выборов героев требует рассмотрения полного дерева драмы, включая эпизоды, которые могли произойти, но не про изошли. На героев влияют не только наблюдаемые следствия действий, ко торые они совершили, и ожидаемые последствия несовершенных действий.

Что такое эпизод?

Эпизод — взаимодействие героев, направленное на решение проблемы, в процессе которого они производят выборы. На поведение героев также влияет ожидаемое ими будущее — результаты различных комбинаций со вместных выборов, которые обязаны совершить все герои.

Каждый эпизод, как и драма в целом, имеет свою кульминацию — выс шую стадию развития, после достижения которой эмоции героев достигают пика и наступает разрешение ситуации. Развязка ведет к следующему эпи зоду.

Каждый эпизод можно сравнить с «фреймом». Развитие драмы в форме переходов от одного эпизода более точно можно представить в форме пере ходов от одного фрейма к другому. Каждый фрейм характеризует развитие драмы в определенный промежуток времени. Мы определяем фрейм как математический объект, состоящий из:

— непустого множества героев — множества выборов, доступных героям — следствий разнообразных выборов и предпочтений героев — восприятий героями всего вышесказанного.

В реальной жизни очень редко известны перечисленные компоненты фрейма и драмы в целом с определенностью. Поэтому наша модель нужда ется в гипотезах.

После того как модель построена, можно начать анализировать угрозы и обещания, которыми обмениваются герои, а также их эмоции, обманные уловки, степени доверия и недоверия, возникновение опций, изменение ценностей и приемов аргументации. Именно таким образом мы объясняем самореализацию героев и развитие эпизода. <…> Журнал социологии и социальной антропологии. 2008. Том XI. № Теория иррационального выбора С теоретико игровой точки зрения самая значительная инновация тео рии драмы состоит в отказе от допущения, что герои драмы обязаны быть рациональными агентами. Вот почему мы скорее предлагаем новую парадиг му разрешения конфликта, а не просто новую терминологию.

Конечно, многие социальные ученые вообще не работают с парадигмой рационального выбора. Те, кто связан с ней, убеждены, что идея рациональ ности фундаментальна. С их точки зрения даже самые эмоциональные, са моразрушительные выборы героев можно при допущении надлежащих пред почтений приравнять к рациональным. <…> Мы считаем такой взгляд ограниченным. Наша парадигма развивает иную, не менее распространенную в обыденной жизни точку зрения. Мы утверждаем, что люди или организации могут поддаваться эмоциям и, как следствие, быть иррациональными. Это повседневный факт, который тео рия драмы обязана объяснить. <…> (3) Howard N. Confrontation analysis: How to Win Operations Other Than War. Vienna, CCRP Publication Series, 1999.

Конфронтационные дилеммы Н. Ховарда как технология разрешения конфликтов «не военными» средствами.

Начиная с 1997 г. в интересах оборонных ведомств Ховард разрабатывает технику конфронтационного анализа, напрямую связанную с положениями «теории драмы». Он принимает участие в разработке проекта по созданию системы контроля и командова ния в условиях конфронтации (Command and Control System for Confrontations — CCSC).

Результаты проделанной работы изложены в книге «Конфронтационный анализ: как по беждать, не прибегая к войне».

В этой книге кампания мирных действий рассматривается как «череда связанных между собой конфронтаций — в противовес традиционной кампании военных действий, пони маемой как череда связанных между собой сражений. Целью каждой из этих конфронта ций является попытка добиваться от противоположной стороны определенных «усту пок», пока не будет достигнута конечная цель кампании. Такое состояние дел, характе ризующееся достаточной степенью уступчивости, даст возможность военным уйти со сцены» (P. IX).

Предлагается скорректировать традиционное понимание войны как продолжения политики иными средствами (Клаузевиц) с учетом тех преимуществ в целом, которые возникают в случае использования мирных действий — «военное командование должно больше стремиться к ведению переговоров с конфликтующими сторонами, а не к сраже нию с ними» (P. 2), используя экономические, политические и психологические рычаги давления.

<…> К причинам, обусловившим необходимость поисков новых реше ний, несомненно, следует отнести историческую ситуацию, сложившуюся после окончания «холодной войны» и распада СССР, подтвердившую нера зумность доктрин, основанных на факторе ядерной конфронтации. Бес смысленность применения ядерного оружия с непредсказуемыми послед Н. Ховард. Теория драмы (Избранные фрагменты) ствиями оборачивалась такими же бессмысленными экономическими по терями для обеих супердержав. Новая эра в международных отношениях поставила на повестку дня вопрос о выработке тактики по отношению к множеству локальных конфликтов, что потребовало и соответствующего те оретического переосмысления ряда традиционных и для международной политики подходов <…> Рост угрозы фактора терроризма указал на парадоксальность существующих проблем обороны в современном мире: сегодня сильный озабочен поиском путей победить сла бого. Делать это Ховард предлагает с помощью метода конфронтаций, предполагающе го, — в тех случаях, где это возможно, — отказ от использования насилия. Использова ние техники конфронтационного анализа, изложенного в данной книге, позволит, по мнению автора, осуществить более логичный, упорядоченный и оправданный подход к решению указанных проблем по сравнению с тем, который используется при планиро вании достижения победы с использованием сражений.

Что же представляет собой такой подход?

<…> Во первых, важно обратить внимание на то, что не существует ка кой то одной общей модели, которую можно было бы применить к каждой конфронтации — каждый отдельный случай имеет свою собственную модель, учитывающую его специфические особенности. Для понимания того, что же такое конфронтация, предлагается модель в виде таблицы с картами, где уча ствующими сторонами являются «Союзники» с одной стороны, и «Мятеж ники» — с другой. Позиция «Мятежников» заключается в том, что они не сдадутся, пока «Союзники» не удовлетворят их требования. Позиция «Союз ников»: «Мятежники» должны сдаться без всяких уступок с их стороны. Сфор мулированные позиции представлены в виде следующей схемы:

Журнал социологии и социальной антропологии. 2008. Том XI. № Обозначения:

— разыгрываемая карта — карта не разыгрывается М — позиция Мятежников С — позиция Союзников У — вариант будущего развития событий, содержащий угрозу Данная схема работает следующим образом:

— каждая из участвующих сторон имеет на руках определенные карты, представляющие собой выбор определенной политической линии;

— каждый игрок, в принципе, может разыгрывать любую комбинацию из своих карт.

Колонка «М» обозначает вариант развития событий, предполагающий уступку «мятежникам» со стороны «союзников», а также то, что они не бу дут разгромлены. «Мятежники», соответствующим образом, не будут сда ваться (так как их требования будут приняты) и не будут мстить (так как не будут предприниматься меры по их разгрому).

Позиция «Союзников» (заключающаяся в том, что «мятежники» сдадут ся и не будут мстить, тогда как «союзники» не пойдут им на уступки или на подавление мятежа) представлена колонкой «С».

Колонка «У» состоит из содержащих угрозу вариантов будущего разви тия событий, которые могут быть реализованы в том случае, если позиции той или иной стороны окажутся неприемлемыми. «Союзники» могут зая вить: «Если вы не сдадитесь, то мы вас разгромим». «Мятежники» ответят:

«Если вы попытаетесь это сделать, то мы отомстим».

Очень важным для конфронтационного анализа является понятие «ва рианта отступления» (fallback position), избираемого стороной на тот слу чай, если ее требования не будут выполнены. Этот вариант отступления может быть выражен стороной различным способом: прямолинейно или уклончиво. Не обязательно, чтобы такая угроза (явно выраженная или в за вуалированном виде) должна была быть вполне вероятной с точки зрения ее осуществления, — главное, чтобы варианты отступления были внятно донесены сторонами друг до друга. Введение войск со стороны «союзни ков» содержит скрытую угрозу их использования, что в таком случае может подтолкнуть «мятежников» к использованию угрозы отмщения.

Данную модель можно использовать применительно к конкретным слу чаям: например, конфликта в Северной Ирландии. В качестве «мятежни ков» будут выступать представители Ирландской республиканской армии (ИРА), «союзников» — правительства Британии и Ирландии. «Сдаться» бу дет означать принятие англо ирландского предложения о переговорах в обмен на прекращение боевых действий;

«отмщение» — продолжение тер Н. Ховард. Теория драмы (Избранные фрагменты) рористических акций;

«уступка» — передача власти в руки ИРА;

«разгром мятежников» — продолжение борьбы с терроризмом.

Для данной модели можно привести иллюстрацию и не такого высокого уровня представительства участвующих сторон (правительство — националь ное движение). Например, предположим, что перед испанскими солдатами в Боснии поставлена задача расчистить дорогу от заграждений, установленных местными этническими вооруженными отрядами. «Сдаться» будет означать демонтировать заграждения;

«уступка» — оставить их в прежнем виде;

«раз гром» — использование танков в качестве средства уничтожения преград;

«ото мстить» — значит открыть огонь по испанским солдатам.

<…> Традиционно дело, которым занимаются политики, увязывалось с представлением о разрешении конфликтов мирными средствами. Если же их попытки не приносили успеха или же принималось решение добиваться целей с помощью силы, то на авансцену выступали военные. Разработка ядерного оружия и его совершенствование в период после Второй мировой войны внесли определенные коррективы в данную модель: роль политиков стала определяющей в процессе выработки решения о возможности или невозможности применения ядерного оружия. Другой нюанс заключается в том, что страны ядерного альянса хорошо представляют катастрофичес кие последствия использования данного оружия. Угроза в данной сложив шейся ситуации, которую можно было бы ожидать, исходит от более слабой стороны, а не от сильной. Возникновение ситуации возможного вызова, ис ходящего от более слабой стороны, является фактором, обусловливающим необходимость проведения определенной последовательности конфронта ций. Такие операции, проводимые военными, можно назвать успешными только в том случае, если они приводят к достижению политического ре шения.

Данное решение не может быть достигнуто только благодаря усилиям лиц, принимающим решение на самом высоком уровне — оно должно ос новываться и на надеждах и устремлениях рядовых солдат, сражающихся на стороне слабой стороны.

<…> Движение по направлению к такому типу конфликта принесет про тивоположный результат по сравнению с движением по направлению к ог раниченной войне. В предлагаемой ситуации военным придется предпри нимать немало усилий, направленных на разрешение конфликта и тради ционно относившихся к прерогативе политиков.

Ограниченные войны и конфликты с низким уровнем интенсивности являются основной приметой послевоенного мира. Они не содержат какой либо прямой угрозы для вовлеченных в них могущественных государств, однако могут содержать косвенную угрозу, направленную на подрыв сло жившегося международного порядка.

<…> Конфронтационный анализ представляет собой процесс построе ния особых моделей, вбирающих в себя конкретные особенности каждой конфронтации. Он может быть использован для построения моделей на каждом уровне — стратегическом, операциональном, тактическом. Эти Журнал социологии и социальной антропологии. 2008. Том XI. № модели могут быть объединены между собой для обеспечения реализации стратегии командования через переход к стратегии каждого последующего уровня субординации, а также взаимодействие со стратегиями таких игро ков, связанных по горизонтали с командованием, как партнеры по коали ции или неправительственные организации.

Предполагается, что такого рода конфронтационным анализом будут заниматься аналитики при штабе командования, осуществляющего опера ции, направленные на поддержание мира. Аналитики должны помочь во енному командованию понять характер проблем, с которыми сталкивается политическое руководство, моделируя миротворческую миссию как состав ную часть мировых политических проблем, как специфическую миссию, направленную на поддержку мира.

После разъяснения целей, достигаемых посредством компромиссов меж ду различными политическими акторами, аналитики приступают к совмес тной с военным командованием разработке моделей конкретных конфрон таций, за которые оно несет непосредственную ответственность. Предпо лагается, что учет рекомендаций аналитиков в принятии решений военным командованием должен привести к двум следующим результатам:

– установление последовательности шагов, необходимых для оказания давления на другие стороны в той мере, которая необходима, чтобы сделать позиции этих сторон совместимыми с позицией военного командования (то есть целями миссии);

– обсуждение аналитического сценария (широко использующего инст рументарий ролевых игр) позволит командующему и другим офицерам от репетировать предстоящие интеракции с другими сторонами и ближе по знакомиться с их точкой зрения.

Затем аналитики продолжают работу с командным составом более низ ких уровней управления войсками, добиваясь построения развитых и гори зонтально взаимосвязанных моделей. И сам анализ, и ролевые игры будут уточняться в дальнейшем по мере развития событий <…> Предлагая данную систему, Ховард и его группа надеются восполнить определенную брешь, существующую в доктрине о проведении операций невоенными средствами (Operations Other Than War — OOTW).

Управление многоуровневой конфронтацией: модель шести стадий разреше ния конфликта Командующий должен быть готов отдавать директивы, связывающие воедино множество конфронтаций на различных уровнях, и осуществлять их посредством связующей многоуровневой стратегии. Разрешение конф ликта не является поводом для применения средств физического воздей ствия. Сущностью управления конфронтацией является разрешение конф ликта посредством диалога.

Командующий может отдать приказ своим подчиненным передвинуть дорожные блок посты, но важнее заставить сделать это самим этническую Н. Ховард. Теория драмы (Избранные фрагменты) милицию. Идеальной является ситуация, когда все участвующие стороны воспринимают осуществляемые действия как отвечающие своим целям.

Шесть стадий разрешения конфликта представлены в виде следующей схемы:

На первой стадии — «установления социального контекста конкретного случая» — проблема, которую требуется решить сторонам, обусловливается контекстом, высшим уровнем руководства или предшествующей конфрон тацией. Для командующего этот момент наступает тогда, когда он получает задание на осуществление миссии или когда возникают новые обстоятель ства, сопряженные с выполнением данной миссии.

«Информационная замкнутость среды» на этой стадии подразумевает, что спорные вопросы, возникшие между сторонами, могут быть разрешены только на основе информации, доступной для них в данный момент време ни, а также то, что данная информация должна оставаться фактически не изменной на протяжении всего хода переговоров. В противном случае «раз решение» становится невозможным — так как «новая релевантная инфор мация расстраивает зарождающиеся соглашения и достигнутое понимание».

Известны случаи, когда крупные военные операции не были отменены даже Журнал социологии и социальной антропологии. 2008. Том XI. № тогда, когда поступала информация о появлении серьезных, осложняющих ее проведение обстоятельств, так как в противном случае потребовалось бы дополнительное существенное количество времени, согласований и других ресурсов, могущих поставить под сомнение саму возможность начала опе рации в принципе.

На операциональном уровне разрешения конфронтаций учет значимо сти данного обстоятельства означает необходимость обеспечения гибкой реакции на новую информацию, не допускающей возможности разруше ния взаимного доверия и понимания.

На второй стадии — «сосредоточения» — диалог, осуществляемый между участвующими сторонами, приводит их к полной конфронтации. Таким образом, участвующие стороны определяют свои окончательные позиции в рамках общей точки зрения. Процесс коммуникации между противостоя щими сторонами не обязательно должен сопровождаться достижением со глашения — он является необходимым условием взаимопонимания, озна комления с позициями друг друга через выяснение содержания используе мых понятий.

Для понимания особенностей данной стадии уместно применение тер мина «общее знание», используемого в рамках теоретико игрового подхода.

Этот термин означает то, что знает каждая сторона, а также то, что каждая из них знает, что и другие знают, что об этом знают и другие и т.д. Использо вание данного термина порождает необходимость наличия в условиях кон фронтации «общего знания о предположениях, лежащих в основе комму никации между сторонами». Без такого знания невозможно адекватно об мениваться угрозами и обещаниями: каждый должен не только понимать другого, но и иметь представление о том, что и другой его понимает и т. д.

Общая система координат, содержащая представления обеих сторон, фик сируется с помощью уже упоминавшейся таблицы в виде карт, позво ляя одновременно получить информацию не только о характере предпоч тений, но и их ранжированности с точки зрения приоритетности.

Ключевые моменты, имеющие значение при выработке общей системы координат (то есть процесса определения сути конфликта противоборству ющими сторонами, а также возможных подходов к его урегулированию):

— требование простоты (каждая сторона может быть уверена в том, что существует ситуация общего представления, если только общая система координат будет очень простой);

— общая система координат может представлять подлинные взгляды сто рон, а может и не представлять их (тем не менее, общая система координат может быть обозначена);

— общая система координат, будучи общей, тем не менее, не отражает наличие различающихся оценок, существующих в стане каждой из сторон.

В процессе «сосредоточения» стороны могут экспериментировать с раз личными позициями, изучая ответную реакцию, однако при наступлении «момента истины», если стороны собираются разрешать проблемы, они дол жны занять определенную позицию. Тогда возможны две ситуации: или все Н. Ховард. Теория драмы (Избранные фрагменты) стороны приходят к общей точке зрения и, согласно достигнутой общей системе координат, могут довериться друг другу в ее осуществлении, либо это совершенно иная ситуация.

Третья фаза — «критическая точка» — может наступить в том случае, ког да стороны считают, что уже нашли определенное решение, узнают, что его осуществление невозможно, так как обнаруживается обман. Наступает то, что называют моментом истины. Чем то нужно пожертвовать, в чем то ус тупить. Если этого не происходит, стороны вступают в фазу конфликта, ха рактеризующуюся переходом каждой из сторон к варианту отступления.

Такой возможный вариант событий одной или несколькими сторонами в целом рассматривается как нежелательный, подталкивающий их к приня тию действий, не доводящих до конфликта. Чтобы его избежать, стороны должны скорректировать свои цели, характер угроз, представление о рам ках переговорного процесса, приоритетность задач, решаемых в процессе конфронтации.

Успешный поиск рациональных аргументов, обеспечивающих достиже ние общих интересов, может способствовать объединению конфронтирую щих сторон на новой основе.

Четвертая фаза — «конфликт» — наступает в том случае, если фаза «кри тическая точка» не завершается выработкой скорректированных позиций, определяющих каркас новой системы общих координат, являющейся но вым общим знанием. Стороны приступают к варианту угрожающего буду щего, терминологически соответствующего варианту конфликта в том его виде, каким он предстает в воображении каждой из сторон.

Эта фаза сопряжена с принятием весьма серьезных решений. В дело всту пают субигроки, входящие в состав каждого из основных, участвующих в конфронтации игроков. Конфронтация между субигроками может быть смоделирована при помощи той же таблицы с картами.

Конфликт может завершиться на стадии «осуществление», в рамках ко торой достигается реализация варианта угрожающего будущего. Но суще ствует и альтернативный вариант: возможен возврат к фазе «критическая точка», если одна или несколько сторон примут решение, являющееся ре зультатом внутренней конфронтации, свидетельствующее о готовности к изменениям в своих позициях и возобновлении переговоров. И тогда от фазы «климакс» перейти к фазе «сосредоточение».

Пятая фаза — «разрешение» — наступает в том случае, если сторонам все же, в конце концов, удается преодолеть свои разногласия, а не войти в ста дию «конфликта». Балансирование между «критической точкой» и «сосре доточением» чревато постоянной опасностью перейти в фазу «конфликт».

Если этого удается избежать, то стороны благополучно переходят в фазу «разрешение».

<…> Дискуссии на стадии «разрешение» не обязательно должны приве сти к решению всех поставленных проблем. Суть этой фазы — в закрепле нии тех соглашений, которые были достигнуты после последней фазы «кри Журнал социологии и социальной антропологии. 2008. Том XI. № тическая точка». Это возможно посредством моделирования отдельных пун ктов, вызывающих разногласия.

Шестая фаза — «осуществление» — подразумевает воплощение тех замыс лов, которые возникли в процессе разрешения конфликта. Сюда могут быть отнесены следующие возможные варианты:

– разрешение конфронтации (то, что осуществляется, является общей по зицией, выработанной всеми сторонами в рамках общей системы коорди нат с учетом уточнений, достигнутых на стадии фазы «разрешение»);

– ложное разрешение (общая согласованная позиция существует, но не воплощается в жизнь, так как стороны стараются обмануть друг друга);

– конфликт (осуществление угрожающего будущего, представляющего собой вариант реализации решения о принятии сторонами варианта отступ ления на стадии «конфликта»);

– несостоявшийся конфликт (к фазе «разрешение» не удалось перейти;

стороны приняли решение использовать варианты отступления;

однако одна или несколько сторон приняли решение не осуществлять эти планы).

Возможен пятый вариант, связанный с получением сторонами новой информации, отменяющей все ранее сделанные ставки. Этот вариант воз вращает нас к условию информационной замкнутости конфронтации. Но в случае вступления в силу этого фактора (информации, поступившей из эк зогенного источника) ситуация конфронтации может существенным обра зом измениться. Так, известие об атаке японцами Пирл Харбора изменила характер конфронтации между Великобританией и США в связи со вступ лением американцев в войну <…> Перевод с английского В.А. Светлова, В.А. Семенова




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.